Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )
@  Faer : (26 Октябрь 2018 - 09:07 ) @nikola26, выкладывай всё)
@  nikola26 : (25 Октябрь 2018 - 04:32 ) @Easter, ничего странного. Я предложил выложить вариант книги, где последние главы не редактированы, на сайт, но коллеги по цеху были против ) Поэтому имеем, что имеем.
@  Easter : (25 Октябрь 2018 - 08:28 ) nikola26, ну, просто странный подход - первая и третья книги есть, а второй нету...
@  nikola26 : (23 Октябрь 2018 - 05:18 ) @Easter, переведены. Только последние 6 глав не редактированы. Или их заново нужно переводить, не помню. Если очень надо, пиши в личку.
@  Easter : (23 Октябрь 2018 - 08:38 ) Народ, а Водные врата переведены? А то на сайте их почему-то нету...
@  Zelgedis : (08 Октябрь 2018 - 12:30 ) @PyPPen Каддерли надо вернуть.) Если у него будет ивл мировозрение после возвращения, то при его опыте и знаниях он покажет тэ где раки зимуют =)
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:33 ) Но у Дзирта и так полно потенциальных соперников - Квентиль, дом Меларн(что уже есть), Эррту, дочь Тосуна, сама Ллос, ну и, наконец, кто-то из его друзей, которых у него, после Героя, больше 30, если учитывать всех дворфов, дроу, девушек Вульфгара и т.д. и т.п.
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:30 ) @Zelgedis Оркус? Как же не из FR. Оттуда, никак иначе. Мб он где-то еще принцует, в этом вопросе я невежлив, но он точно есть в FR. Он и другой принц - Граст, прислуживают и завидуют Демогоргону.
@  Zelgedis : (03 Октябрь 2018 - 11:04 ) @PyPPen Король орков.)! Блин, я бы Дриззита с Оркусом принцем Нежити столкнул бы.) Но увы не из ФР персонаж.)
@  PyPPen : (03 Октябрь 2018 - 10:06 ) @Valter Да, как раз сегодня вспомнил. А до этого Хазид'хи был у дочери Тосуна, которую отправили на вершину горы к дракону за то, что она помогла Тиагу атаковать Дзирта, пока тот отвоёвывал Гаунтлгрим. Кстати, будет не удивительно, если она вернется, как очередной главный антагонист. Попытается вместе с драконом разрушить вновь отстроенную башню магов в Лускане, например...
@  Valter : (03 Октябрь 2018 - 07:27 ) PyPPen, вроде, он теперь у Джарлакса. Ему Громф отдал на услугу.
@  Redrick : (03 Октябрь 2018 - 05:51 ) Ну что вы как дети. Если Дриццт подерётся с Эльминстером - значит, на это дал разрешение человек, отвечающий за глобальное развитие сеттинга. И кто бы из авторов это действо не описал - в итоге они сначала подерутся, потом помирятся и пойдут вместе бить ЗлоЪ.
@  Alishanda : (03 Октябрь 2018 - 03:07 ) Если Дрицт подерется с Эльминстером, во вселенной ЗК случится коллапс и откроется черная дыра.
@  PyPPen : (02 Октябрь 2018 - 04:26 ) Кто сможет напомнить - у кого остался Хазид'хи после Героя?
@  PyPPen : (01 Октябрь 2018 - 12:16 ) @Zelgedis Ну все же посуди сам: Демогоргон - важная шишка. это не король орков, не лорд демонов, не красный маг, не генерал нетерильцев. князь(или принц, не помню иерархию) демонов, а это крупная шишка, как ни крути
@  Zelgedis : (30 Сентябрь 2018 - 11:29 ) @PyPPen Демогоргон - так себе масштабность... скучно как-то его приструнили... хотя пафоса отбавляй... кстати про новые книги вообще что слышно? ps не от ремесленника Сальваторе!
@  Faer : (29 Сентябрь 2018 - 01:32 ) Меларны в Мензо не переезжали. Это два благородных Дома объеденились и взяли себе название в честь Кающейся Леди. (Такое себе обоснование, как по мне - но не я придумывал)))
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 05:04 ) С другой стороны, там же, вроде как, о настоящем лишь половина книги, так что, вероятно, на 200 страниц йоклол норм соперник
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 04:49 ) Насколько я помню, дзирт, джарлакс и энтрери перебили жриц дома Меларн...Маларн...Маларни...? Это ещё тот, из которого, в своё время, были Халистра из ВПК и Карлайнд из Кающийся Леди, и который был в Чед-насаде, но, почему-то, переехал в Мензо? Мдемс.... Ну и "масштабность". Демогоргон -> Восьмой дом Мензо
@  Easter : (28 Сентябрь 2018 - 08:34 ) "- А если будут драться Дриззт и Эльминстер - кто победит?
- А это зависит от того, кто напишет об этом книгу!"
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:12 ) Новый враг йоклол с невыговариваемым именем и главная в доме, в который дзиртушка пришел и вынес половину жриц. Потому что хоть жрицы и могучи, но дрицт-то вне категорий и баланса.
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:10 ) Рэд, вот тебе шутка - а кто-то ведь серьезно нашел!
@  Zelgedis : (24 Сентябрь 2018 - 05:15 ) @PyPPen Придумать нового врага это легко... либо воскресить одного из старых или обратить друга во врага. Плавали-Знаем.
@  Redrick : (23 Сентябрь 2018 - 06:44 ) Культурная, моральная или философская ценность в книгах Сальваторе - это, наверное, лучшая шутка, слышанная мною за последнюю неделю.
@  PyPPen : (23 Сентябрь 2018 - 06:00 ) А еще я никогда не читал вот эти внутренние размышления дзирта, начиная еще со скитальца( а начал я знакомство с сагой с отступника), хотя мб в них и есть какая-то культурная, моральная или философская ценность :stinker: :stinker: :stinker:
@  PyPPen : (23 Сентябрь 2018 - 05:56 ) Сальваторе на ютубе сказал, что половина книги о заке и джарлаксе до рождения дзирта, а вторая половина о заке и дзирте в настоящем. просто я так думал - кто может ему мстить? там из врагов то осталась красавица Квентиль, которая с ВПК окончательно испортилась, да Эррту, и то хз, что с ним
@  BDSM God : (21 Сентябрь 2018 - 09:58 ) Дневники Дриззта это что-то. Их можно как пытку использовать, читая пытаемым.
@  Алекс : (21 Сентябрь 2018 - 04:09 ) Это очень сильно разочаровывает.
@  Zelgedis : (21 Сентябрь 2018 - 02:30 ) Ух! давно меня здесь не было, тупо на сайт не пускало. Всем привет, особенно кого сотню лет не слышал и не видел! Как дела?
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 06:02 ) В том то и беда, что нет. Там про Джарлаксла только часть. Которая типа происходит действительно в прошлом. Остальное - это очередное "Дроу Мензоберранзана охотятся и мстят Дрицту".
@  Алекс : (20 Сентябрь 2018 - 03:51 ) И что, это не похождения Джарлакса с Закнафейном еще до Дзирта? Я не понимаю тогда, зачем?!!!
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 11:40 ) Нет, увы. Там опять заход на 10 круг, разбавленый дневниками Дзирта и прочими прелести. И в условиях довольно внезапного графика работы у меня просто нет моральных сил заставлять себя переводить это сейчас. Правда сорри. С кем-то в паре мб и взялась бы, но в одну морду объем этого делает меня несчастной. Если кто-то возьмется - обнимите от меня Киммуриэля. Он еще в прошлой книге хотел уйти оттуда...
@  ksalefi : (17 Сентябрь 2018 - 06:46 ) @Khellendros, прекрасный человек, спасибо вам огромное!
@  Khellendros : (16 Сентябрь 2018 - 06:33 ) https://yadi.sk/d/Gy_sULIUr5nScA
@  nikola26 : (13 Сентябрь 2018 - 11:48 ) @Alishanda Оленька, ну что ты решилась?
@  ksalefi : (10 Сентябрь 2018 - 03:21 ) Оу. Ну, если бы я собиралась её покупать, то не спрашивала бы, где найти xd. Но всё равно спасибо за ответ.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:42 ) Взять книгу - поискать гуглом в гугле. Купить можно на амазоне, как обычно.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:38 ) Потому что автор сам говорил, что их больше не будет. По этому поводу даже пост в своем фейсбуке километровый сочинил. Потом, видимо, денег еще захотелось - а писать про то, как в очередной раз кто-то бегает за Дрицтом по 10 кругу так-то можно вечно. И привет еще одна книга.
@  BDSM God : (09 Сентябрь 2018 - 12:07 ) Ну первая книга о Заке и Джарлаксое, потом, возможно, будет и о Дриззте. Это всё равно один цикл, а кто-то мне на этом форуме говорила, что книг из цикла больше не будет)
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 08:09 ) Эм... И где можно достать?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 08:07 ) Вестимо
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 04:40 ) Простите, что вмешиваюсь, но-о... Что, Timeless уже в сети есть?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 01:44 ) Я тут пролистала первую главу Дзирта. И кто бы мог подумать, в чем состоит завязка сюжета и чем будут заниматься герои всю книгу...
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 09:05 ) ...там кто-то еще умудряется от подобного пылать от счастья. В кои-то веке зашла в группу по Дрицтам.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:41 ) Тут отпишусь еще, что Дрицт наверное будет, если там не совсем ппц трэшак, как в прошлой книге. А то это "А потом все они дружно запердели" я не забуду никогда.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Омг. Рэд. Ты доперевел оплот! Меня за него совесть месяц мучила.
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 11:19 ) Спасибо тебе, добрый человек за epub ) Оля, если не ты, то кто !)
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Вчера вышла книга Timeless Сальваторе. Никто, случаем, ещё не нарыл оригинал?
@  nikola26 : (01 Сентябрь 2018 - 10:48 ) @BDSM God, о Закнафейне и Джарлаксе.
@  BDSM God : (01 Сентябрь 2018 - 01:18 ) Осенью новая книга о Дриззте?
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:46 ) И спасибо за повышение!!!!
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:23 ) ой, а можете создать подфорум с переводом Песчаной Бури? А то я две главы закончил и пора бы залить)
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 05:04 ) Поправил ссылки на странице http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html и добавил отсутствующие, но сайт сильно лихорадит (
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 03:33 ) @Redrick, я только переводы там размещаю. Поковыряюсь и в этом.
@  Redrick : (20 Август 2018 - 03:24 ) Кто там у нас сейчас сайтом занимается? В этой статье http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html все ссылки нерабочие. И, подозреваю, не только в этой...
@  nikola26 : (09 Август 2018 - 11:17 ) Давно надо было это сделать. :i-m_so_happy:
@  RoK : (09 Август 2018 - 10:33 ) Благодарствую =)
@  Redrick : (09 Август 2018 - 07:39 ) RoK и PyPPen были повышены до заслуженных пользователей по предложению из народа.
@  Алекс : (25 Июль 2018 - 05:51 ) Буквально вчера прочитал в официальном переводе "Возвышение короля", также "Зверь, путающий следы".
@  Valter : (22 Июль 2018 - 12:56 ) PyPPen, в 4ке он был переведен как "Смещающийся зверь" студией Фантом. В а трилогии Муншае его назвали "Зверь, путающий следы", если я не ошибаюсь.
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:36 ) Во,спасибо огромное. А то и в гугле не вбить, ибо не помню оригинального названия
@  RoK : (21 Июль 2018 - 09:29 ) Displacer Beast - ускользающий зверь ?
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:23 ) Сейчас тут будет очень важный, но, возможно, банальный вопрос. Все тут помнят про пантер с щупальцами? Как они называются? Не нашел в словарях...
@  Lord_Draconis : (19 Июль 2018 - 10:32 ) Здравствуйте. Я создал тему http://shadowdale.ru...of-dragonspear/ Надеюсь найдутся желающие. Заранее спасибо за ответ.
@  Redrick : (19 Июль 2018 - 02:48 ) Да.
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:14 ) И у нас новый участник Lord_Draconis. Redrick, это ты зарегил?
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:13 ) @Redrick, если её открыть, у нас опять будет куча ботов (
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:36 ) Плохо.
@  nikola26 : (18 Июль 2018 - 08:35 ) Вроде, закрыта.
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:31 ) Ребят, у нас, выходит, регистрация до сих пор закрыта?

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 23:09
*****

#96649 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick Вчера, 15:01

+2к




#96644 Глава 1: Паутина верховной матери

Написано Redrick 12 Декабрь 2018 - 15:06

Глава 1

Паутина верховной матери

 

Год Дракоярости

1018 по Летосчислению Долин

 

- Сто лет, - сказал Риззен верховной матери Мэлис До'Урден. Они находились в небольшом помещении, служившем тронной залой младшему дому Даэрмон Н'а'шезбернон, более известному, как дом До'Урден. Несмотря на размеры комнаты — соответствующие помещения в большинстве домов Мензоберранзана были намного просторнее — Мэлис, как обычно, проделала изумительную работу, обставляя это место, и превратила его в настоящую оду Паучьей Королеве Лолс. Стоящий на возвышении трон верховной матери был обит чёрным шёлком, расшитым красными пауками. Позади висели большие гобелены из тяжёлого чёрного полотна, которые постоянно трепетали на волшебном ветру, от которого они переливались и казались живыми.

Гобелены, конечно же, были опутаны паутиной, настоящей паутиной с настоящими пауками, намного крупнее сжатого кулака дроу, ядовитыми и с помощью различных заклинаний обученными не трогать мать Мэлис.

По бокам трона стояли две нефритовые статуэтки — гордость дома До'Урден. Многие дома дроу держали оживлённых магией нефритовых пауков, но Мэлис зашла дальше, рискуя разгневать Паучью Королеву. Нефритовые статуи младшего дома Мензоберранзана, приводимые в движение магией, изображали драуков — наполовину пауков, наполовину дроу. Различия с обычными големами Мензоберранзана были всего лишь косметическими, но готовность матери Мэлис совершить подобное говорила о большой отваге — и благосклонности, которую по-прежнему оказывала ей Лолс.

Небольшое личико Мэлис напряглось, когда она взглянула на своего консорта Риззена, хотя было неясно, стало ли причиной её неприязни сделанное мужчиной очевидное заявление или он сам.

- Немногие матери прослужили целый век, - добавил не отличавшийся проницательностью Риззен. - Это великий день. Великий день для тебя и великий день для дома До'Урден.

- Дома До'Урден, - насмешливо фыркнув, повторила Мэлис. Ровно сто лет назад она приняла власть, в день, когда родилось её первое дитя — Бриза, в день, когда погибла её мать и верховная мать дома, Варта До'Урден. В тот далёкий день Мэлис До'Урден воображала себе великие деяния. Она знала, что пользуется милостью Лолс, ведь родила девочку, и отравляющее заклинание, прочитанное ею во время родов, сработало превосходно. Она так и не услышала ни единого подозрительного шепотка по поводу смерти верховной матери Варты До'Урден.

Именно так она заполучила полную власть над домом, и хотя это был младший дом, он обладал большим потенциалом, и — особенно важно — прочным, пригодным к обороне дворцом в районе Западной Стены. По сути, дом До'Урден был сооружён прямо внутри неприступной западной стены огромной пещеры, что существенно уменьшило число ключевых оборонительных позиций. И у Мэлис была дочь, ставшая теперь главной жрицей и отличавшаяся выдающимися размерами и силой.

Но в Мензоберранзане было не так-то просто возвыситься из забвения, а верховная мать Мэлис никогда не отличалась особенным терпением. Да, дом До'Урден поднялся на множество ступеней в иерархии города, но причиной тому были в основном войны между вышестоящими домами, опустошавшие их ряды, или другие дома, распущенные по причине нехватки знатных членов или поглощённые более влиятельными семьями. На самом деле Мэлис понимала, что лучшим оружием дома До'Урден во время восхождения было ни что иное, как его неприметность.

Они были недостаточно влиятельны, чтобы привлечь внимание любых вышестоящих домов.

Но теперь, когда До'Урден приблизился к первой дюжине, всё наверняка изменится. Незаметность не могла служить им вечно. У них осталось опасно мало знатных членов, поскольку за последние тридцать лет Мэлис потеряла двух сестёр и брата. Они не могли похвастаться выдающимся придворным магом, а их оружейник, старший брат Мэлис по имени Древесир, за последние полвека не провёл ни единого достойного боя.

Ряды знатных До'Урденов не пополнялись, и теперь их семья поднялась достаточно высоко, чтобы другие дома начали её замечать — как тогда, когда Мэлис была наименее готова к их вниманию.

- Когда я думаю о том, чего мы добились... - тяжело вздохнув, патетически заявил Риззен. - И всё это благодаря паутине верховной матери Мэлис. Твой тайный союз с двумя старшими домами, связь, созданная исключительно благодаря твоей харизматичной...

- Заткнись, - приказала ему Мэлис — и не только потому, что устала от его мерзкого голоса. Всё, что говорил Риззен, было правдой. Мэлис действительно поддерживала отношения с двумя самыми влиятельными матерями во всём Мензоберранзане. Но эти две матери ненавидели друг друга, так что подобные сети лучше было держать во мраке.

Дверь в зал открылась и вошёл другой ребёнок Мэлис, Нальфейн. Он был красивым дроу, небольшим, подобно самой Мэлис, и всего на несколько лет младше Бризы. Но в отличие от сестры, Нальфейн во всех отношениях был настоящей посредственностью. Нальфейн должен был потребовать публичного поединка, чтобы занять место оружейника дома До'Урден, пускай даже не сумел отличиться в Мили-Магтир, академии дроу для воинов. Но он не смог заставить себя сделать это, скорее всего, испугавшись, что не сможет победить, а Мэлис не хотела просто так вручать ему важную должность, опасаясь, что любая известность заставит сына защищаться от дюжин соперников, желающих бросить ему вызов.

Нальфейн сумел бы одолеть немногих.

Едва сдержав недовольную гримасу, она снова вернулась взглядом к Риззену. Нальфейн был его ребёнком — Риззен заявлял, что Бриза тоже его дочь, но лишь потому, что ему так приказали. Он знал правду о её зачатии, в котором не принимал участия. Он действительно дал Мэлис её посредственного сына, но и только. Ещё одна в и без того длинном списке его разочаровывающих черт. Глядя на Риззена сейчас, она не впервые задумалась, что его давно следует принести в жертву Паучьей Королеве.

