Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  BDSM God : (21 Сентябрь 2018 - 09:58 ) Дневники Дриззта это что-то. Их можно как пытку использовать, читая пытаемым.
@  Алекс : (21 Сентябрь 2018 - 04:09 ) Это очень сильно разочаровывает.
@  Zelgedis : (21 Сентябрь 2018 - 02:30 ) Ух! давно меня здесь не было, тупо на сайт не пускало. Всем привет, особенно кого сотню лет не слышал и не видел! Как дела?
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 06:02 ) В том то и беда, что нет. Там про Джарлаксла только часть. Которая типа происходит действительно в прошлом. Остальное - это очередное "Дроу Мензоберранзана охотятся и мстят Дрицту".
@  Алекс : (20 Сентябрь 2018 - 03:51 ) И что, это не похождения Джарлакса с Закнафейном еще до Дзирта? Я не понимаю тогда, зачем?!!!
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 11:40 ) Нет, увы. Там опять заход на 10 круг, разбавленый дневниками Дзирта и прочими прелести. И в условиях довольно внезапного графика работы у меня просто нет моральных сил заставлять себя переводить это сейчас. Правда сорри. С кем-то в паре мб и взялась бы, но в одну морду объем этого делает меня несчастной. Если кто-то возьмется - обнимите от меня Киммуриэля. Он еще в прошлой книге хотел уйти оттуда...
@  ksalefi : (17 Сентябрь 2018 - 06:46 ) @Khellendros, прекрасный человек, спасибо вам огромное!
@  Khellendros : (16 Сентябрь 2018 - 06:33 ) https://yadi.sk/d/Gy_sULIUr5nScA
@  nikola26 : (13 Сентябрь 2018 - 11:48 ) @Alishanda Оленька, ну что ты решилась?
@  ksalefi : (10 Сентябрь 2018 - 03:21 ) Оу. Ну, если бы я собиралась её покупать, то не спрашивала бы, где найти xd. Но всё равно спасибо за ответ.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:42 ) Взять книгу - поискать гуглом в гугле. Купить можно на амазоне, как обычно.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:38 ) Потому что автор сам говорил, что их больше не будет. По этому поводу даже пост в своем фейсбуке километровый сочинил. Потом, видимо, денег еще захотелось - а писать про то, как в очередной раз кто-то бегает за Дрицтом по 10 кругу так-то можно вечно. И привет еще одна книга.
@  BDSM God : (09 Сентябрь 2018 - 12:07 ) Ну первая книга о Заке и Джарлаксое, потом, возможно, будет и о Дриззте. Это всё равно один цикл, а кто-то мне на этом форуме говорила, что книг из цикла больше не будет)
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 08:09 ) Эм... И где можно достать?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 08:07 ) Вестимо
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 04:40 ) Простите, что вмешиваюсь, но-о... Что, Timeless уже в сети есть?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 01:44 ) Я тут пролистала первую главу Дзирта. И кто бы мог подумать, в чем состоит завязка сюжета и чем будут заниматься герои всю книгу...
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 09:05 ) ...там кто-то еще умудряется от подобного пылать от счастья. В кои-то веке зашла в группу по Дрицтам.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:41 ) Тут отпишусь еще, что Дрицт наверное будет, если там не совсем ппц трэшак, как в прошлой книге. А то это "А потом все они дружно запердели" я не забуду никогда.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Омг. Рэд. Ты доперевел оплот! Меня за него совесть месяц мучила.
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 11:19 ) Спасибо тебе, добрый человек за epub ) Оля, если не ты, то кто !)
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Вчера вышла книга Timeless Сальваторе. Никто, случаем, ещё не нарыл оригинал?
@  nikola26 : (01 Сентябрь 2018 - 10:48 ) @BDSM God, о Закнафейне и Джарлаксе.
@  BDSM God : (01 Сентябрь 2018 - 01:18 ) Осенью новая книга о Дриззте?
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:46 ) И спасибо за повышение!!!!
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:23 ) ой, а можете создать подфорум с переводом Песчаной Бури? А то я две главы закончил и пора бы залить)
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 05:04 ) Поправил ссылки на странице http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html и добавил отсутствующие, но сайт сильно лихорадит (
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 03:33 ) @Redrick, я только переводы там размещаю. Поковыряюсь и в этом.
@  Redrick : (20 Август 2018 - 03:24 ) Кто там у нас сейчас сайтом занимается? В этой статье http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html все ссылки нерабочие. И, подозреваю, не только в этой...
@  nikola26 : (09 Август 2018 - 11:17 ) Давно надо было это сделать. :i-m_so_happy:
@  RoK : (09 Август 2018 - 10:33 ) Благодарствую =)
@  Redrick : (09 Август 2018 - 07:39 ) RoK и PyPPen были повышены до заслуженных пользователей по предложению из народа.
@  Алекс : (25 Июль 2018 - 05:51 ) Буквально вчера прочитал в официальном переводе "Возвышение короля", также "Зверь, путающий следы".
@  Valter : (22 Июль 2018 - 12:56 ) PyPPen, в 4ке он был переведен как "Смещающийся зверь" студией Фантом. В а трилогии Муншае его назвали "Зверь, путающий следы", если я не ошибаюсь.
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:36 ) Во,спасибо огромное. А то и в гугле не вбить, ибо не помню оригинального названия
@  RoK : (21 Июль 2018 - 09:29 ) Displacer Beast - ускользающий зверь ?
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:23 ) Сейчас тут будет очень важный, но, возможно, банальный вопрос. Все тут помнят про пантер с щупальцами? Как они называются? Не нашел в словарях...
@  Lord_Draconis : (19 Июль 2018 - 10:32 ) Здравствуйте. Я создал тему http://shadowdale.ru...of-dragonspear/ Надеюсь найдутся желающие. Заранее спасибо за ответ.
@  Redrick : (19 Июль 2018 - 02:48 ) Да.
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:14 ) И у нас новый участник Lord_Draconis. Redrick, это ты зарегил?
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:13 ) @Redrick, если её открыть, у нас опять будет куча ботов (
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:36 ) Плохо.
@  nikola26 : (18 Июль 2018 - 08:35 ) Вроде, закрыта.
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:31 ) Ребят, у нас, выходит, регистрация до сих пор закрыта?
@  Redrick : (16 Июль 2018 - 05:42 ) Какой гений поставил ограничение на ответы в теме, а?
@  Valter : (12 Июль 2018 - 02:08 ) @ Faer, спасибо, посмотрю. 5-ка в игромеханическом плане хороша, но пантеон там забавный.. Они вернули старых, а новые тоже остались.. Тот же Цирик с появлением Бейна, Баала, Миркула и Ллейры вообще не должен был остаться, так как он владел их портфолио. Еще более забавно с Амонатором и Летандером, который вроде как признался, что это он и есть, а сейчас их двое ...О_о
@  Faer : (11 Июль 2018 - 08:25 ) @Valter, привет. Посмотри двушечные Faiths & Avatars и Powers & Panteons (тут описан ее храм). А еще Забытые Королевства Эльминстера (там немного, но чо-нить свеженькое можно накопать)
@  Valter : (10 Июль 2018 - 12:56 ) Всем привет! Есть ли какие-нибудь материалы по богине FR Селуне и ее последователях в худлите или просто более менее подробно? Faiths & Pantheons понятно, но нужно побольше для создания атмосферности и персонажей..
@  Valter : (28 Июнь 2018 - 12:06 ) Вот просто любопытно, кто-нибудь тут смотрит NerdArchy? )
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 05:52 ) Уже, вчера )
@  Redrick : (27 Июнь 2018 - 05:30 ) Мб закрыть на сайте регистрацию? Всё равно одни боты.
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 12:19 ) @Rogi, хостеры помогли разобраться в проблеме. Была большая нагрузка на mysql, куча новых регистраций на сайте. Пофиксили вроде.
@  Rogi : (27 Июнь 2018 - 11:09 ) последние дня 4 такая же ошибка постоянно была, но сегодня вроде отпустило
@  nikola26 : (25 Июнь 2018 - 11:49 ) Сейчас хостеров попинаю
@  Redrick : (24 Июнь 2018 - 07:58 ) Только у меня попытка зайти на форум демонстрирует страницу Driver Error? Случалось и раньше, но сейчас совсем как-то сложно пробиться.
@  nikola26 : (08 Июнь 2018 - 02:02 ) Если кому интересно, здесь отрывок из новой книги Сальваторе. https://io9.gizmodo....neak-1826486860
@  Faer : (15 Май 2018 - 12:46 ) Успокоил)
@  Redrick : (13 Май 2018 - 06:32 ) На самом деле - не редкость. Таких современных текстов хватает.
@  Faer : (13 Май 2018 - 06:00 ) мне из статьи больше всего интересно одно: насколько тексты в настоящем времени действительно редкость для англ литературы? Я уже в третий раз на подобное натыкаюсь, при том что именно англоязычного читаю сейчас крайне мало. Это мода наметилась или мне так везет?
@  Redrick : (13 Май 2018 - 12:01 ) Касательно чего?) Может, и успокаиваю)
@  Faer : (13 Май 2018 - 07:09 ) Рэд, успокаиваешь себя? ;))))
@  Redrick : (13 Май 2018 - 01:21 ) Согласен не безоговорочно, но текст интересный: https://meduza.io/fe...yatsya-perevody
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 04:34 ) Да, глянула на рутрекере... что-то есть, но этого так мало и не систематизировано... На беговой дорожке скучно бегать) 7 книг ведьмака пролетели в наушники за 3 месяца на беговой...
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Но здесь их нет.
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Судя по тому, что какие-то аудиокниги где-то появляются, можно сделать вывод, что такие люди действительно существуют.
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 03:58 ) Ребят, а начиткой книг на аудиоформат никто не занимается? Таковые вообще имеются?
@  nikola26 : (20 Апрель 2018 - 04:06 ) Подходит к концу перевод Врат Балдура 2. Есть предложение запустить платный перевод последней книги цикла Дом змей - "Отродье идола". Цена перевода 12500руб, переводчик Redrick. Просьба оставить свое мнение по этому поводу.
@  Rogi : (19 Апрель 2018 - 09:29 ) @Faer , загляни в личку)
@  nikola26 : (07 Апрель 2018 - 10:09 ) @Outlawz92 конечно можно любую сумму
@  Outlawz92 : (07 Апрель 2018 - 09:02 ) Ребята, а можно любую сумму выделить, или есть какие-то минимальные цифры?)))
@  pike : (24 Март 2018 - 07:22 ) первая переведена давно, еще в 2002 )
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 12:13 ) http://www.abeir-tor...ate-series.html
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 11:23 ) Привет PILIGRIM, спасибо что откликнулся) Это вторая книга, первая переведена давно. А так это вроде трилогия.
@  PILIGRIM : (24 Март 2018 - 10:34 ) Привет, я готов скинуться на перевод. Это первая часть или вторая часть? Я столкнулся здесь с такой проблемой, что начинают переводить какую-нибудь трилогию, переводят 1-2 книги и бросают, в итоге остается чувство, как если бы показали пол фильма.
@  Sanzohoshi : (23 Март 2018 - 04:10 ) Давненько я тут не сиживал...
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:51 ) @Alishanda С возвращением )
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:46 ) Друзья! У меня есть перевод половины книги "Врата Балдура 2 - Тени Амна", который мне в своё время любезно предоставил pike. Redrick готов взяться за перевод остатка книги. Цена вопроса 6000р. Готов ли кто-то из вас помочь проспонсировать перевод этой книги?
@  Alishanda : (17 Март 2018 - 11:08 ) О. Ура. Я смог зайти.
@  naugrim : (15 Март 2018 - 12:33 ) Наши в космосе http://steamcommunit...s/?id=915432220
@  Faer : (09 Март 2018 - 10:32 ) Спасибо))
@  Redrick : (09 Март 2018 - 09:51 ) Судя по тому, что я нагуглил, этот блок никак не переводился. Переводи просто натиском. https://magic.wizard...chive/onslaught https://mtg.gamepedi...Cycle#Onslaught
@  Faer : (09 Март 2018 - 09:41 ) Рэд, спасибо что отозвался. Я пытаюсь перевести названия Onslaught Cycle from Wizards of the Coast and the Mad Merlin Trilogy from Tor. Но вдруг оно переведено? Первое - что-то матыжное
@  Redrick : (09 Март 2018 - 08:47 ) Я не то, чтобы шарю. Но читал одну книгу (из непереведённых.) И очень слабо, но ориентируюсь в местном лоре.
@  Faer : (09 Март 2018 - 08:22 ) Кто-то шарит в худле по Magic: The Gathering?
@  nikola26 : (07 Март 2018 - 12:21 ) @PILIGRIM у тебя будет возможность внести посильный вклад в перевеоды как раз через недельку. Объявлю позже.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:33 ) Если собирают деньги на какой-то новый перевод, тоже объявляйте.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:29 ) всем привет! хочу поблагодарить переводчиков и редакторов за проделанную работу, с большим удовольствием прочитал многие произведения. Может, сделаете какой-то кошелек-копилку, куда каждый благодарный сможет закинуть деньги.
@  nikola26 : (04 Март 2018 - 09:21 ) Небольшое объявление! Все переведенные рассказы, добавленные на форум за последнее время, залиты на сайт в соответствующие Антологии, т.к. незарегистрированные на форуме пользователи не имеют прав для скачивания файлов. Для abeir-toril.ru таких ограничений нет.
@  nikola26 : (01 Март 2018 - 08:49 ) @Faer смотри личку по поводу заливки файлов
@  Faer : (01 Март 2018 - 08:39 ) Рэд, ты можешь залить рассказ? (а то мне выдает ошибку)
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 07:58 ) @Rogi, получил)
@  Rogi : (24 Февраль 2018 - 04:27 ) @Faer вроде написал
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 12:46 ) @Rogi, продублируй, пзл, на тот же логин, но укр.нет. Майл.ру у меня что-то сбоит
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 11:42 ) @Faer, написал тебе на mail.ru
местная почта не работает у меня(
@  Алия Rain : (23 Февраль 2018 - 10:50 ) С днем защитника Отечества, ребят!)
@  Faer : (23 Февраль 2018 - 07:49 ) я нашелся)
@  Redrick : (23 Февраль 2018 - 01:43 ) Допустим. Why?
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 01:27 ) Всем привет) У кого-то есть связь с Фаэром?
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:19 ) Ещё хочется сказать спасибо, что не забываете. :)) Я редко тут появляюсь, но мыслями иногда возвращаюсь к Долине Теней и всегда упоминаю о ней при случае.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:17 ) Поэтому передаю полномочия любому, кто готов взять на себя этот труд , будь то платно или бесплатно. Я не автор книги, поэтому не мне решать. Сколько брать за перевод, и брать ли вообще - ваше личное дело.

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Вчера, 20:28
*****
Мои темы

Сферы снов: три

13 Сентябрь 2018 - 22:15

Три

 

Откладывать не было смысла — остальную добычу Изабо нужно было вернуть хозяевам. Данила достал из сумки серебряный браслет и начал изучать его на предмет каких-либо признаков собственности.

В альков ворвался невысокий мужчина с волосами песочного цвета. Он подобрался, когда увидел, что здесь не один. С выпученными глазами и редкой острой бородёнкой мужчина показался Дану похожим на паникующего козла. Смирившись с тем, что сегодняшний вечер будет очень насыщенным, молодой лорд встал.

- Что-то не так, сэр? Могу я вам чем-нибудь помочь?

Мужчина рухнул в освобождённое Данилой кресло и неровным, хриплым вдохом всосал в себя воздух.

- Нет. Нет, он ушёл. Мне просто нужно перевести дыхание.

От чистого ужаса в глазах мужчины в голове Данилы затрубила тревога. Он прекрасно знал, кто из гостей лучше всего умеет внушать такие эмоции.

- Если кто-то оскорбил вас, леди Кассандра наверняка захочет об этом узнать, - сказал он.

- Нет необходимости. Всё уже разрешилось, - коротко ответил мужчина. Восстановив самообладание, он поднялся с кресла. Расправив свои узкие плечи, мужчина коротко кивнул Даниле и нырнул в толпу.

Данила направился следом, разыскивая взглядом стройную, сверкающую фигуру Элайта Кролнобера. Эльф довольно уместно выбрал цветом своего костюма лунный камень. В толпе драгоценно-ярких красных, зелёных и синих цветов его серебряные волосы и бледный атлас костюма — молочно-белые вихри, оттенённые синим — превращали эльфа в подобие живого клинка. Данила ненадолго задумался, не пытался ли Элайт специально достичь такого эффекта.

Но нет. Это было маловероятно, учитывая его выбор драгоценного камня. Лунный камень был полудрагоценным и служил мощным проводником магии. Его часто использовали в эльфийской магии, а кроме того, он являлся волшебной основой для силы лунных клинков. Элайт и сам обладал таким мечом, хотя его клинок давным-давно уснул, объявив эльфа недостойным наследником. Лунный клинок много лет был символом позора и неудачи Элайта. Контрабандист пошёл на большие трудности, чтобы заново пробудить меч, который намеревался хранить до тех пор, пока не повзрослеет его дочь. Что же ещё мог означать костюм эльфа, как не его восстановленную честь?

С другой стороны, почему Элайт отсутствовал в зале?

И почему смахивающий на козла мужчина был так напуган?

Будучи тесно знаком с Элайтом, Данила мог придумать неограниченное количество вариантов ответа на второй вопрос. Со вздохом он сунул украденный браслет обратно в сумку и направился к двери. Возможно, стоило расспросить конюхов о том, покинул Элайт особняк или нет — и если нет, найти его и прекратить любые злодеяния, которыми занимался контрабандист. На мгновение Данила осознал, почему мать так им недовольна. Благодаря его стараниям, список гостей леди Кассандры включал в себя тетирскую карманницу, знаменитую убийцу-полуэльфийку и смертельно опасного эльфа, который, помимо прочего, вероятно был самым успешным криминальным лордом к северу от Порта Черепа.

- Чтобы превзойти самого себя, - прошептал Данила, пересекая сад, - в следующем году мне придётся раздобыть парочку иллитидов и красного дракона.

 

***

Эрилин смотрела в янтарные глаза Элайта Кролнобера, замерев на месте от испуга, вызванного его внезапным появлением.

- Это чертовски неожиданно, - сказал эльф мелодичным, едва-едва не дотягивающим до настоящей песни голосом. - Я ожидал встретить здесь совсем иного посланника.

Она стряхнула его руки и приняла боевую стойку.

- Если у тебя есть оружие, доставай, - процедила она сквозь зубы. - Твоё «послание» сейчас доставят.

Единственным текучим движением Элайт выхватил два ножа из спрятанных в рукавах ножен. Даже в её тепловом зрении были ясно видны его недоумение и замешательство.

