Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 12:13
*****
Мои темы

Чума заклинаний. Глава вторая

16 Май 2019 - 20:50

Глава вторая

Десять лет после Волшебной Чумы

Год Тихой Смерти (1395 ЛД)

Глубины моря Павших Звёзд

 

Морская повозка устремилась к стене и затем так же резко развернулась. Огромная раковина наутилуса задрожала и едва не врезалась в камень. Сплетенная из водорослей упряжь натянулись, когда зверь, тянущий повозку сквозь чернильные воды, попытался из неё высвободиться.

Ногах, стоявшую на палубе морских саней у открытой части наутилуса, немного тряхнуло. Для глаз обитателя поверхности она могла показаться раздутой, но не более, чем другие члены её расы амфибий.

Укрытые тонкой чешуей перепончатые руки Ногах резко натянули уходившие в сумрак поводья. Некоторые из узлов прикреплялись к похожим на бакенбарды усикам тянувшей повозку рыбы; сома размером с небольшого кита.

При помощи таких поводьев Ногах могла направить огромную рыбину вверх, вниз, влево, вправо или в любом сочетании направлений. Сейчас же она натянула все поводья сразу, достаточно резко, чтобы причинить сому боль.

Огромные плавники прекратили свои раздражённые движения. Рыба дрейфовала в центре вертикальной шахты, ожидая либо еды, либо нового рывка поводьев. В абсолютном мраке заполненной водой шахты даже острым, приспособленным к воде зрением Ногах едва различала очертания огромного сома. Они уже погрузились куда глубже, чем мог спускаться её народ.

Огромный сом стремительно становился проблемой для её экспедиции. Рыба была не рада такому глубокому погружению, значительно ниже уровня дня моря Павших Звёзд, прямиком в затонувшую шахту, глубина которой оставалась неизмерима.

Но рыба будет служить. Должна. Для Ногах поражение было недопустимо. Если она потерпит неудачу, её статус старшего кнута Королевы Глубин и Морской Матери будет подвергнут сомнению, и немногочисленные кво-тоа, ещё подчинявшиеся ей, откажутся от её искажённого учения и вернутся к традиционным догмам большинства. Другие кнуты провозгласят Ногах еретичкой, и ей придётся отправится в изгнание. Скорее всего, за ней будут охотиться ради забавы, и, возможно, мести. У Ногах были враги. Даже сейчас, в Оллете, откуда она явилась, они трудятся над её падением.

По-прежнему сжимая поводья одной рукой, она вытянула свой посох-клешню из петли на поясе и резко постучала по раковине наутилуса у себя за спиной. Петляющие внутренности огромной раковины были достаточно велики, чтобы удерживать карманы воздуха, и способны служить жильём ещё для шести кво-тоа, хотя сейчас там жили лишь она и ещё один младший кнут. Те, кто по-прежнему достаточно уважали Ногах, чтобы сопровождать её в путешествии, остались в Оллете. Она приказала им вести пропаганду экспедиции, иначе за время её отсутствия враги могли бы угробить репутацию дочери моря.

Из отверстия раковины показался Курампах, её младший кнут. Его выпученные, серебряно-чёрные глаза вопросительно заморгали. Она оплатила его обучение и приём в жрецы Морской Матери, и теперь он обязан был выплатить свой долг службой, пускай даже считал экспедицию бесполезной. В такой близости от Курампаха на чешуе Ногах заплясала дрожь электрического сродства, которое разделяли все кнуты.

- Курампах, что тревожит этого зверя? - спросила она. С каждым словом вверх устремлялись струйки крохотных пузырей. - Его накормили по обычному расписанию, но он продолжает показывать норов.

- Дочь моря, - ответил он, используя почтительное обращение, - если позволите, вы заставили сома погрузиться глубже, чем позволяют его силы. Он устал. Даже с защитными молитвами, окружающими нас, внутрь попадает какая-то часть растущего давления. Разве вы не чувствуете, Ногах? Я чувствую, и меня оно изматывает. Мне снятся тревожные сны.

Ногах позволила наполовину закрыться своим прозрачным внутренним векам. Образ Курампаха стал размытым. Это было её специальное выражение расчётливости, предназначенное запугивать подчинённых. Из-за него младшие кнуты не знали, отреагирует ли она спокойно или обречёт их на буквальную и болезненную смерть.

Поведение Курампаха граничило с неуважением. Ногах знала, о чём он говорит, и дочь моря могла решить, что младший кнут её поучает — а значит, проявляет надменность. Она чувствовала неудержимую хватку моря, даже невзирая на защиту, которая обеспечивала ей связь с Морской Матерью, защиту, которой слабая связь Курампаха обеспечить не могла. За пределами её волшебного барьера море настойчиво пыталось раздавить их в одном последнем спазме — сома, раковину наутилуса и чешую.

Но она не станет песней вгонять яд в его кровь или заставлять его сердце лопнуть, и Курампах это знал. У неё осталось слишком мало ресурсов, чтобы разбрасываться подчинённым, который просто напомнил ей неприятную правду.

В таких обстоятельствах любой другой старший кнут кво-тоа повернул бы назад или нашёл другой путь вниз.

Но её упорство было рождено божественным указом, по крайней мере, так она предпочитала считать.

Конечно, никакого прямого разговора между ней и Морской Матерью или одним из её экзархов не было... но как же её сны? Ногах знала, что Морская Мать чего-то хочет от неё, но божественное создание по каким-то причинам не может ясно выразить своё желание.

Пугающая мысль! Если что-то мешает прямой связи с Морской Матерью, это должна быть поистине эпическая угроза! По крайней мере, так Ногах интерпретировала знаки. Другие, те, кого не беспокоили сны, объявили, что Ногах не в своём уме.

Несмотря на риск стать изгнанницей, она упорствовала в своих заявлениях, описывая видения, в которых из почти бездонного колодца, из дыры в земле, где никто раньше не бывал, поднималась скверна.

И разве недавняя находка новорождённой шахты не оправдывала её? Как же ещё могла Ногах предсказать местоположение шахты в сумрачных, неизведанных глубинах?

Несмотря на её успешные предсказания — а может быть, и благодаря ним — Ногах оставалась одинока в своём убеждении, что Морская Мать обнажила эту полость по какой-то причине. Она была уверена, что недавно открывшаяся шахта должна быть запечатана, и никакие аргументы не могли её поколебать. Другие кнуты Морской Матери говорили ей, что шахта — всего лишь очередное изменение ландшафта, случившееся в результате Волшебной Чумы, которая произошла десятью годами ранее. По всем оценкам, эта конкретная шахта в морском дне была одной из наименее примечательных перемен, причиной которых стал крах Пряжи. По сравнению с уничтожением целых королевств, переменой континентов, Изменёнными Чумой чудовищами, парящими кусками земли и воды, возобновившимся контактом с Абейром и настоящей угрозой осушения моря Павших Звёзд в Подземье... да, эта единственная шахта казалась сущей мелочью. Куда сильнее кво-тоа беспокоило то, что даже небесные и инфернальные королевства по-прежнему продолжает лихорадить. Волшебная Чума пережёвывала землю, камень, магию и планарные границы с той же лёгкостью, как и хрупкую плоть. Пустые, затопленные полости, по всем признакам ведущие в никуда, считались напрасной тратой времени.

И поэтому старшие кнуты объявили, что план Ногах потребует ресурсов, которые лучше пустить на другие задачи. Угроз их народу всегда хватало. Отказ Пряжи в сочетании с продолжающейся перестановкой небесных сфер подвергал риску даже Морскую Мать!

Ногах зарычала. Как будто целью её миссии не было предотвращение именно этой угрозы! Разве не сама Морская Мать своим странным молчанием, словно подстёгивая Ногах раскрыть загадку, отправила её в это путешествие? Другие кнуты были слепы. Ногах, всегда оставаясь решительной, пошла на исследовательскую экспедицию вопреки сложившемуся против неё консенсусу, прежде чем этот консенсус мог превратиться в официальный запрет. Она использовала остатки своего влияния, чтобы заполучить эту замечательную морскую повозку, тяглового зверя, и оставить свой пост в Оллете.

И так она оказалась здесь, в нескольких милях под уровнем дна, в шахте, которую видела во снах. Странный привкус воды вокруг как будто обещал зловещие последствия тем, что не захотят внять этому предупреждению. Непривычный аромат словно шёл плавник об руку с помехами, которые затрудняли разговор с Морской Матерью. Ногах посчитала это ещё одним доказательством того, что Морская Мать желает её присутствия здесь с целью расследовать то, что лежит на дне шахты.

Полупрозрачные третьи веки Ногах раскрылись.

- Нет, мы будем продолжать, - провозгласила она. - Времени мало. Эта... скверна? С каждым днём, пока мы не можем установить их источник, эти... помехи усиливаются!

Курампах просто кивнул. Наверное, младший кнут не испытывал чувства срочности, как Ногах. Она подумала, что Курампах придерживается мнения большинства кво-тоа, правящих Оллетом. Впрочем, было неважно, что он считает. Мнения младших кнутов, скрытые в их сердцах, ничего не значили. Их обязанностью было подчинение. Курампах выполнит её приказ.

Ногах дёрнула поводья, и огромный сом снова устремился вниз, встряхнув повозку. Огромная раковина опускалась сквозь шустрый поток серебристых пузырей, рождённых биением широкого хвоста рыбы.

 

*****

Ногах очнулась, когда в воздухе прозвучало её имя. Осколки сна угасли — того же сна, что снился её постоянно. Морская Мать манила её к себе через широкую бездну морского ила и бурлящей воды, предупреждая её, предупреждая...

Она лежала в своей нише во внутренней камере спиральной раковины.

Голос Курампаха раздался снова.

- Ногах, дочь моря, очнитесь!

Заморгав, чтобы прогнать остатки сна, но не расправляя пока конечностей, она сказала:

- Я проснулась. Я...

Она по-прежнему слышала стоны воды из своего сна. Раковина наутилуса скрипела и дрожала, как будто её пытались раздавить. Неужели они врезались в стену шахты? Ногах мысленно проверила статус своих жреческих ритуалов, которые провела над повозкой.

Поддерживающие ритуалы укрепления и защиты, скрепившие раковину наутилуса, оставались нетронуты. Пузырь воздуха, пойманный в закрученных коридорах раковины, оставался устойчивым и свежим. Магия, которая поддерживала равновесие между водой и воздухом, продолжала действовать. Ногах мысленно продолжила свою проверку ритуальных молитв, защищающих морскую повозку, и с облегчением обнаружила, что чары, удерживающие сома, тоже остаются активными. Защитные молитвы, ограждавшие их от сокрушительного давления, казались целыми, но...

- Сохрани нас Мать! - ключевые чары наполовину расплелись! Стонущие звуки были вестниками разрушения раковины.

Ногах вскочила. Перепончатые ладони уже чертили руны, необходимые для возобновления защиты. Она работала быстро, оживляя необходимые линии божественной силы. Мгновением спустя ключевое звено молитв было восстановлено. Но как оно могло расплестись так резко?

Ногах посмотрела на Курампаха.

- Объяснись, - приказала она.

- Дочь моря, - начал он. - Я обнаружил в шахте боковую полость. Когда я замедлил повозку, чтобы изучить это место, раковина стала дрожать и гнуться. Поэтому я разбудил вас.

- Что находится внутри полости?

- Разрушенные и обвалившиеся жилища, дочь. Руины зданий, не выстоявших перед сокрушительным весом воды на такой глубине.

- Город дроу, застигнутый отдачей после смерти Мистры? - Ногах почти улыбнулась при мысли о городе их старых мучителей, который погиб, не сумев защититься.

Серебристо-чёрные глаза Курампаха быстро заморгали.

- Нет. Это иллитиды.

Ногах схватила свой посох и промчалась мимо Курампаха.

 

*****

Пещера была усеяна полураскрытыми, извивающимися проходами, на стенах которых были вырезаны загадочные тексты иллитидов. Разлом коры, который создал шахту десять лет назад, широко раскрыл эту глубокую цисту с жилищем иллитидов. Когда землетрясение сбило их с ног, иллитиды, наверное, даже не успели подняться обратно, прежде чем в брешь хлынула морская вода в таких количествах, что даже морщинистое существо в центре города не могло с ней справиться. Бассейн старшего мозга был расколот надвое. Всё, что осталось от этого зарождавшегося прото-божества — фрагменты окаменевшей нервной ткани. Тут и там в воде среди руин виднелись засохшие оболочки иллитидов-личинок. Хватало останков иллитидских нарядов, инструментов и не поддающегося опознанию мусора, но от взрослых иллитидов не осталось и следа.

- Интересно, уцелел ли хоть кто-нибудь? - задумался Курампах, выглядывая из повозки, которую Ногах завела внутрь пещеры.

- Голод Волшебной Чумы не пощадил тех, кто черпает силы из разума, - ответила она. - Однако похоже, что поселение уничтожили непрямые последствия катастрофы. Если бы в этой затонувшей полости оставались иллитиды, нас бы уже атаковали.

Курампах согласно наклонил голову.