Но Мэлис лишь вздохнула, повернувшись назад к Нальфейну. Риззен был достаточно преданным, никогда не сомневался в ней и всегда восхвалял любое её решение. Он был, пожалуй, удовлетворительным любовником, да она и не ограничивала свои любовные забавы единственным мужчиной. И хотя верховная мать Мэлис не желала этого признавать — пользуясь любыми оправданиями и пытаясь возложить всю вину на Риззена — учитывая число её любовников, причиной отсутствия других детей за последние девяносто пять лет была скорее сама Мэлис, чем её консорт.

- Она покинула здание, - сообщил своей верховной матери Нальфейн.

- Она одна?

- На диске Ксорларринов. Ей не станут мешать.

- Ты передал ей ответ?

Нальфейн кивнул.

- Она интересовалась вопросом.

- Вопрос её не касается, - ответила Мэлис. - Ответ — всё, что ей нужно знать.

Мэлис почувствовала на себе любопытные взгляды двух мужчин, но они её не заботили. Дом До'Урден бездействовал слишком долго. Пока дома повыше уничтожали друг друга, семья До'Урден играла в прятки, но эти дни подошли к концу. Верховной матери Мэлис пора было сделать заявление и укрепить свой дом, чтобы сделать его достойным текущего положения. Чтобы заставить амбициозные дома, идущие за До'Урденами, понять, что они не могут сражаться с Мэлис, а вышестоящие дома — что нападение на До'Урденов будет стоить им слишком дорого и не окупит подобных затрат.

Лолс дала ей шанс. Мэлис не упустит такую возможность.

 

Старшая жрица Бриза До'Урден беспокойно ёрзала на парящем диске, пока тот скользил по запутанным улочками Мензоберранзана. Каждый сталагмитовый вырост в огромной пещере был обтёсан и выдолблен, чтобы служить жилой башней дому дроу. Естественные образования были усеяны вьющимися лестницами и балконами, подсвеченными мерцающими, безвредными волшебными огнями различных оттенков в промежутке от фиолетового до красного.

Бриза нервничала не из-за близости могущественных домов — она находилась на волшебном диске, отмеченным знаком дома Ксорларрин, а значит — и одобрением матери Зирит, воглавлявшей Ксорларрин, четвёртый дом в городе, состоящий в тесном союзе с домом Бэнр, неоспоримыми правителями Мензоберранзана. Другие дома Мензоберранзана наверняка не станут беспокоить Бризу, пока та находится на таком диске, но в городе полно было непредсказуемых изгоев, а её путь к высокому участку пещеры, где располагались великие дома, пролегал рядом с Браэрином — Улицами Вони — где собирались в банды отчаявшиеся ловцы случая, которым уже нечего было терять.

Но Бриза напомнила себе, что она — старшая жрица Лолс, немалое звание и достижение, и вместо напрасного беспокойства призвала к силам богини, воздвигнув вокруг себя магическую защиту.

Защита не понадобилась. Скользнув вверх по склону Ку'элларз'орла, высокого участка пещеры, Бриза перестала опасаться нападения, но напряглась, зная, что её будут оценивать чужие взгляды. Перед ней простирались главные дома города, включая большую часть восьмерых, верховные матери которых заседали в Правящем Совете. Не было никаких сомнений, что они заметят её появление, и свидание между представителями дома До'Урден и дома Ксорларрин не останется тайной — если вообще когда-либо было таковой.

Поэтому Бриза удивилась, узнав, что мать Зирит Ксорларрин вообще отправила свой диск, чтобы доставить жрицу на место встречи. Мать Зирит выставляла напоказ их связь, не потому что дом До'Урден обладал хоть каким-то значением для правящих домов, но из-за снова начавших циркулировать слухов, что дом До'Урден ведёт какие-то очень тёмные дела с заклятым врагом дома Ксорларрин, нижестоящим, но обладающим заметной репутацией домом Баррисон Дель'Армго. Мать Зирит наверняка желала, чтобы мать Соулез Армго увидела, как Бриза поднимается на Ку'элларз'орл.

А значит, Бриза была пешкой в великой игре домов.

Эта мысль тяжёлым грузом легла на плечи жрице, когда она миновала внушительный дворец Баррисон Дель'Армго — слишком большой и укреплённый для дома их ранга. Семья Дель'Армго стояла на иерархической лестнице слишком низко, даже ниже дома До'Урден, но Бриза прекрасно понимала, что если До'Урден начнёт войну с Дель'Армго, для её семьи она закончится быстрым и катастрофическим поражением.

За кружевом ограды Дель'Армго, выполненной в виде запутанных паучьих сетей, в безупречном порядке и тесном построении маршировали солдаты дома. Они всегда маршировали, всегда тренировались, всегда готовились, и ни один дом — даже любые два дома вместе — не смогли бы выставить превосходящие войска из мужчин-дроу. Как будто этого было мало, солдатов Баррисон Дель'Армго возглавлял молодой оружейник по имени Утегенталь, быстро ставший легендой в городе тёмных эльфов.

Вслед за скользящей мимо Бризой повернулось множество взглядов.

Она смотрела прямо перед собой, притворяясь, что не замечает или не придаёт им значения, и очень скоро действительно перестала беспокоиться, поскольку диск поднялся по ведущему в благородный район склону, и свернув за угол, открыл ей вид на четвёртый дом города.

Из всех семей дроу ни одна не могла превзойти Ксорларрин во владении волшебством. Верховная мать Зирит позволяла мужчинам своего дома сохранять значительную свободу и занимать высокое положение, что было необычно для народа дроу, и почти все из них, даже те, чьи претензии на благородное происхождение были в лучшем случае сомнительными, посещали Сорцере, академию волшебных искусств. И мать Зирит заставляла этих волшебников заниматься украшением изгибающихся стен своих владений, раскрашенных постоянно пульсирующей в гипнотическом танце сквозь спектр нормального видимого света волной ярко-огненных цветов.

На вершинах стен торчали крепостные зубцы, грациозно вьющиеся лестницы змеились вокруг сталагмитов и сталактитов, зачастую преодолевая большие участки пустоты, чтобы связать многочисленные сооружения.

В самом центре возвышалась единственная огромная башня, каким-то образом казавшаяся выше свода исполинской пещеры. Похожий волшебный трюк преувеличивал длину стен — казалось, что те тянутся на сотни и сотни ярдов. Весь этот масштаб как будто не соответствовал положению дома... и в этом заключался весь замысел.

Бриза изо всех сил пыталась взять себя в руки. Диск подлетел прямо к большим главным воротам дома Ксорларрин, широко распахнувшимся, чтобы впустить её. Она вздрогнула от удивления, проплывая сквозь них, когда заметила, что каждая створка крепится не к кованному металлическому столбу, а к небольшому железному голему.

Здесь Бриза остановилась, разглядывая открывающийся вид и смакуя иронию жестокого соперничества между матерью Зирит и матерью Соулез, поскольку среди всех домов Мензоберранзана именно эти двое больше всего полагались на мужчин — Зирит на волшебников, Соулез на воинов.

Испустив раздражённый вздох, Бриза приказала диску подняться по просторной лестнице, ведущей к узорным парадным дверям главной башни. На вершине лестницы задний конец диска задрался, бесцеремонно сбросив свою пассажирку у входа. Бриза совершила серьёзную ошибку, ухватившись за диск, чтобы выпрямиться поскольку диск моментально исчез, и несчастная жрица едва не упала.

Она собралась с духом и силами, зная, что на неё смотрит множество взглядов — и что в этом конкретном доме многими из тех, кто посмеют над нею смеяться, скорее всего будут мужчины.

Разгневанная этой мыслью, Бриза быстро вернула себе самообладание и прежнее выражение лица. Она направилась к дверям, открывшимся до того, как она успела подойти. Там стоял мужчина в пышной фиолетовой мантии, усеянной орнаментом из пауков и звёзд. Необычные волосы, длинные, опускавшиеся ниже плеч спереди, но подстриженные до основания черепа сзади, выдавали в нём Хоррудиссомота, придворного мага Ксорларринов и магистра Сорцере, который почти превзошёл самого Громфа Бэнра в состязании за титул городского архимага.

- Добро пожаловать, жрица До'Урден, - поприветствовал он, низко поклонившись. - Проходите. Вас, разумеется, ожидают.

- Разумеется, - отозвалась она тоном, который должен был напомнить волшебнику, что несмотря на все свои достижения, он оставался всего лишь мужчиной, а она была старшей жрицей Лолс. Хоррудиссомот был по крайней мере на двести лет её старше, но в Мензоберранзане ему действительно следовало кланяться Бризе.

Крупная жрица До'Урден расправила свои широкие плечи и выпятила подбородок, шагая рядом с Хоррудиссомотом в пышный тронный зал дома Ксорларрин.

- Моя великая мать, - сказал он, когда они наконец подошли к трону, представляющему собой ещё один парящий диск, только с украшенными резьбой подлокотниками и высокой спинкой, покрытой магическими рунами, которые сами собой прокручивались, складываясь в молитвы госпоже Лолс. Когда Бриза сосредоточилась на рунах, ей показалось, что она слышит читающий молитвы вслух шёпот.

- Великая мать Корларрин, - сказала Бриза и неглубоко поклонилась.

- Мне напомнили, что сегодня твой день рождения, жрица Бриза, - ответила мать Зирит. - И действительно, я помню тот день сто лет назад, когда твоя бабушка заболела и умерла столь внезапно.

В словах верховной матери скрывается нечто большее, чем просто зловещее подозрение, поняла Бриза, и это застало её врасплох — какое отношение события столетней давности могли иметь к делу, которое они должны были скрепить сегодня?

Без дальнейших объяснений Зирит продолжила:

- Ты принесла поправки к двеомеру нефритового паука? Я ожидала, что твоя мать сама доставит их, - кисло добавила Зирит.

- Я... принесла, - выпалила Бриза, пропустив пренебрежение в голосе Зирит мимо ушей. - И мазь, которую вы просили. Нет лучшего алхимика, чем...

- Не говори об умениях твоей матери в этом месте, - перебила её Зирит. - У дома Ксорларрин тоже хватает самых лучших инструментов и алхимиков во всём городе. Просто большинство мазей и снадобий для нас чересчур просты. Лучше их выменивать, особенно когда торговля такая односторонняя, что другой дом остаётся у нас в долгу.

Гордая и злая Бриза изо всех сил постаралась сдержать резкую отповедь.

Верховная мать Зирит махнула одной из стоящих рядом с ней жриц — её дочери, старшей жрице Кирии, насколько помнила Бриза — и женщина поспешила выйти вперёд, чтобы взять футляр со свитком и горшок с мазью.

- Скоро ли выступит дом Тр'Арах? - спросила Бриза.

- Не знаю, о чём ты.

Бриза устремила пристальный взгляд на верховную мать, ответившую ей таким же взглядом. Дома дроу иногда воевали друг с другом, и другие дома иногда знали о грядущей битве. Но никогда не говорили о таком, напомнил ей холодный взгляд Зирит.

- Когда дому До'Урден возместят наши затраты? - спросила вместо этого Бриза.

- Когда мы добудем плату, - ответила Зирит. - Тебе не следует сомневаться в доме Ксорларрин.

- Я не сомневаюсь.

- Хорошо, тогда заверши оплату.

Бриза недоумённо посмотрела на неё, поскольку Кирия взяла два предмета.

- Каков мой ответ? - пояснила мать Зирит.

Бриза вспомнила странный разговор с братом, произошедший сразу перед тем, как она забралась на диск Ксорларринов. Он передал ей слово, единственное слово, для матери Зирит, хотя Бриза понятия не имела, что всё это означает.

- Дитя? - поторопила Зирит, когда Бриза задержалась с ответом.

- Да, - сказала Бриза. - Ответ — да.

Зирит Ксорларрин захохотала и зафыркала.

- Это было так очевидно! - воскликнула она. - Твоя мать, дорогое дитя, такая искусительница.

Искусительница.

Этот ярлык поразил Бризу — преимущественно потому, что жрица понимала его правдивость. Мать Мэлис была искусительницей для любого, кого можно было искусить. Её сексуальные аппетиты и похождения стали одной из постоянных тем для разговоров по всему Мензоберранзану. Бриза до сих пор так и не смогла понять, использует ли Мэлис секс, чтобы заручиться связями и преимуществами, или она просто ненасытна. Знать, простолюдины, мужчины, женщины, многие другие — даже драуки, как утверждала одна из сплетен — ей было неважно. Многие из разговоров сопровождались смешками, а нередко — презрением и мнением, что Мэлис ведёт себя недостойно своего высокого положения.

Бриза часто думала, что это справедливо, но ещё более справедливым казалось ей то, что мать постоянно добивается возвышения дома До'Урден. В Городе Пауков, в религии Лолс, остальное не имело особого значения — тем более такая мелочь, как плотские утехи.

- Да, - сказала мать Зирит, обдумав это и снова посмеявшись, прежде чем вернуться к Бризе. - Ты даже не знаешь, что значит твой ответ, не так ли?

Бриза долгое время просто смотрела обратно на неё, прежде чем покачать головой.

- Что он значит для тебя, я хочу сказать? - пояснила Зирит.

- Если вы скажете мне вопрос, - отозвалась Бриза, но даже не успела договорить, как Зирит снова безумно захохотала.

- Иди, дитя, иди, - сказала Зирит, взмахом отсылая Бризу. - Скажи матери Мэлис, что дом Ксорларрин доставит награду, когда получит её.

Бриза не отрывала глаз от правительницы Ксорларрин, пятясь прочь от трона. У выхода из комнаты к ней подошли двое молодых волшебников и проводили наружу, сообщив по пути, что возвращаться домой ей придётся без диска.

Когда ворота дома Ксорларрин закрылись за ней, Бриза подумала, что возможно ей всё-таки не стоило приходить сюда в одиночку.

 

- Конечно, ответ был «Да», - оставшись в тронном зале, сказала Кирии и Хоррудиссомоту мать Зирит. - Сходство неоспоримо, как и размеры! Я удивлена, что это огромное создание не разорвало крохотную Мэлис при родах!

Хорудиссомот, который был также отцом Кирии, от всей души рассмеялся.

- Ты когда-нибудь спал с ней? - спросила мать Зирит, заставив его резко замолчать. Волшебник несколько раз прочистил горло, прежде чем пробормотать «Н-нет, конечно нет».

- А мне казалось, тебе должно быть любопытно, - произнесла с разочарованным видом Зирит. - Мне-то уж точно. Эта Мэлис заслужила себе определённую известность.

- Ну... - осмелился произнести Хоррудиссомот.

- Ты всё-таки с ней спал! - обвинила его мать Зирит, но засмеялась, не показывая признаков гнева или ревности.

- Да о чём речь? - раздражённо вмешалась старшая жрица Кирия. Когда оба изумлённо повернулись к ней, она смущённо поинтересовалась: - О чём вы говорите?

- Ответ был «да», - объяснила Зирит.

- Ответ на что?

- Консорт Риззен До'Урден называет себя отцом жрицы Бризы, но любой знакомый с этими двумя, а также с крохотной Мэлис, усомнится в подобных заявлениях.

- И что должен означать ответ?

- Что отец Бризы — свирепый воин Утегенталь из дома Баррисон Дель'Армго, - ответил Хоррудиссомот, когда мать Зирит кивком позволила ему продолжить.

У Кирии отвисла челюсть. Пускай из младшего дома, Утегенталь Армго считался многими самым грозным оружейником всего города. Настоящий гигант по меркам дроу, он сражался ужасным трезубцем, и десятки жертв повисли на его смертоносных зубцах, как трофей, демонстрируемые Утегенталем.

- И это была не случайность, - сказала мать Зирит неожиданно серьёзным голосом. - Это было частью сделки.

- Обмена тёмной магией, - сказал волшебник. - Магии родов, которой не должно существовать.

Кирия тупо уставилась на него.

- Использование силы создания, акта рождения, как средства для разрушения, - объяснил Хоррудиссомот. - Это старая техника, обладающая огромным потенциалом, но её избегают, и Верховный Совет не одобряет подобную магию.

- Но будет ли такая сила происходить от Лолс? - продолжала расспрашивать сбитая с толку женщина.

- Не должна, - вот и всё, что ответил Хоррудиссомот, и голос его был холодным.

- Верховная мать Варта До'Урден с тобой бы согласилась, - сказала мать Зирит. - Но если наши подозрения справедливы, следует соблюдать особенную бдительность всякий раз, когда мать Соулез Армго или любая из её проклятых дочерей отрастят себе пузо. В особенности это мерзкое создание Мез'Баррис.

- Думаешь, они владеют секретом родильной магии? - спросил Хоррудиссомот.

- Они дали Мэлис что-то в обмен на позволение Утегенталю внедриться в дом До'Урден в качестве отца. Смерть матери Варты была слишком своевременной для простого совпадения.

- Слишком своевременной? - повторила Кирия, пытаясь проследить за ходом мыслей матери. - Вы хотите сказать, что Мэлис позволила Утегенталю оплодотворить себя в обмен на некую тёмную магию, которая позволила ей избавиться от матери?

- Похоже на то.

- Никогда не слышала про родильную магию, - сказала Кирия.

- Взять силу создания и изменить её на разрушение, - объяснил Хоррудиссомот. - Злой и демонический поступок.

- Как и сама Лолс, - напомнила им Кирия, и маг лишь пожал плечами.

- Возможно, родильная магия происходит от Лолс, возможно, что нет, - сказала мать Зирит. - Но это секрет, известный лишь немногим, и судя по всему, он обладает большой силой. Мать Варта До'Урден была сильной жрицей. Она захирела и скончалась всего за несколько часов. И дом Баррисон Дель'Армго наверняка боится восхождения дома До'Урден. Теперь они могут давить на мать Мэлис и скорее всего поглотят её дом, если это будет выгодно.

- Поглотят? - скептически поинтересовалась Кирия. - Дом До'Урден стоит выше! Зачем мы вообще обсуждаем эту семью Баррисон Дель'Армго? Больше половины домов Мензоберранзана занимают позицию выше них!

И Хоррудиссомот, и мать Зирит засмеялись в ответ на это замечание.

- Со временем ты поймёшь, дитя, если не найдёшь безвременную кончину, - пообещала мать Зирит. - Верховная мать Соулез или её дочь в ближайшее время займут место в Правящем Совете. Ах, если бы верховная мать Бэнр поняла это и избавилась от назойливых Армго сейчас, прежде чем они станут слишком сильны для искоренения!

