Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Faer : (15 Май 2018 - 12:46 ) Успокоил)
@  Redrick : (13 Май 2018 - 06:32 ) На самом деле - не редкость. Таких современных текстов хватает.
@  Faer : (13 Май 2018 - 06:00 ) мне из статьи больше всего интересно одно: насколько тексты в настоящем времени действительно редкость для англ литературы? Я уже в третий раз на подобное натыкаюсь, при том что именно англоязычного читаю сейчас крайне мало. Это мода наметилась или мне так везет?
@  Redrick : (13 Май 2018 - 12:01 ) Касательно чего?) Может, и успокаиваю)
@  Faer : (13 Май 2018 - 07:09 ) Рэд, успокаиваешь себя? ;))))
@  Redrick : (13 Май 2018 - 01:21 ) Согласен не безоговорочно, но текст интересный: https://meduza.io/fe...yatsya-perevody
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 04:34 ) Да, глянула на рутрекере... что-то есть, но этого так мало и не систематизировано... На беговой дорожке скучно бегать) 7 книг ведьмака пролетели в наушники за 3 месяца на беговой...
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Но здесь их нет.
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Судя по тому, что какие-то аудиокниги где-то появляются, можно сделать вывод, что такие люди действительно существуют.
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 03:58 ) Ребят, а начиткой книг на аудиоформат никто не занимается? Таковые вообще имеются?
@  nikola26 : (20 Апрель 2018 - 04:06 ) Подходит к концу перевод Врат Балдура 2. Есть предложение запустить платный перевод последней книги цикла Дом змей - "Отродье идола". Цена перевода 12500руб, переводчик Redrick. Просьба оставить свое мнение по этому поводу.
@  Rogi : (19 Апрель 2018 - 09:29 ) @Faer , загляни в личку)
@  nikola26 : (07 Апрель 2018 - 10:09 ) @Outlawz92 конечно можно любую сумму
@  Outlawz92 : (07 Апрель 2018 - 09:02 ) Ребята, а можно любую сумму выделить, или есть какие-то минимальные цифры?)))
@  pike : (24 Март 2018 - 07:22 ) первая переведена давно, еще в 2002 )
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 12:13 ) http://www.abeir-tor...ate-series.html
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 11:23 ) Привет PILIGRIM, спасибо что откликнулся) Это вторая книга, первая переведена давно. А так это вроде трилогия.
@  PILIGRIM : (24 Март 2018 - 10:34 ) Привет, я готов скинуться на перевод. Это первая часть или вторая часть? Я столкнулся здесь с такой проблемой, что начинают переводить какую-нибудь трилогию, переводят 1-2 книги и бросают, в итоге остается чувство, как если бы показали пол фильма.
@  Sanzohoshi : (23 Март 2018 - 04:10 ) Давненько я тут не сиживал...
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:51 ) @Alishanda С возвращением )
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:46 ) Друзья! У меня есть перевод половины книги "Врата Балдура 2 - Тени Амна", который мне в своё время любезно предоставил pike. Redrick готов взяться за перевод остатка книги. Цена вопроса 6000р. Готов ли кто-то из вас помочь проспонсировать перевод этой книги?
@  Alishanda : (17 Март 2018 - 11:08 ) О. Ура. Я смог зайти.
@  naugrim : (15 Март 2018 - 12:33 ) Наши в космосе http://steamcommunit...s/?id=915432220
@  Faer : (09 Март 2018 - 10:32 ) Спасибо))
@  Redrick : (09 Март 2018 - 09:51 ) Судя по тому, что я нагуглил, этот блок никак не переводился. Переводи просто натиском. https://magic.wizard...chive/onslaught https://mtg.gamepedi...Cycle#Onslaught
@  Faer : (09 Март 2018 - 09:41 ) Рэд, спасибо что отозвался. Я пытаюсь перевести названия Onslaught Cycle from Wizards of the Coast and the Mad Merlin Trilogy from Tor. Но вдруг оно переведено? Первое - что-то матыжное
@  Redrick : (09 Март 2018 - 08:47 ) Я не то, чтобы шарю. Но читал одну книгу (из непереведённых.) И очень слабо, но ориентируюсь в местном лоре.
@  Faer : (09 Март 2018 - 08:22 ) Кто-то шарит в худле по Magic: The Gathering?
@  nikola26 : (07 Март 2018 - 12:21 ) @PILIGRIM у тебя будет возможность внести посильный вклад в перевеоды как раз через недельку. Объявлю позже.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:33 ) Если собирают деньги на какой-то новый перевод, тоже объявляйте.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:29 ) всем привет! хочу поблагодарить переводчиков и редакторов за проделанную работу, с большим удовольствием прочитал многие произведения. Может, сделаете какой-то кошелек-копилку, куда каждый благодарный сможет закинуть деньги.