Несмотря на собственные слова, у Ногах съёжилась чешуя от иррационального страха. Она была умелым кнутом, но не смогла бы выстоять перед свирепым ментальным ударом пожирателей разума. Она не хотела стать чьей-то пищей, или, тем более, ментальным рабом. Разумеется, это всё глупости; как такое может произойти? Ведь полость давно лишилась своих бывших обитателей.

Старший кнут заставила сома углубиться в разрушенное поселение. Возможно, то, что влекло её в глубины под Фаэруном, расположено именно здесь! Дальняя стена пещеры оставалась скрыта дымкой, и Ногах хотела точно оценить границы полости.

Повозка проплыла внутрь. Она прошла всего в нескольких футах от крошашихся краёв зданий неопределённого назначения без кровли, ставших теперь лишь безымянными могилами, в которых многочисленные чудовища встретили свою внезапную мокрую смерть.

В бурлящей воде стало вырисовываться новое строение. Его архитектурный стиль отличался от других руин. Оно сохранило большую часть стен и крыши. В здании было несколько этажей, в отличие от всех прочих строений в полости, и совсем не было окон. Что-то в этом новом здании напомнило Ногах о том, как почти расплелась ключевая молитва. Совпадение ли то, что самый важный в их экспедиции божественный ритуал оказался нестабильным именно тогда, когда они спустились в глубины мёртвого города иллитидов?

Возможно, отказ заклинания и близость полости с руинами были не простым совпадением.

Ногах натянула поводья.

- Курампах...

Сом закричал. От этого звука дрожала чешуя, и он был таким громким, что Ногах выронила поводья. Участок свободно плывущего мусора закрутился вокруг себя, превращаясь в тугую колонну вращающейся воды. Ногах потянулась к поводьям. Секунду спустя столб водоворота приобрел форму гуманоида. Фиолетовая слизь блестела на его плотной коже. Внимание Ногах привлекла жуткая голова. Там извивались четыре длинных щупальца, мускулистые отростки с окровавленными кончиками. Глазницы создания были тёмными впадинами, пустыми, не считая морской воды.

- Это нежить! - прохрипел Курампах, из его рта двумя восклицательными стайками потекли пузыри. Его посох-клешня задрожал в руке. - Мёртвый пожиратель разума!

Ногах забыла о поводьях. Она закричала:

- Курпампах! Думай!

Если Курампах прекратит паниковать, они могут...

Злобное воздействие ударило в мозг Ногах, пытаясь внедрить чуждые желания в ядро её рассудка. Крик ездового сома утих. Курампах охнул и выпустил свой посох-клешню.

Безглазый пожиратель разума поплыл к ним, не совершая движений, но всё же ускоряясь. В своём посмертии он приобрёл проворство в воде, которым не обладал при жизни. Какой древний бог оживил эту оболочку? Она должна была полностью истлеть, как и остальные её сородичи.

Уже тот факт, что Ногах по-прежнему могла формулировать вопросы, означал, что она избежала воздействия ментального удара, который оставил Курампаха пускать слюну. Но без своего товарища-кнута кво-тоа не могла создать ответный разряд, достаточно сильный, чтобы их спасти.

Она попыталась задуматься, несмотря на страх. Курампах был жив. Она всё равно должна суметь...

Она хлопнула по обмякшему плечу Курампаха своей пустой ладонью. Покалывание, которое предупреждало кнутов о присутствии друг друга, превратилось в полноценную связь. Электрическая искра сверкнула между ними — угорь хаотичного, дрожащего света.

Этот контакт буквально выбил Курампаха из его отупелого ступора. Младший кнут сморгнул пустоту из своих глаз.

Слава Морской Матери! После Волшебной Чумы многие кнуты потеряли способность совместно создавать меч бури. Но только не она с Курампахом. Зов разрушения выжег все последствия удара пожирателя разума из младшего кнута.

Мёртвый иллитид замедлил своё приближение. Его щупальца неожиданно сложились в какую-то новую фигуру.

Ногах отвела назад руку, и молния соединила двух кнутов. Потрескивающая дуга расширилась, затем принялась выгибаться в сторону приближающегося иллитида. Щупальца чудовища сейчас извивались так быстро, что вокруг забурлила вода. Бездны пустых глазниц засверкали красным светом.

Соединяющая кво-тоа молния расширилась, превратилась в ревущий снаряд, опаляющий воду, порождая облако мерцающих пузырей. На стенах пещеры заплясали безумный танец дрожащие тени.

Ногах отпустила заряд. Молния обрушила всю мощь объёдинённых сил её и Курампаха на некротическую плоть пожирателя разума. Его левая рука, половина туловища и левая нога превратились в пепел.

Иллитид ответил ещё одним ментальным ударом, но его прицел был сбит. Псионическая какофония задела лишь самый край сознания Ногах.

- Добей его, - приказала она. Но что они могли сделать? Создание новой молнии требовало определённого перерыва. Им придётся воспользоваться дистанционными боевыми молитвами...

Курампах напрягся, чтобы оттолкнуться от палубы морской повозки. Ногах схватилась за его упряжь свободной рукой, удерживая младшего кнута на месте.

- Дурак! - прошипела она. - Не покидай повозку, иначе тяжёлая стопа моря раздавит тебя!

Иллитид провизжал что-то — предупреждение, подумала Ногах, — затем растворился колонной водоворота. Колонна расширилась и рассеялась, не оставив ничего, кроме поднятого ила и мусора.

- Это был не просто случайно оживший мертвец, - выдохнул Курампах. - Он был мёртв, но всё равно мог использовать ментальные способности, которыми обладал при жизни. Думаю, он мог быть частично вампиром. Но всё-таки мы его победили!

- Мы прогнали его — но не смогли уничтожить, - поправила его Ногах. - Из-за твоей неумелости, - она указала своим посохом на младшего кнута. - Будь я менее милосердна, я бы убила тебя на месте и предложила твою бесполезную шкуру Морской Матери в качестве жертвоприношения.

От испуга младший кнут застыл без движения. Он знал, что Ногах не разбрасывается угрозами.

Ногах обдумывала, не вонзить ли кончик клешни ему в глотку, несмотря на все свои разговоры о милосердии. Нет — но её руку удержало не милосердие. Это была практичность. Курампах почти убил себя и позволил мёртвому иллитиду ускользнуть, однако дочь моря по-прежнему нуждалась в нём. Если бы Курампаха не было рядом, иллитид прямо сейчас пировал бы содержимым её черепа.

- Ладно, - буркнула она. - Мы ранили эту тварь, почти разорвали на части. В ближайшее время она нас не побеспокоит — пока не восстановит свои силы и форму. Давай посмотрим, что она охраняла всё это время на такой глубине.

Здание опиралось на заднюю стену пещеры. Хотя некоторые из его внешних комнат обрушились, центральная структура из зелёного камня осталась нетронута. Нефритовый купол поднимался над более грубым камнем вокруг. Повсюду были разбросаны инструменты: лопаты, кирки, вёдра и другое более загадочное оборудование, очевидно использовавшееся для раскопок. Большая часть полностью проржавела. Кроме того, Ногах наконец узнала странные холмики вокруг выхода зеленоватой породы. Это были отвалы, отходы шахтёрских работ.

Она не нашла никакого шахтёрского тоннеля. Должно быть, устье шахты было расположено под куполом.

- Иллитиды считали, что раскапывают нечто особенное, - произнесла она. - Достаточно необычное, чтобы потребовалось защитить вход в шахту этим зданием. Впрочем, когда внутрь хлынула вода, толку от него было немного.

- Купол напоминает мне о храме, - отозвался Курампах. Он указал рукой. - В нём есть даже церемониальный вход.

Сбоку гладкого зелёного камня торчала похожая на опухоль шестиугольная пристройка.

Ногах остановила повозку рядом с пристройкой и увидела, что Курампах прав. В пристройке виднелась дверь из тусклого чёрного металла, тоже шестиугольная. Судя по всему, она была по-прежнему запечатана и не пропустила воду. Ногах высунулась из повозки и коснулась чёрного железа. Знакомое чувство пробежало по руке и поселилось в её сердце.

За этой дверью ожидало странное влияние из её снов! Морская Мать направила её в нужное место.

- Мы должны войти, - приказала она.

- Как, дочь моря? Если мы покинем раковину... - Курампах закончил реплику, сжав вместе руки.

- Думаешь, я так плохо подготовилась? - Курампах посмотрел на неё полуприкрытыми глазами, выжидая. - Принеси мне мой сундук. Пошевеливайся!

Вскоре младший кнут вернулся из недр раковины с изящным сундучком из отполированных створок раковины-жемчужницы, и поставил его у ног своей госпожи. Прошептав кодовую фразу, которая отключала волшебную ловушку, Ногах откинула крышку.

Среди прочих необходимых вещей лежали несколько пузырьков. Она выбрала парочку и закрыла сундук, прежде чем Курампах сумел рассмотреть и осознать природу всех её сокровищ.

- Это, - объяснила Ногах, - волшебные отвары из Сембии. Я получила их от капитана Фостера. Помнишь Фостера? Его рождение было непредвиденным в плане осложнений, но оказалось полезным. Так или иначе, эта жидкость позволяет гуманоидам дышать под водой.

Курампах всего лишь моргнул, но Ногах заметила смятение, от которого напряглась его чешуя.

- Ты не знаешь, какая нам от этого польза; в конце концов, мы высшая раса и уже способны одинаково дышать и водой, и воздухом. Однако другой эффект этого зелья делает реципиента неуязвимым для сокрушительного давления больших водных глубин. Оно подействует на нас, как на любого другого.

Она протянула младшему кнуту один из пузырьков. Он осторожно снял запечатанную воском пробку и выпил содержимое, стараясь не смешать его с морской водой вокруг. Ногах поступила так же со своим эликсиром. Вкус напоминал соль и водоросли.

Курампах посмотрел на свои руки и чешуйчатые запястья. Он сказал:

- Я ничего не чувствую.

- Посмотрим, - ответила она.

Ногах чуть натянула поводья, достаточно, чтобы ракушка наутилуса продвинулась на расстояние длиной в несколько тел прочь от зелёного камня и чёрной шестиугольной двери.

- Теперь, Курампах — открой эту железную дверь. Давай узнаем, что именно с таким старанием пытались откопать эти иллитиды.

Молодой кнут оттолкнулся от палубы и поплыл к двери в зелёном камне. К его чести, он просто замешкался и промолчал, когда понял, что плывёт один, а Ногах осталась позади, наблюдая.

Она решила, что защитные эффекты вокруг их повозки заканчиваются примерно на полпути между наутилусом и дверью.

Когда Курампах преодолел весь путь без каких-либо затруднений, Ногах присоединилась к нему.

Распечатывание шлюза оказалось долгим процессом. Другого способа справиться с этим не нашлось, и в конце концов два кнута вынуждены были обрушивать совместные удары молний на тусклый металл. Снова. И снова. Они отдыхали после каждого разряда, чтобы восстановить свою способность к новому электрическому взрыву. Каждый последующий удар показывал какой-то результат, и свидетельствовало, что настойчивость в конце концов пробьёт металл. Оставался только один вопрос — сколько молний для этого потребуется?

Ногах беспокоилась. Эффект эликсира был временным. Что ещё хуже, мёртвый пожиратель разума скорее всего восстанавливал силы, пока они расходовали свои на упрямую дверь.

Наконец молния прожгла сквозную дыру.

Хлынувшая внутрь вода подхватила её с Курампахом, швырнув их в неровное, красное от жара отверстие. Её бок обожгло. Паутина бешеных пузырей ослепила её. Ревущая вода тащила её вперёд и вниз по неровному тоннелю. Она бешено кувыркалась вверх тормашками. Она забила конечностями, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. Где-то в рёве потока раздался приглушённый крик. Курам...

Торчащий камень ударил её в висок, и Ногах тоже закричала. Её тащило вперёд, и крик потерялся в кипящем потоке. У Ногах закружилась голова, когда она попыталась понять, где находится.

Она смогла сделать это лишь тогда, когда хлынувшая вода наконец заполнила пространство за дверью. Хотя остатки турбулентности по-прежнему кружили в узком тоннеле, Ногах сумела остановиться.

Побитая и обожжённая, дочь моря поблагодарила Морскую Мать за своё выживание. Она висела в холодом мраке. Мимо неё проплыл обмякший силуэт, медленно вращаясь вокруг своей оси. Это был Курампах. Его руки были сломаны, на голове виднелась жуткая рана, из которой в воду сочилась тёмная жидкость, описывая спирали вокруг его дрейфующего тела.

Она зашипела. Эта потеря оказалась для неё настоящим ударом. Бедный Курампах; его вера была слишком слаба.

Потом она увидела то, что иллитиды так старались откопать. Всего лишь края. Чего-то ужасного. Одна лишь попытка осознать, что это, была похожа на грабли, скребущие по обнажённому мозгу. Это наверняка было нечто противоестественное и чудовищное. Она отвернулась, чтобы уплыть, взмахнув ногами для первого могучего гребка...

Ногах моргнула, и в это мгновение её восприятие сместилось. Любопытным образом перестроилось.

