Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )
@  Faer : (26 Октябрь 2018 - 09:07 ) @nikola26, выкладывай всё)
@  nikola26 : (25 Октябрь 2018 - 04:32 ) @Easter, ничего странного. Я предложил выложить вариант книги, где последние главы не редактированы, на сайт, но коллеги по цеху были против ) Поэтому имеем, что имеем.
@  Easter : (25 Октябрь 2018 - 08:28 ) nikola26, ну, просто странный подход - первая и третья книги есть, а второй нету...
@  nikola26 : (23 Октябрь 2018 - 05:18 ) @Easter, переведены. Только последние 6 глав не редактированы. Или их заново нужно переводить, не помню. Если очень надо, пиши в личку.
@  Easter : (23 Октябрь 2018 - 08:38 ) Народ, а Водные врата переведены? А то на сайте их почему-то нету...
@  Zelgedis : (08 Октябрь 2018 - 12:30 ) @PyPPen Каддерли надо вернуть.) Если у него будет ивл мировозрение после возвращения, то при его опыте и знаниях он покажет тэ где раки зимуют =)
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:33 ) Но у Дзирта и так полно потенциальных соперников - Квентиль, дом Меларн(что уже есть), Эррту, дочь Тосуна, сама Ллос, ну и, наконец, кто-то из его друзей, которых у него, после Героя, больше 30, если учитывать всех дворфов, дроу, девушек Вульфгара и т.д. и т.п.
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:30 ) @Zelgedis Оркус? Как же не из FR. Оттуда, никак иначе. Мб он где-то еще принцует, в этом вопросе я невежлив, но он точно есть в FR. Он и другой принц - Граст, прислуживают и завидуют Демогоргону.
@  Zelgedis : (03 Октябрь 2018 - 11:04 ) @PyPPen Король орков.)! Блин, я бы Дриззита с Оркусом принцем Нежити столкнул бы.) Но увы не из ФР персонаж.)
@  PyPPen : (03 Октябрь 2018 - 10:06 ) @Valter Да, как раз сегодня вспомнил. А до этого Хазид'хи был у дочери Тосуна, которую отправили на вершину горы к дракону за то, что она помогла Тиагу атаковать Дзирта, пока тот отвоёвывал Гаунтлгрим. Кстати, будет не удивительно, если она вернется, как очередной главный антагонист. Попытается вместе с драконом разрушить вновь отстроенную башню магов в Лускане, например...
@  Valter : (03 Октябрь 2018 - 07:27 ) PyPPen, вроде, он теперь у Джарлакса. Ему Громф отдал на услугу.
@  Redrick : (03 Октябрь 2018 - 05:51 ) Ну что вы как дети. Если Дриццт подерётся с Эльминстером - значит, на это дал разрешение человек, отвечающий за глобальное развитие сеттинга. И кто бы из авторов это действо не описал - в итоге они сначала подерутся, потом помирятся и пойдут вместе бить ЗлоЪ.
@  Alishanda : (03 Октябрь 2018 - 03:07 ) Если Дрицт подерется с Эльминстером, во вселенной ЗК случится коллапс и откроется черная дыра.
@  PyPPen : (02 Октябрь 2018 - 04:26 ) Кто сможет напомнить - у кого остался Хазид'хи после Героя?
@  PyPPen : (01 Октябрь 2018 - 12:16 ) @Zelgedis Ну все же посуди сам: Демогоргон - важная шишка. это не король орков, не лорд демонов, не красный маг, не генерал нетерильцев. князь(или принц, не помню иерархию) демонов, а это крупная шишка, как ни крути
@  Zelgedis : (30 Сентябрь 2018 - 11:29 ) @PyPPen Демогоргон - так себе масштабность... скучно как-то его приструнили... хотя пафоса отбавляй... кстати про новые книги вообще что слышно? ps не от ремесленника Сальваторе!
@  Faer : (29 Сентябрь 2018 - 01:32 ) Меларны в Мензо не переезжали. Это два благородных Дома объеденились и взяли себе название в честь Кающейся Леди. (Такое себе обоснование, как по мне - но не я придумывал)))
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 05:04 ) С другой стороны, там же, вроде как, о настоящем лишь половина книги, так что, вероятно, на 200 страниц йоклол норм соперник
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 04:49 ) Насколько я помню, дзирт, джарлакс и энтрери перебили жриц дома Меларн...Маларн...Маларни...? Это ещё тот, из которого, в своё время, были Халистра из ВПК и Карлайнд из Кающийся Леди, и который был в Чед-насаде, но, почему-то, переехал в Мензо? Мдемс.... Ну и "масштабность". Демогоргон -> Восьмой дом Мензо
@  Easter : (28 Сентябрь 2018 - 08:34 ) "- А если будут драться Дриззт и Эльминстер - кто победит?
- А это зависит от того, кто напишет об этом книгу!"
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:12 ) Новый враг йоклол с невыговариваемым именем и главная в доме, в который дзиртушка пришел и вынес половину жриц. Потому что хоть жрицы и могучи, но дрицт-то вне категорий и баланса.
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:10 ) Рэд, вот тебе шутка - а кто-то ведь серьезно нашел!
@  Zelgedis : (24 Сентябрь 2018 - 05:15 ) @PyPPen Придумать нового врага это легко... либо воскресить одного из старых или обратить друга во врага. Плавали-Знаем.

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 21:00
*****

#96703 Глава 13: Ростки хаоса Лолс

Написано Redrick 06 Февраль 2019 - 16:05

Глава 13

Ростки хаоса Лолс

 

Полурослик Виггльфингерс нашёл мужчину в переулке за таверной, в одном из пяти предназначенных для этого конкретного шпиона мест встречи.

- Моя плата, волшебник, - потребовал мужчина, когда полурослик приблизился. Для человека он был невысок, но всё равно возвышался над полуросликом-магом.

Виггльфингерс вздохнул и попытался скрыть неприязнь.

- Тебя что, вообще не беспокоит суть этих чрезвычайных сведений?

Похоже, это искренне позабавило мужчину — Артемиса Энтрери.

- Я думал, Джарлаксл, даже Дриззт До'Урден тебе дороги! - раздражённо добавил полурослик. Как же ему хотелось сотворить некий огромный магический катаклизм и стереть этого дурака с лица земли.

Мужчина пожал плечами и коротко кивнул.

- Но ты сразу же требуешь деньги!

- Разумеется, - ответил Энтрери. - Мы с Далией решили, что нам необходимо обзавестись жилищем получше. А для этого мне нужны деньги.

- А если у меня их нет?

- Тогда тебя бы здесь не было.

- Нет-нет-нет, забудь об этом, - сказал Виггльфингерс. - Предположим, сегодня я встретился с тобой, отчаянно нуждаясь в новостях, но без денег, чтобы тебе заплатить. Ты стал бы сообщать мне информацию, которую я передал бы Джарлакслу и госпоже Донноле? Или ты бы просто сидел молча и позволил другим страдать?

- Может быть, однажды ты узнаешь ответ.

- Я устал от твоих игр.

- Тогда вздремни. Тем временем напоминаю, что это не игра — если я делаю работу, я получаю деньги.

Полурослик только вздохнул и даже слабо хмыкнул. Он не верил, что собеседник на самом деле такой, каким притворяется, и полностью разочаровался в опасной репутации этого мужчины. На улицах Глубоководья хватало умелых шпионов-полуросликов, но госпожа Доннола приказала волшебнику встретиться именно с этим человеком.

Что раздражало его ещё сильнее, поскольку Энтрери был человеком Джарлаксла, а не Доннолы. Это знание тоже не слишком обнадёживало Виггльфингерса. Всё, что он сумеет выудить из этого негодяя, Джарлаксл почти наверняка узнает значительно раньше Доннолы — и отредактирует сведения, как пожелает, полагал волшебник. Он не мог спорить, что Энтрери обладает репутацией первоклассного шпиона, поскольку Джарлаклс считал того одним из лучших своих лейтенантов, а уж мечом и кинжалом Энтрери пользоваться умел. Но это было северное побережье Меча Фаэруна, регион, именуемый Свирепым Фронтиром, и мечников здесь было полным-полно.

Полурослик практически сразу ушёл, унося с собой ценную информацию о Маргастерах и лорде Неверэмбере для Доннолы, и возможно — дополнительную информацию для себя об истинной опасности этого странного человека.

И в самом деле, после того, как убийца рассказал о полученных недавно сведениях, он ещё долго следил взглядом за волшебником.

 

На столе между Доннолой Тополино, Виггльфингерсом и Джарлакслом горела единственная свеча. Слабое освещение подходило разговору, который приходилось вести шёпотом.

- Регис считает, что цена составила практически миллион золотых монет, - подтвердила Доннола.

- Даже король Бренор с трудом собрал бы такое сокровище, - сказал заинтересованный Джарлаксл. - Но этот практически неизвестный клан Каменная Шахта...

- Я же говорила, что это интригует, - с тихим смешком сказала Доннола.

- Ты сказала «немного интригует», если я правильно помню. Похоже, дела намного серьёзнее.

- Это ещё не всё, - отозвалась Доннола. Она посмотрела на Виггльфингерса.

- Ваш агент в Глубководье сообщил мне, что лорд Неверэмбер купил крепость совсем недавно и за малую толику той цены, которую заплатили дварфы. Думаю, вы уже об этом узнали.

Если Джарлаксла и обидело обвинение Виггльфингерса, он этого не выдал. Вместо этого он просто откинулся на спинку стула, сложил вместе свои длинные тонкие пальцы, обдумывая услышанное, собирая кусочки головоломки.

Волшебник продолжал.

- В Невервинтере находилось множество Маргастеров. Они даже присутствовали при дворе Неверэмбера, когда прибыли дварфы с оплатой, и у нас есть причины считать, что другие члены семьи Маргастер могли отправиться на север, чтобы встретить дварфийский караван по дороге к Невервинтеру.

- По их окольной дороге, - сказал Джарлаксл, и двое его собеседников встрепенулись, поскольку обычно Джарлаксл впитывал больше информации, чем сообщал сам.

- Дварфы обогнули Невервинтер по морю, прибыв в Порт Лласт, как вы и предполагали, - подтвердил наёмник-дроу. - Там они высадились, корабли отплыли обратно в ночи, а дварфы прямиком из доков отправились на север, без всякого шума и заявлений.

- Такое непросто устроить, - заметил Виггльфингерс.

- Даже сложнее, чем ты думаешь, - сказал Джарлаксл. - Жителей Порта Лласт часто осаждают. Чтобы провести через город под покровом ночи тяжёловооружённое войско дварфов такой величины, потребовался не один мешок золота, скользнувший в нужные карманы.

- Мы знаем, что золото у них есть, - сухо отозвалась Доннола.

- Но одного золота было бы мало, не так ли? - спросил полурослик-волшебник.

Джарлаксл чуть кивнул, но промолчал, задумчиво постукивая пальцами. Почему Маргастеры не разозлились из-за непредвиденной выгоды, которую Неверэмбер извлёк из только что приобретённой у них собственности? Они были там, при дворе. Их видел Регис. И в таверне, если верить Донноле, их тоже было немало. Джарлаксл считал, что их удовлетворение — не просто видимость для сторонних наблюдателей

Маргастеры были искренне рады сделке.

Термин «отмывание денег» пришёл ему на ум — как, наверняка, и его многословным товарищам за столом. Доннола и волшебник должны были повидать такое в Агларонде — там это была излюбленная игра, позволявшая качать чаши весов власти до тех пор, пока ничего не подозревающие соперники не лишались всякой возможности поддерживать текущий порядок.

Лорд Неверэмбер дёшево купил крепость у Маргастеров, которые на самом деле, наверное, даже не владели купчей. Затем дом Маргастер передал огромную сумму малоизвестному, всеми забытому клану Каменная Шахта, а те с шумом и фанфарами доставили деньги лорду Неверэмберу под видом выкупа за крепость, которую когда-то считали домом. Всем известно, что дварфы готовы пойти на огромные усилия ради возвращения утраченной родины.

И, конечно, клан Каменная Шахта всё это время на самом деле и так владел Терновым Оплотом, может быть, даже жил под крепостью. Настоящей целью операции в таком случае было отмывание и вывоз грязного золота.

- А теперь свежайший поворот, - сказала Доннола после того, как они долгое время просидели в молчании. - Дом Маргастер, возможно, не то, чем кажется. Нечто куда более зловещее.

Скрипнула, открываясь, дверь, и внутрь сунул голову полурослик-ассистент.

- Миледи, - сказал он, - ваш муж.

Ассистент широко распахнул дверь, и вошёл взъерошенный Регис.

- Тебе нужно быть в постели, - сказала Доннола, поднимаясь и направляясь к нему, но Регис придержал её вытянутой рукой.

- Мы все отдохнём, когда это закончится, - сказал он, присаживаясь за стол. Усевшись, он тяжело вздохнул, заметно уставший и потрясённый. - Поверьте мне, я рад, что жив и могу сидеть здесь, присоединившись к вашей встрече. Всё благодаря удачливости и хорошим друзьям, - добавил он, кивнув на Джарлаксла.

- Ты забыл о собственной смекалке, позволившей выбраться из тех тоннелей? - спросила Доннола.

- Я же сказал — удачливость, - ответил Регис. - Мне повезло, что в отличие от обычных полуросликов в воде— а точнее, под водой — я чувствую себя как дома.

- Вне зависимости от причин, - сказал Джарлаксл, поднимая кубок с вином, - мы все рады счастливому исходу.

- И, наверное, сомневаетесь в моей истории, - сказал Регис. - Как и я сам!

- Но рассказ Айберделл полностью совпадает с твоим, - заметил Виггльфингерс.

Регис благодарно кивнул волшебнику. Он был рад, что об этом сказал именно Виггльфингерс, которого Регис считал наименее благосклонным из всей троицы.

- Теперь мы должны узнать, что живёт под замком лорда Неверэмбера — и, похоже, в Невервинтерском лесу, - сказала Доннола.

- Лес не впервые принимает существ с нижних планов, - сообщил им Джарлаксл.

- Ашмадаи? - спросила Доннола. - Я считала, что их больше нет.

- Такие культы редко пропадают навсегда, - ответил дроу. - Они все подобны зловещим одуванчикам. Мои источники нашептали, что Асмодей приобрёл немало последователей в Глубоководье.

- Асмодей — архидьявол, - вмешался Регис. - Это были демоны, а не дьяволы.

- Откуда ты знаешь? - спросил Джарлаксл.

- Мы уже проходили это в землях Кровавого Камня, - напомнил Регис. - Поверь мне — у меня на глазах леди Инкери превратилась в глабрезу, уже знакомого мне демона.

- В тебе, друг мой, я не сомневаюсь, - сказал Джарлаксл, когда тот же самый ассистент Доннолы снова сунул голову в комнату, - но дьяволы тоже на такое способны, и многие напоминают...

- Не дьявол, - сказал другой дроу, входя в комнату нетвёрдой походкой. Его левая рука была плотно прижата к боку. - Глабрезу.

Джарлаксл вскочил из-за стола и бросился на помощь своему раненому солдату. Доннола крикнула помощнику найти подходящего жреца.

- Жить буду, - заверил их Браэлин Джанкуэй, всё равно усаживаясь в предложенное Джарлакслом сидение.

- Глабрезу? - спросил его Джарлаксл.

Браэлин кивнул.

- И чазмы, и другие. Все демоны. Выдающееся собрание, сосредоточенное сейчас в Невервинтерском лесу, но мне кажется, что они явились из самого города в погоне за Регисом.

Он повернулся и подмигнул Регису.

- Ты уже дважды обязан мне жизнью, полурослик. Может, Джарлакслу стоит платить мне из твоего кармана.

- Дважды?

- Женщина с луком на берегу озера в Долине Ледяного Ветра, - объяснил Браэлин. - Думаешь, это твой собственный выстрел оказался таким удачным?

Какое-то время губы Региса шевелились слишком быстро, чтобы произнести настоящие слова, потом наконец он сумел выпалить:

- Это был ты?

Браэлин слабо рассмеялся, после чего закашлялся кровью.

- На севере есть хоть что-нибудь, за чем не следит Джарлаксл? - спросил Регис полным сарказма голосом.

- Нет, если это в моих силах, - ответил Джарлаксл, растирая Браэлину спину и пытаясь облегчить очевидную боль раненого солдата. К счастью, вскоре в комнату ввалились двое клириков со священными символами в руках, полурослик и дварф.

Джарлаксл отступил в сторону, когда они принялись трудиться над Браэлином. Убедившись, что раны дроу не смертельны, он позволил себе задуматься над насущными делами. Он не сомневался в истинности докладов Региса и Браэлина; в конце концов, поклонники Асмодея в Глубоководье набрали такое влияние благодаря тому, что в последнее время демоны стали появляться по всему Фаэруну. Некоторые глупые люди, напуганные и отчаявшиеся, верили, что союз с законопослушными дьяволами каким-то образом окажется лучше, чем угроза непредсказуемых демонов.

Джарлаксл признавал, что в этом есть доля истины, но лишь в определённых обстоятельствах. Дьяволы были более предсказуемы, чем демоны, которые обычно являлись всего лишь жуткими машинами для убийства, отличавшимися даже меньшей тонкостью, чем требушет, швыряющий в деревню горшки с огнём. Загвоздка заключалась в том, что избавиться от дьявола, особенно от такого, которому ты должен, всегда было сложной и дорогостоящей задачей.

Но с Глубоководьем он разберётся потом. Более срочный вызов включал в себя лорда-защитника Невервинтера и его странных сообщников.

- Демоны, - прошептал он неслышно, чтобы сосредоточить мысли. Джарлаксл подозревал, что источник этих незванных гостей по всему побережью Меча может оказаться тем же самым, из которого в земли Кровавого Камня не так давно явилась Малкантет, королева суккубов.

Ему нужна была информация, и срочно — и наёмник догадывался, кто лучше всего сможет её для него добыть.

 

- Так хорошо вернуться в края, которых я никогда не видала, - заметила Амбергрис О'Мол, вприпрыжку следуя по дороге со своей здоровенной двуручной булавой, Крушителем Черепов, на плече.

- Как ты можешь вернуться, если никогда их не видала? - подколол её спутник — её любовник и лучший друг, Атрогейт. Толсторукий дварф нашёл сегодня утром несколько свежих коровьих лепёшок, чтобы лучше уложить свою большую чёрную бороду, и этот аромат казался Амбер опьяняющим.

- Знаю я местечко, куда ты ещё не скоро вернёшься, умник.

Атрогейт в ответ громко хмыкнул, хотя не в первый раз слышал такое от Амбер и знал, что его влюблённая спутница говорит не всерьёз — или, по крайней мере, ей не хватит выдержки исполнить свою угрозу.

- Слышь, у тебя ноги не устали? - спросил Атрогейт. - Если чё, я свинью вызову.

Он схватился за сумку, в которой хранилась статуэтка, используемая для призыва волшебного адского борова.

- В тебе-то свинью я всегда могу вызвать, - заметила Амбер, не в силах сопротивляться. - Но нет, любимка, давай пройдёмся, поскачем и потанцуем. Ох, какая ж она красотулька!

Амбер окинула взглядом всё небо, ярко-синее и усыпанное пушистыми белыми облаками, но Атрогейт просто с восхищением смотрел на неё, ответив:

- Ещё какая!

Они шли всё утро, болтая и наслаждаясь прогулкой, рассчитывая скоро возвратиться в Кровоточащие Лозы, хотя оставили это место далеко позади. День выдался тёплым для этого времени года, но зима держала свои позиции, и караваны пока что не отправились в свои весенние путешествия, отдав весь тракт в распоряжение дварфийской пары. Что ещё лучше, сейчас они снова подошли к береговой линии, почти обогнув Топи Мертвецов, и запах болота быстро сменился освежающим ароматом соли и моря.

В поисках места, чтобы остановиться и перекусить, они наткнулись на дорогу, отходящую от Торгового тракта на запад, и пройдя по ней до следующего подъёма, увидели океан... и что более важно, простую серую крепость с плоским центральным зданием и двумя башнями по бокам.

Амбер достала грубый рисунок, сделанный для неё Джарлакслом, и кивнула Атрогейту.

- Терновый Оплот, - сказала она.

- Чтоб как раньше, её и за миллион золотых не отстроишь, - посетовал Атрогейт, поскольку форт действительно был не слишком впечатляющим и не обладал стратегической ценностью. - Ну, значит Каменную Шахту устраивает. Пойдём посмотрим, чего сможем. Должны ж у них найтись деньжата на хороший пир!

Они спустились по неровным камням к тому, что казалось подъездной дорогой, хотя давно превратилось в спутанные лозы и мусор. Перед ними возвышались главные ворота крепости: пара огромных, окованных железом деревянных дверей, с виду способных сдержать целую орду великанов. Когда-то, но не сейчас, поскольку они створки нараспашку, у одной не хватало верхних петель, из-за чего она покосилась, оставляя достаточно широкую брешь, чтобы дварф прошёл, не сгибаясь, что, когда Атрогейт это заметил, и доказал желтоволосый дварф, вышедший наружу и отступивший в сторону. Дварф скрестил крепкие руки на груди, на верхней был надет щит, в другой была булава.

Наверху другие дварфы глазели на них со стены.

- Клан Каменная Шахта, я так думаю, - сказал Атрогейт своей возлюбленной.

- Ага. Ну и противные же, - ответила Амбергрис.

Наружу вышел второй дварф, потом третий и четвёртый. Они построились в ряд и шагнули навстречу приближавшейся паре. Позади них через ворота просачивались новые дварфы.

- Здорово! - крикнул им Атрогейт, махая рукой и карабкаясь на последний камень перед немного выпрямлявшейся подъездной дорогой. Он обернулся, чтобы помочь Амбер, но она просто перепрыгнула через камень и покатилась, уперев свою большую двуручную булаву так, чтобы та помогла ей вскочить прямо на ноги.

- Ага, здорово, и мы ищем чегой-то пожрать, - крикнула она, проходя мимо Атрогейта. - И рады видеть дварфов в этом неизвестном месте, да!

- Ну а кого вы тут ожидали? - спросил один из-за передних четырёх дварфов, выходя вперёд. Он был определённо силён, с жёлтыми волосами, собранными в косички, и большой бородой, способной посоперничать с бородой Атрогейта. По описанию, которое дал Джарлаксл, Атрогейт решил, что это Бронкин, командир войска, которое было в замке лорда Неверэмбера.

- Никого не ждали, - сказал Атрогейт прежде чем Амбер успела ответить. - Мы долго шли и не знали, чего ждать. Слишком далеко к югу от нового дома дельзунских, да, и не достаточно далеко на север для Долины Ледяного Ветра.

- Нового дома дельзунских? - спросил желтоволосый дварф, выступая вперёд вместе с дюжиной своих товарищей, разошедшихся по сторонам и вокруг, чтобы обступить с боков приближающуюся пару. - Вы, значит, про Гонтлгрим? Или про этот дом, который сейчас видите?

- Гонтлгрим, да, - ответил Атрогейт. - Про этот, о котором ты говоришь, я не знаю, но это, ты из дельзунских, или нет?

- А если нет?

- Я просто думал, что на севере все дварфы из дельзунских, вот и всё, - сказал Атрогейт.

- Может быть, мы из дельзунских, а может быть и нет.

Атрогейт пожал плечами, как будто это было неважно, хотя подобные ответы определённо казались неуместными и неожиданными. Дельзунский народ веками представлял великое северное королевство дварфов, и к ним относили себя почти все дварфы на севере Фаэруна — или по крайней мере демонстрировали какое-то уважение.

- Значит, можете быть, а можете и не быть, - сказала Амбер. - Но мы уж точно рады вас видеть, значит, поскольку у меня горло дерёт от сухости, а живот урчит, как чокнутый, и дварф не дварф, если он не седой, да?

- Угу, - ответил предводитель Каменной Шахты, хотя не слишком убеждённо.

- Так что жрать будем? - настаивала Амбер.

- На вертеле пусто, - сухость его тона говорила об угрозе.

- Ну так найдите что-нибудь, - сказал Атрогейт. - Вы ж сородичам не откажете?

- Каким сородичам? - спросил другой дварф.

- Сородичам Бренора, наверное, - добавил третий и сплюнул на землю.

- У вас что, проблемы с Бренором? - спросила Амбер. - И что это за проблемы? Он возродил Гонтлгрим из руин и теперь королевство процветает.

- Да, и если у вас с этим проблемы, так может расскажете нам? - добавил Атрогейт. - Мы ищем его и Гонтлгрим, и надеялись, что дорога стоит того. Мы что, чего-то не знаем?

- Здесь друзей Бренора нет, - сухо заявил тот, кого Атрогейт посчитал Бронкином. - И у друзей Бренора друзей здесь тоже нет.

- А ты кем тогда будешь? - спросила Амбер. - И что это за место? Лучшая остановка для усталых дварфов?

- Уж точно нет, - пробормотал один из Каменной Шахты.

И Амбер, и Атрогейт посмотрели на этого дварфа, потом обратно на предводителя, который просто пожал плечами, не выражая своего несогласия.

- Значит, ты говоришь нам уходить, - сказал Атрогейт.

- Я такого не говорил, - ответил предводитель.

- Он побежит прямиком к Бренору, - сказал другой.

- А тот вернётся с целой армией, ведь все должны склониться перед ним или умереть, - сказал третий.

- Да, но он же король всего, ты что, не знал? - сказал ещё один. И продолжая говорить, они расходились ещё дальше, почти сомкнув кольцо вокруг пары.

- Не очень-то ты дружелюбен, паря, - сказала предводителю Амбер. - Даже имён наших не спросил — и своего не назвал.

- Её зовут Амбер, а его Атрогейт, - крикнул дварф со стены. - Шпионы Бренора.

- Хуже, - сказал дварф сбоку от пары, вытаскивая топор из-за спины и укладывая его на плечо. - Эти двое — шпионы растреклятых эльфов-дроу.

Атрогейту пришлось сильно постараться, чтоб у него не отвисла челюсть. Откуда они всё это знают? Откуда они знают про Джарлаксла больше, чем Джарлаксл знает про них? Такого никогда не было!

Но теперь у них с Амбер не осталось другого выбора, и когда она подняла Крушитель Черепов, он достал из-за спины свои цепы, немедленно принявшись вращать бойками.

- Мы не ищем неприятностей, - сказал он предводителю.

- Интересно, что же вы найдёте.

- Мы просто поинтересовались новыми соседями, - добавила Амбер. - Любой дварф поймёт.

Кольцо стало смыкаться вокруг них. Каменные Шахты держали оружие наготове.

- Вы делаете ошибку, парни, - предупредил Атрогейт.

Пока он говорил, дварф со щитом и булавой прыгнул на него, пытаясь протаранить. Атрогейт призвал свой цеп Шмякалку, создав покрытие из особого масла, которое взорвалось, когда он обрушил шар на этот щит, расколов баклер на дюжину разлетевшихся осколков и отшвырнув на дюжину шагов нападавшего. Атрогейт боялся, что убил бедолагу, но что ещё ему оставалось?

Другие Каменные Шахты сделали несколько быстрых шагов, но одновременно отступили перед взмахом смертоносной двуручной булавы Амбер.

- Ты и я! - бросил Атрогейт вызов предводителю. - Или Бронкин Каменная Шахта — трус?

Другие засмеялись, но их смех звучал как-то странно.

Бронкин просто улыбнулся и кивнул.

- Мне понравится.

Но он не вышел вперёд. Он кивнул налево и направо, и десять оставшихся дварфов бросили своё оружие. Сначала казалось, будто они сдаются, но потом они все как один взметнулись в воздух, прыгнув на пару. Не прыгнув, на самом деле, а ныряя, как будто в бассейн с водой.

Они коснулись земли и погрузились в неё, исчезнув, как выдры в пруду.

- Что за Девять Адов? - промямлил Атрогейт, и земля вокруг них с Амбер пошла пузырями и засочилась какой-то жидкостью, похожей на чёрную смолу. Из этой жидкости вернулись дварфы Каменной Шахты, но уже не в облике дварфов. Вокруг Атрогейта и Амбергрис поднялись десять чёрных щупалец с когтями на конце, с присосками по бокам, как у осьминога.

Атрогейт бешено завертелся, сражаясь с ближайшими щупальцами. Амбергрис тоже попыталась отбиться от них, хотя не так успешно со своим единственным тяжёлым оружием. Она ударила одно, отбросив его в сторону, но второе хлестнуло её сзади, перехватив по спине и швырнув ничком — точнее, она бы упала ничком, если бы крюк и верхние щупальца не поймали её и не поставили на ноги, а потом подняли вверх, помотав её в воздухе, прежде чем с огромной силой ударить о землю.

Атрогейт услышал её тяжкое «ох» среди шлепков мелькающих цепов, когда она поцеловала камень. Он яростно бросился в её сторону, остервенело размахивая оружием.

Амбер снова поднялась. Её лицо было всё в крови, но на этот раз она развернулась и схватилась за щупальце руками и зубами — и это, похоже, возымело эффект, судя по тому, как забилась жуткая конечность.

Атрогейт перекатился под удар щёлкнувшего когтя и вскочил на ноги, чтобы увидеть смеющегося и показывающего пальцем куда-то пальцем предводителя. Он бросил взгляд на свою возлюбленную и понял, что должен верить в неё. Атрогейт бросился вперёд, отбрасывая жадные щупальца. Одно поймало его, обернулось вокруг туловища, но крепкий дварф повернулся в вместе с ним, закрутившись, чтобы завязать щупальце потуже, как кролик, заворачивающися в питона!

Вот только этот кролик обладал силой грозового великана, и Атрогейт схватился руками за щупальца, повернулся ещё разок, затем потянул изо всех сил.

Пронзительный вопль раздался... откуда-то, когда щупальце начало отрываться от земли. Другие щупальца били по дварфу, но он заревел, не обращая на них внимания, и продолжал тянуть, вырывая корчащуюся конечность.

Щупальце обмякло, его кольца упали с Атрогейта, и как только оно коснулась земли, корчась в агонии, то превратилось обратно в дварфа, только покалеченного и умирающего, харкая чёрной кровью.

Атрогейт в ужасе уставился на эту картину. Что за безумие?

Атрогейт отыскал предводителя дварфов, с ненавистью глядящего на него. Тот больше не смеялся. Бронкин сделал жест дварфу рядом, который похлопал по подвеске у себя на шее. Та вспыхнула внутренним чёрным сиянием, и дварф тоже вспыхнул, неожиданно вырастая, отращивая себе новые руки, его волосы превратились в шерсть, а дварфийское лицо — в морду собачьего демона.

- Загадка решена! - взревел Атрогейт и бросился на глабрезу, плечом отбив другое извивающееся щупальце, а ещё одно — огрев цепом. - Амбергрис, девочка моя, давай!

Атрогейт почти достал до ждущего четырёхлапого демона, но с удивительной координацией — похоже по команде от наблюдающего Бронкина — два щупальца метнулись к нему снизу, схватили его за лодыжки и заставили упасть лицом в землю. Первым инстинктом дварфа было схватиться за камень, но ярость одолела его, и вместо этого он повернулся к щупальцам, собираясь расплющить их, поскольку у Шмякалки была готова новая порция масла.

Однако прежде чем он успел замахнуться, Атрогейта неожиданно подняло в воздух и завертело. Двигаясь в унисон, щупальца с силой обрушили его вниз на чёрную слизь и твёрдые камни.

Он отскочил, выпустил свои цепы, и потом полетел сам, вертикально вверх... только на этот раз щупальца его отпустили.

Атрогейт воспарил высоко в воздух, крутясь во все стороны. Он окрикнул свою любимую, потом увидел её подвешенной в воздухе, раскинув ноги и руки, удерживаемую за запястья и лодыжки натянутыми щупальцами. И там, рядом с ней, стоял глабрезу, оглядываясь на Атрогейта и злобно, так злобно скалясь, обхватив клешнёй грудь бедной, беспомощной Амбер.

Разрезая...

Так медленно...

С этой единственной последней мыслью Атрогейт ударился о землю и забыл обо всём.

 

Закнафейн был рад приняться за работу, рад снова вернуться на дорогу приключений — тем более приключений, в которых могла представиться возможность убить жрицу-дроу, что всегда приносило ему удовольствие — и больше всего рад оказаться вдали от ситуации, которую не мог осознать или нормально переварить. Он слушал рассказы человеческой женщины и сына, и не мог отрицать, что находит в них утешение и надежду. Но он не мог заставить себя принять человеческую женщину в качестве невестки, и её ребёнка, полукровку...

Он отбросил эти мысли и сосредоточился на своей миссии.

Он был благодарен, что Джарлаксл доверил ему это задание. Оружейник оглянулся на двух тёмных эльфов, идущих следом, Браэлина Джанкуэй и Джейрелл Фей, одну из немногочисленных женщин в Бреган Д'эрт и жрицу некой богини, что удивительно — не Лолс. Закнафейн попытался расспросить золотоглазую красавицу о её божестве, но она лишь нахмурилась и сказала ему занять позицию впереди, как приказал Джарлаксл.

От этого она показалась Закнафейну только более привлекательной — совсем неудивительно, поскольку женщина-дроу, обладавшая достаточной храбростью, чтобы предложить свои жреческие навыки любой богине, кроме Паучьей Королевы, в глазах Закнафейна была весьма привлекательна.

Теперь он шёл во главе, в двадцати шагах от своих спутников, пересекая тоннели верхнего Подземья, и напомнил себе, что вместо спутников позади должен сосредоточиться на извивающемся проходе впереди.

- Вопрос: как отыскать дроу? - спросил он по себя и улыбнулся, вспомнив давний разговор с Джарлакслом в тоннелях значительно глубже этого.

Закнафейн задумался над ответом: несколько веков тому назад в Мензоберранзане он нашёл ответ, но на этот раз у него не было пленников-полуросликов, и оружейник был этому только рад. Джарлаксл заверил его, что о таких вещах позаботятся.

- Действительно, как? - прошептал он и пошёл дальше.




#96696 Глава 12: Странное опьянение

Написано Redrick 30 Январь 2019 - 10:34

Глава 12

Странное опьянение

 

Регис боролся, корчился и почти сумел высвободиться, чуть-чуть не вытащив себя из фонтана. Но водяное чудо-юдо поймало его и снова придавило, на этот раз сильнее, и он ударился головой о дно чаши. Он дёргался и пытался расплескать воду, но мир становился темнее и темнее, пока чувства не оставили его.

Он очнулся какое-то время спустя, по-прежнему прижатый ко дну водяного бассейна.

Удивлённый тем, что жив, полурослик попытался разобраться в происходящем, и ему потребовалось долгое, почти паническое мгновение, пока он опять не вспомнил о своём наследии дженази. Он бы давно утонул, если бы не удачная родословная.

Он точно не знал, сколько провёл без сознания — или сколько времени у него осталось, невзирая на кровь затронутых планами дженази.

Он перестал трепыхаться — в прошлый раз чудо-юдо едва не раскололо ему череп. Вместо этого он тихонько опустил руку на бедро и вытащил свой трёхклинковый кинжал, внешние два клинка которого были выполнены в виде извивающихся змей.

Затем он сделал быстрое движение, выворачиваясь и вонзая оружие в тварь — один, два, три раза!

Полетели брызги. Чудовище прижало его вниз и ударило по руке с оружием своими щупальцами. Краем глаза Регис видел, что кинжал попадает в чудовище, но видел и то, что удары эти почти не вредят, если вообще вредят, вязкому созданию. Но несколько капель полетели в сторону, хотя он не знал, была то просто вода или куски твари.

Зато он знал, что не может выиграть этот бой. Вскоре щупальце схватило его за руку. Что ещё хуже, тварь с невероятной силой надавила на его голову, пытаясь раздавить о дно чаши. Он снова забился, выпуская струи пузырей. Когда кинжал выбили из его руки, он попытался бить кулаками, царапаться — хоть что-нибудь. Другая рука нырнула в сумку, слепо пытаясь что-то нащупать, и когда его пальцы наконец сомкнулись на каком-то предмете, он ударил им о воду.

Три серебряных монеты поплыли вниз перед его выпученными глазами.

Затем появился пузырёк для зелий, перевёрнутый и плавучий, его пробка тыкалась Регису в лицо.

Он попытался сдуть его прочь, но увы — воздух наконец закончился.

Он тонул.

Он пытался закричать, пытался повернуться, пытался встать. Он бил, хватал, шлёпал, царапался и сумел схватиться за дно пузырька.

Когда его зрение начало размываться, в сознание потекли странные мысли. Его с отчаянной силой поразила одна странная идея: может быть, это неиспользованный пузырёк, и внутри полно воздуха!

Будь он способен размышлять здраво, то понял бы, что это тщетная надежда. Но он всё равно ухватил пробку зубами, принявшись мотать головой и жевать, и когда пробка выскочила, попытался вдохнуть поток.

Но нет, пузырёк не был пуст, и вместо сладкого воздуха наружу хлынула тёмная жидкость, окрасив воду, и теперь он вдобавок ничего не видел!

Снова сомкнулась тьма, на этот раз — не просто потеря сознания, а глубокий сон смерти.

По крайней мере он передал важную информацию Айберделл. Он не мог подвести друзей. Он поступал так в предыдущих жизнях, но только не в этой.

Он попытался сосредоточиться на этом, зная, что обречён, но потом внезапно чаша задрожала и вода взметнулась, как будто под ударом цунами. Прежде чем понять, что происходит, Регис полетел назад в комнату. Он тяжело ударился о пол, приземлившись на пятую точку, хватая ртом воздух и пытаясь отползти от этого водяного монстра, приглядываясь к каждому движению в чаше.

Чудище угрожающе поднималось, подобно жидкой булаве, всё выше и выше. Затем оно метнулось влево, потом вправо, покачиваясь в гипнотическом танце, совсем как змея.

- О нет, - выругался Регис, ожидая, что оно бросится на него, надеясь, что он достаточно далеко и понимая, что скорее всего — нет.

Но чудище нырнуло обратно за край чаши, расплескав вокруг воду. Затем оно неожиданно снова взметнулось, но лишь немного, перед тем как снова распластаться. И второй раз, и в третий, как будто пузыри внутри принуждали его.

