Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Mogrim : (22 Июнь 2017 - 04:44 ) Тварюги, уже и до гугла лапки протянули!-_-
@  Mogrim : (21 Июнь 2017 - 08:18 ) А я слышал, что где-то тут "Нечестивец" летал, это ведь правда?:В
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 08:33 ) Есть небольшой шанс, что я добью-таки сегодня главу от Оплота. С утра он был почти 100%. Но потом мне прострелили колено...
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 03:22 ) ммм, 3 года на "Долине")
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 09:39 ) Чтоб я ещё помнил, где там админка.
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 09:16 ) Если ты мне дашь пароль от админки сайта, я могу поклацать после обеда.
@  Faer : (19 Июнь 2017 - 08:48 ) @Redrick, с ходу как єто сделать не соображу, и боюсь что-то наклацать впопыхах (мои таланты ты же знаешь)). Так что извиняй
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 06:55 ) и такое возможно? Во делаа
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 05:37 ) Ребят, отключите кто-нибудь на сайте возможность комментирования незарегистрированным пользователям. Идёт волна спама.
@  Valter : (16 Июнь 2017 - 01:07 ) Alishanda, так я другое читал
@  Alishanda : (15 Июнь 2017 - 07:28 ) Я бы ее уже три раза прочиталаб. Еслиб читала.
@  Zelgedis : (15 Июнь 2017 - 11:56 ) @Alishanda что касаемо числа символов, то есть такое.) я как главу прочитывал, то сразу смотрел сколько страниц следующая. =)
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:15 ) Прочитал тут недавно Сумеречную войну Кемпа всю. Что сказать, хорошая история про Кейла у него получилась. Скоро вот сяду за Богорожденного.
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Faer, понял, спасибо! Очень жду! )
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Да конечно лучше водные врата, просто я именно привел, как у вас на сайте написано))
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:39 ) Да, если что я сижу с Оплотом. Просто главы 50 000 символов. Много.
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:38 ) Да. Плиз. Проклятье на этом форуме принадлежит Вызову.
@  Faer : (14 Июнь 2017 - 08:47 ) @Zelgedis, про проклятье это ты загнул, а в черновик я подглядываю))
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 02:00 ) @nikola26 Да я в курсе, но спасибо.)
@  nikola26 : (14 Июнь 2017 - 01:54 ) @Zelgedis так там только 6 последних глав требуют вычитки. Остальные отредактированы вроде. Это про "Водные Врата".
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 01:33 ) @Mogrim Терпи! =)@Valter Всё-таки "Водные Врата" больше подходит по смыслу =). @Faer а вообще жаль черновой вариант.) Прям проклятая книга =)
@  Faer : (13 Июнь 2017 - 07:07 ) @jacksparrow375, то, что гуляет по сети - по факту черновик. Его еще сверять и вылизывать.
@  jacksparrow375 : (13 Июнь 2017 - 08:57 ) А разве Водоспуск не закончен? сколько там всего глав?
@  Mogrim : (12 Июнь 2017 - 10:00 ) *Что-то там бурчит про "Нечестивца"*
@  Faer : (12 Июнь 2017 - 09:48 ) Будет, как только с Вызовом закончу
@  Valter : (12 Июнь 2017 - 09:11 ) Привет! Перевода Водоспуск (The Floodgate) не будет на сайте?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:48 ) Благодарю <3
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:44 ) А на английском тебе вот это может зайти: http://imaginaria.ru...fth-season.html
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:38 ) "Меекхан" Вегнера можешь попробовать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:37 ) Я пока думаю. Всяко надо что-то в поезд прихватить. А то я завтра в часдня приезжаю. За это время можно взвыть от скуки. Может сейчас Этерны вторую часть в электронке поищу
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:25 ) Не читай. Пустая трата времени.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:20 ) Придется читать этот Меч Истины или как его там. Про невнятного чувака и светлую жрицу. А то в питер ночью еду и делать нечего будет
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:44 ) От хоста который под ддос попадает через раз, а виноват сайт про ельфов, другого и не ждала. Огорчают
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:22 ) Ага. Вот почему у меня тогда даты не сошлись. Очень плохо, что они так коварно прячут эту информацию. Надо бить по рукам.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:18 ) И 18 апреля продлен был второй наш домен. Жесть конечно у них, а не биллинг. Нужно пройти квест чтобы найти данные. У нас на хосте все списания в одном месте лежат
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:09 ) Короче деньги были сняты за продление домена последний раз. Эти самые чудесно исчезнувшие 400 ре.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:02 ) Фаэр, а никак не перевожу. Мне не попадалось, кажется.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 01:34 ) Судя по запрошенному отчету с нас списали 1 июня не 9 а 422 рубля. Спросила, чо за нахер
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) И да, с деньгами на счету происходит что-то странное.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) Вообще мы должны жрать по 295 где-то рублей в месяц.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:54 ) Нажеюсь, сейчас узнаем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:46 ) Так вот и я думаю, что 500рэ на 10 дней слишком жирно. Или нам места выделено терабайт? )
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:25 ) Я бы прям наверное даже могла предложить на свою железку переехать, она стоит почти голая, но эт надо нагрузки обмозговать. Мускуль любит очень много кушать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:20 ) Я запросила историю списаний в техподдержке. Не нашла, где посмотреть. Стоит явно не те 350 рублей которые были списаны за 9 дней. Судя по договору мы 10 рублей в день примерно жрем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:06 ) А сколько стоит хостинг в месяц?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 11:00 ) Вот так. Сама удивилась. Надо посмотреть историю списаний. Если таковая тут есть.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 10:58 ) Рэд, ты как переводишь arcanist?
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 10:07 ) Как закончился? Я 30 мая только закидывал.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 06:49 ) Спасибо!
@  Mogrim : (09 Июнь 2017 - 01:04 ) *Хлоп-хлоп*
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:36 ) А тем временем у нас опять закончился хостинг. Но я прилетел и все спас. *типа почесала свое раздутое ЧСВ* =)
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:04 ) Последнее время даже мать с подругами и 'установи скайп тыжпрограммист" усылаю. Если чел считает невозможным сам научиться нажимать 2 кнопки но считает возможным тратить половину моего дня - пускай платит либо деньгими, либо... логайнами, лол. Сложная ситуация с работой сразу убивает всю доброту.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:00 ) Про меня тоже скоро узнают. У меня есть два человека, которые могут попросить у меня все что угодно бесплатно. Потому что они рисуют мне логайнов. На этом благодетельность заканчивается.
@  Zelgedis : (08 Июнь 2017 - 01:27 ) @Alishanda Она только в начале так пишет, главе 4-5 становится меньше подобных деталей, а с середины книги читать становится одно удовольствие.
@  Redrick : (08 Июнь 2017 - 01:07 ) Ко мне никто не бегает. Все знают, что я корыстная скотина и первым вопросом будет "Сколько платишь?"
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:42 ) У меня последнее время образовался какой-то пулл народу, который бегает ко мне с "тыжпереводчик". Даже с "тыжпрограммистом" было меньше. Причем потом очень удивляется, что я не, не буду по-дружески переводить вот эту статью на 20 листов.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:24 ) Ох. Даже не сомневаюсь что Гринвуд страшнее. )) Кстати вот с Каннингем первый раз пришлось заюзать "я переводика". Хорошо баба пишет.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 09:04 ) Гринвуд, в целом, страшнее. Но у меня так практически любой перевод идёт.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 08:58 ) У меня недавно так же перевод Деннинга шел, кстати.
@  Mogrim : (07 Июнь 2017 - 08:43 ) >Я переводчик и в рот я ебал выверты автора.
Теперь я понимаю, Рэд, как идет перевод Эльминстера:D
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 06:27 ) Да, именно так это называется. Я привела цензурную версию. Я же девочка.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) Простите за мой французский.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) На самом деле это называется "Я переводчик и в рот я ебал выверты автора".
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 03:54 ) Пятивесной короче и будут. По аналогии с пятицентовой. Я переводчик, я так вижу.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:13 ) То есь тип в пять раз тяжелее некоторого эталона. Сложно. Пятивесная монета. Лл
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:12 ) Логична. Я так поняла что они... эээ... пятерного весового номинала, если это так можно выразить. Только вот как бы это все теперь он рашан
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:25 ) Ну, для монет из драгметаллов привязка к весу как раз-таки логична.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:20 ) Пятифунтовые они и пишутся как пятифунтовые. А тут какая-то непонятная привязка к весу. )
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:19 ) Уже есть желание сходить к англоговорящему приятелю, может он мне что-то про это расскажет.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:18 ) Это я все поняла. И изначально думала что так как то и есть. Но вот как раз файф вейт и смутило.
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:09 ) здраствуйте
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:08 ) это видимо номинал(как пяти-фунтовые монеты в Англии например)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:01 ) Хотя five-weight меня смущает.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:56 ) То сумму выплачивают в более дорогих платиновых монетах (1 платиновая, скорее всего, =10 золотых), что позволяет уменьшить объём и вес.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Но поскольку две сотни золотых монет - это очень тяжело (можешь сама посчитать)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Всё очень просто. В качестве точки отчёта используется золото.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 12:04 ) Быть может тут кто-то поведает мне, как можно на русский перевести сие: Two hundred gold, paid out in five-weight platinum coins. Мои знания по нумизматике кончились где-то по дороге.
@  Alishanda : (05 Июнь 2017 - 01:07 ) Ну вот. Пока писала сообщеньку это ощущение опять свалилось. Две недели адского пламени...
@  Alishanda : (05 Июнь 2017 - 01:01 ) Подруга нарисовала картинку и она так актуальна для событий, происходящих на моей работе номер раз, что плакать хочется. А еще распечатать и показывать вместо тысячи слов, выражающих "и что, во имя света, я должна с этим делать?"
@  Alishanda : (04 Июнь 2017 - 05:30 ) А тем временем мы запостили многострадальную 17 главу многострадального вызова. Целовать Фаэра
@  Zelgedis : (04 Июнь 2017 - 04:30 ) *Дочитал Каннингем. Не доволен лайтовым концом, но доволен чтл добил книгу.
@  Mogrim : (04 Июнь 2017 - 02:23 ) Малаца
@  Alishanda : (04 Июнь 2017 - 12:06 ) *добила предпоследнюю главу Вызова и довольна*
@  Mogrim : (03 Июнь 2017 - 01:51 ) *Лезет на стенку в ожидании "Нечестивца"*
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 01:12 ) Хы. Нашла-таки. Мир не без добрых людей, однако.
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 10:59 ) Об Отблесках Этерны
@  Zelgedis : (31 Май 2017 - 10:50 ) @Alishanda О какой книге речь?
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 10:32 ) Тот момент когда ты готов купить книгу в эьектронном формате, потому что не хочешь читать ее глазами, но срало эксмо на твои желания. :(
@  Mogrim : (31 Май 2017 - 12:43 ) Нетерил - наше все
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 12:37 ) Все-таки мне в этом мирке очень эта тема с Нетерилом нравится. Вызывает симпатию даже когда автор - гребанный орчище.
@  Zelgedis : (30 Май 2017 - 04:15 ) @Alishanda Мда...фильм а не сериал... Извращенцы...
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:39 ) Но фильм грядущий точно никакого отношения к книое не имеет, а так как занимается им та же Сони что собралась снимать Очко Мира, Колесо времени, я как-то начинаю опасаться... очень опасаться. Стояла посреди материка самая черная деревня с самыми голубыми домами...
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:37 ) Дочитываю. Ы. 5 часов осталось. Хрен поймешь сколько это в тексте.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:35 ) Тьфу. Не первые.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:35 ) Я читаю те версии что вышли в издательстве. Это последние книги. Ре
@  Zelgedis : (30 Май 2017 - 02:05 ) @Alishanda Ты читаешь видимо измененные версии. Он их переписывал после аварии кстати.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 01:15 ) Да полбеды что он надергал. Он это еще в какой-то рандомный хаос сложил. Он писал это после какой-то жуткой аварии автомобильной и его реально переклинило на этом и на дате этой аварии и на участниках этой аварии и три книги последних это просто поэма "как я попал под машину в 1999 году"
@  Redrick : (30 Май 2017 - 01:04 ) Да если б закинулся. Для того, чтобы надёргать всякой хуйни из других книжек, менять состояние сознания не надо.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 11:44 ) Драуки, троллоки, квиддич и герои Кинга спасающие Кинга. Автор знатно закинулся перед написанием
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 11:41 ) Чет дочитываю Темную башню и автора в последних книгах понесло во все стороны

Просмотр профиля: Redrick
Online Сейчас: Просматривает главную страницу форума

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 15:02
*****

#95992 Закопайте Эльминстера поглубже: двадцать четвёртая глава

Написано Redrick 19 Июнь 2017 - 10:20

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
БИТВЫ СНАРУЖИ И ВНУТРИ

 

-Один? Противник только один? - недоверчиво переспросил угрюмый лионар. - Ну так почему же вы до сих пор с ней не покончили? Во имя Неистового Дракона, что...

Он умолк на полуслове, увидев, как мимо пролетает отрубленная голова, чтобы отскочить от наплечника ближайшего меч-капитана, окропив того кровью. Голова упала под ноги и потерялась из виду. На ней был шлем пурпурного дракона.

-Сабруин! - недоверчиво выдохнул он. - Что это за...

Упал новый дракон, и его убийца пронеслась по рухнувшему телу, мечами в обеих руках атакуя сгрудившихся вокруг неё солдат, отчаянно пытающихся зарубить противницу.

Лионар снова недоверчиво вытаращился на происходящее. Она казалась мёртвой, эта одинокая женщина, прорубившая себе путь через дворцовых стражников, которые должны были с лёгкостью справиться с тысячью женщин.

-Сэр Эскрель Старбридж, - услышал лионар резкий голос леди Глатры у себя за спиной, - слушайте меня. Вы и двое ваших рыцарей. Прикажите остальным арестовать и бросить в темницу четырёх персон, которых я назову, в наши подземелья, и подавить эти беспорядки. Ваши люди могут воспользоваться помощью всех присутствующих боевых магов — похоже, неизвестный нападающий обладает сильной магической защитой. У меня сейчас есть дела куда более важные, чем уличная резня. Наши необыкновенно преданные дворяне собирают по всему городу вооружённых людей, и в происходящем может быть замешан Ларак Дардулкин.

-Что ещё здесь случилось, пока я охотился за фальшивым Эльминстером? - спросил Старбридж.

-Потом, старший рыцарь, - резко отозвалась Глатра. - Потом.

 

***

Сжав губы в тугую яростную линию, Мэншун прошипел короткую формулу и откинулся на спинку кресла, чтобы наблюдать за происходящим в мерцании его прорицающих сфер.

Взрыв был внезапным и сильным. Он уничтожил фургон и всех поблизости. Зная, что произойдёт, будущий император Кормира затемнил эту конкретную сферу почти до черноты, чтобы его не ослепило; как только вспышка миновала свой пик, он вернул яркость, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как в дальнем конце улицы фургон с навозом вместе со своим содержимым тонким влажным слоем разлетелся по стенам зданий.

Его собственного фургона, глазного тирана внутри, лошадей, пурпурных драконов и боевых магов — если ему повезло, последних, кто хоть краем глаза мог увидеть груз в фургоне — не осталось и следа.

За исключением оросившего улицу красного тумана в воздухе, не говоря уже о широкой, но неглубокой яме, которая возникла на месте стёртой мостовой там, где стоял фургон.

Мэншун смотрел, как с неба лёгким дождём сыпятся осколки стекла, выискивая любое движение, которое могло выдать выжившего воина или мага Короны, сумевшего каким-то образом защититься.

Ничего. Он не отводил взгляд — дольше, чем раненый человек смог бы задерживать дыхание. По-прежнему ничего.

Он справился. Сохранил свою тайну, и сделал это достаточно далеко от особняка, чтобы Дардулкина нельзя было обвинить сразу же.

Но за Кормиром остался должок. Дюжина магов, где-то вдвое больше драконов...

Лесное Королевство осталось должно ему как минимум четверых старших боевых магов. Созерцатели нынче недёшевы.

Выдохнув — он сам не заметил, как задержал дыхание — будущий император Кормира и остальных королевств в последний раз окинул взором залитую кровью улицу, решив, что сейчас самое время проверить два других фургона, и...

Он что-то заметил краем глаза в другой мерцающей сфере. Скорее даже, много чего-то: пурпурные драконы, на обнажённых мечах которых отражался свет уличных фонарей сюзейльской улицы, а также яркий и ровный волшебный свет, в котором можно было разглядеть знакомый фасад дворца позади.

Они сбегались к одинокой сражающейся фигуре, мечи поднимались и падали, поднимались и падали...

Тарграэль!

На улице перед дворцом, сражается с доброй третью бодрствующих в этот час в Сюзейле солдат Короны.

Мэншун следил за битвой ещё мгновение, заметив боевых магов, дыру в дворцовой стене там, где должна находиться дверь, и... неужели это Амарун Белая Волна? Эльминстер?

Он вскочил с кресла, бросился бежать, направляясь к другому своему созерцателю.

Живой тиран в расцвете своей мощи должен подойти для хорошей битвы. Но в этот раз в первую очередь он убедится в гибели своего врага.

 

***

Нет, парень, никакого больше героизма. Пока нет.

-Но когда, Старый Маг? - крикнул Арклет, увидев как суровые старшие рыцари прокладывают себе путь через толпу драконов к нему. - Через миг-другой они схватят Рун!

В этой неразберихе вряд ли. Направляйся вверх по улице к Восточным вратам, затем поверни ко дворцу. Не беги, или драконы тебя заметят. Быстро и целеустремлённо — шагай как лионар или орнрион. Вот так, да.

Арклет держал меч низко, но был готов к бою, глядя на солдат сверху вниз, вместо того, чтобы предлагать им битву, и таким способом проходил всё дальше и дальше.

На их шлемах и лицах отразилась вспышка света сзади, за его левым плечом.

Затем другая, сопровождавшаяся криками гнева и боли.

Арклет рискнул оглянуться. Маги Короны попробовали сразить Тарграэль заклинаниями, но не смогли попасть в сражавшуюся в гуще пурпурных драконов женщину. За это пришлось заплатить солдатам, и они были очень недовольны. Их товарищи вокруг тоже разозлились.

Арклет едва успел вздохнуть и сделать ещё шаг, прежде чем увидел кое-что, что в один сокрушительный миг заставило его задохнуться и застыть на месте.

Из ночного мрака над высокими зданиями со по другую сторону Променада выскользнуло нечто величиной с карету.

Нечто сферическое, с крупной клыкастой челюстью, увенчанной единственным злобным глазом размером с небольшой стол. Вокруг сферы извивались десять длинных и гибких стеблей, несущих нимб из десяти мерцающих глаз, все из которых глядели на одетых в доспехи людей на улице.

Из этих глаз выстрелили магические лучи рубинового и коричневого, мертвенно-белого и ядовитого жёлто-зелёного цвета.

И драконы погибли. Те, что выжили, закричали, попытались убежать, скорчились от безумной боли, или сошли с ума, бросившись на товарищей, ударяя и нечленораздельно вопя в бессловесном отчаянии.

За исключением небольшой группы солдат, сражавшихся с рыцарем смерти. Созерцатель пролетел над ними, спеша добраться до кормирцев у дверного проёма.

В своей жадной, злорадной, яростной спешке добраться до Рун.

 

***

Под самыми глупыми заклинаниями из брошенных магами Короны раскололась улица. Взрыв сбил драконов с ног и заставил остальных шататься и приседать в попытках удержать равновесие.

В самом сердце безумия, вонзив один меч в глотку меч-капитана, с силой рубанув вторым отчаянно парировавшего солдата, Таграэль злобно оскалилась и продолжила убивать, ни на мгновенье не замедляя своего бесконечного танца нырков, ударов, защиты и разворотов, предназначенных, чтобы убивать или отбрасывать в сторону неизбежных умных дураков, пытающихся напасть на неё сзади.

Краем глаза она заметила что-то высоко в небе за правым плечом.

Она рискнула бросить туда короткий взгляд, развернувшись в ту сторону, воспользовавшись преимуществом отголосков последнего заклинания, чтобы порезать лица людей, всё ещё пытавшихся удержать равновесие. Человек с рассечённым лбом — плохой боец, а ей нужно было как можно больше плохих бойцов вокруг — чтобы её не смогли одолеть просто числом и весом, навалиться толпой и разрубить на части.

Она убивала и убивала, задумавшись, сколько времени потребуется офицеру драконов, чтобы собрать остатки разума и додуматься до этой стратегии. Леди Тарграэль рискнула бросить второй взгляд на замеченное мгновением ранее движение и свет на тёмном фасаде одного из высоких зданий, возвышавшихся на Променаде напротив дворца.

В окнах были отдёрнуты занавески, открывая слабый свет и тёмные комнаты внутри одного из дорогих клубов на верхнем этаже. Там столпились жадно глазеющие на драку люди.

Ну что ж. Похоже, что даже пьяные, тупоголовые дворяне способны обратить внимание на крики, звон мечей и взрывы опрометчивых заклинаний, если подобный шум будет продолжаться достаточно долго. Наверняка они считали эту битву прекрасным и волнительным развлечением, и делали ставки на то, кто выйдет победителем, как скоро и кроваво всё закончится...

Затем на улице вокруг неё раздались крики, и зеваки в окнах начали пятиться.

По их реакции Тарграэль поняла, что причина должна быть наверху, приближается позади неё, но она не осмелилась осматриваться дальше, поскольку с трёх сторон к её лицу и горлу устремились мечи драконов.

Когда она закончила прорубать себе путь прочь от этого злого рока, глазной тиран уже пролетел у неё над головой и сеял смерть драконам вокруг.

Может быть, это Мэншун? В мире были и другие глазные тираны, и даже люди, которые умели ими управлять, но...

Посмотрев наверх, Тарграэль узнала ответ на свой вопрос.

На крыше полного клуба вопящих, убегающих дворян присела тёмная фигура, подавшись вперёд и пристально вглядываясь в толпу кормирцев.

Талан. Да, тиран почти наверняка был Мэншуном, а это была одна из его послушных ментальных рабынь.

Как когда-то была и никогда не стану снова я, пообещала она себе.

Тарграэль рассекла горло последнего дракона и резко развернулась, бросившись к клубу. Сзади должны быть ступени, и ей всё равно нужно убираться с открытой улицы, где ручной созерцатель Мэншуна может с лёгкостью ударить её своей магий.

-Талан, я иду за тобой, - нежно, как любовник, прошептала Тарграэль, ускоряя бег.

Позади неё диким громом простучали шаги бросившихся в погоню драконов, вынудив Тарграэль громко рассмеяться.

 

***

Мирт пытался отдышаться, выбрасывая во всех направлениях кулаки и один из своих кинжалов, пока мрачнолицые драконы тыкали в него мечами, копьями или просто собой.

До сих пор он побеждал, если «побеждал» означало «оставался в живых, на ногах, и без слишком большого числа дырок в шкуре». Да помогут мне Тимора и Темпус!

Да, они оба. Мне понадобится их и не только их помощь — из дверного проёма в дворцовой стене выбегали новые и новые боевые маги и солдаты. Наверняка посланные Глатрой или призванные на помощь товарищами, и торопящиеся присоединиться к веселью.

Подраться со стларновым созерцателем — это вам не фунт изюму!

Та рыцарь смерти тоже была здесь, как мясник в торговый день прокладывая себе путь через небольшую армию драконов, пытаясь добраться к нему. Ох, и конечно же к Элу и Шторм, но именно он и его позаимствованное сокровище Обарскиров совсем недавно сковали её, и насколько он знал разъярённых женщин...

Кстати о разъярённых женщинах...

-Это один из них, - проревел глубоким голосом дракон, указывая на Мирта. - Схватить его и бросить в темницу, по приказу леди Глатры! Не убивать его!

-Ой, как мило, - пропыхтел Мирт, отшвырнув кулаком меч и толкнув человека, который им взмахнул, на соседа, чтобы они оба рухнули со звоном столкнувшихся доспешных пластин. - Оставите меня в живых для выжимки разума, а? Милое маленькое королевство тут у вас, тупые варваоооо!

Меч-капитан прыгнул на Мирта сзади и обрушил оба локтя ему на затылок. Одновременно с ним ухмыляющийся дракон безжалостно ударил тупым концом копья сквозь пальцы Мирта ему в горло.

Захрипев, Мирт рухнул.

И сразу же его завалило дюжиной твёрдых, тяжёлых и вообще не особо нежных верных воинов Кормира. Два из которых стали очень тяжёлыми, когда бесцветный луч созерцателя прокатился по Променаду, оставляя за собой обращённых в камень людей.

Рыча чудовищные проклятия, остальные драконы грубо вытащили Мирта из-под окаменелых товарищей и бросились к зияющему дверному проёму с такой безумной спешкой, что Мирт не успел ни вздохнуть, ни даже опустить сапог на мостовую, прежде чем очутился внутри — его тянули по тёмным коридорам задыхающиеся, нескладно ругающиеся кормирцы.

Он позволил им затащить себя за первый поворот, прежде чем ударить одного локтем в ухо, оттолкнуться от него, чтобы врезаться в солдата с другого бока и впечатать его в стену хорошим, твёрдым, ломающим рёбра ударом, и воспользоваться тем, что его крепко держали за руки, чтобы оттолкнуться от пола ногами и триумфально ударить ими повернувшегося усмирить его дракона — и вырваться из хватки.

Он был не настолько глуп, чтобы пытаться прорваться через них обратно на улицу. Только не тогда, когда под рукой оказался удобный столик, который можно было схватить, чтобы ударить по голове первого преследователя, затем пихнуть под ноги тем, кто бежал следом, и сбить их на пол, бросив стонать среди колючих щепок.

За мгновение до того, как смертоносный белый луч созерцателя ударил во дворец откуда-то снаружи — и дверной проём в один молниеносный миг превратился в огромную дыру в дворцовой стене, захватившую пол каменной палаты на втором этаже и тела по меньшей мере трёх бежавших за ним драконов.

Четвёртый солдат, который только собирался опустить свои волосатые руки на плечи Мирта, чтобы опрокинуть беглеца, завопил, когда одна из его ног исчезла под этим лучом, оставив хлещущий кровью обрубок — и упал.

Выкрикивая от страха невообразимые ругательства и продолжая бежать со всей прытью, на которую только был способен, Мирт из Глубоководья бросился глубже во дворец.

 

***

-Рассеяться! - кричал боевой маг высоким от страха и волнения голосом. - Рассеяться так, чтобы он не мог всех легко задеть! Быстрее!

Сейчас. Голос Эльминстера был жёстким и требовательным. Найди Шторм. Иди внутрь, скажи им, что ты сдаёшься, веди себя так, будто созерцатель так тебя напугал , что ты предпочёл сдаться, сунь меч в ножны и найди Шторм, чтобы подержаться за неё — как можно быстрее.

Арклет бросил меч в ножны и поспешил ко дворцу, опустив голову, когда шагнул к драконам.

-Простите, не могу остановиться. Я занят своей сдачей, - сказал он владельцу схватившей его руки и поспешил дальше.

-Ладно, я продемонстрирую всю свою храбрость, если ты так настаиваешь, - пошутил он вслух, обращаясь к тяжёлому присутствию в своей голове, - но среди воспитанных людей те, кто спешат подержаться за девушек, платят за эту привилегию — в заведениях, которые подобное поведение позволяют.

О? И с каких это пор кормирские дворяне стали воспитанными людьми?

Арклет громко засмеялся и поймал взгляд «Да ты чокнулся!» дракона прямо перед собой.

В ответ, когда созерцатель над ними развернулся и выпустил новые лучи, и люди закричали, разбегаясь, он показал свои пустые руки и торопливо проговорил:

-Я сдаюсь, и разговариваю с помощью магии со своим другом, боевым магом, который прямо сейчас с королём — и который указывает мне, куда идти.

Дракон бросил на него ещё один странный взгляд и сбежал. За полсекунды до того, как солдаты позади него и хороший кусок дворцовой стены позади них исчезли во вспышке магии глазного тирана, превратив пустующий дверной проём в зияющую дыру.

Оставив Шторм и Арклета глазеть друг на друга через внезапно опустевшую улицу с разрушениями с одного боку и бегущими в панике пурпурными драконами и боевыми магами с другого.

Беги!

Ментальный крик Эльминстера был почти оглушительным, и Арклет опустил голову, вытянул руки и действительно побежал, угодив в объятия Шторм, когда несколько задыхающихся мгновений спустя она поймала его, чтобы не позволить юноше врезаться в дворцовую стену.

Как только Шторм схватила его, Арклет почувствовал, будто у него в голове вспыхнул великий сияющий очаг света и тепла.

Его разум дрогнул, и его твёрдо заставили восстановить дыхание и равновесие, как можно быстрее, одной рукой опереться о нерушимый камень дворцовой стены, пока Эльминстер и Шторм общались в сверкающем танце мыслей столь быстрых, что Нежный цветок дома Делькаслов не успевал за ними следить.

Спустя миг он начал разворачиваться прочь от дворца, чтобы взглянуть вверх в ночь, где крутился и взлетал глазной тиран, пытаясь разом охватить большее количество кормирцев, готовый снова швырять свою магию и навсегда лишить королевство как можно большего числа солдат и магов Короны — Эльминстер взял управление на себя.

Чтобы сотворить быстрое, ловкое и незнакомое заклинание, которое копьём ударило вверх, попало в созерцателя и вцепилось в его истинную форму хваткой чудовищного принуждения. Магия окутала парящий ужас трескучими синими и серебряными огнями.

Плетение могло порваться, Эльминстер и Шторм могли перестать быть Избранными самой могущественной богини Королевств, но они знали, как подчинять гордых волшебников, которые росли, молясь Мистре.

Бегающие огни вокруг корчащегося созерцателя вспыхнули коротким серебряно-синим солнцем в небесах над Променадом.

Глазной тиран замигал и на мгновение стал человеком, человеком, падающим вниз. Затем он снова оказался созерцателем, содрогающимся и корчащимся, громко стонущим. Чудовище проревело: «Я Ксарландралат, потомство Ксорлугры — и раб проклятого Мэншуна! Освободи меня! Освободи меня от этого!»

Затем солнце угасло, швырнув созерцателя кувыркаться и крутиться высоко в воздух.

Арклет услышал изумлённый вздох, и сильные руки с длинными пальцами, державшие его, напряглись — а затем упали.

Он обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Шторм падает лицом на мостовую, рухнув на улицу безвольной мокрой тряпкой.

Боль взорвалась у него в голове. Боль Эльминстера.

Отшатнувшисььь к стене, чтобы опереться, и спотыкаясь, пройдя вдоль неё, Арклет услышал, как волшебник, мысленный голос которого в глубоких безднах его разума казался тихим и далёким, слабо сказал: Со Шторм покончено, со Шторм покончено унеси внутрь...

Он нагнулся, чтобы поднять её, или попытался, потерял равновесие и вынужден был сделать несколько неверных и быстрых шагов, чтобы не упасть. Эти шаги снова привели его на улицу.

Где лорд дома Делькасл увидел, как с небес снова опускается созерцатель с убийственным взглядом, похоже, вернувшийся под контроль Мэншуна.

Позади него с таким же убийственным взглядом Тарграэль перестала пытаться попасть в одно из зданий и безумно размахивая мечом в обеих руках неслась обратно через улицу. Убийственным взглядом, устремлённым на созерцателя.

Но на угрожающе покачивающегося созерцателя нацелено было куда больше взглядов. Все до последнего боевые маги на улице встали в стойку и читали заклинание. Драконы торопливо подались назад, чтобы дать волшебникам место.

-Сейчас! - крикнул длиннобородый боевой маг.

И завизжал сам воздух, когда полсотни заклинаний пронзили его, чтобы сойтись на наступающем созерцателе.

Вспышка была ослепительно, оглушающей, и от неё Арклету захотелось упасть.

Так он и поступил.




#95991 Закопайте Эльминстера поглубже: двадцать третья глава

Написано Redrick 19 Июнь 2017 - 10:19

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ВЫХВАЧЕНЫ МЕЧИ

 

-Если ты действительно попробуешь стать королевским магом, Эльминстер, - медленно произнёс Арклет, - даже зная, что ты желаешь добра, я могу быть вынужден выступить против тебя. Для Кормира лучше ты, чем Мэншун, но ты по-прежнему древний и могущественный архимаг, и к тому же — чужеземец. Магия иногда... портит тех, кто ею обладает.

-В самом деле. Но если это позволит тебе спать спокойнее, парень, знай вот что — возможность стать новым Вангердагастом интересует меня чуть менее, чем никак. Дать некоторым боевым магам хорошего пинка под зад — да; но управлять ими во имя Драконьего Трона — никогда. Скорее уж я буду пасти кормирских дворян. Уж прости.

Арклет ухмыльнулся вопреки себе и бросил взгляд на башни королевского двора и дворца, поднимающиеся над крышами не слишком далеко.

-Так как мы проникнем во дворец в этот раз? Не стоит надеяться, что они опять оставят тот дом за конюшнями без охраны.

-Вы будете прятаться — все вы, - предложил Мирт. - А говорить буду я. Я, толстый, неотёсанный чужеземец, который был в городе и услышал нечто, что должна узнать леди Глатра. Только она, из моей глотки прямо ей на уши, и немедленно.

Арклет закатил глаза.

-А если они тебе не поверят?

-Хм. Ну тогда вы выскочите из укрытия и нападёте. Нет, подожди-ка! Полураздетые Рун и Шторм начнут танцевать, и я признаюсь, что на самом деле я сводник, который привёл их к кронпринцу или Холлоуданту... да, к Холлоуданту будет надёжнее. Мне уже приходилось работать под этой личиной.

Шторм подмигнула Амарун.

-Правда? Ты уверен, что сводничество для тебя — просто личина?

-Ну... в Глубоководье я знаю, сколько брать и кого предлагать... то есть, знал. Сейчас они все давно мертвы, а? Что ж...

Навес, под которым они проходили, вместе с налётчиком внезапно рухнул на Шторм. Нападающий ударил её каблуками, сбивая на землю.

Когда противник приземлился, сбив сапогами Шторм, он ударил мечом Амарун сзади, взмахнув им под её левой рукой и зацепив её бок. Фиолетовая пульсация — магия — вспыхнула на сверкнувшей стали, и Рун закричала, падая.

Арклет выкрикнул что-то отчаянное и яростное, Мирт живым тараном бросился на нападающего, отшвырнул его от Амарун, нанося удары своими кинжалами, а потом сбил незнакомца на камни, и они покатились по земле.

Локоны Шторм потянулись следом за ними, но пара оказалась слишком далеко, и нападавший — нет, нападавшая, которая была выше, быстрее и гибче Мирта, вырвалась из хватки толстяка и вскочила на ноги, развернувшись к ним — тёмный и стройный женственный силуэт с длинным, тонким и слабо мерцающим мечом в руках.

Это фиолетовое сияние превратилось в бледный белый свет и осветило высокую, стройную и крепкую женщину в облегающих доспехах из чёрной кожи и высоких сапогах — слишком разношенных и заплесневелых, чтобы скрипеть. У неё были длинные, разметавшиеся в беспорядке волосы, мертвенно-бледная кожа и улыбающееся жестокой улыбкой лицо. Её глаза мерцали красным, и на одной щеке виднелось небольшое пятнышко плесени.

-Я защитница Кормира, - промурчала она, - Эльминстер из Долины Теней, за свои преступления против этого королевства ты поплатишься жизнью!

Она смотрела на Амарун, которая стонала на мостовой, истекая ярко-красной кровью. Шторм поднялась, чтобы закрыть её, как мрачный страж ворот с мечом в одной и с чем-то ещё — со шлемом — в другой руке.

-Да, - добавила Тарграэль, заметив испуганный взгляд Арклета. - Я знаю. Это Мудрец из Долины Теней, а не просто глупая маленькая девчонка-танцовщица. И скоро она станет трупом Эльминстера из Долины Теней!

Арклет Делькасл сглотнул, затем бросился на неё, выхватывая меч.

-Это я Эльминстер, неверный рыцарь! - прорычал он. - А не эта невинная девушка! Вот так ты служишь Кормиру?

Мерцающая сталь Тарграэль вспыхнула, ловко отводя его клинок в сторону. Рыцарь смерти прошипела:

-И ты осмелился судить о моей верности, дитя знати? Ты, испорченный отпрыск одной из многочисленных семей изменников, что хотят разорвать наше прекрасное королевство? Ты не Эльминстер! Он глупец, но не такой, как ты!

Её меч хлестнул вперёд, но Арклет умело парировал, улыбнувшись в ответ на мимолётное удивление в её взгляде — в благородном происхождении есть некоторые преимущества, и умение обращаться с мечом входит в их число — и стал наступать на неё. Из звенящего вихря парирований он присел в низком выпаде, затем шагнул в сторону, обходя её защиту для второго выпада, уводя противницу от Рун.

-Не останавливайся, - прошептала ему Шторм, и он повернул голову к ней на достаточное время, чтобы заметить, как она надевает шлем на голову Амарун.

Это был воронёный шлем, оставшийся от одного из доспешных ужасов, которых сразил Эл. Шлем, полный кипящего пламени.

Изнутри шлема раздался дикий визг, а через мгновение Рун с силой дёрнулась в руках Шторм и затем неподвижно опала. Арклет на миг отвлёкся, и этого оказалось достаточно...

Мерцающий меч, целящий в его горло, прошёл так близко, что он почувствовал холод от клинка на щеках и челюсти. Мирт кувыркнулся Таргаэль прямо под ноги, сбивая её на мостовую и вцепившись в лицо, и меч рыцаря смерти упал, на долю мгновения не успев вонзиться в плоть Делькасла.

Арклет бросился обратно в битву и увидел, что рыцарь смерти уже вскочила на ноги и дико рубит мостовую под собой и сзади, высекая искры. Но ей удалось только оставить следы на и без того рваных сапогах Мирта — тот ловко перекатился в сторону.

Арклет занёс меч, повернул его так, чтобы нацелить его в шею, и нанёс удар — как вообще можно убить рыцаря смерти?

Затем он споткнулся, удар ослабел и ушёл в сторону, когда что-то ворвалось в его голову.

Не что-то — кто-то. Эльминстер. Вокруг его воротника струилась пыль...

Тарграэль снова выпрямилась, и неприятная улыбка возникла на её лице, когда она взмахнула мечом в жестоком ударе, который не мог промахнуться.

Будь ты проклят, Эльминстер! Ты убил меня! Ты, безжалостный...

Меч Шторм отбил клинок Тарграэль с визгом столкнувшейся стали, и следопыт плечом ударила в рыцаря смерти, отбросив ту на несколько шагов. Где Мирт подсёк ей ноги, снова опрокинув на мостовую.

-Назад! - взревел он, дико размахивая руками. - Держись подальше!

Шторм отскочила от барахтающегося на земле рыцаря смерти, и когда Тарграэль вывернулась, как злобный угорь, Мирт выхватил что-то из многочисленных кошелей у него на поясе — и швырнул прямо ей в лицо.

Арклет успел разглядеть, что это сфера из ржавого железа размером с ладонь — и что леди старший рыцарь на мгновение казалась ошеломлена, а затем это выражение сменилось нарастающей яростью. Затем сфера засветилась фиолетово-белым, пробуждая чары старшей дворцовой магии, и с ужасающей скоростью превратилась в растущую сеть железных обручей, похожих на те, которыми скрепляют бочки. Сохраняя форму сферы, обручи обхватили железной клеткой пытавшуюся встать на ноги Тарграэль.

Затем они снова туго затянулись, поймав её в капкан, так что перед Миртом оказалась куда более крупная сфера, из которой торчала голова Тарграэль, её пустая ладонь, кончик её мерцающего клинка и одна нога. Остальное тело было скрыто перекрывающимися железными полосами.

-Проклятье, - рыкнул Мирт, вскакивая на ноги и тяжело дыша. - Долго её это не удержит! Только не с её чудным волшебным мечом.

-И не нужно, - выдохнула Шторм, - если успеем добраться до дворца прежде, чем она освободится! Бегите!