Вместо того, чтобы поплыть прочь, как требовал здравый рассудок, она приблизилась сквозь клубящуюся кровь и ил, почти не осознавая, что делает. Она по-прежнему не могла осознать всё величие увиденного. Она пыталась охватить хоть каким-то участком сознания предмет, частично вырезанный из камня... из камня, возраст которого затмевал собой возраст гор наверху. Это означало, что загадка, огромная вещь, которая отказывалась ясно обнажить себя перед её пониманием, превосходила своей древностью целые континенты.

Ногах заморгала. Её ударила дрожь. Неужели Морская Мать послала её восстановить этот артефакт, закончить то, что начали пожиратели разума? Рядом с большим объектом, закованным в каменную матрицу, лежал булыжник размером с голову. Похоже, иллитиды отломили от исполинского предмета, по-прежнему застывшего в стене, небольшой образец, а затем место раскопок затопило снаружи.

Ногах быстро взмолилась Матери Моря, прося у богини совета. Её просьбы растворились в тишине.

Её рука прочертила в воде круг, повторяя очертания сферического артефакта. Если она не может ухватить целое, возможно, небольшой кусок даст какую-нибудь подсказку.

Дочь моря подобрала его. Что это? Каменная безделушка? Крохотный кусочек... чего? Окаменевших останков давно вымершего морского чудовища? Странная уверенность в своей правоте охватила её, даже несмотря на то, что эта мысль была всего лишь итогом неудачи её воображения. Если она схватила кусок чего-то куда более крупного, что в свою очередь было тоже кусочком чего-то... чудовищного.

Действие эликсира почти закончилось. Не позволяя себе взвесить все за и против, Ногах крепче схватила отбитый камень, неровный в том месте, где иллитиды его отделили от общей массы.

Её первое впечатление оказалось истинным — он был почти круглым, но в руках казался лёгким. Хотя предмет был величиной с её голову, она без труда могла его нести.

Когда она ударила ногами, направляясь назад к наутилусу, мимо дрейфующего тела её младшего кнута, у Ногах начали зудеть пальцы, потом руки. В голову приходили странные мысли, подобно червям, роющимся в сознании дочери моря. Странные и даже тревожные.

Но такие захватывающие...


Чума заклинаний. Глава первая

09 Май 2019 - 19:03

Глава первая

 

28 тарсаха, год Синего Пламени (1385 ЛД)

Звёздный Покров, побережье Дракона

 

Буря пришла с востока.

Передний край бури раскинулся широко, погрузив побережье Дракона в сумрак. Истекая холодным дождём, он затмевал солнце. За этим угрюмым вестником бурлило сердце бури, грохочущее от ярости стихий.

Дождь, град и ледяной ветер ворвались в портовый город, именуемый Звёздным Покровом.

В первые мгновения ливня городские жители пытались продолжать заниматься своими делами. Но дождь набрал силу, а холод вопреки времени года превратился в настоящий зимний мороз. Даже моряки, привыкшие к буйству стихии, бросились в укрытие. Люди кричали от неожиданности и неприятных ощущений, когда игольчато-острые капли стали находить щели в крышах, стенах и одежде.

Улицы стремительно пустели. Мужчина подскользнулся в свежей грязи и упал. Уличный торговец пытался тащить свою тележку с навесом против угрожавшего сорвать этот навес ветра. В воздухе метались листы бумаги и мусор. Рыбную вонь портового города заглушил запах грозы.

Невысокая женщина, придерживая над головой синюю шаль, споткнулась и едва не упала, когда её сапог заскользил на промокших камнях мостовой.

Рейдон Кейн бросился вперёд и помог ей выпрямиться. Она благодарно кивнула и поспешила прочь, продолжая искать убежище. Как и Рейдона, неожиданный, ледяной ливень застиг её без плаща.

Рейдон снова сосредоточился на узкой мощённой дороге у себя под ногами. Дождь и внезапный холод сделали камни не просто скользкими — в некоторых местах влага и низкая температура сговорились, сотворив ледяные ловушки для неосторожных.

Он нахмурился, одной рукой прикрывая глаза от жалящих капель. Он задумался, откуда могла прийти зимняя буря — так рано, во время праздника Зелёной Травы. Его путешествие по морю Павших Звёзд отличалось спокойными днями и прохладными ночами. Когда сегодня он сошёл на берег, с востока улыбалось приятное весеннее солнце.

В качестве оплаты путешествия Рейдон должен был помочь команде разгрузить железные слитки, сохраняемые при помощи магии сливки и шёлк из Ретильда на пирс. Он потел и трудился вместе с остальными под необъятным небом без единого облачка. А теперь — ледяной дождь, град и, возможно, снег?

Рейдон вытащил из-под рубахи серебряную цепь. На ней висел камень — его амулет. В камне было вырезано белое дерево без листьев, окружённое душераздирающей чистой синевой. Этот символ был Знаком Лазури. Весь остальной амулет укрывали наползающие друг на друга надписи на неизвестном ему языке, такие мелкие, что легко было принять их за простые шерховатости.

Камень резко холодел, чтобы предупредить его об аберрациях и нарушении естественного порядка.

На ветру Рейдон едва чувствовал свои руки, и уж тем более не мог ощутить, стал ли камень холоднее воздуха. Да, он был холодным, но было ли это предупреждением? Или камень остыл из-за пронизывающего, как дыхание морозного великана, ветра?

Монах прищурился, вглядываясь в символ сквозь вихрь ледяных кристалликов, выискивая любые признаки, что дерево или его края поблекли, высматривая любые изменения в крохотных надписях на остальной поверхности.

Знак Лазури оставался неизменным. Синева обрамления была такой же пугающей, небо — как всегда ярким, дерево в центре сверкало, как белая звезда. Это означало, что внезапная перемена погоды не была связана с аберрациями.

Конечно, отсутствие реакции Знака не исключало множества других зловещих возможностей. Вполне вероятно, что какой-нибудь волшебник или жрец мира природы проводил ритуалы испорченной погоды с некой зловещей целью.

Но амулет Рейдона был не способен реагировать на такие обычные вещи. Несмотря на все его глубины, рождённое в сердцах смертных зло было злом меньшего порядка, чем противоестественные чудовища, которых он искал. Какой бы ни была причина подобной погоды, Рейдон решил, что это не его дело.

Он облегчённо вздохнул.

Непредвиденной задержки, чтобы выследить и обезвредить какого-нибудь местного монстра, можно было не опасаться. Его расписание не пострадает. Его дочь, Эйлин, ждала его в Натлехе всего через пять дней, и он поклялся не разочаровать её снова. Она была слишком мала, чтобы понимать, каких долгих отлучек требовали его расширявшиеся поиски.

Рейдон сунул амулет обратно под рубаху.

Амулет был семейной реликвией, которую оставила ему мать, женщина-фей из Сильдеюра. За годы, прошедшие с тех пор, как он принял свое наследие, Рейдон исходил большую часть Фаэруна, разыскивая её. Он нашёл намеки, истории, старые следы — только не саму мать и даже не её могилу.

Вместо этого Рейдон узнал об ужасной угрозе. Об этой опасности знали слишком немногие, чтобы активно ей сопротивляться. Кроме него — при помощи амулета матери, Знака Лазури.

Свирепый порыв ветра вырвал его из задумчивости.

Цзай цзы, как же холодно! Шёлковая рубаха почти его не защищала. Началась настоящая ледяная буря. Даже если её породило всего лишь своенравие природы, холод становился опасным.

В конце боковой улочки он заметил отчаянно раскачивающийся знак в форме белого борова с изображённой на нём флягой. Может быть, внутри кто-нибудь захочет расстаться с плащом потолще его собственного шёлкового кафтана. По крайней мере, он сможет согреться и даже переждать ледяной ветер и град.

Монах вошёл в таверну. Заведение почти доверху было набито клиентами, которым пришла в голову та же мысль, что и Рейдону. В очаге ревел огонь, и подогретый мёд подавали вполовину дешевле обычной цены.

Планировка таверны напомнила Рейдону пивную, которую он посетил в Амне несколько лет назад. Он вспомнил, как амулет на груди стал ледяным, когда он заговорил с владельцем пивной. Поблизости затаилось нечто мерзкое. Той ночью, владелец попытался забить его во сне железным ночным горшком.

Благодаря амулету, Рейдон ожидал неприятностей. Он ударил владельца в грудину, ломая её, и одновременно подсёк ноги нападавшего, сбив его на пол. Осмотрев владельца с помощью амулета, Рейдон узнал, что тот попал в рабство пожирателя разума, чудовища из подземных глубин, плетущего козни в канализации под городом.

Рейдон тряхнул головой, чтобы избавиться от воспоминаний. Здесь ничего подобного не происходило.

Он сел у конца одного из длинных общих столов.

Полдюжины уже сидящих там мужчин и женщин не обратили на него внимания. Подошёл разносчик, парнишка с непричёсанными волосами. Паренёк взглянул на Рейдона, потом сказал, как будто задавая вопрос: «У нас есть Драконий источник?»

За чертами, которыми наделила Рейдона кровь фей, юноша распознал его человеческое наследие шу.

Рейдон благодарно улыбнулся и кивнул. Он добавил:

- Пожалуйста, принеси мне чайник. Я с радостью отведаю вашего Драконьего источника.

- Хорошо! - разносчик поспешил прочь, протискиваясь через толпу.

И Звёздный Покров, и Западные Врата затопили шу, преодолевшие море Павших Звёзд по дороге из Теска и мест дальше к востоку по Золотому Пути. Оба города стремились стать главным пунктом назначения для переселенцев. Это соперничество было всего лишь очередным способом, которым каждый город пытался захватить первенство в морской торговле. Постоянный приток шу обеспечивал значительную прибыль от пошлин.

В свою очередь, всё это означало, что Рейдон мог предвкушать, как будет наслаждаться чашкой хорошего чая в таверне, которая десятью годами ранее была известна только своим мёдом и элем. Времена меняются. К счастью, местные догадались, что кратчайший путь к сердцу шу можно открыть, подавая хороший чай.

Достаточно скоро мальчишка вернулся с разогретым на огне глиняным чайничком и не сочетающейся с ним, немного треснутой чашкой.

Рейдон подавил недовольную гримасу и даже смог стукнуть по столу тремя пальцами в знак признательности. Он налил себе чая и пригубил.

О да. Тёплое варево действительно было Драконим источником, пускай даже немного староватым. Растущая популярность зелёного чая была вполне заслуженной. Мальчишка протянул руку: «Серебряную монету?»

Рейдон кивнул и заплатил запрошенную цену. Чай был одной из немногих роскошей, которые он себе позволял.

Эйлин тоже любила чай, хотя ей было всего пять лет. В последний раз он видел её три месяца назад, над дымящимися чашками. Она хихикнула, когда он принялся изображать пантомимой, будто обжёг губы, показывая, что нужно быть осторожной. Три месяца — слишком долгий срок для разлуки отца с дочерью. Для ребёнка такого возраста это была практически целая жизнь.

Эйлин был всего год, когда он спас её в Тельфламме. Когда Рейдон нашёл её, настоящая семья девочки была мертва — убита и сожрана стаей созданий, которые носили кожу своих жертв, чтобы тайно рыскать по переулкам города. Эйлин пощадили лишь потому, что она была слишком мала и не стоила усилий.

После того, как Рейдон вычистил это гнездо, он нашёл тихо лежавшую в колыбели девочку. Ребёнок посмотрел в его глаза своими мигающими глазками цвета моря. Монах поднял её, и она потянулась к его рубахе своими маленькими ручками.

- Не волнуйся, малышка. Ты в безопасности, - пообещал он.

Но Рейдон не знал, правду ли говорит, когда произнёс эти слова. У девочки не осталось семьи. Он спас её жизнь — теперь ребёнок стал его ответственностью. Малышка наконец смогла достать до рубахи и вцепилась в неё.

В конце концов, Рейдон удочерил её.

Но осесть в Тельфламме он не мог. Он вычистил гнездо похитителей кожи, но городская якудза объявила Рейдона Кейна врагом, которого следует убить на месте за прошлые конфликты с криминальным боссом. Поэтому он увёз Эйлин на запад, на другую сторону моря, превратившись в очередного иммигранта-шу, надеющегося построить новую жизнь для себя и своего ребёнка на юге побережья Дракона. Он поселился в Натлехе, где диаспора шу была очень велика. С накопленным за годы сражений с аберрациями (и присвоения их сокровищ) золотом он смог купить дом и нанять стражников и нянек. Эйлин всегда плакала, когда он уходил, чтобы продолжить свои поиски, но возвращаясь, Рейдон всегда привозил ей подарок.

Он достал из нагрудного кармана небольшой колокольчик. У колокольчика была ручка из красного дерева, а сам он был из мифрила. Язычок придерживала кожаная защёлка. Он купил колокольчик в сембийском городе Селгонте. Когда Рейдон испытывал его, колокольчик издал чистую, радостную ноту. Эйлин это понравится. Он улыбнулся, предвкушая её реакцию, и вернул колокольчик в карман.