Регис недоумённо покачал головой. Может быть, это какой-то способ читать заклинание? Не похоже, скорее, выглядит как какое-то внутреннее раздражение... икота?

Он посмотрел на пузырёк с зельем, который по-прежнему сжимал в руках: кишкобой.

Полурослик широко распахнул глаза и он недоверчиво уставился на пузырящийся икающий бассейн!

Он отполз в сторону, увеличивая расстояние между собой и чудовищем, но вернулся, чтобы забрать свой ценный кинжал. Он нашёл его вонзившимся в пол. Тонкий волшебный клинок легко вошёл в деревянную балку. Регис попытался вытащить его, наконец вырвав вместе с ним кусок дерева, и торопливо развернулся, чтобы покинуть эту проклятую комнату.

Но блеск золота мгновенно заставил его остановиться, и полурослик выпучил глаза ещё сильнее, взглянув на вырубку в полу, когда понял, что под деревом в этой комнате находится золото!

Регис вонзил в доски свой кинжал, вырезая куски и отбрасывая их в сторону. Ни одна голодная собака не раскапывала кости с такой решительностью.

Он зачерпнул руками золотые монеты, золотые слитки, платину. И драгоценные камни, и украшения. Сокровища всех сортов, неожиданно оказавшиеся перед ним. Он начал набивать сумку, хихикая, поскольку знал, что скорее всего сможет унести всю эту комнату в волшебном надизмеренческом кармане, и его настроение неожиданно улучшилось, когда мысли о близкой смерти исчезли под действием сверкающих сокровищ.

Он принялся за работу, чуть не напевая себе под нос, пока не услышал за спиной:

- Так-так, похоже, у нас тут маленькая крыса.

 

- С вашей стороны будет разумно пригласить верховную мать Шакти Ханзрин к себе домой, - сказала Эскавидне Жиндии Меларн в Мензоберранзане.

Мать Зиндия с любопытством взглянула на пару йоклол. Шакти была здес всего два дня назад и часто навещала дом Меларн, в особенности теперь, когда Жиндия стала помогать ей с последними и наиболее ценными торговыми приобретениями: изысканными драгоценностями, которые представляли собой куда большее, чем казалось на первый взгляд.

- Что вам известно? - с подозрением спросила Жиндия.

- Весьма вероятно, что мать Шакти может обеспечить тебе неожиданную поддержку в охоте на этого возродившегося До'Урдена, - объяснила Эскавидне. - Она завела могущественных союзников на поверхности.

Мать Жиндия покачала головой и хмыкнула. В конце концов, однажды на поверхности уже р азыгрался подобный сценарий, и совсем не в её пользу.

-Вот увидишь, - пообещала Эскавидне. Она взглянула на свою подругу-йоклол и кивнула, и обе исчезли во вспышке, преодолев барьер между планами, чтобы оказаться в палате перед тронным залом Лолс.

- Это будет захватывающее зрелище, - пообещала Эскавидне после их возвращения.

Йикардария, менее убеждённая в их действиях, хотя она отчаянно хотела отомстить Ивоннель и прочим за их предательство, добавила:

- Надеюсь, будет по меньшей мере информативно, ведь уже этого хватит, чтобы позабавить Паучью Королеву.

Эскавидне хихикнула. Этот звук превратился в бульканье, которое превратилось в лопающиеся пузыри грязи, когда она вернулась в своё настоящее обличье.

 

У двери стояли двое мужчин, один сжимал булаву, а другой — меч. Они были похожи на Маргастеров, с такой же белой кожей и угольно-чёрными волосами, оба были крупными и сильными, очевидно утгардской крови.

Регис быстро оглядел комнату, подсчитывая шаги в разных направлениях.

Маргастеры приблизились...

...и полурослик подскочил вверх, бросая свой волшебный факел в странный фонтан, где его немедленно проглотило странное чудовище, значительно уменьшив освещённость комнаты. Регис бросился влево, но всего на шаг, потом свернул вправо, потом снова влево, устремившись на парочку.

Он снова подался влево, затем быстро направо, лишь для того, чтобы промчаться между мужчин. Любую радость сдерживал тот факт, что они наступали ему на пятки.

Он с трудом различал что-либо вокруг, но Регису приходилось рисковать, и достигнув двери, он высоко подпрыгнул, схватившись за маятник сразу над лезвием и прокатившись на нём наружу в тоннель. Там он поднял ноги, чтобы оттолкнуться от стены, отталкивая маятник назад. Он спрыгнул, упал на пол и немедленно откатился в сторону, вскочив на ноги и выхватив оружие.

В комнате вспыхнул факел, а маятник качнулся обратно к Регису, затем — назад в комнату. Как только маятник исчез, наружу выскочил первый из Маргастеров, бросившись на полурослика.

Тот держал кинжал наготове, но не собирался им пользоваться. Быстрым движением он снял одно из боковых лезвий и бросил его в атакующего. Лезвие в форме змеи превратилось в настоящую змею, скользнувшую по груди мужчины, чтобы обернуться вокруг его шеи живой удавкой. Вместе с этим над его плечом возник ухмыляющийся призрак, воплощение жестокого оружия, и с силой дёрнул, легко сбив с ног могучего мужчину.

Тот ещё не успел приземлиться, а полурослик уже бросил второй снаряд в оставшегося противника. Этот Маргастер тоже рухнул, факел вылетел из его руки и отскочил от маятника, и тяжёлый клинок ударил бедолагу по ногам, когда тот отлетел.

Регис вздрогнул, увидев рану на ногах бедолаги, и поморщился ещё сильнее, наблюдая, как призраки-душители делают своё дело. Он пришёл сюда не для того, чтобы убивать.

Но ведь и не для того, чтобы умирать.

Он направился обратно в комнату — после столкновения маятник перестал раскачиваться — но сразу же остановился. Он посмотрел в конец тоннеля и решил отказаться и от этого маршрута. Проблема заключалась в том, что ему нужно было уходить, но Регис не хотел снова погружаться в ледяной поток, спасаясь от преследования. Однако других идей у него не было.

Он подошёл к первому мужчине, посиневшему и беспомощно размахивающему конечностями. Регис остановился и начал пристально наблюдать.

С каждой секундой движения мужчины слабели. Он издал слабый булькающий звук, но Регис выждал ещё немного. Он должен был убедиться, что мужчина хоть какое-то время его не потревожит. Второй Маргастер неподвижно лежал рядом с маятником, видимо, уже погибнув.

- Проклятье, проклятье, проклятье, - выругался полурослик, подведя рапиру ближе, едва не пронзая призрака, но выжидая. Он должен был ждать.

Наконец мужчина обмяк, и Регис ткнул призрака своей рапирой, уничтожая его. Полурослик наклонился к Маргастеру, не зная, жив тот или мёртв, но раздражённо тряхнул головой — времени не было. Он промчался мимо маятника, подхватил брошенный факел Маргастера, ткнул второго призрака, освобождая второго мужчину. Убегая по тоннелю, он услышал за спиной кашель и почувствовал себя немного лучше.

Он приближался к первой пещере, надеясь, что отравленный слуга по-прежнему сладко спит. Он ухмыльнулся, услышав храп, и вошёл внутрь, чувствуя уверенность. Но это чувство быстро пропало, поскольку его ожидал ледяной канал. Конечно, это его не убьёт, но уж точно не согреет.

Он нашёл громко храпящего мужчину на том же самом месте. Не тратя зря времени, Регис начал раздеваться, сунув плащ, сапоги и рубаху в волшебную сумку.

Он как раз снял с шеи арбалет, когда услышал шум ниже по проходу и вздохнул, решив, что это один из стражников очнулся после удушения и упрямо отправился за ним.

- Увы и ах, - прошептал он, накладывая дротик и натягивая тетиву.

Дверь отворилась, и в дверном проёме показался не стражник, а женщина, высокая, черноволосая и довольно красивая.

Внутрь спокойно вошла Инкери Маргастер, та самая, что была рядом с Неверэмбером, когда дварфы явились с платой.

- Что за игры, коротышка? - спросила она.

Регис вздохнул, не желая стрелять в даму.

Но всё равно выстрелил.

Дротик пролетел через всю комнату и попал ей прямо в грудь. Она придушенно взвизгнула, потом с интересом опустила взгляд на снаряд, потом посмотрела на Региса.

- Ну что ж, - сказала она, выдернув дротик и отбросив его в сторону.

Регис таращился на неё с другого конца комнаты, выискивая какие-нибудь признаки того, что яд начал действовать. Но нет. Она потёрла ладони и подошла ближе. Тогда драгоценный камень в подвеске у неё на шее засверкал внутренним светом, и Инкери начала увеличиваться.

Сначала Регис подумал, что это простое заклинание, но её лицо внезапно изменилось, отрастило звериное рыло, а над обычными руками выросли ещё две — оканчивающиеся на ладонями, а крупными клешнями. Пока смотрел в другое место, у неё отрос хвост.

Женщина больше не казалась Регису красивой.

И уж тем более он не хотел с ней сражаться. Он бросился в воду, даже не закончив разворачиваться, и болезненно ударился о каменную кромку из-за неудачного угла прыжка. Он не обратил внимания на боль и не осмелился повернуть, чтобы попытаться плыть против течения туда, откуда проник в замок. Нет, он просто плыл изо всех сил, устремляясь глубже в замок.

Он услышал всплеск позади, когда чудовище прыгнуло следом, и в отчаянии поплыл быстрее. В полной темноте, полностью погрузившись, он безумно загребал руками и махал ногами. Он пытался всплыть, чтобы глотнуть воздуха, но не смог, с силой ударившись головой о потолок тесного тоннеля.

Он снова сдержал порыв оглянуться — всё равно ничего не было видно — и просто слепо плыл изо всех сил, вопреки здравому смыслу надеясь, что найдёт способ выбраться... и что монстр-преследователь не настигнет его.

Регис плыл дальше и дальше, пока не заболели лёгкие. Он остановился и сунул руку в сумку, достав небольшой глиняный шарик. Он знал, что выдаст себя, но мог лишь надеяться, что чудовища рядом не было.

Он разбил шарик, освобождая камешек, покрытый маслом дневного света. Он увидел пол, увидел стены, увидел потолок. Он осторожно поднялся, высунувшись из воды, чтобы сделать вдох. Потом он бросил источник света и проплыл ещё какое-то расстояние, на этот раз оглянувшись на освещённую область.

Только он немного успокоился, как в свете камешка возникла крупная фигура. Регис не мог полностью её различить, но в этом не было нужды. Это мог быть только его преследователь.

Он поплыл дальше, снова в непроницаемую тьму, иногда врезаясь в стены, однажды болезненно ударившись о ступеньку в полу, не раз стукаясь головой, когда всплывал, чтобы сделать вдох. И хотя в лёгких по крайней мере был воздух, мускулы уже начинали болеть от усилий и холода.

Потом он во что-то врезался — в шест, как показалось. Он попытался обогнуть его, но нет, это был не шест. Это была решётка.

Он выудил ещё один шарик из сумки и осветил область, чтобы обнаружить, что попал в ловушку перед опускной решёткой. Он огляделся вокруг, но нет, рычагов рядом не было. Он схватился за прутья и попытался приподнять решётку, но без толку.

Начался приступ паники — выхода не было.

Спустя какое-то время после бесполезного дёрганья, поисков и даже попытки протиснуться через прутья, полурослик повернул назад. Смеет ли он надеяться, что тварь превратила погоню, и у него получится проскользнуть?

Мысль продержалась всего мгновение, поскольку на краю света возникла тёмная форма. Он потянулся к рапире, но понимал, что шансов в бою с таким монстром нет. И всё-таки он достал свой кинжал, оставшийся с одним клинком. Полурослик замер, лихорадочно размышляя, пытаясь найти ответ. Ничего не приходило в голову, кроме уверенности, что он умрёт.

Он сунул руку к магической сумке, хотя не знал, зачем. Может быть, чтобы схватить больше источников света и попытаться отогнать монстра? Схватить кишколом-другой, чтобы попытаться избавить себя от боли и ужаса неизбежной смерти?

Теперь он отчётливо видел чудовище. Взгляд привлекали клешни, способные легко разрезать его надвое: они уже жадно щёлкали в воде. Он увидел собачью морду, оскаленную, как будто в улыбке.

Регис хотел зарыдать. Он не хотел умирать вот так, полуголым в холодной воде, в месте, где его друзья, его любимая Доннола, скорее всего никогда не найдут тело. Он решил отчаянно сражаться, и чуть не засмеялся от этой абсурдной мысли. Даже сумей он победить это создание, наверняка в результате утонет, не успев глотнуть воздуха.

И лишь тогда, в этот момент полного смирения и беспомощности, полурослик вспомнил. И вспомнив, проклял собственную глупость.

Регис ведь не рассчитывал выплыть обратно, когда спускался сюда. Он должен был вернуться по тайной лестнице, или...

Он вытащил из сумки небольшой пузырёк, своё самое дорогое и впечатляющее зелье.

К нему метнулась клешня, когда он проглотил зелье, и он почувствовал, как острые края вонзаются в его бока. Регис распахнул в крике рот.

Но затем его рот исчез, и его тело исчезло, став невещественным, туманной формой, и клешня безвредно сомкнулась там, где он был всего секунду назад.

Став не плотнее облака, Регис проскользнул через решётку и заскользил дальше, больше не ощущая холода или необходимости дышать. Он заметил, что чудовище дёргает за решётку, гнёт прутья, и пожелал двигаться как можно быстрее — что, на самом деле, было не слишком быстро.

В конце концов, он не мог плыть, не обладая ничем, чтобы загребать воду. Однако он двигался, и по крайней мере, быстрее чем течение. И всё-таки прошла будто целая вечность, прежде чем он наконец выплыл из-под замка, из-под главного бульвара Невервинтера, из-под очередного скопления домов, и из-под городской стены Невервинтера.

Он выскользнул из воды, стелясь по грязной земле, и только успел покинуть поток, как его зелье выветрилось, и Регис превратился в дрожащего, замерзшего, полуголого полурослика, сидящего рядом с ледяным каналом в заснеженном лесу. Он немедленно схватился за сумку и достал плащ, продолжая брести, пытаясь оказаться от воды как можно дальше.

Он побежал, постоянно спотыкаясь, но упрямо поднимаясь всякий раз, упрямо двигаясь вперёд. Как можно дальше.

Он не знал, как далеко ушёл, когда услышал позади вопль. Чужеродный, противный, пугающий вопль. И Регис понял, что не спасся от погони.

Так что он, наконец-то, вытащил свои сапоги, надел их и побежал ещё быстрее, ведь что ещё ему оставалось?

Ночь была не слишком тёмной, и с бликами на снегу, упрямо цепляющимися к более сумрачным участкам леса, полурослик легко различал путь. Однако он видел тени, шевелящиеся тени, скачущие от дерева к дереву в отдалении справа. Потом больше теней слева.

Регис опустил голову и побежал быстрее, побежал, спасая свою жизнь — он был уверен, что это не преувеличение — опасаясь, что его окружают с обоих сторон какие-то адские демоны. Позад он услышал вопль и гортанный рёв — совсем не так далеко, как хотелось бы. Почему-то он знал, что эти чудовища не устанут, и он никогда не доберётся до другой стороны Невервинтерского леса. Нужен был другой план.

Ему нужно было место, чтобы спрятаться.

Даже не успев толком это обдумать, он резко затормозил и припал к земле, позволяя теням пронестись мимо, потом побежал на восток, где, как он считал, находились конюшни Айберделл. Вскоре он выбрался из кустарника на грунтовую дорогу. Поворот направо — назад в сторону Невервинтера — должен был привести его к конюшням, так что он свернул туда.

Но нет, понял Регис. Как он может привести такую орду извергов к бедной эльфийке?

Он побежал налево, на север. Но почти с каждым шагом качал головой, зная, что никогда не сумеет оторваться от погони.

Лёгкие горели; ноги ныли. Он замёрз, и ушибы он прыжка в канал беспокоили его сильнее, чем хотелось признавать. Преодолев один прямой отрезок, он случайно оглянулся, как раз вовремя, чтобы увидеть огромного четырёхрукого изверга, выломившегося на дорогу. По обочинам, в кустарнике и деревьях он слышал шипение и редкие всхрапы, треск веток. Он сосредоточился на беге, пускай даже в этом не было смысла.

Скоро всё кончится.

Он чувствовал, будто бежит к своему концу, и эта мысль усилилась, когда он услышал впереди на дороге шаги. Ему больше некуда было бежать. Нужно было свернуть влево или вправо, и быстро, так что он пытался решить, в какой стороне будет меньше чудовищ.

Слева, решил он, и повернул туда, вот только шаги на дороге стали громче...

Нет...

Он резко остановился. Это были не шаги, а стук копыт.

Всадник!

Он снова побежал туда, в сторону звука, решив, что это единственный шанс. Он подскользнулся на куске льда и сильно ударился, но сразу же вскочил, карабкаясь, пытаясь встать на ноги, и испустил крик, когда из-за поворота показалась крупная тёмная фигура. Он нырнул обратно к земле и вжался в неё, дрожа.

Он почувствовал, как его обдало грязью, и услышал скрежет железных подков по мостовой.

- Паук!

Удивлённый полурослик поднял взгляд, чтобы увидеть глядящую на него сверху вниз Айберделл.

Он вскочил на ноги и прыгнул к ней, к её протянутой руке, и как только она поймала его, он закричал:

- Скачи! Скачи! Скачи! Ради наших жизней, скачи!

Лошадь заржала, встав на дыбы, и Регис чуть не упал, отчаянно пытаясь удержаться, когда умелая эльфийская наездница развернула своего скакуна, затем яростно ударила его пятками, не задав ни единого вопроса. Регис понял, что она делает, только тогда, когда наконец уселся позади неё и оглянулся назад — действия Айберделл были спровоцированы не столько его словами, сколько четырёхруким демоном с мордой собаки, бегущим следом за ними с почти равной скоростью. Из кустов по бокам возникали другие чудовища и тоже бросались в погоню — все разновидности уродливых извергов, некоторые просто в виде зомбиподобных людей, другие — чернокожие и похожие на жаб, но прямоходящих, с когтистыми лапами и рядами жутких зубов.

Сквозь эту гротескную свиту мчалась галопом их лошадь. Демоны прыгали и рассекали когтями воздух, клацали челюстями вслед спасающейся парочке. Регис попытался закрыть уши и пронзительно закричать. Но всё это ничего не значило.

Какофония адского голода затихла, когда сильная лошадь обогнала демонов, раздувая ноздри, выдыхая в ночь пар с каждым длинным шагом. Она скакала изо всех сил и нуждалась в отдыхе, но Айберделл не смела её останавливать. Впрочем, и понукать скакуна необходимости тоже не было.

Дорога делала долгий поворот вправо, затем выпрямлялась в сторону севера, но как только Айберделл отвела лошадь влево, из кустарника выпрыгнуло чудовище, преграждая путь, и эльфийка с силой натянула поводья, заставляя лошадь остановиться.

Очевидно, четырёхрукий демон, будь то Инкери Маргастер или другой похожий на неё изверг, срезал путь прямо через кусты, расчищая дорогу своими клешнями, и обогнал их на извилистой дороге.

Точно так же было очевидно, что эльф и полурослик оказались в большой беде.

- Будем сражаться, - сказала Айберделл, ведь что ещё оставалось?

Регис, слишком сильно пыхтя и задыхаясь, чтобы ответить словами, кивнул и схватился за свою рапиру, собираясь соскользнуть с лошади.

- Я уведу его в сторону, - сказал он, наконец отдышавшись, его сапоги хлюпнули по грязи. - Отправляйся в Кровоточащие Лозы и расскажи им!

- Нет, - начала спорить она, но тут же замолчала, как и Регис, поскольку на дороге прямо перед извергом вспыхнул огонь.

Новый хаос в и без того хаотичной ночи.

Вместе с огнём с высоты упала ещё одна фигура, оказавшись у монстра за спиной, с мечами в руках, и принялась рубить изверга по спине, прежде чем тот успел понять, что происходит.

- Скачите, глупцы! - крикнул новоприбывший, бросаясь в сторону, когда изверг развернулся, ударяя всеми четырьмя лапами.

Регису показалось, что он узнал голос и стройную фигуру, не говоря уже о грациозных движениях, когда новоприбывший перекатился в сторону, вскочил на ноги и бросился на изверга, вращая клинками в смертоносном танце.

Но только полурослик попытался произнести его имя, он почувствовал, как его схватили за ворот и рванули так сильно, что он чуть не выскочил из сапог. Лошадь промчалась мимо поединка, и Регис успел бросить взгляд на их спасителя, убедившись, что этого дроу он точно знает.




#96688 Глава 11: Отец его отца

Написано Redrick 28 Январь 2019 - 12:18

Глава 11

Отец его отца

 

Они находились не в Особняке Плюща, а снаружи, в лесу позади дома. Дриззт провёл их внутрь небольшого домика, стоявшего на окаймлённом соснами лугу. В этом домике всё — постройка, обстановка, очаг под дырой в потолке — говорило об экономии и целесообразности, что вызвало любопытный взгляд и «хмм» от Закнафейна, когда тот вошёл.

- Здесь, - объяснил Дриззт, - я работаю.

Закнафейн оглянулся на Кэтти-Бри, которая просто кивнула, потом повернулся назад к Дриззту. В этот момент в открытое окно влетела сова.

- Работаешь?

- В лесу есть проклятые существа, - объяснил Дриззт. - Вервольфы. Мы зовём их биддерду, по имени невезучего Биддерду Гарпелла, волшебника, начавшего их род — сначала с помощью магии, а потом из-за того, что прокляв самого себя, бедняга не смог контролировать свой аппетит.

- Ты убиваешь волков? - спросил Закнафейн немного скованно и неохотно. До этого момента Кэтти-Бри продолжала дело Ивоннель, накладывая двеомеры на воскресшего дроу, чтобы позволить ему понимать всеобщий язык. Регулярное использование этих двеомеров обладало побочным эффектом, позволяя реципиенту действительно выучить язык, и с Закнафейном так и случилось.

- Вервольфов, - повторил Дриззт, но Закнафейн непонимающе покачал головой — и оба посмотрели на Кэтти-Бри.

Женщина взмахнула руками и прочитала молитву, призывая свою божественную Миликки, чтобы снова наделить Закнафейна даром понимать их язык.

- Вервольфов, - объяснил Дриззт, когда она закончила.

- Оборотней? Ты убиваешь оборотней? - спросил Закнафейн, когда снова овладел языком. Он задумался над этим на секунду и добавил: - Милосердно, я полагаю.

- Я не убиваю их, - ответил Дриззт. - Я ловлю их и забираю в Особняк Плюща.

- У нас есть дюжина камер под домом, - объяснила Кэтти-Бри. - И некоторые из наших новых лекарств и двеомеров, похоже, помогают — пускай даже чуть-чуть.

- Помогают? Вы хотите их вылечить? От ликантропии нет лекарства!

- И не будет, если никто не попробует его найти, - немного резко парировала Кэтти-Бри.

Тогда Закнафейн наделил её долгим и пристальным взглядом, и черты его лица немного смягчились, как будто он пытался найти новый способ взглянуть — не на вопрос ликантропии, а на свою невестку.

- И сегодня ночью мы будем охотится? - спросил он Дриззта, хотя продолжал глядеть на Кэтти-Бри.

- Только если Гвенвивар найдёт возможность, - ответил Дриззт. - И не «мы», а только я.

Это неожиданное исключение заставило Закнафейна отвернуться от Кэтти-Бри, чтобы уставиться на сына. Он начал отвечать Дриззту, недовольный тем, что его оставили в стороне, но остановился, как только первые слова сорвались с губ, поскольку наконец-то осознал произнесённое имя и спросил вместо этого: «Гвенвивар?»

- Старейший друг твоего сына, которая была с ним с тех пор, как он покинул Мензоберранзан, - сказала Кэтти-Бри.

Закнафейн поднял руку, давая ей знак замолчать.

- Кошка? - спросил он Дриззта.

Дриззт достал ониксовую фигурку из кошеля и поднёс её к глазам Закнафейна.

- Кошка волшебника Ган'еттов...

- Она была со мной всё это время, - сказал Дриззт.

- Всё это время... я должен узнать, что с тобой происходило, - Закнафейн недовольно покачал головой. Его воскрешение было успешным, и большая часть его прошлых воспоминаний была свежа, как будто он не отсутствовал больше века, но некоторые части предыдущей жизни казались далёкими, как туман. Он шагнул назад, и Дриззт призвал пантеру. Закнафейн помнил о волшебных статуэтках, даже об этой конкретной, достаточно, чтобы не встревожиться, когда комнату заполнил серый туман, облёкшийся в тело крупной пантеры и ставший именно ею: крупной чёрной пантерой из сплошных мускулов, когтей и клыков.

Закнафейн помнил, что пантеру полностью контролирует владелец статуэтки, и хорошо, ведь в таком тесном помещении ни у него, ни у Дриззта, ни у Кэтти-Бри не было шансов справиться с могучим зверем, и все они это знали.

- Гвенвивар, у нас новый друг! - с надеждой сказала Кэтти-Бри, когда возникла Гвен. Гвенвивар повернулась к Закнафейну и принюхалась.

Закнафейн легонько погладил её по голове, но наблюдал за Кэтти-Бри, понимая, что она изо всех сил старалась изобразить радость в обращённых к пантере словах.

- Может быть, старый друг, - добавил Дриззт. - Из другого времени.

От Закнафейна не укрылось и это — ударение, которое Дриззт сделал на двух последних словах. Действительно, Закнафейн чувствовал себя так, будто он принадлежит очень, очень далекому времени и месту.

Гвенвивар ткнулась носом в Дриззта, затем подошла, чтобы как обычно обнюхать Кэттти-Бри. Она издала низкий рык, больше похожий на мурлыканье, и лизнула выпирающий живот женщины.

- Сегодня ночью луна почти полная, - сказал Дриззт пантере, и когда та посмотрела на него, указал подбородком на дверь.

Гвенвивар поняла и выскользнула в ночь.

- Скорее всего, оборотней поблизости не будет, - объяснил Дризт, когда пантера растворилась в тенях, а Кэтти-Бри подошла, чтобы закрыть дверь. - Ещё не совсем полнолуние.

- Тогда зачем было вызывать её? - спросил Закнафейн. - Использование подобных предметов ограничено, не так ли?

- Мы над этим работаем, - ответил Дриззт, подмигнув жене.

Закнафейн с любопытством взглянул на неё.

- Я и Гарпеллы из Особняка Плюща на холме проводим некоторые многообещающие исследования двеомеров, которые могут позволить увеличить еженедельное и даже ежедневное времяпребывание Гвенвивар на этом плане бытия, - объяснила женщина.

- И, может быть, чтобы показать её тебе, - признался Дриззт. - У меня всё хорошо, отец. Моя жизнь стоила того, чтобы её прожить — я даже представить себе такого не мог.

- Например, человеческую жену?

- Это больше не подлежит обсуждению, - холодно сказал Дриззт. - Она — вся моя жизнь. Здесь, сейчас и навечно. Как и наш ребёнок. Наш ребёнок.

Голос Дриззта не оставлял места для споров, так что Закнафейн сдержал колкую отповедь и тяжело вздохнул.

- Мне многому предстоит научиться, - уступил он. - Надеюсь, у меня получится.

Оружейник знал, что в его голосе не было особого оптимизма, но не видел способа это исправить.

Кэтти-Бри, которая тоже не улыбалась, начала отвечать, но Дриззт положил ладонь ей на плечо, молча попросив позволить ему этим заняться.

- Я прошёл чудесный путь, отец, - тихо сказал он. - Я видел вещи, которых даже представить себе не мог, узнал так много вещей за пределами сферы Паучьей Королевы и её матерей, и нашёл любовь — настоящую любовь.

Он замолчал, чтобы переглянуться с Кэтти-Бри.

- Спутницу, разделившую со мной это потрясающее путешествие.

Закнафейн пытался придумать какой-то ответ, когда в лесу раздался долгий, низкий рык Гвенвивар.

- Вервольф? - с надеждой спросил Закнафейн, решив, что оборотень может спасти его от этого невыносимого напряжения и неразрешимой дилеммы.

- Похоже на то, - ответил Дриззт. Он посмотрел на жену, та кивнула, быстро поцеловал её и покинул дом.

Закнафейн, неожиданно оставшийся с невесткой наедине, понял, что вмешательство кошки, похоже, не принесёт ему облегчения.

Кэтти-Бри прошла мимо и закрыла за мужем дверь. Она подошла к столу и прочитала несколько заклинаний, наколдовав пищу в горшках и вино в кубках.

- Садись, - пригласила она Закнафейна. - Дриззт скоро вернётся.

Он посмотрел на неё, пытаясь не казаться подозрительным.

- Садись, - повторила она уже более требовательно. - Самое время нам с тобой поговорить.

- Откровенно? - фыркнув, отозвался он.

- Честно, - сухо ответила она.

Закнафейн подошёл и сел, потом сказал, не скрывая снисходительности:

- Похоже, меня собираются отругать.

- Тебя собираются не ругать, а просветить, если будешь слушать.

- Чаще всего это одно и то же. Возможно, человеческие женщины не так уж и отличаются от матерей дроу.

Он сказал это с усмешкой, но Кэтти-Бри, конечно же, не могла поверить, что подобный комментарий был доброй шуткой.

- Думаю, ты захочешь узнать об имеющемся у тебя выборе, - ответила Кэтти-Бри. - Что ты с ним сделаешь — решать тебе. Не мне и не Дриззту.

- Выборе с твоей точки зрения.

- Нет, историю о том, кем стал Дриззт, со дня, когда я впервые повстречала его на склонах горы под названием Пирамида Кельвина, и до сегодня. Он прошёл невероятный путь после прибытия на поверхность Торила, и большую часть времени я была с ним рядом. Так что я расскажу тебе об этом, и Дриззт тоже, когда вернётся. С этим знанием, твой выбор, каким бы он ни был, будет более осознанным.

- Мой выбор касательно чего? - спросил Закнафейн, откинувшись на спинку стула и с большей осторожностью разглядывая удивительную женщину.

- Касательно... всего. Всего, что имеет отношение к твоему сыну, по крайней мере.

- Ты боишься моего мнения.

Она фыркнула, и Закнафейна удивила её искренность. Она была уверена в своём положении. Это заставило его задуматься.

Женщина начала свою историю. Закнафейн ел и пил, но он слушал — и очень внимательно.

 

К западу от Длинного Седла, в великих покоях — материальных и сверхпространственных — Громфа Бэнра в Лускане, встречалась другая троица.

Две женщины-дроу кружили вокруг волшебника, меряя его немигающими взглядами, пытаясь проникнуть в его мысли и высматривая любые подсказки. Ни один дроу кроме самой верховной матери не посмел бы смотреть так на Громфа, но эти двое на самом деле не были тёмными эльфами. Они лишь заставили себя казаться таковыми для усиления эффекта, поскольку их настоящая внешность, полурасплавленная свеча грязи йоклол, любого дроу вынудила бы насторожиться.

Впрочем, никаких иллюзий по поводу природы своих гостей у Громфа не было.

- Что ты узнал о возвращении Закнафейна? - спросила Йикардария хриплым и убедительным голосом — подпустив капельку магии.

Громф фыркнул. Как будто такой слабый двеомер мог на него подействовать, даже прочитанный той, что часто стояла перед Паучьей Королевой.

- Ничего, - ответил волшебник. - Закнафейн воссоединился с сыном, хотя я не знаю об исходе этой встречи.

- Они приняли возвращение Закнафейна? - спросила Эскавидне.

- Что принимать? Он здесь.

- И им неинтересно, почему или как? - настаивала прислужница.

- Конечно интересно. Джарлакслу...

- Ивоннель? - оборвала Йикардария.

- И Ивоннель тоже, - ответил Громф. - Они пытаются узнать всё, что могут. Они спрашивали меня, узнал ли я что-нибудь после возвращения из Мензоберранзана...

- И ты сказал им? - резко спросила Йикардария.

Громф пожал плечами, как будто это было неважно.

- Сказал им что? Что все считают, будто это действительно воскресший Закнафейн До'Урден? Да. Но они и сами легко могли об этом догадаться.

- Возможно, они желали узнать новости из Мензоберранзана, чтобы понять, не подозревают ли в воскрешении их самих, - указала ему Йикардария, но Громф просто фыркнул в ответ.

- Закнафейн тут, как бы это ни произошло, - сказал бывший архимаг. - Такова новая правда в этом регионе, но она — единственная.

- Расскажи нам о других, - сказала Эскавидне.

- Дварфийские ворота между Гонтлгримом и этой башней и ворота между Гонтлгримом и Особняком Плюща работают — причём даже лучше, чем я считал возможным. В течении трёх недель король Бренор установит третий портал, соединив Гонтлгрим с Мифрил-Холлом. Когда эти врата заработают, они позволят ему мгновенно доставлять солдат из Серебряных Кордонов — и Бренор окажется ещё на шаг ближе к неуязвимости для жалких людишек побережья Меча, если те не пожелают вести войну с целой расой дельзунских дварфов. Это впечатляет.

- А Главная башня? - спросила Йикардария, как будто не интересуясь делами дварфов. Пускай.

- Оглядись вокруг. Ты видела на материальном плане бытия хоть что-нибудь, способное сравниться с этим волшебным сооружением — за исключением города в паутине Чед Насада, быть может?

Прислужницы переглянулись, мрачные, но заметно заинтригованные.

- Я разделяю ваш интерес, - сказал Громф. - Этот акт создания с помощью предтечи — я узнал, что его имя Мегера — сулит всем нам очень многое. Я служу здесь вашими глазами и ушами.

Йикардария выгнула тонкую бровь, показывая, что её уровень доверия к Громфу Бэнру не так высок, как на то указывало его заявление. Но какой у неё был выбор?

- Не стоит ли нам опасаться приобретения дварфами подобной силы? - спросила Эскавидне, очевидно не разделявшая безразличия Йикардарии. - Отправят ли они войско на север, против Джарлаксла в Лускане? Поведёт ли король Бренор своих сородичей из Серебряных Кордонов, чтобы заполонить всё Подземье до самого Города Пауков?

- Ивоннель хранит в себе острую боль от ещё более острой секиры короля Бренора, - напомнила Йикардария, поскольку именно Бренор расколол череп Ивоннель Вечной.

- Даже если бы не хранила, я не наблюдаю в Бреноре подобного авантюризма — по части завоеваний, по крайней мере, - ответил Громф.

- Может быть, проведённое среди iblith время сделало тебя слабым?

Бывший архимаг бросил удивлённый взгляд на Йикардарию. Он понимал причину её излишнего цинизма и злости. Предательство Ивоннель привело к поражению Йикардарии и изгнанию её на нижние планы — и лишь значительное ослабление фаэрцресс и вмешательство самой Лолс позволило этой прислужнице снова ступать по земле Фаэруна. Однако самому сильному удару подверглась гордость йоклол, когда на неё обрушились весьма буквальные удары человеческого магистра цветов.

- О каких ещё событиях ты можешь доложить, слуга Лолс? - спросила Эскавидне, как и Громф, не обращая внимания на вопрос своей подруги.

В ответ на это он хмыкнул.

- Лорд-защитник Невервинтера, как обычно, плетёт интриги, - ответил он. - Происходит что-то странное, но ничего достойного вашего внимания... во всяком случае, пока.

- Мы не хотим, чтобы король Бренор заключил с ним союз, - заявила Эскавидне. - Ты не должен этого допустить.

- Вряд ли стоит беспокоиться.

- Джарлаксл будет следить за обстановкой и мы всё узнаем?

- Вы уже знаете, - заверил её Громф. - Дварфы Гонтлгрима ненавидят Дагульта Неверэмбера, и это чувство очень глубокое и вполне взаимное.

Прислужницы снова обменялись любопытными взглядами.

- Даже не думайте, что эта вражда открывает возможность для Мензоберранзана вступить в сделку с публичным лордом, - как можно убедительнее сказал Громф. - Лорд Неверэмбер — надоедливый идиот, от которого будет больше бед, чем выгоды, даже не сомневайтесь.

- Он публичный лорд Глубоководья, разве нет? Наверняка у него есть союзники, - сказала Йикардария.

Громф ответил пожатием плеч.

- Мы следим за этими союзниками.

- И это? - спросила нетерпеливая прислужница.

- Благородный дом Глубоководья, семья Маргастер, - признался Громф.

Его удивил укол вины, сопровождавший эти слова. С каких это пор Громфа беспокоили действия, противоречащие интересам Джарлаксла и этих странных спутников, которыми окружил себя самовлюблённый глупец-наёмник? И всё-таки архимаг старательно пытался не перейти грань, выдавая лишь ту информацию, которую и так легко можно было раздобыть, чтобы не помешать своему предприимчивому брату.

«Не важно», - подумал он и постарался забыть про эти мысли. Это были посланницы самой Лолс, и как и в Мензоберранзане, Громф будет делать то, что должен, чтобы продолжить свою работу сейчас и здесь — работу, которая с учётом обучения псионике снова стала для него такой важной.

Первым среди приоритетов Громфа было самосохранение, добиться которого, с его точки зрения, было проще, не навлекая на себя гнев Лолс.

 

Стук копыт снаружи предупредил их о приближении гостей, и Кэтти-Бри, которая почти закончила рассказывать о жизни Дриззта, выглянула в небольшое окошко.

- Дриззт вернулся, - сообщила она Закнафейну и с улыбкой добавила: - На сей раз предупреждаю: держите мечи в ножнах, оба.

- Он достал их первым, - ответил Закнафейн настолько беззаботно, насколько сумел.

- Я разрешила вам драться в последний раз, хотя мне ещё десять раз по десять дней придётся заменять разбитые вещи. Но иногда нужно позволить детям самим выучить урок.

- Детям?

Кэтти-Бри подняла ладони и пожала плечами, не отказываясь от своего комментария.

Но Закнафейн не мог его проигнорировать.