-Но... но... Рун! - запротестовал Арклет, даже когда Шторм уже поставила Амарун на ноги и начала бежать.

Он видел, что Амарун просто слепо бежит следом, арфистка держит её и задаёт направление. Бок и спина девушки были пропитаны свежей кровью, но она двигалась, как будто не страдая от раны, просто оглушённая и незрячая.

Последнее было неудивительно: её голову по-прежнему охватывал слишком крупный шлем, пламя которого стало слабее и продолжало угасать на глазах Арклета. Пламя, которое ясно виднелось в открытой части шлема спереди. Шлем съехал, продемонстрировав ему затылок Амарун.

Неужели эта чёрная железная оболочка исцеляет её? Шлем определённо терял огонь, который бушевал в нём после разрушающего ужасы заклятья Эльминстера.

Арклет потряс головой. Никогда ему не понять магию... и что пугает, так это растущее подозрение, что даже архимаги понимают всего лишь жалкие крохи.

-Быстрее! - окликнула через плечо Шторм, ускоряя бег. Мирт запыхтел, потом застонал, как больной морж, бочонком устремившись следом за ней.

Арклет бросил взгляд на взбешённую рыцаря смерти в железной темнице — как раз вовремя, чтобы увидеть, как она теряет равновесие в попытке вырваться и падает на мостовую, чтобы беспомощно покатиться по камням, изрыгая проклятия — и побежал следом за остальными. Догоняя странную процессию, устремившуюся к дворцу.

 

***

Когда последний из фургонов уехал прочь от задней двери Сронтера, Мэншун помог алхимику захлопнуть и запереть дверь на засов, затем бросился вниз по ступеням в погреб.

Ему приходилось спешить; боевые маги не станут долго воздерживаться от слежки.

Только не тогда, когда они начали что-то подозревать, а в городе полно плетущих козни дворян. Только не с характером леди Глатры.

Характером, с которым он вполне мог бы потягаться, если до этого дойдёт. У Мэншуна уже начала болеть голова из-за необходимости управлять Сронтером и как минимум шестью грузчиками и возничими с трёх фургонов. И это сразу же после того, как он решил сдерживать свои усилия. Ему пришлось остановиться на первых трёх достаточно крупных фургонах с припасами, которые остановились возле лавки алхимика, вместо роскоши самому выбирать возничих и грузчиков.

Прямо сейчас роскоши он позволить себе не мог.

Его головная боль была причиной, по которой Краунруд спал сейчас под чарами в запертой комнате погреба, а в нескольких улицах от него Дардулкин, погрузившись в такой же магический сон, был спрятан в шкафу собственного особняка. Мэншун был вынужден надеяться, что подробных и исчерпывающих приказов, которые он отдал доспешным ужасам, хватит, чтобы уберечь особняк от нарушителей. В том числе от излишне рьяных пурпурных драконов, боевых магов, и раз уж на то пошло — от старших рыцарей, которые могут рыскать по Сюзейлу, желая продемонстрировать своё мастерство.

Несмотря на головную боль, это красивое человеческое тело было сильным и гибким — он спустился в погреб тремя длинными шагами, не опасаясь упасть или врезаться в стену.

Резко остановившись у кресла, не потратив зря ни мгновения,он развернулся на каблуках и сел, чтобы взглянуть в свои прорицательные сферы. Три из них можно было настроить следить за маршрутом фургонов и обойтись без необходимости накладывать новые заклинания. В таком случае несколько улиц пропадали из виду. Ему придётся рискнуть обойтись без этого, иначе пришлось бы лично сопровождать фургоны. Тело мелкого созерцателя, в котором он вернулся к Сронтеру, могло творить лишь те заклинания, которые требовали простого усилия воли или самых элементарных речевых формул.

Напрягая свою волю, чтобы заставить эти три сферы покинуть общий массив и занять новые позиции в погребе, выстроившись перед ним в ряд, он вгляделся в них, одновременно поворачивая и перефокусируя их вид на Сюзейл.

Голова Мэншуна вспыхнула ещё более резкой болью. Он стиснул зубы, с силой прижал пальцы к вискам, и вгляделся в движущиеся сцены тёмных сюзейльских улиц, плывущие перед ним, сдвигающиеся... и наконец показавшие нужный ему вид.

Как раз вовремя, чтобы увидеть, как первый из фургонов с драгоценным грузом появляется в поле зрения ниже по улице. За первым следовал второй фургон.

Было бы безопаснее послать фургоны разными маршрутами, чтобы они подъехали к окружённому драконами особняку поодиночке, не таким очевидным конвоем. Но одновременно контролировать разум Сронтера поблизости и ещё шестерых кучеров и грузчиков там вдалеке, чтобы те правили фургонами как обычно, и так оказалось слишком сложно.

Сложно, но необходимо.

Когда фургоны приблизятся к месту назначения, будет крайне неразумно позволять желающим увидеть пускающих слюну, странно ковыляющих мужчин с пустым взором — учитывая, что под полотном каждого фургона скрывалось парящее тело созерцателя-нежити, которое должно было попасть в своё новое логово в доме Дардулкина.

Мэншун пытался не думать о том, что случится, когда они прибудут. Ему только что пришлось усыпить Сронтера, надеясь, что никто не явится и не начнёт стучать в двери закрытой лавки — да, алхимики обычно вели дела в любое время суток, но сейчас был самый тёмный и холодный час глубокой ночи — и разбудить далёкого Дардулкина, чтобы тот наложил скрывающую магию, прежде чем Мэншун отправит свою волю к далёким тиранам смерти, к одному за другим, и заставит их двигаться. Он сомневался, что даже самый густой морской туман сможет скрыть от слежки боевых магов что-то настолько заметное, как созерцатель размерами больше человека.

Первый фургон был всего в двух улицах от особняка, только что возникнув в поле зрения его последнего прорицательного ока, сотворить которое он заставил Дардулкина, прежде чем погрузить его в сон.

Фургон возник в поле зрения, но замедлил ход, когда из боковой улицы выехала телега золотаря, чтобы преградить ему путь.

Мэншун безмолвно проклял все фургоны с дерьмом и золотарей, которые ими управляли, напомнив себе, что он не может позволить себе сделать что-нибудь с этим препятствием...

Расшатанный старый фургон золотаря остановился ровнёхонько поперёк улицы, и по бокам от него возникли пешие люди. Их было слишком много для золотарей или горожан, выносящих ночные горшки.

Уже не говоря о том, что простые горожане не носили кольчуги и шлемы драконов, и их не сопровождали боевые маги, сжимающие в руках волшебные жезлы.

О нет. Нет нет нет нет!

Мэншун ударил сжатыми кулаками по подлокотникам кресла и пылающими глазами уставился в прорицательные сферы.

Обвинят по-прежнему Дардулкина, да, но они ведь обнаружит его тирана смерти.

По крайней мере, первого; он уже заставил остальных кучеров свернуть в сторону и направиться к докам, первому пункту назначения в длинном маршруте, который по отдельности приведёт их к задним дверям Сронтера.

Драконы выкрикнули двум фургонщикам резкие приказы. Остановиться — что те уже сделали — слезть с фургона и отойти в сторону. Солдаты уже взяли поводья передних лошадей в упряжке.

Мэншун подавил гнев, попытавшись не обращать внимание на сильную и возрастающую пульсацию боли в голове, вызвал нужное ему заклинание на поверхность своего разума, сотворил его, но крепко сжал, придерживая — «подвесил», как говорили встарь — и бросил свой разум от неожиданно споткнувшегося кучера к тому, что ожидало в тёмных глубинах фургона.

Боевой маг призвал яркий свет, резкий, белый, заполнивший всю округу, заставив лошадей зафыркать и забить копытами.

Драконы устало забрались на подножку фургона, откинули засов на его дверях и распахнули их, спрыгнув вниз. Затем другая пара драконов взобралась на подножку и откинула брезент.

Открывая свету его гниющий, зияющий провалом пасти, десятиглазый секрет — который сразу же перестал быть секретом.

 

***

-Она освободилась! - проревел позади них Мирт, пытаясь найти в лёгких достаточно воздуха, чтобы одновременно кричать и бежать. Он, конечно же, отставал. Ненамного опережавшие его Шторм, Рун и Арклет вылетели на Променад. Они устремились к освещённому фонарями и магическим светом участку у рухнувших дворцовых дверей, которые под бдительным надзором драконов осматривали плотники и кузнецы.

-Попробуем попасть во дворец или спрятаться за спинами как можно большего числа драконов, прежде чем останавливаться, - предупредила их Шторм, срывая потемневший шлем с головы Амарун и швыряя его за спину на мостовую. - Тарграэль хочет нашей крови.

-Вот это новость, - слабо пошутила Рун.

Оборачивайся, парень. Встанем и примем бой.

Голос в голове Арклета был твёрдым, но никакого принуждения вместе с ним не последовало. Арклет кивнул, как будто Эльминстер говорил вслух, и резко обернулся, взмахнув мечом.

-Мирт! - крикнул он. - Я прикрою! Беги!

Тарграэль неслась вниз по улице вслед за косолапым глубоководцем, с пугающей скоростью настигая его.

Беги к нему, парень, и приготовься бросать меч. Я должен прочесть заклинание, пока мы ещё можем.

-Мы? - фыркнул Арклет.

Да, ты и я. У нас будет время лишь на одно, прежде чем вокруг окажется слишком много народу из дворца. Быстрее!

Проглотив свой страх, лорд Делькасл подчинился голосу в голове, пробормотав:

-Лучше бы это сработало, иначе...

Иначе нам останется только преследовать друг друга в виде призраков. Да.

Покачав головой, Арклет побежал. Тяжело пыхтящий Мирт пронёсся мимо в противоположном направлении. Таграэль зловеще ухмылялась на дистанции с три фургона длиной, быстро приближаясь.

Остановись. Прямо сейчас. Попробуй успокоиться. Дай мне воспользоваться твоими руками.

-Да, хозяин, - саркастически отозвался Арклет, но послушался. Руки лорда зашевелились будто сами по себе, в глубинах разума поднялась тёплая тьма, которая не была Арклетом, и тело само бросилось вперёд с поднятым мечом.

Тарграэль ушла далеко в сторону, затем развернулась и рубанула сбоку, конечно же — но Эльминстер уже бросил добрый клинок Арклета на мостовую прямо ей под ноги. Меч зазвенел; она споткнулась; он шагнул вбок — и тогда, с грациозностью, которой Амарун могла бы позавидовать, если бы сейчас не была занята, выкрикивая его имя, пока Шторм тащила её к встревоженным драконам — он сотворил заклинание.

Его ловкие пальцы оставили след из точек света, сложившихся в быстрый, гудящий круг, слились воедино в пульсирующий свет, который вспыхнул конусом ярких солнечных лучей и ударил Тарграэль прямо в лицо.

Когда свет достиг её меча, клинок с пронзительным звоном взорвался, разлетевшись во все стороны смертоносными осколками. Один из них оцарапалл Тарграэль лицо, а второй пронзил её плечо.

Она завыла от злости и отшатнулась.

Хватай свой меч и проткни её насквозь. Не выпусти оружие из рук — она не упадёт и заметно не пострадает.

Арклет подчинился и едва не потерял меч, когда рыцарь смерти зарычала и закружилась, уходя от него в безумии боли, слепо ударив изогнутым обломком своего меча.

Теперь беги, парень. Не изображай героя. Прячься за драконов.

На этот раз Арклет был счастлив подчиниться, и вырвав обратно своё оружие, побежал к отряду солдат, большинство из которых с мечами наголо сурово смотрели на него.

Вниз по улице со стороны Восточных врат торопились подкрепления — новые солдаты, но не свежие. Новоприбывшие казались измученными, грязными с дороги, и доспехи у них были куда менее величественные, чем у дворцовых стражников. Некоторые из них оказались позади Арклета, встав между ним и рычащей, трясущейся Тарграэль.

Впереди Арклет увидел, как Рун взволнованно выглядывает из-за плеча Шторм, высматривая его. Ответив ей успокаивающей улыбкой и заметив Мирта, спорящего с драконом, который схватил глубоководца за плечо, он увидел человека, чьё жёсткое лицо было ему знакомо. Шторм как раз приветствовала его:

-И снова здравствуйте, сэр Старбридж. Опять хотите посмотреть на мою грудь?

-Ты заставила нас проделать весёленькое путешествие обратно из Долины Теней, - заревел он. - Мы только что прошли последний участок, от Шутовского луга. Что здесь происходит? Что ты на сей раз задумала?

-Пытаюсь не оказаться зарезанной на улице, - ответила Шторм — за мгновение до того, как боевая волшебница Глатра Баркантл высунула голову из бреши, где когда-то была дверь, увидела Шторм и остальных и рявкнула:

-Вы! Арестовать этих людей! Её, и её, и толстяка, и лорда Делькасла!

Мирт стряхнул с себя дракона, с которым спорил, как будто тот был соломенным чучелом, и проревел:

-Толстяка? Ты кого назвала толстяком, зубастая?

Что бы ни собиралась ответить Глатра, глаза которой пылали яростным огнём, ответ потерялся — у неё внезапно отвисла челюсть от удивления, когда дальше по Променаду взлетел в воздух пурпурный дракон, чтобы упасть в гущу своих товарищей, и другой человек закричал от боли.

Туда повернулись головы, устремились взгляды — и другие пурпурные драконы начали разлетаться по сторонам, разбрызгивая кровь.

Леди Тарграэль снова оказалась на ногах и размахивала двумя мечами, владельцам которых они были уже не нужны. Сейчас она по-настоящему разозлилась и проходила через любого, кто вставал у неё на пути.




#95990 Закопайте Эльминстера поглубже: двадцать вторая глава

Написано Redrick 19 Июнь 2017 - 10:14

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

ДИСПУТЫ И ВЗАИМНЫЕ УПРЁКИ

 

Арклет помахал рукой.

-Я снова могу пошевелиться! Слава всем богам! Спасибо!

Рука Амарун осталась на его шее, и из её прекрасных уст — которые он только собирался поцеловать — раздался глубокий голос Эльминстера.

-Придержи немного свои благодарности, парень. Мы пока не закончили.

Арклет сощурился.

-Да? Что ты собираешься делать?

-Шторм, - спросил Эл, - ты готова?

-Да, - вздохнула Шторм. - Это необходимо.

-Да, необходимо.

Арклет взревел и откинул назад голову, пытаясь отдёрнуться. Рука Рун на его плече неожиданно с силой вцепилась в юношу.

-Надеюсь, ты объяснишь, что именно «необходимо», прежде чем сделать это со мной, маг.

-Мы должны заглянуть тебе в голову, чтобы убедиться, что на тебя никто не воздействует магически, не шпионит через тебя, и не использует на тебе следящие чары.

Арклет напрягся.

-Я знал! Я так и знал, что ты найдёшь какой-то повод, чтобы...

-Значит, ты оказался прав, и теперь не будешь в себе разочарован, правда? - проворчал стоящий над ними Мирт.

-Он говорит о том, чтобы завладеть мною, лорд Глубоководья! - огрызнулся Арклет. - Уж простите, если...

Его голос стих, а ярость в глазах сменилась хмурым удивлением.

Да, вот на что похож разум грубого и лживого старого архимага, сказал голос Эла в недрах его головы. Несмотря на саркастичное ворчание, разум Эльминстера был дружелюбным, как будто принадлежал старому дядюшке с причудами. Арклет увидел сверкающие, вздымающиеся башни сине-белого цвета в глубинах великого зелёного леса, затем бородатое лицо, увенчанное короной Кормира, лицо, которое почти наверняка принадлежало Азуну Четвёртому в его лучшие годы... затем обнажённую, прекрасную женщину, высоко парившую в воздухе в самом сердце грозы, её волосы разметались вокруг и сверкали молниями, которые, казались, не причиняли женщине вреда, в глазах её горел триумфальный огонь, а лицо было похоже на Шторм, хотя неуловимо отличалось... затем он смотрел в просторные тёмные залы, в бесконечные длинные проходы, полные образов, все из которых невозможно было увидеть, не говоря уже о том, чтобы сосчитать.

-Спокойно, парень, спокойно. Не пытайся осушить все мои воспоминания одним глотком. Мне потребовалось около двенадцати сотен лет, чтобы собрать их; пожадничаешь — и запросто сойдёшь с ума.

Затем разум Эльминстера, казалось, скользнул мимо него, как великий левиафан парящего дракона, тело, которое продолжалось и продолжалось, демонстрируя пугающий размер и силу, проходя мимо, мимо, и всё не заканчиваясь...

Гнев Арклета исчез, растворился в удивлении, а вместе с ним — большая часть его страха. Арклет ощутил внезапное неудобство, пытаясь продолжить осмотр разума Эльминстера, когда тот начал пускать корни в его сознании... он увидел тёмные и ужасные вещи, жестокие смерти и скорбь, которая заставила его отпрянуть, но смог понять, что Мудрец из Долины Теней не скрывает ничего, позволяя Арклету видеть и чувствовать всё, что тот пожелает.

И Арклет Делькасл обнаружил, что ему нравится принимать этот разум у себя в гостях. Ему нравился этот старик. По-настоящему нравился, и Арклет начинал — лишь начинал — по-настоящему узнавать его, ближе, чем он знал кого-либо прежде.

Обширный разум осторожно развернулся и начал отступать, дракон скользнул мимо него в противоположном направлении. Арклет увидел лишь малую часть, но этого было достаточно, чтобы понять одно: он может доверять Эльминстеру из Долины Теней.

В недрах своего разума и где угодно.

Внезапно Арклет заплакал, растворившись в радости и понимая, что это странно — но так важно. Дворяне Кормира росли, зная, что не могут доверять никому, и что люди, которые доверяют другим — дураки и тупицы, которых следует использовать.

Сейчас Арклет наконец-то знал — знал — что есть один человек, которому он может доверять.

-Четыре, парень. Четыре человека, а не один, - пробормотал Эл, сжимая его в объятиях Амарун. - Шторм, твоя мать, Рун, и Эльминстер Омар. А теперь прекрати лить на меня слёзы; это лучшая одежда Амарун.

 

***

Ах, что за редкое зрелище: обладающие здравым смыслом боевые маги.

Мэншун, оседлавший тело своего самого сильного глазного тирана, выглянул из-за цистерны на крыше, глядя, как патруль магов Короны уходит от особняка Дардулкина.

-Оцепить до рассвета и прибытия подкреплений, - услышал он крик. - Внутрь не входить. Кормиру нужны живые герои, а не мертвецы.

Ну-ну. Да он ещё и философ. Надо будет использовать этого мага для специальных поручений, когда Мэншун станет императором Кормира и прочих земель. Или заточить его. Возможно, в виде мозгов в горшке.

Благодарный тучам, которые заслонили звёзды и сделали ночь поистине тёмной, Мэншун подлетел к краю крыши. Между ним и развалинами Дардулкина было ещё две крыши, а между последней крышей и развалинами проходила улица. Пурпурные драконы отступили на позиции, откуда можно было следить за всеми, кто входит или покидает особняк Дардулкина.

Впрочем, видели они не так уж и хорошо. В этом квартале, принадлежащём к одной из лучших частей города, хватало фонарей, но туман из гавани уже начинал ползти по улицам.

Как только он заметит ауру света вокруг фонарей — означавшую, что туман стал достаточно густым, чтобы мерцать и снижать видимость — наступит время выступать.

Ах. Ну вот. Терпение вознаграждено.

Мэншун скользнул вперёд, покачивая глазными стеблями в предвкушении.

Ну что, Эльминстер, хочешь ещё раунд? Повторное уничтожение?

Дардулкин наконец-то поднялся на ноги, качая головой и бормоча что-то себе под нос. Из-под обломков он вытащил длинный, зазубренный кусок от разбитого дверного косяка и опёрся на него, как на посох.

Опёрся так, будто был слабым, старым, измученным... как будто ему и в самом деле требовалась помощь, чтобы стоять.

Это заставило Мэншуна осмелеть настолько, чтобы опуститься в наполовину обрушившуюся верхнюю комнату особняка и оттуда послать вперёд свой разум, медленно и с бесконечной осторожностью.

Эльминстер ли ты, бормочущий архимаг? Или очередной надорвавшийся глупец?

В конце концов, в мире таких полным-полно...

Осторожный зонд Мэншуна почувствовал нечто острое и узкое, сосредоточенное на разуме, что он искал. Затем ещё одно и ещё, беспокойно движущееся — неподалёку. Доспешные ужасы, по-прежнему окружавшие потрясённого мага, ожидавшие приказов и цели. Всего десять штук.

Он потянулся мимо них, медленно и осторожно, как только мог. В прежние времена он слишком часто чувствовал, как вокруг сжимаются ловушки Эльминстера...

Дардулкин был объят ужасом. Лишь сейчас он начал выползать из состояния потрясённого неверия в то, что юная девушка с движениями танцовщицы смогла так быстро и так легко нанести ему поражение.

Эльминстер. Не этот самодовольный маг, но чароплёт, который разрушил половину особняка — и картину мира этого тупицы Дардулкина.

Это сделал ненавистный враг Мэншуна, либо подчинив разум своей правнучки, либо, что более вероятно, надев её обличье на своего клона, чтобы избежать наказания — поскольку когда боевые маги используют свои заклятья на настоящей Амарун Белой Волне, они обнаружат, что у девки к Искусству нет вовсе никакого таланта.

Значит, Дардулкин был не Эльминстером, а простой малодушной дешёвкой. Что, впрочем, не означало, что он будет бесполезен в качестве раба. Этот особняк, стоит его отремонтировать, станет прекрасным местом, чтобы держать здесь всех его созерцателей — троих живых, шестерых глазных тиранов, жалкую тушу седьмого, и пятерых меньших их собратьев. В конце концов, если их обнаружат, во всём обвинят Дардулкина; никто не станет искать ещё одного архимага. Более того, в случае если созерцателей найдут в погребе Сронтера, Корона быстро поймёт, что Сронтер так же слаб в Искусстве, как и Белая Волна, и станет искать стоящего за ним чароплёта.

Да, это будет идеально. Человеческие рабы в погребе алхимика, а тираны — здесь.

Ментальный щуп Мэншуна превратился в жестокую волну; Ларак Дардулкин едва успел что-либо заметить, прежде чем его разум в ужасе сдался.

-Вставай, - услышал шёпот собственного голоса Дардулкин, и все доспешные ужасы одновременно повернулись и пристально уставились на него.

-Настало время хоть раз повести себя, как настоящий архимаг, а не ухмыляющийся мешок пустого самодовольства и самоуверенности. Будь могучим магом, Дардулкин. Будь мной.

 

***

-Это кольцо железной стражи, - объяснила Шторм. - Оно заставит большую часть мечей и других клинков проходить тебя насквозь, не причиняя вреда. Но не слишком-то на него полагайся — любая зачарованная сталь будет ранить тебя, как обычно.

Она подняла руку, чтобы показать Арклету, что носит аналогичное кольцо, и указала на Мирта, а затем на Амарун.

Его возлюбленная взяла Арклета руку в свою, позволяя Эльминстеру устремиться обратно в его разум и связать их с разумом Шторм — тёплым, но печальным, радостным, и всё же обеспокоенным — чтобы Арклет мог понять и увидеть, что Шторм говорит ему о кольцах правду.

Затем Эльминстер снова отступил, и Арклета окатила волна облегчения.

Разум Шторм представлял для него опасность. Он так легко мог влюбиться в неё и потерять себя в нахлынувшей страсти... но корона и трон, хорошо было знать, когда кто-то говорит тебе правду. Неудивительно, что боевые маги древности так часто применяли выжимку разума к дворянам и ко всем остальным.

-Что теперь? - услышал собственный вопрос Арклет. Поднялся и просвистел мимо лёгкий ночной ветерок, зашуршав листьями в его семейном саду.

-Теперь, парень, - тут же ответил Эльминстер, голос которого по-прежнему звучал чудовищно неуместно из уст его Рун — мы поговорим. Можешь назвать это военным советом. Небольшим и без потасовок, если получится.

 

***

-Меня зовут Рорлин Хэндмейн, и я лионар пурпурных драконов, - спокойно, как будто предвидел его, ответил на холодный вопрос офицер. - Мне приказали узнать, что здесь произошло, и предоставить вам любую разумную помощь, сэр Дардулкин. Корону всегда интересуют взрывы и вышедшая из-под контроля магия. Памятуя о вашем статусе и достижениях, старшие боевые маги послали сюда меня, вместо того, чтобы самостоятельно явиться к вам — архимагу, который может не пожелать раскрывать свои профессиональные тайны другим последователям Искусства.

-Благодарю заа вашу — довольно неожиданную — предусмотрительность, - холодно ответил архимаг. - Выслушайте же мой ответ и передайте его остальным соглядатаям Короны, окружившим мой дом, прежде чем уведёте их обратно к пославшим вас магам; довольно могущественное, но мирное заклинание вышло из под контроля, и ничего больше. Я не нуждаюсь и не хочу вашей помощи в подсчёте последовавшего ущерба. Случившееся не касается ни Короны, ни общего благосостояния, и ради вашей собственной безопасности вам лучше будет убраться. Сейчас же.

Он шагнул вперёд, к осыпающемуся краю того, что осталось от стены его особняка, и сверху вниз гневно посмотрел на лионара и трёх сопровождающих его драконов.

Лионар кивнул, поднял руку в салюте, и сухо ответил:

-Ваши слова услышаны. Что же до нашего предложения и нашей бдительности... пожалуйста, волшебник.

Затем Хэндмейн повернулся спиной к Дардулкину и его особняку и зашагал прочь.

Мэншун вынужден был сдержать смешок. Как хорошо сказано, бравый лионар! Он заставил тело Дардулкина повернуться к парившим перед ним терпеливой дугой доспешным ужасам и приказать — громко и бессмысленно, исключительно ради кордона внимательно слушающих драконов — охранять повреждённый особняк и следить, чтобы внутрь не проскользнули нарушители.

Туша созерцателя, в которой он прибыл, была скрыта в одной из верхних комнат, где по-прежнему присутствовала крыша, вместе с терпеливо ждущим меньшим созерцателем, которого он мог использовать для возвращения в лавку Сронтера.

Потянувшись к сознанию двух ближайших ужасов, он послал их открыть спуск в погреба Дардулкина, чтобы впустить туда своего созерцателя.

Оставив других ужасов защищать стены от крыс, мышей и птиц, которые были достаточно неосторожны, чтобы приблизиться к разрушенному особняку, он повёл тело Дардулкина на экскурсию по его погребам.

К удовольствию Мэншуна, на первых ярусах подвальных помещений обнаружилась одна просторная комната, в которой находилось несколько клеток с массивными железными прутьями — клеток величиной с небольшие хижины. Тощий, болезненного вида грифон был заперт в одной, пол которой был усыпан его перьями, но остальные были пусты, за исключением неприятных на вид груд костей. Хорошо. В эти клетки можно поместить созерцателя — и его собратьев-тиранов, когда он доставит их сюда.

Мэншун возведёт крепкие печати вокруг этого места — защита Дардулкина была жалкой — но ради неизбежных боевых магов, которые наверняка прямо сейчас следили за ним с помощью магии прорицания, он позаботится, чтобы тираны валялись на полу, а не парили в воздухе, и не поднимали своих глазных отростков — чтобы чудовища казались мёртвыми, а не живыми.

Печати были почти бесполезны, являясь, скорее, частью декора, впечатлявшего доверчивых идиотов... что ж, оставалось лишь надеяться, что книги и зачарованные предметы Дардулкина будут хотя бы на десятую долю такими могущественными, какими считал их волшебник. Настало время проверить, что он получил, и есть ли у его последней пешки хоть какая-то новая для Мэншуна, будущего императора Кормира, магия.

Да, этот титул определённо звучал неплохо.

 

***

Арклет кивнул.

-Тогда говори.

Эльминстера упрашивать не пришлось.

-Парень, - начал он, - ты слышал от Шторм, кто именно меня сразил: Мэншун.

-Ещё один древний волшебник. Когда-то правил Зентильской твердыней, ездил на драконах, был нехорошим. Так гласят легенды, по крайней мере.

Мирт хмыкнул и кивнул.

-Эти легенды не лгут, - согласился Эл, - и сообщают практически всё, что тебе нужно о нём знать. Теперь выслушай остальное. Мэншунов было уже много. Когда он убит, пробуждается его очередная копия, и приходится убивать его снова. Его Искусство сильно, с его помощью он с лёгкостью подчиняет чужие разумы, превращая людей в своих рабов.

-Ты тоже так можешь, - тихо сказал Арклет.

-Я тоже так могу, да. Но Мэншун... совсем не так разборчив. Там, где я обманываю...

-Манипулируешь.

-Тоже подходящее слово, да. Там, где я манипулирую, он принуждает.

Шторм и Мирт оба кивнули, и Арклет кивнул тоже.

-И?

-Он любит не просто побеждать и подчинять — он живёт ради власти. Зентильская твердыня и её длинные щупальца — буквально дюжины крепостей, от дорожных застав до городов. Не говоря уже о Западных Вратах, Омбралдаре и дальнем Шануте. Он здесь не просто охотится за мной. Устав от Западных Врат, которые не могли оставаться в его власти, беспрестанно вскипая предательствами, вызовами и попытками переворота — десять-двадцать лет он этим наслаждался, но впоследствии начал всё сильнее уставать, когда видел всё те же интриги и неловкие заговоры в четвёртый, в десятый раз — он устремил свой взгляд к более привлекательному трофею. Он здесь, в Сюзейле, чтобы завоевать королевство.

-Разве развернувшееся вокруг этой конкретной амбиции соперничество не слишком оживлённое даже без него? - спросил Арклет. - Как ты можешь быть уверен в участии Мэншуна, учитывая все эти козни, вражду и ненависть к Короне, которые процветали здесь веками? Веками!

-В этом весь азарт. Использовать различных лордов и царедворцев как своих пешек, оставаться в тени, пока не наступит время показать себя. Беспорядки в Кормире могут по большей части быть его деянием.

-Возможно, но не можешь ли ты ошибаться в точности как мы, кормирские дворяне, которые в любом происшествии видят последний ход в продолжающихся распрях друг с другом и с Короной? Ты видишь всюду руку Мэншуна потому что ожидаешь этого, замешан он на самом деле или нет!

-Согласна, - сказала Амарун своим голосом вместо голоса Эльминстера.

-Рун! - воскликнул Арклет, потянувшись к ней. - Он позволил тебе снова управлять собой! Почему...

-Мы делимся, парень, - проворчал Эл губами, которые наклонился поцеловать Арклет. И ухмыльнулся. - Так что давай, поцелуй даму. Я не буду подсматривать.

Арклет на мгновение застыл, ошеломлённый — затем пожал плечами, сжал Рун в объятиях и жадно её поцеловал.

Спустя довольно долгое время она с улыбкой это прекратила и выглянула у него из-за плеча.

-Шторм? Мирт? А вы что думаете?

-Эл прав. Мэншун здесь в Сюзейле, и он что-то замышляет. Захват Драконьего Трона будет одной из его целей. Он всегда стремится захватить трон.

Мирт согласно кивнул.

-Эл прав. Как всегда.

Улыбка Рун поблекла, когда она взглянула на Арклета.

-Как бы ни была ненавистна мне мысль о злом архимаге, плетущем козни в нашем городе, она может быть вполне правдива. В конце концов, эти трое верят в неё, а они знакомы с тем чароплётом и нашим королевством куда дольше нас. Правы они или нет, мы не можем просто отмахнуться от их предостережения.

Арклет испустил долгий, раздражённый вздох.

-Ты права, Рун. Разумеется. И мне не требуется напоминать о моих обязанностях перед королевством. Дворяне должны следить за всеми угрозами славному Кормиру, чтобы спасти свою землю, если в том возникнет нужда. Ради Кормира и всех его обитателей, я не осмелюсь вести себя так, будто эта история о затаившемся Мэншуне — неправда.

Шторм развела руками, но вопрос озвучил Эльминстер:

-И?

Арклет подождал реплики Мирта, но услышал только тишину. Все взгляды были устремлены к нему.

-Мы проиграем, если попытаемся отыскать всех марионеток Мэншуна среди кормирских лордов, - медленно сказал он, размышляя вслух.- Все они в той или иной степени предатели. Все до последнего будут казаться подозрительными — как всегда. Наше расследование только предупредит Мэншуна, что мы знаем о нём, и предоставит ему массу возможностей расправиться с нами.

Он вздрогнул, представив себе все возможные угрозы.

-Нет, мы должны собраться у Драконьего Трона. Вернуться во дворец, попытаться держаться подальше от когтей Глатры и искать следы Мэншуна — а также его рабов и союзников среди боевых магов.

Шторм и Рун обе согласно кивнули.

-Будем использовать моё Искусство и помощь принцессы Алусейр, чтобы как можно дольше прятаться от Глатры, - продолжил Эл. - Итак, ты проведёшь нас во дворец, и мы сполна повеселимся, уклоняясь от встреч с пурпурными драконами, боевыми магами и сотнями шпионящих царедворцев. Во дворце с помощью дюжины дружественных богов мы найдём и выкорчуем изменников всех до последнего. Не обнаружив Мэншуна, который наверняка будет смеяться над нами за пределами дворца, зная о каждом нашем зевке, икоте и желании почесаться. Что тогда?

Арклет нахмурился.

-Прежде всего следует защитить короля. Всех Обарскиров, если уж на то пошло. Но я не знаю, как.

-Ха, - проревел Мирт, - «как» следует выяснять на ходу. Я хорошо выучил этот тяжёлый урок. Кажется мне, что это утопающее в магах Короны королевство нуждается в твёрдой руке, которой боялись бы все боевые волшебники до последнего. Если печально известный Мудрец Долины Теней должен натянуть старые сапоги Вангердагаста и стать одновременно королевским магом и придворным волшебником, которого ненавидит каждый лорд в королевстве и боится каждый простолюдин, что ж... пускай так и будет.

 




#95989 Закопайте Эльминстера поглубже: двадцать первая глава

Написано Redrick 19 Июнь 2017 - 10:13

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
ТАЙНИКИ И НАХОДКИ

 

Мирт пошатнулся, едва не вывернув лодыжку на неровной мостовой, и изрыгнул проклятие.

Спустя шаг он спросил:

-Сколько ещё мы будем тащить его лордейшество, а? Легче он не становится!

-До тех пор, пока не выветрится заклинание, сковавшее его конечности, - отозвалась Шторм, - или пока Эл не решит, что ему не потребуется использовать магию для более важных целей.

-Ха. То есть никогда, насколько я знаю магов, - проворчал Мирт. - Зачем...

Рун, которая тащила Арклета за другой конец, резко повернула голову и зашипела глубоким голосом Эльминстера:

-Тихо! Опусти голову и посмотри вон туда!

Кивком головы Амарун указала направление, куда следовало взглянуть Мирту; тон Эльминстера заставил его немедленно подчиниться.

Два вздоха спустя — всё это время Эльминстер что-то бормотал — мимо них промчались четыре всадника на быстрых лошадях.

Выглянув из-под своих кустистых бровей, Мирт уставился на стройные плечи танцовщицы и был вознаграждён видом того, как она поворачивается и указывает пальцем на второго всадника.

Стук копыт стих.

-Кто-то торопится покинуть город, - прокомментировал Мирт. - И ты знаешь кто, не так ли?

-Юный лорд Грозозмей, - коротко ответил Эл, - со своими громилами. Я наложил на него следящее заклятье.

-Разумный ход, - устало сказала Шторм, чьи серебряные локоны разошлись, снова обнажая лицо, - но если это продлится долго, мне потребуется исцеление. Магия или долгий, хороший отдых. А лучше — и то, и другое.

-С горячими ваннами по первому твоему требованию?

-Ты хорошо знаешь женщин, лорд Глубоководья.

-Лучше, чем магию. Это следящее заклятье, оно продолжает истощать тебя всё время, что старый Заклинашка держит его на нашем убегающем лорде?

-Так и есть, - вздохнула Шторм, останавливаясь. Они достигли врат особняка Грозозмеев. Эл заметил, что ворота за отбывшими всадниками не заперли, и остановился, чтобы заглянуть внутрь.

-Стражников я не вижу, - произнёс он. - И даже слуг, которые могли бы закрыть ворота. Пойдём. К конюшням.

-А если кто-то попробует нам помешать? - проворчал Мирт. - У нас тут груз.

-По просьбе лорда Виндстага мы решили подшутить над лордом Грозозмеем и лордом Делькаслом, - быстро ответил Эл. - А если нам не поверят, Шторм и я — то есть, Рун — сбросим одежду. Такое обычно отвлекает большинство стражников и напыщенных слуг-мужчин.

мне что делать? - поинтересовался Мирт.

-Ты нам потребуешься, если стражниками и напыщенными слугами окажутся женщины, - радостно ответила Шторм.

Впрочем, никто не стал им мешать и даже не вышел из особняка. Они скользнули в тёмные и пустынные конюшни. Эл позаимствовал кинжал Шторм, зажёг слабый сияющий камень в его рукояти и прошёл прямо в угол, где стояла старая повозка — под таким углом, что, очевидно, уже не подлежала использованию. Под ней лежала груда гниющего брезента, покрытая толстым слоем пыли и усеянная мышиными гнёздами.

-Здесь мы спрячем магию, которую могут отследить Глатра и её гончие, - шёпотом провозгласил он. - Затем уйдём.

Они так и поступили. Шторм дала Элу и Мирту кольца железной стражи, и спустя несколько мгновений они вернулись на улицу с по-прежнему парализованным Арклетом, чтобы продолжить путешествие к особняку Делькаслов.

Мирт оглядывался назад семь раз, но ворота так никто и не закрыл.

 

***

Тарграэль шагала по изгибающейся улице с таким видом, как будто всё вокруг ей принадлежало. В конце концов, она была старшим рыцарем Кормира — главным старшим рыцарем королевства, что бы там ни думали живые — а патрули в этом богатом квартале с дорогими особняками были частыми и обычно приставали к бродягам. Но к надменным прохожим они привыкли относиться с уважением.

Она была уже в нескольких улицах к югу, на дальней стороне Променада, разыскивая Мэншуна — поскольку если он найдёт её раньше, чем она его, Тарграэль сразу же снова станет рабыней. В кулаке она сжимала драгоценный камень из дворца, очень древнее сокровище Обарскиров. Подарок эльфов, как утверждали легенды. Большая часть его возможностей была забыта, но камень функционировал как чуткий детектор пробуждённого поблизости Искусства.

Мэншун был далеко не единственным занятым этой ночью чароплётом, в этом пылающем от многочисленных интриг городе со всеми его дворянами, но Тарграэль знала о его любви к постоянной слежке, и бродила по улицам, надеясь, что камень уловит ровные потоки Искусства, подразумевающие несколько действующих прорицательных глаз.

Но пока она ничего не нашла.

Тарграэль сильнее и сильнее тревожилась, что с каждым шагом у старого вампира появляется всё больше возможностей обнаружить её. И что чем дольше драгоценный камень отсутствует на своём обычном месте, в комнате Дуаровой Отставки, тем больше вероятность, что боевые маги отправятся искать её.

Наверное, лучше было отказаться от этих смелых поисков, вернуть камень и спрятаться в заброшенном крыле. Но вместе с тем она могла на обратном пойти свернуть к особняку Грозозмеев и попробовать камень там. Мэншун в последние дни проводил много времени в сознании незадачливого лорда, и даже если юный глупец и заслуживал жестокой расправы, оставался вопрос призраков синего пламени и его обладания предметами, которые ими управляли.

Ей необходимо спешить. Улицы благородных кварталов были практически безлюдны — хотя она завидела вдалеке трёх припозднившихся гуляк, тащивших раненого, или, скорее, пьяного товарища домой — и Мэншун был не меньше других заинтересован в богатых и влиятельных, и в том, какое применение он сможет им найти.

Проследовав вдоль изгиба улицы, она увидела нечто, что почти заставило Тарграэль остановиться от изумления — и ускорить шаг спустя мгновение нерешительности. Врата особняка Грозозмеев были открыты.