Рейдон сделал ещё один глоток чая и заметил беловолосую женщину. Её локоны были собраны в опускавшуюся вдоль спины косу. Она сидела за столом практически напротив. Вокруг женщины собралось несколько посетителей. Женщина смотрела на лежащий перед ней на столе кусок желтоватого кристалла неправильной формы.

В кристалле закружились небольшие искорки, но женщина упрямо смотрела перед собой. Её тонкий рот медленно скривился в гримасе. Наконец, она оборвала зрительный контакт с камнем. Тот мгновенно угас. Рейдон узнал в кристалле инструмент прорицателей — обычно используемый теми, кто придумывал радужное будущее в обмен на деньги.

Молодой разносчик, обслуживавший Рейдона, стоял у локтя женщины, на миг забыв о своих обязанностях. В шуме голосов Рейдон услышал, как парнишка спрашивает:

- Что вы видите, леди Мимура? Как скоро закончится шторм? Мы ждём соль; как вы думаете, к утру корабль с солью уже прибудет?

Женщина подняла взгляд и огляделась кругом, удивлённая вниманием, которое она привлекла. Она встала, прижав кристалл к груди. Свободной рукой она отсутствующе потрепала парнишку по голове.

- Госпожа? У вас всё хорошо? Погода завтра прояснится?

Продолжая хмуриться, женщина покачала головой. Её глаза выражали смущение и беспокойство. Она произнесла:

- Здесь что-то... Я не могу сказать. Где-то, за границей нашего понимания, готово завершится великое преступление.

- Преступление? Вы что, говорите про кражу? Про убийство? - потребовал другой посетитель.

Она покачала головой и ответила:

- Не знаю.

Она ушла, как будто оглушённая. Ненадолго открывшаяся дверь впустила в помещение холод. Рейдон считал, что женщина была просто местной фокусницей, но всё равно незаметно проверил свой амулет ещё раз, просто чтобы удостовериться.

Тот оставался неизменным.

Какое-то время спустя стало казаться, что шторм прекращается, но холодный дождь по-прежнему хлестал по улицам Звёздного Покрова. У другого посетителя Рейдон приобрёл шерстяную куртку до колен.

Куртка был чёрной, с жёлто-золотистой каймой на манжетах и вдоль нижней каймы — очень броская, на самом деле. От снега и холода она его защитит, но Рейдон решил, что под нестихающим ливнем он промокнет в мгновение ока. Что ещё более важно, он сомневался, что по такой погоде сегодня днём или вечером город покинет хоть один караван. Монах собирался преодолеть последние мили своего путешествия быстро, верхом на лошади или в фургоне, нанявшись в купеческий караван. Похоже, не сегодня.

Рейдон спросил про комнату, чтобы переждать бурю.

Спал он обычно крепко, но этой ночью едва дремал, тревожимый грохотом дождя по черепице и ставням.

Он открыл глаза, когда через щели в ставнях потёк свет. Очевидно, сон всё-таки одолел его, хотя сновидений Рейдон не помнил. Сонливость ослабила его желание встать пораньше. Но шум дождя, как и вой ветра, уже прекратились. Он поднялся с койки, закончил утренние омывания и спустился в общий зал. Наскоро перекусив холодной свининой, Рейдон покинул заведение, затягивая пояс своей новой куртки.

И он был рад, что купил её. Все поверхности вокруг укрыл белый иней, и его дыхание вырывалось большими пушистыми облаками. Странное спокойствие висело в неподвижном воздухе, и наступающий рассвет окрасил небо синевато-белыми красками. Необычный едкий запах, как от обожжённого металла, смешивался с привычными городскими ароматами.

Запах неприятно напомнил монаху про тот случай, когда демоническое чудовище переломило меч посередине своей невероятной силой. Резкий, неприятный запах, исходящий от разорванного металла, был таким же. Это был запах чего-то ломающегося.

Рейдон без задержки добрался до главных ворот города. Вокруг почти никого не было. Те, кто уже проснулся, стояли на улицах небольшими, неуклюжими группами. Они смотрели на восток, бормоча о странном оттенке рассвета.

Двухэтажный караван-сарай был расположен сразу же за городскими стенами. Купцы уже собирали лошадей, фургоны, кучеров, грузчиков и охрану. Торговля не станет ждать из-за странного цвета в небе или необычного запаха, и Рейдон был за это признателен. В своих поисках он научился быстро путешествовать по Фаэруну, пользуясь преимуществом разветвлённой торговой сети на континенте. Благодаря ей Рейдону не приходилось самому заботиться о проводниках или лошадях. Даже не зная его в лицо, многие хозяева караванов знали о его репутации, и были рады заручиться компанией Кейна на опасных маршрутах.

Полуэльф вошёл в караван-сарай и вскоре принял предложение сопровождать торговую компанию, направляющуюся в Натлех после того, как обогнёт северо-западный край озера Длинной Руки. В обмен на погрузку и разгрузку, а также работу охранника по необходимости, Рейдон доберется до цели куда быстрее, чем мог бы пешком. Заработная плата тоже входила в его договор, но солидная сумма, которую он скопил, вычищая логова аберраций, затмевала всё, чем могли соблазнить его купеческие лорды.

Они отправились в путь на четырёх крытых брезентом фургонах. Каждый фургон тянула упряжка из четырёх лошадей и сопровождали несколько всадников впереди и сзади. Рейдон вызвался ехать сзади, высматривая разбойников. Во время своей последней поездки монах узнал, что недавно несколько враждующих гоблинских банд разбили лагеря на краю Галтмерского леса. В небольшом количестве эти существа были трусливы, но толпой представляли серьёзную угрозу.

Начальница каравана дала Рейдону в арьергард норовистую кобылу. Она сказала монаху, что лошадь зовут Кожевницей. Рейдон сидел верхом, ожидая, пока караван отъедет подальше. Кожевница была прекрасной лошадью и забеспокоилась, когда её товарищи начали удаляться, но Рейдон успокоил её тихими словами и поглаживанием.

Монах гладил гриву Кожевницы, когда его отвлёк странный шум.

Гулкие удары сотен крыльев в неподвижном воздухе заставили его посмотреть вверх. Огромная стая ворон летела с востока, их чёрные силуэты быстро скользили в утреннем небе. Стая не задерживалась и не сворачивала. Она быстро настигла караван и пролетела на запад, как стрела. Рейдон прищурился, вглядываясь вдаль в поисках преследователя — грифон, или, может, небольшой дракон? Нет. Только встающее солнце. Солнце, синее, как глаз грозового великана и лишённое тепла, как надвигающийся ледник.

Синее? Что...

Какофония пронзительных воплей и возгласов раздалась из рощи густых деревьев к югу. Вперёд бросилась толпа невысоких фигур в драных доспехах. Некоторые держали копья, другие — топоры. Разбойники-гоблины! По меньшей мере двадцать, прикинул Рейдон. Тот, что возглавлял натиск, был крупнее и более волосат, чем прочие.

Охранники каравана посыпались из фургонов, затягивая пряжки поясов с оружием и натягивая на луки тетиву.

Рейдон дёрнул поводья, поворачивая Кожевницу задом к фургонам. Он пришпорил её в галоп. Кожевница ответила, сокращая расстояние между ним и существом, возглавлявшим атаку. Вожак достигал почти семи футов роста. Из сочленений доспехов торчала грубая шерсть. Похожие на кинжалы клыки наполняли зиявшую пасть. В одной руке он держал широкий боевой топор, в другой, за волосы — отрубленную человеческую голову. Он завертел головой, как цепом. Это был не гоблин.

Рейдон воспользовался инерцией скачки и выпрыгнул из стремян. Он бросился на косматого вожака бандитов, вытянув вперёд руки, как будто ныряя в море. Его враг взмахнул топором, промахнувшись на несколько ладоней. Вытянутая левая рука монаха коснулась почвы рядом со ступнёй вожака. Рейдон схватил ближайшую лодыжку своей правой рукой, подтягивая её к груди, и ушёл в кувырок.

Ещё до того, как он успел завершить движение, раздался жуткий, мясистый треск. Полуэльф отпустил лодыжку и завершил кувырок, позволяя манёвру поглотить его скорость всего через три вращения. Вскочив с руками наготове, он увидел косматого вожака на спине, одна нога вывернута в сторону под неестественным углом. Вожак продолжал кричать, но это был уже не вызов.

Оставшиеся гоблины, состоящие целиком из меньших зелёных тварей, резко остановились. Они посмотрели на своего предводителя, потом на Рейдона. Монах смерил их взглядом, зная, что может запугать гоблинское отребье уверенным видом. Зелёная кожа гоблинов как будто натянулась, замерцала и посветлела перед его взглядом — до тех пор, пока не стала синей. Не только кожа, но их снаряжение, земля, на которой они стояли, и всё остальное.

У него что, галлюцинации?

Неуверенность гоблинов превратилась в смятение. Они взволнованно тыкали пальцами и кричали на своём примитивном языке. Рейдон наклонил голову. Он не понимал их речь, как и того, почему гоблины указывают не на него.

Рейдон сместился так, чтобы встать лицом к рассвету.

Странное холодное солнце пропало. Вместо этого горизонт пылал.

Синим огнём.

Из-за края горизонта поднимался столб лазурного пламени с густым венцом, как будто намереваясь пронзить сам небесный свод. Корона бушующего пламени казалась расплавленным сапфиром и оставляла за собой огненную гибель.

Рейдон вместе с остальными вытаращил глаза, утратив сосредоточенность при виде апокалиптического зрелища.

Может быть, это нападение демонов? Или чудовища, за которыми он охотился — пожиратели разума, аболеты, созерцатели, похитители кожи, и другие жуткие и бесформенные орды — наконец объединили усилия, чтобы найти и убить его? Он потянулся к амулету. Руки дрожали от необычной спешки.

Нет. Амулет был таким же, как и вчера. Камень оставался тёплым, а изображение — цветным. Это спокойствие указывало, что аберрации не несут ответственности за чудовищный пейзаж на горизонте. Перед лицом самой невероятной демонстрации разрушения, что когда-либо видел Рейдон, это не слишком утешало.

Рейдон позволил амулету упасть обратно на грудь, и когда он посмотрел на юг, с губ монаха сорвался стон. Второй огненный столб полз по неровным краям Орсронских гор, представляясь мелким из-за большого расстояния. Происходящее затрагивало не только побережье Дракона.

Кожевница ступила вбок, фыркая. Некоторые из гоблинов бросились к кромке Галтмера, но большая часть застыла на месте, скованная страхом — так же, как и охрана каравана. В безмолвном непонимании они все таращились на хаос на востоке.

Мерцающая стена потревоженного воздуха промчалась из-за горизонта через равнину в их строну. Вместе с этой стеной бежал синий огонь. Насколько Рейдону хватало глаз, стена простиралась на юг и на север, и поднималась вверх на многие мили за пределами его осознания.

Дикие создания пытались обогнать надвигающуюся волну пламени; скачущие кролики, несущиеся олени и одинокий волк, ускоривший бег в отчаянной попытке спастись. Никто не мог обогнать смерть. Надвигающаяся стена навалилась на них, спалив каждого дотла.

В нарастающей панике бандиты и караванщики завопили в унисон. Толкаясь, царапаясь, крича, они повернули на запад, бросившись бежать. Некоторые падали от ужаса, лишь для того, чтобы быть затоптанными товарищами.

Рейдон почувствовал, как его тоже охватывает паника, но он сдержался, мысленно отыскав свой утраченный фокус. Если конец был неизбежен, он не хотел погибнуть, потеряв самоконтроль. Он пришпорил Кожевницу на запад. «Беги», шепнул он на ухо испуганной кобыле. «Беги, как никогда!»

Лошадь побежала. Она неслась вперёд, содрогаясь от усилий. Она легко обогнала гоблинов и пеших людей. Затем она промчалась мимо других всадников из каравана.

Секундой спустя надвигающийся фронт поглотил их.

Визжащий порыв воздуха выбил Рейдона из седла. Он увидел, как спотыкается и падает лошадь, но его уже пронесло мимо, закрутив в мерцающих синих потоках. Он извернулся на ветру, пытаясь повторить прыжок во время галопа, который проделал несколькими мгновениями раньше.

Голая земля начала испускать пар. Дымка помешала Рейдону рассчитать свой кувырок. Он рухнул, потеряв контроль. Что-то твёрдое ударило его в левый локоть. Удар отозвался вибрацией во всём теле, и левая рука повисла, как у безвольной куклы. Навыки монаха временно защитили его от боли, хотя на краю сознания он уже чувствовал сигналы, которых больше не мог игнорировать. После переката он замер сломанной, испытывающей боль грудой. Он остановился под укрытием крупного булыжника. Тот защитил его от сильного, как торнадо, ветра.

Монах заморгал, вглядываясь в эти потоки, отчаянно пытаясь понять, что происходит вокруг. Рейдону казалось, что он попал в нутро самого хаоса. Вой ветра был таким громким, что он частично оглох. Из одного уха капала кровь.