- Добрая госпожа, там, откуда я родом, детей, которые подрались бы, как мы в вашем доме, отстегали бы живыми змеями на плётке жрицы.

- Откуда ты родом? - спросила Кэтти-Бри с широкой усмешкой. - Ты хочешь сказать, там, где живёт высшая раса?

Закнафейн начал отвечать, прежде чем полностью переварил эту ремарку, но просто сдался и даже рассмеялся.

Открылась дверь, вошёл Дриззт. Он повесил свой пояс с оружием на крюк у двери как будто слышал их разговор. Он с любопытством посмотрел на жену, потом на посмеивающегося Закнафейна.

- Всё хорошо? - спросил он.

- Вервольфы? - спросил Закнафейн, не зная, как отвечать на этот вроде бы простой вопрос.

Дриззт покачал головой.

- Нам показалось, что мы поймали след одного, но нет.

Кэтти-Бри указала ему на стул, затем села сама.

- Я рассказывала твоему отцу о твоей жизни с тех времён, как мы бегали по склоном Пирамиды Кельвина, - объяснила она. - С моей точки зрения, конечно. Уверена, он захочет услышать это от тебя.

Закнафейн почувствовал на себе вопросительный взгляд Дриззта.

- Захочу, - подтвердил он, и это была правда. Человеческая женщина, как ни странно, дала ему пищу для размышлений, и те же самые истории из уст сына могли помочь ему лучше понять её слова и чувства.

Они трое засиделись в домике далеко за полночь, пока Дриззт рассказывал свою историю — от Пирамиды Кельвина к Мифрил-Холлу, обо всех местах между ними и о местах за их пределами. Особенное внимание он уделил рассказу, который не мог не понравится Закнафейну.

- Я вернулся в Мензоберранзан, - объяснил Дриззт. - Не скрываясь. Я сдался.

- Я отдал жизнь, чтобы тебе не пришлось этого делать, - вмешался Закнафейн, не пытаясь скрыть гнев по поводу такого бессмысленного поступка.

- Я должен был, - объяснил Дриззт.

- Ты решил, будто должен, - вмешалась Кэтти-Бри, и Дриззт в ответ кивнул.

- Они охотились за мной и угрожали тем, кого я любил, - сказал Дриззт. - Я не мог этого допустить.

- Те, кто любили тебя, предпочли бы умереть с тобой вместе, чем отдать тебя дому Бэнр, - настаивала Кэтти-Бри.

У Закнафейна взметнулись брови.

- Рассказывай, - обратился он к Дриззту. - Всё. Похоже, твоя жена позабыла про эту историю.

Дриззт рассмеялся, удивив отца.

- Она отправилась за мной в одиночку, - сказал он. - В то время она не была великой жрицей и даже волшебницей, хотя теперь она прекрасно владеет и божественной, и волшебной магией. Она была воином, и даже не слишком опытным.

Он бросил на жену полный любви взгляд.

- Но она пошла, одна. Она прошла через всё Подземье к Мензоберранзану, и там, с помощью другого человека, которого ты скоро повстречаешь — если уже не повстречал — она вызволила меня из темницы дом Бэнр.

Закнафейн засмеялся, но прикусил язык, когда понял, что сын не шутит.

- Вызволила у Бэнров? - недоверчиво спросил он, и Дриззт кивнул.

- Немалое везение, - признала Кэтти-Бри.

- Не сомневаюсь. Когда это было? - спросил Закнафейн.

- Кажется, лет сто двадцать назад, - ответил Дриззт. - Вскоре после того, как король Бренор отвоевал Мифрил-Холл.

Закнафейн кивнул, но потом заметил противоречие, посмотрев на Кэтти-Бри.

- Тебе не может быть больше сорока.

Кэтти-Бри фыркнула.

- Я разменяла всего лишь третий десяток, но спасибо... наверное.

- Но ты только что сказал... - недоумённо начал Закнафейн, вернувшись взглядом к Дриззту.

- Это другая история, не менее выдающаяся, чем твоя, Закнафейн, - ответила Кэтти-Бри. - И её мы расскажем не сегодня. Уже поздно. Зашла луга. Давайте вернёмся в тёплые постели в Особняке Плюща.

Она встала и начала собирать вещи, и Дриззт последовал её примеру.

Закнафейн, на котором было надето всё, что он взял с собой, остался сидеть и допил свой кубок, наблюдая, как сын с невесткой ходят вокруг и подмечая, в первую очередь, как они смотрят друг на друга.

Он пытался не вздрагивать слишком часто, не хмуриться, но даже с учётом всего услышанного этой ночью, не слишком преуспел.

 

- Что ж, это было намного приятнее, - сказала Кэтти-Бри, оставшись наедине с Дриззтом в их покоях в Особняке Плюща. - И не придётся собирать новый стол!

Дриззт не разделял её веселья.

- Он тебя ненавидит, - сказал он.

- Это не так.

- Он ненавидит наши отношения. Больше всего он ненавидит тот факт, что у нас будет ребёнок, полукровка, которого он не сможет принять.

- Страх может привести к ненависти, но это разные вещи, - ответила Кэтти-Бри. - Твой отец ничего не знает о множестве народов и культур. Его слишком резко бросили в этот мир — в мир, где случаются такие вещи, как наше дитя.

- Закнафейн не ребёнок, - возразил Дриззт. - И он — не тот дроу, которого я...

- Ты продолжаешь звать его Закнафейном, - вмешалась Кэтти-Бри. - Не отцом, а Закнафейном. Почему?

Дриззт не ответил, но справедливое замечание заставило его задуматься.

- Страшно не только Закнафейну, - добавила Кэтти-Бри.

Она так хорошо меня знает, подумал Дриззт. Он был напуган, не просто напуган — в ужасе. В последний век и даже дольше Закнафейн был для него скорее символом, чем настоящей личностью. Он превратил свои воспоминания в идеал, поскольку ему никогда не приходилось задуматься о том, кем может стать Закнафейн, если будет жить вне Мензоберранзана.

Было намного проще присвоить собственные чувства и мысли призраку настоящего дроу.

- Люди сложные, и они меняются, - сказала Кэтти-Бри. - Посмотри на Артемиса Энтрери.

Громкий вздох Дриззта выдал его страх. Дриззт понял это, когда Кэтти-Бри пристальнее посмотрела на него.

- Терпение, любовь моя, - сказала она, подходя, чтобы помассировать ему плечо.

Дриззт кивнул. В конце концов, какой у него был выбор?




#96687 Глава 10: Цепочка слухов

Написано Redrick 28 Январь 2019 - 12:18

Глава 10

Цепочка слухов

 

- Они по-прежнему в Особняке Плюща в Длинном Седле, - сказал Донноле Джарлаксл.

- А реакция Дриззта?

Наёмник пожал плечами.

- Думаю, со временем он будет очень рад.

Доннола обдумала этот двусмысленный ответ, прежде чем заметить:

- Приятно, когда побеждают хорошие люди.

Двое затихли, когда мимо промчалась троица полуросликов, смеясь и болтая. Похоже, троица направлялись к виноградникам, потому что один нёс корзину, другой — мотыгу, а третья уже сняла обувь, чтобы топтать ягоды, ведь несмотря на то, что до урожая оставались ещё месяцы, Пайкел Валуноплечий использовал друидическую магию, чтобы собрать образцы со множества лоз.

- Что нам известно? - спросил Джарлаксл, когда троица оказалась за пределами слышимости.

- Немногое, но то, что известно — интригует, - ответила Доннола. - Похоже, лорд Неверэмбер продал великолепный замок, расположенный здесь, на севере.

Джарлаксл нахмурился.

- В Глубоководье?

- Нет, недалеко вниз по побережью. Дварфийский клан Каменная Шахта выкупил у лорда Неверэмбера местечко под названием Терновый Оплот, - казалось, Доннола хочет продолжить, но недоверчивое выражение Джарлаксла заставило её замолчать.

- Замок не такой уж и великолепный, - объяснил он. - Я знаю это место. Это руины, пустующие вот уже несколько десятков лет. Каждая стена, особенно те, что напротив моря, нуждается в серьёзном ремонте, а земли теперь — один лишь кустарник да камни. Причём не мостовая, её по большей части растащили — ту, что похоронил поток лавы и лавина, сошедшая во время извержения вулкана, которое случилось эти десятки лет назад. Я удивлён, что кто-то готов заплатить за него серебром. Чтобы заявить о владении замком, скорее всего, достаточно просто там поселиться.

- Уж точно не серебром. Думаю, сумма была немаленькая, поскольку фургоны сопровождала небольшая армия дварфов Каменной Шахты, - сказала Доннола.

- Фургоны. Интересно. И... Каменная Шахта? Это имя я тоже знаю, - подумал вслух Джарлаксл, но тут же покачал головой, не в силах точно вспомнить. Наконец, он прошептал «Каменная Шахта», скорее самому себе, чем Донноле. - Имя было связано с Терновым Оплотом, кажется. Клан возвращается в дом своих предков?

- Если крепость принадлежала им с самого начала, откуда лорд Неверэмбер раздобыл купчую? - спросила Доннола.

- Хороший вопрос. У тебя есть шпионы в Глубоководье?

Доннола спокойно посмотрела на него, не желая выдавать подробностей о своей шпионской сети, которые Джарлакслу были пока неизвестны.

- Добрая госпожа, это может быть важно, - сказал дроу.

- Ты прав, и поэтому я сообщу королю Бренору всё, что знаю, и всё, что сумею разузнать.

- Мне тоже, умоляю.

- Я счастлива делиться с тобой информацией до тех пор, пока это не мешает Бренору.

- Счастлива?

- Довольна нашими деловыми отношениями.

- Ах, просто деловыми отношениями. Тогда тебе следует приходить сперва ко мне. Я плачу больше.

- Не сомневаюсь, но мой дорогой Регис предан дварфу.

- А ты?

- Я люблю Региса.

- И предпочитаешь тёмным эльфам дварфов, - сказал Джарлаксл, тяжело вздохнув, как будто действительно сильно огорчился.

- Я никого не предпочитаю. Или, точнее, предпочитаю вас одинаково, - она ухмыльнулась. - Я предпочитаю твоё золото и их защиту.

Джарлакслу потребовалась секунда, чтобы полностью переварить её фразу, и одно лишь остроумие Доннолы очаровало его — немногие могли заставить Джарлаксла задуматься — и заставило ещё громче рассмеяться в ответ, ведь ему по-настоящему нравилось болтать с этой талантливой полурослицей.

- Сколько времени тебе понадобится, как думаешь? - спросил он.

Доннола потёрла подбородок, глянула в сторону, несколько раз произнесла «хмм», и Джарлаксл улыбнулся ещё шире, поскольку это, конечно же, был её способ сообщить ему, что спешка будет стоить дорого.

- Если эти сведения легко достать, они могут направляться ко мне из Глубоководья прямо сейчас, пока мы разговариваем, - призналась она. - Если нет... что ж, я дам тебе знать, и возможно попрошу о помощи.

- У меня мало связей в Глубоководье, - сказал он.

- Зато там находится Артемис Энтрери. И женщина по имени Далия.

- Как будто у тебя самой всего лишь один шпион в величайшем городе побережья Меча, - был саркастичный ответ командира наёмников.

Доннола Тополино просто пожала плечами... и хитро улыбнулась.

- У меня дела с Эмбер и Атрогейтом, - сказал Джарлаксл, коснувшись полей шляпы и направляясь к трамвайной линии, спускающейся ко вратам Гонтлгрима.

- Видимо, ты отправишься на север.

Не останавливаясь, Джарлаксл оглянулся.

- Они действительно поедут в ту сторону. Кто лучше подойдёт для разведки дварфийской крепости? И кто лучше сможет собрать сведения, которые могут понадобиться королю Бренору? Кроме госпожи Тополино, разумеется?

- Разумеется, - прошептала она. Она посмотрела мимо домов и жилых нор Кровоточащих Лоз на новую дорогу, ведущую из деревни на юг. Сразу за городом, где дорога раздваивалась виднелась небольшая рыночная площадь. Юго-западное направление вело к Невервинтеру, а южное — к Торговому тракту и Глубоководью, а также месту под названием Треновый Оплот. Сначала её взгляд устремился к этой южной дороге, но потом неизбежно ушёл западнее, высматривая Региса, её любимого Паука. Она доверяла ему и была рада, что он сам решил стать активным членом шпионской сети Кровоточащих Лоз.

Но всё-таки Доннола боялась, что Регис вмешался в дела очень опасных людей и самого лорда-защитника, человека скорого на расправу и не слишком милосердного.

Что ещё хуже, он был далеко, и именно это состояние она меньше всего одобряла.

 

Он сообщил о своих находках Айберделл, как полагается, и тщательно обследовал участок зала для аудиенций, где располагалась тайная лестница.

Однако попасть к этой двери и пройти через неё оказалось монументальной задачей, которая могла потребовать от него выпить очень ценное зелье, которое Регис держал наготове. А сможет ли он потом сбежать без зелья?

Регис-уборщик сегодня демонстративно задержался у этой двери, подметая и подметая пыль, всё это время запоминая очертания прохода и разыскивая ловушки, которые могли поставить там против нарушителей. Конечно же, это была поверхностная инспекция, поскольку в помещении находились стражники, и даже будь он один, он не сумел бы отыскать способ раскрыть ловушки волшебной природы — глифы, печати и тому подобное.

Зато ему хватало опыта, чтобы найти любые обычные вещи. К тому же, вместе с этим он искал место в зале, где смог бы спрятаться до тех пор, пока Неверэмбер и его войско прислуги и стражников не уберётся в другие покои.

Но с каждой отброшенной идеей его надежда таяла. Регис не видел ни единого способа осуществить задуманное. Похоже, ему придётся уйти с остальными слугами и затем прокрасться обратно, и это казалось непростой задачей. Лорд Неверэмбер прекрасно знал, что врагов у него множество, и хотя он был знаменитым и грозным воином, он не допускал рисков, связанных с ворами и лазутчиками.

Полурослик смирился с мыслью о необходимости изготовить одно из своих драгоценных снадобий, но получится ли разыскать необходимые ингредиенты здесь, на побережье Меча? В конце концов, те, что он использовал для первой порции, были получены в Агларонде и дорого ему обошлись.

- Заканчивай, дурень! - пролаял за спиной грубый голос, и Регис едва не выпрыгнул из своих сапог — остававшихся сапогами, хотя его волшебный берет делал их похожими на тряпьё, обмотанное вокруг его волосатых ног.

Регис затаил дыхание, почти ожидая, что сейчас в спину ткнётся алебарда.

- Ты скоро дырку в окне протрёшь, старикашка, - проворчал стражник.

Упрёк заставил Региса обратить внимание на текущие обстоятельства и забыть о любых планах на будущее, и благодаря этому он заметил, что действительно проделал неплохую работу, очистив эту конкретную панель из огромного окна с сотней панелей за троном, хотя остальные панели так остались пыльными и грязными. Он на секундочку замер, чтобы выглянуть наружу, посмотреть в вечернее небо, в котором солнце почти зашло за холодные морские воды. Его взгляд скользнул вниз по побережью, затем вглубь материка, через весь город к основанию замка...

...и каналу, почти замерзшему, зат исчезающему в стене прямо под окном, совсем рядом с потайной дверью на лестницу.

Возможно ли?

 

Доннола не успела повернуть домой, как на южной дороге показался всадник. Он был слишком высок для Региса и скакал на лошади, а не на пони. Сначала ей стало интересно, но потом, узнав наездницу, Доннола откровенно встревожилась.

Она стояла посреди дороги и чувствовала себя так, будто весь мир исчезает вокруг. Её страх сделал всё, кроме приближавшейся всадницы, далёким и смутным.

Айберделл Алалэй, которой здесь быть не должно.

Эльфийская женщина подъехала к Донноле, натянула поводья и спрыгнула раньше, чем вспотевшее животное полностью остановилось.

- Миледи Тополино, - сказала она, быстро приседая в книксене.

- Мы недавно разговаривали, - сказала Доннола, путая слова. - Ещё вчера на закате.

Это была правда. Доннола и её помощники прибыли за своими пони в конюшню Айберделл вскоре после того, как Регис сварил свои зелья и отправился назад в Невервинтер.

- События развиваются быстро, - ответила эльфийка. - Кому, как не вам, об этом знать.

- Новости от Ре... от Паука? - спросила Доннола, едва ворочая языком, боясь услышать ответ.

- Да, госпожа. Он вернулся ко мне прошлой ночью, очень поздно, спустя долгое время после того, как вы отправились домой.

- И он в безопасности?

- Вернулся в Невервинтер, - ответила Айберделл, втянула в себя воздух и пожала плечами. - Он был в порядке, когда мы расстались, но у него был этот блеск в глазах.

- Блеск?

- Приключения.

- У него часто такой блеск, и он часто бывает возбуждён. Почему ты...?

- Я решила, что эти сведения слишком важны, чтобы ждать, пока один из ваших... помощников появится у моей конюшни.

Доннола сделала ей знак продолжать.

- Готовится что-то большое, госпожа. Дварфы плывут на север и маршируют на юг, загруженные сокровищами, достойными драконьей пещеры.

- Это я уже...

- И повсюду снуют Маргастеры из Глубоководья. Я думаю, что они связаны с дварфами.

- Маргастеры?

- Дом Маргастер из Глубоководья. Бревиндон Маргастер останавливался в моих конюшнях, затем отправился на север, сразу перед тем, как дварфы выступили на юг. Леди Инкери Маргастер была с лордом Неверэмбером, когда дварфы выкупили Терновый Оплот. И таверна «Плавник» кишит Маргастерами.

- Это необычно?

- Это ещё не всё, - пообещала Айберделл, понизив голос.

 

Регис крался вдоль задней стены замка, скользя от тени к тени.

Он забрался на ограду канала, ведущую под здание. Течение было не сильным, и в воде мелькали небольшие куски льда. Иногда проплывала целая льдина. Этот сток обслуживал замок Неверэмбера, и только, по крайней мере — выше по течению.

Регис мог лишь надеяться, что сможет выбраться из потока до того, как достигнет сточных каналов!

Он огляделся вокруг, стащил свой тяжёлый плащ и спрятал его за кустами у замковой стены. Он уже сбросил свой жилет, рубаху, носки и сапоги, оставив только штаны, пояс с оружием, берет и ручной арбалет, висящий на шее. Он закрыл глаза и попытался призвать свою храбрость, напомнив себе, что спускался в холодные глубины моря Павших Звёзд в поисках устриц и их драгоценного розового жемчуга. Конечно, вода перед ним была холоднее, зато неглубока, и он пробудет в ней совсем недолго.

- Да хранят меня дженази, - прошептал Регис и соскользнул с ограды, без единого звука исчезнув в тёмной воде. Ощутив леденящий холод, его разум протестующе завопил. Пустившись плыть по течению, он оказался под замком и наткнулся на закрытую решётку.

Регис остался под водой. Наследие дженази позволяло ему задерживать дыхание на очень, очень долгое время. Он ничего не видел, но его ловкие пальцы ощупывали решётку и наконец нашли замок — и он с облегчением понял, что решётка не поднимается вверх с помощью механизма, а просто открывается вбок на петлях.

Регис поднёс ладонь к губам и выплюнул пару отмычек, затем принялся за работу, пытаясь не думать о том, что в замке могут быть скрыты дьявольские ловушки.

На это у него просто не было времени.

Спустя короткое время — хотя бедному замёрзшему Регису оно показалось целой вечностью — решётка открылась, и он немедленно протиснулся внутрь, затем легко скользнул вдоль канала. Миновав поворот, он заметил впереди свет, сверкающий сквозь узор крошечных льдинок на поверхности воды.

Голова полурослика медленно поднялась над водой. Он был в подземном помещении, где-то над его ограниченным полем зрения — над Регисом нависал каменный выступ — горел факел. Вверху и чуть вдали он слышал разговор, человеческий голос, говоривший на всеобщем с сильным простонародным выговором.

- Ба, да неужто со всех их золотишком они не могут платить мне больше горстки медяков, - ворчал мужчина.

Регис услышал скрежет, как будто металл скрежетал по камню. Он погрузился назад под воду, затем вынырнул, как ловкая рыба, выгнув тело так, чтобы схватиться за выступ. Он медленно подтягивался до тех пор, пока не выглянул за кромку.

Его охватило облегчение, когда полурослик осознал, что простолюдин говорит сам с собой. Согнутый мужчина шаркал по небольшой комнате, сметая граблями сено с каменного пола — скорее всего, высыпавшееся из ночных горшков, учитывая запах.

Регис скользнул назад в воду, не желая торопиться. Одну руку он просунул под цепь у себя на шее, вытащив небольшой снаряд и особенно осторожно сняв с дротика пробку. Одна царапина остриём дротика могла отправить его назад в канал, храпящего и булькающего.

Он зарядил дротиком свой ручной арбалет, очень медленно и тихо взвёл его и зафиксировал тетиву. Он погрузился под воду, выставив наружу только руку с оружием, затем снова вынырнул, как рыба, снова ухватившись за кромку свободной рукой.

- Эй, кто там плескается? - услышал он восклицание мужчины.

Регис быстро похлопал по берету, думая про лягушку, человекоящера — что угодно, что сделает его неузнаваемым. Затем он бросился вперёд, и как раз вовремя, ведь слуга был уже прямо перед ним, высоко подняв грабли и готовясь нанести удар.

Но Регис сохранил спокойствие и выстрелил первым, попав бедолаге в грудь, прямо под сердце. Дротик едва проник в тело, и Регис был этому рад, поскольку более тяжёлый снаряд убил бы мужчину на месте.

Но ему и не нужно было наносить урон. Для этого предназначалось сонное зелье дроу.

Слуга отшатнулся, схватился за рану и взвыл «Меня убили!»

Регис чуть не закатил глаза от эдакой мелодраматичности.

- Да жив ты, - буркнул он. - Просто вздремнёшь чуток.

Мужчина осел на пол, перевернув при этом несколько ведёр, и захрапел ещё до того, как коснулся камня.

Только выбравшись целиком из канала, Регис осознал, как близко к катастрофе он был в ледяной воде. Он обнаружил, что едва может стоять на ногах — и совсем их не чувствует!

Он подошёл к факелу и принялся яростно растираться. В какой-то момент он даже достал факел из держателя и провёл им вдоль своего дрожащего тела, достаточно близко, чтобы иногда ощутить уколы шальных искр.

Он сбросил свой пояс с оружием и стянул штаны, открывая свою волшебную сумку, откуда достал другие брюки и остальную свою одежду.

Вскоре он снова превратился в щеголеватого Паука Паррафина, и даже чувствовал, как согревающиеся пальцы шевелятся в его знаменитых чёрных сапогах.

Он подошёл к двери в дальнем конце помещения, осторожно прислушался, проверил её на предмет растяжек или нажимных плит, потом распахнул. Он сразу понял, что его догадка, к счастью, оказалась верной, и что он находится внутри большого комплекса тоннелей. Проходы рядом с этой небольшой тайной комнаткой шли прямо под основным замком. Если за той тайной дверью в главном зале Неверэмбера действительно была лестница, она почти наверняка должна пересечься с тоннелями, открывшимися перед полуросликом.

Так что он испоользовал немного масла дневного света, чтобы зажечь небольшую досточку, и отправился в путь. Пол здесь был не гладким, а стены — не квадратными, а скорее закруглёнными. Это были тоннели для лавы, следы от вулкана, который похоронил Невервинтер несколько десятков лет назад.

Тоннель делал плавный поворот, потом выпрямлялся, и Регис вздохнул, задумавшись, не выведет ли тот его за пределы всего комплекса.

Но он заметил в этом длинном и прямом участке лавового тоннеля четыре выделяющихся ниши в стене, по двое с каждой стороны, плотно закрытые дверями.

Крепкими, тяжелыми и запертыми дверями, понял Регис, быстро двигаясь от одной двери к другой и коротко прислушиваясь. Он понял, что не сможет услышать ничего из-за тяжёлых дверей, разве что наткнётся на клан огров, играющих в боулинг дварфами, или на другой подобный шум.

- Раз-два-три-четыре-пять, вышел гоблин погулять, - прошептал он, с каждым словом указывая на новую дверь, с первой до последней, потом в обратном порядке. Способ казался ничем не хуже любого другого. - Вот охотник выбегает, прямо в гоблина стреляет. Так и надо, так держать, будет труп его лежать. Чтобы не было потерь, бросим труп мы в эту дверь.

Он подошёл ко второй двери, первой на правой стене, и снова остановился, чтобы прислушаться.

Ничего. Да и откуда здесь шум?

Вздохнув и оглядевшись вокруг, полурослик опустил свою сверкающую доску и принялся работать над замком. Он плотно вогнал стержень в замочную скважину, повторяя себе «ловушек здесь нет, ловушек здесь нет», пытаясь почувствовать уверенность. Ведь любые сомнения наверняка замедлят его, а он не хотел находиться в этом месте дольше необходимого.

Отмычка вошла легко, но оказавшись внутри механизма, который был необычайно тесным, шевелилась с трудом. Регис снова сглотнул и повторил свою мантру про ловушки.

Он работал, успокаивая всё своё тело, сфокусировав каждое чувство на стоящей перед ним задаче. Он упражнялся в этих искусствах с момента рождения в этой своей инкарнации, полный решимости быть в своём ремесле не просто хорошим, но лучшим.

Долгие годы тренировок принесли свои плоды. Один язычок, два язычка.

Три, четыре, пять...

Регис упал назад и удивлённо уставился на замок. Отмычка снова вошла внутрь, пока он не отбросил ещё три язычка, и только тогда необычный замок полностью открылся.

- Восемь язычков? - прошептал Регис, удивляясь великолепному механизму — и собственным умениям, ведь он подозревал, что на побережье Меча не найдётся и пяти воров, способных этот замок вскрыть.

Ну, не считая Калимпорт, конечно, в котором воровство было излюбленным времяпровождением.

Не отвлекайся, сказал он себе. Он смотрел на замок ещё какое-то время, думая, что если поиски не принесут плодов, может быть, он сумеет забрать с собой хотя бы его.

Дверь вела в помещение или тоннель. Он чуть-чуть приоткрыл её, затем проверил порог и дверной косяк на нажимные плиты. Он приоткрыл дверь ещё немного и проверил снова — и нашёл!

Он вытащил из сумки весь свой набор воровских инструментов и взял полоску металла толщиной с волосок и небольшой горшочек клея. Обмазав одну сторону полоски, он сунул её между дверью и найденной нажимной плиткой, прижав сторону с клеем к косяку как можно плотнее.

Он открыл дверь ещё чуть-чуть, проверил снова, и действительно обнаружил другую похожую ловушку. Он снова полез в сумку и обезвредил механизм второй липкой пластинкой.

Наконец, край двери полностью вышел из косяка. Регис подозревал, что на пути его ждут новые опасности, но любые другие ловушки скорее всего должны находиться в комнате за дверным проёмом, и найти их отсюда он не мог.

Он отступил на шаг, посмотрел налево и направо, затем ударил ногой дверь, отпрыгнув назад и вбок. И как раз вовремя, поскольку когда дверь отворилась справа налево, она освободила маятник с тяжёлым лезвием, качнувшийся перпендикулярно порогу. Маятник вылетел прямо из зала, с клинком таким длинным, что рассёк бы Региса от промежности до макушки!

Маятник полетел назад в комнату, потом обратно через порог, и в третий раз, почти не замедлившись. Потеряв терпение, Регис рассчитал время следующего взмаха, и когда маятник улетел назад в комнату, он прыгнул следом, бросив вперёд свой магический факел и приземлившись кувырком справа от двери.

Оба его рукопашных оружия, рапира и трёхклинковый кинжал, очутились в руках полурослика, когда он вскочил — и оказался в одиночестве в небольшом квадратном помещении с поднятым деревянным полом, заставленным бочками и сундуками.

Он бросил взгляд назад к двери и качающемуся маятнику. Конечно, ему хотелось закрыть дверь, но это было невозможно — не существовало способа перезарядить ловушку и убрать маятник, хотя теперь его амплитуда заметно слабела с каждым покачиванием. Однако даже когда маятник остановился, Регис решил, что вряд ли сумеет закрыть дверь — было ясно, что маятник просто слишком тяжёл, чтобы полурослик смог отвести его на достаточное расстояние и захлопнуть дверь. Ему нужно было спешить, поскольку о его проникновении наверняка узнают. Убрав оружие, он подошёл к бочкам и ящикам, но его улыбка исчезла, когда контейнеры оказались наполнены обычными предметами, необходимыми в хозяйстве — свечами, вином, водой и съестными припасами.

Внимательно изучив несколько бочек, он громко фыркнул и покачал головой — зачем было идти на такие трудности, установив три ловушки и тяжёлый замок на эту дверь? Нет, что-то здесь не складывалось, поэтому он продолжил искать, откатив бочки с пути, и наконец обнаружил нечто интересное: чашу из белого камня. Вырезанные из единого куска камня чаша, пьедестал и основание. Край чаши доходил до волос Региса. Полурослик попробовал её вес, потом схватился за край и медленно привстал на цыпочки, пытаясь заглянуть внутрь.

Чаша была такой тяжёлой, что даже не дрогнула, когда он налёг на неё сильнее. Это придало ему смелости подтянуться повыше, и тогда он заметил, что чаша наполнена хрустально-чистой жидкостью без запаха, похожей на чистую воду.

Святая вода, может быть? Какая-то другая церемониальная жидкость? Волшебное зелье?

Он упёрся рукой о край чаши и подтянулся выше, пытаясь увидеть то, что может находиться на дне, и почувствовал себя вознаграждённым, когда заметил там сверкание, похожее на алмаз.

Или бурлящие пузырьки, подумал он, когда вода поднялась в воздух над чашей. Зачарованный фонтан!

Но нет, почти сразу же понял Регис. Вода не полилась вниз, как фонтан, ведь это был не поток.

Она поднимала себя сама, приобретая отчётливую форму.

Живое существо!

Регис отпрыгнул назад, или попытался, но водное чудовище оказалось быстрее и захлестнуло мокрое щупальце вокруг его головы, поймав полурослика и рванув его вперёд, подтащив его голову к краю чаши и сунув её в воду, которую магическое создание считало своим домом.

И там оно держало Региса, прижав его лицо ко дну чаши, и всё, что мог полурослик — снова найти какое-то слабое утешение в своём наследии дженази.




#96686 Оплата хостинга - благодарности

Написано Redrick 28 Январь 2019 - 12:13

В этот раз нас выручила Алия Rain. Оплаты хватит до 24 февраля




#96685 Глава 9: Крайне озлобленный танец

Написано Redrick 18 Январь 2019 - 20:24

Глава 9

Крайне озлобленный танец

 

- Ты не понимаешь, - сказал Дриззт.

- О нет, любовь моя, понимаю, - ответила Кэтти-Бри.

Дриззт посмотрел ей в глаза.

- Конечно, ты нервничаешь, - сказала ему жена. - Ты хотел этого целую вечность, а теперь твоё желание исполнилось. Ты боишься, что всё не по-настоящему, но это не так.

- Я знаю, и этого я боюсь.

Кэтти-Бри чуть отошла, недоумённо прищурившись.

- Ты не знаешь его, - объяснил Дриззт.

- Зато ты знаешь.

- Разве? Я знал взрослого мужчину — взглядом того, кто склонен был превозносить подобную фигуру.

- Изначально — да. Но покидая Мензоберранзан, ты был уже не ребёнком.

- Во многих отношениях я был именно ребёнком. Я не понимал мир вокруг себя, у меня не было никакого опыта за пределами города, кроме сражений. Когда я смотрю на того, кем стал сейчас, на места, где я побывал, и на горизонты, что я пересёк, я не могу отрицать, что я — медленно и иногда болезненно — начал смотреть на мир совсем иначе, чем тогда, когда только что вышел из Мензоберранзана. Помнишь? Клятва никогда не убивать дроу была для меня важнее всего остального. Несмотря на мои знакомства с представителями других рас, несмотря на мою дружбу с Монтолио, несмотря на растущую любовь к Бренору и Вульфгару, Регису, и в особенности — к тебе, я всё равно считал тёмных эльфов важнее других народов. От подобных вещей избавиться непросто.

Кэтти-Бри пожала плечами, как будто это казалось неважным.

- Сейчас ты здесь. Ты тот, кто ты есть — сейчас. Так чего ты боишься?

Дриззт взглянул в противоположный конец короткого зала, сквозь щель в приоткрытой и далёкой двери, ведущей в столовую, увидев край плеча Закнафейна, ожидающего их за обеденным столом.

-Я не знаю его, - снова сказал Дриззт. - Я знаю, на что я надеялся, что создал из воспоминаний о нём. Но...

- Он был другом Джарлаксла, - напомнила Кэтти-Бри.

- И что? Джарлаксл для меня не герой. Да, я зову его другом, и готов прийти ему на помощь в случае необходимости — надеюсь, как и он мне, любому из нас. Он — союзник, которому я доверяю.

- Но он не твой отец, - сказала она, заканчивая то, что Дриззт оставил непроизнесённым.

- Нет, и моё восхищение Джарлакслом основано на его умениях и храбрости куда больше, чем на его моральных качествах. Он друг...

- Но не твой герой, - закончила Кэтти-Бри. - Твой герой — Закнафейн.

- Мысль о Закнафейне, по крайней мере. Я часто спрашивал себя, как бы поступил отец. Полезный ориентир — но, возможно, всего лишь результат моих фантазий о дроу, которого я не знал по-настоящему.

- Он был рад, что ты не убил того эльфийского ребёнка, - напомнила Кэтти-Бри. - Так что, может быть, фантазия и реальность не так уж и различаются — пускай даже ты и не знаешь его по-настоящему.

Дриззт кивнул, и Кэтти-Бри обняла его. Но он продолжал глядеть через её плечо на незнакомца за их столом, и не мог не испытывать страха.

 

Разговор вела в основном человеческая женщина — и преимущественно о мелочах, которые совсем его не интересовали. Спустя какое-то время Закнафейн перестал даже притворяться, что слушает её болтовню.

Оружейник не отводил глаз от сына. И он подумал, насколько красноречивым было то, что Дриззт избегал встречаться с ним взглядом. Он сидел во главе стола, слева от Закнафейна, и как будто глядел в пустоту, почти не участвуя в разговоре и совсем не пытаясь оказать гостеприимство.

«Ему стыдно?» — думал Закнафейн, и большая его половина надеялась, что это правда.

- Будешь? - услышал тогда оружейник адресованный ему вопрос. Он поднял взгляд, чтобы увидеть рядом Кэтти-Бри — он даже не заметил, как она поднялась из-за стола. В руках у неё была бутыль с каким-то напитком — фейским вином, как она его называла.

- Да, да, - сказал он, указав на пустой бокал. Он посмотрел налево, чтобы увидеть, как Дриззт осушает свой бокал и делает знак жене налить и ему.

Кэтти-Бри налила ему вина и снова села напротив Дриззта. Закнафейн лишь скользнул по ней взглядом, прежде чем снова уставиться на сына.

- Что ты помнишь? - спросила тогда Кэтти-Бри.

- О чём? - отозвался Закнафейн, немного грубее, чем намеревался.

- Ты помнишь жизнь в Мензоберранзане, как будто она закончилась только вчера? - спросила женщина. - Воспоминания всё ещё яркие?

- Да.

- А о том времени, что ты был мёртв, - вмешался Дриззт. - Что ты помнишь об этом?

- Ничего, - сказал он. - Даже пустоты. Просто ничего.

- Ты был не с Лолс, - заметил Дриззт.

- Даже если с ней, похоже боль была недолгой.

- Не с Лолс, - настаивал Дриззт. - С помощью друзей я сумел отыскать тебя в посмертии, и ты покоился с миром...

- Каких друзей? - оборвал его Закнафейн и достаточно неприветливо взглянул на Кэтти-Бри.

- Не её, - сказал Дриззт.

- Значит, дварфов? - резко спросил Закнафейн.

- Эльфов, - ответил Дриззт.

- Дроу?

- Нет — эльфов Лунного леса, что далеко на востоке. С их помощью я смог...

- Ты позволил эльфам шпионить за мной в моей смерти? - широко раскрыв глаза, спросил Закнафейн.

- Было бы лучше, если бы на месте эльфов была я? - вмешалась Кэтти-Бри.

- Нет! - воскликнул Закнафейн и грохнул кулаком по столу. - Ты... я хочу сказать...

- Ты не одобряешь, - сказала Кэтти-Бри и Закнафейн проследил за её взглядом к Дриззту, который сидел, схватившись за стол, тяжёло дыша, как будто пытался взять себя в руки, возможно даже сдерживал рвущиеся наружу слова.

На какое-то время комната затихла.

Нет, ему не стыдно, подумал Закнафейн.

Он злится.

- Так что? - наконец спросил Дриззт.

- Что что?

- Ты одобряешь?

- Что именно?

- Не притворяйся, - сказал Дриззт. - Твой сын женат на iblith. Можешь хотя бы это признать?

- Что тут признавать? Она сидит рядом с нами.

- И ты одобряешь? - уже решительнее спросил Дриззт.

Закнафейн откинулся на спинку стула. Он перевёл взгляд с Дриззта на Кэтти-Бри и обратно на сына.

- Всё это для меня очень непривычно, - признал он. - Наверняка и для вас тоже. Но мысль о том, что мой сын...

Он замолчал и покачал головой.

- Скажи, - потребовал Дриззт, встал и вышел из-за стола, чтобы встать прямо напротив Закнафейна. - Просто скажи это.

- Что мой внук будет... - сказал Закнафейн.

- Iblith, - закончил Дриззт. - Скажи это.

- Я такого не говорил! - закричал на него Закнафейн и тоже вскочил.

- Зато подумал. Это слышно в твоём голосе, видно по твоей позе, заметно по лицу.

- Я не стал бы использовать это слово и подобное отношение, но да, - сказал бывший оружейник. - Они не дроу. Они...

- Хуже! - крикнул Дриззт.

- Да! - признал Закнафейн.

- И слабее — слабее дроу, так? Но я вырос, пока жил среди них. Я учился у людей, у дварфов и даже у полуросликов — и это пошло мне на пользу. Разве это слабость? Разве я был слаб, когда сбил тебя на пол во время нашего поединка?