Почти все величественные особняки были ограждены высокими стенами, чтобы держать воров подальше от их земель. Не говоря уже о постоянных уличных торговцах, кредиторах или незваных зеваках, топчущих сады. Владельцы подобных недешёвых барьеров обычно использовали их — особенно по ночам. Ворота всегда были закрыты и открывались только перед экипажами или каретами. Незапертый вход и отсутствующие у открытых ворот бдительные слуги — это было необычно.

Позади Тарграэль патрулей стражи не было, впереди она тоже их не видела. Поблизости не было никаких боковых улочек, и непрерывная полоса стен не давала патрулям — или кому-то другому — никакого укрытия, чтобы подкрасться к ней незамеченными.

Так что, высоко подняв голову и выпятив грудь, Тарграэль шагнула прямо в ворота на земли Грозозмеев, как будто вход открыли специально для неё.

Через шесть шагов по пустынной, укрытой ночью подъездной дорожке камень в её руке немного нагрелся. Не вспышкой активных заклинаний и не ровным повышением температуры, обозначавшим близость постоянных магических печатей, но острым, слабым нагревом.

Здесь была дворцовая магия! Небольшое количество, но рядом, оказавшаяся здесь совсем недавно...

Тарграэль нахмурилась. Затем сделала шаг влево. Да. Повернувшись, она пересекла подъездную дорожку и шагнула на газон справа. Нет, слабее, значит обратно влево.

Дом поднимался прямо впереди, хотя, разумеется, подъездная дорожка достигала его серией длинных, плавных изгибов. Дальше налево, мимо нескольких сумрачных древ, были... конюшни.

Тарграэль припала к земле и резко обернулась влево, покидая дорожку и шагая по полосе газона, которая должна была провести её вокруг беседки под деревьями к боковой или задней стене конюшен.

Если там поджидал патруль стражи или назойливые боевые маги, она хотела увидеть их раньше, чем они увидят её.

Оказавшись за деревьями, ближе к конюшням — тёмным, тихим, как будто заброшенным — камень в её руке становился теплее с каждым сделанным шагом.

Может быть, Эльминстер снова взялся за своё, похищая дворцовую магию? Или это был его тайник украденных зачарований? Сама она не стала бы использовать для этого ограждённое стенами благородное имение, но возможно Эльминстер хотел, чтобы в случае обнаружения его тайника обвинили Грозозмеев.

Много лет он изображал Элгорна Ролигана, работающего во дворце вместе с сестрой — Шторм Среброрукой, его товарищем на службе погибшей Мистре. Они до сих пор действовали вместе, разве нет?

За вычетом нескольких мышей конюшни были пусты. Камень привёл Тарграэль прямо к небольшому свёртку колец и жезлов. Сонные жезлы, за исключением одного со взрывами и одного, разбрасывающего липкую паутину. Снаряжение боевых магов.

Значит, если только несколько магов Короны не замыслили что-нибудь, всё это было украдено.

Скорее всего, украдено Эльминстером и Шторм или каким-то слугой Грозозмеев. Не Марлином; этот забрал бы предметы в дом и спрятал их в таком месте внутри особняка, которое посчитал бы безопасным, за всеми его печатями и защитами.

Нахмурившись, Тарграэль сунула мешок обратно, прикрыла его давно прогнившим брезентом и задумалась. Может быть, ей следует поискать Шторм Среброрукую? С пышной фигурой, красивую, с её длинными серебряными волосами — мужчины скорее заметят её, чем Эльминстера или Мэншуна, особенно если эти двое старых магов не желают быть замеченными.

Может быть, ей стоит разыскать подобных внимательных персон и расспросить их?

Или поступить мудрее, вернуться во дворец, спрятаться и проявить терпение?

-Тьфу! - громко воскликнула она в ночь, поворачиваясь на каблуках.

Она поступит мудро и терпеливо.

Ха. Тарграэль могла быть нежитью и рыцарем смерти — но несмотря на всё это, она, должно быть, старела.

 

***

Мэншун нетерпеливо скользнул обратно в своё смуглое и красивое человеческое тело. В качестве носителей созерцатели были не так уж плохи. Уж лучше они, чем парить, как призрак, но когда дело доходило до серьёзных размышлений, он предпочитал быть вещественным и находиться в теле, похожим на то, в каком он родился.

И это время настало прямо сейчас, здесь, в погребе алхимика. Убогое местечко, и он знал множество куда более роскошных покоев — Мэншун по-прежнему скучал за вздымающимся мраком его Главной башни в Зентильской твердыне, даже спустя все эти годы — но оно всё больше начинало казаться домом.

Прорицательные сферы терпеливо мерцали, пока он уселся, пробежался по ним взглядом, чтобы убедиться, что нигде не происходит ничего тревожащего — ничего не происходило — и погрузился в размышления.

Значит, его старый враг был жив — а может, стал нежитью. Эльминстер снова был в Сюзейле, вернулся со Шторм Среброрукой. Всё-таки он уцелел.

И, насколько можно было судить, пока не собирался обрушиться на Мэншуна.

Что было странно; если бы Эльминстер уничтожил одного из его клонов, Мэншун, только очнувшись, поступил бы так, как поступал уже не раз — нашёл способ дать сдачи. И сильно. А заодно быстро.

Не настолько отчаянно, чтобы принести в жертву очередного себя, но достаточно, чтобы Эльминстеру стало ясно, что он по-прежнему цел и не намеревается отступать.

Так чем же занят Эльминстер?

Ну разумеется, вмешивается в происходящее. Именно так Старый Дурак и поступает всегда. Пытается править королевствами в тени престолов, подговаривает одного лорда дать ему кров и пищу, пока крадёт магию и монеты у другого лорда — или, в данном случае, у королевской семьи Кормира. Держится ближе к богатым и могущественным, шепчет им на ухо, заставляет их делать то, чего он хочет — как уже поступал на протяжении многих веков.

Мэншун и сам понимал соблазны власти. Власть была ультимативным эликсиром; не было ничего сильнее.

Но он делал всё это самостоятельно, не цепляясь за юбки Мистры Могучей, никогда не забираясь к ней в душу — и в постель — чтобы найти убежище в тепле её улыбки и заботы. Он свою власть заслужил, а хитрый старый Эльминстер выпросил её у наивной богини. О, это сработало, да, но кто мог бы предвидеть, что великая богиня Всего Искусства, Наша Госпожа Тайн, сама богиня, погибнет?

Важно сейчас было вот что: без Плетения, без слуг Мистры, без других Избранных, которых можно было использовать и злоупотреблять их доверием, Эльминстер стал ленив в собственном Искусстве. Он провёл годы, делая то и сё, для Мистры и для себя, но редко проводил время, оттачивая Искусство более великое, овладевая новой магией.

Так что великий Мудрец Долины Теней, оставшись без своих друзей и без доступного могущества, стал куда слабее и ничтожнее истинно могущественного Мэншуна.

Кем бы он ни был прежде, Орбаком из Западных Врат или Мэншуном из Зентарима, он сам творил великое Искусство и отточил свои навыки собственным трудом, не божественными дарами, не полагаясь на чужую помощь. Он был лучшим волшебником, истинным архимагом.

Что, в свою очередь, неизбежно означало, что Эльминстер, хитрый, но ленивый, на путях Искусства мог лишь следовать туда, куда вёл Мэншун.

Разве Эльминстер не пытается украсть любую магию, какую только может? О, это затем, чтобы кормить его безумную, где-то заточённую любовницу, да, но разве прежде чем отнести ей, он не изучает каждый украденный предмет, чтобы узнать всё, что сможет,?

Значит, пока будущий император Мэншун вселяется в избранные им разумы, Эльминстер должен отставать на шаг, повторяя то, что уже когда-то делал Мэншун. Используя свои копии, клонов, пробуждающихся, когда уничтожают их предшественника.

Да, вот в чём дело. Должно быть...

Он убил Эльминстера, уничтожил его. Взорвал его тело, разорвал его, затем испепелил.

И сделал всё это быстро, ни на мгновение не упуская из виду своего врага, тщательно высматривая любые признаки бегства. Их не было.

А значит, когда Эльминстер погиб, где-то проснулся его следующий клон. Испугавшись смерти от рук того, кто один раз уже с такой лёгкостью его уничтожил, Эльминстер воспользовался магией, чтобы надеть личину юной девушки — танцовщицы, которая была его собственным потомком — и наверняка поместил настоящую Амарун Белую Волну в магический стазис в какой-то тайной пещере или крипте, до того момента, как в ней возникнет нужда.

Которая возникнет, когда он освоит Искусство подчинять чужие разумы, как Мэншун, и завладеет более молодым и сильным телом своей правнучки.

Но пока должны существовать и другие клоны Эльминстера, тщательно спрятанные в Сюзейле.

И сейчас, пока Мэншун может оставить в покое текущего Эльминстера, его главной задачей должно стать нахождение и уничтожение ожидающих клонов.

Пускай благородные заговорщики плетут интриги и убивают друг друга; когда ряды лордов поредеют, он сможет вернуться к этой игре и тогда захватить Драконий Трон, или решить, кто будет его согревать, пока не наступит время сорвать плоды и избавиться от марионетки.

Начиная с этого мгновения, в первую очередь он будет охотиться и уничтожать спрятанных Эльминстеров.

Будь я Эльминстером, где в Сюзейле я спрятал бы своих двойников?

Или... подождите-ка!

Мэншун сам много раз испытывал смерть, нередко — как раз благодаря Эльминстеру. Он привык к этому, стал жёстче и сильнее. Но не его противник.

Эти прятки, этот отказ выступить против Мэншуна, запросто могли означать, что Эльминстер — пробудившийся клон — где-то скрывается. Что смерть заставила его бояться Мэншуна, и он остаётся в укрытии, используя заклинания, чтобы видеть и слышать через свою марионетку — Амарун Белую Волну.

А значит, вопрос следует сформулировать так: будь я Эльминстером, где бы в Сюзейле я спрятал себя?

В месте, где смог бы держать поблизости по меньшей мере одного клона. В месте, где на него не смогут случайно наткнуться слуги или простой народ. В месте, которое не станут без предупреждения обыскивать пурпурные драконы, или, что ещё важнее, боевые маги.

Но таково было мнение Мэншуна, успешного правителя и военачальника. А как думает Эльминстер?

Он хитёр, но ленив, считает себя умным, но зачастую выбирает самый лёгкий путь. Он прожил много веков и был любимым слугой богини; у него есть гордость, он сам — гордость. И он пытается стать таким как я, более успешным архимагом, избежав при этом трудного пути.

Какой способ скрыться от боевых магов и жить праздно, в роскоши, получая магию по первому желанию, может быть лучше, чем «спрятать» себя в обличье могущественного мага?

Да!

Будь Эльминстер, к примеру, Лараком Дардулкином, он мог обитать в самом сердце Сюзейла в похожем на крепость особняке, купаться в роскоши, мог швыряться заклинаниями, не вызывая подозрений, к нему могли подлизываться и целовать ноги...

Ларак Дардулкин...

Самый могущественный независимый маг в Сюзейле. Идеальная маска для клона Эльминстера.

Мэншун вскочил с кресла и шагнул в гущу своих прорицательных сфер.

Вот эту легко было настроить следить за особняком этого надменного волшебника...

Но когда в поле зрения возникла картинка особняка, Мэншун затряс головой от изумления. Когда всё это случилось?

Высокий дом Ларака Дардулкина наполовину исчез, одна сторона была открыта небу, и в самом сердце руин и разрушения он увидел архимага, свернувшегося в клубочек на полу, окружённого десятью доспешными ужасами, которые кружились вокруг него обеспокоенным и неуверенным хороводом.

Ну и ну! Если это и в самом деле Эльминстер, Мэншуну представился самим Бэйном посланный шанс! Убить Эльминстера сейчас, когда он уже повержен — но сделать это жёстко, быстро и сильно, в случае, если тот, кто победил его, по-прежнему где-то поблизости. А если Дардулкин не был Эльминстером, это по-прежнему была прекрасная возможность ограбить его обитель или превратить волшебника в очередного полезного раба.

Мэншун торопливо пересёк погреб. Лучше всего подойдёт самый сильный его созерцатель — живой, а не тиран смерти.

Да, созерцатели оставались внушительными тварями, когда дело касалось силового противостояния.

 

***

-Беспокоить матушку Арклета нет нужды, - сказала им Шторм. - Его парализованное тело провело нас за ворота — этого достаточно. Кладите его вот сюда.

Они находились на землях особняка Делькаслов, на поросшем травой склоне, между садом, аккуратно посаженым таким образом, чтобы казаться диким, и более строгой террасой, обрамлявшей крайнюю посадку фруктовых деревьев.

-Слишком устала для стычек с благородными матронами, а? - хмыкнул Мирт, когда они осторожно уложили Арклета на землю.

-Слишком устала для любых любезностей, которые только придут тебе в голову, - пробормотала Шторм. - Надеюсь, Арклет сможет добыть немного целебных зелий из семейных кладовых — если там найдётся такое сокровище — прежде чем я отрублюсь. Эл, постарайся сделать всё быстро.

-Хорошо, - ответил Эльминстер, голос которого по-прежнему казался неуместным, исходя из юного стройного тела Амарун. - Приляг здесь, Шторм, а я устроюсь между тобой и парнем, и сможем сделать всё так, что тебе даже садиться не придётся.

-Снова его исцеляешь? - спросил Мирт, протягивая руку Шторм, помогая ей опуститься на траву.

-Да, - отозвалась та. - Буду держать его, пока он работает над заклинанием, но это то же самое. Я исцеляю, когда Эл истощается, чтобы беречь его от безумия.

-Я отойду вон туда, и буду держать ножи наготове, - прорычал Мирт. - Жаль, что у тебя нет лишних заклинаний, чтобы снова сделать меня молодым, стройным и сильным. Или убрать боль в ногах.

Наклонившись, он вгляделся в неподвижное тело Арклета Делькасла. Рука юного лорда была изогнута, а одна нога поднята, чтобы сделать следующий шаг.

-Интересно, понимает ли он, что вы собираетесь с ним проделать?

Устроившись на земле, Эльминстер повернул голову и заглянул Арклету в лицо.

Его ответ прозвучал голосом Амарун, наполовину мрачным, наполовину — голосом готового сорваться в слёзы человека.

-О, он знает. Поверь мне, знает.

 




#95975 Закопайте Эльминстера поглубже: двадцатая глава

Написано Redrick 05 Июнь 2017 - 15:47

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
ВЕСОМАЯ ПРИЧИНА БОЯТЬСЯ

 

-Если можешь поторопиться, подруга, то сейчас самое время, - прорычал Мирт у входа в альков.

-Доспешные ужасы? - спросила Шторм, которая лежала, прижавшись лбом ко лбу Амарун. Она была так близко...

-Да. Дюжина или больше. Летят вниз по улице с крайне угрожающим видом. Несутся по воздуху.

Шторм закрыла глаза.

-Как далеко?

Эл почти полностью пришёл в себя. Почти.

-Где-то в десятке шагов. Нет, уже в шести. Слишком распроклято близко!

Мирт прохрипел последнее слово, когда передний пустой доспех опустился перед ним на мостовую и взмахнул своим двуручным мечом. Внутри конструкта пульсировал зловещий внутренний огонь.

Сталь зазвенела о сталь, когда Мирт, пыхтя, парировал. Он не осмелился уворачиваться из-за девушек у себя за спиной. Ужас снова замахнулся, и второй его товарищ опустился на камни.

Мирт потряс головой. Как только этот присоединится к первому, он — мертвец.

-Шторм? - проревел он. - Есть какие-нибудь чудеса в запасе? Они нужны мне сейчас!

-Да, - раздался знакомый глубокий, более грубый мужской голос. - Думаю, найдутся.

Мирт облегчённо вздохнул и бросился в сторону. Как только доспешный ужас торопливо шагнул на его место, чтобы снова взмахнуть мечом, Эльминстер прошептал что-то — и ночь взорвалась яростным изумрудным пламенем.

Или это была вспышка чего-то другого? Со странным булькающим звуком, похожим отчасти на торжественную песнь, а отчасти — на вой пилы, оно опустилось на улицу медленно расширяющимся, пылающим конусом, всасывая в себя шагающие комплекты доспехов. Все до единого.

В движущемся, растущем сиянии видны были кружащиеся мечи, рукавицы и шлемы, сметённые, когда оно затрещало, потемнело, затрещало снова — и резко угасло.

Оставляя тёмную и пустую улицу, за исключением почерневшего, подпрыгивающего шлема, который прозвенел по мостовой и подкатился к сапогам Мирта. Внутри шлема по-прежнему кипел красный огонь.

Эл потянулся вниз одной из грациозных рук Рун, подхватил шлем и прошептал что-то быстрое и простое, что заставило красный огонь сжаться в бурлящую сферу. Затем он сунул сферу Шторм.

-Сохрани это для исцеления в будущем, когда потребуется.

Он направился за угол улицы. Мирт устало поплёлся следом. Несмотря на тело фигуристой юной девушки, он двигался, как разозлённый Эльминстер — а когда Эльминстер злился, получалось обычно весьма зрелищно.

Дардулкина уже не было в окне, и проделанную Арклетом дыру закрывала панель внутри.

Эльминстер долгий бесшумный вздох рассматривал осколки по краям разбитого окна, затем поднял руки и неторопливо сотворил заклинание.

Стена особняка с рёвом исчезла, обнажая внутренности полудюжины комнат и заставив козырёк из внезапно лишившейся опоры черепицы застонать, покоситься — и черепок за черепком обрушиться, чтобы с грохотом разбиться о железную изгородь внизу.

Мирт вытаращился на это широко раскрытыми глазами, затем вздрогнул.

Дверь в задней части одной из разрушенных комнат распахнулась, и изумлённый Ларак Дардулкин посмотрел на внезапную разруху с одной стороны своего дома.

Он увидел юную танцовщицу, которая по-прежнему стояла с поднятыми в последнем жесте своей магии руками. Драматичным жестом воздев собственные руки, он выплюнул гневное заклятье.

Воздух внезапно наполнился огнём, рычащие шары из которого с пугающей скоростью полетели в Рун. Мирт спрятался обратно за угол, выбросив руку, чтобы предупредить Шторм, и зная, что уже слишком поздно, слишком поздно даже цепляться за жизнь, пока...

Самый высокий из огненных шаров резко замер в воздухе, как будто столкнувшись с незримой стеной. Его яростное оранжево-красное пламя посинело, затем позеленело, затем стало сине-серебряным — и растворилось, песком осыпавшись на мостовую, но полностью исчезнув, даже не коснувшись камней.

Мирт боязливо выглянул за угол.

В этот раз настала очередь Дардулкина недоверчиво таращиться на происходящее. Его заклинание исчезло, как будто его и не бывало — и маг видел, как оно растворяется в воздухе, видел, как разгневанная юная девушка на улице в мгновение ока отражает самую сильную его боевую магию.

Она не могла такого сделать. Никто не мог.

-Кто... кто ты? - прошипел он, поворачивая в испуганной спешке кольцо, чтобы призвать свою лучшую защитную магию. Не дожидаясь ответа, он побежал через обнажённую, открытую ночи комнату, направляясь к своему сильнейшему магическому посоху, скрытому за одной из панелей.

-Меня зовут, - раздался спокойный, почти безразличный ответ, - Эльминстер.

Ловкие пальцы Рун задвигались снова — и когда Дардулкин отодрал панель и триумфально сомкнул хватку на мерцающем чёрном посохе, ощутив, как сила посоха струится сквозь него, следующее заклятье Эльминстера нанесло удар.

Вопреки безоблачному ночному небу звук был похож на удар грома,. Результатом этой магии было уже не чистое исчезновение, а серия взрывов, разорвавшаяя на части несколько комнат дома Дардулкина, швырнув камни, штукатурку и всё прочее высоко в ночное небо в направлении Шутовского луга. Карающий вихрь вырвал потрескивающий, злобно пульсирующий и в конце концов взрывающийся посох из рук мага и швырнул его прочь через ночное небо вместе с остальными обломками... и утих. Когда последнее эхо магии отразилось от ближайших строений, и из окон принялся высовываться оглушённый и растерянный народ, ошеломлённый и напуганный Ларак Дардулкин остался стоять посреди дымящихся руин, уцепившись за край открытой панели.

Его величественная чёрная мантия была разорвана, а на теле зажигались и гасли многочисленные деловито моргающие пятнышки света безмолвным памятником защитной магии, что сберегла его жизнь, но заплатила за это свою цену.

Со звуком, который вначале звучал как стон, но закончился вздохом, похожий на клык остаток внутренней стены наклонился и рухнул.

Не оставив Дардулкину за что цепляться.

Волшебник упал на захламленный пол, сжался в комок, и лишь испуганный взгляд мага сказал Мирту, что тот всё ещё жив.

Над павшим волшебником неподвижным квадратом висели в воздухе четыре доспешных ужаса, охраняя двери, которых там больше не было.

Завидев их, Эльминстер вздохнул. Затем зашевелил рукой в быстром, сложном чароплетении.

На протяжении долгих мгновений казалось, что ничего не происходит. Затем раздался единственный клинк. За ним ещё один. И ещё.

Что-то упало.

Затем целой серией клинков и кланков куски доспехов посыпались со всех четырёх парящих конструктов. Куски осыпались всё быстрее. До тех пор, пока в воздухе не осталось вообще ничего, лишь груды металла на полу вокруг дрожащего Дардулкина.

Тот мог только смотреть, время от времени лишь мяукая от недоверчивого страха, как опавший металл у него на глазах начинает ржаветь с невозможной скоростью.

Ко времени, когда Дардулкин дважды или трижды сглотнул слюну, всё, что осталось от его стражей — горы красновато-бурого порошка. Рассыпались даже рукояти мечей.

-Теперь можешь поплакать, - нежно сказал Эльминстер сжавшемуся в клубок архимагу. - Как, похоже, любят говорить в эти дни волшебники: всем нам когда-то приходится начинать познавать мир.

 

***

Стеная от ужаса, Марлин Грозозмей поспешил домой. Всё пошло совсем не так!

Что же теперь делать, что же теперь делать?

Остались ли вообще призраки синего пламени в его власти?

Он не мог прогнать из головы видение того, как одного из призраков швырнуло через весь Променад. Призрак выглядел как обычный наёмник, человек, которого можно убить так же быстро — и, проклятье, так же легко — как любого другого, человек с мечом, который просто почему-то горит синим пламенем. Да любой волшебник-самоучка сможет такое наколдовать!

Он считал себя таким могущественным, таким важным...

Призраки легко расправились с Ханткрауном, но... но...

Не оказались ли они сейчас всего лишь яркими флагами, пометившими его, как предателя, для всех, кто готов оглядеться вокруг?

Ганрахаст, королевский маг? Эта ворчливая сука, леди Глатра? Король?

Его посетило краткое ужасное видение колоды для рубки мяса во дворцовом дворе и кронпринца Ирвела, ожидающего рядом, с большим острым мечом и беспощадной улыбкой...

Марлин потряс головой, чтобы прогнать от себя этот образ, и зашагал по комнате, направляясь к своему излюбленному графину. Ну и вляпался же он...

О нет.

Позади будто из ниоткуда расцвело густое синее сияние, отразившись во всех его графинах. Схватив одной рукой рукоять Парящего Клинка, а второй — Виверноязыкую Чашу, Марлин резко обернулся.

Призрак, разумеется, улыбался. Призраки синего пламени улыбались всегда. Широкими, ужасными улыбками, злобными или злорадно-безумными, и, разумеется, фальшивыми.

Улыбка разительно контрастировала со злобным шипением, которое издал, шагнув из стены, Трет Халонтер, давным-давно бывший лучшим воином Девятки. Его потрёпанные и неприглядные кожаные доспехи казались старыми и рваными, кое-где повисли лохмотьями. Воин в сердце трепещущего синего огня, который был слабее обычного, угрожающе подался вперёд.

-Послал нас в самую пасть могущественной магии, да, - прошептал он, будто раненый внутри. - Надменный идиот.

Марлин каким-то образом сумел зайти за стол, с которого схватил Чашу, и из своего жалкого убежища по ту сторону столешницы испугано огрызнулся:

-Ты мой слуга! Помнишь?

В отчаянной спешке выхватив меч, он поднял его и Чашу перед собой, как будто это были святые реликвии, которые могли прогнать яростного духа.

-Помню. О да, я помню, - ответил Халонтер, сверкая своей широкой улыбкой. - На самом деле, лордишка, я никогда не забуду.

-М-мне жаль. Я видел... что случилось с дверью. И-и с тобой. Но я же не мог предвидеть, что какой-то боевой маг окажется настолько спятившим, чтобы уничтожить часть собственного дворца лишь затем, чтобы победить тебя! Не мог же?

Всё с той же ужасной усмешкой Халонтер ловко рубанул мечом по дуге, которая перерубила ряд новых, незажённых свечей и горлышко одного из самых старых графинов Марлина, не разбив и не перевернув его.

Марлин задрожал при мысли о том, каким острым должен быть клинок призрака.

-Нет, не мог, - ответил он сам себе, дрожа от страха.

-Нет, - прошипел Халонтер, - ты не мог.

Он сделал угрожающий шаг вперёд, оказавшись у стола. Марлин почуял слабый, едкий смрад Халонтера. Как прокисшее вино и множество перемешанных специй.

-Тем больший ты глупец, - добавил призрак, толкая стол вперёд.

Стол мог бы болезненно прижать Марлина к его лучшему серванту, но к счастью для лорда, сбоку стояла каменная реплика носовой фигуры древнего корабля Грозозмеев, массивная, твёрдая и неподвижная, как стена за ней. Стол врезался в неё и дальше двигаться не мог.

С рычанием призрак развернулся и направился в противоположную сторону, пересекая комнату.

-Релв! - сплюнул Халонтер. - Как он?

-Я... я...

Запнувшись от страха, Марлин не успел больше ничего произнести, когда стена, сквозь которую прошёл Халонтер, снова засветилась синим — тёмной, блеклой синевой — и появился сгорбленный, хромающий Релв Ланграл.

Пламя второго призрака было слабыми, мерцающими тенями, и выглядел он так, будто проиграл схватку с вооружённым разделочным ножом мясником. Или тремя мясниками.

-Ты, - зарычал он на Марлина, - послал меня против какого-то могущественного духа! Госпожи клинка, или повелительницы клинка, или каким тлуином называют женщину, которая способна заставить свой меч танцевать, выписывать пируэты и даже наливать ей стларново вино! Меч был частью её — его касание обожгло меня! Она способна летать; она способна исчезать; всё, что я мог делать — только защищаться! Больше не посылай меня сражаться с гордыми призрачными принцессами в их собственных дворцах! Тьфу!

Он рубанул своим мечом, но удар, который должен был разбить ряд неоткупоренных, дорогих бутылей с винами из далёких земель, рассёк лишь пустой воздух, когда нога призрака подкосилась. Ланграл беспомощно завалился на бок и рухнул на ковёр Марлина.

-Простите, простите, простите! - отчаянно забубнил Марлин, бросаясь помочь упавшему плуту — но резко остановившись, когда Халонтер предупреждающе ткнул одним из своих клинков.

-Что мне сделать? - спросил он.

-Используй нас мудро, - прошипел Халонтер. - Не так часто. И не в ближайшее время. Нам обоим нужно время, чтобы выздороветь.

-Вы сможете выздороветь зде... здесь? - выпалил Марлин, размахивая Чашей.

Халонтер наделил его долгим безмолвным взглядом, который по части неприкрытой злобы мог поспорить с его широкой и неувядающей улыбкой.

Марлин отпрянул от него, затем бросился к боковой двери и через неё — в свою гардеробную, торопливо приставив к двери кресло. Из-за неё он начал возвращать призраков обратно в их предметы.

Халонтер не сказал ни слова, но не опускал своего злобного взгляда. Релв на полу шипел яростные ругательства.

Только когда оба они исчезли, и взмокший от пота Марлин оказался в одиночестве, он понял, что испугало его больше всего.

Оба призрака сами были крепко напуганы.

Так же, как и он.

-Я должен бежать из Сюзейла, - мрачно сказал он комнате. - Прямо сейчас.

Пинком отшвырнув кресло, он шагнул обратно к столу, поставил на него Чашу, затем бросился по комнате, подбирая необходимые вещи.

-Плащ, фонарь, побольше монет, запасной кинжал, старые охотничьи сапоги взамен этих модных...

Он подумал о Королевском лесу. Да, туда он и отправится.

Прямо сейчас, когда все значимые лорды были здесь, в Сюзейле, а судьба королевства лежала на блюдце между ними.

Да, он уйдёт.

Почему? Проклятье, да потому что он боится.

Перед ним вспыхнул взгляд леди Глатры, затем злобные глаза Халонтера, затем груз тёмной и злой воли, которая так часто проникала в его разум...

-У меня есть стларновски весомая причина бояться, - прошипел он вслух, возвращаясь к столу, чтобы посмотреть на собранные вещи.

Ох, ему ведь потребуется королевский указ, чтобы городские ворота отворили ночью. Хорошо, что его отец принадлежал к поколению, считающему, что каждый благородный дом должен при любом удобном случае давать взятки царедворцам в обмен на различные вещи на случай будущей нужды.

Указы были спрятаны в ящике небольшого амнийского стола, вместе, да, вместе с отравленными кинжалами, которые тоже могут ему пригодиться.

Ах! И как же он собирается зажигать фонарь? Кремень и кресало в отдельной трутнице. В конце концов, при нём не будет слуг там в лесу.

В лесу. Где в лесу?

Вряд ли он мог отправиться в охотничий домик Грозозмеев. Как только ручные волки Глатры обнаружат, что он сбежал из дому, они первым делом заглянут туда.

Нет, это должна быть другая охотничья хижина, которую вряд ли найдут.

Что означало место, принадлежащее одному из его немногочисленных друзей среди его собратьев-заговорщиков.

Виндстагу.

Учитывая раны и пятно, которое он навлёк на свою репутацию, охотясь за топором, и свою мнительность, Виндстаг ещё много дней и носу не покажет за ворота своего особняка. Что означало, что охотничий домик какое-то время будет свободен, поскольку ни один другой член семьи Виндстагов не любил охоту.

Туда Марлин и отправится.

Но не один. Не в эти глухие места. Только не тогда, когда королевские лесничие могут обойтись с ним, как с любым отчаянным разбойником.

Он возьмёт троих людей, лучших оставшихся телохранителей среди тех, кому он мог доверять.

Насколько он вообще мог кому-либо доверять, разумеется.

С ехидной и горькой усмешкой, порождённой этой мыслью, Марлин поспешил покинуть комнату, чтобы найти седельные сумки.

В конце концов, он ведь возьмёт ещё четыре самых быстрых лошади.

 

***

-Последнее заклинание было лишним, - пробормотал Эл, когда Шторм снова устало улеглась на него сверху и взяла его подбородок — подбородок Рун — в ладони, чтобы прижаться к нему лбом.

Их разумы погрузились друг в друга в привычном слиянии... и исцеление началось заново. Никто из них не желал замечать, каким мрачным и усталым был разум Шторм.

-Не можешь обойтись без величественных жестов, - прошипела она. В её дыхании чувствовались слабые нотки корицы. - Без последнего росчерка. Без злоупотребления магией.

-Это важно, Грозовая, - ответил он. - Правильное впечатление может выиграть дюжину битв. Заставь врагов бояться...

-Да, да, я знаю, - вздохнула она. - Только заставляй их бояться меньшим количеством магии в следующий раз, ладно?

-Хорошо, милая, - пробормотал он. - Или шататься и падать будешь уже ты, а не я. Я знаю.

Шторм пробормотала нечто нечленораздельное и прижалась к нему, её разум согрелся от вспышки удовольствия.

Эл задумался на миг, что из сказанного породило такую реакцию... а затем забыл вместе со всем остальным, когда исцеление достигло той стадии, на которой он всегда погружался в забвение.

Прекрасное забвение...

 




#95974 Закопайте Эльминстера поглубже: девятнадцатая глава

Написано Redrick 05 Июнь 2017 - 15:45

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
ОПАСАЯСЬ ХУДШЕГО, Я СБЕЖАЛ

 

-Нет, - терпеливо сказал Арклет. - Я не сошёл с ума и, думаю, не ошибся. Это действительно Эльминстер.

-Он так себя называет?

-И он, и другие. Включая леди Глатру, среброволосую женщину, которая зовёт себя Шторм Среброрукой и определённо похожа на Шторм из легенд, и...

Дардулкин взмахнул рукой, прерывая его.

-Высокая, властная или грубая, сногсшибательно красивая, длинные серебряные волосы, которые шевелятся сами по себе? Я могу заставить выглядеть подобным образом вас, или себя, раз уж на то пошло, с помощью простого заклинания. Вас обманули, молодой лорд. Угрозы вторгнуться в разум обычно остаются всего лишь угрозами. Эта магия достаточно проста, но для её автора существует опасность, которая намного перевешивает любую выгоду. Умелые работники Искусства в этих водах не плавают.

-Сэр Дардулкин, - осторожно сказал Арклет, - мне не слишком-то важно, угрожает мне некомпетентный безумец или компетентный архимаг неизмеримой силы. Я слышал, как его голос доносится из уст моей возлюбленной, говорил с ним — с ней, точнее, но в её голове был он — и разговор этот был бы невозможен, если бы он отсутствовал. И он заставил меня впустить его в свой разум. После того, что я видел и слышал, я знаю, что он на это способен — будь он настоящий Эльминстер или нет. Мне также неважно, зачем он назвался Эльминстером — чтобы впечатлить меня или пол-Фаэруна. Меня впечатляет то, что я видел, а не имя, которое он использует.

Дардулкин подался вперёд.

-И что же вы видели?

-Ну, - начал Арклет, - я... хм...

Дардулкин скорчил гримасу, которая, возможно, должна была обозначать улыбку.

-Вот именно. Лорд Делькасл, похоже, вы напрасно тратите моё время. И всё же вы намерены меня нанять?

Арклет вздохнул.

-Да. Должен сказать, не похоже, чтобы вы жаждали заполучить мои монеты!

-Я не жажду, - Дардулкин повернул одно из колец, украшавших его пальцы, и в воздухе между ними неожиданно прозвучало пение. - Не подходите ближе, иначе пострадаете.

-Что? Сэр маг, я вас уверяю...

-Нет, лорд Делькасл, это я кое в чём вас уверяю. Вы мой пленник и останетесь таковым, пока мне не будет выгодно вас отпустить.

-Чтоооо?

Арклет вскочил на ноги, перевернув кресло, и выхватил меч.

-Вот и обычный ответ высокомерной знати на всё, что им не по нраву. Поэтому я и воспользовался только что защитной магией.

-Но... но зачем вы это делаете? Вы в союзе с Эльминстером?

-Такого человека больше не существует. Настоящий Эльминстер давно мёртв вместе со своей богиней. О, это имя может использовать целая свора шарлатанов-недоучек, чтобы напугать жертв своих махинаций. Эти шуты гороховые меня не интересуют. Однако меня интересуете вы, лорд Делькасл.

-Почему? - фыркнул Арклет. - Я что, очень привлекательный?

Дардулкин задумчиво потер друг о друга пальцы. На его лице возникла слабая, холодная улыбка. Она задержалась на мгновение, как будто ей было неудобно в таком непривычном месте, и сразу же угасла вновь.

-Не сам по себе, нет. Не льстите себе, Делькасл — хотя я знаю, что большинство из вас, юных лордов, ничем другим и вовсе не занимаются.

Волшебник встал и зашагал по комнате. Арклет ощутил перед собой неожиданное давление, отталкивающее его назад. Щит Дардулкина перемещался вместе с носителем.

-Нет, - пробормотал волшебник, окинув скучающим взглядом символы на чёрных стенах, - я думаю, вы — представитель одной или нескольких партий дворян из всех этих политических клик, как стервятники, кружащих вокруг доживающего свои последние дни правления Форила. Это дело с «Эльминстером» просто неумелый способ нанять меня и заручиться моими услугами для вашей партии. Что, в свою очередь, означает, что вы можете стать ценным заложником в любых сделках, которые мне может потребоваться заключить с вашими союзниками. Если они считают вас расходным материалом, что ж — по крайней мере я лишил ваш маленький кабал заговорщиков ресурсов одного из его членов — и притом богатого.

-Волшебник, - резко спросил Арклет. - Ты спятил?

-Все волшебники безумны, благородный господин. Или кажутся такими для тугодумов вроде вас, которые видят мир лишь как хранилище монет и обитель согласных на всё девок, мечей и угроз, и которым никогда не дано познать красоту Искусства.

-Понятно, - Арклет попятился. - И на кого же ты работаешь? На себя, знаю, но в рядах чьей партии состоишь?

-Ничьей. Я сам по себе, в стороне от всей этой утомительной борьбы за власть. Если представители других заговорщиков посетят меня в дальнейшем, я тоже могу взять их в плен и собрать свою коллекцию.

-С какой целью? Думаешь, что можешь торговаться с каждым благородным домом в этой стране? С благородными родами, у которых есть собственные семейные маги, родами, которые могут нанять ещё больше магов, так что ты закончишь дракой сразу со многими чароплётами одновременно?

-Ах, сказано как истинный лорд. За власть надо сражаться и использовать для сражения с чужой властью, не так ли?

Арклет нахмурился.

-Власть — это искусство получать желаемое без использования грубой силы.

Дардулкин снова улыбнулся. Улыбка казалась не более естественной, чем в первый раз.

-Вы меня удивляете. Это верно. Я не намереваюсь сражаться с кем-то или против кого-то — разве что найдутся глупцы, которые попытаются осадить мою обитель.

Он шагал вперёд, пока его щит не заставил Арклета снова отступить.

-Я решил не принимать чью-либо сторону в нарастающем хаосе и беспорядке, пока не наступит время, когда все уцелевшие фракции готовы будут отдать большие суммы и концессии в обмен на мои услуги.

Он развёл руками.

-Тогда я приму лучшее предложение, не соглашаясь на меньшее, чем титул и звание при дворе, а в идеале — позицию, обладающую настоящей властью за троном, сравнимой с той, которой обладал в древности Вангердагаст. Но при этом — без ответственности и необходимости подчиняться королевской семье, сопутствующих титулам королевского мага или придворного волшебника.

Он смерил Арклета взглядом и оскалился.

-Тогда я буду лордом, Делькасл — и, думаю, начну становиться таким же мерзким и жестоким, как вы.

-Полагаю, я должен быть оскорблён, - отозвался Арклет, - но вместо этого мне просто тошно, сэр Дардулкин. Я пришёл, чтобы найти помощь против Эльминстера и был готов хорошо заплатить, но сейчас Эльминстер кажется меньшим злом, чем я его считал.

-Что ж, всем нам когда-то приходится начинать познавать мир, - ухмыльнулся архимаг, делая ещё шаг вперёд.

Арклет отступил, затем неожиданно развернулся, перескочил через стол и бросился к двери, через которую вошёл.

Маг побежал через комнату с неожиданной скоростью и оттолкнул Арклета от выхода своим щитом — когда до двери оставался всего шаг.

-Это, - жестоко произнёс Дардулкин, задыхаясь, - было неразумно. Я вызову своих стражников, чтобы увели вас.

-Ваши стражи — это доспешные ужасы?

-Именно. Мои собственные создания. Спорить с ними будет крайне неразумно.

Арклет кивнул. Значит, дверь недосягаема — пока сквозь неё не пройдут доспешные ужасы, и волшебнику придётся сделать шаг назад, унося с собой щит и оставляя самого любимого из Делькаслов в этом королевстве делить с конструктами край комнаты. Панель, через которую вошёл Дардулкин, тоже была недосягаема.

Но что насчёт других панелей? Он повернулся и снова бросился через комнату, перескочив стол и с силой ударив в одну из панелей на внешней, как он считал, стене.

Та немного поддалась, так что он ударил её снова — плечом. Панель затрещала, поддаваясь сильнее.

Когда Арклет ударил панель в третий раз, Дардулкин с гневной гримасой поднял руки, чтобы использовать магию.