@  nikola26 : (04 Март 2018 - 09:21 ) Небольшое объявление! Все переведенные рассказы, добавленные на форум за последнее время, залиты на сайт в соответствующие Антологии, т.к. незарегистрированные на форуме пользователи не имеют прав для скачивания файлов. Для abeir-toril.ru таких ограничений нет.
@  nikola26 : (01 Март 2018 - 08:49 ) @Faer смотри личку по поводу заливки файлов
@  Faer : (01 Март 2018 - 08:39 ) Рэд, ты можешь залить рассказ? (а то мне выдает ошибку)
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 07:58 ) @Rogi, получил)
@  Rogi : (24 Февраль 2018 - 04:27 ) @Faer вроде написал
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 12:46 ) @Rogi, продублируй, пзл, на тот же логин, но укр.нет. Майл.ру у меня что-то сбоит
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 11:42 ) @Faer, написал тебе на mail.ru
местная почта не работает у меня(
@  Алия Rain : (23 Февраль 2018 - 10:50 ) С днем защитника Отечества, ребят!)
@  Faer : (23 Февраль 2018 - 07:49 ) я нашелся)
@  Redrick : (23 Февраль 2018 - 01:43 ) Допустим. Why?
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 01:27 ) Всем привет) У кого-то есть связь с Фаэром?
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:19 ) Ещё хочется сказать спасибо, что не забываете. :)) Я редко тут появляюсь, но мыслями иногда возвращаюсь к Долине Теней и всегда упоминаю о ней при случае.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:17 ) Поэтому передаю полномочия любому, кто готов взять на себя этот труд , будь то платно или бесплатно. Я не автор книги, поэтому не мне решать. Сколько брать за перевод, и брать ли вообще - ваше личное дело.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:15 ) Сразу к делу о переводе Отродья - честно скажу, хочется. Сделал первые две - ну сделай и третью! Но то было давно, сейчас всё поменялось. Время не позволяет. Зачастую приходится после основной работы заниматься переводами до глубокой ночи. А в 6:30 подъем и на работу ))) При таких обстоятельствах брать на себя ещё и книгу немыслимо.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:10 ) Ребят, всех приветствую!
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:55 ) Егор, я с ним связался. Он отпишется здесь позже.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:46 ) Ну, мне не хочется перебегать дорогу Gjallarhorn'у. Если он не возьмётся - у меня это будет 12 700, соответственно. Быстрее 4 месяцев - дороже.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) так, для справки
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) Отродье Идола (Vanity's Brood)Лиза Смедман - 12.7 авторских листа.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:40 ) Стоимость - в зависимости от объёма книги, автора и желаемого срока. В среднем перевожу книгу за 4 месяца (часто быстрее), беру около 1000 р. за авторский лист (40 000 знаков с пробелами, примерно 12 стр.)
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:39 ) Я занят до конца февраля. После этого - да, готов взять новую работу.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:38 ) У нас тут не переводческое агентство, собственно) У нас нет "вольнонаёмных переводчиков". Эти вопросы решаются в индивидуальном порядке.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:35 ) Есть Redrick )
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 05:25 ) А кроме него вольнонаемных переводчиков нет?
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:10 ) @naugrim Я попробую связаться с Gjallarhorn и думаю он здесь ответит на твои вопросы.
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 04:42 ) Так а сколько надо то? Вопрос же цены + скорости перевода.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 03:22 ) В принципе я могу связаться с Игорем (Gjallarhorn) и узнать готов ли он взяться за перевод. Вопрос в другом, будут ли спонсоры?
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 02:00 ) Собственно, Gjallarhorn всё хотел денег попросить, но как-то стеснялся. Или ждал, что мы всё за него организуем, чёрт знает.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 01:06 ) @naugrim переводом первых двух книг занимался Gjallarhorn. Попробуй обратиться к нему в личку за деталями платного перевода.
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 12:51 ) И еще вопрос, как организовать или проплатить перевод серии книг? И какова цена вопроса?
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 12:50 ) Привет! Подскажите ожидается ли перевод заключительной книги трилогии Дом Змей Отродье Идола (Vanity's Brood) за авторством Лизы Смедман? Если да, то как скоро?
@  Valter : (04 Февраль 2018 - 04:22 ) @nikola26. Спасибо большое! Байерс весьма понравился после своих Драконов и Тея.
@  nikola26 : (03 Февраль 2018 - 10:25 ) @Valter. Это серия "Братство Грифона" Ричарда Байерса.