- Игрушками, - сказал Закнафейн, и пожалел о своих словах, как только они сорвались с языка.

Дриззт отошёл и снял свои сабли со стойки у стены.

- Дриззт, стой! - воскликнула Кэтти-Бри.

- Это не игрушки, - сказал Дриззт. - Как и клинки у тебя на груди — подарок Джарлаксла, полагаю. Так давай узнаем правду. До первой крови.

- Дриззт!

Закнафейн медленно встал и достал свои тонкие мечи, крутанув их в руках.

- Веди в тренировочный зал, - сказал он.

- Дриззт! - снова воскликнула Кэтти-Бри, на сей раз громче и настойчивее.

- Зачем ждать? - спросил Дриззт, шагнул вперёд и поднял ногу высоко над головой, прежде чем обрушить её вниз. Стол в столовой Дриззта и Кэтти-Бри был не особенно хрупким — из толстого дерева с затейливой резьбой, покрытый толстым слоем чистого лака из сосновой смолы. На нём могли отплясывать пара десятков дварфов — и толстые ножки даже не скрипнули бы.

Но Дриззта обучал верховный магистр Кейн из монастыря Жёлтой Розы — всего лишь человек по мнению Закнафейна — и в этот удар воин вложил всю свою жизненную энергию, каждую частицу внутренней силы. Его нога обрушилась, встретилась с деревом и расколола его. Стол упал двумя половинами, всё столовое серебро, кубки, салфетки и ваза съехали в кучу посередине.

Кэтти-Бри удивлённо вскрикнула и отшатнулась, едва не упав.

Закнафейн испугался меньше, и пока посуда сыпалась на пол, он уже прыгнул в эту брешь, а Дриззт бросился на него — и двое сошлись в воздухе, обмениваясь ударами и блоками в вихре, слившемся в единый звон металла по металлу.

Они приземлились друг напротив друга по разным сторонам разбитого стола.

Дриззт дёрнулся, как будто собираясь снова прыгнуть, и Закнафейн повторил его движение, но Дриззт тут же остановился, ожидая по свою сторону сломанной столешницы.

Как и Закнафейн. Это показалось оружейнику весьма забавным, и он рассмеялся.

Но Дриззт смеяться не стал и бросился в атаку — без прыжка, на ногах — и неожиданно и жестоко пустил свои сабли в дело, принявшись попеременно рубить и колоть, затем сменив очерёдность, а затем в третий раз переменив последовательность ударов, чтобы создать некий ритм.

Закнафейн легко поймал этот ритм, подставляя клинки, наклонив тело так, чтобы подготовиться к контратаке, которая должна была захватить ему инициативу в дальнейшем поединке. Наконец, ему показалось что момент настал, и он обратился к врождённой магии дроу, призывая сферу мрака, затем движением наискосок отвёл укол сабли противника. И вместо того, чтобы поднять второй клинок, преграждая путь рубящему удару, он метнулся вниз и вперёд, сделав выпад в надежде извлечь первую кровь — Закнафейну показалось, что его сын слишком нетерпелив и слишком разгневан, и скоро всё будет кончено.

Поэтому он очень удивился, когда клинок Дриззта, тот самый, что только что провёл укол, обрушился под подходящим углом, чтобы надёжно отвести выпад оружейника далеко в сторону, и тогда уже Закнафейн был вынужден отступить, подавшись влево и подняв левый меч над головой, чтобы перехватить вертикальный удар другой сабли Дриззта.

Под тяжестью этого удара Закнафейну пришлось откатиться в сторону, но он сделал это грациозно, не ударившись о сломанный стол и вскочив на одно колено сразу же за границей шара темноты.

И тогда тёмная сфера пропала, открывая изумлённого Дриззта, хотя Закнафейн удивился не меньше.

- Да как вы смеете! - воскликнула Кэтти-Бри у стены, за спиной Закнафейна. - Вы оба! Это мой дом!

Дриззт выпрямился и опустил клинки.

Закнафейн прыгнул на него.

Взметнулась сабля, отражая укол, и Дриззт опустился, припав на корточки так низко, что его зад коснулся земли. Второй меч Закнафейна пронёсся у него над головой.

Дриззт развернулся, выбрасывая ногу, через которую Закнафейн перескочил.

- Ха! - крикнул он в прыжке, снова уверенный, что победа будет за ним.

Но когда нога Дриззта прошла под ним, следопыт развернул своё вращение и угол удара вверх, чего Закнафейн не заметил или не счёл нужным беспокоиться.

Потому что Закнафейн не знал, какую силу мог вложить Дриззт в такой короткий удар, удар, в ходе которого его нога проходила расстояние не более ширины тонкого запястья дроу. Но сила столкновения была таковой, что оружейник отлетел назад и споткнулся, приземлившись. У него на колене остался синяк, оно болело.

Он попытался не нагружать ногу — у него просто времени не было! — ведь Дриззт уже оказался рядом, прямо перед ним, вынуждая отступать под градом ударов.

Закнафейн зарычал от боли, встречая каждый удар сына, вращая мечами горизонтально, один за другим, в защитном приёме, предназначенном, чтобы сдержать противника, вынуждая Дриззта встретить вертящиеся клинки или открыться для контратаки.

Клинки Дриззта всегда оказывались на месте, сабля встречала меч, снова и снова, в долгой звенящей встрече умело направляемого добротного металла.

Закнафейн встал ровнее, боль в колене прошла, и он попытался переломить ход боя и разорвать контакт, чтобы броситься в атаку самому и вынудить Дриззта обороняться.

И наконец он увидел брешь. Его крутящийся меч захватил саблю Дриззта и каким-то образом вырвал её из рук сына-противника, неожиданно закрутив клинок при ударе.

Закнафейн смахнул саблю в сторону и бросился в наступление, рассчитывая на победу.

Вот только Дриззта там не было.

Закнафейн почувствовал саблю, плашмя прижатую к его шее сбоку, прямо под ухом. Сын стоял сзади.

Он даже не заметил движения Дриззта, призрачного шага, исполненного лучше и красивее всего, что оружейник когда-либо видел или даже представлял. В эту долю мгновения, когда он сосредоточился на вырванной из рук сабле, Дриззт каким-то непостижимым образом зашёл ему за спину!

Он беспомощно хмыкнул и опустил мечи, потом вздрогнул, когда остриё Дриззта резануло его по уху.

- Слабее? - спросил Дриззт полным сарказма голосом. Вторая сабля Дриззта рухнула на пол рядом с Закнафейном, и его сын вышел из комнаты.

Закнафейн медленно повернулся к Кэтти-Бри, которая стояла у дальней стены, скрестив руки и нахмурившись.

- Добрая госпожа, - сказал он, с усмешкой пожимая плечами. - Мне жаль, что вам пришлось увидеть...

- Просто извлеки из этого урок, - холодно сказала она. - Вам обоим стоит извлечь.

- Вызови Джарлаксла, - попросил Закнафейн. - Я уйду.

- Нет, - без промедления ответила она, что немного удивило Закнафейна. - Нет, это слишком просто и слишком трусливо.

- Трусливо? - он попытался не вкладывать слишком много злости в свои слова — в конце концов, они с сыном только что уничтожили столовую этой женщины.

- Дриззт сказал бы тебе уходить, как тебе самому наверняка хочется, - объяснила Кэтти-Бри. - Но это ничего не решит, и оставит имеющиеся у вас обоих вопросы без ответа.

- Уж лучше так.

- Уйти, не получив ответ, потому что вы оба его боитесь? - резко сказала Кэтти-Бри. - Трусость.

- Всё это для меня так странно, - сказал Закнафейн.

- Я знаю.

- Не знаю, смогу ли...

- Я тоже, - оборвала его Кэтти-Бри. - Может быть, вместо того, чтобы искать ответы... - она обвела взглядом комнату, - так агрессивно, вам обоим стоит сесть и позволить контексту этих ответов окружить вас, чтобы сами ответы приобрели смысл, и не осталось никаких сомнений.

- Это нелегко.

- Нет, - сказала Кэтти-Бри. - Для труса, который прячется за своими мечами — нелегко.

С этими словами она покинула комнату.

Закнафейна это не разозлило, но согласиться с женщиной он не мог. То, что его сын якшается с дварфами, и даже с эльфами, было для него не просто непривычно. Для Закнафейна это было оскорбительно. Как бы ни пытался он этого отрицать, его чувства никуда не девались.

Мысль о том, что его сын, его великолепный сын-дроу, женился на человеческой женщине и смешал своё семя с человеческой кровью...

Разве сможет он смотреть на внука или внучку, не испытывая жалости?




#96683 Глава 8: Глаза Тополино

Написано Redrick 15 Январь 2019 - 19:22

Глава 8

Глаза Тополино

 

Полурослик занимался своей работой с заметным усердием, прибирая большой зал для аудиенций, принадлежащий лорду Дагульту Неверэмберу в Невервинтере.

Но его движения были отточены практикой, и внимание уборщика никогда не фокусировалось на уборке паутины с декоративных доспехов или убийстве крупных тараканов в углу, бегающих среди пыльных полос льющегося из большого окна света.

Он носил на голове странную повязку, опускающуюся наискосок с правого виска, закрывая левый глаз и прикрывая левое ухо. На месте уха повязка была запятнана кровью — от неудачного падения, как он объяснил несколькими днями ранее, когда началась третья неделя его работы на этого человека, Дагульта, бывшего одновременно публичным лордом Глубоководья и лордом-защитником Нового Невервинтера.

Подобно его навыкам уборки здесь тоже всё было не тем, чем казалось. Это была не повязка, а магический берет, создававший соответствующую иллюзию, включая кровь. Щётка для пыли тоже была вовсе не щёткой, а прекрасной рапирой. Его одежда была не изношенной, а дорогой; его обувь — не обмотками, а хорошими чёрными сапогами. Его усы и небольшая бородка не были такими растрёпанными, а глаза не сверкали пронзительно-зелёным. На самом деле, единственное, что было настоящего в этом полурослике — сажа, которую он размазал по рукам и лицу, чтобы дополнить волшебную личину.

Повязка на его голове выпирала на левом ухе, скрывая крошечную ушную трубу, хитроумно сконструированную и зачарованную так, чтобы усиливать звук. Даже если вокруг было шумно, он мог услышать шёпот в другом конце зала, лишь повернувшись левым ухом в нужную сторону.

Конечно же, его обычной целью был лорд Дагульт Неверэмбер, когда находился в Невервинтере, пускай даже его визиты зачастую были вполне рутинными — споры по поводу того, какую часть города необходимо следующей расчистить от вулканического камня, или какой участок обороны необходимо усилить, или может ли тот или иной лорд или леди претендовать на тот или иной дом — и в таких случаях полурослик часто поворачивал ухо к другим работающим здесь простолюдинам, чтобы услышать менее пристойные и (вынужден был признать он) более интересные слухи. Лорд Неверэмбер занимался отстройкой города, но определённо надеялся пойти ещё дальше и превратить это прибрежное поселение в достойный город-побратим великого Глубоководья, сияющего алмаза побережья Меча, расположенного в десяти днях пути на юг по Торговому тракту.

Кроме того, амбициозный мужчина предпринимал настолько же очевидные попытки укрепить и расширить собственную позицию на более широком участке побережья Меча, чего не слишком-то хотели друзья этого шпиона — поскольку лорд Неверэмбер не был союзником короля Бренора Боевого Молота из Гонтлгрима, а Джарлаксл, тайно управляющий расположенным выше по побережью Лусканом, не любил Неверэмбера ещё сильнее.

Полурослик старался не забывать, что Неверэмбер опасен и сам по себе. Лорд носил свои волосы цвета дыни стянутыми на затылке, открывая угловатое лицо, и они свисали ниже плеч, придавая ему суровый вид, который подчёркивали тёмные глаза, посаженные так глубоко, что казалось, будто они выглядывают наружу из отдельного укрытия. Многие из живущих в роскоши лордов Глубоководья были толстыми и мягкими, но про Неверэмбера с его широкими плечами и мускулистыми руками сказать такого было нельзя. «Вы лев среди людей» — такой комплимент часто делали Неверэмберу знатные гости, и это была самая любимая похвала лорда-защитника Невервинтера.

Он знал, как пользоваться мечом и кулаками, и полурослик слишком часто видел доказательства тому, что характер у Неверэмбера вспыльчивый и жестокий.

Сейчас лорд-защитник сидел на своём невервинтерском троне, болтая с дамой благородного происхождения, судя по её дорогому платью и драгоценностям. Разговор между ними продолжался, и шпион-полурослик пожалел, что его не впустили в помещение раньше, чтобы он успел услышать имя и титул дамы.

- Мудрое приобретение, лорд Дагульт, - сказала женщина. - Извлечь такую прибыль за такое короткое время — меньше чем за год!

- Это место обладает стратегической значимостью и было построено умелыми ремесленниками, каких в наши дни не сыскать, - ответил тот. - Повезло, что у меня на руках оказались достаточные средства, когда я получил предложение. Я не стал мешкать — только выторговал лучшую цену, разумеется!

- И очень неплохую цену, - сказала женщина. - А ведь Лювиди не из тех, кто легко уступает.

Оба собеседника засмеялись, и разговор перешёл к слухам о любовной интрижке между лордом и леди Глубоководья. Однако они лишь коротко коснулись этой темы, поскольку в зал для аудиенций впустили нового посетителя, дварфа с рядами густых жёлтых волос и длинными косами, торчащими по всей его крупной голове. Хотя он, очевидно, уделял волосам немалое внимания, то же самое нельзя было сказать про бороду, которая была неухоженной и настолько растрёпанной, что шпиону-полурослику показалось, что с каждым тяжёлым шагом этого мужчины оттуда будут вылетать птицы.

Позади этого дварфа шли ещё несколько, все как один крепко сбитые, и они тянули и толкали повозку, скрипящую под грузом из мешков и сундуков.

- Аа, Бронкин, дружище! - поприветствовал гостя Неверэмбер, когда придворный сержант представил дварфа словами: «Лорд-защитник! Командир Бронкин Каменная Шахта!»

Шпион-полурослик невольно обернулся, чтобы увидеть эту сцену, и прекратил притворятся, будто занимается уборкой.

- Каменная Шахта? - прошептал он. Хотя имя и показалось ему знакомым, в последний раз он слышал его очень давно. Поскольку он часто бывал при дворе короля Бренора — самого знаменитого и могущственного дварфа севера, если не всего мира — в окрестностях было мало хоть сколько-нибудь влиятельных дварфов, которых шпион бы не знал. Но этого он никак не мог вспомнить...

Взгляд полурослика устремился к повозке, и шпион чуть-чуть поправил свою трубу. И напрягся изо всех сил, стараясь сохранить на лице спокойное выражение, услышав очень знакомый звук, сопровождающий каждый поворот колёс грохот, осознав, что эти сундуки и мешки наполнены монетами — тысячами и тысячами монет!

- Чтобы это доставить, я привёл к вам на порог проклятую армию, лорд-защитник, - сказал Бронкин Каменная Шахта, кланяясь Неверэмберу. - Вы, наверное, захотите сложить всё в надёжное местечко!

Неверэмбер встал и сделал знак своему сержанту, который немедленно вызвал охрану. Затем лорд-защитник окрикнул другого человека, который, как знал полурослик, служил придворным секретарём.

- Купчую! - приказал Неверэмбер. - Пускай все знают, что клан Каменная Шахта снова зовёт Терновый Оплот своим домом!

- Терновый Оплот, - прошептал полурослик, ведь он слышал о прибрежной крепости, расположенной примерно посередине между Глубоководьем и Невервинтером на побережье Меча, к югу от Топи Мертвецов. Он даже видел её однажды во время путешествия по Торговому тракту, правда издалека, и даже не подумал её обследовать, ведь Терновый Оплот принадлежал другому времени, до Раскола. Неужели теперь там не просто руины?

Если верить монетам в повозке...

Помещение стало заполняться солдатами, и хотя большинство из них направилось к повозке, остальные начали выпроваживать всех работников, не выполняющих государственную работу: уборщиков, поваров и группу жителей Невервинтера, пришедших в надежде обмолвиться словечком с лордом Неверэмбером.

Не желая, чтобы кто-то касалася его личины, полурослик быстро покинул зал, а потом и само здание. Отсюда он скользнул на боковые улочки Невервинтера. Он несколько раз воспользовался своим волшебным беретом, сначала превратившись в дварфа, потом в человеческого ребёнка, затем, оказавшись наконец далеко от двора, в обычного крестьянина-полурослика в поношенной одежде, опирающегося на трость — свою замаскированную рапиру.

Оглядываясь вокруг и озираясь через плечо, чтобы убедиться в отсутствии слежки, он добрался до оговорённого места встречи, за которым велось постоянное наблюдение и где вскоре должен был встретить коллегу.

Сегодня ему почти не пришлось ждать, полурослица выскользнула из тени так эффективно, что опередила его на пути к невысокой стене, вырезанной из застывшей лавы и по совместительству служившей скамейкой. Она держала капюшон плаща глубоко натянутым на голову.

Двое сели бок о бок.

- Какие новости? - спросила она.

Шпион чуть не упал со стены, когда узнал голос. Он подался вперёд и заглянул под капюшон, увидев глаза женщины, которую любил.

- Что ты здесь делаешь? - изумлённо прошептал он госпоже Кровоточащих Лоз, главе дома Тополино и собственной жене, Донноле.

- Мой Паук, неужели ты думаешь, будто я позволю тебе бесконечно развлекаться без меня? - ответила Доннола с усмешкой, которая заставила Региса с головы до ног покрыться мурашками. Бесовская и невинная, и в то же самое время невероятно дразнящая и сексуальная, улыбка Доннолы Тополино всегда вызывала у него вздох.

- Не будь в этом адском городе столько шпионов, я бы точно тебя поцеловал! - воскликнул Регис. - Как же я по тебе соскучился!

- Твоё презрительное отношение к шпионам принято к сведению, мой шпион.

Регис засмеялся, потом с любопытством огляделся вокруг.

- Как долго ты была здесь? Откуда ты вообще узнала, что я сегодня приду сюда?

- Потому что знала, что тебе будет, что сообщить, - ответила Доннола.

Регис с любопытством взглянул на неё.

- Мы следили за процессией дварфов по всему Торговому тракту до самого Невервинтера, - объяснила Доннола. - Для такого небольшого каравана они собрали слишком много охраны. Обойди они Невервинтер, мне пришлось бы постараться, чтобы собрать банду для налёта.

- Откуда они пришли?

Доннола пожала плечами.

- Мы заметили их всего за день до того, как их караван пересёк Кровоточащие Лозы с севера.

- Лускан?

- Контакты Джарлаксла ничего о них не знают, а он знает обо всём, что происходит внутри, вокруг и в окрестностях этого города. Из какого-то места между Лусканом и Невервинтером, полагаю.

- Порт Лласт? - спросил Регис.

Лицо Доннолы не выдало признаков узнавания. В конце концов, она была здесь недавно, а Порт Лласт был мелким торговым портом, построенным в каменоломнях.

- В одном дне пути к северу, - объяснил Регис.

- Такое возможно.

Регис покачал головой. В этом не было смысла. Дриззт наверняка знал про Порт Лласт и считался героем города. Там были дварфы — в конце концов, там добывали камень — но ничего особенно важного, по сведениям Региса. И уж точно небольшие предприятия этого городка не смогли бы собрать богатство, увиденное им сегодня у Неверэмбера.

- Они пришли, чтобы выкупить Терновый Оплот у лорда Неверэмбера, - объяснил Регис.

- Терновый Оплот?

- Крепость ниже по побережью. Джарлаксл знает о ней больше.

Доннола кивнула.

- Тогда нам следует отправиться к нему. В ближайшее время его ожидают в Гонтлгриме на совещании с королём Бренором и остальными по поводу использования сил предтечи для восстановления Главной башни Волшебства. И волшебных порталов, любимый мой. Они оживают.

Регис едва услышал её. Мысли полурослика вернулись в зал Неверэмбера, а именно к благородной женщине рядом с лордом-защитником. Он уже несколько раз видел её при дворе Неверэмбера вместе с некоторыми бледнокожими дворянами из Глубоководья — по крайней мере, полурослик решил, что они из Глубоководья, учитывая их знакомство с Неверэмбером. Только сейчас он провёл связь с одной из дорогих таверн неподалёку от замка, в которой в последнее время было необычайно людно, и каждую ночь оттуда приходили заказы на изысканную еду и вино.

- Паук? - спросила Доннола своего отвлёкшегося возлюбленного.

- Иди к Джарлакслу, - ответил Регис. - Расскажи ему про Терновый Оплот и скажи, что дварфы принадлежали к клану Каменная Шахта, и с ними были сокровища, чтобы выкупить руины у Неверэмбера. Сокровища, которые охраняло целое войско.

Доннола резко выпрямилась.

- Всё подтвердилось, - заверил её Регис. - Так что передай Джарлакслу, и только ему, что нам стоит раздобыть дополнительные сведения, прежде чем сердить этими новостями Бренора.

- А ты?

- Перед возвращением я хочу кое-что проверить, - ответил Регис, взглянув в другой конец улицы, в сторону таверны, которую собирался навестить.

Они с Доннолой выпрямились и быстро отвернулись друг от друга, когда услышали приближавшийся шум. У Региса отвисла челюсть, когда на улицу перед ними вышел весь присутствующий в городе клан Каменной Шахты. Ряд за рядом маршировали дварфы с тяжёлым оружием и в тяжёлых доспехах. Под поступью их тяжёлых сапог тряслась земля. Они прошли прямо перед неприметной парой полуросликов, не обратив на них никакого внимания, маршируя по четыре в ряд и по сорок рядов вглубь.

В самом конце процессии находился Бронкин — ехал в той же повозке, которая доставила сокровища Неверэмберу. Повозку волокла та самая упряжка дварфов, которая тащила её в зале лорда-защитника.

- Так много, - прошептал Регис. - Зачем так много?

- Для охраны сокровищ, достойных драконьего логова? - предположила Доннола.

При мысли об этом и о сопутствующих возможностях оба полурослика улыбнулись.

- Отправляйся к Джарлакслу и назови ему имена, - сказал ей Регис.

-Терновый Оплот и клан Каменная Шахта, - ещё раз повторила Доннола.

- Да. И сообщи, что дварфы купили крепость у Неверэмбера.

- Интересно, знал ли король Бренор о том, что Оплот выставлен на продажу, - задумалась вслух Доннола. - Или о том, что крупный клан дварфов планирует поселиться так близко к Гонтлгриму.

Регис кивнул, соглашаясь с направлением её мыслей.

- Вскоре я присоединюсь к тебе, - пообещал он. Он огляделся, и не обнаружив наблюдения, наклонился и наградил возлюбленную давно задержавшимся поцелуем.

- Будь осторожен, - задыхаясь, прошептала она. - Я позволила тебе отправиться сюда только потому, что ты заскучал. Я вовсе не собираюсь подвергать тебя опасности.

Регис фыркнул.

- Мы никогда не даём другим те поручения, с которыми не справились бы сами, - процитировал он, и Доннола могла только вздохнуть. - Таково кредо дома Тополино, не так ли?

- Сейчас дом Тополино — всего лишь часть более крупной деревни, за которую отвечаем мы с тобой.

- Кровоточащие Лозы справятся и без нас, - ответил Регис. - Я не собираюсь прятаться за троном.

Он рассмеялся и схватился за крестьянскую одежду Доннолы.

- Тогда я уйду без тебя, - заявила она.

Но Регис с серьёзным лицом покачал головой.

- Отправляйся к Джарлакслу.

- Я могу послать придворного.

- Отправляйся сама, - настоял он. - И убедись, что он не узнает ничего такого, чего не узнала бы ты.

- Я думала, мы можем ему доверять.

- Это не означает, что его кошелёк не может стать толще, чем кошельки его доверенных и доверчивых друзей.

- Что ты задумал, любовь моя? - спросила Доннола.

Регис покачал головой. Он на самом деле не знал. Происходящее казалось ему странным, даже более странным, чем указывали текущие события. В последнее время он часто бывал в Невервинтере и что-то не заметил объявлений о продаже крепости — и не видел в городе дварфов, не считая давних жителей. Все знали, что лорд-защитник Неверэмбер и король Бренор терпеть друг друга не могут.

И каким бы неожиданным ни казался сегодняшний обмен, нутро Региса твердило ему, что здесь скрыто нечто большее, и он догадывался, где может узнать дополнительные подробности.

Регис огляделся вокруг, затем перемахнул через стену, легко приземлившись с другой стороны. Там он похлопал по своему берету и быстро избавился от фальшивой личины, открывая свой прекрасный плащ и одежду, великолепную рапиру на поясе с одной стороны, и трёхклинковый кинжал — с другой. Крапчатый берет, сдвинутый набок по последней моде, заменил его окровавленную повязку.

Он перескочил через стену обратно на улицу.

- Такой красавчик! - воскликнула Доннола, прижав ладонь ко лбу, будто собиралась потерять чувства.

- Скажи нашим агентам, что им придётся пополнить тайники, - сказал ей Регис. У дома Тополино была сеть схронов по всему Невервинтеру, в которых они хранили бутылки с вином из Агларонда. Агенты Тополино знали, где искать эти бутылки, чтобы воспользоваться ими для обмена или в качестве прикрытия, немедленно превратившись из шпионов в винотороговцев.

Помогало то, что вино было довольно неплохим и убедительным. Виноград был привезён с востока и выращивался на виноградниках Кровоточащих Лоз. Доннола намеревалась торговать этим впечатляющим вином официально, но сейчас оно лучше служило тайным целям.

- Ты попытаешься заключить торговый договор с Дагультом Неверэмбером? - скептически поинтересовалась Доннола. - Он знает о нашем сотрудничестве — нет, о нашей дружбе — с Бренором и Гонтлгримом, любовь моя.

- Нет, не с ним, - задумчиво отозвался Регис, качая головой. Он медлил перед каждым словом, поскольку ему приходилось импровизировать и формулировать предложения на ходу, глядя вниз по улице туда, где дварфы продолжали свой парад — по тому самому бульвару, где располагался постоялый двор, принявший знатных гостей из Глубоководья. - Но есть кое-кто...

 

Он не пошёл прямиком в таверну. Вместо этого Регис отправился в конюшню за городом, которой владела молодая эльфийка по имени Айберделл Аллалэй, вдова, живущая в прилегающем доме. Находившаяся за городскими стенами конюшня не пользовалась особым спросом, поэтому стойла Айберделл редко бывали полны хотя бы наполовину, но и Ухмыляющиеся Пони, и Коленеломы — патрульные отряды полуросликов, обитавшие в Кровоточащих Лозах — решили заключить с Айберделл контракт, который обеспечивал ей достойный доход и вполне достаточную защиту в случае необходимости, хотя у Региса всегда было чувство, что девушка в защите не нуждается.

- А, Паук Паррафин! - поприветствовала вдова Региса, когда тот оказался у неё на пороге. - В какую беду ты влип на сей раз?

- Ничего подобного, госпожа, - с поклоном отозвался Регис, взмахнув своим знаменитым беретом.

- Собираешься назад в Кровоточащие Лозы?

- Просто зашёл проведать Рамблбелли, - сказал он, не сдержав усмешки от имени пегого пони, которого недавно подарил ему Дорегардо, командир Ухмыляющихся Пони.

Айберделл ответила хитрой улыбкой. Она слишком хорошо его знала, и Регис решил, что это хорошо. На самом деле Айберделл Аллалэй стала такой же частью шпионской сети Доннолы, как и любой полурослик из Кровоточащих Лоз.

- Значит, назад в Невервинтер?

- Да, нужно закончить кое-какие дела. Моя обязанность — служить леди Донноле.

- Ты мог бы помыть её пони и пони её починённых, - ответила Айберделл. - Они резвятся в загоне вместе с твоим — скачут, совсем как Доннола вокруг тебя.

Регис был уверен, что отчаянно краснеет, но всё равно хихикнул.

Однако быстро посерьёзнел.

- Ты, случайно, не видела воинство дварфов, вошедшее сегодня в Невервинтер?

- Я их слышала. И учуяла запах.

- Но лошадей в конюшню они не сдавали?

Айберделл покачала головой, заставив взметнуться свои свободные серебристые волосы.

- Кто-нибудь ещё снимал у тебя стойло с тех пор, как я отправился в Невервинтер?

- Сейчас середина зимы, - напомнила она. - Путешественников мало, к сожалению. Кроме тебя и отряда Доннолы за последние двадцать дней у меня был всего один клиент.

- Вы будете держать меня в ожидании, прекрасная госпожа?

- Немногое способно доставить мне большее удовольствие, - ответила она на его флирт.

- А если я стану умолять?

- А варить ты будешь? - лукаво спросила она, поскольку Айберделл не раз заставала Региста за работой с переносной алхимической лабораторией, которую он хранил в своей бездонной сумке.

- Масло дневного света? - отозвался он, упомянув снадобье, которое готовил несколько раз. Если окунуть небольшой предмет в масло дневного света, тот начинал сиять, как яркий фонарь на срок, зависящий от качества ингредиентов. Более того, предмет не тускнел, пока не исчерпает весь заряд, и его можно было прикрыть простой тканью и держать в резерве.

- Ну, мне не слишком нравится брать в амбар факел или фонарь...

- Именно поэтому я и оставляю здесь Рамблбелли, - сказал Регис. - Ну, и из-за красоты конюха.

Она подмигнула ему.

- Ладно, масло дневного света, - согласился он. - Большую партию, обещаю.

- Отлично. Единственный клиент, крупный мужчина. Был похож на северянина, с длинными золотистыми волосами. Сначала я решила, что он утгардец, но варваром он не был. Из Глубоководья, хорошо воспитан, в дорогой одежде, которую пытался скрыть под потрёпанным плащом.

- Имя.

- Да, уверена, имя у него было.

- Прошу вас, мадам — скажите мне.

- Бревиндон из дома Маргастер.

- С делами в Невервинтере?

- Не думаю, что он входил в город. Нет, всего несколько дней назад он отправился на север.

Регис кивнул, затем взял тонкую руку Айберделл и нежно поцеловал её.

- Могу я уговорить вас на обед? После того, как навещу Рамблбелли, конечно.

- И после того, как сваришь мне масло дневного света?

Он кивнул.

- И смоешь с себя вонь после работы? - спросила она, широко улыбнувшись. - Если не хочешь обедать в сарае, конечно же.

- Я обедал в местах и похуже, уверяю вас.

- Почему ты считаешь, что меня это удивит? - спросила Айберделл и исчезла в недрах дома.

Регис на несколько секунд задумался, почему он всегда улыбается после встречи с Айберделл. Что за ценное — и очаровательное — дополнение к сети дома Тополино.

Но пошёл он не к своему пони, а прямиком в сарай, где достал из волшебной сумки мешок с колбами, змеевеками, хитро сложенным столом, весами, мерными ложками и крупной шкатулкой с порошками и травами. Ему не потребовалось много времени, чтобы собрать свою переносную алхимическую лабораторию. Регис практически сразу приступил к варке, на одном краю стола готовя масло дневного света, а на другом принявшись варить куда более сложную и требующую больше времени на приготовление субстанцию.

И даже пока варились эти зелья, умелый полурослик вплотную взялся за работу над снадобьем собственного изобретения, которое он назвал кишкобоем. Зелье фактически усиливало действие любой выпивки до уровня знаменитого дварфийского кишкодёра — но без мерзкого вкуса последнего.

Использование кишкобоя в сочетании с фиолетовым зельем — волшебным чудом, позволяющим ему читать мысли того, с кем он разговаривал — оказалось весьма эффективным.

К тому времени, как Айберделл вошла в сарай с его, и, что удивительно — её ужином, все зелья, кроме фиолетового, были готовы. Они разделили трапезу и приятный разговор, углубившийся в тему алхимии, когда Регис встал, наполовину прикончив свою порцию, чтобы добавить в фиолетовое зелье розоватый порошок.

- Дай угадаю, - сказала эльфийка. - Любовное зелье, из-за которого я буду падать в обморок всякий раз, как тебя вижу, чтобы ты мог этим воспользоваться.

- Милая госпожа! - драматично воскликнул Регис. - Прекрасная госпожа, вы должны знать, что я женат на леди Донноле. Увы, если бы мы встретились раньше...

- Я хочу сказать, что ты выторгуешь лучшую сделку, пока я буду хихикать и хлопать глазами - засмеявшись, сказала Айберделл, и Регис засмеялся тоже.

Он вернулся и присел на сено рядом с эльфийкой.

- Я не стал бы пользоваться преимуществом над вами, друг мой, - серьёзно сказал он.

- Я бы тебе не позволила, - подмигнув, отозвалась девушка. - Но другие? Что может сделать Регис с тем, кого считает не таким очаровательным?

- О, разумеется, я заставлю некоторых слепых глупцов рассказать мне то, о чём они должны молчать.

- Если бы ты не мог такого провернуть, я бы в тебе разочаровалась.

Регис с любопытством взглянул на собеседницу.

-Я же часть вашей банды, да? Твой успех — мой успех, и скорее всего — моя безопасность, - сказала та.

Эти слова до глубины души поразили Региса, вызвав в нём новое уважение к этой эльфийской женщине и напомнив, что у его действий есть последствия, касающиеся не только его шкуры.

- Ты действительно часть нашей банды. Очень важная часть, миледи, - он был рад увидеть, как она покраснела от его слов. - Это не любовное зелье. Оно позволяет мне читать чужие мысли и видеть правду за чужими словами. У меня достаточно ингредиентов на несколько порций. Я оставлю тебе немного.

- На случай, если Бревиндон Маргастер вернётся?

- Да, и просто на твои нужды, - сказал ей Регис. - И если ты когда-нибудь посчитаешь нужным использовать его на мне, то найдёшь лишь дружбу за моей улыбкой.

- Зачем мне тратить такое ценное зелье на то, что я и так уже знаю? - спросила она.

 

Этой ночью в общем зале таверны «Плавник» было шумно и полным-полно разодетых дворян из Невервинтера и Глубоководья, а также немало шумных дварфов во главе с Бронкином Каменной Шахтой, который взобрался на стол и распевал песню о возвращении своего клана в великую крепость Терновый Оплот.

Сразу за дверью обвалившейся башни, где располагалось заведение, Регис остановился и прислушался, пытаясь услышать какие-нибудь намёки в этой песне, но увы — она звучала точно так же, как и любая другая дварфийская баллада, полная тёмных, холодных залов, твёрдого камня, убийства гоблинов и сверкающих драгоценных камней. Когда Бронкин, к которому присоединились остальные, затянул второй куплет, юркий полурослик проскользнул в дверь.

На Региса устремилось множество взглядов — неудивительно, учитывая его берет и одежду, а также оружие — и на несколько мгновений таверна затихла, но шум сразу же возобновился.

Прокладывая себе путь к бару, Регис услышал своё имя и тихие подозрительные голоса. Некоторые из посетителей прекрасно знали, кто он такой, а значит, знали и откуда.

- Неожиданный гость, - произнёсла владелица таверны, женщина средних лет с серебристо-седыми волосами, разумеется, собранными так, чтобы не попадать в еду и напитки. - Выходит, король Бренор отправляет своих посланцев к лорду-защитнику, чтобы прекратить эту глупую вражду?

- Добрый вечер, мадам Розин, - ответил Регис, целуя ей руку. - У меня нет дел к лорду Неверэмберу, нет.

- Но ты же явился в город, не так ли? - не особенно дружелюбным тоном с не особенно дружелюбным взглядом спросил опиравшийся о барную стойку мужчина.

- О вражде между Невервинтером и Кровоточащими Лозами я что-то не слыхал, - сказал Регис.

- Значит, ты не спрашивал своего друга-дварфа, короля Бренора.

- Отношения между королём Бренором и лордом Неверэмбером — их личное дело. Я, разумеется, представляю отдельный город, который заинтересован в поставках вина в Невервинтер. Судя по обвисшим плечам, красному носу, непричёсанным волосам и запаху изо рта, подобное предложение должно вас обрадовать.

Нетрезвому мужчине потребовалось какое-то время, чтобы переварить эту реплику, но потом он выпучил глаза и угрожающе подался вперёд.

- Ох, да сядь ты на место, - сказала ему мадам Розин, вытянув руку, чтобы преградить пьянице путь. - Иначе я заставлю тебя оттирать с пола собственную кровь, когда этот малыш закончит делать дырки в твоём жирном брюхе!

Регис сделал вид, что не обращает на пьяницу внимания, хотя конечно же готов был остановить мужчину остриём своей изящной рапиры, если руки Розин окажется недостаточно. Полурослик оглядел развернувшуюся перед ним сцену. Найти в толпе Маргастеров оказалось несложно — все они были крупными и бледными, и здесь их было немало. Айберделл оказалась права, когда говорила о сходстве с утгардцами. Наверняка это семейство из Глубоководья могла проследить свою родословную не слишком далеко в прошлое до какого-нибудь варварского племени севера — Регис даже подумал, что может воспользоваться именем Вульфгара или самим Вульфгаром, если придётся внедриться в их семью. Он отложил эту мысль на потом.

- Уверена, ты принёс образец, - сказала Розин.

Регис достал бутыль красного вина из своего обычного ранца, не из бездонной сумки на поясе.

- Бесплатно, - сказал он, протягивая бутыль. - Я только прошу удостовериться, что у твоих более разборчивых гостей будет шанс его попробовать.

Мадам Розин взглянула на его ранец.

- И сколько ещё ты принёс?

- Надеюсь, достаточно, чтобы завязать нужные знакомства, - с усмешкой ответил Регис. - Я слышал, что здесь присутствует благородная семья из Глубоководья, а мне крайне интересен этот рынок.

- О? И кто ж тебе об этом наплёл? - отозвалась Розин, и её произношение, вернувшееся к своим крестьянским корням, предупредило Региса, что хозяйка не рада публичности этих сведений.

- Никто, - ответил Регис. - Я увидел здесь нескольких людей, подходящих под это описание, а вы только что подтвердили моё предположение, добрая госпожа. Представите меня или мне представиться самому? И знайте, что другу семьи я могу сделать более щедрую скидку.