- Матрона Соулез находится у Лолс в великой милости, - напомнил Хоррудиссомот.

- В таком случае, Паучья Королева может снисходительно относится к этой родильной магии, - предположила Кирия, и на лице её матери возникло красноречивое выражение. Задумавшись над этим, молодая жрица начала видеть то, что видела мать: большинство верховных матерей считали родильную магию запретной, поскольку не смогли научиться ей сами. Или, скорее всего, поскольку магия эта была столь сильна, что она угрожала верховным матерям, и Варте До'Урден пришлось узнать об этом на собственном горьком опыте.

- А теперь мать Мэлис обратилась к нам за помощью в попытке получить её желанное сокровище? - спросил Хоррудиссомот, качая головой с выражением отвращения на лице, очевидно желая сменить тему.

- Поскольку мать Соулез Армго пока что не может направлять силу, чтобы помочь Мэлис. Что ещё хуже, Соулез Армго скорее всего оставила бы сокровище себе. Или скормила его Утегенталю, чтобы этот громила оставался доволен.

Хоррудиссомот пожал плечами, как будто до конца не убеждённый.

- Я слышал, что он может победить Утегенталя. Они с Дантрагом Бэнром пристально следили за прогрессом юного воина издалека. По всем свидетельствам, он — нечто выдающееся.

- Это проблемы матери Мэлис, а не мои.

- Но разве помогая матери Мэлис, мы не помогаем матери Соулез? - спросила по-прежнему недоумевающая Кирия.

- Хороший вопрос, - ответила Зирит дочери. - Но я думаю, что нет. Приобретение Мэлис разозлит Утегенталя, который терпеть не может, когда с ним кого-то сравнивают. Что за глупый полуогр! Но любимого сына матери Бэнр это заинтересует. Взгляд дома Бэнр вскоре упадёт на дом До'Урден, а значит Бэнры узнают о любых действиях, которые мать Соулез захочет предпринять против Мэлис. Дом Баррисон Дель'Армго не станет так рисковать.

- Нам не следует недооценивать мать Мэлис, - заметил Хоррудиссомот. - Она знает о своей уязвимости, о том, что её дом слаб, и о том, что они случайно поднялись туда, где уже слышны отзвуки Правящего Совета. Одним движением она отвадит младшие дома, которые хотят свергнуть её — цена будет слишком высока, если этот мужчина соответствует своей репутации — и разрушит любые планы Баррисон Дель'Армго поглотить её дом.

- И заключит сделку с самым ненавистным соперником матери Соулез, - добавила Кирия. Мать Зирит одобрительно кивнула в ответ на проницательность дочери.

У многих матерей были враги и соперницы, но ненависть, которую испытывали друг к другу Зирит и Соулез, не знала себе равных. Немногие могли об этом догадаться, поскольку из-за различия в положении два дома казались на первый взгляд несравнимы. Но Зирит знала правду, и понимала, что Соулез набирает силу точно так же, как и она — используя мужчин-дроу. Да, дом Баррисон Дель'Армго поднимется быстро, и пока остальные будут потрясённо на них глазеть, Зирит не удивится, если раннее предсказание Кирии воплотится в жизнь, и мать Соулез, или, что более вероятно, её дочь, воссядет в Правящем Совете.

Зирит даже казалось, что Мез'Баррис Армго однажды может стать верховной матерью всего Мензоберранзана, заменив великую Бэнр.

Но предупреждение Хоррудиссомота тоже несло в себе зерно истины, поскольку теперь мать Мэлис До'Урден, тоже происходившая из незначительного дома, сумела заключить впечатляющие сделки и с Ксорларрином, и с Баррисон Дель'Армго.

И сделки эти включают в себя ещё одну загадочную силу, зреющую под покровительством дома Бэнр, с которой вскоре ни один дом Мензоберранзана не пожелает враждовать.

- Принеси Джарлакслу золото и приведи ему воинов, о которых мы договорились, - приказала Зирит Хоррудиссомоту.

Волшебник скривил нос — он недолюбливал вожака этой тайной силы.

- Почему я? Он же невыносим.

- Именно поэтому. Я не хочу иметь с ним дело сама, - объяснила мать Зирит, хотя это была ложь, поскольку она уже вела дела с пройдохой по имени Джарлаксл.

Но её мужу не следовало об этом знать.




#96643 Часть 1. Отзвуки прошлого

Написано Redrick 11 Декабрь 2018 - 18:06

Часть 1

Отзвуки прошлого

 

В Подземье нельзя увидеть паутину. Ты чувствуешь её, слишком поздно, она щекочет и чешется, и может быть, перед смертью ты закричишь от страха или отвращения.

Но ты не увидишь паутину.

Как и пауков, или других созданий, устроивших ловушки для заблудших глупцов, которые отправились туда, где им не место.

Но других мало. Немногие чувствуют себя как дома в Подземье, и здешние жители считают мрак союзником в их собственном коварстве.

Здесь дварфы-дергары вгрызаются в камень, с силой ненависти размахивая кирками. Они постоянно рычат и ругаются, и каждая искра от ударившего о камень металла высвечивает серые лица, застывшие в постоянном угрожающем оскале.

Здесь жуткие пещерные удильщики протягивают свои длинные щупальца, готовые схватить неосторожно посетителя и затащить его, беспомощно и жалко трепыхающегося, вверх по утёсу в нетерпеливую пасть.

Здесь великаны-амберхалки роют норы, в камне или в чужой плоти — неважно.

Здесь огромные грибы собираются вместе и лелеют жуткие замыслы.

Здесь трепещут и скользят живые, разумные тени, холодные пальцы которых готовы задушить любого, владеющего теплом жизни.

Здесь ползуны притворяются землёй. Здесь пронзатели висят среди сталактитов. Любой, кого обнаружат эти чудовища, решит, что само Подземье ожило, чтобы поглотить его.

И во многих отношениях — не ошибётся.

А потом он, как и столь многие прежде, погибнет, будет сожран тенью.

Ведь это — Подземье, где тени теснятся слишком близко, чтобы звать их тенями, где свет освещает носителя, а не дорогу перед ним, где с любыми охотничьими угодьями граничат другие охотничьи угодья, где настоящее везение — выбрать собственную смерть, пронзить собственное сердце собственным мечом, прежде чем щупальца зверя-обманщика стянут тебя с края или прежде чем паук прекратит невыносимо медленно высасывать соки из заключённого в плотный кокон тела.

Здесь часто бродят полные неутолимого гнева демоны, мастера убийства.

Здесь вечно спят бесшумные, не обладающие запахом и невидимые газы далёких волнений, готовые превратить высеченную кремнем искру в огненный шар, которому позавидовал бы архимаг Мензоберранзана.

Здесь зловещее биение далёкой капающей воды, единственный плящущий от камня к камню звук, усиляется абсолютной тишиной.

Здесь грохочут кости неупокоенных мертвецов, приведённые в движение тёмной магией тёмного места, готовы рвать и кусать в своём посмертии.
Да, это Подземье, и здесь находится Мензоберранзан, Город Пауков, город тех, кто поклоняется демонической богине, именующей себя Паучьей Королевой.

Только глупец придёт сюда без приглашения.

Только глупец придёт сюда по приглашению.

Ведь здесь живут дроу, тёмные эльфы, властелины божественной и волшебной магии, мастера оружия, наделённого жестокими чарами Фаэрцресс, магической границы, что даёт жизнь Подземью и соединяет его с землями демонов и дьяволов.

Да, здесь живут дроу, и они прекратят убивать друг друга лишь ради того, чтобы убить тебя.

- Что взять мне, отец? - в известной всему Фаэруну басне спрашивает юноша, готовый отправиться на поиск приключений в Подземье.

- Две монеты.

- Золото Глубоководья? Серебро Кормира?

- Неважно, - отвечает отец.

- Сколько еды собрать мне в путь?

- Неважно. Две монеты.

- Но уж вода-то мне понадобится, отец. Сколько воды мне взять с собой?

- Неважно. Две монеты.

- Я куплю необходимое всего за две монеты? Тогда какое оружие мне следует избрать? Меч? А может, лук?

- Две монеты. Лишь две монеты.

- Чтобы купить всё, что мне нужно? - недоумённо спрашивает сын.

- Нет, - отвечает отец. - Чтобы прикрыть монетами глаза, когда погибнешь. Ты можешь взять с собой что угодно, но от смерти нет спасения.

Это Подземье, земля убийц.

Земля дроу.

 

— Дриззт До'Урден




#96640 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick 10 Декабрь 2018 - 14:57

+250




#96639 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick 09 Декабрь 2018 - 15:15

Ещё +4000




#96637 Пролог

Написано Redrick 08 Декабрь 2018 - 17:56

Пролог

 

Год Возрождения Дварфийского Рода

1488 по Летосчислению Долин

 

- Миледи Зиндия, - сказала демонесса, выскользнув из пентаграммы призыва восьмого дома Меларн и оставляя за собой след пузырящейся слизи. Прислужница Эскавидне была сейчас в своём естественном обличье — жуткая груда слизи, похожая на сгоревшую наполовину свечу, с торчащими наружу щупальцами, шевелящимися, как голые ветки, пляшущие на ветру. Каждое слово, произнесённое гротескным созданием, сопровождалось грязными булькающими звуками.

И без того измученная недавними событиями, верховная мать Зиндия Меларн не смогла скрыть своего удивления и трепета, когда в призывающем круге возникла вторая прислужница, на этот раз — в виде прекрасной женщины-дроу, скудно одетой и злобно усмехающейся. Зиндия знала, что они всегда злобно усмехались. Отчасти по этой причине ей так нравились демоны-йоклол.

- Йикардария? - спросила Зиндия. - Почему ты здесь?

- По твоему призыву, - ответил демон в обличье дроу.

- Я вызывала Эскавидне, - настаивала мать Зиндия. - Почему ты...

- Ты наверняка слышала про... злоключения Йикардарии, - ответила Эскавидне за свою сестру-йоклол. Эти двое были прислужницами Лолс, Демонической Королевы Пауков, богини дроу.

Зиндия осторожно кивнула — она слышала о том, что Йикардарию победили на поверхности.

Но если это правда, каким образом служанка-йоклол оказалась здесь? И Зиндия не могла не задуматься, почему на призыв одной демонессы ответили сразу двое. Верховная мать Зиндия и её дом должны были опасаться... всего, особенно в свете их недавних неудач. Они утратили своё прежнее положение, и Зиндия стала целью насмешек, из-за чего всё тело гордой женщины просто кипело, вызывая припадки яростной дрожи. Она знала, что ходит по очень тонкой грани. Верховные матери восьми — и только восьми — высочайших домов восседали в Правящем Совете Мензоберранзана, и теперь, из-за её собственных чудовищных просчётов и поражения перед лицом зловещих замыслов верховной матери города, дом Зиндии опустился на последнее место среди этих правящих восьми, оказавшись под угрозой нападения других амбициозных домов, которые искали способ занять их место, пока Меларн остаются уязвимы. У каждой из матерей десятков домов Мензоберранзана была лишь одна цель: занять место в Правящем Совете.

Но эту должность мать Зиндия отдавать не собиралась.

И теперь перед ней в палате призыва стоят сразу две могущественных демонессы, одна — освобождённая, и Зиндии приходится сомневаться — а есть ли у неё вообще выбор?

- Расскажи, что ты слышала, мать Зиндия, прошу, - произнесла Йикардария.

Когда её сестра заговорила, Эскавидне повела щупальцами, чёрным светом взорвалась демоническая магия, и йоклол превратилась в дроу, разбросав по всему помещению грязь из Бездны.

Зиндия резко развернулась, решив, что на неё напали, но потом вытерла пятна грязи с лица и уставилась на стоящую нагишом проказливую йоклол, уперевшую руку в бедро и ни капли не смущённую.

- Это ещё к чему? - посмела потребовать ответа Зиндия.

- Что ты слышала о неприятностях моей сестры? - снова спросила Эскавидне.

- Да, я огорчена, что ты не призвала меня напрямую, - сказала Йикардария, встав рядом со второй демонессой и положив руку на восхитительно нежное плечо Эскавидне.

- Я слышала, что тебя победили и изгнали в Бездну на сто лет, - ответила Зиндия.

Йикардария вздохнула. В её выдохе едва слышался намёк на клокочущую в горле грязь.

Эскавидне хихикнула

- Победили, - сказала она. - Просто отлупили. Кулаки обычного человека превратили её в груду экскрементов.

Йикардария снова вздохнула и хлопнула сестру-демонессу по плечу.

- Не обычного человека, - твёрдо заявила она. - Монаха, знаменитого грандмастера цветов из Монастыря Жёлтой Розы, расположенного в земле под названием Дамара. Обычный человек? Этот мужчина, Кейн, превзошёл смертную оболочку, которая когда-то делала его человеком. Теперь он...

- О, теперь ты всё про него знаешь, - поддразнила Эскавидне.

- Потому что я намерена расквитаться с ним — очень осторожно и терпеливо.

- Мне это не интересно, - объявила мать Зиндия, возвращая контроль над ситуацией. Она была вынуждена постоянно напоминать себе, что ключ к обращению с демонами, даже со слугами её богини, состоит в поддержании уверенности. - Зачем ты здесь?

- Не беспокоит? - раздражённо отозвалась Йикардия. - Значит, дела Дриззта До'Урдена тебя не беспокоят?

Одного упоминания еретика-дроу, того самого, что возглавил атаку на её дом, при которой погибла дочь Зиндии, было достаточно, чтобы глаза верховной матери вспыхнули, выдавая хрупкость её маски спокойствия. Зиндия сама едва не пала от клинков Дриззта — лишь для того, чтобы её избила и унизила, гоняя вокруг, одна из его союзниц.

И именно Йикардария была там, в её комнате, когда Зиндию унижали. Наблюдала... и бездействовала.

- Зачем ты здесь? - в третий раз спросила Зиндия. При воспоминании о том ужасном дне её устремлённый на Йикардарию взгляд наполнился ненавистью.

- Потому что ты призвала меня, - объяснила Эскавидне. - Барьер между Подземьем и Бездной истончился, и Паучья Королева решила, что моя сестра может избавиться от столетнего изгнания, но сначала ей необходимо попасть сюда в сопровождении другой прислужницы.

- Призвав Эскавидне, ты освободила меня, - добавила Йикардария и грациозно поклонилась. - И значит, я перед тобой в долгу.

- Как тогда, когда позволила этому чудовищу избить меня в собственных покоях? - не успев придержать язык, импульсивно воскликнула Зиндия. В конце концов, она говорила про Ивоннель, женщину-дроу, которую многие считали аватарой самой Лолс в мире Торила.

- Ты достаточно хорошо знакома с обычаями Лолс, чтобы понимать, в каком положении я тогда оказалась, - вот и всё, что сказала в ответ Йикардария. - Как повелела богиня, я просто наблюдала, и защищала... тебя.

- Ты не стала мешать Ивоннель, - настаивала Зиндия.

- Я сдержала её.

- Она...

- ...не твоя забота, - вмешалась Эксавидне, закончив спор.

Мать Зиндия облизала неожиданно высохшие губы. Да что за существо эта Ивоннель Бэнр, в конце-то концов? Мать Меларн знала, что Ивоннель — дочь Громфа Бэнра, бывшего архимага Мензоберранзана, и бесполезной дуры по имени Минолин Фэй, и вокруг неё поднялся огромный шум — ходили безумные слухи, что сама Лолс оплодотворила Минолин и благословила её дитя.

Но Зиндия не верила ни единому слову, хотя не могла отрицать необычности Ивоннель Бэнр. Это дитя, которое назвали в честь величайшей верховной матери, когда-либо правившей в Мензоберранзане —а она была всего лишь дитя, едва достигшее четырёхлетнего возраста, — каким-то образом превратилось в абсолютно взрослую женщину, отличавшуюся неоспоримой изощрённостью и магической силой.

Зиндия испытывала к Ивоннель огромный интерес — и не меньшую ненависть, но в этот раз не решилась настаивать на своём.

- Я призвала тебя, чтобы спросить о моей дочери, - сказала она Эскавидне.

 

- Ты в этом уверен? - в третий раз спросила Верховная мать Квентль Бэнр.

Её брат Громф в этот раз не стал утруждать себя ответом, и вместо этого просто негодующе хмыкнул.

- Закнафейн До'Урден, отец Дриззта, был похищен из могилы и воскрешён, - сказала Квентль, опустив взгляд, поскольку говорила скорее сама с собой, нежели с братом. - Если Закнафейна освободила от смерти сама Лолс, тогда почему? А если не Лолс, то кто?

Она посмотрела на Громфа и спросила:

- Ложная богиня Миликки?

Громф едва сдержал смешок, услышав, что сестра испытывает необходимость добавить слово «ложная». Разумеется, Миликки была такой же богиней, как и Лолс, и эти небольшие следы раболепных заблуждений всегда забавляли Громфа, считавшего себя выше дурацких споров о том, какой бог превосходит всех остальных.

- Я не нашёл ничего, указывающего на любой из этих вариантов, - наконец ответил он. - Хотя искал не слишком старательно. В конце концов, это казалось чем-то незначительным.

- И тем не менее ты решил, что необходимо явиться в мой тронный зал и сообщить мне об этом, - скривив губы, отозвалась Квентль.

- Ты спросила меня о событиях на поверхности. Это одно из них. Четвёртое в списке из четырёх, как ты могла заметить, после сооружения Главной Башни, усиления телепортационных врат в дварфийских городах и успехов деревни полуросликов, а также её связях с Гонтлгримом. Я бы не стал рассказывать о возвращении Закнафейна в последнюю очередь, если бы считал эту новость важной.

- Но из всех четырёх именно эта новость обладает для Лолс наибольшим значением, - нахмурилась верховная мать. - Скорее всего, именно она указывает нам на пожелания Лолс и может объяснить, чего богиня хочет от нас в этом деле.

Громф пожал плечами так, будто всё это было неважно... потому что для него всё так и было. На поверхности он стал свидетелем практически божественного деяния — возрождения Главной Башни Волшебства, но ни Демоническая Паучья Королева, ни другое божество не приложили к этому рук. Используя заточённого в безднах Гонтлгрима огненного предтечу, Громф и другие вырастили живую башню, волшебное каменное древо огромных размеров и сверхъестественной красоты, резонирующее от зловещих сил существа, древнего и во многих отношениях такого же могущественного, как любой бог.