На них бросились трены, и лицо эльфа заполнила смесь понимания и облегчения. С этим врагом он мог сражаться, не сдерживая сил. Он бросился вперёд со скоростью атакующей змеи, достаточно высоко подняв клинки, чтобы отразить первый рубящий удар.

Эрилин услышала лязг стали о сталь, но не отводила глаз от двух бегущих на неё существ. Они держали в своих массивных лапах ножи, опустив лезвия вниз для быстрой колющей атаки.

От такого натиска сложно было защищаться. Эрилин увернулась от первого трена и подняла меч в скользящей защите, опустив его остриё за плечо. Опускающийся нож соскользнул по её клинку, не причинив никакого вреда.

Она быстро разорвала дистанцию, нырнула под размашистый удар второго трена и выпрямляясь, резко обернулась. Стараясь держаться вне досягаемости острых шипов, торчащих из локтей тренов, она завертелась мимо чудовища, взмахнув мечом в сильной, рубящей, двуручной атаке.

С поразительной для такого крупного существа силой и скоростью трен сумел отскочить на два шага и отшатнуться от удара, вскинув длинные лапы, чтобы сохранить равновесие.

Эрилин это предвидела. Она изменила направление удара, перенесла вес на заднюю ногу, потом бросилась вперёд в прямом сильном выпаде. Её меч глубоко вонзился в открытую подмышку трена. Она почувствовала, как лезвие трётся о кость и налегла на него всем своим весом.

Лунный клинок глубоко погрузился в рептилью плоть, пронзив лёгкое и пытаясь найти главное сердце чудовища. Из пасти создания хлынула кровь — верный знак, что она не промахнулась.

Эрилин упёрлась ногой в тело трена и резко от него оттолкнулась. Когда меч высвободился, она резко развернулась к первому нападающему. Лунный клинок рассёк воздух с громким свистом, который превратился в скрежет стали по рептильей чешуе. На груди чудовища проступила полоса крови.

Она отступила на несколько шагов и оценила ситуацию. Рана, которую она нанесла трену, была несмертельной. Задыхаясь от ярости, трен попытался своими когтистыми лапами свести края раны воедино. Его рептильи глаза остекленели, и он прибегнул к новой атаке.

Тоннель немедленно заполнился зловонными миазмами. Эрилин подалась назад, кашляя и задыхаясь от вони. В мгновение ока Элайт оказался рядом и сунул ей кусок ткани. Хотя Эрилин сомневалась, что из этого выйдет существенная преграда для изнуряющего газа, она прижала ткань ко рту.

Внутрь хлынул слабый цветочный запах, заполняя её ощущением, похожим на чувство от игристого вина, если выпить его много и быстро. Когда противоядие подействовало, от ужасной вони остались одни воспоминани. Эрилин сморгнула слёзы и подняла меч в оборонительную позицию.

Как раз вовремя. Раненый трен, решив, что она выбыла из битвы, уверенно направился к ней, чтобы добить. Одной из своих когтистых лап трен по-прежнему зажимал рану, другая тянулась к горлу Эрилин. Позади него шёл вожак, подняв свой серповидный нож в предвкушении.

Эрилин выскользнула за пределы досягаемости жадных когтей раненого трена. Не успела она перейти в наступление, как между ней и нападавшим сверкнул маленький серебряный нож, глубоко вонзившись в узкую рану, оставленную мечом Эрилин.

Она оглянулась на Элайта, не понимая, как посреди собственной схватки он успевает обращать внимание на её положение. Но эльф почти закончил. Он уже сразил одно из чудовищ, и сейчас его двойные кинжалы расправлялись с последним, как акула, добивающая раненого кита — отрезая по одному кровавому куску за раз.

Горячей яркой волной в девушке поднялся гнев. Может, Элайт и помог ей, не раз, а дважды, но как насчёт его собственного кодекса битвы? В его методах было мало чести, а в мрачном удовольствии, написанном на его лице — и вовсе никакой.

Она стиснула зубы, намереваясь закончить это как можно быстрее. С двумя из её противников было покончено. Получивший нож трен прекратил своё наступление так резко, как будто врезался в волшебную стену. Его когти делали слабые, дрожащие движения в воздухе, потом схватились за рукоять метательного ножа Элайта. Тело существа напряглось и начало крениться вперёд.

Вожак издал яростный рёв и бросился на полуэльфийку. Его серп рассёк воздух, предвкушая смертельный урожай.

Эрилин подалась в сторону, чтобы умирающее чудовище оказалось между ней и нападавшим. Трен продолжал надвигаться, слишком взбешённый, чтобы прекратить свой натиск. Его изогнутый клинок вонзился глубко в мягкие складки под горлом умирающего. Прежде чем он успел вырвать оружие, вес его товарища потащил его вниз. Эрилин бросилась вперёд, и её меч устремился к глазам наёмного убийцы.

Остриё меча ударило в костяной вырост, влажно скользнуло по чешуе и попыталось нырнуть в узкую глазницу.

Трен был для неё слишком быстр. Взревев ещё раз, он запрокинул свою огромную голову и отбил её меч далеко в сторону. Вырвав серп из мягкого горла товарища, трен бросился прочь от трупов своих собратьев. Он слился с тенями точно так же, как капля растворяется в море.

Первым побуждением Эрилин было броситься в погоню, но проведённые на поле битвы годы научили её не поворачиваться спиной к любым противникам раньше времени. Она резким движением развернулась, подняв перед собой в оборонительную позицию меч, готовая встретить последнего трена — или его противника-эльфа.

Последний трен, истекающий кровью из десятков ран, едва стоял на ногах. Он был уже не способен драться. Его длинные лапы безвольно повисли, когти скребли каменный пол, когда он переступал нетвёрдыми ногами.

Но Элайт, похоже, не намеревался прекращать игру. Эрилин видела, как амбарные коты ведут себя милосерднее с пойманной белкой — и получают от этого меньше удовольствия.

- Прекращай! - рявкнула она.

Эльф бросил на неё быстрый, испуганный взгляд, как будто внезапно вспомнил, кто он такой и где находится. Эрилин могла бы поклясться,что на этом красивом лице мелькнуло мгновенное выражение стыда.

Элайт быстро отвернулся, как будто не хотел признавать правду. Он бросил одно окровавленное оружие на пол и достал из какой-то потайной складки в своём праздничном наряде тонкий нож. Быстрый взмах отправил нож прямиком в приоткрытую пасть чудовища. Серебряный кончик вырвался из шкуры с тыльной стороны глотки трена, открыв путь яркой, бурной струе крови. Трен быстро, почти благодарно осел на залитый кровью пол.

Эльф и полуэльфийка долго смотрели друг на друга. Отвращение и благодарность сражались за власть над первыми словами Эрилин.

- Я должна тебя поблагодарить, - начала она.

- Вопреки твоему собственному желанию, - легко оборвал её Элайт. Он поднял руку, чтобы остановить слова, которые эльфы говорили друг другу после совместной битвы. - Ты ничего мне не должна, Принцесса. Я с самого рождения был обязан служить королевскому дому . Мой меч — твой меч.

Это заставило Эрилин замолчать, чего наверняка Элайт и добивался. Эльф-контрабандист был одним из немногих, кому было известно о её наследии, и единственным эльфом, открыто его признающим. Среди тель'квессар — эльфийское слово, которое означало просто и единственно «Народ» — дочерь-полукровка изгнанной принцессы была покрыта позором. По собственным причинам Элайт, похоже, считал иначе.

Она отвернулась и нашла себе занятие, вытирая меч от крови.

- Нам следует отправиться за последним треном.

- Несомненно, - со слабой улыбкой ответил Элайт. - Но если моя догадка верна, наверху тебя ожидает ещё одна битва. Вечер оказался весьма насыщенным.

Эрилин не стала с этим спорить. Сначала происшествие с небесным цветком Данилы, а потом странный разговор, который она подслушала.

В памяти снова всплыли слова Кассандры Танн — обещание быстро разобраться с любыми неприятностями, причиной которых мог стать Элайт. В результате битвы с наёмными убийцами эти слова приобрели новый зловещий оттенок.

Она покачала головой, отбросив эту абсурдную мысль. Леди Кассандра, может, и была двуногим драконом, но Эрилин не могла представить, чтобы та наняла убийц для расправы над неугодными гостями. С другой стороны, существовал риск, что Элайт мог посчитать это правдой и отреагировать соответствующе.

Эльф пнул одну из массивных туш.

- Интересно, кто нанял эту команду, - вслух подумал он, с тревожной точностью вторя её опасениям.

Эрилин прочистила горло.

- Есть идеи?

- Варианты практически бесконечны, - беззаботно отозвался он. - Ты думаешь, такое происходит впервые? Не беспокойся об этом. По крайней мере, я не собираюсь.

Эрилин не поверила, что он так легко готов об этом забыть.

- Я поговорю с Данилой о случившемся, - тихо сказала она. Она рассматривала Элайта, пока тот обдумывал содержавшуюся в её словах многозначительность.

Эльф сразу перешёл к самой сути её опасений.

- Ты считаешь, что лорд Танн пригласил меня в дом своей семьи, чтобы я встретился с этими убийцами?

- Нет!

- Я тоже.

Элайт, казалось, готов был сказать больше, но покачал головой и отвернулся.

Эрилин позволила ему уйти. Как он справедливо заметил, девушке действительно предстоял ещё один бой. Когда Элайт скрылся из поля зрения, она пошла по его следам сквозь лабиринт подземных тропинок. Лабиринт закончился скрытой дверью и коротким лестничным пролётом, ведущим к открытому люку. Эрилин выглянула наружу — похоже, это был садовый сарай. Наверху виднелось чёрное бархатное небо, а луна давно миновала зенит. Её случайное приключение потребовало больше времени, чем ей показалось.

Бал Самоцветов ждал. Эрилин сходу могла назвать дюжину битв, которые встречала с большим энтузиазмом и меньшим ужасом. С раздражённым вздохом она расправила плечи, разгладила позаимствованное платье и решительно поднялась по лестнице.

 

***

Масляная лампа на прикроватном столике мигнула и погасла. В тусклом свете очага Ос Элторчул рассматривал лениво вытянувшуюся рядом с ним женщину.

- Приятное завершение неудачного в остальном вечера, - сказал он.

Значит, она была приятной? Неужели это всё, что он сумел придумать? Не доверяя своим словам, в ответ она продемонстрировала зубы в короткой улыбке.

Взгляд Изабо скользнул по одежде мага, аккуратно развешенной им на крючках. Опытный взгляд воровки измерил вес в потайных карманах и оценил стоимость их содержимого. Чтобы компенсировать ей этот вечер — и этого мужчину — эта стоимость должна была быть немалой.

Её собственное платье рубинового цвета грудой лежало на полу, как разлившееся вино. Кольца, серьги и ожерелье с красными камнями в тон остальному наряду были раскиданы по прикроватному столику. Стекляшки, конечно же. Изабо могла позволить себе лишь искусные копии — ситуация, которую она намеревалась исправить как можно скорее. Пока что вечер практически не принёс ей прибыли. Серьёзной помехой стало вмешательство Данилы Танна. Желая быстрее с этим покончить, Изабо нетерпеливо уставилась в лицо Оса в поисках признаков сонливости.

Но маг пребывал в общительном настроении, собираясь озвучить жалобы, которые лелеял в себе по пути в «Шёлковую Сильфиду».

- Вот увидишь, они ещё пожалеют о своём отказе. Они отнеслись ко мне как к какому-то назойливому простолюдину и не оказали подобающих равному почестей. Небольшое вложение, сиюминутная поддержка — для таких, как Танны, Ильзиммеры и Гандвинды это сущие пустяки. Все три семьи могли бы невероятно разбогатеть благодаря сферам снов!

Изабо накрутила на палец прядь огненных волос Оса.

- Они и так уже богаты, милорд.

Ос бросил на неё разгневанный, суровый взгляд, и это движение вырвало волосы из её рук. Маг, похоже, не обратил внимания.

- Ты слишком пренебрежительно относишься к сферам снов. Ты заговоришь совсем иначе, если хоть раз испытаешь их магию!

Эта мысль, казалась, оживила его. Он резко сел, задумчиво пригладив свои спутанные рыжие волосы.

- Чего желает твоё сердце? Какие чудеса ты хочешь испытать?

Она улыбнулась ему медленной, тёплой улыбкой.

- Милорд, я вполне довольна текущим мгновением.

Маг отмахнулся от этой лести.

- Ты из королевского дома Тетира, но я слышал, что ты росла в приюте и даже не ступала на родную землю. Хочешь забрать то, что твоё по праву, пускай лишь на мгновение? Хочешь увидеть дворец? Насладиться аудиенцией у новой королевы?

Не дожидаясь ответа, Ос вскочил с кровати и подошёл к плащу. Он откинул полу плаща и достал из кармана небольшую, сиявшую мягким светом сферу. Он сунул эту сферу в руки Изабо.

- Подержи. Закрой глаза и представь солнце, заходящее над башнями из розового мрамора, - приказал он.

Изабо подчинилась, скорее для того, чтобы удовлетворить мага, чем из желания испытать иллюзию на себе. Зачем обманывать себя мимолётными снами? Она всегда подчинялась простому правилу: брала то, чего хотела. Её горизонты больше не были очерчены границами далёкой гномской таверны, единственного известного Изабо дома. Теперь её территорией стал огромный, блистательный город, и её пальцы зудели от желания загрести всё, что попадалось на глаза.

Но женщину обволок странный аромат соблазнительный аромат. Изабо глубоко вдохнула, позволяя проникнуть в себя запаху южного солнца со всеми его насыщенными оттенками тёрпко-сладких фруктов, редких специй и густой, наполненной цветами жары. Аромат неожиданно вспыхнул ярким светом, как праздничный фейерверк, который в свою очередь сложился в сцену столь роскошную, что у Изабо заныло сердце от вожделения.

Разодетые в пух и прах лорды и леди, придворные и визири сидели за столами, укрытыми богато расшитыми скатертями и ломящимися от серебряных блюд. За их спинами возвышались украшенные чудесными гобеленами дворцовые стены из розового мрамора. Трапеза была поистине королевской. Редкие тропические фрукты грудами лежали на серебряных блюдах. С заставленных крохотными сладкими пирожными тарелок поднимался благоуханный пар. На каждом столе стояло блюдо с запечённым павлином. Их яркие сине-зелёные хвосты во всём своём пышном великолепии были заново прикреплены к тушкам, создавая впечатление, будто гордые птицы упрашивают едоков отведать кусочек.

Но сейчас никто из присутствующих на пиру не ел. Все до последнего человека подняли свои кубки в тосте. Изабо поняла, что они все смотрят на неё, леди Изабо Тион из дома Тетир. Она грациозно и величественно кивнула, принимая их приветствия.

- За королеву Заранду! - воскликнул толстяк с намасленными чёрными волосами.

- Заранда! - в один голос отозвались остальные.

Изабо проглотила своё горькое разочарование и торопливо потянулась к собственному кубку. Она едва успела поднять его к губам, прежде чем тост завершился. К её облегчению — и досаде — никто как будто не заметил её оплошности. Все взгляды были устремлены на женщину, сидевшую за королевским столом справа и позади Изабо.

Изабо исподтишка бросила осторожный взгляд на королеву. Заранда была красивой женщиной средних лет. Она обладала стройным телом воительницы, сильными чертами и густыми тёмными волосами с единственной белой прядью. Она была просто одета и не носила драгоценностей за исключением серебряной короны. Судя по виду, ни похвалы, ни роскошь не производили на неё особого впечатления. Новая королева показалась Изабо до нелепого неуместной — простолюдинкой и северянкой, слабой волшебницей и наёмницей, которая каким-то невообразимым способом захватила престол.

Её престол.

Изабо не знала, откуда пришла эта мысль. Она не считала своё недавно открывшееся наследие целью, которую стоит преследовать, просто использовала свои новые возможности. Но теперь она заметила осторожные взгляды, лёгкий наклон нескольких тёмноволосых южных голов в её сторону, когда они поднимали бокалы в фальшивом тосте в честь фальшивой королевы.

Изабо резко очнулась. Перед глазами по-прежнему стояло видение. Она опустила взгляд на хрустальную сферу в руке и приказала магии продолжаться, но маленький шар был прохладным, тихим и безмятежным, как улыбка младенца.

В ярости она бросилась на Оса.

- Верни всё обратно! Этого мало!

Маг запрокинул голову и радостно рассмеялся.

- В том-то и прелесть, ты разве не понимаешь? Одного сна всегда не достаточно! Открываются новые перспективы, манят новые возможности. Поскольку лишь немногим хватает ума, таланта или характера, чтобы претворить свои мечты в жизнь, они с радостью будут снова и снова платить звонкой монетой за куда более доступные грёзы.

Его неосторожные слова восстановили решимость Изабо. У неё хватало ума и силы воли, чтобы идти собственным путём, но эта сфера снов предлагала целый новый мир возможностей.

- Чудесная игрушка, милорд, - сказала она, наклонив голову в жесте, которым один мечник признаёт превосходство другого. - Купеческие лорды сглупили, отказав вам. Я бы никогда так не поступила.

Она с неприкрытым приглашением улыбнулась и похлопала по скомканным простыням.

Но Ос был поглощён другими заботами.

- Эти лорды не понимают, что сферы будут продаваться вне зависимости от их желаний. Уже были попытки украсть их, чтобы выведать тайну магии. И худшее оскорбление нанёс мне Миццен, проклятый пёс!

- Миццен, - повторила она, вспомнив имя, случайно услышанное среди каких-то сплетен. - Торговец кристаллами?

- Он самый, - взгляд Оса стал коварен. - Я терплю его непомерные амбиции лишь до тех пор, пока нуждаюсь в нём. Он добыл и отшлифовал уже достаточно кристаллов. Большая часть из них уже зачарована. Всё, что остаётся — доставить готовые сферы снов в Глубоководье.

Он нахмурился, вспомнив о причинах своего раздражения.

- А ещё найти способ вывести их на рынок в обход купеческих лордов!

На этот счёт у Изабо было несколько собственных идей. Но сначала нужно было уложить этого мужчину спать.

Она поднялась с постели и преградила путь шагающему из стороны в сторону Осу.

- Скажите мне, милорд, - прошептала она, оплетая руками его шею, - а есть у вас сфера снов, которую могут разделить между собой двое?

С неожиданным уважением маг пристально посмотрел на неё.

- Такое не приходило мне в голову, - изумился он. - Только представь, какие возможности открываются! Скучающий лорд с бдительной леди может соблюсти приличия, но в грёзах видеть себя ублажающим королеву! А его леди может пережить сон своего лорда в том виде, который будет ей приятен.

- Такие игрушки будут разлетаться, как горячие пирожки, - согласилась Изабо. Она бросила взгляд на плащ волшебника. - Пожалуй, нам стоит испробовать эту возможность.

