Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 04:18 ) Не. Она норм пишет
@  Zelgedis : (25 Апрель 2017 - 04:07 ) @Alishanda Я не предлагаю переводить её.) Просто чтоб не писала книг больше.)))))
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 03:52 ) Мне хватает моего в край ушибленного коммерческого перевода. Сегодня может пошлю его нафиг и пойду-таки эриксона поперевожу. Я, кажется, восстановила утраченый скилл и теперь могу делать это прилично.
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 03:51 ) Не нужна мне в дороге приключений каннингем!
@  Zelgedis : (25 Апрель 2017 - 03:44 ) @Alishanda и Каннингем забери с собой...
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 12:34 ) Тот момент, когда тебе надо раскопать код трех сервисов для новой задачи, но ты просто сидишь и дослушиваешь ЧО, потому что протоколы-какие-протоколы? Я хочу оседлать упоротое животное и понестись дорогой приключений.
@  Faer : (24 Апрель 2017 - 09:03 ) @Redrick, спс!
@  Redrick : (24 Апрель 2017 - 07:53 ) Замучался вчера с Гринвудом. Сейчас сделаю.
@  Faer : (23 Апрель 2017 - 04:08 ) кейдж, Рэдрик, я залил рассказ на сайт - запостите новость, а?)
@  Alishanda : (22 Апрель 2017 - 09:59 ) О, Ллос. Яж хотел деньгу за домен насыпать. Завтра сбегаю до киви.
@  Ramires : (22 Апрель 2017 - 07:15 ) "it's time for" == пришло ( настало ) время для
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:22 ) Ах да... в трейлере перевели «Я знаю только одно: джедаям пора положить конец».
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:21 ) Кто что скажет?
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:21 ) Зацепил перевод прокатчиков трейлера "ЗВ". Мне интересно какой правильный перевод должен быть здесь? «I only know one truth: it's time for the Jedi to end». Лично на мой взгляд, правильно будет звучать так "Я знаю только одну правду, время джедаев прошло" или "Я знаю только одну правда, время джедаев подошло к концу".
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 09:20 ) На самом деле с кв у меня та история, когда некоторая часть моей жизни связана с этой штукой. Ибо я понимаю, что если бы я когда-то не прочла это произведение, я бы не пережила половину испытательного срока на текущей работе. Оно дало мне пример абсолютной человеческой воли, который мне был в моей ситуации жизненно необходим)
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 05:41 ) Так да, но все-таки
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 08:32 ) Я вот все это читала, потому что мне нравятся описаловки. Если они красивые и не бессмысленные. А этот парень свои описаловки писать умел, надо сказать.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 03:53 ) Ееее!
@  Redrick : (14 Апрель 2017 - 02:25 ) Заставляй читать. До тех пор, пока не услышишь звук хлопка одной ладонью. Лишь тогда ты достигнешь просветления и избавления от тягости бытия.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 01:33 ) Да хрен его:) вроде тянет, а вроде ну вот что-то не то..я вот и думаю, что ж делать-то
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 12:59 ) Зачем заставлять себя читать?
@  Zelgedis : (14 Апрель 2017 - 12:36 ) @Mogrim Перестань временно читать. Если потянет вернуться, то поздравляю ты мазахист, если нет, то нет. У меня так с Каннигем. Кстати легче идти начала.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:30 ) Как заставить себя продолжить чтение КВ, если всей душой ненавидишь перегруженность текста всякими крутыми описаниями?:<
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:26 ) Совершенно забыл про лапушку Бекинсейл
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:21 ) Тоже верно, тогда подбираем еще) Хоакин Феникс, Кристиан Бейл? Последний уже стал знаметит благодаря своему "Маньяку"))Бен Кингсли, кстати, тоже может Эла сыграть
@  Zelgedis : (14 Апрель 2017 - 12:10 ) @Mogrim Ну не... точно не Йохансон... насчёт Кидман тоже задумывался...Бандерас не сможет отыгрывать такого полуплохиша...
@  Mogrim : (13 Апрель 2017 - 11:52 ) Кэтти - Вот не знаю, но можно ту же Йоханссон (она мне очень понравилась в "Призраке", молодечик) или же Кидман)); Эльминстер - Тут можно Хопкинса вот 100%; Ривен, ах...Ривен - Да Бандераса того же XD
@  Alishanda : (13 Апрель 2017 - 07:29 ) В ЧО ребятки путешествуют с целым зоопарком безумных странных говорящих животных. Пати моей мечты. Думаю, теперь мне точно нравится эта книга. :D
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:59 ) @Mogrim Давай Эльминстра, Кэтти-Бри, Ривена.))) Ну и по желанию кого ещё.))
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:58 ) Саймон Пег - Реджис (камео), Крис Химсворд - Вульфгар (камео)
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:51 ) Я за старую школу актёров. Кейл - Николас Кейдж, Жак - Кайл Урбан, Бренор - Денни Девито (согласен), Данило - Крис Пайн, Келбен - Закари Куинто.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:13 ) Сет Грин, фор экзампл.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:10 ) Оп, я совершенно запамятовал про Даню)) Сейчас подберем!
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:09 ) Марк Стронг тоже вполне себе вариант, но на любителя.
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 02:09 ) @Mogrim Данило должен тоже должен тогда быть полунегром, они родственники с Келбеном.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:07 ) Калли Фредриксен тоже может пойти на роль Кейла, если честно. Можно реально кучу малоизвестных актеров еще добавить.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:06 ) Тьфу, не дописал - Келбен, ну, думаю, что Чарльз Дэнс или же Гэри Олдман)
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:04 ) Попробуем))
1) Кейл - Рэйф Файнс. Вот не знаю, чертами лица похож немного) хотя у Кейла там вроде ваще шизец личико хДД;
2) Бренор - Дэнни Девито xD, а если серьезно - Кевин Маккидд, у него внешность брутальная достаточно) +- спецэффект и все дела;
3)Насчет Жака не уверен, так как нет кандидатов;
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 02:01 ) @Mogrim А что касается трилогии "Исчезнувшие Боги" как и "Маскарад" в планах прочесть.
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:55 ) Лучше предложи кого ты видишь в роли Кейла, Бренора, Жака, Данило и Келбена =).
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:49 ) Бен Фостер,во
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:48 ) Нет, к сожалению) руки не дошли еще, но историю знаю xD Орландо? А я хотел того пацаненка, что играл Медива в "Варике".
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:33 ) Ммм... Орландо Блуб... Дриззттт... и и глазки строить может и фехтовать... попадание 100%
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:30 ) @Mogrim Ты её кстати прочитал?
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:23 ) Ну так да) ну или взять ту же историю, когда Тиш стала Бешабой и Тиморой
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 08:12 ) @Mogrim Становление Эльминстра как вариант... Только зная тенденции, он будет негром или нетрадиционной ориентации... Смутное время тоже вариант, но тогда там должно быть отсылок к другим циклам и персонажам, а то скучно выйдет. А ещё лучше, если проблемы смутное времени будут решать не персы из книги, а персонажи из разных циклов. Например партия такая. Бренди, Дризт, Эревис, Жак ну Данило с Келбеном. Ну а квест даёт и гоняет по ЗК конечно Эльминстр.
@  Alishanda : (12 Апрель 2017 - 01:40 ) У меня сегодня на работе ко всем прочим злоключениям трагедь века случилась - одна книга про бабу с ковром закончилась, а от второй первая часть не загрузилась на телефон. Вот это страдания были. До конца дня прям не отпускало. Сейчас аж три раза сходила проверить, что все залилось.
@  Alishanda : (12 Апрель 2017 - 01:36 ) Ой да надо ему фехтовать. Дублера или 3д модель поставят и все збз будет
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:10 ) Ну, если так реально, то можно взять самое безобидное - Смутное время, мхех)) ну или становление Эльминстера xDD
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:01 ) @Alishanda я кажется не переварю страдания Дриззита на экране плюс это ещё актёра надо найти который одновременно будет и ныть и правдоподобно фехтовать. @Mogrim по "ЗК" слишком много материала даже если брать рулбуки. Хотя если заставить Гринвуда переписать "Раскол", ну например как трилогию для показы простым смертным, то будет это любопытно. "Убийство в Кормире" норм, но как детектив так себе. Кидайте в меня дайсами, но для меня любимый цикл это про Эривиса Кейла, особенно "Свидетели тени". Потом трилогия "Муншаес" ну и все.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:12 ) Мне лично из всего ЗК понравились - точнее самая любимая - "Убийство в Кормире". Хоть я и очень люблю FR, но эта книжка вот прямо за душу взяла.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:04 ) И всю историю на часика два
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:04 ) Вот насчет первого - было б интересно. И начать как в руллбуке "Netheril: Empire of the magic" - разговор Ларлоха с Зассом
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:02 ) Зельг, да ту же историю с Глупостью Карсуса)) ну или еще что-то масштабное. Смутное время, например.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:52 ) Из всего, что я в принципе дндшного прочитала, мне драгонленсовская часть про Рейста и ко и, пожалуй, зкшная серия ВПК запомнились-понравились.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:51 ) Угу. Мыльную оперу про страдания дрицта
@  Zelgedis : (11 Апрель 2017 - 11:39 ) @Alishanda Удивительное рядом =). А что касаемо кино по "Dragolance", то я не возражаю. Грамотно только подайте материал и слепите удобоваримое для просмотра. Здесь хоть есть. Что глобальное показывать. А по "ЗК" я не могу что-то да представить для экранизации именно что фильма. Здесь сериалы снимать можно.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:04 ) я просто уже смирилась, что почти все мои друзьишки очень тяжелы на "прочти что-нибудь". Все занятые =\ Поэтому я ушла на ФБ и общаюсь там на бэд инглише с американцами про книжки. Они меня любят. Я их тоже.) И мне каждый раз удивительно, когда кто-то из моих российских друзьишек садиться с чем-нибудь таким ознакомиться ВДРУГ.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 10:59 ) У неё универ и куча всякой проходящей фигни, поэтому она обычно даже не слушает. То есть вот Дрицта её на 3 книги хватило и то прям со скрипом и потому что мы втроем уговаривали её почитать. А эту я ей даже не предлагала, потому что ну... если Дзирт (не только Дзирт, на самом деле) не зашел потому что "нет времени" и человек ОЧЕНЬ редко что-то читает - то 14-томный роман ему нафиг не нужен. ) То есть она ессно знала, что это такое, потому что тонны иллюстраций логайнов, но вот я рилли прям удивилась, когда она села слушать.
@  Zelgedis : (11 Апрель 2017 - 10:50 ) @Alishanda читать не слушать. Восприятие разное. Я книги Макс Фрая не воспринимал от слова "совсем", а вот когда слушать начал, то пошли очень даже нечего.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:32 ) у меня подруга с картинками тоже села, в конце концов, слушать книжку про Логайнов без Логайнов. И заявляет теперь, что это божественно. Я прям удивилась даже. Она не то чтоб очень любит читать.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:14 ) Сейчас прям поставлю себе бэкграундом. а то перевод все равно легкий и унылый как моя жизнь
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:14 ) Ахахха. (Сейчас опять Эриксона с его философией и сложными предложениями про упоротый мир вспомню. Не могу не вспомнить)
Ур. Спасибо, Рэд)
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 09:01 ) А я все-таки сел за "Колесо". В общем, не буду я тут огнем плевать на тему того, как Джордан все усложняет в некотором роде
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:56 ) Вот эта у них самая мощная, имхо
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:54 ) во. кстати. песенки. хотела ту группочку с песнями по малазану послушать. сейчас закончу вечерний перевод и пойду заценю)Как раз Рэд про неё напомнил)))
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:53 ) Не могла я с ним не ругаться. Там административный вопрос был, нужно было его решить. Я давно не лезу на эту ролевочку, но иногда мне кое-что от них надо. Они обычно не такие борзые. Да и потом - я была очень злая.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:51 )
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:48 ) ну хоть название кидай)
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:46 ) Это песня. Классная песня, кстати. "Больше не хочу убивать" ассоциацию стриггерило.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:43 ) Даже знать не хочу, откуда сим стихотворение хДД Оля, тоже мне, нашла с кем ругаться:D послала б сразу
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:31 ) There 'r some bodies in my basement
But I don't remember why
I've been looking for a replacement
Ever since you said good bye
There 's a litte demon laughing dancing
On my window sill
Got my hand wrapped 'round the bottle
Try to drown this urge to kill
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:30 ) Нет. Один малолетний идиот из администрации сайта про котиков сервак которого я держу. Ему пришлось познакомиться с не очень приятной стороной моей личности и признать меня Гаэлданским лордом, а себя плебеем. Сам виноват, конечно. В 16 лет надо понимать, что хамить человеку, который платит за сайтик твоей ролевочки и сейчас зол как черт - опасно и чревато. Но я тут почитала и поняла, что погорячилась немного.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:13 ) Это соседа своего?
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:33 ) Чета день сегодня какой-то неудачный. Я тут чуть ребенка не зашибла, такая злая была под конец. Полчаса только как отошла и больше не хочу убивать никого.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 07:32 ) Спасибо.)
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:31 ) *погладила Рэда*. Не уязвляйся от подобных знатоков. Ты здорово переводишь. Прям вот каждый раз смотрю и завидую :)
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 07:21 ) Я был эмоционально уязвим, когда прочитал его комментарий.) Плюс, естественно, неприятно, когда ты берёшь за работу деньги, а тебя в некомпетентности обвиняют.
@  Faer : (11 Апрель 2017 - 07:03 ) ох Рэд, не парься ты так из-за того "умника". Неужели тебе важно его мнение?
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 04:26 ) Пусть попробуют перевести хоть пару страниц Эдди, посмотрю на них потом
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 03:27 ) Ох уж эти народные эксперты гуглоперевода и школьного учебника инглиша! Люблю их.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:03 ) Очередной провокатор, ничего нового
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:02 ) А, нашел
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:02 ) Что-то я не вижу комментария:( ну и хрен с ним
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 02:00 ) (вздох) нет, а смысла? Метать бисер перед свиньями и окончательно испортить настроение на день.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 01:59 ) Оля, я не читал просто копье xDD Хотел по FR(
Рэд, я надеюсь ты ответил дебилу?
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:42 ) Глубоко закопайте Эльминстера, ссука.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:41 ) И другой, сука, умный человек, под этим перепостом написал "Если было бы глубже, было бы deeper, переводчик не справился с названием".
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:41 ) Вконтакте кто-то сделал перепост записи про перевод "Эльминстера".
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:40 ) Сука, как же у меня горит.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:59 ) Ну вот. Я почти дослушала вторую книгу ЧО. Теперь я не могу работать, потому что мне очень нужно у знать чотам у главбабы с ковром.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:54 ) (Правда, я больше Легенды люблю. Про Крисанию)
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:53 ) Так здорово же. Очень люблю драконью палку. Лишь бы сняли... годно
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 12:30 ) Я тут немного расстроен, что фильмец будет по драконьей палке https://www.mirf.ru/...ungeons-dragons
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 12:29 ) Да ну ее, Каннигем эту
@  Valter : (10 Апрель 2017 - 06:17 ) Faer, я лучше подожду твоего варианта)) Все равно сейчас за Кейла сел читать.
@  Zelgedis : (09 Апрель 2017 - 11:43 ) @Mogrim По мне на данный момент Каннигем извращенка... читая её, я снова начал залезать в словарь и вспоминать грамматику, очень иногда завораживающие у неё предложения. Вот она действительно любит во флэшбэках персонажей рассказывать о том, что они думают о в будущем и как они в этом будущем будут размышлять о прошлом. Особенно когда она вводит новых персонажей. Но вот что мне нравится это диалоги Данило Тана и Черного Посоха. Читаешь и валяешься от смеха. Выглядит это так: Молодой хрен постоянно подкалывает Старого хрена. Просто вот вытягивают повествование.
@  Alishanda : (09 Апрель 2017 - 10:32 ) Я вот сейчас недавно приквел про темных эльфов местных читала. Первый переведенный том. Как раз про те времена, когда взошедшая илитка из основной саги жила в этом своем Куркур Галейне и еще не сломала его. У них там вообще богов нет особо. Потому что... выше некуда. Есть крутаны вроде Крулла и эта их Мать Тьма. И даже ни одной новой расы, все старые, любимые.)
@  Mogrim : (09 Апрель 2017 - 10:25 ) В общем, Гринвуд теперь официально старый извращенец! И да, читать сложно, хоть и перевод на высоте.
@  Alishanda : (09 Апрель 2017 - 10:21 ) А. Ну это в общем последний том с откровениями. Старше ящериц там никого не будет. И круче Крулла и его друзей.

Просмотр профиля: Redrick
Online Сейчас: Просматривает главную страницу форума

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 15:03
*****

#95885 Сбор средств на перевод книги Эда Гринвуда "Закопайте Эльминстера поглубж...

Написано Redrick 26 Апрель 2017 - 15:11

В общем, g0ddest затащил)




#95868 Закопайте Эльминстера поглубже: шестая глава

Написано Redrick 17 Апрель 2017 - 10:50

ГЛАВА ШЕСТАЯ
РАЗРАЗИЛАСЬ ГРОЗА

 

Боевой маг Эллард Гонтур был юн, неопытен, полон чувства собственной важности и очень ретив. И в текущий момент ему определённо не хватало воздуха.

Он задыхался от волнения и напряжения, только что промчавшись через весь королевский двор вместе с пятью пурпурными драконами в полных доспехах, пыхтящих и лязгающих следом. Он резко остановился перед дверью, которая требовала его руки и произнёсённого шепотом пароля, и торжествующе распахнул её.

Наконец у него появился шанс сделать нечто важное, шанс на то, что его заметят — шанс стать героем!

О, ну и конечно послужить Кормиру, да...

-Здесь есть один портал, о котором обычно забывают! - воскликнул он. - Наверное, он не пойдёт этим путём — но если пойдёт, мы будем здесь, чтобы помешать!

Его сердце подскочило, как взметнувшееся пламя факела, когда он увидел, что драконы кивают. На лицах ветеранов было одобрение! На лицах Нарбрейса и Хетеля!

Миновав дверь, они прошли по тёмному и узкому проходу, повернули за последний угол и...

У дверей кладовой кто-то стоял. Кто-то в одеждах мага!

-Мрелдрейк! - крикнул Гонтур. - Ни с места!

Волшебник у дверей обернулся, чтобы посмотреть на него — затем бросился внутрь, оставляя за собой лишь беззвучную вспышку света, означавшую, что портал принял её.

Да, её. Это была женщина, а не Мрелдрейк!

Женщина, которую он никогда не встречал прежде.

В мантии, которая...

-Это он! Это был трюк! На ней была мантия Мрелдрейка! - бросил Гонтур через плечо Нарбрейсу. - С этим пятном внизу спереди от...

Он достиг открытой двери, ухватился за раму, швырнул себя внутрь, прямо к пляшущему огню портала, затем заскользил, останавливаясь, и задержал дыхание от неожиданного предчувствия...

Когда Нарбрейс с силой толкнул его в спину и радостно проревел:

-Веди же нас, доблестный Гонтур!

И сияние портала поглотило его.

 

***

-Как было приказано, сэр, - пропыхтел дракон, - после того, как Нарбрейс, Хетель и остальные последовали за ним, я вернулся доложить вам. Мрелдрейк сбежал в Марсембер, если парень прав, и — и я знал, что об этом немедленно следует сообщить вам!

-Очень разумно, меч-капитан Трун. Хорошая работа, - кивнув, согласился Фентабль. - Можете идти — передохните сначала, в такой безумной спешке нет необходимости — и догоняйте Нарбрейса и товарищей. Я сообщу боевым магам.

Он похлопал задыхающегося солдата по бронированному плечу и поспешил прочь.

Трун кивнул, пытаясь отдышаться, и шагнул к двери туалета. Его мочевой пузырь был готов вот-вот лопнуть.

 

***

Вскоре после того, как за младшим сенешалем захлопнулась далёкая дверь, а Трун нашёл облегчение за дверью куда более близкой, по коридору промчалась молниеносная тень.

Она на мгновение замерла, чтобы подняться и оглядеться, и затем нырнула в стену и снова исчезла.

Однажды Стальной Регент — навсегда Стальной Регент. Этот Фентабль был таким же прогнившим, как и Мрелдрек — но когда он таким стал? Кто до него добрался?

Иногда Алусейр казалось, что она по-прежнему существует лишь благодаря своей всепоглощающей ярости.

В моё время двор не был таким жалким и коррумпированным!

Ведь не был же?

 

***

Тарграэль пробудилась в холодном мраке склепа с пульсирующей головной болью. Она не знала, что у рыцарей смерти вообще бывают пульсирующие головные боли.

Причина её страданий была очевидна, несмотря на радость того, что её снова выпустили потанцевать с живыми. Мэншун, вернувший её в сознание жестокими ментальными ударами, разбившими завесы вокруг многих её воспоминаний, был в безумной ярости.

Юный боевой маг с сияющими глазами и горстка драконов заметили этого невежду Мрелдрейка покидающим дворец через главные магические врата в Марсембер — портал в королевской башне. Теперь требовалось как можно скорее убить их всех до последнего человека. И спрятать тела, чтобы предотвратить быстрый и лёгкий допрос со стороны жрецов.

И всё это ради того, чтобы спрятать след Мрелдрейка. Мэншун, должно быть, считал его крайне полезным.

Что ж, боевой маг Эллард Гонтур, и пурпурные драконы Илстан Нарбрейс, Горлун Хетель, Мандрон Салдар, Берент Толлоувуд и Унстарр Трун, приготовьтесь к бойне. При жизни вы служили королевству, но теперь ваши быстрые смерти необходимы, чтобы сослужить Кормиру ещё большую службу...

Тарграэль аккуратно вернула крышку гроба на место, холодным ветром скользнула сквозь мрак, и быстро покинула склеп.

С ней был Мэншун, но он едва присутствовал в её разуме, большая часть его внимания находилась где-то далеко. Тарграэль была быстрым и грубым решением проблемы, возникшей как раз в тот момент, когда Мэншун предпочитал заняться чем-то другим. Чем именно, она не знала, да и знать не хотела.

Она снова ожила, и этого было достаточно.

Королевский дворец и королевский двор были её домом; оба здания она знала лучше кого бы то ни было. Каждый сырой и давно забытый уголок погреба, каждый закуток с ведущим наружу окном — ах, совсем недавно наступила ночь — и каждый тайный проход. Так что ей легко было скользить незаметной, высокой и бесшумной тенью среди многочисленных колонн к проходу, который вёл к некой кладовой.

Она приближалась осторожно. Стоявший там страж обладал достаточной силой, чтобы легко её уничтожить.

Дверь, которая вела к проходу, стояла распахнутой, и часовых там не было... и поблизости тоже.

Своим мечом она растворила дверь пошире и на цыпочках прошла внутрь.

Там стояла тишина.

Было безлюдно.

Выглянув за угол, рыцарь смерти почувствовала, как поднимаются её брови.

Тарграэль сильно удивилась, обнаружив открытую дверь кладовой и абсолютно неохраняемый портал — в конце концов, это был путь изнутри и внутрь самого сердца кормирской власти, и восстановление его надёжности после Волшебной Чумы стоило жизни по меньшей мере семи боевым магам. Но рыцарь смерти не стала дожидаться неприятностей, тратя время на догадки и размышления. Она бесстрашно шагнула в сияние портала.

Другой конец портала — холодная, сырая и тёмная верхняя комната королевской башни в Марсембере, которую она помнила из далёких, далёких времён — тоже был безлюден.

Ну что ж. Неожиданности не прекращаются, подумала она.

Здесь стоял неудобный стул для часового, в углу находился закрытый ночной горшок, на крюках висели три фонаря, и...

Зеркало. О да, последний истинный рыцарь королевства сегодня ночью была особенно прекрасна. Чёрные доспехи и чёрный меч с серебряной кромкой, непокрытая грива её длинных волос, скорее белых, чем седых. Волосы обрамляли лицо с тонкими чертами, обтянутое такой же белой кожей, хотя на щеке росло пятнышко плесени...

Тарграэль пожала плечами, улыбнулась своему отражению. С плесенью или без, лицо оставалось всё таким же жестоким.

Она полюбовалась собой ещё мгновение, уперев руки в бёдра, чтобы проверить, не разгневается ли Мэншун.

Но он, казалось, не заметил — его внимание ослабело ещё сильнее. То, чем он был сейчас занят, похоже, было ему куда важнее.

И это могло оказаться тем самым шансом, в котором она так нуждалась.

Размышляя, успеет ли она добраться до Вуали Ильдула прежде чем Мэншун поймёт, что она задумала, Тарграэль с мечом в руке нырнула в открытую арку, под которой, знала она, прошёл юный Гонтур.

-Но он один из наших магов, - прорычал солдат где-то впереди. - Он отправится в арсеналы, где они хранят магию, так? Не вниз, в доки, как какой-то вор!

-Поэтому юный Гонтур и носится туда-сюда, как испуганный цыплёнок, - отозвался другой дракон. - Он оставил нас здесь, чтобы убедиться, что Мрелдрейк не схватит что-нибудь и не вернётся к порталу, чтобы попасть обратно во дворец.

-Ха! Это последнее место, куда я бы направился, если бы Глатра висела у меня на хвосте! Но всё же разделять силы почти так же глупо. Разве они не учат боевых магов здравому смыслу...

-Хорошо сказано, солдат, - прошептала Тарграэль, когда её меч перерезал ему горло. - Я почти жалею, что пришлось тебя убить. Но — как вы оба прекрасно знаете — приказы есть приказы.

Оттолкнув пошатнувшегося, умирающего воина в сторону, она рубанула его товарища и на мгновение она увидела испуганное лицо противника за вспышкой искр, рассыпавшихся, когда он отчаянно отбил её клинок своим.

-И кто же ты, верный дракон? - царственно поприветствовала его она. - Салдар или Таллоувуд?

Солдат уставился на неё.

-Ты знаешь..?

-Слишком многое, боюсь, - ответила Тарграэль, отбивив его оружие своим и ударив его по горлу ребром свободной ладони.

Падая, мужчина всхлипнул, пытаясь втянуть в себя воздух. Она обрушилась на него сверху, вдавила оба колена ему в живот, и принялась безжалостно рубить своей сталью. Его клинок вылетел из онемевшей руки, и она уколола своим мечом его шею и подалась вперёд, очутившись с драконом лицом к лицу.

-Как тебя зовут?

-С-салдар, - выдохнул он.

Она улыбнулась, будто игривая любовница, поцеловала кончик его носа и промурчала:

-А как звали твоего друга, которого я прикончила первым?

-Таллоувуд, - сглотнул он.

Тарграэль перерезала ему горло.

Не обращая внимание на брызнувшую на неё кровь, Тарграэль вскочила и побежала дальше. Королевская башня, какая удача!

А теперь, если юный Гонтур был достаточно любезен, чтобы направиться наверх, к комнатам, где боевые маги хранили свои безделушки и где были расположены роскошные спальни... не говоря уже о некоем секрете старой Короны, известном как Вуаль Ильдула...

Гонтур так и поступил. Тарграэль, ликуя, взбежала по ступеням вслед за юным и задыхающимся драконом, который пытался догнать по меньшей мере ещё двоих. Гонтур наверняка должен быть с передней парой, разве что он окажется ещё большим неосмотрительным и юным дураком, чем она подозревала. Даже старшие рыцари не решались в одиночку бросать вызов магам-отступникам, тем более когда рядом были верные и готовые ко всему воины.