Сразу за канавой вдоль дороги лежала женщина. В следующий миг Рейдон узнал её; начальница каравана. Канава у дороги, как и его булыжник, давала частичную защиту от ревущего ветра. Женщина пыталась подняться с места, куда швырнул её фронт вихря. Кровь текла по одной стороне её лица. Она увидела за булыжником Рейдона и потянулась к нему.

Затем она загорелась и закричала. Синее пламя охватило её мгновенно. Ярче всего жуткий огонь пылал в её глазницах и распахнутом рте. Рейдон закричал от сочувствия и ужаса, но не услышал себя. Нимб кобальтового пламени вырвался из спины женщины, как будто она распростёрла огненные крылья, но прежде чем Рейдон смог понять, что видит, женщина превратилась в пепел.

Затем его охватила боль после неэлегантного падения. Глаза заволокло слезами, но он узнал смутные очертания фургонов, проносящихся мимо, подскакивая на каждом боку, ударясь о землю с двадцатифутовыми интервалами, кувыркаясь и разбиваясь на всё меньшие кусочки всякий раз, когда касались земли. Он увидел и деревья, лошадей, людей, сорвавшийся груз, гоблинов — все были захвачены жестокой хваткой ветра. Булыжник, за которым он укрылся, продолжал отражать потоки воздуха, но монах почувствовал, как пугающая сила цепляется за его одежду и голую кожу, как будто стремясь снова его обнять.

Гоблин ударился о противоположную сторону булыжника. Его рот был раскрыт в беззвучном крике, ведь он горел, как начальница каравана. Но пламя не пожирало гоблина; вместо этого оно как будто схватило его заклинанием превращения, которое вышло из-под контроля.

Когда у гоблина оторвалась голова, Рейдон ахнул. Но когда оторванная голова начала подтягивать себя к монаху с помощью внезапно удлинившихся, пылающих синим волос, и без того пошатнувшееся ментальное равновесие Рейдона разбилось окончательно. Он взвыл во всё горло. Рейдон пнул гротескную голову. Та укусила его, пуская слюни. Волосы, подобно щупальцам, попытались оплести его ногу. Но Рейдон хорошо нацелил удар, и жуткая, ожившая часть тела попала в поток и исчезла.

Булыжник снова задрожал. Рейдон съёжился. Камень что, начал светиться? Нет, он стал прозрачным, и сквозь него проникал свет. Камень медленно превращался из тёмного, грязно-коричневого в нечто похожее на стекло. Рейдон отчаянно вцепился в булыжник. Тот оставался твёрдым, хотя его прозрачность позволяла Рейдону прекрасно видеть ту сторону, откуда шла ударная волна.

Земля содрогалась и плыла, брызгала и хлестала, как вода, а не как твёрдая почва. Росли кристаллические спицы, их кончики медленно кружились, пока они проталкивались всё выше и выше сквозь безумное кружево, затянувшее горизонт. Пока разум Рейдона пытался охватить неправильную, испорченную геометрию этой структуры, кружево начало растворяться.

Затем его булыжник вывернуло из земли. Полуэльф бросился к канаве, но поток синего пламени попал ему прямиком в грудь, как стрела, выпущенная из божественного лука.

Время потекло тонкой струйкой. Инерция Рейдона погасла, и он повис, поддерживаемый лишь огненной болью. Что-то схватило его за шею. Амулет выпал и взлетел в небо, когда звенья цепочки загорелись синим и расплавились.

Он боролся телом и разумом, потянувшись к сверкающему камню. Он не мог его потерять! Это был не просто символ Знака Лазури; это была единственная материальная вещь, оставшаяся от его матери. Кончики пальцев едва коснулись ускользающей кромки камня. Обычная лазурная синева, окружавшая белое дерево, изменилась, как будто заражённая синим огнём.

- Нет! - закричал он в безвременье. Он видел, что амулет, как и цепочка, начинает гореть. Секундой спустя, амулет растворился, падая вверх.

Осталось только изображение символа, окружённое бурлением нематериальных букв. Рейдон всё равно продолжал тянуться, сражаясь с этой темпоральной паузой. Если бы только суметь коснуться задержавшегося сияния уходящей энергии, может быть...

Как будто в ответ на его желание, след вспыхнул. Его уходящая вверх траектория замедлилась, потом изменила направление. Потерявший вещественность символ рухнул обратно вниз, ударив Рейдона в грудь. Огонь прожёг его новую куртку и в мгновение ока испепелил её. Лазурная синева символа теперь полностью совпадала с кобальтовой синевой окружавшего вихря — изменение небольшое, но обладавшее огромным значением. Вот только времени задуматься у Рейдона уже не оставалось. Нематериальный символ оставил ожог на его теле, на его разуме и на самой его душе.

Всё стало синим, затем превратилось в пустоту.


Сбор средств на "Чуму заклинаний" Брюса Корделла

06 Май 2019 - 16:12

Первая часть трилогии "Господство Аболетов" про Волшебную Чуму и древних чудовищ-аболетов.

 

Цена - 13 000 р.

 

 

phoca_thumb_l_Plague_of_Spells.jpg

 

 

Собрано:


Собрано 6000 из 13 000 р.

 

Webmoney-кошельки


R347265396022
Z351164298955

 

Qiwi-кошелёк

+380671133259

 

Спонсоры

Валерий, Гарибальди Синклер, g0ddest, Алексей Кузьмин


Эпилог + Благодарности

18 Март 2019 - 02:30

Эпилог

 

Тердиди «Покажи-всё» и Дорегардо обменялись мрачными взглядами, когда Регис закончил свою речь.

- Как они? - спросил Дорегардо, предводитель Ухмыляющихся Пони, полуросликов-защитников Торгового тракта.

- Кэтти-бри думает, что Дриззт должен был умереть, - сказал Регис. - Она поверить не может, что он как-то справился с демоническим ядом и не истёк кровью. Жало ударило его во внутреннюю часть бедра, туда, где много крови.

Другие два полурослика угрюмо кивнули.

- Похоже, в Дамаре он научился парочке фокусов, - сказал Регис.

- Наши друзья-Коленеломы рассказывают кучу историй о монахах монастыря Жёлтой Розы, - пояснил Покажи-всё. Его голос был полон восхищения при упоминании легиона полуросликов, покинувших Дамару, чтобы присоединиться к Ухмыляющимся Пони в качестве защитников Кровоточащих Лоз. - Я слышал о таких вещах.

- Закнафейну пришлось хуже, - продолжал Регис. - Он получил много тяжёлых ран.

- Но если Дриззт потеряет отца ещё ра... - начал Дорегардо, но Регис покачал головой.

- Он пошёл на поправку благодаря заботам Кэтти-бри.

- А что с тем забавным? - спросил Покажи-всё со вздохом облегчения.

- Джарлакслом? - отозвался Регис, хмыкнув.- Ни царапины. Ни единой царапины!

- Даже для дроу это слишком, - сказал Дорегардо. - Он опасный враг.

- Зато хороший друг, - заверил их Регис, и оба солдата кивнули.

- Ты был у короля Бренора?

- Они с Джарлакслом ужасно перенесли потерю Атрогейта и Амбергрис О'Мол. Дриззт тоже. У них было много общего, и дварфов нескоро забудут. Как и тех дварфов и демонов, что их убили.

- Да будет так, - сказал Дорегардо, и они подняли свои бокалы в безмолвном салюте.

- Ладно, тогда что нам делать? - спросил Покажи-всё Тердиди.

- Отправляйтесь в Глубоководье и ближайшие хутора, - пояснил Регис. - Предупредите народ и лордов Глубоководья.

- Только на юг, значит?

- Лускан знает, - объяснил Регис.

- А что насчёт Порта Лласт и ферм на севере? - спросил Дорегардо.

- Джарлаксл предупредит север, - сказал ему Регис. - У вас только двадцать всадников, а доставить новости в Глубоководье — важнее всего. И сложнее всего. Любой ценой постарайтесь избегать окрестностей Невервинтера. Лорду Неверэмеберу нельзя доверять, а тем более работать на него. Я даже готов сказать, что он — наша самая большая проблема.

- Нам сообщить об этом лордам Глубоководья? - спросил Дорегардо.

- Нет! - немедленно воскликнул Регис. - Поэтому задача такая сложная, и поэтому мы поручаем её только вам и вашим ребятам. Мы не можем обвинить могущественного лорда Глубоководья, такого как Дагульт Неверэмбер, основываясь лишь на тех доказательствах, которыми обладаем сейчас. В конце концов, откуда нам знать, с кем он заключил союз? Мы знаем, что он сотрудничает с домом Маргастер. Но кроме этого следует расчитывать, что у него есть и другие влиятельные друзья в Глубоководье.

- Нет, - продолжал он, - мы поведём речь только про демонов, обосновавшихся в Терновом Оплоте, и соберём легионы Глубоководья, чтобы помочь нам разделаться с этой угрозой.

- Ты рассказывал, что в Невервинтере и Невервинтерском лесу тоже завелись демоны, - напомнил ему Покажи-всё. - Хочешь, чтобы мы и об этом сказали?

- В подходящее время, - посоветовал Регис. - Начнём с Тернового Оплота, потом вернёмся к Невервинтеру. Когда мы будем уверены в лордах Глубоководья и полном размахе заговора, тогда поговорим с ними о доме Маргастер, и, со временем, о лорде Неверэмбере и его отмывании денег.

Двое всадников снова переглянулись и кивнули.

- Как пожелаешь, Паук Паррафин, - сказал Дорегардо. - С первыми лучами солнца мы отправляемся в Глубоководье.

Регис одобрительно кивнул. Он знал, что его друзьям предстоит долгий и трудный путь.

Он знал, что всем жителям севера предстоит долгий и трудный путь.

 

Бревиндон Маргастер стоял на носу карраки «Белый тюлень», флагмана пиратской флотилии, плывущей на север под южными ветрами. Весна укрепляла свои позиции по всему побережью Меча. Флотилия насчитывала сотни кораблей, шлюпов и каравелл, каррак и даже парочку драккаров, включая тот, на котором гребли огромные беженцы-фирболги с островов Муншаэ.

Более двух тысяч мужчин, женщин, великанов, гоблиноидов — даже команда гноллов — плыла на этих ветрах позади него, ожидая добычи.

Молодой дворянин ухмыльнулся. Эта огромная армада была нанята за малую долю огромного состояния Маргастеров, причём дешевле, чем любые наёмники, о которых только слышал Бревиндон — так не терпелось им разграбить север, прибрежные регионы за Глубоководьем.

И так не терпелось отвоевать Лускан из рук тайных сил, стоящих за возвышением главного капитана Курта.

- Я тебе говорил, - произнёс голос в голове Бревиндона, голос демона, занимающего филактерию, которую мужчина носил на шее.

- Говорил, - признал Бревиндон. - Знай — дом Маргастер и лорд Неверэмбер этого не забудут.

- Ты знаешь, чего я хочу.

- Да, Азбиил.

- Они выковали мой... наш меч?

Бревиндон посмотрел направо, на тяжёлую карраку и дым, который поднимался с её мостика.

- Они работают над ним, - сказал он демону. - Большой, изогнутый и зазубренный.

- А самоцвет, что я дал тебе? И адамантин?

- Да, конечно, - заверил Бревиндон своего гостя. - Всё делается в соответствии с руководством, которое ты помог мне написать.

- Он слишком велик для тебя, мой носитель. Но когда я освобожусь, ты узнаешь силу этого клинка! - пообещал камбион.

 

- Боюсь, у нас есть проблемы посерьёзнее, чем лорд Неверэмбер, - сказал Джарлаксл королю Бренору в личных покоях дварфа глубоко в Гонтлгриме. Рядом с Бренором две его королевы, Кулак и Ярость, ворчали о мести за гибель Амбергрис О'Мол, которая была им дорогой подругой.

- Может и так, но я давно хочу заполучить его голову, - ответил Бренор, как будто не услышав Джарлаксла.

- Демоны, - попытался наёмник.

- Уже с ними дрался.

- Да, но в таких количествах? - спросил дроу. - Я никогда не видел столько демонов за пределами Подземья или самой Бездны. И среди них — старшие изверги, которые могут открывать врата на нижние планы и призывать новых миньонов.

Бренор наклонил голову и искоса посмотрел на дроу.

- Наверное, я не удивлен, - буркнул он.

- Удивлён?

- Что ты бывал в Бездне. Искал себе загородный дом?

Это вызвало улыбку у Джарлаксла, но долго она не продержалась.

- Мы должны действовать быстро, иначе их число умножится, - предупредил дроу.

- У меня есть собственные врата! - ответил Бренор.

- И боюсь, что они тебе понадобятся, добрый дварф, - заметил Джарлаксл. - Все.

- Глубоководье не станет бездействовать, - сказал Бренор. - Весь север в опасности, а в последний раз, как я проверял, демоны не шибко беспокоились, кого им убивать и жрать!

- Мы не знаем, кто в городе — наш союзник, а кто — лорда Неверэмбера, - признал Джарлаксл, пожимая плечами и чуть ли не извиняясь.