Намного позже, когда луна почти села, а от огня в очаге осталось всего несколько тлеющих углей, Изабо осторожно выползла из постели. Она понятия не имела, какая тёмная фантазия захватила Оса, и даже знать об этом не хотела. Она не сомневалась, что сферы снов будут хорошо продаваться. Но сама больше не собиралась их использовать. Чем скорее она с максимальной для себя выгодой избавится от них и от Оса — тем лучше.

Изабо склонилась над одеждой мага и быстро опустошила его карманы. У Оса нашлись неплохие драгоценности, полный кошелёк монет и небольшой серебряный нож из тех, какие джентльмены носят для использования за столом. Она рассовала всё это по потайным карманам, хитро зашитым в тяжёлых юбках и между косточками корсета.

Изабо только на секунду замешкалась, прежде чем опустошить плащ волшебника. Она неохотно сунула руку в складки плаща и по одной за раз начала доставать хрустальные сферы. Там была почти дюжина шаров — небольшое состояние! Не обращая внимания на тихий гул их манящей магии, она спрятала свою добычу вместе с прочими ценностями в подготовленных тайниках.

Эта была самая дерзкая и рискованная кража в её жизни. Когда карманница закончила, её руки тряслись и промокли от пота. Она насухо вытерла их о юбку, сделала глубокий, успокаивающий вздох, и забралась обратно в кровать рядом со спящим магом.

 

***

Эрилин спешила через сад, направляясь к главному залу. Судя по ровному потоку экипажей, проезжающих мимо особняка, и доносившейся из зала музыке, сбавившей громкость и темп, вечер почти завершился.

В дверях её встретил Данила с улыбкой на лице и беспокойством в глазах.

- Прости, - буркнула Эрилин.

Сначала он вздрогнул, но затем расхохотался.

- Ты даже представить не можешь, как я скучал по твоему уникальному сорту обаяния!

Её губы изогнулись в неохотной улыбке.

- Меня задержали.

- Я так и понял.

Он взял её под руку и повёл в сад.

- От этого платья исходит слабый запах. Букет похож на какое-то из созданий нежити.

- Зомби-трен. Что за приятная мысль! - поморщившись, отозвалась она. - Как будто от живых тренов хлопот мало.

Данила с испуганным и обеспокоенным видом отстранился.

- Трены? Здесь, в семейных владениях?

- Ты знаешь о них?

- Мерзкие твари. Наёмные убийцы по профессии, да?

Эрилин кивнула, радуясь, что ей не придётся объяснять эту часть. Прошли годы с тех пор, как она занималась убийствами, но тягость и мрак того времени по-прежнему тяжким грузом давили ей на плечи.

- Это не всё.

Пока они шли, она подробно пересказала подслушанный разговор и покушение на Элайта Кролнобера. Данила не вмешивался, но его лицо становилось всё более обеспокоенным.

- Я не знаю, что собирается делать Элайт, - закончила Эрилин, - но всю эту ситуацию мог кто-то подстроить.

Взгляд Данилы полыхнул гневом, когда он сложил воедино все услышанные от неё сведения.

- Ты думаешь, что ответственность за это лежит на леди Кассандре?

- Я никого не обвиняю, - возразила Эрилин. - Я просто рассказала тебе то, что слышала. Неважно, кто устроил это покушение. Тебе всё равно стоит задуматься о возможных проблемах. Элайт Кролнобер даже сущей мелочи не позволит остаться безнаказанной.

Выражение беспокойства скользнуло по его лицу.

- Ты по-прежнему не доверяешь Элайту.

- А ты доверяешь? - парировала она. - Прежде чем мы ступим на этот путь, почему бы тебе не рассказать, что на тебя нашло, когда ты решил заполнить зал небесными цветами?

Данила взмахнул рукой в небрежном легкомысленном жесте.

- Я хотел подарить тебе простой букет, а не целую живую изгородь.

- И что же произошло? - настаивала она.

- Сам не знаю, - уже серьёзнее отозвался он. - И меня это беспокоит. В свете твоей истории осечка заклинания выглядит ещё тревожнее.

- Не уверена, что уловила твою мысль.

Данила остановился и увлёк её в опутанную лозами беседку. Эрилин никогда не видела его таким мрачным.

- Каким образом ты могла наткнуться на засаду тренов? - тихим голосом спросил он. - Каким образом Элайт сумел застать тебя врасплох?

Это задело её за живое. Она скрестила руки и наградила его разъярённым взглядом.

- К чему ты клонишь?

Его взгляд опустился к мечу у неё на поясе.

- Магия лунного клинка должна была предупредить тебя об опасности.

Эрилин тоже это беспокоило, но до сих пор у неё не было времени как следует обдумать этот вопрос.

- Заклинание небесного цветка прекрасно мне знакомо, - негромко продолжал Данила. - Это несложное эльфийское заклинание, которое способен выучить любой человеческий маг, не испытывающий недостатка в деньгах и времени. Я могу прочитать его с той же лёгкостью, с какой твой меч рассекает дыню. Как ты думаешь, почему и твоя, и моя магия потерпели неудачу?

В его голосе слышались едкие ноты горечи. Эрилин догадывалась, что сейчас последует. Она отступила на шаг.

- Ты обвиняешь в этом лунный клинок?

- Почему нет? Разве этот трижды проклятый меч хоть когда-нибудь не определял любые наши отношения? - спросил он. - Он свёл нас вместе, когда его магия уничтожила два десятка арфистов — среди которых было немало моих друзей! Он связал нас вместе, когда ты повела себя так по-эльфийски упрямо и отказалась последовать зову своего сердца. Его требования разлучили нас, когда ты решила разорвать эти оковы.

Неприкрытая боль в его взгляде обожгла её сердце. Добродушный франт и привлекательный придворный исчез. Никогда раньше она с такой ясностью и болью не видела, какую дань собрала жертва Эрилин с её самого близкого друга.

- Дан, - мягко сказала она, протянув к нему руку.

Он не смотрел на девушку. Он отвернулся, рассматривая заходящую луну, как будто на её сияющей поверхности была записана мудрость всех эльфийских богов.

- Я был дураком, - тихо сказал он. - Я ничего не могу сделать, чтобы изменить тот факт, что твоя преданность принадлежит другим. Магия лунного клинка позаботится о том, чтобы другие, конфликтующие привязанности тебя не беспокоили.

У Эрилин отвисла челюсть, когда она осознала сказанное бардом.

- Ты не можешь в такое верить!

Он вздохнул и запустил руку себе в волосы.

- Я не знаю, во что я верю. Но я всю жизнь провёл рядом с магией, и знаю, что одни силы испытывают антипатию к другим. Может быть, твой меч считает меня угрозой избранному тобой пути и заставляет тебя сделать между нами выбор.

- Но это же абсурд! - воскликнула она, пытаясь вложить в свои слова больше уверенности, чем испытывала на самом деле. На самом деле, предположение Данилы казалось даже чересчур правдоподобным.

Его улыбка была одновременно блеклой и понимающей.

- Я однажды отказалась от меча, - упрямо сказала она.

Наконец он повернулся лицом к Эрилин.

- Чтобы освободить мою душу от службы, которую я не выбирал, - заметил он. - Ты настолько низкого обо мне мнения, что считаешь, будто я готов принести тебя в жертву? Потому что это придётся сделать, если ты по своей воле откажешься от клятвы, которую принесла, чтобы стать обладательницей меча.

Эрилин нечего было возразить. Она развернулась и вышла из беседки, как будто каким-то образом могла обогнать брошенную словами Данилы тень.

Бард нагнал её. Какое-то время они в молчании шли рядом. Тишину нарушали лишь далекие звуки прощающихся гостей и шорох сухих листьев, напоминавший о безвозвратно минувшем лете.

Когда они достигли дальних ворот, Данила потянулся к руке Эрилин и прижал её ладонь к губам. Его взгляд был горек, но решителен.

- Однажды ты освободила меня, хотя я тебя об этом не просил. Как я могу ответить меньшим?

Они пережили немало прощаний, но на сей раз всё было иначе. Глубокое опустошение заполнило Эрилин, когда она подумала, что это прощание может стать последним. Оглушительная боль и ледяной шок обрушились на неё страшнее любого сражения, в котором бывала наёмница. Она покачала головой, пытаясь протолкнуть свой протест сквозь вставший в горле комок.

Слишком поздно. Данила ушёл, оставив лишь облачко тусклых серебряных огоньков. Долю мгновения они сверкали в воздухе, а потом осыпались, точно слёзы в умирающем саду.

Лунный клинок на боку начал гудеть от слабой, знакомой магии — впервые после того, как она вошла в особняк Танн.


Сферы снов: два

09 Сентябрь 2018 - 16:54

Два

 

Данила поднял взгляд к одному из высоких узких окон в главном зале. После происшествия с неудачным заклинанием луна успела взойти примерно на два собственных диаметра. Эрилин задерживалась дольше, чем он ожидал.

Тяжелый хлопок по спине вырвал барда из задумчивости. Высокий мужчина с вьющимися каштановыми волосами рассматривал его с притворной обеспокоенностью.

- Вы только посмотрите! Попался, как заяц в силки! Скажи мне, как долго ты уже ждёшь эту женщину?

Данила вернул кривую усмешку своему другу Регнету Амкатре, потом кивнул в сторону Мирны Кассалантер, которая шептала сплетни на ухо женщины в изумрудном платье, на лице которой виднелось выражение потрясённого удовольствия.

- Примерно столько же, сколько ты избегаешь эту.

Регнет запрокинул голову и рассмеялся.

- Целую вечность! А ночь всё ещё молода! Но я спрашивал не только про сегодняшний вечер. По-правде говоря, Дан, мне кажется, что прошли целые годы с тех пор, как мы в последний раз отправлялись по кабакам и девкам. В этом большом мире множество женщин, знаешь ли.

- Но важна только единственная, - взгляд Данилы снова скользнул к дверям, в которых исчезла Эрилин.

Регнет покачал головой.

- Единственная женщина! - скорбно простонал он. - Что же с тобой стало!

- У меня остались другие пороки, - заверил его Данила, поднимая пустой кубок.

- Что ж, это утешает, - молодой лорд осмотрел помещение, и его глаза загорелись при взгляде на симпатичную служанку в дальнем конце зала. - Нам повезло. Вот зрелище, что порадует нас обоих.

Они неторопливо подошли к столу, и Регнет немедленно приступил к флирту. Данила одобрял его выбор. Девушка была весёлой, с рыже-золотистыми волосами, смеющимися серыми глазами и ямочками на щеках, раскрасневшихся от хорошего настроения. Может быть, её голос и был испорчен характерным для трущоб портового квартала выговором, но в карман она за словом не лезла.

- Не поймите меня неправильно, - посоветовала она Регнету, - но вам лучше здесь не задерживаться. Сюда движется болотный огонь.

Проследив за её взглядом, Данила расхохотался. Приближалась Мирна Кассалантер, устремив настойчивый взгляд на Регнета. С яркими алыми волосами и ещё более ярким платьем она была очень похожа на гонимый ветром огонь. Болотные огни считались дурным знамением, да и на практике горящие болотные газы оставляли за собой зловоние. Дан не мог представить себе лучшего описания для Мирны, сплетницы по профессии и призванию.

Когда Мирна утащила свою жертву танцевать, Данила поднял свой бокал в молчаливом салюте служанке. Она ответила быстрой, бесовской улыбкой и пожала плечами.

- Я повидала достаточно таких вещей.

- Болотных пожаров? - с улыбкой поинтересовался Дан.

- Было бы здорово! - мечтательно ответила девушка. - Нет, я никогда не покидала городских стен.

Он взял со стола бутыль и заново наполнил свой бокал. В голосе девушки не было жалости к себе, но он узнал прозвучавшие ноты искреннего желания — и эхо собственной беспокойной натуры.

- И куда бы ты отправилась?

Она снова пожала плечами.

- Куда угодно, лишь бы там не воняло элем и рыбой.

Данила рассмеялся и схватил спелый абрикос с подноса проходящего мимо слуги.

- Они помогают, когда я чувствую, что не могу усидеть на месте. Только попробуй — этот вкус заставляет представить тёплое солнце и далёкие земли, вот увидишь.

- О, я не могу есть за работой, - возразила девушка, хотя смотрела на фрукт так, как будто это была редкая драгоценность. - А если я суну его в карман, люди могут подумать обо мне дурное.

Он понимающе кивнул. Слуг сурово наказывали за воровство. Но всё равно казалось неправильным лишать прислугу радости праздника, который они помогли устроить.

- Тогда скажи, как тебя зовут, и я прикажу прислать тебе немного этих фруктов.

- Да неужели? - отозвалась она с добродушным скептицизмом. - Вместе с графином эльфийского вина, наверное?

Что-то привлекло внимание девушки, и она умолкла. Данила проследил за её взглядом и поморщился. Неподалёку необычайно фигуристая молодая женщина танцевала с любвеобильным лордом. Руки обоих партнёров двигались куда активнее, чем ноги. Обычно Даниле не показалось бы это странным — в конце концов, внимание, которое Мирна обрушила на Регнета, было ещё менее деликатным — но у него были причины не доверять этой конкретной женщине. Похоже, у Софии-карманницы возникли проблемы с её превращением в леди Изабо.

- Прошу меня извинить, - пробормотал он и поставил на стол свой бокал.

На приятном лице служанки мелькнуло выражение внезапного испуга.

- Сэр, будьте с ней поосторожнее. Выглядит она краше некуда, но я таких повидала. От этой жди неприятностей.

- У тебя хороший глаз, - отозвался он, уходя. - Спасибо за совет. Я его запомню.

- Лилли, - неожиданно сказала она.

Данила обернулся, вопросительно подняв бровь.

- Так меня зовут, - объяснила девушка. - Просто хотела, чтобы вы знали. Ваше имя я уже знаю.

Она снова улыбнулась.

- Его склоняют на все лады.

- Да, могу представить, - сухо сказал Данила, наслаждаясь ехидным и ироничным юмором этой женщины — даже несмотря на то, что смеялась она за его счет. Он коснулся лба в прощальном салюте.

- Было очень приятно познакомиться, Лилли.

Он легко перехватил Изабо у партнёра и как можно незаметнее увлёк её в альков.

Как только они оказались вдалеке от чужих глаз, Изабо отстранилась. Она расправила плечи, не столько в жесте непокорности, сколько для того, чтобы лучше подчеркнуть прелести, видневшиеся между рубиновым ожерельем и низкой кромкой платья.

- Решили забрать долг, лорд Танн? - насмешливо спросила она. - Любовное свидание в обмен за моё спасение и новое положение в обществе? Я ждала, что вы так поступите, но не при стольких же свидетелях.

Данила вытянул руку ладонью вверх.

- Я пришёл кое-что забрать — в этом ты права. Выкладывай всё сюда.

Она надула губки — воплощённая невинность.

- Не понимаю.

- Ещё бы. Могу я напомнить, что ты — Изабель Тион, знатная дама, родственница королевской династии Тетира? Я понимаю, что всё это для тебя в новинку, но тебе придётся научиться вести себя согласно обычаям знати Глубоководья.

- Ура! - она наградила его холодной насмешливой улыбкой и бесшумными аплодисментами. - Дайте ему приз за самый скучный разговор сегодняшнего вечера! По правде говоря, лорд Танн, единственная разница между мной и большинством из этих приятных людей только в том, что они крадут в куда больших масштабах, обычно у тех, кто не может позволить себе такие потери. Я провела в этом городе всего две десятидневки и уже успела это понять!

Данила не позволил разговору уйти в сторону.

- Не заставляй меня пожалеть о том, что я тебя сюда притащил, - предупредил он. - Некоторые люди будут счастливы забрать тебя назад в Тетир.

Изабо резко посерьёзнела. Взгляд её чёрных глаз через всё помещение устремился к среброволосому эльфу с зоркими глазами сокола.

- Ладно, - недовольно отозвалась она и начала выворачивать карманы. Через секунду руки Дана наполнились предметами, украденными ею у партнёров по танцам: монетами, подвесками, небольшой хрустальной сферой, даже необычным кольцом с крупным розовым кварцем.

Он растерянно уставился на эту груду.

- Ты хоть представляешь, сколько времени мне потребуется, чтобы разобрать всё это и вернуть законным владельцам, не вызвая подозрений?

Женщина скрестила руки под своим низким вырезом и улыбнулась.

- Есть простое решение. Отдай всё мне и спаси себя от хлопот.

Данила вздохнул и высыпал сокровища в сумку у себя на пояе.

- Пожалуй, тебе пора идти, Изабо. Мы обсудим это позже.

- Намного позже, я надеюсь, - беззаботно отозвалась она. Карманница обшарила взглядом толпу, наверняка разыскивая одну из своих жертв. Она выскользнула из алькова и растворилась в бурлящей шёлковой дымке танца.

На мгновение Даниле захотелось отправиться следом. В конце концов, это они с Эрилин доставили Изабо в безопасное Глубоководье. Хотя оба не одобряли причин, по которым арфисты организовали эту миссию, на них оставалась личная ответственность; нужно было уберечь Глубоководье от самой Изабо.

 

***

Элайт Кроулнобер увидел, как Данила тащит южную женщину в альков. У него не возникло никаких сомнений, что стало тому причиной. Девка была вором, и притом дьявольски хорошим. Ранее этим летом она украла у него — у него! — кинжал, и в результате Элайта едва не повесили.

Это означало, что в Глубоководье Изабо Тион — единственная в своём роде. Единственная, кто перешёл дорогу Элайту и до сих пор оставался жив. Как он мог отказаться забрать жизнь женщины, такую ничтожную в сравнении с его собственной?

Они прошли долгий путь, он и человеческий бард. Элайт однажды нанял головорезов, чтобы убить Данилу — считал эту задачу слишком скучной, чтобы заниматься ею самостоятельно. Но в итоге Элайт сменил отношение к юному лорду Танну с полного презрения на неохотное уважение. Не вмешайся Данила, и Элайта прикончила бы толпа мстительных гномов в отместку за убийство, которого он не совершал. Элайт решил отдать этот долг на эльфийский манер и назвал Данилу другом эльфов.

Друг эльфов. Это был редкий дар, обещание абсолютного принятия и верности, честь, которой редко удостаивались представители человечества.

Кроме того, это была самая большая глупость, совершённая контрабандистом за последние несколько десятков лет.

Главным доказательством тому служило присутствие Элайта на этой треклятой вечеринке. За исключением нескольких нанятых музыкантов и возлюбленной Данилы, Элайт был единственным эльфом среди присутствующих. Сказать, что он привлекал внимание — всё равно, что промолчать. Элайт предпочитал оставаться в тени. И учитывая природу его предприятий, это было весьма разумно.

Здесь и была зарыта вторая причина недовольства Элайта. Он был эльфийским плутом, разбогатевшим благодаря операциям широкого спектра — от вполне законных до подозрительных и полностью запрещённых. Его жизнь давным-давно свернула на тёмную и кривую дорожку. Но в последнее время Элайт набрал полные карманы добродетели, и это было, прямо выражаясь, чертовски неудобно. Честь, верность, традиции — он давно сбросил эти одежды, и теперь они были изъедены молью и скверно на нём сидели.