Всего двумя этажами выше находилась Вуаль, холодная как лёд и беспрестанно шепчущая. Занавес, чёрный как ночь, представлял собой поле магической силы, давным-давно созданное тэянскими магами, нанятыми злонамеренным лордом Ильдулом.

Полезно, потому что те, кто погружались в его ледяную тьму и задерживались там достаточно, избавлялись от любой нацеленной на них следящей и прорицательной магии...

Ах! Ну конечно! В арсенале рядом с Вуалью хранилось большое количество магии, и юный Гонтур наверняка жаждал попасть туда и воспользоваться ею. Конкретно прорицательным шаром, который мог помочь ему найти Мрелдрейка, если тот был действительно глуп и не закрылся от подобного волшебства...

На следующем пролёте Тарграэль догнала Труна. Хлопнув молодого дракона по плечу, она с лёгкостью перехватила его меч, когда тот развернулся, чтобы уставиться на неё, и подтянула его к себе, пока их губы не встретились. Задушив любой крик, который он мог издать, она вонзила свой клинок дракону под подбородок.

Тот содрогнулся в её объятьях и беспомощно выплюнул кровь в её рот. Траграэль наслаждалась её железным привкусом, пока держала дракона во время его коротких и жестоких посмертных судорог. Когда он осел, она позволила телу упасть на ступени и продолжила двигаться дальше.

Два оставшихся дракона были ветеранами, чьи имена были ей знакомы; справиться с ними будет уже не так легко. Но сделать это придётся — только так, чтобы Гонтур не узнал, или так, чтобы они послужили щитами от магии юного глупца, пока она не подберётся к нему на дистанцию удара...

-Что за этой дверью? - резко спросил кто-то. - Быть может, он прошёл сюда!

Всевидящие боги на небесах! Один из драконов направлялся к Вуали!

Тарграэль проскочила последний лестничный пролёт так быстро, что поднялся ветер. Нарбрейс почувствовал порыв воздуха и обернулся к ней в тот самый миг, когда рыцарь смерти достигла вершины лестницы. Легче лёгкого было воткнуть конец меча в его открытый шлем — ха, он был первым из всех, достаточно разумным, чтобы носить шлем.

Нарбрейс забулькал кровью, она повернула меч, чтобы убедиться, что он погиб, и двинулась вперёд. Этого шума оказалось достаточно, чтобы Гонтур, находящийся с противоположной стороны полуоткрытой двери магической оружейной, позвал:

-Нарбрейс? Что-то не так?

Тарграэль слегка улыбнулась и шагнула к стене у входа в оружейную, позволив умирающему дракону соскользнуть с её окровавленного меча.

Гонтур высунул голову из-за двери практически одновременно с тем, как последний дракон — Хетель — вышел из помещения с Вуалью, сказав:

-Лучше вам самому это увидеть, сэр маг...

Дракон замолчал на полуслове, когда увидел, как Гонтур покачивается, сжимая своё перерубленное горло в напрасной попытке не позволить крови хлынуть на лестницу, с которой он собирался упасть.

Его высокая, стройная убийца отошла от мага и скользнула к Хетелю с широкой и злорадной улыбкой на лице.

На её мёртвом лице.

Пурпурный дракон попятился, выругался. Затем нахмурился, оглянулся через плечо, очевидно, решая — остаться и держать оборону в дверном проёме комнаты, из которой он только что вышел, или нырнуть обратно и....

Тарграэль не оставила ему времени на ругательства или обдумывание тактики.

Выпад, парирование, низкий нырок, защитой высоко отбить меч дракона, кувырком броситься ему в ноги, ребром ладони ударить под коленку, быстро увернуться, позволив его мечу попасть по плиткам пола, рубануть вверх, целясь в лицо, вывести из равновесия яростным парированием, затем перебросить его через себя.

Дракон приземлился тяжело, с грохотом, она прыгнула следом. Перерезала глотку и вскочила, бросилась к Вуали, прежде чем он успел сделать последний вдох.

Я не предаю тебя, хозяин, я просто выполняю приказы. Всё ещё занята убийством шестерых, за которыми ты меня послал...

Холод Вуали был похож на радостную ласку. Тарграэль всегда было холодно, но этот шёпот заставил её почувствовать мурашки — почувствовать себя живой, поскольку ничего подобного она уже давно не ощущала — и её разум внезапно оказался свободен от Мэншуна и всего остального.

Тарграэль задрожала, как будто на пике любовной страсти.

Наконец-то свободна.

 

***

Заклинание ударило в разум Мэншуна — в его защиту. Он почувствовал ревущее, царапающееся мгновение клубящегося хаоса, магии, напрасно вцепившейся в магию, и на миг ощутил ледяное покалывание, затем бурлящую, похожую на вуаль тьму, и утрату...

Мэншун рефлекторно моргнул. Он ни капли не пострадал, улыбка на его лице не дрогнула. Это была самая могущественная магия лорда Релгадрара Лоруна.

Старый дворянин отступал от него с написанным на лице неохотным признанием поражения, позволив упасть руке, с которой поднимались шипящие струйки дыма — всё, что осталось от волшебного кольца.

-И вы полагались на подобную защиту? - с недоверием спросил Мэншун. - Ну что же вы.

И он нанёс удар. Пронзив жалкое подобие защиты, проник в беспомощный разум Лоруна, с беспощадной скоростью сделав его своим.

Это был тёмный и извращённый разум, место, которое казалось почти уютным. Как и с Краунрудом — которого Лорун презирал, как соперника, но по крайней мере считал достойным того, чтобы считаться соперником — Мэншун теперь стал владельцем лорда, который с жадным удовольствием и злобными намереньями замышлял измену.

Когда его хватка на Лоруне усилилась, он увидел, как лёгкая улыбка, похожая на его собственную, медленно расползается на лице лорда.

 

***

С разрывающим уши ударом грома над Марсембером разразилась неожиданная гроза. Небо расколола яркая молния, хлестнувшая мимо верхних окон королевской башни. Затем пошёл дождь. Его стук по ставням двойной толщины был достаточно силён, чтобы заглушить всё, что было тише крика.

Всё это было на руку Тарграэль. С крыши в спешке спустились промокшие и ругающиеся стражи, и, не заметив в темноте, пробежали мимо пятен крови. С их сапог, плащей и ножен текли струи дождевой воды.

Тарграэль неподвижно стояла за приоткрытой дверью, слушая, как они проходят мимо. Тяжёлый люк захлопнулся за последними из часовых, двумя жалкими мужчинами, которые выжали воду из своих усов, чтобы обменяться дружескими оскорблениями и поделиться отчаянным желанием попасть «вниз, к огню» и там согреться.

Рыцарь смерти с охотой пожелала им тепла, если они будут держаться в стороне от верхних комнат, пока она не закончит их обыскивать. Тела шестерых, которых её послали убить, лежали грудой у дальней стены во мраке Вуали, и если из них не натечёт кровь, предупредив более бдительных драконов, или если никто не явится с фонарём и не увидит, что некоторые из луж на камнях башни на самом деле тёмно-красные, всё должно быть в порядке.

-Мне без разницы! - раздался грубый мужской голос, когда несколькими этажами внизу распахнулась дверь. - Сюзейл захлестнёт гроза намного хуже этой, если мы утратим бдительность, меч-капитан! Я хочу...

Грохнула ещё одна дверь, оборвав дальнейшие слова офицера.

Тарграэль улыбнулась, пожелав, чтобы шторм продолжался всю ночь, и отправилась обыскивать арсеналы на верхнем этаже. Она искала нечто старое, тёмное, тяжёлое и крайне неприглядное. Воинский шлем из намасленного металла без всяких украшений, за исключением небольшой метки в виде высокой шляпы волшебника над прорезями для глаз.

Ночной шлем. Или, скорее, Ночной Шлем.

История гласила, что легендарный маг Эльминстер вручил старшим рыцарям Кормира только один такой шлем. Возможно, он создал его сам, хотя Тарграэль никогда не слышала, чтобы он занимался кузнечным делом.

«Последняя защита» для беглого наследника Обарскиров, как он назвал его. Эта вещь укрывала разум носителя от любой магии, так что его — или её — нельзя было отыскать или подчинить с помощью магии.

Конечно, Вандердагаст возненавидел саму подобную идею и попытался конфисковать шлем, сделав обладание или приобретение подобных вещей вне закона — но Каледней придерживалась другой точки зрения, так что вместо этого он посоветовал создать множество ночных шлемов и держать их в тайном охраняемом хранилище, пока не понадобятся.

Тарграэль не знала, создали подобные шлемы в итоге или нет, но дворцовые сплетни утверждали, что подарок Эльминстера не был уничтожен и даже проклятие на него не наложили, а вместо этого спрятали шлем где-то «вдалеке от Сюзейла». В Марсембере, предполагали большинство слухов. На вершине королевской башни в унылом и нередко мятежническом порту, уточнял один источник.

Тарграэль очень надеялась, что этот конкретный источник был прав, шлем находится здесь и сможет спрятать её от Мэншуна. И, что ещё важнее, скрыть её от его прорицающих заклинаний до того, как он начнёт искать.

Она распахнула дверь и стала осматривать арсенал. Боги трижды ей улыбнулись: во-первых, королевская башня была древней и массивной, построенной из камня, который плохо скрывал новую кладку, и изначально не содержала тайников. Во-вторых, кормирские оружейные, в частности магические, были настоящими крепостями с аккуратно сложенными и рассортированными предметами, защищёнными друг от друга каменными полустенами или даже полными стенами с прочными дверями, и содержались в порядке. И наконец, как старший рыцарь, она знала, как предпочитают обустраивать хранилища большинство кормирских сенешалей и командиров — и как они не любят иметь дело с сигнализацией или коварными магическими ловушками, когда хватают оружие по тревоге. Подобные заклятья можно было встретить ниже в башне, на лестнице, ведущей наверх, а не на самих верхних этажах.

Если, конечно, за те долгие годы, что Тарграэль отдыхала в своей гробнице, в мозги высших рангов кормирских волшебников, солдат и её товарищей-старших рыцарей не закрался ещё больший идиотизм, чем она считала возможным.

Ни в первой, ни во второй камере Ночного Шлема не было, хотя она приобрела полезную троицу кинжалов в ножнах на запястьях и голени — но шлем сразу же бросился ей в глаза в третьей.

Она быстро огляделась вокруг, выискивая ловушки, сигнализацию или стражей-пауков с парализующим укусом, ничего не увидела — и взяла шлем.

Ничего не случилось.

С напряжённым волнением Тарграэль осторожно осмотрела шлем, чтобы убедиться, что внутри ничего нет — например, клинка, установленного, чтобы перерезать горло носителю, или острых шипов, покрытых подозрительными субстанциями. Ничего.

Она вот уже сотню лет не нуждалась в воздухе, но подняв шлем, поняла, что пытается задержать дыхание.
С неожиданным нетерпением она надела его на голову и сквозь щели для глаз посмотрела на комнату вокруг.

Ничего не произошло. Тишина.

Полная тишина. Вечное пение, тихое, на грани слышимости, которое звучало в её голове с самого первого вторжения Мэншуна, исчезло.

Исчезло.

Она была свободна.

По-настоящему свободна.

Она оборвала поводок и могла следовать собственным желаниям. Снова подобающим образом служить Кормиру.

Теперь она могла открыть охоту на Мэншуна. И на Эльминстера, и на некомпетентных идиотов при дворе, нынешних царедворцев и боевых магов — большая часть из них, от простых пажей до самой верхушки, была сплошными предателями и дураками, которые одним своим существованием подвергали Кормир опасности.

Да, она была свободна снова быть собой. Не рабыней архимага, а стражем Кормира.

Единственным стражем Кормира. Его последним настоящим знаменосцем. Каждая мысль, каждое проведённое ею мгновение снова были посвящены взвешенным деяниям, которые приведут Кормир к новому величию. Безразличная к сантиментам и вредоносной преданности традициям или дому Обарскиров или чему-либо другому. Она будет бесстрастным агентом Лесного королевства.

Если, конечно, снова не встретит эту суку Алусейр.




#95867 Закопайте Эльминстера поглубже: пятая глава

Написано Redrick 16 Апрель 2017 - 13:47

ГЛАВА ПЯТАЯ
ПРЕДАТЕЛИ, ПОВСЮДУ ПРЕДАТЕЛИ

 

В воздухе зазвенел зов горна.

-Боги, опять? - у бывалого лионара закончились ругательства. Он резко отвернулся от стола с пьянчугами, которых как раз собирался окинуть грозным взглядом, и торопливо вышел из таверны. Его люди — некоторые застонали — последовали за ним уставшим грохотом торопливых шагов.

Мэншун выступил из тени, чтобы проводить их взглядом, почти не улыбаясь. Весь день в городе росло напряжение; в клубах, тавернах, а затем и на улочках вспыхивали стычки между телохранителями различных дворян, и вскоре после полудня прозвучал сигнал «к оружию», призывая драконов покинуть казармы и выйти на улицы для поддержания порядка.

Совет Дракона перенесли на следующий день — и Сюзейл плохо принял эти новости.

От стола к столу, вдоль переулков бежали сплетни. Ну разумеется. Кто-то заявил, что короля Форила убили, другие клялись, что по королевскому приказу прикончили дюжину дворян, хотя ни одна из версий не сходилась в том, какие именно аристократы пострадали. Третьи утверждали, что гробницы в королевской усыпальнице раскрылись, и мёртвые короли Кормира рыщут по дворцу, разгневавшись на Форила за одну лишь мысль о сокращении королевской власти — и в своём неудовольствии отрывают конечность за конечностью слугам, царедворцам и боевым магам.

Вандердагаст вернулся из могилы, превратившись в чудовищного черепоголового монстра, настаивала особенно жуткая история, и требовал привести к себе благородных дам, «чтобы зачать новую династию, которая согреет Драконий трон».

Над этой последней басней Мэншун рассмеялся в голос. Она звучала так непохоже на старого дурня Вандердагаста — и очень похоже на Эльминстера.

О да, Мэншун намеревался поразвлечься, заставляя людей винить во всём Эльминстера. Если повезёт, он десятилетями сможет заниматься этой клеветой и использовать её для прикрытия любой внезапной резни...

Но сейчас не было времени на подобные приятные размышления. Ему предстояло завербовать полдюжины новых предателей с чёрными сердцами среди амбициозной младшей знати. Эти лорды из младших домов так жаждали власти, что готовы были практически на всё. Они находились в Сюзейле, чтобы получить как можно большую выгоду, и прислушивались к определённым шепоткам.

Из них горсточка могла оказаться достаточно способной, чтобы представлять для него пользу.

Он плавно откинул занавес и шагнул к подлокотнику кресла, где сидел один из таких.

-Лорд Андольфин?

Человек с угловатыми чертами лица, нахмурившись, оторвал взгляд от полного графина, который собирался откупорить. Двойные клинья его раздвоенной бородки блестели от надушенного воска, которым они были намащены, чтобы держать форму.

-Я вас знаю, сэр? Как вы сюда попали?

-Ваши стражники всего лишь... простые громилы с мечами. Не ровня боевому магу.

Раздалось оханье людей, собравшихся вокруг Андольфина в его алькове, но Мэншун мягко улыбнулся им и добавил:

-И тем более не ровня мне.

Спустя мгновение неуверенного молчания многие бросили быстрый взгляд на своего хозяина в ожидании указаний. Их руки застыли у рукоятей клинков.

Лорда Нейрика Андольфина, казалось, хватил удар; он замер в своём кресле и жестоко дрожал, глаза закатились в глазницах. Затем, весьма неожиданно, он расслабился. Глаза вернулись на место, и на его лице появилась улыбка.

-Расслабьтесь, все, - хрипло сказал он. - Я... помню этого человека. Старый друг. Очень старый друг.

Мэншун легонько хлопнул лорда по плечу.

-До следующего раза, в таком случае, - прошептал он и задёрнул занавес обратно.

Один разум завоёван; один человек теперь принадлежит ему. Будь у всех такая слабая магическая защита, заполучить шестерых было бы намного проще. Да, шестерых ему должно хватить — хотя не стоит надеяться, что каждый из шести лордишек, даже незначительных, не будет обладать достаточной волшебной защитой, чтобы предотвратить такие грубые вторжения.

Андольфин готов, Блэксильвер рядом...

Улыбаясь своей мягкой улыбкой, Мэншун отправился дальше.

 

***

-Вы находитесь здесь, - сурово сказала боевая волшебница Глатра Баркантл, подавшись вперёд, чтобы взглянуть в глаза горстки присутствующих в комнате царедворцев, - потому что Корона испытывает к вам глубочайшее доверие и ищет вашего совета.

-Спасибо, Глатра, - тихо сказал король Форил. - Очень хорошо сказано.

Четверо стоявших перед монархом и волшебницей придоворных удержались от указания на то, что упомянутое «глубочайшее доверие» по всей видимости было не таким уж и глубоким, учитывая двух огромных рыцарей в полных латах, стоящих на одном колене перед королём, и троих каменноликих боевых магов, стоящих позади него с могущественными на вид скипетрами в руках... в конце концов, они ведь были старшими придворными слугами.

Дворцовый сенешаль отсутствовал. На его месте расположился младший сенешаль, Корлет Фентабль. Не было и командира старших рыцарей Эскреля Старбриджа — он покинул город, выполняя тайную миссию, но вместо своего начальника здесь находился его заместитель, красноречивый служащий правопорядка сэр Талонар Винтер. Рядом с Винтером сидел старый, грубый и очень компетентный сенешаль королевских регалий Лангрет Айронхорн, его высокая фигура с выдающимся брюхом расположилась в самом крепком кресле, а две палки, на которых он хромал по дворцу, лежали на сгибе одной из его массивных рук. В последнем кресле, на ладонь или две отодвинутом от остальных, находилась госпожа церемоний Джалесса Виндстоун, напыщенная, скептическая перфекционистка до мозга костей. Говорили, что дворцовый протокол — «её обязанность и единственное родное дитя».

-Вас пригласили сюда, - продолжила Глатра, - потому что мы лихорадочно пытаемся установить личность предателя, который пустил смертоносный дым в Зал Правосудия — или хотя бы найти способ, как это сделать.

Она проследила за взглядом Фентабля, устремлённым к троим магам позади короля, и негромко добавила:

-Не сомневайтесь, мы используем любые заклинания, какие только сумеем вспомнить. Мы надеемся, один из вас сможет придумать меры, к которым мы могли бы прибегнуть, чтобы убедиться...

Сэр Винтер охнул, задрожал и осел в своём кресле.

Они все увидели причину, прежде чем кто-либо успел отреагировать. Призрачная, полупрозрачная фигура выступила из стены за креслом Винтера, а затем прошла через самого царедворца, чтобы оказаться лицом к королю Форилу.

-Ваше величество, - поприветствовала она его замогильным голосом, не обращая внимания на вылетевшие из ножен мечи рыцарей, - ваш предатель — боевой маг Рорскрин Мрелдрейк. Думаю, он работает не один, но заклинания, что перенесли отравленное сено во дворец, сотворил именно он. После того, как он перенёс туда третий горящий тюк, Мрелдрейк не смог удержаться от визита в Зал Правосудия, чтобы всё проверить. Я видела его.

-А вы кто ещё такая? - яростно завопил Фентабль. Госпожа церемоний тем временем упала без чувств, а старый Айронхорн подался вперёд с довольным смешком.

Принцесса Алусейр наделила младшего сенешаля презрительным взглядом.

-Ты прекрасно знаешь, кто я, Фентабль. Мы достаточно часто встречались — и уверена, я видела куда больше твоих грязных делишек, чем тебе хотелось бы.

Три скипетра нацелились на призрачную фигуру, но Глатра предупреждающе подняла руку, чтобы не позволить волшебникам выпустить свою магию. Вытащив из-за пояса жезл, чтобы навести его на принцессу, она резко сказала Алусейр:

-Не уверена, что мы вообще должны слушать призрака, а тем более верить всему, что ты говоришь.

Старый Стальной Регент печально покачала головой, не отрывая взгляда от глаз короля, и даже на миг не взглянула на Глатру.

-Форил, - вздохнула она, - похоже, тебя окружают одни дураки. Если тебе нужен кто-то получше, я могу привести Вандердагаста — или то, что от него осталось.

 

***

Лорд Данталус Блэксильвер оказался высоким сладкоречивым болваном. Подчинить их вместе с изнеженным, демонстративно утончённым лордом Лираннусом Танторном было так же легко, как и Андольфина.

Пожалуй, даже легче, поскольку оба жаждали заполучить возможность обзавестись большей властью и уважением в Сюзейле, присоединившись к более состоятельным, высокомерным и куда более могущественным дворянам.

Но Мэншун почувствовал, как его улыбка увядает, когда обнаружил лорда Мелдера Краунруда сгорбившимся над блюдом с куропаткой на вертеле за лучшим столиком в «Мердрагоне». По бокам лорда сидели два нанятых им мага со стальными взглядами, сжимая в руках жезлы, и пристально оглядывали каждого поблизости. Один повернулся, чтобы посмотреть на Мэншуна, и его взгляд посуровел, стал вызывающим.

В далёких дверях нервозно маячила прислуга, и неудивительно. Это был самый роскошный и дорогой зал в одном из самых престижных и дорогих клубов в городе, «Вздыбленном Мердрагоне», и эти жезлы угрожали некоторым из богатейших жителей Сюзейла. Любое недопонимание могло закончиться печально.

-Не приближайся, - угрожающим тоном сказал Мэншуну один из магов.

Будущий император не обратил на него внимания; его медленный, целеустрёмлённый шаг не замедлился, и его учтивое, слегка скучающее выражение лица не изменилось ни на каплю.

-Краунруд, - наклонившись к жующему куропатку лорду, спросил он мягким голосом, которым мог бы говорить скучающий любовник, - эти маги-недоучки — твои? Не знал, что в «Мердрагон» пускают с ручными животными.

-Ну, раз уж пускают ходячие кости, - ответил Краунруд, не отрывая взгляда от тарелки, - почему бы не пускать и наёмных волшебников.

Его тон был безразличным, даже скучающим, но Мэншун заметил, что мужчина держит свой только что опустевший вертел как кинжал. Кольцо на руке лорда слабо сияло.

Ах, вот значит откуда Краунруд узнал о том, что его собеседник - нежить.

Мэншун вздохнул, сел в пустое кресло напротив лорда и промурлыкал:

-Я хотел бы обсудить с вами небольшую измену. Выгодную измену, разумеется.

Раздался резкий звенящий звук, когда волшебник вплотную разрядил свой жезл — и магия, которая при этом высвободилась, пропала, унеслась по серебряной астральной нити. Мэншун почувствовал, как одно из его колец рассыпается в прах; кольцо забрало с собой смертоносную магию волшебника. Он подавил вспышку раздражения. Подобная защита стоила недешёво, и найти ей замену тоже было непросто.

-Вы освежающе прямолинейны, незнакомец-нежить, - произнёс Краунруд, впервые встречась с Мэншуном взглядами. - А теперь убедите меня, что мне не стоит быть таким же прямолинейным с этим вертелом. Быстро.

Волшебник с дальней стороны от Краунруда зыркнул на Мэншуна, затем снова отвёл взгляд, оглядывая комнату в поисках других угроз. Так себе защитники.

Мэншун прикусил сушёную горошину, которую держал за щекой, позволил её содержимому заполнить свой рот, затем повернулся и дунул в лицо одного из магов поблизости, который только что использовал свой жезл и доставал новый.

Волшебник беспомощно закашлял, не в силах вздохнуть. Неудивительно, учитывая, каким было содержимое горошины и то, что маг в отличии от Мэншуна вампиром не был.

После этого Мэншун продолжил его игнорировать. Краунруд последовал его примеру, но красноречиво поднял вертел.

-У меня есть планы на будущую власть над Кормиром, которые включают тебя, Мелдер Краунруд. Как королевский канцлер, ты будешь надзирать за пурпурными драконами и напрямую руководить боевыми магами, - сказал ему Мэншун.

-Роскошная мечта, - произнёс Краунруд, но проскочившая в глазах искра выдала его возбуждение. - И кто же вы такой, исполнитель желаний?

-Твой хозяин, - промурчал Мэншун. Он подался вперёд, пока они не оказались нос к носу с лордом, и активировал заклятие, которое обернулось вокруг его сознания и швырнуло его в разум Краунруда.

Лорд занёс вертел... затем его рука упала. Аристократ задрожал и развернулся в кресле, чтобы смахнуть ладонью жезл, который пытался нацелить встревоженный волшебник за его спиной.

-Дурак! Ты что, хочешь всё испортить?

-Ты что-то сделал с лордом Краунрудом! - прошипел маг Мэншуну, вскочив с места, чтобы торопливо отступить и снова нацелить жезл. - Ты что-то сделал, немёртвая тварь!

Голос мужчины стал громче, в их сторону начали поворачиваться головы. Мэншун криво усмехнулся, покачал головой, и заставил Краунруда повернуться к магу и сделать то же самое, а затем использовал быстрое и простое заклинание.

Голова волшебника взорвалась фонтаном крови. Прежде чем успели раздаться первые крики, Мэншун встал с кресла, выхватил нож из рукава и аккуратно перерезал горло все ещё кашлявшему второму волшебнику, а затем зашагал прочь.

Будь на нём собственное обличье, было бы фатальной ошибкой оказаться замеченным таким количеством высокопоставленных и влиятельных кормирцев.

Разум Краунруда теперь принадлежал ему. И это был разум умелого заговорщика и нарушителя законов, который уже обдумывал измену самостоятельно, без всякой помощи со стороны Мэншуна.

Улыбнувшись официанту и заставив того убраться с пути, содрогаясь от ужаса, Мэншун начал торопиться. Не из страха перед блюстителями порядка; он исчезнет задолго до появления драконов.

Нет, оставались ещё два лорда, которых он хотел завербовать — и в Сюзейле, заполненном амбициозной враждующей знатью и их настороженными телохранителями, задача найти и достучаться до его жертв займёт некоторое время.

Лорд Яссур Драгонвуд и лорд Релгадрар Лорун. Гибель и гниль, даже по именам они кажутся самовлюбленными идиотами...

 

***

-Ваше величество, - быстро и немного резче, чем намеревалась, произнесла Глатра, - разве стоит нам доверять словам призрака и вообще его слушать? По моему опыту нежить мало что понимает в стремительно меняющемся мире вокруг, вместо этого цепляясь за то, что они знали при жизни, и способна предстать в любом облике, в каком пожелает! Это может быть всего лишь образ, насланный враждебным магом из Сембии, или призрак изгнанного бунтовщика, притворяющийся Стальным Регентом, и...

-По твоему «опыту»? - глаза Алусейр вспыхнули. - Глатра Баркантл, и какой же у тебя есть опыт общения с призраками? Ты всегда стараешься не обращать на меня внимания, когда встречаешь меня во дворце, но, на самом деле, не имеет значения, кто я — хоть грязная горничная или уличный мальчишка! Услышав хотя бы намёк на измену одного из боевых магов, ты обязана это расследовать — иначе дом Обарскиров обречён, как и Кормир, который станет царством волшебников!

Глатра злобно посмотрела на принцессу.

-Призрак учит меня моей работе? А что ты дальше...

-Утихомирьтесь, - спокойно произнёс король Форил Обарскир, наградив Глатру взглядом, превосходившим по свирепости её собственный. Он долгое мгновение смотрел на неё, прежде чем обернуться и наделить таким же взглядом Фентабля, заставив младшего сенешаля неловко заёрзать и схватиться за какой-то талисман или магический предмет из поясного кошеля.

