Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 02:28
*****

#96750 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick 18 Март 2019 - 02:32

Наконец-то я с этим покончил. Спасибо всем за терпение. Название, к слову, абсолютно ничего не значит - видимо, его всё-таки можно оставить как "Вне времени".




#96749 Эпилог + Благодарности

Написано Redrick 18 Март 2019 - 02:30

Эпилог

 

Тердиди «Покажи-всё» и Дорегардо обменялись мрачными взглядами, когда Регис закончил свою речь.

- Как они? - спросил Дорегардо, предводитель Ухмыляющихся Пони, полуросликов-защитников Торгового тракта.

- Кэтти-бри думает, что Дриззт должен был умереть, - сказал Регис. - Она поверить не может, что он как-то справился с демоническим ядом и не истёк кровью. Жало ударило его во внутреннюю часть бедра, туда, где много крови.

Другие два полурослика угрюмо кивнули.

- Похоже, в Дамаре он научился парочке фокусов, - сказал Регис.

- Наши друзья-Коленеломы рассказывают кучу историй о монахах монастыря Жёлтой Розы, - пояснил Покажи-всё. Его голос был полон восхищения при упоминании легиона полуросликов, покинувших Дамару, чтобы присоединиться к Ухмыляющимся Пони в качестве защитников Кровоточащих Лоз. - Я слышал о таких вещах.

- Закнафейну пришлось хуже, - продолжал Регис. - Он получил много тяжёлых ран.

- Но если Дриззт потеряет отца ещё ра... - начал Дорегардо, но Регис покачал головой.

- Он пошёл на поправку благодаря заботам Кэтти-бри.

- А что с тем забавным? - спросил Покажи-всё со вздохом облегчения.

- Джарлакслом? - отозвался Регис, хмыкнув.- Ни царапины. Ни единой царапины!

- Даже для дроу это слишком, - сказал Дорегардо. - Он опасный враг.

- Зато хороший друг, - заверил их Регис, и оба солдата кивнули.

- Ты был у короля Бренора?

- Они с Джарлакслом ужасно перенесли потерю Атрогейта и Амбергрис О'Мол. Дриззт тоже. У них было много общего, и дварфов нескоро забудут. Как и тех дварфов и демонов, что их убили.

- Да будет так, - сказал Дорегардо, и они подняли свои бокалы в безмолвном салюте.

- Ладно, тогда что нам делать? - спросил Покажи-всё Тердиди.

- Отправляйтесь в Глубоководье и ближайшие хутора, - пояснил Регис. - Предупредите народ и лордов Глубоководья.

- Только на юг, значит?

- Лускан знает, - объяснил Регис.

- А что насчёт Порта Лласт и ферм на севере? - спросил Дорегардо.

- Джарлаксл предупредит север, - сказал ему Регис. - У вас только двадцать всадников, а доставить новости в Глубоководье — важнее всего. И сложнее всего. Любой ценой постарайтесь избегать окрестностей Невервинтера. Лорду Неверэмеберу нельзя доверять, а тем более работать на него. Я даже готов сказать, что он — наша самая большая проблема.

- Нам сообщить об этом лордам Глубоководья? - спросил Дорегардо.

- Нет! - немедленно воскликнул Регис. - Поэтому задача такая сложная, и поэтому мы поручаем её только вам и вашим ребятам. Мы не можем обвинить могущественного лорда Глубоководья, такого как Дагульт Неверэмбер, основываясь лишь на тех доказательствах, которыми обладаем сейчас. В конце концов, откуда нам знать, с кем он заключил союз? Мы знаем, что он сотрудничает с домом Маргастер. Но кроме этого следует расчитывать, что у него есть и другие влиятельные друзья в Глубоководье.

- Нет, - продолжал он, - мы поведём речь только про демонов, обосновавшихся в Терновом Оплоте, и соберём легионы Глубоководья, чтобы помочь нам разделаться с этой угрозой.

- Ты рассказывал, что в Невервинтере и Невервинтерском лесу тоже завелись демоны, - напомнил ему Покажи-всё. - Хочешь, чтобы мы и об этом сказали?

- В подходящее время, - посоветовал Регис. - Начнём с Тернового Оплота, потом вернёмся к Невервинтеру. Когда мы будем уверены в лордах Глубоководья и полном размахе заговора, тогда поговорим с ними о доме Маргастер, и, со временем, о лорде Неверэмбере и его отмывании денег.

Двое всадников снова переглянулись и кивнули.

- Как пожелаешь, Паук Паррафин, - сказал Дорегардо. - С первыми лучами солнца мы отправляемся в Глубоководье.

Регис одобрительно кивнул. Он знал, что его друзьям предстоит долгий и трудный путь.

Он знал, что всем жителям севера предстоит долгий и трудный путь.

 

Бревиндон Маргастер стоял на носу карраки «Белый тюлень», флагмана пиратской флотилии, плывущей на север под южными ветрами. Весна укрепляла свои позиции по всему побережью Меча. Флотилия насчитывала сотни кораблей, шлюпов и каравелл, каррак и даже парочку драккаров, включая тот, на котором гребли огромные беженцы-фирболги с островов Муншаэ.

Более двух тысяч мужчин, женщин, великанов, гоблиноидов — даже команда гноллов — плыла на этих ветрах позади него, ожидая добычи.

Молодой дворянин ухмыльнулся. Эта огромная армада была нанята за малую долю огромного состояния Маргастеров, причём дешевле, чем любые наёмники, о которых только слышал Бревиндон — так не терпелось им разграбить север, прибрежные регионы за Глубоководьем.

И так не терпелось отвоевать Лускан из рук тайных сил, стоящих за возвышением главного капитана Курта.

- Я тебе говорил, - произнёс голос в голове Бревиндона, голос демона, занимающего филактерию, которую мужчина носил на шее.

- Говорил, - признал Бревиндон. - Знай — дом Маргастер и лорд Неверэмбер этого не забудут.

- Ты знаешь, чего я хочу.

- Да, Азбиил.

- Они выковали мой... наш меч?

Бревиндон посмотрел направо, на тяжёлую карраку и дым, который поднимался с её мостика.

- Они работают над ним, - сказал он демону. - Большой, изогнутый и зазубренный.

- А самоцвет, что я дал тебе? И адамантин?

- Да, конечно, - заверил Бревиндон своего гостя. - Всё делается в соответствии с руководством, которое ты помог мне написать.

- Он слишком велик для тебя, мой носитель. Но когда я освобожусь, ты узнаешь силу этого клинка! - пообещал камбион.

 

- Боюсь, у нас есть проблемы посерьёзнее, чем лорд Неверэмбер, - сказал Джарлаксл королю Бренору в личных покоях дварфа глубоко в Гонтлгриме. Рядом с Бренором две его королевы, Кулак и Ярость, ворчали о мести за гибель Амбергрис О'Мол, которая была им дорогой подругой.

- Может и так, но я давно хочу заполучить его голову, - ответил Бренор, как будто не услышав Джарлаксла.

- Демоны, - попытался наёмник.

- Уже с ними дрался.

- Да, но в таких количествах? - спросил дроу. - Я никогда не видел столько демонов за пределами Подземья или самой Бездны. И среди них — старшие изверги, которые могут открывать врата на нижние планы и призывать новых миньонов.

Бренор наклонил голову и искоса посмотрел на дроу.

- Наверное, я не удивлен, - буркнул он.

- Удивлён?

- Что ты бывал в Бездне. Искал себе загородный дом?

Это вызвало улыбку у Джарлаксла, но долго она не продержалась.

- Мы должны действовать быстро, иначе их число умножится, - предупредил дроу.

- У меня есть собственные врата! - ответил Бренор.

- И боюсь, что они тебе понадобятся, добрый дварф, - заметил Джарлаксл. - Все.

- Глубоководье не станет бездействовать, - сказал Бренор. - Весь север в опасности, а в последний раз, как я проверял, демоны не шибко беспокоились, кого им убивать и жрать!

- Мы не знаем, кто в городе — наш союзник, а кто — лорда Неверэмбера, - признал Джарлаксл, пожимая плечами и чуть ли не извиняясь.

Бренор наверняка понимал. Да, лорды Глубоководья могут терпеть демонов в окрестностях своего величественного города, но к дроу, управляющим Лусканом, они тоже не слишком тепло относятся. Как и к волшебной Главной Башне, поднятой из руин и возглавляемой бывшим архимагом Мензоберранзана!

Известная дружба Бренора с Джарлакслом не помогала ему искать союзников в продолжающейся вражде с лордом Дагультом Неверэмбером, который, в конце концов, сам был лордом Глубоководья. На самом деле, в месяцы после возрождения Гонтлгрима Бренор был удивлён, обнаружив, насколько изолированным он оказался от других представителей власти в регионе. Он решил, что теперь, когда волшебные телепортационные врата заработали и вскоре через Гонтлгрим начнётся поток товаров из Мифрил-Холла, цитадели Адбар и цитадели Фелбарр, не говоря уже об оружии, выкованном умелыми мастерами в кузнях, питаемых предтечей, отношения улучшатся.

Но этому ещё предстояло произойти в будущем, а демоны уже существовали в настоящем. А прошлое...

Что ж, прошлое никуда не делось, и старые привычки — и предрассудки — умирали с трудом.

- Я хочу убить их не меньше твоего, - сказал Джарлаксл. - Атрогейт был не только твоим другом.

- Да, - признал Бренор. - Как и Амбер, я знаю. Я по-прежнему не уверен, насколько тебе можно доверять по мелким вопросам, эльф, особенно когда речь про деньги или магию. Но когда начинается драка, я рад, что ты на моей стороне.

Джарлаксл поклонился и коснулся полей шляпы.

- А что насчёт помощи из Главной Башни? - спросил Бренор. - Этим волшебникам наверняка поперёк горла демоны, кроме тех, с которыми они забавляются сами.

- Те волшебники, что сейчас рядом, помогут нам, я уверен. И помощь нам потребуется — в этом я уверен не меньше.

Бренор хотел возразить, что Джарлаксл никогда не видел настоящей ярости клана Боевого Молота. Но он оставил эту мысль при себе, опасаясь, что его голос будет не так убедителен. Атрогейта не стало. Амбергрис О'Мол из адбарских О'Молов не стало. И только что его друзья едва доковыляли домой с серьёзными ранами, чтобы сообщить об этом.

Ему казалось, что клану Боевого Молота вскоре предстоит схватка насмерть, возможно, даже превосходящая катастрофу войны в Серебряных Кордонах.

Вскоре он узнает достаточно, чтобы понять, как недооценивал противника.

 

- Будет хуже, - сказала Аш'ала Меларн Киммуриэлю Облодре на прощание, прежде чем псионик стал невещественным и проплыл сквозь стену коридора в Подземье, где они тайно встречались.

Аш'ала хотела отправиться с ним. Её перспективы в Мензоберранзане были печальны. Она была посланником своего дома в Бреган Д'эрт и доме Ксорларрин, но теперь дома Ксорларрин не стало, или он скоро должен был заменить павший дом До'Урден, отдавшись на милость и став союзником дома Бэнр. Дом Меларн, который открыто напал на дом До'Урден, больше не пользовался благосклонностью Ксорларринов, а тем более — Бэнров!

Кроме того, Бэнры были величайшими защитниками Бреган Д'эрт.

И с чем осталась Аш'ала? Она была третьей дочерью первой жрицы, Кирнилл. Когда-то у неё были блестящие перспективы, ведь тогда Кирнилл была верховной матерью Кирнилл Кенафин. Но теперь их матерью стала Жиндия Хорлбар; её хватка никогда не бывала крепче, а позиция Кирнилл никогда не бывала менее важной. Или менее стабильной. Если Кирнилл падёт, её дочери окажутся отданными на милость Жиндии.

Аш'ала понимала, что милостью Жиндия не отличалась.

Она чуть не окликнула уходящего псионика, умоляя его забрать её с собой, чтобы она могла присоединиться к Джарлакслу. Но не окликнула, в основном потому, что знала — Киммуриэль так не поступит. Бреган Д'эрт она была нужна там, где находилась сейчас, рядом с сосредоточием власти дома Мелан, и не могла стать очередным членом отряда наёмников.

Так что она просто вздохнула и вернулась в город и дом Меларн. Как только Аш'ала прошла через главные врата, часовой сообщил ей, что верховная мать разыскивает её по срочному делу. Она бросилась через весь дом, немного взволнованная, и нашла мать Жиндию в её личных покоях, в удобном кресле рядом с первой жрицей Кирнилл.

- Мне сказали, что вы хотели меня видеть, - произнесла Аш'ала, вежливо кланяясь. - Я получила немного новых сведений касательно планов матери Зирит Ксорл...

- Вот как? - насмешливо оборвала её мать Жиндия. Волоски на шее Аш'алы встали дыбом. Мгновением спустя её страхи превратились в жуткую реальность, когда квартет стражников и придворный маг вышли из боковой двери вместе с парящим диском, на котором лежал Киммуриэль Облодра, прикованный к диску полосами сверкающей энергии за запястья, лодыжки, талию и шею!

Ещё одни оковы, живые оковы, были самыми отвратительными и жуткими, поскольку позади диска шёл иллитид, запустивший два своих щупальца в нос Киммуриэля.

- Моя мать...

- Можешь не утруждаться, - заявила мать Жиндия. - Мы знаем всё, а если есть ещё что-то, мой друг-пожиратель разума просто заберёт это у тебя.

Она указала на открытую дверь, и в помещение вошли другие дроу, жрицы дома Меларн. Они окружили Аш'алу, отвели её в другую комнату, и у молодой дроу дрогнули колени.

Это было небольшое помещение с единственным предметом: большой железной ванной, наполненной водой. По бокам ванны были опоры для рук с ремнями, оканчивающиеся тисками для пальцев.

- Нет-нет-нет, - умоляла Аш'ала, и у неё подкосились ноги. Сёстры поймали её, прежде чем она рухнула на пол, и раздели.

Затем они затащили её в ванну и пристегнули обе руки.

К тому времени в комнату уже вошли мать Жиндия и мать Аш'алы, и Жиндия посмотрела на Кирнилл, сделала жест и сказала:

- Закрути винты, первая жрица, и докажи, что твоя преданность Лолс превосходит преданность семье.

Аш'ала видела боль на лице матери, когда та зажимала тисками пальцы бедной девушки, но с этой болью пришла и ярость от того, что глупая Аш'ала вообще поставила её в такое положение.

Так что когда Кирнилл закручивала винты, она не показала милосердия, раздавив под жестоким нажимом пальцы Аш'алы.

Пока это происходило, другие начали раскрашивать лицо и шею Аш'алы мёдом и молоком рофов, сладкой и липкой смесью.

Все они отошли, оставляя Аш'алу всхлипывать. Мать Жиндия наклонилась, чтобы рассмотреть её лицо.

- Не бойся, дитя, тебя хорошо накормят, - сказала она. - И я сама принесу тебе мух.

Аш'ала начала выть и умолять, биться и натягивать ремни, удерживающие её запястья.

Но Жиндия просто рассмеялась и закрутила ещё один винт, вызвав крик абсолютной боли.

- Приведите иллитида, чтобы он мог вытащить всё необходимое из этого разума, - приказала мать Жиндия, и сразу же повернулась обратно к Аш'але, чтобы сделать ещё один поворот винта в тисках.

- Боль сообщает тебе, что ты ещё жива, дитя, - промурлыкала она на ухо рыдающей Аш'але. - Это хорошо. Видишь ли, я хочу чтобы ты наслаждалась многочисленными трапезами, которыми мы будем тебя кормить. Я хочу чтобы ты была жива, когда мухи будут пировать молоком и мёдом. Я хочу, чтобы ты была жива, когда будешь лежать в ванной, полной собственных экскрементов. Я хочу, чтобы ты была жива, когда в грязной ванне вокруг тебя заведутся черви, чтобы ты могла почувствовать каждый укус и каждое движение в те дни, когда они будут тебя пожирать.

 

Он не мог открыть глаз, зато слышал вдалеке звук, и вскоре понял, что это чей-то голос. Он знал язык, но не очень хорошо.

- Ты даруешь мне заклинания исцеления! Почему? - говорил мелодичный голос. Красивый голос, подумал он. - Это твои враги! Разве непредсказуемость — твоё главное качество?

Он не понял следующих слов. Они были на том же языке, он догадался по модуляции и согласным звукам, но почему-то казались более древними.

Затем он почувствовал тепло, когда волна исцеления заполнила его, устремившись в руку — и только тогда покалеченный осознал, какую острую боль испытывает в той области.

- Я предала тебя! - сказал голос и засмеялся. Смех казался беспомощным.

Он с трудом приоткрыл один глаз, еле сфокусировался и увидел над собой прекрасную женщину-дроу. Он попытался произнести её имя, или имя того, за кого её принял, но ему не хватило воздуха.

- Я украла Закнафейна из вечности, чтобы привести его к еретику, который отрёкся от тебя, а ты всё равно даруешь мне заклинания! - воскликнула она, качая головой. Её густые белые волосы мотались из стороны в сторону. - И ты даруешь мне заклинания для них, для твоих врагов!

- О чём ты болтаешь? - сумел выговорить Атрогейт.

Она посмотрела на него фиолетовыми глазами.

- Отдыхай. Ты должен был погибнуть. Ты был на краю могилы.

Он не мог воспротивиться этому приказу, даже если бы захотел, ведь несмотря на исцеление — от какого бы божества оно ни происходило — он не мог стряхнуть огромную усталость, действительно граничившую со смертью.

 

Благодарности

 

С моей стороны будет невежливо не упомянуть три группы людей, которые долго и усердно трудились, чтобы моё возвращение к Дриззту в Забытые Королевства стало реальностью.

Во-первых, я благодарю Пола Лукаса, моего агента, и остальных ребят из Janklow & Nesbit. Когда я пришёл к Полу с идеей обратиться к Wizards of the Coast, он прикинул подробности сделки и взялся за работу. За долгие месяцы, во время которых нужно было проводить чёрточки над t и расставлять точки над i, Пол поддерживал позитивный настрой и не позволял мне унывать.

Во-вторых, я почти двадцать лет работал с Wizards of the Coast (а до того — ещё десять с TSR). Эти люди были не просто моими коллегами и издателями; они стали моими друзьями. Так что я искренне благодарю Лиз Шух и банду в Wizards of the Coast, и команду из Hasbro. Вы работали неординарно, делали то, чем никогда прежде не занимались, и самое главное — вы поверили в меня. Ваше уважение взаимно, уверяю.

И наконец, в очередной раз благодарю Дэвида Померико и ребят в HarperCollins, целыми днями, неделями и месяцами расставлявшими чёрточки в t и точки над i, встречая любые трудности подобного проекта с терпением и желанием сделать всё необходимое.

Потому что именно в этом заключалась вся суть данного путешествия, занявшего почти год: мы все хотели найти способ сделать его возможным.

И нашли.




#96747 Глава 24: Отчаянное бегство

Написано Redrick 18 Март 2019 - 01:38

Глава 24

Отчаянное бегство

 

- Они не могут пробиться! - простонал Джарлаксл, глядя вниз во двор, кишевший демонами всех сортов и размеров и дюжинами теснящихся вместе дварфов — как будто они больше боялись собственных союзников, а не того, что устроило такую суматоху внутри крепости, но всё равно преграждали Дриззту путь к свободе.

Закнафейн подался за парапет, но Джарлаксл схватил его за руку.

- Ты тоже не сможешь через это пробиться!

- Я не стану смотреть, как погибает мой сын, - сказал Закнафейн и вырвал руку.

- Там половина проклятой Бездны! - яростно прошептал Джарлаксл.

- Я не стану смотреть, как погибает мой сын.

Джарлаксл всмотрелся в лицо товарища, в его немигающие глаза, и даже не стал снова пытаться поймать Закнафейна за руку. Этот мужчина с готовностью лёг на жертвенный алтарь матери Мэлис под её ритуальный кинжал ради Дриззта. Этот мужчина, поднятый нежитью, сопротивлялся зин-карле — возможно, был единственным, кто когда-либо сумел сбросить оковы такого заклинания — и прыгнул в кислоту, чтобы не ударить Дриззта.

- Доставай свою игрушку с торнадо, - сказал Закнафейн.

Джарлаксл покачал головой. Он слишком шедро использовал волшебный предмет, и тот был уже почти ни на что не способен. Но это ведь был Джарлаксл. У него были другие игрушки.

- Нам нужен план, - просигналили пальцы наёмника.

- У меня он есть.

- Какой?

- Убивать, - показал в ответ Закнафейн и двинулся вдоль стены к далёкой двери в саму крепость. Он остановился и охнул, как и Джарлаксл, когда дверь вылетела наружу, сорванная летающим свиноподобным демоном, который с ударами и визгом промчался сквозь ожидающих монстров, многие из которых пнули, укусили, укололи или толкнули наглеца.

За летающей свиньёй вышел дварф, дикий, рычащий и вопящий, при помощи огромной булавы и ещё более крупного куска камня на конце ржавой цепи разбрасывая всех вокруг. Дварф бесстрашно бросился на дьявольскую толпу.

Огромный нальфешни сбил дварфа с ног, но тот снова поднялся, прежде чем чудовище успело его задавить. Вскочив, он промчался между ног демона, по пути хорошенько укусив того за бедро.

На той стороне глабрезу ударил дварфа когтями, и тот с готовностью принял страшный удар, взамен обрушив свою булаву прямиком на череп демона и вколотив его в землю. Вырвав оружие, дико кружаясь, раздавая во все стороны пинки и удары, он выпутался из кучи-малы и бросился на открытое место — и там обнаружил, что его ждут три дварфа с нацеленными арбалетами.

 

Дриззт пытался не отставать от вопящего Атрогейта, но дварф просто разбрасывал чудовищ в стороны, не обращая внимания на тот факт, что они могут прийти в себя и возобновить погоню.

Дриззт поступал осторожнее, рубя и калеча извергов и дварфов, потом догоняя друга. К тому времени, как он добрался до двери во двор, она уже была распахнута и висела на петлях, и он проследил взглядом за кровавой дорожкой, чтобы найти Атрогейта, который как раз подбросил дварфа в воздух своим самопальным цепом.

Атрогейт обрушил ногу на другого дварфа, распростёртого перед ним, затем бросился вперёд, но резко остановился, чтобы нанести удар вправо, обеими руками схватив Крушитель Черепов и опустив его между лопаток адской гончей, впечатывая зверя в землю.

- Ох, дружище, - прошептал Дриззт при взгляде на Атрогейта, у которого в одной щеке болтался арбалетный болт и ещё два торчало из груди. Кровь свободно струилась по телу дварфа, и хотя Дриззт знал, что его обеспечивает силой пояс, он был практически уверен, что если Атрогейт этот пояс потеряет, он будет продолжать, питаемый одной лишь яростью.

Однако времени задумываться не было, поскольку вторая адская гончая дыхнула на дварфа пламенем. Неудивительно, но Атрогейт не остановил свой бег и продолжал рычать. Теперь на его одежде плясало пламя.

- Гвенвивар, ты опять нужна мне! - позвал Дриззт, и остановился, чтобы дать сгуститься серому туману, прежде чем броситься за дверь и вступить в драку.

Враги немедленно налетели на дроу со всех сторон. Мечи, молоты, когти, клювы — даже кнутоподобный хвост демона-ящера — обрушились на Дриззта, не успел он сделать и три шага за дверь, а путь к Атрогейту быстро смыкался.

Но под таким градом ударов ему было не до этого. Он прыгнул, пригнулся, скользнул, работая клинками в ошеломительной серии блоков и парирований, отводя атаки, но в итоге отступая шаг за шагом обратно в двери. Он заметил, что крупный демон начал читать заклинание, и между его крупных когтистых пальцев заискрила молния. У Дриззта не осталось других вариантов — он вернулся в крепость и бросился в сторону за миг до того, как чудовищный разряд сбил дверь с петель, швырнув её через комнату и вырвав половину косяка.

Внутрь хлынули враги, и Дриззт налетел на них сбоку, постоянно атакуя переднего дварфа или демона, чтобы его не смогли окружить.

Однако долго сдерживать натиск ему не пришлось, поскольку когда двое дварфов вошли внутрь и скользнули вправо, в сторону от Дриззта, их похоронила под собой пантера, прыгнув с их тел прямо на грудь вроку.

Дриззт крутанул сабли и вложил их в ножны, схватив Тулмарил со своей волшебной пряжки. Он посмел надеяться, что сможет пробиться к Атрогейту, если пантера будет удерживать фронт, а он — стрелять поверх неё.

Но тут ему снова пришлось подниматься на ноги после внезапного падения, когда стена за спиной, справа от двери, просто исчезла, растворилась! В этом падении ловкий дроу сумел убрать лук и снова схватиться за сабли, разворачиваясь лицом к новому проёму, ожидая, что очередная волна врагов просто похоронит его под собой.

К нему устремилось лишь двое, но с тем же успехом их могла быть дюжина! Поскольку Дриззт прекрасно знал этих демонов; ему уже приходилось сражаться с их сородичами в схватке за Гонтлгрим. Девяти футов ростом, похожие на наг существа выглядели наполовину змеями, наполовину — прекрасными человеческими женщинами, с ядовитым жалом и шестью руками, каждая из которых сжимала оружие большой волшебной силы. Демоны приближались бок о бок с застывшей на лицах ненавистью, и на каждом звенела дюжина ожерелий и драгоценностей.

Было понятно, что они знают свою жертву так же хорошо, как Дриззт знал их.

Они знали, что это дроу, победивший Марилит, величайшую из их рода.

- Держи дверь! - приказал тёмный эльф Гвенвивар и занял позицию перед пробитой стеной — пробитой двеомером, который, как он надеялся, не продлится долго.

Если бы он только сумел выстроить демонов на месте этой пропавшей стены, когда заклинание прекратится и камень вернётся на место...

Дриззт сразу же понял, что такая попытка обречена на поражение. Он погрузился в глубочайший транс воина, полностью отдаваясь инстинктам — чувствовал, слышал, обонял запахи битвы, и просто позволил выйти наружу своему примитивному «я», идеальному воину, которого звал Охотником. И теперь, благодаря преимуществу равновесия и приёмов, которым научился у магистра Кейна, он чувствовал себя более способным и уверенным воином, чем когда-либо прежде.

Но марилиты могли наносить удары с семерых сторон сразу, и эти старшие демоны хорошо знали друг друга и прекрасно работали в паре. Дриззт просто не мог угнаться за этим быстрым и прекрасным танцем.

Он получил удар. Потом ещё один. Хвост уколол его в бедро, прежде чем он успел убрать ногу, и Дриззт сразу же ощутил жжение яда.

- Ты заплатишь за изгнание Марилит, Дриззт До'Урден! - с шипением произнесла одна из шестируких демониц.

Они с яростью продолжали бой. Двенадцать оружий кололи и рубили, заставляя прихрамывающего Дриззта отступать.

Краем глаза он заметил, как исчез ещё один участок стены, возникла новая брешь, и подумал, что пора бежать, прежде чем она заполнится врагами, но в следующий миг над ним и марилитами разорвался огненный шар.

 

С него натекли целые лужи крови, его кожа была разорвана в дюжине мест, он чувствовал железные наконечники арбалетных болтов, рвущие внутренности и с каждым отчаянным вздохом царапающие рёбра. Но Атрогейт не останавливался и продолжал ковылять, размахивая своим цепом, разбивая черепа булавой с соответствующим именем, оставляя за собой след из покалеченных врагов.

Приближаясь к очередному вроку, Атрогейт услышал жужжание, и для него не стало неожиданностью, когда один из этих мерзких чазмов схватил его каменный цеп, занесённый над головой. Демон попытался поднять его и почти преуспел, но дварф рванул цепь на себя, стащив демона вниз, к себе. Чазм развернулся к нему, тыча своим длинным хоботком.

Атрогейт тоже ткнул — только своей могучей булавой.

Крушитель Черепов сшибил в сторону этот насекомый орган и превратил в кашу лицо мерзкого гибрида мухи и человека.

Выпустив цеп, демон отлетел от Атрогейта и рухнул на землю.

Однако любое облегчение или удовлетворённость, которые мог почувствовать дварф, продлились всего мгновение, прежде чем могучий клюв врока клюнул его в лоб и отбросил назад, на пятую точку.

Банда дварфов и демонов подскочила к Атрогейту, чтобы добить его, чтобы вбить его в камень, и до верной гибели ему оставались какие-то секунды.

- Амбер!

С этим могучим рыком Атрогейт вскочил на ноги и снова встал, стряхнув и разбросав нападавших.

Он ничего не видел из-за крови, сочившейся из новой раны на лбу, но его это не беспокоило.

- Амбер! - без остановки ревел он, махая оружием и бросаясь из стороны в сторону, иногда попадая, но чаще промахиваясь, и шатаясь на каждом шагу.

 

Он почувствовал под собой холодный пол и прижался к камню. Тело настолько сильно расслабилось, что ему показалось, будто он погружается в землю. Он немедленно отправил туда и своё сознание, зная, что любые неожиданные движения под жгучим пламенем огненного шара поднимут его и сделают более уязвимым.

Очередное наставление магистра Кейна спасло Дриззта от серьёзных ожогов — огненный шар едва задел его. Его ледяная сабля определённо уменьшила пламя, но взрыв был силён, и всё равно даже не опалил его одежду. Хотя в это мгновение он был доволен собой, Дриззт поморщился, вскочив обратно на ноги, когда услышал рёв боли от бедной Гвенвивар слева. Он бросил туда быстрый взгляд, снова вступая в бой с марилитами, и поморщился ещё сильнее.

Гвенвивар дико извивалась и молотила лапами, отбросив двух демонов обратно к дверному проёму. Но доблестная пантера, охваченная пламенем, скорее всего даже не видела их и корчилась от боли ожогов! Дриззт знал, что даже в такой отчаянной ситуации должен отправить её обратно на астральный план.

Поскольку марилиты ни капли не пострадали. Эти существа были рождены в огне, были созданиями пламени, и взрыв огненного шара совсем их не побеспокоил.

Дриззт отразил вихрь ударов от существа слева, затем повернулся вправо, чтобы отбить жестокий выпад коротким копьём, и в повороте успел бросить быстрый взгляд в сторону, надеясь сбежать через новый проход.

Но проход исчез.

- Иди домой, Гвенвивар, - прошептал он, прекрасно понимая, что его скоро задавят числом с той стороны, даже если он сумеет сдержать ярость двух марилитов.

В голосе Дриззта звучала обречённость. Дроу казалось, что он никогда больше не увидит свою дорогую подругу-пантеру. Он подумал о других друзьях, о Бреноре, Регисе и Вульфгаре, о Джарлаксле, и в первую очередь — о Кэтти-бри и Закнафейне, не зная, захочет ли его отец хотя бы познакомиться с сыном или дочерью Дриззта.

Да, он подумал о ребёнке, своём ребёнке, которого никогда не увидит.

- Нет! - зарычал Дриззт. Он не мог этого допустить. Он должен был найти выход.

Даже с Охотником, даже после обучения в монастыре Жёлтой Розы, даже со всеми фокусами и магией, с его новой саблей с обьёдинёнными чарами, с его смертоносным луком... даже со всем этим, у Дриззта не было шансов на победу.

Но он решил, что поражения тоже не допустит. Он не мог проиграть!

Тоннели... нужно бежать в тоннели позади, вниз в петляющие подземелья. Он подумал о бедном Атрогейте, но больше не видел чернобородого дварфа, не слышал, как тот кричит об Амбер. Дриззт решил, что его друг почти наверняка уже погиб, а даже если нет — не было ни шанса пробиться к Атрогейту.

«Я спас тебя лишь затем, чтобы привести к гибели» — подумал он в безмолвном раскаянии.

А затем он стал сражаться, чтобы не погибнуть самому.

Его клинки превратились во вспышку, удерживая демонов, и вместе с этим Дриззт начал работать мышцами ноги, отыскивая яд, чувствуя его и отторгая, выталкивая его обратно сквозь рану, не позволяя отраве проникнуть глубже.

Ему нужно было уходить, нужно было повернуться и бежать...

Но как?

Он рубанул Видринатом наискосок, слева направо, как можно дальше от себя, чтобы освободить немного места. Он собирался развернуться и бежать сразу после этого удара, но испугался, когда клинок натолкнулся на что-то, и какая-то тёмная фигура сделала сальто прямо над саблей!

Не успел он понять, что произошло, как другая фигура возникла с той же стороны, птичий силуэт, который Дриззт сначала принял за очередного врока, возникшего из второго проёма.

Но существо промчалось мимо него, не рядом, и не атаковало его по дороге.

Мгновением позже Дриззт всё понял, когда узнал, что первая фигура была Закнафейном, его отцом, который теперь стоял рядом, делая выпады мечом и щёлкая кнутом по марилиту слева. Дриззт приободрился — теперь их было двое. Нет, не двое. Трое, понял он, когда мимо сверкнули несколько волшебных кинжалов, ударившие в демонических сестёр!

И даже с тремя он ошибся, поскольку вихрь перьев принадлежал огромной птице — не вроку, а крупной диатриме, вызванной из пера на шляпе Джарлаксла. Волшебная птица встретила атаку врока, бросившегося через дверь там, где раньше была Гвенвивар, и их могучие клювы с громким треском скрестились.

Всё произошло очень быстро, за доли секунды, но внимание Дриззта отвлеклось и он мог бы погибнуть, если бы не меч и кнут, которыми Закнафейн заработал перед сыном, отбрасывая ближайшего марилита, и если бы Джарлаксл не выстрелил кинжалами из своего волшебного наруча, в котором как будто никогда не кончались снаряды!

Стараясь вернуть концентрацию Охотника, Дриззт попытался подстроиться под ритм Закнафейна, чувствуя движения оружейника рядом, отыскивая дополняющий его стиль. И действительно, вскоре они сражались как один.

Ему казалось это таким естественным! Им обоим, знал Дриззт, поскольку между их движениями так быстро возникла гармония, как будто последних двухсот лет и вовсе не было, как будто они снова тренировались бок о бок в доме До'Урден в Мензоберранзане.

В дверной проём ударила молния, птица Джарлаксла и врок завопили, но в отличие от птицы врока не оглушило, и он воспользовался этим шансом, чтобы вонзить клюв диатриме в череп, прикончив её на месте.

- Джарлаксл, дверь! - закричал Дриззт, продолжая орудовать своими клинками в обороне, отражая натиск марилита. Он парировал короткими, направленными вверх движениями, его сабли отводили, отводили и отводили вражеские выпады, пока он не увидел брешь — и тогда внезапно опустил Ледяную Смерть вокруг и вниз, затем вверх и в сторону, затем снова вниз к рукам марилита, заставляя её опустить верхние конечности ниже и с шипением податься назад.

Однако — недостаточно быстро. Кнут Закнафейна хлестнул над опускающейся рукой Дриззта, ударив демона по глазам и вынудив её отступить ещё дальше.

- Пропавшая стена, - тихо произнёс Дриззт. - Уводим их туда.

Он покосился налево, ожидая потока монстров из открытой двери, но зря усомнился в Джарлаксле. Лидер наёмников ответил пузырём из липкой зелёной слизи, который ударил врока и отбросил его к порогу, прилепив демона к косяку. Последовал второй пузырь, окончательно заблокировав дверь — хотя такой барьер не мог держаться долго.

- Уводи их! - сказал Закнафейн Дриззту, неожиданно выступая вперёд — очевидный манёвр, ведь другие чудовища пытались пройти сквозь проём за марилитами. Он трижды щёлкнул кнутом, чтобы оба марилита отклонились назад на своих змеиных хвостах, затем умело заставил кнут свернуться, сунув его за пояс и выхватив второй меч слишком быстро, чтобы демон перед ним мог воспользоваться заменой оружия.

Теперь два меча и две сабли звенели, сражаясь с дюжиной демонических оружий. Дриззт и Закнафейн бились так, будто представляли собой единое существо. Дриззт уколол Видринатом демона перед отцом, а когда этот марилит выбросил два клинка, чтобы парировать, Закнафейн наискосок взмахнул мечом в правой руке под открывшиеся руки демона.

Демоница отвела одну из этих рук слишком широко, чтобы его удар достиг цели, зато меч оружейника с силой вонзился в запястье другой. Марилит взвыл от боли и выронил оружие на камни. Не мешкая, Закнафейн опустил оба клинка вниз, под ожидаемый рубящий удар двух здоровых рук демона с этого бока, слева, и затем ударил наискосок в другую сторону, заставляя врага блокировать, отворачиваясь от напарницы.

В тот самый миг Дриззт обрушил Видринат вниз мощным ударом наискосок, не для того, чтобы нанести ранение, а просто чтобы заставить марилита перед собой последовать за клинком.

Полный оборот с шагом налево — и Дриззт оказался рядом с Закнафейном, а его противник, тоже обернувшийся — в стороне от напарницы.

Теперь двое воителей-дроу атаковали изо всех сил, бок о бок, заставляя врага отступать.

- В стене двеомер прохода! - окрикнул Дриззт Джарлаксла.

- Что же ты раньше не сказал? - раздался за спиной ответ наёмника. Всего парой мгновений спустя пришёл ответ получше: волна волшебной энергии, напомнившая Дриззту чувство, которое он испытывал на пляже, когда волна отступала. Марилиты тоже узнали магию — они зашипели, завизжали и рухнули друг на друга, пытаясь убраться обратно через открытую стену. Одна даже отбросила часть своего оружия и схватила марочку младших демонов, швырнув их за спину, как будто пытаясь заблокировать падающие камни.

Но эти вернувшиеся камни не падали. Они просто были.

Поскольку там, где раньше присутствовали камни, волшебный проход их просто растворил. И двеомер Джарлаксла, отменяющий магию, вернул их на это пустое место.

И всё, пойманное в области возникшего обратно камня, оказалось стёртым в порошок.

Пара мечей с лязгом упали на пол под ноги двум воинам-дроу. Один из мечей по-прежнему сжимала отсечённая рука. Здесь же лежал кончик змееподобного хвоста марилита, больше не крепившийся к остальному телу, но до сих пор сочившийся ядом. И здесь же лежали отсечённые верхние половины младших демонов, брошенных одной из марилитов и тоже погибших.

Дриззт и Закнафейн, задыхаясь, попятились.

- Атрогейт снаружи!.. Был снаружи, - воскликнул Дриззт.

- Амбергрис? - спросил Джарлаксл.

Дриззт покачал головой.

- Тогда нам тоже нужно наружу, - решил наёмник. - Призывайте своих скакунов, оба.

- Нам не пробиться через эту дверь, - заметил Дриззт, и действительно — слизь начала поддаваться, и судя по всему, орда чудовищ вот-вот должна была хлынуть в комнату.

- Мы сделаем собственную дверь, - сказал Джарлаксл с напряжённой ухмылкой и выстрелил ещё один шар слизи в проём, чтобы немного задержать врагов.

Они призвали своих волшебных скакунов, и прежде чем Дриззт успел задать новый вопрос, Джарлаксл подвёл своего комшара к другому краю комнаты, туда, где они с Закнафейном вошли в крепость. В одной руке он держал странную чёрную ткань, хорошо знакомую и Дриззту, и Закнафейну, а в другой — какую-то новую игрушку. Она была похожа на короткую булаву или скипетр, а может — на вымпел, изготовлена из чёрного металла, но покрыта сукном в красно-белую полоску.