Один из не особенно трезвых гостей целеустремлённо направился в его сторону. Элайт разглядывал этого человека с острой неприязнью. Тот представлял собой не особенно впечатляющую человеческая особь. Среднего роста, с узкими, сгорбленными плечами и щуплой грудью. Большая часть его веса скопилась на ногах и заду. Песочные волосы были коротко острижены, а борода заострялась — чтобы придать обладателю сходство с сатиром, вне всякого сомнения. В действительности же совокупный эффект скорее производил впечатление прямоходящего козла.

Купец немедленно принялся потчевать Элайта своим разглагольствованием. Поскольку единственный способ бегства, пришедший в голову эльфу, включал в себя быстрый удар кинжалом и торопливый уход, Элайт просто позволил пьяным речам обтекать себя, продолжая наблюдать за толпой.

На подобных собраниях можно было многое узнать, и зоркий глаз эльфа уже отметил несколько интересных встреч, некоторые необычные союзы и парочку очевидных сделок. Он давно придерживался мнения, что информация — не менее ценная валюта, чем золото, и уже приобрёл достаточно, чтобы возместить свою скуку от посещения этого безрадостного вечера.

- ...продам эльфийский камень прямо у него под носом, попомните мои слова, - соловьём разливался купец.

Внимание Элайта резко вернулось к захватившему его в плен толстяку.

- Эльфийский камень, - повторил он.

- Большая штука, - сказал мужчина, просияв при первых признаках интереса. - Рубин, до самых краёв полный магии.

Он подался к Элайту и ткнул его локтём под рёбра.

- И день ото дня волшебства становится всё больше, а? А?

Элайт мрачно добавил претенциозного деревенщину в список людей, чьи похороны он с удовольствием посетит. Этот список рос быстрее, чем сегодняшний куст Данилы. Намного проще было убивать людей сразу и не тянуть кота за хвост. Может быть, Изабо Тион и была вне досягаемости его клинка, но этого мужчину отделяла от смерти лишь горстка неизвестной Элайту информации.

- Прошу прощения, - начал вежливым тоном Элайт, - не расслышал вашего имени.

Купец подобрался, лишь чуть-чуть покачиваясь.

- Миццен Доар из Серебристой Луны, поставщик драгоценных камней и кристаллов.

- Конечно же. А джентльмены, которые являются целью вашего остроумного плана?

Вопросы Элайта возымели непредвиденный эффект. Когда купец собрался с силами в попытке сформулировать ответ, его неровная улыбка дрогнула, а мутные глаза сфокусировались и прояснились от страха.

- Я вас знаю, - произнёс он уже не таким заплетающимся языком. - Разрази меня гром! Вы тот самый эльф.

Мужчина резко развернулся и с недостойной поспешностью бросился прочь. Это вызвало несколько подозрительных взглядов в сторону Элайта и заставило множество языков оживиться.

Неприятный итог долгой и дурно прожитой жизни, сухо подумал эльф. Десятки лет он скрывал свои преступления за красивой внешностью и огромным обаянием. Но в конце концов дела Элайта заслужили ему определённую репутацию.

Так что он не слишком удивился, когда вместе с кубком вина слуга незаметно вручил ему сложенную записку. Вероятно, просьба покинуть вечер от грозной хозяйки дома. Или, что не менее вероятно, вызов от одного из якобы солидных и законопослушных членов купеческой знати, желающего заключить сделку вне пределов досягаемости этого позолоченного круга.

Элайту хватило одного взгляда на содержимое записки, чтобы всё понять. На бумаге был нарисован лабиринт из тонких линий — карта, здесь ошибки быть не могло. Любопытно. Вряд ли кто-то из купеческой знати рискнул бы связываться с преступником-эльфом, не отличайся дело особой срочностью. Судя по сложности карты, это был вызов от члена семьи Танн или одного из их прислужников. Что ж, с Мицценом он всегда мог разобраться позже.

Элайт со слабой улыбкой сунул незаметно записку в карман. Он допил вино и неспешной походкой отправился в сад, на назначенную ему встречу.

 

***

Оставшись в алькове один, Данила устало прислонился к стене и принялся раздумывать над возникшим затруднением. Изабо обокрала больше дюжины гостей. Леди Кассандра будет в ужасе, сгорит от стыда, если станет известно, что у неё на балу орудовал вор. Данила, несмотря на все свои разногласия с матерью, не хотел, чтобы она испытала подобное унижение.

Но и считать её абсолютно невиновной в случившемся он тоже не мог. Он предупреждал леди Кассандру, что подобное может произойти. Изабо Тион создавала одни неприятности с того самого дня, как они повстречались — и Данила сказал Кассандре об этом. Но нет — его мать была слишком впечатлена именем Тион и слишком хотела заполучить представителя возрождённой королевской династии Тетира на своём празднике сбора урожая.

Что ж, своё дело он сделал. Решение принимала леди Кассандра, и ей придётся искать способ самой разобраться с результатом.

Но ему на ум пришли возможные последствия, и на разум будто ледяной кулак обрушился.

- В любых неприятностях обвинят Элайта, - пробормотал он. - Проклятие! Почему я не подумал об этом раньше?

Данила горстью зачерпнул из сумки добычу Изабо и злобно уставился на драгоценности. Его внимание привлек знак на кольце. В розовом камне было выгравировано вздымающееся пламя, окружённое семью крошечными слезами; символ Мистры, богини магии.

Бард застонал вслух. Изабо, либо по незнанию, либо из непомерной наглости, ограбила мага!

Он поднял кольцо, чтобы получше его рассмотреть. В оправе были хитроумно спрятаны крошечные петли, указывающие на потайное отделение. Он нашёл и открыл защёлку, потом поднял крышку. С другой стороны крышки была вырезана высокая, старомодная шляпа волшебника — герб семьи Элторчул. Отделение было заполнено порошком цвета старой слоновой кости.

Дан осторожно понюхал порошок. Толчёная кость, скорее всего — наверняка один из компонентов для магии превращения.

- Будь осторожен, - посоветовал строгий покровительственный голос. - А то превратишься в ненароком в осла.

Данила поднял взгляд на узкое, эстетичное лицо Оса Элторчула. С огромным усилием он выдавил из себя добродушную усмешку.

- Некоторые считают, что для этого мне и превращаться не надо. Кольцо твоё, я полагаю?

Элторчул сделал шаг вперёд. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы выхватить кольцо у Данилы из рук, но подошёл настолько близко, насколько позволяли приличия.

- Должно быть, я оставил его на умывальнике. Как оно оказалось у тебя?

- Его подобрала одна дама и отдала мне, чтобы я отыскал владельца, - достаточно правдиво ответил Данила. - Должен сказать, то, что ты появился именно сейчас — крайне удачное совпадение.

- Никакого совпадения. Я искал тебя, чтобы задать один вопрос.

От внимания Данилы не ускользнуло, что Осу, похоже, было неприятно в этом признаваться.

- Вот как?

- Синяя роза. Эльфийская мечница.

Данила не знал, к чему клонит собеседник, но общее направление ему не нравилось. Его резкий ответный кивок едва можно было истрактовать, как предложение продолжать.

Маг помешкал, явным образом не желая оказываться в положении просителя.

- Я слышал истории, в которых утверждалось, будто ты способен использовать эльфийскую магию, известную под названием волшебной песни. Подобная магия лежит за пределами моих умений. Если ты обладаешь такими познаниями, я хочу, чтобы ты научил меня.

Это был не тот вопрос, который ожидал услышать Данила, и он уж точно не собирался на него отвечать.

Данила действительно выучил и использовал уникальное эльфийское заклинание на зачарованной эльфийской арфе, но с тех пор ему ни разу не удалось поймать неуловимый дух эльфийской волшебной песни. В те дни он не осознавал, что магия лунного клинка Эрилин глубоким и загадочным способом связала его судьбу с эльфами. Когда эта связь была разорвана, исчезли и его хрупкие способности к эльфийской магии. Он не говорил об этом ни единой живой душе и определённо не собирался начинать с этого человека.

- Ты же знаешь, как слухи всё преувеличивают, - беспечно заметил он.

- Значит, ты не можешь колдовать волшебную песнь?

Дан не мог понять, доволен Ос или разочарован.

- Нет, не могу.

- Эх. Что ж, ничего удивительного. Эльфы знамениты своим умением хранить в тайне подобные вещи.

Данилу поразило сочетание высокомерия и невежества в этом человеке, хоть он и знал, что здесь нечему удивляться. В конце концов, Ос поддерживал семейное состояние, создавая и торгуя новыми волшебными заклинаниями. Скорее всего, он нашёл какого-нибудь эльфийского мудреца и как продавец верблюдов попытался выторговать у него магию, которую эльфы считают более ценной, чем фамильные реликвии или драгоценности короны. Данила сухо усмехнулся, представив себе реакцию эльфа. Он быстро стёр усмешку с лица, не желая оскорбить мага.

Но Ос не обращал на него внимания. Он задумчиво разглядывал Изабо.

- Красивая женщина, - сказал Данила, надеясь, что это единственная причина интереса Оса. Ос вполне мог проследить путь, проделанный его кольцом, а вопрос про волшебную песню мог служить просто прикрытием для его истинных намерений. Правда, пока Ос рассматривал прекрасную воровку, на его лице не было заметно никаких следов гнева.

- Просто сногсшибательная, - согласился маг. - Прошу меня извинить, я должен попробовать урвать последний танец.

Он бросил на Данилу быстрый взгляд.

- И тебе, юноша, следует поступить так же. На этом вечере немало дам из хороших семей.

Было очевидно, что хочет сказать этим маг. Очередное оскорбление в адрес Эрилин стало для барда последней каплей, и Данила повёл себя так, как поступил бы любой мужчина его положения, когда под угрозой оказалось имя и честь его дамы. Он шагнул вперёд, инстинктивно опустив руку туда, где должен был висеть меч, ожидая формального вызова на дуэль.

Это позабавило мага.

- Сомневаюсь, молодой лорд Танн. Вы безоружны. Во всех отношениях, могу добавить. Если та захватывающая садоводческая демонстрация была типична для ваших магических талантов, вам определённо стоит оставить Искусство в покое, и уж тем более не следует бросать вызов состоявшемуся магу.

Ирония в голосе Оса была почти таким же настойчивым вызовом, как и оскорбление Эрилин. От силы у Данилы загудела голова, запела кровь, защипало кончики пальцев. Он мог одной ногой раздавить эту высокомерную жабу, да так, что даже пятен на сапоге не останется. Это знание искушало и в то же время отталкивало его.

Данила наклонил голову — жест одного джентльмена, признающего правоту другого.

- Думаю, лорд Элторчул, мы согласимся, что неравный вызов не делает чести ни одному из участников.

Долгое мгновение маг смотрел на него, как будто пытаясь решить, что именно содержится в словах Данилы: самоуничижительное согласие или тонкое оскорбление. Его щёки густо покраснели, узкое лицо мага приобрело практически тот же оттенок, что и его волосы. Он ответил на поклон Данилы собственным коротким кивком, потом развернулся на каблуках и исчез в бурлящей толпе.

 

***

Эрилин кралась по тоннелям, следуя за тусклыми и быстро угасающими следами. Когда она повернула за угол, все чувства зазвенели от напряжения, даже несмотря на то, что предупреждавшая об опасности магия лунного клинка, как ни странно, молчала. Она могла бы и вовсе не заметить засады, если бы не мелькнувший в предвкушении язык, похожий на язык огромной хищной змеи.

Она застыла, зная, что глаза тренов различают только движение. Когда существа не обратили на неё внимания, она медленно растворилась в тенях, чтобы лучше их разглядеть.

Несмотря на острое эльфийское зрение Эрилин, прошло несколько секунд, прежде чем она сумела рассмотреть чудовищ в укрывших их тенях. Подобно хамелеонам, трены сливались с цветом, фактурой и даже с тепловыми узорами каменных стен. Их было пятеро — высокие, чешуйчатые, плотно сложенные существа, стоящие на двух ногах. Рудиментарные обрубки хвоста говорили об их происхождении от ящеров, как и широкие, хищно изгибавшиеся пасти, полные острых рептильих зубов. Все пятеро сжимали длинные кинжалы, хотя из-за когтей на их массивных лапах оружие казалось ненужным. Один из них, самый крупный, скорее всего — предводитель, держал небольшой нож в форме серпа.

К горлу Эрилин подступила желчь, когда она осознала природу этого инструмента. Загнутый клинок был создан не для убийства, а для потрошения свежей жертвы. Добыча будет ещё жива, когда хищники начнут питаться. Трены были крайне эффективными убийцами, прожорливыми и не оставлявшими следов своего преступления. В сумраке она увидела ниточку слюны, свисавшую из пасти вожака, как от предвкушения убийства. Все пятеро приготовились к резкому броску, хотя пока что не атаковали.

Эрилин было ясно, что трены не чувствуют её присутствия. Хорошо. Она не станет торопиться и поможет любому, кто невольно угодит в эту ловушку.

Чья-то ладонь легко опустилась на её плечо, вторая схватила запястье её ведущей руки — это был эльфийский сигнал мира. Эрилин хлёстко развернулась, испугавшись и расстроившись тому, что кто-то сумел приблизиться к ней незаметно.

Она оказалась лицом к лицу с высоким, среброволосым лунным эльфом — эльфом, с которым она была знакома куда лучше, чем ей того хотелось бы.


Сферы снов: один

05 Сентябрь 2018 - 21:02

Один

 

Лето быстро превращалось в воспоминания. Зажигающиеся в небесах над Глубоководьем звёзды были первыми вестниками зимних созвездий: Королевы Мороза Орил, Белого Дракона, Слёз Эльфийской Девы. Дивные и причудливые звёздные узоры были прекрасны, но обитатели великого города нечасто обращали на них внимание, зачарованные величием, расположенным ближе к земле.

Но торопящегося по тёмным улицам юного лорда не интересовали не только на звёзды, но и сам город, его толпы и всё остальное — всё, кроме предстоявшей ему встречи. В его мыслях ярко горел образ полуэльфийской женщины, почти достаточно ярко, чтобы осветить мрак продлившегося несколько долгих месяцев расставания.

Почти достаточно ярко, чтобы затмить глубокую неприязнь, которую он испытывал к причине их многочисленных разлук.

Данила Танн отбросил эти мысли. Зачем они нужны такой прекрасной ночью? Эрилин, как и обещала вернулась в город как раз вовремя, чтобы успеть на Бал Самоцветов — первый бал в осеннем сезоне праздников. Он упрямо выбросил из головы мысли о последних двух подобных мероприятиях, которые вынужден был посетить без неё; прошлые балы отмечали ещё два прошедших лета и напоминали ему о пока что невыполненных обещаниях.

Комната, которую Эрилин снимала для своих нечастых визитов в город, была расположена в Южном квартале, где селился рабочий класс, на третьем этаже старого каменного здания, которое в лучшие дни служило домом какому-то члену гильдии, которому с тех пор уже давно изменила удача. Данила перехватил крупный пакет, который нёс с собой, прижав его рукой к боку, чтобы открыть чрезмерно большую дверь.

Он шагнул в переднюю и приветственно кивнул в сторону закрытого занавесом алькова справа. Единственным ответом стало хмыканье скрытого стражника, который нёс там свой дозор — стареющего дварфа, чьи грубые пятнистые руки по-прежнему крепко держали арбалет.

Данила прыгал через три ступеньки за раз. Дверь в комнату Эрилин была заперта и запечатана магией, которую наложил он сам. Он открыл замки и снял печати, тихо, но с большей спешкой и меньшей грацией, чем обычно. Он распахнул дверь и к своему удивлению обнаружил, что Эрилин по-прежнему крепко спит.

Какое-то мгновение ему достаточно было просто стоять и смотреть. Данила давно привык любоваться спящей Эрилин, и в то время, когда они путешествовали вместе на службе арфистам, провёл за этим занятием немало безмолвных часов. Будучи лишь наполовину эльфийкой, она погружалась в человеческий сон вместо глубокого, чуткого транса своих эльфийских предков. Может быть, это была мелочь, но Даниле казалось, что необходимость Эрилин во сне — связующее звено между ними, которое она не может отрицать и от которого нельзя отказаться.

Данила изучал полуэльфийку, отмечая небольшие изменения, которые принесло с собой лето. Её чёрные волосы немного отросли, и на подушке лежали рассыпавшись непослушные кудри. Хотя это казалось почти невозможным, она стала ещё тоньше, чем во время их последней встречи, когда они расстались на дороге к северу от Врат Балдура. Во сне она казалась белой, как фарфор, и почти такой же хрупкой. Губы Дана изогнулись в ироничной улыбке, когда его взгляд скользнул к лежавшему в ножнах рядом с нею мечу.

Неприязнь, чуть ли не ненависть заполнила его сердце при взгляде на лунный клинок, волшебный меч, который свёл их вместе — и в то же время разделил.

Сейчас лунный клинок был тёмным, а его магия милосердно молчала. Красноречивого зеленоватого света, сигнализирующего об очередном призыве от лесных эльфов, не было.

Данила встряхнул головой, прогоняя мрачные мысли, и скользнул в комнату. Одним плавным движением он поставил свой пакет на стол и достал из-за пояса парные кинжалы.

Тихий свист стали разбудил спящую воительницу. Эрилин моментально проснулась, бросившись на звук практически сразу, как только открыла глаза. В руке она сжимала длинный, сверкающий нож.

Данила шагнул вперёд, скрестив кинжалы в парировании. Нож полуэльфийки высек искры в сгущающемся сумраке, скользнув вдоль скрещённых граней. Хотя Эрилин ловко прервала свою атаку, долгое мгновение они стояли практически лицом к лицу — в позе любовников, пускай и над скрещённым оружием.

- Вижу, ты по-прежнему спишь с оружием под подушкой. Приятно знать, что некоторые вещи никогда не меняются, - заметил Данила, возвращая в ножны свои кинжалы. Он сразу же пожалел о своих словах. Даже в его ушах шутка прозвучала натянуто — вызов, почти обвинение.

Эрилин бросила нож на кровать.

- Проклятье, Дан! Почему ты продолжаешь вот так ко мне подкрадываться? Просто чудо, что ты до сих пор жив.

- Да, мне часто это говорят.

Повисшее между ними молчание было долгим и не особенно приятным. Эрилин неожиданно вспомнила, в каком она сейчас растрёпанном виде. Её глаза широко раскрылись, а руки потянулись к спутанным волосам.

- Бал Самоцветов. У меня даже костюма нет.

Он испытал нелепое удовлетворение от того, что она помнила и придавала достаточную важность его миру, чтобы беспокоиться о таких вещах.