-Айронхорн, - мягко добавил король Кормира, - кажется, госпожу церемоний требуется привести в чувство. Изволите?

Затем он повернулся прямо к Алусейр, кивнул ей, как равной, и мрачно произнёс:

-Ваше величество, благодарю вас за совет.

Призрачное лицо подплыло ближе к нему и улыбнулось.

-Вы оказываете мне честь, государь. Я всего лишь «высочество» и не более того. Я никогда не правила, как королева — только как регент.

Форил махнул поросшей седыми волосами рукой.

-Любой, кто защищал Драконий Трон и королевство, когда мог захватить оба, для меня — всё равно что настоящий монарх. Ваше величество.

Фентабль поперхнулся.

Король повернулся к нему и строго произнёс:

-Это моё решение, преданный сенешаль, и моё суждение. Эта принцесса знала, о какой ноше речь, и приняла её, отказавшись от награды. Она служила королевству верой и правдой, и многие наши дворяне при ней стали куда преданней Короне, чем когда-либо прежде. Так что не смейте проявлять к ней неуважение — в моём присутствии или у меня за спиной. О, и кстати, сейчас самое время вам и вашим товарищам-царедворцам — не говоря уже о прочих в королевстве — перестать принимать мою привычную сдержанность и вежливость за слабость и малодушие.

-Хорошо сказано, - пробормотали в унисон Айронхорн и Алусейр, и король удивил всех в комнате, всего на секунду покраснев и ухмыльнувшись мальчишеской улыбкой в ответ.

Затем он повернулся к Глатре и вежливо сказал:

-Госпожа Глатра, я приказываю взять боевого мага Рорскрина Мрелдрейка под стражу и допросить с применением заклинаний, вмешательства жрецов и других средств, за исключением выжимки мыслей. Обыщите его покои во дворце. И незамедлительно отправьте сборщиков податей для обыска любой собственности, которой он может владеть в Сюзейле и окрестностях города. Если мы зря его обвинили, я принесу свои извинения.

Форил мрачно оглянулся на Алусейр и добавил:

-Но очень в этом сомневаюсь.

Фентабль, покрасневший и поникший после королевской отповеди, находился позади Форила Обарскира, скрытый его телом от остальных присутствующих в комнате. И хорошо для него, потому что никто не увидел, как он напрягся, его лицо изменилось, а глаза вспыхнули на миг огнём — крайне необычно для Фентабля или, если уж на то пошло, для любого младшего сенешаля любого высокородого дома.

Мгновение спустя Фентабль снова надел свою привычную робкую, почти ничего не выражающую личину, но разум позади этих задумчивых глаз оказался переполнен, поскольку собственное сознание Фентабля сжалось под холодным грузом воли Мэншуна. Мэшун, пребывая не в лучшем расположении духа после завоевания разума лорда Яссура Драгонвуда, торопливо вернулся в разум сенешаля, как раз вовремя, чтобы услышать, как Мрелдрейка обвиняют в предательстве.

Мэншун заставил Фентабля отвернуться и закрыть ладонью глаза, чтобы скрыть любую гримасу или искру во взгляде, которые могли бы выдать перемены в его сознании. Он должен был немедленно попасть к Мрелдрейку.

-Предатели, повсюду предатели, - сардонически произнёс он, и эти слова следом пробормотал сенешаль.

Прозвучавшая фраза заставила всех присутствующих мрачно кивнуть, за исключением госпожи церемоний Джалессы Виндстоун, которая только начала приходить в себя.

Эта мысль была для всех не нова.

 

***

Боевой маг Рорскрин Мрелдрейк только встал со стульчака в своём любимом дворцовом туалете, расправил одежду, проинспектировал содержимое своего носа опытным пальцем и направился к дверям, когда Мэншун тёмной молнией ворвался в его разум.

Мрелдрейк застыл, его пальцы замерли у дверной ручки, недостаточно близко, чтобы сомкнуться на ней, а затем в спешке вылетел за дверь.

Ему нужно было попасть на верхний этаж дворца, спуститься по дальней лестнице в самый восточный тоннель, что связывал дворец с разросшейся тушей королевского двора, пересечь этот проход, подняться из верхнего погреба двора в определённую ничем не примечательную кладовую в восточном углу нижнего этажа двора, и пройти сквозь спрятанный там портал. И желательно, остаться незамеченным — неопознанным, по крайней мере — и не поднять никакого шума.

Портал доставит его в королевскую башню в Марсембере, и, будем надеяться, даст достаточную фору, чтобы успеть взойти на борт корабля, отплывающего куда-нибудь подальше Западных Врат, прежде чем его выследят.

Выжимка мыслей — не самая приятная из возможных смертей.

Он бежал по коридору, когда Мэншун снова ухватил его разум, заполнив его растущим презрением к паническому бегству, и Мрелдрейк был вынужден замедлить шаг до нормального, открыть следующую дверь, к которой он подошёл, спокойно войти в свободную комнату за этой дверью и использовать изменяющее внешность заклинание.

Спустя несколько долгих, успокаивающих вдохов, из комнаты вышла коренастая и простоватая волшебница средних лет, аккуратно закрыла за собой дверь и зашагала по коридору усталой скучающей походкой, как будто вовсе никуда не торопясь.

Она чувствовала лёгкое головокружение, но помнила, что ей необходимо попасть в Марсембер и сесть на корабль в Тёрмиш или любой другой далёкий край — так, чтобы никто во дворце об этом не узнал. Она выполняла миссию столь тайную, что суть задания ей раскроют только тогда, когда она окажется в море. Её звали... звали Мифандрой, но запомнить это было тяжело — и тяжело было вспомнить очень могущественный и пылающий холодной злобой разум, который в спешке покинул её сознание и выжег по пути большую часть воспоминаний.

У Мифандры болела голова. Она нечленораздельно зарычала от боли и направилась к дверям, ведущим к дальней лестнице.

-Предатели, повсюду предатели, - пробомотала она. Затем остановилась и, нахмурившись, подняла голову. А это ещё откуда?




#95860 Закопайте Эльминстера поглубже: четвертая глава

Написано Redrick 08 Апрель 2017 - 18:01

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
СНОВА ТЁМНОЕ ЗЛОДЕЙСТВО

 

-Э-это последний! - выдохнул ломовой извозчик сквозь пелену струящегося по его крупному красному лицу пота. Он торопливо попятился от молчаливого человека, который ловил каждый брошенный им тюк сена, складывая их куда-то во тьму у задней двери в лавку алхимика.

Задыхаясь ещё сильнее, дважды он едва не упал, в лихорадочной спешке огибая свой фургон и хлестая кнутом лошадей, чтобы быстрее убраться от лавки Сронтера.

Казалось, извозчик боялся, что за ним гонится сама смерть. Но Мэншун всего лишь наградил трясушийся, гремящий фургон кривой усмешкой, оторвался от стены и заставил людей с безвольно расслабленными лицами, которыми он управлял, сложить тюки сена в задней части переулка. Заклинания, что Мэншун на них наложил, прикончат грузчиков — и извозчика — когда он произнесёт определённое слово. Мэншун сделает это задолго до полудня, задолго до того, как любой пурпурный дракон сможет оказаться поблизости и решить расспросить их о чём-нибудь.

Если всё пройдёт как запланировано, то когда утром над Сюзейлом взойдёт солнце, добрые солдаты Кормира будут слишком заняты для допросов.

Мэншун закрыл и запер на засов заднюю дверь. Затем он прошёл в захламленное помещение, которое Сронтер гордо звал своей «зельеварческой палатой». Находящийся здесь алхимик был поглощён своей работой.

Под погоняющим кнутом магии Мэншуна Сронтер что-то бормотал себе под нос, перебирая содержимое своих заляпанных и исцарапанных рабочих столов, снова и снова пританцовывая и метаясь по комнате, чтобы проверить и перепроверить различные бурлящие и мерцающие резервуары.

Тюки сена будут пропитаны кое-чем, в результате чего начнут источать ядовитый, маслянистый и липкий дым, если их поджечь. И пропитать их ядовитым зельем необходимо как можно скорее.

Но Мэншун верил, что Сронтер знает своё дело. У алхимика готовились на огне три различных субстанции, любой из которых должно быть достаточно, чтобы палату Совета очистили в панической спешке — и достаточно, чтобы любой задержавшийся там упрямец превратился в покойника. Трёх зелий должно хватить, чтобы не позволить единственному заклинанию придушить дым, и если царедворцы хоть что-нибудь слышали о благоразумии (а какой царедворец не слышал?), этого хватит, чтобы отложить Совет, пока придворные не убедятся, что над ним не нависло других угроз.

Мэншун сумел сдержать злорадное потирание рук, но по его лицу расползлась жестокая усмешка. Ах, теперь, когда его старый враг погиб, тёмное злодейство снова приносило настоящее удовольствие!

 

***

-Что это? Дым?

Амарун указала на холодные клочки, парящие и извивающиеся в глубокой тени, где стояли густые тёмные деревья.

-Поземная дымка, - в унисон отозвались Шторм и Арклет. Юный лорд засмеялся и величественным жестом предложил Шторм продолжать.

С улыбкой она приняла приглашение.

-Моряки зовут это туманом, когда он висит в доках или на море. Бывает здесь почти каждое утро. Это испаряется влага, когда день становится теплее.

-Хм, - ответила танцовщица, съёжившись от холода под деревьями. - Пока что-то не очень тепло.

-Согласна, - ответила Шторм, наклонив голову и прислушиваясь к тихому шелесту вдали. Лиса или похожий зверёк возвращались домой.

Повсюду вокруг троих людей просыпались лесные животные; Королевский лес приходил в движение. Эл снова вернулся в сапоги Шторм; Рун снова была собой; и Арклет вёл их на север, не покидая леса, но следуя вдоль тракта.

Тракт был недалеко, справа от них, и Шторм ожидала встретить патрулирующих лесников. Хижина осталась далеко позади, но обещанное Арклетом роскошное личное охотничье поместье Делькаслов, если верить ему, находилось примерно в одном дне пути на север.

Дворянин подошёл к ней, ведя под руку Амарун.

-Что, если ты расскажешь нам немного больше о, хм, жизни, которую вы с Эльминстером вели в Кормире последние несколько лет , - начал он, желая завязать разговор. - Наши боевые маги, похоже, считают вас серьёзными врагами королевства.

-Это мнение набирает среди них популярность, - согласилась Шторм. - По мере того, как годы забирают у нас старших, мудрых боевых магов и старших придворных слуг, знания о нас и о той, кому мы служим — Мистре — пропадают в результате великого бедствия, постигшего Искусство. Элу и мне кажется это слегка раздражающим, учитывая столетия трудов, которые мы вложили в охрану Кормира, чтобы все эти молодые маги могли расхаживать по нему с важным видом.

Она улыбнулась, пожала плечами и добавила:

-Каждого ребёнка нужно учить, но мы становимся старше, и стычки с неграмотными идиотами кажутся все менее и менее забавными.

Арклет ухмыльнулся.

-С неграмотными идиотами вроде меня, к примеру?

Шторм покачала головой.

-Ты не идиот, Арклет Делькасл. Боевой маг Рорскрин Мрелдрейк или дворцовый сенешаль Рорстил Холлоудант — вот это идиоты. Оба считают, что мы обычные воры, которые прожили трёхзначное число лет и провели некоторые из этих лет, прокладывая норы в королевский дворец.

Арклет закатил глаза.

-Да ладно. Ты же не ожидаешь, что я поверю во все эти байки, будто вам несколько тысяч лет? О том, как вы помогали Азуну Великому и обучали устрашающего Вандердагаста, и тому подобное?

Шторм подняла бровь. Арклет продолжал.

-Ох, вы просто позаимствовали деяния из легенд, да, но сейчас здесь нет боевых магов, которых требовалось бы впечатлить. Я слышал, что ты на самом деле — Сторнара Ролиган, а Эльминстер — Элгорн Ролиган, твой отец? Старший брат? Прадед? Вы двое — предположительно старые низкопоставленные дворцовые слуги, которые попались на краже волшебных предметов и были уволены. Некоторые говорят, что вы арфисты или шпионы Сембии или Западных Врат. Я... ну, я не знаю, что и думать. Здесь только мы втроём, так может, расскажешь нам правду?

Шторм Среброрукая остановилась и повернулась к нему, волосы развевались вокруг, как дюжины беспокойных змей, а глаза горели двумя серебряными огнями.

-Я не жду, что ты вообще во что-то поверишь, лорд Делькасл. Я заметила, что твоё мнение о нас переменчиво, как погода, но надеюсь, что ты достаточно мудр, чтобы при наличии достаточного времени разумно оценивать людей. И поскольку мы сейчас вместе, ты будешь смотреть и слушать, и сам сделаешь выводы.

Арклет тоже остановился и повернулся к ней. Амарун на его руке, нахмурившись, переводила взгляд с одного из спутников на другого.

-Хорошо, - спокойно сказал он. - В интересах взаимного довреия давай предположим, что ответ, который ты мне дашь — истинная правда, и что я в него поверю. Так кто же ты на самом деле? Ты и облако ползучего праха, что называет себя Эльминстером?

-Я Шторм Среброрукая. Около девяноста лет тому назад я была бардом Долины Теней. Эльминстер это... Эльминстер. Мудрец Долины Теней, Старый Маг из легенд. Мы были — и остаёмся — Избранными Мистры, богини магии. Её слугами. Её старшими рыцарями, если хочешь.

-Мистры. Мёртвой богини, что однажды правила — и некоторые говорят, осквернила — всей магией.

-Этой Мистры, - спокойно сказала Шторм, серебряные косы по-прежнему извивались над её плечами, как змеи. - Да.

-Ты же не собираешься сказать мне, что она всё ещё жива? И что у неё есть какая-то тайная священная миссия для Рун?

-Нет, - ответила Шторм. - Мне не придётся.

Арклет выгнул бровь.

-О? И почему же?

-Потому что я знаю, что она жива, и могу сказать тебе б этом, - твёрдо вмешалась Амарун. - Я встречалась с ней. И если у Мистры есть для меня какая-то тайная задача, она ничего об этом не сказала.

-Пока, - мрачно произнёс Арклет.

Шторм улыбнулась.

-Хорошо, - оживлённо сказала она, снова зашагав на север. - Ты знаешь, кто такие мы с Элом, и знаешь про Мистру всё, во что осмеливается верить любой смертный. Остальные пробелы мы можем заполнить, когда будет время, которое можно потратить на болтовню. Например, пока мы шагаем к этому твоему семейному поместью.

Арклет нахмурился.

-Леди... Иммердаск, как вы предпочитаете? Не думаю, что мы всё выяснили. Эльминстер занимает разум моей возлюбленной, когда пожелает, и заставляет её...

Он почувстовал резкий рывок за руку.

-Лорд Делькасл, - резко сказала Амарун, - вам следует воздержаться от предположений на мой счёт и от мыслей, будто я представляю собой что-то вроде коровы или домашнего животного, покорного и безмозглого, которое вы можете обсуждать, как будто меня здесь нет.

-Прости, Рун, но в том-то и дело, - искренне сказал юный дворянин, глядя ей в глаза. - Я не знаю, принадлежит ли твой разум тебе прямо сейчас, или это старый волшебник внутри тебя заставляет тебя так думать и даже не позволяет тебе это понять!

-Ох, не будь смешным! - вспылила Амарун. - Ты что, хоть на мгновение мог решить...

-Спокойно, подруга, - промурлыкала Шторм, положив ладонь на танцовщицу. - Он не может знать. Он не делил свой разум с Эльминстером или кем-нибудь другим, и понятия не имеет, на что это похоже, или...

-Я не позволю... - взревел Арклет.

Шторм хлопнула его по гульфику, заставив умолкнуть на полуслове.

-Никто не тебе не предлагает, - мягко сказала она. - Я просто успокаивала Рун, указав ей на то, что ты не можешь знать, на что похоже, когда Эл находится в твоей голове. Позвольте сообщить вам обоим, что мне его вторжение в разум Рун категорически не нравится, и если бы не крайняя необходимость, я попыталась бы это предотвратить. Его... хм, вторжение крайне мешает нам доверять друг другу... но это всё, что мы сейчас можем. Просить вас, наверное лучше сказать так. Доверьтесь нам. Пожалуйста. Иначе для всех нас в самое ближайшее время это закончится плохо.

Арклет был потрясён, увидев блеснувшие у неё в глазах слёзы.

Шторм хитро улыбнулась и добавила:

-Лорд Делькасл, вам следует нас поблагодарить. Десять дней назад вы умирали от скуки и проводили дни, стеная о бессмысленности вашего существования и отчаянном желании найти в жизни какую-то цель. Мы позаботились обо всём. Добро пожаловать в самую величественную жизнь из всех возможных. Добро пожаловать в спасение мира.

 

***

Мэншун осознал, что снова улыбается.

Алхимик заканчивал свою работу. Сронтер уже кивнул на одну из субстанций, нахмурился и отошёл, и медленно улыбнулся другой, прежде чем осторожно снять её с огня. Теперь он уделял всё своё внимание третьей.

Заставив алхимика всю ночь варить — если алхимики так это называли — Мэншун не стал проникать в его разум, не желая отвлечь или пуще прежнего напугать Сронтера в какой-нибудь ответственный момент.

Вместо этого будущий император Кормира держался позади, в тенях, лениво изучая полки в поисках зелий, которые могут пригодиться в будущем, и размышлял.

Как только он получит настоящую власть в Кормире — полную и абсолютную, или будет в нескольких шагах от неё — он отправит королевских драконов на охоту за Шторм Среброрукой.

Её нужно взять живой, с неповреждённым рассудком.

Возможность допрашивать Шторм должна открыть ему многое, что он желал знать. Тайны Избранных, места, где скрыта магия, местонахождение Симбул — бывшей королевы Агларонда, чьё Искусство превосходило даже Эльминстера. Безумной и слишком могущественной для безопасности окружающих. Её следовало уничтожить.

Сронтер обернулся и нетерпеливо кивнул, с его подбородка капал пот.

-Готовы. Все три готовы.

Мэншун позволил своей улыбке расшириться.

-Добрый человек. Ты спас Кормир от самого Кормира.

 

***

Холодный утренний ветер далеко разнёс над Сюзейлом звук фанфар, призывающий дворян на Совет Дракона.

Мрелдрейка посетил торопливый дворцовый паж, и из тёмных и понимающих глаз мужчины в сознание боевого мага проник разум Мэншуна. Впрочем, Мрелдрейк и так знал, что время начинать своё колдовство.

В разуме Мэншуна уже висел хрустально чистый образ вымоченных и готовых тюков сена, которые принялся поджигать Сронтер.

Немногие маги умели без затруднений телепортировать пылающие материалы, но разум Мрелдрейка был заполнен, усмирён и успокоен сознанием Мэншуна, а сено только начало гореть.

Мрелдрейк заметил отблеск — всего на миг, прежде чем Мэншун мгновенно отсёк этот образ и заставил боевого мага полностью сосредоточиться на сложных заклинаниях, над которыми тот работал — другого человека, за которым следил Мэншун.

Это была благородная леди, незнакомая Мрелдрейку, которая давно уже проснулась и уже несколько раз посмотрелась в зеркало, проверяя свою внешность. Звук фанфар привёл её на балкон, чтобы взволнованно устремить взгляд между башнями, над величественными крышами и укрытыми листьями кронами деревьев на устремлённый в небо королевский дворец Сюзейла.

По мостовым уже гремели кареты, и из своего высокого окна леди видела некоторых аристократов, прогуливающихся пешком в наиболее изысканных своих нарядах. Нарядившись в своё лучшее платье, она поспешила наружу, чтобы присоединиться к ним.

Когда она исчезла, Мрелдрейк увидел только зловещее веселье Мэншуна... и пламя, которое вздымалось и трещало, охватывая сено, когда Сронтер осторожно поджигал каждый тюк пылающей головёшкой.

Затем сквозь тяжёлый тёмный груз сознания Мэншуна Мрелдрейк сумел различить ещё кое-что. Крики и топот ног. Скачущее изображение большой дворцовой галереи — из глаз того же слуги, который передал ему сознание Мэншуна — и густой, едкий дым с усиками тёмно-синего, угрожающего цвета, смешаного с жирным, губительным зелёным, вьётся вокруг закрытых дверей Зала Совета.

Его заклинания перемещали тюк за тюком из тесноты задней комнаты Сронтера в на гладкий овал прежде пустующей плитки в сердце Зала Правосудия, с поднимающимися ярусами пустых, блестящих, тёмных деревянных скамей, до тех пор... пока работа не была окончена. Все тюки были телепортированы.

Лавка алхимика поблекла, и Мрелдрейк погрузился в странный вид из множества глаз, в котором виднелись торопящиеся пурпурные драконы, различные стражники и боевые маги, прибывшие расследовать суматоху... беспорядочный хаос падений, криков, резких приказов и топота сапог. Во имя Дракона, да Мэншун наверное управлял дюжиной слуг одновременно!

Одна из сцен подплыла ближе, дворцовый коридор с несущейся по нему разъярённой женщиной, боевой волшебницей, которая была слишком хорошо знакома Мрелдрейку...

 

***

-Никаких больше фанфар! - яростно воскликнула Глатра.

-Госпожа Глатра?

-Вы слышали!

После этого яростного рёва боевая волшебница Глатра Баркантл развернулась кругом, чтобы отдёрнуть занавеску и сказать куда более спокойным голосом:

-Ваше величество, боюсь, Совет не может продолжаться. По крайней мере, сегодня. Разве что вы хотите погибнуть — и забрать с собой всё старшее дворянство Кормира.

-Понял, - раздался спокойный ответ из алькова за занавесом. - Есть те, кто обрадовался бы подобному решению, но я не отношу себя к их числу. Насколько я понял, ты предпочитаешь, чтобы я вернулся, с телохранителями и всем прочим, в королевское крыло? Прямо сейчас?

-Ваша мудрость, как всегда, непревзойдённа, ваше величество.

-Если бы только твоя лесть была правдой, - прозвучал ласковый и немного грустный ответ. - Идём.

-Хорошо, - выдохнула Глатра, позволив занавесу упасть и снова повернувшись кругом, чтобы злобно зыркнуть на лионара пурпурных драконов, который наткнулся на неё. Лионар тяжело кашлял, его лицо было серым. Он взмахнул рукой, пытаясь заговорить, но не смог.

Меч-капитан позади лионара тоже попытался заговорить — лишь для того, чтобы утонуть в беспомощном кашле и рвотных позывах.

-Я...я...

-Дурни! - фыркнула Глатра. - Держитесь подальше от дыма! Закройте двери во всех коридорах возле Зала Побед и вокруг будуара королевы Алвандиры, и откройте все двери и окна вокруг нас, здесь! Мы должны избавиться от дыма!

Заметив волшебника, который спешил с другого направления, она указала на него и приказала:

-Трейсгар, сними всех боевых магов со сторожевых постов и отправь в Зал Правосудия, чтобы избавиться от причины всего этого!

-Н-но...

-Сегодня никакого Совета не будет! Выполняй!

Она развернулась в другую сторону, увидела юного мага, осторожно выглядывающего из одной из комнат вдоль коридора, узнала его и рявкнула:

-Тармут, иди вслед за телохранителями короля и убедись, что все они надели ночные шлемы, чтобы не позволить отследить или повлиять на них заклинаниями! Быстрее!

Тармут торопливо кивнул и бросился бегом, но кто-то другой закричал на Глатру, и его голос вовсе не был дружелюбным.

-Глатра, - воскликнул старший маг, появлясь из дверей в окружении горстки товарищей — старших боевых магов. - Не припомню, чтобы тебя назначили лордом печатей! Несомненно...

-Кто-то несомненно должен в первую очередь охранять короля, Раэлдар! Попытка сделать меньшее считается за измену, не так ли?

-Но зачем отменять Совет? - заворчал другой маг, пока они торопились к ней. Возникали придворные слуги, убегающие от дыма или появляющиеся из различных покоев, привлечённые криками. - Король будет совсем недоволен!

-Я говорила с королём! - взревела Глатра голосом глубоким и чётким, как у какого-нибудь массивного меч-капитана драконов, - и он мгновенно понял то, чего не поняли вы: этот пожар не естественного происхождения, следовательно, замешана магия — а значит, среди боевых магов должен быть предатель, разве что кто-то прочитал наши мысли и таким образом узнал, как преодолеть печати, не сломав их и не предупредив нас. Так что же ты думаешь на этот счёт, Брандэрил?

Старший волшебник мрачно посмотрел на неё, кивнул, обдумывая её слова, затем провозгласил:

-Глатра права. У нас нет другого выбора, кроме как отложить Совет, пока мы не расследуем обстоятельства пожара. Поступить иначе — значит обречь короля Форила на смерть и поставить под угрозу мир в королевстве.

-Да, - неохотно согласился Раэлдар. - Если бы Ганрахаст и Вэйнренс были здесь, они вряд ли поступили бы по-другому. Мы должны справиться с дымом, узнать всё, что сможем, очистить помещение и наложить новые печати, затем отправить по городу глашатаев с вестями о новом сроке начала Совета.

Мэншун усилил хватку на разуме Мрелдрейка, сжал его железными когтями, и неожиданно безмолвный, беспомощный боевой маг почувствовал, что его отрывают от прорицающего заклинания, которое показывало ему Глатру. В бешеной спешке, конечности подчинялись не ему, Мрелдрейк открыл дверь своих покоев и поспешил по коридору туда, где все собрались вокруг неё, чтобы предложить свою скромную службу.

Было слишком наивно надеяться, что Глатра будет достаточно неосмотрительна, чтобы позволить любому из тех, кто накладывал печати в первый раз, заняться этим снова, но преданный боевой маг наверняка вызвался бы сам, поэтому...

Когда он распахнул дверь и ступил в людный коридор, Мэншун резко покинул его разум. Полностью.

Что могло означать лишь одно — он не ожидал, что Мрелдрейк добьётся успеха в попытке принять участие в наложении новых печатей.

Несмотря на потрясение, это Мрелдрейк смог понять. Вытерев пот с лица, сглотнув, чтобы успокоить дыхание, он напрасно попытался расслабиться.

 

***

-Думал, что твоя работа окончена? Вовсе нет, бравый мастер алхимии!

Улыбка Мэншуна была ласковой, но Сронтер беспомощно задрожал, заново охваченный чувством внезапного дикого ужаса. Что теперь?

-Мы только начинаем, - промурлыкал Мэншун, ворвавшись в разум алхимика, прежде чем тот смог хотя бы заскулить. - Мы отправляемся на небольшую прогулку, ты и я. Ты так хорошо справился с сеном, что заслуживаешь хорошей еды и лучшей выпивки, не говоря уже о смехе и шансе восполнить твою прискорбно опустевшую кладовую в дюжине и более лучших — и худших — клубов, таверн и магазинов этого прекрасного города. Местах, в которых ты так хитренько станешь распространять слухи о различных диких и загадочных атаках на дворец.

-Но... но я не знаю, о чём говорить!

-Ах, отбрось все свои страхи. Я буду направлять твой язык, мне это не впервой. Правители должны уметь слушать и направлять слухи, иначе у них не останется времени научиться чему-то другому.




#95859 Закопайте Эльминстера поглубже: третья глава

Написано Redrick 08 Апрель 2017 - 18:00

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
У МЕНЯ ЕСТЬ НЕБОЛЬШОЙ ПЛАН

 

Сделав два шага в комнату над лавкой Иммаэро Сронтера, младший сенешаль Корлет Фентабль внезапно замер, а его глаза широко распахнулись.

-Я... я...