Панель со стоном отворилась, как дверь на пружинах — и открыла расположенное за ней окно!

Большое, прозрачное окно из чистого стекла самого дорогого сорта, которое стоило множества золотых львов. С женственными, обрамлёнными рюшем занавесками — не менее дорогими.

Арклет скрестил руки перед лицом и шеей, выставив перед собой эфес меча, и швырнул себя в окно, надеясь, что там нет никакой странной магии, которая заставила бы его отскочить обратно.

Магии не было.

Грохот был оглушителен.

Арклет едва заметил летящие во все стороны осколки, ленту сада шириной с плечи крупного мужчины, тёмную сюзейльскую улицу за ней — а между садом и улицей кованную железную ограду, которая казалась весьма прочной.

Такой она и была.

Он врезался в ограду и скользнул по ней вниз, пойманный между железом и каменным особняком. Железом, которое наверняка могло плеваться молниями или сворачиваться в острые когти, будь у Дардулкина время заставить ограду всё это проделывать.

Захрипев в отчаянном усилии, Арклет вскочил, схватился за верхнюю часть ограды, подбросил себя вверх, через штыри, приземлился с глухим ударом и звоном меча, который он выронил.

В состоятельном квартале вроде этого подобный шум в мгновение ока должен был привести к нему патруль стражи.

Он перекатился, схватил свой меч, но не стал тратить время, чтобы перевести дыхание. Вскочив на ноги, он бросился бежать.

Разумеется, никакой стражи не было видно — почему проклятых драконов никогда нет рядом, когда они тебе нужны?

-Весьма прохладная беседа, - услышал он спокойное замечание Дардулкина. - Поздней ночью переговоры редко проходят удачно. Однако я не могу позволить энергичному и болтливому юному лорду сбежать от меня, зная то, что знает он. Так что простое заклятие остановит вас, Арклет Делькасл, пока мои ужасы вас не заберут.

Арклет бросился к одной из сторон улицы, пытаясь спрятаться от взгляда архимага. Как там работает парализующая магия? Он не помнил; он слышал про неё лишь дважды, и...

-Ох храст, - выругался он, почувствовав ползущую по телу усталость, сковывающую конечности. - О нет! Нет...

Это было словно пытаться идти по шею в воде.

Он попробовал усилием воли продолжать свой путь, но спустя какое-то время понял, что хотя его сердце бьётся, а конечности напрягаются, окружающее уже не меняется.

Он стоит на месте.

Ох дьявол.

 

***

-Тихо! - хрюкнул Мирт. - В нашу сторону бежал человек, вон там — он только что остановился.

-Без сомнения, восхищённый тем, что лицезреет знаменитого Мирта Ростовщика, глубоководского лорда, - отозвалась из-за его спины Шторм, которая тащила покачивающуюся и почти безвольную Амарун. Рун могла идти самостоятельно, вся слабость прошла, но приходилось вести её, чтобы удержать от падения.

-Нет, подруга, «остановился» не как обычно, а как парализованный магией. Я видел такое не раз. Кто-то заморозил его на полушаге. И будь я проклят, если этот парень не кажется мне знакомым.

-Какого сорта знакомым? - осторожно спросила Шторм, пытаясь выглянуть из-за туши толстяка.

-Сорта «Арклет Делькасл» знакомым, - отозвался Мирт, сделав пару торопливых шагов. - Судя по всему, он только что выскочил из вон того окна. Того, где стоит идиот в мантии злого мага.

Шторм хлопнула Мирта по плечу, чтобы тот остановился, затем выглянула из-за него, будто глубоководец был крупным булыжником, за которым она пряталась.

-Только не это.

-Очевидно именно это, - ответил Мирт. - А что именно?

-Он отправился на встречу с беспощадным Дардулкином, самым сильным волшебником по найму во всём Сюзейле, чтобы заручиться его магией, - ответила Шторм. - Наверняка затем, чтобы защитить кое-чьё сознание от Эльминстера.

-И переговоры не увенчались успехом?

-Похоже на то. Ходят слухи, что у Дардулкина есть личная армия доспешных ужасов, так что он, скорее всего, следит за Арклетом, пока юношу не заберут ужасы.

-Так заберём его первыми, - проревел Мирт, снова бросившись вперёд и потащив за собой Шторм, - и используем Арклета как щит от заклинаний, раз уж парень уже парализован, а?

-Ага, - уныло согласилась Шторм, на каждом шагу ожидая, что их испепелит нечто ужасное.

Мирт не стал смотреть в сторону окна, не стал и осторожничать. Он просто подхватил Шторм под мышку, чтобы держать её с другой стороны от особняка мага, подскочил к Арклету, сунул руку между ног юного лорда, ухватился за его пояс, подпихнул коленом, поднимая его с земли, и продолжил идти.

Первое заклинание ударило в них через шесть шагов, когда Мирт поворачивал Арклета между собой и окном.

Оно обдало их жестокой болью и бросило на мостовую шипящие молнии.

Когда эти трескучие маленькие разряды утихли, Шторм — оказавшаяся ничком на камнях, всё тело покалывало там, где не парализовало — посмотрела на Мирта, потом на Амарун.

Волосы толстого купца все встали дыбом, лицо почернело, и дымок лениво поднимался с жилета. Или как там назывался этот грязный, бесформенный предмет верхней одежды, что носил старый лорд Глубоководья.

Лицо Рун перестало быть пустым и залитым слезами. Оно было злым и внимательным.

-Эл? - прошептала Шторм.

-Кто это сделал? - рявкнул из прекрасного рта Рун знакомый голос Мудреца Долины Теней.

-Дардулкин. Самый могущественный архимаг в Сюзейле, а может, и во всём Кормире. Он стоит вон в том окне.

-Вот, значит, как? Ну что ж...

Тогда их ударило второе заклинание, взрыв, что поднял их с мостовой и швырнул вниз по улице, как подхваченные ветром листья — кувыркаться и беспомощно кричать проклятия.

-Довольно, - сплюнул Эльминстер, когда все они снова остались лежать на камнях. - Шторм, излечи меня!

-Он послал за нами свои доспешные ужасы...

-Тогда излечи меня немедленно.

Шторм повернула голову.

-Мирт, помоги мне. Нам нужно попасть за тот угол, а потом найти альков или дверной проём, который ты сможешь оборонять от любых доспешных ужасов, пока я буду исцелять Эла.

Мирт ответил нечленораздельным, осторожным «хорошо, если так» хмыканьем, затем начал ползти.

-Должен тебя предупредить, - прохрипел он, медленно подползая к ней, похожий на движущуюся кучу кухонных помоев, - что мои умения разрушителя-доспешных-ужасов слегка заржавели. У Пьергейрона есть... ээ, были — только два таких, и он считал их слишком ценными, чтобы мы на них практиковались.

-Всё, что нам нужно — чтобы ты достаточно их задержал, - ответила Шторм, подползая туда, где она смогла дотянуться до Арклета и покатить его неподвижное тело. Затем она вцепилась в Амарун, тоже заставляя её ползти.

-Хах, - проревел Мирт, протягивая руку, чтобы помочь перекатывать Арклета. - Чем старше становлюсь, тем дольше кажется это «достаточно».

-Я тоже это заметила, - согласилась Шторм, устремляясь вперёд, чтобы подхватить голову Арклета прежде чем она ударится о мостовую. - Думаю, некоторые называют это «прогрессом».

-О? Некоторые? А другие как это называют?

-Общим упадком королевств, все быстрее и неизбежнее скользящих в Бездну, ползучим хаосом и скорым уничтожением.

-Ааа. Так значит, мне стоит побыстрее зарабатывать свои монеты, а?

-Ага, - согласилась Шторм, не сдержав улыбки.

 

***

Брорин Виндстаг не помнил времён, когда где-то рядом с ним не ухмылялся бы Деласко Сорнстерн. На протяжении многих лет они почти всё делали вместе, и так продолжалось до сих пор.

И после клятвы Грозозмея исполнить смелый план лорда Илланса они не стали тратить время зря и отправились в их излюбленное «тайное место», тёмный уголок в семейных садах Сорнстерна, где могли обсудить дела, не опасаясь быть подслушанными.

Их обоих охватила бы немота — и холодный, отчаянный ужас при воспоминании о всех изменнических действиях, что они так беззаботно обсуждали — узнай они, что каждый их остроумный комментарий подслушивает и запоминает старший рыцарь Короны, который следил за Виндстагом годами. Некий сэр Талонар Винтер, очень похожий на портреты великого Короля Азуна, четвёртого обладателя этого имени, и кто в данный момент находился над ними, скрытый в кроне могучего тенистого древа.

Человек, который так привык к этой ветке, нависавшей над беседкой, где два друга обсуждали свои делишки, что он мог взобраться и слезть с неё беззвучно, даже в непроглядной тьме, при помощи или без помощи высоких стен Сорнстернов с остриями наверху.

И всё же два лорда пребывали в блаженном неведеньи о своих слушателях, и вели беседу, не скованные правилами приличия. Прямо сейчас они обсуждали шансы Марлина Грозозмея.

-Да, прямо через внешнюю стену особняка Грозозмеев. Крепкий камень в фут толщиной, никаких тайных дверей или ворот. Шагнул, не останавливаясь, синее пламя и всё прочее, и даже гари за собой не оставил.

-Никаких тайных дверей? - недоверчиво переспросил Виндстаг во второй раз.

-Нет, - подтвердил Сорнстерн. - Он в этом поклялся, настаивая, что был трезв и видел всё очень отчётливо. Они вдвоём шагнули сквозь стену, не произнося никаких заклинаний. В месте, где были прочные твёрдые камни — он потом проверил. И Индур никогда не лгал нам и не приукрашивал. Он прекрасно знает, что за такое поплатится своей шеей.

Виндстаг кивнул.

-Так расскажи мне про этих призраков синего пламени.

Сорнстерн откинулся назад, чтобы взглянуть на ночные звёзды — те немногие, что видны были за величественной тёмной листвой дерева над ними. Даже будь у него светящийся камень на шесте, чтобы вглядеться, не было никаких шансов, что юноша заметит так внимательно прислушивающегося к ним старшего рыцаря, поскольку старший рыцарь не обладал привычкой такие шансы кому-то оставлять — даже тупым и безнадёжным юным лордишкам.

Впрочем, Деласко Сорнстерн никого и не искал. Он наслаждался моментом, смакуя тот редкий случай, когда Виндстаг его слушал.

-У моего отца, Гедро, - медленно начал он, - есть хобби.

Он сделал паузу, чтобы посмотреть, как Брорин жадно подался вперёд, демонстрируя первые признаки нетерпения. Прежде чем оно успело смениться гневом, Деласко продолжил.

-Он собирает знания и реликвии о знаменитых авантюристах прошлого. Несколько лет назад он узнал всё про этих знаменитых искателей приключений, Девятку. Не героические рассказы бардов и старые кабацкие сплетни, а всё про них. Чем они кончили, если быть точным.

-Сестра Среброволосой — Лурл, Лаэраль или как-то так — попала под проклятие бога, да? После того, как надела Корону Рогов, и та пожрала её мозг?

Сорнстерн вздрогнул от слов Виндстага.

-Д-да, можно сказать и так. Она стала злой, по крайней мере до тех пор, пока её не спас лорд архимаг Глубоководья, Чёрный посох, и не взял её в жёны...

-Забавно всё обернулось, да? Сними-ка платье и узри моё лекарство! - ухмыльнулся Виндстаг.

По старой привычке Сорнстерн ответил ожидающимся от него кивком и такой же ухмылкой.

-Да, я тоже это заметил! Сколько мы потеряли, не родившись могучими магами, а?

-И правда. Значит, она съехала с катушек, и Девятка разошлась, чтобы потом никогда не сойтись снова, - почти пропел Виндстаг. - Видишь? Кое-что из того, о чём талдычили мои наставники, я всё-таки запомнил...

Сорнстерн кивнул и снова улыбнулся.

-Выловить что-то из этого потока бессмыслицы уже здорово! Ты правильно помнишь, и некоторые из участников Девятки потом были наняты богатым купцом из Аткатлы. Они не знали, что купец находится под властью архимага, желавшего воплотить долголетие и молодость в магические предметы, заточив внутри жизненную силу живых существ, и...

-Ох уж эти амнийцы! Готовы собственную руку продать! Им нельзя доверять ни на медяк!

-О... хорошо сказано, и в самом деле — нельзя! Ну, этот волшебник легко одолел авантюристов с помощью своих заклинаний и заточил их в предметы своего изготовления. Позднее по меньшей мере один, а скорее даже два из этих зачарованных предметов попали в руки Грозозмеев.

Виндстаг впервые утратил свой энтузиазм. Он сощурился, будто потрясённый какой-то мыслью.

-И откуда же ты об этом узнал?

-От отца, - триумфально ответил Сорнстерн, - а он узнал от печально известного Старого Мага, про которого ходят легенды: Эльминстера из Долины Теней. В обмен на то, что дал Эльминстеру приют на одну ночь и позволил осушить графин плохонького вина. Старый дурак решил, что ему подали лучшее отцовское.

Два лордишки уже в который раз зафыркали и заухмылялись над доверчивостью низших классов, пока Виндстаг не напрягся, когда его посетила новая мысль.

Взволнованно подавшись вперёд, он спросил:

-И сколько членов Девятки были заточены в предметы? Сколькими управляет Марлин?

Сорнстерн пожал плечами.

-Думаю, всего двумя, но точно не знаю. Я заметил, что Марлин вообще ничего нам не говорил про этих призраков всё то время, что посылал их в город.

Виндстаг улыбнулся.

-А ты сказал бы на его месте? Это было его секретное оружие против Обарскиров.

-Или против нас, - задумчиво ответил другу Сорнстерн. - Или против нас.

 




#95964 Закопайте Эльминстера поглубже: восемнадцатая глава

Написано Redrick 31 Май 2017 - 10:28

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
СЕЙЧАС Я ИДУ ОХОТИТЬСЯ

 

Шторм покачнулась, всхлипнув от боли. Магия изливалась из тела в её руках, с треском сталкиваясь с дворцовыми печатями.

Там, где магия Эльминстера ударяла в печати, а печати ударяли в ответ, возникала энергия. Она клубилась вокруг Шторм и Амарун, сначала похожая на огонь и кислоту, затем скорее на солёный кнут рабовладельца, который давным-давно довелось испытать Шторм... или на вихрящиеся, безжалостно острые грани начарованного жрецом барьера сотен клинков...

Чтобы спасти их обеих, она вытолкнула Амарун в ночь, подальше от печатей. Назад на Променад, где Шторм тяжело упала на колени. Амарун осела мёртвым грузом у неё на руках.

Внезапно её окружило кольцо мечей, сверкающий круг смертоносных лезвий.

-Сдавайтесь! - рявкнул пурпурный дракон. - Покажите пустые руки и назовите себя.

Шторм посмотрела на него, задыхаясь, и подавила боль достаточно, чтобы сказать:

-Мы боевые маги, солдат! Горим изнутри от дикой магии! Ради вашей собственной безопасности, отойдите от нас и от того дверного проёма прочь!

Солдаты разом побледнели и отступили. Содрогнувшись, Шторм обхватила Амарун и покатилась, унося их обеих дальше по улице. Два дракона подозрительно двинулись за ними, но были отозваны меч-капитаном.

Стиснув зубы, Шторм поднялась, потащив за собой по-прежнему слепую, оглушённую Амарун, и медленно повела танцовщицу в ночь.

-Эл? - прошипела она, когда они достигли входа на боковую улочку в дальнем конце Променада.

Единственным ответом был нечленораздельный слабый стон.

Дальше по улице она заметила сгорбленного, спотыкающегося человека, который убегал прочь от них. Он был окутан блеклым, слабо мерцающим синим пламенем.

-Показали призраку, что по чём, - громко прошипела Шторм.

Когда она это сказала, далёкая фигура повернула за угол и исчезла.

 

***

Призрак синего пламени, которого не впечатлила её улыбка, атаковал бесстрашно, с собственной ухмылочкой, уверенным, почти беззаботным ударом.

Алусейр ловко отбила его меч в сторону своим призрачным клинком, и продолжая движение, ловким изгибом глубоко порезала ему бок, подлетела ближе, разрезая торс. Кончик меча проскрежетал по рёбрам, устремившись к горлу.

Синий огонь отступал перед серебряно-серым туманом её меча, расступаясь и темнея, обнажая человеческое тело. Алусейр ринулась вверх, уходя от его бешеной контратаки, и рубанула противника по тыльной стороне его сжимавшей меч руки, прямо над локтем.

Меч синего призрака прозвенел на дворцовом полу, Алусейр развернулась и налетела на него снова. Она не осмелилась попробовать прямой выпад или обезглавливающий удар, поскольку каждое прикосновение огненной ауры призрака к её мечу — который являлся частью самой принцессы, обретая плотность по её воле из той же призрачной эссенции, из которой состояло всё тело Алусейр — пожирало её не-жизнь.

Было бы глупостью убить этого нарушителя ценой её собственного существования и оставить её возлюбленный дворец совсем без охраны.

Так что она ограничилась рубящими ударами по рукам и корпусу, кружа вокруг противника в бесконечном кружеве острой стали, заставив его сжаться за собственным клинком, всё больше и больше угасая.

Призрак синего пламени вдруг резко рванулся и бросился бежать с криком боли и ужаса, бросившись прочь из дворца, дико махая мечом в попытке защититься от клинка Алусейр.

-Враг по крайней мере был заметно ослаблен, - удовлетворённо сказала призрачная принцесса пустому коридору, остановившись прямо перед бурлящим хаосом нарушенных, пытающих восстановить свою целостность печатей, чтобы проследить, как призрак несётся по Променаду. Он свернул на боковую улочку и продолжал быстро удаляться.

Снаружи драконы помогали бормочущему что-то младшему сенешалю Фентаблю встать на ноги. Он казался пьяным или оглушённым, а солдаты, придерживающие его, взволнованно говорили о «созерцателе, как в легендах, только размером с детский горшок!»

Один из них держал лезвие своего меча у горла Фентабля.

-Я слыхал о таких. На одной из лекций старика Даргуста о глазных тиранах, два года назад. Он говорит, что некоторые из них по-прежнему скрываются в сердце Хуллака, выжидая, пока не представится шанс захватить королевство!

-Ну, а я слышал, что некоторых видели прямо здесь, в Сюзейле! - проревел старый дракон. - Забудь о далёких лесах, от которых следует держаться подальше, у нас тут...

Хмурясь от любопытства, Алусейр подалась вперёд, чтобы лучше слышать.

И в этот момент нечто тяжёлое и острое пронзило её сзади, толкнув вперёд на кипящие печати.

Холодный презрительный смех сопровождал этот безжалостный удар, и Алусейр скорчилась в беспомощной агонии, разрываемая яростью волшебных печатей. Она едва чувствовала меч, который выдернули из неё, заставив закружиться её туманное тело.

Клинок, который пронзил её насквозь.

Клинок, который рубил призраков так же, как и живую плоть.

Паря у самого пола, омываемая болью, Алусейр подняла взгляд на свою мучительницу.

Та стояла в дверном проёме сразу за пределами действия печатей, с мечом в руке и жестокой усмешкой на лице.

Это была рыцарь смерти Тарграэль, спятившая старший рыцарь. Леди Тёмные Доспехи.

Которая зашипела на неё:
-Это я сторожу Лесное Королевство и забочусь о нём, вовсе не ты, испорченная и глупая сучка, потерпевший неудачу регент! Сейчас я иду охотиться на величайшего врага Кормира — но когда у меня будет свободное время, я вернусь, чтобы с тобой покончить! Можешь на это рассчитывать.

 

***

Мэншун ушёл, покинув взволнованную Талан.

Она испытала, да, наслаждение от приказа выследить Амарун.

Значит эта девка на самом деле была Эльминстером... Знай об этом Талан, она была бы не такой смелой во время их первой встречи — но неважно. Если он когда и был грозным чароплётом из всех этих безумных историй, сейчас Мудрец Долины Теней наверняка превратился в бледную тень себя прежнего, раз уж Мэншун доверил ей его убийство. Замки рушились и взлетали в облака, драконы приручались и убивались в небесах, архимаги сражались и превращались в груды дымящегося пепла...

Величественные истории, без сомнения. Но всё же, возможно, это только истории.

Талан посмотрела вниз на своё стройное тело, которое пересекали два широких пояса из кожи, хранящие не менее девяти кинжалов в специальных ножнах — бритвенно-острых и сбалансированных для метания, включая тот, что недавно она швырнула в глаз сембийского купца-обманщика — и решила, что готова.

Что было хорошо, учитывая, что Мэншун горел желанием разобраться с этим делом как можно скорее.

Она проверила свой полый каблук на правом сапоге, где хранились ключи к кое-каким дверям в её особняке. Ключи оказались на месте. Она в последний раз сдвинула свой пояс с мечом, чтобы убедиться, что он не мешает ножевым поясам.

Хорошо. Время для охоты.

Талан схватила великолепный ночной плащ из мерцающего кружева, доходящий до самых лодыжек — такое носили, чтобы показать всем, что Трусильверы легко могут превзойти богатством дюжину любых дворян помладше, любым подходящим для покупок солнечным утром — и обернула его вокруг себя, чтобы скрыть кожаные доспехи от слуг, которые могли стать свидетелями её ухода. Бросив последний взгляд на свою спальню, чтобы проверить спрятанные там вещи, она вышла на балкон.

Там ожидал шнур для лазанья, который она хранила скрытым за статуей каменного грифона в восточном краю балкона. После толчка от стены и быстрого прыжка вниз в мягкий мох своих садов, она оказалась на пути к задней двери из сада и в укутанный ночью город за ней.

-Амарун Белая Волна, - прошептала она в ночь, когда чёрный шнур просвистел у подбородка, - ты станешь мёртвым волшебником.

 

***

-Она была вот здесь, леди Баркантл! - закричал ниже по коридору человек с грубым голосом. - Вот здесь, где стоит толстяк!

Мирт восстановил дыхание, размял свои ноющие ступни — он действительно становился староват, чтобы бежать, спасая жизнь, по твёрдым камням через весь город — и расправил одежду. Затем, с чувством, как будто тонет, посмотрел в направлении, откуда раздался крик, и увидел драконов в полных доспехах. Много драконов. И среди них немало волшебников.

Они быстро приближались, с мечами и копьями наготове, и смотрели в его сторону с крайне недружелюбным видом.

-Да, прямо здесь... драконовы потроха! Дверь! Проклятая дверь исчезла!

Прозвенел знакомый Мирту голос.

-Мирт! Мирт из Глубоководья! Стой и сдавайся, негодяй, или поплатишься жизнью! - леди Глатра была в ярости.

-Упс, - проревел Мирт, торопливо разворачиваясь и устремляясь к дверному проёму. Что, подумал он про себя, снова бросаясь бежать и набирая скорость, было довольно громким названием для «зияющей дыры, где недавно стояла и по-прежнему должна бы стоять крепкая дверь».

Волшебники. Именно они всегда были причиной настоящих неприятностей. Они и злобные существа ночи с их древней магией.

Да. Ну, ноженьки, не подведите меня...

 

***

Мистра, не подведи меня... Оооох, боль...

Эльминстер едва осознавал, что находится под ночным небом, быстро шагает по сырой, слегка зловонной мостовой, что под вонью отбросов и гниющего мусора чувствуется слабый запах моря, и знакомое сильное, выпуклое тело Шторм прижимает его к себе, помогая идти.

«Его» — значит Амарун, разумеется. У девушки все конечности, кажется, по-прежнему были на месте и двигались как обычно, хотя зрение превратилось в полную слёз муть, а в ушах звенела неугасающая какофония.

Могло быть и хуже, вяло сказал он себе сквозь боль, от которой раскалывалась голова. Его задела чудовищная отдача, которую стоило бы предвидеть, раз уж он стоял прямо посреди дворцовых печатей. Будто какой деревенский маг-самоучка...

-Ш-шторм? - сумел пробормотать он. Он не мог общаться с ней с помощью телепатии, даже прижимаясь вот так крепко. Эта часть его мозга горела, кипела тёмным огнём.

-Эл, - успокаивающе произнесла Шторм, перехватывая тело Амарун так, чтобы ему было немного удобнее. - Я здесь. Я вылечу тебя, когда мы доберёмся куда-нибудь в более безопасное место. Не пытайся говорить или использовать телепатию, если не будет крайней необходимости.

Добрая старая Шторм. Хорошая девочка. Она знала, на что это похоже — тяжесть и боль использования магии.

Она знала, что это такое — быть с Мистрой и потерять её.

 

***

-Шторм! - хрипло крикнул Мирт, задыхаясь. - Среброрукая! Эй, подруга, сюда! Подожди меня немного!

Шторм только что нырнула в переулок, таща за собой бесчувственную Рун. Она высунула голову обратно за угол, увидела Мирта и ухмыльнулась.

-Иди сюда, - приказала она. - Сможешь постоять на страже.

-Что? - пропыхтел Мирт, присоединяясь к ней. - Тебе помочиться надо?

Шторм закатила глаза.

-Нет, мне надо попытаться вернуть рассудок Эльминстера в лучшую форму.

Мирт кивнул и вытащил кинжал.

-Меня преследует Глатра, - предупредил он, пытаясь втиснуться в переулок. - С целой кучей драконов и волшебников. Эти ребята как будто никогда не спят.

-Если мы им не позволяем, - ответила Шторм, опускаясь перед распростёртой Амарун и прижимаясь к ней лбом. - Всё это часть нашего хитрого плана по завоеванию Кормира.

-Ха, - хмыкнул Мирт. - Сдаётся мне, слишком уж много народу в этом городе вынашивают хитрые планы по завоеванию Кормира.

Закрытое ставнями окно перед ним распахнулось, открыв голову и плечи скучающей на вид служанки. Не глянув на улицу, она выплеснула в окно полное ведро грязной воды.

Мирт пригнулся. Когда служанка высунулась наружу, чтобы закрыть ставни, он поднялся, ухмыльнувшись прямо в её испуганное лицо, и повёл кинжалом.

-Ты одна из них?

С испуганным криком окно снова захлопнулось.

-Ему лучше, - сообщила Шторм. - Но в основном благодаря тому, что Рун — молодая и сильная. Мне нужно место и тишина на протяжении достаточного времени, чтобы по-настоящему его исцелить.

-Тогда давай-ка снова двигаться, прежде чем гончие Глатры найдут нас здесь, - проревел Мирт. - Если мы выйдем из этого переулка на следующую улочку к югу, сделаем крюк и пойдём вверх вдоль второй улочки, попадём к дьявольски дорогой гостинице, где я снял комнату, и сможем провести ночь там.

Он наградил её улыбкой и с надеждой добавил:

-Две девушки, одна — танцовщица, а вторая — с серебряными волосами, что движутся сами по себе? Моя репутация взлетит до небес.

Шторм посмотрела на него.

-Мирт, твоей репутации нужно что-нибудь повнушительнее. Завоевать королевство, усыновить дракона... такие вещи.

Мирт распрямил плечи и наградил её своей лучшей усмешкой.

-Вот как? Ну что ж... где в этом прекрасном королевстве вы храните своих драконов?

 

***

Самый могущественный волшебник в Сюзейле был так же самым богатым, но стал таким отнюдь не благодаря тому, что игнорировал щедрые предложения о найме.

Даже те из них, которые поступали глубокой ночью.

Так что назвав своё имя, статус и семейное состояние, лорд Арклет Делькасл смог добиться от бесстрастного привратника позволения войти.

Тот повёл его по коридору, уставленному двумя рядами великолепных и полностью одинаковых воинов в доспехах, которые в полной тишине одновременно поворачивались, следя за Арклетом, пока он шёл мимо — и которые, как он подозревал, являлись свежесозданными доспешными ужасами, часовыми, которыми хвастались все самые старые и богатые благородные семьи до последней.

Коридор привёл их в высокий зал, где находились две изгибающиеся лестницы, поднимающиеся в непроницаемый мрак. Помещение освещал бледный, серебристо-синий свет скульптуры из бесконечно кружащихся в воздухе мечей, кинжалов и другого странного острого и зазубренного оружия, что висело в воздухе в центре зала.

Привратник провёл Арклета прямо через комнату, под оружием, не обращая на мечи никакого внимания.

Арклет заметил пятна крови на полу — слабые и блеклые, но очень характерные, и совсем немало. В точности под сверкающими и светящимися клинками.

Увидев их, Арклет не отрывал взгляда от клубящегося шторма стали. По крайней до тех пор, пока не вышел из-под него.

А тогда его взгляд упал на новую угрозу. Похоже, Ларак Дардулкин любил впечатлять, или, скорее, пугать своих гостей.

Лишь оторвав глаза от крутящихся саблей и фальшионов, заметил он четверых паривших в воздухе бронированных стражей, которые выглядели, как люди в доспехах, сжимающие по два меча каждый. Люди, у которых просто не было тела ниже груди.

Каждый из этих стражей бдительно висел над каждой дверью в помещении. Их головы плавно поворачивались, следуя за пересекающим комнату Арклетом.

Привратник подвёл Арклета к двери напротив той, через которую они вошли, открыл её и жестом пригласил Нежный цветок дома Делькаслов войти.

В сумрачную приёмную с высоким потолком из раскрашенных чёрным панелей, на которых виднелись загадочные символы — которые, как подозревал Арклет, были нарисованы просто ради показухи и не обладали никаким настоящим значением.

Разве что это были образчики недавней моды среди архимагов зачаровывать картины или нарисованные руны. Магия освобождалась при прикосновении или если изображение повреждали.

Да, это было вполне возможно, не так ли?

В комнате стоял простой чёрный стол. У противоположных его концов стояли друг напротив друга два кресла.

Арклет не сделал и шага в их сторону, вместо этого медленно обходя комнату по кругу, рассматривая руны и глифы — или впечатляющие на вид, якобы мистические бессмысленные символы, если они были таковыми на самом деле. Других дверей в комнате он не заметил, кроме той, что плотно затворили за ним, но разумеется, любая из этих панелей могла открываться. На полу или на крыше, где были собственные символы. Их слабое мерцание было единственным источником света.

Арклет шагал, но никто не приходил.

Когда он чертил по комнате уже третий медленный круг, ему показалось, что один из символов за его спиной изменился, приобрёл новые очертания, но Арклет не был уверен.

Впечатляюще. Или старательная попытка произвести впечатление.

Тянулось время. В одиночестве, в пыльной тишине Арклет ждал аудиенции, которой, как начинало казаться, могло не случиться до утра.

Задумавшись, он решил, что его это вовсе не волнует. Здесь, глубоко в недрах похожего на крепость особняка, который каждым своим дюймом кричал о зловещей волшебной силе своего владельца, Арклет был — или по крайней мере чувствовал себя — в безопасности от Эльминстера и Шторм, Глатры и всех остальных боевых магов, синих призраков Грозозмея, третьего призрака и того, кто им управлял, и всех прочих волшебников, которых могли нанять амбициозные дворяне.

Как волшебник по найму, Ларак Дардулкин обладал репутацией крайне невежливого человека и очень дорогого специалиста, так что если Арклет собирался заручиться его поддержкой против Эльминстера, чтобы сохранить в безопасности разум Амарун — и его собственный заодно — ему лучше было оставаться вежливым и терпеливым.

От скуки он попытался определить, на какой высоте находится этот этаж особняка. Он был, наверное, немного выше роста высокого человека на улицах, что окружали это место с трёх сторон, судя по количеству ступеней, которые Арклет преодолел, подходя ко парадной двери, и... ну, если сплетни о домах волшебников, которые были внутри больше, чем снаружи, не были правдивы, то он пересёк практически всё здание в ширину. С другой стороны вот этой стены должна быть улица.

Некогда этот дом принадлежал старому Раскивалу Рендеверу — раздражительному старому купцу, которого Арклет едва помнил, сгорбленному мужчине с двумя собаками. А до того принадлежал лорду Сарливалу, последнему из рода, который держал здесь любовницу, о которой прекрасно знала — и неизменно испытывала ярость по этому поводу — его жена. По крайней мере, такие истории...

Беззвучно открылась одна из панелей, и высокий, довольно невзрачный мужчина с неприятно поблескивающими тёмными глазами шагнул в комнату. На нём развевалась мантия с высоким воротником.

Ах, ну да. Угрожающий архимаг должен выглядеть соответствующе.

-Лорд Делькасл, - холодно сказал Дардулкин. - Чего вы желаете?

-Нанять вас для защиты меня и другой персоны, которой я дорожу, от старого мага, который желает управлять нашим сознанием.

Дардулкин поднял бровь и указал на одно из кресел резким движением руки.

-Садитесь.

Лишь после того, как они уселись, он спросил:

-Кто этот маг, который, как вы считаете, вам угрожает?

-Это... Эльминстер. Эльминстер из Долины Теней. Тот самый Эльминстер.

Дардулкин фыркнул, бросив ледяной взгляд через стол.

-Лорд Делькасл, вам придётся постараться получше.




#95963 Закопайте Эльминстера поглубже: семнадцатая глава

Написано Redrick 31 Май 2017 - 10:26

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
ГОРОД ПРОКЛЯТ

 

Мирт швырнул пустой графин на пустую кровать, посмотрел исподлобья на оба предмета и зарычал.

Всё было бесполезно. Он, как бродячий кот с чесоткой из-за блох, просто не мог успокоиться.

Так бывало всегда, когда дело касалось раздумий. Он всегда размышлял лучше, когда куда-то шагал, когда что-то делал вместо того, чтобы просто сидеть и бездельничать в роскоши и одиночестве... и с усиливающейся скукой.

Наступила ночь, но это было неважно. Если он мог пройтись по докам в Глубоководье и притащить свою мерзкую старую шкуру домой в более-менее целом виде, он мог пройтись и по хорошо освещённому Променаду в Сюзейле с вполне приличными шансами вернуться в эту помпезную берлогу одним куском.

Монеты были спрятаны в таком месте, где их мог найти только сильный и решительный вор. Чтобы отодвинуть шкаф, за который сунул их Мирт, требовались двое сильных мужчин — или один потеющий, пыхтящий и старый лорд Глубоководья. При нём были его клинки; слуга позаботится о его ключе; в просторном сапоге хватало монет, чтобы купить ласки танцовщицы, если ноги занесут его в подходящее место...

-Ростовщики живут лишь тогда, когда находят проблемы на свою голову, - произнёс вслух Мирт, - а если ты бродишь по городу, обычно проблемы находят тебя сами. Да.

Он спустился под мягкий свет висящих ламп по скрипящим, укрытым тёмным ковром ступенькам и вышел на улицу.

 

***

Марлин Грозозмей шёл вдоль закрытых лавок. За его спиной вздымался тёмный плащ. Самые старые, самые тихие его сапоги почти не производили шума, пока он спешил в ночь.

Он был так взволнован, что почти задыхался, и в горле, медленно расцветая, поднимался мелкий червячок страха. В особняке Стэгхэвен план Илланса казался посланным свыше откровением, таким правильным, но сейчас...

Далеко впереди бок о бок быстро двигались два синих огня в сгущающемся мраке. Его призраки направлялись во дворец.

Чтобы угрожать королю.

 

***

Либо дворяне не торопились, собирая воинов и начищая сапоги, чтобы выглядеть как можно лучше, когда вспыхнет восстание, либо драконы проделали очень хорошую работу, очищая город — по крайней мере, эту его часть — от вооружённого и взбудораженного народа на улицах.

Променад, под его обычными тёплыми и многочисленными фонарями, на долгих изгибах вокруг парящих, массивных громад просторных зданий королевского двора и более древнего, больше похожего на крепость королевского дворца, был немноголюден. Нет, люди вокруг были, разумеется, притом одни лишь пешеходы — никаких повозок, фургонов и экипажей видно не было — но никто не кричал и не махал мечом. Большинство горожан прогуливались в одиночку, по-двое, по-трое; единственной более крупной группой, которую встретил Мирт, был патруль стражи — драконы с боевым магом, тихо переговаривающиеся и на первый взгляд ни капли не встревоженные.

По старой привычке Мирт частенько оглядывался. Его первый взгляд через плечо запечатлел в памяти гостиницу, то, как она выглядит ночью, чтобы он легко смог найти её снова. Второй взгляд должен был заметить любого, кто мог преследовать глубоководца, находился на улице во время его первого взгляда и двигался таким образом, что можно было предположить, что Мирт Глубоководец представляет для него интерес.

Таких людей Мирт не заметил.

Что ж, неудивительно. В конце концов, среди ныне живущих его не знал никто, кроме небольшой горстки друзей, в эту эпоху, настолько далёкую от того часа, в который, он думал, его найдёт смерть. Вековая жизнь предназначалась для архимагов или искалеченных богами жрецов, не для жирных старых ростовщиков с подвешенными языками, которым нравилось провоцировать людей, считавших себя могущественными или важными. Зачем...

Мирт оглянулся в третий раз и моментально изменил своё мнение.

-Таландор! Кацтул! Кацтул кацтул! - выпалил он.

Сложно было не узнать двух мужчин, окутанных неугасающим ярким синим пламенем. Целеустремлённо направляющихся к нему с обнажёнными мечами в руках.

-Келстин, гелкор и храстующий сабруин! - добавил он окружающему Сюзейлу, начиная торопиться, громко хлопая своими старыми сапогами — той же обувью, от вида которой заметно поморщился роскошно одетый управляющий в гостинице.

Если они бросятся в погоню, существует лишь одно хоть наполовину безопасное место. Проклятый дворец. Снова.

-Этот город проклят — или проклят я! - прорычал Мирт, набирая скорость, бросаясь из стороны в сторону, начиная пыхтеть и желая побыстрее оказаться в другом месте.

-Я для этого слишком стар, - пробормотал он. - Проклятая смертоносная магия! Почему эти крысиные боевые маги не разделаются с ними, а?

Он надеялся завести двух убийц в гущу этих самых магов Короны; если он сможет проскользнуть мимо или угодить прямиком в готовые взять его под стражу руки боевых волшебников, возможно его пылающие преследователи отправятся следом — и ручные маги Драконьего Трона их уничтожат.

Он бросил ещё один быстрый взгляд через плечо и заставил себя бежать быстрее.

Да, волшебники были его лучшей надеждой.

Разумеется, только в том случае, если он доберётся до дворца прежде, чем призраки поймают его.

 

***

Мэншун сумел забыть, насколько раздражающим был разум младшего сенешаля Корлета Фентабля.

В самой природе Фентабля были заложены неприятности; этот человек отличался средней хитростью, выучил искусство ловкой манипуляции и тонкого обмана, и получал неподдельное наслаждение от интриг и грызни дворцовой дипломатии.

Однако он считал себя впятеро умнее, чем был на самом деле, и так идиотски радовался своей жалкой беготне за шансом застращать низкопоставленного слугу или возможностью подчеркнуть свой ранг в разговоре с кем-то всего лишь чуточку ниже в дворцовой иерархии, что это бесило Мэншуна.

«Бесило» — это ещё слабо сказано. Так что Мэншун управлял разумом Корлета Фентабля резко и нетерпеливо. Он считал первейшей необходимостью узнать положение дел во дворце — но предпочёл бы обойтись без этого.

Король скрывался, и его тщательно охраняли. Даже амбициозная, как всегда, Глатра, могла изображать его заместительницу лишь настолько хорошо, насколько позволяла её непрекращающаяся агрессия. Пока правил хаос, за закрытыми дверями шёпотом обменивались сплетнями младшие царедворцы, а высокопоставленные должностные лица скрывались в различных комнатах вдали от своих привычных контор и постов, чтобы снующие туда-сюда посланцы Глатры не могли их обнаружить.

Согласно дворцовому протоколу, королевский маг и лорд печатей — которых по-прежнему не могли отыскать — оба могли отдавать приказы младшему сенешалю; следовательно, все остальные боевые маги подобными полномочиями не обладали, за исключением военного времени. Но Глатра, похоже, вспоминала о традициях и протоколе лишь тогда, когда они играли ей на руку, и полностью игнорировала их в обратных случаях.