Бренор наверняка понимал. Да, лорды Глубоководья могут терпеть демонов в окрестностях своего величественного города, но к дроу, управляющим Лусканом, они тоже не слишком тепло относятся. Как и к волшебной Главной Башне, поднятой из руин и возглавляемой бывшим архимагом Мензоберранзана!

Известная дружба Бренора с Джарлакслом не помогала ему искать союзников в продолжающейся вражде с лордом Дагультом Неверэмбером, который, в конце концов, сам был лордом Глубоководья. На самом деле, в месяцы после возрождения Гонтлгрима Бренор был удивлён, обнаружив, насколько изолированным он оказался от других представителей власти в регионе. Он решил, что теперь, когда волшебные телепортационные врата заработали и вскоре через Гонтлгрим начнётся поток товаров из Мифрил-Холла, цитадели Адбар и цитадели Фелбарр, не говоря уже об оружии, выкованном умелыми мастерами в кузнях, питаемых предтечей, отношения улучшатся.

Но этому ещё предстояло произойти в будущем, а демоны уже существовали в настоящем. А прошлое...

Что ж, прошлое никуда не делось, и старые привычки — и предрассудки — умирали с трудом.

- Я хочу убить их не меньше твоего, - сказал Джарлаксл. - Атрогейт был не только твоим другом.

- Да, - признал Бренор. - Как и Амбер, я знаю. Я по-прежнему не уверен, насколько тебе можно доверять по мелким вопросам, эльф, особенно когда речь про деньги или магию. Но когда начинается драка, я рад, что ты на моей стороне.

Джарлаксл поклонился и коснулся полей шляпы.

- А что насчёт помощи из Главной Башни? - спросил Бренор. - Этим волшебникам наверняка поперёк горла демоны, кроме тех, с которыми они забавляются сами.

- Те волшебники, что сейчас рядом, помогут нам, я уверен. И помощь нам потребуется — в этом я уверен не меньше.

Бренор хотел возразить, что Джарлаксл никогда не видел настоящей ярости клана Боевого Молота. Но он оставил эту мысль при себе, опасаясь, что его голос будет не так убедителен. Атрогейта не стало. Амбергрис О'Мол из адбарских О'Молов не стало. И только что его друзья едва доковыляли домой с серьёзными ранами, чтобы сообщить об этом.

Ему казалось, что клану Боевого Молота вскоре предстоит схватка насмерть, возможно, даже превосходящая катастрофу войны в Серебряных Кордонах.

Вскоре он узнает достаточно, чтобы понять, как недооценивал противника.

 

- Будет хуже, - сказала Аш'ала Меларн Киммуриэлю Облодре на прощание, прежде чем псионик стал невещественным и проплыл сквозь стену коридора в Подземье, где они тайно встречались.

Аш'ала хотела отправиться с ним. Её перспективы в Мензоберранзане были печальны. Она была посланником своего дома в Бреган Д'эрт и доме Ксорларрин, но теперь дома Ксорларрин не стало, или он скоро должен был заменить павший дом До'Урден, отдавшись на милость и став союзником дома Бэнр. Дом Меларн, который открыто напал на дом До'Урден, больше не пользовался благосклонностью Ксорларринов, а тем более — Бэнров!

Кроме того, Бэнры были величайшими защитниками Бреган Д'эрт.

И с чем осталась Аш'ала? Она была третьей дочерью первой жрицы, Кирнилл. Когда-то у неё были блестящие перспективы, ведь тогда Кирнилл была верховной матерью Кирнилл Кенафин. Но теперь их матерью стала Жиндия Хорлбар; её хватка никогда не бывала крепче, а позиция Кирнилл никогда не бывала менее важной. Или менее стабильной. Если Кирнилл падёт, её дочери окажутся отданными на милость Жиндии.

Аш'ала понимала, что милостью Жиндия не отличалась.

Она чуть не окликнула уходящего псионика, умоляя его забрать её с собой, чтобы она могла присоединиться к Джарлакслу. Но не окликнула, в основном потому, что знала — Киммуриэль так не поступит. Бреган Д'эрт она была нужна там, где находилась сейчас, рядом с сосредоточием власти дома Мелан, и не могла стать очередным членом отряда наёмников.

Так что она просто вздохнула и вернулась в город и дом Меларн. Как только Аш'ала прошла через главные врата, часовой сообщил ей, что верховная мать разыскивает её по срочному делу. Она бросилась через весь дом, немного взволнованная, и нашла мать Жиндию в её личных покоях, в удобном кресле рядом с первой жрицей Кирнилл.

- Мне сказали, что вы хотели меня видеть, - произнесла Аш'ала, вежливо кланяясь. - Я получила немного новых сведений касательно планов матери Зирит Ксорл...

- Вот как? - насмешливо оборвала её мать Жиндия. Волоски на шее Аш'алы встали дыбом. Мгновением спустя её страхи превратились в жуткую реальность, когда квартет стражников и придворный маг вышли из боковой двери вместе с парящим диском, на котором лежал Киммуриэль Облодра, прикованный к диску полосами сверкающей энергии за запястья, лодыжки, талию и шею!

Ещё одни оковы, живые оковы, были самыми отвратительными и жуткими, поскольку позади диска шёл иллитид, запустивший два своих щупальца в нос Киммуриэля.

- Моя мать...

- Можешь не утруждаться, - заявила мать Жиндия. - Мы знаем всё, а если есть ещё что-то, мой друг-пожиратель разума просто заберёт это у тебя.

Она указала на открытую дверь, и в помещение вошли другие дроу, жрицы дома Меларн. Они окружили Аш'алу, отвели её в другую комнату, и у молодой дроу дрогнули колени.

Это было небольшое помещение с единственным предметом: большой железной ванной, наполненной водой. По бокам ванны были опоры для рук с ремнями, оканчивающиеся тисками для пальцев.

- Нет-нет-нет, - умоляла Аш'ала, и у неё подкосились ноги. Сёстры поймали её, прежде чем она рухнула на пол, и раздели.

Затем они затащили её в ванну и пристегнули обе руки.

К тому времени в комнату уже вошли мать Жиндия и мать Аш'алы, и Жиндия посмотрела на Кирнилл, сделала жест и сказала:

- Закрути винты, первая жрица, и докажи, что твоя преданность Лолс превосходит преданность семье.

Аш'ала видела боль на лице матери, когда та зажимала тисками пальцы бедной девушки, но с этой болью пришла и ярость от того, что глупая Аш'ала вообще поставила её в такое положение.

Так что когда Кирнилл закручивала винты, она не показала милосердия, раздавив под жестоким нажимом пальцы Аш'алы.

Пока это происходило, другие начали раскрашивать лицо и шею Аш'алы мёдом и молоком рофов, сладкой и липкой смесью.

Все они отошли, оставляя Аш'алу всхлипывать. Мать Жиндия наклонилась, чтобы рассмотреть её лицо.

- Не бойся, дитя, тебя хорошо накормят, - сказала она. - И я сама принесу тебе мух.

Аш'ала начала выть и умолять, биться и натягивать ремни, удерживающие её запястья.

Но Жиндия просто рассмеялась и закрутила ещё один винт, вызвав крик абсолютной боли.

- Приведите иллитида, чтобы он мог вытащить всё необходимое из этого разума, - приказала мать Жиндия, и сразу же повернулась обратно к Аш'але, чтобы сделать ещё один поворот винта в тисках.

- Боль сообщает тебе, что ты ещё жива, дитя, - промурлыкала она на ухо рыдающей Аш'але. - Это хорошо. Видишь ли, я хочу чтобы ты наслаждалась многочисленными трапезами, которыми мы будем тебя кормить. Я хочу чтобы ты была жива, когда мухи будут пировать молоком и мёдом. Я хочу, чтобы ты была жива, когда будешь лежать в ванной, полной собственных экскрементов. Я хочу, чтобы ты была жива, когда в грязной ванне вокруг тебя заведутся черви, чтобы ты могла почувствовать каждый укус и каждое движение в те дни, когда они будут тебя пожирать.

 

Он не мог открыть глаз, зато слышал вдалеке звук, и вскоре понял, что это чей-то голос. Он знал язык, но не очень хорошо.

- Ты даруешь мне заклинания исцеления! Почему? - говорил мелодичный голос. Красивый голос, подумал он. - Это твои враги! Разве непредсказуемость — твоё главное качество?

Он не понял следующих слов. Они были на том же языке, он догадался по модуляции и согласным звукам, но почему-то казались более древними.

Затем он почувствовал тепло, когда волна исцеления заполнила его, устремившись в руку — и только тогда покалеченный осознал, какую острую боль испытывает в той области.

- Я предала тебя! - сказал голос и засмеялся. Смех казался беспомощным.

Он с трудом приоткрыл один глаз, еле сфокусировался и увидел над собой прекрасную женщину-дроу. Он попытался произнести её имя, или имя того, за кого её принял, но ему не хватило воздуха.

- Я украла Закнафейна из вечности, чтобы привести его к еретику, который отрёкся от тебя, а ты всё равно даруешь мне заклинания! - воскликнула она, качая головой. Её густые белые волосы мотались из стороны в сторону. - И ты даруешь мне заклинания для них, для твоих врагов!

- О чём ты болтаешь? - сумел выговорить Атрогейт.

Она посмотрела на него фиолетовыми глазами.

- Отдыхай. Ты должен был погибнуть. Ты был на краю могилы.

Он не мог воспротивиться этому приказу, даже если бы захотел, ведь несмотря на исцеление — от какого бы божества оно ни происходило — он не мог стряхнуть огромную усталость, действительно граничившую со смертью.

 

Благодарности

 

С моей стороны будет невежливо не упомянуть три группы людей, которые долго и усердно трудились, чтобы моё возвращение к Дриззту в Забытые Королевства стало реальностью.

Во-первых, я благодарю Пола Лукаса, моего агента, и остальных ребят из Janklow & Nesbit. Когда я пришёл к Полу с идеей обратиться к Wizards of the Coast, он прикинул подробности сделки и взялся за работу. За долгие месяцы, во время которых нужно было проводить чёрточки над t и расставлять точки над i, Пол поддерживал позитивный настрой и не позволял мне унывать.

Во-вторых, я почти двадцать лет работал с Wizards of the Coast (а до того — ещё десять с TSR). Эти люди были не просто моими коллегами и издателями; они стали моими друзьями. Так что я искренне благодарю Лиз Шух и банду в Wizards of the Coast, и команду из Hasbro. Вы работали неординарно, делали то, чем никогда прежде не занимались, и самое главное — вы поверили в меня. Ваше уважение взаимно, уверяю.

И наконец, в очередной раз благодарю Дэвида Померико и ребят в HarperCollins, целыми днями, неделями и месяцами расставлявшими чёрточки в t и точки над i, встречая любые трудности подобного проекта с терпением и желанием сделать всё необходимое.

Потому что именно в этом заключалась вся суть данного путешествия, занявшего почти год: мы все хотели найти способ сделать его возможным.

И нашли.


Глава 24: Отчаянное бегство

18 Март 2019 - 01:38

Глава 24

Отчаянное бегство

 

- Они не могут пробиться! - простонал Джарлаксл, глядя вниз во двор, кишевший демонами всех сортов и размеров и дюжинами теснящихся вместе дварфов — как будто они больше боялись собственных союзников, а не того, что устроило такую суматоху внутри крепости, но всё равно преграждали Дриззту путь к свободе.

Закнафейн подался за парапет, но Джарлаксл схватил его за руку.

- Ты тоже не сможешь через это пробиться!

- Я не стану смотреть, как погибает мой сын, - сказал Закнафейн и вырвал руку.

- Там половина проклятой Бездны! - яростно прошептал Джарлаксл.

- Я не стану смотреть, как погибает мой сын.

Джарлаксл всмотрелся в лицо товарища, в его немигающие глаза, и даже не стал снова пытаться поймать Закнафейна за руку. Этот мужчина с готовностью лёг на жертвенный алтарь матери Мэлис под её ритуальный кинжал ради Дриззта. Этот мужчина, поднятый нежитью, сопротивлялся зин-карле — возможно, был единственным, кто когда-либо сумел сбросить оковы такого заклинания — и прыгнул в кислоту, чтобы не ударить Дриззта.

- Доставай свою игрушку с торнадо, - сказал Закнафейн.

Джарлаксл покачал головой. Он слишком шедро использовал волшебный предмет, и тот был уже почти ни на что не способен. Но это ведь был Джарлаксл. У него были другие игрушки.

- Нам нужен план, - просигналили пальцы наёмника.

- У меня он есть.

- Какой?

- Убивать, - показал в ответ Закнафейн и двинулся вдоль стены к далёкой двери в саму крепость. Он остановился и охнул, как и Джарлаксл, когда дверь вылетела наружу, сорванная летающим свиноподобным демоном, который с ударами и визгом промчался сквозь ожидающих монстров, многие из которых пнули, укусили, укололи или толкнули наглеца.

За летающей свиньёй вышел дварф, дикий, рычащий и вопящий, при помощи огромной булавы и ещё более крупного куска камня на конце ржавой цепи разбрасывая всех вокруг. Дварф бесстрашно бросился на дьявольскую толпу.