Он сам возглавит исследования и обучение в Главной Башне, увеличив свою власть и силу своего разума. Когда-то Громф считал, что должность архимага Мензоберранзана станет главным из его достижений, но теперь перед ним открывались новые горизонты.

В самом деле, что ему до простого мечника по имени Закнафейн До'Урден?

- Хорошо, что архимагом Мензоберранзана стал Цабрак Ксорларрин, - говорила Квентль, пока всё это проносилось у него в мозгу.

Очевидно, пытаясь его уколоть.

Но Громф молча согласился с оценкой сестры. Чем меньше времени он будет проводить здесь, тем лучше для него. По правде говоря, он бы сюда совсем не приходил, но верховная мать наверняка устроит ему и его растущей Башне неприятности, если Громф пропустит регулярный доклад.

Большие двери в дальнем конце тронного зала Бэнров распахнулись, и вошли три женщины-дроу, облачённые в пышные наряды, свидетельствующие об их высоком положении.

- Ну? - нетерпеливо спросила Квентль, когда троица приблизилась.

Средняя дроу, очень похожая на верховную мать, только выше, фыркнула и покачала головой.

- Ничего, - сказала она. - Ни прислужницы, ни любые другие демоны, которых мы призывали, не могут дать объяснений возвращению Закнафейна До'Урдена. Оно просто произошло, не оставив никаких намёков на свою причину.

Изогнутая бровь Квентль сказала проницательному Громфу, что от внимания верховной матери не укрылось пренебрежительное фырканье её сестры Сос'Умпту, равно как и опущенный при обращении титул. Громф подумал, что для высокомерной Сос'Умпту очень типично никогда не высказывать почтения любому, кроме самой Лолс. Из всех своих родичей больше всего он ненавидел именно её.

- Или свидетельств того, кто это сделал? - спросила верховная мать.

- Или этого, - ответила Сос'Умпту. - Безразличие — единственная эмоция, которую я различила за ответами многочисленных допрошенных демонов. Даже прислужниц. Последнее означает что им приказали отнестись безразлично — или йоклол действительно именно это и чувствуют.

- Так значит, Закнафейна воскресила не Лолс, - вслух подумала Квентль.

- Этого она не говорила, - почувствовал себя обязанным поправить сестру Громф, и сделал это с немалым удовольствием.

Верховная мать окинула его грозным взглядом, но вздрогнула и отвела глаза, когда полностью осознала сказанное Сос'Умпту — и вывод, следующий из уточнения Громфа.

- Паучья Королева всегда загадывает нам загадки, - произнесла Квентль.

- А может быть, это и в самом деле неважно, верховная мать, - сказала мать Зирит, старшая из троицы, сидя на удобной подушке, покоившейся на волшебном летающем диске. Не поднимаясь, она отвесила полупоклон, когда Квентль обратила взгляд на неё.

- У нас есть другие дела, требующие немедленного внимания, - объяснила Зирит. - Имя Дриззта скоро забудут — или его очернят те, кто видели, как он выступил против собственного народа на стороне эльфов и дварфов. Для Мензоберранзана он вовсе не герой, несмотря на все старания странного юного существа, которое ты назвала Ивоннель.

Квентль изобразила согласие, потом, когда Зирит закончила, посмотрела на Громфа и перевела с него взгляд на последнюю из женщин, Минолин Фей. Эти двое были родителями Ивоннель, хотя Квентль (как и большинство других, знал Громф) не могла понять, почему такой бездарности, как Минолин Фей, даровали такое особое дитя. Громф мог лишь кивнуть в ответ своей могущественной сестре, ведь на самом деле он тоже этого не понимал. Минолин была для него простой игрушкой. Сама мысль, что столь необычайное существо, как Ивоннель, могло появиться в результате этой игры, не меньше других изумляла архимага, хотя, разумеется, Громф считал это доказательством своего собственного превосходства.

- Дриззт просто стал проводником великой силы, а именно — главного разума иллитидов, - закончила верховная мать Квентль тоном, подразумевающим, что она желает оставить за собой последнее слово по этому чувствительному вопросу. - Как жаль, что эта сила не поглотила Дриззта вместе с остальными еретиками, сражавшимися с ним бок о бок и тоже служившими игрушками иллитидов.

Громф кивнул, но на самом деле был не согласен с такой оценкой. Зирит Ксорларрин была известна своим расположением к мужчинам Мензоберранзана, поскольку в её доме свободнее всего относились к положению дроу-мужчин. Но даже она не слишком одобряла власть, которой обладала мысль о Дриззте, не радовалась тому, что это имя шепчут в тавернах на Улицах Вони и у внешних стен домов, где дроу-самцы трудятся на службе женской иерархии.

Но когда Зирит быстро ухмыльнулась ему, Громф подумал, что она всё знает и понимает, и возможно, её заявления о том, что Дриззт скоро будет забыт — всего лишь спекталь, предназначенный для Квентль и в особенности для Сос'Умпту, которая была фанатичкой Лолс и настоящей сестрой-кошмаром.

- В таком случае, перейдём к другим, более важным вопросам, - сказала старая Зирит. - Дом До'Урден будет официально переименован в дом Ксорларрин на следующем совете?

- Да, мать Зирит Ксорларрин, - подтвердила Квентль. - Теперь это твой дом — он находится под ответственностью твоей семьи и должен открыто носить твоё имя, вселяющее страх в сердца наших общих врагов. Останешься ли ты в Западных Стенах или вернёшься в свою бывшую обитель?

- И то, и другое, если вы не возражаете.

- Устрой свой дом в старой крепости, - решила Квентль, удивив всех присутствующих. - Пока что можешь оставить дом До'Урден себе, но он станет хорошей наградой для дома, который я решу возвысить.

- Кстати, о возвышении... - начала Зирит.

- Мать Биртин Фей не станет противиться твоёму подъёму на более высокое положение в Правящем Совете, - вмешалась Минолин Фей, заговорив от имени своей матери.

Это вызвало у Зирит недовольную гримасу — от Громфа не укрылось выражение недоверия и презрения. Минолин говорила так, как будто у её дома был какой-то выбор. Если дом Фей-Бранш будет сопротивляться, семья Ксорларрин легко избавится от всех его знатных членов.

- И таким образом я возглавлю Пятый дом Мензоберранзана, хотя прежде Ксорларрин был третьим, - сказала Зирит.

Прежде чем ты так глупо попыталась захватить Гонтлгрим и заложить собственный город, подумал Громф, но был достаточно осмотрителен, чтобы не сказать это вслух.

- Ты возвысишься, я не сомневаюсь, - сказала верховная мать. - Но пока что мне необходима стабильность и содействие двух домов над пятым.

- Да, вы обладаете силой и поддержкой пятерых из шести высших правящих домов, - сказала Зирит. - Но я умоляю вас соблюдать осторожность, поскольку многие другие обратились к матери Мез'Баррис из второго дома.

- Город расколот, - согласилась верховная мать.

- И готов к гражданской войне.

- Её не будет, - вмешалась Сос'Умпту. - Остаётся множество демонов, а они прежде всего служат Лолс. Дом Бэнр продолжает пользоваться благосклонностью Лолс.

- Единства тоже не будет, - предупредила Зирит.

- Я обладаю памятью величайшей верховной матери Бэнр, Ивоннель Вечной, - холодно напомнила ей Квентль, и это было не просто притворство, заметил Громф. Его сестра держала ситуацию под контролем и была целиком и полностью уверена в своих решениях.

- Я помню основание этого города, - продолжала Квентль. - Очень отчётливо. Единства не было и не будет никогда. И да, нам следует быть осторожными с этим замыслами, но и матери Мез'Баррис тоже следует соблюдать осторожность. Мез'Баррис это касается даже больше, поскольку дома, идущие сразу за ней, не столь незначительны.

- Включая мой собственный, - сказала Зирит, и Квентль с улыбкой кивнула. Громфу её реакция показалась практически приглашением Зирит развязать войну.

Почти.

- Значит, вы слышали о призывах к восстановлению дома Облодра? - немного небрежно заметила Зирит, наверняка специально придержав самые важные новости, и Квентль вздрогнула от её слов. - Разве вы не предвидели этого - после спасения разума иллитидов от Демогоргона? - продолжала Зирит, заметно смакуя каждое слово.

- Великая мать Ивоннель Бэнр — моя мать и твоя союзница — сбросила дом Облодра в Клорифту с помощью силы Лолс, - вмешался Громф, который определённо не хотел восстановления дома Облодра. Он обучался магии Облодра у единственного известного выжившего члена этого дома, и ему нравилось обладать преимуществом столь редкого среди сородичей навыка. - Или ты забыла?

- Ну разумеется, нет! - воскликнула Зирит. - Но многие забыли, либо даже не знали, либо просто не придают этому значения в наше время тревог и опасностей. Ведь несмотря на всю их ересь, дом Облодра обладал необычными магическими силами, хорошо послужившими Мензоберранзану в бою с Демогоргоном. Это неоспоримо.

- Я слышала, как об этом шепчутся, - сказала Квентль таким повелительным тоном, что даже Громф прикусил вертевшуюся на языке отповедь Зирит. - Но в восстановлении дома Облодра отказано. Улей иллитидов помог нам в борьбе с Демогоргоном, но никто не станет приглашать остатки Облодра вернуться в Мензоберранзан.

Мать Зирит обратила пристальный взгляд на Громфа, и он понимал её подозрительность. Он сражался с Демогоргоном вместе с иллитидами. Он ощутил, а на самом деле, даже помогал направлять силу их псионических чар, и добавил к ней свою магию. Как и могучий лейтенант-псионик Джарлаксла, Киммуриэль Облодра из упомянутого выше и ныне уничтоженного дома. Конечно, Громф, как и Джарлаксл, поддерживал дом Бэнр, и вдвоём они обеспечивали верховной матери Квентль самый надёжный и могущественный доступ во всём Мензоберранзане к странной магии разума.

Квентль не собиралась отказываться от подобного преимущества. Громф знал, что Зирит это понимает, и несмотря на его расположение к Зирит, защитнице простых мужчин, не мог сдержать приятного удивления, увидев, как хорошо справилась с ней его сестра.

В этот миг Громф осознал, что по-прежнему привязан к своей родине, Мензоберранзану, и особенно тесно — к дому Бэнр. Несмотря на все его протесты, возражения и почти еретические выходки, в глубине души Громф оставался старшим принцем дома Бэнр.

До этого самого мгновения он много лет не замечал, что беспокоится о том, останется ли дом Бэнр первым домом Мензоберранзана.

- Прошу, уходите, мать Зирит, - резко и неожиданно сказала верховная мать Квентль.- Пускай каждая из нас подумает о лучшем способе вернуть дом Ксорларрин на принадлежащее ему по праву место без того, чтобы развязать войну или потерять союз с третьим и четвёртым домами.

- А что с этим воскрешённым чемпионом, раз уж всплыла эта тема? - достаточно резко спросила Зирит.

- Ничего, - ответила Квентль. - Госпожа Лолс не потребовала от нас схватить Закнафейна, и значит, мы уделим ему не больше внимания, чем незначительному члену уничтоженного дома. Равно как и его сыну, еретику Дриззту. Когда мы разобрались с Дриззтом в битве с Демогоргоном, Ивоннель решила отпустить его, и значит мы тоже просто его отпустим. Она ушла сама, и скорее всего, находится рядом с ним. Если в конце концов она решит его убить — да будет так. Если нет, этот еретик для нас ничто. Он был копьём, это копьё бросили, и оно поразило цель.

Несколько мгновений мать Зирит просто властно сидела на месте, не моргая, не отрывая взгляда от верховной матери Кевнтль. Громф подумал, что она открыто оценивает необычайно грозную верховную мать, какой стала Квентль.

- Думаю, вы приняли хорошее решение, верховная мать, - с новым полупоклоном сказала Зирит. - Ваш образ действий не может разгневать Паучью Королеву. Если вы передумаете — или вам понадобится что-то от дома Ксорларрин — знайте, что я готова ответить на призыв.

- Меньшего я не ожидала. Как и госпожа Лолс.

Зирит снова поклонилась и привела свой волшебный диск в движение, скользнув к выходу.

Громф подавил желание поаплодировать сестре и попытался скрыть свою радость по повду того, что верховная мать не стала начинать войну ради Дриззта или Закнафейна. Громф не хотел неприятного конфликта между Гонтлгримом и Мензоберранзаном. Не сейчас. Не сейчас, когда Главная Башня становится всё более величественной и сильной, а ему предстоит ещё многое узнать о магии и псионике!

 

На другом конце города мать Зиндия Меларн кипела от беспомощной ярости.

- Там ничего нет, - объяснила Эскавидне. - Твою дочь навсегда убрали. Нет души, которую можно было бы воскресить.

Верховная мать вздрогнула. Она воскресила большую часть своих жриц, кроме единственной дочери, наследницы трона Меларн. Ведь Язин Меларн была убита тем же самым оружием, что забрало Джерлис Хорлбар, мать Зиндии; жестоким кинжалом человеческого друга Дриззта До'Урдена.

И Эскавидне просто подтвердила то, что было и так известно: у жертв клинка Артемиса Энтрери не оставалось души, которую можно было бы воскресить.

- Ты наверняка рада это слышать, - сказала Зиндия жрице, которую вызвала к себе, первой жрице дома Меларн, Кирнилл. В этих словах скрывалось обвинение, поскольку Кирнилл когда-то была матерью дома Кенафин и согласилась служить Зиндии при слиянии их домов (но обе знали — лишь потому, что она не рассчитывала на способность Зиндии так долго оставаться в живых).

- Почему вы так считаете, верховная мать? - спросила Кирнилл.

- Не изображай невинность, - отрезала Зиндия.

Кирнилл посмотрела на двух йоклол, которые засмеялись и кивнули.

- Что ж, ладно, - сказала Кирнилл. - Ты собиралась поднять Язин надо мной, чтобы она стала первой жрицей и наследовала трон дома Меларн.

- И тебя это беспокоит? - спросила Эскавидне.

Бывшая верховная мать рассмеялась.

- Нет. В конце концов, не мне и даже не матери Зиндии это выбирать. Все мы следуем воле Лолс.

- Мудрый ответ, - заметила так и не успокоившаяся Зиндия.

- Мать, я хорошо служила вам, - продолжала Кирнилл. - Когда наши дома объединились, конечно я хотела стать матерью дома Меларн. Но Лолс решила иначе, и я приняла своё место.

- Это место пользуется особой благосклонностью Паучьей Королевы, - заверила её Эскавидне. - Благосклонностью, которая распространяется на вас обеих.

- Такой большой благосклонностью, что нас одолел еретик и его богомерзкие друзья,- взорвалась Зиндия. - Такой большой благосклонностью, что я снова осталась бездетна, после всех усилий, которые приложила, воспитывая Язин как настоящую мать дома Меларн!

- На всё есть причина, - сказала Эскавидне.

- Интересное замечание для прислужницы Леди Хаоса, - заметила Зиндия.

- Хаос — и есть причина, - немедленно отозвалась демонесса. - Теперь твой дом ослаблен и неустойчив, а верховная мать Квентль усилила свою власть над городом.

- Верховная мать Зирит Ксорларрин, - процедила Зиндия. Зирит Ксорларрин находилась на самом верху обширного списка дроу, которых она презирала. А теперь дом Ксорларрин вернулся, или скоро вернётся, заменив дом До'Урден, с которым Зиндия вела войну и проиграла.

- Ты готова сдаться? - спросила Эскавидне, и эти слова молнией поразили двух могущественных жриц, стоявших перед йоклол. Обе посмотрели на демонессу с униженным потрясением.

- Ты готова оставить всё, что принесло тебе величие, в этот тёмный для дома Меларн час? - продолжала Эскавидне. - Ты чистейшая из последователей Лолс на всём Ториле. Разве для тебя это больше ничего не значит?

- О чём ты? - спросила Кирнилл.

- Что ты предлагаешь? - подобающе перефразировала её вопрос мать Зиндия.

- Мы получили определённые сведения, - объяснила Йикардария. - Отца Дриззта лишили вечного покоя и воскресили, чтобы он занял место рядом с сыном. Дроу, которого однажды сделали зин-карлой, каким-то образом получил великую награду. Многие провозглашают это оскорблением Лолс, и говорят, что тот, кто разделается с этой отвратительной ересью, получит благословение Паучьей Королевы.

Зиндия и Кирнилл обменялись заинтересованными взглядами.

- Говорят? - переспросила Зиндия.

- Мы не можем сообщить больше, - ответила Йикардария. - Как Паучья Королева определяет самых преданных и ценных своих последователей — вечная загадка.

- Госпожа Лолс требует изобретательности, а не простого подчинения, - добавила Эскавидне. - Многие могут посчитать это событие знаком того, что они обязаны вмешаться, но другие, возможно, решат, что это неважно.

- Верховная мать знает об этом? - спросила Зиндия.

- Разумеется, - ответила Йикардария. - Знает она и то, что Лолс столкнулась с еретиком Дриззтом на поверхности, и что Лолс его не уничтожила.

- Почему? - в почти исступлённом вопросе Зиндии звучало искреннее удивление.

Обе прислужницы-демонессы хихикнули.

- Ладно. Тогда кто вернул Дриззту его отца?

- За-га-дка, - пропела Йикардария.

- Паутина загадок, - добавила Эскавидне.

Кирнилл сделала движение, будто собираясь заговорить, но Зиндия, глубоко задумавшись, махнула рукой, чтобы заставить эту дуру замолчать.

- Да, паутина, - сказала мать дома Меларн. - Блаженны мы, ибо Лолс дала нам эту великую паутину интриг, и мы можем распутывать божественные тайны, доставляя ей великое удовольствие.

Её улыбка стала шире, и женщина кивнула.

- Паутина Дриззта, еретика, приносящего хаос, благословенный хаос, одним фактом своего существования, - продолжала она. - А когда этот хаос утих, верховная мать Квентль взяла нить из этой паутины и сплела её в войну в Серебряных Пустошах, и отправила дом Ксорларрин завоевать древние руины Гонтлгрима.

Зиндия посмотрела на йоклол, но те оставались бесстрастны, позволяя женщине продолжать самой.

- Эти неудачи угрожали порядку в Мензоберранзане, - размышляла она. - Поэтому верховная мать Квентль взяла нить из этой второй паутины и сплела третью.

- Заполнив улицы Мензоберранзана демонами, - добавила Кирнилл, и Зиндия нетерпеливо кивнула. - Больше благословенного хаоса, да, но благодаря хаосу верховная мать укрепила свою власть над городом.