Младший сенешаль Фентабль точно так же один за другим проигнорировал шесть пакетов с приказами, которые доставили ему гонцы. Он позаботился о том, чтобы проинформировать гонцов, что госпожа Глатра Баркантл была объявлена предательницей Короны, и её приказы следует игнорировать. Он воздержался от пояснения, что решение объявить Глатру предательницей принял самостоятельно, без участия короля, но услышав это, гонцы лишь равнодушно моргали, позволив ему сделать вывод, что они уже знают. Они знали, что этот пустой жест был его тщетной попыткой предупредить неизбежный ход Глатры, которая объявит предателем его, как только узнает, что Фентабль скрывается и не выполняет её приказы.

Однако даже самому младшему из драконов, стоящих на страже во дворце или королевском дворе, показалось бы странным, что младший сенешаль покинул дворец в то время, когда его начальник, дворцовый сенешаль Холлоудант, храпел в своей кровати.

Ещё более необычным для Фентабля было то, что он выскользнул из дворца в одиночку, без помпезных приказов и провозглашений, без пары-тройки гонцов, на случай, если в них возникнет нужда, без писца, который мог бы запечатлеть его наиболее ценные-для-королевства мимолётные мысли, и без парочки телохранителей, призванных подчеркнуть его важность.

Мэншун отправил бы Фентабля голым и измазанным в навозе, если бы его цели это позволяли.

Однако данный случай подобного не допускал — впрочем, как и любых привлекающих внимание выходок. Мэншун отправил Фентабля на встречу с некими дворянами. Якобы пытающимися сформировать партию, призванную хранить мир и защищать королевскую семью и всех сюзейльских царедворцев, если разразится гражданская война. На самом же деле, Мэншун намеревался использовать свою магию, чтобы скрытно прочесть мысли всех лордов, которые окажутся достаточно близко, и узнать, кого из них можно использовать. Партия Фентабля станет основанием власти Мэншуна среди дворян, когда он захватит трон.

Более того, существовала возможность — небольшой, но всё-таки шанс — что он может оказаться достаточно близко к нужному лорду и узнать, кто управляет возникшим на Совете призраком синего пламени.

А ещё настало самое подходящее время, чтобы начать распространять слухи, которые заставят народ с подозрением отнестись к жрецам всех популярных религий в королевстве. Кражи, убийства, предательства, пожирание младенцев... многое. Жрецы представляли угрозу для вампиров, и Мэншун хотел, чтобы им хватало забот в его новой империи, или по крайней мере их жизнь осложняло подозрение и неприязнь простолюдинов, чтобы у священников не было возможности вмешаться в царящий хаос и восстановить порядок, в процессе обзаведясь влиянием и властью.

Самый тайный путь из дворца, не включающий в себя сырых тоннелей и ступенек из погреба той или иной лавки или таверны вдоль Променада, находился в доме за конюшнями. Фентабль выбрал этот маршрут, но отойдя от дворца всего на квартал, увидел запыхавшуюся, сгорбленную фигуру, спешащую по Променаду в его сторону, бросая за спину многочисленные быстрые взгляды.

Мирт из Глубоководья, направляющийся... во дворец?

И сразу за ним — Фентабль резко остановился за миг до того, как Мэншун успел почувствовать удивление — спешила мстительная пара синих призраков Марлина Грозозмея.

Мэншун заставил Фентабля отступить в дверной проём, чтобы следить за бойней оттуда.

 

***

Эл встряхнулся и удовлетворённо взмахнул руками — тонкими, гибкими и юными руками Амарун. Боги, как хорошо было оказаться в таком молодом, сильном и гибком теле. Почему...

-Если ты закончил наслаждаться общим состоянием здоровья Рун, хотела бы напомнить, что оно недолго останется таким хорошим, если мы тут задержимся, - предупредила Шторм, ухватив его за руку.

Эл покорно последовал за ней по узкому коридору. Он узнал этот проход; впереди была дверь, ведущая в альков, где у одной из меньших, не слишком важных дворцовых дверей стояла стража.

-Почему всё хоть раз не может быть так, как в кабацких байках? - на бегу небрежно поинтересовался он. - На посту не будет стражников и всё такое...

Шторм хмыкнула и ударом распахнула дверь в альков.

Несколько испуганных драконов выругались и потянулись за мечами, но она прошла прямо сквозь них, бросив резкое:

-Вольно, верные драконы! Я леди Глатра, и мы здесь с боевым магом Трейсгаром испытываем новое заклинание. Если мы выглядим как две потрясающие женщины — я с серебряными волосами, а он — как танцовщица, которую некоторые из вас могли видеть разок-другой — наша магия действует. Мы направляемся в «Дракон и лев», чтобы подвергнуть эту маскировку испытанию более суровых критиков.

-Я... эм... удачи, госпожа! - торопливо промямлил командир, широко распахнув дверь, как только Шторм потянулась к ней. Она поблагодарила его лучезарной улыбкой, шагнула в ночь снаружи — и остановилась так резко, что лишь грация и чувство равновесия Амарун уберегли Эльминстера от того, чтобы в неё врезаться.

По Променаду, задыхаясь, спешил Мирт Ростовщик, хромая в их сторону так быстро, как только мог. Позади Шторм увидела причину его спешки.
Два призрака синего пламени наступали ему на пятки — мечи наружу, на лицах неприятные ухмылки.

-Спасите! - выдохнул Мирт. - Проклятье, спасите!

-Конечно, - воскликнула Шторм, бросившись к нему и схватив выдохшегося лорда за плечо. - Рун!

Эльминстер подхватил глубоководца за другую руку и они потащили его назад к двери.

-Смена планов! - рявкнула Шторм на нахмурившихся стражников. - Собрать сюда всех боевых магов, каких только сможете найти!

Они уставились на неё.

-Сейчас же! - взревела она, пытаясь изображать голос Глатры.

Стражники бросились бежать — трое младших немедленно, остальные — когда Шторм бросила на них яростный взгляд, наконец, отпустив задыхающегося старого лорда и наступая на них, рыча, как разозлённый волк.

-Они сразу за нами, - сказал Эл, пинком ноги захлопнув дверь и прислонив Мирта к стене коридора.

Шторм бросилась к двери с засовом в руках.

-Надеюсь, Лус...

Два клинка пронзили дверь и ударили в засов.

Она крепче схватилась за засов, синие убийцы потащили его к себе, вырвали свои мечи, убрали их. Шторм быстро сунула засов на место, запирая дверь.

Миг спустя печати на ней неожиданно вспыхнули, проявляясь, мерцая и вздуваясь, кода призраки попытались пройти прямо через толстую каменную стену.

-Нет времени ждать Алусейр, - проревел Эльминстер. - Если я съеду с катушек, Грозовая...

-Конечно, - ответила Шторм, взяв на изготовку свой клинок.

Печати стали ослепительно белыми, превратились в дикую расколотую молнию прямо перед Эльминстером, исторгнув гневный ливень искр — и мерцающий синий меч прошёл сквозь это сияние, а за сразу за мечом — и его владелец.

Эльминстер улыбнулся, уклонился от меча, и нежно произнёс заклинание прямо в лицо призраку.

В мгновение ока все звуки стихли, или так показалось — но клубящаяся пыль и трещины, пробежавшие по штукатурке на стене, сказали Элу, что он просто оглох. Синий свет призрака погас, оставляя неподвижный почерневший скелет с мечом в руке, и печати дворца разошлись, отступая по коридору в обоих направлениях, как пожар в сухой траве.

Лишь затем, чтобы вскипеть вдалеке — и волной вернуться обратно.

Синее пламя загорелось снова, неподвижный скелет снова стал плотным на вид человеком в движении — и печати ударили призрака с двух сторон.

В этот момент Эльминстер ещё и ослеп. Он слабо ощущал, что его швырнуло в воздух, а затем врезался во что-то гладкое, плоское и очень твёрдое.

Чтобы отскочить обратно, и спотыкаясь сделать несколько шагов вперёд вслепую на ногах, которые казались сделаны из резины или, быть может, из струн...

-Умеют они дворцы строить, - остроумно заметил он, или подумал, что заметил, прежде чем молния ударила его в тысячу мест и унесла весь Сюзейл прочь.

 

***

Взрыв кухонной сковородой ударил по ушам Фентабля, яркая вспышка пронзила ночь, как будто тьма была расправленным плащом, который легко резал нож.

Застыв в дверях, прижав ладони к ушам, Фентабль заморгал от резкого света, но чётко увидел, как старая массивная дворцовая дверь взлетает в воздух и летит через весь Променад, чтобы с силой удариться о каменный фасад здания с лавкой внизу и клубом наверху, затем рухнуть, расколовшись, на землю, подняв облако пыли.

Сразу за дверью наружу вылетела фигура, окутанная мерцающим синим пламенем.

Она врезалась в нижнюю часть лавки, в центральную колонну, по бокам которой находились разбившиеся окна, и бесчувственно соскользнула по недрогнувшему камню на землю.

Фентабль мог быть напуган, но Мэншун лишь удивился.

Он смотрел на рухнувшее тело, затем на зияющий проём, в котором ещё недавно была дверь.

Там стояла танцовщица, Амарун Белая Волна. Она покачнулась, выглянув на улицу, подняла и широко развела руки. У её ладоней гневно плясала молния.

Неужели она только что взорвала призрака синего пламени?

Что же такое произошло с прежде ничего не смыслившей в Искусстве юной девушкой, потомком Эльминстера, чтобы она стала архимагом за считанные... дни, кажется?

Мэншун прищурился.

 

***

Даже булыжник под ногами вздрогнул, когда дверь сорвало с петель и вышвырнуло наружу.

Призрак синего пламени, прижимавшийся к наружной стене дворца, увидел, как мимо пролетел его товарищ.

Затем, не задержавшись даже, чтобы посмотреть, что с ним стало, призрак нырнул сквозь зияющий дверной проём во дворец.

Мимо шатающейся, пустившей слюну девушки с пустым взглядом, девушки в хватке трескучей молнии, и стонущей, тоже шатающейся, среброволосой женщины позади неё, чтобы достичь отчаянно ругающегося толстяка, спотыкающегося в узком проходе, ведущем глубже во дворец.

Призрак злорадно улыбнулся на бегу и поднял свой меч.

Мирт увидел синее отражение нависшего над ним пламени и развернулся, чтобы дать бой.

Улыбка призрака стала ещё шире. Потребуется один, максимум два удара, и затем...

Меч, скорее призрачная тень, чем сталь, рубанул по синим огням — и разрубил их в тёмное ничто.

Бегущий призрак споткнулся в искреннем изумлении.

И обнаружил, что смотрит в такую же полную мрачного злорадства улыбку, как его собственная, на лице полупрозрачной женщины в лёгких кожаных доспехах. Её непокрытые шлемом волосы свободно развевались. Она повисла в воздухе, неподвижно, как щит, преграждая путь к задыхающемуся, сопящему старому лорду.

-Ты осмелился войти в мой дворец, чтобы убить человека, в нарушение моих законов, в моём королевстве? - прошептал призрак Алусейр Обарскир. Ужасная улыбка по-прежнему играла на её губах. - Приготовься заплатить мою цену.

 

***

Амарун, шатаясь, вышла из дворца и начала падать на улицу — но серебряные локоны поймали её, и сильная рука снова помогла ей выпрямиться.

-Тихо, Эл! - произнесла Шторм, обнимая оглушенную танцовщицу сзади. - Тихо!

Эл?

Не веря своим ушам, Мэншун смотрел на двух женщин по ту сторону улицы.

В следующее мгновение он покинул разум Корлета Фентабля с беззвучным воплем страха и ярости, в безоглядной спешке, бросив сенешаля пускать слюну и шататься так же сильно, как танцовщица. Его никакая Шторм Среброрукая не поймала, и Фентабль резко рухнул лицом на мостовую.

В следующее за этим мгновение созерцатель размером с голову младенца вылетел из его мантий и нырнул в ночь.

Отвисли челюсти, раздались крики, и Мэншун смутно припомнил, что по улице спешили какие-то пурпурные драконы, услышавшие взрыв.

Ба! Прямо сейчас его не волновало, узнает ли мир о том, что младший сенешаль носит под мышками созерцателей.

Эльминстер из Долины Теней был жив!

Потребовалось на удивление мало времени, чтобы пересечь усеянные особняками, шпилями, башнями и куполами улицы и достичь открытого всем ветрам окна дома Трусильверов.

Леди Делейра Трусильвер заметила созерцателя раньше своих горничных, и резко приказала всем слугам покинуть комнату. Если кто из них и увидел, как она достаёт какую-то подвеску из открытой шкатулки на прикроватном столбике, или вынимает кинжал из ножен, прикреплённых к тому же столику снизу, виду они не подали.

Мэншун проигнорировал подвеску и кинжал и не стал тратить время на любезности.

-Талан, - приказал он, - найди волшебника Эльминстера, который всё ещё жив и использует не принадлежащие ему тела. Убей любого, в кого он вселился — уничтожь полностью. Убедись, что он мёртв, затем позови меня, чтобы я проверил. Поторопись!

-Как я его узнаю? - спросила она, бросив и кинжал, и подвеску.

Созерцатель ринулся к ней, как огромная оса, размахивая глазными стеблями.

Она почти сумела не вздрогнуть, когда глазные стебли скользнули в её ноздри и уши и задержались там на то ускользающее мгновение, какое потребовалось Мэншуну.

Он передал в разум Талан образ Амарун Белой Волны — шатающейся в дверном проёме, глядя в никуда, вокруг поднятых рук пляшет молния — затем убрал молнию из этого видения.

-В этом облике он скрывается сейчас.

Созерцатель подался назад достаточно, чтобы одарить госпожу Делейру Трусильвер угрожающим взглядом.

-Найди Шторм Среброрукую и заставь её рассказать, кто — Эльминстер, а кто — нет. Не убивай её, пока не будешь уверена. Но после — убей. В первую очередь твоя задача — закопать Эльминстера поглубже!

 




#95943 Закопайте Эльминстера поглубже: шестнадцатая глава

Написано Redrick 25 Май 2017 - 14:59

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
ДРУГ И ВРАГ

 

Сэр Винтер покачал гловой.

-Несколько лордов бродили по улицам, направляясь из одного клуба в другой или из своего жилища в различные харчевни, - ответил он, - разумеется, в сопровождении хорошо вооружённых телохранителей. Но что касается драк на улицах или признаков собирающихся для штурма вооружённых людей — ничего. Вообще ничего. До сих пор, по крайней мере. Мы сохраняем бдительность.

Глатра поджала губы.

-Возможно, лорды этой земли более разумны, чем я думала, - пробормотала она.

Она кивнула на прощание Винтеру, который ответил на кивок и поспешил прочь. Глатра принимала неутихающий поток докладов, и было бы трагично пропустить нечто важное лишь потому, что он отвлёк её сообщением «никаких проблем».

-Торнатар? - рявкнула она.

-Здесь, леди Глатра. Мы восстановили порядок во дворце. О раненых лордах позаботились, допросили и вернули в их квартиры. Три подслушивающих заклятья на них были резко оборваны, подозреваю, нанятыми магами, но остальные чары остаются в действии и до сих пор не принесли ничего интересного.

-Хорошо. Меня в особенности интересует всё, во что вовлечены лорды Эммараск и Халверон. При малейшей возможности услышать что-то полезное или загадочное, меня следует немедленно об этом уведомить, не взирая на время суток и возможные обстоятельства.

-Как прикажете, - ответил Торнатар, поклонившись Глатре так низко, будто кланялся самому Обарскиру.

Она поморщилась, потрясла головой и повернулась, чтобы взглянуть на Мензифура, придворного алхимика. Этот человек подкрадывался бесшумно, как паук! Где, во имя всех...

Её взгляд упал на пару лиц в терпеливо стоящей вокруг толпе — лиц, которых там не должно было быть.

Шторм Среброрукая и юная танцовщица, Амарун Белая Волна.

Сдержав ругательство, она рявкула:

-Вы двое что ещё здесь делаете?

-Здравствуй, Глатра, - сухо сказала Шторм. - Мы хотели бы встретиться с королём Форилом Обарскиром. Побыстрее, если это вообще возможно.

Глатра смотрела на неё, чувство вины и ярости нарастало в ней с ошеломительной скоростью, эмоции, с которыми Глатра, как она считала, уже разделалась, и... и...

-Категорически нет, - услышала она свой отказ. - Твои силы, Шторм, хоть в легендах без сомнения и преувеличены, остаются загадкой. Я могу обречь его величество на смерть, позволив вам оказаться в двух комнатах от него — и хотя твоя спутница молода, она тоже остаётся загадкой. Танцовщицу могли заполнить ядом враги Обарскиров и послать сюда, чтобы убить короля — откуда мне знать.

Царедворцы, драконы и боевые маги вокруг неё молча ощетинились, повернувшись к Шторм и танцовщице — и расступившись вокруг них.

Глатра продолжала, желая, чтобы они услышали каждое слово и знали, что за этими двумя стоит пристально следить, когда поблизости нет её, чтобы отдать прямой приказ.

-И вас здесь не двое, а больше, как бы вы не пытались убедить в обратном, - сказала она. - Принцесса Алусейр, Вангердагаст и Эльминстер ходят вместе с вами, неважно, видим мы их или нет.

Она повысила голос и драматичным жестом указала на Шторм и Амарун.

-Я бы посчитала с моей стороны изменой даже позволить вам приблизиться к нашему королю, ведь насколько я знаю, вы сразу же попытаетесь подчинить его каким-то образом, чтобы править Кормиром из могилы.

Две женщины стояли в кругу нахмуренных мужчин с суровыми взглядами. Глатра наградила их торжествующей ухмылкой.

-Трейсгар? Нуреннантур? Достаньте жезлы и схватите мне этих двоих. Без магии, которая могла бы навредить остальным, и не надо их убивать, но в остальном можете использовать всё необходимое, чтобы срази...

В пустом воздухе прямо перед лицом Глатры внезапно вспыхнул свет, и из него знакомый голос прокричал:

-Глатра? Леди Глатра! Лорд Делькасл прорвался через наш пост здесь! Мы... наши драконы ранили его, но он тоже порезал нескольких!

Глатра почувствовала, как самообладание ускользает от неё, и стиснула зубы.

-И каким же это образом, Харброу, - резко спросила она, - одинокий лорд смог проложить себе путь через сторожевой пост из восьми драконов и целых пяти боевых магов, включая тебя? Отвечай!

-Делькасл был не один, госпожа! Призрак Алусейр защищал его и заморозил всех нас одного за другим. Она... мы не смогли устоять против неё. Она... не позволила нам его схватить.

-Мой Арклет! - воскликнула Рун. - Где он? Как сильно вы его ранили?

-Госпожа?- переспросил далёкий боевой маг, очевидно не понимая, кто кричит эти вопросы.

-Спасибо за твой доклад, Харброу, - твёрдо сказала ему Глатра. - Защищай свой пост, пока я не отдам тебе другого приказа или не пришлю замену.

-Госпожа, я слышу и подчиняюсь, - раздался ответ, прежде чем свет угас.

Амарун шагнула к Глатре.

-Где он?

Глатра не обратила на неё внимания.

-Трейсгар! - рявкнула боевая волшебница, отворачиваясь. - Разберись с этими двумя! Остальные...

Что-то ударило её по лодыжкам, и Глатра беспомощно рухнула, издав испуганный возглас — крик, который резко прервался, когда беспощадная плитка вышибла у неё весь воздух из лёгких. Сильные пальцы вцепились в неё — танцовщица, которая...

Вспышка и звенящий звук превратились во второй крик, когда разряд из жезла Трейсгара ударил в невидимую защиту, предоставленную охранным кольцом Глатры, и отскочил обратно в боевого мага. Лишь затем, чтобы заклятье срикошетило от его более слабой защиты и угасло безвредной какофонией, снова достигнув Глатры.

Почти рыча от свежего приступа ярости, Глатра Баркантл поднялась на ноги и резко повернулась к танцовщице.

Лишь затем, чтобы снова рухнуть на пол с ещё большей силой.

Шторм сделала ей подсечку! Сучка каким-то образом пробралась точно за спину Глатре, и сейчас хватала танцовщицу за плечо и шипела: «Пойдём! Харброу охранял зал Побед — сюда!»

Танцовщица, не мешкая, бросилась в указанный коридор. Шторм сразу за ней.

-Нарушители! Злодеи! Предатели! - яростно завопила Глатра, поднимаясь на ноги. Волосы падали на неё лицо, самообладание разлетелось в клочья. - Стойте! Стойте и сдавайтесь! Я запрещаю вам убегать!

Шторм замедлила бег и оглянулась.

-Глатра, - сухо откликнулась она. - Думаю, тебе лучше привыкнуть, что твои приказы игнорируют те, над кем у тебя нет власти — или не должно её быть. Я не вижу здесь ни королевского мага, ни любого из Обарскиров, и как вековой дворянин этой земли, я помню, что у боевых магов очень мало полномочий, когда они не подчиняются прямым приказам королевской семьи или королевского мага. Ты делаешь вид, будто у тебя есть право всем вокруг приказывать, но это совсем иное дело. Я, маркиза Иммердаск, не повинуюсь тебе, неверная слуга!

Глатра открыла рот — и захлебнулась таким гневом, которого никогда раньше не испытывала. И дар речи покинул её. Полностью.

Когда она снова смогла заговорить, спустя несколько полных неразборчивого рычания мгновений, она выплюнула единственное слово в направлении удаляющегося по коридору вихря серебряных волос: «Сука!», и бросила сонное заклятье в двух бегущих женщин.

Долю секунды спустя собственная магия Глатры полетела обратно в неё, на мгновение ошеломив волшебницу, когда ударила в её защиту.

Среброрукая умела отражать заклятья туда, откуда они исходили.

Прямо на глазах бурлящей от злости Глатры две женщины свернули за угол вдалеке и исчезли.

Сжав кулаки, Глатра откинула голову, чтобы убрать с лица спутанные волосы, и сделала глубокий вдох, пытаясь сохранять спокойствие.

Осторо осознавая, сколько безмолвных людей сейчас на неё смотрят.

Будь величественной. Твоя власть абсолютна, что бы ни говорила эта лживая сучка. Облачись в неё и служи Кормиру. Будь Кормиром.

Она прочитала простое и быстрое заклинание, и сказала в возникшее прямо перед ней сияние:

-Харброу? К тебе направляются две женщины. Одна из них высокая, с длинными серебряными волосами, которые шевелятся вокруг её плеч, будто живые; вторая моложе, танцовщица. Шторм Среброрукая и Амарун Белая Волна. Шторм — с серебряными волосами — может отражать заклятья обратно в их творцов. У танцовщицы не должно быть никакой магии. Ты должен схватить обеих, прибегая к любым необходимым мерам, за исключением убийства.»

Она выслушала подтверждение от Харброу и оборвала действие магии, мрачно усмехнувшись.

Ждать его доклада долго не придётся — и Харброу наверняка доложит об успехе, раз уж она предупредила его о Шторм.

В конце концов, Харброу, опозоренный своей неудачной попыткой остановить Делькасла и жаждущий загладить вину, был не один. Вместе с ним было ещё четверо боевых магов.

 

***

Мирт вышел из боковой двери дома за конюшнями с таким видом, как будто ничто на свете его не волновало. Мешок с монетами, позаимствованный из дворцовой сокровищницы, приятным грузом покоился на плече.

Почему бы нет? Он покидал весёлый хаос правящей крепости Кормира, и её суматошная стража и размахивающие жезлами маги до сих пор были его главной заботой в этом новом мире, почти на сто лет отстоящим от того времени, когда он правил в Глубоководье.

Сейчас стражники были заняты у различных ворот и дверей, пытаясь держать знать снаружи, а этот конкретный представитель знати как раз и собирался выбраться наружу.

Он снимет комнаты на одном из постоялых дворов вдоль Променада под фальшивым именем. «Агайрон Миззрим» звучало неплохо. Там он посидит, прихлёбывая вино, и решит, какую новую жизнь для себя создать.

Первым его инстинктом было бежать из земли, в которой по меньшей мере двое юных дворян желали ему смерти. Сбежать будет несложно, учитывая, что Сюзейл — портовый город и всегда обладал тайными магическими путями, к услугам которых легко могли прибегнуть обладатели достаточного количества монет. Такие пути связывали его с Марсембером, куда более сомнительным портом, где представители Короны редко получали желаемые ответы...

Но всё же ему нравилась атмосфера Кормира, смут и прочего.

Холарк, он хотел остаться!

Шторм была дьявольски милой женщиной, и Мирту пришлись по нраву Делькасл и его подруга, но их битвы были не его битвами. За исключением того, что если дуболомные дворяне этой земли поднимут восстание, они легко могут развалить Кормир, который был ему по душе — но, в конце концов, беспокойные времена дарили хитрым купцам многочисленные возможности завести выгодное дело или ухватить кусочек власти при дворе... или, быть может, даже жениться на представительнице могущественной знатной семьи...

Мирт взглянул вниз, на своё запятнанное пищей брюхо, засмеялся и покачал головой.

Что ж, может и найдётся несколько могущественных матрон, скучающих в одиночестве, поскольку они уродливее козлов или лошадиных крупов, или обладают нравом, как у обезумевшего от боли быка, которые отчаялись достаточно, чтобы поддаться на льстивые речи такого старого волка.

Осталось ли у него достаточно терпения, чтобы выдержать менее приятные стороны подобного союза? Скука никогда не была его другом. Хмм.

Размышления об этом наверняка шли бы куда лучше, если бы он лежал, задрав ноги, в хорошем кресле, и с графином чего-то алкогольного в руке.

Сначала надо найти хорошую гостиницу...

 

***

Всё, что осталось от принцессы Алусейр, немногим больше клочка сумрачного воздуха, неохотно остановилось в воздухе, в дюжине шагов от дворца. Арклет Делькасл ушёл, исчез на одной из улиц с дальней стороны Променада, и провожать его дальше она не могла.

Настало время возвращаться к Шторм, Амарун и Мирту. В конце концов, у Алусейр осталось не так уж много друзей в этом мире, и зная Глатру и то, как взбудоражены были все охраняющие дворец маги и драконы, этим троим может потребоваться её помощь, и...

-Стойте! - раздался взволнованный мужской голос из комнат глубоко во дворце. - Вы там! Стоять! Девка... женщина... ты! Я с тобой говорю! Стоять! Стоять или я...

Последовала короткая потасовка, другие мужчины одновременно кричали разное, и Алусейр влетела прямо в их гущу как раз вовремя, чтобы увидеть, как отчаянно бегущая Амарун качается, содрогается, спотыкается и падает с болтающейся головой и онемевшими руками. Уснув прямо на бегу.

Пять магов Короны, сопровождаемые двумя драконами по бокам, не сделали ни шага в её сторону, чтобы подхватить девушку. Они просто смотрели, несколько человек даже ухмыльнулись, когда она рухнула на пол безвольной тяжёлой грудой.

Алусейр нависла над ними, становясь более материальной. Она могла заморозить всех этих жестоких бахвалов, пронзив их тела, но сейчас была достаточно разгневана, чтобы пожелать сначала ударить одного из них — Харброу, который радостно смеялся над результатом своей магии — по лицу и извергнуть на него своё королевское неудовольствие.

Чтобы достичь какой-то плотности, даже ненадолго, потребовалось немало усилий. Принцесса всё ещё пыталась это сделать, когда показалась несущаяся вниз по коридору Шторм Среброрукая. Вокруг её плеч, как гнездо разозлённых змей, извивались длинные серебряные волосы.

-Это было крайне недостойно с вашей стороны, сэр маг, - прорычала она. - С каких это пор боевые маги Кормира нападают на любых неповинных граждан?

-С тех пор, как им приказывают сокрушить неких определённых негодяев, - торжествующе сказал ей Баэрн Харброу. - Эту танцовщицу — и тебя!

Жезл в его руке плюнул в Шторм магией.

 

***

Мирт окинул взглядом роскошную комнату — хм-хм, неплохая кровать под балдахином, жаль, что не с кем её разделить — и пригубил бердасское тёмное.

Затем, нахмурившись, пригубил ещё раз.

Неужели это то самое вино, которое он помнил таким особенным? Либо он был не в своём уме, либо его обманули, либо напиток, который назывался так в эти дни, был кислой водичкой в сравнении с букетом, которым отличался много лет назад.

Он осушил весь кубок одним богатырским глотком, чтобы проверить, не улучшит ли это впечатлений. Не улучшило, и слуга, который только что принёс это вино, вздрогнул.

Мирт наградил его тяжёлым пристальным взглядом.

После того как слуга начал пятиться, глубоководец вежливо поинтересовался:

-Не порекомендуете ли мне вино получше?

-Н-нет, сэр. Это наше лучшее.

-Понятно, - сказал Мирт и тяжёло опустился в большое кресло. Оно застонало под его весом, но выдержало. Что ж, по крайней мере боги обладали хоть небольшим милосердием.

-Принесите ещё, - приказал он, и устроился поудобнее для тщательных размышлений.

 

***

Жезл сна Харброу ударил в Шторм Среброрукую в тот самый миг, когда два его коллеги-мага совершили ошибку, решив присоединиться к веселью.

Шторм улыбнулась.

Каледней Кормирская была её добрым другом, и они работали вместе на протяжении многих лет. Каледней показала среброволосой арфистке, как использовать кольцо, которое сейчас было надето на Шторм, чтобы не только отражать заклинания. Когда больше одного заклятья ударяло в кольцо за раз, его носитель мог решить, куда перенаправить эту магию — по частям или целиком.

Шторм отправила все сонные чары, которые ударили в неё с трёх сторон, на Харброу.

Слабая защита последнего дала ему как раз достаточно времени, чтобы скорчить удивлённую гримасу, прежде чем маг рухнул на пол, присоединившись к спящей Рун.

Остальные четверо волшебников встревоженно закричали и рассеялись, и, закатав рукава, приготовились швырять настоящую боевую магию в этого очевидно крайне опасного врага. Алусейр быстро прошла сквозь одного из них, чтобы нарушить его заклинание — и принцесса была как раз достаточно плотной, чтобы устроить хорошую встряску его сердцу и лёгким, от чего маг упал на колени, задыхаясь от боли и ужаса.

Шторм не стала ждать, пока её чем-нибудь взорвут. Она бросилась к ближайшему магу, отбила в сторону его неловкий захват, крепко схватила за горло и развернула вокруг себя, используя его как щит.

Он попытался завопить и сумел издать булькающий вой — но тут Шторм с силой ударила его о ближайшую стену, начисто вырубив несчастного о каменный рельеф. Когда маг начал оседать в её руках, она взяла его за колено и локоть и швырнула в следующего волшебника.

Последний оставшийся маг к тому времени посерел и рухнул на пол — Алусейр вошла ему в грудь, заморозив сердце. Предыдущий замороженный ею маг полз по коридору позади так быстро, как только мог. Тот, чьи внутренности она потрепала, всхлипывал от ужаса и слабо пытался последовать за коллегой.

Алусейр устремилась туда, где смогла ухмыльнутся в пока ещё гневное лицо Шторм.

-Хочешь, чтобы я завалила убегающих?

Шторм нахмурилась.

-Только чтобы мне хватило времени снять с них кольца и жезлы.

-Глатра и остальные старшие боевые маги с лёгкостью могут издалека отследить зачарованные предметы Короны, - предупредил призрак.

Шторм кивнула.

-Если мы сможем подкинуть, скажем, кольцо Марлину Грозозмею так, чтобы он об этом не знал — в его одежду или за пояс — это приведёт их к нему. Или можем воспользоваться жезлами как приманками, если спрячем их в нужных местах.

Алусейр одобрительно засмеялась, метнувшись вниз по коридору. Спустя миг дальний из уползающих магов застонал от боли и страха, когда она нырнула в него.

Мгновение Шторм смотрела, как Алусейр охотится на двух ползущих мужчин, затем освободила Харброу и ещё двоих ближайших от их колец и жезлов.

-Эл, - пробормотала она, стягивая сапог, - мне нужно, чтобы ты занял тело Рун и вывел её отсюда. Боевые маги её усыпили.

Откуда отсюда? Мы бежим из дворца?

-Да, - сказала Шторм поблескивающей текущей пыли. - Снова.

Что ж, не впервой. Глатра по-прежнему разгневана на нас?

-Можно и так сказать, - сухо отозвалась Шторм.

Хорошо. До тех пор, пока боевой маг на нас гневается, мы что-то делаем правильно.




#95942 Закопайте Эльминстера поглубже: пятнадцатая глава

Написано Redrick 25 Май 2017 - 14:57

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
СЧАСТЛИВОЕ ЦАРСТВО ХАОСА

 

-Остатки дыма пропали, - выпятив грудь, как пурпурный дракон на параде, доложил молодой волшебник, Калдор Рейвентри, страстно желающий проявить себя парнишка из Арабеля. - Потребовалось шестнадцать заклинаний.

-Хорошо, - резко сказал боевой маг Ярджек Бламрельд. - Что вы обнаружили?

Во время тщательного обыска особняка Грозозмеев к нему то и дело подбегали офицеры драконов, чтобы держать в курсе, но Бламрельд хотел узнать, принадлежит ли Рейвентри к типу «я делаю свою работу и больше ни на что не обращаю внимания», как предыдущий ретивый юноша, которого на него повесили... или после надлежащей тренировки он сможет представлять хоть какую-то пользу.

-Имён я не знаю, но видел леди Грозозмей и две дюжины других. На них была одежда домашней прислуги. Насколько я слышал, Марлина Грозозмея пока не обнаружили.

-Сколько погибших?

-Шесть или семь, но жрецы говорят, что многие ещё могут умереть. Некоторые исцелённые страдают от сильного кашеля. Ходить пока не может никто.

Бламрельд с отсутствующим видом схватился за свою косматую бороду, вырвал несколько волосков и пустил их по ветру. Крепко задумавшись, он всегда так делал.

Итак, кто же сумел незамеченным проникнуть в дворянский особняк — через кордон драконов и боевых магов, включая самого Бламрельда — и выпустил по всему зданию ядовитый дым из разбитых флаконов, прежде чем снова исчезнуть? Послал созерцателя, или, возможно, иллюзию такового?

-Вы можете доверить мне допрос плен... эээ, выживших, - сказал Рейвентри. - Ну, наблюдение за допросом. Разумеется, все наши коллеги-волшебники будут...

-Разумеется будут. И как они прекрасно знают — и ты тоже наверняка об этом не забыл — эти добрые люди не пленники, а невинные подданые. Уверен, что могу оставить это в твоих руках. Сколько сейчас у нас мертвецов?

-По-прежнему семеро, Яр... эээ, сэр Бламрельд.

-Просто «Бламрельд», Рейвентри. Мы все здесь боевые маги!

-Так точно, сэ... эээ, Бламрельд.

Бламрельд почесал свой некрасивый нос.

-Прочешите особняк ещё раз. Фальшивый пол, движущиеся полки, любые стены, которые кажутся достаточно толстыми, чтобы скрывать потайной ход... нас интересует не только юный Грозозмей, но также каждый меч и чаши, кубки, кувшины и глубокий железные котелки. Да, и любые спрятанные монеты, драгоценности и оружие. Всё найденное принесите мне. Наш лис, может, и сбежал, но если у него здесь нора, я хочу её найти.

Рейвентри сумел замаскировать свой раздражённый вздох резким кивком, потом снова вернулся в особняк.

Ярджек Бламрельд отошёл прочь, миновал ровный поток младших жрецов, прибывающих, чтобы помочь по-прежнему страдавшим от кашля слугам Грозозмеев. Леди Грозозмей доставили во дворец, и судя по всему, она пребывала в добром здравии. Юный Рейвентри не сможет провести свой неумелый допрос. Остальное было уже неважно.

Кроме созерцателей, разумеется. Если чудовища были настоящими, а не иллюзорными. Глатра и другие ветераны должны немедленно о них узнать.

Снаружи на Променаде царила атмосфера тревоги и беспокойства — и говорили все, порождая гул, который не раз заставил Бламрельда вздрогнуть. Многочисленные простолюдины с наскоро загруженными повозками торопились покинуть город, слуги в многоцветии ливрей, какое редко встречалось под открытым небом Сюзейла, сновали вокруг и обменивались сплетнями о войне на Совете.

Как ни странно — хотя бдительные драконы и служили тому доказательством — не видно было никаких признаков дворян или их телохранителей, и никаких стычек на улицах.

Сплетники вокруг целеустремлённо шагающего ко дворцу Бламрельда сходились в одном: Кормир погружается в гражданскую войну. И быстро.

-Я становлюсь слишком стар для этого, - пробормотал он, вырывая ещё несколько волос из своей бороды.

 

***

Боевой маг Велвин Трейсгар мрачно покачал головой.

-Говорят, Фулвезер был убит, и Браярброк тоже. Невелика потеря, конечно, но если в королевстве начнётся война...

-Я слышал про Барельдера и Танторна, - ответил его коллега, маг Короны Джорельд Нуреннантур. Они шли вдоль прохода Боевых Знамён, не обращая внимания на знакомую и кажущуюся бесконечной галерею увядших трофеев. Боевые маги направлялись на встречу с леди Глатрой, что не вызывало энтузиазма у обоих. - Не стоят их смерти того, чтобы все стали сражаться, не правда ли?

-Ха. Похоже, некоторые лорды готовы сражаться вообще по любому поводу — притом именно сейчас. Именно это беспокоит Глатру и остальных. Надеюсь только, что её беспокойство не приведёт к тому, что она взбесится и урежет нам плату или отправит в конюшни охранять навозные кучи, или ещё что-то такое. Стоит ей начать — и она уже не остановится.

-Лучше бы она не останавливалась где-то подальше отсюда. Тогда король и все до последнего лорда могли бы усесться за бокалом вина, хорошим сыром и лучшими дворцовыми блюдами, и уладить все разногласия. Или просто пировать и спорить целый год и ещё дольше, пока мы будем продолжать жить своими жизнями без всякого намёка на войну. Зачем...

Далеко впереди кто-то выскочил из дверей и промчался поперёк длинного коридора. Один человек. Мужчина с мечом.

Трейсгар и Нуреннантур переглянулись, затем в унисон пожали плечами. В любое другое время подобное зрелище стало бы поводом немедленно поднять тревогу, но после катастрофы на Совете дворец, казалось, кипел от бегающих слуг и гонцов — и лязгающих оружием пурпурных драконов.

Эти драконы всюду размахивали своими копьями и щитами, и хотя сейчас это не был дракон в доспехах, и вместо копья у него был меч, в конце концов это был только один человек.

Маги прошли дальше и огляделись, достигнув места, где бегущий мужчина пересёк коридор. Дверь, через которую он прошёл и та, в которой исчез, стояли распахнутыми. Узкие проходы за ними были темны и пустынны. Как всегда.

Маги снова обменялись взглядами, затем поспешили по своим делам. Было бы крайне неосмотрительно опаздывать на встречу с Глатрой.

-Так какой лорд усерднее всех пытался нарезать короля на ломтики? - спросил Трейсгар. - Я был у западных дверей, глядел сквозь две дюжины сражающихся лордов, и вообще не смог разглядеть королевских особ!

Нуреннантур фыркнл.

-Пока это остаётся предметом споров, как любит говорить старый Холлоудант. Я оказался там слишком поздно, чтобы...

Увлечённые этой волнительной дискуссией, оба мужчины совершенно не заметили красивую молодую женщину, которая пересекла коридор сразу у них за спиной, направляясь по той же дороге, что и человек с мечом.

 

***

Амбициозный молодой боевой маг, о котором Трейсгар и Нуреннантур придерживались довольно невысокого мнения, тоже вряд ли смог бы её не заметить — учитывая, что женщина врезалась прямо в него, когда он выходил из комнаты, опустив голову, изучая только что выбранный свиток.

Свиток полетел в воздух; маг рухнул на камни, пытаясь втянуть воздух и определённо чувствуя себя ушибленным; его налётчица бросилась дальше, не задерживаясь ни на миг.

В зал Верной Девы, хорошо освещённый — благодаря чему боевой маг Сургол Велард смог проследить за её стремительным бегом.