Мадам Розин издала беспомощный смешок.

- Пойдём, букашка ты эдакая, я представлю тебя, как подобает.

Всего несколько мгновений спустя Регис сидел за столом напротив двух грозных на вид, черноволосых и светлоглазых женщин, откупоривая бутыль «Ярко-Красного Глотка», вина самого лучшего сорта. Альвильда и Инкери Маргастеры пристально следили за каждым его движением.

Он налил немного вина, покачал бокал для лучшего аромата и предложил его женщинам. Инкери сделала ему знак попробовать первым, он так и сделал, после чего налил три бокала. Он едва поставил их на стол, когда Альвильда, пониже, постарше и покрасивее сестры, достала небольшой пузырёк с порошком из тайного отделения у себя на поясе и высыпала немного в вино.

- Нет! - запротестовал Регис. - Вы же испортите букет!

- Без вкуса, без запаха, малую долю, - объяснила Инкери, когда Альвильда протянула ей порошок и пригубила обеззараженное вино.

- Я уже попробовал его, прямо перед вами, - напомнил им Регис.

- Но какие на тебе лежат чары, полурослик? Или какие зелья ты принял перед этим? Или каким иммунитетом...

Регис поднял ладонь, показывая, что понимает.

- В Глубоководье все лорды настолько же осторожны?

- Все живые лорды, - ответила Инкери.

- Ах. Наверное, вместо вина мне стоит торговать противоядием.

- Возможно. Но вино я бы пока не бросала. Оно действительно весьма неплохое, - сказала Альвильда.

- Ты готов обсудить цену?

- Я совсем недавно в городе, - сказал Регис. - Я хотел гулять всю ночь, а дела отложить на следующий день.

- Но всё-таки пришёл к нам со своим товаром, - заметила Инкери.

- Прекрасная госпожа, может быть, товар был всего лишь поводом, чтобы попасть сегодня вечером в такую прекрасную компанию.

Женщины удивлённо переглянулись, но по крайней мере не стали демонстративно закатывать глаза.

Когда вторая бутылка подходила к концу, они уже оживлённо беседовали и смеялись. На середине третьей Регис танцевал с Альвильдой, пока расположившийся на столе хор дварфов ревел непристойные песни, пара эльфийских бардов играла на флейте и лютне, и ещё один Маргастер (Регис так думал) водил смычком из конского волоса по девятиструнной скрипке.

- С твоей сестрой мне тоже потанцевать? - спросил Регис после одного прохода через ряды танцоров, вскоре украсивших собой пол.

- Моей кузиной, - поправила Альвильда. - И она уже нашла себе компанию на ночь.

Она указала в другой конец зала, где Инкери наклонилась так далеко через стол, чтобы быть рядом с хорошо одетым человеком, невервинтерским лордом, что едва не душила парня своей приподнятой грудью.

- Зная Инкери, она будет танцевать лёжа и в другой комнате, - со смехом сказала Альвильда.

Регис присоединился к её смеху.

- Увы, ты застряла, танцуя с одним из тех ребят, лицо которых едва достаёт тебе до груди.

- Так может быть даже лучше, - ответила Альвильда, и Регис покраснел, хотя не особенно удивился после пережитого в доме Тополино при благородном дворе далёкого Дельтантла. Знать Фаэруна редко придерживалась так называемых моральных устоев, которых требовала от крестьян, как будто эти удовольствия предназначались лишь им в награду за их богатство.

Полурослик прервал свой танец и подмигнул партнёрше, сунув руку за пазуху, чтобы достать пару небольших пузырьков, наполненных жидкостью скорее коричневого, чем золотистого цвета.

Выражение на лице Альвильды удивило его на секунду, но потом Регис понял, что движение открыло ей знаменитый ручной арбалет в кобуре под его жилетом.

- Лишних предосторожностей не бывает, - объяснил ей полурослик, снова закрывая оружие. - Очень многие считают меня лёгкой добычей. Иногда мне приходится их разубеждать.

- Я предпочитаю опасных мужчин, - ответила она, и в ответ Регис указал на пузырьки, потом на их стол.

- Дополнительная крепость — как хороший удар копытом, - объяснил он, достал ещё одну бутыль вина и наполнил бокал Алвильды, потом сделал вид, что наполняет собственный, но на самом деле с помощью ловкости рук заменил его бокалом, содержащим похожую на вид фиолетовую жидкость.

В каждый бокал он опустошил по пузырьку. В его порции была в основном вода, у Альвильды — кишкобой.

Женщина достала своё противоядие и высыпала его в вино, но конечно же, против мощного снадобья Региса оно было бесполезным, ведь это был не яд, а просто заряд настолько мощного алкоголя, что даже у дварфа глаза бы перекосило.

Присмотрись Альвильда получше во время произнесённого затем Регисом тоста, она могла бы заметить розоватый предмет в форме яйца, плавающий в его бокале.

Язык женщины начал заплетаться, когда она наполовину опустошила бокал.

- Твоя сестра была сегодня с Неверэмбером, когда прибыл клан Каменная Шахта с платой, - подтолкнул её в нужную сторону Регис.

- Кузина! - прошептала Альвильда, но слишком громко, и добавила «Шшш!», хлопнула себя ладонью по рту и рассмеялась.

- Похоже, выгодная сделка для лорда-защитника.

Альвильда захихикала, и Регису показалось,что здесь речь о чём-то большем, нежели простая продажа, и это заставило его сосредоточиться на принятом зельи, пытаясь заглянуть в мысли Альвильды.

- Терновый Оплот, должно быть, прекрасный замок, - сказал он.

Из мыслей Альвильды он получил образ этого места, и Терновый Оплот оказался крайне далёк от величественного королевского замка. Он был похож на руины, которые смутно помнил Регис, жилище, что подходит скорее птицам и крысам, а не купающимся в золоте королям. И он увидел там дварфов — из клана Каменная Шахта! Того самого Бронкина, что видел у Неверэмбера.

Регис задумался, воображает ли Альвильда будущее.

Но волшебная телепатия Региса отправила ему не только этот образ: на него обрушился целый поток разрозненных мыслей Альвильды. Полный дварфов корабль, плывущий на север... сундуки с монетами и драгоценностями, платиной и золотом, которые разгружали посреди ночи... имя Лувиди Маргастер, которым была подписана купчая рядом с именем Дагульта Неверэмбера...

- Продан Маргастерами? - беззвучно прошептал Регис. Какой в этом смысл? Зачем им продавать замок Неверэмберу а потом смотреть, как лорд-защитник извлекает из него огромную выгоду? Альвильде же он сказал:

- На той скрипящей повозке везли чуть ли не драконьи сокровища! Уж наверняка это было не золото!

«Платина!» — вспыхнула мысль в пьяном сознании Альвидлы. — «Длинная тонна платины!»

Но она сказала только «Шшш!»

Регис провёл быстрые подсчёты и едва не охнул. Длинная, или большая тонна платины составляла больше сотни тысяч монет номиналом в десять золотых каждая! Неудивительно, что клан Каменной Шахты отправил на юг целую армию для охраны своих повозок. Странно только, что ни одна орда драконов не унюхала такое сокровище и не напала на них.

И где клан дварфов, о котором Регис едва слышал, вообще мог раздобыть подобное богатство? Бренору, самому могущественному дварфийскому королю на севере — по меньшей мере на севере, признал он — пришлось бы опустошить сокровищницы Мифрил-Холла и Гонтлгрима, и скорее всего взять в долг у цитадели Адбар, чтобы собрать подобную сумму. Но этот малоизвестный клан отдавал её за руины, как будто не обладающие никакой значимостью.

И Региса это беспокоило.

Затем мысли полурослика устремились к Джарлакслу, который тоже мог собрать подобные средства, но Регис быстро передумал. Дроу никогда не заключил бы подобной сделки с Неверэмбером, не сообщив Бренору.

Регис посмотрел на Альвильду, которая с задумчивым видом глядела в никуда, и из спутанных мыслей женщины к нему пришёл ещё один образ, смутная картина тоннелей и сокровищниц с золотом, драгоценностями и платиной в сундуках, и тайная дверь в тронном зале Неверэмбера, ведущая к опускающейся лестнице.

Какое-то время спустя Регис оставил Альвильду Маргастер без чувств в её комнате и быстро покинул «Плавник», направляясь назад на улицы, где мог снова принять свой облик простолюдина и рано утром явиться на работу во дворце Неверэмбера.

Однако сначала он должен был передать новые сведения. Но как? Доннола и её отряд скорее всего давно покинули город, а у него не было наготове связных, способных срочно передать информацию в Кровоточащие Лозы. Он подумал об Айберделл и решительно кивнул. Регис действительно доверял девушке, и надеялся, что не ошибается в своём доверии.

Из сумки он достал новое зелье, самое ценное из всех, которое берёг на крайний случай.

Но такому сокровищу Регис сопротивляться не мог.

Если бы он действительно знал, что находится внизу той лестницы, он стал бы стараться ещё сильнее.




#96679 Глава 7: Pater

Написано Redrick 09 Январь 2019 - 20:59

Глава 7

Pater

 

Год Возрождения Дварфийского Рода

1488 по Летосчислению Долин

 

Этим зимним днём в Лускане повсюду сыпал снег и леденящая морось, но открытое небо над Иллуском всё равно оказалось слишком ярких для чувствительных глаз Закнафейна До'Урдена, дроу, видевшего поверхность лишь однажды, сотни лет назад. Он поёжился под тяжёлым плащом, отданным ему Джарлакслом, когда троица дроу — Закнафейн, Джарлаксл и необычайная девушка по имени Ивоннель, дочь великой верховной матери Бэнр, перешли через мост на остров Ближней Стражи, а потом — через следующий мост на второй остров, где возвышалось огромное и изумительное сооружение: Главная башня Волшебства.

Башня поднималась в небо, подобно древнему дереву. От центрального «ствола» отходили крупные ветви, величественно вздымаясь ввысь, каждая — достаточно велика, чтобы вместить частные покои волшебников. Сейчас Главная башня была крупнее, чем до своего уничтожения сто лет назад, и продолжала расти. Верхушка «ствола» и самые высокие ветви на фоне серого неба мерцали оранжевым в такт лаве, пульсирующей по длинным подземным венам, соединявшим это волшебное сооружение с подземными палатами дварфийского города Гонтлгрима, расположенного далеко на востоке, а конкретно — с озером лавы захваченного предтечи, питавшим действующие здесь силы созидания.

Дверь у основания башни отсутствовала, но Джарлаксл знал местонахождение входа и волшебные слова, необходимые, чтобы его открыть. Троица ступила внутрь и прошла по коридору в круглое центральное помещение, опоясанное вьющейся лестницей, поднимавшейся по огромному сооружению вверх и спускавшейся вниз к его недрам, в пещеры под поверхностью Лусканского залива. Подойдя к ступеням, дроу отчётливо услышали раздающиеся внизу звуки, необъятное дыхание, как будто сама башня вдыхала и выдыхала воздух подобно живому существу.

Джарлаксл знал об этом сооружении достаточно, чтобы не считать это простым совпадением.

Второй лестничный пролёт встретил их дверью, ведущей в самую крупную «ветвь» древоподобного здания — за ней располагался узкий, поднимающийся коридор с дверями вдоль каждой стены. Учитывая ширину ветви, за дверями могли располагаться довольно внушительные покои. Но здесь, в башне волшебников, в любом случае хватало надизмеренческих пространств — волшебных особняков, которые на материальном плане бытия могли быть не крупнее шкафа, но палаты за их дверями удовлетворили бы даже надменную королевскую пару.

И Джарлаксл хорошо знал, что величайший из таких особняков принадлежит его брату, бывшему архимагу Мензоберранзана, Громфу Бэнру.

Ему не нужно было стучать, ведь за дверью Громфа велось магическое наблюдение, и она отворилась при виде командира наёмников.

Троица ступила в волшебный дворец, встреченная прекрасной запоминающейся музыкой и серией мягких световых линий, меняющих цвета сквозь видимый спектр в такт звучанию музыкальных инструментов.

Входной зал был заполнен чередой прекрасных белых колонн, вырезанных в форме обнажённых женщин-дроу с оружием. «Кариатиды», — предупредил своих спутников Джарлаксл, ведь это были не просто опоры для потолка, в которых магическое строение не нуждалось.

Это были стражи — и стражи грозные.

Из арочного прохода сбоку появился архимаг Громф. Похоже, вторжение немало его рассердило, но не слишком удивило. К тому же, было очевидно, что Джарлаксл с остальными никогда не смогли бы войти сюда без его позволения.

- Надеюсь, тебе понравился твой визит в дом Бэнр, - сказал Джарлаксл.

Громф фыркнул и прошёл мимо гостей, дав знак следовать за ним к выходу.

- Угощения не предложишь? Даже выпить, чтобы освежиться? - спросил Джарлаксл.

- Уверен, король Бренор вас угостит, - отозвался Громф, и Джарлаксл тяжело вздохнул.

Громф провёл их тем же путём, которым они пришли, но миновал входной зал и направился вниз по лестнице, под землю и к другой тайной двери, почти незаметной на изгибающейся стене вулканического тоннеля, в котором они оказались. Чтобы открыть эту дверь, мало было прошептать несколько магических слов. Другие дроу почувствовали, как много заклинаний, печатей и глифов охраняют проход — больше, чем любую другую дверь в башне, включая вход в покои самого Громфа.

И магия охраняла не одну только дверь. За дверью лежала просторная комната, в длину больше, чем в ширину, уставленная каменными статуями, которые повернули головы, чтобы оценить вошедших. В небольших альковах над ними точно так же следило войско гаргулий, готовых ожить и броситься в атаку.

Но они только следили, ведь это были питомцы Громфа, а Громф возглавлял процессию.

В дальнем конце помещения возвышалась пара каменных обелисков. Они не были прямыми, и толщина на их протяжении различалась, они не были украшены затейливой резьбой, и поистине казались не к месту в этом величественном сооружении, полном изящной асимметрии и необычных решений. На этих двух колоннах покоилась третья — огромный кусок серого камня, который как будто швырнули сюда по неосторожности. Получилось нечто, отдалённо напоминающее грубый дверной проход.

- Что это за место? - буркнул Закнафейн, заметно подавленный солнцем, поверхностью, башней, а теперь — множеством волшебных и чудовищных глаз, смотрящих на него.

Даже не обернувшись, чтобы ответить, Громф вместо этого воззвал к порогу перед собой, и из трещины в полу между обелисками донёсся ответ: шипящий звук.

- Ты когда-нибудь имел дело с дварфами? - спросил Закнафейна Джарлаксл.

- Дергарами? - уточнил тот, ведь злые серые карлики Подземья были хорошо знакомы дроу.

- Нет.

Из трещины в пороге вырвалось пламя, заполнив дверной проём и жадно разрастаясь, как будто нашло себе сухую растопку.

- Дерро? - спросил воин, упомянув другую подземную расу волшебных карликов. Теперь Закнафейн смотрел на дверь, на пламя, кипевшее в этом неровном проёме.

- Просто с дварфами, - прояснил Джарлаксл.

- Тогда нет, - с нескрываемым отвращением в голосе ответил бывший оружейник.

- Твой сын питает к ним большое пристрастие, - сообщил Джарлаксл.

Закнафейн не ответил, не моргнул и даже не шевельнулся, и взглянув повнимательнее, Джарлаксл и Ивоннель поняли, что он даже не дышит. Они оба повернулись к Громфу, спокойно стоящему с выражением полного превосходства на своём угловатом лице.

- Видите, как легко я могу уничтожить простого воина? - спросил тот, адресуя вопрос Джарлакслу.

- Как легко ты можешь победить, захватив воина врасплох, ты хотел сказать, - отозвался наёмник.

- Когда можешь нанести удар где угодно, в любое время, застать врасплох — проще простого.

- То же самое может сказать и убийца, стоя с окровавленным клинком, - парировал наёмник.

Тяжёлый вздох Ивоннель прекратил спор. Она посмотрела на этих двоих и с отвращением покачала головой. Выражение на её лице было уже знакомо обоим этим старым дроу, знавшим Ивоннель Вечную.

- Вечно вы изображаете бесконечный танец соперничества, - сказала она.

- Ты говоришь, как наша мать, - со смешком произнёс Джарлаксл, ведь в конце концов так оно и было. Пока дочь Громфа, эта Ивоннель, находилась в утробе матери, в неё проникли щупальца пожирателя разума, и чудовище наделило её памятью тёзки, Ивоннель Вечной, великой верховной матери Бэнр. Пожиратель разума не просто наделил зародыш этими воспоминаниями, но внедрил их так, будто они были её собственными.

- Изображаем? - спросил Громф.

- Ваш танец — крикливое соперничество пары павлинов, хотя ни один из вас не запятнает свои изящные одежды кровью другого — или собственной. Вы нужны друг другу, и это портит весь спектакль. Поэтому, умоляю — достаточно.

Братья посмотрели друг на друга и пожали плечами.

- Убрать Закнафейна из разговора до того, как мы ступим в царство короля Бренора, было разумным поступком, - сказала Ивоннель Громфу.

- Я никогда не поступил бы так без твоего одобрения, - буркнул в ответ угрюмый маг.

- Мы должны знать, - продолжала Ивоннель, пропустив сарказм мимо ушей. - Что ты узнал во время путешествия в дом Бэнр? Это действительно Закнафейн?

- Прислужницы Лолс подтвердили, - ответил Громф. - Это Закнафейн, вернувшийся из мёртвых.

- Как? - спросил Джарлаксл.

- Почему? - одновременно с ним спросила Ивоннель.

- В том-то весь и вопрос, не так ли? - отозвался Громф. - И кто это сделал? Закнафейн вернулся. Это дело рук Лолс? Миликки? Другой великой сущности?

- Должно быть так, ведь Закнафейн бросился в кислоту, - напомнил Джарлаксл. - Для воскрешения не было тела. Его вернули к жизни с другого плана бытия, целым и невредимым.

- Прислужницы не сказали? - спросила Ивоннель.

- Я встречался с верховной матерью Квентль и старшей жрицей Сос'Ампту. Я говорил с Йикардарией и Эскавидне, двумя самыми любимыми прислужницами Лолс.

- И они отрицают участие Лолс? - спросил Джарлаксл.

Громф пожал плечами.

- Не подтверждают, но и не отрицают. Говорят только, что это действительно Закнафейн До'Урден, вернувшийся с нижнего плана, и мне кажется, что им так же интересно, как и вам — кто, как и почему сделал это. У меня нет причин им не верить, и ещё меньше причин этим интересоваться. Возможно, это была Лолс, и кто может знать её замыслы?

- Но ты в это не веришь? - уточнил Джарлаксл.

- Нет, - ответил Громф. - Но опять же, мне слишком безразлично, чтобы пристально изучать аргументы.

Он повернулся к огненным вратам.

- Мифрил-Холл принял ваш — наш вызов, - сказал он, шагнув в сторону и указав на пламя.

Джарлаксл взглянул на Ивоннель и кивнул, и бывший архимаг прочёл заклятье, развеяв чары стазиса, наложенные им на Закнафейна.

- Как он вообще сумел полюбить вонючих дварфов? - спросил Закнафейн, продолжая предыдущий разговор с момента, где тот оборвался, не ведая о последующей беседе.

- Возможно, мы выясним это вместе, - предложил Джарлаксл и шагнул мимо, взяв Закнафейна за руку, направляясь в бурлящее пламя.

Рефлекторно и предсказуемо Закнафейн стал упираться.

Но Ивоннель прошла мимо них и шагнула в пламя, даже не замедлив шаг, и немедленно исчезла.

- Это всего лишь врата, пламя безвредно, - объяснил Джарлаксл. - Мифрил-Холл принял наш вызов, и врата открылись.

Он подвёл Закнафейна к порогу и немедленно ступил внутрь перед ошеломлённым новичком. Тот последовал за ним, оставляя Громфа в одиночестве.

Громф стоял так ещё долго после того, как рассеялось пламя и портал закрылся. Вокруг него сейчас многое происходило, и глубина этих событий как будто сделала его невольником — Главная башня и её множество странных и могущественных обитателей, при том, что новые, казалось, прибывают каждую десятидневку; загадка возвращения Закнафейна, которое, пускай он и заявлял о своём безразличии, могло означать нечто важное; и Джарлаксл, его младший брат, укрепляющий свою власть над Лусканом и даже заслуживший одобрение нескольких ближайших лордов, включая представителей могущественного Глубоководья к югу.

Последнее было особенно раздражающим — и интересным; эльфы-дроу, тайно возглавляющие крупный город на поверхности, причем удерживая его силой договоров, а не оружия.

От Громфа не ускользнула значимость происходящего. Всё, чего он хотел — продолжать свои изыскания и рост в этой невероятной живой каменной башне.

По крайней мере, так он себе говорил.

 

- Просто молчи, - просигналили Закнафейну пальцы Джарлаксла, когда они вышли с другой стороны пламени и оказались в охраняемой зале неподалёку от главного яруса дварфийского города.

Узнав Ивоннель и Джарлаксла — двух дроу, объявленных друзьями короля Бренора — несколько суровых дварфов опустили свои тяжёлые арбалеты. Два артиллерийских расчёта поставили на предохранитель установленные на стенах и нацеленные на врата катапульты бокового действия.

- Мы хотим поговорить с королём Бренором, - сообщил им Джарлаксл.

- Наверное, в шахтах, - сказал один дварф другому.

- Был с Кэтти и Вульфгаром у озера лавы, - поведал второй дварф Джарлакслу.

Ещё один дварф, массивный мужчина с длинной жёлтой бородой, подошёл к стене, отодвинул кусок камня на петлях и скользнул внутрь. Секунду спустя весь участок стены поднялся вверх, как сплошные ворота из твёрдого камня, открывая лежащий за ним коридор. Двое дварфов в величественных латах из мифрила подошли, чтобы поприветствовать гостей.

- Мы вас проводим, - объяснил один, дав знак троим дроу следовать за собой.

Гостей сопровождали больше двух дюжин дварфов, и ещё полдюжины следовало недалеко позади. Может быть, Джарлаксл и Ивоннель считались друзьями короля Бренора, но дварфы определённо не были готовы доверять подобному титулу безгранично, особенно когда в дело был замешан третий гость, незнакомец.

Они опустились на нижние ярусы Гонтлгрима, вошли в кузню, горны которой питались силой огня живого предтечи и превосходили всё, что могло быть создано с помощью обычного топлива. Спустившись оттуда по короткому низкому тоннелю, они вошли в саму магическую палату, крупную пещеру по большей части естественного происхождения. Здесь было полно пара, поскольку с похожих на корни отростков над озером, заполнявшим помещение, сочилась вода, а озеро светилось ярким оранжевым светом. Туман не слишком мешал зрению, и ещё в дверях трое гостей Гонтлгрима увидели две человеческих фигуры: женщину в мантии, живот которой выдавал средний срок беременности, и мужчину огромных для человека размеров, стоящего посередине площадки над озером.

- Кэтти-Бри, жена твоего сына, - сказал Джарлаксл Закнафейну. - И Вульфгар из Долины Ледяного Ветра, один из самых близких друзей Дриззта.

Лицо Закнафейна исказилось в растерянности при взгляде на двух не-дроу. Он начал что-то отвечать, но Ивоннель остановила его поднятой рукой и принялась считать заклинание, поскольку было ясно, что без помощи волшебства Закнафейн не сможет ничего понять из предстоящего разговора.

- А это..? - мгновение спустя выдавил бывший оружейник, полностью оглядев человека, беременную женщину, которую Джарлаксл только что назвал его невесткой. Язык его не слушался.

Джарлаксл кивнул и улыбнулся. В утробе Кэтти-Бри действительно был внук Закнафейна.

- Джарлаксл, - позвала Кэтти-Бри, и командир наёмников коснулся полей своей шляпы, надел широкую и искреннюю улыбку и подошёл к человеческой паре. Он заметил, что в помещении недавно велись работы, поскольку теперь озеро ограждали высокие и узорчатые железные перила.

Джарлакслу, который однажды бросился через край, чтобы спасти другого дварфийского друга и едва успел поймать его прежде, чем они оба рухнули в живую лаву далеко внизу, перила казались хорошим дополнением.

 

- Что привело тебя сюда? - спросила Кэтти-Бри. - Надеюсь, в Лускане всё хорошо.

- Всё шикарно, - ответил дроу. - Главная башня с каждым днём всё величественнее — вы слишком давно видели её, милая госпожа, особенно учитывая, что именно вы разгадали загадку, позволившую возродить башню.

Она согласно улыбнулась, а Вульфгар спросил:

- Вы пришли к леди Донноле наверху?

Он только что предпринял короткую поездку на тележке из города полуросликов Кровоточащие Лозы, построенного в каменистой долине у заднего входа в Гонтлгрим.

- На самом деле, к Бренору, чтобы попросить о портале в Длинное Седло, - ответил Джарлаксл.

- Леди Доннола вернулась из Невервинтера, - всё равно сообщил им Вульфгар, и кивок подтвердил тайные договора и сделки между ними двумя.

- Вы собирались в Длинное Седло, чтобы навестить меня? - спросила Кэтти-Бри, хотя, конечно, подозревала обратное.

- Увы, нет, - ответил Джарлаксл, обернувшись, когда подошла Ивоннель с третьим дроу. - Хотя я очень рад вас видеть! Надеюсь, у вас всё хорошо?

- Вполне.

- А ребёнок?

- Всё хорошо, - заверила его Кэтти-Бри.

- Тогда пускай он или она получит твои прекрасные глаза, воинское совершенство Дриззта, твою мудрость и сердце, как у вас обоих, - с поклоном сказал Джарлаксл. - Что за потомок это будет!

Кэтти-Бри снова улыбнулась и кивнула, принимая комплимент, но немного смутилась, когда Джарлаксл закончил, переведя взгляд на третьего члена группы, неизвестного дроу. Тот казался не слишком обрадованным новостями. Кстати, неужели Джарлаксл специально выбрал именно такие слова?

- Хотя я уверен, что ты не будешь возражать, если ребёнок получит глаза того же цвета, что у Дриззта, - подмигнув, добавил наёмник, снова вернувшись взглядом к Кэтти-Бри. - Но нет, милая госпожа, пускай я рад видеть вас и наверняка в любом случае вас бы навестил, целью моего путешествия в Длинное Седло была встреча с Дриззтом. Со мной тот, кого он захочет повидать.

Двое людей взглянули на третьего участника группы Джарлаксла, незнакомого им дроу. Тот снял капюшон своего волшебного плаща пивафви.

- Представляю вам бывшего оружейника дома До'Урден, некогда считавшегося лучшим бойцом во всём Мензоберранзане, - сказал Джарлаксл, - который обучал твоего мужа боевым искусствам.

Лицо Кэтти-Бри стало ещё более любопытным.

- Обучал? Дриззта обучал...

- Закнафейн, - ответил незнакомец. - Я Закнафейн До'Урден, пришёл, чтобы увидеться с сыном.

Кэтти-Бри охнула, её белые глаза распахнулись так широко, как будто готовы были вывалиться из глазниц.

- Потомок, - прошептала она еле слышно, повторяя слова Джаралксла.

- Мир кажется всё более странным, - со смешком заметил Вульфгар. Он казался куда менее удивлённым и более обрадованным, чем все остальные.

Джарлаксл тоже недоверчиво уставился на Закнафейна, но по другой причине. Оружейник прекрасно говорил на всеобщем языке Фаэруна. Наёмника застало это врасплох.

- Сейчас он понимает язык, - объяснила Ивоннель, догадавшись о причине изумления Джарлаксла. - До тех пор, пока не окончится действие моего двеомера.

- Закнафейн, - прошептала Кэтти-Бри, качая головой.

- Лолс, - сказал Вульфгар, привлекая внимание четырёх прочих. - Она сказала, что может вернуть его Дриззту.

- В обмен на его преданность, - напомнил Джарлаксл, и Закнафейн охнул.

- Он же не... - спросил оружейник.

- Мы не знаем наверняка. Как думаешь, мог твой муж поклясться в верности Паучьей Королеве? - спросила Ивоннель у Кэтти-Бри, на что они с Закнафейном резко ответили «Нет!», а Вульфгар рассмеялся от абсурдности такого предположения.

- Однако Закнафейн — здесь, - заметил Джарлаксл, хотя конечно же не верил, что Дриззт когда-нибудь станет служить Лолс.

- Это вы так считаете, - ответила Кэтти-Бри, пристально разглядывая незнакомца. Она сдержала желание положить ладонь на живот, но напомнила себе, что могут потерять они с мужем. И не только они. События прошлого года привели к значительным изменениям на севере для всех их друзей, причём перемены способствовали стабильности и процветанию — перерождение земель, которые часто и по праву звали «Свирепым севером».

- Откуда вы знаете? - добавил Вульфгар, тоже глядя сверху вниз на дроу, которого они назвали Закнафейном.

- Это он, - заверил их Джарлаксл.

- Потому что он знает вещи, которые может знать только Закнафейн? - спросила Кэтти-Бри. - Разве бог — или богиня — не в силах выяснить такие сведения и внушить их доппельгангеру?

- Ты считаешь нас новичками в делах богов и магии. Наше обследование было более тщательным, - сказала Ивоннель. Но она тоже уставилась на перерождённого дроу. - Если он на самом деле не Закнафейн До'Урден, значит некое божество затратило немалые усилия, чтобы достичь того, что можно было исполнить проще и незатейливей.

- Возвращение фальшивого Закнафейна причинит Дриззту большую боль, - сказала Кэтти-Бри и добавила, обращаясь к Закнафейну, просто потому что не могла сдержаться: - Ты выглядишь точь-в-точь как он.

Это была правда. За исключением красного оттенка глаз короткой причёски, этот мужчина, представленный Закнафейном, обладал потрясающим сходством с Дриззтом — с такими же чертами лица, менее острыми, чем у большинства дроу, и таким же телосложением.

- Не больше, чем причинила бы разлука с Кэтти-Бри, - возразила Ивоннель. - Чего куда проще добиться.

- Но не так просто, как некоторым кажется, - ответила Кэтти-Бри и прищурила свои голубые глаза, встретив взгляд Ивоннель, которая, как она знала, в прошлом пыталась добиться именно этого — даже наложила на Дриззта проклятие, вынуждая его убить Кэтти-Бри, встретившись с ней после битвы с Демогоргоном. Кэтти-Бри воспользовалась собственным напоминанием как предупреждением самой себе. Она знала, какой глубокой и запутанной бывает паутина тёмных эльфов. Кэтти-Бри признавала, что в какой-то момент её подозрения станут необоснованными, но для тёмных эльфов, тем более таких необычных, как Ивоннель, этот момент настанет куда позже, чем для представителей любых других рас.

Ивоннель просто пожала плечами, ничего не отрицая и не извиняясь. Она ясно дала понять, что неспособность Дриззта сделать это, нанести смертельный удар Кэтти-Бри — сила и чистота сердца, позволившая победить магию её проклятия — стала причиной прозрения, вынудившего Ивоннель встать на сторону Дриззта. Ивоннель отказалась от немалой власти — она могла стать верховной матерью всего Мензоберранзана! — чтобы прийти на поверхность, и цена могла оказаться ещё выше, поскольку по слухам агенты Лолс теперь охотились за ней.

Но не взирая на своё прошлое, сейчас Ивоннель была здесь — и ей доверяли Джарлаксл и сам Дриззт, о чём Кэтти-Бри знала, и не смогла долго удерживать свой взгляд.

Или таков и был их план, не могла не задуматься она. Как терпеливо они станут плести свои сети, чтобы нанести Дриззту как можно больше урона?

- Тогда, может быть, богиня Лолс действительно услышала слова Дриззта, - предположил Вульфгар, пытаясь снять напряжённость. - В тоннеле. Ты была там, - сказал он, указывая на Ивоннель. - Когда Лолс сказала Дриззту, что может вернуть ему отца, он ясно дал ей понять, что будь она достойна поклонения, то вообще не стала бы забирать Закнафейна и многих других.

- Да, таковы были его слова, - согласилась Ивоннель.

- И возможно, Лолс играет на опережение, - предположил Джарлаксл, глядя на Ивоннель, давно предполагавшую, что Паучья Королева чувствует перемены в традициях своих преданных детей-дроу и хочет оставаться впереди, чтобы не рисковать потерей своей паствы.

- Я просто хочу увидеть сына, - сказал Закнафейн тоном, по которому было ясно, что он устал от этих философских бесед.

- Конечно, - ответила Кэтти-Бри, но с выражением не менее суровым, чем у дроу, назвавшимся Закнафейном, показывая, что не слишком обрадована подобным воссоединением. Она повернулась к Вульфгару и попросила его:

- Приведи Бренора.

Крупный мужчина кивнул и поспешил прочь. Слова гостей уже разошлись по всему городу, и Вульфгару не пришлось далеко уходить, чтобы найти короля дварфов и вскоре возвратиться с Бренором и довольно впечатляющим отрядом, включая воина Атрогейта и необычных братьев Валуноплечих.

Кэтти-Бри кивнула свите своего отца-дварфа, посчитав её уместной, учитывая потенциальные региональные осложнения этого неожиданного развития события. Артогейт стал одним из самых доверенных советников Бренора и каменно-крепким командиром из того же теста, что и легендарный Тибблдорф Пвент. Но он был также старым знакомцем Джарлаксла и членом Бреган Д'эрт, и это знакомство и дружба продолжались, несмотря на формальное окончание отношений.

Братья Валуноплечие, друзья Компаньонов Зала, были новичками в Гонтлгриме, и скорее обитателями деревни полуросликов над дварфийскими залами, чем самого Гонтлгрима. Валуноплечий с его друидическими умениями служил леди Донноле в роли сомелье Кровоточащих Лоз. Его зелёное касание всегда рождало многообещающие корни, хотя так далеко на севере сезон 1488-го года ещё не начался.

Должно быть, Вульфгар уже сообщил Бренору о неожиданном спутнике Джарлаксла, поскольку рыжебородый король дварфов подскочил сразу к Закнафейну, качая головой и едва сдерживая улыбку. Они обменялись приветствиями, а затем Бренор сказал что-то наподобие «Да твой сын в пляс пустится!»

Кэтти-Бри почти не слушала. Её внимание привлёк зеленобородый Пайкел, который подпрыгнул к Ивоннель и ткнул в неё своим обрубком руки. Странный и милый дварф пробормотал что-то не поддающееся расшифровке и зашевелил пальцами другой руки вокруг своей утраченной конечности, потерянной несколько лет назад в битве с великанами. Секунду спустя — типично для обаятельного Пайкела — из его обрубка вырос цветок, который он сорвал, безумно хихикая, и протянул прекрасной девушке-дроу.

- Что за очаровательный парнишка, - сказала та, принимая белую розу и поднося к лицу, чтобы понюхать.

И это был не просто милый подарок, поняла Кэтти-Бри. Это был сигнал, и она не удивилась, заметив обмен взглядами между Ивоннель и Джарлакслом.

Пайкел только что передал послание Джарлакслу от Доннолы Тополино через Ивоннель.

И вот опять, поняла она, напоминание о больших переменах в западных царствах к северу от Глубоководья, и ещё более красноречивое напоминание о том, какой сложной может стать ситуация, если некоторые из игроков — Ивоннель, в частности, — окажутся не теми, за кого себя выдают.

На севере собрался довольно неожиданный союз, включающий Джарлаксла, полуросликов, семью Гарпеллов из Длинного Седла, и конечно, в самом своём сердце — Гонтлгрим. Отвоевав древнюю родину всех делзунских дварфов, отец Кэтти-Бри, король Бренор, создал новую силу в этом регионе.

Но он добился этого, прогнав благородный дом дроу, Ксорларрин, который был послан сюда верховной матерью Бэнр, чтобы сделать Гонтлгримом городом-побратимом Мензоберранзана.

Она пристальнее поглядела на Ивоннель — на Ивоннель Бэнр — и напомнила себе, что Громф также принадлежал к первой семье Мензоберранзана, что бы они сейчас ни заявляли.

Она оглянулась на дроу, назвавшегося Закнафейном, и изо всех сил постаралась скрыть своё беспокойство.

- Я думаю, что с помощью дварфийских врат эту встречу будет легко устроить, - ответила Вульфгару Ивоннель.

Кэтти-Бри вздрогнула, сразу от мысли, как быстро Дриззт может оказаться перед дроу, назвавшимся его отцом, и от интереса Ивоннель к дварфийским вратам. Ведь эти порталы связывали их союз — Джарлаксл мог приходить и уходить из Лускана через ворота под Главной башней, покрывая сотни миль за несколько шагов. Точно так же Кэтти-Бри, Дриззт и волшебники Гарпеллы могли приходить и уходить из Длинного Седла, в мгновение ока преодолевая половину того же расстояния.

Но ключ был в том, что эти врата контролировал Гонтлгрим — никто не мог войти в них или выйти, если дварфы не принимали вызов, активируя силу предтечи по эту сторону портала. Длинное Седло и Лускан нельзя было достичь напрямую, только через пересадку в городе дварфов, неприступном Гонтлгриме.

И такую репутацию городу заслужили последние из четырёх врат, что вели в тоннели под Серебряными Кордонами на востоке, откуда Бренор мог привести три могучих дварфийских армии своих дельзунских родичей.

Всё это внушало Кэтти-Бри некую степень уверенности, но вместе с тем наполняло её решимостью проверять всех и вся, прежде чем принимать вещи за правду. Если дроу Мензоберранзана хотят отбить Гонтлгрим, им придётся найти способ изменить или нарушить работу врат, и будь она проклята, если позволит Ивоннель или Закнафейну — двум дроу, которым она не доверяла — устроить подобный саботаж.

Кэтти-Бри повернула кольцо на левой руке, радуясь, что в момент сомнений находится в этом помещении. Кольцо было не простой безделушкой, а кольцом власти над элементами, связанным с планом огня, и с его помощью Кэтти-Бри слышала шёпот богоподобного создания, предтечи огня, в пропасти внизу. Именно этот шёпот рассказал ей, как восстановить Главную башню Волшебства, и как отстроить и активировать порталы дварфов.