- И привела великого Демогоргона к воротам Мензоберранзана, - напомнила им Йикардария.

- И тогда Ивоннель взяла нить из паутины матери Квентль и сплела новую, - сказал Зиндия, глаза которой блестели от возбуждения. - Чтобы воспользоваться еретиком-Дриззтом и иллитидами — иллитидами! — для убийства Демогоргона, что, конечно, очень порадовало его величайшую соперницу Лолс. Ох, как Паучья Королева должна была наслаждаться спектаклем, в котором её народ превратил великого Демогоргона в груду колышущейся грязи!

- Возможно, поэтому она оставила Дриззта в живых, - напомнила Йикардария.

- Таковы её слова?

Прислужница слова хихикнула.

- Будь её слова таковы, я бы не стала подтверждать своё заявление.

- Значит, это был намёк? - спросила Кирнилл.

- Нет, - решительно ответила Зиндия. - Чем это могло порадовать Лолс? Еретик не стоит даже дыхания единственного её слова, задувшего бы пламя его жизни. Нет, она дала нам паутину с ниточками, за которые можно потянуть — если мы будем достаточно мудры, чтобы понять, как.

- Пути Лолс всегда таковы, мать Зиндия, - сказала Йикардария.

- И в том её красота, - добавила Эскавидне.

- Значит, Паучья Королева не делала заявлений о еретике Дриззте или его воскрешённом отце? - спросила Зиндия. - Она не давала никаких наставлений?

- Какой толк от паутины, в которой так легко сориентироваться? - промурлыкала Йикардария.

Грудь Зиндии вздымалась от торжества и предвкушения. Насколько она понимала, две служанки госпожи Лолс, самые близкие и доверенные советницы Паучьей Королевы, посланцы самой Лолс к её преданным последовательницам, только что дали ей разрешение нанести ответный удар тому самому бунтарю-дроу, который так подкосил власть дома Меларн и оставил Зиндию бездетной.

Она найдёт эту новую паутину интриг и отыщет ниточку, за которую нужно потянуть.

И тогда сплетёт свою паутину.




#96633 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick 07 Декабрь 2018 - 12:07

И ещё +4000.




#96621 Действующие лица

Написано Redrick 04 Декабрь 2018 - 11:57

Я не следил за последними книжками о Дриззте, а тем более за переводом. Поэтому если вы заметите несоответствие с устоявшимся вариантом имени (географического названия и тд.) - обязательно напишите. Я исправлю.

 

 

 

 

Действующие лица

В прошлом... все они дроу.

 

Дом До'Урден

 

Верховная мать Мэлис До'Урден: молодая и жестокая глава дома До'Урден. Амбициозная и ненасытная, она полна решимости подняться в иерархии почти восьмидесяти благородных домов Мензоберранзана, чтобы однажды занять место в правящем совете, где заседают главные восемь домов.

Патрон Риззен До'Урден: публичный консорт Мэлис, отец Нальфейна. Мэлис считает его невероятной посредственностью.

Нальфейн До'Урден: старший сын Мэлис и старший принц дома, Нальфейн именно таков, каким должно быть порождение чресел Риззена.

Бриза До'Урден: старшая дочь Мэлис. Крупная и грозная.

Верховная мать Варта До'Урден: матерь Мэлис, погибшая столетием ранее.

 

Дом Ксорларрин

 

Верховная мать Зирит Ксорларрин: влиятельная глава четвёртого дома Мензоберранзана.

Хорудиссомот Ксорларрин: волшебник дома Ксорларрин и бывший магистр Сорцере, магической академии дроу.

Кирий Ксорларрин: жрица Лолс, дочь Зирит и Хорудиссомота.

 

Дом Симфрей

 

Верховная мать Дивайн Симфрей: глава младшего дома.

Закнафейн Симфрей: молодой и сильный чемпион дома Симфрей, растущая репутация которого позволяет считать его одним из лучших бойцов в городе. Амбициозная мать Мэлис жаждет заполучить его себе — ради своего дома и ради удовлетворения личной страсти.

 

Дом Тр'Арах

 

Верховная мать Хауцц Тр'Арах: глава младшего дома.

Дувон Тр'Арах: сын матери Хауцц, оружейник дома, желающий проявить себя во что бы то ни стало.

Донгелина Тр'Арах: старшая дочь матери Хауцц и первая жрица дома.

Даб'Ней Тр'Арах: дочь матери Хауцц, в настоящее время проходящая обучение в Арах-Тинилите, академии дроу для жриц Лолс.

 

Дом Бэнр

 

Верховная мать Ивоннель Бэнр: также известная под именем Ивоннель Вечной, верховная мать Бэнр — бесспорный правитель не только первого дома, но и всего города. Другие семьи могут называть своих матерей «верховными», но весь город использует этот титул для Ивоннель Бэнр. Она — старейшая из живущих дроу, и никто уже не помнит, как давно она занимает своё высокое положение.

Громф Бэнр: старший ребёнок матери Бэнр, архимаг Мензоберранзана, самый высокопоставленный мужчина города и по мнению многих самый грозный волшебник всего Подземья.

Дантраг Бэнр: сын верховной матери Бэнр, оружейник великого дома, считается одним из лучших воинов в городе.

Триль, Квентль и Сос'умпту Бэнр: три жрицы Лолс, дочери верховной матери Бэнр,.

 

Другие персонажи

 

К'йорл Одран: мать дома Облодра, известного своим использованием странной магии разума, так называемой псионики.

Джарлаксл: безродный бродяга, создавший Бреган Д'эрт, отряд наёмников, втайне служащих многим домам дроу, но в первую очередь — самим себе.

Аратис Хьюн: лейтенант Джарлаксла и непревзойдённый ассасин. Как и многие другие, принят в Бреган Д'эрт после падения своего дома.

 

***

В настоящем... различные расы.

 

Дриззт До'Урден: родился в Мензоберранзане и сбежал от злобных обычаев тёмных эльфов. Воин-дроу, герой севера и Компаньон Халла, как и его четверо дорогих друзей.

Кэтти-Бри: человеческая жена Дриззта, Избранная богини Миликки, владеющая волшебством и божественной магией. Компаньон Халла.

Регис, он же Паук Паррафин: полурослик, муж Доннолы Тополино. Компаньон Халла.

Король Бренор Боевой Топор: восьмой король Мифрил-Халла, десятый король Мифрил-Халла, тринадцатый король Мифрил-Халла, ныне король Гонтлгрима, древнего дварфийского города, который Бренор отвоевал вместе со своими собратьями. Компаньон Халла. Приёмный отец Вульфгара и Кэтти-Бри.

Вульфгар: этот человек-великан родился в племени Лося в Долине Ледяного Ветра. Его взял в плен, а затем усыновил король дварфов Бренор. Компаньон Халла.

Артемис Энтрери: бывшая немезида Дриззта, человек-ассасин, боевые навыки которого, возможно, не уступают воину-дроу. Сейчас он вступил в Бреган Д'эрт Джарлакса и считает Дриззта и других Компаньонов друзьями.

Гвенвивар: волшебная пантера, спутница Дриззта, приходящая к нему с астрального плана.

Лорд Дагульт Неверэмбер: Публичный лорд Глубоководья и лорд-защитник Невервинтера. Харизматичный и амбициозный мужчина.

Пенелопа Гарпелл: глава эксцентричных волшебников-Гарпеллов, приглядывающих за городком Длинное Седло из своего поместья, Особняка Плюща. Пенелопа — могущественная волшебница, обучающая Кэтти-Бри и когда-то встречавшаяся с Вульфгаром.

Доннола Тополино: полурослица. Жена Региса, правителя города полуросликов в Кровоточащих Лозах. Родом из Агларонда на далёком востоке, где когда-то возглавляла воровскую гильдию.

Леди Инкери Маргастер: знатная дама из Глубоководья. Считается главой глубоководской семьи Маргастер.

Алвилда Маргастер: близкая подруга и кузина Инкери. Тоже знатная дама из Глубоководья.

Бревиндон Маргастер: брат Инкери, ещё один представитель знати Глубоководья.




#96616 Timeless Роберта Сальваторе: сбор средств

Написано Redrick 30 Ноябрь 2018 - 11:23

Ну, кажется, пришла пора всё-таки взяться за сальваторовщину.

Название пока без перевода, потому что его можно перевести по-разному. В процессе определюсь.

 

Цена - 22 000 р.

 

Собрано:


17 270 из 22 000

 

Webmoney-кошельки


R347265396022
Z351164298955

 

Qiwi-кошелёк

+380671133259

 

Спонсоры

Михаил Дубик, Екатерина Титова, g0ddest, Екатерина Мукамаева, mr.Nuts, Алекс, Лена Кошкина, Далия До'Урден, Алексей Кузьмин

 

Liqpay в качестве средства оплаты я убрал - при попытке перевести деньги из России с ним возникают проблемы. Но если вы из Украины, то можете написать мне, я дам ссылку.




#96611 Сферы Снов: сбор средств

Написано Redrick 29 Ноябрь 2018 - 15:12

Наконец я разделался с этой ужасной книгой.

Как всегда, огромное спасибо спонсорам, без которых перевода не случилось бы. И спасибо RoK'у за вычитку.




#96610 Сферы снов: эпилог

Написано Redrick 29 Ноябрь 2018 - 15:10

Эпилог

 

Прошло два дня, прежде чем Данила отправился в особняк Таннов — в последний раз, как он подозревал.

Прежде чем попрощаться с привычной жизнью, ему многое предстояло сделать. Он вернул Шлем Лорда Пьергейрону и заставил Первого лорда пообещать найти себе такую замену, которая станет заботиться об эльфийских жителях Глубоководья. Он заплатил хранителям из Рук Мистры за заботу об Осе Элторчуле, чей разум, похоже, был необратимо разрушен Мхаоркиира. Сферы снов тоже были уничтожены, их магию выпустил последний вихрь волшебного поединка. В грядущие годы маленькие мальчики и девочки наверняка будут играться хрустальными сферами, продолжая видеть безвредные, здоровые сны детства — сны, оплаченные не магией, а слезами и временем.

Тоннели тренов были запечатаны, а Регнет и его Глубинные Копатели получили занятие на ближайшее будущее, выслеживая уцелевших чудовищ. Эррия Элторчул пропала. В особняке Элторчулов не находили изящных отрубленных рук или ног, но у Данилы были определённые подозрения. Эррия практически признала, что заплатила за нападение на Элайта. Несмотря на всё случившееся, было очень похоже на эльфа ответить ей аналогичной любезностью.

Самое лучшее — Эрилин была рядом и теперь будет рядом всегда. Над Тетиром замаячил призрак возобновившейся войны, и они оба решили встать на сторону Гедрака — с одной оговоркой. Они будут сражаться вместе с лесными эльфами и ради них. Любой, кто поднимет оружие против Народа, даже если это будет сам Гедрак, может столкнуться с небольшой армией северных эльфов, собравшихся под командованием Элайта. Или — и Эрилин недвусмысленно дала это понять — такой человек может встретиться с одним из многочисленных убийц, по-прежнему рыскавших в Тетире, чьи имена были ей известны. Это «предложение» заставило будущего короля пойти на значительные уступки. Он пообещал Элайту земли и титул на юге, а Лисьему Огню — место при новом дворе в качестве посла и советника.

- А что с лесными эльфами? - спросил Данила.

- Они отправились домой. Нас пригласили остановиться в Спутанных Древах по дороге на север.

- Север? - удивился он. - В последний раз, когда я сверялся с картой, Тетир лежал к югу от Глубоководья.

- Но к северу от Зазесспура. Насколько я могу судить, именно туда направляется Изабо.

- Аа, - Данила не стал вдаваться в дальнейшие подробности. Мрачное, решительное выражение на лице Эрилин было достаточно красноречивым. Она вернулась к роли убийцы, на этот раз — по собственной воле. Оса Элторчула покарали за его роль в смерти Лилли, но Эрилин по-прежнему считала Изабо ответственной. Она собиралась преследовать женщину в сиятельных городах Тетира — до самой Бездны, если потребуется. Данила не возражал.

- Элайт отправляется с нами, - объявила девушка. - Он попросил освободить его от обещания не причинять Изабо вреда. Я согласилась — надеюсь, ты не возражаешь, что я ответила за нас обоих.

На этот раз Данила удивился.

- Я думал, у него полно дел с его новой должностью.

- Разве Элайт может быть слишком занят для мести?

- Всем нужно хобби, - согласился Дан. - И как ты недавно заметила, разница между героем и негодяем зачастую зависит от того, кто рассказывает историю. Сдаётся мне, ты взвалила на себя задачу переписать путь Элайта.

Она нетерпеливо дёрнула плечом.

- Он такой же, как и всегда. Ничего из того, что я сделала, этого не изменит.

- Я не согласен, - мягко сказал Данила. - Знаешь, что он сказал мне, как только вернулся в сознание? Он спросил про Амнестрию. Видимо, Элайт нашёл её в том шторме и обрёл в ней силу — как мы обрели силу друг в друге. Он не понимал, что происходит, и спросил только, увидит ли её снова. Я заверил его, что увидит. Я в это верю, - твёрдо сказал он. - Эльф, который думает о загробном мире, скорее всего будет с большой заботой относиться к своей жизни. В конце концов, любой эльф, готовый рискнуть попасть под власть Мхаоркиира, чтобы испытать себя, обладает храбростью и силой духа, сравнимой с любыми тремя паладинами.

- Он собирается убить Изабо, - сказала Эрилин, потом пожала плечами. - Как и я. Вряд ли можно сказать, что он ошибается, а я права, лишь потому, что у меня есть лунный клинок, прибавляющий веса моим действиям и суждениям.

- К слову об этом, - сказал он. - Ты собираешься сказать Элайту, что магия лунного клинка была искажена?

Эрилин задумалась над этим и покачала головой.

- Нет. Я так не думаю. Я считаю, что Элайт остался таким же, как и был, но важнее то, кем считает себя он сам.

- Может быть, лунный клинок был прав. Может быть, Элайт не подходит для владения клинком Кролноберов, зато подходит для выполнения другой задачи, которая тоже послужит эльфийскому народу.

Эрилин казалась удивлённой, но всё же задумалась над этим.

- Возможно.

- Элайт всё равно остаётся негодяем, - заметил бард. - Убийцей, у которого много таланта и мало милосердия.

- Это правда, - согласилась она, - но давай посмотрим, на что ещё он способен.

Данила обнаружил, что с радостью готов всё так и оставить. Они молча подошли к особняку Таннов. Бард разыскал леди Кассандру и пересказал ей всё, не утаив ничего про битву и её последствия.

- Некоторые мосты придётся строить заново, но я уверен, что всеобщей войны не произойдёт, - заключил он. - Как и у любого успеха, здесь есть своя цена.

- Как я и ожидала, - покорно согласилась Кассандра. Её льдисто-синие глаза быстро покосились на полуэльфийку. - Ладно. Я без оговорок приму Эрилин в семью.

- Ты не поняла, - поправил Данила. - Никаких сделок в том, что касается Эрилин. Мне предстоит отдать долг, и на этот раз он будет выплачен из семейных средств. Клятва Друга Эльфов действует в обе стороны. Ты воспользуешься своим влиянием, чтобы консорциум больше не пытался покушаться на Элайта или любого другого из эльфов Глубоководья.

- Это чересчур! - запротестовала его мать. - Семья и так оказалась в трудном положении. Не хватало только защищать изгнанника-эльфа.

- Я настаиваю на своём, - Данила замолчал, собираясь с силами, чтобы продолжить. Непросто было знать, что его семья контролирует значительную часть незаконной торговли в Глубоководье. Ещё сложнее было принимать в этом участие, но, как справедливо указала Кассандра, иначе им было не выжить. Это была ещё одна причина, по которой он должен был покинуть город — он не мог предать их, но становиться частью их дел тоже не хотел. Только на сей раз, и больше никогда.

- Я подкину тебе кое-что. Риска будет меньше, чем кажется на первый взгляд. Элайт отдаст часть своих предприятий под контроль Таннов. Он останется партнёром без права голоса и будет забирать свою часть прибыли.

Кассандра какое-то время молчала.

- Учитывая наши недавние проблемы, это может стать своевременным приобретением. Мне потребуется уточнить подробности, но в принципе я согласна.

Выбор слов был странным и ироничным. Дан решил воздержаться от комментариев — по крайней мере, прямых.

- Тогда осталось лишь это небольшое напоминание.

Он взял руку матери и надел ей на палец изящное кольцо с единственным безупречным рубином.

-Это эльфийский киира — был таковым, по крайней мере. Я прошу тебя носить его, - тихо сказал он, - в напоминание о том, что даже самая безграничная власть не может быть вечной.




#96609 Сферы снов: двадцать

Написано Redrick 29 Ноябрь 2018 - 14:05

Двадцать

 

Эрилин и лесные эльфы держались крыш. Вернувшись в компанию друзей, Эрилин чувствовала себя странно, но удивительным образом на своём месте. Отряд легко справился с непривычным вызовом, с уверенностью белок прокладывая себе путь по неровной линии крыш.

Они подобрались к особняку Таннов и окружили место, где должна была произойти атака тренов; садовый сарай с потайной дверью, которая вела в тоннели. Расположившись так, чтобы сарай оставался в поле зрения, они стали ждать.

Ночь была тёмной, с тонкой убывающей луной и густым туманом. Возникнувшие из сарая трены сливались с тенями. Даже для чувствительных к теплу глаз Эрилин они казались всего лишь холодными пятнами.

- Кроме эльфов, никто не смог бы увидеть их, - прошептала девушка, накладывая первую стрелу. - Ос этого не ждал.

Рядом с ней Лисий Огонь кивнул и поднял лук. По его сигналу, все шестеро эльфов выстрелили.

Стрелы вонзались в цель бесшумными, смертоносными соколами. Слабый, хриплый возглас донёсся до них — звук, который резко и мокро задушили.

- По меньшей мере один убит, - сказала Эрилин.

- Двое, - поправил лесной эльф. - Осталось ещё три. Нам отправиться в погоню?

- Не нужно. Слушай.

Раздалось слабое шипение, когда выжившие трены утащили своих убитых сородичей за пределы досягаемости.

- Они пожирают своих, чтобы не осталось доказательств их присутствия, - объяснила Эрилин.

Лисий Огонь с отвращением покачал головой.

- Всё равно кто-то из нас должен остаться здесь. Ты иди с остальными.