По его мнению, незнакомая молодая женщина, носящаяся по дворцу, могла означать лишь одно — неприятности. Должно быть, она была воровкой или того хуже.

Поднявшись на ноги и восстановив дыхание, Сургол Велард величественно воздел руки, нацелил жезл — по своему обыкновению, с ненужным, зато приятным вычурным жестом — и погрузил её в сон.

Велард подошёл и уставился на рухнувшую женщину. Корона и Трон, она оказалась настоящей красавицей! Немногим старше его. Этим допросом он займётся самостоятельно.

Своим первым и чересчур запоздавшим допросом. Бывалые боевые маги, казалось, считали, что Сургол не готов к подобным обязанностям, но к счастью — во время этого воцарившегося ненадолго хаоса — рядом не оказалось старших магов Короны, которые могли бы ему приказывать и находить изъяны во всех его словах и поступках, или вмешаться, отстранив его от дел.

-Стража! - с надеждой и нарастающим возбуждением позвал он. - Стража!

В зале Верной Девы всегда стояли на посту двое драконов, и Сургол был доволен, когда они рысцой подбежали к нему с уважительными гримасами на лицах, как будто он был самим лордом печатей или леди Глатрой.

-В кандалы эту пленницу, - сурово приказал он, - и приковать её за шею к кольцу в стене в должностной палате Магов в Длинном коридоре. Как только закончите, ключи должны оказаться у меня в руках.

-Конечно, сэр, - откликнулись они, поднимая бесчувственную женщину, как будто она была соломенной куклой. Прекрасной соломенной куклой, которой требовалось аккуратное и очень внимательное отношение.

-Что вы с ней делаете? - рявкнул Велард.

-Приказы, сэр. Всех пленников следует обыскивать на предмет оружия.

-В том случае, если я не отменю эти приказы! Хватит её лапать и отнесите в должностную палату!

-Да, сэр.

Кажется, одновременный ответ стражников прозвучал недовольно? Что ж, неважно. Главное, что они подчинились.

 

***

-Возьмите себя в руки, лорд Грозозмей, - строго сказал Илланс. - Нельзя толкать спящего льва, а затем пугаться, когда он с рёвом просыпается.

-Н-но они этого ждали, - широко распахнув глаза, зашипел на него Марлин. - Человек с созерцателями, тот, кто захватил их разумы! Он из дворца!

-Царедворец? - резко переспросил Илланс. - Откуда вам это известно?

-Он был в моей голове, - раздался ответ, которому сопутствовала дрожащая хватка на ближайшем графине.

После долгого, глубокого глотка под аккомпанемент изумлённых охов, которыми встретили его последние слова, Грозозмей добавил:

-Я не знаю его лица или имени, но он обладает достаточным званием, чтобы раздавать приказы. Это не горничная, не повар и не паж — это кто-то важный.

-Эти созерцатели, - требовательно спросил лорд Илланс, - они были живыми или казались мёртвыми, ранеными, возможно гниющими? Хорошенько подумай. Попытайся вспомнить, как они выглядели.

Марлин посмотрел на него, потом моргнул. Нахмурился и моргнул снова.

-Они действительно казались гнилыми в некоторых местах, - медленно сказал он. - Да...

Лорд Илланс кивнул и откинулся на спину кресла, оглядывая собравшихся.

-Некоторые из древних, слишком безумных боевых магов работали с подобными мерзкими созданиями. Твой ментальный червь, должно быть, один из них. Если сейчас они, эти отступники Короны, охотятся за тобой, у нас мало времени.

Трое младших лордов заговорили одновременно, но Илланс поднял руку, и в мгновение ока воцарилась тишина. Он подался вперёд, чтобы вглядеться в глаза Марлина.

-Слушайте меня внимательно, лорд Грозозмей, - сказал он мягким голосом, в которым однако проступала острая, твёрдая грань. - Единственный способ избежать охоты и собственной гибели в роли изменника — воспользоваться вашей парой призраков синего пламени...

В воздухе над столом повисло внезапное напряжение. Илланс поднял вторую руку, чтобы сдержать его, и продолжил.

-О да, ваша власть над этими призраками многими лордами этой земли не осталась незамеченной. Но, надеюсь, не царедворцами, за исключением, вероятно, этого предателя с тиранами смерти — но ваша единственная надежда в том, что до поры он не осмелится раскрыть себя. Используйте своих призраков как можно скорее, чтобы схватить короля Форила.

Напряжение в этот раз вырвалось в виде изумлённых ругательств, но у лорда Илланса закончились руки, которые он мог бы поднять.

-Затем, - продолжал он, по-прежнему не отрывая взгляда от глаз Марлина, - вы должны обмануть нашего стареющего Обарскира, притворившись, что вы отчаянно и храбро спасаете его от призраков — в постановочном сражении. Спланировать которое должны немедленно помочь все собравшиеся за этим столом.

Марлин смотрел на него. Взгляд юного лорда посветлел, когда он увидел выход из сложившегося смертельного тупика.

-Да! - воскликнул он, обрушив кулак на стол так, что задрожали графины. - Да, во имя богов! Великолепно, лорд Илланс! Просто великолепно!

Так оно и было. Большинство дворян знали, что король Форил Обарскир был совсем не таким добрым и справедливым человеком, каким считали его простолюдины. Он был маразматическим старым дурнем.

А значит, это «спасение» его от призраков почти наверняка должно было пройти успешно.

 

***

Шторм остановилась у открытой двери, увидев, что противоположная дверь тоже открыта. Затем она с видом настоящей королевы зашагала через широкий коридор.

Королевы, с поистине королевским величием игнорирующей толстого пыхтящего старика в хлопающих сапогах, который следовал за ней.

То, что она увидела в трёх шагах от себя, заставило её напрячься, затем скользнуть к стене и застыть там, махнув Мирту, чтобы он поступил аналогично.

Тот подчинился со вздохом, который должен быть беззвучным, но не был. За выпуклостями Шторм он не видел, что именно её встревожило.

Шторм это не беспокоило; она была слишком занята, глядя, как двое пурпурных драконов тащат бесчувственную Амарун Белую Волну в направлении Длинного коридора, а следом за ними важно шагает самодовольный боевой маг.

-Можешь дальше идти очень, очень тихо? - прошептала она через плечо.

-Думаю да, - радостно прорычал Мирт немногим громче хриплого шёпота.

Шторм кивнула и скользнула вперёд в полной тишине.

Он двинулся следом, всего лишь капельку более шумно.

Что означало, что два дракона, которым резко позволили удалиться, возвращаясь на свой пост в зале Верной Девы со смешанным чувством жалости и негодования, их не услышали.

Шторм надеялась, что дверь, которую она выбрала, чтобы обойти стражников и достичь Длинного коридора незамеченной, ведёт в пустую комнату.

Она и её пыхтящая тень достигли двери, которая, как она знала, ведёт в должностную палату боевых магов, как раз вовремя, чтобы услышать слабый звон цепей.

Без колебаний она прижалась ухом к двери.

-Никакого оружия они не нашли, - пробормотал гнусавый молодой голос, - но я прервал их обыск, разве нет? А значит, будет разумно обыскать эту нарушительницу самому, прежде чем я разбужу её. Интересно, как это расстёгивается?

Шторм обернулась, встретила воспросительный взгляд Мирта, отошла обратно, где смогла прошептать ему на ухо:

-Обойди по коридору эту комнату и очень громко распахни её дальнюю дверь. Оставайся за дверью на случай если он использует заклинание.

Мирт ухмыльнулся, кивнул и бросился выполнять.

Как только она услышала грохот дальней двери, Шторм открыла дверь перед собой и бросилась сзади на шею молодого волшебника.

Он услышал её и начал поворачиваться...

Но оказалось слишком поздно.

Он отправился на пол, лишившись чувств. Из его ладони со звоном выпали ключи.

Шторм закрыла дверь, через которую вошла, затем подошла к другой двери и выглянула наружу. Никаких следов Мирта не было. Бросив взгляд в обе стороны пустынного прохода, она нахмурилась, пожала плечами и закрыла дверь.

У бесчувственного мага на поясе был жезл, тонкий кошелёк для монет, и нож — такой тупой и маленький, что его можно было использовать разве что для намазывания на хлеб масла или варенья. Она взяла жезл, узнав изображённые на его концах символы; этот символ дарует мёртвый сон, а тот — пробуждение.

Она коснулась Амарун «тем» концом, затем стащила с пальца волшебника одинокое кольцо. Судя по виду, это было одно из тех чароотражающих колец, что создала Каледней и иногда дарила их некоторым арфистам.

Надев кольцо, Шторм подхватила ключи и освободила Амарун. Лодыжки в кандалах, запястья скованы цепью за спиной, ошейник прикреплён к стене достаточно короткой цепочкой, чтобы вынудить пленницу стоять — иначе она бы задохнулись. Подобные оковы могли оказаться полезными позже, но Шторм некуда было их спрятать, поэтому она их оставила.

-Ш-шторм? - тихо спросила Рун, оглядываясь вокруг и потирая горло. - Что со мной случилось? Мгновение назад я бежала, начала уставать, и тут...

-Этот милый молодой волшебник наложил на тебя сонные чары, - сказала ей Шторм. - А это значит, что прошло достаточно времени — учитывая, что в том направлении никакого особого шума я не слышала — чтобы Арклет покинул дворец, не подняв беспорядков или тревоги, и оказался в городе.

-К чему ты ведёшь?

-Нет смысла гнаться за ним. Позже мы попробуем найти его в особняке Делькаслов, но прямо сейчас я голодна, и судя по урчанию твоих внутренностей — ты тоже. Так что сначала кухни. Потом нам лучше немного побеседовать с леди Глатрой, если не хотим, чтобы боевые маги гонялись за нами всякий раз, как мы сворачиваем за угол в этом дворце.

Рун открыла рот, чтобы запротестовать, затем вздохнула и снова закрыла. Она и в самом деле была голодна. И устала.

В очередной раз самым разумным, что могла сделать Амарун Белая Волна, было сдаться.

 

***

Хвала богам, госпожа Саммартаэль ушла, не осмелившись нырнуть в сумрак задней комнаты Сронтера — а тем более во тьму его погреба.

Алхимик вернулся к работе в своей лавке, дав Краунруду несколько глотков вина с чем-то безвредным, что заставило его заснуть. Мэншун, в одиночестве сидевший в лучшем кресле алхимика — которое оставляло сомнения во вкусе Сронтера касательно мебели — чувствовал себя намного лучше.

Просто в будущем ему следует помнить, что даже у него есть пределы. Не более двух разумов одновременно, и лишь один — если он силён и враждебен.

Пока он боролся за то, чтобы оставаться в сознании, прорицательные сферы все взорвались или угасли, погрузив погреб в полную темноту.

Свет Мэншуну не требовался, и он не стал его искать. Вместо этого он сотворил заклинание, чтобы достичь разума боевого мага Рорскрина Мрелдрейка.

И ждал во тьме, очень долго ждал, пока удивление сменялось раздражением, затем гневом... а затем признанием.

Его заклинание потерпело неудачу.

Мрелдрейк был хорошо защищён, мёртв, либо только что открытые пределы возможностей Мэншуна были сильнее, чем он думал.

Мэншун снова сотворил заклинание, в этот раз — разыскивая разум леди старшего рыцаря Траграэль.

И снова, спустя долгое время, вынужден был признать неудачу.

Будущий император или нет, ограничения у него имелись. А это означало, что он должен дейстовать соответственно.

Настало время думать как смертный, живой человек. Осторожный, готовый к битве, за которым охотятся внимательные враги.

Созерцателей лучше рассредоточить. Один тиран смерти и мелкий созерцатель будут спрятаны — по отдельности — во дворце, другая пара — в кладовой Сронтера, остальные — в другом месте, в более неприступной крепости, чем эта лавка...

Может быть, настало время разбудить Талан? Возможно, но учитывая счастливое царствование хаоса во дворце, ему необходимо было знать, что там происходит. Значит, сначала Фентабль...

 

***

-В последней кухне всегда есть суп, горячие пироги, чесночный хлеб и сосиски, - объяснила Шторм, - для слуг, которые приходится есть на ходу. Эти закрытые кружки не для эля; они для супа.

-Попытаюсь иметь в виду, - ответила Амарун, с полным животом чувствующая себя намного лучше, - в следующий раз, когда буду брать дворец штурмом.

Шторм засмеялась и прошла к небольшой и старой деревянной двери в конце помещения.

Рун вздохнула.

-Куда теперь?

-В одну кладовку.

-Там вялится редчайшее драконье мясо?

-Нет, там только горшки с вареньем и ягодами.

-Тогда зачем...?

-Там есть расшатанный камень.

-Вот как...

Затем Рун осенило.

-Тайник арфистов?

-Именно.

Они прошли мимо маленького окна и нырнули в лабиринт переходов и кладовых. Снаружи наступал вечер. Шторм, казалось, знала, куда идёт, и вскоре сняла с решётки мерцающий камень, распахнула ближайшую дверь и ступила в тёмную комнату с низким потолком, заваленную большими горшками и слабо пахнущую солёньями.

-Три дюжины лет прошло с тех пор, как я в последний раз была здесь, - пробормотала она.

-Ох, ну разумеется нет, - начала Рун, но её слова стихли, когда среброволосая женщина устремила на неё взгляд древних, как само королевство, глаз.

-Я вспомнила про это место только оказавшись на внутренней кухне, - сказала Шторм. И вздохнула. - У Эла та же проблема. Двери в наших разумах открываются неожиданно — двери, про которые иногда мы даже сами не знаем. Иногда то, что открывается — небезопасное и тревожащее, и чем бы оно ни оказалось, у нас редко бывает время как следует с этим разобраться с этим.

Она криво усмехнулась.

-Как моя сестра иногда всё ещё говорит, быть сумашедшей хотя бы никогда не скучно.

Амарун смотрела на неё, не зная, что сказать.

Шторм подмигнула ей и повернулась к толстому горшку на полу под полкой. Вытащив его, она надавила на один конец открывшегося камня. Тот немного сдвинулся, она сунула палец в возникшую щель и поддела камень. Скрытая под камнем ниша была маленькой, и она достала оттуда что-то похожее на кусок кольчуги. Кошель?

-Что это такое? - спросила Рун.

Шторм прижала палец к губам, вернула на место камень и горшок, затем запустила руку в кусок кольчуги и вынула что-то наружу, протянув его Рун.

Это было простое железное кольцо.

-Надень.

-Оно магическое?

-Да. Железная стража. Не действует на любые вещи при тебе, но незачарованный металл, которым тебя бьют, проходит насквозь, как будто ты сделана из дыма. В этой штуке — парализующей перчатке, которая, кажется, уже не работает — ещё четверо таких колец. Всё это — старые арфистские предметы, которые маги Короны не смогут так уж легко отследить. Никому про них не рассказывай.

-И зачем же мне это понадобится?

Шторм наградила Рун печальным взглядом.

-Сдаётся мне, Амарун, что мы идём на войну.




#95915 Закопайте Эльминстера поглубже: четырнадцатая глава

Написано Redrick 15 Май 2017 - 22:21

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

РАЗОРВАННЫЕ ВЕЩИ И ОТЧАЯННАЯ БЕГОТНЯ

 

Холод, пронзительный холод...

Арклет пытался дышать, пытался удержаться на ногах, пытался заговорить...

И проиграл все эти битвы.

Он тонул. Всё стало серым. Он смутно осознавал, что Рун кричит и хватается за него.

Её пальцы были тёплыми, но всё остальное было холодным и тёмным. Смертельный холод режущей кромкой ярости бешено терзал его внутренности, обжигая разум гордыней и скорбью более великими, чем всё, что он когда-либо чувствовал.

Так вот на что это похоже — быть призраком принцессы.

Ты даже не представляешь, наивный лордишка, прозвучало в глубинах его разума.

Он соскользнул по колонне, конечности налились тяжестью камня. Он рухнул на колени, губы не подчинялись ему, голова безвольно повисла — и только тогда призрак Алусейр Обарскир выскользнул из его груди, как облачко дыма, и зарычал:

-Уже лишился сил? Я хочу сломать тебя, Делькасл, если это необходимо, чтобы ты позволил Шторм и Эльминстеру войти в твою голову и показать тебе, на что это похоже — и что Эл не намеревается подчинять тело Амарун или уничтожать её разум.

-Ты... тиран, - смог прошипеть Арклет, зло глядя на неё.

-Да, так и есть, - согласилось парящее перед ним лицо. - Но выслушай моё суждение: настал час быть тебе мудрее, лорд Делькасл. Твои друзья и королевство нуждаются в этом.

Она отстранилась — милосердие богов! — и Арклет снова смог пошевелиться.

Он посмотрел на Мирта.

-А каково твоё мнение обо мне, лорд Глубоководья? Такой ли я упрямый, наивный глупец, каким меня считают эти герои легенд?

-Ну конечно, парень. Ты же кормирский лорд! Большинство дворян — упрямые и наивные глупцы, и остаются таковыми, если никто не пнёт их сапогом. Тебя только что пнули. Подействует ли?

Арклет посмотрел на Амарун, которая по-прежнему держала его.

-А ты, Рун? Ты тоже думаешь, что я глупец?

Её глаза были двумя знамёнами любви. Двумя грустными и гордыми колодцами.

-Я думаю, что ты — твердыня силы, которая отказывается сдаваться, - тихо ответила она. - Но в отличии от многих наглецов среди твоих высокорожденных собратьев — Виндстага, например — ты предпочитаешь скрывать свою силу, вместо того, чтобы постоянно ею пользоваться. И я люблю тебя за это. Мой лорд Глупец.

Арклет моргнул, потом медленно улыбнулся.

-Я... понимаю. И поскольку ты ухватываешь суть намного быстрее и чётче, чем я, я вверяю свою судьбу в твои руки. Научи меня, Амарун. Даже если тебе придется использовать для этого Эльминстера.

Амарун посмотрела на Шторм.

Та пожала плечами.

-Не знаю, поправился ли Эл достаточно, чтобы сказать или сделать что-нибудь.

Выскользнув из одного сапога, она сунула ладонь внутрь. Наружу рука вынырнула, до локтя укрытая слоем праха.

Рун потянулась вперёд, Шторм схватила её, и прах молнией пробежал по их сомкнутым рукам.

Они увидели, как Амарун дрожит, выгибается, закатывает глаза — так, что остались видны только белки. Девушка покачнулась.

Арклет поймал её и увидел, как та исподлобья взглянула на Алусейр, прежде чем прохрипеть голосом Эльминстера:

-Разумно ли это? Когда ты загоняешь в угол юных лордов, по моему опыту они начинают беситься и причиняют большой ущерб. Несчастных случаев мне только не хватало.

-Эл? - осторожно спросила Шторм. - Как ты?

-Ужасно. Ты?

Шторм улыбнулась.

-Бывало и лучше.

-Ха. Полагаю, это можно сказать про всех нас, - Рун посмотрела на Мирта. - Снова здравствуй, старый вор.

-Хо, древний разрушитель, - весело отозвался Мирт. - Ты, похоже, окружил себя прекрасными дамами.

-Всегда так делаю. Пока не обучу себе замену, по крайней мере. И раз уж об этом речь...

Рун повернулась к Арклету и прижалась к нему.

-Поцелуй меня! - прорычала она ему в лицо грубым голосом Эльминстера.

Арклет моргнул.

-Ты... проникнешь в мой разум?

-Да. Неохотно, парень, не в качестве завоевателя — но раз уж Лус нас заставила, то почему бы и нет. Как только я тебя подготовлю.

Арклет нахмурился, но затряс головой, сдаваясь. И поцеловал женщину, которую держал в руках.

Когда их губы разделились, лицо Арклета едва заметно изменилось. Он напрягся, легонько отстранил Рун, и зашагал вниз по коридору.

Отойдя за несколько колонн, далеко во мрак, с Алусейр, скользящей следом, чтобы убедиться, что во тьме не притаились скелеты, он развернулся и вернулся назад.

-Ладно, - медленно сказал он. - Я увидел твою правду. Я тебе верю.

Он прислонился спиной к стене.

-Ты действительно не собираешься подчинять Рун или меня, или оставлять себе наши тела. Только одолжить их на короткое время, когда решишь, что это действительно необходимо.

Он достал свой меч.

-Но знай вот что, Эльминстер из Долины Теней — я всё равно буду тебе сопротивляться.

Он поднял свой клинок в боевую позицию.

-Я хотел бы полюбить тебя. Хотел бы доверять тебе. Но твой разум — как могучая гора, а мой — как крохотный камешек.

Он взвесил в руке свой меч, не отрываясь глядя в глаза Амарун.

-Я уверен, что настолько превосходящий меня разум, принадлежащий магу, у которого было больше тысячи лет, чтобы отточить искусство обмана, может мне лгать. Не только словами, как простой человек, но и при слиянии умов.

Он посмотрел на Шторм, потом опять на Амарун.

-Разве это неправда?

-Правда, - признал Эльминстер, - но есть и другая правда, о которой тебе следует знать, лорд Делькасл. Такой обман невозможен, если другие сознания, что разделяют связь, не согласны на него. Шторм? Алусейр?

Призрак и среброволосая женщина кивнули и направились к Арклету, но юный лорд предупреждающе поднял руку.

-Не трудитесь. Я верю, что мне сказали правду, если принцесса и столетний арфист подтверждают это. Это неважно. По-прежнему не существует ничего, что вы, любой из вас, мог бы сказать, чтобы я позволил Эльминстеру взять управление над моим телом. Я ненавижу саму мысль, что он может сделать это с Рун, и ещё сильнее ненавижу, что она согласна на такое, но он способен — и разве этого, боги свидетели, мало? Остальным приходится всю жизнь жить в одном лишь теле! Если его разорвут на части, мы умрём. Почему же ты можешь вселиться в неё, в меня, а потом в кого-то другого, создавая личную армию рабов? А?

-Чтобы спасти мир, - прошептал Эл, - и армию — никогда.

-Прости меня, Мудрец Долины Теней, - резко ответил Арклет, - но я всё равно тебе не верю. Я видел в твоём сознании, что ты должен завербовать боевых магов Кормира. Разве они — не армия?

-Один вопрос, лорд Делькасл, - тихо произнесла Шторм. - Ты поклялся, что никогда не впустишь Эльминстера к себе в голову и не позволишь ему управлять твоим телом. Если на кону будет выживание Кормира, или жизнь Амарун, или существование дома Делькасл... доверишь ли ты мне войти в твой разум и управлять твоим телом?

Арклет посмотрел на неё, чувствуя, как краснеет лицо. Эта идея его возбудила, и от этого ему стало стыдно; неужели другие это заметили? Неужели они все это заметили?

Шторм всегда казалась такой мудрой; Эльминстер всегда на два шага опережал любые его мысли... и принцесса Алусейр много лет назад совершила немало подвигов...

Он не мог этого вынести. Глупец или нет, он не мог...

Ему нужно было убежать, остаться наедине, чтобы подумать. Даже без Рун.

Ударив кулаком в стену, Арклет развернулся и бросился бежать, разрубая мечом пустой воздух, где должны были гибнуть враг за врагом.

Никто не окликнул его по имени и не бросился следом. Никто.

 

***

Лорд Брорин Виндстаг оторвал взгляд от ближайшего пустого графина и заворчал:

-Снова вернулся? Эрельд, я же сказал тебе оставить нас в покое! Нам нужно обсудить важные вопросы...

Старый слуга очень низко поклонился.

-Д-да, милорд! Пожалуйста, поверьте, я прерываю вас с огромной неохотной! К вам посетитель, лорд, который был добрым другом вашего отца и которого всегда привечали в этом доме, и он сказал, что пришёл по делу величайшей важности!

Виндстаг нахмурился. Жрецы исцелили его, но боль почему-то не исчезла — и он ненавидел сюрпризы.

-Ну, - разражённо ответил он, - тогда приглашай его!

Слуга склонился ещё ниже и вышел, но вернулся раньше, чем Виндстаг смог обменяться взглядами, содержавшими вопрос «теперь ещё что?» с его напуганными дружками Стоунстейблом, Ормблейдом и Хандрагоном. Неужели Марлина убили люди Короны? Может, они на очереди? И кто такой этот незванный...

-Лорд Тревин Илланс, - величественно провозгласил Эрельд, низко склонившись.

Седовласый лорд скупо улыбнулся слуге и вошёл в комнату. При нём была чёрная трость, он носил полуплащ старого покрова. Сапоги его были такими старыми и сношенными, что облегали ноги, как дамские перчатки по локоть.

-Брорин, - вежливо поинтересовался он, - как вы? Моих ушей достигли вести, что вас ранили.

Лорд Виндстаг с искренней радостью улыбнулся гостю. Илланс был старым другом и кредитором его отца, и единственным человеком, которому Брорин был склонен доверять.

Насмешливый сынок Трэвина, Ротгар, Виндстагу, Грозозмею и собравшимся за этим столом был не друг, но старший лорд Илланс был человеком иного сорта.

-Лорд Илланс, - поспешно сказал Брорин, вставая, чтобы протянуть гостю руку, - добро пожаловать! Я заплатил жрецам и получил исцеление — и считаю, что мне посчастливилось не попасть на этот Совет, где со мной могло случится что похуже!

-Рад это слышать, - ответил Илланс, заметив пустое кресло у стены и направившись туда. Эрельд оказался там первым.

Илланс сел, с молачаливой признательностью посмотрел на слугу, и сделал быстрый жест рукой, который заставил старого Эрельда мгновенно покинуть комнату. Виндстаг сощурился.

-Не хотите ли вина? - спросил он, но Илланс отмахнулся от бокала.

-Я здесь не для того, чтобы пить, парень, - он окинул взглядом стол. - Простите мою прямоту, но случившееся сегодня заставляет меня спешить. Эти любезные господа с тобой — ты им доверяешь?

-Свою жизнь, - медленно ответил Виндстаг. - А в чём дело?

Илланс поднял почти пустой графин так, чтобы в стекле отразился свет, и сказал ему:

-Я слышал, лорд Брорин Виндстаг заключил союз с лордом Марлином Грозозмеем — и другими. Эти люди входят в их число?

Лица вокруг стола превратились в осторожные, ничего не выражающие маски, и руки поползли к кинжалам.

-Да, - признал Брорин Виндстаг. - И снова, лорд, я спрошу вас: в чём дело?

Илланс опустил графин.

-В нашем доблестном королевстве наступает время... смут. Будут выбраны стороны, и те, кто попытаются избежать объявления своей преданности, пострадают. Здесь я представляю людей, которых можно назвать «партией». Так случилось, что эта партия считает себя слишком немногочисленной, чтобы возобладать в борьбе. Следовательно, я стремлюсь завербовать единомышленников, объединить фракции в более крупный союз, который сможет преуспеть в сохранении и создании лучшего Кормира.

-Признаю, милорд, я заинтересован, - пробормотал Хандрагон. - И к чему же конкретно стремится ваша партия?

-Вы достаточно мудры, чтобы не спрашивать имена. Тест пройден, - Илланс позволил мимолётному призраку улыбки коснуться своих губ. - Знайте, что некие лорды этой земли верят, что нашего доброго, но нередко заблуждающегося короля Форила должна, хм, охранять группа дворян — набранная из нас и наших союзников. Мы наймём чужеземных волшебников, чтобы советовать королю — «управлять» такое гадкое слово — и подрядим магов, наёмников и верных кормирцев, симпатизирующих нашему делу, охотиться и уничтожать этих грязных боевых магов.

Он откинулся назад и посмотрел в глаза юных лордов, глядя, как они сначала расслабились... а потом заинтересованно подались вперёд.

Хорошо. Кольцо на его пальце, которое могло убить их всех, не понадобится. Пока.

Лорд Виндстаг тоже умел читать по лицам.

-Думаю, я выражу наше общее мнение, - с нетерпением начал он, - когда скажу, что мы крайне заинтересованы...

Без объявления и без всякой помощи дворецкого дверь с грохотом распахнулась, и прежде чем кто-либо успел выхватить свой кинжал, в помещение влетел задыхающийся человек.

-Спасите! - выдохнул Марлин Грозозмей, едва не рухнув на стол. - Вы должны меня спрятать!

-От кого? - прорычал Хандрагон.

-Кто за тобой гонится? - резко спросил лорд Илланс, поворачивая кольцо на своём пальце до тех пор, пока оно не засветилось.

Глаза Грозозмея широко распахнулись от ужаса, когда он взмахнул тяжёлой чашей, которую держал в одной руке, и мечом с ярким лезвием в другой.

-Он вторгается в твой разум, - прошипел Марлин в лицо Иллансу, - и посылает за тобой созерцателей!

Все сразу же вскочили на ноги и заговорили одновременно. Бокалы перевернулись, покатились и разбились о пол. Никто не обратил на это внимания.

-Да что случилось, Марл? - потребовал Ормблейд громче остальных. - Кто за тобой...

-Стойте! - крикнул Хандрагон, заглушив окончание его реплики. - Это ещё кто такой?

Он указывал на дверь.

Которая снова была открыта. В проёме виднелся моргающий дворецкий и человек, чья поза и одеяние принадлежали слуге, но из другого имения.

-Осбур? Какие вести? - воскликнул Илланс, прежде чем добавить для остальных присутствующих: - Этому человеку можно доверять.

Мужчина поклонился, затем хриплым голосом провозгласил:

-Меня послал лорд Элберт Олдбрайдл и остальные...

-Элберт? А что случилось с твоим хозяином, лордом Олгартом Олбрайдлом?

-Мёртв, лорд Илланс. Убит... другими, которых возглавлял человек из Западных Врат. Последним приказом, который отдал мне лорд Олгарт, было передать его сыну некое предупреждение, если он сам погибнет. Я так и сделал, и его сын — мой новый господин — поручил мне разыскать вас и точно так же предупредить.

-Я слушаю.

-«Во время этих беспорядков соперничающие заговорщики из Сембии и Западных Врат попытаются завербовать старших царедворцев Кормира, чтобы с их помощью повлиять или захватить правление Лесным Королевством. Остерегайтесь Корморота, Йестреля и Лендретов Сэрлунских.» Таковы были его точные слова, лорд Илланс.

-Благодарю тебя, верный Осбур. Возвращайся к лорду Элберту и передай ему мои соболезнования. Скажи двум моим людям — воинам в красном, которых ты миновал на пути сюда — что они должны сопровождать тебя по моему приказу, чтобы ты в безопасности вернулся к новому господину. С бспорядкоми в городе некоторые дворяне могут выбрать своей целью гонцов.

Слуга низко поклонился, поблагодарил и отбыл, дворецкий вышел вслед за ним и плотно затворил дверь.

Стоунстейбл поднял свой бокал в сторону Илланса.

-Лорд Олбрайдл, которого постигла скоропостижная кончина, входил в вашу партию, не так ли?

-Отец и сын, оба, - спокойно ответил Илланс, провожая по-прежнему задыхающегося Грозозмея к креслу. - Мне будет не доставать дружбы и благоразумия Олгарта. Последние посланные им вести, боюсь, ни капли меня не удивляют. Господа, мы стоим в самом сердце... интересных времён для всех нас.

Марлин Грозозмей издал потрясённый, почти вслихпывающий звук, и все взгляды обернулись к нему.

-Королевство погрузилось в войну... что я наделал? - дрожащим голосом произнёс он, глядя в их нахмуренные глаза. - Что мы все натворили?

 

***

Многие юные лорды Кормира представляли собой ленивых бездельников, не привыкших к физической нагрузке, но ноги и лёгкие Арклета Делькасла были в полном порядке. Он нёсся, как ветер в гавани, с внушительной скоростью погружаясь во тьму заброшенного крыла.

Со вздохом, который сделал бы честь любой встревоженной матери, призрак Алусейр Обарскир направился следом за ним.

-Что она собирается с ним сделать? - требовательно спросила Амарун, пытаясь разглядеть, куда направился убегающий лорд. Её голос принадлежал злой и напуганной юной танцовщице, а не хриплому Старому Магу.

-Защитить его, - ответила Шторм. - Это ведь заброшенное крыло, помнишь? Заклятья, ловушки, даже ходячие скелеты...

-Эльминстер, - твёрдо заявила Амарун, - мне необходимо моё тело. Немедленно.

-Чтобы ты могла броситься следом? Поймать и утешить его? Ну разумеется, - сказал внутри неё волшебник — и пропал, отделившись от девушки густым, ослепляющим облаком пыли.

-Спасибо, - выдохнула Амарун. И вылетела из помещения.

-Вои имя богов! - проревел Мирт. - Ну и носится же эта девка! Эти заклятья, ловушки и скелеты должны быть адски быстрыми, чтобы...

-Спасибо за эту радостную мысль, милорд Ростовщик, - язвительно ответила ему Шторм, пока пыль текла по ёё ногам зловищим потоком, набиваясь в сапоги.

Как только поток остановился, она тоже бросилась бежать.

Мирт тяжело вздохнул, пожал плечами, и последовал за ней, хлопая своими разодранными сапогами.

-Уж лучше я присоединюсь к параду, чем буду торчать тут один, - громко проревел он, проносясь по коридорам и покрытым паутиной залам. - Посмотрю Кормир, потанцую с его скелетами, оставлю свой след. Или наконец найду себе могилу.

Позади него, оставшись незамеченным, с потолка на собственной нити опустился паук размером с голову пыхтяшего глубоководца. Паук обследовал место, только что покинутое шумными людишками.

Повсюду лежали порванные останки его сетей; предстояло много работы. Как всегда.




#95914 Закопайте Эльминстера поглубже: тринадцатая глава

Написано Redrick 15 Май 2017 - 21:48

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
КАК ТОЛЬКО, ТАК СРАЗУ

 

Глатре потребовалась пара секунд, чтобы выровнять дыхание и усмирить свой нрав.

Справившись с обеими задачами, она завопила:

-Возьмём? Возьмём? Да я тебя прикую к стене в самом глубоком и сыром подземелье!

Мирт улыбнулся ей широкой невинной усмешкой.

-Это значит да?

Глатра испустила неразборчивый рык в бессловесной ярости, затем ударила себя по бокам, сделала глубокий вдох, и холодно сказала:

-У меня нет на это времени. Королевство в опасности.

Она сделала три быстрых шага в сторону, затем резко развернулась и прошла обратно.

-Я надеюсь, что все вы преданы Драконьему Трону, и ценю вашу помощь. Но в то же время я не могу одобрить пятерых-шестерых самопровозглашённых героев, разгуливающих по сюзейлскому дворцу за этими стенами и творящих всё, что пожелают, не подчиняясь королевским приказам или законной власти — в моём лице, например.

-Верная волшебница, - вежливо спросила Алусейр, - можем ли мы поговорить с тобой наедине?

Глатра посмотрела на неё, затем окинула взглядом помещение.

-Ты хочешь, чтобы я приказала уйти этим добрым драконам и моим коллегам-магам? Прости, но нет. Вы легко можете попытаться одолеть меня числом. У вас может даже получиться.

-Плохое оправдание, - ответила призрачная принцесса. - Мы и сейчас легко можем так поступить.

-Это угроза? - вспыхнула Глатра.

-Констатация факта, - сухо ответила Алусейр. - Если хочешь, я могу превратить это в обещание.

-Ха, - хохотнул Мирт, - а я только решил, что ты кое-что начала понимать, леди Глатра. Царедворцы с толстой черепной костью редко дослуживаются до высоких постов, а если и дослуживаются — то долго там не задерживаются.

-Ты, - зарычала боевая волшебница, оборачиваясь к нему, - молчи! Ты мой пленник и...

-Эй, подруга, вовсе нет. Я почётный гость короля Форила Обарскира — и, так уж случилось, старший лорд города, способного с лёгкостью купить и продать весь Кормир, если мы по какой-то безумной причине захотим это сделать. Твой суровый характер мне по душе, но не твои поступки. Тебе предложили помощь, которую осаждённые царедворцы должны с радостью принять, но ты отказываешься. Дура.

Глатра беззвучно открыла рот, лишившись дара речи, затем сжала губы в тонкую жёсткую линию.

-Ты можешь быть прав во всём, но главная здесь я, - отрезала она.

Алусейр вздохнула, но Глатра повысила голос и продолжила.

-А посему слушайте мои приказы — все вы! Будь некоторые из вас живы, я бы беспрекословно им подчинилась, - она, не моргнув, встретила взгляд Алусейр, - но раз уж это не так, то вы отправитесь играть роль пастушьих собак, загоняя дворян и приводя их обратно сюда. Без телохранителей.

Принцесса посмотрела на неё с чем-то вроде печали на своём призрачном лице. Значит, сплетни могли говорить правду, поняла Глатра: подобным приказам Алусейр не могла подчиниться, даже если бы хотела... наверное, она действительно превратится в простой шуршащий ветерок, если отойдёт от дворца дальше, чем до середины Променада. Ну что ж, если так, принцесса могла бы проглотить свою королевскую гордость и просто признать это.

Глатра повернулась и указала на Амарун.

-Ты должна сдаться под надзор драконов, чтобы оставаться в стороне от неприятностей.

-И стать заложницей, которая поможет гарантировать преданность Арклета, - прошипела Рун, яростно глянув на боевую волшебницу — которая, уже повернувшись к Арклету, притворилась, что не слышит.

-Лорд Делькасл, вам следует доложить сэру Винтеру и получить назначение в ряды пурпурных драконов, которые отчаянно нуждаются в боевых офицерах — особенно в том случае, если мы столкнёмся с открытым восстанием.

Арклет изогнул бровь. Мысли лорда ясно отразились на его лице. В том, что касалось военной службы, дворяне не принимали приказов от простых царедворцев. Неужели эта волшебница считает себя королевским регентом?

-Возьмите себя в руки, лорд, - сказала ему Глатра. - У меня нет времени на споры. Ни на что нет.

Она повернулась к Мирту.

-Твоё мнение обо мне безосновательно и я не согласна с ним. Повторяю: ты мой пленник. Попытаешься сопротивляться или бежать — и столкнёшься со смертельной силой.

Она посмотрела на Шторм.

-Ты, - резко сказала Глатра среброволосой женщине, - останешься со мной. Ты должна рассказать мне всё, что знаешь сейчас ты и остальные арфисты здесь в Кормире — а также поделишься сведениями о том, каким дворянам мы можем доверять, какие — закоренелые изменники, а кто просто следует за самым сильным львом.

Шторм без всякого выражения встретила взгляд Глатры, затем повернулась и посмотрела на Рун, Арклета, Алусейр, а потом на Мирта.

Было достигнуто молчаливое соглашение.

Глатра смотрела на них. Они сдаются? Или решили, что несмотря на свою преданность Короне Кормира, не могут принять её условий?

Шторм спокойно обошла Глатру и направилась к двери, через которую недавно вошла. Мирт последовал за ней.

Глатра схватилась за жезлы на поясе и сделала шаг, преграждая дорогу толстому гостю из Глубоководья.

Шторм резко развернулась, Глатра стала оборачиваться, но пальцы железной хваткой схватили её за плечо и вывели из равновесия, толкнув её, спотыкающуюся, через всю комнату.

-Остановите их! - рявкнула драконам и магам Глатра. Амарун и Арклет бросились к двери, пока Алусейр пронзала своим телом одного стражника за другим, замораживая их сердца и бросая их задыхаться.

Глатра восстановила равновесие за миг до того, как врезаться в стену, повернулась так, чтобы видеть спины своих удирающих пленников и их союзников, и потянулась за жезлами.

Её пальцы схватили воздух. Жезлы с её пояса были разбросаны по всему помещению! И теперь их топтали сапогами спотыкающиеся люди.

Да, спотыкающиеся. Призрак Алусейр раз за разом проходил сквозь них, как дикий ветер, оставляя толпу слабых, замороженных и неловких драконов и товарищей-магов пытаться выполнить её приказы.

Глатра постаралась успокоиться и начала творить заклинание. В этот самый миг Шторм Среброрукая развернулась в дверях в вихре серебряных волос, схватила ближайшего боевого мага и швырнула его через всю комнату.

Прямо в Глатру.

Летящий, беспомощно орущий груз из мечущихся рук и ног.