- Нам необязательно идти, если ты не хочешь. В конце концов, ты только что вернулась.

- Этим вечером, - согласилась она, - после долгой поездки, последние две ночи которой я провела в пути. Но тебя ждут, а я обещала пойти с тобой.

Похоже, Эрилин услышала в своих словах то, что мог бы услышать Данила, поскольку её взгляд помрачнел от воспоминаний о других обещаниях, которые она не сдержала. Она прочистила горло и кивнула на стол.

- Что в пакете?

Данила позволил отвлечь себя от темы.

- Когда я узнал, что тебя задержали, я взял на себя смелость приобрести подходящий для Бала Самоцветов костюм.

- Ах. Дай догадаюсь: сапфировый?

Они обменялись быстрыми, осторожными усмешками. Когда они только стали парой, Данила изо всех сил старался убедить её и всех остальных, что он просто чудаковатый, пустоголовый денди, и сочинил несколько невыносимо банальных од, сравнивая её глаза с этими драгоценными камнями. Чтобы вонзить нож ещё немного глубже, Эрилин подняла бровь и начала напевать мелодию одного из этих ранних сочинений.

Её подначка сняла висевшее между ними напряжение. Данила хмыкнул и притворно поморщился.

- Самое лучшее в старых друзьях — то, насколько хорошо они тебя знают. Конечно, именно это в них одновременно и самое худшее.

- Старых друзьях, - повторила она. Эти слова были произнесены ровным тоном, но в них содержался вопрос. Неужели им суждено быть просто старыми друзьями, и только?

Данила давно пытался придумать ответ на этот вопрос, и ему казалось, что он наконец нашёл подходящий. Насмешливые комментарии Эрилин стали прекрасным предисловием. Может быть, их жизни изменились, но неизменным осталось одно: сильная и зачастую необъяснимая любовь, родившаяся в тот день, когда она похитила его из таверны. Он разорвал бумагу, в которую был завёрнут пакет, и достал оттуда платье из тёмно-синего бархата — редкой эльфийской работы, отличавшееся дорогой простотой.

- Сапфир, - подтвердил он с усмешкой, - с соответствующими камнями. Не стану заставлять тебя слушать песню, которую я подготовил к этому случаю.

Эрилин улыбнулась и взяла платье из его рук — затем, чтобы отбросить его в сторону с той же небрежностью, с которой она отбросила нож. Данила распахнул руки, и она скользнула в его объятия.

- Я скучала по тебе, - пробормотала она, прижимаясь к его груди.

В устах молчаливой полуэльфийки подобное признание было редкостью. На самом деле, с момента той ночи четыре года назад, когда они решили объявить о своей помолвке на Балу Самоцветов, Данила мог по пальцам пересчитать все случаи, когда они говорили о подобных вещах. Тогда в дело вмешались довольно драматичные обстоятельства, и они начали все больше отдаляться друг от друга.

Этот путь, поклялся он, сегодня ночью должен прекратиться.

Он взял её за плечи и отстранил, не отпуская рук.

- Посмотри в пакете. Хорошенько рассмотри то, что найдёшь — ты больше никогда не увидишь эту вещь так близко.

Эрилин озадаченно улыбнулась ему, потом подчинилась. Её глаза расширились, когда она достала чёрный шлем с закрытым лицом.

- Шлем лорда, - прошептала она, назвав один из волшебных артефактов, что отмечали и скрывали личности тайных лордов, мужчин и женщин из всех слоёв общества, которые правили городом. Её лицо приобрело понимающий вид.

- Твой?

Дан с сожалением кивнул.

- Не слишком приятная ноша. Хелбен навязал его мне четыре года назад. Я бы уже давно тебе рассказал, но...

Его голос умолк. Эрилин коротко кивнула в знак понимания. Все знали, что тайные лорды никому не сообщают о своих личностях, кроме супругов — и даже на такое нарушение конфиденциальности смотрели неодобрительно. Только Пьергейрона, сына Паладина, Первого лорда города, знали по имени.

- Почему говоришь сейчас? - она оглянулась на сапфировое платье, и её лицо потемнело от воспоминаний о том, какое заявление они хотели сделать на Балу Самоцветов четыре года назад.

Данила готов был к подобной реакции, но всё равно испытал боль, увидев её.

- Теперь я могу рассказать тебе, поскольку намереваюсь оставить это дело, - легкомысленно произнёс он. - В последнее время между арфистами и некоторыми паладинами Глубоководья появились определённые разногласия. Лорд Пьергейрон, как можно было ожидать, рьяно поддерживает сторону добродетели. Он любезно — можно даже сказать, страстно — пожелал освободить меня от этой должности. В свою очередь, я сообщил высокоуважаемому Хелбену Арансану, что не намереваюсь становиться наследником его мантии в качестве будущего защитника Башни Чёрного Посоха.

Эрилин нахмурилась при упоминании родича и наставника Данилы — и её бывшего начальника-арфиста.

- Я думала, он давно расстался с этой идеей.

Дан заметил, что она уклоняется от прямого разговора, выгадывая время, чтобы переварить то, что он сказал.

- Внешне — да, но как ты прекрасно знаешь, наш добрый архимаг предпочитает действовать в тенях и тумане. Некоторое время тому назад, когда я провозгласил о своих намерениях стать бардом не только в шутку, но и по-настоящему, он с готовностью согласился. Но продолжал давать мне ценные книги заклинаний, делиться крошками своей силы, сообщать мне тайны, которые привязывали меня к нему и к арфистам. Я и сам не заметил, как начал посещать его почти ежедневно. Я даже руководил другими арфистами.

Он вздрогнул.

- Наш дорогой Хелбен весьма коварен.

Эрилин улыбнулась его дурашливому тону, но в её глазах сверкнул гнев.

- Даже собственная тень Хелбена не смогла бы дать ему лучшего описания! Хорошо, что ты сумел освободиться. Ты по-прежнему носишь брошь?

Это было больное место, поскольку у них обоих были причины дорожить брошками, которые отмечали их как арфистов, членов полусекретной организации, посвятившей себя поддержанию Равновесия в мире и сохранению историй о великих деяниях. Эрилин все меньше нравилось общее направление арфистов и конкретно указания Хелбена Арансана. После их последней общей миссии, спасения Изабо Тион, Эрилин попрощалась с Хелбеном и арфистами.

Но Данила пока был к такому не готов. Он коснулся своего плеча там, где приколотая к рубахе и скрытая под плащом пряталась в изгибе полумесяца крошечная серебряная арфа.

- Эту брошь доверил мне хороший человек. В его честь я всегда буду носить её и стараться быть достойным его доверия.

И доверия его дочери.

Эти слова остались непроизнесёнными, но продолжающаяся борьба во взгляде Эрилин давала понять, что они услышаны.

- Я тоже ношу бровь арфистов в честь моего отца, но по другой причине. Моя преданность принадлежит другим.

- Да, я прекрасно об этом знаю, - сказал Данила с большей горечью, чем хотел. Он поднял руку, обрывая её объяснение. - Нет, не надо. Мы уже шли по этой дороге. То, что ты совершила, ты совершила из любви ко мне. Я хотел бы, чтобы результат был другим, но не могу винить тебя за намерения.

Его взгляд снова упал на лунный клинок, наследственный эльфийский меч, которому каждый носитель мог добавить одну волшебную силу. Для матери Эрилин меч создавал волшебные врата между миром её человеческого любовника и далёким эльфийским островом Эвермит. Это привело к трагедии для всего эльфийского народа, и много лет спустя стало причиной долгой цепи событий, которые привлекли к Эрилин внимание арфистов Глубоководья. Даниле поручили за ней следить. В ходе этой миссии между ним и Эрилин возникли собственные узы: доверие, дружба и нечто более глубокое и бесконечно более сложное, чем любовь. Эрилин уступила Даниле право на лунный клинок и его силу. Этим поступком она нарушила многовековые традиции, согласно которым только истинный наследник мог владеть лунным клинком. Сама того не зная, она обрекла Данилу на вечную службу волшебному мечу.

Данила с радостью заплатил бы за их связь такую цену, но такого выбора ему не предоставили. Столкнувшись с результатом своего поступка, Эрилин поклялась освободить друга от невольной службы. Сделав это, она разрушила загадочную эльфийскую связь между ними. Когда эта связь прервалась, меч даровал Эрилин другую силу.

Теперь лунный клинок предупреждал её, когда лесному народу требовалась помощь героя. В лесах Фаэруна было разбросано немало небольших групп эльфов, и многие из них подвергались опасностям и лишениям. Эрилин снились тревожные сны, а её меч светился зелёным светом чаще, чем гас. Хотя она понимала, что у неё всего лишь один меч, и что она не может успеть к каждому попавшему в беду эльфу, призыв был слишком силён, чтобы не обращать на него внимания. Эльфийка была связана с лунным клинком узами души. С тех пор она почти постоянно находилась в пути и не могла жить иначе.

- Ты делаешь то, что должна, - мягко сказал Данила. - А у меня были обязанности здесь. Но больше меня ничто не держит в Глубоководье. Нет причин, по которым мы не могли бы путешествовать вместе.

Но причины были, и они оба об этом знали. Эрилин была странностью для лесных эльфов, которые редко имели дела с чужаками среди своего народа, а тем более с лунными эльфами с человеческой кровью. Но тем не менее, в глазах лесных эльфов она стала частью многовековой легенды о лунном клинке, которым владела. Тем самым Эрилин наконец достигла того, к чему стремилась всю свою жизнь: быть принятой эльфийским народом. Ни одному человеку такого не добиться.

- Да, совсем никаких причин, - не слишком уверенно отозвалась она. Она встретила его взгляд и сумела выдавить грустную улыбку. - Похоже, ты освободился от всех обязанностей, кроме одной. Сегодня ночью ты должен выполнить свои обязательства перед семьёй. Когда этот бал начинается?

Данила прищурился, выглянув в окно. Сумерки уже закончились, и с улиц внизу поднимался слабый свет фонарей.

- Через час, кажется. Если поторопишься, мы как раз сможем по-светски опоздать.

Он подчеркнул последнее заявление хитрой улыбкой.

- А если не будем торопиться, можем опоздать скандально.

- Соблазнительное предложение, лорд Танн, - сказала она строгим тоном, но глаза смеялись. - Мне нравится его дух, но случай неподходящий. Отправляйся без меня, а я присоединюсь, как только смогу. Поскольку это вечер твоей семьи, твоё отсутствие будет замечено и запомнено.

- Леди Кассандра видит всё, - пробормотал он, упомянув внушающую трепет женщину, которая дала ему жизнь и которая железной рукой правила активами семьи Танн.

Сине-золотистые глаза Эрилин засветились суровым, сухим сиянием, какое свойственно воинам, услышавшим имя своего кровного врага.

- Что правда, то правда. Но я уверена, что даже не опаздывая, мы сумеем вызвать какой-нибудь скандал.

- Вот это по-нашему, - одобрительно отозвался он.

 

***

До того, как Эрилин вышла из экипажа возле ворот поместья семьи Танн, прошло не больше отведённого на это часа. Просторный, внушительный особняк из белого мрамора занимал почти целый двор в Северном квартале, и каждый клочок его территории гремел и сверкал. Похоже, Данила позволил себе поэтическую вольность, когда говорил об оставшемся до начала времени. Судя по всему, праздник продолжался уже достаточно долго.

Эрилин окинула сцену взглядом прищуренных глаз, как воин, оценивающий возможное поле боя. Хотя Бал Самоцветов был одним из последних торжеств летнего сезона, в этом ярком месте зимние холода и грязь казались далёкими и несущественными. Даже ночной мрак не мог подступиться сюда. Луна, висевшая над островерхими крышами особняка, была полной и яркой, как летняя роза, а в окружающих здание садах парили светящиеся шары, зажигавшиеся и гаснувшие, как огромные разноцветные светлячки. Из открытых окон доносился смех и весёлая музыка.

Эрилин последовала за небольшой группой припозднившихся гостей, проклиная тесные юбки, вынуждавшие её делать мелкие, семенящие шаги. Внутри семейного особняка Танн в главном зале, освещённом светом тысяч свечей, собрались десятки гостей. Танцоры, одетые в яркие костюмы цвета различных драгоценных камней, приседали и кружились в такт музыке. Другие гости пили редкие вина, служившие краеугольным камнем состояния Таннов, или слушали искусных музыкантов, которые, казалось, стояли повсюду. Пары отправлялись в затейливо украшенные альковы и садовые беседки, чтобы собрать последний урожай летних романов.

Зрелище, вынуждена была признать Эрилин, оказалось потрясающим. Этот званый вечер считался главным событием сезона, и купеческая знать постаралась соответствовать. Каждый гость пытался перещеголять других в изысканности наряда, красоте или изяществе манер. Каждый понимал — это подразумевалось! — что в такую ночь всё должно быть идеально. Кассандра Танн, матриарх семьи и один из столпов знатного общества, не удовлетворилась бы меньшим.

Единственная диссонирующая нота, если заливистый смех можно было так назвать, исходила из дальнего угла главного зала. С рождённой опытом уверенностью Эрилин направилась туда.

Данила начал рассказывать о своих злоключениях с любившим загадки драконом, когда Эрилин скользнула в обступившую его толпу. Это был комедийный пересказ, значительно отличавшийся от истории, которую слышала Эрилин. Она сомневалась, что товарищи Данилы, пережившие вместе с ним те мрачные события, узнали бы его рассказ. А может, и узнали бы. Эрилин заметила, что в словах барда часто звучала истина, даже когда он скрывал её за весельем и позолотой.

Она рассматривала человека, который был её партнёром-арфистом и который по-прежнему держал в своих руках её сердце. С первого взгляда Данила казался покладистым и весёлым модником, щедро одарённым природой, удачей и доброй компанией. Он был высок, строен и грациозен, с неплохим лицом и фигурой, и прекрасно чувствовал себя среди пышных нарядов и изысканных манер, каких требовал подобный вечер. Рукава его дорогого изумрудно-зелёного камзола были усеяны разрезами, открывающими яркую золотую парчу внизу. Золото блестело и на его жестикулирующих руках, и даже в светлых прядях густой шевелюры, опускавшейся ниже плеч.

Золотой, решила она. Вот подходящее для него слово. Эрилин не могла сходу назвать привилегию, которой он бы не пользовался, или задачу, которую он не смог бы решить с почти небрежной лёгкостью. На вид Данила казался абсолютно довольным собой. И в этой высокой оценке он был не одинок, поскольку плутовская улыбка и задор в серых глазах вызывали инстинктивные ответные улыбки у многих из тех, кто видел юношу.

Эрилин поражало, что этот золотой, весёлый человек, которому всё так легко даётся, видел нечто достойное любви и заботы в ней, в эльфийке, которая посвятила свою жизнь опасности и долгу. И всё равно, когда Данила увидел Эрилин, в его глазах засияла искренняя радость, выдавая фальшивость яркой маски, надетой им в её отсутствие.

- Эрилин, ты должна это увидеть! - позвал он, повысив голос, чтобы перекрыть аплодисменты, которыми встретили его историю. Он взмахнул предметом в своей руке — полурасцвётшей розой редкого, глубокого синего оттенка.

По собравшимся прошёл заинтересованный шепоток. О подобных розах, известных лишь на далёком Эвермите, ходили легенды. Данила каким-то образом сумел раздобыть у эльфийского народа несколько таких сокровищ. В честь своей госпожи он решил вырастить эльфийский сад во дворе у себя за домом, сад, который сможет потягаться с лучшими садами Эвермита. Эрилин не раз слышала эту историю от дам Глубоководья, всегда сопровождаемую завистливыми вздохами. И сейчас в её сторону обратилось множество взглядов, некоторые ревнивые, другие — просто любопытные. Толпа расступилась, оставив девушку стоять в одиночестве.

Не один взгляд задержался на мече, что висел у неё на поясе. Эрилин была единственным гостем в зале, вооружённым подобным образом. Конечно, лунный клинок был бесценной вещью, и стоил больше, чем драгоценные камни на дюжине собравшихся, но всё-таки это было оружие. Скорее всего, некоторые из гостей слышали о её грозной репутации и посчитали меч убийцы не просто дурным тоном, но настоящей угрозой.

Эрилин проигнорировала эти взгляды и подошла к Даниле. Она провела пальцами по его протянутой руке и символической розе, которую он держал, и отступила, чтобы понаблюдать за заклинанием, которое он, очевидно, собирался прочесть.

Данила поднял розу на вытянутой руке перед собой и пропел ей несколько слов. Когда он убрал руку, синий цветок остался висеть в воздухе. Продолжая петь, бард достал из кошеля на поясе щепотку чёрного порошка с резким животным запахом. Он рассыпал его на полу под розой, быстро подсластив зарождающееся заклинание слоем другого порошка, который пах лугом и летним дождём. Последовала серия быстрых, грациозных жестов, сопровождаемая песней на эльфийском языке.

Вокруг колдующего барда начала скапливаться сила в виде зелёного мерцающего света. Аудитория Данилы погрузилась в ожидающее молчание, изумрудная аура расширилась, поглощая и их тоже. В помещении утихал смех и шум разговоров — гости ждали эффекта заклинания. На их лицах виднелись различные степени любопытства, восторга или — в случае тех, кому известна была репутация Данилы в подобных делах — опасения.

Его заклинание закончилось на высокой, звенящей ноте. Некоторые из наблюдателей ответили на музыку робкими аплодисментами, но большинство просто таращились на происходящее перед ними превращение.

Синяя роза начала расти — не так, как растут розы при обычном ходе событий, а с той же самой зловещей скоростью, с какой тролль отращивает отрубленные конечности или гидра выпускает две новых головы взамен отсечённой воинским топором. Но в отличии от этих чудовищ, эльфийская роза не прекратила расти, когда достигла предназначенного ей природой размера.

Стебель розы удлинился, превращаясь в ствол, который в свою очередь пустил новые побеги, вознёсшиеся к потолку, и корни, которые заскользили по гладкому мрамору пола. Раздался шорох распускающихся листьев. Бутоны буквально лопались, раскрываясь, звук был похож на хлопки крошечных бутылей игристого вина, которые откупоривают невидимые пикси. За пару мгновений десятки, дюжины, сотни редких синих роз покрыли волшебный куст.

Огромный розовый куст.

Эта штука достигала уже половины высоты зала, и побеги начали гнуться под собственной тяжестью. Но куст не собирался замедлять свой рост. Эрилин решила, что это может стать проблемой. Она поморщилась и опустила ладонь на рукоять меча.

Вознёсшись ввысь, ветви грациозно описали медленную, ленивую дугу, опускаясь к мраморному полу.

Потрясённые голоса резко затихли и раздались вновь секунду спустя — тревожными вскриками. Многочисленные ветви розового куста устремились к гостям подобно жадным шипастым когтям сотен пикирующих соколов.