Она кивнула и положила руку ему на плечо в знак прощания, затем исчезла, легко пробежав по крышам к особняку Ильзиммеров. Перед ней нависла крупная фигура, перевалив через край крыши так неожиданно, что девушка едва не врезалась в неё. Это был трен, который звал себя Кнутом — его можно было опознать по гниющему шраму над глазом.

Трен коснулся своей раны.

- Кажется, я скоро умру. Раненые вожди клана долго не живут — скоро на меня нападут другие. Но я погибну, надев твою синюю шкуру.

Эрилин отскочила назад и выхватила меч.

- Мода в этом городе, - мрачно сказала она, принявшись кружить, - совсем вышла из-под контроля.

Девушка сделала резкий выпад, который заставил трена отпрянуть. Она немедленно ушла в полуоборот, низко взмахнув мечом.

Кнут тоже развернулся, защищая свои сухожилия, приняв удар толстым коротким хвостом. Клинок вонзился глубоко, но крови было мало. Трен практически небрежно отшвырнул ногой отрубленный хвост. Он атаковал Эрилин ножом в каждой когтистой лапе — два быстрых режущих удара.

Она парировала оба, но руки пронзила боль от столкновений. Молитвы шаманки исцелили обожжённую кожу, но магия лунного клинка нанесла более глубокий, и, скорее всего, продолжительный урон. Эрилин поборола волну слабости и отступила, чтобы подготовиться к следующей атаке.

К её удивлению, дальнейшего нападения не последовало. Трен казался изумлённым, его язык мелькал наружу из пасти и обратно, и крупная голова дёргалась вперёд-назад, как будто убийца пытался оценить войско новых врагов. Именно это, поняла Эрилин, он и пытается сделать. Краем глаза она увидела призрачный образ красивой эльфийки с огромными сине-золотыми глазами и волосами цвета сапфиров. Взгляд, который эльфийка устремила на девушку — одновременно поддерживающе-суровый и полный любви — отогнал прочь любые мысли о слабости.

- Мать, - прошептала Эрилин, приветствуя призрака, несмотря на очередной признак того, что магия её клинка распадалась.

Она отошла ещё на несколько шагов и огляделась. Все эльфийские тени, все восемь предков, владевших её мечом, кружили по крыше в боевых стойках. Взгляд трена сновал от одного к другому, он шевелил языком, пробуя их запах. Через несколько секунд рептилия начала наступать. В отличие от людей, трен не боялся духов. Если он их не чует, значит они недостаточно реальны, чтобы побеспокоить его.

Эрилин подняла меч в оборонительную позицию. Трен свирепо обрушился на неё, рубанув обоими ножами. Она завертела мечом из стороны в сторону, чтобы блокировать атаки. Каждая из них болью отдавалась в руках, и боль стала такой сильной, что зрение заволокло красной дымкой.

Тяжёлый, пахнущий плесенью груз обрушился на неё. На секунду Эрилин показалось, что она потратила слишком много сил, что она теряет сознание. Неожиданно груз исчез, и лунный клинок вырвался из её ослабелых рук.

По какой-то причине неожиданная потеря оружия успокоила её. Зрение прояснилось и сфокусировалось на встревоженном лице Дана. Трен лежал замертво у её ног, убитый тремя быстрыми росчерками его меча.

Она обратила внимание на свои руки. Данила держал обе руки девушки, цепляясь за прозрачные пальцы достаточно сильно, чтобы по её венам снова побежала боль. Она всё равно не стала отстраняться, потому что увидела то, что видел Данила, глядя на неё. Она могла видеть сквозь собственные руки — почти так же отчётливо, как видела город внизу сквозь фигуры своих предков.

- Не сейчас, - сказал Данила. Его взгляд бросал вызов ожидающим теням. - Слишком рано.

Эрилин ощутила, как он тянется через их связь и почувствовала, как новые силы вливаются в её измученное тело.

-Я наполняюсь, - сказала она. Термин был странным, но подходящим. Её рукам возвращались цвет и плотность. Она высвободила их из рук Данилы и подняла к его глазам. Данила поймал одну из рук и быстро, благодарно поцеловал пальцы. Затем он наклонился и подобрал клинок. Эрилин смутно осознавала, что меч не нанёс ему вреда, но её это не удивило. Магия меча полностью исказилась, настолько, что лунный клинок повернулся против неё и высасывал её собственные жизненные силы.

- Мхаоркиира, - сказала девушка, догадавшись, в чём причина. - Рубин близко.

Данила замер на полушаге и отшвырнул лунный клинок прочь.

- Ты ничего не сможешь против него сделать. Оставайся здесь или брось этот меч.

Эрилин не могла согласиться ни на то, ни на другое. Она прошла мимо барда и встала на краю крыши.

- Возьми его с собой, - сказала девушка и прыгнула в ночь.

Сердце Данилы пропустило удар, потом он услышал лёгкий стук её сапогов, приземлившихся на крышу всего в нескольких футах внизу. Он подобрал меч и последовал за ней к «Ароматам Дилунтьера», а оттуда — в тоннели под улицей.

Здесь должны были встретиться уцелевшие трены. Эльфы хорошо сделали своё дело — выживших осталось лишь горстка. Тела тренов и эльфов говорили о последней жестокой битве, которая здесь произошла. Всё, что осталось от отряда рептилий — крупный трен, сражавшийся с Элайтом.

- Лёгкая победа, - уверенно сказала Эрилин.

Данила был не так уверен. Быстрый меч Элайта не отпускал нож трена, но существо сунуло свободную лапу в подозрительно знакомую сумку у себя на поясе — сумку из полотна, какую носили человеческие маги, а не из жуткой тонкой кожи одной из треновских жертв.

- Это Ос, готов поставить свою жизнь, - обеспокоенно сказал он. У мага был Мхаоркиира — могущественный тёмный камень, похищавший память и магию.

Эрилин схватила барда за руку.

- Мне нужно уходить отсюда, - сказала она торопливо. - Элайт сражается за свою жизнь. Я не в силах ему помочь, я могу только его отвлечь.

Данила осторожно оглянулся на ближайшую эльфийскую тень, и понимание пронзило его. Лицо тени принадлежало Эрилин, хотя было ещё более красивым, если такое возможно, и волосы призрака были прозрачно-синими.

- Принцесса Амнестрия, - понял он, осознав правоту Эрилин. Если что и могло отвлечь Элайта от битвы, так это лицо его утраченной любви.

Предупреждение запоздало. Взгляд янтарных глаз Элайта упал на прекрасную тень, и узнавание оставило горький, болезненный след на его лице. Эльф немедленно взял себя в руки, но мгновенное замешательство — всё, что потребовалось Осу Элторчулу.

«Трен» отшвырнул свой меч и сделал короткий резкий жест толстыми пальцами на обеих руках. Вспышка багрового света ударила с его рептильих рук и ударила Элайта прямиком в грудь. Сила удара сорвала эльфа с ног и отбросила его на несколько футов. Он врезался в стену тоннеля и соскользнул на землю.

Чешуя превратилась в кожу и ткань, когда маг вернул себе своё обличье. Высокие, тонкие черты Оса Элторчула набрали резкость. В вытянутой ладони мага виднелся сияющий зловещим светом красный камень.

- Ты умрёшь, - почти небрежно сказал маг, - но сначала я заполучу твою память.

Данила ощутил неожиданный резкий рывок — как будто кто-то сунул руку в его грудь и сомкнул железные пальцы на сердце. Бард ощутил, как искажается магия Пряжи, когда его место в ней начинают вырывать нить за нитью.

Быстрый взгляд на бледное лицо Эрилин сказал ему, что девушка ощущает то же самое. У девушки похищали её историю, её магию, но выглядело это иначе: эльфийские тени устремились к огненноволосому магу, сопротивляясь на каждом шагу, как будто шагая против сильного ветра. Эрилин тоже начала двигаться, силой пытаясь добраться туда, где лежал её лунный клинок, в отчаянной попытке остановить искажённую эльфийскую магию и мага, который ею управлял.

Данила собрался с последними силами и сложил их в обвиняющее заклинание, которое составил для леди Кассандры. Как он и ожидал, заклятье исказилось. Бурлящие линии и усики пламени взметнулись в воздух, обвившись вокруг мага и затем исчезнув внутри Мхаоркиира.

Это отвлекло Оса, но всего на мгновение. Эльфийские тени в неуверенности застыли. Данила предпринял новую попытку, швырнув в Оса заклинанием пузыря, которым задержал когда-то трена.

Маг снова начал менять форму, на этот раз превратившись в гигантского ежа. Длинные толстые иглы пронзили волшебную тюрьму, отправив осколки в полёт, точно капли дождя со встряхнутого ветром дерева

Маг испустил яростный рёв — рёв, превратившийся в скорбный клич волка и окончившийся воплем охотящейся совы. Тело мага вторило этим кличам, переходя из одной формы в другую во вспышке неуправляемой магии. Не все трансформации были равномерными. Постоянно меняющийся, неустойчивый результат оказался чудовищным, превратив волшебника в зеркало, отражающее существа, обитавшие в сотнях кошмаров.

Эрилин наконец добралась к лунному клинку и наклонилась, чтобы подобрать его. Пальцы девушки сомкнулись на рукояти — и прошли насквозь. Её голова опустилась в жесте смирения. Для неё битва кончилась. Эрилин могла только ждать и смотреть, как между её возлюбленным и спятившим волшебником бушует магический поединок. Это был самый трудный момент в её жизни. Как уместно, мелькнула мимолётная мысль, что он же станет последним.

Она подняла одну призрачную руку, чтобы защитить по-прежнему чувствительные глаза от алмазного вихря света. Данила швырял в мага все заклинания огненных шаров и молний, которые только были у него в памяти.

Нет, не в мага, поняла она — в Мхаоркиира.

Паника охватила девушку, и она попыталась закричать, чтобы Данила остановился, чтобы он бежал. Даже в лучшие времена такая магия была опасна. В присутствии тёмного камня она могла стать смертоносной.

Мхаоркиира поглощал каждую из волшебных атак, разгораясь всё ярче и ярче. Неожиданно рубин взорвался, рассыпав осколки и искры света по всем уголкам пещеры. Звука не было, ни грохота, ни грома, ни дрожи. Но сила взрыва врезалась в полупрозрачное тело Эрилин, бросив девушку на колени.

Она никогда не встречалась с врагом, равным этому. Беззвучный вихрь духа, сотканный из воспоминаний, заклинаний, снов и кошмаров, промчался по пещере. Целая жизнь — сотни жизней! Сила вихря угрожала унести её прочь.

Среди беззвучного рёва она услышала знакомый голос и почувствовала знакомое, золотое присутствие. Данилу точно так же швыряло из стороны в сторону. Мимолётное касание — и он тоже исчезнет.

В мыслях она ощутила знакомое пожатие его руки — так же отчетливо, как наяву. Всей своей гаснущей силой воли она уцепилась за это пожатие, добавив к нему свою собственную упрямую храбрость. Вокруг них бушевал шторм, но оказалось, что вместе они способны были сопротивляться.

Когда багровый вихрь наконец угас, Эрилин медленно отпустила руку Данилы. Она встала на ноги и вздрогнула от удивления, заметив, что тот стоит почти в двадцати шагах от неё.

- Взгляни, - сказал бард, кивнув на её эльфийский меч.

Клинок светился слабым синим светом. Эльфийские тени пропали, но каждая из восьми рун пульсировала спокойной силой.

Данила подошёл к Элайту и поманил к себе Эрилин. Девушка услышала ободряющий стук своих сапог по камню, и поняла, что её время стать тенью меча ещё не пришло. Но быстрый взгляд сказал ей, что Элайту могло повезти меньше. Его раны были серьёзными.

Ос Элторчул находился в куда худшем состоянии. Маг свернулся у основания стены. Его взгляд был пустым, как у новорождённого младенца. У ног волшебника лежал Мхаоркиира Хадриад. Свет жизни и воспоминаний покинул рубин, оставив лишь простой драгоценный камень. Эрилин подобрала его и не почувствовала следов злобной магии. Киира был пуст, как и маг, чей разум он уничтожил.




#96608 Сферы снов: девятнадцать

Написано Redrick 29 Ноябрь 2018 - 13:24

Девятнадцать

 

Собрание в башне Зелёного Луга нельзя было назвать душевным. Очень скоро Данила понял, что Элайт тревожаще точно оценил эльфов Глубоководья. Некоторых из них недавно выселили из башни, и они были не слишком довольны, узнав, что приказ отдал Элайт.

Следовать за ним эльфы тоже не желали. Мать эльфа, убитого вместе с Белиндой Гандвинд, гневно потребовала ответа на вопрос, имеет ли Элайт какое-то отношение к гибели её сына.

- Скажите мне, милорд, - с горьким сарказмом восклинула она, - это тоже была часть вашей вендетты против благородных семей?

Прежде чем Элайт успел заговорить, вперёд вышла Эрилин. Она положила руку на свой лунный клинок.

- Вы все знаете, что это такое. Вы знаете, что меч не может проливать невинную кровь, и что его нельзя использовать, чтобы навредить Народу. Если то, о чём просит нас Элайт — достойный и правильный путь, если сам Элайт заслуживает нашей преданности, меч признает его. Если Элайт падёт, вы последуете за мной. Вы согласны?

Было много сомневающихся лиц, но когда из небольшой группы лесных эльфов вышел высокий мужчина, по толпе пробежал шёпот. Данила сразу понял, кто это. Эрилин говорила, что Лисий Огонь был военным вождём. Эльф двигался с текучей грацией воина. Дан и прежде встречал предводителей, обладавших спокойной, несравненной силой, распространявшейся вокруг и внушающей уверенность окружающим. Но до сих пор он не встречал никого, в ком это качество было бы настолько выдающимся. И если этого доказательства было мало, существовали эльфийские обычаи, по которым эльфы получали свои имена благодаря каким-то особым умениям или чертам внешности. Мужчине подходило имя Лисий Огонь, поскольку его длинные рыжеватые волосы обладали блеском и цветом меха рыжей лисы. Оставаясь насколько возможно беспристрастным, Данила отметил, что эльф является одним из самых красивых мужчин любой расы, что он когда-либо видел.

Лисий Огонь снял повязку с руки и бросил к ногам Элайта. Данила читал про этот ритуал — повязка наверняка несла на себе знак положения Лисьего Огня в качестве военного вождя.

- Я подчинюсь решению лунного клинка, и вместе со мной — мои товарищи, - произнёс он на музыкальном эльфийском языке с сильным акцентом. Лесные эльфы встали и подошли к нему. Конечно, они не знали, что магия лунного клинка стала ненадёжной и иногда даже действовала наоборот.

И в этот момент Данила понял, что задумала Эрилин. В нём волной поднялся страх. Почувствовав это, она повернулась и встретилась с ним взглядом. Любые намёки на сдержанность исчезли. В глазах Эрилин отражалось её сердце, и Данила не сомневался, что в его взгляде царит такая же откровенность. Не сомневался он и в том, что этот последний, невероятно искренний взгляд может быть её молчаливым прощанием.

Эрилин резко отвернулась от него к Элайту. Она достала меч и подняла его, бросая вызов.

Белолицый эльф достал своё оружие и зеркально повторил её салют. На его лице не было страха, хотя он явно ожидал своей смерти. Данила подозревал, что он хочет погибнуть. Элайт так и не получил ответа у Мхаоркиира, но смерть от лунного клинка могла избавить его от терзавшего душу вопроса. Данила поразился непохожести этой пары и невероятной храбрости обоих эльфов.

Эрилин подняла меч и со свистом обрушила его вниз в могучем двуручном ударе. Но коснуться Элайта ей было не суждено.

Ужасная вспышка осветила комнату. На мгновение испуганный взгляд Дана различил очертания черепа под лицом Эрилин, кости в её руках. Затем видение пропало, и полуэльфийка оказалась на полу. Её руки почернели. Её глаза были открыты и смотрели, но она оставалась полностью неподвижна.

Прежде чем Данила успел пошевелиться, Элайт отбросил свой меч и упал на колени. Он сложил руку в кулак и ударил полуэльфийку по груди. Потом ударил ещё раз, и ещё. Данила инстинктивно подался вперёд, чтобы остановить его, но Лисий Огонь поймал и удержал барда.

- Он верно всё делает, - тихо сказал военный вождь.

Данила осознал, что это правда. Он кивнул в знак того, что понимает, отстранил руки эльфа и опустился на колени рядом с возлюбленной и эльфийским другом. Какое-то время он мог только смотреть, как Элайт продолжает своё жестокое оказание помощи.

Неожиданно Эрилин резко втянула воздух. Её глаза закрылись, пока она боролась с болью от ожогов. Собравшись с силами, она открыла глаза и посмотрела на мрачных, внимательных эльфов.

- Вы получили знак, - сказала она слабым, надтреснутым голосом. - Делайте, как говорит вам эльфийский лорд.

Вперёд выступила небольшая лесная эльфийка, коричневая, как врен.

- Иди с остальными, - грубо бросила она Даниле. - Я шаман и я её вылечу.

Она посмотрела на Лисьего Огня, ожидая, что тот поможет ей нести раненую полуэльфийку. Военный вождь покачал головой и кивнул Дану.

Данила осторожно взял Эрилин в руки и вышел следом за шаманкой из комнаты.

- Ты ожидала, что это произойдёт, - тихо сказал он.

Эрилин с большим усилием кивнула и повернулась к Элайту. Лунный эльф шёл рядом с Даном, не отрывая взгляда от девушки. Его несокрушимое спокойствие пропало, расколотое жертвой, которую его «принцесса» принесла ради эльфийского народа, ради семьи своего человеческого возлюбленного, и ради него.

- Ты не получил Мхаоркиира, зато узнал свой ответ, - сказала она. - Ты доволен?

Изумление заполнило лицо эльфа.

- Все эти годы, - поразился он. - Всё, что я совершал. Я был уверен, что для раскаяния поздно — поздно для искупления.

- Иногда разница между героем и негодяем, - осторожно сказала она, - заключается в том, кто рассказывает историю. Спроси этих эльфов, кто я такая. Они расскажут о лунном клинке. Спроси людей — они скажут, что я убийца. С тобой может быть точно так же.

- Ты слишком много говоришь, - упрекнула её шаманка.

Глаза Эрилин закрылись.

- Это нужно было сказать.