Оказавшийся тяжёлым и очень твёрдым.

Глатру ударило, швырнуло на пол, из лёгких вышел весь воздух. Маг, который сбил её с ног, к счастью кувыркнулся дальше. Но не раньше, чем нарушил её заклинание, ударив Глатру острыми коленями и локтями... и позволив удирающей пятёрке выскочить за дверь.

Пытаясь снова втянуть в себя воздух, Глатра увидела, как её коллеги падают на колени, хватаясь за грудь и горло, а Алусейр вылетает из них в призрачном триумфе, чтобы скользнуть за дверь с криком:

-Ко мне, друзья! Я отведу вас туда, где никто не сможет найти или следить за вами!

-На это не рассчитывайте, - яростно прошипела Глатра, поднимаясь на колени. - Эта дура с толстым черепом вместо мозгов не смирится так легко с поражением.

В тёмном проходе за дверью что-то заклубилось — и Алусейр стрелой влетела обратно в комнату, нацелившись прямо в голову боевой волшебнице.

Лишь чтобы остановиться прямо перед её лицом.

-Глатра Баркантл, - прошипел призрак, - Кормир в опасности! Королевству необходимо, чтобы ты повзрослела немедленно! Подумай об этом.

Затем принцесса пропала, не оставив ничего, кроме пустого воздуха у Глатры перед носом.

А за этим воздухом — группку смущённых мужчин в мантиях и доспехах, старательно избегающих её взгляда, пока Глатра поднимались на ноги.

Глатра неожиданно обнаружила, что готова зарыдать.

 

***

-Нет! - завизжал Марлин Грозозмей, широко распахнув глаза в ужасе и замахав мечом на тирана смерти. Парящий Клинок сверкнул и ударил, погрузившись в прогнившие пластины, которые при жизни чудовища были прочны, как латы пурпурных драконов.

Созерцатель содрогался от каждого удара, заставляя качаться многочисленные перекрывающиеся точки зрения Мэншуна, когда его глаза крутились и качались.

На мгновение всё смазалось, и в голову ударила тяжёлая боль. Чёрный огонь, как же он устал!

Зрение прояснилось, обзор снова сфокусировался. Второй тиран ухватился за Чашу и только что врезался в борющегося лорда сзади. Помещение было слишком маленьким, чтобы созерцатели могли эффективно сражаться...

Но неловкий удар сработал; меч вылетел из руки Грозозмея. Мэншун использовал ухватившегося за юношу тирана, чтобы отбросить Марлина в сторону, придавив его, когда лорд обмяк и попытался соскользнуть на пол, чтобы поползти к мечу. Второй тиран подхватил меч.

Теперь назад, прочь из особняка Грозозмеев, ко мне.

В погреб Сронтера... так устал...

Дым как-то попал сюда вместе с тиранами? Нет... Тогда что это за фиолетово-серый, тяжёлый туман, что повис в его разуме? Нарастающая боль...

Мэншун остстранённо осознал, что утратил контроль над одним из тиранов. Чудовище неподвижно повисло у стены погреба. Мэншун видел его со своего места на полу, полу, который шатался под ним, медленно, как палуба корабля, где он стоял много лет назад, сражаясь с неторопливыми волнами Лунного моря...

Слишком много. Он пытался контролировать слишком много существ за раз. Бурлящий ужас Сронтера, холодный, мёртвый груз двух созерцателей-нежити, и всё это — поддерживая ясновидящие сферы и сотворяя многочисленные телепорты, подпитывая заклинания, висящие в ожидании активации... слишком много. Поток ужаса Грозозмея одолел его, на сей раз вырвал разум лорда за пределы мастерства древнего вампира, истощил его...

Бэйнова блевота, в конце концов у него тоже были пределы.

-Сарк и луррук, - выругался он усталым шёпотом, глядя, как над головой вращается потолок. Грозозмей убегал.

Лордишка вырвался из-под державшего его тирана, но Мэншун из последних сил пока ещё сохранял над чудовищем контроль. Если Грозозмей попытается навредить человеческому телу Мэншуна, тот сможет бросить тирана на юношу, или преградить его тушей разъярённому юному лорду путь к истощённому лорду-вампиру...

Или, если придётся, он мог принять форму тумана — но в последний раз, когда он так поступил, ещё под именем Орбака в Западных Вратах, так много его магических пут угасло и пропала такая внушительная часть ментальной власти над другими, что он потратил почти семь сезонов, восстанавливая лишь половину этого; остальное возврату не подлежало.

Так что это было крайней мерой.

Ооох, его голова...

Меч и чаша лежали на полу погреба под вторым, неподвижно парящим в воздухе тираном. Расплывающимся взглядом Мэншун увидел, как юный лорд хватает их.

С мечом в руке, Марлин Грозозмей на миг устремил бледное, испуганное лицо к Мэншуну, а затем развернулся и бросился по лестнице из погреба вверх.

Мэншун лежал на холодных камнях, слушая, как утихает грохот сапог юного лорда. Он был слишком истощён и почти лишился сил, чтобы предотвратить побег Грозозмея.

В лавке наверху воцарилась тишина. Ни грохота, ни дыма... лишь неподвижность.

Значит, его пешка сбежала — до поры — и забрала с собой два предмета синего пламени.

Мэншун вздохнул. Будущий император Кормира очевидным образом перетрудился.

Он позволил исчезнуть своей власти над последним тираном и смотрел, как тот парит с обвисшими глазными отростками. Если бы боль просто угасла, чтоб её...

Наверху раздался слабый скрип двери и звон колокольчика. Затем повелительный женский голос, слегка задыхающийся, но набирающий пронзительную громкость — и приближавшийся.

-Хозяин? Алхимик! Мастер Суронтур, или как-тебя-там! Ау-у-у! Есть здесь кто-нибудь? Продавец! Про-да-вец!

Из-за двери в углу погреба, где томились в плену алхимик и благородный лорд Кормира, раздался приглушённый шум — Иммаэро Сронтер пытался открыть запертую дверь.

Губы Мэншуна насмешливо изогнулись. Ну разумеется. Алхимик очень хорошо знал, что Нечелсея Саммартаэль не выносит ожидания.

 

***

-О-они говорят это повсюду, сэр! Конечно, всегда ходят самые безумные сплетни, но сейчас все кричат об этом! Благородных лордов перебили, король Форил мёртв, и королевство в состоянии войны!

Лорд Ирлин Стоунстейбл замотал головой.

-Всё это сразу не может быть правдой! Брорин, твой слуга любит заложить за воротник?

С дальнего края заставленного графинами стола в главной приёмной особняка Стагхэвен мрачнолицый хозяин отрицательно покачал головой.

-Эрельд один из старейших и самых верных слуг Виндстагов, - почти жестоко провозгласил он. - Умный, предусмотрительный и достойный всяческого доверия. Если он утверждает, что в городе так говорят, значит, ты можешь быть уверен, что в городе так говорят!

-Холарк! Этого ещё не хватало! - выругался Стоунстейбл, осушая свою флягу и откидываясь на спинку кресла, чтобы посмотреть на слугу, как будто тот был меняющим обличье чудовищем, на глазах отрастившим клыки и когти.

Виндстаг неожиданно повернулся к пожилому сенешалю в одном из своих резких перепадов настроения.

-В состоянии войны? - проревел он в напуганное лицо старика. - Ты уверен?

-Достоин он доверия иль нет, - пропыхтел знакомый голос, прежде чем напуганный Эрельд смог произнести хоть слово, - но уж я-то в этом уверен, как пурпурный дракон!

Лорд Мелласт Ормблейд, с красным лицом, задыхаясь от бега, проковылял мимо слуги, чтобы рухнуть в свободное кресло и выдохнуть:

-Правда, всё до последнего слова! Многих дворян убили — гологрудая танцовщица из клуба, похоже, одержимая призраком легендарного Вангердагаста! Король цепляется за жизнь, несмотря на, кажется, три или четыре пронзивших его меча — а Хандрагон жив, это наверняка — но многие из дворян старой крови напуганы или разгневаны достаточно, чтобы мы уже были в состоянии войны!

Снаружи раздались стук копыт и громкое ржание протестующей лошади. Прежде чем кто-либо смог встать и отправиться посмотреть, в чём дело, внутрь влетел лорд Сакраст Хандрагон.

-Резня во дворце, дюжина лордов старой крови мертвы, остальные кричат о восстании, и есть новости ещё похуже! - мрачно провозгласил он.

-Хуже? - недоверчиво взревел Виндстаг. - Куда уж хуже?

Хандрагон схватил графин и начал пить, не обременяя себя бокалом.

-Прямо сейчас я едва не переехал семейных слуг Грозозмеев, - ответил он, с грохотом обрушив графин с остатками вина на стол. - Они бегают по улицам, утверждая, что лорда Марлина и большую часть его домашних в особняке Грозозмеев прикончили неизвестные.

 

***

-Где именно мы сейчас находимся? - проворчал Мирт.

-Глубоко в заброшенном крыле, - ответила Алусейр. - Здесь старая магия лежит так густо, что никто из служащих королевству боевых магов не сможет проследить или даже просто найти нас с помощью магии.

-Они догадаются, что мы здесь, - резко сказала Шторм, и все они увидели, как призрак пожимает плечами.

-Пускай, - ответила принцесса. - Что толку? Я считаю, что мы успеем кое о чём договориться, прежде чем Глатра сможет собрать достаточно драконов, жрецов и магов, чтобы осмелиться зайти сюда так далеко. Можете начинать спорить.

Арклет улыбнулся.

-Ты хорошо нас знаешь.

Алусейр улыбнулась в ответ.

-Вы же кормирский дворянин, лорд Делькасл.

-И хотя ты прекрасно известен своей демонстративной беззаботностью по любому поводу, - мрачно сказала Шторм, - в последние несколько дней ты был каким угодно, но точно не беззаботным — и крайне далёким от спокойствия. Я чувствую твоё недоверие. Настало время поговорить.

Арклет покраснел, испустил тяжкий вздох, прислонился к колонне и сложил руки на груди.

-Настало. Хотя у нас не было особых возможностей для длительных разговоров о чём угодно. Да и я не осмеливался сказать, что думаю, поскольку Рун справедливо разгневалась бы, начни мы говорить о ней, вместо того, чтобы поговорить с ней, да и потому, что... я боюсь вас, леди Шторм, и того, кого вы носите с собой.

-По-настоящему боишься? Или просто остерегаешься? - тихо спросила Шторм.

-Боюсь по-настоящему, Шторм. Вы... персонаж легенды. Как и он.

-Эльминстер, - одновременно произнесли Мирт и призрак.

-Эльминстер, - подтвердил Арклет. - Слуги богини, носители магии, которая способна разрушать замки и ровнять горы и всё такое прочее; я слышал истории. На многих пирушках, поздней ночью за выпивкой, нередко рассказывают о вас, леди Шторм. Говорят, вы возглавляете тех арфистов, что ещё остались в Кормире, или вербуете новых, или и одно и другое сразу. Я вырос, слушая подобные рассказы. Теперь я встретил вас, стал заботиться о Рун — и боюсь, что Эльминстеру нужна моя Рун, телом и душой, чтобы превратиться в его марионетку.

-А если так? - осторожно спросила Шторм. - Разве это не сделает её самой охраняемой женщиной во всех королевствах?

-Нет, если он способен подчинять кого пожелает. Это делает Рун и любого, кем он завладел, вещью, которую можно использовать и бросить, если она пострадает; вышвырнуть, как треснувшую флягу. И более того, моя Рун может сгинуть навечно задолго до того, как треснет её фляга. Вот чего я боюсь. Того, что если я когда-либо оставлю вас, леди Шторм, вместе с Рун, Эльминстер проникнет в неё и полностью поработит, сохранив от настоящей Амарун лишь тело.

Рун начала что-то говорить, затем крепко сжала губы и бросила на Шторм требовательный взгляд.

Среброволосая женщина посмотрела на них, увидела, что Мирт и Алусейр глядят на неё с не меньшей заинтересованностью, и вздохнула.

-Что ж, Арклет, справедливо. Услышь правду: Эльминстер может занимать лишь те тела, которые я для него подготовлю — или подготовила ранее. Прямо сейчас в мире есть лишь один такой человек: Амарун.

Шторм шагнула вперёд и посмотрела Арклету в глаза.

-Он не сможет занять твоё тело, если ты сам, по собственному желанию, не решишь впустить его.

-Я тебе не верю, - прошептал Арклет.

-Да, и эта проблема тенью лежит между нами, - грустно согласилась Шторм. - Тенью, от которой я бы с радостью избавилась.

Она отошла на несколько шагов назад в пыльный мрак, затем снова повернулась к нему.

-Я могу доказать правдивость моих слов, Арклет — открыв наши разумы друг другу — но у меня больше не хватит магии, чтобы сделать это без посторонней помощи.

-Чьей помощи? - резко спросил Арклет.

-В этом дворце демонстрируется некий зачарованный предмет... по неприятному совпадению — в противоположном конце здания. Прямо сейчас, когда драконы на взводе, а Глатра висит у нас на хвосте, путешествие туда будет небезопасным, но...

-Нет, - сухо сказал Арклет. - Прямо сейчас ты носишь Эльминстера с собой. Если наши разумы, хм, соприкоснутся, Эльминстер сможет проникнуть в мой и подчинить его.

-Это не так.

-Ты так утверждаешь. Но откуда мне знать, что Эльминстер не управляет тобой прямо сейчас, заставляя говорить...

-Довольно, - рявкнула Алусейр, воспарив над их головами. - Ваше мнение о Мудреце Долины Теней, лорд Делькасл, далеко от того человека, которого я знаю — а знаю я его, да помогут мне боги, уже больше ста лет. Слушайте же мой королевский приказ: прекратить отказываться от любого предложения показать вам правду, и принять одно из них. Кормиру нужны мудрые дворяне, не просто упрямые!

Арклет посмотрел вверх на неё.

-Ваш королевский приказ? Простите, принцесса, но как сказала Глатра — вы мертвы. Ваше время отдавать приказы прошло.

-Вот как? Что ж, - провозгласила Алусейр, голос которой внезапно стал острым, как меч, - моё время сохранять королевское терпение определённо заканчивается!

Она мстительной стрелой бросилась вниз из сумрака, прямо в Арклета — и осталась в нём.

У них на глазах лорд Арклет Делькасл задохнулся, посинел и начал трястись.




#95912 Закопайте Эльминстера поглубже: двенадцатая глава

Написано Redrick 08 Май 2017 - 17:18

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ЗАШЛА СЛИШКОМ ДАЛЕКО

Мирт уселся на подоконник, на гладкий камень, где точно так же сидели сотни его предшественников, и выглянул наружу, на яркую, пробуждающуюся весеннюю роскошь королевских садов. Он был... счастлив.

Теперь он знал, где лежат сокровища, где находятся основные и королевские кухни, знал несколько спален, которые, похоже, никогда не проверялись, знал кладовые с сыром и сосисками, и знал, где вечно засыпающий часовой оставляет свои запасные ключи.

Он нашёл себе кинжал, лучше которого у него никогда не было — годами хранившийся обёрнутым в намасленную ткань, чтобы уберечь от ржавчины. Скучать по нему не будут. Как и по маленькой ржавой сфере из того же сундука, точь-в-точь похожей на ту, что он использовал когда-то в замке Глубоководья, чтобы сковать чудовище. Это была крайне полезная маленькая магия; когда наступит время отправиться куда-то ещё, она с радостью отправится вместе с ним.

Он даже знал, где получить свой следующий бифштекс после того, как закончится присвоенная им копчёная нога ягнёнка, которую он прямо сейчас поглощал укус за жирным укусом.

Толстый старый лорд испустил громкую грохочущую отрыжку, уселся на окне, упёршись сапогом в дальнюю сторону рамы, погладил своё брюхо, и посвятил себя тому, чтобы сделать его ещё толще.

Он был вполне доволен жизнью. Здесь был не его дом, но в конце концов это был дворец. Здешние слуги были немного слишком нервными и напыщенными на его вкус, но...

-Мирт? Мирт из Глубоководья?

Голос принадлежал женщине, был резким и повелительным. И в нём не звучало ни малейшего намёка на дружелюбие.

Мирт вздохнул, взвешивая ногу ягнёнка на ладони, чтобы прикинуть, сойдёт ли она за дубинку. Или хотя бы за метательный снаряд, если уж на то пошло. Он заставил себя улыбнуться, прежде чем отвернуться от приятного вида на сад.

-Да?

Он не ожидал, что окликнувшая его будет одна, и оказался прав. На него глядела небольшая толпа, аккуратно выстроившаяся, чтобы преградить все пути к отступлению.

Впереди стояла женщина в простой тёмной мантии волшебницы, расставив ноги и уперев руки в бёдра. Ха. Одна из этих.

За каждым её плечом на шаг позади стояло по паре магов — её подчинённых — а за ними выстоилось около дюжины облачённых в доспехи и беспокойных пурпурных драконов, вооружённых копьями вдобавок к своему обычному оружию.

-Я леди Глатра, боевой маг здесь, в Кормире. Я не помню, чтобы вас когда-либо приглашали в эти стены, как гостя королевства, сэр, и у меня есть к вам несколько вопросов.

Мирт махнул в её сторону ногой ягнёнка.

-Хорошо. У меня тоже найдётся к тебе парочка.

Он откусил ещё кусок.

-Мне сказали, что вы — известый человек, лорд своего города. Ещё мне сказали, что вы... преуспевали, если это верное слово, около века назад.

Мирт спокойно жевал, никак не комментируя её слова. Глатра вздохнула.

-Это правда?

Мирт беззаботно кивнул и снова откусил от ноги.

Некоторые из стражей открыто ухмыльнулись за спиной волшебницы. Судя по выражению на её лице, она почувствовала эти ухмылки. Мирт продолжал жевать.

-Значит, вам больше ста лет? - в голосе Глатры раздались стальные нотки недоверия.

Мирт снова кивнул.

-И каким же образом вы прожили так долго? И как лорд Глубоководья оказался в королевском дворце Сюзейла?

Мирт глотнул, поднял ногу ягнёнка, как учёный мог бы поднять палец, помахал ею, и улыбнулся собеседнице широкой и жирной ухмылкой.

-Магия.

Глатра не впечатлилась.

-Чья магия?

Мирт пожал плечами.

-Я не знаток в том, что касается Искусства, подруга, но меня сюда призвал — тем или иным заклинанием — высокомерный щенок по имени Марлин Грозозмей. Лорд Марлин Грозозмей, как мне сказали.

-Сказали? Кто сказал?

-Несколько человек. Среди них были двое твоих коллег, магов Короны.

-Сказал он что-нибудь о том, почему, хм, призвал тебя сюда?

Мирт повертел ногу, выбирая лучшее место для своего следующего укуса.

-Хотел третьего огненного призрака вдобавок к тем двоим, что уже у него были. Вместо этого получил меня. Был не особенно рад. Наши пути быстро разошлись.

-Третьего огненного призрака? Ты говоришь о призраках синего пламени?

Мирт кивнул, вгрызся в мясо и полностью посвятил себя пережевыванию. Он снова посмотрел в окно.

Губы Глатры сжались плотнее, и она сделала шаг к толстяку на подоконнике.

-И ты видел, как он приказывает этим призракам? Призывает их?

-Нет, - радостно сказал Мирт, повернувшись обратно, чтобы ответить с набитым полупережёванной говядиной ртом. - И нет.

Глатра сделала ещё шаг.

-В Кормире, - сухо проинформировала она, - людям, как правило, хватает приличия, чтобы говорить с боевым магом с чем-то более напоминающим уважение.

Мирт сдвинул мясо во рту за одну щёку и ответил:

-А в Глубоководье я привык разговаривать с гневными женщинами, когда мы вдвоём были комфортно раздеты и делили постель, вино и трапезу. Во время моих прежних визитов в Кормир старый Азун обычно делил со мной бутылочку, а может и шесть бутылочек, и говорили мы с ним за добрым горячим ужином, задрав ноги на стол. Но я понимаю, что после его смерти королевство пришло в лёгкий упадок, а все глухие захудалые местечки на краю мира берегут свои собственные мелкие традиции, поэтому не буду слишком строг. А ты?

Позади Глатры раздались приглушённые смешки. Она не стала оборачиваться, чтобы посмотреть, кто смеётся.

-Я могу убить, подчинить магией или бросить тебя в темницу прямо сейчас, - спокойно заявила она.

Мирт поднял жирный палец.

-Поправочка. Ты можешь попытаться.

Он проглотил говядину во рту, проинспектировал значительно уменьшившуюся ногу в поисках лучшего места для своей следующей атаки, и мягко добавил:

-Я парень, который победил двух разгневанных благородных лордов Кормира в особняке одного из них — несмотря на пару призраков синего пламени и относительно небольшие груды зачарованных предметов, которые они носили на себе и которыми размахивали вокруг. Возможно, тебе захочется помнить об этом.

-О, несомненно, - тихо сказала Глатра, дав волшебникам позади неё знак приблизиться.

Мирт наградил её полным отвращения взглядом.

-Подруга, я ем. Где тебя растили? В конюшне?

Глатра застыла на миг, затем задрожала от ярости и распрямила спину.

Мирт с интересом взглянул на неё. Теперь и вправду казалось, что её растили в конюшне, и она обиделась на упоминание об этом.

Это должно быть здорово.

Если он выживет.

 

***

-Ты действительно думаешь, что они до сих пор не поставили новых часовых охранять эту дверь? - поинтересовалась Рун.

Шторм пожала плечами.

-У тебя есть план получше?

Рун моргнула.

-Ты права.

-Я так понимаю, вы, хм, позаботились о часовом здесь в прошлый раз? - пробормотал Арклет. Когда девушки кивнули, он осторожно добавил:

-Можно провернуть всё иначе. Совет сейчас... уже не проходит, а вместе с вами есть я, и я — наследник благородного дома.

-Я бы не рассчитывала на тёплый приём, - предупредила Шторм, - учитывая всех лордов, что бегают вокруг, размахивая своими мечами и призывая к измене. Конечно, мы с Рун не похожи на волосатых и мощных телохранителей, но...

Несмотря на её осторожные слова, походка Шторм была беззаботной и лёгкой, когда она подошла к двери высокого дома за королевскими конюшнями. Дом был слишком маленьким, чтобы считаться особняком, в отличии от трёх зданий, окружавших его и упиравшихся в конюшни, но его парадная дверь была достаточно крепкой и массивной, чтобы помешать войти, если никто не ответит на стук.

Никто не ответил, и Шторм повела их тем путём, которым они с Рун уже прошли раньше, вокруг сада к боковой двери. Та была закрыта, но открылась, когда она повернула кольцо на двери, приглашая их в ту самую спокойную, безлюдную тишину, которую они уже видели раньше. В этот раз на полу не лежало бесчувственного волшебника, и Мирт не улыбался над его телом, но горшок, которым он воспользовался тогда, стоял на столе в конце помещения.

Шторм подняла руку, призывая не шуметь, и встала неподвижно, прислушиваясь. После нескольких долгих, терепливых вдохов, она переступила порог и остановилась, снова прислушавшись.

Тишина. Она быстро зашагала вперёд и спустилась по ступеням вниз, направляясь к заднему погребу и туннелю под конюшнями, который вёл во дворец.

-У них по-прежнему могут висет здесь заклятья сигнализации или слежки, - предупредил Арклет, - даже если мы ничего не заметим.

Шторм кивнула.

-Обычно так и есть. Поэтому нам стоит начинать торопиться, прямо... сейчас.

Амарун и Арклет подчинились. Шторм повела их по скудно освещённым тоннелям, сквозь двери во тьме, вниз по ступеням за этими дверями в слабое мерцание дворцовых погребов. Казалось, она точно знает, куда идёт, и они ни разу никого не встретили, хотя Шторм наверняка обходила хорошо освещённые участки, где предположительно могли заниматься работой слуги и царедворцы.

-Куда ты ведёшь нас? - произнёс Арклет у неё за плечом, когда она высунулась за угол, чтобы осмотреться.

-В королевский склеп.

-Зачем? - нахмурился Арклет.

-Она знает, что это привлечёт моё внимание, вот зачем, - тихий голос, который не принадлежал Рун, пробормотал в другое ухо Арклета, с места, которое было слишком узким, чтобы там мог кто-либо поместиться.

Он моргнул, сильно испугавшись. Схватившись за меч, он стал оборачиваться — и уставился прямо в призрачное лицо, парящее в воздухе у него под носом. Пока Арклет смотрел с раззявленным ртом, ощущая исходящий от призрака холод, тот приобрёл осязаемую плотность, и под лицом начал возникать намёк на тело.

-Принцесса Алусейр Обарскир, некогда — королевский регент, - вежливо представилось лицо. - Добрый день, лорд Делькасл.

Взгляд призрака устремился к Амарун.

-Леди, - замогильным голосом поприветствовала она танцовщицу.

Затем Алусейр повернулась к Шторм.

-Ну? Что такое?

-Ты знаешь, что случилось на Совете, - мягко сказала арфистка. - Мы собираем ваш род и верных царедворцев, чтобы удержать дворец и помочь восстановить порядок, прежде чем всё ещё сильнее выйдет из-под контроля.

-Мы? Вы трое?

-С тобой, Вангердагастом и Миртом, если сможешь собрать нас всех вместе, прежде чем мы попробуем поговорить с Глатрой.

-Ха, - небрежно отозвалась Алусейр, - с этой. Прямо сейчас в восточном крыле она пытается запустить коготки в Мирта.

-Тогда Ванги может подождать, - ответила Шторм, - хотя он будет недоволен. Давай доберёмся до Глатры, пока она ещё не зашла слишком далеко.

-Слишком поздно сразу по нескольким причинам, - возразила Алусейр, приобретя ещё большую плотность. Они увидели меч у неё на поясе и длинную и стройную ногу за ним.

-За мной, защитники Кормира!

 

***

Мэншун смотрел на двух тиранов смерти. Эта пара была самой крепкой из его тварей, их тела практически не пострадали и казались почти живыми, и уж точно находились в куда лучшей форме, чем другие его созерцатели-нежить.

-Пятна гнили, участки мумифицировались или просто осыпались, - таково было заключение Сронтера после вчерашнего осмотра, и Мэншун решил, что оно хорошо описывает положение дел.

В текущий момент, без его указаний, тираны парили в воздухе немыми, дремлющими сферами. Но он только что испытал обоих, и они поворачивались и били с ужасающей скоростью. Им уже не требовалось дышать, а значит, ядовитый дым Сронтера им не навредит.

Так что оставался лишь сам Сронтер со своими зельями в руках...

Будущий император Кормира зевнул. Долгое время он считал, что вампиры никогда не устают, но они чувствовали мысленное напряжение точно так же, как и живые люди — по крайней мере, этот конкретный вампир.

Да, это был утомительный день, и парад треволнений, похоже, пока ещё и близко не подошёл к своему концу — и почему все эти вещи происходили одновременно? Была это прихоть богов, их способ извлечь как можно больше развлечений из отчаяния смертных? Мэншун снова заглянул в свои прорицательные сферы.

Трое из парящих огней показывали двор снаружи особняка Грозозмеев. Окружив здание, силы Короны стучали в двери и громко требовали открывать. Вперёд — хотя, скорее, внутрь — бравые солдаты Кормира! Сделайте этот коллективный шаг в пропасть...

Мэншун обернулся к своей самой новой сфере. В её глубинах леди Нармитра Грозозмей лежала на своей любимой кушетке со сладостями в одной руке и тонким флаконом в другой. Она была разъярена наглостью этих незванных гостей. И поэтому она призвала слуг, чтобы шипеть жестокие угрозы касательно их судеб, если они впустят «варварских захватчиков», и отдавать им величественные приказы защищать особняк и не позволять никому войти, будь то хоть сам король.

Мэншун поймал себя на улыбке. Экая гадюка! Простовата и слишком стара на его вкус, но если бы она возникла в его жизни лет сто назад...

Но как там её сын?

Мэншун посмотрел в самую старую свою сферу и увидел ровно то, что и ожидал.

Наверху в своей башне Марлин Грозозмей расхаживал из стороны в сторону в растущем страхе, быстрее чем прежде, почти метаясь из одной пустынной комнаты в другую. Наверняка он чувствовал вокруг себя сжимающиеся челюсти капкана и не видел никакого выхода.

Мэншуну не нужно было проникать в его разум, чтобы знать, о чём думает юный глупец.

Единственный способ бегства — отчаянный рывок через весь дом, используя призраков и их способность проходить сквозь стены, превращающую их в смертоносных убийц, наносящих удары в спину. Но призраки подчинялись ему неохотно, и он не мог — не должен был — полагаться на их охрану. Они позволят схватить или подчинить его, или даже...

-Я г-готов, лорд Мэншун, - пробормотал Сронтер позади вампира.

Будущий император Кормира обернулся, его мягкая улыбка стала шире. Наконец-то.

Алхимик был бледен от страха. Он стоял, с неуверенным видом сжимая по три стеклянных флакона с изумрудной жидкостью в каждой руке.

-Если разбить по одному из каждой руки, получается смертоносный дым? - спросил Мэншун. - От него есть защита или лекарство?

-Н-нет, лорд. Ничего, кроме могущественной храмовой магии.

-Хорошо. Не тревожься; я отправлю тебя и верну обратно живым. Просто держить подальше от своего дыма, мм?

Сронтер лихорадочно закивал. Он ещё продолжал махать головой, как идиот, когда телепортационное заклинание Мэншуна переместило его в точку на несколько шагов сзади напуганных слуг в аванзале за запертыми и забаррикадированными дверями особняка Грозозмеев.

В прорицательной сфере Мэншун увидел, как Сронтер поморщился при виде слуг, согнулся и аккуратно опустил флаконы на пол. Разбив один, он швырнул второй в его осколки, подхватил оставшиеся и бросился бежать.

Поднялся дым, и второе заклинание Мэншуна — то,которое он наложил на бегущего алхимика перед телепортом, впрочем, этот тупица всё равно не заметил, что вместо одного заклинания лорд-вампир сотворил сразу три — начало действовать, подняв за спиной Сронтера сильный ветер, который замедлил преследующих его слуг, понёс дым к дверям, на которые нацелили свою магию боевые маги снаружи, затем завихрился в аванзале. По всему помещению слуги начали кашлять, шататься и в конце концов падать.

Ветер продолжал дуть, с пугающей скоростью разнося дым. Сронтер бежал глубже в дом, крепко прижимая к телу флаконы и направляясь в центральный обеденный зал. Добрый человек; он был слишком напуган, чтобы подумать о себе или осмелиться предать своего поработителя.

Сронтер достиг обеденного зала и разбил ещё пару флаконов. Поднялось свежее облако дыма.

Алхимик бросился дальше по пустынным коридорам. Он двигался медленней от усталости, но следовал приказам Мэншуна, разыскивая маленькую комнату в задней части особняка. Это был центр помещений, в которых обитали и работали больше всего слуг. Каждый заткнутый рот означал, что одним источником разговоров о небольшом заговоре Грозозмея стало меньше.

Это напомнило Мэншуну посмотреть в свою последнюю сферу. Прощайте, леди Грозозмей...

Парадные двери особняка поддались, сорванные с петель заклятьями боевых магов, и пурпурные драконы бросились внутрь, прямо в поджидающий дым.

Улыбка Мэншуна стала шире. Так им и надо, чрезмерно рьяным рукам тирании, за то, что вломились без приглашения в частный особняк уважаемой благородной семьи.

Сронтер разбил свою последнюю пару флаконов, и Мэншун пробудил последнее из трёх заклинаний на алхимике. Задыхающегося Сронтера в мгновение ока вырвало из когтей смерти, которую он распространял, пронесло через некоторые из богатейших улиц Сюзейла — и оставило по ту сторону двери в запертой комнате, где томился Краунруд.

Мэншун надеялся, что они сумеют не прикончить друг друга, пока он будет занят в особняке Грозозмеев.

В аванзале кашляли и падали солдаты Кормира, боевые маги бросились обратно наружу, задыхаясь и изрыгая проклятия.

Мэншун засмеялся и сотворил заклинание, которое поместило его в то немногое, что осталось от разлагающегося разума ближайшего тирана смерти.

Оно подействовало, и погреб вокруг него, казалось, покачнулся. Затем Мэншун посмотрел сквозь многочислённые тёмные глаза и увидел, как его красивое человеческое тело шатается под ментальным весом взгляда сразу с двух точек зрения, под грузом управления сразу живым и мёртвым носителями.

Затем он заставил человеческое тело выпрямиться, улыбнулся и снова сотворил заклятие.

Вселившись в разум второго тирана смерти.

Погреб поплыл вокруг — Бэйн свидетель, как же он устал! — затем медленно выровнялся.

Очень медленно.

Человеческий носитель Мэншуна вздохнул.

Затем зрение перестало качаться и плыть, он заставил своё человеческое тело подойти к стене и соскользнуть по ней в сидячее положение, откуда человеку видны были прорицательные сферы.

Здесь он сотворил великую траслокацию, которая переместит обоих неживых созерцателей в комнату башни двумя этажами ниже отчаявшегося Марлина Грозозмея.

Затем он сотворил её снова — отложенного действия, чтобы вырвать тиранов с их ношей обратно в погреб, когда он пожелает.

Погреб поблек, и его многочисленные глаза увидели клубящийся дым.

Мэншун задрожал, когда окружающее снова поплыло. Он действительно устал.

Когда очертания снова приобрели резкость, он увидел, что нижний этаж особняка Грозозмеев повсюду вокруг двух его парящих тел превратился в тёмный и безмолвный лабиринт валяющихся слуг и бурлящих клубов дыма.

Тираны смерти не могли улыбаться сильнее, чем позволяли им застывшие изгибы их широких зубастых пастей, но Мэншун попытался улыбнуться.

Прежде чем эти тупые боевые маги сумеют справиться с дымом, будущий император Кормира и других королевств успеет забрать юного лорда Грозозмея и его два прелестных предмета с синими призраками.

Леди «Я-на-всех-кричу» Глатра будет так недовольна.

 

***

-Леди Глатра! - закричала Шторм, сразу увидев, что времени на любезности не осталось. Только на быструю и отчаянную ложь. - Вы нужны королю!

-Не сейчас, - зарычала Глатра, оранжевые и фиолетовые языки пламени уже заклубились вокруг её поднятых рук, когда она шагнула к толстяку в окне.

Но она тут же вздохнула и опустила пылающие руки.

-Кто зовёт?

Большинство боевых магов и драконов уже обернулись к двери, которая распхнулась настежь и отшвырнула опиравшегося на неё неудачливого солдата на пол. Они все уставились на юного лорда, танцовщицу, которая повсюду, похоже, его сопоровождала, высокую и сногсшибательно красивую среброволосую женщину... и призрак принцессы Алусейр.

-Мы, - тихо ответила Шторм.

Глатра зло посмотрела на неё.

-Зачем я потребовалась королю?

-Король желает, чтобы ты обращалась с его гостем, лордом Глубоководья, с несколько большим уважением и несколько менее смертносной магией, - фыркнула Алусейр, холодным ветерком просочившись сквозь собравшихся кормирцев, чтобы воспарить перед боевой волшебницей.

Которая позволила пламени вокруг своих рук угаснуть и холодно спросила:

-Ваше высочество, когда придёт конец вашим интригам?

Призрачный нос Алусейр внезапно оказался почти вплотную с живым носом Глатры.

-Когда Обарскир занимается управлением Кормиром, дорогуша, - мягко сказала она, - это что угодно, только не «интриги». Царедворцы, которые неспособны это понять, очень быстро могут обнаружить, что им нашли замену.

Охваченная призрачным холодом, волшебница сделала шаг назад.

-Но вы мертвы, принцесса! Мертвы! И...

-Глатра, - резво оборвала её Шторм, - выслушай нас! Хозяин двух призраков синего пламени, что убили юного Ханткрауна в «Храброй лучнице» — лорд Марлин Грозозмей! Он владеет Виверноязыкой Чашей, которая управляет одним призраком, и семейным сокровищем Грозозмеев, Парящим Клинком, управляющим другим. Вы должны заниматься им, а не этим лордом Глубоководья!

Глатра напряглась.

-Прямо сейчас этим занимаются другие верные Короне агенты. Как его величеству прекрасно известно. А вы почему вмешались?

-Мы здесь, чтобы помочь, - заговорил Арклет.

-Помочь с чем? Свести меня с ума?

-Нет, с этим и без нас уже справились, - сказала волшебнице Алусейр, летая вокруг неё по сужающейся спирали. - Мы шесть преданных кормирцев, которые здесь, чтобы помочь тебе и твоим коллегам — магам, старшим рыцарям и драконам — защищать дворец и попытаться сохранить порядок в Сюзейле.

-Да неужели? - издевательским тоном спросила Глатра. - Шестеро? Я вижу четверых — кто ещё?

-Королевский маг Вангердагаст, - ответила Алусейр, - которого нет сейчас с нами, и мужчина, которого ты только что собиралась испепелить.

Глатра скептически посмотрела на неё, затем развернулась кругом, чтобы одарить Мирта таким же взглядом.

Он молниеносно соскочил с окна, щёлкнул каблуками и принял фехтовальную стойку, выставив перед собой жирную кость ягнёнка вместо меча.

-Ну, - хрюкнул он с дружеской усмешкой, - если возьмёте.




#95911 Закопайте Эльминстера поглубже: одиннадцатая глава

Написано Redrick 08 Май 2017 - 17:16

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
КРОВЬ В ВИХРЕ

 

К изумлению Арклета, Амарун повела его вдоль наружной стены дворца к воротам конюшен, где они обнаружили, что ряды стражников пропали, оставив на посту лишь одного взволнованного конюха и молодого и одинокого на вид пурпурного дракона.

-Что происходит? - резко спросил у них дракон.

-Драка на Совете, - мрачно ответил Арклет, поднимая свой меч, чтобы показать яркую кровь на клинке.

Молодой солдат посмотрел на неё, и кажется, ему стало немного дурно. Его копьё дрожало, когда он поднял его, угрожая Арклету.

-Вы потребуется опустить это, лорд, и...

-Мне потребуется, чтобы ты перестал глупить и как можно быстрее отправился в Зал Правосудия, - прорычал Арклет. - Они пытались убить короля! И кронцпринца тоже. Некоторые из старых лордов, вот так, и сейчас они во дворце и на свободе, и большая часть размахивает мечами. Беги!

Юный дракон испуганно посмотрел на него — и бросился во дворец.

Оставив ворота и освободив им путь в королевские конюшни. Конюх взял ноги в руки и убежал, когда Арклет только показывал свой клинок.

Рун прошла в ворота.

-Нам потребуется лошадь. Шторм какое-то время не сможет передвигаться самостоятельно.

-Ты же Эльминстер, не так ли? - спросил Арклет, пытаясь догнать её с перекинутой через плечо Шторм. - Что ты сделал с Амарун?

Рун повернулась, обнаружила его меч у своего горла и немного грустно улыбнулась Арклету.

-Нет, Арклет, это я, - она устало покачала головой. - Даже если я — старый волшебник, если ты убьёшь свою Амарун — ну, ты убьёшь свою Амарун, не так ли?

Зарычав, Арклет убрал меч.

Вместе они шагнули в тёплые, окутанные сумраком конюшни. В каждом стойле находилась лошадь, но Арклет и Рун не встретили стражи и заметили удивительно малое количество конюхов — те, кого они видели, взволнованно шептались по углам.

Никто не обратил на них внимания, пока Арклет перехватил бесчувственное тело Шторм и позволил Амарун повести себя глубже в конюшни.

Когда она зашагала слишком быстро, он выбросил руку и схватил её за запястье.

-Я тебя не брошу. Что бы ни случилось с домом Делькасл или Драконьим Троном, будь то Вангердагаст, Эльминстер или призрак Азуна Четвертого, что говорил через тебя в зале, когда ты встала и закричала, я... я... проклятье богов, Амарун, я люблю тебя!

Рун развернулась. Её глаза сияли. Он обхватила его руками, поцеловала так, будто хотела взять в рот всё его тело целиком, и выдохнула:

-А я люблю тебя, так что давай поспешим!