- Не медлите, - сказал он товарищам. - Быстрая пробежка через двор за Атрогейтом, а потом вместе с ним — к воротам.

Он бросил свой странный клочок ткани на стену, и ткань увеличилась в воздухе. Приземлившись на стену, она создала там брешь.

Закнафейн и его адский боров бросились туда первыми, следом за ними — Дриззт на Андахаре. Они выскочили во двор, в самую гущу изумлённых демонов и дварфов — с этой стороны в основном последних. Закнафейн, похоже, собирался затоптать их всех, а не спасаться бегством — его безумный зверь прыгал и метал небольшие шары пламени, разлетавшиеся во все стороны с его грохочущих копыт. Абсолютно бесстрашные, волшебный скакун и его наездник мчались вперёд, раскидывая противников.

Дриззт заметил Атрогейта слева, ближе к центру двора. Он начал кричать, призывая друга, планируя предупредить остальных двух спутников и в то же время доставая лук, чтобы помочь дварфу издалека.

Но слова застряли у него в горле, а лук опустился.

Поскольку Атрогейт с воплем взлетел в воздух, колотя конечностями, разбрызгивая фонтаны крови, пойманный хваткой демона-чазма, и поднялся он так быстро, что даже если бы Дриззт каким-то образом сумел пристрелить проклятого демона с такого расстояния, падение почти наверняка прикончило бы и без того смертельно раненого Атрогейта.

- Скачите! Скачите! - услышал он Джарлаксла и оглянулся, увидев, как наёмник убирает дыру со стены и прячет её, бросаясь на своём кошмаре вдогонку за отцом и сыном. Джарлаксл поднял тот второй предмет, нацелил его в сторону от себя и что-то сделал — произнёс командное слово, а может, нажал потайную кнопку — и флаг развернулся. Вот только это был не флаг, а круглый щит из ткани, который поддерживали несколько тонких железных спиц. Он был не полностью перпендикулярен древку, но всё равно очень круглый и широкий, с толстой белой полосой по периметру, с красной полосой под ней, затем со второй белой полосой, окружавшей красный круг посередине.

Джарлаксл поднял его перед собой, сжимая в правой руке, но наклонил влево, к основной массе врагов, включая отряд дварфов, нацеливших арбалеты на нарушителей. Они выстрелили в унисон, двадцать болтов устремились в Джарлаксла и ещё парочка — в Дриззта, а другие выстрелы спереди были нацелены в Закнафейна.

Дриззт почувствовал, как один болт ударил по груди, и ожидал новых — а ещё ожидал, что Джарлаксла и его кошмара пронзит несколько дюжин снарядов.

Но Джарлаксл промчался мимо, едва задетый, и Дриззт увидел, что больше дюжины болтов торчат в его полотняном щите! Пока Дриззт таращился на это странное зрелище, ещё один болт пролетел мимо, в сторону Закнафейна, но описал резкую петлю в воздухе и тоже ударил в суконный барьер Джарлаксла.

- Что это? - воскликнул Дриззт, подстёгивая Андахара, чтобы скакать вровень с кошмаром.

- Магнит для снарядов, - ответил Джарлаксл. - От дождя тоже неплохо защищает.

Однако Дриззт не обратил внимания на абсурдность этого заявления, поскольку уже смотрел вперёд, на отца, на полной скорости мчавшегося к запертым внешним воротам, дорогу к которым преграждал огромный глабрезу.

Приблизившись к нему, Закнафейн скатился со спины своего адского борова, ударившись о землю, но сразу же вскочив на ноги с мечами в руках. Боров промчался прямиком между длинных ног глабрезу, протаранив ворота, расколов дерево и сшибив створки с петель. И этого отвлечения как раз хватило Закнафейну, который прыгнул к четверорукому демону, прямо под укус его клешней, и мечи принялись рубить и колоть с безупречной точностью.

- В сторону! - закричал Дриззт, и Закнафейн присел под взмах когтей, потом прыгнул влево, увернувшись от щелчка клешнями.

Глабрезу начал поворачиваться следом, и лишь тогда осознал, что обречён — длинный рог Андахара вонзился ему в грудь, отбрасывая назад, за ворота.

Когда единорог промчался мимо, Дриззт протянул руку Закнафейну. Тот бросил меч в ножны, поймал руку сына и с плавной грацией вскочил на единорога у Дриззта за спиной. Они вылетели наружу, Андахар фыркал и мотал головой, чтобы отбросить убитого демона в сторону.

Джарлаксл скакал сразу за ними, а впереди мчался адский боров, бешено рыча и возглавляя бегство по камням.

Огненный шар окутал троицу взрывом, между ними ударила молния, задев всех сразу. Но они выдержали и продолжали скакать.

И услышали жужжание позади.

- Меняемся! - сказал Дриззт и перекинул правую ногу через Андахара, свесившись на несколько шагов сбоку, затем схватив правой рукой левую руку Закнафейна.

Дриззт плотно сжал Тулмарил, потом спрыгнул на землю, разворачиваясь в полёте — Закнафейн дёрнул его за руку, помогая вращению. Дриззт ударился о землю и сразу же прыгнул обратно, закидывая левую ногу на Андахара.

Теперь, сидя спиной вперёд позади отца — одна из рук Закнафейна схватила его сзади за пояс, чтобы удержать на месте — Дриззт поднял свой лук. Над стенами крепости и дальше вдоль берега он заметил чазма, сжимавшего Атрогейта. Самодельный цеп дварфа взметнулся вверх, к мухоподобному демону, и кажется, попал по крыльям, поскольку полёт создания вдруг стал неровным, а затем и вовсе прекратился.

Дриззт вздрогнул, когда его друг вместе с демоном упали с неба, за границу поля зрения, на камни у кромки воды.

Следопыт заставил себя отвлечься.

Время для скорби наступит позже.

Он наложил стрелу и спустил тетиву — потом ещё раз и ещё — ещё много раз, один за другим, полосы серебра били в преследующих их чазмов.

Большая часть стрел пролетала мимо, ведь он стрелял со спины мчащегося единорога, но те, что попадали в цель, сбивали демонов, и стая неизбежно начала редеть. Невзирая на свою способность к полёту, чазмы едва ли могли догнать несущихся во весь опор волшебных скакунов.

Дриззт хотел закричать товарищам разворачиваться, чтобы они могли попытаться отыскать рухнувшего Атрогейта. Но энергия битвы начала покидать его конечности и вены, и следопыт понял, что пострадал куда сильнее, чем ему казалось. В груди торчал арбалетный болт, на боках осталось несколько глубоких порезов от марилитов, а бедро набухло от укуса ядовитого жала.

Ещё хуже — он почувствовал, как слабеет хватка Закнафейна — до тех пор, пока отец не обмяк впереди, и лишь благодаря своей быстрой реакции Дриззт схватил оружейника, прежде чем тот просто упал с единорога. Мудрый Андахар начал сбавлять ход.

Джарлаксл подъехал к ним.

- Не останавливайтесь! - приказал он, и пока они мчались, Дриззт развернулся, и Джарлаксл помог ему устроить потерявшего сознание Закнафейна на сильных плечах Андахара.

Дриззт схватился за густую гриву единорога и ударил его пятками.

Им действительно нельзя было останавливаться, поскольку чазмы никуда не делись, хотя и отстали, а теперь в погоню бросилась ещё и крупная стая адских гончих.

Поэтому они скакали дальше, три дроу на двух волшебных скакунах, ведомые адским боровом без наездника.

Они добрались до Торгового тракта и помчались дальше на север, и погоня длилась большую часть ночи. Троица не останавливалась до следующего утра, когда они попали в редкий лес, окружавший поселение полуросликов — Кровоточащие Лозы.




#96746 Глава 23: Дьявольская петля

Написано Redrick 17 Март 2019 - 20:27

Глава 23

Дьявольская петля

 

- Об этом узнают, - предупредила Черри Ханцрин Инкери Маргастер, когда торговка-дроу предложила демоническую филактерию для лорда Неверэмбера. - Он не какой-то незначительный игрок, за ним следит множество соперников.

- Каким он будет без этого контроля? - спросила Черри.

- Покорным, - заверила её Инкери. - Дагульта Неверэмбера беспокоит только Дагульт Неверэмбер. Он увидит выгоду для себя и своего драгоценного Невервинтера, и поэтому будет молчать. Больше всего он желает изгнать короля Бренора и его дварфов.

- Его многие называют «защитником», - напомнила ей Черри. - Если он таков, как ты утверждаешь, как он мог получить этот титул?

- О, Дагульт сражался, чтобы спасти других. Его титул вполне заслужен.

- Альтруист, да?

- Да, - сказала Инкери, - и нет, поскольку ему нужна только слава, которую приносят подобные поступки. Не все акты милосердия совершаются ради службы другим, и не все акты героизма совершаются к выгоде других. Конечно, слова это громкие — милосердие, героизм, альтруизм — но нельзя недооценивать выгоды, которые приносят подобные эпитеты применительно к своей персоне, и это всё, что его волнует. Подобная слава — главная мотивация нашего дорогого Дагульта.

Черри Ханцрин несколько секунд это обдумывала. Слова, о которых говорила Инкери, были запретом в обществе дроу — в их языке они просто отсутствовали, существовали лишь синонимичные в какой-то степени оскорбления, предназначенные для глупцов, которые вредили себе ради других.

- Но всё-таки, - заявила она, - лорд Неверэмбер наверняка испугается, что эта петля, затянувшись на владениях короля Бренора, обратится против него.

В ответ Инкери Маргастер рассмеялась.

- Боюсь, ты переоцениваешь лорда Неверэмбера — а может быть, недооцениваешь. Дорогой Дагульт верит в мою преданность, и возможно не зря. Он ценный союзник и знает, где зарыто золото. Очень много золота.

- Ты считаешь, что он не станет тебе препятствовать?

Она снова засмеялась.

- Он обеспечит прикрытие нашим манёврам, пока мы будем затягивать петлю вокруг Гонтлгрима, вынуждая короля Бренора остаться не у дел — тот сполна это заслужил. К тому времени, как остальные лорды Глубоководья узнают о беспорядках в Утёсах, городок полуросликов уже будет пылать, а дварфы будут пойманы в западню в своей вонючей норе. Лорды Глубоководья всё равно не поймут, почему это произошло — и почти наверняка обеспокоятся лишь тем, что повлияет на их собственные доходы.

- И в разверзшемся хаосе короля Бренора выдавят из-под земли, - сказала Черри Ханцрин, озвучив остальной план. - Его друзья нажили серьёзных врагов в Мензоберранзане, и те прибудут достаточно быстро, чтобы послужить подкреплением.

- Обещания, так много обещаний, - со смешком заметила Инкери Маргастер. - Вы просите меня пойти на огромный риск, когда всё идёт так хорошо — но сами будете ждать, прежде чем что-нибудь предпримете.

- Затяните петлю, - сказала Черри Ханцрин, - и мы выполним свою часть сделки.

- И тогда ваши воины и жрицы Ханцрин выступят вместе с нами ради славы Лолс?

Черри замешкалась, и Инкери рассмеялась над ней.

- Вам так не терпится бросить других в битву, - заметила Инкери.

- Я считала, что демоны любят подобный хаос, - парировала Черри. - Разве вы не делите свою форму с Барлгурой?

- Барлгурой, который служит Демогоргону, - подтвердила Инкери, постукивая по своему драгоценному ожерелью, возможно, самой могущественной из филактерий, которые Ханцрины принесли на поверхность. - И поэтому сейчас он не особенно любит дроу, поскольку ожидает восстановления своего господина в вихре слякоти Бездны.

- Он зол на некоторых дроу, - быстро поправила Черри. - Расставьте стрелки в своих расчётах соответствующим образом, друг мой.

- Я не ваш друг.

- Мой... клиент, в таком случае. Разве я плохо вам послужила? Разве я не принесла невообразимое могущество дому Маргастер?

- Какой ценой, интересно? - задумчиво произнесла Инкери.

- Кроме того, - сказала Черри, возвращая разговор к насущной теме, - ближайший союзник короля Бренора — еретический инструмент, который уничтожил материальное воплощение Демогоргона вместе с тем, кто устроил всю эту катастрофу. Мои союзники — не друзья этой группе.

Инкери Маргастер встала в жеманную позу, постукивая своим длинным и нежным пальчиком по острому подбородку, и произнесла «Хмм», как будто она была заинтригована, но не убеждена.

- Вы считаете, что представится возможность получше? - спросила Черри. - Когда-нибудь?

- Точечный удар, - согласилась Инкери. - Мы раним полуросликов, возможно — смертельно, и запечатаем тоннель, соединяющий их деревню с царством Бренора.

- И вы будете расположены для него наилучшим образом, - пообещала Черри.

Инкери снова рассмеялась, затем кивнула, соглашаясь с ней, и отвернулась, возвращаясь по тоннелю к секретному проходу, который вёл к винным погребам дома Маргастер.

Черри направилась в другую сторону, к небольшому тайному помещению, где ожидал волшебник дома Ханцрин, готовый телепортировать её назад в Мензоберранзан. Переступив порог замаскированной двери, она чуть не попятилась из комнаты, когда обнаружила, что волшебник не один.

Рядом с ним стоял Ильтцтран Меларн, и — что хуже — поодаль сидела на волшебном энергетическом диске верховная мать Жиндия.

- Ты хорошо справилась, жрица, но твои колебания были настолько же прозрачны, как и трусость твоей матери, - сказала Жиндия, открыто признавая, что подслушивала встречу Черри с Инкери при помощи магии.

В этот миг Черри показалась себе невообразимо глупой. Почему она не поставила защиту от подобного волшебства?

- Я не виню мать Шакти и не стану её наказывать, - продолжала Жиндия, и Черри отступила на шаг, удивлённая, чать мать дома Меларн вообще заикнулась о подобном.

- Это может решать только Лолс, - пояснила Жиндия.

Черри продолжала смотреть на неё с недоумением, и Жиндия рассмеялась.

- Это так прекрасно, разве ты не видишь? - пояснила Жиндия. Её ноздри раздувались, а глаза широко раскрылись от возбуждения. - Загляни за грань простых событий и узри более длительную перспективу.

- Что вы имеете в виду? - осмелилась спросить Черри.

- Разве ты не понимаешь? Поэтому мне не позволили погибнуть от рук еретиков. Всё это — долгая игра Лолс.

Черри запнулась, не зная, с чего вообще начать. Матери Жиндии не позволили погибнуть? Что вообще это значит?

- На мой дом обрушились многочисленные убийства, и среди жертв должна была быть я, - объяснила мать Жиндия, увидев непроизнесённый вопрос на лице Черри. - Они расправились со мной, но всё-таки я жива. Они убили немало моих жриц, и тем не менее все, кроме одной, по милости Лолс снова живы. Да, моей дочери больше нет, но это тоже — разве ты не видишь — способ, которым сиятельная Паучья Королева испытывала мою преданность. И теперь она знает истинную глубину этой преданности и не подвергает сомнению мои действия, а я смогла осознать долгую игру, которую госпожа привела в движение.

- Я... не понимаю, - призналась Черри.

- Меня это не удивляет. Слушай внимательно: из-за её бездействия в этом вопросе, возвращение Закнафейна, отца еретика, приведёт к краху великой верховной матери Бэнр, - с готовностью пояснила Жиндия. - С помощью моих захватчиков из Бездны, даров госпожи Лолс, я верну украденную душу, Закнафейна, в Мензоберранзан, где он предстанет перед лицом правосудия. Да, именно так, я верну его в Город Пауков, в цепях или мёртвым, а вместе с ним — его бесполезного сына.

- Великая верховная мать Бэнр объявила эту вендетту оконченной, - возразила Черри.

- И она ошибается! Чудовищно ошибается!

- Лолс встретилась... Ивоннель...

- Ещё одно испытание нашей преданности, и только! - рявкнула мать Жиндия, подалась вперёд, и тем самым заставила Черри отступить. - Когда истина раскроется, когда Закнафейн и Дриззт будут пойманы и казнены, или вернутся после окончательного приговора, безрассудство дома Бэнр станет очевидным! Такая серьёзная ошибка раскроет недовольство Лолс этой глупой верховной матерью Квентль, и это вдохновит наших союзников подняться против Бэнров и наконец избавиться от этого проклятого дома.

Черри была слишком потрясена и слишком испугана для ответа. Её пальцы рефлекторно шевельнулись, и ей пришлось оборвать свои жесты, прежде чем она импульсивно и против собственной воли выразила мнение, согласно которому мать Жиндия определённо сошла с ума.

- Ты не веришь мне, - сказала Жиндия, и Черри принялась обдумывать, какие защитные заклинания следует ей прочитать, чтобы спастись.

Но Жиндия Меларн сохранила самообладание и даже расслабилась на своём волшебном парящем диске.

- Я тебя не виню, - спокойно сказала она, - но ты увидишь. Ты осознаешь, как выгодна храбрость, когда я доставлю украденный приз — Закнафейна и его сына, и разрушу всё, что построил на поверхности Дриззт. Всё,что построил на поверхности Джарлаксл.

- Да мать Квентль просто взвоет от этого, не так ли? - продолжала Жиндия. - Но для матери Шакти Ханцрин падение Бреган Д'эрт пойдёт во благо, не так ли? А ты? Тебе, конечно, понравится. Тебе понравится, что от Бреган Д'эрт избавились, и дом Ханцрин снова превратился в неоспоримого лидера любой торговли за пределами пещеры, которую мы зовём домом.

- Это... амбициозно, - пробормотала Черри.

- Как всё и должно быть. Однако по-моему не так уж и амбициозно. Скорее, это в наших силах — вполне в наших силах!

- Каким образом?

- Тебе столько предстоит узнать. Разве ты не разговаривала только что с этим грязным человеком? Ты спрашиваешь, «каким образом»? Ну как же, с помощью благородного дома из Глубоководья и одержимого демонами клана воителей-дварфов. Нацель их на тех, кто причинили подобный урон. Спусти их демонов на наших врагов, а я отправлю вместе с ними своих захватчиков и драуков!

- Я только что сказала...

- Ты должна быть более прямолинейной! - потребовала мать Жиндия. - Дом Маргастер должен выставить против них все свои ресурсы, причём немедленно! Не только против глупых полуросликов, и даже не только против полуросликов и королевства Бренора.

- А против кого? Джарлаксла?

- Да! Пора уничтожить его богомерзкий город. Уничтожить этот адский город полуросликов. И позволить демонам запереть короля Бренора в его норе. Когда он окажется в плену и без друзей, мы позволим нашим чудовищам преумножиться с помощью их врат в Бездну, и в конечном итоге залы Гонтлгрима заполонят наши демонические союзники.

- Верховная мать, речь о демонах, не о дьяволах. Их ярость невозможно контролировать.

Жиндия пожала плечами.

- Тогда пускай крушат всё, что пожелают. Какая нам разница? В конечном итоге их победят — у одних только людей слишком много сил в этом регионе. Но к тому времени, как положение дел переменится, чудовища, подаренные мне прислужницей Лолс — да, самой Эскавидне — схватят нашу цель, и мать Бэнр ответит за свою ересь!

- Я поговорю с матерью Шак... - начала Черри.

- Ты немедленно вернёшься к Инкери Маргастер, - потребовала мать Жиндия, - иначе никогда не возвратишься в Мензоберранзан и не увидишь свою верховную мать.

Черри широко распахнула глаза.

- Я старшая жрица...

- Ты станешь мёртвой старшей жрицей, - пообещала мать Жиндия. Ильтцтран Меларн рядом с ней уставился на своего коллегу. Тот поднял руки, давая знак, что сдаётся, не желая иметь дело с придворным магом Меларнов.

- Посмотри на это так, дорогая Черри, - объяснила мать Жиндия. - Твоя верховная мать предпочитает, чтобы дом Ханцрин наблюдал издалека, не желая навлечь на себя гнев Лолс или верховной матери Бэнр. Это можно понять — разве самосохранение не первейшая заповедь Паучьей Королевы?

Черри просто таращилась на неё.

- Самосохранение, - повторила мать Жиндия. - Сохранение собственной жизни, ведь нельзя служить Паучьей Королеве, отдав свою жизнь по глупости. И разве не глупость отказать тому, кто грозит тебе смертью?

Черри заставила себя слабо кивнуть.

- Ну так иди же, дитя! - рявкнула мать Жиндия, которая на самом деле была немногим старше Черри. - Требушеты заряжены огненным снарядом из Бездны. Просто укажи им, куда целиться, и убедись, что они нажмут на рычаг!

Черри Ханцрин не оглядывалась. Она даже не сомневалась, что коварная Жиндия Меларн будет слышать каждое её слово в разговоре с Инкери Маргастер чётко и ясно.

 




#96745 Глава 22: Могущество ярости

Написано Redrick 17 Март 2019 - 19:20

Глава 22

Могущество ярости

 

Он перелез через камень к шестифутовому провалу и не мешкая прыгнул на спину существу внизу: крупной и свирепой адской гончей. Чудовищный пёс взвыл, когда под неожиданным весом его туловище прогнулось с силой, способной сломать хребет крупной собаке или волку.

Но такой сильный зверь, как адская гончая, практически не пострадал.

Гончая резко повернула голову, ослепительно быстро, чтобы сбросить нежеланного седока — но меч Закнафейна уже пришёл в движение, и он не собирался делать демонического пса своим скакуном.

Адская гончая взвизгнула уже громче, когда тонкий клинок дроу вонзился сбоку в её шею. Гончая рванула голову в другой бок, но Закнафейн снова опередил её, перехватив меч обеими руками и обрушив его изо всех сил на тыльную сторону шеи зверя, втыкая лезвие вниз, раскалывая кости.

Передние лапы разошлись широко в стороны, и адская гончая рухнула на камень.

Закнафейн подпрыгнул, уже разворачиваясь и выхватывая кнут, и единым текучим движением хлестнул им по морде другой ближайшей гончей, когда та устремилась к нему.

Он нанёс жестокий удар, вырвав зверю глаз. Гончая отпрянула вбок и изрыгнула на оружейника своё огненное дыхание, но она была слишком далеко, чтобы пламя могло навредить цели. Второй щелчок кнута отогнал её ещё дальше, прямо под град умело брошенных кинжалов.

Закнафейн отдёрнул кнут, с лёгкостью свернув его и вернув на пояс. Он схватил меч, поднимаясь с мёртвой гончей, и вырвал его, направляясь ко второму зверю, корчащемуся и катающемуся по земле от боли.

Он добил гончую безупречным ударом в пустую глазницу, где недавно был её левый глаз.

- Двумя меньше, - с надеждой сказал Джарлаксл, выступая из-за ближайшего камня. Он поправлял рукав, чтобы прикрыть крайне любопытный наруч.

- Где ты нашёл столько кинжалов? - спросил Закнафейн, качая головой, чтобы показать, что не особенно удивлён.

- Столько? - с усмешкой повторил Джарлаксл. - Всего горстку, друг мой. Всего горсточку.

- На следующую тысячу этих адских псов хватит?

Джарлаксл пожал плечами.

- Двумя меньше, - повторил он.

- До тех пор, пока один из демонов в крепости не решит призвать ещё парочку, - ответил Закнафейн. - Мы сражаемся с бесконечной армией, друг мой.

- Совсем нет. Их возможности призыва ограничены.

- Не считая того, что они могут призвать существ, которые могут призвать других существ!

- Младшие демоны не могут этого делать, а старших демонов, к счастью, немного. И мы в любом случае не собираемся сражаться с ними сейчас.

- Тогда зачем мы вернулись?

- Потому что я практически уверен, что мои подручные в крепости. Я их не брошу.

- Это демоны, Джарлаксл, - Закнафейн посмотрел на мёртвых гончих. - У них нет привычки брать пленных.

- Здесь замешаны не только демоны, - отозвался Джарлаксл и зашагал обратно к берегу, вынудив Закнафейна идти следом. - Лорд Неверэмбер тоже имеет к этому отношение, а он не демон. Может быть, злой глупец, но почти наверняка человек. Благородный дом из Глубоководья — тоже часть происходящего, и я сомневаюсь, что все дварфы этого клана Каменная Шахта одержимы созданиями из мерзких филактерий Черри Ханцрин.

- Те, что не одержимы, скорее всего мертвы.

Джарлаксл остановился и наклонил голову, искоса бросив взгляд на своего спутника.

- Я уже забыл об этих приступах кислого Закнафейна, - сказал он и засмеялся. Но тут же одёрнул себя. Неужели все эти годы после гибели Закнафейна Джарлаксл помнил только приятные стороны личности оружейника, безупречное мастерство и преданность, ум острее его клинков, несравнимую храбрость?

Легко было придерживаться высокого мнения о погибших. Но начали всплывать небольшие воспоминания, краткие мгновения, когда Закнафейн был не самым приятным из товарищей. И опять Джарлаксл подумал об Артемисе Энтрери, осознав, что именно это делало обоих такими важными союзниками — они были сложными существами, добившимися успеха во многих областях, но оставшихся себе на уме. Приободрённый присутствием Закнафейна рядом, он продолжил стоять на своём.

- Держи своего скакуна наготове на случай быстрого бегства, - проинструктировал Джарлаксл, хотя был уверен, что вечно бдительный Закнафейн не нуждается в напоминаниях.

Как и ожидалось, Закнафейн даже не ответил, но Джарлаксл улыбнулся, когда заметил небольшое движение рядом с сумками друга.

Вскоре они вернулись туда, откуда виден был Терновый Оплот, теперь с другого угла, с каменистого утёса к югу от крепости дварфов, который был достаточно высок, чтобы с него видны были парапеты и даже дварфы, расхаживающие по стенам с факелами в руках.

- Изучи их маршруты, - приказал Джарлаксл.

- Сейчас они настороже, - ответил Закнафейн, указывая на дварфа, который шёл на юг по передней стене и повернул за угол ровно в то самое время, как дварф, шедший на запад по южной стене повернул на север. - Не расслабились.

- Скоро они заскучают. Стражники всегда скучают. У нас есть ещё четыре часа, пока полностью рассветёт.

Закнафейн вздохнул.

- Ты хочешь, чтобы я оставил здесь своих подручных? - спросил Джарлаксл. - Будь на их месте ты, тоже хотел бы, чтобы я тебя бросил?

Закнафейн поднял бровь.

- Будь хоть малейший шанс, что ты жив? - прояснил Джарлаксл, и Закнафейн хмыкнул. - Или ты просто хочешь сказать, что предупреждал меня, если нас снова отгонят?

- А может, я предупреждаю, что прокляну тебя, если мы не сможем сбежать?

- В противном случае я был бы разочарован.

Закнафейн снова вздохнул, но не ушёл, и это всё, что сейчас волновало Джарлаксла.

Так что они прятались, наблюдали и ждали. Прошёл час, а потом другой. Небо на востоке начало слабо светлеть, но для глаз дроу оно пылало, как яркий маяк.

Тем не менее дварфы на стене маршировали с неизменной точностью, поддерживая дозор на всех участках. Будь это простые дварфы, а не демоны (по крайней мере — некоторые), Джарлаксл давно попробовал бы перебраться через стену, однако наёмнику стало казаться, что им придётся прождать до следующей ночи, пока этот клан достаточно потеряет бдительность, и он с напарником смогут проскользнуть.

Он считал шаги дварфа, марширующего по южной стене, когда Закнафейн толкнул его, потом указал на северо-восток. Сначала Джарлаксл ничего не заметил, но потом увидел приближающуюся фигуру и очень скоро понял, что в лучах солнца она будет ослепительно белой.

- Твой сын, - прошептал он Закнафейну.

Несмотря на необходимость в скрытности, Закнафейн встал, и этот поступок, это простое движение, которое могло выдать их позицию, показало Джарлакслу, насколько сильно этот грозный оружейник, этот безупречный, зачастую хладнокровный воин, дорожит Дриззтом.

Двое дроу с их безупречным темновидением теперь могли различить всадника на мчащемся единороге. У Джарлаксла расширились глаза, а Закнафейн охнул, когда Дриззт свесился с правого бока своего скакуна, а затем спрыгнул на камни. Он приземлился перекатом и продолжил свой прекрасный кувырок, пока не оказался опять на ногах, на полной скорости мчась следом за единорогом.

Каждый шаг этого волшебного скакуна уносил его всё дальше и дальше от Дриззта, но что важнее, с каждым шагом единорог странным образом казался меньше, съёживаясь до тех пор, пока вскоре от него вообще ничего не осталось.

Ничего, кроме Дриззта, который продолжал мчаться к стене, бросаясь от камня к камню.

Они смотрели, как он достиг восточной стены, примерно в двадцати шагах справа от главного входа, и оба моргнули, как будто не в силах осознать зрелище того, как умелый следопыт, обученный приёмам монастыря Жёлтой Розы, на полной скорости взбежал по этой стене, двигая руками и ногами, как лапами ползущего паука.

Он вскоре достиг парапета и перемахнул через него, затем исчез из поля зрения, спрыгнув с тыльной стороны тридцатифутовой стены во двор — во что оба с лёгкостью поверили.

Откуда-то внизу протестующе завыл дварф, остальные стражники отозвались на зов, и на стенах замелькали факелы, когда часовые бросились на поиски нарушителя.

Джарлаксл хотел крикнуть Закнафейну, что им нужно спешить к стене, но прежде чем первое слово сорвалось с его губ, Закнафейн промчался мимо, уже бросившись туда.

 

- Ну что ещё? Опять тёмные эльфы? - спросил Бронкин Каменная Шахта двух встревоженных часовых, увидев, как они торопливо спускаются со стены во внутренний двор. Глава клана пребывал не в лучшем расположении духа. В конце концов, половина его парней была одержима демонами, и доверять им было непросто.

И хотя он должен был тревожиться сильнее — в конце концов, Бронкин действительно заключил сделку с чудовищами — благодаря этому он разбогател и заполучил потенциально неограниченную власть.

Так что он готов был с этим жить.

- Может быть, - ответила одна, молодая женщина по имени Аграмант, носившая подвеску глабрезу на шее.

- Гвиркин видела, как тень перебралась через стену, - добавил Френкин, любимый племянник Бронкина, по его требованию не надевший ожерелья одержимости.

- Гвиркин — девушка с богатой фантазией, - заметила Аграмант.

- Да, но мы только что видели снаружи двух дроу, - напомнил ей Бронкин.

- И это разожгло её воображение! - с жестоким смешком сказала Аграмант, но Бронкин не был убеждён и дал ей это понять требовательным взмахом своей желтоволосой головы.

Он как раз собирался возразить, но возглас внутри крепости, за которым последовал рёв, похожий на рёв охотящейся кошки, заполнил стены. Вскоре за ними последовал демонический вопль, и любые мысли о дальнейшей беседе покинули их. Три дварфа стали двумя, когда Аграмант превратилась в огромного глабрезу.

Остальные двое уже были в крепости, когда Аграмант приняла свою новую форму, но своими огромными шагами она догнала их в первой же комнате после аванзала.

Все трое с удивлением увидели, как кошка — огромная чёрная пантера — промчалась по коридору за аванзалом. Аграмант выскочила из комнаты в коридор и врезалась в другого демона, крупного изверга с мордой борова, смертоносными бивнями и толстым телом, полукабана-великана со смехотворно маленькими крылышками, трепетавшими за спиной.

Какой бы массивной ни была двенадцатифутовая глабрезу, этот демон, нальфешни, был выше более чем в полутора раза. Но Бронкин и Френкин сумели протиснуться мимо столкнувшихся демонов и продолжить погоню.

Сквозь паутину коридоров и комнат бежали они, оставаясь на шаг позади неуловимой кошки. Присоединились другие дварфы и другие демоны, и вся часть крепости тряслась от оглушительного шума погони. Двери срывали с петель и швыряли в сторону, иногда — прямо в лицо товарищу.

Младшие демоны, тощие человекоподобные маны, врезались в крупных демонов, и их разрывали за то, что преградили путь или просто потому, что свирепые твари хотели что-нибудь уничтожить — что угодно. И всё время пантера оставалась за пределами досягаемости, до тех пор, пока дварфы, как будто, не загнали её в угол.

Однако убегающая кошка, не останавливаясь, прыгнула в окно, и погоня выкатилась во двор. На стенах раздались крики.

А в коридоре за небольшой комнатой глабрезу Аргамант и огромный нальфешни продолжали свою драку, не обращая никакого внимания на остальные события.

 

- Нас обнаружили! - взмахнул пальцами Закнафейн. Они с Джарлакслом находились на полдороги к верхнему краю внешней стены крепости, зажатые в угол и вынужденные сжаться ещё теснее из-за суматохи по другую сторону каменного барьера.

- Дриззта, - поправил Джарлаксл.

- Ну так шевелись! - потребовал Закнафейн.

- Верь в него! Они гонятся, а не сражаются, - ответил Джарлаксл. Он начал двигаться, но медленно и осторожно. Оставаясь невесомым благодаря заклинанию левитации, командир наёмников прокладывал себе путь вверх по стене, останавливаясь через каждые несколько футов, чтобы прислушаться к продолжающемуся шуму внутри.

- Проклятая кошка! - услышал он дварфийский голос, кивнул и улыбнулся.

 

В тенях дальше по коридору за аванзалом Дриззт наблюдал за битвой демонов, глабрезу против нальфешни, парой крупных извергов, сошедшихся в жестоком бою. Более крупный нальфешни получил несколько ран от огромных клешней другого чудовища, но стойкий изверг был ещё далёк от поражения.

И в самом деле, кабаномордый исполин взмахнул руками, принимая очередную атаку клешней глабрезу, чтобы прочитать заклинание, заполнившее воздух волнами нечестивой магии, ударившими и оглушившими его врага.

Нальфешни опустил массивные плечи и бросился прямиком на противника, сшибив глабрезу на землю. Затем он низко пригнулся и подпрыгнул, яростно махая своими маленькими крылышками, чтобы достичь тридцатифутового потолка, где прекратил махать и рухнул вниз, прямо на поверженного демона.

Он подскочил снова, снова упал, потом повторил всё в третий раз.

Глабрезу корчился и пытался встать, и когда сломанные ноги его подвели, он попытался откатиться, увернувшись от удара и подняв свои клешни, чтобы отразить следующую атаку.

Но нальфешни, похоже, уже приходилось сражаться с такими демонами, и он злобно рассмеялся, снова рухнув вниз и принимая укол клешнями в обмен на метеоритный удар, который обрушил на грудь глабрезу.

Даже такого опытного ветерана, как Дриззт, потрясла невероятная жестокость огромного демона. Но он не отвёл взгляда, поскольку хотел лучше оценить силу этого чудовищного зверя, с которым, возможно, вскоре предстояло столкнуться и ему.

После следующего удара глабрезу перестал шевелиться, и после мгновенного изучения его ран, нальфешни просто подпрыгнул и начал топтать голову беспомощного изверга.

С лежащего демона стал подниматься чёрный дым, сообщивший Дриззту, что чудовище убито, а его эссенция возвращается на родной план бытия.

Но нет! Там, где был демон, теперь оказалась стонущая женщина-дварф.

Нальфешни снова рассмеялся и пнул её, отбросив на стену, затем устремился вслед за остальными.

Дриззт следил за чёрным дымом, окутавшим помещение, но не пропадающим. Вместо этого дым взвихрился, собрался в единую массу и потёк в горло дварфийки!

Но нет, не в горло. Скорее, в ожерелье с крупными самоцветами. Филактерию.

Дриззту многое стало понятно. Он кивнул, вспомнив Земли Кровавого Камня, пещеры в Дамаре и суккуба по имени Малкантет.

Он подошёл к павшей дварфийке. Она была жива и казалась не слишком серьёзно пострадавшей — скорее, просто оглушённой. Она вздрогнула, когда над ней нагнулся дроу, как будто намереваясь добить.

Вместо этого он схватил её ожерелье и устремился в другую сторону.

Дриззт уже бывал здесь, дважды; первый раз — укрываясь от дождя, а во второй — просто разведывая заброшенную крепость. Планировку он помнил не слишком отчётливо, но достаточно, чтобы знать, где располагалась темница, и где, полагал Дриззт, он найдёт Атрогейта с Амбер. Если они выжили.

Вероятно, даже если нет.

Он обнаружил люк на нижний ярус и лежащую поблизости лестницу. Сначала он тихо отпустил Гвенвивар, отправив её домой на астральный план, зная, что скоро ему может снова понадобиться помощь пантеры и что нужно экономить проведённое ею здесь время. Затем, медленно и осторожно, он приподнял край люка, чтобы заглянуть внутрь. В комнате внизу он никого не увидел, зато услышал неподалёку голоса дварфов. Отказавшись от лестницы, он приоткрыл люк достаточно, чтобы проскользнуть, ухватился руками, повиснув над полом, и быстро окинув взглядом ближайшую стену, убеждаясь, что сможет вернуться и открыть люк, снова опустил деревянную крышку.

Примерно в десяти футах над полом, Дриззт качнулся к ближайшей стене и просто отпустил руки, легко и бесшумно приземлившись на пол.

Он огляделся, чтобы сориентироваться. Из помещения вели два естественных прохода из известняка, налево и направо. Голоса доносились справа, с запада. Он выбрал этот путь, решив, что найти пленников будет проще, когда он поймает тюремщиков.

Он крался по естественным проходам, используя тени от неровных стен. Вскоре в проходе замерцал свет от огня, а голоса, раздающиеся в небольшой комнате впереди, стали громче.

Дриззт опустился на пол и бесшумно прополз остаток пути.

Три дварфа сидели вокруг костра, на котором что-то готовилось. Хорошие новости заключались в том, что лишь один носил безделушки, в которых Дриззт заподозрил демоническую филактерию.

Однако он почти не смотрел на этого дварфа; его глаза и сердце потянулись к двум другим. Второй носил знакомый ему предмет; пояс Атрогейта, дарующий силу горного великана. Третий участник группы держал булаву, и не просто булаву: двуручное чудовищное оружие по имени Крушитель Черепов.

Булаву Амбергристл О'Мол из адбарских О'Молов.

Дриззт с трудом сглотнул. Означает ли наличие этих вещей у тюремщиков, что его друзья живы и находятся здесь в заточении?

Или это значит, что случилось худшее?

Когда глаза приспособились к грубому свету костра, Дриззт заметил, что проход продолжается в противоположном конце комнаты, немного поднимаясь, но потом, похоже, расширяется и делает резкий поворот. Ему показалось, что он узнал этот участок, и если Дриззт правильно помнил, дальше действительно были камеры — пускай даже в виде простых ниш с кандалами на стенах.

Он получше присмотрелся к тюремщикам, заметив крупный камень рядом с носителем пояса Атрогейта. Это не сулило ничего хорошего, к тому же, Дриззт понятия не имел, какой разновидностью демона одержим тот, что носил филактерию — у этого дварфа с собой была большая обоюдоострая секира у стены, слишком крупная, чтобы он мог воспользоваться ею в своём естественном обличье. Но всё это на самом деле было неважно. Собственная безопасность — последнее, о чём мог переживать Дриззт, когда его друзья могли быть поблизости и нуждаться в помощи.

Вот только ему нужно было придумать какую-то другую тактику вместо прямолинейного нападения.