Улыбавшийся мужчина, сидевший в дальнем конце стола, рядом со Сронтером, небрежно взмахнул рукой.

-А, Фентабль, помнишь меня? Надеюсь, это приятные воспоминания?

Фентабль был слишком занят, погружаясь в потрясённый ужас, чтобы ответить. Его испуг, как в зеркале, отражался в глазах третьего человека за столом.

Боевой маг Рорскрин Мрелдрейк выглядел так, будто проглотил смертельную дозу яда и только сейчас это осознал.

Все они были рабами мужчины в конце стола. Красивого, весёлого мужчины, чьи тёмные глаза пожирали Фентабля.

Под тяжестью этого взгляда сенешаль опустился в последнее свободное кресло, едва осознавая, что делает.

Он, Сронтер и Мрелдрейк были пешками темноглазого мужчины, пока вчера вечером тот не покинул их и не стёр все воспоминания о себе.

Теперь он вернулся, и их рабство началось заново.

знаю, что мы все тут знакомы, - сказал Мэншун, - хотя, признаю, я не рассчитывал, что мы когда-либо встретимся вот так. И всё же обстоятельства меняются, а вместе с ними — и мои первостепенные нужды. Так что, добрые сэры, слушайте внимательно.

Он улыбнулся им проникновенной улыбкой, похожей на улыбку акулы, и добавил:

-Я знаю, что вы будете очень внимательны.

 

***

-Тяни, - скомандовала Шторм, отвернувшись от него. Арклет осторожно подчинился.

-Сильнее, - приказала она. Сжав челюсти, он напрягся.

Неожиданно её рука болезненно дёрнулась в его хватке. Среброволосая женщина захрипела, как один из его стражников, получивший удар кинжалом, слегка покачнулась в его руках и выдохнула:

-Хорошо. Встал на место.

Убрав руку, она повернулась к Арклету и зарычала в притворном гневе:

-И больше не заставляй меня это делать!

Арклет сделал глубокий и немного неровный вздох и выдох, прежде чем осмелился ответить:

-Я попытаюсь, леди Иммердаск.

Шторм закатила глаза.

-Просто «Шторм», пожалуйста. Всякий раз, когда я слышу этот титул, я чувствую себя на несколько веков старше.

Она потянулась к его кружке той рукой, сустав которой он только что вправил.

-Ещё чаю?

Арклет кивнул, покосился на Амарун и снова поглядел на Шторм.

-Я... хм, приношу извинения вам обоим. Даже вам троим, но в первую очередь — Рун. Я... мне потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к этому.

-Не тебе одному, - сказала ему Амарун. - Запри дверь на засов и давай немного поспим. Я не только устала, но ещё и замёрзла.

Шторм протянула чай в одной руке и шерстяное одеяло — во второй. Затем она наклонилась между двух сюзейльцев, длинная, стройная и фигуристая, чтобы задуть дымящуюся жаровню.

-Давайте вдремнём. Эльминстер может постоять на страже.

Арклет вздёрнул голову. Он наградил её своей лучшей нахмуренной гримасой, затем окинул взглядом единственную комнату дома... но увидел лишь двух женщин. Когда его взгляд вернулся к Шторм, она веселилась.

-Попытайся привыкнуть немного больше, - сказала она. - Прямо сейчас.

Арклет вздохнул, изобразил пародию на вежливый поклон и опустился на одеяла. Его жизнь всего за несколько дней сделала драматический поворот, и, казалось, перемены продолжаются — причём перемены стремительные.

Он надеялся, что сможет удержаться в седле во время этой дикой скачки.

 

***

Мэншун ответил трём испуганным лицам вокруг стола приятной улыбкой.

Он понимал, что всем этим злорадством, легкомысленными фразами и ехидством потакает себе, как самые высокомерные дворяне — но, Бэйн его поцелуй, изображать из себя опереточного злодея было так весело! И, в конце концов, почему бы нет? Кто мог его остановить?

Эльминстер мёртв, а Кормир блажен в неведении и практически беззащитен — как созревший фрукт, который Мэншун вскоре сорвёт, если от нетерпения случайно не сделает неверный шаг.

Так пускай это развлечение станет его наградой, сполна заслуженным дурачеством, за которым, в конце концов, стоит целый век достижений — не то что пустое самодовольство и павлинье самолюбование юных дворян королевства.

Так почему бы не побаловать себя?

Но всё же ему случалось упускать шансы и проваливать идеальные планы прежде. Эльминстер там или не Эльминстер, королевство оставалось его трофеем.

Незавоёванным пока трофеем, которому уже случалось справляться с могущественными врагами.

Более того, в Кормире слишком много подпирающих престол магов — пускай им и недостаёт заклинаний, ума и предусмотрительности — чтобы укрощение этого королевства нельзя было считать пустяковым делом на один день.

Дурачась или не дурачась, Мэншун должен придерживаться плана. Согласно которому он при любых обстоятельствах ещё некоторое время не может публично раскрывать своё присутствие или даже существование. Он должен работать через посредников. Черезмерная храбрость и нетерпение в прошлом были его недостатками; Мэншун был твёрдо намерен не повторять прежних ошибок.

-Новые изъяны взамен старых, - пробормотал он сам себе. - Таков мой путь...

-Г-господин? - осмелился переспросить Сронтер. Мэншун с ухмылкой отмахнулся.

Он всё это время планировал устроить бунт на Совете — что было не так уж и сложно, в конце концов — в надежде организовать несколько смертей. Парочки Обарскиров и горстки дворян. Конкретных дворян. Это должно было избавить его от некоторых самых непоколебимых противников и поставить Кормир на грань войны.

По крайней мере три различных сембийских заговора стремились к аналогичным целям, но, будем надеяться, не знали о его существовании. Как и некоторые довольно глупые и черезмерно амбициозные купцы из Западных Врат, и, разумеется, Шадовар.

Если их незнание не притворное и продлится достаточно долго, эти игроки, сами того не желая, могут помочь превратить Совет Дракона в кровавую бойню. Если Мэншун всё сделает правильно, они будут оставаться в неведении о его присутствии ещё дней десять или дольше... и этого времени должно хватить.

Вспышка насилия и неудачный Совет, разумеется, предоставит шанс продвинуть его пешки повыше в иерархии королевского двора, а «его» аристократы смогут заслужить благосклонность.

Но была одна проблема.

И почему нет? Проблема была всегда. А зачастую и не одна.

Корни этой конкретной проблемы росли, разумеется, из возни Эльминстера. Последний подарочек от его заклятого врага.

Предательство Грозозмея было раскрыто. Большая часть его бесполезных глупых друзей была ранена и прикована к постели — а значит, неспособна посетить Совет — и будущему императору Мэншуну недоставало времени, чтобы найти им замену, новых аристократов, которыми он сможет манипулировать ради исполнения своих планов на Совете и после.

Призрачная принцесса Алусейр вышвырнула его из дворца, но она быстро угасала за пределами дворцовых стен, так что Мэншун старался избегать её и принялся искать ещё одну базу поблизости. А тут так удачно подвернулся Сронтер.

Он не планировал так скоро снова будить своих спящих агентов — Фентабля и Мрелдрейка, и этот поступок был не самым изящным вариантом, но сменившиеся обстоятельства вынуждали использовать новую стратегию — а это были самые эффективные посредники, которых он мог использовать.

Поэтому и произошла эта маленькая встреча.

-Ради благополучия королевства, - промурлыкал он, - Совет необходимо задержать. На день, не больше.

Фентабль и Мрелдрейк заметно расслабились. Они не перестали хмуриться — даже дневная задержка потребует кучи работы и множества затруднений — но это было куда менее опасно, чем некоторые вещи, которые они боялись услышать. А кроме того, задержка Совета несёт с собой некоторые преимущества...

-Это... хорошо, - осторожно произнёс Фентабль. - По последним докладам драконов ещё шестеро или семеро лордов находятся на пути в Сюзейл. Они могли не успеть вовремя, и это само по себе могло нанести существенный урон миру среди знати.

Мрелдрейк, похоже, сомневался.

-Только заплатить за это придётся миром среди уже собравшихся дворян, которые и так потеряли всякое терпение. Ещё один день и одна ночь, со всей этой выпивкой, старыми сварами и вооружёнными наймитами, которых они все с собой взяли...

Мэншун пожал плечами.

-Для вас ничего нового.

Сронтер прочистил горло. Остальные посмотрели на него.

Растерявшись от неожиданного внимания, он пробормотал:

-Н-но как именно задержать Совет?

-Что же до этого, - ответил Мэншун, - то у меня есть небольшой план.

В этот раз все уставились на него.

Он улыбнулся в ответ, ни капли не смутившись.

-На самом деле, - промурчал он, - ради этого я и собрал эту встречу. Вы трое заставите Совет Дракона начаться на день позже — но не бойтесь, снаружи этой комнаты никто не узнает, кто стал причиной задержки. Если вы будете в точности следовать моим указаниям.

Он откинулся назад в кресле.

-Но если любой из вас проявит, хм, творческий подход, последствия будут катастрофическими. Тем не менее, в прошлом мы хорошо сработались. Я знаю, что никто из вас этого не помнит, но в том-то и вся соль. Если всё пройдёт гладко, я позабочусь, чтобы вы всё забыли — и опасались, что старшие рыцари или боевые маги вытащат что-то из вашего разума. Вы сможете абсолютно искренне поклясться, что ничего не знаете. Потому как, видите ли, вы действительно не будете знать.

Он переплёл пальцы и наградил собравшихся самой яркой своей улыбкой, предоставив им достаточно времени, чтобы задрожать от страха и потом взять себя в руки.

Проинформированные рабы — покорные рабы.

 

***

Лорд Арклет Делькасл проснулся очень резко, встревоженный и напряжённый. Это крайне отличалось от его обычного медленного, ленивого пробуждения в тепле на мягких шёлковых простынях. Интуиция подсказывала, что он проснулся в привычное время, на рассвете. Но света не было, и его лицо замёрзло. Арклет чувствовал грубую шерсть на щеке, и вокруг пахло дымом, мокрым сумрачным деревом и...

И к нему прижимался и обнимал кто-то голый, тёплый и фигуристый.

-Р-рун? - прошептал он, распахнув глаза.

Он обнаружил, что смотрит в лицо своей возлюбленной. Они лежали на боку, переплетя ноги и руки, почти касаясь друг друга носами. Глаза девушки были закрыты и оставались таковыми, её дыхание было медленным, спокойным и равномерным. Спит.

И тогда Арклет всё вспомнил, и торопливо поднялся на локте, чтобы осмотреть хижину. Жаровня погласла, но очаг по-прежнему тлел, и над ним на чёрной решетке стоял чайник. Никаких признаков Шторм он не заметил.

Хорошо. По крайней мере на мгновение они с Рун остались одни. Он мог говорить свободно.

Он поцеловал её, нежно, но настойчиво. Её глаза распахнулись; девушка только притворялась спящей.

-Мммм? - промурчала она.

-Ах, Рун, - прошептал он. - Я... хм... так люблю тебя и хочу поговорить. Прямо сейчас. Пока нас здесь только двое.

-Ах, - с бесовской усмешкой сказала ему Амарун кряхтящим тоном Эльминстера. - Вы, юные лорды, не расходуете время зря? Хорошо, потому что я тоже хочу с тобой потолковать. Так что начинай свою речь, парень. Начался новый день, но он быстро постареет!

Арклет напрягся, но сумел подавить желание отшвырнуть от себя тёплое и округлое в нужных местах тело.

-А... э... будь ты проклят, волшебник! Разве я не могу поговорить с моей Рун, чтобы ты не влез?

-Парень, - ответило ему ворчание мага, - ты, конечно можешь. И, надеюсь, с редкими исключениями — будешь. Видишь ли, я постараюсь как можно меньше использовать твою девицу и найти ей подходящую замену. Даю своё слово.

-Твоё слово? - горько отозвался Арклет. - И чего оно стоит? Даже моё собственное... немного упало в цене.

-Парень, мне нравится это не больше твоего, да и твоя госпожа не слишком-то наслаждается сама. Она — мой потомок, имей в виду, и я не желаю ей никакого вреда, ни телу, ни разуму, так что постараюсь очень хорошо о ней заботиться. В конце концов, она здесь со мной и знает обо всём происходящем. Я, конечно, немыслимо надругался над ней, признаю. Я пытался извиниться за то, за что не может быть прощения и потерпел неудачу, но она увидела в моих мыслях мою необходимость и мои причины так поступить и согласилась с ними. Она скажет тебе об этом сама, хотя придётся поверить на слово, что это будут её слова, а не мои. Так что давай жить дружно?

Арклет задумчиво посмотрел в такие близкие глаза танцовщицы. Эту женщину он полюбил так быстро и сильно, что сам до конца не верил. Может быть, волшебник использовал немного любовной магии? Но нет, его не было рядом, когда... или был?

Грязь и звёзды, да какая, в общем-то, разница? Он любил свою Рун, сильнее чем когда-либо и кого-либо, и... и в любом случае, что он мог сделать, чтобы помешать Старому Магу?

Ничего. Совсем ничего, лишь быть рядом с Амарун и надеяться, что скоро она избавится от Эльминстера, не пострадав. Насколько это возможно.

А это означало, что перемирие с мудрецом Долины Теней остаётся единственным разумным выбором.

-Хорошо, - громко сказал он, чувствуя неловкость. - Давай. Жить дружно, я имею в виду.

Тонкие пальцы Амарун с силой воина сжали его руку, и на её лице расцвела улыбка.

-Хорошо, рад, что мы с этим покончили, - прорычал Эльминстер, заставив её откатиться в сторону и отшвырнуть одеяло. - У Рун сейчас мочевой пузырь лопнет!

 

***

Младший сенешаль Корлет Фентабль пребывал в не слишком радостном расположении духа, но даже если бы пугающая тень Мэншуна не нависала над любыми его мыслями, неудовольствие Фентабля в эту раннюю пору было неудивительно.

Он редко встречал рассвет или яркие и морозные утра, что следовали за ним, если не находился на дежурстве по приказу дворцового сенешаля Рорстила Холлоуданта.

Он действительно находился здесь по приказу Холлоуданта, грубый и напряжённый, цедил приказы полудюжине боевых магов и дюжине пурпурных драконов. Ещё больше солдат стояло в укрытых багровыми коврами коридорах, что вели к недавно обустроенному залу Правосудия, где должен был пройти Совет Дракона. Они следили за тем, чтобы все горничные, пажи и остальные держались от этих помещений подальше.

Начальник Фентабля, наверное, в любом случае поручил бы это ему, но младший сенешаль находил небольшое удовлетворение в том, что Холлоудант захворал не случайно. Наверняка он стонет сейчас в уборной, испытывая на себе эффекты того зелья, что Сронтер дал слуге — очередной пешке лора Мэншуна — чтобы тот подмешал его в графин, из которого Холлоудант отхлёбывал, просыпаясь в ночи.

Мэншун позаботился обо всём. Как будто напоминая им о последствиях непослушания.

Туго сжатые губы Фентабля превратились в тонкую линию ярости.

-Сэр, поиски закончены, - доложил юный боевой маг. - Теперь покои чисты.

-А разве они не были таковыми? - фыркнул он.

Маг (как там его звали? Дармут? Тармут?) громко вздохнул, прежде чем ответить.

-Две мыши, дюжина муравьёв и жуков, одна сороконожка. Сейчас все мертвы и убраны. Четыре мышиных норы — заблокированы. Мы ведь боевые маги, сэр.

И боевые маги крайне неохотно получали приказы от простых царедворцев, хоть и не смели ослушаться младшего сенешаля в отсутствие королевского мага Ганрахаста и лорда печатей Вэйнренса.

Фентабль задержал на лице готовую улетучиться мрачную улыбку и кивнул, поднимая глаза, чтобы бросить короткий взгляд через плечо собеседника на Мрелдрейка, ответный кивок которого был практически незаметен.

-Теперь запечатайте их, - приказал Фентабль, - закройте и заприте двери — или сначала заприте — или... ну, сделайте всё в том порядке, в котором нужно всё сделать, чтобы обезопасить палаты Совета!

Он отвернулся. Как только боевые маги уйдут, снаружи всех ведущих в помещение дверей поставят стражников, так что целый дворец — и большая часть города, учитывая сплетни — ещё до полудня узнает, что палату запечатали.

Но на самом деле этого не произойдёт. Одним из магов был Мрелдрейк, который узнает все подробности запечатывающего заклинания и сможет изменить заклинание телепортации так, чтобы использовать его по приказу лорда Мэншуна и преодолеть преграды.

О, этот Совет наверняка выйдет запоминающимся.

 

***

Амарун встала на ноги и сделала два неровных шага по спутанным одеялам и простыням, прежде чем покачнуться и начать падать.

Арклет вскочил, чтобы подхватить её, заранее зная, что он не успеет.

-Рун! - воскликнул он, напрасно бросаясь к ней. Амарун выбросила руку в сторону, вырвала ногу из простыней, и по инерции сделала несколько шагов вбок, пока не коснулась стены хижины и не соскользнула на пол.

Дверь резко распахнулась, и Шторм — облачённая в свои потёртые кожаные доспехи, со свежим хворостом в руках — ринулась внутрь, швырнула хворост в сторону и бросилась через всю комнату.

Арклет добрался туда первым.

-Рун, - умоляюще сказал он, обнимая её, - ты в порядке?

-Нет, я не в порядке, - пробормотала его госпожа — и, хвала богам, это был её голос, а не Эльминстера!

-Волшебник как-то высасывает из тебя жизнь, - проворчал Арклет, помогая ей встать. - Нам необходимо найти мага, которому можно доверять, чтобы он что-нибудь с этим сделал!

-Нет, - ответила Амарун, повернувшись, чтобы взглянуть в его глаза, и столкнувшись с ним носами. - Нет, это не Эльминстер. Богиня забрала её. Мистра.

Арклет смотрел на неё, затем нахмурился от гнева и беспокойства. Он обернулся к Шторм — и с испугом увидел, что она встревожена ещё сильнее.




#95857 Закопайте Эльминстера поглубже: вторая глава

Написано Redrick 02 Апрель 2017 - 15:06

ГЛАВА ВТОРАЯ
СЛОВО ДВОРЯНИНА

 

К своему изумлению Амарун обнаружила, что Эльминстер в её разуме бездействует. Его контроль над телом девушки пропал. Она могла говорить и делать, что сама пожелает.

Спустя мгновение замешательства она выпалила:

-Арклет, что ты делаешь? Ты тупица!

-Эльминстер, - фыркнул юный аристократ, наградив её яростным взглядом, - можешь даже не пытаться меня обмануть! Я знаю, что это ты говоришь, а не моя Рун! Отпусти её! Уйди из неё и больше не появляйся! Иначе я уничтожу всё, что от тебя осталось!
Он угрожающе взмахнул шкатулкой.

Эльминстер снова взял на себя управление, так быстро, что Рун только моргнуть успела.

-О, - заставил он ответить её тело, в этот раз с характерной интонацией, свойственной мудрецу Долины Теней, когда тот был чем-то заинтересован. - И как же?

-Я сожгу этот прах в... в огне.

Голос Арклета стих, когда его гнев сменился растерянностью.

-И? Это же прах, идиот! Чему только учат кормирских дворян в наше время? - ответил Эл, который во всех отношениях сам теперь звучал как важная и надменная пожилая маркиза.

-Я... - клинок Арклета покачнулся из стороны в сторону, потом устремился к Шторм. - Ну, я всё ещё могу...

Амарун шагнула вперёд, оказавшись прямиком нос к носу с дворянином и уперев руки в бедра. Юноша моргнул и покраснел.

-Арклет, - прошипела она уже собственным, полным разочарования голосом, - ты нарушил своё слово, не так ли? Ты клялся именем Делькаслов, не так ли?

-Я... да. Моё слово — это моя честь и честь дома Делькаслов. Но, миледи, я кое-что обнаружил этой ночью. Я...

-Что же ты мог такое обнаружить, - оборвала она юношу, глаза девушки пылали от гнева, - что оправдало бы нарушение слова?

Арклет покраснел ещё сильнее, но взгляда не отвёл.

-Я обнаружил, - сказал он, - что когда ты в опасности, я в мгновение ока готов пожертвовать своей честью — и всем остальным, боги свидетели. Я сделал это ради тебя.

Амарун задрожала, её глаза увлажнились, и прежде чем голос подвёл её, она выпалила:

-Ты связал одного друга, чтобы угрожать другому? Зачем? Ты с ума сошёл?

-Я... быть может. Я не знаю, что делать. Я не знаю, говорю ли сейчас с возлюбленной или с Эльминстером, который держит тебя пленницей в твоей собственной голове... или даже разговариваю с кем-то ещё более зловещим. В землях Велуна когда-то кишели меняющие облик существа, и боевые маги так до конца их и не вывели.

Амарун раздражённо вздохнула и отступила на шаг.

-Я — это я, спасибо, Арклет. Хотя я понятия не имею, как тебе это доказать.

Она зашагала по комнате, потом остановилась и оглянулась на него через обнажённое плечо.

-Неужели ты не можешь ничего принять на веру?

Молодой лорд наградил её кривой ухмылкой.

-Видимо нет.

Она сделала умоляющий шаг обратно к нему, протянула руки — но он снова поднял меч и прорычал:

-Я не осмеливаюсь.

Рун посмотрела на него сквозь слёзы и прошептала:

-Так что я должна сделать, Арклет?

Они смотрели друг на друга, казалось, долгое время, пока трещал огонь в жаровне.

-И что, - прошептала Рун, по щекам которой текли слёзы, - что ты сможешь сделать, чтобы я снова смогла тебе доверять, лорд Делькасл? Ответь мне!

 

***

Колокольчик на двери весело звякнул, когда сильно надушенная купеческая жёнушка вышла наружу, довольная своей покупкой.

Алхимик со вздохом откинулся на своём сидении, радуясь, что наконец от неё избавился. Попробовала шестнадцать флаконов, ни один её не удовлетворил, и вместо них остановилась на покрытом трехлетней пылью снадобье с верхней полки. Женщина, казалось, считала, что сейчас середина дня, а не глубокая ночь, когда усталым людям приходится подниматься из кроватей, чтобы обслужить её. Прокляните боги этих задирающих носы...

Он начал убирать флаконы.

-Если бы в этом полном дворян городе мне не требовалось столько растреклятых монет...

Сочувствующий смешок за занавесом у него за спиной напомнил Сронтеру, что он не один.

Никогда не покидающий его страх подсказал ему, что этого конкретного гостя ни в коем случае нельзя заставлять ждать. Он вскочил со стула и бросился за занавес.

-П-простите, господин, - пробормотал он. - Я...

-Знаю, Сронтер. Это не важно, извинений не требуется. Коммерция в первую очередь. Не говоря уже об убытках, которые могло понести твоё дело, если бы Нечелсея Саммартаэль решила, что ты обделил её вниманием. Весть об этом разнеслась бы по всему Сюзейлу ещё до рассвета.

-Ах, в самом деле, - согласился Сронтер, проходя мимо мужчины, который с такой лёгкостью завладел его разумом три ночи тому назад, раскрыв величайший секрет алхимика.

Алхимиков скорее боялись, чем любили, и если они желали провести долгую карьеру, им требовалось могущественное тайное оружие. Это должно было стать его последним — если он каким-то способом сумеет научиться им управлять. До тех пор оно по крайней мере могло служить мощным средством против воров. Во всяком случае, Сронтер рассчитывал на это, прежде чем в его жизни возник Мэншун.

В испуганной спешке Сронтер не сразу совладал с запорами, замешкавшись с цепью и обманным замком. Дважды он ронял ключ, открывающий скрытую шкатулку, где лежал настоящий ключ.

Мэншун улыбнулся милой улыбкой.

-Я никуда не спешу, добрый алхимик. Разве что, конечно, добрая женщина Саммартаэль решит вернуться ещё за чем-нибудь.

От этой ужасной мысли Сронтер уронил тяжёлый замок себе на ногу.

Его непроизвольный крик и подскоки на одной ноге прекратились, как только алхимик смог взять себя в руки. Упершисьлечом в дверь, заморгав и сцепив зубы, он налёг на неё и распахнул настежь с громким звоном цепей.

Его гость остался стоять на том же месте.

-Нет никакой необходимости перемещать их, правда?

-Д-да, господин. Совсем никакой.

Сронтер поспешил в свою кладовую, к клетке, которую хотел увидеть Мэншун. В конце концов, его гость мог забрать его дом, лавку, и всё внутри — просто по своей прихоти.

Посмотрим правде в глаза, он уже был рабом, а рабы живут лучше, когда их хозяева довольны.

Сронтер развязал свой особый узел и откинул ближайшую половину кожаной завесы. Пять жильцов клетки с плавной синхронностью подлетели к открывшейся стороне, чтобы повиснуть там в воздухе и выглянуть сквозь прутья.

Пять небольших шаров, каждый размером с кулак кузнеца. Созерцатели, их крошечные глазные отростки походили на корчащихся червей, жаждали посмотреть на что-нибудь и причинить этому вред. Чудовища злобно зашипели.

И смолкли, когда улыбавшийся мужчина за дверью вонзил свой разум во все их сознания одновременно, захватив их с такой же лёгкостью, как и несчастного Сронтера.

Его ужасная улыбка расширилась.

-Неплохо, Сронтер, весьма Неплохо. Пять маленьких летающих тел, доступных в любое мгновение, как только они мне потребуются. Выпусти их.

-В-выпустить?

-Всех. Подари им свободу своей кладовой. Со всеми этими цепями и замками, ты всё равно редко ею пользуешься, не так ли?

-Н-ну да, но...

Сронтер обнаружил, что возражение, которое он собирался привести, пропало из его разума, и вместе с ним — его потрясённый гнев. Злобное веселье поднималось в нём, исказив его унылое лицо в ухмылке, которая была зеркальным отражением улыбки на лице его гостя.

«Ох, всевидящие боги, что со мной будет?» - подумал он.

-Время для любых «но» давно прошло, Сронтер, - промурлыкал Мэншун. - Ты увидишь приближающийся рассвет в таком же добром здравии, как сейчас, поверь мне — а мне ты можешь верить. Я не царедворец Кормира и не аристократ. Моё слово кое-что значит.

Он ленивой рукой указал мимо клетки.

-Это окно легко открывается? Нет? Ах, но я вижу, что его ставни легко можно сломать, если мне нужно будет спешить. Хорошо. Мои ездовые лошадки могут уйти этим путём, если потребуется.

-Нужно будет спешить?

-Признаю, подобная нужда маловероятна, сейчас, когда Эльминстер мёртв; но, добрый сэр алхимик, нельзя знать наверняка, нельзя знать наверняка. Уж этому Королевства меня научили за все мои долгие жизни.

-Долгие жизни?

-Ты служишь прекрасным эхом, добрый Сронтер, но некая персона — нет, несколько персон — заметили твои горящие лампы и приближаются ко входу в твою лавку. Так что открой клетку и закрой эту дверь. Немедленно.

Следующие мгновения для Иммаэро Сронтера стали вихрем задыхающейся активности, и к тому времени, как он, пыхтя и задыхаясь, оказался по другую сторону занавеса, моргая на переминающихся в сумраке его лавки посетителей, внедрённое ему чувство мрачного превосходства и зловещего тёмного удовлетворения куда-то испарились.