Крики звали Хелбена Арансана, кузена семьи Танн и самого могущественного волшебника во всём Глубоководье, но архимаг в зале отсутствовал. В нарастающем беспорядке зазвучали отчаянные речитативы, когда несколько младших магов попытались сдержать вышедшее из-под контроля заклинание. Лучшее, чего они сумели добиться — изменить оттенок цветов с их эльфийского синего на более обыденный. Но куст не останавливался.

Происходящее заняло меньше времени, чем рассказ о нём. Несколько мгновений после завершения своего заклятия Данила с отвисшей челюстью стоял в самом центре зелёного вихря, нетронутый диким ростом ветвей и шипов. Он сразу увидел, что Эрилин повезло меньше. Слишком много раз она была свидетельницей его якобы «вышедшей из-под контроля» магии, и Данила испугался, что девушка может не понять, насколько серьёзна сегодняшняя угроза. Она стояла, напрягшись, но не убегала от приближавшихся шипов.

Данила быстро придумал выход.

- Элегард аквилар! - крикнул он, молясь о том, чтобы Эрилин смогла догадаться об истинном положении дел по старому боевому кличу эльфов.

Как он и надеялся, взгляд сапфировых глаз полуэльфийки стал спокойным и уверенным, взглядом готового к битве воина. Её лунный клинок со свистом вылетел из ножен навстречу приближавшимся ветвям. Она подняла меч как раз вовремя, чтобы отклонить первый натиск листьев, а затем погрузилась в ловкий, отработанный ритм.

Некоторые из шипастых побегов нырнули в толпу отступающих гостей, хватаясь за их яркую одежду и путаясь в развевающихся волосах. Началась паника, знать пустилась наутёк и испуганно хлынула к выходам. Грациозные танцовщицы путались в своих пышных юбках и падали. Куртуазные джентльмены на бегу спотыкались о тела распростёршихся на полу дам. Музыканты оставили свои посты — все, кроме остроумного уйлинейского дудочника, который застрял на первых грустных нотах песни «Моя любовь — это дикая роза».

И во всей этой неразберихе сверкал и рубил клинок Эрилин. Вокруг неё образовалась куча из отрубленных побегов, мешая воительнице продвинуться вперёд и сразить источник заклинания.

Розовый куст, конечно, а не самого заклинателя.

По крайней мере, Данила на это надеялся.

Но полной уверенности он не испытывал. Эрилин продвигалась к нему, прорубая себе путь через назойливую зелень, и выражение её глаз было мрачным и яростным.

Данила не мог её винить. Он был известен своими ошибочными заклинаниями, но никогда не обращал одну из своих шуток на Эрилин. Он вздрогнул, когда один из побегов пробился через её защиту и схватил эльфийку за юбку. Сапфировый бархат с громким треском разошёлся, платье разорвалось от бедра до лодыжки, а на обнажившейся ноге остался тонкий, набухающий кровью след.

Рука Данилы инстинктивно метнулась туда, где обычно висел его собственный меч, и он шагнул к Эрилин, прежде чем вспомнил, что сейчас безоружен.

- Стой, - приказала она. Эрилин бросилась вперёд, и её клинок просвистел так высоко и близко, что Данила почувствовал ветерок на лице.

Он отступил на шаг, затем начал поворачиваться, осматриваясь и пытаясь найти какой-то способ преодолеть зелёную преграду между ним и Эрилин. Неожиданно куст прекратил своё наступление. Застывшие ветви, как будто готовые снова взметнуться ввысь, начали мерцать зелёным светом. Отсечённые ростки рассеялись дымом. Куст исчез — весь, кроме единственной, наполовину пожухшей синей розы, оставшейся на мраморном полу.

Уголком глаз Данила заметил, что гости с выражениями тревоги и любопытства на лицах понемногу возвращаются в зал. Но его внимание было приковано к мрачной, растрёпанной женщине перед ним, и когда он попытался найти слова объяснения, Даниле показалось, что его обычно ловкий язык стал тяжёлым, как камень.

- Какое восхитительное представление. Очередное, могу заметить, - заметил благородный, женский и слишком знакомый голос поблизости.

Не оборачиваясь и не видя, куда устремлён взгляд льдисто-синих глаз владелицы голоса, Данила знал, что ироничный комментарий его матери относится сразу к его взбунтовавшемуся заклинанию и реакции Эрилин.

Как, похоже, и сама Эрилин. Взгляд полуэльфийки метнулся к лицу Данилы, потом к мечу, который она по-прежнему сжимала в руках. Она бросила оружие обратно в ножны и повернулась к хозяйке.

- Приношу свои извинения за беспокойства. Очередные, могу заметить, - сухо отозвалась Эрилин. Она указала на свою порванную юбку. - С вашего позволения, леди Танн, мне стоит переодеться.

Кассандра Танн с вежливой неприязнью смерила полуэльфийку взглядом.

- В этом отношении я вынуждена с вами согласиться, - сказала она с паузой, которая безмолвно кричала «и только в этом». - Сюзанна проводит вас в гостевую комнату с подобающим гардеробом. Выбирайте, что вам по вкусу.

Это был приказ, едва замаскированный вежливостью. Эрилин поблагодарила обоих коротким кивком, потом повернулась, чтобы пройти за служанкой, скользнувшей вперёд по приказу госпожи.

Данила поймал Эрилин за руку, когда она решительно прошла мимо.

- Поговорим об этом позже, - сказал он тихо, чтобы слышала только она.

Она встретила его взгляд и подняла чёрную бровь.

- Можешь держать пари на этот... - начала она.

В это мгновение снова зазвучала танцевальная музыка, заглушив её последние слова. Но Данила был вполне уверен, что ухватил главное.

Он следил, как уходит девушка — привычной походкой, поскольку узкий бархат больше не стеснял её шаги. Он вздохнул и повернулся к главе семьи, второй из двух самых страшных женщин, которых он когда-либо знал.

Кассандра Танн приходилась Хелбену Арансану сестрой, по крайней мере, так считало почти всё Глубоководье. Кроме того, она была матерью девяти детей, которые, в свою очередь, обеспечили её небольшим стадом внуков. Скорее всего, она уже разменяла седьмой десяток, но несмотря на избороздившие лоб недовольные линии, казалась не более десяти лет старше своего младшего сына. Её аккуратно уложенные волосы были такими же густыми и светлыми, как и у него, а фигура — юной и подтянутой. Возраст не смазал изящные, плавные и тонкие линии челюсти и скул. Слухи утверждали, что Кассандра обязана красотой зелью долголетия, но Данила в это не верил. Скорее всего, годы просто боялись её трогать.

- Отличная вечеринка, - легкомысленно прокомментировал молодой бард. Он сцепил руки за спиной, глядя на возобновившиеся танцы. - Они легко забывают неприятности, не так ли?

- И хорошо, что так, - парировала Кассандра. Резкий тон разительно отличался от притворной вежливой улыбки. - Твой возмутительный трюк едва не стал концом всего мероприятия.

Данила смотрел, как Мирна Кассалантер, молодая женщина с яркими волосами красно-коричневого цвета и взглядом голодной хищницы приближается к его старому другу Регнету Амкатре. Ходили слухи, что семья Кассалантер ожидает помолвки между их домом и юным наследником богатой семьи Амкатра — слухи, которые скорее всего сама Мирна и распустила. Дан знал, что сам Регнет имел другое мнение на этот счёт. Пока бедолага вёл Мирну к площадке для танцев, на его лице проступила едва прикрытая галантностью паника. Похоже, вечер выдался нелёгким для всех.

- Преждевременное окончание бала. Вот была бы катастрофа! - заметил Данила.

- Ты сам настаивал посетить бал в этом году, - напоминал ему леди Кассандра. Её взгляд проследил за путём, которым Эрилин покинула зал, затем обратил всю свою силу на сына. - Надеюсь, в этом году никаких заявлений не будет?

Это снова заставило Данилу насторожиться. На миг он задумался, как Кассандра могла узнать о планах, которые они с Эрилин вынашивали четыре года назад. Поразмышляв, он понял, что комментарий его матери был обязан скорее традиции, чем предвидению. О помолвках часто объявляли на весенних и осенних праздниках. И всё же её слова встревожили барда.

- А если будут? - спросил он.

- Ах, - Кассандра слабо улыбнулась, на её лице отразилась раздражающая смесь облегчения и удовлетворения. - Я так и думала. Слухи о твоей... интрижке... с этой полуэльфийкой были преувеличены.

Данила был абсолютно и искренне озадачен.

- Эрилин больше шести лет была моей спутницей, и за исключением скандала на Балу Самоцветов четыре года назад, ты никогда не возражала. Что произошло?

- Действительно, что? - парировала женщина. - Как наёмница, она была более чем компетентна, а когда нанимаешь человека с такими навыками, иногда приходится мириться с неудобствами в виде неожиданных сражений. В тот год на балу не случилось ничего по-настоящему плохого. Но сегодня — совсем другое дело. Ты думаешь, я не слышала, как молодые женщины вздыхают над твоим эльфийским садом? И никто не дарит целое состояние в сапфирах и синих розах простым наёмникам.

- Эрилин никогда не была простой наёмницей.

Кассандра выдохнула сквозь сжатые зубы.

- Значит, это правда. Данила, тебе пора задуматься о своём положении. Ты больше не подросток, чтобы впустую тратить время на девок и глупости.

Потребовалась каждая унция его самообладания, чтобы сдержать пламенем поднявшийся внутри гнев.

- Осторожнее, мать, - тихо сказал он. - Даже от тебя я не потерплю некоторых слов.

- Лучше ты услышишь их от меня, чем от кого-то другого. Эта полуэльфийка недостойна твоего внимания, вот и весь сказ.

Данила долгое мгновение рассматривал танцующих, прежде чем решил, что может позволить себе заговорить.

- Нет, не весь, но этот разговор сейчас закончится, пока мы с тобой навсегда не рассорились. Со всем уважением, моя госпожа, будьте вы мужчиной, за такое заявление мне пришлось бы вызвать вас на дуэль.

- Если ты сам был мужчиной, этот разговор был бы не нужен! - яростно возразила она. Её гнев остыл так же быстро, как и вспыхнул. - Сын мой, я вынуждена говорить прямо.

- Вообрази моё удивление, - буркнул он.

Кассандра оставила этот комментарий без внимания. Она взяла бокал вина у проходящего мимо слуги и воспользовалась им, чтобы сделать широкий жест, охватывающий сверкающую толпу.

- Оглянись вокруг. Разве ты никогда не замечал, что среди знати Глубоководья нет эльфов?

Он пожал плечами.

- Да, ну и что?

- Возможно, тебе стоит об этом задуматься.

Данила щёлкнул пальцами.

- А как насчёт семьи Дезлентир? Коринн и Коринна наполовину эльфы, и Коринн должен унаследовать титул.

- Ему не позволят, можешь быть уверен, - сказала она отсутствующим голосом. - Это дети от эльфийской супруги лорда Арлоса. Его первой жены, - подчеркнула Кассандра. - Помнишь обстоятельства её смерти?

Эта история, слышанная Данилой в молодости и давно с тех пор забытая, всплыла в его памяти.

- Её нашли мёртвой в саду, - медленно сказал он. - Если я правильно помню, лорд Арлос настаивал, что это работа наёмных убийц. Он заявлял, что его враги не желают видеть другие расы, кроме человеческой, в рядах знати Глубоководья, и что это привело к убийству его супруги. Но ведь наверняка это был всего лишь бред скорбящего человека!

Кассандра снова встретила его взгляд.

- Разве?

На долгое мгновение между ними повисла тишина, поскольку Данила ничего не мог сказать перед лицом подобного абсурда. Прежде чем способность соображать вернулась к нему, мать ускользнула прочь и была захвачена кругом танцующих.

 

***

Эрилин скользила по сияющим залам, не обращая внимания на шипы, проткнувшие её слишком тонкие туфли. Сейчас она готова была с радостью обменять свою лучшую лошадь на пару крепких и удобных сапог. Сапоги не только могли спасти её ноги от шипов небесного цветка, они также придали бы весомости пинку по заднице, который Эрилин хотела отвесить Даниле.

Что на него нашло? Конечно, он любил глупые шутки. Конечно, он тщательно поддерживал обличье пустоголового и причудливого франта. С этим она могла смириться. Зачастую она получала немало тайного удовольствия от его притворных глупостей. Она научилась обращать внимание не на саму шутку, а на стоявшие за ней намерения, и чаще всего находила себя полностью согласной если не с методами, то во всяком случае с целями Данилы. Но выкинутый им сегодня фокус оставался за гранью её понимания.

Но когда гнев Эрилин угас, она вспомнила потрясённое выражение на лице барда. Да и потом, он использовал эльфийский язык, чтобы предостеречь её. Это было странно, учитывая, на какие жертвы ему приходилось идти, чтобы скрыть от товарищей свои лингвистические познания. Нет, сегодняшнее происшествие было не просто очередной глупой шуткой.

- Мы почти пришли? - спросила она служанку, когда они повернули за очередной угол в лабиринте залов и комнат внутри комнат.

Девушка оглянулась через плечо и сочувственно улыбнулась.

- Такой великолепный вечер, даже несмотря на это неудачное происшествие. Должно быть, вам не терпится вернуться.

Эрилин закатила глаза и воздержалась от комментариев. Может быть, по человеческим стандартам вечеринка действительно была великолепной, но она не могла не сравнивать торжества Глубоководья с эльфийскими праздниками. Здесь суть праздничных собраний заключалась в политике, делах и интригах. Городским жителям не удавались истинные, глубокие празднества.

Но что эта девочка может знать о подобных вещах? Откуда ей знать радость, чувство единства, которые сопровождают эльфийские праздники? Судя по искренней и беззаботной улыбке служанки, она понятия не имела также о проблемах и разбитых сердцах, которые станут итогом. Эрилин не знала, пожалеть девушку или завидовать ей.

Наконец, служанка показала ей комнату. Она настояла на том, чтобы принести новое платье — одно за другим, рассказывая о достоинствах каждого. Эрилин не терпелось с этим покончить, и она указала на серебряное платье, которое казалось подходящего размера — и достаточно просторным, чтобы оставить ей свободу движений. Она стянула свои шёлковые туфли и вручила их служанке, чтобы чем-то её занять. Девушка расстроено охнула, увидев шипы, вонзившиеся в нежную ткань, потом принялась вытаскивать их и пытаться стереть пятна.

Предоставленная самой себе, Эрилин быстро стянула своё испорченное платье и облачилась в замену. Несколько быстрых расчёсываний убрали запутавшиеся в волосах ветки и листья, оставив чёрные кудри необузданным нимбом парить над её плечами. Она нетерпеливо переступила с ноги на ногу, ожидая возвращения туфель.

- Боюсь, они безнадёжно испорчены, - наконец сказала девушка. Она бросила укоризненный взгляд на Эрилин. - Вы заляпали их кровью.

- Как опрометчиво с моей стороны, - сухо отозвалась полуэльфийка. Она кивнула на прилегавший к покоям шкаф размером с отдельную комнату. - У вас там есть какая-нибудь обувь?

Служанка округлила глаза и начала протестующе мямлить. Эрилин позволила ей выговориться, потом просто подняла бровь. Со вздохом девушка подчинилась. Она вернулась через несколько секунд с парой низкой обуви на тонкой подошве, осторожно сжимая её большим и указательным пальцем.

- Это неправильно, - начала она. - Леди Кассандра приказала мне позаботиться о вас и найти вам подходящую одежду. Она меня не поблагодарит.

Эрилин подавила вздох. Обувь была эльфийской работы, из мягкой, как масло, оленьей кожи, окрашенной глубоким синим цветом, какого не смог бы добиться ни один человеческий ремесленник, и слабо светилась магией. Скорее всего, они стоили больше, чем серебряное ожерелье с сапфирами, которое было надето на Эрилин.

- Эльфы носят такие для танцев, - заверила она девушку.

- Что ж...

- Если тебя будут из-за этого ругать, отправь леди Кассандру ко мне, - твёрдо сказала Эрилин. - Я всё улажу.

Мгновение девушка смотрела на неё. На её лице расцвела медленная, задумчивая усмешка.

- Хотелось бы мне это на это посмотреть, - тихо сказала она.

Эрилин хмыкнула.

- Давай сюда обувь. Если потом начнётся ссора, я не стану проливать кровь, пока не удостоверюсь, что у тебя есть место в первом ряду. Договорились?

- По рукам.

Обувь перешла из рук в руки, и несколько секунд спустя Эрилин в одиночестве отправилась своей дорогой. После первых нескольких поворотов она поняла, что обстановка кажется абсолютно незнакомой. Её слишком занимали тревожные мысли, чтобы запоминать дорогу. А теперь она, эльфийка, способная выследить оленя под светом луны и идти по следам белки на деревьях, полностью заблудилась в лабиринте комнат и залов.

- Ну разве Брэн мною не гордился бы? - пробормотала она, вспомнив знаменитого человека-следопыта, который её усыновил. Стоит ему только узнать, и Данила не даст ей забыть об этом злоключении. Полная решимости оставить свой позор при себе, она продолжала шагать, едва кивая случайному слуге или гостю, которых встречала по пути.

С каждым неправильным поворотом её настроение становилось всё мрачнее. Наконец, она сдалась и решила спросить дорогу у следующего встречного.

Она услышала звуки разговора из комнаты в конце зала и торопливо зашагала туда, бесшумная, как тень в своих эльфийских туфлях. Она замедлила шаг, подойдя к двери, и прислушалась к разговору, намереваясь выбрать подходящий момент, чтобы прервать собеседников.

- По моему твёрдому убеждению, в Глубоководье и так слишком много магии.

Это заявление, которое с нажимом произнёс знакомый мужской голос с лёгким акцентом, заставило Эрилин застыть на полушаге. От Хелбена Арансана, самого сильного волшебника в городе и давнего наставника Данилы, не ожидаешь услышать подобное.

Эрилин поморщилась от своего невезения. Если она спросит дорогу у этой компании, Данила наверняка узнает о её затруднениях.

- Вы сделали интересное, но опасное предложение, Ос Элторчул, - провозгласил тонкий, ворчливый мужской голос.

А это Маскар Вондс, предположила Эрилин. Данила часто описывал пожилого волшебника нервным, как курица-несушка.

- Опасное? Это почему же? Сферы снов прошли тщательные испытания. Подопытные продемонстрировали согласие, даже ярко выраженное желание, и хотя ни один из них не являлся важной персоной, я рад сообщить, что отрицательных эффектов замечено не было. Напротив, сферы снов подарили им несколько мгновений передышки от тоскливой безрадостной жизни.