Данила оставил её со свирепой маленькой эльфийкой и вернулся в главный зал. Поскольку Элайт, казалось, не хочет обсуждать случившееся, он отложил разговор с контрабандистом на потом и отыскал Лисьего Огня.

- Это был благородный жест, - сказал он. - Подобную любезность нечасто оказывают незнакомцам.

Лесной эльф улыбнулся ему загадочной улыбкой.

- Я уже видел тебя прежде, один раз, на поле боя возле моего леса. Эрилин вызвала все эльфийские тени из её меча. Твоя была среди них.

- Больше нет. Эта связь разрушена.

- Не разрушена, - поправил Лисий Огонь. - Изменилась. Она нуждается в тебе.

Это удивило Данилу.

- Почему?

- Эрилин — храбрость. Никогда не видел эльфа, который настолько полно воплощал бы храбрость. Но она эльфийка лишь наполовину, и есть качества, которых ей недостаёт. Музыка и лёгкий смех нужны эльфийской душе не меньше, чем звёздный свет. Эрилин находит их в тебе. Позаботься, чтобы она их получала, и я всегда буду звать тебя другом.

В этих словах была правда — и ответ, который Данила давно искал. Он поднял руку в эльфийском жесте. Лисий Огонь рассмеялся и протянул руку в приветствии, которым обменивались человеческие товарищи. Они пожали запястья, затем присоединились к остальным в подготовке к грядущей битве.




#96604 Сферы снов: восемнадцать

Написано Redrick 27 Ноябрь 2018 - 11:16

Восемнадцать

 

- Всё сходится, - задумчиво сказал Данила, когда они посвятили его в происходящее. - То кольцо, которое было у Изабо в усадьбе Элторчулов — оно походило на найденное нами на отрубленной руке?

- Я не обратила внимания, но теперь понимаю, что кольцо показалось знакомым, - признала Эрилин. - Оно было из золота, с розовым камнем.

- Бьюсь об заклад, кольцо, которое мы нашли, было иллюзией. И рука наверняка тоже.

Данила принялся расхаживать из стороны в сторону.

- Помнишь состояние кабинета Оса? Столы перевёрнуты, пол усыпан разбитыми горшками и обычными компонентами заклинаний, но полки с ценными пузырьками, свитками и шкатулками, остались нетронуты.

- Неудивительно, что семья Элторчул держала смерть Оса в секрете, - сказала полуэльфийка. - Но зачем ему притворяться мёртвым?

- Я знаю, зачем, - тихо произнёс Элайт. - Большая часть вам уже известна благодаря длинному языку Мирны Кассалантер. Незаконная торговля в этом городе тщательно и тайно контролируется. Много лет я строил собственную империю.

Он слабо усмехнулся.

- Полагаю, это дань моим достижениям — меня наконец восприняли как угрозу. Семь семей уже некоторое время пытались меня предупредить. Некоторые предупреждения были завуалированы, другие — не слишком.

- Вроде нападения тренов в особняке Таннов, - сказала Эрилин.

- Нападению не хватало тонкости, - сухо сказал эльф, - но не стоит беспокоиться, лорд Танн. Организовала его не ваша семья. Естественно, организатор рассчитывал, будто я обвиню именно Таннов и нанесу ответный удар. Тогда у семьи Танн был бы повод присоединиться к остальным в попытке вывести меня из игры.

- Значит, леди Кассандра не имеет к этому отношения?

- Этого я не говорил, - поправил его Элайт. - У неё могло не остаться другого выбора, кроме как предпринять собственные действия.

- И что это будут за действия? - спросила Эрилин.

Эльф долгое время молчал.

-Я считал, что владею Мхаоркиира. У меня были на то причины. Я устроил так, чтобы определённые люди воспользовались сферами снов, и получил у них сведения, которые использовал для воздействия на консорциум двух городов.

- Какого воздействия? - осторожно спросил Данила.

- Я не имею никакого отношения к гибели твоей сестры, - начал эльф.

- Это был Ос, - решительно сказала Эрилин. - Если он способен принять форму кошки, то сможет стать и треном. Конечно, у Изабо были причины бежать от него — судя по тому, что рассказал Элайт, она крала у Оса не однажды, а дважды. Скорее всего, она обвинила Элайта просто из неприязни. А что с Белиндой Гандвинд?

- Ильзиммеры, подозреваю, - устало сказал эльф. - Путь к ответу весьма извилист. У меня был смертельный спор с капитаном наёмников, служившим семье Ильзиммер. Убивший его клинок был изготовлен семьёй Амкатра и украден во время нападения на караван.

Данила был озадачен.

- А при чём здесь Гандвинды?

- Всем известно, что семья Амкатра не входит в консорциум двух городов. Поэтому я отправил тебя к Регнету, - признался эльф. - Это был просто отвлекающий манёвр. Как я и рассчитывал, Ильзиммеры решили, что клинок был посланием от Гандвиндов. В конце концов, он пропал из их каравана. Когда этим оружием воспользовались для нападения на солдата Ильзиммеров — тем более, учитывая, что тот был начальником каравана — это можно было воспринять, как открытое обвинение. Смерть Белинды должна была стать предупреждением.

- Как и покушения на нас с Данилой, - добавила Эрилин. - А что с Саймоном Ильзиммером?

Улыбка Элайта приобрела жестокий оттенок.

- Это моих рук дело, - сказал он без малейших угрызений совести. - Женщина работала на меня и умирала от хронической болезни лёгких. Несколько иллюзий, горстка с толком потраченных монет, и многие готовы были поклясться, что видели, как Саймон Ильзиммер покидает её комнату.

- Я не стану проливать над ним слёзы, но мне это не нравится, - горячо сказал Данила. - Даже отбрасывая вопрос того, была ли «невиновность» Саймона общей или конкретной. Как насчёт тех, кто давали показания? Предполагаю, что они были избраны, чтобы впутать какую-то другую семью и раздуть пламя ещё сильнее?

Эльф кивком признал его правоту.

- Я постараюсь исправить, что смогу. Ты упоминал, что разговаривал с Саймоном в тот самый день — помнишь, в каком часу?

- Звенели колокола в храме Ильматера, - вспомнила Эрилин.

- Вот и решение, - удовлетворённо сказал Элайт. - Час достаточно близкий. Можете выступить в его защиту. Это станет услугой семье Ильзиммер от семьи Танн. Можно будет легко обвинить Оса. Мы знаем, что он совершал убийства в другом обличье. Почему не заявить, что он принял обличье Саймона Ильзиммера?

Данила начал возражать, затем со вздохом сдался.

- Прежде чем обвинять Оса в чём-либо, его нужно сначала найти. Вопрос в том, как мы это сделаем?

- Я вижу несколько возможных путей, каждый из которых не слишком привлекателен, - сказал эльф. - Можем передать это дело лордам Глубоководья, но такие обвинения будет сложно доказать, и это может лишь усугубить вражду между семьями. Можем позволить семьям уладить всё самостоятельно и надеяться, что кровопролитие сведётся к минимуму. Лично я предпочёл бы поступить именно так, если бы не вы с принцессой.

Данила поморщился.

- Или?

Улыбка эльфа была холодной и безжалостной.

- Или мы можем выдать Оса семьям двух городов — но сначала его нужно будет найти и остановить.

- Нелегко найти мертвеца, который может менять облик по своей воле, - заметила Эрилин.

- Проще, чем ты думаешь, - ответил Элайт. Он достал красный кристалл из кармана и положил его на стол. - Ос посылал мне информацию через этот камень — то, что он хотел, чтобы я знал. Он хочет смерти нам всем троим и пытается завести нас в ловушку. Давайте клюнем на удочку.

- Я слышал планы и получше, - сухо сказал Данила, - но ты, пожалуйста, продолжай. Хуже не будет.

Элайт потянулся и постучал по камню.

- Через две ночи произойдёт большое скоординированное нападение тренов на членов семей Танн и Ильзиммер.

- Зачем это Осу?

- Причин несколько. У этих семей есть старые враги. Они поверят, что атаку организовали эти противники и начнут вести действия против них. Благородные дома будут сражаться, пока в конечном итоге не ослабнут все. В какой-то момент вмешаются другие семьи и уладят дело.

- Но зачем Осу создавать проблемы этим домам? - удивился Дан.

- Состояние Элторчулов тает, - напомнил ему эльф.

- Неудивительно, - вмешалась Эрилин. - Новые тоннели обходятся недёшево. Как и услуги тренов-убийц.

- Или магические исследования, - добавил Данила. - Цена разработки сфер должна была быть просто сокрушительной.

Элайт покачал головой.

- Цена ничего не значит по сравнению с выгодой, которую может извлечь Ос, если сможет урвать для своей семьи долю в торговле двух городов. Используя сферы снов, Ос может получить достаточно сведений о незаконной торговле, чтобы сделать нужный ход.

- К счастью, - мрачно сказал эльф, - его самый амбициозный замысел потерпел неудачу. Он вовлёк меня в торговлю сферами снов, наверняка рассчитывая, что я захочу воспользоваться сферами сам и выдам секреты, которые не доверяю никому. Если бы Ос добился того, что не смогли устроить семеро семей, и вручил им моё поражение и моё богатство, другие семьи приняли бы его к себе с распростёртыми объятьями.

Данила с Эрилин задумались.

- Остаются другие вопросы, - сказала Эрилин. - Понятно, что знать не любит эльфов, но семья Элторчулов кажется особенно нетерпимой.

- Ос высокомерен, - пояснил Данила. - Сама мысль о том, что какая-то магия может быть ему недоступна, для Оса глубоко оскорбительна. Ты бы видела его лицо на Балу Самоцветов, когда он попросил меня научить его магии волшебной песни.

- Хорошо сказано, - согласился эльф. - Несколько лет назад Ос пытался приобрести эльфийские заклинания у жрецов в храме Пантеона. Он получил твёрдый отказ.

- Сибилантра Дезлентир была волшебницей, - заметила Эрилин. - Может быть, она тоже отказала Осу? Возможно, именно тогда он работал над Мхаоркиира. Если Ос решил, что Сибилантра слишком много знает о его намерениях, то мог постараться обеспечить её молчание.

Элайт казался испуганным, затем — угрюмо-злым.

- Мне кажется, это весьма вероятно.

- Здесь всё сходится, - продолжала размышлять Эрилин. - Скорее всего, Сибилантра погибла от яда. Дилунтьер торгует и ядами, и услугами тренов — Ос, очевидно, обладает какими-то связями с парфюмером. Что также объясняет покушение на Мирну Кассалантер.

- Нет, это моих рук дело, - откровенно сказал Элайт. Он пожал плечами в ответ на их недоверчивые взгляды. - Она это заслужила. Кто, по-вашему, устроил нападение под домом Регнета?

Данила потёр виски.

- Давайте вернёмся к этому позже. Насколько я понял, ты знаешь, где запланированы нападения тренов.

- Знаю, - Элайт вздохнул с искренним и глубоким раздражением. - К несчастью, у меня недостаточно людей, чтобы их предотвратить. О, людей у меня на службе много, но нет таких, которым я стал бы доверять. Партия сфер, которую я приобрёл в Порту Черепа — наверняка лишь малая доля от целых запасов Оса. Готов держать пари, что сферы снов нашли путь в руки каждого мужчины, женщины и чудовища, регулярно посещавших мои заведения или принимающих от меня плату.

На мгновение эльф замолчал.

- Все, кому я доверяю, находятся в этой комнате. Других я не знаю.

- Я знаю, - неожиданно сказала Эрилин.

Данила медленно кивнул, догадавшись о её намерениях.

- Эльфы из Тетира пришли сюда, готовые сражаться вместе с тобой, если потребуется. В городе есть и другие эльфы. Можно заручиться их помощью.

Элайт фыркнул.

- Прости, но ты не понимаешь эльфов. Большая часть эльфов Глубоководья — золотые или лунные, как мы с Эрилин. За кем они последуют? За бандой лесных эльфов, которые для них просто дикари? За полуэльфийкой? За контрабандистом вроде меня? Городским эльфам известна моя репутация, - сказал один, - и среди них немало тех, кто пострадал из-за моих действий. Они не захотят в этом участвовать. У них нет причин доверять мне, тем более, если они узнают, что здесь замешана Мхаоркиира Хадриад. Нет уж, прости, но у эльфов в этом городе нет никаких причин объединяться под одним из наших знамён.

- Разошли гонцов, - с мрачной уверенностью сказал Эрилин. - Собери своих знакомых эльфов. Я сделаю остальное.

 

***

Леди Кассандра с подозрением смотрела на младшего сына.

- Больше никаких горящих книг?

- Лишь простое предупреждение, мать. Я прошёл до конца пути, и ты должна узнать, что я обнаружил.

Она кивнула, как будто ожидала этого. Данила рассказал ей о том, что узнал.

- Я не нанимала тренов, - сказала она напряжённым, обеспокоенным тоном, - но если это всплывёт на свет, никто мне не поверит, и семью Таннов предадут анафеме! Тем более после того, как закончится битва между семьями!

- Битвы не произойдёт, - с железной уверенностью сказал Данила. - Или, по крайней мере, она не затронет семью Таннов. Сдержи свою руку хоть раз и позволь другим разобраться с проблемой. Позаботься о том, чтобы защитить семью, но не впутывай в это наёмных рабочих.

Кассандра не стала соглашаться — как и протестовать.

После паузы Данила задал вопрос, на который должен был получить ответ.

- Мы с Эрилин обручились по эльфийскому обычаю. Мы соединились духовной связью. Она носит моё кольцо, и мы собираемся пожениться. Знай, что моя преданность в первую очередь принадлежит ей. Она стоит всего этого и даже больше.

- В этом я не сомневалась, - заметила женщина.

- Тогда скажи, почему ты так возражала против нашего союза?

На секунду Кассандра показалась уставшей, почти хрупкой.

- У вас с Эрилин могут быть дети. Возможно, у одного из них будет внешность полуэльфа. Возникнут вопросы.

Данила кивнул, давая знак продолжать.

- Когда ты заговорил о своём эльфийском наследии, я решила что ты знаешь, но потом, когда прошло первое удивление, я поняла, что Хелбен рассказал тебе какую-то байку о далёких предках. Отец сына Арана был полуэльфом. Но есть более близкая связь.

Она сделала глубокий вздох.

- Я родилась ещё до того, как мой отец приехал в Глубоководье. Моя мать погибла при родах, которые некому было принять, кроме отца. Вскоре после этого он женился снова. Хелбен, чьё имя позаимствовал архимаг, родился от этого союза, и я всегда называла его мать своей. Немногие знают, что это не так. Никто не знает, что она была наполовину эльфийкой.

- Ты стыдилась этого, - изумлённо сказал Данила.

- Не совсем, но ты же видел, как знать относится к полукровкам.

Она обвела рукой находящийся в прекрасном состоянии особняк.

- Посмотри, что я сделала. Семейные дела были в полном беспорядке, когда я вышла за твоего отца. Я заслужила своё место. Никто из моей семьи — даже обладатели дара к магии, которого я лишена — не вошёл в ряды знати. Только я добилась подобного. Это то, что я есть.

Холодный тон её голоса скрывал слабую дрожь. Данила долго и тщательно размышлял, прежде чем заговорить.

- Я не хочу отнимать это у вас, госпожа.

Она покачала головой.

- Без торговли двух городов всё будет потеряно. Я говорю не просто о богатстве. Думаешь, другие позволят Таннам выжить, если мы устранимся из этого союза?

Данила уже думал об этом. К добру или худу, про эту тайну он будет молчать.

- Танны выживут, - сказал он.

Но Кассандра по-прежнему была обеспокоена.

- Что ты предлагаешь? Если о твоём участии станет известно, это наверняка отразится на нас.

- Не беспокойся об этом, - сказал он. - У меня есть союзники, которых никто не сможет связать с одним из знатных домов.

Кассандра задумалась над этим, потом коротко и невесело рассмеялась над иронией ситуации.

- Делай что должен, сын мой.

Помешкав, она улыбнулась ему искренней улыбкой — тем более искренней, что в ней скрывалась насмешка над собой.

- Чистой воды и доброго смеха до нашей следующей встречи.

Традиционное эльфийское прощание удивило его, потом смутило и оставило глубоко тронутым. Он не понимал эту женщину и никогда не смог бы пробиться через многочисленные слои и запутанные тропы её разума. Одно Данила знал наверняка: Кассандра благословила его словами, которые имели для него большое значение. Он взял мать за руку и поцеловал ей пальцы, потом отвернулся и быстро вышел из зала, чтобы приготовиться к предстоящей битве.




#96603 Сферы снов: семнадцать

Написано Redrick 27 Ноябрь 2018 - 10:42

Семнадцать

 

По молчаливому согласию Эрилин и Данила отправились в поисках красоты и уединения в его эльфийский сад. Они молчали, пока не оказались на краю спокойного пруда, а потом долгое время смотрели в воду, как будто это было озеро пророчеств, способное показать им правильный курс действий.

Данила был не в настроении для разговоров. Он пока ещё не оправился от откровения, объяснявшего многие, если не все, загадки недавних событий.

- Мирна Кассалантер — злая женщина, - наконец произнесла Эрилин.

- Не стану спорить, но осмелюсь заметить, что правды в её словах не меньше, чем злобы, - ответил бард. - Ты не согласна?

- Не совсем. Сомневаюсь, что Мирну отравил Элайт.

Данила удивлённо взглянул на неё.

- Вот как?

- Эльфы редко используют яд. Методы Элайта, пускай и извращённые, остаются эльфийскими.

- Извращённые? - переспросил он.

Она рассказала ему о подозрениях, что Элайт убил посредника в Порту Черепа, чтобы заполучить потерявшиеся сферы снов.

- Следы эльфийского меча ни с чем не перепутаешь. Один из мертвецов был полностью испарён. Элайт разбирается в магии и обладает большой коллекцией магического оружия. Он способен на такое.

- Но Мирна сказала, что ей платят эльфийскими монетами.

- И что с того? Именно это в первую очередь и заставляет меня считать, что Элайта кто-то подставил. Он не настолько глуп.

- Да, не настолько, - согласился Данила, - но оттого становится только опаснее. Вряд ли он хорошо отреагирует на подобное обращение. Может быть, некоторые из недавних событий — его месть благородным семьям.

Они молча размышляли над этим. Куртизанка была мертва, и в её смерти обвинили Саймона Ильзиммера. Счёт мертвецов на этом не заканчивался; Белинда Гандвинд и её эльфийский возлюбленный. Ос Элторчул.

Лилли.