Огромный нальфешни сбил дварфа с ног, но тот снова поднялся, прежде чем чудовище успело его задавить. Вскочив, он промчался между ног демона, по пути хорошенько укусив того за бедро.

На той стороне глабрезу ударил дварфа когтями, и тот с готовностью принял страшный удар, взамен обрушив свою булаву прямиком на череп демона и вколотив его в землю. Вырвав оружие, дико кружаясь, раздавая во все стороны пинки и удары, он выпутался из кучи-малы и бросился на открытое место — и там обнаружил, что его ждут три дварфа с нацеленными арбалетами.

 

Дриззт пытался не отставать от вопящего Атрогейта, но дварф просто разбрасывал чудовищ в стороны, не обращая внимания на тот факт, что они могут прийти в себя и возобновить погоню.

Дриззт поступал осторожнее, рубя и калеча извергов и дварфов, потом догоняя друга. К тому времени, как он добрался до двери во двор, она уже была распахнута и висела на петлях, и он проследил взглядом за кровавой дорожкой, чтобы найти Атрогейта, который как раз подбросил дварфа в воздух своим самопальным цепом.

Атрогейт обрушил ногу на другого дварфа, распростёртого перед ним, затем бросился вперёд, но резко остановился, чтобы нанести удар вправо, обеими руками схватив Крушитель Черепов и опустив его между лопаток адской гончей, впечатывая зверя в землю.

- Ох, дружище, - прошептал Дриззт при взгляде на Атрогейта, у которого в одной щеке болтался арбалетный болт и ещё два торчало из груди. Кровь свободно струилась по телу дварфа, и хотя Дриззт знал, что его обеспечивает силой пояс, он был практически уверен, что если Атрогейт этот пояс потеряет, он будет продолжать, питаемый одной лишь яростью.

Однако времени задумываться не было, поскольку вторая адская гончая дыхнула на дварфа пламенем. Неудивительно, но Атрогейт не остановил свой бег и продолжал рычать. Теперь на его одежде плясало пламя.

- Гвенвивар, ты опять нужна мне! - позвал Дриззт, и остановился, чтобы дать сгуститься серому туману, прежде чем броситься за дверь и вступить в драку.

Враги немедленно налетели на дроу со всех сторон. Мечи, молоты, когти, клювы — даже кнутоподобный хвост демона-ящера — обрушились на Дриззта, не успел он сделать и три шага за дверь, а путь к Атрогейту быстро смыкался.

Но под таким градом ударов ему было не до этого. Он прыгнул, пригнулся, скользнул, работая клинками в ошеломительной серии блоков и парирований, отводя атаки, но в итоге отступая шаг за шагом обратно в двери. Он заметил, что крупный демон начал читать заклинание, и между его крупных когтистых пальцев заискрила молния. У Дриззта не осталось других вариантов — он вернулся в крепость и бросился в сторону за миг до того, как чудовищный разряд сбил дверь с петель, швырнув её через комнату и вырвав половину косяка.

Внутрь хлынули враги, и Дриззт налетел на них сбоку, постоянно атакуя переднего дварфа или демона, чтобы его не смогли окружить.

Однако долго сдерживать натиск ему не пришлось, поскольку когда двое дварфов вошли внутрь и скользнули вправо, в сторону от Дриззта, их похоронила под собой пантера, прыгнув с их тел прямо на грудь вроку.

Дриззт крутанул сабли и вложил их в ножны, схватив Тулмарил со своей волшебной пряжки. Он посмел надеяться, что сможет пробиться к Атрогейту, если пантера будет удерживать фронт, а он — стрелять поверх неё.

Но тут ему снова пришлось подниматься на ноги после внезапного падения, когда стена за спиной, справа от двери, просто исчезла, растворилась! В этом падении ловкий дроу сумел убрать лук и снова схватиться за сабли, разворачиваясь лицом к новому проёму, ожидая, что очередная волна врагов просто похоронит его под собой.

К нему устремилось лишь двое, но с тем же успехом их могла быть дюжина! Поскольку Дриззт прекрасно знал этих демонов; ему уже приходилось сражаться с их сородичами в схватке за Гонтлгрим. Девяти футов ростом, похожие на наг существа выглядели наполовину змеями, наполовину — прекрасными человеческими женщинами, с ядовитым жалом и шестью руками, каждая из которых сжимала оружие большой волшебной силы. Демоны приближались бок о бок с застывшей на лицах ненавистью, и на каждом звенела дюжина ожерелий и драгоценностей.

Было понятно, что они знают свою жертву так же хорошо, как Дриззт знал их.

Они знали, что это дроу, победивший Марилит, величайшую из их рода.

- Держи дверь! - приказал тёмный эльф Гвенвивар и занял позицию перед пробитой стеной — пробитой двеомером, который, как он надеялся, не продлится долго.

Если бы он только сумел выстроить демонов на месте этой пропавшей стены, когда заклинание прекратится и камень вернётся на место...

Дриззт сразу же понял, что такая попытка обречена на поражение. Он погрузился в глубочайший транс воина, полностью отдаваясь инстинктам — чувствовал, слышал, обонял запахи битвы, и просто позволил выйти наружу своему примитивному «я», идеальному воину, которого звал Охотником. И теперь, благодаря преимуществу равновесия и приёмов, которым научился у магистра Кейна, он чувствовал себя более способным и уверенным воином, чем когда-либо прежде.

Но марилиты могли наносить удары с семерых сторон сразу, и эти старшие демоны хорошо знали друг друга и прекрасно работали в паре. Дриззт просто не мог угнаться за этим быстрым и прекрасным танцем.

Он получил удар. Потом ещё один. Хвост уколол его в бедро, прежде чем он успел убрать ногу, и Дриззт сразу же ощутил жжение яда.

- Ты заплатишь за изгнание Марилит, Дриззт До'Урден! - с шипением произнесла одна из шестируких демониц.

Они с яростью продолжали бой. Двенадцать оружий кололи и рубили, заставляя прихрамывающего Дриззта отступать.

Краем глаза он заметил, как исчез ещё один участок стены, возникла новая брешь, и подумал, что пора бежать, прежде чем она заполнится врагами, но в следующий миг над ним и марилитами разорвался огненный шар.

 

С него натекли целые лужи крови, его кожа была разорвана в дюжине мест, он чувствовал железные наконечники арбалетных болтов, рвущие внутренности и с каждым отчаянным вздохом царапающие рёбра. Но Атрогейт не останавливался и продолжал ковылять, размахивая своим цепом, разбивая черепа булавой с соответствующим именем, оставляя за собой след из покалеченных врагов.

Приближаясь к очередному вроку, Атрогейт услышал жужжание, и для него не стало неожиданностью, когда один из этих мерзких чазмов схватил его каменный цеп, занесённый над головой. Демон попытался поднять его и почти преуспел, но дварф рванул цепь на себя, стащив демона вниз, к себе. Чазм развернулся к нему, тыча своим длинным хоботком.

Атрогейт тоже ткнул — только своей могучей булавой.

Крушитель Черепов сшибил в сторону этот насекомый орган и превратил в кашу лицо мерзкого гибрида мухи и человека.

Выпустив цеп, демон отлетел от Атрогейта и рухнул на землю.

Однако любое облегчение или удовлетворённость, которые мог почувствовать дварф, продлились всего мгновение, прежде чем могучий клюв врока клюнул его в лоб и отбросил назад, на пятую точку.

Банда дварфов и демонов подскочила к Атрогейту, чтобы добить его, чтобы вбить его в камень, и до верной гибели ему оставались какие-то секунды.

- Амбер!

С этим могучим рыком Атрогейт вскочил на ноги и снова встал, стряхнув и разбросав нападавших.

Он ничего не видел из-за крови, сочившейся из новой раны на лбу, но его это не беспокоило.

- Амбер! - без остановки ревел он, махая оружием и бросаясь из стороны в сторону, иногда попадая, но чаще промахиваясь, и шатаясь на каждом шагу.

 

Он почувствовал под собой холодный пол и прижался к камню. Тело настолько сильно расслабилось, что ему показалось, будто он погружается в землю. Он немедленно отправил туда и своё сознание, зная, что любые неожиданные движения под жгучим пламенем огненного шара поднимут его и сделают более уязвимым.

Очередное наставление магистра Кейна спасло Дриззта от серьёзных ожогов — огненный шар едва задел его. Его ледяная сабля определённо уменьшила пламя, но взрыв был силён, и всё равно даже не опалил его одежду. Хотя в это мгновение он был доволен собой, Дриззт поморщился, вскочив обратно на ноги, когда услышал рёв боли от бедной Гвенвивар слева. Он бросил туда быстрый взгляд, снова вступая в бой с марилитами, и поморщился ещё сильнее.

Гвенвивар дико извивалась и молотила лапами, отбросив двух демонов обратно к дверному проёму. Но доблестная пантера, охваченная пламенем, скорее всего даже не видела их и корчилась от боли ожогов! Дриззт знал, что даже в такой отчаянной ситуации должен отправить её обратно на астральный план.

Поскольку марилиты ни капли не пострадали. Эти существа были рождены в огне, были созданиями пламени, и взрыв огненного шара совсем их не побеспокоил.

Дриззт отразил вихрь ударов от существа слева, затем повернулся вправо, чтобы отбить жестокий выпад коротким копьём, и в повороте успел бросить быстрый взгляд в сторону, надеясь сбежать через новый проход.

Но проход исчез.

- Иди домой, Гвенвивар, - прошептал он, прекрасно понимая, что его скоро задавят числом с той стороны, даже если он сумеет сдержать ярость двух марилитов.

В голосе Дриззта звучала обречённость. Дроу казалось, что он никогда больше не увидит свою дорогую подругу-пантеру. Он подумал о других друзьях, о Бреноре, Регисе и Вульфгаре, о Джарлаксле, и в первую очередь — о Кэтти-бри и Закнафейне, не зная, захочет ли его отец хотя бы познакомиться с сыном или дочерью Дриззта.

Да, он подумал о ребёнке, своём ребёнке, которого никогда не увидит.

- Нет! - зарычал Дриззт. Он не мог этого допустить. Он должен был найти выход.

Даже с Охотником, даже после обучения в монастыре Жёлтой Розы, даже со всеми фокусами и магией, с его новой саблей с обьёдинёнными чарами, с его смертоносным луком... даже со всем этим, у Дриззта не было шансов на победу.

Но он решил, что поражения тоже не допустит. Он не мог проиграть!

Тоннели... нужно бежать в тоннели позади, вниз в петляющие подземелья. Он подумал о бедном Атрогейте, но больше не видел чернобородого дварфа, не слышал, как тот кричит об Амбер. Дриззт решил, что его друг почти наверняка уже погиб, а даже если нет — не было ни шанса пробиться к Атрогейту.

«Я спас тебя лишь затем, чтобы привести к гибели» — подумал он в безмолвном раскаянии.

А затем он стал сражаться, чтобы не погибнуть самому.

Его клинки превратились во вспышку, удерживая демонов, и вместе с этим Дриззт начал работать мышцами ноги, отыскивая яд, чувствуя его и отторгая, выталкивая его обратно сквозь рану, не позволяя отраве проникнуть глубже.

Ему нужно было уходить, нужно было повернуться и бежать...

Но как?

Он рубанул Видринатом наискосок, слева направо, как можно дальше от себя, чтобы освободить немного места. Он собирался развернуться и бежать сразу после этого удара, но испугался, когда клинок натолкнулся на что-то, и какая-то тёмная фигура сделала сальто прямо над саблей!

Не успел он понять, что произошло, как другая фигура возникла с той же стороны, птичий силуэт, который Дриззт сначала принял за очередного врока, возникшего из второго проёма.

Но существо промчалось мимо него, не рядом, и не атаковало его по дороге.

Мгновением позже Дриззт всё понял, когда узнал, что первая фигура была Закнафейном, его отцом, который теперь стоял рядом, делая выпады мечом и щёлкая кнутом по марилиту слева. Дриззт приободрился — теперь их было двое. Нет, не двое. Трое, понял он, когда мимо сверкнули несколько волшебных кинжалов, ударившие в демонических сестёр!

И даже с тремя он ошибся, поскольку вихрь перьев принадлежал огромной птице — не вроку, а крупной диатриме, вызванной из пера на шляпе Джарлаксла. Волшебная птица встретила атаку врока, бросившегося через дверь там, где раньше была Гвенвивар, и их могучие клювы с громким треском скрестились.

Всё произошло очень быстро, за доли секунды, но внимание Дриззта отвлеклось и он мог бы погибнуть, если бы не меч и кнут, которыми Закнафейн заработал перед сыном, отбрасывая ближайшего марилита, и если бы Джарлаксл не выстрелил кинжалами из своего волшебного наруча, в котором как будто никогда не кончались снаряды!

Стараясь вернуть концентрацию Охотника, Дриззт попытался подстроиться под ритм Закнафейна, чувствуя движения оружейника рядом, отыскивая дополняющий его стиль. И действительно, вскоре они сражались как один.

Ему казалось это таким естественным! Им обоим, знал Дриззт, поскольку между их движениями так быстро возникла гармония, как будто последних двухсот лет и вовсе не было, как будто они снова тренировались бок о бок в доме До'Урден в Мензоберранзане.