Голос этого мужчины обладал уверенным, почти музыкальным тоном опытного мага, но звучащая в нём насмешка заставила Эрилин заскрипеть зубами. Это наверняка был Ос Элторчул, член семьи волшебников, которые занимались обучением магии и волшебными экспериментами. Она была знакома с Осом только заочно. Он был высоким мужчиной с волосами цвета пламени, обычными для его рода, и глазами цвета эля, напоминавшими о взгляде охотящейся совы. Данила несколько лет обучался под началом лорда Элторчула, отца Оса, но самого Оса при этом презирал. И в настоящий момент Эрилин готова была с ним согласиться.

- Откуда возникают эти сны? - спросил незнакомый голос.

Последовала короткая тишина, которую оборвал презрительный смех Оса. Эрилин считала, что это разумный вопрос. Любые сны откуда-то появлялись.

- Это всего лишь магические иллюзии, лорд Гандвинд, и только. Искусственные события, которые сновидец воспринимает так, как будто они реальны. Абсолютно безвредные.

- Магия никогда не бывает абсолютно безвредной, - заметил Хелбен. - Это известно любому мудрому человеку, маг он или нет.

Раздался гневный скрип, когда кто-то отодвинул стул.

- Вы хотите назвать меня глупцом, лорд Арансан?

- И оскорбить собравшихся здесь? - раздражённо парировал архимаг. - Зачем говорить, что небо синее, когда у них есть глаза, чтобы увидеть это самостоятельно?

- Тогда посмотрите сюда!

Эрилин решила, что в ближайшее время подходящей возможности прервать диалог ей не представится. Она успела сделать два шага, прежде чем её заставил остановиться ещё один знакомый голос.

- Садись, Ос, - твёрдо сказала леди Кассандра, - и послушай совет, которого ты просил. Я буду говорить прямо. Никто не станет продавать эти твои сферы снов, поскольку городские маги будут против. Любая попытка торговать волшебными иллюзиями на базаре — безрассудный вызов власти волшебников и их праву заниматься своим ремеслом. Я не хочу иметь к этому никакого отношения — как и к тому человеку, который станет этим заниматься.

Её словам вторили согласные возгласы.

- Сферы снов могут стать весьма популярны, - настаивал Ос. - Можно извлечь немалую выгоду.

- Можно извлечь немалую выгоду, занимаясь работорговлей, продажей ядов или определённых сортов табачного зелья. Но такие вещи запрещены законом, Ос, и ты прекрасно об этом знаешь.

- Но запрета на сферы снов нет, - запротестовал Ос.

- Будет, - пообещал голос, в котором Эрилин узнала Боральдана Ильзиммера. Кроме того, она заметила, что произнесённое обещание не обрадовало самого мужчину. - Гильдия волшебников обладает немалым влиянием в этом городе, и закон их желанию подчинится.

- Хорошо сказано, лорд Ильзиммер. Бдительный Орден Магистров приложит все мыслимые усилия, чтобы эти безделушки объявили вне закона. Если по какой-то причине этого не случится, я сам об этом позабочусь.

Голос Маскара Вондса был скрипучим из-за возраста, но Эрилин не сомневалась, что он выполнит своё обещание. Патриарх семьи Вондс оставался, вероятно, самым консервативным волшебником в городе и нисколько не одобрял фривольную или безответственную магию.

- Вот ты и получил свой совет, - согласился более глубокий и юный мужской голос, которого Эрилин не узнала. - Здесь ты инвесторов не найдёшь, Ос. Кто вложит деньги в обречённое на провал мероприятие?

- Я бы не стала использовать слово «провал», - поправила его леди Кассандра. - Как заметил Ос, эти игрушки могут принести прибыль. В результате запрета продуктом просто станут торговать менее щепетильные дельцы.

Она фыркнула.

- Не нашего поля ягоды.

- Вы меня удивляете, леди Танн, - заговорил Боральдан Ильзиммер. - В прошлом ваше слово не расходилось с делом. Но вы говорите о не отличающихся щепетильностью мошенниках, хотя под этой самой крышей принимаете эльфийского лорда Элайта Кролнобера. Общение с эльфами, даже будь они благородного рода, сложно назвать щепетильным поступком.

- Это дела моего сына, а не мои, - напряженным тоном ответила Кассандра. - Возможно, я слишком его балую.

Эрилин моргнула, испуганная этими новостями. Она не видела Элайта среди гостей, но едва могла винить леди Танн за неудовольствие.

Данила и Элайт были врагами, сколько она их знала. Но этим летом всё изменилось, когда Данила отплатил за предательство эльфа, спася ему жизнь. Элайт мог быть мошенником и негодяем, но он по-прежнему оставался эльфом и придерживался определённого кодекса чести. Он назвал Данилу другом эльфов, оказав ему высочайшую честь, какую эльф может оказать человеку. Данила, наверное, решил, что будет естественно включить Элайта в список сегодняшних гостей. Но Эрилин могла понять, почему Кассандра считает иначе.

- Я не доверяю эльфу и не одобряю его знакомства со знатью, - сухо сказал Боральдан. - Если возникнут какие-то проблемы...

- С ним разберутся, - твёрдо и решительно пообещала Кассандра. - Итак, мы согласились, что лорд Ос не будет продавать эти игрушки?
- Если их не стану продавать я, их начнёт продавать кто-нибудь ещё, - упрямо сказал Ос. - Шила в мешке не утаишь. Пойдут слухи об этих диковинах. Кто-нибудь придумает способ получать прибыль. Лучше, если это будет кто-то из нас.

Последовало долгое, многозначительное молчание, которое Эрилин не смогла интерпретировать.

- В торговле существуют ограничения, - осторожно сказала Кассандра Танн, - которые не всегда очевидны тем, кто покупает и продаёт в лавках и с лотков. Те, кто пытаются эти ограничения обойти, впоследствии часто жалеют о своём решении.

- Я наследник семьи Элторчул, - негодующе сказал Ос. - Вы что, угрожаете мне?

- Вовсе нет, - насмешливо ответила женщина. - Но ты просил аудиенции и нашего совета. Ты его получил.

- Я понимаю, - напряжённо сказал Ос.

Эрилин не понимала, но не слишком этого хотела. И тем более эльфийка не хотела, чтобы её застукали за подслушиванием. Она направилась к лестнице в конце зала и поспешила вниз по тугой спирали. Рано или поздно, решила Эрилин, она достигнет главного этажа и найдёт нужный ей зал по исходящему оттуда шуму.

Через какое-то время Эрилин решила, что спустилась уже достаточно, чтобы миновать первый этаж, но на лестнице не встречалось никаких выходов. Она продолжала спускаться. Лестница сужалась, и мерцающий свет висевших в железных держателях факелов уступил место темноте. Её глаза быстро приспособились, переключившись на эльфийское зрение, которое улавливало сложные и затейливые тепловые узоры.

Лестница закончилась в тёмном и пустом зале под особняком Танн. С одной стороны находилась просторная прохладная комната, заставленная полками с пыльными бутылями. Танны торговали вином, и Данила часто упоминал их винные погреба. Эрилин бросила всего один мимолётный взгляд на эту сокровищницу. Её внимание приковали к себе ведущие за дверь следы.

Это были тепловые отпечатки, большие и слабые. Судя по всему, несколько наборов. Она опустилась на одно колено, чтобы лучше их разглядеть, и удивлённо раскрыла глаза.

Следы принадлежали тренам — крупным рептилиям, которые жили под землёй и выбирались наверх только по своим делам. У Эрилин была причина об этом знать. Трены были наёмными убийцами, и ей доводилось встречаться с ними в бою. Насколько она могла судить, они не появлялись так высоко над землёй без смертоносной цели. Она знала, что тела тренов остывают и нагреваются вместе с окружающей средой, поэтому даже свежие тепловые следы рептилий были слабыми.

Эти были очень свежи.

Эрилин бесшумно выпрямилась и вытащила меч из ножен. Её собственные ноги, облачённые в эльфийскую обувь и защищённые магией, не оставляли никаких следов вовсе, когда она пошла по следу убийц.


Сферы снов: вступление

21 Август 2018 - 19:03

Вступление

 

Полуогр подошёл к распахнутой двери. На верёвке, которой подпоясывал штаны, он тащил за собой последнего сегодняшнего посетителя. Его пленник извивался, как пойманная на крючок форель, наполняя воздух солёным ароматом нецензурной брани докеров. Эти усилия, похоже, не создавали ни малейших затруднений вышибале. Хэмиш — почти семь футов дурного нрава и мускулов — мог поднять и тащить любого из посетителей «Поддатого Рыбака» с той же лёгкостью, с какой менее крупный мужчина тащит за леску пакет с завёрнутой в бумагу рыбой.

- Можешь поднимать киль и спускать паруса, - пророкотал Хэмиш, подтягивая к себе сопротивляющегося мужчину для броска. - Всё равно сядешь на мель.

В этих краях предупреждение было достаточно ясным, но посетитель ему не внял. Полуогр выждал секунду, пока его ноша не перестанет корчиться, потом пожал плечами и швырнул мужчину за дверь, в ночь. Протесты клиента превратились в вой, оборвавшийся звуком глухого удара.

С чувством завершённости Хэмиш захлопнул дверь. Дерево заскрипело по дереву, когда полуогр поставил на место толстый деревянный засов. Снаружи в запертую дверь начал колотить посетитель, которого он только что выкинул.

Две служанки прекратили вытирать разлитый эль, чтобы обменяться быстрыми взглядами и покорными вздохами. Одна из них, смуглая и худая девушка, чьи мечтательные глаза казались чужими на этом истощённом теле, бросила на стол единственную серебряную монетку и потянулась к большой, наполовину пустой кружке. Она высоко подняла кружку, как мечник, бросающий врагу вызов, и повернулась к красивой светловолосой женщине, с которой делила позднюю ночную смену в «Поддатом Рыбаке».

- Что скажешь, Лилли? Сумею я допить её до того, как старик Элтон уйдёт или вырубится?

Лилли наклонила голову, прислушиваясь. Слабый, неравномерный ритм ударов по двери уже затихал. Она выудила из кармана монету того же достоинства, несмотря на то, что эти деньги представляли собой драконью долю её ночного заработка.

- Ну попробуй, Пег, - решительно заявила она, хлопком опустив монету на стол с видом уверенной в победе женщины.

Лилли посмотрела на полуогра, с немного сердитой ухмылкой следившего за этим привычным обменом репликами.

- Я буду судьёй, - согласился он, раздражённо подняв глаза к почерневшим от дыма потолочным балкам.

Худая служанка согласно кивнула, принимая вызов, затем запрокинула голову и принялась жадно пить. Лилли зашла ей за спину, обеими руками прикрыв уши Пег, будто для того, чтобы убедиться, что всё происходит честно.

Как и ожидала Лилли, протесты Элтона стихли задолго до того, как кружка Пег опустела. Но значения это не имело и не могло изменить результат пари.

Лилли дождалась, пока подруга закончит пить, потом отпустила её уши и игриво хлопнула по заду.

- Ты снова победила, девочка! С таким везением ты, должно быть, любимица самой Тиморы. Могу поспорить, ты оставила медяк-другой в храме Госпожи Удачи.

Девушка застыла, забирая свой выигрыш, ощутив внезапную неуверенность.

- Да, - признала она. - Ведь нет ничего плохого в том, чтобы немного помочь своей удаче?

- Совсем ничего, подруга, - Лилли бросила притворно-суровый взгляд в сторону полуогра, заново призывая его к секретности. Хэмиш поднял руки и отошёл, как будто больше не желая участвовать в этом ритуале, которого никогда до конца не понимал.

Лилли казалось, что это безвредный способ дать Пег немного денег, в которых девушка так сильно нуждалась, а также повод позволить девушке доедать и выпивать остатки на столах. Такова была реальность их существования. При необходимости так поступали многие работники в тавернах, но гордость Пег могла бы и не позволить ей подобного. Девушку могли уволить, если она возьмёт что-то из запасов заведения, и зачастую остатки эля, хлеба и солёных огурцов становились единственным питанием, доступным таким, как Пег. Не то чтобы Лилли сама страдала от избытка денег, но у неё были некоторые преимущества; заливистый смех, хорошо подвешенный язык, густые волосы необычного светлейшего рыже-золотого оттенка и приятные выпуклости. С таким набором данных подавальщицы в тавернах могли время от времени рассчитывать на неплохие чаевые.

Но в последнее время в злачном квартале доков Глубоководья чаевые не водились. Лилли бросила тоскливый взгляд на затихшую дверь.

- А прошлым летом Элтон и его дружки до сих пор бы пьянствовали.

- А мы бы до сих пор работали, - возразила Пег. - И скоро стали бы засыпать на ногах.

Лилли кивнула, поскольку не раз испытывала правдивость этих слов на себе. «Рыбак», как и большинство таверн в доках, оставался открыт до тех пор, пока хоть один человек или монстр мог выложить монеты за скудное жаркое и разбавленный эль, но лето 1368-го выдалось тяжёлым. Слишком много судов пропали без вести, а в результате через доки проходило меньше груза, купцы получали меньше прибыли, меньше рабочих требовалось на кораблях, верфях и складах, и становилось всё больше безработных, у которых не было другого выбора, кроме как превратиться в хищников. Многие из моряков и докеров, которые обычно захаживали в «Рыбака», чтобы пропитаться здешней солёной водичкой, оказались на мели. Лилли слышала даже беспокойные шепотки юных лордов и леди, которые ради новизны ощущений захаживали время от времени в грубую таверну. Некоторые из купеческой знати становились осторожнее, и ходили даже разговоры о том, чтобы найти новые способы ввозить и вывозить товары из портового города. Конечно, когда они понимали, что кто-то слушает, лорды, купцы и учёные Глубоководья вели успокаивающие речи о вечном процветании. Лилли на такое не покупалась.

Она бросила взгляд на Пег. Младшая девушка складывала поленья в очаг, чтобы сохранить огонь до утра, но её взгляд то и дело обращался к дальней стене. Там на деревянных крюках висели старые инструменты, ожидавшие редкого посетителя, который предпочитал играть музыку, а не создавать шум. Истощённое лицо Пег светилось от жажды.

Лилли выпрямилась и уперла руки в боки.

- Ну хватит с тебя, девочка! - рявкнула она. - Моя очередь прибираться.

Дальнейшего поощрения Пег не требовалось. Она бросилась через таверну и схватила смычок и старую скрипку. Её ножки стремительно простучали по задней лестнице, в предвкушении грядущей музыки как будто забыв о долгих часах, проведённых за работой.

Оставшись одна, Лилли быстро закончила прибирать таверну. Когда с этим было покончено, она вытерла руки о передник и потянулась за спину, к его завязкам. К её недовольству, узлы перепутались. Как обычно. Она сбилась со счёта, сколько раз какой-нибудь неловкий клиент пытался ущипнуть её за задницу, но в итоге просто запутывался в завязках её передника или поясной сумки.

Лилли вздохнула и оставила свои попытки. Она достала из кармана небольшой нож и перерезала завязки, тихонько ругая всех посетителей таверны за того негодяя, который обрёк её на целый час работы с иголкой и нитью. Какие же они свиньи!

Но совсем недавно некоторые из посетителей «Рыбака» выглядели не так уж плохо, да и она сама не всегда отвергала их знаки внимания. Лилли отшвырнула передник и зашла за барную стойку. Там была спрятана бутылка изысканного эльфийского вина, которую подарил ей один из заглянувших в таверну лордов. Она налила себе чуточку — чтобы лучше распробовать — и заговорила, обращаясь к почти пустой бутыли.

- Таких, как ты, пить опасно. Я потеряла всякий вкус к сидру и тому кишкодёрному пойлу, которое мы здесь подаём. И что мне с этим делать, я тебя спрашиваю?

Бутыль ничего ей не посоветовала. Лилли вздохнула и отбросила с лица прядь рыже-золотых волос. Неожиданно она почувствовала жуткую усталость и желание избежать того, что ожидало её в небольшой комнатушке на втором этаже таверны. Она одним глотком проглотила редкое вино, потом поднялась по лестнице в комнаты наверху.

Она остановилась в своих дверях, опираясь на дверную раму и оглядывая комнату, как будто видела её впервые. Когда-то помещение казалось ей практически дворцом — собственная комната, место, где можно безопасно хранить свои вещи, постель, которую не нужно ни с кем делить, если она того не хочет. Теперь же девушка смотрела на комнату так, как видел помещение её любовник.

Её жилище представляло собой тесную, тёмную комнатушку без очага и без окон. Здесь стояла узкая, продавленная койка, треснувший умывальник, дряхлое зеркало, отчаянно нуждавшееся в серебрении, на стенах торчали крючки, на которых висели два её сменных платья и чистая сорочка. Дальше по коридору Пег терзала свою старую скрипку, отвечавшую протестующими визгами, похожими на крики кошки с отдавленным хвостом.

Лилли шагнула внутрь, покачав головой, как будто могла изменить мрачную реальность. Она закрыла дверь и опустилась на койку. Сунув руку под одеяло, она шарила по комковатому матрасу, пока не нашла нужный комок. Девушка вытащила из тайника небольшой шар из прозрачного кристалла.

На мгновение ей хватило простого взгляда на это сокровище, простого знания, что она, обычная служанка из таверны, может владеть сферой снов. Сферы, чудесные магические игрушки, были новинкой в Глубоководье. Конечно, на базаре такие не купишь. Обычно городские волшебники не одобряли магию, которую можно приобрести и использовать, не поделившись с ними монетами. Но в Городе Роскоши купить можно было всё, что угодно — если знать, где искать.

А Лилли знала о тайных закоулках Глубоководья практически всё. Она уже покупала сферы снов, и ни разу не пожалела о покупке. Но эта сфера была особенной — подарком от её любовника. Тот был из благородных. Наверняка он выбирал этот конкретный сон с особенной нежностью, зная, как девушка жаждет войти в его мир!

Лилли закрыла глаза и оживила в разуме красивое лицо возлюбленного. Сомкнув пальцы на мерцающей сфере, она погрузилась в транс, который стал коридором, ведущим в сон.

Сначала она услышала музыку, приятную музыку, сильно отличавшуюся от тех мелодий, которые время от времени ревели посетители «Поддатого Рыбака». Тесная комнатка поблекла. Лилли подняла руки, повертела их туда-сюда, удивляясь белоснежной бледности кожи. С удивлением девушка провела руками по холодному синему шёлку своего платья.

Неожиданно она оказалась в просторном зале, полном блистательных гостей. Она увидела своего возлюбленного в дальнем конце помещения, прихлёбывающего вино и с очевидным нетерпением оглядывающего толпу. Завидев девушку, он посветлел. Прежде чем Лилли успела направиться к нему, от танцоров отделился другой джентльмен, подошёл к ней и согнулся в вежливом поклоне, какого не получала ни одна женщина её положения. Лилли грациозно кивнула и порхнула в его обьятия. Вместе они присоединились к затейливому узору танца.