Он отступил вниз по коридору в поисках места, где мог бы спрятаться.

Вскарабкавшись на естественный выступ на стене, он крикнул: «Эльфы! Треклятые тёмные эльфы! Оружие к бою! Остановите их у люка!», как можно лучше изображая дварфийский акцент, тон и диалект.

Результат показался ему не особенно убедительным, и он не раз поморщился из-за своей скверной имитации Бренора. Но дальше по коридору всё равно началась какая-то суета.

- Они пошли налево, не туда! - крикнул он. - Поймайте их! Поймайте! Вызывайте демона!

Он тесно прижался к камню, и действительно — появились двое торопящихся тюремщиков; тот, что с булавой Амбер, и демон. И когда чудовище прошло внизу, Дриззт порадовался, что предпочёл обман схватке. Он не особенно разбирался в этих демонических тварях, но чудовище выглядело очень грозным: огромный мускулистый зеленокожий монстр с ушами гоблина, большими крыльями летучей мыши и козлиными рогами, с привычной легкостью махающий огромным топором. Демон горбился, но всё равно пробежал так близко под Дриззтом, что следопыт мог схватить его за рога.

- Кричали, что они побежали налево, - выдохнул дварф, когда они миновали Дриззта и приблизились к люку.

Охваченный жаждой крови демон даже не замедлил бег, устремившись в другой тоннель.

- Ага, иди сам, - сказал дварф, качая головой. - А я здесь подожду, лады?

Дриззт хлопнул дварфа по плечу, и тот резко обернулся. Увидев дроу, он выпучил глаза и замахнулся Крушителем Черепов, чтобы смахнуть незванного гостя.

Но Дриззт упал на живот, булава промчалась над головой, и вскочил обратно, прежде чем дварф успел нанести обратный удар. Он схватил за запястье вытянутую руку дварфа и жестоко ударил другой рукой по локтю, потянув запястье на себя. Раздался хруст костей, и дварф застонал.

Дриззт поднял руку и нырнул под неё, развернувшись, чтобы вонзить свой локоть дварфу прямо в лицо. Продолжая вращение, он с силой поднял колено как раз в нужный момент, чтобы вонзить его между ног дварфа, приподнимая его с земли. Дварф осел и пошатнулся, бросив оружие, схватившись одной рукой за промежность, а вторую подняв в попытке защититься.

Но слишком поздно, поскольку Дриззт уже вытащил одну из своих сабель и провёл четвёртый удар, сверху наискосок, выставив рукоять, угодив дварфу в челюсть сбоку и швырнув его на пол.

Быстрый взгляд убедил Дриззта, что в ближайшее время тюремщик не вернётся в бой, так что дроу схватил булаву Амбер и бросился обратно. Он притормозил, приблизившись к комнате с костром, заглянул туда издали и увидел, что дварф с поясом Атрогейта стоит наготове с огромным булыжником в руках.

Дриззт подкрался к двери.

- Эй, Вонючка, - сказал тюремщик. - Чё за дела?

Дриззт призвал шар волшебного мрака сразу за дверью, чтобы непроницаемый покров просочился в комнату рядом с дварфом. Не мешкая, следопыт ползком проскользнул внутрь и отступил вбок под вуалью мрака.

- Чё за? - сказал дварф. Дриззт выглянул из шара, низко пригнувшись, и увидел, как низкорослый тюремщик поднимает булыжник высоко над головой.

Он по-прежнему встревоженно вглядывался в шар темноты, когда рука дроу обхватила его и ловко расстегнула пояс.

- Чта..? - успел произнести дварф, когда у него вытащили пояс, но в следующий миг булыжник, который он держал над головой, сломал ему руки и обрушился на макушку.

Только Дриззта уже здесь не было — он пересёк помещение и быстро миновал мириады альковов и комнат. Вскоре он услышал чей-то тихий плач, пошёл на звук и увидел потрёпанного избитого пленника — хорошо знакомого ему дварфа.

В оставленных позади коридорах раздался шум. Скорее всего, вернулся демон — и судя по звуку, не один, а с друзьями!

Дриззт бросился к другу, сидевшему у стены со скованными над головой руками. Следопыт потянулся к кандалам, но в ужасе замер, бросив взгляд в сторону.

Там лежала отрубленная голова другой старой спутницы, дварфийки, многие годы сопровождавшей его в приключениях.

- Ох, Атрогейт, - прошептал он полным сочувствия голосом. Этот дварф наконец обрёл гармонию, наконец нашёл свою любовь, но теперь...

- А? - отозвался Атрогейт, едва приподняв веки — если вообще смог это сделать из-за запёкшейся крови.

Зная, что времени мало, Дриззт опустился рядом с дварфом и поднёс бурдюк к губам Атрогейта, затем расплескал воду по его лицу, пытаясь смыть кровь. Атрогейт закашлялся и потряс головой, посмотрев на Дриззта оглушённым взглядом.

Одной рукой Дриззт дал ему ещё воды. Другой обернул пояс Атрогейта вокруг талии дварфа.

- Послушай, друг, у нас мало времени, - объяснил он, затягивая и застёгивая пояс. Атрогейт сразу же зарычал и пошевелился, собираясь разорвать цепи.

- Стой, - приказал Дриззт. - Пока нет, друг мой. Они идут. Идут те, кто убил Амбер. Дождись их, дождись, пока они будут уязвимы.

Атрогейт продолжал тупо на него смотреть, но Дриззт знал, что время кончилось. Оставалось только надеяться, что дварф всё понял. Он прижал палец к губам, призывая к молчанию, расправил разодранную рубаху Атрогейта, чтобы прикрыть пояс, затем скользнул в тень. С насеста неподалёку Дриззт следил за приближением тюремщиков. Он узнал дварфа впереди, того, что превращался в демона, но сейчас снова оставил свою чудовищную форму. Позади него шла троица других дварфов, двое держали шатавшегося беднягу, уронившего булыжник себе на голову. Позади них шествовала троица огромных, смахивающих на стервятников демонов, в которых Дриззт узнал грозных и свирепых вроков с огромными когтистыми лапами, способными сорвать кожу с амберхалка, и могучими клювами, без труда разбивающими камни.

- У тебя есть друг, да? - спросил первый дварф Атрогейта, подошёл и пнул бедного пленника по ступням его голых, иссечённых кнутом ног.

Атрогейт открыл один глаз, чтобы уставиться на своего мучителя.

- Много друзей, - сумел произнести он, с трудом выговаривая каждое слово.

- Ага, и один из них проник сюда, - сказал дварф Каменной Шахты. - Может, я поставлю его голову на тело твоей дамы, а её голову — на его тело! А теперь скажи мне, где твой друг прячется, и я прикончу его быстро, лады?

Атрогейт полукашлянул, полуфыркнул, но Дриззт кивнул, когда заметил, что пальцы дварфа схватились за сковавшие его цепи.

- Эй, ему лицо вытерли! - заметил один из дварфов. - Ха!

Атрогейт вскочил, раскинув руки, и ухватился за цепи так, что побелели костяшки.

- Ты запла... - сказал дварф, по крайней мере начал говорить, пока Атрогейт не натянул цепи. Пояс наделил его необходимыми силами. Цепи сидели крепко, но камни оказались не такими прочными, и целая стена прогнулась позади него. Инстинктивно, даже не осознав масштаб совершённого, Атрогейт выбросил правую руку вперёд, целясь в дварфа перед собой, который начал доставать меч.

Огромный кусок камня, оставшийся на конце цепи подобно головке цепа горного великана, врезался в дварфа сбоку и швырнул его в стену. Одержимый жаждой крови, забыв о боли, о голоде, обо всём, кроме ненависти и вида валяющейся в грязи головы его возлюбленной Амбер, Атрогейт поднял эту руку над головой, размахивая импровизированным оружием. Он обнаружил, кто к левым кандалам прикреплён такой же блок, и немедленно принялся крутить и его.

Сотни лет Атрогейт сражался Стукалкой и Шмякалкой. Это самодельное оружие оказалась намного крупнее и весомее, но суть оставалась прежней, и дварф с маниакальным смехом шагнул вперёд, сшибив двух крепких дварфов и пробежавшись по третьему, когда тот упал на землю. Атрогейт остановился лишь затем, чтобы голой ногой пнуть дурака по лицу.

Он бесстрашно врезался в трёх демонов, бешено махая цепями и нанося жуткие удары. Но чудовища весили по пятьсот фунтов, и за каждый удар, который Атрогейт наносил сам, он получал по два — когти рвали кожу с его костей, иногда вонзаясь так глубоко, что задевали сами кости.

Атрогейт как будто ничего не чувствовал. Один врок обрушил на него сверху свой клюв. Яростный дварф поймал его другой рукой, сильно сжал, дёргая вперёд-назад с такой силой, что демону пришлось широко распахнуть стервятнические крылья, чтобы поддержать хоть какое-то равновесие.

Бесполезно — вторая рука Атрогейта поднялась и схватила птичью шею. Он потянул шею на себя, а голову заломил в противоположную сторону... и вырвал зубами глотку демона. Он швырнул умирающего врока перед собой, отбросив остальных достаточно, чтобы снова закрутить свои цепы.

Он услышал, как за спиной ворочаются дварфы, и понял, что скоро его окружат, но Атрогейта это не беспокоило.

Всё, чего он хотел — причинять боль, калечить тех, кто поступил так с Амбер.

 

Двое дварфов за спиной у беснующегося Атрогейта помогли друг другу подняться. Они неловко и неуверенно подобрали своё оружие.

Оба одновременно схватились за свои сухожилия, когда их рассёкла изящная сабля. Затем позади них неожиданно оказался кто-то ещё, эльф-дроу, и как только они это поняли, Дриззт с ошеломительной скоростью широко раскинул руки, вонзая рукояти сабель в лица противников.

Дриззт подался в сторону от Атрогейта, уводя за собой одного врока. Свирепое создание взмахнуло когтями влево, длинная лапа пронеслась понизу, но Дриззт перепрыгнул атаку. Правые когти устремились наискосок к плечу дроу, но могучее оружие, клинок с двумя чарами — Мерцающего и Видрината, поднялся под верным углом для защиты, чтобы собственный взмах врока с силой обрушил его лапу прямо на лезвие.

Другой клинок Дриззта, его старейшее оружие, с силой вонзился в грудь монстра. Рана, конечно, не была смертельной для потустороннего существа, и Дриззт считал, что именно поэтому глупый врок открылся для удара, намереваясь ответить, клюнув Дриззта в голову.

Однако Ледяная Смерть была не обыкновенным клинком, а оружием, наделённым волшебной ненавистью к огню. И к существам, родившимся в огне.

Таким, как демоны.

Голова врока всё равно подалась вперёд, когда Ледяная Смерть начала гасить его жизненную силу, но и эту атаку легко перехватил обух Видрината. Оружие отвело клюв в сторону достаточно, чтобы он скользнул мимо лица Дриззта. Этот близкий промах не задел Дриззта — он мог отвести клюв ещё дальше, будь в этом необходимость. Но он хотел держать оружие близко, слишком близко и слишком быстро, чтобы врок успел отвести свои когтистые лапы. Незаметный, неожиданный разворот заставил Видринат резануть чудовище по шее.

А Дриззт вывернул Ледяную Смерть, пожирая огненное сердце чудовища.

Пещера с силой затряслась, и каша из крови, кишок и перьев посыпалась на Дриззта с его противником. Он развернулся, сделав шаг в сторону, и увидел, как Атрогейт вытаскивает один из своих каменных блоков с расплющённого тела врока. Зарычав, Атрогейт направился к дварфам, которых сразил Дриззт, поскольку те были ещё живы.

- Нет времени! - закричал Дриззт и схватил друга за руку. Он знал, что на каждое убийство у Атрогейта уйдёт лишь доля секунды, но не хотел лишних смертей. Он знал, что здесь замешаны зловещие силы, и возможно порча на этих беднягах делала их жертвами, а не виновниками. Сейчас они были серьёзно ранены и не представляли дальнейшей угрозы, так что раз Дриззт мог удержать друга от лишнего кровопролития, он должен был попытаться.

Атрогейт, похоже, наконец услышал его и снова взревел, схватив ржавые цепи окровавленными руками, потом выскочил из помещения и побежал по проходу к далёкому костру. Дриззт последовал за ним. Дварф промчался прямо сквозь пламя, разбросав поленья, рыча, крича и вопя на каждом шагу, настолько погрузившись в свою ярость, что Дриззт изумился тому, что Атрогейта получилось отвлечь от живых дварфов.

Они побежали к люку. Несчастный дварф, которого Дриззт сразил первым, только сейчас неуверенно поднимался на ноги. При их приближении он захромал в противоположную сторону, но на этот раз Дриззт не успел остановить товарища. Догнав дварфа из Каменной Шахты несколькими широкими шагами, Атрогейт схватил его обеими руками и швырнул в стену, по которой тот снова соскользнул на пол.

Атрогейт поднял ногу, готовый затоптать беднягу насмерть, и Дриззт подскочил к другу, пытаясь оттолкнуть его.

С тем же успехом он мог попробовать сдвинуть гору.

Нога Атрогейта обрушилась вниз, и бедняга из Каменной Шахты дёрнулся от жестокого удара.

Атрогейт снова поднял ногу, но на этот раз Дриззт использовал другой подход и ударил распрямленную ногу Атрогейта под колено. Нога подкосилась, Атрогейт пошатнулся, и Дриззт прыгнул на него, сшибая на землю.

Но Атрогейт зажал между ладоней голову Дриззта и сдавил с такой ужасной силой, что Дриззт испугался, что его череп лопнет.

- Твои кандалы... твои... нам нужно убираться отсюда, - выговорил дроу.

Атрогейт взвыл и отбросил Дриззта, потом вскочил на ноги.

- Я убью их всех, и ты меня не остановишь! - закричал дварф и снова попытался затоптать павшего дварфа из Каменной Шахты.

- Тогда убивай вот этим! - воскликнул Дриззт и снял Крушитель Черепов со спины.

Глаза Атрогейта расширились, и его колени заметно ослабели.

Дриззт бросился назад, обратно к люку, решив, что ему нужно убрать Атрогейта подальше от павшего дварфа. К его облегчению, Атрогейт почти немедленно вышел из-за поворота, последовав за ним.

- Этот люк! - сказал Дриззт, указывая вверх. - За ним их много. Включая тех, кто заковал тебя здесь.

Он бросил двухголовую булаву на пол и подошёл к Атрогейту. Достав отмычку — ещё один подарок со времён в монастыре Жёлтой Розы — из рукава, он принялся работать над примитивным замком кандалов дварфа.

Цепь упала, раскрывшись, и Дриззт перешёл ко второй, но Атрогейт вырвал у него руку.

- О нет, не надо, - сказал он, поднимая булаву Амбер одной лишь правой рукой и двигая ею, как будто она весила легче пёрышка.

- Дай мне пройти через этот люк, эльф! - сказал Атрогейт. Это была не только просьба, но и предупреждение, и Дриззт поверил, что если он не подчинится, дварф швырнёт его в воздух, чтобы выбить люк.

Легко вскарабкавшись, Дриззт поднялся по стене к выступу прямо под проходом. Услышав за ним шум, он осторожно надавил на люк, приоткрыв его, затем сразу закрыл. Он повернулся к нетерпеливо скачущему Атрогейту и прижал палец к губам, затем прошептал: «Много».

Атрогейт энергично ткнул пальцем в сторону люка, затем взял булаву Амбер в ту же руку, что и самодельный цеп, и подпрыгнул, пытаясь схватиться за выступ, на котором устроился Дриззт, но чуть-чуть до него не дотянулся. Он прыгнул снова, на этот раз забросив на выступ тяжёлый каменный блок на цепи.

Не в силах этого предотвратить, Дриззт схватил свободную руку дварфа, чтобы помочь ему влезть, но потом жестом дал знак соблюдать тишину.

Ничего подобного.

Как только Атрогейт встал на выступ, он прыгнул ещё раз к люку, подбросив крышку и схватившись за пол наверху, а потом высунулся по грудь.

Дриззт услышал реакцию наверху и хотел подтолкнуть дварфа, поскольку пути назад уже не было, но едва схватив Атрогейта за ноги, он потерял равновесие и упал обратно в самый низ. Он успел бросить взгляд наверх как раз вовремя, чтобы увидеть, как Атрогейта вытаскивает наружу огромная клешня.

На мгновение дроу заколебался. Атрогейт наверняка был обречён. Следует ли Дриззту тоже подняться туда и броситься в бой — почти наверняка последний? Мелькнула мысль сбежать в тоннели, спрятаться там и прокрасться наружу позднее.

Но нет, он не мог так поступить. Поэтому он снова быстро поднялся на уступ, вздрагивая от каждого рыка и рёва, стона и грохота наверху. Он потянулся к открытому люку, но тут же пригнулся, когда что-то пронеслось над головой.

Оно пролетело снова, и Дриззт попытался это разглядеть. На третий раз он понял, что смотрит на толстые ноги демона-глабрезу, которого вращают, будто живой метательный молот утгардцев!

Четвёртый круг отличался — над распахнутым люком пролетел весь демон, врезавшись в стену.

Над люком больше ничего не вращалось, и Дриззт выскочил наружу. Он сразу же понял, что демон больше не представляет угрозы, поскольку вокруг мёртового существа уже клубился чёрный дым. В противоположной стороне разлетались в стороны дварфы и демоны — Атрогейт прокладывал себе путь. Крушитель Черепов и цеп оставляли след подобно косам в высокой мёртвой траве.

Однако это зрелище не слишком обрадовало Дриззта, поскольку Атрогейт истекал кровью с обоих боков из ран, оставленных демонической клешней. Дальше по коридору защёлкали арбалеты, Атрогейт вздрогнул, но завопил и двинулся дальше.

- Нет-нет-нет, - прошептал Дриззт, срывая Тулмарил Искатель Сердец со своей волшебной пряжки и тем же движением накладывая стрелу на тетиву.

К несчастью, стрелки в коридоре за Атрогейтом сбежали, прежде чем Дриззт смог выстрелить, и захлопнули за собой тяжёлую дверь. Дриззт услышал, как они опускают за дверью засов, и на мгновение испугался, что им перекрыли единственный путь к отступлению. Но Атрогейт всё равно выбил её плечом, расколов дерево и отшвырнув погнутый железный засов в комнату за дверью.

Дриззт бросился вдогонку за беснующимся дварфом. Они пронеслись через всю крепость, и Дриззта не выстрелили ни разу — возможно, потому, что все болты вонзались в Атрогейта.

Когда они приблизились к выходу, Дриззт резко затормозил, увидев поверженную дварфийку и распознав в ней жертву жестокого нальфешни. Она притворилась мёртвой, когда Атрогейт промчался мимо, и теперь пыталась подняться на четвереньки.

Дриззт вернул свой лук на пряжку пояса и подбежал к ней. Он подхватил её под руку и поставил на ноги.

- Одно слово, одно неверное движение, и я тебя прикончу, - предупредил он, доставая Ледяную Смерть. - Я освободил тебя от проклятого ожерелья, - сказал он ей. - Когда поправишься, приходи на восток, в Кровоточащие Лозы, и может быть, мы найдём способ спасти твоих родичей.

Она тупо уставилась на него, как будто оглушённая, и он опустил её на пол.

И бросился дальше, снова пытаясь догнать Атрогейта — и увидел его, как раз когда тот выбил внешнюю дверь и вылетел во двор.

Где ожидало целое войско врагов.




#96744 Глава 21: Расширяющаяся паутина

Написано Redrick 16 Март 2019 - 18:10

Глава 21

Расширяющаяся паутина

 

- Закнафейн работает с Джарлакслом? - спросила верховная мать Жиндия Меларн, качая головой в ответ на новости, только что доставленные матерью Шакти Ханцрин. Однако это было лишь притворство, поскольку Жиндия уже знала, что союзники Джарлаксла на поверхости — не меньшая часть проблемы, чем Дриззт и его воскрешённый отец. Даже если Дриззта и Закнафейна доставят к ней, как она планировала, это не остановит Жиндию от преследования более широкой паутины богохульных предприятий Джарлаксла.

Шакти посмотрела на свою старшую дочь.

- Это был Закнафейн До'Урден, представляющий Джарлаклса — причём с помощью грубой силы, - заверила Черри Ханцрин присутствующую семью Меларн, а именно — мать Жиндию, первую жрицу Кирнилл, придворного мага Ильтцтрана и Ардулрей Меларн, которая в текущее время служила городу на должности матери писаний в Арах-Тинилите.

А самой заметной среди присутствующих, знала Шакти, была младшая участница группы, Аш'ала, младшая дочь первой жрицы Кирнилл. Некогда Аш'ала служила дому Меларн в качестве посланца в их тесном союзе с домом Ксорларрин и Бреган Д'эрт. И действительно, все взгляды устремились на неё, но девушка лишь пожала плечами.

- После поражения Ку'Ксорларрин у меня не было никакой связи с Бреган Д'эрт, - объяснила она. Даже упоминание об этом молодом городе дроу, который пал под натиском войск короля Бренора и теперь был известен как Гонтлгрим, вызвало напряжение в груди Аш'алы, поскольку это событие отмечало её понижение в рядах дома Меларн.

- Возможно, тебе следует связаться с Джарлакслом сейчас, - предложила мать Шакти Ханцрин.

- Нет, - раздался резкий и неожиданный ответ от матери Жиндии, решительно покачавшей головой.

- Если они вступили в союз с Закнафейном и еретиком, они — враги Лолс, - процедила она. - Они обрекли себя собственными поступками.

- Мы говорим о доме Бэнр, когда говорим о Бреган Д'эрт, - заметила Аш'ала, и охнула, поскольку явно не хотела озвучивать такие опасные мысли.

- Посмотрим, - неожиданно спокойно ответила мать Жиндия. - Джарлаксл узнает правду. Присоединится ли он к победоносной Паучьей Королеве? Или примет сторону своих друзей-iblith? Если он стоит нашего беспокойства, ответ должен быть очевиден.

- Примет их сторону в чём? - спросила мать Шакти густым от напряжения голосом.

- Твои недавние меркантильные предприятия принесли хаос на поверхность, - пояснила мать Жиндия. - И это хорошо. Джарлаксл с Закнафейном — и наверняка с этим еретиком Дриззтом — скорее всего уже знают об угрозе в регионе, а значит, будут очерчены границы.

Жиндия попыталась не рассмеяться и не выдать своего нетерпения. Она поверить не могла, как прекрасно всё складывается, и это, разумеется, только сильнее убеждало её, что молитва указала ей верный путь. Не только обстоятельства — и госпожа Лолс — предоставили возможность некой амбициозной матери схватить и еретика, и его отца, украденного у вечности; не только глупость Джарлаксла и верховной матери Бэнр, позволившей наёмнику заключить такие союзы, создала прекрасный шанс для преданных последователей искоренить процветающую ересь; но теперь, в этом самом регионе, появилась целая армия демонов, готовая подчиниться амбициозной верховной матери.

Жиндия никогда не видела более очевидного знака. Армия демонов, втайне созданная невольными союзниками и готовая принести ей великую победу.

- Эти границы не включают Лолс, - уступила Жиндия остальным, не желая, чтобы кто-то перехватил её инициативу в этом всё более очевидном предприятии. Затем она быстро добавила: - Пока что.

Таким образом объявляя о своей собственности, которую она намеревалась как можно быстрее доставить домой. Она сверкнула своей как всегда ужасной улыбкой в адрес собравшихся и попросила их:

- Следуйте за мной.

Вниз по коридорам дома Меларн повела мать Жиндия своих гостей — в большую круглую палату, высоко над уровнем пола окружённую галереей . Другие Меларны знали, в чём дело, и охи матери Шакти с дочерью не, когда те посмотрели вниз через перила, не стали для них неожиданностью.

Поскольку в яме возвышалась пара паукообразных созданий. Тело размером с быка поддерживали восемь долгих лап. В городе, где встречались даже более крупные нефритовые пауки, это было не так уж и необычно, но размер — не единственное, что выделяло этих чудовищных конструктов. Неровные металлические пластины покрывали их спины, а «шерсть» на лапах на самом деле состояла из множества железных лезвий.

Мать Жиндия окликнула двух стражников-мужчин с противоположного конца галереи, и те немедленно принялись вращать рычаги, открывающие пару больших дверей, ведущих на арену.

Из одной появился амберхалк, здоровенный, сильный и бесстрашный, со шкурой прочнее самых тяжелых доспехов горных великанов, с мандибулами и когтями, достаточно сильными, чтобы рассечь твёрдый камень. Не знающее страха чудовище в ярости бросилось на ближайший паучий конструкт.

Из другого проёма выбежал отряд из десяти минотавров, грозных и хитрых созданий, немедленно построившихся в оборонительную позицию, подняв тяжёлые секиры.

Вместо того, чтобы атаковать, они последовали указаниям дроу наверху и стали наблюдать за бычьим натиском амберхалка.

Паук встал на дыбы перед приближающимся чудовищем. Четыре из восьми его глаз начали сиять и искриться.

Амберхалк не сбавил скорости, полный решимости сражаться. Но затем он отлетел назад, поражённый ударом молнии, выстрелившей из глаза противника. Прежде чем здоровенное чудовище успело коснуться пола, его накрыл конус трескучего инея, поразив амберхалка так сильно, что тот оглушительно взвыл. Тем не менее, чудовище упрямо поднялось и захромало вперёд, по-прежнему готовое к битве.

Вот только настоящей битвы не случилось. Точнее, такое сражение мог бы вести мясник со свиньёй на скотобойне. Без особых усилий четыре передних лапы паучьего монстра хлестали и били амберхалка, швыряя его из стороны в сторону, как игрушку, дезориентировав и лишив противника равновесия.

Огромные жвалы конструкта перекусили амберхалка посередине.

В противоположном конце ямы минотавры подались назад, теснее сплотив ряды.

И это сыграло на руку второму конструкту, из глаза которого ударил тёмный луч, задев больше половины его противников.

Пятеро из шести задетых лучом минотавров превратились в камень.

- Я никогда не говорила, что они вернут Закнафейна и Дриззта живыми, - пожав плечами, заметила мать Жиндия.

- Вернут? - повторила мать Шакти. - Возвращать будут эти чудовища? Они же демоны!

- Создания Бездны, - поправила Жиндия. - Големы. Полностью преданные цели и созданные для захвата единственного существа или персоны. Но да, чаще всего их используют великие владыки Бездны.

- Как ты этого добилась? Это...

- Величие Лолс, - оборвала её мать Жиндия, не собираясь рассказывать о своих делах с Эскавидне. - Почему вы сомневаетесь во мне, мать Шакти? У вас кризис веры?

Эти слова заставили Шакти Ханцрин отпрянуть. Меларны были рьяными последователями Лолс — настолько, что их приверженность принципам превосходила соображения практичности и зачастую вредила положению их дома, вызывая сомнения у всех остальных правящих домов Мензоберранзана.

Прямо сейчас перед ними была достаточная причина для сомнений.

- Вы по-настоящему их ненавидите, не так ли? - осмелилась заметить Черри Ханцрин.

Мать Жиндия адресовала ей злобную улыбку.

- Джарлаксла и Дриззта, - пояснила Черри. - Они серьёзно навредили вашей семье во время бегства из Мензоберранзана. Ваша дочь...

- Не говори о ней! - потребовала мать Жиндия, ведь у неё действительно забрали единственную дочь и убили так, чтобы ту нельзя было воскресить.

- Я удивлена, что у вас только два чудовища, - продолжала Черри. - Ивоннель может быть на поверхности вместе с Джарлакслом.

Мать Жиндия Меларн оглянулась обратно в яму, где конструкты разрывали на части оставшихся минотавров — за исключением двоих, оплетённых паутиной. Каждый конструкт подобрался к одной из захваченных целей, прижав её к животу, как было приказано.

- Захватчики отправятся не одни, я обещаю, - с усмешкой сказала мать Жиндия. - Дом Меларн пойдёт на войну, а вместе с нами — целое войско драуков. Мы принесём погибель друзьям еретика и захватим Дриззта с его отцом, похищенным из хватки Лолс в её вечном царстве.

Многие из присутствующих дроу подняли бровь в ответ на это заявление.

- Сколько было тех, кто говорили это до вас? - озвучила Черри то, о чём многие подумали.

- А кто из них обладал подобными ресурсами? - прозвучал ответный вопрос. - Наверху уже нас уже ждёт готовая армия демонов. Они нуждаются только в руководстве. И это руководство — я.

Многие из присутствующих дроу нервно переступили с ноги на ногу в ответ на это заявление, тем более — после взгляда на редких и жутких чудовищ.

Безупречных машин для убийства.

Конструктов, не знающих слабости.

 

- Отправляйся к Инкери Маргастер как можно быстрее, - покинув дом Меларн, сказала своей дочери Черри верховная мать Шакти Ханцрин. - Узнай о её планах касательно дварфийского короля и других друзей Дриззта.

- А касательно отряда Джарлаксла?

- Пока что не подталкивай её, но да, узнай о её замыслах, особенно по поводу отряда Джарлаксла, - согласилась Шакти. Она оглянулась на уже далёкое здание полного фанатиков дома Меларн. - Сражаться с Джарлакслом — значит сражаться с домом Бэнр, и пока что мы этого не желаем.

- Мать Жиндия уверена, что Лолс на её стороне, - указала Черри.

- И мы знаем, что в этом предприятии, если она выступит против Бреган Д'эрт, мать Бэнр попытается ей помешать, - сразу же ответила Шакти. - Истинная воля Лолс нам неизвестна — как и уровень её заинтересованности, как и награда, которую может дать госпожа.

Она вздохнула и посмотрела в сторону Ку'элларз'орл, где располагался дом Бэнр. После поражения Демогоргона верховная мать Квентль укрепила свои союзы с большинством благородных домов. За всю свою историю Мензоберранзан редко бывал настолько един под руководством первого дома, и Шакти прекрасно знала, что этот первый дом так силён, что на самом деле даже не нуждается в союзниках.

- Зато мы знаем, - продолжала она, - что сделает верховная мать Бэнр, если решит, что мы пытаемся избавиться от Бреган Д'эрт.

Она снова вздохнула и посмотрела на дочь.

- Ты понимаешь?

Черри Ханцрин послушно кивнула.

- Отправляйся к Маргастерам как можно быстрее, - повторила Шакти. - Но будь осторожна.

- А если мы узнаем, что мать Жиндия права? - вынуждена была спросить Черри.

- Не стоит отбрасывать варианты, конечно же, - проинструктировала Шакти. - Мы всегда можем вернуться. Мы сразу ни на чьей стороне и на стороне каждого.

Черри Ханцрин поклонилась и бросилась прочь на поиски волшебника, который сможет быстро доставить её в Глубоководье.

 

- Я ненавижу их также сильно, как ты, - заверила верховную мать первая жрица Кирнилл Меларн. Отношения в их семье были нетипичны для дроу. Когда-то Кирнилл сама была верховной матерью, правительницей дома Кенафин. В то время Жиндия возглавляла дом Хорлбар. Обстоятельства привели к слиянию двух домов ради значимости, если не ради выживания, и в этом договоре Кирнилл уступила место верховной матери Жиндии.

Конечно, Кирнилл ожидала, что Жиндию скоро убьют. Тот факт, что Жиндия Хорлбар выпуталась невредимой из этой паутины интриг, стал началом её восхождения к вершинам, намного превосходящим положение матери дома Меларн. Одно лишь её выживание вопреки всем шансам отметило Жиндию, как любимицу Лолс. А противостоять любимцам Лолс всегда было сложно.

И действительно, Жиндия многое приобрела за прошедшие после слияния десятки лет. В первую очередь, при помощи своей жестокости и беспощадности она вселила страх во многих обитателей Мензоберранзана, призывая Лолс, чтобы распространять ужасные кары. Кирнилл не могла лгать себе, будто сама втайне не испытывает такого страха... и не могла притворяться, что сама не хочет пользоваться подобным уважением. Однако сейчас она играла свою подчинённую роль, пытаясь убедить верховную мать в своей преданности.

Что, похоже, не слишком радовало мать Жиндию.

- Это неправда, - тихо ответила та.

- Я была в комнате с вами, - напомнила Кирнилл. Она присутствовала, когда Джарлаксл, Дриззт и их человеческий союзник Артемис Энтрери атаковали дом Меларн. Шесть жриц дома погибли в той атаке, хотя пятерых вскоре воскресила милость Лолс. - Моё и ваше бегство — единственная причина, по которой дом Меларн не понёс непоправимого ущерба.

Жиндия устремила на неё ровный ледяной взгляд.

- Милость Лолс позволила нам возродить дом и вернуть к жизни убитых, - сказала она сухим и очень похожим на рычание голосом. - Всех, кроме одной.

По тону Жиндии Кирнилл поняла, что разговор быстро прекратится, если она не будет осторожна.

- Ты не одобряешь моё решение присоединиться к грядущему конфликту на поверхности, - заметила мать Жиндия.

- Вы верховная мать дома Меларн. Я не вправе одобрять или не одобрять. Я могу лишь подчиняться.

- Неохотно.

- Вовсе нет! - быстро ответила Кирнилл. - Я преданно служила вам больше века, мать Жиндия. Мы не равные, мы не соперники. Вы — моя верховная мать. Я — ваша преданная слуга.

- Действительно?

От тона, которым был задан этот вопрос, у Кирнилл встали дыбом волосы на затылке. Жиндия была фанатичкой, истинной ревнительницей на службе Лолс — или, скорее, на службе того, что считала волей Лолс сама. Кирнилл знала, что главная проблема с такими фанатиками — чем дольше они выживали, тем больше укреплялись в свой уверенности, неважно по какому поводу — рьяности своих последователей или солёности своих запасов говядины.

Любая уверенность в сокровенном или обыденном зачастую приводила к одинаковым последствиям.

И хотя чрезмерно рьяные фанатики в конце концов терпели неудачу и гибли, Кирнилл понимала, что чем дольше это длится — а в случае Жиндии, это длилось уже больше века — тем суровее будет падение и тем больше других дроу оно потянет вниз за собой.

До тех пор Кирнилл продолжит выражать свою преданность словами и действиями в надежде, что матери Жиндии будет этого достаточно, чтобы не обращать фанатизм на неё.




#96743 Глава 20: К сути дела

Написано Redrick 15 Март 2019 - 20:57

Глава 20

К сути дела

 

Верхом на коне-кошмаре, призванном из обсидиановой статуэтки, Джарлаксл поднялся на высокий скалистый утёс, чтобы оглядеть сверху разрушенную крепость Терновый Оплот.

Несколько мгновений спустя его догнал Закнафейн, трясушийся верхом на призванном адском борове, таком же, как и принадлежащий дварфу, которого они пытались отыскать.

- Ты не мог найти что-нибудь получше для старого друга? - спросил заметно раздражённый Закнафейн, пытаясь перевести дух после скачки.

- Наверное, мог, - признал Джарлаксл. - Но такие предметы стоят очень дорого, а нам нельзя было терять время. Если тебе от этого станет легче, твой изготовил сам Громф.

- Ты заплатил ему, чтобы он изготовил его для меня?

-Нет, нет, это был подарок Амбергрис, невесте Атрогейта, ко времени их возвращения.

Закнафейн кивнул и отвёл взгляд от старого друга.

- Здесь?

Джарлаксл, глядя вниз на старую крепость, кивнул.

- Миллион золотых за это? - нахмурился Закнафейн. - Я не разбираюсь в ценах на поверхности, но в Мензоберранзане с лёгкостью нашёл бы лучшее применение такой огромной сумме.

- В том-то всё и дело, - ответил Джарлаксл. Он спешился и произнёс командное слово, снова возвращая своего норовистого, фыркающего огнём жеребца в крохотную обсидиановую фигурку.

Закнафейн был счастлив слезть с неудобного адского борова. Борова Джарлаксл тоже развеял.

- Дождёмся ночи, - пояснил наёмник и повёл их по небольшой тропинке среди камней, которая не просматривалась с крепости, зато открывала величественный вид на бурлящие волны штормового побережья Меча.

- Сегодня ты кажешься особенно кислым, - начал Джарлаксл, когда они делили послеполуденную трапезу. - Хотя, должен признать, тебя не разберёшь. У тебя вечно такое настроение.

- Скорее его нехватка, - ответил Закнафейн, но нахмурился на собственный каламбур, прежде чем Джарлаксл смог бы посчитать это признаком каких-то положительных изменений в его расположении духа.

- В чём дело? Ты снова встретился с сыном. Я думал, что такое событие...

Закнафейн не поднимал взгляд.

- А его невеста — чудесная женщина, - продолжал Джарлаксл, тщательно подбирая слова и продолжая разглядывать Закнафейна. Он заметил намёк на гримасу и продолжил: - Его жена, которая носит внука Закнафейна.

Тогда Закнафейн поднял немигающий взгляд.

- Они были тебе не рады? - спросил Джарлаксл.

Закнафейн пожал плечами.

- Рады, наверное.

- Но ты сам не особенно обрадовался... переменам, - заключил Джарлаксл.

- Я такого не говорил.

- Твой сын женился на человеческой женщине.

- Ты, как всегда, настоящий кладезь ценной информации.

- Твой внук будет наполовину человеческой крови.

Закнафейн с силой обрушил свой котелок на землю и гневно уставился на наёмника.

- Итак? - сказал Джарлаксл.

- И это всё, что ты можешь сказать? Обо всём этом? Или Джарлаксл снизойдёт до печального монолога, оплакивая мою неудачу?

- Неудачу? - повторил Джарлаксл.

- Ты вращаешься среди этих других существ так, будто сам родился от их матерей, - сказал Закнафейн.

- Это не я провожал отряд чумазых полуросликов из Подземья, рискуя собственной шкурой, - напомнил ему Джарлаксл. - Это не я чуть не прикончил Дриззта, когда решил, что он убил эльфийскую девочку во время набега на поверхность.

Закнафейн покачал головой и пробормотал что-то неразборчивое. Он подобрал свой котелок и вернулся к еде.

- Ты обвиняешь меня в том, что я тебя осуждаю, - язвительно заметил Джарлаксл. - Что ж, один из присутствующих определённо ведёт себя осуждающе.

- Просто заткнись. И не забывай, что я предпочту ехать на твоём кошмаре вместо этой глупой свиньи.

- Я не торгуюсь.

- Тогда заткнись.

Джарлаксл больше ничего не сказал и вернулся к собственной трапезе. Конечно, он понимал смятение Закнафейна. Одно дело — освободить жалких полуросликов, и совсем другое — получить внука-полукровку. Он оторвал взгляд от своего котелка, чтобы взглянуть на старого друга. Он видел боль, смущение, гнев, и знал, что не может ничего сказать, чтобы улучшить положение дел. Чувства Закнафейна принадлежали самому Закнафейну, и лишь один дроу мог разобраться с ними.

Или нет.

День прошёл в молчании, пока в западном небе солнце не коснулось горизонта. Последние лучи засверкали на воде, слишком яркие для чувствительных глаз дроу.

- Как ты вообще можешь на него смотреть? - спросил Закнафейн, испытывая неудобство от солнечного света, падающего на его прищуренное лицо.