Рядом с ней продолжалась беседа. Говорили, в основном, Бренор с Закнафейном, поэтому она заглушила их голоса и поддалась магии кольца, чтобы посовещаться с предтечей. Эта могучая сущность могла сравниться с самой Лолс и даже превзойти Паучью Королеву, так что закончив их тайный разговор, женщина почувствовала себя немного спокойнее. Врата нельзя было изменить, нельзя было исказить, предтеча с полной уверенностью заверил её в своей власти над ними, а значит, Гонтлгрим нельзя было ослабить таким способом.

Их не мог ослабить даже Мензоберранзан со всей его мощью; даже Ивоннель, которая была значительно сильнее, чем казалась; даже сама Паучья Королева, разве что она пожелает вести войну с божественным созданием неизмеримой силы.

Мог ли кто-нибудь действительно угрожать Гонтлгриму короля Бренора или даже Кровоточащим Лозам, когда рядом было столько союзников? Кэтти-Бри так не думала.

Но, конечно, с такой силой в их пёстром союзе приходила и немалая ответственность вместе с многочисленными интригами.

И снова она подумала о ребёнке у себя в животе, поскольку это казалоь более личной версией той же ситуации. Подобно северному союзу, который создал её отец, семья Кэтти-Бри тоже могла многое потерять.

Она вздохнула, из-за чего разговоры вокруг превратились, и все взгляды устремились на неё. Кэтти-Бри не сумела сдержаться и рассмеялась — причём беспомощно, ведь жизнь казалась ей куда проще, когда они с четырьмя самыми близкими союзниками были просто Компаньонами Зала, отрядом друзей, идущих дорогой приключений, полагаясь друг на друга и отвечая только друг за друга.

Теперь, когда появился отец Дриззта — если это действительно был его отец — жизнь всего за несколько мгновений стала ещё сложнее.

Кэтти-Бри отбросила мрачные мысли прочь. Для них сейчас не время. Сейчас время лишь для дела необычайной важности — возвращения давно погибшего отца её мужа!

Снова сосредоточившись, она прислушалась к разговору вокруг, и поняла, что упустила большую его часть во время своих размышлений.

- Он узнает меня, - сказал Закнафейн, и в его голосе звучала скорее надежда, чем уверенность. - А я узнаю его.

- Он будет сомневаться, - предупредила Ивоннель. - Встреча с истончившимся планарным барьером между Подземьем и нижними планами ударила его особенно сильно, и я удивлюсь, если его галлюцинации уже прошли. Дриззт ещё долго пребывал в полном смятении, всё казалось ему нереальным. Его разум был полон сомнений.

- Он справился с этим недугом, - сказала Кэтти-Бри. - Занятия с верховным магистром Кейном позволили ему обрести внутреннюю гармонию и власть над собой.

От её взгляда не укрылась мимолётная гримаса на лице Закнафейна, когда она назвала Дриззта мужем. Мимолётная.

- Он куда сильнее, - тихо добавила она, - чем мы считаем.

- Может быть, ты права. Однако Дриззт может просто не ожидать подобного, - сказала Ивоннель. - Возможно, надежда слишком велика.

Кэтти-Бри пожала плечами, не готовая оспаривать этот аргумент, и добавила:

- Только для Дриззта, ты полагаешь?

Ивоннель встретилась с женщиной взглядом, потом чуть опустила глаза — на её большой живот, поняла Кэтти-Бри — и примирительно кивнула.

- Но узнает ли тебя Дриззт? - спросил Закнафейна Джарлаксл. - Это было целую жизнь назад...

- Ты узнал меня сразу же, - немного разгневанно оборвал его Закнафейн.

- Я знал тебя взрослым, и наше знакомство длилось веками, - напомнил ему Джарлаксл. - Дриззт видел тебя глазами ребёнка — и совсем не так часто, как я, и на протяжении куда более короткого отрезка времени. Более того, я намного привычнее к аномалиям вроде твоего возвращения.

- И даже Джарлаксл всё равно провёл расследование, чтобы убедиться, - заметила Ивоннель. Джарлаксл просто смущённо пожал плечами.

- Мой сын по-прежнему тренируется? - спросил Закнафейн у Кэтти-Бри.

- Конечно, каждый день, - ответила та, и начала кивать, догадавшись, к чему клонит бывший оружейник.

- Тогда он несомненно тебя узнает, - вмешался Вульфгар, и все остальные принялись кивать и хмыкать, когда поняли план.

И Кэтти-Бри осознала, что всё именно так и будет. В поединке Дриззт узнает давно потерянного учителя — точно так же, как узнал бы Кэтти-Бри в занятиях любовью, разделяй их даже целые века.

- Я хочу поговорить с тобой наедине, Джарлаксл, - сказала она. Она оглянулась на короля Бренора и добавила: - И с тобой, отец. Только мы втроём.

- Глупо было бы поступить иначе, - ответил Джарлаксл. - А Кэтти-Бри не глупа.

 

Круглое помещение в недрах Особняка Плюща в Длинном Седле было горячим — очень горячим — и полным пара, превращая в узлы сильные мышцы и заставляя тренирующегося воина исходить потом.

Его движения были не такими быстрыми, как в прошлые годы, но причиной тому был не возраст. Скорее их медлительность была намеренной. В своих ежедневных тренировках Дриззт До'Урден сохранял полную концентрацию на каждом движении, каждом повороте, каждом сгибе, выжимая из своих мышц как можно больше длины и силы.

Когда его левая рука метнулась вперёд, разум Дриззта настолько погрузился вглубь себя, что он чувствовал взаимодействие своих мускулов, чувствовал изгиб сухожилий, и мог установить идеальный угол для плеча и локтя, чтобы добиться безупречного баланса и скорости.

По крайней мере, почти безупречного. Сейчас Дриззт пытался адаптировать обучение тела и разума, полученное от магистра Кейна, к долгим часам тренировок в Мили-Магтир и последующим годам настоящих поединков. Хотя приёмы совпадали не полностью, опытный боец-дроу обнаружил достаточную схожесть, чтобы сделать целое более великим, чем две части по отдельности. Он знал, что это будет долгий, нескончаемый процесс, но оно того стоило.

Он отвёл руку и продолжал отводить назад левое плечо, разворачиваясь, ноги согнулись, опуская его очень низко, чтобы уклониться от воображаемой атаки сзади, и Дриззт, развернувшись, по широкой дуге взмахнул своей саблей в правой руке, Ледяной Смертью. Каждый снова мускул работал в полной гармонии, Дриззт сохранял равновесие в каждый миг движения, перенеся вес на пятки в нужный момент, чтобы придать своей контратаке максимальную силу, пока его второй клинок оставался абсолютно перпендикулярен корпусу, поднимаясь вверх, чтобы отвести копьё или меч, или чтобы блокировать любой удар, нанесённый топором или молотом сверху вниз.

Да, Дриззт знал, что этот приём удара с разворотом превосходит всё, что он когда-либо пробовал.

Всё, что нужно было сделать — заставить тело запомнить его достаточно хорошо, чтобы выполнять приём безупречно, быстро и каждый раз.

Каждый раз. В этом и заключалась безупречность. Всегда и без ошибок.

Почти каждый раз мог привести к его гибели.

Он услышал, как за спиной открывается дверь, и застыл, вместо того, чтобы продолжать движение, не желая, чтобы эта помеха заставила его изменить углы или распределение веса. Он услышал чьи-то шаги в комнате, почувствовал потревоженный воздух, уловил аромат и дыхание.

Он немедленно понял, что это была Кэтти-Бри.

Он выпрямился и повернулся лицом к жене. Обнажённая грудь воина блестела от пота в неярком волшебном свете.

- Сразишься со мной? - спросил он, но остановился, заметив, что Кэтти-Бри совсем не одета для спарринга, хотя держит пару деревянных тренировочных сабель. - Думаешь, на таком сроке ты можешь сражаться, не навредив ребёнку?

- Не я, - серьёзно отозвалась она и бросила тренировочные мечи мужу под ноги.

Разглядывая её с беззлобным подозрением — что задумала жена этим прекрасным утром? — Дриззт положил свои настоящие и смертоносные сабли на оружейную стойку, затем взял тренировочное оружие. Он закрыл глаза, поднял его, почувствовал баланс, который, конечно, был совсем не таким точным, как у его знаменитых клинков.

- Это по-настоящему, - мягко сказала ему Кэтти-Бри с другой стороны комнаты. - Тебя не обманывают.

Дриззт открыл глаза, чтобы с любопытством взглянуть на неё, а потом распахнул их ещё шире, когда в комнату вошёл другой посетитель, мужчина-дроу с деревянными мечами, как у самого Дриззта. Подобно Дриззту, он был одет в облегающие штаны и рубаху, низкий вырез которой открывал его темнокожую грудь.

Поначалу сквозь царившую в комнате дымку Дриззт не уловил сходства, но когда его противник приблизился, глаза Дриззта раскрылись ещё шире.

- Что это за игра? - едва слышно прошептал он. Усилием воли он оторвал взгляд, повернувшись к Кэтти-Бри, но та уже ушла, закрыв за собой дверь.

- Не игра, - ответил новоприбывший.

Дриззт потряс головой, недоумевая, и начал словесно отрицать такую возможность, но его противник не собирался ему этого позволить. Он поднял деревянные мечи и бросился в атаку.

Это был не спокойный пробный поединок, ведь соперник обрушился на него с безумным натиском, вращая клинками и нанося удары сверху и снизу.

У Дриззта не осталось времени на слова — его левая рука оказалась далеко в стороне, тренировочный меч скользнул вертикально, чтобы отразить могучий удар. Он подпрыгнул и опустил правую руку вниз, избежав взмаха другим клинком. Он легко приземлился и отступил назад, задыхаясь от изящества и красоты похожей на клещи атаки. Немногие могли даже попытаться предпринять подобное, ведь любая ошибка оставляла центр открытым для убийственного контрудара.

Но он уже видел такую манеру боя, много раз, поскольку обучавший его дроу умел так сражаться — дроу, очень похожий на этого бойца перед ним, вспомнил Дриззт, хотя с тех пор минули столетия.

Дриззт прогнал прочь эту мысль, когда соперник продолжил наступать, сделав полный разворот, чтобы взмахнуть клинками, затем оборвав двойной рубящий удар хитрым изгибом, убирая клинки и делая обоими мечами могучий выпад.

Дриззт ушёл пируэтом влево, его левый клинок смахнул в сторону двойной выпад мечей противника. К тому времени, как он повернулся обратно, соперник был уже там, продолжая рубить и колоть, сверху и снизу одновременно...

...И Дриззт отвечал на каждое движение, его тренировочные сабли крутились и плели кружево, оставаясь в позиции, когда он начал танцевать тот же танец, что и противник. Его чувство равновесия позволяло ему поспевать за мечами, и он следил за движениями сжимавшего их дроу, пытаясь поймать момент, когда они окажутся слишком близко друг от друга.

Дриззт сменил исключительно защитную позицию на позицию ожидания, и ему представился шанс, когда летящие клинки его противника оказались слишком близко друг к другу и под подходящим углом к Дриззту. Удар снизу и обратное движение развели их в стороны. И в брешь ринулся Дриззт с сильным выпадом левой саблей.

Но другой дроу двигался красиво, с такой исключительной грацией, что мысли Дриззта снова устремились назад сквозь века. Дроу спокойно воспринял успех хитроумной защиты и продолжил бой, бросившись влево со своим отражённым оружием и нырнув в боковой кувырок, изворачиваясь так, чтобы вскочить на ноги лицом к повернувшемуся Дриззту.

Однако теперь инициатива перешла к Дриззту, и он перешёл в ослепительное наступление. Его деревянные сабли так быстро устремились к противнику, что сторонний наблюдатель мог бы принять его за взбешённого шестирукого марилита.

И всё-таки другой дроу не уступал ему по скорости, мечи стучали друг о друга, скользили друг о друга или блокировали каждый удар. Бой продолжался и продолжался по всей круглой комнате, деревянное оружие гремело и трещало так быстро, что услышавший его издалека мог бы подумать, будто в лесу за Особняком Плюща поселилась стая из тысячи дятлов.

Но нет, это были лишь два прекрасных воина, сражавшихся в такой гармонии, что казались одним и тем же бойцом, бьющимся с самим собой.

Дриззт находил в этом уют, приятное чувство давно минувших дней в давно забытом месте. И на несколько мгновений он утратил себя в воспоминаниях о доме До'Урден в Мензоберранзане. Лишь распознав нереальность воспоминаний, он инстинктивно восстал против них, не только потому, что должен был сосредоточиться на текущем поединке и безумном фехтовании, но ещё и потому, что прекрасно знал, как больно поддаваться ложным надеждам.

Оскалившись, Дриззт усилил натиск, шагнув вперёд, вкладывая больше сил в каждый взмах. Его оппонент отступил с такой же скоростью и равновесием, наконец отведя заднюю ногу в сторону и неожиданно развернув её, пытаясь снова перейти в наступление — и едва успев присесть под укол, нацеленный прямо в лицо.

Но Дриззта таким простым движением было не обмануть, и разворот заставил его преследовать соперника ещё более агрессивно.

Другой дроу развернулся дальше и побежал. Дриззт бросился за ним. Враг перекувыркнулся, вскочив на ноги прямиком у стены, затем шагнул на стену, поворачиваясь горизонтально и отталкиваясь, вращаясь — и ударяя — в воздухе.

И Дриззт снова парировал, промчавшись мимо. Он тоже взбежал на стену, но остановил заднее сальто до того, как оно началось, вместо этого прыгнув назад, выворачиваясь и приземляясь, низко припав к земле и широко расставив ноги. Он сразу же выпрямился рывком, ударяя клинками.

Но его удар оказался слишком высоким, противник легко нырнул под него и предсказуемо контратаковал двойным уколом понизу.

В обычной ситуации это был бы правильный ответ, но Дриззта он заставил поморщиться. Конечно, у него создалось определённое впечатление — и как иначе, учитывая сходство этого бойца и его недавнюю встречу с Лолс? Но Закнафейн знал об опасности такого движения против этого конкретного противника — и не допустил бы подобной ошибки.

По-прежнему притворяясь, будто отчаялся, Дриззт сделал единственное, что мог, исполнив превосходную защиту крест-накрест, опустив сабли вниз буквой Х, чтобы поймать атакующие мечи и удержать противника в наклоне.

Настало время прекратить эту игру в загадки, и теперь, поймав вражеские клинки, он ударил ногой над саблями, рассчитывая сломать противнику нос.

Но когда его нога поднялась, Дриззт осознал, что врага уже нет на месте, и чтобы предпринять подобное исчезновение, этот враг должен был ожидать и соответствующую защиту, и последующий ответный удар.

Исключительно рефлекторно Дриззт провёл тот же приём, который практиковал до того, как его прервали, развернувшись на пятках — быстро и сохраняя равновесие — нанося колющий удар туда, где должен был находиться противник.

Враг в последний момент ускользнул от этого удара, отведя назад бёдра и одновременно выворачиваясь — и из-за этого оказался на линии настоящей атаки, когда правый клинок Дриззта описал широкую дугу, с силой ударив соперника по ногам.

Охнув, соперник попытался отступить, но Дриззт уже полностью развернулся, целиком сохраняя равновесие, и стал жестоко, свирепо преследовать его. Сабли кололи слева, потом справа, потом снова слева, и соперник едва успевал парировать, и лишь потому, что поворачивался в нужную сторону.

Правая нога Дриззта взметнулась вверх, хлёстко ударив дроу по голове сбоку. Покачнувшись, противник попытался рубануть по поднятой ноге, и Дриззт опустил клинок, чтобы позволить это, но лишь затем, чтобы последовать за замахом, неожиданным движением нырнув под поднимающуюся руку.

Нырнув под удар, он схватил противника, и тот никак не мог помешать Дриззту опрокинуть себя и швырнуть на спину.

Противник оказался на спине, на полу, с кончиком другого тренировочного клинка Дриззта, прижатым к горлу.

- Ты стал намного лучше, сын мой, - поздравил его дроу.

- Не называй меня так! - воскликнул Дриззт, надавливая на меч.

- Ты подумал, что я снова поддамся на твой трюк с двойной защитой крест-накрест?

- Решение давно стало известным, - ответил Дриззт. - Скорее всего, его преподают в академии.

Мужчина на полу бросил оба меча и взялся рукой за древко угрожающего ему оружия, пытаясь сдвинуть его в сторону, поскольку ему было тяжело дышать.

- Кто ты? - спросил Дриззт, удерживая меч на месте.

- Ты знаешь, кто я.

- Я видел, как ты упал в кислоту. После такого не воскресают!

- Я не упал, я прыгнул.

Их взгляды скрестились, и дроу тихо добавил знакомым тоном:

- За нас.

Дриззт дрогнул. Его руки затряслись. «За нас», те самые слова, что сказал ему Закнафейн, прежде чем побороть проклятие зин-карлы — двеомер, превративший Закнафейна в раба-зомби, чары, с которыми он не должен был справиться.

Он он сумел из-за огромной любви к сыну.

Клинки Дриззта упали на пол по бокам поверженного мужчины. Он бросил их ненамеренно. Он ничего не делал намеренно — просто стоял и смотрел.

- Я сказал тебе бежать на край света, - произнёс Закнафейн. Он поднял руку, Дриззт схватил его за запястье и поднял с пола.

И выбежал прочь, прочь из комнаты, настолько растерянный и смущённый, что даже не забрал своё драгоценное оружие.

Закнафейн двинулся за ним, но из дверного проёма, через который сбежал Дриззт, вышла Кэтти-Бри и преградила оружейнику путь.

- Дай ему время, - посоветовала она. Закнафейн пристально посмотрел на неё и промолчал, но не стал пытаться оттолкнуть женщину.




#96676 Часть 2. За нас!

Написано Redrick 06 Январь 2019 - 13:16

Часть 2

За нас!

 

Мне интересно перечитывать свои записи многолетней давности. Я часто морщусь при взгляде на свои старые умозаключения, считая, будто теперь я умнее и обладаю более ясным взглядом на любую ситуацию, с которой сталкиваюсь, более чётким пониманием лучшего итога. О, в этих записках я вижу такие же намерения, такой же счастливый итог, но тут и там по ним разбросаны мелкие ошибки, которые теперь стали для меня очевидными.

«Мудрость» — слово, которое часто ассоциируют с опытом, но возможно, его также следует употреблять вместе со словом «смирение», поскольку сейчас я понимаю, что оглядываясь на эти заметки через десять или через сто лет, скорее всего обнаружу необходимость в многочисленных исправлениях.

Другое, что изумляет меня в этих проблесках прошлого — циклическая природа жизни. Речь не только о рождении и смерти, но и о многочисленных радостях и бедах, что находят нас год за годом. У дроу есть старая пословица:

Ава'тил ната пасайсон жах куэс по финнуд эбриес херм.

«История — это стихотворение, где все строчки рифмуются».

Как точно! Простой взгляд на конфликты, с которыми встречались мы с моими друзьями, позволяет заметить новые угрозы, очень похожие на старые. Даже великие печали и радости нашей дружбы для того, кто проживал их снова и снова, следуют предсказуемой последовательности. Воззрения часто кажутся разбитыми, но сама природа разумных существ однажды восстановит их.

Возможно, в этом единственном отношении Лолс не так уж глупа — а возможно, она величайшая из глупцов. Хаос вызывает радостное возбуждение у её последователей — они чувствуют себя живыми! Но в конце концов они оказываются там же, где были в самом начале. Ранг дома может измениться, ближайший враг может потерпеть поражение, новое заклинание может омрачить небеса. Но тот, кто отправится в Мензоберранзан сегодня, увидит место, очень похожее на город, который я впервые узрел из колыбели.

Отличается ли он в этом от Глубоководья?

Поскольку да, некоторые цивилизации будут уничтожены завоевателями. Некоторых сравняют с землёй вулканы. Долгая засуха может переместить целые культуры, а огромные морские волны могут погрузить других в вечное молчание на дне морском. Но круг жизни продолжается. Остаются щедрость и жадность. Остаются любовь и ненависть. Остаются милосердие и месть. Все эти противоречивые, бесконечно сражающиеся черты людей, дварфов, эльфов, полуросликов, гномов и любой другой разумной расы остаются... и ведут войну.

И победитель всегда оказывается в опасности, и любой итог всегда столь обычен, что в вихре хаоса всё равно ничего не меняется.

Когда я сказал об этом Бренору, он ответил, что темна не только моя кожа, потянулся за свой щит и вручил мне кружку с выпивкой.

Но нет, это не грустная мысль, она не подразумевает беспомощность перед лицом судьбы и предопределённости.

Поскольку знаю я и то, что хотя мы движемся кругами, мы по-прежнему движемся вперёд. Культуры взрослеют подобно тому взрослению, которое я вижу в своих записках. Для сегодняшнего гостя Мензоберранзан будет очень похож на тот город, который увидел я из дома До'Урден, но будут и отличия.

Со временем судьба каждого народа кажется всё менее и менее зловещей, поскольку с культурой приходит и память, понимание того, что работает, а что нет. Когда эти уроки забываются, круг снова возвращается назад, а когда их помнят — общество движется вперёд, и с каждым циклом, с каждым подтверждением того, что есть добро, а что зло, начальная точка следующего урока становится немного ближе к добру.

Это долгий цикл, но он вращается в направлении справедливости и добра для всех нас. Несложно оглянуться на историю и увидеть преступления огромного размаха, которые пугают людей нашего времени, но в дни более суеверные и тёмные воспринимались как простая данность или считались необходимыми.

Бренора это заявление не впечатлило. Он просто протянул мне ещё одну кружку.

Но сейчас мне кажется неоспоримой истиной, что жизнь индивида и жизнь общества заключена в этих циклах мира и кризиса, и что с каждым витком мы учимся и становимся сильнее.

Мы становимся мудрее.

Мне приходит в голову, что существа, которых мы на Фаэруне называем богами, могут быть просто долгоживущими созданиями, слышавшими рифмы пасайсон, прошлого, так часто, что простой опыт позволяет им знать будущее. Возможно, результат так неотвратим, что теперь они слышат не только отзвуки прошлого, но и будущего — обладают предвидением последствий. Они научились великой силе, как мечник обучается новому приёму.

Во время последнего кризиса моё путешествие почти оборвалось, не только потому, что я погиб — это кажется очень частым условием — но потому что я потерял всё, что служило мне якорем в этой реальности. Земля, на которой я стоял, превратилась в зыбкий песок, и я едва не сгинул в этом песке.

И сгинул бы, если бы не научился сужать круги моей жизни до такой степени, что я почти надеюсь: моё путешествие станет более прямой дорогой вперёд, путём лучшего предвидения и ясного понимания.

Поскольку величайшее из учений монахов Жёлтой Розы — способность прощать, целиком и полностью, свои собственные недостатки, принимать своё физическое тело как сосуд для духа, стремящегося к совершенству. Столь полное принятие себя, ограничений, слабостей и неудач, позволяет личности двигаться вперёд без вмешательства вины и ненужных колебаний.

Слышать отзвуки прошлого.

Предвидеть ноты будущего.

Храбрее шагать вперёд.

И я храбро и с улыбкой шагаю вперёд, высоко подняв свои сабли.

 

-Дриззт До'Урден




#96671 Глава 6: Осторожное обучение

Написано Redrick 30 Декабрь 2018 - 10:10

Глава 6

Осторожное обучение

 

- Это не идеальная техника, - заявил Джарлаксл. - Неужели мать Зирит хочет, чтобы я рисковал произведением искусства, каким является Закнафейн?

- Ты должен был доставить его к матери Мэлис очищенным от воспоминаний, - ответила старшая жрица Кирия.

- Некоторых воспоминаний, - поправил Джарлаксл. - Ты хочешь, чтобы он забыл свои навыки?

- Как же ты бесишь, Джарлаксл.

- Мать Мэлис недовольна?

- Нет, - признала Кирия. - Как раз наоборот, если верить слухам о её ночных стонах.

Джарлаксл хмыкнул, покачав головой при мысли о репутации ненасытной матери Мэлис До'Урден.

- Ещё одно умение, которое не стали стирать псионики Облодры, - сказал он, чтобы подкрепить свою позицию.

- И всё-таки тебе заплатили сверху, чтобы заручиться услугами псионика из этого дома, - напомнила Кирия.

- И я заручился советом псионика, а выслушав этот совет — пересмотрел разумность вашего решения, - ответил Джарлаксл.

На лице Кирии виднелось огромное сомнение.

- Техника стирания памяти не идеальна, как мне сказали, - повторил наёмник. - Всё могло оказаться напрасным, если бы я позволил псионику вторгнуться в разум этого безупречного воина. Разве оно того стоило?

- Может и нет, - сказала Кирия... и всё равно протянула руку.

- Мне пришлось заплатить за совет.

Она пошевелила пальцами, желая вернуть дополнительное золото.

Со смешком и ухмылкой Джарлаксл достал небольшой кошель из своей волшебной сумки и протянул его жрице.

- Мать Зирит боится, что мы могли бросить раненого зверя-дисплейсера прямиком в дом матери Мэлис, - призналась Кирия. - Если чемпион Симфрей мучается ненавистными воспоминаниями...

- Не мучается, и ненависть Закнафейна в любом случае не направлена на его новую мать, - заверил её Джарлаксл.

Кирия понимающе ухмыльнулась.

- Ты слышал, что дом Тр'Арах пал? Что мать Хаузз убили, причём крайне жестоко?

- Да, ходят такие слухи, - единственное подтверждение, которое сделал Джарлаксл, не считая хитрой ухмылки. Наёмник понял, что она знает. Кирия знает, что он позволил Закнафейну отомстить. - Прошу, заверь мать Зирит, что Закнафейн не нуждался в очищении разума и воспоминаний псиоником-Облодрой или пожирателем разума. Он будет хорошо себя вести.

- Кто ты? - спросила Кирия Ксорларрин, не в силах сдержать смешок.

- Бездомный бродяга.

Старшая жрица фыркнула и покачала головой.

- Кажется, мать Зирит была довольна моей работой, - сказал он, кланяясь.

Кирия сохранила похвальное бесстрастие.

- Мы свяжемся с тобой, если ты снова нам понадобишься, - сказала она и приготовилась уходить.

Джарлаксл был доволен, что он так легко провёл эту встречу, и что Ксорларрины, похоже, не слишком возражали против его решения не стирать память Закнафейну. Джарлаксл не хотел этого исключительно на личном уровне; за короткое время, проведённое вместе, чемпион Симфрей — или, точнее, чемпион До'Урден — его заинтересовал.

Но спустившись в Браэрин, Джарлаксл снова задумался над возможностью того, что позволить Закнафейну сохранить его воспоминания было не самым милосердным поступком.

Когда он вошёл в «Сочащийся Миконид», таверну, известную самыми мерзкими напитками во всём городе, и увидел Закнафейна за их обычным столиком — голова опущена, плечи поникли — эти мысли лишь подтвердились.

Наёмник сделал жест в сторону бара — его здесь хорошо знали, как и в любой городской таверне, и знали, что он будет пить — и присоединился к оружейнику дома До'Урден.

- Опять вымотался? - спросил он, без спроса подтягивая к столу дополнительный стул. - Мать Мэлис убивает тебя, дружище.

Закнафейн поднял взгляд на наёмника.

- Я тебе не дружище.

Джарлаксл снова сделал жест в сторону бара.

- Почему ты так говоришь? - спросил он. - Это ранит меня в самое сердце.

- Я бы с радостью пронзил тебе сердце, если бы мне сошло это с рук.

Закнафейн поднял стакан к губам и взглянул поверх него на Джарлаксла исподлобья. Но наёмник заметил в этой гримасе что-то ещё — нечто менее угрожающее.

- Так это недомогание или усталость? - с хитрой ухмылкой спросил Джарлаксл.

- Похоже, тебе очень интересно, - ответил Закнафейн. - Почему бы тебе не отведать прелестей Мэлис самому, если ты ещё не сподобился?

- Тебя это не обеспокоит?

Закнафейн презрительно фыркнул. Наёмник знал, что тот не кривит душой.

- Неужели ты не получаешь никакого удовольствия? - продолжал расспросы Джарлаксл.

Закнафейн пожал плечами.

- Её умения неоспоримы, и немногие практикуют их с таким же усердием.

Воин не смог подавить слабую улыбку — трещину в его доспехах уныния, и Джарлаксл рассмеялся.

- Тогда в чём дело, дружище? - спросил он. - Ты попал в дом, стоящий выше Симфреев, который пользуется вниманием великих домов и обладает достаточными связями, чтобы его нелегко было уничтожить. Амбиции матери Мэлис обеспечат достаточно битв в ближайшем будущем — она привела тебя в свой дом ради твоего меча и ради твоего... кинжала, - сказал он, пошевелив бровями и вынудив Закнафейна закатить глаза. - Чтобы сражаться и производить потомство. Так чего печалиться? Почему сегодняшней ночью Закнафейн покинул дом До'Урден и бродит по Улицам Вони, пьёт эль и вино, намного уступающее содержимому погребов матери Мэлис?

- Ты попросил меня встретиться с тобой здесь, - сухо напомнил Закнафейн. - Как всегда.

- Правда, правда. Но почему ты пришёл? Ты ничего мне не должен и постоянно отрицаешь, что мы друзья.

- Ты платишь за выпивку.

- Но, как я уже заметил, в доме До'Урден напитки получше, и я уверен, что мать Мэлис даёт тебе всё, чего пожелаешь, до тех пор, пока ты остаёшься в сознании и можешь её удовлетворять.

- И Мэлис превратила меня в знамя дома До'Урден, - буркнул Закнафейн, и Джарлаксл получил свои ответ.

Он заметил, что Закнафейн уже второй раз говорит о Мэлис, не используя её титул — за такое оскорбление в Мензоберранзане, где верховные матери считались высшими и даже священными существами, могли казнить.

Закнафейн скучал, несмотря на развлечения, которые ему предлагала постель матери Мэлис. Он действительно стал «знаменем», выходя на внешние балконы дома До'Урден, чтобы продемонстрировать новое могущественное приобретение матери Мэлис и напомнить другим домам — амбициозным низшим семьям, устрашающим равным семьям, и эффективно-беспощадным высшим семьям — что цена за нападение на дом До'Урден окажется слишком велика.

Но Джарлаксл понимал, что самосохранение — единственная причина, по которой Закнафейн заинтересован в защите дома До'Урден. И понимал, что с домом Симфрей было точно так же. Закнафейн не испытывал преданности по отношению к матери Мэлис или к кому-то ещё, и нехватка цели и развлечений портили ему настроение. С точки зрения Закнафейна был плохо, что его принял более устойчивый дом, для которого битвы с другими домами не были в порядке вещей, как среди более слабых семей вроде Симфреев.

Джарлаксл улыбнулся, изучая воина и вспомная выражение на лице оружейника во время битвы за дом Симфрей. Тот Закнафейн никогда не стал бы хмуриться и корчить кислые гримасы так, как сегодня ночью.

Бармен принёс заказанную Джарлакслом выпивку, Закнафейн потянулся к своему стакану, но Джарлаксл схватил его за запястье и отвёл руку.

- С тебя пока хватит.

Закнафейн с интересом посмотрел на него.

Как только бармен отошёл, Джарлаксл объяснил:

- Я обнаружил лазейку в обороне влиятельного дома, Баррисон Дель'Армго. Если схитрим, мы можем пробраться внутрь — а там наверняка полно сокровищ, которые жаждет заполучить воин вроде тебя.

- Ты хочешь, чтобы я занялся с тобой грабежом? - недоверчиво спросил Закнафейн.

- Есть потенциальная выгода.

- И потенциальная цена.

- Не вижу, чтобы ты дрожал от страха.

Это заставило Закнафейна задуматься.

- Но почему? - спросил он.

- По той же причине, по которой ты пришёл сюда, - ответил Джарлаксл. - Чтобы существовать на краю катастрофы. Чтобы быть живым.

- Баррисон Дель'Армго? - после короткой паузы спросил Закнафейн. - Я слышал про этот дом.

- Если нам повезёт, мы можем повстречать внутри оружейника Утегенталя, - с улыбкой ответил Джарлаксл. - Тогда-то я и узнаю, действительно ли Закнафейн настолько хорош, как утверждают слухи.

Джарлаксл знал, что делает, и благодаря его словам скоро они бок о бок покинули «Сочащийся Миконид». Закнафейн, похоже, значительно приободрился. Он шагал целеустремлённо и нетерпеливо, а руки оружейника то и дело опускались на рукояти мечей, висевших на поясе в ножнах.

Но Джарлаксл знал, что клинки воину не понадобятся. Не сегодня. Ведь наёмник заплатил немалую сумму за эту экскурсию.

Тем не менее, Закнафейн не разочаровался, когда расчёт Джарлаксла оказался идеальным, возможно даже слишком, и они легко проскользнули во дворец Баррисон Дель'Армго и пересекли двор, оказавшись у небольшого сталагмита, где располагалась запасная оружейная.

Никто не поднял тревогу, на них не набросилась стража. Вскоре они уже покинули дворец, так и оставшись незамеченными, насколько мог судить Закнафейн. Добыча их не слишком отяготила. На самом деле они забрали всего два предмета — два меча, и два других оставили там.

Даже если Закнафейн испытывал какое-то разочарование от того, что ему не пришлось сражаться, оно смягчалось тем фактом, что теперь у него на поясе висели клинки получше оставленных.

- Они даже не узнают, - заверил напарника Джарлаксл, когда они пересекли город, направляясь к Западной Стене. Прошлые клинки Закнафейна не слишком отличались от новых, и только жрица или волшебник, попытавшийся определить чары на оружии — и лишь крайне умелый в прорицании — узнал бы, что заклинания на этой паре были намного сильнее, чем на мечах, оставленных Закнафейном в оружейной Дель'Армго.

- Знаешь, это ведь лучшая разновидность кражи, - заметил Джарлаксл. - Когда жертва о ней даже не подозревает.

Закнафейн пожал плечами.

- Пожалуй, для такой небольшой награды риск слишком велик.

Джарлаксл согласно кивнул, но про себя не согласился с этим заявлением. Наградой ему служили не клинки, полученные Закнафейном, а укрепление связи между ним и этим загадочным и невероятно умелым воином.

Хотя мечи по-своему тоже были замечательными.

Он оставил Закнафейна у стены под балконом дома До'Урден.

- Пять дней? - спросил Джарлаксл, договариваясь о следующей встрече, и воин кивнул — с нетерпением, как показалось наёмнику.

 

В следующем месяце они встречались ещё несколько раз, в основном выпивая, играя в игры и приятно проводя время с милыми компаньонками в многочисленных спаленках «Сочащегося Миконида». Один раз Закнафейн сумел встрять в драку, и в одну из ночей Джарлаксл взял его в разведывательную экспедицию, где жрица правящего дома едва не поймала их в чужом здании.

Для Закнафейна, как и для Джарлаксла, жизнь превратилась в игру, и наёмник был счастлив. Бродяга с нетерпением ожидал каждой новой встречи с оружейником.

До следующего раза, когда самоуверенный наёмник вошёл в «Сочащийся Миконид» и обнаружил место Закнафейна пустым. Той ночью таверна казалась притихшей, и когда Джарлаксл устроился у барной стойки, бармен незаметно передал ему свёрнутый пергамент.

- Я не хочу подобного внимания, мастер Джарлаксл, - сказал владелец «Сочащегося Миконида». - Никто из нас не хочет.

Джарлаксл сломал печать — с эмблемой дома До'Урден, заметил он — и начал разворачивать пергамент, но быстро остановился, достал жезл и развеял чары на свитке, потом задумался и на всякий случай снова использовал силу жезла.

Бросив искоса взгляд на своего товарища-бармена, Джарлаксл отошёл в дальний угол комнаты, подальше от всех, и очень медленно развернул пергамент.

Тот действительно представлял собой крайне опасную ловушку — письмена на пергаменте были написаны коварными волшебными чернилами, которые взрывались, когда их читали. Подозрительность Джарлаксла — и невероятно дорогостоящий жезл — развеяла заклинание.

Большую его часть.

В наёмника выстрелила огненная вспышка, и он попытался увернуться. Он почти успел нырнуть под язык пламени, но его лоб и волосы немного задело. Волосы все ещё горели, когда Джарлаксл снова выпрямился, и загорелись ещё ярче, когда ближайший посетитель — наверняка из лучших побуждений — выплеснул на них свой напиток, пожалуй, чересчур крепкоий для столь героического поступка, и тот просто взорвался небольшим огненным шаром на голове Джарлаксла.

Но потом рядом оказался бармен с графином воды, и кризис был предотвращён — не считая сгоревших волос.

Смех и веселые вопли поднялись в «Сочащемся Микониде», Джарлаксл поклонился, притворяясь, будто весь этот случай был разыгран ради их удовольствия, пытаясь не морщиться от пронзающей голову боли.

Ему пришлось крепко и быстро моргать, чтобы взгляд сфокусировался, и он смог прочесть пергамент. И вопреки всей этой драме и огню, там просто значилось:

Немедленно явись ко двору верховной матери Мэлис!

- Не лучший для тебя день, - заметил бармен, читая через плечо. - Может быть, некоторые вещи не стоят таких неприятностей.

Джарлаксл подумал о Закнафейне и покачал головой.

- А некоторые — стоят, - ответил он. Он покинул таверну и направился к дому До'Урден, но потом свернул к Клорифте. Ему нужно было время. Обдумывая следующий ход, Джарлаксл был уверен лишь в одном: мать Мэлис недовольна.

Но сначала — главное: наёмник нуждался в целебной мази и хорошем зеркалем — нужно было как можно скорее сделать что-нибудь с наполовину сгоревшими волосами! Он направился прямиком в свои личные покои в лабиринте под Клорифтой. Он провёл рукой по остаткам своих превосходных белых зарослей и тяжело вздохнул, осознав, что потребуется очень много времени, чтобы исправить урон — и скорее всего, немало монет, поскольку шрам будет огромным, а заклинатели такой силы берут недёшево.