Во время этого вихря Мэншун куда-то исчез, Сронтер толком не понял, куда, но болезненно осознавал, что на свободе в его кладовой — где он хранил свои яды, свою лучшую выпивку и большую часть своих монет — находятся пятеро созерцателей, которые с лёгкостью могут убить его или любого другого сюзейльца,

Не сказать, что подобное нежелательное состояние дел продлится долго, если его подозрения оправдаются. А когда дело касалось личного неблагосостояния Иммаэро Сронтера, его подозрения обычно оправдывались.

А потом его ушей достигла просьба самой смелой из покупателей, и он услышал, как отвечает с лёгкостью старой привычки:

-Вытяжка из угрей Драконьего озера, госпожа? Что ж, спрос на неё невелик, особенно в это время ночи, но...

 

***

Лицо Арклета посуровело.

-Доверять? Доверять? Ха, ты не обманешь меня, чародей! Это ты, Эльминстер, и ты покалечил или сковал молчанием мою госпожу! Она — просто маска, которую ты надеваешь, чтобы обдурить меня!

Он рассёк воздух своим мечом, сплетая сверкающую стену стали, и сделал два медленных, угрожающих шага вперёд, заставляя свою возлюбленную отступить.

Казалось, что со всеми этими слезами ей так больно...

Он взвыл, напоминая себе, что на самом деле это Эльминстер, который просто использует тело его Амарун.

-Ты должен прекратить это зло — вселяться в живых людей! Прямо сейчас!

-А иначе ты — что? - спросила Рун, искоса посмотрев на него. - Зарежешь меня, Арклет? Убьешь меня, танцовщицу, которую ты звал своей госпожой, и ради которой ты якобы делаешь всё это? И когда ты распотрошишь меня, и я буду лежать, рассечённая на части, в луже крови на этом полу, что тогда? Как ты остановишь волшебника, которого так ненавидишь?

Растерянный гнев выростал в наследнике дома Делькаслов. Она была права, дракон всё это побери! Как он мог ударить волшебника, не навредив Рун?

Когда Амарун прижалась к дальней стене единственной комнаты охотничьего домика и шагнула вдоль неё, Арклет осознал, что его наступление увело его далеко от жаровни. Торопливо он вернулся туда, откуда ушёл, пытаясь не споткнуться о разбросанное постельное бельё, ни на секунду не отрывая от неё глаз.

Заклинание, она может наложить заклинание... ему нужно что-то метательное и свободная рука, чтобы это что-то метнуть. Его кинжал, конечно, но...

Ох, треск и грохот! Почему его жизнь должна быть такой сложной?

 

***

-Эти бесконечные проблемы утомительны, но с другой стороны, именно проблемы делают жизнь интересной, - промурлыкал Мэншун, шагая по одной из относительно тихих улочек квартала Ветреногорынка в Сюзейле в сопровождении нанятых лампоносцев впереди и позади.

-Вы сказали «утомительны», добрый сэр? - переспросил меч-капитан пурпурных драконов, шагавший во главе своего патруля.

Мэншун непринуждённо улыбнулся ему.

-Пустяки, уверяю вас. Конкуренция в купеческой деятельности порождает препятствия даже в самых осторожных вложениях и стратегемах. Я буду спокойнее, когда закончится Совет, и всё, хм, немного поуляжется.

Патрульный улыбнулся в ответ.

-Я тоже, сэр. Я тоже.

Они обменялись кивками и разошлись своими дорогами, патруль — в направлении доков, а Мэншун — к огороженным стенами особнякам и величественным башням, где обитали самые богатые и благородные жители города.

Да, Сронтер и в самом деле оказался полезным. Его лавка находилась в центре города, хоть и не в самом популярном месте. Коллекция сюзейльских баз Мэншуна росла довольно быстро.

Не останавливаясь, Мэншун поднял руку и отвесил самому себе пощёчину.

-Нужно прекратить разговаривать с самим собой. Плохая привычка, приобретённая за многочисленные долгие и тёмные годы заговоров и козней. Скоро с этим будет покончено — Кормир почти у меня в руках.

Он лучезарно улыбнулся ломовому извозчику, потеющему под весом полного бочонка, получил в ответ изумлённый взгляд, и с лёгким сердцем отправился дальше.

Эльминстер мёртв. Погиб от его собственной руки, и в этот раз уже наверняка. Да.

Это убийство открывало столько дверей и делало проще и безопаснее столько неровных тропинок. Хотя оно означало потребность немного пересмотреть свою стратегию.

Поскольку нужда в спешке пропала, в первую очередь сейчас необходимо было отсрочить этот Совет Дракона. Без Грозозмея и его юных сорвиголов Мэншун нуждался во времени — хватит ещё одного дня — чтобы восстановить ряды служащих ему дворян.

Когда Совет неизбежно превратится в кровавую баню, он хотел, чтобы погибали члены королевской семьи, царедворцы и аристократы, а не просто случайные жертвы.

Точечное кровопускание экономит кучу времени.

 

***

Эльминстер подавил вздох. Взгляд лорда Делькасла стал диким. Сейчас юноша был способен практически на всё — и стал по-настоящему опасен.

О, тело Рун, конечно, было достаточно ловким, чтобы схватить меха и простыни и захлестнуть ими клинок, которым размахивал юный дурак, или даже накинуть их ему на голову, чтобы ослепить, а затем оглушить лорда Делькасла — но Рун была голой, Шторм тоже ничем не могла помочь, а меч был острым. Кто-то пострадает.

А ведь без этого можно было бы обойтись.

Шкатулка, которой угрожал ему Арклет, была пуста и останется таковой, пока Эл не покинет Амарун — и Шторм с таким же успехом могла хранить его прах в своих сапогах, или, если уж на то пошло, соскрести золу, которая вовсе не была Элом, из очага, чтобы лордишка уничтожил её и успокоился...

Аа, Шторм очнулась, стряхнув с себя эффекты дармухи. Сквозь блестящий водопад её серебряных волос Эл увидел блеск открывшегося на мгновение глаза.

Его роль стала ясна. Он должен был забалтывать Арклета и отвлекать внимание лорда на себя.

-Арклет, - сказал он, подражая мрачной и искренней манере Амарун, опустившись на колени и широко разведя руки, - что я могу сделать, чтобы убедить тебя? Я твоя Рун, и... и ты пугаешь меня. Я не знаю, как тебе доказать что-либо!

Ему нельзя было смотреть на Шторм, чтобы не привлекать к ней внимания Арклета — но в сознании, которое они делили с Амарун, танцовщица тоже увидела открывшийся глаз, и сразу же захотела взглянуть на среброволосого барда.

Амарун инстинктивно потянулась, чтобы взять под контроль свои глаза. Безмолвное мгновение они мысленно боролись, пока Эл не выиграл эту битву — он бешено затряс головой танцовщицы и заставил её посмотреть в сторону, на заваленный простынями пол.

-Арклет? - вcхлипнул он, не осмеливаясь позволить Амарун поднять взгляд.

-Рун, - зарычал Арклет, - если ты — это Рун, а не волшебник, пожалуйста, поверь мне, когда я говорю, что напуган не меньше твоего. И я не знаю, как убедиться, что ты — это... ну, ты.

Эл едва сумел не усмехнуться. Сумел бы он быть более красноречивым в возрасте Делькасла? Наверное нет...

Позади юного лорда начала освобождаться Шторм. Арклет знал своё дело. Его пояс был туго натянут, глубоко впиваясь в её кожу. Шторм потянулась, как большая кошка, выгнулась ещё сильнее, потом расслабилась, испытав пределы своих оков. Весьма ограниченные пределы.

Но, похоже, она узнала достаточно, чтобы решить, что делать дальше, без всякого промедления. Пока Эл изо всех сил старался не смотреть — Амарун ни капли в этом не помогала — Шторм сделала собственный ход.

-И я не знаю, как доказать тебе, что я — Амарун. Эльминстер не может долго мною управлять, но... ну, он не чудовище, которым ты его изображаешь.

-Ха! Должно быть, это ты, маг! Моя Рун никогда не подчинилась бы тирании, она бы кричала и боролась, пока могла дышать!

Амарун и Эльминстер увидели, как позади разгневанного лордишки Шторм с гримасой боли рывком вырывает плечо из сустава. Это ослабило пояс достаточно, чтобы в болезненном безмолвии она изогнулась, дёрнулась и вырвалась из тугих пут Арклета, оставив пояс цепляться за рубаху, из которой выскользнула.

Медленно, в полном молчании и с крайней осторожностью она перекатилась, нагая, как в миг появления на свет — берегла своё вывихнутое плечо. Шторм продолжила катиться по мехам и простыням к очагу.
Эльминстер попробовал снова — и в этот раз почувствовал полное согласие Амарун. Он позволил ей перехватить голос на полуслове, надеясь, что не пожалеет об этом.

-Арклет Делькасл, - сурово начал он, - откуда тебе... - она так гладко завладела речью, что в гневной отповеди не прозвучало ни единой заминки, - знать, как бы я поступила? Я зарабатываю на жизнь, ублажая мужчин, помнишь? Я делаю это, потому что мне нужно есть, потому что не хочу замёрзнуть сюзейльской зимой; я никогда не могла придерживаться принципов, которые ты мне присваиваешь!

Шторм у очага не тянулась к оружию и вообще ничего не делала, чтобы прикрыться или вправить своё плечо. Она — Элу пришлось подавить изумлённый взгляд Амарун — заваривала чай.

-Ты не моя Рун, - фыркнул Арклет. - Слишком витиеватые слова для танцовщицы, волшебник! Тебе придётся постараться получше!

В их общем сознании полыхнул гнев Амарун. Она принялась бороться с Элом за контроль над всем своим телом, и он уступил. Это должно было сработать.

-Арклет, ты действительно так глуп? Или просто слишком зол, чтобы подумать? Ты правда веришь, что бойкий язык, разумные аргументы и культурная речь принадлежат лишь высокорожденным и некоторым придворным слугам? Мы для тебя звери, едва способные на что-то большее, чем хрюкать и рычать? Мы немытые жители — ваши простофили, ваши слуги, ваши рабы? Если уж зашла речь, ты вообще представляешь, что приходится выслушивать танцовщицам — боги, да любой грошовой девке для удовольствий? Я — Амарун Белая Волна!

Не вставая с колен, она обхватила себя руками и отрезала:

-И это — моё тело! Я не какой-то старый волшебник, притворяющийся твоей Рун; я и есть твоя Рун! Вбей себе это в свою тупую башку, лорд Задранный нос Делькасл — если сумеешь!

Арклет моргнул.

-А... э... но Рун, откуда мне знать? Я...

-Неоткуда, лорд Делькасл! Никто из нас не может знать наверняка! Всем нам в этой жизни приходится доверять людям или покинуть их и в одиночку скитаться в глуши — до тех пор, пока не съест первый же охотящийся волк или голодный медведь! Я должна доверять тебе; ты должен доверять мне; и мы оба должны доверять другим — барду и волшебнику, к примеру. А теперь позволь тебе кое-что сказать!
Арклет моргнул, глядя на неё, а потом — мудро с его стороны, решил Эл — кивнул. И воздержался от замечания, что Рун уже это делает.

Хороший парень. В конце концов, они могут и пережить всё это.

-Мне больно, Арклет. Я только что повстречала богиню. Лицом к лицу — проклятье, и она меня коснулась! Это было ужасно и это было прекрасно. Я потерялась в благоговении и не хотела ничего, только вернуться сюда и рассказать тебе, как это было восхитительно. Самый величественный момент моей жизни, и, возможно, лучшее, что со мной когда-либо произойдёт. И ты разрушил его, Арклет, полностью всё испортил! Мне нужно было поделиться этим с тобой; нужно было, чтобы ты понял; и что я обнаружила? Ты махаешь вокруг мечом, как будто это всё решит! Как типично для аристократа! Тьфу!

-Н-но Рун, он украл твоё тело!

Амарун вскочила с пола и ринулась прямо к Арклету, ладонью смахнув его меч в сторону. Её глаза сверкали.

-Послушай-ка меня, лорд Делькасл! Эльминстер — мой предок, а разве вы, высокорожденные, не трясётесь над своими родословными и священными предками, а? — позаимствовал моё тело. С многочисленными опасениями и без намерения оставить его себе, и я видела это в его разуме. Мы же делим мою голову, помнишь? Я видела его мысли, и я знаю. Эльминстеру мне доверять не нужно, потому что я и так знаю, что он думает и чувствует.

Она замерла прямо перед Арклетом, подбородок к подбородку, едва не касаясь его, и яростно произнесла — её дыхание на его лице было горячим от гнева:

-И слушай меня внимательно, Арклет Делькасл — этот займ меня устраивает. Так что если ты хоть немного беспокоишься о моих чувствах и моей свободе, тебя он тоже должен устроить.

Арклет посмотрел ей в глаза, побледнел, забытый меч опустился в его руке.

-Если ты не можешь это принять, - добавила его Рун, - возможно, тогда тебе стоит принять, что всё это — вообще не твоё дело.

Юный благородный лорд вгляделся в её лицо, затем покачал головой и отступил, снова поднимая меч.

-Нет, - сказал он. - Нет, ты не моя Рун. Эти слова исходят от Эльминстера, пытающегося меня обмануть. Волшебник, что ты сотворил с моей госпожой?

Амарун сжала кулаки и подалась вперёд, испустив вопль бешенства.

Арклет принял боевую стойку.

-Тебе придётся придумать что-нибудь получше!

-Зачем? - спросил спокойный голос сзади, сразу за его правым ухом. - Разве мы не можем успокоиться и сесть у огня, чтобы поболтать об этом? Я приготовила чай.

Шторм Среброрукая! Как она..?

Арклет развернулся кругом, меч рассёк воздух, чтобы ударить...

И внезапно замер и задрожал, объятый страхом.

Он не только едва не ударил обнажённую, невооружённую женщину, но во время его резкого разворота как будто из ниоткуда возникли её пальцы, железные когти, и сделали что-то с его запястьем так, что меч улетел в сторону, а затем схватили его руку такой хваткой, которую он не смог бы сломить.

Шторм была сильнее него. И намного красивее. И прижималась к нему.

-Путы поверх одежды не удержат того, кто готов сбросить свой наряд, - промурчала она. - Тебе стоит запомнить это, лорд Делькасл.

Она добавила дружескую улыбку к своей реплике, и, казалось, в охотничьем домике взошло солнце. Серебряные локоны взметнулись, будто по своей воле, чтобы погладить Арклета по щеке и провести черту по его подбородку.

Арклет смотрел на неё, изо всех сил пытаясь не отрывать взгляда от лица женщины. Боги, как же она сногсшибательно смотрелась! Он... он... было сложно и не смотреть на неё, и удержаться от полушага вперёд, чтобы почувствовать её всю своим телом. Если они начнут бороться, их контакт будет яростным, и... интимным.

-Я... я не знаю, что делать! - выпалил он, почувствовав, как мягкая рука (рука Рун, и, будь оно всё проклято, она тоже была голой!) скользит по его груди.

Он вздохнул и сдался.

-Где там этот чай?




#95854 Сбор средств на перевод книги Пола Кемпа "Богорождённый"

Написано Redrick 30 Март 2017 - 07:49

Bastian, спасибо! Очень круто и полезно.

Обновлённые файлы с правками.

Прикрепленные файлы




#95853 Сбор средств на перевод книги Эда Гринвуда "Закопайте Эльминстера поглубж...

Написано Redrick 29 Март 2017 - 12:33

+300




#95851 Закопайте Эльминстера поглубже: первая глава

Написано Redrick 28 Март 2017 - 08:10

ГЛАВА ПЕРВАЯ
НА КОЛЕНЯХ ПЕРЕД БОГИНЕЙ

 

Направляя позаимствованное тело Амарун, осторожно ступающее через бледно-белый лабиринт озарённых луной деревьев, Эльминстер чувствовал, что трепещет.

Это почти наверняка должна быть ловушка, спустя всё это время — и всё же нет, нет, это была она, его Мистра! Она!

Он чувствовал её! Он знал, что чувствует, не мог позабыть касание её разума... это была Мистра, ярко-синяя дымка силы, клубящаяся вокруг границ его разума...

Острая ветка под ногами уколола его голую стопу — стопу Рун — и Эл опустился на четвереньки, как животное. Он дрожал от нетерпения, и ему пришлось напомнить себе внимательно смотреть по сторонам, выискивая любые угрозы, которые могли встретиться в Королевском лесу.

Остановившись на поросшем деревьями холме в густом лесу к северу от охотничьего домика, подняв руку, как кошка - лапу, он прислушался.

Он услышал далёкий шум ветвей на северо-востоке, похоже, далеко за Драконовым путём, а потом тишину. Нарушаемую коротким, тихим уханьем дальше на западе.

Эл ждал, бесшумно и неподвижно. Принадлежащее Амарун тело танцовщицы застыло, как статуя.

Он выждал достаточно, чтобы даже самый ленивый охотник утратил терпение, но больше не услышал никакого движения. И гибкое мускулистое тело, которое он занимал, обладало куда лучшим слухом, чем тот, к которому он привык за последние века.

Его возбуждение просочилось в её спящий разум, по крайней мере, в один тёмный уголок, которым он управлял. Амарун медленно начала просыпаться, её сны стали тревожными, когда она почувствовала его нетерпение.

Ты как девочка, которой вскружил голову первый поцелуй, одёрнул себя Эльминстер, пробираясь по заросшему папоротником и усыпанному мокрыми мёртвыми листьями склону к тёмной черте старых покосившихся деревьев. Спокойно, мудрец Долины Теней. Где тот позевывающий, уставший от мира человек, которого ты так хорошо изображал?

Часть его усмехнулась, но приближаясь к основанию склона, Эл пытался подавить всё нарастающее сквозь кружевной занавес веселья волнение.

Лишь затем, чтобы задохнуться от свежего приступа возбуждения, когда почувствовал близость Мистры. Прямо впереди.

Из безмолвного мрака позади вздыбившегося старого дерева, пахнущего медведем, в воздухе расходился тяжёлый привкус.

У него не хватило времени даже подумать об испуге, прежде чем он увидел тёмную стену шерсти, которая на самом деле была ковыляющим вдоль линии деревьев зверем, точно так же взбудораженным силой Мистры, как его собственный разум.

Синий огонь глубже проник в его разум, принёс увереность. Богиня магии управляла сознанием медведя точно так же, как он завладел разумом Амарун.

Прежде чем Эл это понял, освещённые луной деревья оказались позади него, и он полз в мускусную, пахнущую медведем темноту по грязным шатающимся камням. Сверху над берлогой нависали корни, а пол усеивали старые, зелёные от мха кости. Дальше лаз опускался в каменную пещеру, достаточно высокую, чтобы можно было выпрямиться, и пылающую огнём Мистры.

Здесь в воздухе перед ним внезапно распахнулись два огромных ясных глаза, которых он не видел уже много веков.

И снова он задохнулся.

Эльминстер ошеломлённо глядел в эти глаза. Парящие шары серебряно-синего пламени смотрели на него с любовью и волнением, сравнимыми с его собственными. Глаза, которых он боялся никогда больше не увидеть.

Телу Амарун недоставало чутья к Искусству, которым обладала его прежняя дряхлая оболочка, но напрягшись, он не почувствовал ничего лживого в возникшем перед ним обличье. Это была Мистра, хотя жар в его разуме звучал слабым эхом её настоящей силы.

Но ведь госпожа тайн с лёгкостью умела скрывать свою божественную мощь, чтобы не выдавать себя, и зачастую поступала именно так. Глаза серебряно-синего огня были пронизаны медленно вьющимися нитями такого же сияния, похожими на молнии полосами. Молнии были слишком изящными, чтобы трещать или ветвиться, и простирались к предметам, лежащим среди камней на полу пещеры.

Рукавица с вделанными в костяшки драгоценными камнями, жезл, кольцо и другие мелкие предметы, скрытые среди камней.

-В те времена, когда я ещё не стала Мистрой, на эти безделушки Искусства пролилась кровь моей смертной формы, - раздался тёплый шёпот его богини, одновременно в голове, и наполняя собой пещеру, как будто она проснулась и сонно замурчала ему на ухо. - Когда ты оказался рядом, Эл, я почувствовала близость твоего разума. Сейчас... моё внимание крайне рассеяно.

-Ты собрала эти вещи, когда была Миднайт? - выпалил Эл, задрожав от охватившего его внезапного хаоса. Он желал узнать как можно больше, но не знал, о чём осмелится спросить. Её любовь — или по крайней мере нежность — была в его сознании и всюду вокруг, но что-то немного изменилось в ней, возникла отстранённость, которой не было раньше, или скорее эта отстранённость росла с тех пор, как Миднайт заменила ту Мистру, которой он впервые коснулся и ощутил на вкус. Мистра, чей разум давным-давно слился с его сознанием, чтобы позволить им разговаривать без слов, со скоростью мысли, исчезла.

Что-то наростало в нём, что-то срочное. Прежде чем он успел понять, что это, он почувствовал вспышку смятения и изумления, тревоги и восхищения. Амарун Омар проснулась.

-Собрала, - ответила госпожа магии, как будто ничего не произошло, хотя внимание её яркого серебристо-синего пламени устремилось к Амарун, породив в той ментальную суматоху потрясённого удовольствия, смешанного с замешательством. - Медведь охраняет их, и я вижу его глазами и управляю его телом. Хорошо, что ты пришёл ко мне, Эл; у меня есть множество дел для тебя.

-Г-госпожа? - осмелилась выпалить Рун. - Кто вы?

-Я, - с нежностью меча, безупречно вылетевшего из ножен, отозвались пламенные глаза, - Мистра. Я — магия.

Последнее слово превратилось в удар грома, прокатившегося в незримые дали лишь для того, чтобы вернуться накатившим эхо глубокой силы, от которой стучали зубы. В медвежьем логове со свода посыпались мелкие камешки, а живые корни застонали и забормотали вокруг них.

Я огонь внутри всего сущего. Этот шёпот, раздавшийся в глубинах их общего разума, был мягким и спокойным.

Затем Мистра, кажется, встряхнулась и добавила:

-Мне ещё пуще прежнего нужна твоя служба. Многие отвернулись от меня или пали, и только тебе я могу доверять. Конечно, я могу принудить людей служить мне, но больше не сделаю этой ошибки младших богов. Работа рабов почти бесполезна. Лишь дела, совершённые по собственной воле, имеют значение. Эльминстер Омар, мой Эл, ты по-прежнему мой? Ты останешься со мной?

-Как всегда, - воскликнул Эльминстер, оказавшись на грани слёз в мгновение ока. - Приказывай мне, богиня!

Синий огонь затопил его, похитил дыхание, ошеломил довольной радостью Мистры.

-Ты станешь моими руками, затаишься, - сказала она. Глаза пылали решимостью, демонстрируя такую силу, что разум Амарун в страхе отпрянул. - Я поручаю тебе везде и всюду беречь магию и постоянно держаться в тенях. Смелые поединки с моим именем на устах — беспомощные знаки гордости, которые я вынуждена оставить в прошлом. Поэтому, Эл, будь моей — прости, Амарун — будь моей Тихой Тенью.

Амарун силой заставила свои губы охнуть; Эл слишком отвлёкся, чтобы дать ей над ними контроль. Он почувствовал, как в его разуме на волнах синего огня прокатилось удовольствие, когда Рун смогла управлять своим телом, а затем она с сожалением вернула ему свои уста. Прошло несколько мгновений, прежде чем он смог ответить:

-Хорошо, госпожа.

-Меняй обличья. Будь тем умелым вором, каким ты был в Хастарле. Кради и копируй магию, а потом прячь копии, чтобы вне зависимости от судьбы оригинала моё Искусство уцелело для нерождённых ещё поколений.

-Хорошо, госпожа, - повторил Эльминстер.

-Находи новых Избранных и приводи их сюда ко мне. Мне потребуется множество таковых, и они должны отличаться от моих дочерей и друг от друга, поскольку это родство было ещё одной ошибкой. Да, мы оба знаем, как редко встречаются одновременно и необходимая сила, и требуемая преданность — и прежде всего, мне нужны те, кому я могу доверять.

Эл кивнул, вспоминая Хелбена и Саммастера, Лаэраль и многих эльфийских дам, которые быль столь рьяными, но так быстро угасли под опустошительным действием ошеломляющего Искусства. Предательства, измены, слабости и независимость. Всех их не стало. Не стало...

Его Алассра, чей разум выжег Синий Огонь, который не был Мистрой, чума дикой ярости, которая в одно пылающее мгновение погасила тысячи жизней, и ещё больше — в последующие дни и годы...

-Хорошо, госпожа, - хрипло сказал он.

-Продолжай то, что так долго и так хорошо у тебя получалось; сохраняй и укрепляй Искусство — не пожалованную другими магию, но магию, сотканную умением и знанием самого творца.

-Госпожа, я делал это так долго, - искренне сказал ей Эльминстер, - что больше не знаю, как жить иначе. Это то, как я живу.

-Правда. Но падение Азуна стало началом твоего новейшего задания. Время сделать то, что предлагали сразу Шторм и Дав. Поставь мне на службу боевых магов Кормира — тем способом, который посчитаешь наиболее подходящим. Стань их главой или уговори их предводителей. Они должны с готовностью стать нашими союзниками, подмогой и шпионами для всех моих Избранных.

Всех моих Избранных?
Ах, ну разумеется, речь о Шторм о Алассре. И если были другие, то Мистра расскажет ему о них, если сочтёт нужным...

Конечно же, она была права. Если он он собирается выполнить любую из этих задач, ему потребуются новые союзники. Его собственное тело было утрачено, Алассра сошла с ума, магия Шторм почти исчезла, а работы уже было больше, чем могли справиться они со Шторм.

-Скоро ты снова получишь собственное тело, - произнесла Мистра в его лихорадочных мыслях. Разумеется, она читала их, и...

-А тем временем, - прошептала богиня, - я могу помочь тому телу, которое у тебя есть сейчас. Ты жестоко пострадал у меня на службе.

Серебряно-синий огонь изменился, и в сознании, которое они делили между собой, Амарун съёжилась от страха.

Парящие в воздухе глаза увеличились, стали ярче... и приблизились.

-Обними меня, - приказала Мистра.

Немного помедлив из-за Амарун, готовой захныкать в глубине их общего разума — образ её испуганных глаз почти заслонил собой огромные очи Мистры — Эльминстер шагнул вперёд и раскрыл объятия.

Серебряно-синие глаза размером с щит сошлись вместе, слились в гладком молчании прямо перед ним, и вспыхнули пронзившей его серебряной молнией. Его руки конвульсивно раскинуло в стороны, а затем они сомкнулись вокруг молнии, будто она была чем-то твёрдым, что он мог раздавить. Нельзя сказать, что Эльминстер думал о том, чтобы раздавить что-нибудь.

Или вообще думал.

Он был слишком занят, заходясь воплем от боли.

Из него в ночь вырвался высокий, разрывающий горло вопль юной танцовщицы, затерявшейся в ужасе и агонии. Молния ударила в него, каждый волосок встал дыбом, как кинжал. Молния выскочила из тела наружу, затем ударила снова. Казалось, тысячи копий пронзили его, вырвались из плоти, и затем повторно ударили снова в открытые раны.

Эльминстер едва осознавал, что упал на колени и беспомощно дрожит. Он повис на ярких копьях молнии, не способный упасть лицом вниз... не способный вообще что-нибудь сделать.

Каждый раз, когда молнии вырывались из него обратно, они забирали с собой жизнь, жизненную энергию, и не возвращали её, ударяя обратно.