- Поначалу было очень сложно, поскольку оно уязвляло мои дровские чувства, - ответил Джарлаксл. Он замолчал на секунду, и действительно, Закнафейн покосился в его сторону, уловив намёк.

- Но я привык к нему до такой степени, что предпочитаю тепло и сияние холодному мраку Подземья. Хотя, если подумать, мне нравятся оба варианта — я могу наслаждаться лучшим из обоих миров.

- Ты даже наполовину не такой остроумный, каким себя считаешь, - сказал ему Закнафейн.

- Или вдвое остроумнее, чем следовало бы, - с усмешкой добавил Джарлаксл. - Мне говорили, что язык меня до гибели доведёт.

- По крайней мере, ты умрёшь улыбаясь. Никто не считает Джарлаксла настолько остроумным, насколько сам Джарлаксл.

- Потому что никто даже близко не настолько умён, чтобы по-настоящему его понимать.

На этом они замолчали, поскольку заходящее солнце начало погружаться за морской горизонт. Когда тени удлинились, они выбрались из низины и осторожно двинулись к Терновому Оплоту.

Оба тщательно изучали землю перед собой, прежде чем сделать очередной шаг, наклоняясь вперёд и выискивая следы... чего угодно, практически. Главный вход в крепость был заметен издалека, и к нему вела только одна дорога. Джарлаксл был уверен, что сейчас он повторяет последние шаги путешествия Атрогейт и Амбергрис, если они вообще добрались до Тернового Оплота.

Приблизившись к воротам, они с оружейником заметили крайне интересную особенность. Даже в сумерках на неровных камнях виднелись тёмные пятна, часть из которых была похожа не пузырящееся чёрное желе.

- Кровь, - просигналил Закнафейн, наклонившись понюхать одно из пятен. - И не слишком старая.

- Я знаю это пятно, - ответили руки Джарласкла, глядевшего на лужицу чёрной слизи.

Демонические останки.

Ханцрины признались Закнафейну, что продают драгоценные камни в этих краях, а также — что дом Маргастер стал любимым клиентом Черри Ханцрин. Здесь соединялись все точки, и учитывая отсутствие Атрогейта и Амбер, получившийся узор беспокоил Джарлаксла.

Двое дроу, продолжая пригибаться, нырнули под укрытие пары наклонных камней.

И как раз вовремя, поскольку в следующее мгновение услышали красноречивый щелчок. Лишь их природные таланты в сочетании с богатым опытом и воинской подготовкой заставили обоих броситься в ближайшее укрытие, когда арбалетный болт высек искры на камне между ними.

Они посмотрели на стену и ворота. Наверху появился факел, потом второй, и несколько мгновений спустя оттуда выстрелил огненный снаряд, угодив в камень и оставшись гореть. За ним последовали другие, приземляясь в стратегическом порядке, чтобы осветить весь участок, рядом с которым прятались двое дроу.

- Эй, собаки шелудивые! - раздался клич со стены. - Покажитесь! Покажите морды и дайте вас сосчитать или покажите задницы и дайте вас пристрелить!

- Сосчитать дварфам или демонам? - просигналил Закнафейн Джарлакслу.

- Да, - был ответ.

- Мы посланники из Лускана! - крикнул в ответ наёмник. - Пришли поговорить с новыми владельцами Тернового Оплота, которые были когда-то старыми владельцами Тернового Оплота!

- Какие дела могут быть у Города Парусов так далеко вниз по побережью?

- Для корабля не так уж и далеко, - ответил Джарлаксл.

- Что-то ваших парусов не видать! - крикнул со стены другой дварф.

- Если вы хорошо знаете Лускан, вы всё поймёте, когда увидите нас, - загадочно пообещал Джарлаксл. - В городе есть публичная власть, а есть...

Он позволил окончанию фразы повиснуть в воздухе и посмотрел на Закнафейна, сообщая:

- Наверняка они слышали слухи о Джарлаксле.

- Джарлаксл считает, будто про него все постоянно говорят, - ответил Закнафейн.

Несмотря на сложное положение, в котором они оказались, это вызвало у наёмника широкую улыбку. Сарказм не покидал неумолимого Закнафейна, даже когда тот общался с помощью жестов. Джарлаксл подумал, что этот непочтительный, ворчащий дроу очень похож на другого его близкого друга. Он поверить не мог, что не замечал этого раньше, поскольку эти двое говорили одним голосом и так ненавидели мир, в ловушку которого попали, что им было приятно марать клинки кровью тех, кто угнетал их или совершал зло по отношению к невинным.

Другой друг Джарлаксла был человеком, и, наверное именно поэтому наёмник только сейчас заметил сходство, ведь Закнафейна сложно было сравнивать с миром людей — во всяком случае, на первый взгляд.

Однако ему не следовало так заблуждаться. Человеческие короли, лорды или землевладельцы, ну или простые люди, с лёгкостью могли сравниться в жестокости с худшими жрицами Лолс.

Но он был бы всё-таки рад иметь одного из них рядом, из-за надёжного товарищества и способности разобраться с текущей проблемой.

- Тогда покажитесь! - проревел другой дварф, прервав его размышления.

Джарлаксл дал Закнафейну знак не высовываться и достал своё последнее приобретение: небольшое круглое основание из дерева с прикреплёнными к нему сверху перьями. Джарлаксл вытащил перья и разместил их в четырёх специальных отверстиях, расположенных на равном расстоянии по периметру круга. «Акади», — прошептал он имя великой воздушной сущности Торила, богини, властвующей над воздушными элементалями. Перья немедленного стали колыхаться, затем вращаться, и внутренний диск деревянного основания завертелся вместе с ними.

Движение и волшебство создали над деревянным основанием вздымающийся вихрь.

Подняв предмет перед собой, Джарлаксл вышел из-за камня.

- Ты хотел сказать — покажись, - крикнул он дварфу.

Щёлкнул арбалет, и со стены полетел болт.

Джарлаксл даже не моргнул. Он не видел снаряда, хотя слышал выстрел. Он заметил его в самое последнее мгновение, когда болт чиркнул по угловатому камню перед ним и отскочил наёмнику в лицо.

Однако вихрь поймал его, как и было задумано, и отшвырнул снаряд в сторону.

- Ещё раз сбрешешь — получишь выстрел получше! - крикнул со стены дварф. - Мы умеем считать до двух!

-Вы напали на друзей дома Ханцрин, - осмелился крикнуть в ответ Джарлаксл. - Вы что, думаете, что это обрадует лорда Неверэмбера?

Последовало долгое молчание. Со стены никто не отвечал. Джарлаксл знал, что ужасно рискует, раскрывая большую часть известных ему сведений. Однако он не знал, как ещё продолжать разговор, и решил, что шанс найти Атрогейта и Амбергрис того стоит.

- Выходите, ты и твой друг, - окликнул дварф.

Джарлаксл посмотрел на Закнафейна, который энергично помотал головой, вторя собственным мыслям Джарлаксла.

- После таких тёплых приветствий, пожалуй, будет лучше, если вы сами выйдете к нам — по крайней мере, для начала, - отозвался он.

- Вы пришли, чтобы увидеть нас, ну так входите и смотрите, - проревел дварф.

- Лучше выходите сюда, - стоял на своём Джарлаксл.

- Я быстро устаю от этой болтовни!

- Ну так не мучайся, добрый дварф! - ответил Джарлаксл. - Выходи, чтобы мы могли поговорить о грядущей славе.

Снова последовало долгое молчание, и факелы вдоль стены угасли. Джарлаксл оглянулся на Закнафейна и пожал плечами. Они оба уставились на дверь.

- Ну вот и мы, эльф! - раздался вскоре возглас, и действительно, дварфы вышли — но только не через дверь. С оглушительным жужжащим звуком орда насекомоподобных существ, похожих на какой-то гротескный гибрид мухи и человека, перемахнула через стену. Жужжание превратилось в целеустремлённый гул, и хотя они были эльфами, а значит — обладали иммунитетом, оба дроу узнали волшебные усыпляющие свойства песни ветра.

И всё-таки Закнафейн обмяк.

Джарлаксл бросил на него лишь один взгляд, не зная, притворяется тот или нет, но времени на размышления не было, он покрепче ухватился за деревянное основание своего предмета и направил в него свою волю, требуя большего от волшебства.

Он насчитал дюжину демонов, в которых узнал чазмов. Наёмник понимал, что для двух воинов это слишком много.

- Смотри, чтоб тебя не прокололи! - предупредил он неподвижного Закнафейна, поскольку знал, что рана от иглоподобного хоботка чазма будет кровоточить ещё очень, очень долго.

Джарлаксл подался назад. Он хотел позвать своего коня-кошмара и умчаться прочь, но обнаружил, что не может убрать руки со своей новой игрушки, поскольку та теперь кружилась ослепительно быстро, и от любого неловкого движения могла вылететь из его хватки. Конечно, он понятия не имел, что она делает или почему так быстро вращается.

На них упал шар волшебного мрака, созданный не самим Джарлакслом и не Закнафейном. Но наёмник не удивился и не сбежал. Он просто направил всю свою волю без остатка в магическую игрушку.

Джарлаксл не видел её, зато слышал и чувствовал огромный стонущий вихрь силы.

Жужжание стало намного громче, когда на него неожиданно бросился демон. Потом ещё один. Он инстинктивно попятился и попытался накренить свою игрушку, чтобы перехватить их.

Жужжание превратилось в ухающие звуки, сопровождаемые почти человеческим визгом, затем стонами, когда пойманную в торнадо Джарлаксла пару зашвыряло, колотя друг о друга.

Желая это увидеть, Джарлаксл полностью вышел из темноты спиной вперёд, и действительно — в его вихре оказались пойманы двое, а затем и трое демонических существ.

И это было настоящее торнадо, могучий циклон. Но управляемый, не расширяющийся, ударяющий демонов по его, Джарлаксла, воле.

Разобравшись с этой угрозой, Джарлаксл посмотрел на Закнафейна, чтобы увидеть лишь пару чазмов, бросившихся в атаку.

Не в силах подойти к другу, Джарлаксл призвал шар темноты над Закнафейном, надеясь на лучшее.

 

Никогда прежде Закнафейну не приходилось сражаться с таким демоном, но за свои годы он бился со множеством дроу, чтобы не удивиться, когда его окутала волшебная тьма. Он подумал, что заклинание мог бросить даже Джарлаксл в попытке защитить товарища.

Неважно. Он прекрасно слышал приближавшихся демонов, оценивая расстояние по звуку их жужжащих крыльев, и надеялся, что они посчитали его достаточно лёгкой добычей.

Он сорвал с пояса кнут, перекатился и ударил им в воздух, призывая силу оружия, чтобы прорезать брешь в мультивселенной, огненный разлом, скрытый волшебной темнотой.

Он быстро перевернулся, подобрал ноги и оттолкнулся, получив какое-то мрачное удовлетворение, когда услышал, как вопящий демон врезался в землю позади.

Второй с неожиданной скоростью развернулся прямо над шаром мрака и устремился прямо на Закнафейна. На сей раз оружейник не прибегнул к силе планарного разлома, просто захлестнул своим кнутом хоботок огромного москита и дёрнул его вниз и влево. Голова чазма дёрнулась к нему, открывая Закнафейну прекрасный вид на потрясённые глаза насекомого, как раз когда взмах левой руки оружейника рассёк их мечом.

Закнафейн скользнул в сторону, увернувшись от рухнувшего чазма, который перевернулся один раз, два и три, ломая конечности и подскакивая на камнях.

- Что за Девять Адов, - недоверчиво буркнул дроу, глядя как Джарлаксл бежит к нему, сжимая в руках...

Торнадо?

Чем бы это ни было, оно оказалось крайне эффективным. Наёмник поймал вихрем четвёртого демона, потом пятого. Остальные разлетелись во все стороны, некоторые — в результате действия вихря, другие — пытаясь увернуться от могущественной магии.

Вой на стене привлёк внимание двух дроу, и далёкие врата распахнулись, выпуская стаю псов — конечно же, адских гончих.

- Скакуны! Скакуны! - закричал Джарлаксл, но в этом не было необходимости, поскольку Закнафейн уже поставил статуэтку своего адского борова на землю, вызывая его. И догадавшись о затруднениях Джарлаксла, оружейник сорвал с пояса товарища сумку и вытряхнул вторую обсидиановую статуэтку.

С громким рёвом Джарлаксл взмахнул руками влево, потом повёл их обратно вправо, и пятеро демонов, кувыркаясь, вылетели из циклона, как перекати-поле. Их прозрачные крылья оторвало вихрем, так что демоны не смогли выровнять полёт и после долгого падения разбились о камни.

Оба дроу не смогли это увидеть, поскольку уже скакали во весь опор верхом на кошмаре и адском борове. Копыта цокали по камням, высекая огонь и оставляя след из чёрного дыма.

Однако они расслышали тошнотворный звук, и его оказалось достаточно, чтобы Джарлаксл задрожал.

Они долго мчались с максимальной скоросьтю. Адские гончие не уставали, но волшебные скакуны, которые были быстрее, тоже, и погоня скоро отстала.

 

- Хорошо быть дома, а? - сказал король Бренор Дризту, когда тот неожиданно появился при дворе Бренора в Гонтлгриме.

- Мой дом там, где Кэтти-бри, - поправил его Дриззт. - Сегодня я навещаю дом моего брата.

- Ха-ха, ну ладно! Я рад твоему визиту! Столько дел — бьюсь об заклад, что этот тупой Неверэмбер задумал что-то не особенно доброе и совсем недоброе, и не обязательно в таком порядке.

- Рассказывай, - предложил дроу.

- Рассказывать пока особенно нечего, - ответил Бренор. - Похоже, что Неверэмбер продал башню каким-то дварфам — клану Каменная Шахта — ниже по побережью. Рамблбелли это видел. Похоже, что Неверэмбер хоронит нечистое золото, и я буду доволен, как гном с цацкой или полурослик с пирогом, если смогу поймать его с поличным.

- Я так понимаю, отношения между Гонтлгримом и Невервинтером не улучшились.

- Ха! Этот мужик — дурак.

Дриззт кивнул и не стал продолжать тему. Он пришёл сюда в надежде воспользоваться недавно заработавшими телепортационными вратами, чтобы попасть в Мифрил-Холл в Серебряных Кордонах. Он хотел купить что-нибудь для Кэтти-бри в Серебристой Луне в подарок по случаю рождения их первенца — он знал, что именно, вещь, которую видел во дворце леди Аластриэль. Последнее, что ему было сейчас нужно — впутаться в какую-то бессмыслицу между лордом Неверэмбером и Бренором, двумя самыми упрямыми и своевольными правителями, которых он когда-либо знал!

Однако в этот миг он бросил взгляд в сторону, на Ивоннель, которая тоже была сегодня при дворе, и её пальцы мелькнули, передавая ему сообщение:

- Всё намного сложнее.

- Моя комната ещё свободна, или ты продал её какому-нибудь купцу? - спросил Дриззт, и Бренор закричал.

- Да хоть две, если хочешь! Девять Адов, хоть десять комнат! И ещё больше в Кровоточащих Лозах, - проревел Бренор.

- Регис в городе?

- Неизвестно. Его не было уже несколько десятков дней.

Дриззт поклонился, готовясь уходить.

- Разделим вечером эль да кусок говядины, а? - спросил Бренор, и Дриззт с готовностью согласился.

Он покинул двор и немного погулял в ближайших холмах, пока его не нашла Ивоннель. Они отправились ко входу в Гонтлгрим, к трамвайчику, который должен был доставить их в Кровоточащие Лозы. В Гонтлгриме, где у Бренора повсюду были уши, сложно было поговорить наедине.

Дриззт много раз ездил на этом трамвайчике, и не уставал восхищаться путешествием обратно на поверхность. Спуск в глубины горы был вполне обыкновенным: череда вагончиков, катящихся по рельсам ко входной пещере дварфийского комплекса, где серия тормозов и подъёмов гасила инерцию и приводила вагон на станцию на высокой платформе рядом с подземным прудом и воротами в Гонтлгрим.

Однако путь на поверхность был настоящим шедевром инженерной мысли и магии, превосходя всё, что когда-либо видел Дриззт, включая паутинные балконы Чед Насада. Трамвайчик скатился с платформы и пересёк пещеру, движимый обычной гравитацией, но когда он добрался до крутого наклона, то перевернулся вместе с рельсами, оказавшись на потолке — но при этом не вверх тормашками, поскольку Громф Бэнр и другие могущественные маги обратили гравитацию в этой точке.

Затем трамвайчик падал вверх по горе, и прежде чем покинуть гору на станции Кровоточащие Лозы, переворачивался обратно вниз.

Однако подобное чудо, похоже, не производило впечатления на Ивоннель, поскольку едва покинув трамвай, она схватила Дриззта за руку и потащила его в сторону. И там, вдали от любопытных ушей, она сообщила ему, что Регис снова покинул город, вернувшись, чтобы проникнуть во двор Неверэмбера в Невервинтере.

- Именно он был свидетелем продажи крепости клану Каменная Шахта, - объяснила она, - в том самом зале. И именно Регис провёл связь с домом Маргастер, хотя есть ещё множество связей, о которых он не знает.

В ответ Дриззт поднял бровь.

- С домом Ханцрин, - пояснила Ивоннель. Затем она рассказала ему об отмывании денег, про Атрогейта и Амбергрис, которые отправились в Терновый Оплот, и об опасениях Джарлаксла, что в дело могут быть замешаны ещё более зловещие личности.

- Я мог бы ожидать подобного разговора с Джарлакслом, но не с тобой, - признал Дриззт, давая понять, что до сих пор не уверен в этой странной женщине перед ним.

- Его тут нет, - ответила Ивоннель. - Они с Закнафейном отправились на поиски пропавших дварфов.

- Пропавших?

- Они уже давно отсутствуют, - объяснила Ивоннель. - Может быть, они напились вусмерть за столом клана Каменной Шахты, отмечая возникновение нового дварфийского королевства в регионе. Но они отправились туда на поиски преступлений и не вернулись. Учитывая всё прочее, что мы сумели разузнать, легко решить, что их постигло несчастье.

- Как долго их нет?

- Двадцать дней.

- А Джарлаксл?

- Он уехал всего несколько дней назад, но он верхом на своём...

- Кошмаре.

- Закнафейну достался адский боров. Подозреваю, прямо сейчас они в Терновом Оплоте или уже возвращаются.

Дриззт рефлекторно посмотрел на юг и на восток.

- Дорога только одна, - сказала Ивоннель, и это прозвучало как предложение.

Дриззт обошёл дальнюю сторону трамвайной станции за горным шпилем, скрывшим от взора Кровоточащие Лозы. Он собирался отправиться в Серебристую Луну, как сказал Бренору, но теперь это казалось не лучшим решением. Он хотел вернуться к трамваю и спуститься вниз к дварфийскому порталу, чтобы переместиться обратно к Особняку Плюща и Кэтти-бри. Ему хотелось бы выслушать её мысли по поводу этих тревожных новостей. Он мог вернуться, поговорить с ней и снова оказаться здесь всего за несколько часов.

Но затем он посмотрел на юг и упрекнул себя за предыдущие мысли. Это был лишь повод задержаться. Дриззт знал, что в его сердце. Его путь лежал перед ним, путь, куда ушли трое его друзей, скорее всего — к опасности, вместе с четвёртым — его отцом.

Его отцом.

Дриззт не знал, что это значит. Его уверенность в характере Закнафейна поколебали предрассудки отца. На рациональном уровне он говорил себе, что не стоит удивляться — в конце концов, для Закнафейна, вся жизнь которого прошла в границах Мензоберранзана, всё вокруг было таким новым и ошеломительным. И всё же...

Дриззт оглянулся на восток, где, далеко за пределами его взгляда, лежал Особняк Плюща и его возлюбленная, и причины, которыми он хотел оправдать Закнафейна, пропали. Это была его жена, его партнёр во всём, и это был его ребёнок. Но всё же...

Дриззт напомнил себе, что этот дроу, Закнафейн, по собственной воле лёг на алтарь матери Мэлис ради него.

Дриззт кивнул. Ему не нужно было возвращаться к Кэтти-бри. Несмотря на свои опасения, он знал, куда лежит его путь. Он поднял висевший на шее свисток в форме единорога к губам и подул в него.

- Не хочешь ко мне присоединиться? - спросил он спутницу.

Глаза Ивоннель расширились, когда она посмотрела мимо Дриззта, и он понял, что Андахар, его волшебный единорог, был уже в пути. Действительно — обернувшись, он увидел сверкающее белое создание, чей бежевый рог сверкнул в утреннем свете, когда единорог сделал последние несколько шагов. С каждым волшебным шагом единорог увеличивался в размерах куда больше, чем должно было произойти из-за особенностей зрения.

- Нет, я останусь здесь. Но будь осторожен, - предупредила Ивоннель, отступая в сторону. - Ты уже был на этом пути, и тебе придётся иметь дело с демоническими силами.

Дриззт вскочил на Андахара и кивнул.

- Я буду ждать твоего возвращения, - пообещала Ивоннель, Дриззт развернул скакуна и помчался галопом по южной дороге.

У него за спиной Ивоннель села и начала готовить заклинание хождения по ветру, ведь несмотря на то, что она сказала, она всё-таки собиралась последовать за Дриззтом.

Но ему знать об этом было необязательно.

 

Он сидел в собственной грязи, спиной к неровной стене естественного происхождения. Руки были подняты над головой и прикованы к камню. Они покормили его только раз, запихав заплесневелый хлеб в рот и чуть не утопив его в нескольких вёдрах воды.

Эта трапеза случилась в первый день его плена. Похоже, демоны решили, что он не представляет особой ценности, и теперь заставляли его голодать.

Он думал, что должен был умереть от истощения. А может, они рассчитывают, что он будет оставаться полумёртвым. Может быть, его история о проклятии долгой жизни из-за древних событий в цитадели Фелбарр была куда ближе к правде, чем он считал сам!

Неважно. Проклятие или нет, на сей раз Атрогейта питала единственная вещь: он должен был найти свою любимую.

Огонёк далёкого света ужалил его глаза, и ему потребовалось немало времени, чтобы их открыть. К этому времени факел был отчётливо виден, как и сжимавшая его крепкая дварфийка с жёлтыми волосами, заплётенными в косички.

- Ну что, дварф, получил своё? - спросила его тюремщица, оказавшаяся женщиной с довольно тонкими руками, но широкими плечами. Однако акцент и сложность её речи казались совсем не дварфийскими.

- Получил своё? У меня брюхо урчит, так что, наверное, нет.

- Прекрасно, - ответила тюремщица. - Мне нравится твоя храбрость в такой безнадёжной ситуации — хотя, может, не такой уж и безнадёжной, если расскажешь, что привело тебя сюда. Или, скорее, кто тебя сюда послал. Имей в виду, я знаю достаточно, чтобы понять, если ты солжёшь.

- Бвахаха! - взревел Атрогейт. - Ты чё, думаешь, я те расскажу, какого цвета хреново небо? Или рецепт полуросликова хрючева? Или как заставить младенца рыдать? Или кто, что, когда и почему?

- Остроумно.

- Это правда, сучья ты масть. Выпусти меня из этих цепей, бери лучшее оружие, что найдёшь, и я тебе голыми руками покажу правду-матушку!

- Я могу сделать тебе больно

- Чё-та непохоже.

- О нет, мерзкое создание, я могу сделать тебе больно так, как ты даже не представляешь.

- Я всякую дичь себе представляю, - заверил её Атрогейт.

Тюремщица отступила назад, затем пожала плечами.

- Ну ладно, давай посмотрим, - сказала она. Она потянулась за спину и бросила на колени Атрогейта какой-то предмет.

Глаза Атрогейта широко распахнулись, и он испустил вой глубочайшей боли, которую когда-либо испытывал.

- Мучения только начались, - пообещала тюремщица. Она ушла прочь, но Атрогейт, глядя на предмет, одновременно испытывая желание отшвырнуть его как можно дальше и держать перед глазами, за собственным криком не расслышал дварфийку.

Он кричал, глядя на отрубленную голову Амбергрис О'Мол из адбарских О'Молов.




#96742 Глава 19: Оружейник

Написано Redrick 12 Март 2019 - 20:38

Глава 19

Оружейник

 

Закнафейн вёл свою команду по туннелям верхнего Подземья, используя все свои навыки, которые так тяжело тренировал, чтобы отточить их до совершенства. Браэлин и Джейрелл Фей следовали позади, и ещё полдюжины воинов Бреган Д'эрт скользили за ними в тенях. С тех пор, как он в последний раз делал это, прошло почти двести лет, но по внутренним часам Закнафейна минуло лишь короткое время. Эти воспоминания не были для него далёкими — он чувствовал себя скорее переместившимся вперёд во времени, чем отсутствовавшим здесь десятилетиями.

Он вышел к перекрёстку. Впереди зияли три прохода. Он закрыл глаза, вспоминая модель, которую построил в Лускане Джарлаксл, прежде чем отправить его сюда. Он рефлекторно положил ладонь на сложенную карту, которую теперь носил в кармане... и убрал её.

Он подготовился и знал путь. Карта была не нужна.

Он просигналил команде следовать за собой, затем скользнул мимо устьев двух ближайших тоннелей к третьему, который должен был привести его на юг вдоль побережья, недалеко от канализации Глубоководья.

Он почувствовал движение впереди и прижался к стене и полу естественного тоннеля, полностью слившись с каменными гранями. Впереди он увидел одну лишь поднятую руку, пальцы которой мелькали в жестах беззвучного кода дроу.

Закнафейн встал и отделился от стены, и новоприбывший подошёл.

- Валас Хьюн, полагаю, - сказал оружейник. Он поднял руку, давая отряду знак оставаться в тенях.

- Здравствуй, Закнафейн, - ответил бродяга. - Джарлаксл сказал тебе, что мы должны встретиться здесь?

- Где-то поблизости, хотя я не знаком с этими тоннелями, - ответил Закнафейн, не желая выдавать слишком многое, особенно учитывая фамилию своего собеседника.

- Ты на верном пути, и ещё до конца дня достигнешь участка, где естественные проходы пересекаются с искусственными, - пояснил Хьюн. - Это будет канализация Глубоководья, и в этой области ты найдёшь торговцев Ханцрин.

- Нельзя просто так взять и найти дроу, - сказал Закнафейн, вспоминая другое место и другое время, и ответ на заданный вопрос. Какой-то миг он размышлял о том приключении, потом снова обратил внимание на разглядывающего его с любопытством Хьюна.

- Ерунда, - сказал оружейник. - Старая шутка.

Бродяга не моргнул.

- У тебя есть что-нибудь для меня? - спросил Закнафейн.

Валас Хьюн кивнул и сбросил узел с плеча. Оттуда он достал небольшой хрустальный шар, помещавшийся в его ладонь.

Закнафейн получше пригляделся к предмету, заметив что-то похожее на крошечные звёзды, снующие внутри.

Валас Хьюн протянул шар ему.

- Командное слово, почему-то, «Рамблбелли», - объяснил бродяга, как только предмет пропал из его рук. - Но не призывай магию, пока не будешь готов полностью ею воспользоваться. Предмет заряжен, а каждая перезарядка стоит дорого.

- Разве это не кличка полурослика, друга моего сына? - спросил Закнафейн.

- Вот как? Что ж, пожалуй тогда слово подходит.

Снова вспомнив тот давний случай, Закнафейн улыбнулся.

- Джарлаксл сказал, что ты знал моего деда, - произнёс Валас Хьюн.

Закнафейн пристально посмотрел на него.

- Знал.

-Тогда, может быть, однажды мы выпьем в «Одноглазом Джаксе» и ты мне про него расскажешь.

- Этот разговор лучше вести без крепких напитков.

Настала очередь Хьюна пристально разглядывать оружейника.

- Но ты знал Аратиса Хьюна?

- Я знал его лучше, чем он думал, будто я его знаю, - спокойно, ровным голосом и с серьёзным лицом ответил Закнафейн. - И Аратис удивился, что не удивился я, когда он оказался у меня за спиной с обнажённым кинжалом.

Валас Хьюн отступил на шаг, рефлекторно потянувшись к поясу.

- Он был из Бреган Д'эрт, - сказал бродяга.

- Как и ты, - ответил Закнафейн. Это было предупреждение, поскольку он наблюдал за ведущей рукой Валаса Хьюна.

- Я всё равно хочу, чтобы ты мне про него рассказал, - расслабившись, произнёс Валас Хьюн.

- Мы не слишком ладили.

- Я уже понял. Но всё равно. Может быть, твои истории помогут мне поладить с Закнафейном.

- Я всегда предпочитаю, чтобы ко мне не подкрадывались сзади.

Они надолго скрестили напряжённые взгляды, потом Валас отступил ещё на шаг и отвесил поклон.

- В таком случае, до встречи в Лускане, - сказал он.

- Ты не присоединишься к моему приключению? - спросил Закнафейн.

- Я буду поблизости.

- Аа. Джараксл сказал тебе держаться в стороне и наблюдать, чтобы доложить ему, если меня с отрядом уничтожат.

Валас Хьюн пожал плечами.

- Ханцрины — грозный противник и хорошо знают местность. Сомневаюсь, что ты сможешь хотя бы отыскать их.

- Не смогу, - ответил Закнафейн. - В конце концов, как можно отыскать дроу?

Валас Хьюн снова не понял отсылки и просто пожал плечами, бросил на Закнафейна последний взгляд, и — в мгновение ока — исчез.

Закнафейн оценил его навык исчезновения. Валас Хьюн пропал из виду легко и безупречно, возможно даже с помощью магии.

Оружейнику показалось это очень знакомым. Он уже видел подобное мастерство.

Он надеялся, что тот конкретный отрывок истории не повторится.

 

- Ты уверена в этом? - в третий раз спросила Эскавидне. Она находилась в палате призыва дома Меларн, наедине с матерью Жиндией, в своём обличье дроу.

- Я молилась, - спокойно ответила верховная мать Жиндия Меларн.

- Ты многого просишь. Цена будет высока.

- Наградой станет итог, - сказала мать Жиндия. - Более чем достойный твоих усилий. Богиня узнает про твой вклад.

- Ты предполагаешь, что подобная награда желанна.

- Я предана госпоже Лолс и только госпоже Лолс. Я молилась.

- Я не рассказывала тебе о желаниях Паучьей Королевы, - напомнила Эскавидне.

- Значит, ты не хочешь получить часть признания? - коварно поинтересовалась Жиндия.

- Это не твоё дело, - с не меньшим апломбом ответила прислужница. - Госпожа Лолс узнает о моих действиях, если я дам тебе то, о чём ты умоляешь. Конечно, узнает. Нельзя позаимствовать такие могущественные игрушки без её ведома.

- Ты попросишь у неё разрешения?

- Разрешение мне не нужно, - сказала Эскавидне. - Как и тебе. Если ты попросишь, не будет ни отказа, ни позволения. Паучья Королева не станет распутывать для тебя паутину хаоса. Тебе придётся расшифровать её самой, правильно или нет, и принять благословение, если правильно, и последствия, если нет. В противном случае было бы скучно, не так ли?

Мать Жиндия закрыла глаза и удобно сложила руки на груди, расслабленная и уверенная в себе.

- Паутина Дриззта До'Урдена, - сказала она. - Война Серебряных Кордонов, демоны на улицах Мензоберранзана, убийство Демогоргона у ворот города, падение Ку'Ксорларрин от рук дварфийских друзей Дриззта... и, конечно, с помощью самого Дриззта. Всегда Дриззт! Так много сетей, но теперь я нашла нить, чтобы сплести собственную, причём хорошую паутину, прислужница. Ту, которая наконец закончит историю еретика.

- Ты на это надеешься, - с коварным смешком сказала Эскавидне.

Мать Жиндия бросила сердитый взгляд на йоклол.

- Надежда подразумевает сомнение. Я не сомневаюсь. Я молилась. Я узнала. Я верю.

Эскавидне кивнула.

- И ты принимаешь на себя ответственность.

Мать Жиндия улыбнулась.

- Я выполню твою просьбу, верховная мать, - сказала прислужница. - Я принесу тебе... дьявольские игрушки и всё остальное. Надеюсь, что они хорошо тебе послужат. А если нет, если твоя паутина окажется не такой, какой желает Лолс, я с радостью посмотрю, как эти дары обернутся против тебя. Даже не сомневайся.

- Я молилась, - с улыбкой повторила мать Жиндия.

 

- Нельзя, Валас Хьюн. Нельзя просто взять и найти дроу, - прошептал беззвучно Закнафейн вскоре после того, как расстался с бродягой. Он опустил волшебный шар на пол. Он боялся, что тот покатится прочь, поскольку естественная поверхность тоннеля была неровной, но когда отпустил, шар даже не покачнулся.

Закнафейну потребовалось немало времени, чтобы поверить в эту устойчивость, но в конце концов он убрал руки, опустился на колени перед камнем и приказал ему:

- Рамблбелли!

Парящие внутри шара клочки света начали кружиться, вращаться и сливаться, испуская наружу сияние. Опасаясь оказаться залитым светом, Закнафейн отошёл. Пришлось перелезть через несколько камней, чтобы покинуть неглубокую нишу, которую он выбрал для своей ловушки.

Когда оружейник оглянулся, у него отвисла челюсть, поскольку волшебный шар теперь проецировал изображения. Сам предмет как будто пропал, скрытый небольшим костерком. Вокруг этого костра сидели несколько полуросликов, очень похожих на ту группу, которую Закнафейн, Джарлаксл, и Аратис Хьюн использовали, чтобы выманить Шиву Зовирр.

«Нужно заставить дроу самой тебя отыскать.»

Закнафейн дал знак двум своим ближайшим спутникам, Браэлину Джанкуэю и Эгалавину Зовирру — последний десятки лет тому назад присутствовал среди дроу Зовирр, пойманных в такую же ловушку, и с тех пор хорошо служил в рядах Бреган Д'эрт.

Втроём они отступили в тень и стали ждать. Закнафейн пожалел, что у него нет переносной дыры Джарлаксла.

Он тщательно выбрал это место. За каждым тоннелем, каждым возможным подходом следила пара разведчиков Бреган Д'эрт, и все запутанные тоннели внутри их позиций соединялись между собой, так что любой отряд можно было оповестить в кратчайшие сроки.

Теперь им оставалось только ждать.

Не самая простейшая из задач.

Прошёл день, другой, третий. У них были гости — несколько нахальных крыс-переростков, стая летучих мышей, три разных гусеницы-трупоеда, даже зверь-обманщик — но никто не заинтересовался сценой разбивших лагерь полуросликов, и зверей легко уводили в сторону умелые дроу.

Закнафейн понятия не имел, сколько будет действовать магия шара, но иллюзия не поблекла, и так начался четвёртый день — они сидели, ждали и наблюдали.

В этот день они наконец получили свою награду, когда по линии передали сигнал, что с юга приближается отряд дроу, включающий по меньшей мере трёх жриц.

Закнафейн, находившийся ближе всех к иллюзии, припал к земле, Браэлин и Эгалавин — следом за ним. Никто не достал оружия, хотя все держали руки рядом с рукоятями мечей, арбалетов и прочего. Закнафейн даже несколько раз стискивал рукоятку кнута на правом бедре, пока его свободная левая рука сигналила, напоминая двум спутником, что их миссия — переговоры.

Но осторожность не повредит, когда имеешь дело со жрицами, а тем более — старшими жрицами. Ни одна женщина-дроу не получила подобный титул потому, что была доброй и справедливой.

С пугающей внезапностью местность перед их троицей взорвалась движением, когда словно из ниоткуда возникли полдюжины багбиров с сетями и бросились в атаку на лагерь полуросликов. Иллюзия была настолько безупречна, что высокие и волосатые чудовища не заметили подвоха, подбежав прямо к лагерю, метнув свои сети и налетев на образы полуросликов с дубинами в руках.

- Стоять! - приказал Закнафейн, появляясь из укрытия. Его правая рука взялась за кнут, левая схватила торчавшую за плечом рукоять меча, висящего диагонально на спине. Но приближаясь, он не вытащил меч. Пока нет.

Багбиры развернулись, протестующе заревев.

- Стоять! - снова приказал Закнафейн, адресуя свой приказ ближайшему.

Однако дурак бросился на него, обеими руками занося огромную дубину над головой. Оружие обладало таким радиусом действия, что могло сокрушить оружейника прежде, чем тот окажется на расстоянии удара меча.

Но у Закнафейна было оружие ещё длиннее.

Он взмахнул кнутом с ослепительной быстротой и точностью, ударив им над головой семифутового чудовища, чтобы захлестнуть поднятые руки багбира. Кончик кнута обернулся вокруг и ударил точно в лицо чудовища. Против простого багбира Закнафейн не стал призывать разрывающую планы силу оружия, но в ней всё равно не возникло надобности.

Чудовище споткнулось, натянуло кнут и лишилось равновесия, когда кнут повис. Но единственного длинного шага хватило багбиру, чтобы встать твёрдо. Монстр резко опустил свои захлёстнутые руки вниз и отвёл их в сторону, подняв взгляд лишь для того, чтобы проверить, не разорвёт ли это противника на части.

Но противника на месте не было.

Нет, Закнафейн пришёл в движение одновременно с этим неловким шагом багбира, ушёл из поля зрения чудовища, и как только багбир начал поворачиваться, чувствуя, что кнут тянет его назад, тонкий меч Закнафейна скользнул в его спину, легко разрезав хребет.

И Закнафейн, поддерживая безупречное равновесие, с силой дёрнул за кнут, когда багбир начал падать вперёд, под верным углом и с подходящей точкой опоры, чтобы заставить чудовище закрутиться, высвобождая свой кнут, который затем полетел оружейнику за спину, щёлкнув один, потом второй раз. Лёгким движением запястья он хлестнул двух других багбиров по морде, заставив их замереть.

- Что всё это значит? - воскликнул женский голос, и в пещеру вошло войско дроу Ханцрин — старшая жрица с двумя другими жрицами по бокам и несколько мужчин позади них.

Но из каждого тоннеля возникли новые дроу, отряд Закнафейна, нацеливший ручные арбалеты, а за спиной оружейника появились Браэлин, Эгалавин, и третий, Валас Хьюн, который показался словно из ниоткуда.

- Черри Ханцрин! - крикнул Валас Хьюн, предупреждая реплику Закнафейна.

Старшая жрица придержала подчинённых и посмотрела на бродягу, стоявшего без оружия в руках и с обезоруживающей улыбкой на лице.

- Мы здесь не ради битвы, - заверил её Валас Хьюн. - Вы знаете меня, старшая жрица, и знаете, кого я представляю.

Закнафейн быстро оглянулся на бродягу, выражением лица сообщая, что недоволен. Он знал, что ему следует радоваться вмешательству, но перед ним стояло три жрицы. Разве нельзя было расправиться с ними и получить необходимую информацию от оставшихся мужчин?

- Но я вижу, что битва произошла, - ответила Черри Ханцрин, указывая на поверженного багбира.

- Гоблиноиды, - буркнул Закнафейн и сплюнул на тушу.

- Молчать, бездомная тварь, - рявкнула Черри Ханцрин. Повернувшись обратно к Валасу, она сказала: - Объяснись. И быстро, иначе я жестоко накажу этого вместо того, чтобы принять плату в обмен на мёртвого раба.