Но потом он по наитию решил выбрать другой путь. Много лет Джарлаксл выбривал всё, кроме верхней части головы — чтобы подчеркнуть свой гребень и просто потому, что ему нравилась форма своего черепа.

Пусть будет так — он может полюбить свой череп ещё больше.

Движением запястья он достал нож из тайника за поясом и стал пытаться придать новую форму уцелевшим белым зарослям, оставляя себе роскошную линию волос посередине головы, от лба до основания черепа. Немного теней из набора с гримом, чтобы прикрыть ожоги, и наёмник не только снова смог смотреть на себя в зеркало, не морщась, но даже решил, что выглядит экзотично и привлекательно.

- Значит, сойдёт, - поздравил он себя, потом на краткий миг задумался над своими вариантами, прежде чем убедить себя в том, что должен сделать.

Он смело отправится в дом До'Урден.

 

- Значит ты из дома Симфрей — или был из дома Симфрей? - спросила мать Мэлис До'Урден, когда к ней привели Джарлаксла.

- Нет, милостивая госпожа, - ответил он, отвесив низкий и грациозный поклон.

- Тогда откуда ты знаешь моего оружейника? - спросила она, и несколько дроу вокруг неё приняли угрожающие позы, включая крупную жрицу Бризу, вблизи ещё более грозную, которая выглядела так, будто способна голыми руками переломить Джарлаксла надвое.

Джаралксл ухмыльнулся ей, кивнул понимающе и дразняще, прежде чем заговорить.

- Это я забрал его с поля битвы и привёл к вам. По поручению матери Зирит из дома Ксорларрин, следует заметить.

Его позабавило, как быстро сникли собравшиеся До'Урдены, и все присутствующие принялись обмениваться нервными взглядами, наверняка задумавшись, не угодила ли на этот раз их неосторожная мать Мэлис в слишком глубокую яму, из которой уже не сможет выбраться. Но только не сама Мэлис, отметил Джарлаксл. Она оставалась непоколебимой, удобно откинувшись на спинку трона и глядя на наёмника сверху вниз.

- Ладно — ты привёл его ко мне. Но я не платила за половину Закнафейна, - сказала она. - И тем не менее, ты как будто считаешь, что нам следует его разделить.

Она соединила кончики пальцев перед своим тонким и очень красивым лицом.

- Миледи... - начал Джарлаксл.

- Я не давала тебе разрешения говорить, - сказала она.

- Я просто отвечал на вопрос.

- Я не задавала тебе вопроса.

Джарлаксл поднял руки и на этот раз промолчал.

- Кто ты? - спросила она.

Он не ответил.

- Это был вопрос, - уточнила она.

- Я раздумываю, как лучше всего ответить, поскольку правдивый ответ сложнее, чем вы считаете.

- Ты Ксорларрин?

Джарлаксл рассмеялся и покачал головой.

- Я не принадлежу ни одному дому — и в то же время принадлежу всем домам, которые хотят заручиться моими услугами. Я Джарл...

- Бездомный наёмник, пытающийся играть с верховными матерями Мензоберранзана. Отвратительно, - сказала Бриза.

- Бреган Д'эрт — мой дом, - прояснил Джарлаксл. - И дому До'Урден стоит...

- Что это? - спросила мать Мэлис, с виду не особенно впечатлившись. - И кто ты такой?

- Я тот, кто доставил вам Закнафейна в ответ на просьбу матери Зирит Ксорларрин и за её плату, - повторил Джарлаксл, и быстро, чтобы его не успели снова прервать.

- И ты простой мужчина, - предупредила Мэлис. - Никогда не забывай это, Джарл..?

- Джарлаксл, - повторил он с очередным низким поклоном. - Скромный слуга хаоса, который делает всё, что в его силах, чтобы превратить мир в более интересное место.

- Тебе не слишком понравится интерес, который я создам вокруг тебя, - пообещала опасная мать Мэлис. Она кивнула в сторону, где поднялся занавес, открывая очень несчастного Закнафейна. - Как хорошо, по-твоему, ты справишься с этим прекрасным воином, которого я сделала своим консортом? Он убьёт тебя, если я прикажу.

Джарлаксл пожал плечами.

- Такой уверенный, - задумчиво произнесла мать Мэлис. - А как ты справишься с ним, если он будет огромен и получит восемь суставчатых ног?

- С этим? - спросил Джарлаксл, указывая на Закнафейна. - Нет, вы этого не сделаете, и Лолс этого не разрешит.

- Берегись своих слов, - прорычала крупная жрица рядом с троном, а Мэлис широко раскрыла глаза.

- Я не боюсь своих слов, - беспечно сказал Джарлаксл. Он указал на друга. - Он великий воин, и значит, его благословила Лолс, я уверен.

Джарлаксл заметил неудачные попытки Закнафейна скрыть своё неудовольствие этим замечанием, но всё равно продолжил.

- Вы не станете вот так от него избавляться.

- Заруби себе на носу, что ты ничего не знаешь о том, что я стану или не стану делать, - предупредила Мэлис. - И ты с твоим отрядом безродных ничтожеств должен запомнить, что теперь я буду за тобой следить. Ты больше никогда не увидишь Закнафейна До'Урдена снова, бродяга — только если это будут последние мгновения твоей жизни.

- Да, мать Мэлис, - с очередным уважительным поклоном сказал Джарлаксл. Он решил, что ему пора уходить, и так и поступил.

 

- Почему? - спросила хрупкая мать самого странного дома в Мензоберранзане, могущественного именно потому, что для других он был загадкой. К'йорл Одран правила домом Облодра, сила которого заключалась в малоизвестной магии разума, такой же, какую практиковали иллитиды. Если в Мензоберранзане и был хоть один тёмный эльф, который мог использовать эту псионическую магию и не принадлежал к дому Облодра, Джарлаксл таких не знал. Именно поэтому он предстал сегодня передом матерью К'йорл.

Он пожал плечами, притворяясь, будто не понимает вопрос.

- Ты не стал бы тратить услуги на подобные тривиальные вещи, - прояснила верховная мать. - И что случилось с твоей причёской?

Джарлаксл рефлекторно провёл рукой по практически лысому черепу, но легонько, не желая размазать грим, скрывающий его недавние шрамы.

- Вам не нравится?

- Ещё как нравится, - ответила К'йорл. - Странный стиль подходит странному Джарлакслу.

- Многие считают дом Облодра самым странным из всех.

-И мы на это рассчитываем, чтобы держать их в страхе! - со смехом отозвалась К'йорл.

Джарлаксл засмеялся с ней, но слишком нервничал, чтобы позволить себе отвлечься.

- Вы добились каких-нибудь успехов?

- Видишь ли, я должна быть осторожна, - ответила она. - Вторжение в дом чужой семьи равнозначно объявлению войны.

- Поэтому я и попросил вас. Потому что ваше вторжение нельзя обнаружить.

- Обнаружить можно всё, Джарлаксл, и тебе стоит об этом помнить. Но да, я видела происходящее в доме До'Урден глазами Закнафейна. И твои подозрения о его меланхолии оказались небезосновательными.

Джарлаксл тяжко вздохнул.

- Он думает об убийстве, даже когда она спит с ним, - объяснила мать К'йорл. - Воображает, что каждый толчок — это кинжал, втыкающийся в ведьму.

Наёмник вспомнил комментарий, который сделал в беседе с Закнафейном, используя такую же аналогию, и внутренне вздрогнул.

- Он в ловушке, - прошептал Джарлаксл, разговаривая скорее с собой, чем с К'йорл. - Он считает свою жизнь скучной и бессмысленной.

Он вышел из задумчивости, чтобы посмотреть на верховную мать, которая разглядывала его с любопытным и понимающим выражением.

- И ты собираешься что-то с этим сделать, - заметила К'йорл. - Берегись, ведь мать Мэлис полна огня и часто действует до того, как осознает все последствия.

Она замолчала и хитро взглянула на него.

- Но ведь ты не собираешься спорить с матерью Мэлис?

- Я знаю того, кто подойдёт для этого лучше, - признался Джарлаксл.

- Передай верховной матери Бэнр мои наилучшие пожелания, - неискренне сказала мать дома Облодра.

Джарлаксл кивнул и ответил на усмешку К'йорл широкой ухмылкой. Он знал, что эта женщина глубоко ненавидит верховную мать Бэнр, но знал и то, что она будет рада, если Джарлаксл скажет пару добрых слов о ней опасным Бэнрам.

Таковы были сети Мензоберранзана — непостоянные, сверкающие, готовые поймать всякого, кто ступает неосторожно.

- Передам, - сказал он, и К'йорл кивнула и рассмеялась.

 

Прошло два месяца. Джарлаксл не забыл, но и действовать поспешно не собирался. Он не хотел являться непрошеным к своей благодетельнице, поскольку здесь на кону стояло слишком многое, и он не знал, как измерить опасность матери Мэлис До'Урден. В конце концов, Джарлаксл не мог просто попросить верховную мать Бэнр об услуге. Мензоберранзан так не работал. Ему нужна была причина, чтобы сделать своё желание частью её желаний. Наконец, ему представилась такая возможность, когда Джарлаксла вызвал представитель дома Бэнр и приказал ему оказать услугу верховной матери. Задача выглядела простой и безыскусной. Джарлакслу и его наёмникам уже приходилось заниматься подобным: нужно было отправиться в город дроу Чед Насад и убить жрицу, нашептывающую злые слухи о доме Бэнр в слизистые уши прислужниц Лолс.

Первым его побуждением было вызвать Аратиса Хьюна и некоторых других наёмников, специализировавшихся на подобных жестоких делах. В конце концов, мать Бэнр давно не обращалась к Джарлакслу, и не стоило заставлять её ждать. Само будущее Бреган Д'эрт покоилось на крепких плечах верховной матери Ивоннель, а она не была известна своим милосердием.

Но Джарлаксл сказал себе, что это его шанс исполнить своё истинное желание, и вместо этого наёмник отправился в дом Бэнр. Его там знали, и поэтому предоставили аудиенцию... хотя и окружили могучими охранниками, превосходно вооружёнными и оснащёнными.

- Я получил ваши инструкции и готов к путешествию, - объяснил он, оказавшись перед троном великой верховной матери Мензоберранзана.

- Тогда почему ты здесь? - холодно спросила она.

- Умолять вас об услуге.

- Стоит ли напоминать, что услуга, которую я тебе оказываю — позволяю остаться в живых?

Джарлаксл с трудом сглотнул и поклонился как можно более уважительно. Каким бы бахвалом он ни был, здесь, перед Ивоннель Вечной, он не мог найти свою обычную уверенность.

- Я ж-живу, чтобы служить вам, - заикаясь, произнёс он.

- Ты служишь лишь Джарлакслу и никому другому, - ответила она, но со смехом, подарив наёмнику небольшую надежду. - Но иногда ты бываешь полезен, поэтому я и позволяю тебе играться с твоей мелкой бандой преступников.

Джарлаксл переступил с ноги на ногу.

- Я прошу о разговоре наедине, - сказал он, даже не надеясь, что просьбу удовлетворят.

Но верховная мать Бэнр удивила его — и всех остальных, по-видимому — когда громко хлопнула в ладоши, отпуская стражников и присутствующих знатных членов дома Бэнр, покинувших комнату без вопросов и промедления.

Джарлаксл стоял перед самой могущественной дроу в мире и чувствовал себя значительно более неуютно, чем в окружении целого войска самых сильных Бэнров — жриц, волшебников, даже великого оружейника Дантрага — и стражников со смертоносным оружием.

Наёмник посмотрел на неё, разглядывая самоуверенное лицо верховной матери, и мгновенно понял, что она прекрасно понимает, какой эффект произвела на него, когда распустила всех своих союзников. Она напоминала Джарлакслу, что не нуждается в них, и недвусмысленно давала понять, что совсем его не опасается.

Наёмник опустил взгляд и тихонько хмыкнул, и действительно нашёл силу в уверенности женщины. Если мать Ивоннель его не боится — а ей и не следует, поскольку он действительно собирается ей служить — возможно, она всё-таки его выслушает.

- Расскажи мне об этой небольшой услуге, которая тебе нужна... только не надоедай мне, - сказала она.

- Мне нужна ваша помощь, чтобы раздобыть помощника для задачи, которую вы передо мной поставили, - сказал он.

Верховная мать Бэнр довольно громко фыркнула. Громкость и тон этого звука создали у Джарлаксла впечатление, будто она неожиданно решила, что наёмника будет приятно запытать до смерти.

Он подозревал, что подобные мрачные мысли внушили ему с помощью магии. Конечно, его глазная повязка должна была этому помешать, но речь шла о верховной матери всего Мензоберранзана.

Он не мог не чувствовать себя обнажённым и беззащитным под её уничижающим взглядом.

Но Джарлакслу нужно было поддерживать свою репутацию наглеца, и он попытался взять себя в руки, сказав:

- Я прошу лишь потому, что это позволит мне лучше послужить вам.

- Здесь только двое, - ответила великая мать Бэнр. - И ни один из них не верит в то, что ты только что сказал.

- Хорошо подмечено, верховная мать.

- Ты очень близок к тому, чтобы напрасно потратить моё время, Джарлаксл.

Он сглотнул.

- Есть воин, чемпион, которого я хочу обучить, - сказал Джарлаксл. - Я хочу, чтобы он сопровождал меня в Чед Насад и помогал мне, когда сможет. Он великолепный боец — настолько, что оружейник Дантраг знает о нём, я уверен.

- Возьми волшебника.

- Я предпочитаю мастера меча.

Мать Бэнр нахмурилась.

- Есть причина, по которой Дантраг не обладает особенной властью в этом доме, пускай даже он лучший оружейник во всём Мензоберранзане.

Джарлаксл подумал, что некий массивный воин из дома Баррисон Дель'Армго может кое-что сказать по поводу подобной иерархии, но мудро оставил это замечание при себе.

- Закнафейн, новая игрушка Мэлис До'Урден, - рассержено произнесла верховная мать Бэнр. - Ты говоришь о бывшем чемпионе Симфреев, Закнафейне. Ты настолько же прозрачен, как защита этой смешной штуки, закрывающей твой глаз.

Джарлаксл с трудом сглотнул.

- Чем он тебя так заинтересовал, Джарлаксл? - спросила мать Бэнр, с крайне любопытным видом подавшись вперёд на своём троне, уперев локоть в колено и положив подбородок на эту руку.

Растерянный Джарлаксл обнаружил, что ему нечего сказать, так что просто пожал плечами.

Со вздохом мать Бэнр взмахнула рукой, отпуская его, и по какому-то волшебному сигналу помещение снова стало наполняться солдатами и знатными членами дома Бэнр.

Джарлаксл кланялся на каждом шагу, пока не покинул зал, и не стал задерживаться во дворце первого дома ни на секунду. Он отправился готовить свой охотничий отряд, неожиданно с особой отчётливостью осознав, что ему нельзя потерпеть неудачу, выполняя поручение верховной матери.

 

- Что тебя беспокоит? - вскоре после отбытия Джарлаксла спросила мать Бэнр у своего второго сына, оружейника Дантрага.

- Конечно же, ничего, верховная мать, - покорно ответил Дантраг, постоянно кланяясь в очевидной попытке исключить любой намёк на своё недовольство.

- Тебе не слишком нравится Джарлаксл, - заметила она. Она оглянулась на других детей и поняла, что с этим замечанием могла обратиться к любому из них. С другой стороны, почему им должен нравиться безродный бродяга? Они по праву считали дом Бэнр непревзойдённым, а мысль поручать подобные задачи банде наёмников была и так достаточно плоха — разве не они должны были отправиться в Чед Насад, чтобы убить жрицу, которая дурно отзывалась об Ивоннель Вечной? — но отряд, состоящий почти целиком из мужчин и возглавляемый мужчинами?

- Благополучие этого отряда, Бреган Д'эрт, позволит нам сосредоточить усилия на самом важном, - сказала она Дантрагу. Всем им.

- Если он когда-ибудь разочарует тебя, я с радостью его прикончу, - ответил с новым поклоном Дантраг.

Это вызвало улыбку на старом лице Ивоннель, и Дантраг очевидно воспринял её как комплимент, тем более когда она добавила:

- Я даже не сомневалась.

Но улыбалась Ивоннель не поэтому. Никто из её детей — ни Дантраг, ни великий Громф, не старшая жрица Триэль, ни Квентль, ни Сос'Ампту... никто из них не знал. Джарлаксл не знал.

Кроме самой Ивоннель, во всём городе дроу об этом знали, пожалуй, только двое, и если они проговорятся, то навлекут на себя гнев самой госпожи Лолс.

Джарлаксл был сыном Ивоннель, её третьим сыном, который, как требовал обычай, был принесён в жертву в миг своего рождения.

 

На следующую же ночь, прямо перед тем, как закончить приготовления к путешествию, Джарлаксла вызвали в дом До'Урден. Он не знал, чего ожидать, и испытал немалое облегчение, обнаружив, что ему не позволят войти в дом, да и предстать перед ужасной матерью Мэлис сегодня тоже не придётся.

Вместо этого на переднем балконе его встретил Закнафейн, слетевший с него на улицу, чтобы встретить приближающегося наёмника.

- Похоже, моя мать Мэлис открыла в себе неожиданное уважение к Бреган Д'эрт, - сказал оружейник с одобрительной улыбкой. - После того, как её дочь-великанша вернулась из Арах-Тинилит после дискуссии с матерью-хозяйкой Иварн Бэнр.

- Я пытался ей объяснить, - с невинным видом сказал Джарлаксл и зашагал дальше. Закнафейн последовал за ним

- И с кем я должен сразиться сегодня ночью в обмен на своё освобождение? - спросил Закнафейн.

- Похоже, что с любым, кого я назову, - фыркнув, ответил Джарлаксл. - Но сам я отправляюсь на Улицы Вони, чтобы пить ужасное вино и ещё худший эль, и переспать с самой страшной женщиной, которую сумею найти.

- Почему?

- Пойло называют ужасным лишь потому, что оно не редкое и не предназначено для надменных глупцов, - объяснил Джарлаксл. - А женщин называют страшными лишь потому, что они простушки. И именно в этом и состоит их очарование, потому что их страсть искренняя и честно заслуженная, и это страсть исключительно ради страсти.

Закнафейн покачал головой и заявил, что тоже хочет — не просто хочет, нуждается — в такой выпивке.




#96667 Глава 5: Торгуясь c выторгованным товаром

Написано Redrick 24 Декабрь 2018 - 07:46

Глава 5

Торгуясь c выторгованным товаром

 

Пустое чёрное пространство неожиданно раскрылось, и наружу выкатился удивлённый Закнафейн, упав с дюжины футов и приземлившись на груду сложенных покрывал. По крайней мере, он вернулся на первичный материальный план бытия, но теперь оказался в яме, освещённой мхом, в глубокой пещере. Он перевернулся, чтобы освободиться от подстилки из покрывал, и посмотрел вверх, увидев там своих захватчиков.

- Извиняюсь, что выбросил тебя так бесцеремонно, - сказал Джарлаксл. - Но твоё оружие по-прежнему при тебе, и я видел, как эффективно ты им пользуешься. Уверен, ты должен понимать мою осторожность.

- Разве я не заслужил твоего доверия в чёрной дыре? - крикнул в ответ Закнафейн.

Джарлаксл ухмыльнулся, оценив сарказм — искусство, которое так часто казалось недоступным представителям его в остальном разумного народа. Причина могла заключаться в том, часто размышлял Джарлаксл, что всё, относящееся к госпоже Лолс, было крайне серьёзным. Неосторожное слово или неправильно понятая шутка могла привести к гибели. Или чему-то похуже.

- Я верю, что ты выковырял всю слизь из носа, - сказал в ответ наёмник. - И это всё доверие, которое я могу предложить в этот момент наших неизбежно долгих и дружеских взаимоотношений.

- Твоя уверенность вдохновляет, - отозвался пленённый оружейник.

- Потому что всегда подкрепляется остроумием.

Закнафейн в яме хмыкнул и признал:

- Хорошо сыграно, бродяга.

- Если ты сложишь своё оружие — всё оружие — в корзину сбоку, мы вытащим тебя оттуда, - объяснил Джарлаксл. - Ты не пленник, но я не могу позволить тебе расхаживать вокруг с кнутом и мечом, или спрятанными у тебя кинжалами. Видишь ли, я должен защищать своих товарищей.

- Ты хотел сказать, себя, - донёсся ответ из ямы. - У нас с тобой остались незаконченные дела.

- Уравняй чаши весов нашей дружбы, Закнафейн. Пойми — то, что я сделал, спасло тебе жизнь...

- Кто тебе сказал, что я этого хочу?

Кипящий гнев, скрывающийся за этим ответом — очевидно, нацеленный не на это конкретное происшествие, просто более общее чувство нарастающей ярости — застал Джарлаксла врасплох.

- Что ж, в любом случае, это был не твой выбор, - ответил Джарлаклс. - Не в тот момент. И может быть теперь, освободившись от дома Симфрей и что более важно — матери Дивайн, твоя жизнь станет более приятной.

Воин в яме свирепо уставился на него. В ответ Джарлаксл лишь пожал плечами и сказал:

- Сложи оружие, и будешь свободен. Или можешь оставаться здесь, пока тебя не одолеет голод.

Наёмник кивнул подчинённым, потом отвернулся и пошёл прочь. Через несколько шагов он улыбнулся, услышав в яме за спиной звон брошенного на землю меча.

 

Ровный поток воды стекал по стене, исчезая в вырезанной у основания трещине. По бокам водопада на стенах мерцал мох, но за потоком его не было, и странное освещение фактически превращало низвергающийся занавес воды в зеркало.

Пещера, в которой они находились, была естественной, но по обстановке так не казалось. Вдобавок к странному водопаду, в помещении находились великолепные книжные шкафы, вырезанные из огромных грибных ножек, и на каждой полке стояла какая-нибудь чудесная статуэтка, изображавшая некое чудовище, а полки посередине были заполнены книгами — столько книг Закнафейн не видел даже в академии, когда посещал Сорцере, школу магов.

Белые каменные кресла с толстыми фиолетовыми подушками стояли у очага, окружённого мечами и другим красивым, пускай и бесполезным, декоративным оружием. Красно-оранжевое пламя танцевало над грудой кристаллов в огромной яме для огня, но это был не настоящий костёр, поскольку он не излучал тепла — да его и не требовалось. Скорее это был волшебный огонь, подобный тому, что украшал многие здания в городе, и служил он лишь для создания атмосферы.

И этот эффект, вынужден был признать Закнафейн, казался невероятно ободряющим и обезоруживающим — пожалуй, даже слишком.

Он сделал себе мысленную отметку не забывать об этом и оставался начеку.

- Расслабься, - сказал ему Джарлаксл, будто прочитав мысли. Наёмник указал на стол, заставленный едой и бутылями вина. - Должно быть, ты голоден. Пожалуйста, ешь досыта.

Закнафейн подозрительно взглянул на него, но даже не шагнул к столу.

- О, теперь ты боишься, что я тебя отравлю? - сказал Джарлаксл, притворяясь, что оскорблён. - После всего, через что мы вместе прошли?

Воин не отрывал взгляда от Джарлаксла, пока шёл к столу. Он едва начал есть, когда услышал, что наёмник говорит что-то другому дроу, волшебнику, судя по мантиям, и тот немедленно принимается колдовать.

Закнафейн проследил за взглядом заклинателя к водопаду, который замерцал, будто от внутреннего света, а затем в его ровном потоке проступил хрустально чистый образ женщины-дроу — обладавшей немалым положением, судя по наряду. Старшая жрица, может быть, даже верховная мать.

- Она привлекательна, не так ли? - спросил Джарлаксл.

Закнафейн неопределённо пожал плечами.

- Привлекательна, умна и довольно умела в искусстве любви, - пояснил Джарлаксл.

- И ты её любовник, - предположил Закнафейн, изображая равнодушие.

Джарлаксл удивил его, рассмеявшись.

- Я с ней даже не встречался. Возможно, как-нибудь стоит это сделать.

- В её постели, наверняка.

Джарлаксл втянул в себя воздух.

- Не знаю, - с сомнением сказал он. - Я знаком с её будущим мужем, и он великолепный боец. Настолько великолепный, что я не хочу сражаться с ним снова.

- Поэтому я здесь? - со всей серьёзностью спросил Закнафейн. - Чтобы убить его?

Волшебник рядом с Джарлакслом расхохотался.

- В самоубийстве нет необходимости, - сказал Джарлаксл, и угрюмость Закнафейна превратилась в гневный оскал, когда он разгадал загадку.

- Мать Мэлис До'Урден, - пояснил Джарлаксл, указывая на женщину в водопаде. - Благодаря хитрости этой женщины её дом уверенно поднимался в иерархии города.

- Я слышал о доме До'Урден, - признал Закнафейн.

- А они — о тебе, - объяснил Джарлаксл. - Мать Мэлис хорошо заплатила могущественному дому, чтобы удостовериться, что ты переживёшь войну, а дом Симфрей — нет. Она жаждет заполучить тебя — открыто — как оружейника дома До'Урден, и в частном порядке — как любовника.

Закнафейн знал, что выглядит так, будто хочет убить Джарлаксла на месте, и даже не пытался этого скрыть.

Но наёмник просто фыркнул, как будто его реакция была нелепой.

- Бывает судьба и похуже, друг мой.

- Я не твой друг.

- Это мы уже обсуждали. Ты будешь моим другом, - сказал Джарлаксл. - Не отчаивайся, ведь только что ты приобрёл большую власть, чем мог когда-либо себе представить. Ты будешь процветать в доме До'Урден, а дом До'Урден будет процветать с тобой.

- Вряд ли меня это интересует.

- Не будь таким тупицей. Тебя интересуют приключения и битвы, например. В этом я уверен.

- Некоторые битвы, - признал он.

- Ну так дом До'Урден будет сражаться во многих битвах в грядущие десятилетия, - заверил его Джарлаксл. - Амбиции матери Мэлис касательно войн уступают лишь её амбициям касательно любовных утех. Ты испытаешь на себе и то, и другое. Я редко кому-то завидую, но...

- Заткнись.

- Как хочешь. Но тебе следует понять...

- Ты до сих пор разговариваешь.

Джарлаксл замолчал и откинулся в кресле, позволив Закнафейну долго разглядывать образ в водопаде, смиряясь с неожиданным поворотом событий.

- Я должен отвести тебя к ней, - после долгой паузы объяснил Джарлаксл.

- А если я откажусь?

- Ты не можешь отказаться. Всё так просто. Тебя отдадут матери Мэлис и дому До'Урден. Там ты начнёшь новую жизнь.

- Или убью каждого из них.

- В этом смысле выбор у тебя есть, хотя я не вижу выгоды для Закнафейна в таком поступке.

Закнафейн гневно уставился на него.

- Мать Мэлис не имеет отношения к падению дома Симфрей, - заверил его Джарлаксл. - Все знали, что Тр'Арах выступит против вас, и она просто хотела убедиться, что самое ценное имущество дома Симфрей не пострадает и будет хорошо использоваться.

- И теперь я должен стать её игрушкой?

- Или она твоей, - отозвался Джарлаксл. - Вопрос восприятия, не так ли? Ты получишь тёплую постель — а зачастую даже горячую, если в сплетнях есть хоть доля правды — лучшую еду, чем ты когда-либо знал, лучшее оружие и доспехи, чем ты когда-либо знал, и когорту могучих дроу вокруг, сильнее, чем ты когда-либо знал. Наверняка дом До'Урден будет более достойным домом для великого Закнафейна, чем когда-либо мог стать дом Симфрей.

- Выбирай слова.

Джарлаксл засмеялся.

- Даже не притворяйся, что готов потратить хотя бы единственное проклятие Лолс в отместку за мать Дивайн и прочих дроу, которых прежде звал семьей. Разве мы не обсуждали это наедине? Ты думаешь, что ты единственный изгой из дома Симфрей, которого я забрал к себе домой? Я подобрал два десятка твоих коллег, Закнафейн. Теперь они служат Бреган Д'эрт, причём по собственной воле. Я знаю о тебе всё, и знаю, как сильно ты ненавидел Дивайн и прочих жриц того жалкого дома. Теперь тебе предлагают должность повыше и возможности, больше подходящие для обладателя таких выдающихся талантов. Так что, пожалуйста, прекрати прятаться за своей хмуростью. Не нужно благодарить меня сейчас — но однажды ты скажешь мне спасибо.

Его откровенная речь удивила Закнафейна и заставила призадуматься. Много лет он успешно скрывался за угрюмым лицом, но неожиданно этот фасад показался ему смешным ответом на правду в словах странного наёмника.

- Если я соглашусь...

- Ты не можешь отказаться, - напомнил ему Джарлаксл.

Закнафейн замолчал, обдумывая это.

- Для тебя лучше, если я соглашусь, - сказал он.

- Для меня это неважно, - заверил его Джарлаксл.

Они долго и пристально глядели друг на друга, и Закнафейн решил,что Джарлаксл лжёт. Но было ясно, что так или иначе, его всё равно отдадут дому До'Урден.

- Я получу свою плату, - сказал Джарлаксл. - Всё, что мне нужно — бросить тебя, живого, у дверей матери Мэлис. Что произойдёт потом — не моё дело.

- Если я соглашусь, - всё равно упрямо повторил Закнафейн, - я попрошу у тебя всего об одной услуге.

Напряжённое лицо Джарлаксла спустя несколько секунд постепенно расслабилось.

- Я окажу тебе её, если смогу, но только если пообещаешь, что не станешь убивать меня, если однажды я пересплю с твоей будущей женой.

Закнафейн просто вздохнул и беспомощно покачал головой.

 

- Я хорошо вам заплатила! - кричала мать Хаузз в свой прорицательный котёл, где виднелось самоуверенное лицо Хоррудиссомота Ксорларрина, находившегося на том конце её волшебной связи.

- И ворота Симфрей были выбиты, как мы и договаривались, - ответил волшебник.

- Ты смотрел, как мои войска уничтожают! Ты смотрел, как убивают мою дочь!

- Вы ведь не ожидали, что дом Ксорларрин вступит в настоящую битву в войне, которой даже не было.

Его странные слова послужили холодным напоминанием матери Хаузз, что войны дроу нельзя обсуждать. Если никто не говорил про них, значит их никогда не было, но как только это правило нарушалось, как только правда о нападении становилась широко известной — настолько, что Правящий Совет не мог её игнорировать — дом-агрессор почти всегда подвергался наказанию.

Точнее, его почти всегда стирали с лица земли.

- Да, конечно, - ответила потрясённая мать Хаузз.

- Соберитесь с силами, соберите слуг и оцените ситуацию, - посоветовал Хоррудиссомот. - Мать Симфрей и все её жрицы мертвы. Ваши потери были велики, но дом Тр'Арах всё ещё может возродиться, в то время как ваш самый ненавистный соперник погиб.

- Мои дети... - начала она.

- У вас по-прежнему есть Даб'ней, которая неплохо справляется в Арах-Тинилит. И не печальтесь — ведь Дувон уцелел.

- Что вам известно?

- Скоро он к вам вернётся, - ответил Хоррудиссомот, взмахнул рукой и оборвал связь. Вода в прорицательном котле матери Хауз потемнела.

Верховная мать дроу уперлась в края котла и тяжело вздохнула. Она не победила, это было ясно. Больше половины её пятидесяти пехотинцев, её три сильнейших жрицы — включая Донгелину, единственную старшую жрицу дома кроме самой Хаузз — и двух слабых волшебников, называющих Тр'Арах своим домом, были мертвы или пропали без вести. Дом Симфрей пострадал ещё сильнее, но не настолько, чтобы считать это победой.

- Это правда, - сказала позади неё Даб'ней. - Я хорошо справляюсь в Арах-Тинилите. Я стану старшей жрицей, мать, чтобы достойно служить дому Тр'Арах в качестве первой жрицы.

Мать сумела ответить неискренним кивком, но не оглянулась на своё младшее дитя. Даб'ней действительно была ещё ребёнком — ей едва исполнилось сорок. Она вступила в академию довольно молодой, и сейчас провела там уже больше пяти лет. Даб'ней так усердно училось, что мать Хаузз почти не видела её последние пять лет, и удивилась, когда дочь сегодня вернулась домой. Теперь, конечно, это казалось удачным совпадением.

- Я слышала те же слухи, что и Хоррудиссомот Ксорларрин, мать, - продолжала Даб'ней. - Мой брат, Дувон, жив, но того же нельзя сказать про любую из жриц дома Симфрей. И их прославленного оружейника нигде не могут найти. Некоторые говорят, что он рухнул в разлом, ведущий на Астральный план, и если это правда, значит его больше нет.

- Слабое утешение, - прошептала скорбящая Хаузз.

- Вовсе нет, мать! - ответила усмехающаяся Даб'ней. - Если Закнафейна Симфрея не найдут, мы всем дадим знать, что его убил Дувон. Никто не сможет с этим поспорить. Это значительно улучшит вашу репутацию или репутацию дома Тр'Арах.

Может быть, и так, осмелилась подумать мать Хаузз. Может быть, дом Тр'Арах скоро восстановится. Если они сумеют поднять репутацию Дувона до значительных высот, мать Хаузз сможет привлечь солдат на свою сторону. Она повернулась, чтобы взглянуть на дочь, и кивнула.

- Возможно, - прошептала она. - Возможно.

 

Конечно, Дувон был жив, и на самом деле даже приближался к парадной двери дома Тр'Арах.

- Оружейник! - поприветствовали его двое стражников. - Значит, новости хорошие! Мы боялись...

- Заткнитесь, - сказал молодой знатный дроу. У него было плохое настроение проигравшего, хотя раны Дувона полностью исцелили с помощью волшебных заклинаний и мазей. - Вы боялись, что дом Тр'Арах не выживёт — и небезосновательно.

- Но мать Симфрей мертва, - сказал один. - Они все мертвы.

Дувон пожал плечами, как будто это ничего не значило.

- Соберите всех ближайших стражников, - приказал он. - Я поговорю со всеми прямо сейчас и прямо здесь, чтобы предложить вам выбор, который вы можете счесть более выгодным.

Оба стражника с сомнением глянули на него.

- Сейчас же! - рявкнул он, и они бегом бросились выполнять.

Дувон просигналил у себя за спиной, в сторону небольшого входного коридора и на улицу за ним, и две сумрачных фигуры скользнули во двор Тр'Арахов, прильнув к стене по бокам от парадной двери.

Несколько мгновений спустя стражники вернулись с другими часовыми из ближайших караульных помещений.

- Вы можете отправиться в Клорифту, если захотите, - сказал им молодой принц. - И умолять ожидающих там дроу принять вас в их ряды. Некоторых примут. Остальным я могу лишь пожелать удачи, куда бы вы ни отправились.

- Вас ждёт мать, - напряжённо сказал один из стражников, пока другие таращились на удивившего их молодого дроу.

Он отвлёк их внимание. Такова была его задача. Он считал маловероятным, что кто-то примет его предложение. Но это было неважно.

Потому что стражники не заметили, как Аратис Хьюн прижал переносную дыру Джарлаксла к стене сбоку от дверей, и как в здание проскользнула вторая сумрачная фигура, бесшумная, словно смерть.

 

- Мать Хаузз, ваш сын готов встретиться с вами, - прошептал он на ухо стражнице Тр'Арахов.

Несколько мгновений женщина с ненавистью смотрела на него, но потом перевела взгляд на двух своих мёртвых товарищей. Их прикончили так быстро, что она даже не поняла, что в дворец кто-то вторгся, пока не осталась одна — с клинком, прижатым к горлу.

- Мать Хаузз! - позвала она, постучав в тяжёлые двери тронной залы. - Ваш сын готов встретиться с вами!

Они услышали изнутри возглас, похоже — злорадный, а потом — звук отпирающихся замков и открывающихся засовов, а также шёпот гимнов, которые должны были развеять многочисленные печати и преграды, которые были возведены в этом очень важном проходе.

Нарушитель слышал всё это и покачал головой, изумляясь, как прекрасно всё продумало это странное существо — Джарлаксл. Обычно ни одна верховная мать, находящаяся в состоянии войны, не открыла бы дверь, не осмотрев коридор снаружи с помощью магии, но Джарлаксл заверил его, что Дувона будут ждать.

Он опустил на пол третью стражницу, пронзённую его клинком и мёртвую, и приготовил ноги к рывку. Как только массивная дверь шевельнулась, он ударил в неё плечом, отбрасывая юную жрицу-дроу, которая повернула дверную ручку.

Он сразу же набросился на неё, осыпая дождём хлопков своих двойных мечей, вихрем, казавшимся более свирепым, чем был на самом деле, хотя он, конечно же, хотел нанести ей смертельные раны просто из-за её положения.

Молодая жрица рухнула на пол.

- Кто ты? - воскликнула мать Хаузз в противоположном конце комнаты, схватив одной рукой змееголовую плётку, а второй — волшебный жезл.

- Ты знаешь, - сказал он, подкрадываясь к ней.

- Кто? - потребовала она.

- Я Закнафейн, конечно же.

- И ты мёртв.

Она выстрелила молнией из жезла, но он уже ушёл с пути. Она попыталась ударить плёткой, но его мечи были слишком быстрыми, и змеиная голова упала на пол.

Он ударил и описал полный круг, двигаясь вокруг неё с ослепляющей яростью, его клинки резали и кололи в непрерывном танце, и каждый удар бил по её личной магической защите, вздымая в воздух снопы волшебных искр. Верховная мать решила, что воин поддался слепой ярости, но это было не так. Хотя его движения казались слишком свирепыми, даже неосторожными, на самом деле они оставались скоординированными, а он прекрасно себя контролировал.

Вскоре головы двух её оставшихся змей присоединились к первой на полу, и за это время ни один из её ударов даже близко не смог попасть по нему.

Она попыталась отступить, но он был слишком быстр.

Она попыталась призвать свою божественную магию, но его неумолимый натиск истощил её магическую защиту, и даже её платье, несмотря на все свои защитные силы, не могло спасти её.