Амарун всхлипывала, или пыталась всхлипнуть, но её тело не могло дышать, не могло издать ни звука. Её разум омыл ревущий серебряный огонь, пламя силы, прокатившееся сквозь её сознание и с лёгкостью способное его уничтожить, если бы Эльминстер с мрачной решимостью не боролся за то, чтобы остаться собой, не цеплялся в голодном пламени богини за то, что было Эльминстером из Долины Теней.
Синее пламя вокруг него отогнал серебряный огонь, окружил его — и ударил в него.

Эльминстер хотел закричать, но раздался лишь придушенный хрип.

Мистра — если это была Мистра — высосала очень много энергии из позаимствованного им тела, но сейчас принялась исцелять его разум, прогоняя кипящее синее пламя, что таилось в нём почти сотню лет.

-Вот, мой избранник, - нежно, как мать, прошептала Мистра. - Ступай же обновлённым. Теперь ты можешь творить магию больше и сильнее прежнего, не рискуя погрузиться в безумие — но всё же твои возможности ограничены. Ступай, и до скорой встречи.

И тогда серебряный огонь покинул его, оставляя лишь холодную тьму.

Эльминстер остался в непроглядном мраке.

Что-то мягкое и нежное коснулось его лица и руки, развернуло его и повело обратно. Наружу и вверх, спотыкаясь о невидимые камни под ногами, снова под лунный свет.

Слабый и оглушённый, покачивающийся, с Амарун, скорчившейся в безмолвном ужасе в уголке их общего сознания, Эльминстер содрогнулся.

Голый и замёрзший, чувствуя тошноту и пустоту — поцелуй Мистры забрал не меньше половины энергии Рун — спотыкаясь, он принялся подниматься и опускаться по склонам мимо бесконечных деревьев. Путь был недолгим, но Эл потерялся бы, если бы крошечная серебряная звезда не направляла его до тех пор, пока впреди не показалась тёмная громада охотничьего домика.

Содрогаясь, он прислонился к стене рядом с дверью, пока не отдышался достаточно, чтобы выпрямиться и расправить свои — её — плечи.

Амарун так и не пришла в себя, но Эл мог оставить позади боль и ужас молний и найти утешение в исцелении, которое подарили ему.

Подарила его богиня.

Его Мистра.

Да, Мистра была жива и вернулась в Королевства.

Какая-то часть его хотела закричать звёздам в небесах, завопить, пока люди не начнут просыпаться в своих кроватях аж в Сюзейле, прислушиваясь.

И какая-то часть его хотела сохранить это в тайне, чтобы даже юный дворянин в охотничьем домике ничего не заподозрил.

Уже не говоря о Мэншуне и любом другом могущественном волшебнике.

Эльминстер запрокинул голову, сделал глубокий вздох — и улыбнулся, когда крошечная серебряная вспышка, прощаясь, вспыхнула у него под носом. Тогда он осторожно открыл дверь и шагнул внутрь так тихо, как только сумел.

Очаг почти угас, но кто-то зажёг жаровню у двери. Её пляшущие лучи падали на простыни, застывшие в обычном скомканном хаосе, остающимся, когда спящие встают с...

И падали на Шторм Среброрукую, чьё облачённое в рубаху тело грациозно выгнулось на полу. Кто-то привязал её к ножке стола. Серебряные волосы закрывали её лицо. Она лежала неподвижно. Мёртвая или без сознания.

Она была связана поясом Арклета.
Позади Эльминстера захлопнулась дверь. Он резко обернулся, сумев подавить инстинктивное желание Рун отпрыгнуть в сторону. Тут могла потребоваться близость.

Как и ожидал, он оказался лицом к лицу с полуодетым лордом Арклетом Делькаслом. Тот угрожающе наставил на него меч. За мерцающим лезвием, над пылающей жаровней, юный дворянин держал другой рукой шкатулку, в которой Шторм носила прах Эльминстера.

Взгляд Арклета был остёр, как нож.

-К счастью для моей Амарун, - фыркнул он, - ты, кажется, не знаешь, что даже утончённые, влиятельные дворяне Кормира изучают некоторые неприглядные секреты королевства — и не стесняются ими воспользоваться. К примеру, способ применения эссенции жала дармухи. Она мгновенно погружает жертву в беспробудный сон, стоит лишь оцарапать кожу, и старшие рыцари Кормира мажут ею наконечники стрел, которые прячут в одном и том же месте в каждом охотничьем домике по всему Кормиру. Сон, который судя по всему способен одолеть даже легендарных среброволосых бардов, благословлённых богами.

Эльминстер вздохнул и покачал головой, а затем отшатнулся, когда яркий кончик меча Арклета просвистел у его горла.

В разуме, который они делили друг с другом, Эльминстер швырнул в Амарун всё своё раздражение. Девушка содрогнулась, как пронзённая рыба, ответила ему той же яростью и посмотрела на Арклета.

-Твой прах! - прошипел дворянин, встряхнув шкатулку. - Я уничтожу его, если ты не вернешь мне Амарун.

Он подался вперёд, поднимая меч, угрожающе опустив шкатулку к пламени. Как раз в этот момент языки огня метнулись вверх и затрещали.

-Убирайся из неё немедленно, волшебник! Иначе ты умрёшь!

Арклет нацелил остриё меча на шею Шторм, которая лежала головой на полу. Серебряные волосы были разбросаны по лицу.

-И она тоже!




#95850 Закопайте Эльминстера поглубже: пролог

Написано Redrick 28 Март 2017 - 08:09

ПРОЛОГ

Иногда лорду Арклету Делькаслу казалось, что он сходит с ума.

Прямо сейчас, например.

Он очнулся от крайне приятного сна, в котором нежился в кровати вместе со своей возлюбленной Амарун, превратившегося в кошмар гремящих в его голове голосов, испуганного царапанья когтей и нарастающего ужаса. Резко вернувшись в состояние тревожного бодрствования, он схватился за меч.

Лишь для того, чтобы обнаружить над собой потолок охотничьего домика в Королевском лесу, свою Амарун убегающей в ночь, а Шторм Среброрукую — бросившейся на Арклета, чтобы удержать его.

И очень эффективно с этим справляющейся.

Как бы он не хрипел и не задыхался, никак не получалось достать зовущую рукоять меча у самых кончиков его пальцев...

Длинные серебряные волосы Шторм были живыми, их пряди казались чудовищными лозами из полузабытых сказок няньки, извивающимися и оплетающими Арклета. В свете жаровни эти богами проклятые локоны сияли, как отполированные доспехи. Более того, её тёплые и сладкие губы плотно прижимались к его губам, превращая его крики и ругательства в приглушённую бессмыслицу.

Он боролся и толкался, но её длинные руки всё равно удерживали Арклета на месте. Шторм была сильнее него — сильнее, чем кузнец, с которым лорд Делькасл однажды мерялся силой в армреслинге! Уже не говоря о том, что она была стройной, фигуристой и прижималась к нему...

Возбуждая Арклета, да разразит его гром, несмотря на всю его тревогу и гнев.

Арклет замотал головой и наконец высвободил рот.

-Дракон тебя побери! - выдохнул он. - Может быть, ты меня отпустишь?

-Нет, - решительно ответила Шторм низким и полным сожаления голосом. - Ты слишком взбудоражен. Ты помчишься в ночь и заблудишься в лесу или пострадаешь. А если отыщешь Рун, то помешаешь чему-то необходимому. Чему-то крайне важному. Чему-то прекрасному.

Неужели в голосе Шторм звучал трепет?

Арклет сглотнул, пытаясь собраться с мыслями и подавить злость и раздражение, несмотря на свою бурлящую ярость.

-Позволь, - выдохнул он, - позволь мне встать. Я... я больше не могу кувыркаться с тобой в этой постели. Это неприлично, как... говорят пожилые дворяне.

-Да, - сухо согласилась Шторм, проведя пальцем по его бедру — мимо той части Арклета, которая болезненно напряглась. - Я заметила.

Она поднялась на одно колено.

-Если я тебя отпущу, даёшь слово, что не покинешь этот охотничий домик, лорд Делькасл?

Арклет выгнул бровь.

-Ты действительно считаешь, что сможешь меня удержать?

Шторм резко опустилась, схватив одной рукой его за горло. Её хватка была железной.

-Да, - спокойно ответила она. - Да, считаю.

Шторм оставила достаточную слабину, чтобы можно было дышать. Арклет воспользовался этим, чтобы сглотнуть, вздохнуть и сказать ей:

-Даю слово. Если ты пообещаешь рассказать мне, куда убежала Рун, и что здесь происходит!

Шторм усмехнулась.

-Вечные требования молодёжи. Могу ответить на первый вопрос. Она в лесу где-то поблизости, доставила Эльминстера на... неожиданную встречу. Что касается второго вопроса, то твои догадки, лорд Делькасл, будут ничем не хуже моих. Но Амарун с Элом должны скоро вернуться, и можешь быть уверен, я потребую от них ответов с такой же решимостью, как и ты.

Арклет кивнул.

-Я принимаю твои условия. Даю слово Делькасла.

-Как хорошо сказано, лорд, - ответила она в точности таким же снисходительным тоном, какой он слышал у матриархов самых надменных благородных семей Кормира.

Ах, но ведь она и была таковой? Маркизой Иммердаска, а позднее — обладательницей ещё нескольких титулов...

Хах. Он с трудом мог представить матриарха, менее похожего на свою мать.

Шторм, очевидно, только и ждала его согласия, потому что сразу же отпустила Арклета.

-Кто-то, - медленно сказал Арклет, поднимаясь и потирая горло, - заговорил у нас в головах, когда я проснулся. Кто-то, обладающий огромной силой.

-Да, - спокойно согласилась Шторм, протягивая ему его меч и усаживаясь поудобнее рядом. Вокруг Шторм почти лениво извивались её длинные серебряные волосы. Всевидящие боги, как же она была красива.

Арклет заставил себя подумать о Рун, оставшейся одной в ночи.

Нет, не одной. С ней был Эльминстер, завладевший её разумом.

Он поморщился от досады. Шторм не дала ему желанных ответов. Он бросил на неё взгляд исподлобья.

И увидел, что она улыбается ему с понимающими искорками в глазах. Она казалась человеком, которого распирает от тайного внутреннего счастья.

-Ну, - фыркнул он. - И кто же это был?

-Следите за манерами, лорд Делькасл, - уколола его Шторм. Затем она засмеялась, как маленькая девочка, и сказала:

-Это наверняка была богиня, которую столь многие считали давно погибшей. Мистра, Величайшая из всех. Единственая. Наша госпожа магии.

У Арклета отвисла челюсть.

Шторм свихнулась? Или ошиблась?

А если нет, какой рок это может обрушить на Кормир — и на прочие королевства?

 




#95848 Сбор средств на перевод книги Эда Гринвуда "Закопайте Эльминстера поглубж...

Написано Redrick 27 Март 2017 - 15:02

+813 р.




#95842 Сбор средств на перевод книги Эда Гринвуда "Закопайте Эльминстера поглубж...

Написано Redrick 23 Март 2017 - 11:37

Продолжение книги "Эльминстер должен умереть!"

Расчётный срок перевода - как обычно, 4 месяца.

 

Собрано:

Средства собраны

 

Webmoney-кошельки

U286180468755
R347265396022
Z351164298955

 

Qiwi-кошелёк

+380671133259

 

Спонсоры

g0ddest, Cleric, ice2, vankagm, Tien, инкогнито

 

 

phoca_thumb_l_bury_elminster_deep.jpg

 

Архивраг Эльминстера, лорд-вампир Мэншун, считает, что наконец уничтожил Эльминстера. Но тот выжил в облике волшебной пыли, и с помощью своей наследницы, молодого аристократа и его преданной спутницы Шторм Среброрукой у него всё ещё есть шанс противостоять замыслам Мэншуна.




#95831 Богорождённый, эпилог

Написано Redrick 13 Март 2017 - 17:07

Эпилог

 

Герак шагал по мощёным улицам Дэрлуна, опустив под дождём голову. Повсюду были солдаты — расхаживали по улицам, набивались в гостиницы. Может, Саккорс и рухнул, но войска Шадовар и Сембии продолжали маршировать, и Дэрлун готовился отразить нападение.

Герак уже давно не бывал в Дэрлуне, и на тесных улицах ему было неуютно. Он пообещал Васену и Орсину встретиться с ними здесь, но прошла уже большая часть десятидневки, а весточки от них по-прежнему не было. Может быть, это было и к лучшему. Он не знал, хочет ли продолжения всего этого. То, что он видел...

Слухи пожаром расходились среди населения Дэрлуна, подпитываемые шарлатанами, прорицателями и теми, кто продавал информацию за звонкую монету.

-Что-то ужасное случилось в Ордулине, - говорили одни. - Грядёт вторая Буря Теней, на этот раз в Кормире.

-Саккорс упал.

-Шар ходит по Торилу, - заявляли другие.

-Нет, - возражали третьи. - Маск переродился.

-Нет, вы ошибаетесь, - вмешивались четвёртые. - Маск никогда не умирал.

Герак никогда никого не поправлял. Девять адских кругов, он был там и до сих пор не знал, чему стал свидетелем. Он только знал, что это было слишком. С тех пор он проводил своё время в различных общих комнатах в окрестностях Дэрлуна, выпивая и пытаясь не думать об увиденном, о том, где он бывал. У него было предчувствие, что увиденное в Ордулине — это только начало, и что Торилу ещё предстоят неприятные деньки.

Ему и самому предстояли неприятные деньки. Фэйрелма больше не было, Элли больше не было, их ребёнка больше не было. И он... он не знал, что делать. У него не было семьи, не было дома, не было ничего, кроме следующей кружки эля и пьяного сна без сновидений. Он считал Васена и Орсина товарищами, даже друзьями, но эти двое обладали уникальной связью, и он знал, что никогда не сможет её разделить.

Дождь превратился в мелкую морось. Он хлюпал по грязи, прокладывая путь между фургонами и пешеходами в капюшонах. Впереди он увидел раскрашенную деревянную вывеску, качавшуюся на ветру. «Дно кружки», гласила она. Его тип пивной. Ему нужно было побриться и принять ванну, но сначала нужно было выпить.

Он полез в карман штанов, пересчитал оставшиеся там медные и серебряные монеты. В кармане звенело достаточно металла, чтобы продержаться ещё несколько дней. Он ускорил шаг, направляясь к таверне.

От раздавшегося из переулка сбоку голоса он застыл, как вкопанный.

-Герак.

Герак обернулся, моргнул, по коже пробежали мурашки. У входа в переулок стоял Ривен. На нём был его плащ, его сабли, его ухмылка, его козлиная бородка, и его присутствие затмевало собой всю остальную улицу. Переулок позади него погрузился в глубокую тень, такую тёмную, что Герак ничего в ней не видел.

Ривен окинул его понимающим взглядом единственного глаза и пустой глазницы.

-Куда направляешься?

Герак оглянулся вокруг. Никто, казалось, не замечал присутствия бога. Он подошёл к Ривену, осторожно, как мог подойти к опасному животному.

-Чего тебе нужно? - спросил он.

-Ты паршиво выглядишь.

-Я в порядке. Просто собирался опрокинуть стаканчик, вот и всё.

Ривен ухмыльнулся.

-Судя по твоему виду, не первый.

-Может и так, - отозвался Герак. - Тебе-то что? Бог явился читать мне лекции о моих привычках?

Задним числом он осознал, что огрызается на перерождённого бога: перед ним стоял Маск.

-Мне знакомы эти привычки, - ответил Ривен. - Ты только что сделал большое дело, видел разные чудеса, так? Но теперь всё кончило. И у тебя нет ни семьи, ни дома, куда можно было бы вернуться. Ты чувствуешь себя одиноким, пустым. Нет даже тех, кого ты мог бы назвать друзьями, по крайней мере, хорошими друзьями.

Герак запротестовал, но Ривен поднял руку и кивнул, обрывая его.

-Я знаю. Ты хочешь сказать, что Васен и Орсин — твои друзья, и ты прав. Но ты знаешь, как обостоят дела. Эти двое, они как братья. А ты — как появляющийся время от времени дальний родственник. Они рады тебе, но ты им не нужен. Ведь так?

-Думаю, примерно так, да. Знакомо?

Ривен кивнул.

-Да, я знаю, каково это. И когда дела обстоят таким образом, когда у тебя нет никого, днище пустой кружки для эля кажется хорошим другом. Это путь, на который ты встал. Ты же видишь сам.

Герак не ответил, но он видел это. Прекрасно видел.

-Знаешь, что спасло от этого меня?

Герак услышал какое-то движение в тенях позади Ривена, тихое ворчание. Он сразу же узнал его. Девочки Ривена вышли из тени, встав по бокам от хозяина. Они заморгали от естественного света первичного плана, задрали носы к непривычным запахам, которых, должно быть, не чувствовали уже несколько десятков лет.
Настроение Герака сразу же улучшилось. Он опустился на колено и протянул руку. Собаки посмотрели на Ривена, как будто спрашивая разрешения.

-Давайте, - сказал Ривен, и они подошли к Гераку, принялись облизывать его руки. Он погладил их по бокам, потрепал по мордам.

-Хорошие девочки, - сказал Герак. - Хорошие девочки.

-Они не могут пойти со мной, - сказал Ривен, и Герак сделал вид, что не слышит надрыва в его голосе. - И даже если бы могли...

Герак посмотрел на Ривена.

-Ты хочешь, чтобы я?

Ривен не отрывал взгляда от своих девочек. Тени кружились вокруг них. Он кивнул один раз.

-Не знаю, сколько им осталось, но хочу, чтобы они провели как можно больше времени на солнце, у себя дома, не у меня.

Герак опустил взгляд, услышав это. Его глаза увлажнились.

-Их дом — рядом с тобой.

-Больше нет, - отозвался Ривен. - Теперь он с тобой. Позаботься о них, стань для них домом, и они станут домом для тебя. Никаких больше кружек с элем. Не разочаруй меня, Герак. Я буду следить.

-Не разочарую, - с улыбкой ответил следопыт, почёсывая собак.

-Прощайте, девочки. Вы спасли меня, и вас люблю.

Долгий миг Герак молчал. Наконец, он поднял взгляд и спросил:

-Как их зовут?

Но Ривен уже исчез.

 

***

Орсин оставил Васена и Эревиса, чтобы в одиночестве поговорить со своим богом. Он выбрал путь через долину Розы, следуя по тому же пути, по какому когда-то провёл их Васен, пока не оказался перед тёмными водами теневого озера. Над Сембией по-прежнему висел саван мрака, которым заволокли небо Шадовар, но в нём появились прорехи, красные линии лучей заходящего солнца. Долина и воды озера были опутаны тенью. Высокие сосны позади него шептались под лёгким ветерком. Жужжали насекомые.

Орсин чувствовал, как прожитые им жизни сливаются с нынешней, как будто все они были прелюдией к этой, к его финалу. Его народ верил, что душа перерождается снова и снова в разное время и в разных мирах в попытке улучшить себя или достичь своей цели. Возможно, дух Орсина наконец достиг своей цели, когда помог Васену в его битве. Он с трудом мог представить свои следующие жизни, и уж точно не мог представить себе жизнь более насыщенную.

В прежние дни он поклонялся мёртвому богу. Но бог переродился у него на глазах. Орсин был паствой из одного человека, но теперь долго это продлится.

Он вытащил священный символ из-под рубахи и поднял его в одной руке. Диск казался тёплым, живым. Он шагнул в тень сосны, на краю тенистого озера, и своим посохом начертил молитвенный круг. Он опустился на колени и стал молиться.

-Владыка теней, - произнёс он. - Услышь мои слова.

Потрясение сменилось улыбкой, когда он услышал в голове голос Ривена.

Ладно, теневой ходок, только встань сперва с растреклятых колен.

 

***

Сложив руки за спиной, Теламонт Тантул смотрел на Тултантар из стеклостального окна. Анклав одиноко парил в небе империи. Надежды Ривалена подняли Саккорс из глубин Внутреннего моря, а его амбиции и нигилизм обрушили город на землю.

Империя потеряла город, но Теламонт потерял двух сыновей. За последние две тысячи лет он плакал лишь дважды. Первый раз — когда узнал о смерти Алашар, а второй — когда узнал, что её убийцей был его собственный сын.

Снаружи поднимались из мрака башни, купола и крыши Тултантара.

-Я не знаю, что ждёт нас в будущем, Хадрун, - сказал он через плечо.

Его самый доверенный советник прочистил горло.

-Ваше всевышество?

-Мир изменился и продолжает меняться. Наше влияние становится всё меньше. И я потерял двух своих сыновей.

-Да, ваше всевышество. Продолжать ли нам... программу с Избранными?

Теламонт вздохнул, кивнул.

-Да. Берите в плен любых Избранных. Допрашивайте всех. Кто-то должен что-то знать. В любом случае, думаю, их сила пригодится нам, когда мы лучше разберёмся в происходящем.

-Кажется, в текущих событиях замешаны сами боги.

-В самом деле, Хадрун.

Шадовар ещё не возвратились на Торил, когда случилось так называемое Смутное время, когда боги ходили по земле, а весь божественный порядок был нарушен и изменён. Теламонт боялся, что скоро произойдут похожие изменения. Он боролся, чтобы сохранить империю во время подобных смут.

-Ваше всевышество, - произнёс неестественным и неловким тоном Хадрун. - Есть ещё кое-что. Это... немного странно.

Теламонт повернулся к советнику.

Хадрун стоял у дверей, глубоко в тени, его мерцающие глаза казались стальными звёздами на тёмном созвездии его лица.

-Что такое, Хадрун?

Две мелких, лысых серых головы высунулись из плаща Хадруна, настороженно подняв крохотные ушки. Они с ужасом поглядели на Теламонта, но за пеленой страха их глаза казались удивительно грустными.

Теламонт застыл. Тени закипели вокруг него.

-Это...?

Хадрун кивнул.

-Да, ваше всевышество. Конструкты принца Бреннуса. Они должны были погибнуть, когда... погиб он. Я не могу этого объяснить.

-Мы потерялись, - сказали гомункулы своими высокими голосками.

-И я тоже, - сказал Теламонт.

-Простите, ваше всевышество, - сказал Хадрун, запихивая гомункулов обратно в плащ. Те протестующе взвизгнули. - Я не должен был вас этим беспокоить.

-Нет, ты правильно сделал, - сказал Теламонт. - Оставь их.

-Ваше всевышество?

-Оставь их у меня, Хадрун. Что-то неясно?

-Нет, ваше всевышество. Разумеется. Кыш! - сказал он гомункулам и вытряхнул их из своего плаща.

Они упали на пол и съёжились, каждый уцепился одной ручонкой за плащ Хадруна, со страхом глядя на Теламонта.

-На этом всё, Хадрун.

-Конечно, ваше всевышество.

Когда Хадрун ушёл, гомункулы прижались друг к другу, обнялись и задрожали.

-Ваше всевышество будет делать нам больно?

-Нет, - мягко сказал Теламонт. Он опустился и протянул руку, точно так же, как Алашар протягивала руку Ривалену. - Пойдём. Возьмите меня за руку. Всё хорошо.

Они пересекли гладкий пол осторожными перебежками и шажками, раздувая ноздри, настороженно посматривая на Теламонта. Когда они подошли, Теламонт осторожно провёл пальцем по голове каждого. Они расслабились и заурчали.

-Вашим хозяином был мой сын, - произнёс Теламонт. - Он сотворил вас. Любил вас, наверное.

-Хозяин любил нас, - повторили они, кивнули. - Он скоро вернётся?

Глаза Теламонта увлажнились в третий раз за всё время, что он помнил.

-Нет. Он уже не вернётся.

 

***

Кейл опустился на траву перед простым надгробьем Варры. Её имя было вырезано на плите из известняка под изображением рассвета. Перед камнем лежала увядшая орхидея.

Тени потекли с кожи Кейла, когда он вспомнил последние проведённые с ней мгновения. Он вспомнил запах её волос, чувство её гладкой кожи под своими руками, её вес на своём теле. Той ночью они зачали Васена.

Он провёл кончиками пальцев по холодной известняковой плите.

-Мне жаль, - прошептал он.

Он почувствовал на себе взгляд Васена. Его сына. Их сына.

-Я не должен был её покидать, - сказал через плечо Кейл. - Я вернулся позже, но было слишком поздно. Она пропала.

-Ты сделал то, что должен был, то, что считал правильным. Здесь нет места сожалениям.

-Везде есть место сожалениям, - отозвался Кейл. - Как она умерла?

Васен откашлялся.

-Она принесла себя в жертву ради меня. Но она умерла любимой. И не в одиночестве.

-Я рад.

-Я совсем не знал её, - сказал Васен. - Никто ничего о ней не знал, и она погибла, прежде чем успела что-то рассказать. Но она говорила о тебе.

-Откуда ты знаешь?

-Мой о... Деррег рассказал мне.

Кейл кивнул. В его глазах выступили слёзы, потекли по лицу. Он вспомнил первый раз, когда встретил Варру, в тёмной таверне в Порту Черепа.

-Когда-нибудь я расскажу тебе о ней, - сказал Кейл. - Только... не сейчас.

-Конечно, - сказал Васен, переступив с ноги на ногу.

Кейл посмотрел на надгробье рядом с могилой Варры, где лежала вторая увядшая орхидея. Высеченная на камне надпись гласила «Деррег, сын Регга».

-Тебя вырастил Деррег? - спросил Кейл.

-Да, он, - ответил Васен, и Кейл услышал гордость в голосе сына.

-Я знал Регга, - сказал Кейл.

-Знаю.

-Я поблагодарил бы Деррега, если бы мог.

Кейл услышал улыбку в голосе Васена.

-Он был не таким человеком, чтобы требовать благодарности за правильные поступки.

Кейл тоже улыбнулся.

-Значит, он в самом деле был сыном Регга.

Кейл в последний раз провёл пальцами по надгробью Варры и встал.

-Нужно идти.

-Куда? Что дальше?
Кейл посмотрел сыну в глаза и улыбнулся.




#95830 Богорождённый, пятнадцатая глава

Написано Redrick 13 Март 2017 - 17:02

Глава пятнадцатая

 

Звук, исходящий из ока Шар, резко сменил тональность, превратившись в высокий визг. Васен продолжал читать слова «Листьев одной ночи». Он читал медленно — сопротивлялся принуждению Ривалена — но заклинание заставляло его произносить непроизносимое, громко и отчётливо.

Ривален наклонил голову к плечу, будто прислушиваясь к чему-то далёкому.

-Ну вот наконец и они, - сказал он и отошёл в тень. На площади возникло чернеющее облако глубокой тени, искрящееся энергией, и из этого облака вырвались Ривен и Мефистофель. Тени и нечистая энергия окутывали человека и дьявола. Они хватали друг друга за руки, и пока они боролись, между их ладоней шипели тени и губительная сила.

Мефистофель зарычал, ударил крыльями и отбросил Ривена назад, на чёрной коже его рук и груди от усилия вздулись жилы и сухожилия. Ривен отшатнулся. Мефистофель вытянул руки и выстрелил колонной бурлящего адского пламени. Она прожгла тени, которые защищали Ривена, ударила его в грудь и отшвырнула назад. Его кожа и плащ задымились.

Ривен откатился в сторону от пламени, скорчив гримасу от боли, и прижал ладонь к виску.

-Ривен! - крикнул Кейл и начал стягивать к себе тени.

Ривен бросил на него острый взгляд и Кейл почувствовал тяжесть этого взгляда, силу его внимания.

-Оставайся на месте! - рявкнул Ривен.

Мефистофель тоже увидел Кейла и повернулся к нему.

-Кейл! Как ты сбежал из моих владений?

Из темноты рядом с Васеном, возле ока Шар, появился Ривален. С его рук сочилась сила.