- Плату? - фыркнув, отозвался Закнафейн.

Жрица достала с бедра собственную плеть с тремя живыми змеями, извивающимися и сплетающими кольца, готовыми нанести удар.

- Не убивайте его, молю, - сказал Валас Хьюн. - Он неопытный и немного глупый, но из него ещё выйдет толк.

Закнафейн вздохнул и снова оглянулся на бродягу.

- Однако урок хороших манер ему не помешает, если вам кажется это необходимым, - добавил тогда Валас Хьюн к изумлению всех присутствующих.

Черри Ханцрин завопила и подняла свою смертоносную плеть.

Но Закнафейн догадался о плане Валаса. Что важнее, он был быстрее жрицы, намного быстрее, чем она могла предвидеть, и его кнут неожиданно метнулся к ней, щёлкнув прямо перед извивающимися змеями плётки Черри. Причём на этот раз оружейник рассёк полотно мультиверсума, высвобождая элементальный план огня, шипящий и злой раскалённый разлом, который немедленно поджёг змей, оставляя в руках Черри корчащийся трёхголовый факел.

Все присутствующие охнули, не считая Закнафейна и Валаса Хьюна, и если Закнафейн воспользовался этим, чтобы перекатиться вперёд, Валас Хьюн просто рассмеялся.

Старшая жрица попыталась контратаковать своей плетью, но змеи были уже мертвы — всего лишь три дымящихся неподвижных узла, которые больше не могли кусаться.

Завершив перекат, Закнафейн вскочил, плотно прижав кончик меча к шее Черри Ханцрин. Он уставился на неё взглядом, обещающим смерть.

- Сколько защит ты возвела, жрица? - спросил он, и его красные глаза сверкнули. - Джарлаксл дал мне этот меч и пообещал, что никакие волшебные преграды не остановят его укус. Хочешь проверим?

Закнафейн удерживал спокойное выражение лица, всего лишь с небольшим намёком на свою жажду крови, чтобы подкрепить блеф, поскольку Джарлаксл не говорил ему ничего подобного. Хотя меч действительно был весьма хорош, подобные чары на нём отсутствовали.

- Достаточно! Хватит! - потребовал Валас Хьюн, выступая вперёд и махая руками на всех потенциальных участников драки. - Мы пришли только за информацией.

- И заплатите за неё, - осмелилась огрызнуться Черри Ханцрин.

- Женщины рядом с тобой согласятся на сделку получше, - предупредил её Закнафейн.

- Отзови своего пса, - сказала Черри, обращаясь к Валасу.

- Ты до сих пор не поняла? - отозвался бродяга.

Какое-то мгновение жрица с любопытством разглядывала Хьюна, потом обернулась, и кровь отлила от лица Черри Ханцрин, когда она действительно увидела Закнафейна. Когда посмотрела на него не просто как на очередного мужчину. Когда наконец узнала настоящую личность стоящего перед нею убийцы.

Она с трудом сглотнула. Закнафейн почувствовал, как кончик меча пошевелился, вторя движению её горла, и это заставило испытать его огромное удовлетворение.

- Я не враг Джарлакслу и Бреган Д'эрт, - сказала она.

Закнафейн подумал, что впервые в жизни обнажил меч в присутствии жриц Лолс, кроме матери Симфрей и матери Мэлис До'Урден, и не нанёс удар. Это отразилось в его ухмылке, когда он чуть-чуть отстранил лезвие.

- Чего ты хочешь? - спросила старшая жрица Черри Ханцрин, адресуя свой взгляд и слова Валасу Хьюну.

- Информацию. Это всё, - ответил бродяга.

- Ты заплатишь за неё, - снова потребовала Черри, видимо, восстановив самообладание. - И заплатишь за мою плеть.

Закнафейн поднял бровь, и этим маленьким жестом недвусмысленно дал понять, что он с радостью бросится на дерзкую ведьму и прикончит её самым ужасным способом просто за постоянное напоминание об оплате в ситуации, где она не обладала никаким настоящим преимуществом.

- Разумеется, заплатим, - сказал у него за спиной Валас Хьюн. Когда раздался звон монет, Закнафейн закатил глаза из-за того, как быстро сдался другой дроу.

Валас Хьюн вышел вперёд с тяжёлым мешком. Когда он позволил мешку упасть на землю, часть содержимого, золотые монеты, высыпалась наружу.

- Джарлаксл всегда играет честно, старшая жрица, - с поклоном сказал Валас Хьюн. - Дружбу дома Ханцрин он всегда ценил превыше любого другого.

Затем Валас добавил:

- Я мог бы принести самоцветы и драгоценности, но похоже, что дом Ханцрин сейчас не испытывает в них недостатка.

- Не сказала бы, - ответила Черри Ханцрин. Он бросила злой взгляд на Закнафейна. - Убери этот меч!

Оружейник убрал, но превратил этот жест в целое представление, чтобы показать, как близко от смерти была в его руках жрица. Шагнув назад, он поневоле почувствовал недовольство.

Но это были чужие дела, дела Джарлаксла, а Закнафейн знал своё место.

 

- Ты разочарован, потому что не смог убить жрицу, - заметил Джарлаксл, когда Закнафейн вошёл в его комнату в «Двенадцати Дланях»,

Оружейник фыркнул, но промолчал, понимая, что таким способом Джарлаксл сообщил ему, что уже слышал доклад о встрече, хотя отряд Закнафейна вернулся сюда как можно быстрее.

- Ханцрины знают дом Маргастер, - объяснил он командиру наёмников. - Маргастеры покупали множество самоцветов у старшей жрицы Черри и её агентов. Дюжины, включая по крайней мере один крупный, может быть больше.

- Ты хочешь сказать — филактерий и крупных демонов.

Закнафейн пожал плечами, признавая, что Джарлаксл знает об этом куда больше него.

- Когда верховная мать Бэнр пригласила демонов в Мензоберранзан, когда барьер фаэрцресс между Подземьем и нижними планами истончился, улицы города кишели этими мерзкими тварями.

- Зачем она так поступила? - спросил Закнафейн.

- Квентль считала, что это отсылает к славному прошлому Мензоберранзана, - объяснил Джарлаксл. - А кроме того, это позволило ей усилить свою власть над городом. Постоянная угроза необузданных демонов сплотила вокруг неё несколько домов. Это был прекрасный план удержания власти, пускай даже если многие наши сородичи из-за него пострадали.

- Пожалуй, ничто не упрочняет позиции королевы так, как внешняя угроза, даже если она сама её навлекла, - сказал Закнафейн, качая головой.

- Сохранение рода затмевает всё остальное, - согласился Джарлаксл. - Кроме того, есть ещё один немаловажный фактор — многие верховные матери и их старшие жрицы решили, что эти демоны могут стать ценными пленниками.

-Чтобы поместить их в филактерии, которые Ханцрины смогут продавать на поверхность ничего не подозревающим iblith, - догадался Закнафейн. Он покачал головой, столкнувшись с таким дьявольским замыслом. Это было настолько... в духе дроу.

Затем лицо Закнафейна стало очень серьёзным, и он пристально посмотрел на Джарлаксла.

- А Бреган Д'эрт?

- Что — Бреган Д'эрт?

- Вы... мы участвуем в подобной торговле?

- Нет, - без колебаний ответил Джарлаксл. - Нет, никогда. Эти филактерии — яд. Они поглощают невинных и разносят смерть, возможно — неконтролируемо.

- Но выгода, - подразнил его Закнафейн.

Джарлаксл не клюнул на приманку, решительно покачав головой. Закнафейн кивнул, обрадованный, поскольку он не мог пересечь некоторые моральные границы и знал, что его сын не станет терпеть определённые поступки даже от того, кого Дриззт звал другом.

Закнафейн попытался излить своё облегчение, но не успело первое слово сорваться с его губ, как оружейник заметил выражение ужаса на лице Джарлаксла.

- Что такое? - спросил он.

- Дварфы, - ответил Джарлаксл, глядя мимо него вдаль, как будто догадался о чём-то.

- Этот клан Каменная Шахта?

- Нет, - ответил Джарлаксл. - В Землях Кровавого Камня Ханцрины продавали самоцветы дварфам, только это были совсем не дварфы, а странные существа, выдававшие себя за дварфов, когда находились не в своём обычном огромном обличье.

-Спригганы, - сказал Закнафейн, и Джарлаксл кивнул. - Ты считаешь, что клан Каменная Шахта — это спригганы?

Джарлаксл покачал головой.

- Неважно. Я просто вспомнил, что Черри Ханцрин уже имела дело с дварфами.

- Она призналась, что продавала свои товары этому дому Маргастер, - ответил Закнафейн. - Она знает его представителей и говорила с ними напрямую, пускай и тайно.

- Но дом Маргастер тесно связан с кланом Каменная Шахта.

- Откуда ты знаешь?

- Они использовали дварфов, чтобы отмыть свою платину и серебро в глазах других благородных семей Глубоководья. Терновый Оплот выкупили у лорда Неверэмбера за золото Маргастеров. И эти дварфы, Каменная Шахта, явившиеся ко двору Неверэмбера с грязными деньгами, носили кучу сверкающих безделушек, если верить Регису.

- Твои агенты, - прошептал Закнафейн, наконец осознав причину тревоги наёмника.

- Атрогейт и Амбергрис, - сказал Джарлаксл. - В какой ад я их послал?

Он бросился к двери. Закнафейн — следом. Они не останавливались, пока не оказались у дома Доннолы и Региса, где обнаружили правящую пару за обедом.

- Нет времени объяснять, - ответил на их вопросительные взгляды и настоящий вопрос Доннолы Джарлаксл. - Дварфы, которых ты видел в Невервинтере, - сказал он Регису. Тот кивнул. - Драгоценности? Украшения? - спросил Джарлаксл.

- В изобилии, - подтвердил полурослик. - Я тогда подумал, что это полная безвкусица.

- Как у королевы Дамары?

Регис выронил вилку с едой, чего прежде никогда не случалось. Поскольку он был там. Он видел всё случившееся. Ему повезло выбраться из Земель Кровавого Камня живым, когда королева Конкеттина Делькасио Фростмантл была одержима суккубом.

- Боги...

-Что это значит? - спросила Доннола.

- Это значит, что ради тебя, ради меня, ради короля Бренора и всего, что нам дорого, ты и твоя сеть теперь работаете на меня.

Лицо Доннолы приобрело подозрительное выражение, но Регис встал, посмотрел на жену и согласно кивнул.




#96740 Глава 18: Реальность восприятия

Написано Redrick 11 Март 2019 - 21:39

Глава 18

Реальность восприятия

 

Год Возрождения дварфийского рода

1488 ЛД

 

- Ты с ума сошёл? - поинтересовался Киммуриэль, услышав последнюю нелепую просьбу Джарлаксла.

Тот сделал жест, будто собираясь ответить, но Киммуриэль поднял руку и покачал головой.

- Не трать слов, - сказал псионик. - Я уже знаю ответ.

- Ты ранишь меня, друг мой.

- Я тебя раню, а ты меня убиваешь, - отозвался Киммуриэль.

- Громф тебя не убьёт, - заверил его Джарлаксл. - Испытав силу улья иллитидов, текущую сквозь него, он скорее наложит на тебя любовные чары, чем станет бросаться огненными шарами.

- Дождаться не могу, - сухо отозвался Киммуриэль.

- Он выделит тебе покои в Главной башне.

- Где меня будут окружать невыносимые волшебники с их ограничениями?

Джарлаксл вздохнул, признавая поражение.

- Мой комментарий всё равно не касается Громфа, - продолжил Киммуриэль. - Боюсь, ты просишь меня сыграть в игру с существом более опасным, чем бывший архимаг, которое, к тому же, получит значительно меньшую выгоду, оставив меня в живых.

- Возможно, но это критически важно — иначе я бы не просил. Ивоннель представляет собой намного большее, чем кажется, и её роль в происходящем куда значительнее, чем мы осознаём. Мои инстинкты просто кричат об этом, а я научился к ним прислушиваться.

- Ты думаешь, что она, на самом деле — прислужница Лолс, йоклол под личиной? - спросил Киммуриэль.

Джарлаксл выгнул брови.

- Больше.

Псионику потребовалось мгновение, чтобы это переварить.

- Лолс? - воскликнул он. - Ты считаешь Ивоннель воплощением самой Лолс? Ты хочешь, чтобы я шпионил за Лолс? Ты с ума сошёл?

- Отвечая на твой последний вопрос, буду честным: возможно. Касательно первого, я просто не знаю, - признался Джарлаксл. - Но по поводу второго, я считаю, что мы должны попробовать узнать правду. А ты?

Киммуриэль ответил:

- Я считаю, что нам лучше сбежать в самый глухой и далёкий угол Фаэруна.

 

- Но это всего лишь иллюзия, - сказал Дриззт.

Ивоннель проказливо ухмыльнулась.

- Я решила, что они тебе понравятся.

Чтобы подчеркнуть «они», она захлопала ресницами. Её глаза сейчас были фиолетового цвета, очень похожего на глаза Дриззта — редкая мутация среди дроу.

- Они прекрасны, - признал Дриззт. - Для любого наблюдателя в тебе прекрасно всё. В этом и заключается хитрость, не так ли? Ты поддерживаешь волшебную иллюзию, чтобы зритель видел в тебе именно то, что больше всего ему нравится.

- Нет, - сказала она. - Больше нет. Однажды я играла в эту игру, и с готовностью признаюсь тебе в этом. Действительно, то была сознательная манипуляция. Те, кто смотрели на меня, невольно относились ко мне лучше, чем к более блеклой и менее привлекательной персоне. Я игралась с их восприятием ради собственной выгоды.

- Это нечестно.

- Разве? А ты не используешь свою репутацию ради выгоды? Она не помогает тебе, когда противники знают, что сражаются с легендарным мечником? Или тот факт, что ты дроу. Конечно, в некоторых областях это приводит к большим проблемам, но ты не думал, что многие из деловых партнёров Джарлаксла ведут себя крайне осторожно просто из-за цвета его кожи и из-за страха перед возможным возмездием?

Дриззт замялся, не зная, что ответить, потом буркнул:

- Это другое.

- Вовсе нет, - настаивала Ивоннель. - Разве не бывает ночей, когда Кэтти-Бри надевает особую одежду или делает специальную причёску? Разве ты не поступаешь точно так же? Я просто решила выглядеть так. И выглядеть так для всех: от зрителя к зрителю иллюзия больше не различается.

- Но это твой естественный облик?

- Какая разница?

Дриззт начал отвечать, но понял, что его поймали, и просто пожал плечами.

- Люди строят свои тела, делают причёски, выбирают одежду, раскрашивают лица — всё, что угодно! — чтобы определить свою внешность. Я поступила точно так же.

Она снова сверкнула своей проказливой улыбкой.

- Просто у меня есть инструменты получше.

Дриззт невольно рассмеялся. Он хотел отыскать какую-нибудь точку опоры, с помощью которой мог бы вести спор, но таковой не было. Он подумал о собственном тщеславии, о том, как упорно каждое утро тренирует свои мышцы. Да, большая часть этих тренировок была практичной, исходила из его желания быть совершенным фехтовальщиком, чтобы использовать свои навыки ради высшего блага. Всё это была правда.

Как и его личное удовольствие от наращивания мышц. Сколько раз он замечал, как Кэтти-бри подглядывает за ним во время утренней тренировки, и сколько усилий приходилось прикладывать, чтобы сдержать улыбку, когда он знал, что она смотрит на него из-за кустов?

- В последнее время у меня были с этим проблемы, - напомнил ей Дриззт, имея в виду проклятие, из-за которого стёрлась черта между реальностью и иллюзией, болезнь разума, спровоцированную истончением фаэрцресс в Подземье.

- Именно таким было твоё безумие, - согласилась Ивоннель. - Где заканчивается восприятие и начинается реальность? Ты не мог различить и не мог верить в реальность окружающих, даже твоих близких.

- И хотя они были ненастоящими, иллюзия, моя вера в то, что это действительно мои друзья, сделали их реальными для меня. В своих мыслях — в своём сердце я действительно лежал с Кэтти-бри.

- Восприятие и есть реальность, Дриззт До'Урден, - заявила Ивоннель.

- Объективной истины нет?

- Конечно, есть! Но до тех пор, пока фальшь не раскрыта, реальностью остаётся то, что ты таковой считаешь. Нельзя отделить одно от другого без раскрытия лжи. В том, что ты попытался, и заключалось твоё безумие.

Дриззт какое-то время обдумывал её слова, потом рассмеялся.

- Вы предупреждаете меня, госпожа?

- Нет, - сказала Ивоннель, и Дриззт не услышал неискренности в её голосе. - И сейчас я говорю тебе, что Закнафейн реален. Это тот же мужчина, что принёс себя в жертву, чтобы ты мог сбежать из Мензоберранзана, а потом ещё раз — когда его послали в виде чудовища-нежити за твоей головой. Сознание, обитающее в этой смертной оболочке дроу — твой отец, Закнафейн.

Дриззт долго кивал, отвечая на все реплики Ивоннель в этом неожиданном разговоре в Кровоточащих Лозах. Наконец, он остановился и посмотрел на женщину.

- Мне нравятся твои глаза, - признал он, и Ивоннель улыбнулась.

 

- Можешь определить? - спросил Киммуриэль Джарлаксла, который смотрел сквозь свою волшебную глазную повязку, пытаясь различить истинный облик женщины в прорицательном зеркале псионика. Они находились в отдельной комнате в «Двенадцати Дланях» — таверне, постоялом дворе и конюшне в городе полуросликов Кровоточащие Лозы.

- Магии нет, - сказал тот, покачав головой с недоумённым видом. - Теперь Ивоннель выглядит именно так. Это её настоящий облик.

- Но изменённый магией, как она призналась по поводу своих глаз, - сказал Киммуриэль.

Это вызвало очередное пожатие плечей у его товарища.

- Она выбрала себе внешность и изменила её, но по крайней мере постоянная иллюзия, которое показывала разное разным наблюдателям, пропала.

- Ты считаешь, что это важно?

Джарлаксл замолчал, но потом кивнул.

- Я не знаю, почему, - признал он. - Но теперь она кажется более правдивой, более настоящей, более...

- Более смертной?

- Да. Возможно, это лучшее слово. И в этом есть смысл, учитывая её решение покинуть Мензоберранзан и прийти сюда. В Мензоберранзане она могла стать верховной матерью. После того, как она спасла город от Демогоргона, никто, тем более эта жалкая Квентль, не посмел бы ей возражать. Она могла жить, как богиня, и всё-таки пришла к нам.

Киммуриэль не стал спорить. Он оглянулся через плечо, потом указал подбородком на изображение в зеркале, чтобы привлечь внимание Джарлаксла.

- Она уходит, - сказал псионик.

Джарлаксл коснулся полей шляпы в благодарность за экстраординарные способности Киммуриэля.

- Нам необходимо узнать, какие действия предпринимают дома дроу в отношении происходящего, - заметил Джарлаксл.

- Разве ты не за этим отправил Закнафейна?

- Да, чтобы разузнать о делах дома Ханцрин в Глубоководье. Но теперь мне стало интересно, неужели в наш регион и именно сейчас их привело простое совпадение?

- На сей раз главные дома Мензоберранзана не станут возвращаться — после столкновения между Дриззтом и аватаром Лолс в тоннелях под Землями Кровавого Камня, и уж тем более после убийства Демогоргона с помощью инструмента-Дриззта на глазах всего города. Они просто отпустят Дриззта. Они больше не собираются его преследовать, а если бы и собирались — разве не воспользовались бы Ивоннель, чтобы получить желаемое?

- Всё не так просто.

- Как всегда, - сухо заметил Киммуриэль.

- Как любит Лолс, - сказал Джарлаксл. - И да, ты прав, что на этот раз город не станет вмешиваться. Но всегда остаются беспринципные верховные матери, которые хотят заполучить преимущество. Всегда. Во всех этих событиях — с Дриззтом, Закнафейном, с нашими новыми союзами — некоторые могут увидеть свой шанс на продвижение.

- Только не Бэнры, - сказал Киммуриэль. - Не сейчас. По крайней мере, не так, как ты опасаешься. Ивоннель сама Бэнр, как и Громф, а он посещает...

- Ты знаешь, о ком я говорю, - оборвал его Джарлаксл. - И знаешь, какова твоя следующая задача.

- Задача? Ты говоришь со мной так, будто я твой раб.

- Не раб. Но мы можем согласиться, что тебе предстоит встреча, не так ли?

- Аш'ала Меларн, - сдался Киммуриэль. - Мне сказали, что вскоре она встречается с матерью Зирит До'Урден, чтобы определить, возможно ли наладить отношения между домом Меларн и домом Ксорларрин, который стал теперь домом До'Урден. После разговора с матерью Зирит я отыщу её в тихом коридоре.

- В месте, где её нельзя будет найти с помощью магии, - поправил Джарлаксл. - В измерении, созданном тобой собственноручно, где другие не смогут вас подслушать. Это настолько важно.

Киммуриэль кивнул.

- Я поговорю с Аш'алой в обстановке полной секретности.

Джарлаксл снова коснулся полей шляпы и покинул таверну. Он догнал Ивоннель возле небольшого домика Дриззта во дворе виллы Региса и Доннолы.

- Как прошло твоё соблазнение? - спросил он, приближаясь.

Ивоннель наклонила голову и с любопытством посмотрела на него.

- В этом всё дело, не так ли? - настаивал он, устраиваясь рядом с безоговорочно прекрасной молодой женщиной-дроу.

- Что за дело?

- Твоя внешность. Эти глаза!

- Не стану отрицать символичность своего выбора.

- Или то, что они должны были понравиться Дриззту? - хитро заметил Джарлаксл.

Ивоннель хмыкнула и двусмысленно пожала плечами.

- А возвращение Закнафейна? - спросил Джарлаксл неожиданно тихим и серьёзным голосом.

- А что с ним? - ответила Ивоннель, с виду искренне изумлённая — но разумеется, она была очень хороша в подобного рода притворстве, как и её тёзка, мать Джарлаксла.

- Разве Дриззт не обрадовался?

- Хватит танцев, дядя, - сказала дочь Громфа, и Джарлаксл напрягся от открытого признания их семейных уз.

- Что ж, ладно. Ты вернула его к жизни.

Ивоннель усмехнулась.

- Я не знаю, как ты это сделала, но ты сумела, и всё это похоже на запутанную игру, цель которой — соблазнить Дриззта, - открыто обвинил её Джарлаксл. - Ты слышала, как Дриззт сказал Лолс, что если бы она была достойна его почитания, то вернула бы Закнафейна без всяких просьб.

Он пристально посмотрел на Ивоннель и напомнил:

- Тебя не просили.

- Ты думаешь, я хочу, чтобы Дриззт мне поклонялся?

- Или чтобы любил.

Ивоннель пожала плечами, но не покачала головой в отрицании.

- Тёмные эльфы живут долго. Не то что люди.

- Особенно если её убьёт враг.

Ивоннель остановилась и повернулась лицом к Джарлакслу, и когда тот в свою очередь повернулся к ней, она отвесила наёмнику пощёчину.

- Я не враг Кэтти-бри, а она не враг мне, - процедила Ивоннель сквозь сжатые зубы. - И даже будь мы врагами, я не стала бы забирать у Дриззта жену и любимую.

- Но ты не отрицаешь, что он тебя интересует.

- Не отрицаю.

Ивоннель призналась легко, без малейшего стыда или колебаний.

- И поэтому вернулся Закнафейн, - продолжил Джарлаксл.

- Ты продолжаешь так утверждать, но я знаю, что у тебя нет доказательств — потому что их не существует.

Она снова пожала плечами.

- Похоже, Закнафейн вернулся благодаря божественному вмешательству, а я — не богиня. Посмотри лучше на Миликки, которая вернула Дриззту его Компаньонов Халла.

- Миликки с самого начала собиралась так поступить.

- Тогда посмотри на Лолс, - сказала Ивоннель. - Хотя Миликки всё равно может быть причиной.

- Почему? - спросил искренне недоумевающий Джарлаксл. - Ты веришь в эту ерунду, будто Дриззт может её изменить? Ты именно так мне и сказала, когда сообщила о возвращении Закнафейна. Что Дриззт думает, будто может изменить Лолс. Это...

- Возможно, боги являются богами, потому что они способны лучше предвидеть будущее и понимать последствия действий в настоящем, - оборвала его Ивоннель. - Поэтому они не совершают ошибок недальновидности. Я немало об этом думала — я считаю, что лучше прочих подхожу для поисков ответа на подобный вопрос — и мне кажется разумным, что Лолс осознаёт неизбежность нашей, Джарлаксл, революции, и понимает, что не в силах её остановить.

- Неизбежность? - фыркнув, отозвался Джарлаксл. - Хотел бы я разделять твою уверенность.

- Перемены в Мензоберранзане начались. Этого уже не изменить, чем бы всё сейчас ни закончилось. Лолс знает об этом, и знает, что ты сыграл огромную роль в происходящем.

- Пожалуйста, никому об этом не говори, - отозвался Джарлаксл, и он практически не шутил. Последнее, чего ему хотелось — увидеть собственное отражение в глазах госпожи Лолс.

- Твой город Лускан — серьёзная угроза старому порядку, - сказала Ивоннель. - Самое сильное слово в языке дроу — iblith. Поношение отличающихся, иных рас — краеугольный камень высокомерия дроу, а высокомерие дроу — основа могущества и жестокости Паучьей Королевы. Но подумай о том, чего ты добился в Городе Парусов, Джарлаксл.

- Я управляю им из тени, посредством главного капитана-дроу, который выдаёт себя за человека, - возразил Джарлаксл. - Для агентов Мензоберранзана такой трюк не в новинку.

Ивоннель рассмеялась.

- Ты говоришь о прошлом. В Лускане дроу активно смешиваются с обитателями поверхности — даже с обладателями власти. В новой Главной башне Волшебства Громф Бэнр, бывший архимаг Мензоберранзана, ведёт исследования рядом с Пенелопой Гарпелл, лордами-нетерезами, волшебниками и чародеями огромной силы из других рас и народов. Единственный, кто считает, будто используемую Беньяго личину главного капитана Курта до сих пор не раскрыли — это ты сам. Весь двор короля Бренора и большая часть его города знают истинную силу Лускана. Как и полурослики в этой милой деревне.

- И что с того? Какую серьёзную угрозу...

- Лолс знает, как и ты, что среди разумных раз знакомство не рождает презрения. Нет, оно стирает предрассудки. Величайшей ересью Дриззта До'Урдена был не уход из Мензоберранзана, а то, что он добился принятия в Серебристой Луне и Глубоководье. Это угроза Лолс. Как она сможет держать своих слуг в Подземье довольными, если им доступен мир, не сводящийся к мраку, ненависти и кровопролитию?

- Она не убила Дриззта, - напомнил Джарлаксл. - Это легко исправить.

- Совсем не легко. Потому что она знает, к чему это приведёт. Мучеником Дриззт будет представлять собой ещё более мощный символ. Она не убила Дриззта потому, что боится последствий.

- И поэтому она вернула Закнафейна?

Ивоннель снова пожала плечами с выражением беспомощного недоумения на лице, и Джарлаксл мог лишь кивнуть и попытаться разобраться сам. Если Лолс действительно вернула Закнафейна Дриззту, значит ли это, что таким способом богиня признала неизбежное? Пытаясь удержаться за своих последователей — поскольку что есть бог без последователей? — нанесла упреждающий удар доброты и раскаяния?

- Не может быть! - воскликнул Джарлаксл, разум которого не в силах был совершить подобный скачок.

- Но очень похоже на то, - сказала Ивоннель. - Особенно с моей точки зрения, и я считаю, что способна оценить эту конкретную ситуацию лучше, чем ты.

Это заставило Джарлаксла замолчать, поскольку он гордился своей способностью оценивать и понимать ритмы окружающего мира.

В ответ на его ошеломлённый взгляд Ивоннель просто снова пожала плечами.

- Я стала иначе смотреть на само время, - с самоироничным смешком объяснила она. - Мои воспоминания на многие тысячелетия старше моего тела... и моего сознания! Ты не в силах представить, что это значит, дядя.

- Я не так уж молод и многое знаю о прошлом, - ответил наёмник. - Не забывай, я знал женщину, которой принадлежат эти воспоминания — и некоторые из них были для нас общими.

- Это не то же самое. Даже не близко. Это не просто истории, услышанные мной в песнях барда, даже если каждое слово казалось истиной. И не просто воспоминания о далёком прошлом. Это опыт далёкого прошлого, который стал для меня новыми воспоминаниями, как будто всего несколько лет отделяют меня от событий тысячелетней давности.

- Я могу оглянуться на самые ранние войны верховной матери Бэнр и почувствовать раны и запах крови, - продолжала она, и неожиданно Ивоннель начала говорить не только с Джарлакслом, но и с сама с собой, как будто её наконец озарило. - Это не просто воспоминания! Я могу оглянуться на то, как Бэнр занималась любовью, и пережить в своём разуме эти мгновения так отчётливо, как будто я сама седлаю партнёра, а не моя тёзка. Отчётливо! Я знаю, я испытываю каждое чувство, даже огромное облегчение, которое Бэнр находила в подобных встречах. И я не просто сторонняя наблюдательница, понимаешь?

- Не уверен, что хочу понять.

- Я знаю больше, чем то, что она видела или чувствовала, - попыталась объяснить Ивоннель. - Я знаю и каждый образ, каждую волнительную мысль в голове Бэнр, когда она доводила себя до сексуального экстаза. Я не хочу этого, но...

Джарлаксл едва не потерял дар речи.

- Неужели иллитиды вложили в твой разум не только память верховной матери Бэнр? Ты не боишься, что одержима? Возможно, Киммуриэль...

- Нет, это не одержимость и не наваждение, - спокойно ответила Ивоннель. - В конце концов, несмотря на оскорбление определённых чувств, это дар. С тысячью лет опыта — опыта, который кажется мне совсем свежим — я чувствую, что обладаю способностью предвидения, превосходящей... любого. Старшие люди считаются более мудрыми, поскольку они видели последствия подобных ситуаций, и тесное знакомство с воспоминаниями, чувствами, откровениями и опытом Ивоннель Вечной наделило меня её мудростью.

- Поэтому ты так терпеливо ждёшь, пока Дриззт станет доступным?

Ивоннель рассмеялась, и Джарлаксл к ней присоединился. Это казалось таким примитивным примером открытых перед ней горизонтов.

Но Джарлаксл присоединился к её смеху, потому что различил в нём искренность. Он знал, что Ивоннель обладает грозными силами не только по части магии. По части дипломатии и обмана она была не менее опасна, но подобное объяснение, такая аргументация, казались Джарлакслу очень убедительными.

Всё это... сходилось. Каким-то образом оно совпадало с тем, как Джарлаксл видел мир. В крайне необычайных обстоятельствах Ивоннель присутствовала некая... целостность.

Наёмник не знал, верит ли, что Ивоннель не знает о возвращении Закнафейна — не был даже уверен, что она сама это не устроила.

Но почему-то ему казалось это неважным.




#96738 Часть 4: Самоотверженность?

Написано Redrick 11 Март 2019 - 15:26

Часть 4

Самоотверженность?

 

Где заканчивается «я» и начинаются другие, «сообщество»?

Вопрос как будто простой, даже очевидный, но я начинаю думать, что это может быть самым сложным изысканием из всех. И самым важным, если я хочу найти настоящий смысл моей жизни. В более широком отношении это вопрос, который определяет суть общества, а возможно, тем или иным образом, даже срок его жизни.

Если я иду по дороге и вижу человека, тонущего в пруду, и у меня есть верёвка, которая достанет до него, разумеется я брошу бедолаге верёвку и вытащу его на берег.

Но это не самоотверженный поступок.

Меня могут назвать героем за спасение чужой жизни.

Но это не героический поступок.

Нет, такого поведения ожидают от любого, достойного жить в цивилизованном обществе, и всякий, кто не остановится, чтобы помочь утопающему в подобной ситуации, заслуживает по меньшей мере порицания.

Если бы я шёл по дороге и увидел человека, тонущего в пруду, но верёвки у меня не было, я прыгнул бы в воду и попытался вытащить утопающего.

Это более самоотверженно и включает в себя небольшую толику опасности.

Стану ли героем?

Некоторые назовут меня так, но в моих ушах это будут пустые слова. Потому что я сделал лишь то, чего ожидал бы от любого соседа, если бы сам был утопающим.

Вот что делает сообщество важнее индивида.

Предположим, человек тонет в озере, где живёт щука-убийца. Предположим, на него даже напало подобное создание. Предположим, озеро кишит голодными щуками.

В какой точке моя попытка спасения становится героической? В какой точке мои действия по праву могут заслужить мне титул героя?

В какой точке я не захочу, чтобы соседи бросались в эту смертельную, полную щук западню, чтобы попытаться меня спасти?

И такая точка наверняка есть. Существует место, где ответственность перед собой перевешивает, намного перевешивает, ответственность перед обществом.

Но где она?

Вряд ли многие тщательно размышляли над вышеописанной дилеммой, но с содержащимся в ней вопросом постоянно встречается любая личность. Где заканчивается ответственность перед собой и начинается более широкая ответственность перед обществом?

Если я успешный охотник и доверху заполнил на зиму, свои погреба, будет ли правильно и справедливо позволить соседу голодать? Если мне придётся урезать собственный рацион, чтобы накормить соседа, провести в зиму в лишениях, но без смертей, должен ли я по-прежнему спасти неудачливого охотника?

Я удивлён тем, сколько встречал людей, которые утверждали что нет, что их урчащий живот не стоит жизни соседа, и оправдывали своё заявление, обвиняя соседа в том, что ему не повезло с охотой.

Опять же, пример крайний, но если мы обратимся к повседневности, к ежедневным выборам, с которыми каждый встречается в своей жизни, наш выбор будет не менее важным. За что ты несёшь ответственность, кроме самого себя? За своего спутника, за своих детей, братьев, родителей, кузенов, соседей, незнакомцев?

Я думаю, что эти вопросы определяют тебя как личность больше любых других твоих поступков.

Законы королевства пытаются очертить эти границы ответственности в повседневной жизни граждан. В деревне Лонливуд в Десяти Городах, к примеру, успешный охотник обязан делиться добычей, превышающей дневную порцию. Любые излишки делятся поровну между всеми жителями Лонливуда. Но в Норе Дугана, ещё одном из Десяти Городов, те, кто не способен добывать себе пропитание охотой, зимой скорее всего будут голодать, а успешные охотники могут защищать свою добычу до смерти, даже если эта добыча столь велика, что начнёт гнить с приходом в тундру весенних оттепелей.

В Норе Дугана никто не пытается изменить эти законы или типичное отношение, придающее им силу. Конечно, в Брин Шандере, центре Десяти Городов, найдутся такие, кто хотел бы подобных перемен, поскольку голодающий народ из городов Красных Вод неизбежно пытается добраться до врат Брин Шандера.

Я предпочитаю Лонливуд, как и мои товарищи, поскольку начал считать филантропию главным источником довольства собой, если не откровенного эгоизма!

В Брин Шандере есть старая женщина, которая берёт к себе бродячих собак и котов. Она неустанно трудится, чтобы пристроить их среди жителей города.

Она так предана своей задаче, что мало ест и ещё меньше спит. Однажды я спросил её об этом, о том, почему она жертвует лишним часом сна, чтобы найти бродячего кота, о котором ей рассказали.

- Каждый час, когда я не работаю, драгоценный кроха может умереть, - сказала она мне.

Люди Брин Шандера считают её сумасшедшей, и честно говоря, я и сам подвергал сомнению здравость её рассудка и расстановку приоритетов. До тех пор, пока не поговорил с ней, и тогда обнаружил в этой женщине одного из самых разумных и зравомыслящих людей, с которыми когда-либо имел счастье встречаться. Тепло её сердца тронуло меня и позволило увидеть искренность её улыбки. Для неё это было призвание, способ, которым она, бедная старая женщина, может сделать мир лучше.

Среди знакомых мне дворян немногие могли сравниться с ней в искренности улыбки.

Я считаю себя немного похожим на эту старую женщину, и больше прежнего — после моего обучения в монастыре. Величайший урок, полученный мной в этом месте великого учения — постоянное напоминание о том, как мало мне на самом деле нужно, и предостережение избегать ловушки собственности.

Чаще всего богатство владеет богачом, а не наоборот.

Богатая женщина может вызывать зависть, и хотя зависть будет ей приятна, этот повод омрачит лица окружающих задолго до того, как она умрёт.

Некоторые меряют богатство золотом.

Другие меряют его слезами тех, кто будет оплакивать их после смерти.

Я понимаю и с отвращением признаю, что среди встречавшихся мне людей мои предпочтения вовсе не являются общепринятыми. Нора Дугана не нуждается в новых жителях, и любые дома, опустошённые суровыми условиями этого сообщества, вскоре наполняются снова, по большей части людьми, ворчащими по поводу дани или налогов и готовыми воевать с любым, кто потребует у них хотя бы медяк.

«Не можешь поймать жратву — не имеешь права жить» — распространённое кредо, которое часто можно услышать в этом городе и даже на берегах озера под названием Красные Воды.

Таков этический спектр разумных существ со шкалой между «я» и «сообщество».

Мой друг Бренор — один из богатейших королей в этой местности. Соединённые дварфийские королевства, от Долины Ледяного Ветра до Серебряных Кордонов и Гонтлгрима, вышли из своих войн, сверкая богатством и могуществом. Сам Бренор уже обладает сокровищницей, способной вызвать зависть большинства лордов Глубоководья.

Обязан ли в таком случае Бренор распахнуть свои врата для всех просителей? Насколько широки границы ответственности для того, кто обрёл столь многое? Шире, чем для фермера или сапожника? Если фермер сберёг дюжину серебряных монет и даёт одну бедняку, которого встретил на рынке, следует ли Бренору, владеющему в тысячу тысяч раз большим состоянием, раздать по монете тысяче тысяч нуждающихся?

Или ему следует раздать даже больше, поскольку после определённой степени богатства его монеты становятся не так важны для его собственного здоровья и безопасности? Подобно драконам, великие лорды севера владеют грудами сокровищ, которые не в силах потратить за всю свою жизнь. Даже их дети и следующие поколения не могут потратить такие богатства. Потеря серебряной монеты меньше вредит человеку и его семье, обладающему десятью серебряными монетами, чем потеря медной монеты — семье, у которой есть только десять медяков. А потеря золотой монеты для женщины, которая обладает десятью золотыми монетами, значит для блага её семьи меньше, чем дань, назначенная человеку с десятью серебряными.

И по мере возрастания размеров богатства правило продолжает соблюдаться. Чем больше у вас есть, тем меньше вам необходимо, и когда все базовые нужды удовлетворены, роскошь становится избыточной и притупляет радость приобретения.

Мензоберранзан похож на Нору Дугана. Никакого золота и драгоценностей не хватит, чтобы удовлетворить неутолимую жажду верховных матерей. В Мензоберранзане богатство — это власть, а власть — это всё. И богатство означает положение, которое значит даже больше власти. Ведь положение вызывает зависть, а для дроу моей родины чужая зависть — одна из величайших радостей в жизни.