В дверной проём ударила молния, птица Джарлаксла и врок завопили, но в отличие от птицы врока не оглушило, и он воспользовался этим шансом, чтобы вонзить клюв диатриме в череп, прикончив её на месте.

- Джарлаксл, дверь! - закричал Дриззт, продолжая орудовать своими клинками в обороне, отражая натиск марилита. Он парировал короткими, направленными вверх движениями, его сабли отводили, отводили и отводили вражеские выпады, пока он не увидел брешь — и тогда внезапно опустил Ледяную Смерть вокруг и вниз, затем вверх и в сторону, затем снова вниз к рукам марилита, заставляя её опустить верхние конечности ниже и с шипением податься назад.

Однако — недостаточно быстро. Кнут Закнафейна хлестнул над опускающейся рукой Дриззта, ударив демона по глазам и вынудив её отступить ещё дальше.

- Пропавшая стена, - тихо произнёс Дриззт. - Уводим их туда.

Он покосился налево, ожидая потока монстров из открытой двери, но зря усомнился в Джарлаксле. Лидер наёмников ответил пузырём из липкой зелёной слизи, который ударил врока и отбросил его к порогу, прилепив демона к косяку. Последовал второй пузырь, окончательно заблокировав дверь — хотя такой барьер не мог держаться долго.

- Уводи их! - сказал Закнафейн Дриззту, неожиданно выступая вперёд — очевидный манёвр, ведь другие чудовища пытались пройти сквозь проём за марилитами. Он трижды щёлкнул кнутом, чтобы оба марилита отклонились назад на своих змеиных хвостах, затем умело заставил кнут свернуться, сунув его за пояс и выхватив второй меч слишком быстро, чтобы демон перед ним мог воспользоваться заменой оружия.

Теперь два меча и две сабли звенели, сражаясь с дюжиной демонических оружий. Дриззт и Закнафейн бились так, будто представляли собой единое существо. Дриззт уколол Видринатом демона перед отцом, а когда этот марилит выбросил два клинка, чтобы парировать, Закнафейн наискосок взмахнул мечом в правой руке под открывшиеся руки демона.

Демоница отвела одну из этих рук слишком широко, чтобы его удар достиг цели, зато меч оружейника с силой вонзился в запястье другой. Марилит взвыл от боли и выронил оружие на камни. Не мешкая, Закнафейн опустил оба клинка вниз, под ожидаемый рубящий удар двух здоровых рук демона с этого бока, слева, и затем ударил наискосок в другую сторону, заставляя врага блокировать, отворачиваясь от напарницы.

В тот самый миг Дриззт обрушил Видринат вниз мощным ударом наискосок, не для того, чтобы нанести ранение, а просто чтобы заставить марилита перед собой последовать за клинком.

Полный оборот с шагом налево — и Дриззт оказался рядом с Закнафейном, а его противник, тоже обернувшийся — в стороне от напарницы.

Теперь двое воителей-дроу атаковали изо всех сил, бок о бок, заставляя врага отступать.

- В стене двеомер прохода! - окрикнул Дриззт Джарлаксла.

- Что же ты раньше не сказал? - раздался за спиной ответ наёмника. Всего парой мгновений спустя пришёл ответ получше: волна волшебной энергии, напомнившая Дриззту чувство, которое он испытывал на пляже, когда волна отступала. Марилиты тоже узнали магию — они зашипели, завизжали и рухнули друг на друга, пытаясь убраться обратно через открытую стену. Одна даже отбросила часть своего оружия и схватила марочку младших демонов, швырнув их за спину, как будто пытаясь заблокировать падающие камни.

Но эти вернувшиеся камни не падали. Они просто были.

Поскольку там, где раньше присутствовали камни, волшебный проход их просто растворил. И двеомер Джарлаксла, отменяющий магию, вернул их на это пустое место.

И всё, пойманное в области возникшего обратно камня, оказалось стёртым в порошок.

Пара мечей с лязгом упали на пол под ноги двум воинам-дроу. Один из мечей по-прежнему сжимала отсечённая рука. Здесь же лежал кончик змееподобного хвоста марилита, больше не крепившийся к остальному телу, но до сих пор сочившийся ядом. И здесь же лежали отсечённые верхние половины младших демонов, брошенных одной из марилитов и тоже погибших.

Дриззт и Закнафейн, задыхаясь, попятились.

- Атрогейт снаружи!.. Был снаружи, - воскликнул Дриззт.

- Амбергрис? - спросил Джарлаксл.

Дриззт покачал головой.

- Тогда нам тоже нужно наружу, - решил наёмник. - Призывайте своих скакунов, оба.

- Нам не пробиться через эту дверь, - заметил Дриззт, и действительно — слизь начала поддаваться, и судя по всему, орда чудовищ вот-вот должна была хлынуть в комнату.

- Мы сделаем собственную дверь, - сказал Джарлаксл с напряжённой ухмылкой и выстрелил ещё один шар слизи в проём, чтобы немного задержать врагов.

Они призвали своих волшебных скакунов, и прежде чем Дриззт успел задать новый вопрос, Джарлаксл подвёл своего комшара к другому краю комнаты, туда, где они с Закнафейном вошли в крепость. В одной руке он держал странную чёрную ткань, хорошо знакомую и Дриззту, и Закнафейну, а в другой — какую-то новую игрушку. Она была похожа на короткую булаву или скипетр, а может — на вымпел, изготовлена из чёрного металла, но покрыта сукном в красно-белую полоску.

- Не медлите, - сказал он товарищам. - Быстрая пробежка через двор за Атрогейтом, а потом вместе с ним — к воротам.

Он бросил свой странный клочок ткани на стену, и ткань увеличилась в воздухе. Приземлившись на стену, она создала там брешь.

Закнафейн и его адский боров бросились туда первыми, следом за ними — Дриззт на Андахаре. Они выскочили во двор, в самую гущу изумлённых демонов и дварфов — с этой стороны в основном последних. Закнафейн, похоже, собирался затоптать их всех, а не спасаться бегством — его безумный зверь прыгал и метал небольшие шары пламени, разлетавшиеся во все стороны с его грохочущих копыт. Абсолютно бесстрашные, волшебный скакун и его наездник мчались вперёд, раскидывая противников.

Дриззт заметил Атрогейта слева, ближе к центру двора. Он начал кричать, призывая друга, планируя предупредить остальных двух спутников и в то же время доставая лук, чтобы помочь дварфу издалека.

Но слова застряли у него в горле, а лук опустился.

Поскольку Атрогейт с воплем взлетел в воздух, колотя конечностями, разбрызгивая фонтаны крови, пойманный хваткой демона-чазма, и поднялся он так быстро, что даже если бы Дриззт каким-то образом сумел пристрелить проклятого демона с такого расстояния, падение почти наверняка прикончило бы и без того смертельно раненого Атрогейта.

- Скачите! Скачите! - услышал он Джарлаксла и оглянулся, увидев, как наёмник убирает дыру со стены и прячет её, бросаясь на своём кошмаре вдогонку за отцом и сыном. Джарлаксл поднял тот второй предмет, нацелил его в сторону от себя и что-то сделал — произнёс командное слово, а может, нажал потайную кнопку — и флаг развернулся. Вот только это был не флаг, а круглый щит из ткани, который поддерживали несколько тонких железных спиц. Он был не полностью перпендикулярен древку, но всё равно очень круглый и широкий, с толстой белой полосой по периметру, с красной полосой под ней, затем со второй белой полосой, окружавшей красный круг посередине.

Джарлаксл поднял его перед собой, сжимая в правой руке, но наклонил влево, к основной массе врагов, включая отряд дварфов, нацеливших арбалеты на нарушителей. Они выстрелили в унисон, двадцать болтов устремились в Джарлаксла и ещё парочка — в Дриззта, а другие выстрелы спереди были нацелены в Закнафейна.

Дриззт почувствовал, как один болт ударил по груди, и ожидал новых — а ещё ожидал, что Джарлаксла и его кошмара пронзит несколько дюжин снарядов.

Но Джарлаксл промчался мимо, едва задетый, и Дриззт увидел, что больше дюжины болтов торчат в его полотняном щите! Пока Дриззт таращился на это странное зрелище, ещё один болт пролетел мимо, в сторону Закнафейна, но описал резкую петлю в воздухе и тоже ударил в суконный барьер Джарлаксла.

- Что это? - воскликнул Дриззт, подстёгивая Андахара, чтобы скакать вровень с кошмаром.

- Магнит для снарядов, - ответил Джарлаксл. - От дождя тоже неплохо защищает.

Однако Дриззт не обратил внимания на абсурдность этого заявления, поскольку уже смотрел вперёд, на отца, на полной скорости мчавшегося к запертым внешним воротам, дорогу к которым преграждал огромный глабрезу.

Приблизившись к нему, Закнафейн скатился со спины своего адского борова, ударившись о землю, но сразу же вскочив на ноги с мечами в руках. Боров промчался прямиком между длинных ног глабрезу, протаранив ворота, расколов дерево и сшибив створки с петель. И этого отвлечения как раз хватило Закнафейну, который прыгнул к четверорукому демону, прямо под укус его клешней, и мечи принялись рубить и колоть с безупречной точностью.

- В сторону! - закричал Дриззт, и Закнафейн присел под взмах когтей, потом прыгнул влево, увернувшись от щелчка клешнями.

Глабрезу начал поворачиваться следом, и лишь тогда осознал, что обречён — длинный рог Андахара вонзился ему в грудь, отбрасывая назад, за ворота.

Когда единорог промчался мимо, Дриззт протянул руку Закнафейну. Тот бросил меч в ножны, поймал руку сына и с плавной грацией вскочил на единорога у Дриззта за спиной. Они вылетели наружу, Андахар фыркал и мотал головой, чтобы отбросить убитого демона в сторону.

Джарлаксл скакал сразу за ними, а впереди мчался адский боров, бешено рыча и возглавляя бегство по камням.

Огненный шар окутал троицу взрывом, между ними ударила молния, задев всех сразу. Но они выдержали и продолжали скакать.

И услышали жужжание позади.

- Меняемся! - сказал Дриззт и перекинул правую ногу через Андахара, свесившись на несколько шагов сбоку, затем схватив правой рукой левую руку Закнафейна.

Дриззт плотно сжал Тулмарил, потом спрыгнул на землю, разворачиваясь в полёте — Закнафейн дёрнул его за руку, помогая вращению. Дриззт ударился о землю и сразу же прыгнул обратно, закидывая левую ногу на Андахара.

Теперь, сидя спиной вперёд позади отца — одна из рук Закнафейна схватила его сзади за пояс, чтобы удержать на месте — Дриззт поднял свой лук. Над стенами крепости и дальше вдоль берега он заметил чазма, сжимавшего Атрогейта. Самодельный цеп дварфа взметнулся вверх, к мухоподобному демону, и кажется, попал по крыльям, поскольку полёт создания вдруг стал неровным, а затем и вовсе прекратился.

Дриззт вздрогнул, когда его друг вместе с демоном упали с неба, за границу поля зрения, на камни у кромки воды.

Следопыт заставил себя отвлечься.

Время для скорби наступит позже.

Он наложил стрелу и спустил тетиву — потом ещё раз и ещё — ещё много раз, один за другим, полосы серебра били в преследующих их чазмов.

Большая часть стрел пролетала мимо, ведь он стрелял со спины мчащегося единорога, но те, что попадали в цель, сбивали демонов, и стая неизбежно начала редеть. Невзирая на свою способность к полёту, чазмы едва ли могли догнать несущихся во весь опор волшебных скакунов.

Дриззт хотел закричать товарищам разворачиваться, чтобы они могли попытаться отыскать рухнувшего Атрогейта. Но энергия битвы начала покидать его конечности и вены, и следопыт понял, что пострадал куда сильнее, чем ему казалось. В груди торчал арбалетный болт, на боках осталось несколько глубоких порезов от марилитов, а бедро набухло от укуса ядовитого жала.

Ещё хуже — он почувствовал, как слабеет хватка Закнафейна — до тех пор, пока отец не обмяк впереди, и лишь благодаря своей быстрой реакции Дриззт схватил оружейника, прежде чем тот просто упал с единорога. Мудрый Андахар начал сбавлять ход.

Джарлаксл подъехал к ним.

- Не останавливайтесь! - приказал он, и пока они мчались, Дриззт развернулся, и Джарлаксл помог ему устроить потерявшего сознание Закнафейна на сильных плечах Андахара.

Дриззт схватился за густую гриву единорога и ударил его пятками.

Им действительно нельзя было останавливаться, поскольку чазмы никуда не делись, хотя и отстали, а теперь в погоню бросилась ещё и крупная стая адских гончих.

Поэтому они скакали дальше, три дроу на двух волшебных скакунах, ведомые адским боровом без наездника.

Они добрались до Торгового тракта и помчались дальше на север, и погоня длилась большую часть ночи. Троица не останавливалась до следующего утра, когда они попали в редкий лес, окружавший поселение полуросликов — Кровоточащие Лозы.