-И вот мы все собрались здесь. Конец уже близко.

-Это ты так говоришь, - сказал Ривен. - Но...

Из ока Шар, как гадюки, ударили ленты, длинные полосы мрака метнулись вперёд и схватили Ривена и Мефистофеля, обернулись вокруг них, оборвав Ривена на полуслове.

-Нет! - зарычал Мефистофель, прежде чем одна из лент прыгнула в его открытый рот и скользнула вниз по горлу, заставив его задохнуться.

Новые и новые ленты выползали из вопящего ока, опутывали двух божеств, плели вокруг них кокон из мрака Шар. Мефистофель боролся и корчился, тёмная энергия пылала на его обнажённой коже. Ривен не сопротивлялся, и вскоре оба были полностью скрыты лентами.

Густой узел, тянувшийся обратно в око, начал пульсировать, как глотающее горло. И с каждым глотком око Шар становилось в несколько раз крупнее. С каждым глотком сила пустой сущности, обитавшей по ту сторону ока, росла.

-И вот гибнет вестник, - сказал Ривален.

Кейл мгновенно понял, что происходит. Явление Шар. Она поглощала их божественность, и когда Шар впитает её всю, она воплотится и сожрёт мир. И началось всё с Васена, читающего «Листья одной ночи». Нужно было остановить это, и он видел лишь один способ. Он должен был убить человека, на которым были записаны слова «Листьев». Он приготовился шагнуть сквозь тени, но почувствовал знакомый зуд за глазами. Напряжённый мысленный голос Магадона прозвучал в его голове.

Эревис?

Кейл поверить в это не мог. Он прижался спиной к пьедесталу статуи, сполз вниз, в тени.

Магз? Магз?

Эревис, как я рад тебя...

Позже, Магз. Где ты?

Почти в Ордулине. Я с Источником Саккорса.

Источник!

Эревис, я должен связать вас с Ривеном, с нами. Я хочу, чтобы ты приготовился.

К чему?

К этому.

Кейл почувствовал, как открывается связь между ним и богом. Его охватила жгучая боль. Казалось, тело охвачено пламенем. Он чувствовал то, что чувствовал Ривен — как челюсть Шар пережёвывает его кусочек за кусочком.

Может быть, Кейл закричал. А может, он просто почувствовал крики Ривена.

Кроме боли, он чувствовал сознание Ривена, протянувшеся сквозь миры и время, понимание столь обширное и глубокое, что Кейл испугался. А кроме этого, он услышал полные надежды голоса верующих, умоляющих Ривена дать им знак — ноша, которую нёс каждый бог.

Книга... сказал ему Ривен. Её слабость... в... книге...

В проклятой книге нет никакой слабости!

Должна... быть. Найди её... или мы всё... погибнем.

Связь с Ривеном закрылась.

-Дерьмо, дерьмо, дерьмо, - выругался Кейл.

Зазвенел глубокий голос Ривалена.

-Всё кончено, Кейл. Тебе горько? Видишь, как Шар обвела вокруг пальца тебя и твоего жалкого бога?

-Заткнись, - прошептал Кейл. Он мысленно передал Магадону:

Магз, нужно, чтобы ты связал меня с сыном.

Позволь мне увидеть твоими глазами.

Кейл посмотрел на Васена и почувствовал, как сознание Магадона подключилось к его зрению. Глубокий зуд позади глаз, короткая, острая боль в левом виске. Возникла связь.

Васен? позвал Кейл.

Ответа не было. Кейл чувствовал волны сопротивления, презрения к себе, ярости, но Васен продолжал читать слова, а Шар продолжала кормиться.

Послушай меня, Васен. Ты должен найти в книге момент слабости. Он там есть.

Ответа по-прежнему не было.

Подумай обо всём, что ты видел, обо всём, что слышал и делал. Он там, Васен. У Маска есть план. Он всё это подстроил. Он лучший интриган, чем Шар может надеяться когда-либо стать. Он где-то там. Ты просто должен его увидеть.

По-прежнему ничего.

Он там, Васен. Ты найдёшь его. Я в тебя верю.

Из тени перед Кейлом возник Ривален, могущественный, тёмный.

Кейл вскочил на ноги, ударил Клинком Пряжи, но Ривален увернулся, схватил Кейла за плащ и ударил его о пьедестал. Треснули рёбра, Кейл вскрикнул от боли.

-Тебе от меня не спрятаться, Кейл. Тьма здесь принадлежит мне.

Он снова ударил Кейла о пьедестал, заставив рёбра заскрежетать друг о друга, расколов череп. Кейл увидел искры, зрение помутилось. Эссенция тени в его венах исправляла урон, но он всё равно едва мог удержаться в сознании.

Кейл? позвал Магадон. Кейл, я почти на месте. Но Источник умирает...

Кейл не стал отвечать Магадону. Вместо этого он заговорил с сыном.

Вера, Васен. У меня есть вера. Напиши историю. Напиши её.

Ривален снова ударил его о пьедестал. Вспышка боли, и всё угасло.

 

***

Напиши историю. Вера.

Губы Васена складывались в слова, написанные на согнувшемся перед ним несчастном пойманном мужчине. Полные ненависти слова. Внушающие ужас слова. Слова смерти. Слова, которые никогда нельзя произносить. Слова, обещавшие конец всему. И всё же он не смог заставить свои губы прекратить складываться в них, заставить голос прекратить их произносить.

Вера.

В книге не было никакого момента слабости. Были только слова, которые описывали неизбежную победу Шар, её воплощение, поглощение мира и всего в нём.

Он стал искать между слов, пытаясь различить код, скрытый текст. Ничего не увидев, он впал в отчаяние. И он знал, что отчаяние было предательством, что Шар питалась его отчаянием, как и всем остальным.

Он уцепился за слова отца, притянул их ближе.

Подумай обо всём, что ты видел, обо всём, что слышал и делал. Он там, Васен. У Маска есть план. Он всё это подстроил. Он где-то там. Ты просто должен его увидеть.

Волос Васена, подчинённый заклятию ночного провидца, как будто по собственной воле продолжал произносить кощунства, но разум по-прежнему принадлежал ему. Он обратился к своему прошлому, к словам, которые говорил Деррег, словам, которые говорили мёртвые на перевале, словам, которые говорил Оракул.

Оракул. Вера. Напиши историю.

Для таких людей, как мы, Васен, вера — это перо. Ею мы пишем историю наших жизней.

Историю наших жизней.

Он подумал об Орсине, скрючившемся неподалёку, возможно, мёртвом, подумал о спиралях, и вихрях, и полосах, что расчертили кожу дэвы.

История жизни Орсина, записанная на его теле.

Человек пишет свою историю в книге мира.

И в этот момент Васен понял. Мгновение слабости Шар не было записано в «Листьях одной ночи», потому что Васен не должен был прочесть о нём. Он должен был написать его, и его вера, вера в свет, надежду и храбрость, была пером.

Свет в тебе, и он пылает ярче, чем в остальных, потому что сражается с тьмой в твоей в крови.

Он улыбулся и запнулся на одном из слов, написанных на теле человека перед ним. Заклятье Ривалена вытащило из него ещё одно слово, потом второе, и на этом всё.

С болезненной медлительностью Васен провёл пальцем по земле перед собой, прочертив линию в грязи и пыли. Новое начало.

Он потянулся внутрь себя, в ядро своего существования, к свету своей души, к вере, которая поддерживала его всю жизнь, вере, которая позволила ему жить под небом, никогда не видевшим солнца.

-Свет... во... мраке, - сказал он.

 

***

Кейл! Кейл!

Ментальный голос Магадона вернул его в сознание.

Я почти тут. Источник умирает, Кейл. Когда он умрёт, Саккорс рухнет.
Ривален держал Кейла в воздухе за плащ, у самого ока Шар, рядом с пульсирующими чёрными щупальцами, растущими из ока.

Но что-то изменилось.

Васен уже не произносил слова «Листьев одной ночи». И жадный, довольный рёв, исходивший из ока Шар, сменился жалобным визгом.

-Что это? - сказал Ривален, тени вихрем кружились вокруг. Он закричал на Васена полным силы голосом. - Читай! Читай её!

-Свет... во... мраке, - сказал Васен.

Ривален шагнул к Васену, потащив за собой Кейла. Вой Шар наполнял воздух.

-Конец рождает начало, тьма рождает свет, трагедия рождает триумф, - сказал Васен. - Ночь сменяется... рассветом. В очищающем свете Амонатора стоит тот, кто был Латандером.

Пока он говорил, его кожа начала сиять, все ярче и ярче.

-Стоит... в... нём.

Звук из ока Шар перерос в настоящий вопль. Свет Васена опалил тени вокруг Кейла и Ривалена. Ривален бросил Кейла и отшатнулся, закрывая глаза ладонью. Кейл моргнул, в глазах проступили слёзы.

Васен сиял всё ярче и ярче, солнце в ночи ордулинского вихря. У Ривалена вырвался крик боли. Ленты Шар корчились в лучах света, начали дымиться и распадаться, отпуская Ривена и Мефистофеля.

Свет Васена стал ослепляющим.

Скосив глаза, Кейл увидел, что кожа человека, сгорбившегося перед оком, очистилась от слов Шар. Его сын стёр «Листья одной ночи».

Сгорбленная фигура внезапно вскочила, открыла рот и исторгла из себя страницы «Листьев». Каждая страница рассыпалась в пепел, когда её коснулся исходящий из Васена свет. Изрыгнув из себя книгу, мужчина вздохнул и замертво упал лицом вниз.

Рядом с Васеном застонал и пошевелился Герак.

Кейл шагнул, чтобы помочь ему, закрывая глаза от света.

-В порядке? - спросил его Кейл.

Герак кивнул, моргая от яркого света.

Позади Кейла в унисон закричали Ривален, Ривен и Мефистофель. Кейл обернулся и увидел, что свет Васена вырывает из них божественность, упавшую длинной тенью на землю позади них. Все трое стояли на цыпочках, выгнув спины, распахнув рот в безмолвном крике.

В голове Кейла раздался голос Магадона.

Что происходит? Что это за свет, Кейл? Он прекрасен.

Кейл посмотрел на Васена.

Это мой сын, Магз. Это мой сын.

-Отрежь их, - сказал Васен. - Клинком Пряжи. Отрежь их, Эревис.

Кейл бросился через площадь и подхватил своё оружие. С меча текли тени, но свет Васена поглощал их так же быстро, как порождал клинок. Сначала Кейл направился к Ривену.

Тень божественной силы протянулась за убийцей, соединяясь с ним у пяток. Кейл высоко поднял Клинок Пряжи и рубанул, разрывая звено между человеком и богом. Клинок задымился и пошёл пятнами, но сделал своё дело. Ривен взохнул и осел на колени.

Божественная искра, освободившись от связи с Ривеном, скользнула по площади, изогнулась дугой, тёмной чертой на земле, освещённой пылающим светом сына Кейла.

-Ты в порядке? - спросил его Кейл.

Бледный Ривен смог только кивнуть.

-Быстрее! - поторопил Васен.

Кейл подошёл к Мефистофелю, затем к Ривалену, отделив обоих от их божественных сил.

После того, как Кейл отсёк божественность Ривалена, Клинок Пряжи был готов вот-вот сломаться.

-Нет! - крикнул Ривален.

-Да, - сказал Кейл и сильным ударом сбил его с ног. Шадовар рухнул лицом на площадь, и Кейл услышал, как его зубы заскрежетали по камню.

Тени божественной силы, которые Кейл отрезал от Ривалена и архидьявола, скользнули по площади, как и тень Ривена, вытянулись дугами, соединяясь друг с другом, складываясь в тёмный круг на камнях — символ Маска.

Око Шар вертелось вихрем, стонало о силе, которой жаждало, о силе, что позволит ей воплотиться и начать пожирать мир. Между этой силой и оком стоял только свет Васена Кейла.

-Что теперь? - окрикнул Кейл сына.

-Кто-то должен принять её! - отозвался Васен. - Вестник должен воплотиться! Я не смогу сдерживать это, и если свет угаснет, она поглотит всё, и тогда...

Ему не нужно было ничего больше объяснять. Кейл понял. Для этого его вернули обратно, для этого Маск сделал так, чтобы он выжил, когда должен был умереть.

Мефистофель, должно быть, тоже понял, потому что он встал на четвереньки и пополз к божественной силе.

Кейл бросился к архидьяволу, но прежде чем он достиг его, в бок раненого, ослабевшего изверга внезапно вонзилась стрела. Стрела вошла по самое оперение, и дьявол застонал.

-Это за Фэйрелм, - крикнул Герак.

Лучник стоял рядом с Васеном, наложив новую стрелу и натянув тетиву.

Прежде чем Мефистофель смг сделать ещё один шаг, Герак снова в него выстрелил. Дьявол снова застонал.

-За Элли, - сказал Герак.

Но Мефистофель не падал. Сплёвывая кровь сквозь сжатые клыки, он полз к божественной силе.

-А это за меня, - сказал Герак, выпустив третью стрелу, которая попала дьяволу в горло.

Мефистофель задохнулся, поднялся на колени, выгнл спину, забрызгивая площадь своим чёрным ихором.

Кейл воспользовался этой возможностью. Он шагнул сквозь тени во тьму позади изверга.

-Я тоже тебе кое-что задолжал, - сказал он и вонзил Клинок Пряжи в спину Мефистофеля так, что лезвие вышло из груди. Хлынула кровь.

-Я просрочил выплату на сто лет, - сказал Кейл и повернул меч в ране. Орудие треснуло в его руках, оставив осколок в теле дьявола.

Мефистофель, пытаясь засунуть свои внутренности обратно через дырки в своём теле, захлёбываясь собственными телесными жидкостями, попытался заговорить, исторг только влажное бульканье, а затем исчез вместе с застрявшим в нём осколком Клинка Пряжи.

Кейл выругался, когда архидьявол сбежал. Он посмотрел через площадь и обменялся кивками с Гераком.

Стоя в свете веры своего сына, лишившись собственной веры, Кейл смотрел на три тени, нарисовавшие круг на камнях площади. Его собственная, обычная тень, протянулась перед ним, почти касаясь их.

-Я больше не могу, отец, - сказал Васен, и свет начал угасать.

Око Шар продолжало издавать свой голодный гул, продолжало быстро вращаться и жадно бурлить.

Кейлу нужно было всего лишь шагнуть вперёд, позволить своей тени коснуться теней божественной силы, и...

Рука на плече развернула его: Ривен.

Он посмотрел в рябое лицо друга, теперь — обычного человека, в пустую глазницу, на всклокоченную бороду.

-Я сделаю это, - сказал Ривен.

-Ривен...

-Оставайся человеком, Кейл.

Ривен посмотрел вниз, помотал головой.

-Ты был в моей голове. Ты... видел. Божественность любого превращает в ублюдка. Для меня в этом отношении ничего не изменится.

Кейл покачал головой.

-Нет, я должен.

-Кейл, у тебя есть сын и есть жизнь. Иди и проживи её.

Кейл долго смотрел в глаз Ривена, и наконец кивнул.

Они обнялись, как два давно разлучённых брата, какими на самом деле и были.

-Это был долгий путь, - сказал Кейл.

-Точно, - согласился Ривен. - И странный, да?

-Странный, - подтвердил Кейл.

Ривен хлопнул Кейла по плечу и шагнул мимо него. На мгновение его тень легла рядом с тенью Кейла. Затем он сделал ещё шаг в начерченный мраком круг на камнях. Тень Ривена пересекла круг.

Круг начал вращаться, уменьшаться, смыкаться вокруг Ривена. Он задохнулся, запрокинул голову и закричал — громко, как гром. Несмотря на свет Васена, тени текли с кожи Ривена, кружились вокруг него, обнимали его. Вращающийся круг силы сомкнулся, и Ривен, казалось, стал выше, более материальным, тени вокруг него стали плотнее.

И когда божественная сила затопила Ривена, увеличила его, око Шар уменьшилось пропорционально. Вращение ока замедлялось по мере того, как оно сжималось; крики стали жалобными и стихли окончательно.

А потом всё кончилось.

Свет Васена угас и Ривен, истинное божество, стоял на площади в облаке тени. Он оглянулся на Кейла, бездна его глаза как будто тянулась назад сквозь пространство и время.

-Ты по-прежнему ужасно строишь планы, - сказал Кейл с полуулыбкой на губах. - И будь я трижды проклят, если когда-нибудь стану тебе молиться.

Ривен, или Маск, повернулся и посмотрел на него.

-Я был бы разочарован, скажи ты что-нибудь другое.

Тьма плотно окутала Ривена. Он слился с ней и исчез, ушёл туда, куда уходят боги.
Кейл тяжело вздохнул, повернулся и поспешил к Васену. Они с Гераком помогли Васену встать.

-Ты сделал это, - сказал Кейл, притянув его к себе.

Васен кивнул, его лицо было бледным. Он опёрся на Кейла.

-Мы все это сделали.

-А что именно мы сделали? - спросил Герак, оглядываясь кругом.

Васен покачал головой, опустился рядом Орсином, положил на него руки и прочитал молитву Амонатора.

Кейл ожидал увидеть, как руки Васена загораются целительной энергией, но ничего не произошло. Васен опустил голову.

-Что случилось? - спросил Кейл. Вокруг него кружились тени.

-Такова цена, - сказал Васен надломленным голосом. - Оно выгорело.

-Что выгорело?

-Призвание, связь, - Васен сделал беспомощный жест. - Я не знаю, но его нет.

-Это так не работает, - сказал Кейл. - Оно по-прежнему там.

-Я не чувствую, - ответил Васен.

-Почувствуешь.

Васен покачал головой, посмотрел на Орсина. Он похлопал теневого ходока по щекам, легонько его встряхнул.

-Орсин. Орсин.

Ходок открыл глаза.

-Ты в порядке? - спросил Васен.

-Кажется... да, - отозвался Орсин. - Всё кончилось?

-Кончилось, - подтвердил Кейл, и они с Васеном поставили Орсина на ноги.

-Где Ривен? - спросил Орсин.

Кейл легко улыбнулся, тени забурлили вокруг.

-Ривен... ушёл. Теперь он Маск. Или Маск это Ривен. Не знаю.

Орсин вцепился в свой священный символ и зашептал молитву владыке теней.

Кейл, сказал Магадон. Я не доберусь. Источник почти мёртв. Саккорс падает.

Всё в порядке, Магз. Ты сделал достаточно. Убирайся оттуда. Всё кончено.

Но ничего не кончилось.

Стон позади заставил их всех обернуться. Ривален стоял на подкашивающихся ногах. Ночной провидец уже не был богом, а стал простым человеком. Его золотые глаза смотрели на крошечное, сдувшееся искажение, оставшееся от ока Шар.

-Не может этого быть, - сказал он.

И тогда Кейл увидел. Вокруг Ривалена не было теней. Свет Васена лишил его их, по крайней мере на вермя.

Герак достал стрелу и натянул тетиву. Орсин принял боевую стойку и тени охватили его кулаки. Васен и Кейл шагнли к Ривалену, Кейл сжимал зазубренный обломок Клинка Пряжи.

Бреннус идёт за Риваленом, Эревис, передал Магадон. Не вмешивайтесь.

Что?

Магадон не ответил, но Кейл поверил ему на слово. Он поднял руку, чтобы остановить Герака от выстрела.

-Я по-прежнему ночной провидец, - сказал Ривален, сверкая на них своими золотыми глазами.

Тени вокруг него потемнели, из них возник второй шадовар и схватил Ривалена. Он был ниже, более стройного сложения, с глазами цвета стали.

-Нет. Ты убийца. И теперь ты мой.

-Бреннус! - воскликнул Ривален.

Тени взметнулись, и они оба исчезли.

 

***

Источник едва осознавал присутствие Магадона. Его свет почти угас. Они находились где-то в вихре над Ордулином. Когда Источник окончательно погибнет, город рухнет с небес.

Мне нужно уходить, сказал Магадон. Спасибо за всё. Отдыхай, моя прелесть.

Источник его не слышал.

Магадон послал источнику чувство уюта, приязни, в последний раз зачерпнул его силу и переместил себя на площадь, которую он видел глазами Кейла.

 

***

-Магз!

Тифлинг отрастил свои волосы и рога. Его змеиные глаза, полностью белые, кроме зрачков, сверкнули в улыбке.

-Эревис!

Они обнялись.

-Ты отрастил волосы, - сказал ему Кейл.

Магз глянул на лысину Кейла.

-А ты нет. И нам нужно уходить. Прямо сейчас.

-Да, - согласился Кейл.

За спиной Магза, в сумрачном небе Кейл увидел, как гора Саккорса несётся к земле. Ордулин будет стёрт в порошок.

Орсин провёл своим посохом по земле1, начертив линию на камнях площади.

-Новое начало, - сказал он.

Кейл кивнул.

-Посмотрим, что оно принесёт.

Он призвал к ним тени вихря и забрал их из Ордулина.

 

***

Бреннус стоял позади Ривалена, удерживая брата за руки. В руке он держал ожерелье матери, крепко прижав его к телу Ривалена. Они оба смотрели на падающий на них Саккорс. Ривален боролся, но его слишком сильно ослабили. Он не мог вырваться из хватки Бреннуса.

Бреннус прошептал на ухо брату:

-Мы подняли Саккорс из моря, ты и я. И теперь мы стоим под ним, пока он падает. Подумай о матери, пока будешь умирать, Ривалена. Она стала инструментом твоего падения.

-Не надо, Бреннус. Не надо.

Бреннус улыбнулся, пока Саккорс падал. Тени кипели вокруг них.

-Это сделано, - сказал он. - Твоя горечь — сладкий нектар... для меня.

Ривален протестующе закричал, когда гора обрушилась на них. Бреннус только ухмылялся.

 

1В прошлой главе Орсин свой посох сломал. Ошибка автора.

 




#95829 Богорождённый, четырнадцатая глава

Написано Redrick 13 Март 2017 - 17:00

Глава четырнадцатая

 

Ривен смотрел, как из портала тёмной хищной птицей вырывается Мефистофель. Тело архидьявола было охвачено тёмной энергией, которая трещала с каждым взмахом его крыльев. У гологрудого, мускулистого архидьявола не было никакого оружия или доспехов.

Дьяволы на земле радостно взревели при его появлении. Дюжина дьяволов из ударных войск, крупнее тех, что Ривен прикончил ранее, бросились к своему повелителю. Мефистофель повис в воздухе и оглядел поле битвы. Его взгляд упал на Ривена.

-Потанцуем, - сказал Ривен, покачиваясь на носочках.

Архидьявол и окружившие его дьяволы взмахнули крыльями и полетели к Ривену, как выпущенные из лука стрелы. Ривен окружил себя защитным облаком теней, шагнул сквозь мрак и появился в воздухе сбоку от архидьявола, моментально принявшись рубить и колоть.

Мефистофель предвидел его внезапное появление и затормозил, парируя клинки Ривена голыми руками, которые не уступали по прочности адамантину. Сабли Ривена отскакивали от кожи изверга, едва оставляя следы. Кулаки и когти архидьявола светились зелёной энергией — он бил, царапал и пытался взять Ривена в захват. Из глаз Мефистофеля выстрелили два зелёных луча и вонзились в защитные тени Ривена.

Ривен влил больше энергии в своё оружие, шагая из тени в тень вокруг Мефистофеля — появился справа, рубанул, исчез, появился слева, уколол, постоянно уклоняясь от ударов архидьявола и его телохранителей, которые летали вокруг и при каждом удобном случае пытались его задеть.

Ривен оставил дюжину мелких порезов на шкуре Мефистофеля. Наконец тот пробил его защитный покров теней и схватил Ривена за руку. Ривен не прекратил атаку, ударив саблей по железной коже архиизверга. Лучи зеленоватой энергии снова ударили из глаз владыки Кании, но столкнувшись с теневым покровом Ривена, рассеялись безвредными огоньками.

Взревев от ярости, Мефистофель взмахнул крыльями, описал в воздухе круг и швырнул Ривена к земле. Но едва Ривен освободился, он вытянул руку в полёте, и из воздуха Царства Теней соткалась длинная бечёвка из тени — один конец в руке Ривена, второй — обёрнут вокруг шеи Мефистофеля. Резкое падение Ривена дёрнуло за собой задыхающегося Мефистофеля и швырнуло Ривена обратно к архиизвергу. Когда дьявол схватил импровизированнную гарроту, обернувшуюся вокруг его горла, Ривен врезался в него сзади, сразу же сделав два вертикальных удара, рассёкших дьявольскую плоть. Из ран потёк чёрный ихор, и архидьявол зарычал.

Мефистофель взмахнул крыльями, развернулся и обрушил пылающий магической силой кулак на лицо Ривена. Сила удара в сочетании с магией пробила защитный покров Ривена, разбила ему нос и швырнула его к земле, завертев в воздухе. Один из телохранителей Мефистофеля налетел на него, ударил его мечом в бок. Тени защитили Ривена, но от удара он стал вращаться ещё быстрее.

Неважно. Каждая тень в Царстве Теней принадлежала ему; каждая тень была частью его.

В падении он переместился в тени над Мефистофелем. Он перехватил сабли, нацелив их вниз, и его падение вонзило их Мефистофелю в спину, прямо над крыльями. Клинки на половину вонзились в дьявольскую тушу, и из ран брызнул ихор.

Архидьявол заорал, выгнулся, бешено забил крыльями, отбросив Ривена прочь, снова швырнув его к земле. Три дьявола сложили крылья и полетели вниз вместе с ним, нанося удары мечами. Ривен, спиной к земле, в падении парировал их выпады своими саблями. Он чувствовал, как приближается земля, и знал, что внизу его ждут ещё сотни могущественных извергов.

Он направил божественную силу в облако теней вокруг себя, сделал его кислотным для не обладавших божественностью существ. Самому Ривену едкие тени вреда не причинили, зато расплавили кожу наседавших на него дьяволов. Те завопили и бешено замахали крыльями, но их крылья уже разъела кислота. За несколько мгновений дьяволы растворились до костей, и на ожидавших внизу чудовищ пролился кровавый дождь.

Ривен заставил тени переместить его обратно в цитадель, прямо к распахнутым двойным дверям. Эссенция тени вправила его нос, исцелила другие незначительные раны, которые он получил во время битвы.

Мефистофель пронёсся над полем боя, его собственные раны уже заросли, из кулаков била чёрная энергия, дюжинами развоплотняя нежить. Он искал Ривена.

-Покажи себя, человекобог! - кричал архиизверг. - Я вырву божественность из твоей глотки!

Ривен считал, что вполне способен сравниться с Мефистофелем в бою, по крайней мере в Царстве Тени, но легионы архидьявола уничтожали его войска нежити. Младшие дьяволы не представляли угрозы для Ривена поодиночке, но тысячи вместе с Мефистофелем могли быть опасны. А Мефистофель был бессмертным и прожил много веков. Ему были известны такие способы использования божественной силы, о которых Ривен даже не подозревал.

Конечно, Ривену не требовалось побеждать Мефистофеля. Нужно было просто задержать его и его воинство достаточно долго, чтобы Васен спас своего отца.

-Торопись, Кейл-младший, - сказал Ривен и бросился обратно в бой.

 

***

Кания обрушилась на них, не успели рассеяться тени. У Васена застучали зубы от ветра, порывы которого были похожи на удары ножа. Воздух пронизывали крики, вонь горелой плоти, запах серы. Гремел далёкий треск, так громко, что казалось — это ломаются кости титанов. Ледяные порывы ветра доносили звериный рёв и рычание.