Её возлюбленный наблюдал за ней из кулуаров, радостно улыбаясь. Когда первый танец закончился, он подошёл к девушке. Вместе они танцевали и веселились, пока серебряные канделябры не покрылись тонким кружевом расплавленного воска сотен сверкающих ароматических свечей. Лилли знала каждое движение танца, хотя никогда его не учила. Она помнила вкус игристого вина, хотя в грубой таверне, где она проводила большую часть своей настоящей жизни, никогда не бывало ни одной бутыли с таким букетом. Она смеялась, флиртовала и даже пела, чувствуя себя намного более прекрасной, остроумной и желанной, чем когда-либо прежде. И что самое лучшее, Лилли была одной из знатных дам Глубоководья, этих высших существ, сверкавших, как зимние звёзды — тех, кто никогда не увидит в ней равную.

Разве что, конечно же, в снах.

В оживлённый ритм танца вплелись визги старой скрипки. Испуганная этим вторжением, Лилли пропустила шаг и споткнулась. Руки любимого сомкнулись у неё на талии, чтобы поддержать девушку. Его глаза радостно светились — он, очевидно, решил, что это была уловка, способ пофлиртовать.

Но сон угасал. Времени на то, чтобы исполнить видневшиеся в ослепительной улыбке её лорда обещания, не осталось.

Лилли охватил приступ паники. Она вырвалась из объятий джентльмена, подобрала юбки своего шёлкового платья, и как портовая крыса, бросилась наутёк.

Девушка бешено промчалась по широким мраморным ступеням, ведущим к анонимности улиц. Нужно было скрыться, пока не закончился сон! Она погибнет, если увидит, как благородное восхищение в глазах любимого сменяется снисходительным шармом, которым он обычно одаривал симпатичных и доступных служаночек.

Лилли замедлила шаг. Вернулась усталость, усиленная гаснущим сном. Она чувствовала себя так, будто бежит под водой. Она резко проснулась и обнаружила, что сидит на краю своей койки, глядя на чересчур знакомое отражение в зеркале, недостаточно красивое для того, чтобы принадлежать некой неизвестной знатной даме.

Погасшим взглядом Лилли уставилась на образ, видневшийся в поцарапанном и поблекшем стекле. Пропали шёлк и драгоценности. Она снова стала служанкой, одетой в грязновато-коричневые юбки из грубой ткани и низко зашнурованное, застиранное платье, которое облегало её почти до непристойности. Глаза были большими и тёмными, под ними виднелись круги от усталости, а во взгляде читались невозможные грёзы, из-за которых глаза были похожи на раздавленные фиалки. Одна рука так крепко сжимала сферу снов, что побелели костяшки. Шар поблек и потускнел, полностью и необратимо лишившись своей магии.

Со вздохом Лилли отложила использованную сферу и потянулась за платком. Она обернула тёмной тканью свои яркие волосы и торопливо спустилась по скрипучей лестнице в переулок за таверной. Её ножки ловко избегали расшатанных досок, которые могли вызвать протестующий стон у старого дерева.

С мрачной улыбкой она вспомнила широкую мраморную лестницу, которую показала ей сфера, стук её нежных туфелек, когда она бежала из зала. В реальности Лилли была бесшумна, как тень. Это был первый навык, которому учился любой вор, и те, кто не справлялись с обучением, выживали редко.

Лилли свою работу не любила, но справлялась с ней хорошо. В конце концов, надо же как-то существовать. Через несколько ночей она сможет насладиться ещё одной передышкой от квартала Доков. А пока что такова была её жизнь, и Лилли приходилось делать своё дело, нравилось ей это или нет.

Её первая добыча оказалась простой. В переулке за «Поддатым Рыбаком» распростёрся жирный складской охранник. Его голова опиралась на пустой ящик, и щёки дрожали от оглушительного, пропахшего элем храпа. Лилли окинула его опытным взором, достала из кармана нож и опустилась на четвереньки. Одним ловким движением она взрезала старую кожу его сапога, и на землю выкатилось несколько медных монет. Девушка собрала их и сунула себе в карман, поднимаясь на ноги.

Лилли растворилась в цеплявшихся к стенам переулка тенях и тумане, и начала обдумывать следующий шаг. Конец переулка был отмечен кругом жирного света от фонаря. Чуть дальше раздавался далёкий гул смеха и голосов из «Парящего Пегаса», неожиданно усилившийся, когда распахнулась дверь таверны — наверняка в последний раз за эту ночь. На улицу просочилась приятная болтовня, а потом оборвалась, когда посетители распрощались друг с другом и разбрелись в ночи. По опыту Лилли был неплохой шанс, что хотя бы один из них направится в её сторону.

Служанка и воровка вжалась в тонкую нишу между двумя каменными зданиями. Вскоре по каменной мостовой застучали направлявшиеся к ней шаги.

Мужчина, определила она по звуку, и не особенно крупный. Он носил новые сапоги с жёсткой кожаной подошвой, означавшей работу дорогих сапожников. Неровный ритм шагов сообщал, что он выпил достаточно, чтобы заплетались ноги, но при этом был достаточно трезв, чтобы более-менее без фальши насвистывать популярную балладу.

Лилли удовлетворённо кивнула. Один пьяный мужчина за ночь был её пределом; грабить таких — скверное дело. Она достала из кармана небольшой загнутый нож и стала ждать, пока жертва пройдёт мимо.

И ожидание того стоило! Богатая одежда, кошелёк звенит от монет — состоятельный гильдеец, или, может быть, представитель купеческой знати. Лилли потянулась к кошелю, висевшему у него на поясе.

- Морис? Ах, вот вы где, негодяй!

Голос раздался со стороны улицы. Голос был женским, с каким-то экзотическим акцентом, полон смеха, заигрывания и той уверенности, какая приходила лишь с красотой и богатством. Лилли стиснула зубы, когда «Морис», просияв, повернулся к окликнувшей его знойной красотке, а его кошель оказался далеко за пределами досягаемости.

- Леди Изабо! Я подумал, что вы ушли с остальными.

- Ох, вздор! - заявила женщина, вложив столько драматизма в этот возглас, что Лилли почти увидела надутые губки и пренебрежительный взмах украшенной драгоценностями ладони. - Они все трусы! Бахвалятся тем, какая опасность их окружает, но разъезжают вокруг в закрытых экипажах с охраной и кучерами. Но вы!

Томный голос перешёл почти в мурлыканье.

- Даже в одиночку вы обладаете достаточным мужеством, чтобы бросить вызов ночи.

В словах женщины звучал нескрываемый подтекст. Глаза мужчины вспыхнули ярким пламенем. Эту искру быстро погасило вернувшееся к нему смущённое выражение.

Лилли ухмыльнулась, догадавшись об истинной причине его затруднений. Не он первый пользовался укрытием тёмного переулка, чтобы облегчиться после ночи пьянства. Наверняка он собирался позаботиться о своих делах, а потом остановить экипаж своих товарищей, когда тот повернёт на углу Парусной улицы. Появление леди Изабо спутало ему планы, и, похоже, сейчас он разрывался между зовом природы и дразнящим обещанием в словах благородной дамы.

Победила необходимость.

- Даже на главных улицах опасно, - предупредил даму Морис. - В таких переулках может таиться смерть. Я вынужден настаивать, чтобы вы вернулись к остальным.

Но звонкий стук туфель Изабо начал приближаться.

- Я не боюсь. Вы защитите меня, разве нет?

Нет, безмолвно и сочувственно ответила Лилли. Обобрать двух голубков почти так же легко, как и одного — конечно, не для простой карманницы вроде неё, но разве глупая маленькая служанка слышит мало историй о том, что многие из воров в квартале Доков готовы подрезать не только кошельки?

В её поле зрения появилась женщина, и Лилли забыла о своём презрении.

Леди Изабо была очень привлекательна. Она отличалась тёмной, экзотической красотой, идеально подходившей её голосу. Густые чёрные волосы затейливыми локонами вились вокруг её изящной головки, их длины хватало, чтобы заплести рассыпавшиеся по плечам женщины колечки. Её глаза были большими и бархатно-карими, её нос изгибался аристократичной дугой, её губы были полными и приглашающе улыбались. Роскошные изгибы испытывали прочность тесёмок её тёмно-красного платья, расшитый пояс, украшенный драгоценными камнями, охватывал её узкую талию. Лилли вздохнула от всепоглощающей зависти.

Леди Изабо выгнула чёрную бровь. На мгновение у Лилли замерло сердце, когда ей показалось, что дама услышала её, но глаза женщины не отрывались от любования героическим Морисом, даже не взглянув в сторону укрытия Лилли.

- Если вы говорите, что опасность слишком велика, пусть будет так.

Рука Изабо скользнула под локоть мужчины.

- Разумеется, вы не оставите меня здесь одну?

- Я отведу вас до Парусной улицы, а затем должен буду отправиться собственным путём, - величественно заметил он. - Некоторые дела не станут дожидаться света дня.

Его тон намекал на зловещие встречи, вызовы чести, томящихся в башнях девиц.

Лилли прижала ладонь к губам, чтобы её ухмылка не превратилась в смех.

Изабо кивнула, потом достала небольшую серебряную флягу из складок платья.

- Как скажете. Разделим последнюю порцию?

Мужчина принял флягу, глотнул, и вместе они вышли за границы зрения Лилли. Воровка дождалась, пока всё стихло. Потом она выбралась из укрытия и украдкой направилась к главной улице.

Она чуть не наступила на Мориса. Он распростёрся в конце переулка, лицом вниз, сразу за кромкой тусклого света фонарей. Его дорогая одежда была залита крепким алкоголем, но Лилли сомневалась, что он упал из-за выпивки. Она осторожно пригнулась и коснулась пальцами шеи Мориса. Под пальцами стучал слабый, но ровный пульс. С любопытством девушка вытерла руку о волосы мужчины и огляделась в поисках причин его состояния. У основания его черепа росла небольшая шишка. Морис очнётся с сильной головной болью — и, конечно, без кошелька.

Лилли встала на ноги, разозлившись. Благородная или простолюдинка, ни одна достойная женщина не бросается бежать, поджав хвост, при первых же признаках опасности, оставляя друга! Да эта испорченная шлюха даже тревогу поднять не попыталась!

Она бесшумно вышла под свет фонарей и оглядела улицы в поисках убегающей Изабо. В ближайшем переулке мелькнуло красное пятно. Лилли стиснула зубы и последовала за ним. Хотя она редко ощипывала женщин-голубков, эта леди была самой многообещающей добычей за весь последний месяц.

Красться за благородной дамой было легко. Не раз Изабо оглядывалась, встревоженная приглушённым стуком колёс проезжавшего мимо переулка экипажа. Лилли догнала её на полдороге и бесшумно скользнула за спину. Она заметила глубокий карман на расшитом поясе женщины; большую, гладкую сумку такого же багрового цвета, что и платье Изабо, сливающуюся со складками юбки.

Хитрая уловка, подумала Лилли. Даже несмотря на то, что сумка была полна, вор похуже мог бы и вовсе её не заметить. Она легонько, как призрак, разрезала завязки и отступила назад, в тень, чтобы пересчитать добычу.

Её глаза удивлённо распахнулись, когда Лилли открыла сумку. Внутри лежал богато украшенный кошель, который недавно носил несчастный Морис.

- Ты хороша, - раздался тёмный соблазнительный голос, - но я лучше.

Лилли оторвала взгляд от дважды украденных монет и уставилась в холодные, спокойные глаза её благородного «голубка». Прежде чем Лилли успела среагировать, украшенные драгоценностями руки леди Изабо метнулись вперёд. Одной рукой дама схватила сумку, а пальцы другой погрузила под платок Лилли, вцепившись в её волосы. Она рванула голову Лилли вперёд и вниз, заставив её с болезненной силой удариться лицом о полную монет сумку.

Лилли покачнулась и попятилась, лишившись кошелька и судя по жгучей боли — как минимум одной пряди волос. Она болезненно ударилась о стену переулка.

Сморгнув искры в глазах, девушка оттолкнулась от стены, достала нож и бросилась в атаку. Изабо широко расставила ноги и взмахнула тяжёлой шёлковой сумкой, как булавой.

Уворачиваться не было времени. Лилли взмахнула ножом — наполовину защищаясь, наполовину атакуя. Она не задела женщину, но сумела разрезать опасную сумку. Монеты с приятным звоном рассыпались по мостовой, но когда сумка ударила её, она оказалась всё ещё достаточно тяжёлой, чтобы отбросить Лилли. Нож вылетел у неё из рук и упал среди рассыпанных монет Изабо.

Зашипев, как злая кошка, Изабо прыгнула, согнув пальцы когтями. Лилли схватила её за запястья и принялась уворачиваться, пытаясь сберечь глаза от вырывающихся рук.

Они кружились и ныряли в мрачной, смертельной пародии на танец, будто в насмешку над все ещё яркими воспоминаниями Лилли о её сне. Их борьба была такой отчаянной, а её воспоминания — такими болезненно живыми, что Лилли не заметила слетевшего с волос платка, пока не споткнулась о него.

Мгновение промедления и неловкости — вот и всё, что понадобилось Изабо. Знатная дама вырвалась и схватила Лилли за волосы. Они рухнули в переплетении юбок и закувыркались, кусаясь, царапаясь, колотя и таская друг дружку за волосы.

Всё это время Изабо сохраняла зловещее молчание. Лилли ожидала, что изнеженная дама от такого обращения будет вопить, как баньши, не понимая, что её в этой части города крики могут стать причиной ещё больших неприятностей. Но, видимо, эта женщина была лучше знакома с уличной жизнью, чем можно было подумать по её облику.

Но Лилли знала несколько трюков, незнакомых этой разодетой карманнице. Годы борьбы с назойливыми клиентами в таверне научили её угрём выворачиваться из любой хватки — она готова была биться об заклад, что даже гладиаторы эльфийского лорда не смогут удержать её, если она захочет выскользнуть. Она была меньше Изабо и легче по меньшей мере на стоун, но схватка начала оборачиваться в её пользу.

Наконец, Лилли сумела обездвижить женщину и прижать её руки к бокам. Её пленница, разъярённая, но по-прежнему сохранявшая неестественное молчание, извивалась и брыкалась под ней, как упрямая кобыла.

Лилли длинным хриплым вдохом втянула в себя воздух и приготовилась держать Изабо, пока не встанет солнце или её противница не сдастся. Даже ради Пег она не стала бы держать пари, что именно случится раньше.

Сопротивление Изабо ослабело, а потом резко прекратилось, когда её глаза уставились на что-то за переулком. Подозревая старейший трюк из известных уличному отребью, Лилли только крепче сжала свою хватку.

Спустя миг ей показалось, что выражение в глазах дамы было не хитростью, а нескрываемой жадностью. Лилли осторожно бросила взгляд на то, что приковало к себе интерес Изабо.

К фонарю приближался одинокий мужчина, украдкой бросая взгляды вниз и вверх по улице. Это был крупный человек, с большой бородой, но небогато одетый.

- Не благородный, - тихим голосом заговорила Изабо. - Доверенный слуга, исполняющий поручение. В этот час и в этом месте поручение наверняка незаконное.

Не успев передумать, Лилли добавила:

- И он ещё не справился. Он кого-то ищет.

Изабо перевела взгляд на свою захватчицу.

- Хорошо сказано. Это значит, что плата по-прежнему при нём.

- Скорее всего.

Мгновение они молчали.

- Мы могли бы разделить её, - предложила Изабо.

- Да, могли бы, - тихонько проворчала Лилли. - Легко же нам двоим будет разлучить этого крупного и внушительного приятеля с деньгами его хозяина! Уж прости, но в драке от тебя пользы мало.

Изабо пожала плечами, насколько позволяло её текущее положение.

- Неважно. Я всегда могу найти того, кто будет драться за меня.

- О, и подозреваю, что это буду я?

- Я похожа на дурочку, готовую загубить такой талант? - парировала Изабо. - У тебя хорошие руки и тихие ноги. Я отвлеку этого голубка, а ты его ощипаешь.

Странные слова от женщины, облачённой в шелка и драгоценности. Лилли уселась на пятки и издала тихий недоверчивый смешок.

- Кто ты такая? - спросила она.

- Изабо Тионе, незаконнорожденная дочь леди Люсии Тионе из Тетира, - надменным, самоироничным голосом ответила женщина, назвав ветвь королевской семьи, пользующуюся такой дурной славой, что даже Лилли о ней слыхала. Дама злобно ухмыльнулась и добавила:

- До недавних пор я была известна просто как София, служанка в таверне и карманница. Я в Глубоководье новенькая и стараюсь устроиться получше — как умею.

Служанка из таверны и воровка благородного происхождения! Эти слова, это двойное сходство, вызвали в сердце Лилли глубокий болезненный отклик.

Разве они не похожи друг на друга? Но Изабо, с её драгоценностями, шелками и откровенным ухаживанием знатных джентльменов получила то, что она, Лилли, испытывала только во снах. Может быть, она сумеет узнать, как у этой женщины получилось добиться такого чуда.

В её взбудораженных мыслях появилась другая, ещё более привлекательная возможность. Может ли случиться так, что сферы снов, которые очаровывали и мучали её, были не невыполнимой мечтой, а пророчеством возможного будущего? В этих сферах хранилась великая магия — Лилли чувствовала эту мощь, не в силах понять или объяснить её. Возможно, не совпадение, что пути двух незаконнорожденных воровок пересеклись этой ночью.

Лилли медленно ослабила захват и слезла. Две женщины встали на ноги и начали поправлять свои юбки и волосы.

- Стоит поторопиться, если мы собираемся это сделать, - сказала Лилли.

Её коллега улыбнулась, и глаза Изабо сощурились, как у охотящейся кошки.

- Значит, партнёры. Как мне тебя звать?

Она назвала единственное имя, на которое могла претендовать по закону. Всего лишь имя. Ни фамилии, ни титула, прошлого или будущего. Ей всегда было больно от того, что подобным именем легко могли назвать белую кобылу или любимую домашнюю кошечку.

Знатная дама, похоже, была того же мнения.

- Лилли? - повторила она, изогнув высокомерной дугой одну тёмную бровь.

Лилли была не в настроении выслушивать критику из уст этой женщины. Усмешка на красивом лице Изабо заставила Лилли выдать — впервые в жизни — её самый сокровенный, самый тайный секрет.

Она задрала подбородок, подражая надменности Изабо, и добавила:

- Лилли Танн.


Сферы Снов: сбор средств

16 Август 2018 - 15:28

Последняя книга "Песен и мечей". На этот раз - с Эрилин.

 

Цена - 17 000 р.

 

Собрано:


11 000 из 17 000

 

Webmoney-кошельки


R347265396022
Z351164298955

 

Qiwi-кошелёк

+380671133259

 

Спонсоры

nikola26, Алексей Кузьмин, Екатерина Титова, Алекс, Mormegil Turambar

 

Liqpay в качестве средства оплаты я убрал - при попытке перевести деньги из России с ним возникают проблемы. Но если вы из Украины, то можете написать мне, я дам ссылку.