- И это эльф, которого я поклялся защищать, - тихо произнёс Данила. - Однажды он попросил меня доказать его невиновность. Я должен докопаться до истины, какой бы она ни была. Я обязан сделать это для него — ради чести, которую когда-то он мне оказал.

Эрилин кивнула и направилась к воротам.

- В таком случае, нам стоит этим заняться.

 

***

Изабо дождалась, пока Эрилин и Данила не пропадут из виду, затем подошла к дверям особняка Мирны Кассалантер с таким видом, как будто была здесь частой гостьей.

Она обнаружила Мирну бледной, но необычайно спокойной. Причиной тому, объяснила женщина, был её новый способ отвлечься. Она показала Изабо деревянную шкатулку, заполненную небольшими хрустальными сферами.

Изабо знала о них всё — знала больше, чем эта странная женщина могла заподозрить — но с молчаливым презрением слушала, как Мирна радостно болтает об использовании купленной магии для жизни в фантазиях.

Она, Изабо, была полна решимости создать себе собственный мир грёз.

Но сферы снов для этого не подходили. Теперь она это понимала. Если сферы уже попали в дома богатых и влиятельных жителей Глубоководья, шанс вернуть их в достаточном количестве, чтобы извлечь выгоду, был мал.

Был и другой способ. Рискованный, наверняка, но Изабо знала, что это её единственный шанс.

Она выбрала самую крупную и самую яркую сферу из шкатулки и заметила собственническое, жадное выражение, мелькнувшее в глазах Мирны.

- Мне хотелось бы попробовать одну из этих диковин, - сказала Изабо. - Не выберешь одну для меня?

Мирна практически набросилась на могущественную и дорогую сферу в руках гостьи.

- Эта для меня. Можешь взять любую другую.

- Может быть, нам стоит поделиться, - предложила Изабо. - Ты поделишься своими грёзами, а я своими. Приятная передышка от сегодняшних хлопот.

Хозяйка энергично кивнула. Как только её гостья устроилась с меньшей волшебной сферой, она забрала себе крупную сферу снов.

Изабо дождалась, пока женщина глубоко погрузится в свой магический транс. Она тихонько встала на ноги и высыпала сферы из шкатулки себе в карман. Затем осторожно сняла ожерелье с шеи одурманенной женщины и добавила его к своей добыче.

Чем крупнее и ярче сфера, тем дольше и сильнее был волшебный сон. Изабо знала об этом, но не хотела рисковать. Двигаясь бесшумно и быстро, как призрак дервиша, она очистила комнату от всего ценного и сбежала, пока хозяйка не вынырнула из своих грёз.

Изабо даже не представляла, что за сплетничество так хорошо платят — благодаря монетам и драгоценностям, полученным в результате этой единственной кражи, она легко могла оплатить поездку в далёкий Тетир, включая все необходимые взятки.

Приободрённая успехом, она чуть ли не бегом покинула особняк и уселась в ожидавший её экипаж. Если кучер и удивился, что она желает направиться прямиком к Южным воротам, он не стал высказывать своего мнения. Лишняя золотая монета всегда помогала сохранять благоразумие. Если Изабо будет соблюдать осторожность, может быть, ей удастся без помех добраться в южные земли.

Изабо откинулась на спинку сидения и осмелилась начать мечтать о будущем, куда более великом, чем всё, что могли показать ей волшебные игрушки Оса Элторчула.

 

***

Эрилин в испуге проснулась, резко сев рядом со спящим другом. Через секунду её дыхание пришло в норму, но сон, разбудивший её, не угас.

Она посмотрела на лунный клинок, который лежал рядом с кроватью. Он был тёмен и тих. В прошлом ей уже приходилось просыпаться от подобного сна и видеть меч охваченным зелёным сиянием — верный знак того, что сон был послан лесными эльфами, нуждавшимися в помощи. На этот раз сон был другим. Она сама нуждалась в помощи, а друзья из далёкого Тетира пришли к ней на выручку.

Но верить сну было нельзя. Доказательств тому хватало. Пять призрачных эльфов стражами стояли в комнате, сбежав из меча, когда её воля ослабла.

На самом деле магия лунного клинка становилась всё более противоречивой. Эрилин могла ожидать, что любая сила эльфийского меча будет действовать наоборот. Предупреждений либо не было, либо они запаздывали. Хуже того, быстрый удар становился ненадёжен — иногда случался слишком рано, иногда вообще не срабатывал. Если так будет продолжаться, она не сможет воспользоваться мечом в битве.

Осторожный стук в дверь разбудил спящего мужчину рядом с ней. Данила сел и провёл обеими руками по волосам.

- Что такое, Монро?

- Послание для леди Эрилин, - сказал полурослик, голос которого приглушала тяжёлая дверь.

- Что ж, неси сюда.

Полурослик вошёл и вручил Эрилин послание, отмеченное печатью гвардии. Она быстро сломала печать и начала с растущим удивлением читать.

- У Южных ворот стоит группа эльфов, которые спрашивают обо мне, - сказала она и коротко объяснила, что считает, будто неисправный меч изменил действие её сновидений-призывов на противоположное.

- Они пришли на помощь, - заключила она.

- И? - спросил Данила, догадавшись по её взгляду, что это не всё.

Эрилин спокойно встретила его взгляд.

- Это эльфы из Тетирского леса. Ты должен знать, что Лисий Огонь среди них.

Данила молча проглотил это.

- Ты хочешь побыстрее с ними встретиться.

На такой ответ Эрилин и надеялась — без вопросов, без колебаний. Это была часть её жизни, её долга, и он принимал её. Данила не стал спрашивать, какую дорогу она выберет, когда разберётся с текущей задачей. Наступит время, когда Эрилин придётся ответить на этот вопрос. Она не знала, каким будет ответ.

 

***

Ночь почти закончилась, а Элайту ещё предстояло решить, чем завершилась его кампания по отвлечению от себя внимания знати — успехом или неудачей. Благодаря сочетанию магии Мхаоркиира и сфер сновидений он действительно получал важную информацию. Но новости о сферах расходились быстро — слишком быстро. На них обратили своё внимание силы закона и порядка.

Только сегодня арестовали трёх из его торговцев сферами. Волшебники Глубоководья были в ярости из-за такого расточительного использования магии, и Элайт получил весточку, что были предприняты попытки волшебным способом проследить сферы до их источника.

Он не знал, куда может завести подобное магическое расследование. Учитывая свойство сфер искажать магию, оно могло завести практически куда угодно. Может быть, Элайт и не мог сравниться с Осом Элторчулом в том, что касалось искажения магии, но знал достаточно и позаботился о том, чтобы никто не смог проследить продажу сфер до его дверей.

И уж точно никто не явится сюда, разыскивая Элайта. Яма Чудовищ была одной из самых строго охраняемых тайн Портового квартала.

Сквозь двухстороннее зеркало эльф посмотрел на своё заведение со смесью брезгливости и удовлетворения. Гладиаторские арены были запрещены в Глубоководье, но эта пользовалась большим успехом. Арена находилась на глубине многих, многих футов под кузницей и шумной таверной. Днём звон молотов по металлу, свист мехов, грубые крики и почти постоянное пение кузнецов помогали заглушить любые звуки сражений и рёв зрителей. Ночью той же цели служила таверна.

Яма Чудовищ представляла собой большую, круглую пещеру, вырезанную в сланце. Стены были покрыты деревом, чтобы помешать зрителям откалывать камни и швыряться ими в бойцов.

Как всегда, здесь собралась шумная толпа, подогретая крепким алкоголем и различными развлечениями, недоступными на открытом рынке. Дым из дюжин трубок сливался в густую синеватую пелену. Большая часть посетителей кричали и трясли кулаками в сторону бойцов, но некоторые отлучились в задние комнаты ради приватных ставок или игр.

Сегодня ставки были особенно оживлёнными, поскольку мало кто знал, как следует оценивать шансы редких чудовищ, выставленных на бой. Эти бойцы были необычной парой и стоили эльфу немалых средств и усилий.

Боец покрупнее был фомором, представителем вида уродцев, среди которых не нашлось бы двух похожих особей. Это существо было самцом, крупным громилой с четырьмя мускулистыми руками и широким туловищем, заканчивающимся короткими, кривыми ногами. Несмотря на нижние конечности, боец возвышался на добрых шесть футов. Большую часть изуродованного лица заполнял огромный глаз, свисающий на щёку. Нос фомора был похож на медвежье рыло, а второй глаз был мелким, красным и хитрым.

Его противником был юань-ти, змееподобное создание с головой и руками человека. В настоящий момент человек-змея побеждал. Его кольца оплели фомора. Громила выпучил глаза, но продолжал сражаться. Парой своих рук он сдавил шею змеи, а второй парой отчаянно пытался разомкнуть сокрушительные кольца.

Лица чудовищ были жутко похожими, поскольку оба обладали широкими, как у лягушек, ртами. Их острые зубы были оскалены в жутких гримасах, а раздвоенные языки мелькали в отчаянных, мимолётных вдохах. Абсолютно безвкусно, подумал Элайт, но крайне выгодно.

Его размышления прервал звук трубы городской стражи, перекрывший шум толпы. Три патруля — двенадцать человек — промчались по деревянным ступеням. К испугу Элайта, они бросились прямо к магам по периметру пещеры, магия которых держала чудовищ в границах арены.

- Дураки, - буркнул Элайт.

В последовавшем хаосе юань-ти немедленно разомкнул свою хватку и ускользнул прочь, исчезнув в небольшой дыре, которая вела к его логову. Фомор взревел и бросился в атаку с яростью пойманного в клетку зверя, узревшего шанс обрести свободу. Три стражника преградили ему путь. Фомор легко поднял парочку одной рукой и отшвырнул в сторону. Третьего оттолкнули, когда в пещере началась рукопашная.

Разнокалиберные глаза существа обвели взглядом помещение, высматривая в толпе Элайта, эльфа, который захватил его в плен. Фомор бросился вперёд и разбил зеркало тремя кулаками. При виде Элайта его уродливые глаза засветились безумной радостью. Фомор отошёл на несколько шагов и с разбега бросился в атаку.

Бег чудовища остановил сверкающий эльфийский меч. К изумлению Элайта, путь фомору преградила Эрилин.

- Вооружайся, если у тебя есть оружие, - сказала она существу.

- Ты же не всерьёз, - потрясённо воскликнул Элайт.

- Я не стану убивать безоружного противника, - упрямо сказала она. - Дай ему свой меч.

Элайт всё равно колебался, но фомор разрешил дилемму, вырвав оружие — и сжимавшую его руку — у проходящего мимо зрителя. Эрилин подняла свой меч, бросая вызов. Фомор бросился в атаку, видя лишь эльфа за спиной девушки и возможность прикончить его. Но Эрилин не отступила в сторону. Несколько секунд продолжалась битва. Двое стражников заметили поединок и начали приближаться к участникам. Один из стражников потрясённо замер.

- Ну всё. Я на это не подписывался.

Элайт проследил за взглядом мужчины и изумлённо охнул. Высокая и стройная эльфийка стояла на краю арены, обнажив полупрозрачный меч и бросая вызов любому желающему вмешаться в поединок за её спиной. Другие посетители заметили мстительного с виду призрака и тоже бросились к выходам.

Элайт даже шагу не мог ступить. Он знал эту женщину. Это была Тасситалия, воительница, которую он знал на Эвермите. Тогда она владела лунным клинком Эрилин, а после передала его Амнестрии, своенравной принцессе, которую так любила. Но это было очень давно. Почему Тасситалия оказалась здесь? Помочь защищать его или отомстить ему за многочисленные злодеяния? Может быть, даже затем, чтобы вернуть Мхаоркиира и уничтожить эльфа, посмевшего завладеть рубином!

Эльфийка исчезла, прежде чем он получил ответ. Эрилин закончила поединок и подошла к Элайту.

- Отсюда есть выход?

Возвращение к практическим вопросам успокоило его. Элайт воспользовался своими кинжалами, чтобы убрать людей с дороги. Два эльфа проложили себе путь в заднюю комнату. Он отбросил небольшой ковёр, открывая скрытый под ним люк.

Они спрыгнули вниз и молча пошли по тоннелям. Когда они наконец остановились, чтобы передохнуть, Эрилин сразу перешла к делу.

- Какое отношение ты имеешь к сферам снов?

Может быть, причиной тому было появление Тасситалии, а может быть, вид лунного клинка, поднятого в его защиту.

- Они находятся у меня, - откровенно сказал контрабандист, подозревая, что Эрилин и так практически всё знает. - Когда представилась возможность, я ею воспользовался. Это своего рода самозащита; я использую сферы, чтобы настроить моих врагов друг против друга.

- Ты хоть понимаешь, что ты наделал?

- Возможно, события вышли из-под контроля.

Эльф чувствовал себя таким открытым и уязвимым, каким не был уже многие годы, и он описал некоторые из по-настоящему мерзких снов, которые недавно стали приходить через волшебные сферы.

- Я даже представить не могу, откуда появляются некоторые из них.

Эрилин задумалась над этим. У неё возникло подозрение, которая эльфийка не могла толком ухватить за хвост.

- Позволь мне увидеть Мхаоркиира.

Когда эльф замешкался, она достала свой меч и отбросила его в сторону, а следом — нож из сапога и охотничий нож на поясе.

- Я не вооружена, - сказала девушка. - Ты легко сможешь забрать его обратно.

- Меня не это беспокоит, - ответил Элайт.

- Я знаю, что тебя беспокоит, - рявкнула она. - Мимолётное прикосновение не сможет меня совратить, даже если я ошибаюсь.

Лицо эльфа казалось крайне озадаченным, но он достал рубин из кармана жилета и протянул ей.

Эрилин рассматривала камень, осторожно поворачивая его из стороны в сторону и проводя пальцем по сверкающим граням. Рубин был прекрасен — тёмно-красный, с идеальной огранкой. Он вибрировал от магии — это чувствовала даже Эрилин. Но девушка всё равно была уверена, что это не жуткий камень из легенд.

- Сколько ты за него заплатил? - спросила она.

Элайт казался испуганным.

- Шесть сотен золотых. А что?

- Большая цена за кусок хрусталя.

Эльф выглядел так, будто не знает, злиться или удивляться.

- Объяснись, - холодно потребовал он.

- Ты по-прежнему жив, - сказала полуэльфийка с небольшой холодной улыбкой. - Ты знаешь, кто я — кем была. Во мне достаточно гнева, чтобы дать Мхаоркиира зацепку. Мне бы не потребовалось особого повода, чтобы тебя убить.

- Ещё важнее то, что Дан по-прежнему жив. Ты даже пришёл к нему на помощь. Сомневаюсь, что ты стал бы так поступать под влиянием камня зла.

Его ответная улыбка была горькой.

- Ты не знаешь легенду целиком, принцесса. Если в душе есть семя зла, камень сможет заставить его расти, но существа, ушедшие за грань всякого искупления, могут использовать рубин безнаказанно. Я по-прежнему в здравом уме и твёрдой памяти, и вполне способен принимать решения по собственной прихоти. Что это говорит обо мне?

Эрилин никогда не видела такой пустоты в живых глазах — или такого отчаяния. И это убедило её в своей правоте.

- Это подделка, - настаивала она. - Отведи меня к скупщику, у которого приобрёл рубин, и я тебе докажу.

Эльф сдался и повёл её в лавку в Замковом квартале. Эрилин подошла к одноглазому мужчине и положила камень на прилавок.

- Ты продал этот рубин.

Взгляд мужчины скользнул с лица Элайта к Эрилин, как будто спрашивая разрешения заговорить. Эльф кивнул.

- Да, это так, - сказал скупщик. - В чём дело?

- Это подделка. Хрусталь.

Скупщик напрягся, начиная злиться.

- Я разбираюсь в драгоценных камнях. Это рубин. Готов поставить свою жизнь.

- Плохой выбор слов, учитывая с кем ты говоришь, - весело сказал Элайт. - Убеди меня.

Скупщик поднял рубин и увеличительное стекло. Он начал рассматривать камень. Его уверенность таяла с каждым мигом, и он перевёл испуганный взгляд на посетителей.

- Это не тот камень, что я вам продал.

- Уверяю, именно тот, - сказал Элайт.

- Тогда не тот, что я купил.

Эрилин начала понимать, в чём дело.

- Кто-нибудь ещё смотрел камень?

- Два-три человека. Одну я хорошо запомнил. Молодая женщина, очень надменная и богато одетая. У неё были зелёные глаза и ярко-рыжие волосы.

Полуэльфийка схватила камень и взяла Элайта за руку. Прежде чем эльф смог запротестовать, она вывела его из лавки.

- Это Эррия Элторчул, - напряжённо сказала Эрилин. - Нам нужно с ней поговорить.

Элайт кивнул и начал подниматься по лестнице, вырезанной в толстой каменной стене обувной лавки. Девушка последовала за эльфом, догадавшись о его намерениях. Они поднялись на крыши и взяли курс на особняк Элторчулов, следуя по тайному пути, известному лишь тем, кто вёл жизнь в тенях.

Эрилин легко подстроилась к ритму быстрых шагов эльфа. Не сговариваясь, они кружили по крышам вокруг особняка, пока не заметили Эррию.

Женщина находилась в саду. Они легко спрыгнули с крыши, взяв её в тиски и приближаясь с двух сторон. Элайт нацелил на Эррию жезл. Сверкающий шар выстрелил в девушку, окутав ей голову и плечи и оборвав пронзительный крик. Эррия развернулась, чтобы сбежать, но эльф схватил её и не слишком деликатно усадил на скамью.

Эрилин отвлеклась. Знакомая кошка, сидевшая на коленях Эррии, теперь припала к земле в нескольких футах поблизости. Серый хвост зверька хлестал по бокам от возбуждения, но в глазах существа застыло определённо не кошачье выражение гнева.

Этого кота Эррия держала, когда они принесли новость о смерти Оса. Кроме того, этого кота Эрилин видела в покоях Изабо в семейной усадьбе Элторчулов.

Короче говоря, этот кот немало путешествовал — если, конечно, это вообще был кот.

Эрилин прыгнула, вытянув руки, чтобы хватить животное. Существо исчезло в клубах едкого синего дыма.

- Именем Девяти проклятых Адов, что это было такое? - спросил Элайт.

Эрилин посмотрела на благородную даму и увидела во взгляде Эррии, где смешались паника и ярость, ответ на свои подозрения.

- Это, - уверенно сказала полуэльфийка, - был Ос Элторчул.