Они поспешили.

-Так, - пропыхтел Арклет, пока мимо мелькало одно стойло за другим, - ты... сейчас ты это на самом деле ты, Рун? Как мне определить?

Его госпожа подмигнула ему.

-Доверие, лорд Делькасл. Доверие. Верь мне, когда я говорю, что я — на самом деле Амарун Белая Волна, чьими танцами ты так часто наслаждался и которая прямо сейчас тебя поцеловала — и призналась в любви в ответ. Какие-то принципы у меня всё-таки есть.

Она указала на расслабленное лицо и раскрытый рот Шторм, внутри которого, как она знала, клубилась в диком безумии пыль.

-Касательно его я не так уверена.

-Это была ты? Ох, это хорошо, - ответил Арклет, чувствуя неловкость. - Скажи мне, Рун, какую лошадь мы ищем?

-Любую хорошую и выносливую, которая сможет понести Шторм и не бросаться на нас, - немного беспомощно сказала она. - Я не разбираюсь в лошадях.

-Ага, - сказал Арклет, разворачивая её кругом. - Вон там, позади. Возьмем самую подходящую из осёдланных — их по приказу посменно держат наготове.

Он выбрал лошадь постарше, сонную на вид, и использовал длинные поводья, чтобы привязать к седлу Шторм. Пока он этим занимался, лошадь стояла смирно, так что Арклет решил, что она им подойдёт, и вывел из конюшен.

На воротах они столкнулись с новыми и задыхающимися после бега стражниками и боевыми магами, которые бросили на них — и на привязанное тело Шторм — весьма ошеломлённные взгляды, но Амарун быстро сказала им:

-Это один из её симптомов — слишком много переживаний. Однажды она приняла на себя нацеленное в короля злое заклинание, и до сих пор страдает, бедняжка. В храме знают, что делать, чтобы ей не стало ещё хуже.

Прежде чем кто-то смог решить остановить их или расспросить поподробнее — например, про какой храм речь — она помахала им на прощание и вывела лошадь на людный Променад.

 

***

-Всё прошло не хорошо, - мрачно сказал король Форил Обарскир, принимая кубок огненного вина, который передала ему Глатра — сперва подозрительно принюхавшись и сделав крохотный глоток.

-Ваше величество обладает несравненным даром дипломатического преуменьшения, - резко сказала Глатра и обернулась, чтобы наградить жрецов, трудящихся над принцом Ирвелом, очередным взглядом исподлобья.

-Как он?

-Теперь остались только синяки, - успокаивающе ответил один. - Было три пореза, ни одного глубокого. Наше исцеление заставило их исчезнуть полностью.

-Сколько лордов потеряно? - сонно пробормотал принц откуда-то из-под склонившихся над ним священников.

Глатра собиралась проигнорировать вопрос, но увидела взгляд, который бросил на неё Форил, безмолвный приказ дать полный и честный ответ.

-Мы не знаем. Во-первых, стычки по-прежнему продолжаются, кто-то пытается свести старые счёты. Во-вторых, некоторые лорды тяжело ранены — по крайней мере, если судить по количеству пролитой крови — но сбежали из дворца. Смогут ли они вовремя получить жреческую помощь...

Она пожала плечами.

-Смерти были, - тяжело произнёс король.

Глатра кивнула. Тела лордов Драгонвуда, Амбриваля, Фулвезера, Барельдера, Танторна, Хардивайпера, Рэйвенхилла и Браярброка были опознаны и доставлены в Часовню Доблестных, где с тех пор находились под стражей.

Она зашагала по комнате.

-Я пока не смогла обнаружить сэра Винтера, как и моих коллег-боевых магов Бламрельда и Ларейкона, но я хочу, чтобы все трое обследовали тела, прежде чем к ним доберутся жрецы или родные.

Проведя рукой по уставшим глазам, она добавила:

-Больше всего я хочу найти и опознать владельца нашего нового призрака синего пламени! Сразу после того, как юного лорда Грозозмея, который управляет теми двумя, что уже устроили бойню в городе, возьмут под стражу — живым, если сможем, — и предметы, которые он использует для управления призраками, окажутся в наших руках, и мы поместим их в безопасное место.

-Бурные деньки, - пробормотал Ирвел, находившийся на грани сна.

Глатра напряглась, затем подавила гневный ответ, уже готовый сорваться с её уст. На принцев не огрызаются. По крайней мере, из-за пустяков.

Вместо этого она вздохнула, посмотрела на короля и сказала ему прямо:

-Если дворяне будут драться друг с другом, с простолюдинами и с нашими драконами на улицах, нам будет непросто удерживать дворец. Придётся позвать на помощь каждого союзника, от призрака Алусейр до Мудреца Долины Теней — когда он неизбежно появится снова. Даже этого самопровозглашённого лорда Глубоководья, который рыскает по нашим залам, похищая еду и вино такими порциями, будто ест за дюжину. Мне ненавистна сама мысль о том, чтобы довериться любому из них, но прямо сейчас мы должны так поступить. Мы нуждаемся в них — по крайней мере, в том, чтобы они не стали нам врагами.

-А потом? - с блеклой ухмылкой спросил старший рыцарь, один из телохранителей короля.

-А потом, - жестоко ответила Глатра, - мы оценим их сильные и слабые стороны и соответствующим образом уладим все наши дела. Когда Драконий Трон будет в безопасности.

-Делай, что должна, - устало сказал король Форил, глядя на беззвучно уснувшего принца, - но не надейся, что я буду скрываться вечно. Моё место — во главе моего королевства, и я не стану прятаться лишь потому, что дворец — или город, или страна — стали небезопасны.

-Ваше величество, - поспешно сказала Глатра, - я бы никогда не стала предполагать...

-Глатра, ты всегда так и делаешь, - с весёлой ухмылкой ответил Форил. - Я знаю. Я наблюдал за тобой. Только не надо мне тут превращаться в нового Вангердагаста.

Не успев остановить себя, Глатра изрыгнула ругательство, от которого жрецы заморгали, а старшие рыцари оскалились.

Затем, похолодев, она низко поклонилась, чтобы добавить:

-Ну конечно нет, ваше величество, - затем развернулась и выбежала, не встречаясь глазами с королём.

Когда она исчезла, Форил вздохнул, потянулся за вином и пробормотал:

-Бурные деньки, в самом деле.

Снаружи охраняемой комнаты, будто по сигналу, раздался приглушённый грохот.

 

***

-Король мёртв! Они убили короля Форила и порубили его на мелкие кусочки!

-Кто его убил?
-Все высоконосые — лорды Глубоководья, который встречались с ним на этом Совете! Бросились на него, все до последнего человека!

-Ну, я слышал, что он жив и здоров, и привёл наёмников, чтобы покромсать лордов, прежде чем они смогут хоть пальцем его тронуть!

-Замолчите оба! Не было никакого цареубийства, королевской семьи это вообще никак не касается! Это дворяне схлеснулись с дворянами — они по-прежнему дерутся по всему городу!

Такими возбуждёнными возгласами обменивались посетители, хлынувшие в «Гуся Судьбы», таверну около порта, не славившуюся преданностью дому Обарскир или подчинением самым низкопоставленным пурпурным драконам.

Не успели они сгорбиться за столами с кружками в руках, оживлённо споря о том, кого видели мёртвым, и кто был убийцей, когда сквозь переднюю дверь ввалился самый громкий и гордый из завсегдатаев «Гуся», толстый меч-капитан в отставке Брорн Рорил. Он истекал кровью, а взгляд его глаз был безумен.

-Обарскиры мертвы! - выдохнул он. - Это гражданская война, сэры! Запирайте дочерей или убирайтесь из Кормира, чем быстрее тем лучше! В Лесном Королевстве — война!

 

***

Старший конюх Делькаслов бросил лишь один взгляд на лошадь, котрую Арклет завёл в их конюшни, и ухмыльнулся.

-Где, милорд, вы её нашли? Надеюсь, что вы выиграли пари, а не проиграли!

-Это было самое спокойное из оседланных животных в королевских конюшнях, Бёртланд, - отрезал Арклет, - и скоро оно туда вернётся. Так или иначе, мне необходима возможность остаться наедине, здесь и сейчас, так что если ты не против, отправляйся на кухню за ранним перекусом и скажи им, что это я тебя послал...

Конюший вытер руки о заткнутую за пояс тряпку, окинул Амарун взглядом свеху донизу, и подмигнул лорду Делькаслу.

-Ну разумеется, юный господин! Я знаю...

-Бёртланд, - отрезал Арклет, - ты извинишься перед леди Амарун за то, что собирался сказать, и подумаешь над своим поведением. Посмотри на эту раненную госпожу на лошади! Мы должны позаботиться о ней и обсудить её и наше будущее. Так что выброси все мысли про, хм, любовные свиданья из головы и...

Конюший оглядел привязанную к лошади, обожжённую и бесчувственную Шторм — которая выбрала именно это мгновение, чтобы открыть один мутный глаз, заметить его, одарить тёплой улыбкой и серьёзным подмигиванием. Принявшись изучать её путы, он оглянулся на Арклета, потом на Амарун, сова посмотрел на Шторм, снова на Арклета.

И подмигнул.

-И в самом деле, юный господин! - воскликнул он. - Я плохо о вас подумал! Я думал, у вас всего одна подружка, а у вас тут две доступные девки! Не говоря уже про бонда...

-Бёртланд! - взревел Арклет. - Уходи! Больше ни слова! Убирайся!

Конюший торопливо ушёл, но не настолько быстро, чтобы оказаться за пределами слышимости, прежде чем захихикать.

Амарун следила, как он идёт через сад.

-Похотливый старый козёл, - сухо прокомментировала она.

-Я... мои извинения! - торопливо произнёс Арклет. - Это было непростительно! Я...

-Не должен об этом беспокоиться, - сказала им Шторм, выгибаясь, насколько позволяли верёвки. - Потому что времени у тебя нет. Эл... дошёл до предела и какое-то время будет блуждать в безумии. Мне немногим лучше. Так что вы по большей части сами по себе.

Она натянула кожаные полосы, привязавшие её к седлу.

-Освободи меня от этого, пожалуйста.

-Прости, - быстро сказал Арклет, подскочив к ней. - Я...

Он повозился с узлами, затем зашипел от раздражения и начал резать их своим поясным ножом. Шторм слабо перекатилась — и грохнулась на усыпанный сеном пол конюшни.

-О боги, прости! - воскликнул юный лорд, потянувшись к ней. Амарун пришлось сражаться с неожиданным приступом хихиканья.

Шторм тоже засмеялась, когда Арклет помог ей сесть. Она посмотрела на себя.

-Твоя мать будет не слишком мною довольна, - сказала она, оглядывая разрушенное платье, и, очевидно, ни капли не беспокоясь о том, сколько обнажённого тела оно открывает. Затем она резко подняла взгляд.

-Королевство уже погрузилось в войну?

Арклет пожал плечами.

-Мы были слишком заняты, пытаясь вытащить тебя из дворца, чтобы вести наблюдение. Но пока я не видел дыма и не слышал зова боевых труб...

Он посмотрел на Рун.

Та покачала головой.

-Люди бегают и кричат о той или иной беде. Вооружённых стычек я не видела, но Шторм, мы были заняты. Народ взбудоражен, это точно.

-Тогда нам нужно попасть во дворец, - решила Шторм. - Быстро.

-Во дворец? Мы же только что вытащили тебя оттуда! - запротестовал Арклет, зная, что его утончённый облик давно исчез, и он всё больше похож на наивного деревенского дурачка, угнетённого своим статусом — и угнетаемого каждым новым событием, которое с ним происходит.

-И я вам за это признательна. Надеюсь, вы не сочли необходимым убивать слишком много раздражающих волшебников или путающихся под ногами стражников? При свидетелях, во всяком случае?

-Нет, но...

-Тогда мы возвращаемся. Сейчас же. Прикажи слугам вооружиться и охранять твою мать, как будто на особняк Делькаслов готова обрушиться армия завоевателей; верни мне мою одежду — платье местами сплавилось с кожей и это больно, как в Девяти Адах — и давайте найдём Мирта, Алусейр и то, что осталось от Вангердагаста, а потом все вместе разыщем Глатру. Надо собрать под единые знамёна Корону, двор и попытаться не позволить полным радостного энтузиазма бунтующим дворянам погрузить королевство в гражданскую войну.

-Но я думал, что мы решили повернуться спиной ко всему этому и...

-Решили, но дела пошли достаточно скверно, чтобы нужды Кормира стали важнее наших.

Рун нахмурилась.

-А о чём конкретно мы собираемся говорить с Глатрой?

-О том, чтобы взять под арест Марлина Грозозмея, - мрачно отозвался Арклет, - и заполучить в наши руки — в руки Короны, то есть — Клинок и Чашу, которые позволяют ему управлять двумя его убийцами. Призраками синего пламени, что убили Сесзгара Ханткрауна и всех, кто был с ним.

-Нет, ты был прав, когда сказал «в наши», - решительно поправила Шторм. - Доверять Глатре призраков можно не больше, чем юному Грозозмею. Они слишком могущественны, чтобы она — или любой человек во дворце — смогли противиться искушению. Но ей пока не стоит знать, что я так считаю, и что мы не намереваемся вручать Клинок и Чашу прямо ей в руки.

Рун закатила глаза.

-И каким образом то, что я сейчас услышала, отличается от тех поступков дворян, которые ты, Глатра и все верноподданные Короны и весь двор яростно обличаете, как измену?

Шторм улыбнулась.

-Это легко. Они — истинные злодеи с тьмой в сердце, а мы — добрые люди, в сердцах которых есть место лишь героизму и благим намерениям.

 

***

У Мэншуна болела голова.

Хотя, скорее, его разум гудел от напряжения и дрожал от усталости, и это заставляло болеть ту голову, которую он в данный момент занимал.

Так или иначе, он по-прежнему был в игре.

Другие оказались не столь везучими. Лорд Лираннус Танторн и лорд Яссур Драгонвуд погибли, убитые в стычке в Зале Правосудия.

Ему пришлось бежать из гибнущего, угасающего разума Драгонвуда, вторгнувшись в ближайший разум из тех, что он уже поработил — как оказалось, это был разум Мелдера Краунруда.

Прибытие Мэншуна спасло Краунруду жизнь, заставив ошеломлённого лорда покачнуться и упасть — рухнуть между креслами, защитившими его от яростных ударов двух старых соперников, которые те пытались обрушить на затылок лорда. Нагнувшись с верхнего яруса, пытаясь добраться до Краунруда, они потеряли равновесие, когда в середине их ударов его тело исчезло вниз из поля зрения, и клинки вонзились в спинки кресел — и обрекли их на смерть, поскольку ближайшие лорды посчитали целями этих атак себя и ответили без всякой пощады.

Хотя он почти наверняка был жив лишь благодаря тому, что позиция под ногами остальных спасла его от яростной схватки, которая впоследствии разгорелась так близко над ним, Краунруд был далёк от признательности. Его истерзанный разум утонул в противной боли и кипел чёрной яростью на своего нежеланного наездника.

Что же касается Мэншуна, мнение Краунруда его ни капли не волновало. Тело этого человека могло бежать — а также идти и ползти, если уж на то пошло — и этого было достаточно, чтобы унести Мэншуна прочь из королевского дворца, обратно в лавку алхимика Сронтера.

Выкрикивая предупреждения о самых различных преувеличенных бедствиях, люди бежали из дворца по улицам, где шатались телохранители знатных лордов, обмениваясь острыми взглядами, не менее острыми словами и угрожая друг другу мечами. Некоторые испуганные горожане поспешили закрыть свои лавки.

Да, всё это было крайне приятно.

Король Форил всё ещё был жив; следовательно, ни у кого не было хорошего оправдания для набора армии ради открытой войны за опустевший Драконий Трон. Но городом правило смятение, и испуганный народ тянулся за мечами и кинжалами.

А это означало, что некий коварный злодей, известный как Мэншун, мог начать в открытую творить насилие. Убийство там, исчезновение здесь — среди больших стычек, которые наверняка начнутся — и если Корона обрушится на это кровопролитие полной мощью своих драконов, население разозлится на подобное проявление тирании. Станет ещё злее. Ослабив и без того слабого короля, и освободив будущему императору пространство, чтобы сделать то, что сделать было необходимо.

А Краунруд мог подождать. На койке в пустой комнате, надёжно запертый в уголке погреба Сронтера. Если хватит здравого смысла, он немного поспит — с другой стороны, главы благородных домов Лесного Королевства не славились своим здравым смыслом. Подлой хитростью — да. Самонадеянными интригами и мнением, будто мир им что-то должен, а боги им улыбаются — определённо. Здравый смысл встречался реже и куда более мелкими порциями.

Маленькая тюрьма Краунруда на самом деле была кладовой для дров алхимика, но Мэншуна нисколько не беспокоило отсутствие там дерева для печи. К тому времени, как снова наступит холодная погода, он будет наслаждаться удобствами королевского дворца — и если по какой-то причине этого не произойдёт, а алхимик окажется слишком удобным, чтобы позволить холоду забрать его, будет достаточно времени, чтобы захватить или украть чьи-то дрова.

Прямо сейчас у него были дела поважнее. Мэншуну было необходимо как можно быстрее разузнать, какой лорд управляет этим новым призраком синего пламени.

Сразу после того, как он проверит управляющего призраками лорда, с которым уже знаком, чтобы убедиться, что при Грозозмее по-прежнему есть его жизнь, свобода, Парящий Клинок и Виверноязыкая Чаша.

Так что в самой просторной комнате погреба Сронтера пылало зловещее сияние свежесозданных ясновидящих глаз, и смуглый и привлекательный будущий император шагал среди парящих в воздухе мерцающих сфер, пристально вглядываясь в разыгрывающиеся в них сцены.

Променад перед дворцом бурлил. Кто-то — Дасклок? — попытался попасть во дворец в центре клина из своих телоханителей и обнаружил, что пурпурные драконы не только не поддаются на приказания, уловки, угрозы, попытки оттеснить с дороги, но ещё и достали из арсеналов арбалеты и угожают воспользоваться ими, если разъярённый лорд не прекратит попытки штурмовать дворец и не вернётся в свои покои — быстро и покорно.

Было соблазнительно задержаться и посмотреть на разворачивающееся веселье, но смерть Эльминстера не означала, что будущий император лишился всех остальных врагов...

Одна сцена в тёмной сфере требовала его немедленного внимания: лорд Марлин Грозозмей был крайне напуган и расхаживал из стороны в сторону в верхних покоях особняка Грозозмеев, не зная, куда и как бежать. В окне комнаты были прекрасно видны явившиеся за ним гончие Короны: полдюжины боевых магов и две дюжины пурпурных драконов, большинство — в полных доспехах, а некоторые — в лёгком облачении, но с арбалетами.

Парящий Клинок висел у Марлина на поясе, Виверноязыкая Чаша была прижата к груди, и потеющий Грозозмей бормотал себе под нос, озвучивая все ужасные возможности, что приходили ему на ум.

Два его призрака с лёгкостью могли перебить простых драконов — но шестеро волшебников скорее всего в мгновение ока сумеют разделаться с убийцами синего пламени. А если он телепортирует призраков через половину Кормира, вместо того, чтобы воспользоваться ими, Марлин всё равно будет обречён на смерть.

Боевые маги без предводительства лорда печатей, старшего рыцаря с холодной головой или леди Глатры вели себя как осторожные, предусмотрительные люди. Силы Короны медленно окружали особняк, не готовые пока ударить в двери и потребовать открывать — а тем более, выбивать их силой.

Это оставляло Мэншуну достаточно времени.

Он повернулся. У одной из стен своего погреба, среди нагромождения ящиков и сундуков, с неуверенным видом сидел алхимик, глядя на Мэншуна — который улыбнулся Сронтеру своей лучшей улыбкой с оттенком мягкой угрозы.

-Верный Сронтер, хватай всё необходимое, чтобы создать ядовитый дым — достаточно дыма, чтобы заполнить весь особняк Грозозмеев. У тебя есть десять вдохов, чтобы собрать все требуемые компоненты.

Сронтер уставился на него широко открытыми глазами, и Мэншун весело добавил:

-Поспеши. Или я потрачу одиннадцатый вздох на то, чтобы призвать червей, которые съедят твоё тело, пока ты будешь лежать и смотреть на них, парализованный и вопящий.

Алхимик сглотнул.

-Иди, - мягко поторопил его Мэншун, и алхимик бросился по лестнице из погреба со скоростью, ранее Иммаэро Сронтеру недоступной.

Мэншун засмеялся и послал освобождённого созерцателя следом за мужчиной, чтобы следить за ним.

Может быть, лордам-вампирам и не требовалось дышать, но взрывы и кислота могли хорошенько им навредить... и навредить тому, что обитало в третьей комнате погреба алхимика.

Созерцателям, которые очень скоро ему понадобятся.




#95898 Закопайте Эльминстера поглубже: десятая глава

Написано Redrick 01 Май 2017 - 16:32

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Я ВСЁ ЭТО ПРЕДВИДЕЛ

 

Тихий звук позади неё — шорох быстрых шагов по ковру — заставил Амарун оглянуться.

Дальше по коридору, вдалеке, виднелись трое мужчин в мантиях. Боевые маги. Они направлялись к ней, их грозные взгляды не отрывались от девушки.

Они шли за ней.

Рун ускорила шаг и снова оглянулась. Маги, с тонкими улыбками, догоняли её.

Вздохнув от смешавшихся страха и злости, она подошла к повороту, повернула за угол — и обнаружила, что угодила в ловушку.

Проход вперед был долгим, прямым и заканчивался закрытыми двойными дверями, которые были заперты на засов. Вдоль прохода были другие, не такие большие двери, но все были закрыты и скорее всего заперты. Она попробовала ближайшую.

Да. Заперта.

Рун торопливо двинулась по коридору, три волшебника вышли из-за угла вслед за ней.

Внезапно незримая сила вцепилась в её ступни и лодыжки, она споткнулась и упала. Магия.

Снова вскарабкавшись на ноги, она обнаружила, что маги Короны почти настигли её.

-Именем короля, - приказал один, - сдавайся, женщина! Тебя подозревают в измене и...

-Чего тебе от меня надо? - огрызнулась она.

В своём изысканном платье она была безоружна и стояла неподвижно, задыхаясь после падения и от нарастающего страха, пока маги окружали её.

-Повиновения, - мрачно ответил другой маг, - что, напоминаю, ожидается от любого верного Короне кормирца! Если ты невиновна, тебе нечего бояться. Несколько быстрых заклинаний расскажут нам, что у тебя в голове, и...

-И я сойду с ума! - фыркнула Амарун. - Буду лаять, пускать слюну и...

-Ну-ну, - успокаивающе сказал третий маг, - но ты будешь верной и...

Позади них открылась дверь, и оттуда вырвался вихрь пыли, окутавший их головы.

Амарун быстро пригнулась, когда волшебники встревоженно закричали и начали творить заклинания. Сквозь увлажнившиеся глаза она увидела, как они шатаются, а из двери выходит кто-то ещё.

Могла Рун сбежать?
Нет, новоприбывшая, казалось, знала, где она находится, и шагала прямо к ней, вытянув руку...

Это была Шторм!

Пришло в действие заклинание боевого мага, хлестнув Шторм молнией. Она пошатнулась, но схватила Амарун за руку и потянула её к по-прежнему открытой двери.

Ударило новое заклинание, и когда Шторм застонала от боли, Рун почувствовала вспышку пылающего жара на плече и вниз по спине. Она низко пригнулась и бросилась в комнату за дверью, оставляя Шторм позади.

Вокруг ругающихся магов по-прежнему кружилась пыль. Оглянувшись, сквозь полные слёз глаза Рун увидела, как Шторм, платье которой было охвачено огнём, падает на руки ближайшему волшебнику.

Он схватил её, а она схватила жезл с его пояса и использовала его на двух товарищах мага. Те рухнули, Шторм вывернулась, и третьего мага постигла та же судьба. Клубящаяся пыль будто оттолкнула её и заставила поспешить к Амарун, которая протянула руку и втянула задыхающуюся Шторм в комнату.

-Помоги мне с задвижкой на двери, - прошипела она Рун, с тлеющего платья поднимался дым. - Быстрее!

Вместе заперев дверь, они услышали далёкие крики из Зала Правосудия. Крики превратились в громогласный рёв сотен глоток.

 

***

Арклет ошибся: другие лорды далеко не закончили. Осмелев, они опрокидывали друг друга, чтобы встать и закричать. Лорд Ландрар Дасклоак зашел так далеко, что потребовал:

-Совет регентов — набранный из глав благородных домов — должен контролировать боевых магов, армию Кормира и королевское наследование, включая Ирвела. И Совет должен выбирать, кто — Обарскир или не-Обарскир — унаследует Драконий Трон, когда правящий Обарскир погибнет или не сможет более править!

Раздался согласный рёв, а также множество возгласов несогласия и недовольства, когда Дасклоак с триумфальным видом сел на место.

Король поднялся на ноги.

-На это, - сурово сказал он, - я согласиться не могу. Единственная причина существования королевской династии — обеспечить королевство хоть какой-то стабильностью. Если Совет сможет выбрать любого на место короля, всё это будет утрачено, и Кормир превратится в вечное поле боя между фракциями, стремящимися посадить в Совет своих людей и уничтожить тех советников, которые будут придерживаться невыгодных для них взглядов.

Многие лорды вскочили, чтобы прокричать свои возражения, но один гневный голос перекрыл их всех: Обраэрл Фулвезер.

-Легко пророчить такую судьбу! - заявил Фулвезер. - Все мы в мыслях можем призывать тьму и бедствия, ваше величество! Но мы сомневаемся, что Совет будет полной вражды и противоречий пустышкой, каким вы его рисуете. Старшие лорды не глупее и понимают королевство не хуже, чем ваши царедворцы!

Это вызвало общий рёв согласия.

-Ах, - сухо ответил король. - Ну если так, то все присутствующие легко смогут быстро и спокойно договориться, какие именно лорды должны войти в этот Совет, а какие туда не войдут. Так что называйте своих кандидатов, господа, чтобы все мы могли оценить вашу мудрость и благоразумие.

Он с явным вызовом посмотрел на ряды кресел и повторил:

-Называйте.

Разумеется, начался гвалт. Арклет молча ухмылялся, пока продолжались крики, до тех пор пока один одетый в кожу дворянин — лорд Мулькастер Эммараск — не победил со своим скандированием «Слушайте меня! Слушайте меня!»

Когда зал затих, Эммараск выдвинул план для совета из одиннадцати персон, сформированного из членов конкретных старых семей, таких, как Эммараски и Иллансы, но не включающего Обарскиров, Краунсильверов и Трусильверов. Более того, он заявил, что такова была воля последнего регента королевства, знаменитой и героической принцессы Алусейр, и она, её мать, вдовствующая королева Филфаэрил, и королевский маг тех времён, Каледней, это одобряли!

Прячущийся в зале тайный свидетель не смог вынести такой вопиющей лжи.

В воздухе возникла мерцающая фигура Алусейр Обарскир, гневно указала на Эммараска и закричала:

-Ты лжёшь, Эммараск! Искажаешь мои слова! Как королевский регент, я предлагала учредить исключительно рекомендательный совет из одиннадцати граждан, избранных монархом из выживших Обарскиров, и не набирающий членов из конкретных, одних и тех же семей, благородных или нет. Вот что поддерживали моя мать и Календей. Но все старшие царедворцы и дворяне тех дней возненавидели эту идею, и твой отец был одним из тех, кто в открытую угрожали, что основание подобного совета немедленно станет причиной для восстания, так что этого не произошло! Держитесь правды, благородные лорды, иначе Кормир обречён!

Лорд Мулькастер Эммараск усмехнулся призрачной принцессе.

-Что это ещё за фокусы боевых магов? - спросил он. Не дожидаясь ответа, он окинул взглядом ряды кресел и громко сказал:

-В небесах полно соколов в этом сезоне.

По всему помещению поднялись с мест около дюжины старших дворян. Арклет, как и большинство остальных, замотал головой, пытаясь узнать всех: ближайшими к нему были Латленс Златопёр и Корладрор Сильверсорд.

Эммараск указал на Алусейр.

-Сгинь, фальшивое и лживое видение! Ты не Стальная принцесса из легенд; ты какой-то птенец из боевых магов, говорящий и делающий то, что прикажет Ганрахаст! Сгинь!

Это привело Алусейр в ярость, и призрак пронзил воздух. Лорды заахали и бросились прочь с её пути, а Алусейр пролетела сквозь Мулькастера Эммараска. Он схватился за сердце и задрожал, согнулся от боли и застыл, не в силах издать не звука. Развернувшись, она помчалась дальше и проделала то же самое со всеми лордами, вставшими, чтобы поддержать его — пронзила их одного за другим.

Оставив их испуганными и замёрзшими до костей, дрожащими — и разъярёнными.

Другие лорды тоже разгневались. Писари отложили перья и встали, чтобы защитить короля Форила своими жезлами. Тогда многочисленные лорды тут же во всеуслышание обвинили их, как боевых магов, во «вмешательстве в законные дебаты» Совета.

В мгновение ока по всему залу из ножен вылетели церемониальные мечи и кинжалы; старшие рыцари приготовились уводить короля в безопасность. А лорды бросились со своих мест, чтобы окружить короля и не позволить ему никуда сбежать.

Арклет Делькасл вздохнул, доставая свой меч. Всё это было так предсказуемо.

 

***

Боевые маги и пурпурные драконы обменялись встревоженными взглядами, когда крики, которые они слышали из-за закрытых и охраняемых дверей, превратились в громогласный рёв, будто в битве. Нужно ли им войти внутрь? Есть ли в них нужда для предотвращения кровопролития? Цареубийства?

В этот момент к ним решительно подошла Шторм Среброрукая в обугленных останках платья. Амарун шла сразу позади неё.

-По приказу короля проход закрыт, - автоматически сказал дракон, преграждая ей путь.

-Короля, - зарычала среброволосая женщина, - отравили. Мы только сейчас раскрыли заговор! Он скоро упадёт ничком, замертво. Пропустите меня. Разве похоже, что при мне есть оружие?

Она подняла руки, чтобы продемонстрировать, что под цепляющимися за превосходную фигуру обугленными останками её некогда прекрасного платья практически ничего нет. Волшебники и воины непроизвольно уставились на неё.

Затем взволнованно и беспокойно переглянулись.

-Что, если они агенты Марсембера? Или Сембии? Или из Западных Врат? - прошипел один из магов, указывая на женщин.

-Не может быть, - сказал один из драконов помоложе, кивая на Амарун. - Эту я уже видел танцующей в «Драконьих всадниках» — и если она чей-то тайный агент, я свои портянки съем!

Из палаты Совета раздались крики и звон стали.

-Ох, фаррук! - процедил старший боевой маг. Он обернулся и распахнул двери.

 

***

-Сядьте на место! - взревели лорд Саммерстар, лорд Делькасл и другие дворяне, но многие дворяне явным образом намеревались угрожать глоткам кронпринца и короля, и уже скрестили мечи со старшими рыцарями.

В мгновение ока вокруг двух королевских особ закипела ожесточённая битва. Упал боевой маг, хватаясь за перерезанноеееее горло; старший рыцарь исчез под грудой дюжины колющих его дворян; кто-то сумел ударить Ирвела — только чтобы обнаружить, что кинжал вошёл принцу в живот, как будто его там вовсе не было; но тяжёлые удары кулаков, которые раздавал Ирвел, убедили противника, что борющийся Обарскир присутствовал здесь, и к тому же был весьма материален.

-Железная стража! - закричал этот лорд и вцепился в горжетку принца — которая, если верить слухам, содержала подобную защиту — чтобы сорвать её.

Отчаянный рывок старшего рыцаря снёс лорда в сторону, прочь от Ирвела и вниз на пол с тяжёлым ударом. Приземление оказалось для рыцаря смертельным, поскольку и кинжал, и меч корчащегося, стонущего лорда, на которого он приземлился, пронзили его насквозь.

Когда из редкого воздуха на пустом верхнем ярусе возникла женщина в архаичных доспехах, по всему Залу Правосудия раздались испуганные крики и возгласы. Пара изогнутых мечей — с клинками как будто из Калимшана или дальнего Рорина — сверкали в её руках.

Пока лорды смотрели, она опустилась на два яруса и вонзила оба меча в лорда Барельдера, который боролся с другим лордом.

Он выгнулся, закричал и упал без чувств. Отбросив ударом ноги его меч, женщина прыгнула вниз на следующий ярус, увернулась от вопящего дворянина с кинжалом и бросилась на лорда Амбриваля, безжалостно рубанув мечами.

Он сумел полуобернуться к ней среди всей этой бури острой стали, прежде чем женщина перерубила ему глотку. Пока он падал, а голова болталась, фонтаном разбрызгивая кровь, она развернулась и спрыгнула вниз на следующий ярус.

Неизвестная мечница отыскивала конкретные цели, подобно молнии двигаясь на своей охоте — с пугающей скоростью прокладывая путь сквозь лордов, волшебников и стражников. Но не её боевое мастерство вселило страх в сердца дерущихся кормирцев. Это была охватывающая её аура холодного синего пламени, которое ничего не поджигало, но оставляло тех, кого она касалась, стонать и моргать от холода.

-Призрак синего пламени! Призрак синего пламени — новый! Прямо здесь! - хрипло закричал лорд Маунтвирм.

-Хватайте её! - заорал юный лорд. - Если мы все набросимся на неё, то сможем прикончить, прежде чем она убьёт всех нас до последнего!

Когда он прокричал эти слова, пылающая фигура достигла высокого, стареющего лорда — Фулвезера — и отправила его кровавой грудой на пол.

Затем синее пламя ярко вспыхнуло — и исчезло.

Призрак растворился так же внезапно, как и появился.

Проклятия наполнили воздух. О лордах Кормира можно было сказать многое, но далеко не все они были глупыми или туго соображали. То, что они только что увидели... да, это было по-настоящему; вон лежал зарезанный Фулвезер, а вон там на креслах осел Амбриваль, истекая кровью из разрубленной шеи. Это означало, что кто-то из присутствующих, лорд, посетивший Совет, обладал предметом синего пламени и знал, как его использовать.

Проклятия стихли в мрачном осознании — до тех пор, пока лорд не ударил кинжалом в лицо своего старого противника, и в зале снова вспыхнула безумная битва.

По крайней мере, это было всё, что увидел Арклет, прокладывая себе путь через кресла к Обарскирам, чтобы их защитить — прежде чем из ниоткуда вынырнул знакомый ему человек и оказался так близко, что они столкнулись носами. Знакомое лицо ухмыльнулось ему, пока он пытался прийти в себя.

Амарун Белая Волна прекратила улыбаться, чтобы поцеловать его в нос, и вскочить на ближайшее кресло.

Высоко возвышаясь в нём, она закричала голосом старого мужчины, благодаря магии разнёсшимся по всему помещению:

-Я, Вандердагаст, приказываю всем вам отойти от короля и кронпринца! Всем вам!

И после этого громогласного крика, когда все повернулись взглянуть на неё, она улыбнулась печальными старыми глазами.

Её руки сплели заклятие, и когда лорды стали выкрикивать насмешки, увидев вместо волшебника всего лишь юную девушку, она обрушила на них свою магию.

Это было заклинание, которым Эльминстер в совершенстве овладел несколько веков назад. Ужасное заклинание.

Затопив палату, оно начало вырывать кости из тел лордов, убивая того и этого, но других оставляя не тронутыми, забирая лишь тех, кто нападал на королевских особ. Когда мучительные смерти прекратились, ошеломлённые рыцари, боевые маги и Обарскиры отступили, не пострадав.

Звон стали стих, когда выжившие уставились на бескостные окровавленные куски, крики которых превратились в умирающее бульканье.

Амарун покачнулась и соскользнула, что-то невнятно забормотав.

Арклет, потрясённый и испуганный, подхватил её, прежде чем девушка упала. Шторм Среброрукая уже держала другую руку Рун и шептала:

-Ох, Эл!

Все ведущие в зал двери распахнулись настежь, и внутрь потекли новые боевые маги и драконы. Вслед за ними вошли слуги, и снова поднялся гул, когда возникли недопонимания, полетели заклятья, а слуги стали швырять вино, которое они готовы были подать, в лицо лордам. Тем временем Обарскиров вывели из помещения.

Шторм упала в кресло, Рун резко перестала бормотать и приказала Арклету собственным голосом:

-Идём!

В замешательстве посмотрев сначала на неё, потом на Шторм, Арклет обнаружил, что запястье его свободной руки попало в крепкую хватку Амарун. Девушка потянула его руку к туловищу Шторм.

-Понеси её! - рявкнула Рун. - Быстрее!

Арклет моргнул, кивнул, подхватил Шторм, прижав её к бедру, сделал один неловкий шаг, взмахнув мечом в попытке сохранить равновесие.

Перед ними сразу же возник боевой маг.

-Стойте, именем короля! Сдава...

Удар ноги, нанесённый Амарун ногой в прыжке, швырнул жезл мага высоко в воздух, разбил сжимавшие его пальцы и долетел до подбородка несчастного. Маг без единого звука упал, потеряв сознание.

Когда Амарун приземлилась кошкой, два дракона в сверкающихх доспехах бросились им наперерез, но уступили перед диким взмахом меча Арклета и отчаянным криком Рун:

-Тронете нас и оба окажетесь изменниками! Мы служим королю!

Когда в ответ драконы подняли клинки, Арклет сбил их в сторону. Рун бросилась стражникам под ноги в кувырке, который сшибил их с ног с диким звоном оружия и доспехов, освобождая Арклету путь к дверям.

Он побежал, таща за собой Шторм. Рун воскликнула:

-Я сразу за тобой! Быстрее!

Спустя несколько безумных мгновений они вместе выбежали из дворца в яркое солнечное утро.

 

***

Младший дворцовый сенешаль Корлет Фентабль и так за последние несколько дней много времени проводил разгневанным, но сейчас он разозлился по-настоящему. Боевые маги и бесчисленные драконы сновали туда-сюда, и никто из них не оставался на месте достаточно долго, чтобы выслушать его приказы. Он хотел, чтобы кто-то разыскал лорда Арклета Делькасла, а кто-то — юную девушку, которую пустили сегодня во дворец, хотя и не должны были, и...

Он как раз собирался испустить полный ярости рёв и чем-нибудь кого-нибудь ударить, когда знакомая мерцающая тень, которая была очень похожа на висевший в Зале Героев портрет Алусейр Накации Обарскир, Стальной принцессы, шагнула к нему и заявила:

меня есть приказы для тебя, Фентабль. Не надо делать ничего того, о чём ты тут бормочешь. Вместо этого хоть раз займись чем-то полезным. А именно, отправляйся в Зал Правосудия с достаточным числом магов, чтобы усыпить самых буйных. Затем обезоружь всех остальных, вызови целителей из храмов, и успокой всех выживших дворян, посетивших Совет, прежде чем некоторые из них — вероятно, несколько групп заговорщиков среди них — не решат, что война с благородной династией Обарскиров приведёт Кормир к лучшему будущему!

-Лорды всегда так думают, - фыркнул Фентабль, не успев остановиться и спросить себя, зачем он вообще утруждается вести разговор с призраком. - Почему я должен заботиться о твоих дурацких страхах?

-Потому что некоторые из этих лордов ждут-не дождутся, чтобы казнить всех боевых магов — и царедворцев — каких только смогут найти, - спокойно ответила ему Алусейр, - и потому что к твоим дурацким страхам сейчас добавится вот это.

Она шагнула в то же самое место, которое занимало его тело — окутав сенешаля невыносимым холодом, от которого его лицо посерело, застучали зубы, а сам он сильно затрясся.

Когда всё начало темнеть и он упал, она шагнула в сторону, посмотрела на задыхающееся тело и весело сказала:

-А теперь вставай, чтобы я могла сделать это снова, сэр Фентабль. Ты пока ещё недостаточно пострадал. Ты ещё не начал умолять.