Когда тени вокруг ник рассеялись, все трое в ужасе огляделись кругом. Они стояли на ледяном, открытом всем ветрам выступе. Над головой сияло небо цвета крови. Солнце в нём горело не ярче далёкого факела. Во всех направлениях тянулся лёд, огромные неровные глыбы которого торчали из потрескавшейся земли.

Лёд разрезали густые реки магмы, мерцающие вены пламени, в которых корчились души мучеников. Вдоль берегов расхаживали дьяволы, тыкали их трезубцами и поднимали грешников из лавы, нанизав их на древко. Вдалеке в небесах кишели стаи крупных, уродливых дьяволов. На таком расстоянии Васен не мог различить их фигур, но от их неловкого, роящегося полёта ему стало немного дурно.

Васен уже видел всё это во снах, но его всё равно затошнило.

-Не смотрите, - сказал он, но Герак и Орсин застыли без движения, ошеломлённые увиденым. Васен схватил каждого за руку и грубо встряхнул.

-Смотрите на меня. На меня.

Они посмотрели, и по глазам он понял, что увиденное навсегда оставило след в их душах. Они никогда не смогут это забыть. Если они выживут, остаток жизни Кания будет преследовать их во снах.

Ему придётся привести товарищей в чувство. Его сны и его вера дали ему защиту от ужасов Кании. Даже Восьмой Ад не мог погасить огонь в его душе. Он поднял свой щит и прошептал молитву отцу рассвета.

-Укрепи наш дух, отец рассвета. И помоги исполнить задуманное.

Васен направил веру через щит, и тот засиял розовым светом. Свет коснулся каждого из них, согрел, утешил. Васен сразу же почувствовал, как стало легче на душе, как отступили тьма и холод. Герак и Орсин тоже пришли в себя.

-Крепитесь, - сказал он им, доставая Клинок Пряжи. Оба кивнули. - Это ужасное место, но это всего лишь место.

-Всего лишь место, - повторил Герак голосом выше обычного, вцепившись в свой лук.

Линия тени потекла из Клинка Пряжи с ледяного выступа к равнине внизу. Васен проследил за ней глазами и увидел, куда она ведёт.

Холм из снега и льда поднимался на стылой равнине. Тёмные полосы кружились вокруг холма, нити тени, которые не мог рассеять ветер Кании.

-Туда, - сказал он, указывая Клинком Пряжи.

Он попытался почувствовать связь между тенями там, где стояли три друга, и тенями возле холма, но не смог ухватить ёё. Возможно, ему требовалось отточить свой навык, а может быть, лежащие на холме магические печати предотвращали связь. Так или иначе, им придётся отправиться туда на своих двоих.

-Пойдём, - сказал он.

Сзади и сверху раздался рёв, такой громкий, что едва не сбил их с ног. В ответ затрещал лёд. Огромная тень накрыла землю.

Васен обернулся, поднял взгляд и охнул.

Позади них небо затмевала огромная фигура, плоский, колышущийся ковёр рыхлой, пронизанной чёрными венами плоти. С переднего края этой массы тупо глядели крошечные глаза. Похожая на пещеру пасть безвольно обвисла, демонстрируя болезненный, кривой язык и гниющие, острые зубы высотой со взрослого мужчину. Васен понятия не имел, как существо держится в воздухе, но каждый взмах мясистых складок, которые служили ему крыльями, посылал на землю поток пахнущего трупами воздуха.

Трое мужчин задохнулись, прижали к лицам плащи.

На теле чудовища двигались фигуры, дьяволы с красной чешуей, десятка два или больше. Если они заметят товарищей...

-Вниз! - воскликнул Васен. - Вниз!

Но было слишком поздно. Огромное чудовище снова взревело, поток звука поднял с земли вихрь из льда и снега, и накренилось вниз. С его спины дюжинами посыпались вниз мускулистые краснокожие дьяволы, падая с неба красным дождём. У каждого был острый на вид трезубец. С лиц и подбородка у них росли копошащиеся гроздья коротких щупалец, похожие на гротескные бороды. Приземлившись на лёд, дьяволы завопили и бросились к друзьям.

-Они нас заметили! - крикнул Васен. - Бегите! Сейчас же!

Его спутники подскочили к краю уступа и соскользнули вниз, а Васен нацелил щит на наступающую волну дьяволов и прочитал молитву отцу рассвета. Щит вспыхнул белым, и из него по широкой дуге ударила волна священной энергии. Она врезалась в передних дьяволов, сбивая их с ног. Дьяволы в задних рядах перескочили через рухнувших собратьев, но некоторые споткнулись о них и упали в переплетении когтей и конечностей.

Васен развернулся и прыгнул с уступа вслед за товарищами. Он недооценил крутизну уступа и на ужасающую секунду повис в воздухе, прежде чем удариться о склон и заскользить вниз. Он попытался замедлиться с помощью щита и меча, но не смог найти опору на льду. Ноги пронзила боль, когда он ударился о землю внизу. Орсин рывком поставил его на ноги. Герак наложил две стрелы на тетиву и навёл их на край утёса.

-Шевелитесь! - крикнул Васен. - Быстрее, Герак!

Сверху раздались вопли и возгласы преследующих дьяволов. Один из них высоко подпрыгнул над краем утёса, его трезубец сверкнул в красном свете Кании. Герак выпустил обе стрелы, и крик дьявола превратился в болезненный визг.

Васен схватил Герака с Орсином и побежал к могильнику отца. Тело подстреленного Гераком дьявола рухнуло на лёд позади них.

Улюлюканье, рычание и вой раздавались вокруг. Васен бросил взгляд через плечо, чтобы увидеть, как с края утёса прыгают дьяволы, скользят по склону, достигают равнины и бегут следом за тремя друзьями.

-Не оглядывайтесь! - крикнул он. - Просто бегите! Бегите!

Они заскользили по льду, дыхание вырывалось облачками пара. Герак один раз упал, Васен тоже, и оба раза Орсин, даже на льду сохранявший равновесие, помогал им подняться и продолжить бег.

Рёв позади стал громче, раздались звуки задевающих лёд когтей. Трое друзей приближались к холму, тени из Клинка Пряжи сливались с тенями, которые источал могильник.

На равнину опустилась тень — огромный летающий дьявол навис над ними. Он заревел, промчавшись у них над головами, и звук этот был похож на тысячу боевых барабанов. Три товарища задохнулись от вони чудовища. Оно пронеслось низко над землёй, и все трое упали на живот, заскользив по льду, чтобы избежать удара.

Гигантское чудовище могло раздавить их, просто приземлившись сверху, но по какой-то причине на землю оно не опускалось. Возможно, не позволяла физиология. Васен на это надеялся.

Они снова вскочили на ноги и бросились вперёд.

Дьяволы приближались. Васен почти чувствовал их дыхание на своём затылке.

-Не останавливайтесь! - воскликнул он. - Не останавливайтесь!

Когда они приблизились к могильнику, Васен увидел охватывающий его купол, искажавший воздух вокруг.

Магическая печать.

Либо Клинок Пряжи сможет рассечь её, либо все трое погибнут на равнинах Кании, разорванные на части дьяволами.

Васен не остановился, подбегая к магической печати. Вместо этого он высоко поднял меч, испустил в небо крик, и рубанул полупрозрачную стену клинком своего отца.

Печать архидьявола треснула. Вокруг купола вспыхнули мерцающие нити силы. Клинок Пряжи открыл прореху в куполе размером с дверь, не тронув остальную часть печати. Трое бросились внутрь.

Орсин мгновенно развернулся и провёл посохом по льду, начертив линию у входа.

-Герак и я сдержим их! - крикнул он Васену. - Иди за отцом!

Васен кивнул, бросился к холму, тени с его меча и кожи сливались с тенями могильника.

За спиной пропел лук Герака. Дьяволы рычали и изрыгали проклятия. Он оглянулся, увидев стоящего в проходе Орсина. Посох дэвы бешено вертелся, оставляя за собой теневой след. Дьяволы могли проникнуть в проход лишь по одному за раз, и на каждого сыпался град ударов посоха, коленей, кулаков и локтей Орсина. Герак пускал стрелу всякий раз, когда Орсин открывал ему пространство для выстрела.

Васен повернулся к холму. Тени кружились вокруг него, осязаемые, родные. Во многих местах холм бороздили трещины. Васен ударил своим щитом по льду, но удар и следа не оставил.

Он выругался, оглянулся на товарищей и увидел, как удар когтя ранит Орсина, отбрасывает на шаг, оставляет кровавый след. Прежде чем дьявол успел шагнуть следом, Герак выпустил стрелу, которая ударила противника в горло. Орсин метнулся обратно и вонзил основание посоха в морду изверга, выбив клыки и отшвырнув его назад.

-Быстрее, Васен! - крикнул Герак, не оглядываясь. - Их слишком много!

Огромное летающее чудовище нависло над ними, и слева, заполняя небо, приближались другие такие же, услышав, наверное, рёв собрата. Верхом на них летело ещё несколько десятков дьяволов.

Тени потекли с кожи Васена. Он посмотрел на холм, под которым покоился отец. Он освободит его отцовским оружием.

Он поднял Клинок Пряжи, лезвие чадило тенями, как смоляной факел. Васен надеялся, что сила меча сможет пробиться сквозь лёд, сковавший его отца, раз уж она пробила печати архидьявола. Он прошептал молитву Амонатору и ударил сверху вниз, вонзив клинок в лёд по самую рукоять.

С места удара поползла трещина. Холм содрогнулся. От первой трещины побежала вторая, потом третья, каждая трещина рождала другие трещины, пока вся поверхность холма не оказалась покрыта плотной сетью расколов. Из них хлынули тени, как чёрный пар из нагретого котла. Холм продолжал дрожать, и дрожь становилась всё сильнее. Тени вокруг сгустились, закипели и закружились. Воздух наполнился гулом скапливающейся силы.

-Берегись! - крикнул Васен.

Он схватил Клинок Пряжи и скользнул в сторону как раз в тот момент, когда холм взорвался облаком теней, льда и снега. Сила взрыва отбросила его спиной вперёд, и мгновение вихрь теней, снега и льда был таким плотным, что он ничего не видел.

Он обернулся и увидел, что взрыв швырнул на лёд Орсина, Герака и дьяволов. Они уже поднимались на ноги с оглушённым видом.

-Сдержите их! - закричал он, в гудящих от взрыва ушах голос казался глухим и далёким.

Холм исчез. На его месте чернел кратер. Из него текли тени. Васен подобрался к краю кратера и на дне увидел своего отца.

Эревис Кейл лежал, распростёршись, на льду, закрыв глаза, сложив на груди руки, как будто кто-то подготовил его тело к похоронам. Он был лысым, чисто выбритым, выше Васена, с крупным носом и крепким подбородком. На нём были кожаные доспехи и тёмный плащ. Тени кружились вокруг его смуглого тела. Он выглядел примерно так, как и представлял себе Васен.

-Эревис! Отец!

Его отец не двигался.

Васен выругался, съехал по склону кратера, подхватил тело отца и выбрался обратно.

-Он у меня! - крикнул он Орсину и Гераку.

Орсин обрушил яростный вихрь ударов своим посохом, вынуждая отступить пару дьяволов, которые пытались пробиться сквозь брешь в печатях. Он отскочил назад, провёл своим посохом по земле и переломил его через колено. Из проведённой черты мгновенно выросла теневая стена, закрывая брешь.

Орсин бросился к Васену. Герак бежал следом, выпуская на ходу стрелу за стрелой.

Васен уложил Эревиса на землю, тени вокруг отца и сына сливались воедино.

Васен ударил его по щекам.

-Эревис! Отец!

Никакой реакции.

К ним подбежали Герак с Орсином. Герак продолжал стрелять. Орсин истекал кровью из глубоких царапин на лице и руках.

-Быстрее, Васен, - сказал дэва, не отрывая взгляд от возведённой им стены теней.

Васен кивнул, положил ладонь на лоб отца, прошептал молитву и направил в Эревиса целительную силу. Рука Васена засветилась тёплым розовым светом, энергия солнечного бога исцеляла Первого Избранного Маска в Фаэруне.

Все трое облегчённо вздохнули, когда глаза Кейла открылись, замерцав жёлтым в сумеречном мороке. Он сощурился и схватил Васена за запястье с поразительной силой.

-Ты мне снился, - сказал Кейл. - Ты... мой сын.

Тени кружились вокруг сына и отца. Васен сглотнул.

-Да, и ты мне тоже снился, - смог выдавить Васен. Годами он только во снах слышал голос отца.

Позади них ругались и рычали дьяволы, пиная стену Орсина.

-Преграда долго не протянет, - сказал Орсин.

-Нужно уходить, - сказал Кейл, принимая сидячее положение.

-Ривен сказал, что нам нужно отправиться в Ордулин, - сказал Орсин.

На мгновение глаза Кейла заволокло дымкой, пока он обдумывал содержание снов, увиденных во время своего заточения. Когда его взгляд снова сфокусировался, Кейл кивнул.

-В Ордулине «Листья одной ночи». Там началась Буря Теней, и значит, там находится книжонка Шар. Хорошо. Значит, туда.

-А когда мы окажемся там? - спросил Орсин.

Кейл посмотрел на Орсина, заметил его священный символ, отсутствие оружия.

-Ты теневой ходок? Один из людей Наяна?

-Наян... уже очень давно мёртв. Но я один из его людей, да. Я не могу ходить по теням, как они, но тени отвечают мне иначе. Меня зовут Орсин.

-Герак, - представился Кейлу Герак. Он натянул тетиву, спустил, раздался визг.

-Когда мы будем там, - ответил Кейл, - мы прочитаем «Листья». Говорят, что они содержат момент величайшего триумфа Шар, но вместе с тем и мгновение её величайшей слабости. Моментом её величайшей слабости должно быть возвращение Маска, её вестника. Должно быть. Если оно произойдёт, Цикл Ночи остановится навсегда.

Васен покачал головой.

-Но Ривен сказал, что я должен извлечь божественную искру из него, Ривалена и Мефистофеля. Я не знаю, как это сделать.

-Нет, знаешь, - ответил Кейл. - Маск запланировал это давным-давно, и ты видел это во снах, как и я.

Кейл и Васен долгое мгновение смотрели друг на друга, потом произнесли одновременно:

-Напиши историю.

С этими словами Васен достал мелкую жемчужину из кармана и разбил её. Перед ним возник узел теней. Васен заговорил.

-Он у нас, Ривен. Эревис у нас и он жив.

Тени, с которыми он говорил, рассеялись, предположительно доставив его сообщение Ривену в Царство Тени.

Кейл встал и стянул к ним сумрак.

-Отправляемся, - сказал он.

 

***

 

Из теней вокруг Ривена раздался голос Васена.

Он у нас.

Только этого Ривен и ждал. Он бросился через всё поле боя, шагая сквозь тени, убивая дьяволов на каждом шагу. Мефистофель гнался за ним в небе, изрыгая проклятия. Разряды энергии били с ладоней архиизверга, едва промахиваясь по Ривену и оставляя в земле дымящиеся рытвины. Ривен пригибался, откатывался, кружился и бежал, уклоняясь от атак правителя Кании, выигрывая время. Он снова прокрутил в голове всё, что знал. Он ничего не упустил, но знал слишком мало. Он десятки лет строил планы, чтобы все, кто был нужен, попали в Ордулин. Но после этого...

Он не знал, что случится после. Маск разделил свой план среди множества своих слуг, как и свою божественность разделил среди нескольких избранных. Ривен, вероятно, был самым могущественным среди них, но он видел лишь отдельные фрагменты. Он поставил всё на кон в надежде на некое внезапное откровение.

Задумавшись над этим, он отвлёкся. Перед ним возник Мефистофель, окутанный нимбом тёмной силы. Архиизверг ударил Ривена заряжённым энергией кулаком, отшвырнув его вверх тормашками. Дюжины дьяволов набросились на него, мечи, трезубцы, клыки и когти попытались прорваться сквозь защитные тени и разорвать ему плоть.

 

***

Я не ухожу, сказал Магадон Источнику. Мне просто нужно увидеть.

Ответ Источника был неразборчивым, но благодарным. Он угасал. Магадон, полный силы, почерпнутой из связи с Источником, потянулся к Бреннусу, не покидавшему свой пост на западном краю Саккорса.

Мне нужно на мгновение посмотреть твоими глазами, сказал он.

Когда Бреннус не стал возражать, Магадон установил между ними сенсорную связь, позволив себе видеть глазами шадовар.

Саккорс с ужасающей скоростью летел в сумрачном небе Сембии. Далеко впереди нависала чёрная стена ордулинского вихря. Полосы молний бесконечными вспышками озаряли густые тучи. Тёмные облака кипели и бурлили, как будто в раздражении, как будто что-то внутри них было разгневано и ждало.

 

 

***

Ривален стоял над Сэйидом, отчаяние которого было почти физически ощутимым. Кожа Сэйида была покрыта священными словами Шар, его рот набит страницами «Листьев одной ночи». Скоро объявится Ривен вместе с сыном Эревиса Кейла, чтобы прочесть эти слова, но речь в «Листьях» шла не о том, на что они надеялись. Он положил руку Сэйиду на спину и мужчина задрожал от его прикосновения.

-Смерть, которую я пообещал тебе, скоро придёт. Сначала мир, затем ты, а потом и я.

И затем освобождение.

Сэйид снова задрожал.

Ривален взял в руку свой священный символ, поглядел в око Шар, почувствовал на себе прикосновение её силы. Она научила Ривалена тому, что ему требовалось знать. Его жизнь была поэтапным путём к откровению и правде.

-Ничто не длится вечно, - сказал он, цитируя тайную истину Шар. - Ничто.

Длинные, разветвлённые линии зелёных молний озаряли чёрные тучи. Гремел гром. Око Шар в предвкушении пульсировало силой. Она желала воплощения, желала кормиться. Скоро её желание исполнится.

Он шагнул сквозь мрак на верхушку крупного обломка разрушенной башни, которую когда-то занимал Кессон Рел. Там он стал ждать. Его враги были на подходе. Когда они появятся, он уничтожит их, освободит свою богиню и будет смотреть, как госпожа потерь пожирает мир.

 

***

Кейл, Васен, Орсин и Герак появились на краю площади в Ордулине. Площадь практически не изменилась с тех пор, как Кейл сражался здесь с Кессоном Релом. Потрескавшийся камень и разрушенные строения застилали местность, как нагробья титанов. Зелёные молнии призрачным светом пронзали сумрачную дымку. Выл ветер. Тёмный туман кружился в воздухе.

В центре площади висело медленно вращающееся ничто, холодная пустота, вечно тянущаяся сквозь время и пространство. В оке обитала Шар; Кейл чувствовал её там, вес её злобы, тяжесть её взгляда. Её существование не заполняло пустоту; оно определяло её. Ему стало дурно.

-Распроклятая тьма, - выругался он.

Прямо перед оком сгорбился обнажённый по пояс мужчина. Его спина была покрыта словами, один вид которых каким-то образом вселял беспокойство. Его глаза были открыты, но казалось, ничего не видели. Его рот тоже был распахнут, и оттуда торчал пергамент. Его щёки сильно раздулись, набитые бумагой.

-Боги, - прошептал Орсин. - Это Сэйид.

-Оно выросло, - сказал Кейл, кивая на око. Он видел эту пустоту давным-давно, когда Кессон Рел впервые её создал.

Возникло присутствие, тяжёлое, волнами излучающее силу.

-Скоро вырастет ещё больше, - сказал прямо позади них глубокий голос, голос Ривалена Тантула.

Все они одновременно развернулись, чтобы увидеть стоявшего позади ночного провидца. Из мрака под капюшоном сияли его золотые глаза. Они закричали, выхватили оружие, но было слишком поздно. Ривален произнёс единственное слово, и содержавшаяся в нём сила бросила на колени всех, кроме Кейла.

Клинок Пряжи поглотил и отразил силу заклинания Ривалена, но нагрелся от отдачи. Кейла отбросило. Удержавшись на ногах, он заскользил вперёд спиной, к оку Шар. Он чувствовал на себе взгляд госпожи потерь.

Васен, Герак и Орсин валялись на земле и стонали.

Ривален посмотрел на Кейла, сощурил свои золотые глаза и вопросительно наклонил голову.

-Кейл? - спросил Ривален.

Кейл уже встречался с Риваленом прежде, когда его бог был жив, а Ривален был всего лишь шейдом. Теперь Кейл, человек без бога, встретил бывшего шейда, который сам стал богом.

Он бросился в атаку. Ривален даже не пошевелился. Кейл наискось ударил Клинком Пряжи, но меч со звоном отскочил от теней, круживших вокруг Ривалена, как будто они были сотканы из стали. Ривален схватил Кейла за лицо одной рукой, произнёс слово силы и выпустил из ладони разряд нечистой энергии. Обычно эссенция тени Кейла позволяла ему сопротивляться действию магии, но сейчас магия исходила из рук бога.

От боли у него вырвался приглушённый крик. Кожа пошла волдырями, стала лопаться. Затрещали кости. Ривален легко отшвырнул его в сторону. Кейл ударился о мостовую, перевернулся, застонал, когда тень в его теле стала заживлять нанесённый Риваленом урон.

-Я сомневался, что увижу тебя снова, Кейл, - сказал Ривален. - Я не знал, справится ли твой сын. Но хорошо, что он справился. Ты прибыл сюда живым лишь для того, чтобы умереть.

Ривален схватил Орсина и Герака за плащи и поднял их одной рукой, затем взял второй Васена. Он понёс их к оку Шар, и Кейл испугался, что Ривален бросит их туда.

Кейл перекатился, сжал зубы от боли, и встал на четвереньки. Теневая эссенция в нём срастила кости, заживила ожоги. Он увидел, как Ривален швырнул всех троих на мостовую рядом с коленопреклонённым мужчиной.

Кейл встал, шагнул сквозь тени и появился позади Ривалена, занося Клинок Пряжи, чтобы обезглавить шадовар. Ривален обернулся, на его лице застыло презрительное выражение. Он перехватил удар голыми руками. Меч даже не порезал его плоть. Ривален вырвал оружие из хватки Кейла и отбросил меч в сторону.

Кейл зарычал, нырнул вперёд, ударил лбом в переносицу Ривалена.

С таким же успехом он мог ударить каменную стену. Ривален оскалился, схватил Кейла за горло и оторвал его от земли.

-Ты всего лишь человек, Кейл. Происходящее за гранью твоих возможностей.

Кейл кашлял, задыхался, бил ногами Ривалена в грудь, но удары проходили бесследно. Ривален тоже был за гранью его возможностей.

-Послушай своего сына, - сказал Ривален.

Ривален опустился на колени, продолжая держать в вытянутой руке борющегося Кейла, и прикоснулся к Васену.

Глаза Васена резко распахнулись, расширились, когда он увидел Ривалена и Кейла. Он потянулся к мечу, но ножны были пусты. Ривален схватил его за руку, рывком поднял на ноги и бросил на колени у сгорбившейся перед оком Шар фигуры.

-Читай, - приказал Ривален. - Ты же явился сюда, чтобы прочесть это?

Васен оглянулся на него, на Кейла, в тенях его глаза светились жёлтым.

-Думаешь, я не знаю, зачем вы пришли? Думаешь, я не знаю о планах Маска? Я знал всё это время. Знал всё. Вы рискнули всем, чтобы явиться сюда и прочесть «Листья». Так давайте послушаем.

Ривален тряс Кейла, пока говорил. В глазах задыхающегося Кейла появились искры. Его зрение сузилось, превратилось в тоннель, и в конце тоннеля был его сын.

-Читай! - крикнул Ривален. - Читай вслух.

Магия пропитывала его слова, превращая приказ в принуждение.

Васен повернулся и медленным, монотонным голосом принялся читать слова, записанные на спине сгорбленной фигуры, слова «Листьев одной ночи».

Ривален снова встряхнул Кейла.

-Слушай. Слушай, что произносит твой сын, Кейл.

Подчиняясь заклинанию Ривалена, Васен бормотал кощунственные слова, надиктованные самой Шар. От их звука Кейл моргнул, его ушам было больно. Пока Васен читал чёрные слога, око Шар стало вращаться быстрее. Оно излучало неприятный, диссонансный гул.

Кейл отчаянно пинал и бил Ривалена. Обычный человек от таких ударов потерял бы сознание или умер, но на Ривалена они не оказывали никакого эффекта. Кейл едва мог дышать. Он терял сознание.

Ему нужно было сбежать. Прежде чем потерять сознание, он позволил себе почувствовать тени вокруг, на всей площади. Он ухватился за них, стянул их к себе, и переместился сквозь них в другой конец площади, во тьму позади рухнувшей статуи. Там он рухнул на землю, задыхаясь, моргая. Тьма текла с его кожи. Эссенция тени начала исправлять ущерб, нанесённый Риваленом его горлу.

Он выглянул из-за статуи, чтобы увидеть, как Ривален раскинул руки и закричал в тёмное небо.

-Смотри, Кейл! Смотри, как твой сын приближает конец! В «Листьях» не записано никакого момента слабости! Я прочёл их! Слышишь меня? Там лишь мгновение триумфа! Ты слышишь, Кейл! Слышишь!

Око Шар расширилось, завертелось быстрее, и гул превратился в рёв, похожий на оглушительный рёв прибоя. Площадь задрожала. Насколько знал Кейл, дрожать вполне мог весь Торил. Исходящая из ока сила пропитала воздух. Повсюду взрывались маленькие шаровые молнии. Едкий дым смешивался с тенями, и всё это звучало эхом однажды посещённого Кейлом мира, мира, уничтоженного Шар.

Он пережил собственную смерть лишь для того, чтобы увидеть, как гибнет мир.

 

***

Ривену потребовалось несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Он позволил божественной силе ударить из него во всех направлениях. Дьяволов отбросило от него на расстояние броска копья, как сухие листья на сильном ветру. Он встал, тени змеились вокруг, и встретил Мефистофеля лицом к лицу.

Архиизверг приземлился на поле битвы в двадцати шагах от Ривена. Его глаза пылали красным от ненависти, его руки мерцали от опутавшей их энергии, медленные взмахи его крыльев обещали Ривену смерть.

-Больше не мог ждать, да? - насмешливо спросил Ривен. Он сунул сабли в ножны. - Перестарался, да? Асмодей разозлился на свою карманную собачку?

Мефистофель гневно нахмурил лоб.

-Ты ничего не знаешь, смертный, и не заслуживаешь украденной тобой силы. Ты даже не знаешь, как ею пользоваться. Будет даже справедливо вырвать её из твоего тела, пока ты будешь кричать.

Ривен ухмыльнулся, тени злым облаком кипели вокруг него.

-Ну и визгливо же ты лаешь, собачонка. Гав-гав.

Мефистофель взревел, взмахнул крыльями и бросился на Ривена. Вокруг архидьявола трещала сила, под его весом прогибалась земля.

Ривен ждал, ждал, готовился, и в последний момент швырнул себя на Мефистофеля. Вместо того, чтоб уклоняться от хватки архиизверга, он схватил руки Мефистофеля собственными. Они закружились, вцепившись друг в друга, пытаясь заполучить преимущество. Тёмная сила потекла в Ривена, обожгла его кожу. Он скорчился от боли. Тени, бурлившие вокруг человека и дьявола, потемнели, углубились.

-Эй, - сказал Ривен сквозь боль.

Мефистофель вопросительно посмотрел на него.

Ривен оскалился.

-Давай покатаемся.

Тени стали чёрными, как чернила, и перенесли их обоих в Ордулин.