Такая жизненная философия кажется мне абсолютной глупостью.

Попрошайку у ворот дома Бэнр убьют или возьмут в рабство.

Попрошайку у ворот Гонтлгрима накормят горячей едой и дадут постель.

Поэтому король Бренор — мой друг.

 

— Дриззт До'Урден




#96731 Глава 17: Сила совести

Написано Redrick 10 Март 2019 - 21:52

Глава 17

Сила совести

 

К тому времени, как Джарлаксл вышел из-за поворота, бой уже закончился, и только его союзники остались стоять на ногах — по крайней мере, на ногах и в силах двигаться, поскольку несколько полуросликов до сих пор были парализованы и абсолютно неподвижны под действием продолжающегося заклинания жрицы.

Усилием мысли Джарлаксл заставил свои волшебные сапоги вернуться на пол и прогулочным шагом подошёл к товарищам.

- Как мило, что ты решил к нам присоединиться, - поприветствовал его Закнафейн, не оборачиваясь, чтобы тщательно осмотреть друга. Он стоял, разминая пальцы, которые ушиб о лицо врага.

- Что ж, мне пришлось разбираться с верховной матерью, - ответил наёмник.

- И где...? - спросил Закнафейн, но оборвал вопрос, увидев изумлённое выражение Аратиса Хьюна, когда убийца уставился мимо него на командира.

- Очень далеко, в другом измерении, но при этом чрезвычайно близко, - сказал Джарлаксл и поднял небольшой кружок чёрного полотна.

Закнафейн развернулся и выпалил, даже фыркнул:

- Опять твои волосы?

И несмотря на бойню вокруг, несмотря на тревогу о полуросликах, несмотря на кровь на его руках и клинках, ему пришлось постараться, чтобы сдержать смех. Ведь Джарлаклс действительно выглядел смехотворно: маленькие шипы его волос почернели (наверняка от жира, который он использовал тщеславия ради) и оставляли за собой струйки дыма. Впрочем, учитывая, как наёмник сиял от радости, с тем же успехом это мог быть пар из его ушей. Было ясно, что ожоги на голове причиняют ему немалое неудобство.

- Заткнись, - буркнул он.

- Наверное, боги пытаются сказать, что им не нравится твоя причёска, - всё равно сказал Закнафейн.

- Заткнись.

- Мне кажется, ты выглядишь весьма впечатляюще — по крайней мере, кажешься полезным. Как задутый ветром факел, дожидающийся, пока его не зажгут заново.

Джарласкл нахмурился, и Закнафейн рассмеялся ещё сильнее.

Но Аратис Хьюн, стоящий у него за спиной, не присоединился к веселью.

- Твоя странная игрушка не сможет её удержать, - предупредил он. - Она развеет магию на достаточный срок, чтобы сбежать.

Джарлаксл посмотрел на него, потом на клочок ткани, потом обратно на Хьюна. Пожав плечами, он подбросил клочок высоко в воздух, вверх и вверх, пока тот не ударился о потолок и не прилип там, открываясь.

Наружу головой вперёд вылетела мать Шива. Она замахала руками и предсказуемо потянулась к эмблеме своего дома, чтобы активировать заклинание левитации.

Но Джарлаксл уже приступил к действиям, достав волшебный жезл и выстрелив пузырём слизи. Прицел был безупречен. Слизь ударила жрицу в туловище, сковав ей руки.

И жрица упала, головой вниз, пролетев почти тридцать футов и ударившись о каменный пол.

Она защитила себя от магии воплощения, от огня, льда и молний, от стрел и болтов, от острого и тупого оружия.

Но не от падения.

Да, защитные заклинания поглотили первоначальный удар, и её череп не раскололся, но от них было мало толку, когда её шея слишком резко свернулась в сторону, и кости запротестовали с резким, гулким звуком.

Джарлаксл, Аратис Хьюн и воин Зовирр, что не корчился на полу — все вздрогнули от болезненного звука, с которым Шива свернула шею.

Но только не Закнафейн, поскольку это была старшая жрица Паучьей Королевы. Убийство её дочери было приятным, но это чувство оказалось ещё лучше. Он небрежно подошёл к Шиве, чтобы для надёжности перерезать ей горло, вот только его клинок не смог погрузиться в плоть. Жрицы и их защита!

- Забери трофей, - сказал Закнафейну Джарлаксл, проходя мимо, чтобы взглянуть на раненых и взятых в плен воинов Зовирр.

Пожав плечами, Закнафейн переступил через павшую верховную мать и описал клинком круг, разогреваясь для следующего удара. Однако он остановился и пнул её кулак, проверяя — не пошевелится ли. Она пошевелилась, правда, с одним только бульканьем.

Хорошо, подумал Закнафейн. Оружейник хотел, чтобы она знала.

Снова сверкнул его клинок, с силой рухнув на умирающую Шиву, и снова её волшебная защита вспыхнула и отразила удар.

- Сколько ещё у тебя осталась, мерзкая жрица? - прошептал Закнафейн, ударяя мечом снова и снова, истощая печати. Четвёртый удар оставил кровь у неё на горле, и он усилил натиск, с каждым взмахом врубаясь немного глубже.

Шива снова булькнула, несколько раз, и Закнафейн понял, что она испытывает боль и осознаёт ужас обрывающейся жизни.

Это сделало его счастливым. Некоторые считали Закнафейна высокоморальным и великодушным дроу, и по большей части он таковым и был. Но только не по отношению к матерям Паучьей Королевы.

- Опусти руки, - услышал он слова Аратиса Хьюна, и когда его следующий удар отделил голову Шивы от шеи, он обернулся, чтобы взглянуть на товарища по Бреган Д'эрт.

Один из воинов на полу прекратил корчиться, но похоже остался жив. Другой, которого Закнафейн ударил кулаком в лицо, перекатился на живот и упёрся руками, как будто пытаясь встать.

Третий, к которому обращался Аратис Хьюн, стоял на коленях, подняв руки.

- Мы не собираемся тебя убивать, - продолжал Хьюн. - По крайней мере, сейчас. На самом деле, перед тобой открылись новые перспективы. Сейчас ты безродный бродяга, изгнанник из Чед Насада и беглец от новой иерархии твоего собственного дома. Похоже, что у вас двоих — или троих, если тот выживет — нет особых вариантов. Но могу сказать, что у Джарлаксла щедрый характер.

- Присоединиться к нему? - недоверчиво спросил дроу Зовирр. - И он станет нам доверять?

- Недоверие означало бы боязнь того, что вы сможете причинить ему вред, - насмешливо произнёс Закнафейн. - А вы не можете.

- Иди и позаботься о товарищах, - сказал Аратис Хьюн солдату Зовирр. Потом убийца вложил в ножны один из своих клинков, но оставил другой в руке, повернувшись к полуросликам, которые начали шевелиться. Заклинание понемногу прекращало своё действие.

Полурослики увидели, как к ним направляется смертоносный бродяга. Им некуда было бежать, так что несчастные съёжились, ожидая гибели.

Они съёжились ещё сильнее, когда Закнафейн бегом бросился к ним, но оружейник резко развернулся, встав перед Аратисом.

- Что ты хочешь сделать? - спросил он.

- О чём ты? - ответил бродяга.

Закнафейн достал мечи.

- Серьёзно, что ты собираешься делать? Расскажи мне свой план.

- Мой план? - недоверчиво переспросил Аратис Хьюн. - Скажу тебе, что не входит в мой план. Я не планирую возвращаться в Чед Насад. Этот трофей предназначен верховной матери Бэнр, и это она, а не мы, должна сообщить правящему совету Чед Насада о судьбе Шивы.

- Согласен.

- И я не планирую провести семьдесят дней, блуждая по коридорам Подземья вместе с этими оборванцами.

- Так отпусти их, - предложил Закнафейн.

- Чтобы они прикончили нас во сне?

- Ты же сам в это не веришь.

Аратис Хьюн презрительно фыркнул.

- А ты сам не веришь в то, что будет милосердно отпустить их в открытое Подземье, - сказал он со смехом. - Я, по крайней мере, сделаю их смерть лёгкой.

Он достал второй клинок и двинулся вперёд.

- Нет, - заявил Закнафейн, преграждая путь Аратису Хьюну.

- Не будь глупцом, - попытался урезонить его убийца. - Если ты позволишь им уйти, они будут беспомощно блуждать по тёмным тоннелям, пока их не настигнет куда более жуткая гибель. Думаешь, так будет лучше?

- Ты не убьёшь их, - сказал Закнафейн.

- А кто говорит про убийство? Они же просто iblith!

Закнафейн только покачал головой, не двигаясь с места.

- Уйди с дороги, Закнафейн До'Урден.

Закнафейн покачал головой.

- Ты служишь Бреган Д'эрт, - заявил Аратис Хьюн.

- Я охочусь вместе с Джарлакслом, - поправил его оружейник. - Ты не убьёшь этих полуросликов...

- Если не убью сначала тебя, - закончил мысль Аратис Хьюн.

- Обычно так и происходит, да.

- Тогда я так и сделаю, - пообещал Аратис Хьюн, отвесив поклон в качестве вызова на поединок — и когда он поклонился, Закнафейн понял, что ранее Хьюн поправил арбалет на спине и перезарядил его, а теперь приготовился использовать свою ловушку, потянув за тайную верёвку, привязанную к спусковому крючку.

Закнафейн упал на колени и взметнул меч горизонтально перед собой, как будто миллион раз отрабатывал это движение. Снаряд чиркнул по клинку и отскочил вверх.

- Можешь попробовать, - сказал Закнафейн, немедленно вскочив на ноги, и как раз вовремя, поскольку Аратис Хьюн разогнулся из своего ложного поклона и бросился в атаку, как будто предвидев, что его трюк с арбалетом не сможет прикончить этого умелого оружейника.

Однако когда они вступили в бой, по выражению дроу Закнафейн понял, что Аратис Хьюн ожидал какого-то ранения, или по крайней мере надеялся застать Закнафейна врасплох.

Но убийце не повезло. Закнафейн был готов встретить его натиск, пускай и в роли обороняющегося, но его мечи находились перед ним в идеальном равновесии, отражая один удар за другим.

С молниеносным пируэтом и уколом своими клинками Закнафейн перенёс вес на переднюю часть стоп, похищая инерцию Аратиса Хьюна, выравнивая их положение.

Аратис Хьюн никогда не носил титул оружейника, но сражался ничем не хуже, и быстро встретил неожиданный манёвр Закнафейна с равной свирепостью и скоростью. Их мечи превратились во вспышку звенящего металла.

Бродяга начал описывать своим правым клинком короткие круги, парируя атаки вовнутрь.

Он предпочитает левую руку, сразу же понял Закнафейн, и позволил противнику несколько раз парировать успешно, легко двигая своим собственным левым клинком влево. Закнафейн знал, где здесь слабая точка, знал, что противник уведёт оба меча в эту сторону — достаточно далеко, чтобы провести двойной укол, или укол слева и рубящий удар справа, или любую другую комбинацию, отточенную Аратисом Хьюном.

Когда звенящие мечи приблизились к этой позиции, Закнафейн решил парировать парирование, вложить свой вес в контрудар, чтобы увести противника обратно вправо.

Что-то остановило его. Какая-то слабая перемена положения ног Хьюна, или выражение лица бродяги, или то, как сместились его костяшки на рукояти кружившегося меча.

Вместо того, чтобы двинуться влево, решив, что именно этого хочет Аратис Хьюн, Закнафейн шагнул назад и развернулся, опускаясь на колени, его левый клинок низко опустился слево направо, а правый клинок быстро поднялся.

И как раз вовремя, под верным углом, с облегчением понял он, когда этот поднимающийся меч поймал не левый клинок Аратиса Хьюна, а его правый меч, неожиданно ударивший наискосок, очевидно в ожидании поворота Закнафейна — и теперь, из-за противоположного действия, приседания с вращением, задел только воздух, а потом ударился о верхний блок оружейника и отлетел вверх.

Аратис Хьюн провёл другой контрудар, хитроумно сменив угол своего кружащего левого меча, из-за чего тот нырнул под его второе вытянутое оружие, а также под блок Закнафейна.

Но Закнафейн предвидел даже это, и хотя его противник исполнил приём безупречно, с ослепительной скоростью — и несмотря на то, что такой удар наверняка прикончил бы менее талантливого бойца — он даже близко не смог ударить Закнафейна. Вместо этого ускорившийся клинок с силой ударил поднимающийся левый меч Закнафейна. Блок поймал нацеленный вниз колющий меч, прижав его снизу к блокирующему правому клинку Закнафейна.

И как будто этой прекрасной защиты было недостаточно, Закнафейн пошёл ещё дальше. С поразительным равновесием и выверенной силой оружейник прочно зажал верхний клинок, вскочив с коленей на ноги, увлекая противника вверх всем, кроме своей зажатой правой руки.

Неожиданность и свирепость движения резко развернула угол колющего меча, слишком быстро, чтобы Аратис Хьюн мог приспособиться, и мощный приём Закнафейна вырвал меч прямо из рук его противника.

Он мог выпустить его, подбросив крутиться в воздухе, и такое движение освободило бы этот поднимающийся нижний клинок для неожиданного вращения наружу и рубящего удара по уязвимой правой стороне Аратиса.

Бродяга увидел это и уже начал поворачиваться для защиты.

Но Закнафейн не отпустил этот клинок, вместо это скользнув своим мечом до самой рукояти, поймал его и бросил вниз и наружу своим собственным клинком, превращая в нацеленное копьё, устремившееся прямо в лицо бродяги.

Вверх и наискосок взметнулся оставшийся меч Аратиса Хьюна, сбивая в сторону эту атаку, но следом на него обрушилась полная ярость Закнафейна, два его меча, устремившиеся в бой.

Аратис Хьюн отбил один удар, два три, отступая с каждой защитой, как будто оказавшись на грани катастрофы.

Слишком легко, беззвучно прошептал Закнафейн, предупреждая себя, и вместо того, чтобы последовать очевидным путём — вперёд, оружейник инстинктивно прыгнул в сторону. Приземлившись и обернувшись, он чуть не рассмеялся, увидев, что Аратис Хьюн рассыпал шипы там, куда он должен был ступить!

Не дрогнув, Аратис Хьюн бросился за своим упавшим клинком, подхватив его за секунду до прибытия Закнафейна.

- Сколько ещё трюков у тебя осталось? - спросил Закнафейн, мечи которого наносили множество уколов с различных углов, снова вынуждая Аратиса Хьюна перейти в оборону. Его вопрос звучал как насмешка, поскольку теперь обоим было очевидно, что Аратис Хьюн не может сравниться с Закнафейном в поединке на мечах.

- Я сражаюсь с тем, что есть, - ответил Аратис, ритмично парируя уколы Закнафейна.

- Ты разочаровал... - хотел добавить убийца, но остановился, сглотнул и изо всех сил подпрыгнул, когда Закнафейн неожиданно упал на одно колено, опуская свой рубящий правый меч. Аратис Хьюн подобрал ноги, уходя от удара, и опустил свой собственный правый меч вовремя, чтобы перехватить обратный взмах, затем поднял его наискосок, чтобы отвести второй меч Закнафейна, нацелившийся в его грудь.

Но теперь Закнафейн вынудил Аратиса Хьюна дважды парировать одним и тем же клинком, из-за чего убийца вынужден был немного отвести левую ногу назад.

Закнафейн не намеревался уступать это преимущество, продолжая натиск, целясь в правый бок, вынуждая Аратиса держать эту ногу впереди, чтобы единственный клинок брал на себя всю защиту.

Зная, что цель натиска — его вторая рука, бродяга ответил разворотом с приседанием, подобно Закнафейну ранее, призывая вокруг себя и Закнафейна шар мрака.

Закнафейн, увидев первое движение приёма за миг до того, как свет пропал, не стал медлить. Он прыгнул вверх и вперёд, сделав сальто прямо над присевшим бродягой, и вывернулся при приземлении, чтобы атаковать противника в спину.

На середине этого разворота Закнафейн понял, что победил. Он угадал правильно — Аратис Хьюн присел — и поскольку бродяга не поднял свои клинки, чтобы помешать его прыжку, дроу остался полностью беспомощен.

Но как только Закнафейн приземлился, мрак неожиданно исчез.

Он решил, что причиной тому Аратис, но это было неважно, поскольку бродяга был на месте, глядя в другую сторону, отчаянно бросая клинки вверх и назад.

Тщетно.

Вот только шар мрака развеял не сам Аратис. Это сделал Джарлаксл, и Закнафейн заметил командира наёмников, отошедшего к повороту тоннеля и нацелившего в их сторону два жезла.

Затем простое отсутствие волшебного мрака стало волшебным светом, ярким и ослепительным.

Закнафейн зарычал, и невзирая на болезненное сияние, продолжил атаковать, полный решимости покончить с этим.

Он заметил мерцание в воздухе перед собой за миг до того, как его меч ударился в барьер, незримый, но прочный, как каменная стена. Оружейник нахмурился. Он отвел второй меч в сторону, думая обойти волшебную защиту, но тоже наткнулся на такой же барьер, стену пустоты.

Аратис Хьюн, посчитавший, что Джарлаксл пришёл ему на помощь, вскочил и развернулся, с силой нанося мощный удар Закнафейну в лицо.

Однако его меч тоже вонзился в незримую стену, поставленную между ними Джарлакслом.

- Вы оба крадёте у меня, - зарычал Джарлаксл. - Я такого не потерплю.

- Крадём? - в один голос воскликнули Закнафейн и Аратис Хьюн, потом посмотрели друг на друга сквозь незримую стену и нахмурились.

- Вы пытаетесь украсть у меня нечто ценное, прикончив друг друга, - сказал Джарлаксл.

- Ты не владеешь... - попытался протестовать Закнафейн.

- Здесь — владею, - мгновенно оборвал его Джарлаксл. - Я дал вам свободу от вашего жалкого существования в обмен на вашу преданность. Это деловой договор, ничего больше. Никогда. Этого. Не забывай!

Закнафейн никогда не слышал, чтобы Джарлаксл говорил с ним таким тоном, и ему совсем это не понравилось. Он уставился исподлобья на командира наёмников, оценивая расстояние и прикидывая, сможет ли преодолеть его, прежде чем коварный дроу сыграет один из своих многочисленных фокусов.

- Я не вижу здесь волшебника или жрицы, прочитавшего заклинание, чтобы захватить вашим рассудок, поэтому пускай хоть один из вас постарается объяснить, почему два моих ценных товарища отчаянно пытаются стать единственным ценным товарищем?

- Я не потерплю убийства, - сказал Закнафейн.

- Он не настолько ценен, как ты считаешь, - одновременно произнёс Аратис Хьюн. - Он первосортный дурак, и принесёт тебе — принесёт нам — большие беды.

- Именно Закнафейн отправился в дом Зовирр, когда нас с тобой поймали, - напомнил ему Джарлаксл.

- И именно Закнафейн хотел отпустить этих рабов-полуросликов, - возразил Аратис Хьюн. - Чтобы они зарезали нас во сне или сбежали, собирая союзников!

Джарлаксл несколько секунд пристально разглядывал Аратиса, обдумывая его слова, потом устремил подозрительный взгляд на Закнафейна.

- Это правда?

- Я не потерплю убийства, - снова повторил тот.

- Убийства? - усмехнулся Аратис. - Они рабы! Iblith!Грязь с поверхности. Они сами обрекли себя, когда спустились в Подземье. Мы окажем ничтожествам услугу, если прикончим их быстро.

- Я не потерплю рабства, - сказал Закнафейн.

- В Мензоберранзане полно рабов! - возразил Аратис Хьюн, но Джарлаксл поднятой рукой заставил его замолчать.

- Ты убиваешь жриц, - сказал наёмник, и это был не вопрос.

- Жрицы Лолс прокляты своим выбором и последствиями этого проклятого выбора, - прорычал оружейник.

- Но ты спишь с одной из них каждую ночь, - язвительно заметил Аратис Хьюн, и Джарлаксл снова остановил его поднятой рукой, добавив на всякий случай суровый взгляд.

Закнафейн, конечно, даже не моргнул. В конце концов, с любой жрицей Лолс он спал не по собственной воле,.

- Разве эти полурослики не выбрали собственную судьбу, когда спустились в Подземье? - спросил Джарлаксл.

- Ты не знаешь, как они попали сюда, - сказал Закнафейн. - Что вероятнее? Что они пришли в Подземье, зная, что почти наверняка не смогут здесь выжить, или что работорговец похитил их из деревни наверху и притащил сюда? Они не похожи на отряд авантюристов, способный зайти так далеко и глубоко.

- В любом случае, что я, по-твоему, должен сделать? - спросил Закнафейна Джарлаклс, потом добавил, повернувшись к Аратису Хьюну: - И по-твоему.

- Освободить их, - сказал Закнафейн.

- Убить их, - одновременно ответил Хьюн.

- Освободить их ради чего? - поинтересовался Джарлаксл.

- Или по крайней мере отвести в Мензоберранзан и продать! - настаивал Аратис Хьюн.

- Они не выживут в этих тоннелях, - продолжал Джарлаксл, обращаясь лишь к Закнафейну.

- Тогда мы отведём их обратно на поверхность и отпустим, - сказал оружейник.

Джарлаксл фыркнул, Аратис Хьюн всхрапнул... потом открыто засмеялся в ответ на столь абсурдное предложение.

- У нас нет времени на такой крюк, - сказал Джарлаксл. - У нас есть трофей, который необходимо доставить верховной матери Бэнр.

- Которая не обрадуется, узнав, что мы освободили ценных рабов, - добавил Аратис Хьюн. - Рабов, которых Джарлаксл мог бы продать ради неплохой прибыли.

- Тогда я куплю их, - заявил Закнафейн.

Это вызвало улыбку у Джарлаксла.

- Ты тупица! - закричал на него Аратис Хьюн, но Закнафейн даже не посмотрел в его сторону. Дроу говорил лишь потому, что Джарлаксл помешал Закнафейну прикончить его, так что это были слова призрака.

- За мою долю в прибыли от этого приключения, - сказал оружейник Джарлакслу. - Отдай их мне и покажи дорогу к поверхности.

Аратис Хьюн начал что-то говорить, но Джарлаксл подошёл — очевидно, его волшебный барьер уже рассеялся — и встал прямо напротив Закнафейна.

- Ты даже не знаешь, какой может быть твоя доля, - сказал он оружейнику.

- Достаточной, чтобы заплатить за нескольких жалких полуросликов, - ответил тот. Он скрестил взгляды с другом, затем тихо добавил: - Я сыграл свою роль и сделал всё как нужно.

- И даже больше, я вынужден признать.

- Тогда дай мне это. Моя доля за полуросликов, и покажи мне дорогу, чтобы я мог освободить их.

- А потом?

- Потом я вернусь в Мензоберранзан, такой же довольный результатами экспедиции, как и Джарлаксл.

Джарлаксл перевёл взгляд с него на Аратиса Хьюна.

- Разделим его долю?

Бродяга засмеялся и кивнул.

- Тогда я потребую от вас обоих обещания, что вы больше не попытаетесь у меня красть. Вы знаете, о чём речь.

Оба просто хмыкнули, что определённо нельзя было считать твёрдым согласием. Но в Подземье большего не ждёшь, и Джарлакслу этого хватило.

Вскоре Джарлаксл, Аратис Хьюн и три бывших воина Зовирр снова двинулись к Мензоберранзану. Командир наёмников нёс голову матери Шивы в мешке. Джарлаксл не раз замечал на себе взгляд Аратиса Хьюна и видел бурю эмоций во взгляде своего лейтенанта. До сего дня Аратис Хьюн был неоспоримым заместителем командира во небольшом отряде Бреган Д'эрт, но теперь боялся, что Закнафейн угрожает его положению.

Джарлаксл улыбнулся. Он понял, что Аратис Хьюн прав — и не только благодаря умению Закнафейна обращаться с мечом и его готовности закончить миссию даже тогда, когда Джарлаксла и Аратиса Хьюна сняли с игрового поля.

Многие в Бреган Д'эрт поступили бы так же, хотя никто не был настолько же хорош в обращении с клинком.

Но нет, не поэтому Джарлаксл решил, что Закнафейн может стать его заместителем.

Это было потому, что Закнафейн не стал убивать полуросликов.

Это было потому, что Закнафейн обладал милосердием.

Хватило бы храбрости самому Джарлакслу встать на защиту беспомощного малого народца?

Внутри он улыбался всё шире и шире.

И улыбнулся ещё шире, когда не прошло и десяти дней после того, как Джарлаксл вручил голову матери Бэнр и показал трём новым солдатам Бреган Д'эрт их комнаты, а Закнафейн уже явился в «Сочащийся Миконид». После возвращения в город командир наёмников бывал в таверне каждый день, ожидая и наблюдая.

Он даже не пытался скрыть улыбку, когда Закнафейн подошёл к нему.

Закнафейн взялся за спинку стула, чтобы отодвинуть его и сесть, но застыл, глядя на товарища.

Джарлакслу потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать причину смущения оружейника, но затем он провёл ладонью по своей полностью исцелённой и полностью лысой голове. Не осталось ни шрама, ни вмятинки, как будто его черепу придали идеальную форму лучшие скульпторы Мензоберранзана.

- Мне идёт, не так ли? - спросил Джарлаксл.

Закнафейн фыркнул, вздохнул, беспомощно покачал головой, но был вынужден сдаться:

- Лучше, чем та глупая причёска, - сказал он, садясь за стол. - Могу я присоединиться к тебе? - добавил он несколько запоздало.

- Я занял это место специально для тебя, - с огромным энтузиазмом и своей ослепительной улыбкой отозвался Джарлаксл.

Закнафейн снова вздохнул.

- Хотя я не был уверен, что ты вернёшься, - продолжал наёмник. - Ты вывел полуросликов?

- Да, в верхний тоннель, который заканчивался солнечным светом.

Джарлаксл с любопытством взглянул на него, ухмыляясь всё шире.

- Зачем ты вернулся?

Вопрос очевидно застал оружейника врасплох, и он пожевал губы, прежде чем ответить:

- Что ещё я мог сделать?

Джарлаксл просто кивнул и больше не поднимал эту тему. Он был рад возвращению оружейника. А ещё — немного разочарован.

 

Вопрос Джарлаксла преследовал Закнафейна всю дорогу обратно к дому До'Урден и ещё несколько дней после этого. Он видел свет солнца с поверхности, решил, что тот неприятен для глаз, знавших лишь блеклый свет Подземья, но не мог отрицать его привлекательности.

Он думал о том, чтобы подняться в открытый мир на поверхности и навсегда оставить Мензоберранзан позади.

Но как его могли принять там, где хватало эльфов, и ни одна раса не питала тёплых чувств к дроу?

Кроме того, оружейник знал, что Мэлис будет преследовать его, скорее всего — при поддержке Правящего Совета, поскольку подобную ересь терпеть было нельзя.

Закнафейн возвратился в Мензоберранзан, не уверенный в своём выборе, подозревая, что эта единственная экскурсия была его лучшей возможностью сбежать от общества дроу.

Он боялся, что будет жалеть о своём решении всю оставшуюся жизнь.

Страх оказался обоснован.




#96730 Глава 16: Соблазн возвращения

Написано Redrick 10 Март 2019 - 20:10

Глава 16

Соблазн возвращения

 

- Кто они? - спросил Закнафейн, поскольку никогда не видел подобных созданий. Они были похожи на человека, но едва достигали половины роста обычного мужчины с поверхности, и казались мягкими и немного округлыми, даже после того, как голодали в плену в городе дроу.

- Полурослики, - объяснил Аратис Хьюн.

- Безбородые дварфы?

- Кроме роста, с дварфами ничего общего, - ответил лейтенант Джарлаксла. - Эти коротышки предпочитают солнечный свет и мягкие удобства поверхности, а не пещеры верхнего Подземья или тоннели нижнего.

- Тогда как они оказались здесь?

- Мы сказали Онраэ Насадре, что нам нужна наживка. Она дала нам наживку.

Закнафейн уставился на живую приманку, пятерых жалких созданий, скованных вместе и нервно расхаживающих из стороны в сторону. Ему они казались детьми, не считая того, что у двух на лице росли волосы, а пятая обладала фигурой взрослой женщины — только малого роста.

Оружейник поморщился, не слишком довольный подобным развитием событий. Конечно, он не питал тёплых чувств к полуросликам, учитывая что узнал об их существовании минуту назад, но было ясно, что это не отряд бродяг или воинов, пойманных за какой-то проступок. Просто случайные жертвы. Эту группу бедняг выведут на открытое пространство и оставят как жертву для Шивы и её свиты. Он посмотрел в их лица, в их глаза, увидел страх и беспомощность, и на мгновение разделил с ними эти чувства.

Он хотел что-то сказать, но тут подошёл Джарлаксл, за которым плыл магический диск, скрывающий что-то под простым белым полотном.

- Шива по-прежнему желает управлять своим домом, - объяснил наёмник. - Она ищет способ вернуть себе благосклонность Чед Насада, чтобы её защитили от Бэнров и от жителей Города Мерцающей Паутины, которые считают её угрозой их порядкам.

Он потянулся и снял простыню, открывая величественную, инкрустированную драгоценными камнями статую паука.

- Это копия статуй, украшающих зал Правящего Совета Чед Насада, - объяснил он. - Из города разошлись слухи, что отряд низкорослых воров с поверхности похитил одну их таких.

- Думаешь, это приманит Шиву? - спросил Закнафейн выдающим его скептицизм тоном.

- Соблазн возвращения, - объяснил Джарлаксл. - После того, как её низвергли, бывшая верховная мать больше всего желает вернуться на свой трон. Спасение статуи из лап этих свирепых разбойников-полуросликов станет для Шивы приглашением вернуться в Правящий Совет. Не считая того, что на самом деле не станет.

- Похоже, предстоит много возни. Разве мы не можем просто выследить её и покончить с этим?

- Как отыскать дроу? - напомнил ему Джарлаксл.

Ответа у Закнафейна не было. Он посмотрел на пленников и тяжело вздохнул, уже пытаясь сообразить, как он может защитить их, если Шива выйдет на охоту.

- Полурослики с большой дороги, - пробормотал он с беспомощным смешком.

 

В задней части огромной грибной рощи, в небольшой нише, укрытой от света сияющих червей на потолке основной пещеры, вокруг маленького костерка в яме сидели пять полуросликов, поедая пищу, предоставленную им Джарлакслом — довольно неплохая трапеза, на самом деле, от которой оголодавшие пленники даже не подумали отказаться. В углублении позади полуросликов на естественном возвышении стояла паучья статуя, ясно видимая каждому, кто набрёл бы на их отряд.

Тёмная трещина в стене сбоку от этой ниши выдавала почти сомкнутое устье надпространственной комнаты, которую создал своей переносной дырой Джарлаксл. Оттуда трое дроу поочерёдно следили за наживкой — Аратис Хьюн, который когда-то рыбачил в водах озера Донигартен в Мензоберранзане, прозвал предводителя полуросликов Поплавком и дразнил всех пленников разговорами о том, как скоро их заглотят.

Закнафейн не считал подобную стратегию эффективной, даже если не считать жестокости насмешек убийцы, которые немало раздражали оружейника,.

- Ты дразнишь их неизбежной смертью, но тогда что им остаётся терять? - спросил он, когда они вошли в надпространственную комнату сегодня днём, десятым днём, проведённым за пределами Чед Насада.

- Про их потери я особо не думал. Это просто способ провести время, - ответил Аратис.

- Они куда вероятнее попытаются сбежать или сражаться, если ты продолжишь их провоцировать, - заметил Закнафейн, решив, что практический подход подействует лучше призывов к порядочности.

Но Аратис Хьюн просто пожал плечами, как будто эти мысли его не беспокоили, и вполз в дыру.

Закнафейн посмотрел на Джарлаксла в поисках поддержки, но командир наёмников не принимал участия в их постоянных спорах. Перед ними стоит единственная задача, и будет разумно эту задачу выполнить, напоминал товарищам Джарлаксл.

Как и Аратиса Хьюна, его как будто ничего больше не волновало.

Зато волновало Закнафейна.

Оружейник размышлял об этом, когда наступила его смена у выхода, глядя сквозь щель на собравшихся в импровизированном лагере полуросликов. Дом Симфрей был всего лишь младшим домом, в рабстве у которого была только горсточка гоблинов, так что Закнафейн редко встречался с рабами и уж точно никогда не видел похожих. Гоблины были мерзкими существами и не обладали никакими качествами, способными оправдать их в глазах оружейника. Всё их существование казалось предназначенным для бед и разрушений, даже если целью были другие гоблины.

И несмотря на это Закнафейну всегда неуютно было видеть их в рабстве. А сейчас... Наблюдая за полуросликами, с их испуганными взглядами — но также и со случайным смехом и многочисленными попытками утешить друг друга — Закнафейн понял, что эти существа ни капли не похожи на гоблинов.

Но всё-таки они были здесь — наживка, выставленная перед ужасным врагом с ужасными намерениями, который почти наверняка прикончит несчастных жертв до того, как наблюдатели сумеют его остановить.

И двум его спутникам было плевать.

Один из полуросликов поднялся и немного прошёлся, разминая руки. Он зевнул и снова сел, но на этот раз в стороне, прислонившись к стене пещеры.

Закнафейн посмотрел в другую сторону, увидев женщину-полурослика, тоже вытянувшуюся на земле, похоже спящую, а когда вернулся взглядом к первому, тот уже свернулся тихонько клубочком.

Джарлаксл сказал ему, что эта раса очень хорошо умеет делать две вещи: есть и спать, и в этот момент с подобным наблюдением трудно было спорить. Всего за несколько мгновений они глубоко погрузились в сон, а другие трое просто сидели на месте, полностью поглощённые своей трапезой.

Сидели они слишком неподвижно, но Закнафейн не сразу это разглядел — лишь тогда, когда ему показалось, что он больше не слышит треск небольшого костерка. Костёр был на месте, оружейник просто его не слышал.

Закнафейн втянул воздух и повернулся, чтобы махнуть своим спутникам. Его пальцы просигналили: «Они пришли!»

Он хрустнул пальцами, ему не терпелось выскочить наружу, но Джарлаксл схватил его за плечо и просигналил: «Терпение!»

- Терпение? - ответил Закнафейн, чуть ли не в полную громкость из-за своего отвращения. Их терпение скорее всего приведёт к пяти перерезанным глоткам.

- Семеро, - напомнили ему пальцы Джарлаксла, поскольку по показаниям свидетелей в доме Зовирр Шива покинула город с полудюжиной верных последователей.

На сцене перед ними появилась пара воинов-дроу, двух мужчин с мечами наголо, осторожно крадущимися в свете костра.

Сидевшие полурослики не шевельнулись. Спавшие полурослики не проснулись.

Первый дроу ударил полурослика кулаком по голове. Его товарищ зашёл дальше, уколов сидящего полурослика в плечо — не глубоко, но достаточно, чтобы тот не смог дальше притворяться неподвижным.

Закнафейн знал это подлое жреческое заклинание. Полурослики прекрасно осознавали происходящее и чувствовали боль, но не могли даже закричать от боли или в знак протеста.

Всё, что он мог — не бросаться туда сломя голову, рискуя всем.

В поле зрения возникла ещё пара дроу, мужчина и женщина в изящных одеждах. Им сообщили, что Шива Зовирр сбежала с дочерью и сыном, и Закнафейн решил, что эти двое — благородного происхождения. Женщина говорила на беззвучном языке жестов, но с такого растояния Закнафейн не мог различить её сигналов.

Он оглянулся на Джарлаксла и увидел, что наёмник достал интересный предмет — глазную повязку. Джарлаксл взглянул сквозь неё на происходящее впереди и начал фактически повторять жесты жрицы.

- Как они могли сбежать с этой статуей? - говорила дочь дома Зовирр, добавив, что её солдатам следует быть осторожными.

- Все их предосторожности не учитывают возможность нашего присутствия, - быстро просигналил спутникам Закнафейн, которому хотелось поскорее начать бой.

- Тебе, конечно, не терпится, - просигналил Джарлаксл.

Закнафейн мог только ухмыльнутся в ответ на сарказм друга. Там была жрица Лолс, и Джарлаксл прекрасно знал, что показать её Закнафейну — всё равно, что положить раненного рофа перед зверем-обманщиком.

Джарлаксл отодвинулся от щели, убрал свою глазную повязку и просигналил своей команде одно-единственное слово:

- Яростно!

Закнафейн вырвался из надпространственного кармана, предсказуемо бросившись прямиком к жрице. Воин, которого они считали благородным сыном Шивы, попытался его перехватить, ударив мечом несущегося оружейника, но Закнафейн уклонился от удара, правым клинком смахнув вражеское оружие в сторону.

Благородный дроу попытался контратаковать, опустив свой левый клинок и проведя укол снизу, но Закнафейн видел этот довольно рутинный приём множество раз и был к нему готов, проведя парирование снизу вверх собственным оружием в левой руке, подняв меч противника ещё прежде, чем тот успел полностью вытянуть руку.

Взвизгнув от пореза собственным мечом, воин Зовирр попытался сместиться вбок, но Закнафейн шагнул следом, дважды уколов противника в бедро.

Сын Шивы рухнул на землю, призывая шар мрака в отчаянной попытке предотвратить свою смерть.

Но Закнафейн уже закончил с ним и направлялся к Дочери Шивы, жрице злобной Паучьей Королевы.

К своей желанной жертве.

 

Аратис Хьюн, выскочивший сразу за Закнафейном, повернул к полуросликам и паре дроу, расхаживающих среди застывших созданий. Убийца бросился в бой, вращая двумя мечами, и ему на встречу поднялось три клинка и ручной арбалет.

Он подбросил один меч вертикально вверх, принял укол арбалетного болта (он давно тренировал своё тело для противостояния сонному зелью дроу) и выхватил собственный арбалет, значительно больший, чем то жалкое оружие, из которого в него выстрелили.

На болте Аратиса Хьюна на этот раз не было яда.

Он был не нужен.

Теперь против Аратиса Хьюна остался один клинок и один пустой ручный арбалет. Он поймал свой падающий меч и яростно бросился вперёд, как и приказал Джарлаксл, его мечи резали воина повсюду, ошеломляя его, заставляя обороняться. Дроу Зовирр двигался и поворачивался так бешено, пытаясь избежать верной смерти, что у него не было времени даже подумать о том, чтобы достать свой второй меч.

Как ни иронично, но этот воин споткнулся о лежащего полурослика и упал. Он перекатился назад и даже сумел выхватить второй клинок, но Аратис Хьюн был быстрее, выбрав момент, когда встающий противник не сможет защищаться.

Так что Зовирру пришлось снова перекатиться, и снова, и снова и снова. Аратис Хьюн решил измотать его без единого удара.

 

Несмотря на приказ своим товарищам, сам Джарлаксл не стал покидать надпространственный карман быстро и энергично. Вместо этого он незаметно выскользнул наружу, молча сняв за собой дыру, и в тенях скользнул за более важной и опасной добычей, которая должна была находиться поблизости.

Он воззвал к своим волшебным сапогам, пожелав, чтобы те окутали его абсолютной тишиной, и призвал из них эссенцию паука, наделявшую его способностью ходить по стенам так же легко, как и арахниды.