Он ударил её один раз, два, дюжину. Потекли красные струйки крови. Каким-то образом он оказался у неё за спиной, но она поняла это лишь в самое последнее мимолётное мгновение жизни. Это был последний образ, запечатлённый её глазами и распознанный её умирающим мозгом, когда её голова упала и покатилась по полу.

- Да будет так, - сказала жрица Даб'ней, поднимаясь на ноги в другом конце комнаты. Она посмотрела на крупный рубец на запястье. - Обязательно было бить меня так сильно?

- Ты бы погибла, будь на то моя воля, - сказал ей Закнафейн.

Она осторожно подалась назад.

- Джарлаксл дал мне слово, - напомнила она.

Закнафейн вытер окровавленные мечи о тело матери Хаузз и убрал их.

- Возвращайся в Арах-Тинилит как можно скорее, собери вещи, - проинструктировал он девушку. - Потом иди в Клорифту по пути от южной башни дома Облодра.

Молодая жрица уставилась на него с отвисшей челюстью.

- Кто сказал тебе, что мне нужно так поступить?

- Джарлаксл, - ответил Закнафейн.

- Нет, этого не может быть. Я должна остаться здесь, как мать Даб'ней дома Тр'Арах.

- Обстоятельства изменились, миледи, - сообщил ей Джарлаксл. - Дома Тр'Арах больше нет.

- А если я откажусь?

Закнафейн злобно усмехнулся, поглядел вниз и пнул отрубленную голову матери Хаузз к ней.

- В этом случае, - ответил он, улыбаясь ещё шире, - ни одна тень тебя не скроет.

Он пересёк комнату, подошёл очень близко к ней и прошептал:

- Но не бойся, ведь Джарлаксл посчитал тебя впечатляющей, а Бреган Д'эрт нужны жрицы.

Хмуриться она не перестала.

- Если ты не желала такой судьбы, значит тебе стоило убедить твою глупую мать не нападать на мою семью, - ответил на этот взгляд Закнафейн, и когда он перешёл на личности, кровь отхлынула от лица Даб'ней Тр'Арах.

Тогда он оставил её и покинул руины дома Тр'Арах. Джарлаксл исполнил его желание, позволив убить мать Хаузз, и Даб'ней была не единственной, кому пришлось начинать новую жизнь этим насыщенным днём.




#96666 Оплата хостинга - благодарности

Написано Redrick 23 Декабрь 2018 - 08:47

Докинул до 26.01




#96664 Песчаная буря. Эпилог

Написано Redrick 22 Декабрь 2018 - 07:03

Дело даже не в лоре. Просто в английском есть слова jinn и genie, а у нас - только джинн. Но решение писать с одной "н" - неудачное. Потому что джин - это алкогольный напиток, и только.




#96661 Глава 4: Затягивая паутину

Написано Redrick 21 Декабрь 2018 - 08:50

Глава 4

Затягивая паутину

 

Джарлаксл понимал, что он сделал — потянув край дыры на себя, он создал надпространственный карман, область особого пространства, не прикованного к материальному плану бытия, не прикованного ни к чему, кроме самого себя. Но несмотря на это, он всё равно был дезориентирован, и дело было не в том, что этот карман отдельного пространства продолжал вращаться, а в том, что центр гравитации постоянно смещался. В одно мгновение Джарлаксл стоял на полу; в другое — на стене.

Он нашёл утешение в мысли, что опасный мужчина, который оказался заперт вместе с ним, скорее всего полностью утратил равновесие — по крайней мере, пока не услышал, как совсем рядом с его лицом просвистел меч, а затем не почувствовал укус кнута на филейной части, пытаясь уползти прочь в непроглядной тьме.

И вдруг загорелся свет, ослепительный свет — как и задумывал Джарлаксл, бросив в стену, потолок, или что это было, глиняный шарик, разбив его и высвободив ослепляющий двеомер.

Он увидел, как чемпион Симфрей ныряет в сторону, закрыв плащом пивафви пострадавшие глаза.

-Я не тот, кто ты думаешь! - воскликнул Джарлаксл.

- Я думаю, что ты никто, - раздался гневный ответ.

- Не совсем, - отозвался немного уязвлённый наёмник. Но он справился со своей гордостью и добавил: - Я могу помочь тебе, если ты позволишь.

- Предательство! - ответил чемпион Симфрей и неожиданно бросился вперёд, выставив меч и высоко взмахнув кнутом, чтобы ударить по лицу противника.

Удача, как обычно, оказалась на стороне Джарлаксла. Гравитационная ориентация комнаты снова изменилась, бросив набок их обоих.

Джарлаксл знал, что передышка продлится всего несколько мгновений, ведь чемпион начал подстраиваться — какие великолепные рефлексы! — ещё прежде, чем приземлился.

- Я не Тр'Арах, - сказал Джарлаксл. - Я пришёл за тобой.

- Ну так ты меня получишь! - отозвался воин, продолжая наступать — сделал выпад, режущий удар и взмахнул кнутом.

Джарлаксл и сам был не новичком в битве. Мечам в его руках пришлось парировать, блокировать, ему самому — уклоняться от атак. Но одно дело — быть умелым воином, а другое — сражаться с этим невероятным мечником, и требовалась вся его концентрация, чтобы сдерживать молниеносное оружие врага. Но его внимания хватило, чтобы попытаться прояснить свою позицию.

-Я просто хочу тебе помочь!

Чемпион снова атаковал, но уже с меньшим энтузиазмом, и Джарлаксл легко уклонился от ударов.

Немного отступив за границы досягаемости, он сказал:

- Благородный дом хорошо мне заплатил.

- За мою голову?

Джарлаксл закатил глаза.

- Только в том случае, если она по-прежнему будет на твоих плечах! Послушай меня — я пытаюсь тебе помочь. Никто тебя не убьёт.

- В этом я абсолютно уверен.

- Отлично. Бравада. Да, ты потрясающий воин. Никто не спорит. Но позволь спросить кое-что: со всем своим фехтовальным мастерством, можешь ли ты вытащить нас отсюда?

Чемпион выпрямился и посмотрел на него.

- Именно. Ни один дроу, обладающий заметным положением, не интересуется домом Симфрей или домом Тр'Арах, - откровенно заявил Джарлаксл. - И после сегодняшних событий оба дома в любом случае прекратят существование. Глупые младшие дома, которые не могут позволить себе потери единственного дроу, ведущего битву.

Он с отвращением покачал головой.

- И ради чего? Ради какой выгоды? Неужели мать Хаузз Тр'Арах считает, будто однажды займёт место в Правящем Совете? Это нелепо, и ты об этом знаешь.

- Возможно, тебе следовало сказать об этом ей.

- И твоей матери Дивайн тоже?

Чемпион удивил Джарлаксла, сплюнув на пол.

- Твоей матери? - спросил его Джарлаксл, и воин засмеялся.

- Твоей любовнице?

Он засмеялся ещё громче.

- Но ты же Симфрей... - заметил Джарлаксл.

- Только потому, что мне дали такое имя, - ответил его собеседник. - Но вряд ли это важно, как и всё остальное.

К счастью, Джарлаксл правильно распознал интонации собеседника, и не удивился, когда чемпион обратился к своей врождённой магии и создал сферу абсолютного мрака. Джарлаксл справедливо предположил, что чемпион больше не будет полагаться на удачу в неустойчивой комнате, и поэтому тоже призвал собственные волшебные силы и прибегнул к левитации. Поднявшись с пола, который затем стал стеной, он встретил чемпиона посередине пространства-нигде, и сошёлся с ним в молниеносной и свирепой рукопашной — выпад за выпадом и удар за ударом,.

Джарлаксл не мог поверить, как много ударов обрушиваются на него во тьме — как будто чемпион орудовал двумя мечами, а не одним. Наёмнику приходилось держаться близко, чтобы кнутом нельзя было воспользоваться, и плести собственными клинками серию скрещённых блоков и отмашек, чтобы перекрыть как можно больше углов атаки.

- Кто ты? - спросил чемпион Симфрей. Джарлаксл почти улыбнулся, услышав раздражение в его голосе.

- Всего лишь безродный бродяга.

- Бьющийся не хуже благородного сына!

- Самообучение.

- Лжец!

Последовал жестокий град ударов, и Джарлакслу пришлось развернуться и бросить ещё одну горошину волшебного света, хотя он не хотел этого делать — в конце концов, подобные горошины обходились недёшево.

Чемпион на мгновение отпрянул.

- Почему ты так настойчив? - спросил Джарлаксл.

- Ты напал на дом Симфрей!

- Дома Симфрей больше нет, дурак!

- Жрица Тр'Арах...

- Мертва, я знаю, - оборвал его Джарлаксл. - Я видел, как ты их убиваешь. Должен сказать, ты как будто получил немалое удовольствие от убийства.

- Потому что они этого заслуживают, - сказал чемпион.

- А мужчины Тр'Арах — нет?

Это захватило чемпиона врасплох. Тот как раз парил у дальней стены — и судя по всему, готовился оттолкнуться от неё, чтобы возобновить поединок. Но он этого не сделал — пока что.

Так что Джарлаксл воспользовался мимолётной передышкой и продолжал гнуть свою линию.

- Ты мог бы убить дюжину, включая самого благородного сына матери Хаузз, но не сделал этого, - сказал он. - Потому что не они решили сражаться, правильно?

Чемпион просто смотрел на него.

- Дом Симфрей мёртв, - повторил Джарлаксл.

- Ты не можешь этого знать.

- Я сделал своей обязанностью знать подобные вещи. Но если тебя это не убеждает, знай, что волшебники, которые выступили против вас, были Ксорларринами. Так что да, друг, я знаю — если ты не считаешь, что Дивайн Симфрей может устоять перед силой дома Ксорларрин.

Последовало короткое молчание. Наконец:

- Кто послал тебя сюда?

- Ксорларрины.

Чемпион взревел.

- Не для того, чтобы драться! - быстро объяснил Джарлаксл. - Просто чтобы убедиться, что тебя не убьют.

- Значит, пленник?

- Нет! - немедленно воскликнул Джарлаксл, ожидая, что воин бросится на него. - Тебе выпал шанс, огромный шанс. Шанс получить комфорт и положение, деньги и волшебные вещи, превосходящие всё, что есть у тебя сейчас. Могущественные матери неистово желают заручиться услугами Закнафейна Симфрея.

Джарлаксл сделал паузу, но прежде, чем чемпион успел что-то ответить, добавил:

- Который желает лишь убивать их, я уверен.

Это снова заставило мужчину замолчать.

- Поверь мне, друг мой...

- Я не твой друг.

- Но тебе стоит стать им к нашей общей выгоде. Всё равно поверь мне — хотя бы по той причине, что выбора у тебя нет. Когда я говорю, что я понимаю, тебе следует мне верить. Я стал безродным бродягой не по собственному выбору и не из-за войны домов.

- Тогда почему?

- Это слишком долгая история, хотя надеюсь, что вскоре смогу рассказать тебе её за чашей доброго фейского вина.

- Так... что мы будем делать?

- Уйдём, - ответил Джарлаксл. - Воздуха здесь хватит ненадолго, и мне не слишком хочется узнать, кто из нас задохнётся первым.

- А когда мы уйдём, что это вообще будет значить? Где мы появимся?

- Прямо там, где вошли... надеюсь. Чем дольше ждём, тем меньше на это шансов.

- Прямиком в битву, - сказал Закнафейн.

- Битва окончена. Подозреваю, что к этому моменту мать Дивайн мертва, а дом Тр'Арах сбежал.

Закнафейн пристально уставился на него. Вид у него был не слишком довольный.

- Твоего дома больше нет, и это хорошо, - заявил Джарлаксл. - По крайней мере, для тебя. Может, не так хорошо для матери Дивайн и её жриц. И для многих твоих товарищей и для многих мужчин дома Тр'Арах это тоже хорошо.

Джарлаксл заметил проблеск интереса на лице оружейника, и понял, что инстинкты его не подвели. Этот мужчина ненавидел жриц Лолс, ненавидел весь матриархат Мензоберранзана и злобной Паучьей Королевы, что даровала последовательницам силу насаждать своё правление.

- У меня были агенты по всему дому Симфрей и за периметром битвы, которые собирали выживших с обеих сторон и приглашали в мой отряд, если те пожелают, - объяснил Джарлаксл.

- И кто же ты такой?

- Я Джарлаксл, глава Бреган Д'эрт.

Чемпион призадумался.

- Наёмные убийцы? - спросил он, используя один из возможных переводов названия с языка дроу.

- Намного больше. Информация за плату, в основном, и отряд собирателей, способных добыть ценный товар — вроде тебя, например.

- Никогда не слышал о тебе или твоей группе.

- Ну, теперь услышал об обоих.

- И по-прежнему не впечатлён.

- Сказал он, стоя у стены тюрьмы, из которой не сможет сбежать.

- Сказал он, размышляя, стоит ли убивать самодовольного дурака, что стоит рядом.

- Самодовольного дурака, который может отсюда уйти, - поправил Джарлаксл, вытащил жезл и нацелил его на себя.

Но кнут Закнафейна ловким щелчком выбил у него жезл. Волшебный предмет пролетел через всю комнату прямо в руку Закнафейна. Тот поймал его, указал на себя и позволил волшебному слову возникнуть у себя в голове.

- Тебе не стоит... - начал Джарлаксл.

- Я расскажу им о твоей печальной судьбе, - пообещал Закнафейн и произнёс командное слово, ожидая, что его телепортирует прочь из надизмеренческой тюрьмы.

Вместо этого он получил шар липкой слизи прямо в лицо, и развернувшись от силы удара, врезался в стену — или пол, или в потолок, чем бы оно ни было — у себя за спиной. И прилип.

- Я пытался тебя предупредить, - принёс свои извинения Джарлаксл. Он покачал головой, провёл рукой по своим тщательно уложенным белым волосам, вернул равновесие, затем подошёл и забрал жезл из руки трепыхавшегося пленника.

- Очень скоро мы поговорим ещё раз, - сказал Джарлаксл, помогая несчастному Закнафейну вытащить слизь изо рта, чтобы тот мог хоть как-то дышать. Волшебная слизь держалась не слишком долго, но достаточно, чтобы задушить жертву, если той не придут на помощь.

Справившись с этим, Джарлаксл нашёл шов в своей переносной дыре и раскрыл его достаточно широко, чтобы вылезти обратно на притихшее поле боя — и испытал настоящее облегчение, увидев, что надпространственная область осталась на месте. Переносные дыры были полезны, но капризны и зачастую непредсказуемы. Если полностью закрыть дыру изнутри, как сделал Джарлаксл, дело могло закончиться катастрофой.

Но оставаясь снаружи, он ничем не рисковал, поэтому Джарлаксл снова закрыл свою игрушку, подобрал её — простой клочок неприметного чёрного полотна — и сунул вместе со всем её содержимым себе в карман.

Мост над головой, двор вокруг и башня за спиной были густо усыпаны мертвецами — мужчинами и женщинами, Тр'Арахами и Симфреями. Но он заметил, что многие пропали, включая Дувона Тр'Араха, и понял, что Аратис Хьюн выполнил свою задачу, а остальные подчинённые приступили к извлечению потенциальных рекрутов.

Его уверенность превратилась в точное знание, когда он подошёл туда, где стреножил а потом похоронил под слизью двух солдат Тр'Арах — и обнаружил на землей свой пояс в форме буквы J вместе с брошенными поясными сумками, в особенности одной, которая ничем, включая содержимое, особенно не выделялась — для тех, кто не знал командного слова, позволяющего открыть её более глубокие, надизмеренческие отделения.

Джарлаксл облегчённо вздохнул, подобрав эту сумку. Похоже, он случайно сбросил её в бою, когда вытаскивал из штанов свой пояс из живой верёвки. Его осенило, что стоило утащить эту сумку с собой в надпространственную дыру — и конфликтующая магия разорвала бы барьеры между планами.

Даже Джарлаксл, который жил ради приключений, не думал, что это было бы хорошо.

 

- Джарлаксл забрал его, - доложил Аратис Хьюн матери Зирит Ксорларрин.

Та казалась удивлённой, заметил убийца, хоть и не настолько, как стоявший рядом придворный маг, Хоррудиссомот.

- Ну так где Джарлаксл? - спросила мать Зирит.

- В безопасности и ждёт ваших инструкций.

- В Клорифте? - спросила она, упоминая огромный, глубокий разлом, проходящий через просторную пещеру в Подземье, где распростёрся Мензоберранзан. Бесконечно глубокая Клорифта кишела рабами-кобольдами, но болтали, что там же располагалась база загадочного отряда Бреган Д'эрт, принадлежащего Джарлакслу — хотя прежде этих наёмников даже не замечали.

- Он в безопасности.

- Он хотя бы на материальном плане бытия? - вмешался Хоррудиссомот, заставив мать Зирит нахмуриться.

Аратис Хьюн поднял белую бровь.

- Где же ещё ему быть?

- Кто знает, раз дело касается Джарлаксла? - риторически поинтересовалась мать Зирит.

Аратис Хьюн ответил пожатием плеч.

- Мой волшебник беспокоился, что Джарлаксл допустил фатальную ошибку, взяв надизмеренческую сумку в надпространственную дыру.

Убийца рассмеялся.

- Джарлаксл не бывает таким неосторожным.

- Я сам видел, - настаивал Хоррудиссомот.

Убийца снова пожал плечами.

- Ничего об этом не знаю. Я только что покинул Джарлаксла, и чемпион Симфреев был при нём... фигурально выражась.

Настала очередь матери Симфрей поднимать бровь.

- Он у нас и он не пострадал, - заверил её Аратис Хьюн.

- А его преданность дому Симфрей?

- Дома Симфрей больше нет, - заявил убийца.

Зирит снова удивилась:

- Тр'Арахов отбросили, их знать убили.

- Не в последнюю очередь благодаря Закнафейну, да, - ответил убийца. - Но мать Дивайн мертва, как и другие её дети и родственники. Дома Симфрей больше нет.

- Значит, дом Тр'Арах победил?

Аратис Хьюн пожал плечами и на этот раз рассмеялся.

- Домой вернулась малая часть их войска. Многие были убиты, включая жриц, участвовавших в атаке на дом Симфрей. Другие выбрали иной путь.

- Иной... - мать Зирит умолкла. - Их забрал Джарлаксл? Или, скорее, ты их забрал — в свою маленькую банду негодяев?

- Не могу на этот ответить.

- Ты только что ответил.

Конечно, Аратис Хьюн понимал, что она знает, а она понимала, что убийца хочет, чтобы она знала. Хьюну не нравилось решение Джарлаксла выбрать этот момент, чтобы повысить заметность Бреган Д'эрт — в итоге войны между Тр'Арах и Симфрей они приняли почти сорок воинов, пару волшебников и жрицу, поразительный улов, если большинство оправится от ран — но по-прежнему оставались невелики, и не могли рассчитывать на преданность новичков. Конечно, Аратис Хьюн понимал, что не знает того, что знает Джарлаксл. Существовали и другие скрытые причины, скорее всего — первый дом Бэнр, руководящий решениями Джарлаксла, и Аратис Хьюн пробыл с Джарлакслом достаточно долго, чтобы доверять суждениям этого странного дроу.

- Кому нам доставить приз: вам или матери Мэлис До'Урден? - спросил убийца, чтобы сменить тему.

- О нашей роли упоминать не следует. Отведите его к матери Мэлис.

Аратис Хьюн поклонился и развернулся, готовясь покинуть помещение, но остановился, чтобы задать ещё один вопрос.

- Дом Ксорларрин как-то связан с домом Тр'Арах, помимо того, что позволил им нанять волшебников, чтобы открыть ворота дома Симфрей?

- На что ты намекаешь? - спросил Хоррудиссомот.

- Он хочет знать, имеет ли для нас значение успех или неудача матери Хаузз, - ответила магу мать Зирит, и по её тону Аратис понял, что нет, не имеет. Он улыбнулся и снова повернулся к выходу.

- Скажи Джарлакслу, что я хочу поговорить с ним, когда он избавится от текущих дел, - приказала убийце мать Зирит, и тот опять улыбнулся, услышав выбранный ею глагол.

 

Хоррудиссомот пренебрежительно фыркнул, когда убийца ушёл.

- Выпусти свой гнев, - посоветовала ему мать Зирит.

- Они бездомные выскочки, - заявил маг. - Это опасное сочетание, которое не следует терпеть в упорядоченном Мензоберранзане.

- Упорядоченном? - повторила Зирит. - Ты когда-нибудь встречал прислужницу Лолс?

- Внутри хаоса существует вынужденный порядок, - упрямо ответил волшебник.

- И теперь скромный отряд Джарлаксла — часть этого порядка.

Хоррудиссомот снова фыркнул.

- Ты считаешь, что они существуют без благословения верховной матери Бэнр? - хмыкнув, поинтересовалась Зирит.

Казалось, Хоррудиссомот собирался что-то ответить, но вместо этого покачнулся на пятках.

- Ты слишком много об этом думаешь, - упрекнула его Зирит. - Это был незначительный обмен, проведённый в нашу пользу. Мы узнали важную тайну о возможных отношениях между Утегенталем Армго и матерью Мэлис. Верховная мать Бэнр просила своих союзников следить за матерью Соулез Армго и её семьей. Она вознаградит меня за эти сведения. И сегодня мы установили отношения с отрядом наёмников, который может быть нам полезен. Наконец, мы заслужили добрую волю дома До'Урден.

- Какое нам дело до дома До'Урден?

- Я не стану их недооценивать, особенно теперь, когда они получили Закнафейна Симфрея. С твоей стороны будет мудро поступить так же. Мать Мэлис коварна, достаточно преданна и мудра, чтобы позволить вышестоящим манипулировать её домом. Однажды она может занять место в Правящем Совете, но даже если нет — когда-нибудь в будущем она станет полезным союзником дому Ксорларрин. Или контрастом для нас — что не всегда плохо. По крайней мере, мы уровняли преданность Мэлис между нами и восходящим домом Баррисон Дель'Армго.

- Так или иначе, это свершилось, и не требует дальнейших усилий и размышлений, - сказала она магу. - Теперь пора вспомнить о наших обязанностях. Мы будем следить за развитием пьесы издалека.

Хоррудиссомот покорно поклонился, и это был последний раз за грядущие десятилетия, когда знатные дроу из дома Ксорларрин обращали внимание на события в младшем доме по имени До'Урден.

В ретроспективе это оказалось неразумно.




#96657 Глава 3: Победителей нет

Написано Redrick 18 Декабрь 2018 - 21:06

Глава 3

Победителей нет

 

При виде жестокого убийства Джарлаксл вздрогнул, но всё равно едва не рассмеялся вслух, изумлённый точностью и эффективностью, какие продемонстрировал чемпион Симфрей, перерезав горло Донгелины Тр'Арах. И жестокостью, которая заставила наёмника призадуматься — было заметно, что воин наслаждается этим убийством. Джарлаксл не мог не заметить разительного контраста — чемпион сдерживал свои удары, сражаясь с обычными воинами вторгшегося дома или даже с Дувоном Тр'Арахом, но полностью уничтожил жрицу.

Когда свирепый воин Симфрей обрушился на телохранителей Донгелины, Джарлаксл едва не окрикнул его, умоляя показать милосердие — в конце концов, каждый спасённый мужчина-дроу мог пополнить ряды пока что зарождающегося отряда наёмников. Но Джарлаксл был уверен, что чемпиона Симфрей не заботит судьба его предприятия. Впрочем, ему не стоило волноваться, поскольку двое телохранителей осознали, что этот единственный воин значительно их превосходит, и сбежали с поля боя, бросив собственного чемпиона поверженным, а первую жрицу — мёртвой.

Облегчение, испытанное Джарлакслом по поводу судьбы потенциальных рекрутов, оказалось недолговечным. Барьер клинков угас, и воин Симфрей оглянулся назад, туда, откуда пришёл, в сторону стонущего и бьющегося в своём ядовитом сне под содрогающимся ящером Дувона, и в сторону Джарлаксла — не принадлежавшего, как знал мечник, к дому Симфрей.

И воин бросился на него, закрутив меч и щёлкая своим кнутом.

Джарлаксл развернулся и побежал к башне. Он добрался до стены, но услышал чемпиона Симфрей у себя за спиной. Так что Джарлаксл прыгнул и призвал собственную силу левитации, карабкаясь по стене как можно быстрее.

Следом за ним прыгнул воин — на стену и снова вверх, хлестнув кнутом и чуть-чуть не дотянувшись до сапог Джарлаксла, вместе с тем ловко уклоняясь от небольшого кружащегося клочка ткани, брошенного в него наёмником.

Зарычав из-за промаха, воин приземлился на землю — и упал на десять футов глубже, чем ожидал, поскольку кусок полотна расширился и превратился в зияющую дыру в земле.

Джарлаксл быстро спустился вниз по башне, опустившись на землю прямо у края волшебной ямы, вполне довольный собой.

- Мы должны поговорить, - сказал он воину во мраке внизу, надеясь, что падение не слишком повредило блистательному воителю Симфрей.

Он получил ответ — на своё замечание и на свои страхи — когда из темноты ямы ударил кнут, обхватив его за лодыжку, и изумлённый Джарлаксл был бесцеремонно сдёрнут с ног и утащен во мрак.

 

Хоррудиссомот Ксорларрин наслаждался зрелищем, продолжая парить над битвой, и рассмеялся вслух, когда вечно напыщенного Джарлаксла утащили вниз. Он увидел, как наёмник тяжело падает и скользит вниз, напрасно пытаясь уцепиться хоть за что-нибудь.

Но вместо того, чтобы найти опору, Джарлаксл ухватился за край собственной магической дыры и потянул его за собой, и вся волшебная штука неожиданно сложилась в саму себя, а Джарлаксл пропал из виду. В следующий миг на месте ямы остался лишь неприметный участок почвы — никаких следов наёмника или чемпиона Симфреев.

- Джарлаксл носил бездонную сумку, - сообщил Хоррудиссомоту другой волшебник. - У него было карманное измерение в поясном кошеле.

Придворный маг Ксорларринов поморщился, услышав эту информацию. Один сверхизмеренческий предмет, оказавшись внутри другого сверхизмеренческого предмета, мог открыть брешь в планах бытия, и чаще всего носителя и любых оказавшихся поблизости существ выбрасывало на астральных план, где они целую вечность беспомощно парили в пустоте.

И это было лучшим из возможных исходов настолько опасного и разрушительного события. Сверхизмеренческие предметы просто нельзя было совмещать.

Хоррудиссомот почувствовал укол сожаления, и даже задумался, нет ли способа по возвращению в дом Ксорларрин организовать спасательную миссию, чтобы вернуть Джарлаксла.

Джарлаксла и чемпиона Симфрей, за похищение которого мать Зирит Джарлакслу заплатила.

Но в первую очередь Джарлаксла, должен был признаться хотя бы самому себе Хоррудиссомот, даже если никогда не расскажет об этом другим — и уж тем более не расскажет Джарлакслу. Ему понравился странный наёмник. Хоррудиссомот считал его забавным и иногда даже полезным.

Но всё-таки чемпион представлял собой настоящее зрелище. Какая грация, какая находчивость!

Да, спасти его тоже было бы чудесно.

- Ну что ж, - с сожалением обратился Хоррудиссомот к своим коллегам. - В конце концов, они были простыми воинами.

- Мы закончили здесь? - спросил другой волшебник.

Хоррудиссомот посмотрел на мост, затем на двор внизу. После того, как одного благородного дроу ранили, а вторая погибла, вторгшийся дом обратился в бегство. Несмотря на усилия Ксорларринов, пускай и преднамеренно мелкие, дом Симфрей выдержал штурм. Согласно приказу матери Зирит, такого не должно было случиться — купленного чемпиона не вышло бы похитить при подобном исходе!

Но теперь чемпион пропал, так что исход перестал иметь значение.

- Да, - сказал он своей летающей свите, подавляя тяжёлый вздох. - Пора возвращаться домой.

 

Другой чужак, крадущийся по дворцу Симфреев, понятия не имел, какие события развернулись во дворе между башнями, но этот нарушитель тоже понимал необходимость победы дома Тр'Арах — или, по крайней мере, поражения Симфрей.

Аратис Хьюн двигался словно тень, скользя из комнаты к комнате, в коридор, оттуда — на лестницу в главной башне дома Симфрей. Большая часть стражников находилась снаружи, на мосту, или сражалась на ярусах другой башни, поскольку с помощью магии жриц — и вихря, который назвал себя оружейником — там до сих пор удавалось удерживать оборону.

Парадная дверь на первом этаже и дверь на мост пока что были не тронуты, и насколько мог судить Аратис, ни один из завоевателей не вторгся в главную башню.

Зато вторгся он сам, воспользовавшись волшебным зельем, чтобы превратить своё тело в облако газа. Он избежал многочисленных глифов и печатей, установленных на окнах, поскольку вместо того, чтобы проникнуть внутрь через окно, просочился сквозь трещину в изгибающейся каменной стене.

Он не знал, сколько ещё продержатся чары — в этом отношении зелья были крайне ненадёжны — поэтому старался держаться поближе к нишам, альковам и предметам обстановки, которые смогут обеспечить ему прикрытие, когда двеомер всё-таки рассеется.

Войдя в изгибающийся коридор, который по прикидкам Хьюна находился между мостом и вершиной башни, он услышал голоса. Он подлетел к потолку, вытянулся вдоль высокого угла и замер там, пропуская троицу жриц, взволнованно обсуждавших победу на мосту и во дворе.

- Мать Дивайн организует контрнаступление, и дом Тр'Арах будет полностью уничтожен! - с заметным злорадством заявила одн.

- Только в том случае, если мы сумеем сохранить достаточно воинов, - заметила другая, и они побежали дальше, наверняка направляясь на мост.

Благодаря продолжительной подготовке, на которой настоял Джарлаксл перед их маленьким приключением, Аратис Хьюн узнал в одной из жриц дочь матери Дивайн, наверняка занимавшую место за её военным столом.

А значит, военный стол остался теперь не в полном составе, хотя цель Хьюна наверняка по-прежнему находилась там.

Аратис Хьюн знал, что он уже близко, а теперь знал и то, жриицы Симфрей разорвали свой круг для защитных молитв — обычной практики для подвергшегося нападению дома дроу — испытывая уверенность в своей победе.

Нападение захлебнулось, и они решили, что объединённая молитва уже не нужна.

А значит, мать Дивайн будут не слишком хорошо охранять.

 

- Но их отбросили! - умоляла младшая жрица.

- Но какой ценой? - прошипела в ответ мать Дивайн Симфрей. Ей только что сообщили о потере её оружейника и консорта, молодого воина, которого она собиралась сделать отцом целого воинства детей Симфрей.

- Мы не знаем полной... - начала отвечать юная жрица.

- Найдите его! Узнайте! - закричала ей в лицо мать Дивайн. - Если он погиб — ты тоже погибнешь!

Она провела взглядом в сторону, к третьей оставшейся в комнате жрице, что стояла перед отодвинутым креслом на краю круглого стола, тупо глядя на Дивайн.

- Вы обе! - закричала на них Дивайн.

Жрицы даже не моргнули, вообще не отреагировали, разозлив Дивайн ещё сильнее.

- Вы слышите? - завопила она. - Найдите его! Я должна знать, что с ним случилось.

- Говорят, что он просто исчез, - попыталась объяснить молодая жрица рядом с Дивайн, но верховная мать даже не повернулась в её сторону, по-прежнему глядя на третью женщину и её необъяснимое отсутствие какой бы то ни было реакции.

- Найдите палец, найдите волосок, найдите хоть какую-то частицу, которую я могу использовать, чтобы молить госпожу Лолс о воскрешении, - с низким рыком произнесла мать Дивайн, продолжая глядеть на жрицу в противоположном конце комнаты.

Но потом она оглянулась на младшую женщину, всего на мгновение, лишь чтобы крикнуть «Иди!» и снова повернуться к другой, повторяя свой приказ.

Юная жрица бегом бросилась к двери.

Другая просто рухнула, не моргнув даже тогда, когда её лицо ударилось о пол.

Молодая жрица резко остановилась, оглянувшись с изумлением, лишь усилившимся, когда она увидела убийцу, спрятавшегося под священным столом дома Симфрей — там, где его просто не могло было быть. Это было невозможно...

Разум жрицы не мог этого постичь, поскольку она не видела облака, выползающего из-под двери и ползущего по каменному полу, как туман у осеннего озера на поверхности.

Она снова замешкалась, мотая головой в беспомощном отрицании.

Ей следовало бежать дальше.

Крутящийся диск — похожий на обеденное блюдо, подумала она, только сверкающий от электричества — ударил в неё из-под стола. Защищаясь, она подняла руку, но тонкая кромка диска вошла глубоко в плоть, и трескучие дуги разящей молнии удержали его на месте, поражая её тело и требуя её внимания.

И отвлекая её внимание — слишком сильно! — когда Аратис Хьюн бросился в атаку после своего броска. Обычно он сражался коротким мечом и кинжалом, но сейчас в одной руке держал меч, а в другой — кропило, на которое нажимал, приближаясь. Вместо того, чтобы разбрызгивать святую воду, инструмент Хьюна распрыскивал антимагическое масло, заляпавшее молодую жрицу и снявшее с неё заклинания личной защиты, и даже — на несколько мгновений — защитные чары на её облачении.

А девочка красивая, подумал Аратис. Жаль, что им довелось встретиться в подобной ситуации.

Но приказы были ясны: ни одна жрица дома Симфрей не должна пережить эту ночь.

Покрытый ядом клинок Аратиса Хьюна скользнул в живот женщины.

Убийца немедленно отступил, силой вырвав свой зазубренный меч из тела обречённой жертвы. Даже не глянув на открывшийся вид, он вернулся под стол — как раз вовремя, поскольку мать Дивайн сотворила в воздухе огненный шар, и дарованное Лолс пламя обрушилось на него сверху.

Стол блокировал огонь, и Аратис Хьюн выскочил с другой стороны, быстро приближаясь к верховной матери и снова взмахнув кропилом.

Дивайн Симфрей узнала заклинание и испугалась. Она попятилась, подняла свою змееголовую плеть, но оружие тоже подвело её — магия отказалась явиться на её призыв и оживить трёх змей.

- Миледи, - сказал Аратис Хьюн, поднимая руки в менее угрожающую позицию. - Вам не обязательно здесь погибать.

Мать Дивайн уставилась на него исподлобья.

- Я Аратис Хьюн из Бреган Д'эрт.

- Значит, ты безродный бродяга, ведь дом Хьюн уничтожили много лет назад.

Она снова попыталась оживить плётку и заметила, что одна из змей начала шевелиться.

- Нет, и да, поскольку теперь я с Бреган Д'эрт.

- Не знаю такого дома.

- Это не дом, верховная мать, - объяснил Аратис Хьюн. - Мы — отряд наёмников, набирающий силу в Браэрине...

- Улицы Вони! - поморщилась она, использовав более распространённое название самой бедной части города. - Значит вы никто!

- Дом Бэнр знает о нас и поддерживает, - возразил Аратис Хьюн. - А дом Ксорларрин заплатил нам за присутствие здесь.

- На стороне дома Тр'Арах? - теперь на её плётке извивались все три змеи, заметила женщина.

- Нет. Нет.

Он замолчал и вздрогнул, когда юная жрица в дальнем конце комнаты начала кричать в агонии, булькая и разбрызгивая кровь — он знал об этом даже не глядя.

- Нет, и для вас всё не обязано закончиться плохо. Большинство из нас — мужчины, но есть и исключения. Джарлаксл, наш предводитель, позволил мне предложить вам влиятельную и важную должность. Ваш дом проиграл, верховная мать.

Она засмеялась.

- Ты ошибаешься. Знать Тр'Арахов лежит замертво на поле битвы. Дом по-прежнему под нашим контролем.

- Но без вашего чемпиона. И ваш контроль вовсе не так надёжен, как вы считаете — в башню проникли. У вас остался только один выход — пойти со мной, иначе я оставлю вас здесь и позволю орде Тр'Арахов забрать вас и делать с вами, что захотят.

Верховная мать Дивайн подняла свою трёхголовую плеть, грозное оружие — а тем более в её умелых руках. Она грозно взглянула на убийцу, но мужчина даже не дрогнул.

- Нам нужно идти, - вместо этого сказал он, и потом добавил в ответ на её сомневающийся взгляд: - Я мог бы прикончить вас сразу же, пока ваша плётка оставалась без чар. Вы сами знаете.

Мать Дивайн облизала губы и огляделась вокруг. Она надеялась, что вернётся одна из её жриц. Боялся этого и Аратис Хьюн. Но он сохранял спокойный облик, и это тревожило верховную мать.

- Волшебники Ксорларрин пробили ваши ворота, - сказал он. - Наверняка вам об этом известно, ведь дом Тр'Арах никогда не мог собрать достаточно волшебной силы для такого массивного залпа. Госпожа, мы должны немедленно уходить.

Мать Дивайн снова огляделась вокруг, зная, что никто не придёт, потом кивнула и опустила плётку. Оружие находилось чуть сбоку от неё, когда Аратис Хьюн быстрее змей Дивайн бросился вперёд, и его внезапный, умелый выпад вонзил меч в её живот.

Она отшатнулась, спотыкаясь, напрасно пытаясь поднять онемелую плеть против новой атаки, но убийца уже ушёл за пределы досягаемости.

- Как я и сказал, я мог бы напасть сразу же, - искренне сказал он. - К сожалению, моему клинку требуется несколько секунд, чтобы снова покрыться этим прекрасным ядом.

Мать Дивайн с ненавистью смотрела на него. Но она уже начала кашлять. Губы женщины покраснели от исторгнутой крови. Она осела на колени, затем выронила плеть и лицом вниз рухнула на пол.

Аратис Хьюн не собирался упускать такое сокровище. Он достал из-за пояса мешок и набросил его на плётку, потом выждал всего мгновение, пока змеи, разделённые со своей владелицей, не успокоятся.

Он хорошо, очень хорошо знал, что некоторые жрицы из младших домов дадут немалую цену за подобную вещь.

Он поднял свой мешок и прошептал:

- Джарлакслу об этом знать не обязательно.