На стенах тени лучше, решил он.

Он увидел, как в бой бросилась ещё одна троица воинов-дроу, устремившихся прямо к Закнафейну, который был занят с дочерью матери Шивы.

- Больше семерых, - беззвучно прошептал Джарлаксл, опасаясь, что орда дроу может вскоре задавить его товарищей числом.

Ему пришлось довериться своему другу-оружейнику, и Джарлаксл направился туда, откуда явились эти солдаты, бесшумно преодолев у потолка поворот в высоком коридоре.

Она оказалась там. Шива Зовирр сжимала змееголовый кнут и похлопывала жезлом по ноге, вне всяких сомнений готовая обрушить катастрофу.

Удивлённый тем, что обнаружил её здесь одну, Джарлаксл стал ещё более осторожным. Он снова воспользовался своим моноклем, повернув его внешнюю оболочку, чтобы видеть в ином спектре, спектре магии. И действительно, пол и стены вокруг Шивы сверкали рунами и глифами. Как и сама женщина.

То, что она лишилась благосклонности других верховных матерей в городах, совсем не означало, что она лишилась благосклонности Паучьей Королевы — на самом деле, учитывая страсть Лолс к хаосу, всё могло быть наоборот. Шива по-прежнему оставалась старшей жрицей, напомнил себе Джарлаксл, а ему уже приходилось иметь дело с печатями и защитами могущественных верховных матерей.

Но заниматься этим снова наёмнику совсем не хотелось.

Он поднялся ещё выше по стене, обнаружив там неглубокую нишу, позволяя Шиве самой прийти к нему.

В конце концов она пошла, останавливаясь после каждого шага, чтобы прислушаться, улыбнувшись, когда одна группа её слуг — последняя вступившая в бой троица, предположил Джарлаксл — начала кричать, что противник окружён и должен сдаться.

- Поверь в него, - беззвучно сказал себе Джарлаксл ещё раз, напоминая о мастерстве Закнафейна и пытаясь не терять сосредоточенности здесь. Шива была бывшей верховной матерью, но разница оставалась чисто политической и не имела никакого отношения к силам, которыми она владела. Его план мог разбиться вдребезги о единственное заклинание.

Шива продолжала осторожно шагать, достигнув поворота и выглянув из-за угла.

Джарлаксл испытал определённое удовольствие, услышав её гневное шипение.

Она немедленно завела речитатив тихим и мрачным голосом, полным нарастающей ярости.

Джарлаксл должен был действовать быстро, но по-прежнему не знал, как именно ему стоит вмешаться. Жрица была полностью защищена, и ни одно оружие или заклинание в его арсенале не могло достаточно быстро преодолеть все её волшебные преграды.

Наёмник пожал плечами и подумал, что, может быть, это ему следует двигаться быстро... и как можно дальше.

 

У неё был кнут. Не змееголовая плётка, как те, что носили большинство жриц, а настоящий кожаный кнут, плетёный и чёрный, раскачивающийся, вьющийся и пляшущий, в умелых руках жрицы всё равно похожий на змею. Закнафейна восхищало её явное умение в обращении с оружием, и он хотел бы ответить тем же, но увы, его собственный кнут остался на постоялом дворе. И всё-таки он был рад своему знакомству с этим необычным оружием, поскольку знал углы и тактику, к которой может прибегнуть противница.

Он прикинул наклон её руки, когда она сделала движение, чтобы нанести удар, и мгновенно оценил расстояние. Поэтому он резко остановился и опрокинулся назад, сгибаясь в коленях, позволяя кнуту щёлкнуть над собой, пока лежал лицом вверх. Он собирался легко коснуться пола лопатками, потом сразу подняться и сократить расстояние, прежде чем жрица снова сможет нанести удар, но кнут оказался не простым. Как и ожидалось, он щёлкнул в воздухе, прочертив резкую и острую линию прямо над Закнафейном, когда оружейник опустился. Но щелчок сделал больше этого, он прорезал черту в самом воздухе, как будто разрывая полотно первичного материального плана. Закнафейну казалось, что оружие нанесло удар не по пространству-времени вокруг, а по картине с изображением этой области, с самим оружейником на картине, и разорвало холст, обнажая бушующее за ним инферно.

Потому что теперь прямо над ним бушевала полоса пламени, такого горячего, что опаляло глаза и даже брови. Жидкий огонь тёк прямо на него, как будто сочащаяся лава.

Закнафейн закрыл руками лицо и откатился с пути этого низвергающегося ада. Пытаясь прийти в себя после потрясения, пытаясь убедиться, что он не горит, он быстро вскочил на ноги — и задвигался ещё быстрее, когда услышал, как жрица приказывает новоприбывшим прикончить его.

Оружейник прыгнул вверх, спиной к жрице и новоприбывшим, и повинуясь инстинкту, поставил свои мечи вверх и за спину, один клинком вниз, другой — лезвием в сторону потолка.

Он развернулся направо вокруг своей оси, оставляя меч в правой руке за спиной, чтобы тот принял очередной удар клинка дроу.

Он увидел трёх врагов, двух по бокам и одного спереди, свирепо преследующего его. Закнафейн не мешкал — даже не моргнул в поисках выхода из окружения.

Оружейник знал, что другого выхода, кроме как перехватить и удержать инициативу, у него нет.

Именно так он и сделал. Вместо того, чтобы отступать, пытаясь предотвратить полное окружение, он принял его и двинулся в другую сторону, прямиком на дроу впереди. Его клинки сверкали влево и вправо, крутились вниз и метались вверх, и сама внезапность дюжины атак заставила его противника попятиться.

Он ещё сильнее вывел того из равновесия очередным сюрпризом, сделав прямой выпад правой рукой, затем быстро её убрав, затем метнув меч, подобно копью.

Дроу легко уклонился, на его лице отразилась возвратившаяся уверенность, когда он посчитал себя целью броска и решил, что избежал смертельного удара.

Его ухмылка пропала, когда он услышал, как за спиной изумлённо взвизгнула жрица, и в этот миг Закнафейн прыгнул вперёд — опережая мечи, устремившиеся к нему сзади.

Левый меч Закнафейна прочертил широкую, горизонтальную дугу, парируя оба клинка оппонента. Он быстро оборвал это движение и направил меч вниз и вправо, под левый клинок противника, немедленно поднимая его и шагая под поднятую руку.

Тем же самым движением, под действием невероятного вдохновения, свободная правая рука Закнафейна схватила пальцы левой руки его противника и резко вывернула запястье, вырывая меч — который Закнафейн поймал, пройдя рядом с плечом этого бедолаги. Но обе его руки не остались вытянутыми. Закнафейн отдёрнул правую руку, вбил рукоять собственного меча противника в лицо дроу, одновременно с этим развернувшись и взмахнув левым мечом, чтобы отразить слабый контрудар уже падающего дроу.

Закнафейн отступил от падающего воина, его клинки немедленно закружились в воздухе перед ним, всегда в равновесии, всегда в действии, но в любой миг готовые нанести удар. Заскрежетал металл, когда два меча принялись парировать четыре, снова и снова. Как будто с минимальными усилиями Закнафейн сдерживал натиск и искал способ получить преимущество.

Мысль о преимуществе быстро угасла, когда он услышал за спиной зловещий звук.

Судя по всему, он не сумел добить жрицу броском меча.

 

Джарлаксл не понимал, почему он бездействует. Старшая жрица, бывшая верховная мать дома дроу, готова была призвать какие-то жуткие разрушения, однако же он оставался неподвижным.

Наёмника захлестнуло странное чувство, с которым он почти не был знаком.

Он не стал убегать, чтобы спасти свою шкуру.

- Если не можешь поразить свою цель, нанеси удар по её помощникам, - беззвучно произнёс Джарлаксл, вспоминая первое правило засады. Однако проблема с этим правилом заключалась в том, что он не видел других помощников дома Зовирр.

Так что это не сработает.

- Если не можешь поразить помощников, нанеси удар по полю битвы, - тихо сказал он. Это правило наёмник мог применить. Он создал шар темноты вокруг Шивы — не полностью окутав жрицу, а отрезав ей зрение сзади, достаточно, чтобы вынудить её двигаться вперёд.

В то же самое время Джарлаксл бросил на пол перед жрицей свою переносную дыру, закрутив её так, чтобы дыра с каждым вращением вырастала, надеясь, что Шива не заметит ловушку, пока не будет слишком поздно.

Тьма окутала бывшую верховную мать, и бросив раздражённый взгляд назад, она не посмотрела себе под ноги, непроизвольно шагая вперёд... в дыру!

Джарлаксл спрыгнул со стены и бросился по тоннелю, подхватив свою игрушку и сунув её в карман. Его десятифутовая яма снова превратилась в надпространственный карман, на этот раз вместе с дроу внутри, которая, возможно, была даже опаснее, чем Закнафейн много месяцев тому назад.

Беспокоясь об оружейнике, он быстро преодолел поворот, чтобы увидеть Закнафейна в гуще безумной драки с тремя пехотинцами Зовирр, и что ещё страшнее — разворачивающуюся жрицу, на боку которой висела булава, а в руке был кнут, вьющийся у неё над плечом.

Устремившийся прямо к Джарлакслу!

Он нырнул под удар, но узнал о способности кнута разрезать материальный план самым худшим способом, поскольку в отличие от Закнафейна, Джарлаксл не увидел лаву.

Он её почувствовал.
На голове.

С воплем командир наёмников бросился назад за угол, хлопая по огненному жалу у себя на макушке.

 

Закнафейн вздрогнул, услышав щелчок кнута, и вздрогнул её сильнее, когда услышал крик Джарлаксла. Однако он не отвлёкся, слишком занятый, чтобы броситься на помощь другу.

На этот раз знакомство с оружием жриц спасло Закнафейна, не только потому, что в звуке за спиной он узнал характерный свист поднимающегося кнута, но и потому, что оружейник знал, на что действительно способно такое оружие.

Со жрицей за спиной и двумя воинами впереди, он должен был принять решение... и быстро.

Он не мешкал, не было времени даже обдумать то, что изнурительные тренировки вложили в его мышцы. Он прыгнул назад, разворачиваясь, и приземлившись, бросился бегом. Он не пытался отразить кнут, когда тот метнулся в его сторону, на этот раз сбоку, а не сверху. Вместо этого он подскочил ближе к оружию, как собирался сделать в первый раз, прежде чем его удивил «талант» необычного кнута.

И когда Закнафейн поступил так, два преследующих его воина оказались прямо в зоне поражения.

Жрица открыла брешь на план огня прямо перед лицами её слуг, и оба с воплями рухнули на землю.

Подарив Закнафейну необходимое ему время.

Он пригнулся и перекатился, вскочив с двумя мечами наготове и принявшись яростно ими орудовать.

Укол в живот жрицы...

Рубящий удар по бедру...

По другому бедру...

Удар под подбородок...

Каждая атака вызывала вспышку волшебного света, высекала искры — её печати сдерживали удар. Но каждая вспышка была уже не такой яркой, как предыдущие, поскольку жрица очевидно была недостаточно сильна, чтобы поддерживать печати постоянно.

Он ударил её пять раз, десять. Слишком близко, чтобы можно было пустить в ход кнут, слишком яростно, чтобы она могла прочесть заклинание. Жрица подняла другое оружие, пытаясь замедлить напор Закнафейна могучей шипастой булавой.

Она хорошо умела обращаться с булавой, и в простом бою скорее всего одолела бы большинство мужчин-дроу.

Но Закнафейн не относился к большинству дроу, а тем более — к большинству мужчин.

К её чести, она почти блокировала одну из следующей дюжины или около того атак Закнафейна. Её печати пропали на середине этого града, и жрица оказалась слишком серьёзно ранена, слишком потрясена, испытывала слишком большую боль и была слишком истерзана, чтобы даже попытаться парировать последовавший вихрь ударов.

Закнафейн кружил вокруг жрицы, нарезая её на куски, сосредоточившись лишь на этом акте разрушения. У него всё равно не было причин беспокоиться, поскольку воин, которого он оглушил рукоятью меча, по-прежнему корчился на земле. Второй из троицы тоже был повержен, лежал лицом вниз, струйки дыма поднимались с одежды, дрожащие пальцы пытались дотянуться до застрявшего в спине арбалетного болта. Третий развернулся, бросил оружие и высоко поднял руки, сдаваясь нацелившему на него арбалет Аратису Хьюну.

Эти трое ничего не значили для оружейника. Единственное, что удерживало его внимание — злобная прислужница Лолс. Жрица наконец-то рухнула наземь, делая последние вздохи своей жизни. Её глаза широко распахнулись от осознания, что она уходит в царство мёртвых.

Закнафейн мог бы проткнуть её и прекратить этот ужас.

Но вместо этого он плюнул на жрицу, а потом вытер свои клинки о её платье.

- Наслаждайся объятьями твоей богини.




#96729 Глава 15: Самостоятельное начало

Написано Redrick 10 Март 2019 - 20:09

Глава 15

Самостоятельное начало

 

- Где они? - спросил Закнафейн, стоя у сгоревшей двери, которую приставил обратно к оболочке здания. Позади него Джарлаксл и Аратис Хьюн сидели рядом с четырьмя пленниками, связанными волшебной верёвкой, которая служила Джарлакслу поясом. Им также вставили кляпы, всем кроме дроу, которого Закнафейн уложил оголовьем меча.

- Огненный шар видели все в окрестностях — на этом ярусе, а также на ярусах сверху и снизу, - продолжал Закнафейн.

- Конечно, - ответил Аратис Хьюн.

- Ну так где же они?

- Кто?

- Зеваки.

- Прячутся, и это весьма разумно.

- Тогда где городская стража?

- О, они на подходе, - заверил его Аратис Хьюн. - Наверняка они придут сверху, скоро, и в больших количествах. Ничто не будоражит защитников построенного из паутины города так, как огненный шар.

- А мы уходим, - сказал, поднимаясь, Джарлаксл. Он посмотрел на единственного дроу, который на вид пришёл в себя достаточно, чтобы что-то понимать.

- Мы не собираемся тебя убивать, - сказал он, вызвав изумлённое и недоверчивое выражение на лице пленника. - Хотя я не уверен, что двое твоих друзей выживут.

Закнафейн с любопытством поднял взгляд со своего места у двери. Джарлаксл оставлял свидетелей. Конечно, эти дроу сами начали драку, но они наверняка расскажут другую историю верховной матери и Правящему Совету Чед Насада.

- Я хочу вам добра, - продолжал Джарлаксл. - И если дом Зовирр падёт, а вы станете безродными бродягами — а всё к тому идёт, — не забывайте имя Бреган Д'эрт.

- Стоит ли мне помнить это имя, если мой дом выживет, бродяга? - довольно дерзко поинтересовался пленник.

- О, ну конечно, - ответил Джарлаксл. - И не забывай, что мы втроём победили вас шестерых и войско багбиров — причём вы напали на нас без повода и с преимуществом внезапности. Так что, пожалуйста, всегда помни, как сильно вас побили вдвое меньшим числом. И не забывай, что Бреган Д'эрт многочисленнее дома Зовирр, равно как и Мензоберранзан многочисленнее Чед Насада.

С этими словами, с Аратисом Хьюном позади, командир наёмников подошёл к двери, столкнул её в сторону и вышел из сгоревшего здания.

- Если они выживут, в доме Зовирр у нас будет больше противников, - просигналил двум товарищам Закнафейн.

- Мы давно исчезнем из этого города задолго до того, как они вернутся домой, - ответил Джарлаксл.

- Куда теперь? - спросил Аратис Хьюн.

- В дом Зовирр, конечно, прежде чем сюда нагрянет городская стража, а мать Шива осознает, что мы не сбежали, не ранены и не убиты при нападении.

Он указал тремя ярусами ниже, на другую сторону пропасти, направо от небольшого водопада.

- Готовы к новой битве? - тихо спросил он.

- Надеюсь, что да! - неожиданно ответил Хьюн. Проследив за его взглядом, другие двое товарищей увидели причину. Солдаты-дроу в тяжёлых доспехах, некоторые — со змееголовыми плётками жриц, надвигались на них верхом на волшебных боевых пауках. Арахниды спустились с верхнего яруса, выпустив нити паутины из прядильных органов.

- Сражаться не будем, - сообщил им Джарлаксл, и показывая пример, бросился наутёк. Два его спутника не отставали.

Им почти не встречались дроу. Судя по всему, Аратис Хьюн был прав — ближайшие свидетели прятались. Троица пересекла рыночную площадь, устроенную в широкой нише в стене разлома, но здесь тоже было практически пусто, лишь один или два торговца нервно выглядывали из-за своих тележек.

- Нужно разделиться, - сказал Джаралаксл.

- Отсюда есть только один путь, - запротестовал Аратис Хьюн. - И рядом только один пандус, ведущий на другой ярус, и ещё один, ведущий наверх отсюда. Куда нам идти?

Но Закнафейн подошёл к краю обрыва, как будто собираясь спрыгнуть. Вместо этого он побежал вдоль края, потащив за собой меч всего на палец от пропасти, как будто рассекая паутину. Это замедлило оружейника, и другие двое, обогнав товарища, с любопытством оглянулись.

- Бегите! - крикнул им Закнафейн, и резко затормозив, высоко поднял меч — лишь затем, чтобы с силой обрушить его на край пандуса из паутины.

- Что он делает? - спросил Аратис Хьюн, но прежде чем Джарлаксл успел ответить, Закнафейн потянулся вниз и схватился за паутину, разрезанную его клинком, потом прыгнул, хватаясь за свою самодельную верёвку.

Прорезанная им в паутине линия порвалась под его весом, как кусок ткани, унося его за пределы видимости.

- Что? - промямлил изумлённый Аратис Хьюн. - Он...

- Я же тебе про него рассказывал, - с гордостью ответил Джарлаксл, и они побежали дальше.

 

Закнафейн очень хорошо рассчитал свой разрез и испытал немалое облегчение, когда его догадка по поводу силы и прочности паутины оказалась верна.

Он слетел вниз в управляемом падении, паутина равномерно рвалась, опуская его ниже, мимо нижнего яруса, и, как он надеялся, на пол следующего. Длины отрезка немного не хватило, и он изменил угол спуска, чтобы опуститься на крышу здания из грибных ножек и паучьего кокона, большого заведения, похожего на очередную таверну или какую-то забегаловку.

Но там к нему устремились множество взглядов любопытных дроу.

Отпустив паутину и перейдя в свободное падение, он призвал шар темноты перед собой, в предполагаемом месте приземления. Он влетел в темноту и с силой ударился о крышу, пытаясь сохранить равновесие. У него не было шанса на ошибку. В мозгу надёжно отпечатался образ места приземления, поэтому он внутри сферы мрака подошёл к заднему краю крыши, потом перемахнул через него, оказавшись между зданием и стеной разлома. Там ему повезло — нашлась задняя дверь, и он без промедления вошёл внутрь, справедливо рассудив, что посетители внутри быстро покинут помещение, заинтересованные шумом снаружи.

Спокойно пройдя по маленьким комнатам и узким коридорам, Закнафейн сразу же вышел следом за толпой других тёмных эльфов. Для любого наблюдателя он казался настолько же удивлён неожиданным шумом на крыше, как и остальные посетители.

Он быстро слился с толпой дроу, затем проскользнул через рынки и вокруг зданий, торопливо направляясь к ближайшему мосту, который вёл через пропасть.

Несколько раз он оглядывался, надеясь увидеть Джарлаксла, но бесполезно.

Однако он вспомнил слова наёмника и понял, куда идти. Дом Зовирр никогда не будет более уязвим, чем в этот самый миг.

 

- Ты спускайся, а я перейду на ту сторону, - крикнул Джарлаксл Аратису, когда они приблизились к пандусу.

Бродяга кивнул, или попытался, поскольку в тот самый миг в воздухе перед ним возникли четыре каменных плиты, повисших горизонтально и мгновение преследовавших его, прежде чем повернуться на невидимых петлях, складываясь вокруг удивлённого дроу в саркофаг с магически запечатанным верхом и низом. Саркофаг стоял прямо лишь долю секунды, затем с глухим стуком опрокинулся, вызвав приглушённый стон изумлённого и пойманного внутри наёмника.

Джарлаксл знал это заклинание — лишь очень умелая старшая жрица могла создать подобную тюрьму в воздухе.

Они попали в беду.

Он увидел солдат, бегущих по пандусу впереди, и понял, что варианты кончились. Он бросился к краю и прыгнул, планируя достичь почти самого пола, прежде чем прервать полёт двеомером левитации.

Но он даже не перелетел за край, когда понял, что пойман, поскольку снизу сидели всадники на пауках — пауки были повёрнуты к стене разлома в дальнем конце выступа.

Пауки, выплюнувшие паутину в Джарлаксла.

Наёмник рефлекторно схватился за жезл, чтобы развеять волшебную паутину. Он подумал про свою переносную дыру, размышляя, сможет ли залезть в неё и исчезнуть. В его мыслях бурлило столько вариантов побега, но в конце концов, он не стал беспокоиться.

Его поймали, как и Аратиса Хьюна.

Он мог лишь надеяться, что Закнафейн до сих пор на свободе.

 

Множество взглядов устремились через пропасть к дымящимся руинам и суматохе на верхних ярусах. Закнафейн был этому рад — пускай лучше осторожные дроу глядят туда, а не него, спешащего к дому, который Джарлаксл назвал домом Зовирр.

Используя водопад как ориентир, он легко нашёл дорогу, быстро оказавшись у нужного здания.

Однако испугался, что недостаточно быстро, поскольку обнаружил стражников дома, спорящих с отрядом солдат в доспехах, волшебников и многочисленных жриц, собравшимся у входа.

Закнафейн несколько раз слышал чьё-то упоминание Правящего Совета и понял, что это сборище случилось в ответ на попытку убийства. Как и в Мензоберранзане, в Чед Насаде было допустимо кого-то убить, но нельзя было попадаться, пытаясь совершить убийство.

Закнафейн скользнул в переулок сбоку. Суматоха у входа происходила у всех на глазах, скорее переговоры, а не драка — как и должно было быть, поскольку отряд, собравшийся перед относительно слабым домом Зовирр, казался серьёзным объединением величайших домов города.

Встретившись с подобными трудностями, стражники Зовирр перестали следить за попытками скрытного проникновения. Так что оружейник перемахнул через стену, убеждённый, что опознал все сторожевые посты поблизости и нашёл подходящее, равноудалённое от них место.

Он проскользнул между нависающими паутинами, вокруг стен и сквозь тени, обнаружив удивительно лёгкий маршрут к боковой стене дома за оградой. Он проник внутрь, бесшумно двигаясь по тоннелю, уходящему в недра стены разлома. Когда он дошёл до конца, к двери справа от него, ведущей в помещения дома, он достал оружие, ожидая стычки.

Он попытался представить логичный план здания — жалея, что Джарлаксл не обеспечил такой план ранее и надеясь, что дома в Чед Насаде следовали тем же принципам планировки, что и в Мензоберранзане. Он прикинул пройдённое расстояние, чтобы представить, насколько углубился в стену, потом решил, что тронный зал верховной матери всё равно должен располагаться глубже.

Он прошёл в дверь, оказавшись в просторной и пустой гостиной. Не останавливаясь, чтобы порадоваться своей удаче, он немедленно покинул помещение, углубляясь в коридоры.

Он миновал несколько занятых комнат, но снова не стал останавливаться, услышав внутри разговоры, не похожие на болтовню верховной матери.

Преодолев поворот и низкий, тесный тоннель, Закнафейн оказался в проходе пошире, который заканчивался резными дверями, украшенными изображением Паучьей Королевы, и немедленно понял, что нашёл тронный зал.

Дверь, скорее всего, была запечатана магией — причём сильной. Он не мог преодолеть подобную защиту, и выбрал своим союзником скорость.

Он вломился внутрь, бросился в кувырок, один раз и снова, а следом за ним погнались пламя и молнии. Он вскочил на ноги, не пострадав, заметив удивлённых стражников по обеим сторонам комнаты и пару молодых женщин, почти девочек, несмотря на облачение жриц. Те охнули и отступили дальше вдоль обеих сторон возвышения в центре.

Перед алтарём, склонив голову, стояла на коленях старшая жрица. Её серебряные волосы сверкали в мерцающем волшебном свете, что плясал на паутине по бокам алтаря.

Заметил он и пару волшебных стражей в виде двух маленьких нефритовых пауков, и его удивило, что те не ожили при виде угрозы — верховная мать была уязвима и скоро должна была погибнуть.

- Её здесь нет, - не оборачиваясь, сказала женщина у алтаря.

Она обращалась к нему?

Стражники не двигались; пауки не бросились на него. Что-то было не так.

Он медленно подкрался к женщине на коленях, с оружием наголо, и — очень странно — она взмахом отослала младших женщин, не попытавшись его остановить.

- Матери Зовирр нет, - сказала она, когда меч Закнафейна прижался к её шее сзади. - Она не вернётся.

- Кто же тогда ты? - спросил он. - Где она?

- Прочь! - рявкнула жрица, но не ему, и младшие женщины и стража быстро покинули комнату.

Женщина медленно встала и повернулась лицом к убийце.

- Я знаю, зачем ты здесь, и не препятствую твоим намерениям, - сказала она.

- Даже если я намереваюсь убить тебя?

- У тебя нет на то причины, - уверенно сказала она. - В отсутствие матери Шивы я займу здесь высокое положение и буду вести себя дружелюбно с твоей нанимательницей. Всё было обговорено, и не думаю, что великая верховная мать Бэнр будет довольна, если ты пустишь этот клинок в ход.

- Ты хочешь, чтобы я поверил словам старшей жрицы?

- Я Ссиприина, дочь Шивы, которая скоро станет верховной матерью Зовирр, убийца.

- Я знаю, кто ты, - ответил Закнафейн, узнав её благодаря встрече с Онраэ Насадрой. - Ты будешь верховной матерью? Только из-за этого мне следует убить тебя.

- Разве? Для твоих товарищей-наёмников цена окажется слишком велика, уверяю. Кроме того, тебе стоит понять, что подобное действие будет не настолько простым, как ты, похоже, считаешь.

Конечно, он рассматривал такую вероятность. Любая могущественная жрица была не такой простой жертвой, как могло показаться. На самом деле, именно кажущаяся уязвимость в первую очередь и заставила Закнафейна сдержаться.

Да, он подумал, что именно эта жрица и донесла йоклол о злословии матери Шивы в адрес Бэнр. В своём стремлении к власти коварная ведьма приговорила собственную мать — типично для дроу, но всё равно подло по его мнению. Как же Закнафейн её ненавидел, ненавидел их всех, и конечно же хотел убить эту жрицу тоже — он хотел убивать любых жриц Лолс.

Но помнил о своей ответственности перед Джарлакслом и поэтому вложил мечи в ножны.

- Мудрый выбор, - сказала она.

 

Аратис Хьюн стоял у стены естественной пещеры. Его руки были подняты высоко над головой и прикованы к камню. Прикованы волшебством — не было замков, поддающихся вскрытию, равно как и других способов побега, разве что — отрезать собственные руки.

Но, конечно, ножа у него тоже не было.

Даже если он сумеет каким-то образом освободиться, куда ему идти? Заточённым в каменном саркофаге его принесли в это тёмное место — расположенное в одной из стен чеднасадского разлома, полагал Хьюн, хотя не знал наверняка — и бесцеремонно бросили в яму. Там его мучили выстрелами жалящих иголок из ручных арбалетов, пока он не разделся догола и не отдал всё снаряжение своим захватчикам.

Они притащили его сюда и бросили в оковах, оставив достаточно волшебного света, чтобы он глядел на пляшущие тени и не мог расслабиться. Уж лучше полная тьма, чем это, подумал Хьюн.

Но могло быть и хуже. Он не испытал пылающий укус змееголовой плети, ни одна жрица не оставила в воздухе волшебные символы отчаяния или боли, чтобы истязать его в одиночестве. Однако он не смел надеяться, что верховные матери Чед Насада менее умелы в пытках, чем матери Мензоберранзана, и когда тюремщики покидали его, несколько раз услышал слово «драук».

Может быть, такова его судьба? Стать восьминогим чудовищем, полудроу-полупауком, и страдать вечно?

Аратис Хьюн должен был надеяться, что время работает на него. Но он покачал головой, просто задумавшись об этом. Если вести дойдут до Мензоберранзана и верховной матери Бэнр, станет ли она его защищать?

Бродяга вздохнул в ответ на эту мысль, поскольку сомневался, что могущественные Бэнры потратят хоть унцию сокровищ или политического капитала на таких, как он. На Джарлаксла может быть — он, конечно, освободится, и каким-то образом окажется в лучшем положении, чем до того, как это затеял — но не Аратис Хьюн.

Бродяга попытался проглотить свою горечь. Джарлаксл спас его, несколько раз напомнил себе убийца. Его младший дом был стёрт с лица земли десятки лет назад, и только Аратис с горсткой товарищей смогли сбежать. Но выживание не означало процветания, и немногие выжившие Хьюны столкнулись с жалким существованием на вечно опасных Улицах Вони, где тебя всегда могла отыскать болезнь, если не насильственная смерть. Казалось, спасение было рядом, когда остатки дома Хьюн соединились с другим младшим домом, Оззл, но в доме Оззл'Хьюн не нашлось места для Аратиса, несколько лет назад убившего одного из членов дома Оззл.

И ему пришлось остаться на Улицах Вони, где двадцать лет спустя и нашёл его Джарлаксл. Нашёл, подружился и принял его с тремя другими членами павшего дома в свой отряд братьев, который создавал каким-то поразительным образом с молчаливого благословения великой верховной матери Бэнр. Их дружба жила десятки лет — что само по себе было необычно для Мензоберранзана, знал Хьюн — и доверие между ними дошло до такой степени, что они стали как братья, причём не в типичном для дроу смысле подобных отношений: с соперничеством, и ревностью, и выгодой на кончике окровавленного кинжала.

Но теперь вездесущая политика Паучьей Королевы вбила между ними клин, и в этом тёмном месте, беспомощному, прикованному к стене Аратису Хьюну пришлось очень постараться, чтобы не потерять надежду, что верности Джарлаксла хватит для преодоления нескольких очень больших преград.

Если Джарлаксл вообще жив, уже не говоря о каком-то контроле над ситуацией.

Бродяга снова вздохнул, потом акробатически согнулся, вывернув плечи и упёршись ногами в стену. Он выпрямился, насколько позволяли оковы, затем изо всех сил оттолкнулся от стены.

Но без толку. Его запястья болели, подошвы босых ног кровоточили, но волшебные оковы не поддавались.

Он вернулся в прежнее положение и отдохнул, падая духом, пытаясь найти внутри пустоту, где его не смогут поглотить страх и горечь.

Он перестал осознавать окружающее, материальный мир вокруг, и не знал, сколько времени прошло — один день или три? — когда какое-то шевеление во мраке вырвало его из насильственного забытия.

Он напряг глаза, заметив движение, надеясь, что это Джарлаксл, затем физически и эмоционально отпрянул, увидев трёх приближающихся дроу — двух стражников-мужчин и жрицу немалого ранга, судя по роскошному воротнику узорчатой мантии, поднимающемуся за её головой.

Она подошла прямо к пленнику и наградила его пристальным взглядом, затем подняла руку и повела пальцами, тихонько напевая. Один из стражников подошёл и опустил на землю какой-то свёрток.

Аратис Хьюн собрался с силами, ожидая чудовищной волшебной боли, но вместо этого его руки неожиданно освободились — магические оковы просто исчезли.

Жрица указала на свёрток на земле.

Аратис Хьюн с подозрением взглянул на неё, перевёл взгляд на свёрток, потом обратно, встретившись взглядом со жрицей.

- Мы уходим, - сурово объявила та, указав подбородком на свёрток и давая понять своим тоном, что под «мы» она имела в том числе и Аратиса Хьюна.

Решив, что терять ему нечего, бродяга наклонился и развернул свёрток, широко распахнув глаза, когда понял, что внутри его снаряжение — всё его снаряжение, включая оружие.

Даже пузырьки с ядом.

- По приказу дома Насадра ты больше не пленник Чед Насада, - объяснила жрица. - Быстро одевайся и следуй за мной.

- Джарлаксл, - радостно прошептал Аратис, натягивая одежду.

Вскоре они покинули тоннели, оказавшись на средних ярусах Чед Насада. Однако они не стали подниматься туда, где, как знал Аратис, был расположен дом Насадра, а вместо этого опускались, ярус за ярусом, пока не оказались на дне разлома возле выхода из города.

Неужели его собираются выпустить в открытое Подземье?

Но нет, вместо этого они привели его к стене сразу за клиновидным разломом, где один из стражей открыл потайную дверь, похожую на участок естественного камня. Жрица провела Аратиса Хьюна сквозь узкую дверь и вниз по такому же узкому тоннелю. Двое сопровождающих остались снаружи.

Следуя за мерцающими фиолетовыми шарами, они достигли помещения, комфортабельно обставленного крупными подушками на полу и стойкой со множеством вычурных бутылей над полкой с хрустальными кубками у стены.

Аратис Хьюн осматривал всё это, когда жрица схватила его за запястье и отвела руку далеко в сторону. Он недоверчиво уставился на неё, когда она прочитала исцеляющее заклинание, затопив его теплом и убрав всю боль, оставшуюся после заточения.

- Принимаю твои извинения, - сухо сказал он.

Жрица фыркнула со смесью неприязни и удивления и отошла, чтобы налить себе выпить.

- Это будет наш с тобой дом? - уколол её Аратис. - Подушки кажутся мягкими.

- Я овладею тобой, если захочу, - ответила жрица. - У тебя нет выбора в этом вопросе, глупый чужак, и нет власти. Не ошибись, решив, будто мои действия продиктованы чем-то кроме преданности верховной матери Насадре.

- И госпоже Лолс, конечно, - с поклоном сказал Аратис Хьюн. Прежде чем выпрямиться, он услышал скрежет камня по камню в задней части помещения и посмотрел туда, увидев, как часть стены скользит в сторону.

Вошла другая жрица в великолепном облачении и с королевской осанкой. Аратис Хьюн взглянул на свою спасительницу, чтобы увидеть, как та склонила голову и покорно опустила глаза, и последовал её примеру.

Из этой склонённой позиции он осмелился украдкой взглянуть на новую жрицу, чтобы заметить, как в комнату входит второй и более знакомый дроу.

Аратис Хьюн выпрямился, чтобы поприветствовать Джарлаксла, но был захвачен врасплох видом друга. То малое количество волос, что ещё у него оставались, были смазаны жиром и поставлены прямо тремя небольшими шипами, торчащими из головы. Аратис вспомнил, что видел похожий, только более многочисленный набор шипов на голове Утегенталя Армго, и хотя причёску Джарлаксла окружала покрасневшая от ожога кожа, смотрелся наёмник поразительно — и весьма красиво.

Джарлаксл всегда выходил из положения с выгодой для себя, даже если дело касалось причёски.

- Представляю тебе первую жрицу Онраэ Насадру, - сказал Джарлаксл. - Названную в честь верховной матери. Онраэ Вторая, если не ошибаюсь.

- Третья, - поправила она.

- Впечатляет ещё больше.

- Я знал, что ты придёшь за мной, - заметил Аратис.

- Конечно, я присвоил себе эту заслугу, если бы мог, - ответил Джарлаксл. - Но увы. Совсем недавно я был в таком же положении, что и ты.

- Дом Насадра не знал о вашем аресте, - объяснила Онраэ. - Вас и налётчиков из дома Зовирр, которые на вас покушались, арестовала Красная гвардия, которая подчиняется лишь Правящему Совету — и только тогда, когда считает необходимым.

- Мне сказали, что нас должны были казнить, - сообщил Джарлаксл. - Прикончить в тёмной яме и оставить крысам.

- В таком случае я рад, что вы нас нашли, - сказал, обращаясь к Онраэ, Аратис.

- Не по случайности, - заметил Джарлаксл, вызвав вопросительный взгляд товарища.

- Закнафейн, - пояснил командир наёмников. - Он отправился прямиком в дом Зовирр, чтобы выполнить наше задание. Но не смог, поскольку мать Шива сбежала из дома и из самого города.

- Шива больше не носит титул верховной матери, - поправила его Онраэ. - Она неизлечимо больна.

- Больна? - повторил Аратис Хьюн.

- Payz izi covfefe narz iz cyzt, - сказала жрица, которая привела сюда Аратиса.

- Болезнь зеркал, - кивнув, согласился Джарлаксл, но Аратис Хьюн был по-прежнему смущён.

- Она влюбилась в отражение в зеркале, - объяснил Джарлаксл. - Она видела весь мир сквозь эту тонкую призму.

- Поэтому она решила, что может бросить вызов Бэнр, - догадался Аратис.

- Верховной матери Бэнр, - поправила стоящая рядом жрица, отвесив ему удар за непочтительность.

Джарлаксл просто пожал плечами и кивнул, а потом, как будто только что вспомнив, добавил:

- Болезнь зеркал — ключ к силе верховной матери Бэнр, огромное преимущество.

- Думаешь, она больна? - запинаясь, спросил Аратис Хьюн, и мудро пригнулся, когда понял, что произнёс это вслух.

- Как раз напротив, - ответил Джарлаксл. - Это безумие никогда не поражало верховную мать, основавшую дом — как, например, Ивоннель Вечную — и редко задевало второе поколение матерей, поскольку, видишь ли, от него редко страдают те, кто заслужил своё положение — только те, кому власть вручили на блюдечке. И даже тогда болезнь встречается редко и легко лечится.

- Лечится?

- Зеркала разбиваются, - сказал Джарлаксл. - Гордость возносит больного слишком высоко, и падение оказывается слишком сокрушительным.

- Ты и сам любишь своё отражение.

- Разве можно меня в этом винить?

- Шива забралась слишком высоко, - сказала Онраэ, - к вершинам, откуда могла лишь упасть. Если бы не ваш товарищ, она могла бы прожить дольше, но теперь... теперь её уберут.

- Закнафейн, - сказал Джарлаксл.

- Для нового рекрута он производит немалое впечатление, - признал Аратис.

- Как и ожидалось, - с усмешкой отозвался командир наёмников. - Только, прошу, не говори ему об этом. Не хочу, чтобы он зазнался перед предстоящей нам опасной охотой.

- Шива?

- У вас осталось незаконченное дело, - подтвердила Онраэ.

- Но сначала мы заслужили небольшой отдых, - сказал Джарлаксл, потирая ладони и указав на бутыли с дорогими напитками.

- По крайней мере, я это заслужила, за спасение ваших жалких шкур, - согласилась Онраэ.

- Тогда мы отпразднуем вместе, и я постараюсь услужить вам, миледи, - пообещал Джарлаксл и поклонился.

 

Несколько часов спустя, когда Джарлаксл и Аратис Хьюн прохлаждались в тайных покоях, отворилась ведущая к разлому дверь и вошёл Закнафейн До'Урден, с видом отдохнувшим и расслабленным.

- Долго же ты заставил нас ждать, - саркастично поприветствовал его Джарлаксл.

- Я обдумывал переход в дом Зовирр, - ответил оружейник. - Новая верховная мать весьма гостеприимна.

- Она всё равно остаётся жрицей Лолс, - напомнил ему Джарлаксл.

- Я не говорил, что не собираюсь рано или поздно её убить.

Джарлаксл хотел ответить, но прикусил язык — как ни странно — и просто кивнул.

- Новый имидж? - спросил Закнафейн, глядя на торчащие волосы наёмника.

- Броско, не находишь? Мне пришлось по вкусу.

- Согласно твоим собственным приказам, тайному отряду лучше не выделяться из толпы и не вызывать подозрений, разве нет?

- Действительно, для меня лучше, чтобы солдаты Бреган Д'эрт не привлекали внимания, - ответил Джарлаксл. - Но сейчас я узнал, что моя репутация меня опережает — репутация, которая лишь улучшится, когда мы вернёмся с головой верховной матери, простите, бывшей верховной матери Зовирр. Пожалуй, вам же лучше, если меня начнут узнавать — наши цели будут падать духом.

Закнафейн и Аратис Хьюн обменялись скептическими взглядами в ответ на это заявление. Но они просто пожали плечами, понимая, что Джарлаксл способен сказать или сделать практически что угодно.

- Мне сказали, что нам следует начать поиски на юго-востоке, за большой грибной рощей, - сообщил Закнафейн.

- Ты сузил область поисков до половины мира, - заметил Аратис Хьюн.

Закнафейн пожал плечами.

- Судя по всему, она покинула город и ушла в открытое Подземье. У тебя есть лучший план?

Джарлаксл подошёл к нему и протянул стакан с бренди.

- Вопрос, - сказал он. - Как отыскать дроу?

Приняв стакан и сделав долгий глоток, Закнафейн несколько мгновений обдумывал эту загадку.

- Ответ, - сказал он. - Никак. Нужно заставить дроу саму тебя отыскать.




#96728 Глава 14: Город Мерцающей Паутины

Написано Redrick 10 Март 2019 - 20:07

Глава 14

Город Мерцающей Паутины

 

Год Дракоярости

1018 ЛД

 

Пятьдесят дней дюжина мелких фургонов и телег ехали по тёмным тоннелям Подземья, увлекаемые крупными ящерами. В середине каравана гоблины-погонщики следили за стадом обычного подземного скота — рофов. Мычащие рофы ехали на парящей платформе, окружённые оградой из молний. Волшебные чертежи этой повозки для скота были весьма любопытными и могущественными, и подобный трофей наверняка желали заполучить многие в Подземье, включая дварфов-шахтёров и даже грибов-миконидов для их больших урожаев черенков.

Но немногие осмелились бы попытаться его отобрать, поскольку караван был окружён опытными разведчиками-дроу, экипированными знаменитым оружием и доспехами. Весть о том, что караван послал великий дом Мензоберранзана, и он находится под полной защитой Правящего Совета города, шла впереди экспедиции. Напасть на караван означало объявить войну Мензоберранзану.

Однако три тёмных эльфа, лучше всех умеющие вести подобную разведку и охрану, три эльфа, которых избегали все считавшие их врагами, не принимали участия в повседневных задачах каравана. Вместо этого Джарлаксл, Закнафейн До'Урден и Аратис Хьюн держались особняком, оставаясь обычно в закрытой повозке, которой управляли наёмники Бреган Д'эрт, последней повозке каравана.

- Верховная мать Шива Зовирр, - во время одной из тайных встреч раскрыл им секрет Джарлаксл. Он достал рисунок женщины, сильной и плотной жрицы с вьющимися волосами, выкрашенными синим за исключением тугого пучка сбоку, который хозяйка оставила естественного белого цвета. Её красные глаза сияли ещё сильнее из-за мерцающего рубина, который она носила сбоку в проколотом носу.

- Довольно привлекательна, - заметил Аратис, на которого рисунок произвёл впечатление.

- И такую легко отыскать, - добавил Закнафейн совсем другим тоном, который не указывал на плотскую страсть. Джарлаксл знал, что для Закнафейна жрицы Лолс приятнее всего были мёртвыми.

- Подожди, - добавил Аратис, неожиданно встрепенувшись. - Зовирр? Семья торговцев?

- Торговый дом Чёрного Когтя, - подтвердил Джарлаксл.

- Они друзья дома Бэнр, - ответил Аратис Хьюн, встревожившись, или по крайней мере изумившись.

- И будут снова, - заверил его Джарлаксл. - Когда ошибка будет исправлена.

- И эта ошибка — верховная мать Шива? - спросил Закнафейн.

- Она поддалась амбициям и прыгнула выше головы, - ответил командир наёмников. - Она плохо отзывалась о великой верховной матери Бэнр в разговоре с прислужницей Лолс, исполнительным созданием, которое сразу же сообщило об этом самой матери Бэнр. Мать Шива, возможно, пытается добиться некоторой независимости. Её мотивы неважны и не нас не интересуют. Нам нужно знать только задачу, поставленную верховной матерью Мензоберранзана. Она — голова. Мы всего лишь её руки, пускай и сжимающие оружие.

- Это просто бизнес.

- Здесь никто не верит, что мы все разделяем такой бесстрастный и разумный взгляд на убийство, - сухо заметил Аратис Хьюн.

Джарлаксл ухмыльнулся и взглянул на Закнафейна.

- Оставь мне мои заблуждения, - упрекнул тот Хьюна.

Хьюн рассмеялся в ответ на слова нового воина Бреган Д'эрт.

- Ты предпочитаешь считать, что разрешение на убийство исходит от самой Лолс? Никогда не думал, что ты настолько набожен, воитель.

- Набожен? - со смешком спросил Джарлаксл. - Расскажи нам о своих заблуждениях, добрый Закнафейн.

Оружейник До'Урденов пожал плечами.

- Чтобы сохранять блаженные грезы, я убеждаю себя, что их конечное число, и что каждая убитая приближает меня к цели.

- Их?

- Жриц и верховных матерей, - ответил Джарлаксл, опередив Закнафейна.

- А что он имеет в виду под целью?

- Главную мечту Закнафейна, - ответил Джарлаксл. - Что он убьёт их всех, включая — и пронзая — великую верховную мать Бэнр.

Аратис Хьюн фыркнул и повернулся к Закнафейну.

- Всем нужно хобби, - пожав плечами, ответил тот.

Повозка налетела на камень в неровном проходе, и все трое непроизвольно качнули головой, как будто в знак согласия.

 

Благодаря репутации тёмных эльфов и серьёзной охране каравана, даже в открытом Подземье они почти не сталкивались с неприятностями. Одного разведчика ранил амберхалк, но с чудовищем быстро расправились, ещё дважды им пришлось отгонять зверей-обманщиков.

По стандартам Подземья это считалось лёгкой поездкой.

Так что около середины седьмой декады пути караван добрался до более ровных тоннелей, хорошо обработанных и очищенных от камней, с несколькими перекрёстками, оборудованными указателями из волшебных огней, которые показывали путь тем, кто знал, как читать шифры дроу, и мог отличить правду от обмана.

- Значит, раньше ты никогда не покидал Мензоберранзан? - спросил Закнафейна Джарлаксл. Они оба сидели на козлах рядом с кучером.

- Много раз.

- Правда?

- Недалеко, - объяснил Закнафейн. - Только в прилегающие тоннели. Дом Симфрей был амбициозен и хотел исследовать возможность вести торговлю за пределами города.

- Так бывает всегда, правда? - хмыкнув, заметил Джарлаксл. - Когда путь к настоящему возвышению закрыт, амбициозные начинают искать за пределами стен.

- Как Джарлаксл?

Командир наёмников прижал два пальца ко лбу, салютуя в ответ на это наблюдение.

- Скорее всего, однажды и я начну искать за пределами Города Пауков — и не только, - подтвердил он. - Однако сейчас Бреган Д'эрт хватает места для роста в пещере Мензоберранзана. В ближайшем будущем я предвижу большую войну среди благородных семей. Множество младших домов попытаются воспользоваться неразберихой.

- А в большой войне Джарлаксл находит выгоду.

- Как и все мы.

- Но может быть, однажды, ты выйдешь за пределы пещеры, за пределы досягаемости верховной матери и её Правящего Совета, - заметил Закнафейн.

- Может быть, но нет смысла даже говорить об этом, - ответил Джарлаксл. - Я и сейчас вполне доволен, друг мой, и я вижу путь к невообразимой роскоши. Мы в безопасности в наших пещерах под Клорифтой, нас защищает самый могущественный дом в городе — более могущественный, чем два любых других дома вместе взятые. Может быть, даже три дома. Тем больше я рад служить великой матери Бэнр.

- Но не Лолс?

В ответ мелькнули пальцы Джарлаксла, пытаясь заставить его прямолинейного спутника замолчать. Верховная мать Бэнр наверняка знала правду о Джарлаксле — наёмник не был верным последователем Паучьей Королевы или, раз уж на то пошло, любого другого божества. Но если подобные сведения станут всеобщим достоянием, с беспощадной Ивоннель Бэнр ему придётся несладко!

- Давай я подготовлю тебя к Чед Насаду, - сказал вслух Джарлаксл, чтобы сменить тему. - Он совсем не похож на Мензоберранзан — по необычайно зрелищной причине.

Закнафейн пристально уставился на него.

- Не здесь, - просигналили оружейнику руки Джарлаксла.

- Я слышал, что архитектура и планировка Города Сетей поистине великолепны, - довольно громко сказал Закнафейн (возможно, даже чересчур громко, подумал Джарлаксл — типично для того, кто не привык плести подобную ложь).

- Словами этого не описать, - Джарлаксл указал далеко вперёд, к мерцающей волне волшебного пламени на стене коридора, которая сигнализировала о крутом повороте. - Скоро ты сам всё увидишь.

Караван остановился, когда первая повозка преодолела этот поворот, и остановки продолжились после каждой новой повозки. Кучеры и погонщики позволяли себе на секунду полюбоваться величественным видом города, который открывался перед ними. Закнафейн с интересом наблюдал за происходящим, и по выражению на лицах тех, кто уже преодолел поворот, быстро понял, что Джарлаксл не преувеличивает. Однако оружейник До'Урден всё равно оказался не готов к открывшемуся зрелищу, когда наконец и его повозка повернула за угол и показала ему Чед Насад.

Тот был построен внутри грота, большой клиновидной пещеры с крутыми стенами в несколько тысяч футов высотой. Именуемый Городом Паутины — или, более официально и величественно, Городом Мерцающей Паутины — Чед Насад определённо был достоин такого названия. Если в Мензоберранзане большинство домов дроу были построены внутри гигантских сталактитов и сталагмитов, а некоторые, как дом До'Урден, располагались в стенах пещеры, то в этом городе почти все дома представляли собой сочетание пещер и окаменевшей паутины. Отдельные сооружения состояли из огромных паучьих коконов со множеством проходов.

Эта паутина, бесконечная паутина, опутывала всё вокруг и карабкалась по стенам, мосты из неё соединяли различные ярусы пещеры. Причём не только толстая серая паутина, но и паутина, сверкавшая волшебным огнём, синим и фиолетовым, янтарным и зелёным, даже жёлтым. Огонь вечно менялся, изменял оттенок, разгорался и затухал — каскад цветов, казавшихся почти живыми.

Фоном служил звук льющейся воды, лишь усиливая странность этого места, а волшебное освещение в совокупности со странной архитектурой выглядели так, что Закнафейну потребовалось немало времени, чтобы вообще заметить какие-то звуки.

- Нам предстоит подняться довольно высоко, - объяснил Джарлаксл. - Ку'элларз'орл в Чед Насаде расположен вдали от вони отбросов и гоблинских рабов, которые пасут стада рофов и выращивают грибы со мхом на дне пещеры.

- Благородные дома?

Джарлаксл кивнул.

- Наша мишень - благородная мать? - спросили пальцы Закнафейна, и Джарлаксл не знал, надеется ли его спутник на это или нет.

- Нет, - сказал он, и Закнафейн заметно приуныл. - Но близко к тому. Верховная мать Бэнр потребовала, чтобы я сообщил одному союзнику о нашем приходе. Только одному.

- Ты продолжаешь называть её по титулу и с заметным благоговением. Не привык слышать такое от тебя.

Закнафейн ощутил ткнувшийся ему в спину палец и полуобернулся на своём сидении.

- Тебя окружают агенты дома Бэнр, - просигналили из-за спины Джараксла пальцы пригнувшегося в дальнем конце повозки Аратиса Хьюна.

Закнафейн поник, но кивнул в знак понимания.

- Проверь наши комнаты, - приказал Аратису Джарлаксл.

- Под каким именем?

- Дома Ханцрин, конечно же, - объяснил Джарлаксл. - Мы пригнали несколько быков-рофов для улучшения породы чеднасадского скота, а взамен заберём несколько быков в Мензоберранзан, чтобы наши стада не были похожи на сплошную кровосмесительную оргию.

- А я-то думал, зачем мы тащим с собой этих вонючек, - со смешком отозвался Хьюн. - Я надеялся, что мы забьём их на мясо по дороге.

- Это было бы неразумно.

- До сих пор поверить не могу, что Ханцрины позволили своей самой ценной парящей барже покинуть Мензоберранзан на полгода!

- Могу сказать то же самое про мать До'Урден и её любимого быка, - подколол Джарлаксл. - Но у Ханцринов, как и у матери Мэлис, не было никакого выбора в этом вопросе.

- Верховная мать Бэнр действительно жаждет смерти этой жрицы, - заметил Аратис Хьюн.

- Верховная мать с трудом воспринимает оскорбления. Забота о подобных вещах позволяет ей как-то коротать время, а цена по меркам Бэнров не слишком велика.

Караван достиг просторной боковой пещеры, служившей городу большими конюшнями, и пока кучеры и разведчики заботились о товаре, Джарлаксл и его спутники приступили к выполнению своих задач. Мерцающие сети были красивы, но произвели ещё большее впечатление на оружейника, когда они с Джарлакслом начали свой подъём, поскольку пандусы из паутины липли к его ногам, позволяя подниматься по практически отвесным поверхностям, и благодаря волшебству отпускали хватку как раз в нужный момент, когда он поднимал ногу, обеспечивая невероятное сцепление без всяких побочных эффектов.

- Я чувствую себя пауком, - сказал Закнафейн, пока они поднимались по боковой стене пещеры.

- Ты радуешь Лолс такими словами.

- Повтори, что ты сказал, и я порадую её, сбросив тебя с этого насеста.

Джарлаксл оглянулся на друга и ухмыльнулся.

- По-твоему, у меня нет запасного плана на случай такого неожиданного полёта?

Закнафейн мог лишь вздохнуть, ответить на усмешку и покачать головой. В конце концов, этот парень носил в сумке переносную дырку. Насколько мог судить Закнафейн, в жизни Джарлаксла не было ничего «внезапного». Оружейник не слишком хорошо знал этого самого причудливого из тёмных эльфов, но один лишь факт, что Джарлаксл мог выжить, и даже процветать, в жестоком матриархальном городе дроу, говорил ему всё необходимое о подготовке и смекалке наёмника.

Они шли и поднимались ещё долго, приближаясь к домам благородных семей, что были рассеяны по самым высоким паутинам города. Число открытых дорог перед ними очень быстро сократилось, и из каждого здания в коконе, из каждой пещеры в задней части террас их мерили взглядом хмурые стражники.

- Зачем мы здесь? - сверкнули пальцы Закнафейна. - Ты ведь говорил, что Зовирр — не правящий дом?

- Не правящий, - просигналил Джарлаксл в ответ. Он достал небольшой пергамент, взглянул на него, потом огляделся вокруг, пытаясь сориентироваться. Он указал на широкую трещину дальше в стене, потом повёл Закнафейна к ближайшему мосту, который они могли пересечь.

- Дом Насадра, - объяснил Джарлаксл, когда они подошли к зданию сбоку от естественного на вид прохода в стене пещеры. Они прошли за ограду из паутины, потом сквозь лабиринт из непрозрачных штуковин, наконец оказавшись у входа внутри трещины, которую до того видели издалека. И достаточно глубоко внутри, поскольку огни города были далёкими и почти не освещали этот естественный переулок.

Осторожно делая каждый шаг, парочка прошла по неровному нисходящему выступу, обогнув несколько булыжников и спускаясь в глубокий мрак. Даже с учётом темновидения дроу им приходилось ощупывать путь, осторожно ставя одну ногу перед другой.

Они подошли к развилке на узкой тропе и увидели свет от светящихся червей, ползающих по своду, отбрасывая синеватое мерцание.

Джарлаксл указал налево, потом дал Закнафейну знак идти вперёд.

Вскоре мерцание усилилось, и тоннель вышел в просторное помещение. Джарлаксл с Закнафейном поняли, что не одни, не успев даже увидеть два тёмных силуэта впереди.

- Стойте на месте, - раздался голос женщины.

- Мать Насадра? - спросил Джарлаксл, когда женщина вместе со спутницей показались у дальней стены натурального происхождения.

Женщина рассмеялась.

- Ты считаешь себя достаточно важным, чтобы удостоиться аудиенции великой Насадры? - ответила она. - Здесь не Мензоберранзан, наёмник.

- Мне сказали сообщить о своём приезде матери Насадре.

- И ты пришёл в назначенное место, - ответила женщина. - И встретил посланницу матери Насадры. Я жрица дома Насадра — наверное, лишённая милости матери по некой неизвестной мне причине, раз она послала меня сюда, на встречу... с тобой.

- Возможно, с некоторыми... - начал Джарлаксл, и Закнафейна изумила неуверенность в голосе друга.

- Вы дали знать о своём прибытии, - грубо прервала его женщина. - Уходите.

- У матери Насадры соглашение с моей...

- Уходите, - повторила женщина, развернулась и исчезла в тенях. Её спутница, другая жрица, шагнула следом.

Они быстро исчезли из виду, но Джарлаксл всё равно поклонился на прощание, прежде чем развернуться и направиться туда, откуда пришёл. Он не сказал ни слова и не просигналил пальцами Закнафейну до тех пор, пока они не вышли из бокового тоннеля, снова спускаясь глубоко вниз по стене пещеры.

- Я почти уверен, что это была первая жрица Насадры, - объяснил он Закнафейну. - Онраэ. Весьма красивая женщина, достойная танца.

Закнафейн скептически взглянул на него.

- Не похоже, что Джарлаксл произвёл на неё впечатление.

- Конечно нет. Если я прав, рядом с ней была Ссиприина Зовирр, младшая дочь женщины, которую нас послали... проучить.

Он огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никого нет рядом и на них не обращают внимания.

- Дом Зовирр знает, что мы здесь?

- Только младшая — по крайней мере, я на это надеюсь.

Услышав подобную откровенность, Закнафейн резко остановился, позволяя Джарлакслу пройти вперёд. Он с любопытством уставился на наёмника, неожиданно почувствовав себя уязвимым и растерянным.

- Дрожь в твоём голосе... - сказал он.

- Я специально, - ответил Джарлаксл, не оглядываясь. - Дом Насадра готовит Ссиприину к восхождению на трон главы семьи. Хорошо, если она будет надеяться, что её мать сможет одолеть таких как мы — в особенности если она, Ссиприина, не понимает истину мрака, пришедшего за матерью Шивой. Возможно Ссиприина считает, даже смеет надеяться, что мать Шива победит. Когда этого не случится, мнение Ссиприины о старших родичах, не сумевших предотвратить катастрофу, причиной которой стали два робких мужчины, значительно упадёт.

Он продолжал шагать, пока не понял, что Закнафейн не идёт следом. Тогда он развернулся на каблуках и увидел недоумённое выражение на лице товарища.

- Полагаю, ты считаешь, что Онраэ Насадра действительно разозлилась на меня, на нас, - Джарлаксл сверкнул своей усмешкой и покачал головой. - Дорогой мой Закнафейн, если ты хочешь быть мне полезен, тебе стоит научиться лучше различать подобное притворство.

Закнафейн какое-то время продолжал смотреть на него, очевидно, проигрывая в памяти только что случившуюся встречу.

- В мире Джарлаксла всё — не то, чем кажется?

- Когда я всё делаю правильно — да, - ответил наёмник и отвернулся.

- Даже наша дружба? - раздался позади совсем неожиданный вопрос, и Джарлаксл снова резко обернулся.

- Я не обманываю Аратиса Хьюна, - сказал он. - Я не обманываю тех, кого держу рядом с собой в Бреган Д'эрт.

- И что это значит для меня?

- Думаю, ты скоро узнаешь.

Закнафейн не моргнул, но его руки рефлекторно потянулись к оружию.

Джарлаксл лишь ухмыльнулся и снова отвернулся, увлекая Закнафейна на средние ярусы Чед Насада к постоялому двору, где ждал Аратис Хьюн.

 

- Мне не нравится твой выбор, - сказал Аратис Хьюн, когда Джарлаксл и Закнафейн присоединились к нему в покоях, снятых от имени дома Ханцрин. Комната была хорошо обставлена, с тремя удобными кроватями, но затянутый паутиной потолок висел очень низко, почти над самой головой Джарлаксла, который был самым высоким из троицы.

- Это лучший выбор, - ответил Джарлаксл. - Хозяин — мой друг.

- Ты имеешь в виду мёртвого парня за стойкой? - прошептал Закнафейн, стоявший у дверей, удерживая их приоткрытыми и выглядывая в главный зал заведения.

- Привир Бар'кл... - начал Джарлаксл, пока до него не дошёл смысл слов Закнафейна.

Оружейник резко распахнул дверь и выскочил наружу, увернувшись от вспышки пламени.

- Вниз! - крикнул Закнафейн товарищам в комнате, и сам бросился в сторону от двери, когда в покоях разорвался огненный шар.

Закнафейн вскочил на ноги уже с мечами в руках. В поле зрения возник волшебник-дроу, заклятье невидимости которого после атаки прекратило действовать. Закнафейн не обладал большим опытом сражений с магами, но за свою жизнь прикончил не одну жрицу, и решил, что тактика по большей части будет одинакова: подобраться ближе.

Но это оказалось непросто, поскольку из укрытия выскочили двое мечников, один — из-за стойки, другой — из-за занавеса в дальнем углу помещения, и оба сразу же преградили ему путь к волшебнику.

Что означало, что он не сможет вовремя добраться до мага, который уже читал новое заклинание.

Закнафейн бросился влево, чтобы перехватить мечника из-за занавеса, но резко остановился и выбросил вперёд правую руку, метнув меч, как копьё, в воина с другой стороны. Этот дроу поднял свои скрещённые мечи, чтобы отразить снаряд, но тот всё равно задел его по плечу, прочертив болезненную борозду и вынудив притормозить.

Другой воин яростно обрушился на Закнафейна, сделав выпад обоими клинками, но умелый оружейник блокировал и парировал всего лишь одной левой, и даже контратаковал резким ударом, чтобы прервать натиск противника и даже заставить его отступить на шаг.

Закнафейн воспользовался этим мгновением, чтобы сорвать с пояса кнут. Он взмахнул оружием над головой, перенося вес на правую ногу, чтобы повернуться и встретить нового врага. Простого взмаха кнутом хватило, чтобы дроу замешкался. Именно на это и рассчитывал Закнафейн. Он наполовину развернулся и вместо мечников хлестнул кнутом по лицу заклинателя.

Магические защиты волшебника помешали кнуту достичь цели, но щелчок совсем близко от глаз отвлёк его и оборвал заклинание.

А Закнафейн всё это время работал мечом в левой руке, удерживая на месте воина-дроу. Однако второй противник снова вернулся в битву, и Закнафейн понял, что придётся отступить. Он сделал шаг назад, но услышал тяжёлый хрип и увидел, как наступающий воин дёрнулся и завалился набок.

Большинство тёмных эльфов носили маленькие ручные арбалеты. Но Аратис Хьюн держал на спине крупный вариант, который метал болты, не нуждавшиеся в яде, чтобы свалить противника. И умел им пользоваться.

Раненый дроу зашатался. Глубоко в его бедре засела стрела. Он поморщился и попытался выпрямиться, но потом завыл.

Потому что большой болт всё равно был отравлен, догадался Закнафейн. Почему бы и нет?

Он снова хлестнул кнутом волшебника, хотя тот уже отступил за пределы досягаемости. Закнафейн невозмутимо развернулся, по-прежнему действуя кнутом, и щелкнул им рядом с мечами ближайшего противника, один раз, потом второй.

- Достань волшебника! - крикнул он Аратису Хьюну, но вместе с его возгласом за спиной промчалась линия пламени — не от волшебника, а в волшебника.

За ней последовала молния, а затем пузырь липкой слизи, ударивший изумлённого мага и прилепивший его к стене.

Ещё одна молния ударила в бедолагу, и Закнафейн понял, что Джарлаксл в ярости — он никогда не видел такого шквала заклинаний от наёмника. Он решил, что хозяин был хорошим другом, возможно даже агентом Бреган Д'эрт, но когда взглянул на Джарлаксла, увидел другую возможную причину.

Волосы наёмника — то, что от них осталось — всё ещё дымились.

Позади Джарлаксла Аратис Хьюн перезарядил арбалет и начал целиться, но в сторону двери, где показались новые убийцы.

Теперь времени на игры или тонкости не оставалось. Закнафейн щёлкнул кнутом в воздухе над головой врага, но лишь для того, чтобы отвлечь его и подставить под настоящую атаку. С огромной ловкостью и умением Закнафейн потянулся далеко вперёд своей правой рукой и взмахнул хлыстом влево, ловко дёрнув запястьем, чтобы тот захлестнул парные мечи, от которых оружейник продолжал защищаться.

Его противник заметил трюк и попытался отступить, но Закнафейн был быстрее и дёрнул кнут на себя.

Конечно, он не мог удерживать мечи или вырвать их из рук воина-дроу, но запутал их достаточно, чтобы рывком отвести вправо, а сам скользнул влево.

Он мог убить этого дроу — будь тот жрицей Лолс, Закнафейн наверняка бы так и поступил — но вместо этого он ударил его широким хуком слева, обрушив на его челюсть оголовье своего меча. Воин пошатнулся и упал на одно колено, а Закнафейн продолжил вертеться и танцевать, легко уклонившись от последнего замаха освободившихся клинков противника.

Закнафейн обрушился на противника сверху, инерция его падения и вращения добавила силы, когда он вонзил свой твёрдый сапог в лицо воина, швырнув его ничком на пол. Он отбил ногой один из мечей в сторону и с силой наступил на другое запястье воина, потом отшвырнул свой рассечённый кнут, повреждённый клинками, и подхватил вражеское оружие.

Развернувшись, он увидел второго воина, тяжело прислонившегося к стене, вопящего от боли, хватаясь за ногу, и, как видел Закнафейн, старавшегося не потерять сознания.

Позади воина на стене висел волшебник, похожий скорее на охотничий трофей, чем на реальную угрозу.

Однако битва была далека от завершения, поскольку у входа в таверну появилась другая пара воинов-дроу, и как только Закнафейн — и Аратис Хьюн с другой стороны — двинулись к ним, они разошлись в стороны и отправили в бой шеренгу могучих багбиров.

- Левый фланг! - крикнул Закнафейн Джарлакслу. Закнафейн и Аратис Хьюн встретили натиск багбиров бок о бок, удерживая позицию, но они были слишком далеко от дверей, и поэтому внутрь потекли новые противники, обходя Закнафейна слева, угрожая окружить их пару.

И где был Джарлаксл?

Что-то порхнуло мимо Закнафейна, когда он был вынужден выбросить назад левую ногу, чтобы перехватить багбира, пытавшегося промчаться мимо. Он понятия не имел, что задумал Джарлаксл, если это наёмник послал странный снаряд. Кто бы то ни был, Закнафейну показалось это бессмысленным, поскольку это был не шип и не магическая стрела.

Нет, это было перо. Большое, странное перо.

До тех пор, пока не коснулось земли, и тогда, совсем внезапно, превратилось в огромное, нелетающее, широкое, толстоногое, когтистое чудовище.

Закнафейн рефлекторно отпрянул, как и багбир — по крайней мере, багбир попытался. Но огромная птица оказалась быстрее и клюнула гоблиноида по макушке своим массивным клювом. Карающий удар отправил багбира прямо на пол с закатившимися глазами и расколотым черепом.

Обезопасив левый фланг, огромная птица бесстрашно устремилась вперёд, подскакивая, ударяя своими смертоносными когтями, махая своими короткими толстыми крыльями, и отбросила натиск багбиров.

Скручивание, финт, шаг назад как будто в отступлении, неожиданное обратное движение, увлекаемое выпадом, обезвредили багбира перед Закнафейном, и второй, неожиданный укол его правым клинком пронёсся сразу над падающим монстром, угодив прямо в лицо того, кто хотел занять его место.

Рядом с Закнафейном Аратис Хьюн избавился от своего основного противника, но обнаружил себя лицом к лицу с двумя, пришедшими на замену.

- Джарлаксл! - снова позвал Закнафейн, поскольку был слишком занят, чтобы помочь окружённому товарищу.

Однако когда он позвал на помощь, это оказалось неудачной идеей, поскольку ещё одна горошина пламени влетела в дверь.

- Отступайте и бегите! - крикнул где-то позади Джарлаксл, и ни Закнафейн, ни Аратис Хьюн не собирались спорить рядом с готовым взорваться огненным шаром. Они в унисон повернулись, чтобы отступить...

Лишь для того, чтобы задуматься, куда же им отступать.

Ответ стал очевиден, когда они заметили волшебную дыру, брошенную на заднюю стену их спутником, уже покидающим заведение.

Так что Аратис Хьюн, а потом Закнафейн, отправились следом, а за ними — багбир-преследователь, который выскочил наружу весь в огне, поскольку в помещении уже сдетонировал огненный шар, заполнив общий зал огнём, воплями багбиров и криком загоревшейся огромной птицы. Языки пламени с рёвом вылетели наружу, но быстро угасли, когда Джарлаксл сорвал со стены свою переносную дыру, вернув её в нормальное состояние — и мгновение спустя, за стеной раздался глухой удар, когда другой багбир попытался выскочить из огня через брешь, которой уже не было на месте.

- Не позволяйте им сбежать, - зашипев. приказал Джарлаксл, и Закнафейну, который уже мчался, огибая постоялый двор, этот звук сказал всё необходимое. Он никогда не видел командира наёмников таким разозлённым.

Но думать об этом сейчас не было времени, поскольку с другой стороны небольшого здания стояла волшебница-дроу и два её стражника, глядя на горящий постоялый двор и очевидно считая, что их цели остались внутри, в убийственном пожаре.

Выражение их лиц, когда Закнафейн выскочил из-за угла, вызвало улыбку на губах смертоносного оружейника. Выражение их лиц, когда его удар грациозно вырвал глотку волшебнице, а второй меч пролетел рядом с ближайшим воином, резанув его по обоим запястьям, когда тот попытался среагировать, было ещё приятнее.

Закнафейн тоже повернулся к нему, и его хук слева угодил мужчине по щеке. Оружейник развернул свой правый меч и ударил им прямо перед собой, застав другого прыгнувшего воина врасплох — попав ему прямо в грудь.

Именно в этот момент из-за угла выбежали Джарлаксл и Аратис Хьюн, чтобы обнаружить всех троих оставшихся дроу поверженными: волшебница каталась по земле, хватаясь за рассечённую шею, пронзённый воин лежал неподвижно, а другой держался за раненые запястья, покачиваясь на одном колене и капая кровью из носа.

- Сходи за моим пером, - сказал Джарлаксл Закнафейну, шагнув мимо него к павшей чародейке. В этот самый миг кончик меча Аратиса Хьюна прижался к тыльной стороне шеи раненого воина.

Закнафейн отступил и выпрямился. Оглядевшись вокруг, он вернул мечи в ножны и повернулся к горящему зданию, хотя сейчас оно уже скорее дымилось, чем горело, поскольку постоялый двор был сооружён из толстой, но легко плавящейся паутины. Он подошёл к двери и пнул её, ожидая, что та упадёт внутрь. Но дверь спружинила на каких-то нитях липкой паутины и вместо этого упала наружу, ударившись о землю в вихре искр.

В главном помещении Закнафейн обнаружил нескольких багбиров, ещё корчившихся, но угрозы не представляющих. Быстрый осмотр, и он увидел дымящуюся тушу огромной птицы, которую призвал Джарлаксл.

Единственное уцелевшее перо, которое он нашёл, с виду не стоило того, чтобы его забирать, походя скорее на палочку, чем на птичье оперение. Он пожал плечами и подобрал его, сунул в карман, потом подошёл к висящему на стене волшебнику.

Этот дроу был жив. Большая часть слизи выгорела, хотя оставалось ещё достаточно, чтобы держать его в воздухе. Ноги мага по-прежнему не касались пола. Воин, в которого выстрелил Аратис Хьюн, скончался, хотя Закнафейн не мог определить, что стало тому причиной — яд или огненный шар. Ему было всё равно. Но дроу, которого он вырубил, был ещё жив и как раз начал шевелиться.

В комнату вошёл Джарлаксл.

- Я насчитал двух мёртвых дроу, семерых мёртвых багбиров и четырёх пленников, включая волшебника.

- И мы не пострадали, - ответил Закнафейн.

- Тебе легко говорить, - сказал наёмник и погладил свою вновь обожённую голову. Большая часть его волос сгорела, а большая часть кожи выглядела так, как будто покрылась карамелью. Последовавший за этим жестом рык ясно дал понять, что наёмник расстроен.

Пожав плечами, Закнафейн протянул ему перо.

- Твоя птица — это была птица? — тоже сгорела, - объяснил он. - Хотя может выйти неплохой шашлык.

Джарлаксл взял перо и снова натянул свою хитрую усмешку.

- Отрастёт, - сказал он.

Закнафейн взглянул на его лысину и попытался ободряюще улыбнуться.

- Не волосы, - объяснил Джарлаксл. - Хотя я обращусь с этим к жрицам, когда мы вернёмся в Мензоберранзан.

- Может быть, боги пытаются тебе что-то сказать, - уколол его Закнафейн. - Каждый раз, как я тебя вижу, у тебя горит голова.

- Не волосы, - повторил Джарлаксл ровным и мрачным голосом. - Перо, птица. Перо отрастёт, и таким образом вернёт мне полезного питомца, когда тот мне понадобится.

Почему-то Закнафейн не удивился. Джарлаксл носил с собой дырки, выращивал огромных птиц из перьев и вёл себя так, будто верховные матери работают на него.

И, возможно, с точки зрения Джарлаксла так оно и было.

Закнафейн подумал, что, может быть, оставаться рядом с этим опасным типом — не самый разумный поступок, но отбросил эти мысли, с радостью соглашаясь на сопутствующий риск.

Потому что это было так весело.




#96727 Часть 3: Уроки прошлого

Написано Redrick 10 Март 2019 - 20:05

Часть 3

Уроки прошлого

 

С возрастом приходит мудрость, поскольку с возрастом приходит опыт. Мы учимся, и если мы не закостенели в своих поступках и не упорствуем во взгляде на мир, который отрицает доказательство опытом, мы учимся.

Повторы истории, в конце концов, величайший учитель.

Однако вопрос состоит в том, достаточно ли хороши ученики. Да, Мензоберранзан покажется мне совершенно другим, с моим багажом опыта, сопровождающим меня в это мрачное место, и да, каждый индивид может учиться, должен учиться, во время своего путешествия. Но я видел, что это происходит не со всеми. И действительно ли всё так на уровне общества? Или на уровне поколений?

Можно ожидать, что эльфы, включая дроу, должны быть умелыми проводниками по этому повторяющемуся циклу. Воспоминания долгоживущих народов, видевших рождение и смерть веков, должны быть суровым предупреждением очередному глупому королю, королеве или совету лордов изменить курс, когда они идут по дороге к катастрофе. Поскольку мы уже были свидетелями этого кукольного театра прежде, и куклы все погибли, а выжившие правители жили с глубочайшим сожалением и даже ужасом перед собственными поступками. По тёмному пути идут мелкими шагами.

Поэтому эльфы должны быть тревожной трубой предостережения, но к сожалению, циклы разрушения больше всего продиктованы именно коротким сроком человеческой жизни, поскольку со сменой поколения, знавшего большие потрясения, войну или беспорядки, стирается и общественная память о трагическом финале этой дороги.

В монастыре Жёлтой Розы есть большая библиотека, и в этом историческом репозитории хранится хроника разрушительных, потрясших мир событий.

Такие события повторяются с тревожной частотой. Каждые семьдесят-сто лет приходит пора больших потрясений. О, время от времени случаются и другие, зачастую трагичные события, но похоже, что это просто аномалии, внезапные поступки глупых королей.

События, о которых я говорю, предстают скорее созреванием катастрофы, опасным путешествием из тысяч крохотных шажков, которое оканчивается, когда погибает последний из людей, хранивших воспоминания о нём,.

Потом снова наступает тьма.

Я думаю, что это не просто совпадение, этот шаг назад, этот отскок катящегося колеса веков, и я стал считать, что просветление может казаться прямой линией для индивидов, но для всего мира оно содержится лишь внутри этого медленно вращающегося колеса.

Лорды Неверэмберы бывали и раньше, с другими именами, но с такой же недальновидностью.

Возможно, далее мне следует именовать лорда-защитника Невервинтера лордом Непомнящим.

Его отношение к королю Бренору вызывает большую тревогу. Его призывы к господству не знают здравого смысла. Его эгоизм ведёт к накоплению сокровищ, вредоносному и даже губительному для тех, кого он зовёт поддаными.

Для людей всё значительно быстрее. Их сжатые жизни приводят к появлению сжатых королевств и повторяющимся войнам. Возможно, это стремление как можно быстрее достичь слишком высоких пьедесталов, прежде чем наступит неотвратимая смерть. Или, может быть, из-за их коротких жизней им просто особенно нечего терять. Король, разменявший шестой десяток, может потерять двадцать лет жизни, если погибнет в битве или если его шею найдёт гильотина в результате попытки захватить ещё больше власти, но эльфийский король может потерять века, а дварфийский — многие десятки лет.

С приходом старости многие радости жизни увядают, и возможно поэтому человеческий король должен стремиться к чему-то величественному, чтобы найти замену радостям своего восхождения к власти, или далёким удовольствиям плоти, или простому отсутствию боли при ежедневном подъёме с кровати.

Несмотря на все эту потенциальные трагедии и несчастья, я должен напомнить себе, что колесо неизбежно движется вперёд. Сто лет назад мир был более страшным, грубым и жестоким местом, а тысячу лет назад — ещё хуже.

И это даёт мне надежду относительно моего собственного народа. Катится ли наше колесо тем же образом, пускай даже намного медленней?

Правда ли, что со сменой каждого поколения дроу Мензоберранзан постепенно эволюционирует к более светлому и доброму существованию?

Таковая моя надежда, но её сдерживают весьма реальные опасения того, что колесо поворачивается слишком медленно и его инерции может не хватить, что события и беспринципные верховные матери не просто остановят его, но толкнут в другую сторону.

Не говоря уже о жестокой демонической богине, которая держит верховных матерей на поводке.

Нам нужны дроу-герои.

К счастью, Мензоберранзан породил удивительно много таковых. Обычно они скрываются в тенях, которых там в избытке.

Я отчаянно надеюсь, что один из них, тот, которого я так сильно любил, вернулся в этот мир.

— Дриззт До'Урден