@  Valter : (03 Февраль 2018 - 06:27 ) Всем привет! Есть ли некое продолжение Проклятых земель? Нашел в интернете инфу про Аота, так там описываются его приключения в Рашемене и других метсах, чего не было в Проклятых землях... Или альтернативная ветка про этого героя?
@  Redrick : (02 Февраль 2018 - 09:54 ) Господа (и дамы) главные администраторы. После чистки форума и сайта от вирусов я поменял вам пароли во избежание. За новым паролем - свяжитесь со мной где-нибудь.
@  Redrick : (26 Январь 2018 - 02:37 ) И чатик снова лагает. Господа, переставайте сюда писать, с большой вероятностью сообщение просто не появится вовремя.
@  Redrick : (26 Январь 2018 - 02:36 ) Хреново.(
@  nikola26 : (26 Январь 2018 - 01:11 ) Вопрос, есть ли среди нас кто может заняться этой проблемой?
@  nikola26 : (26 Январь 2018 - 01:04 ) В общем. После вчерашнего крэша сайта и форума, хостеры сегодня после решения проблемы и проверки сказали, что у нас вредоносный код. Можно почистить его самостоятельно или за бабки они вычистят.
@  Faer : (09 Январь 2018 - 03:16 ) Malath?
@  Easter : (09 Январь 2018 - 03:00 ) Получается, есть ещё Эсканор и...
Кто-то встречал, как зовут последнего из принцев?
@  Easter : (09 Январь 2018 - 03:00 ) Читая "Вызов", наткнулся там на незнакомое имя. "Эсканор? Что-то не помню я такого принца шейдов..."
Полез в "Лордов тьмы" и обнаружил, что в главе "12 принцев Шейда" перечислены только 10!
@  Valter : (04 Январь 2018 - 05:11 ) С новым годом всех! Рад, что сайт снова работает.
@  nikola26 : (01 Январь 2018 - 07:51 ) @Джубей Пока не куда переезжать.
@  nikola26 : (01 Январь 2018 - 07:51 ) С Новым Годом !!!
@  Дариэль : (01 Январь 2018 - 03:59 ) С новым годом, дорогие дамы и господа!
@  Bastian : (01 Январь 2018 - 12:22 ) С эНьГэ!
@  Faer : (31 Декабрь 2017 - 09:14 ) с наступающим!))
@  Валерий : (31 Декабрь 2017 - 06:25 ) Всех с НГ! ))))
@  Джубей : (17 Декабрь 2017 - 01:38 ) Скажите сайт будет переезжать что ли?
@  Valter : (16 Декабрь 2017 - 09:16 ) чатик нужен. Ибо ни вотсапа, ни телеграмма. Да и просто иногда приятно зайти на форум и почитать старую тему. Или парой слов перекинуться в чате. Оставьте, пожалуйста ))
@  Redrick : (13 Декабрь 2017 - 03:08 ) Надолго ли.
@  Валерий : (13 Декабрь 2017 - 01:26 ) Не фигасе... форум-то - летает!!
@  Redrick : (09 Декабрь 2017 - 01:28 ) goddest, спасибо, посмотрим
@  PyPPen : (09 Декабрь 2017 - 01:46 ) О Чудооооо!!!
@  g0ddest : (02 Декабрь 2017 - 01:07 ) За 5$ Digital Ocean отличный ssd хостинг.
@  Redrick : (27 Ноябрь 2017 - 05:14 ) Насколько чатик вообще нужен - это тоже вопрос.
@  Zelgedis : (27 Ноябрь 2017 - 04:27 ) О! Форум отпустило. Чудеса!
@  Zelgedis : (27 Ноябрь 2017 - 04:26 ) @Redrick Насчёт чатика. Давно мысль про Вотсап или Телеграмм хотел предложить.
@  Faer : (23 Ноябрь 2017 - 03:58 ) теперь я увидел твое предыдущее сообщение
@  nikola26 : (23 Ноябрь 2017 - 02:08 ) Faer, нужен другой хостер. На этом сам видишь как сайт и форум колбасит.
@  Faer : (23 Ноябрь 2017 - 01:52 ) а с сайтом - что?
@  Faer : (23 Ноябрь 2017 - 01:40 ) во вк мы и так есть
@  nikola26 : (23 Ноябрь 2017 - 12:43 ) Я пытаюсь найти другой хостинг, но другие дороже (
@  Rogi : (23 Ноябрь 2017 - 08:26 ) Будем переезжать в вк?
@  g0ddest : (22 Ноябрь 2017 - 01:27 ) могу помочь технически по мере возможностей. тормоза невыносимые сейчас.
@  melvin : (21 Ноябрь 2017 - 11:27 ) Очень печально будет, если форум помрёт...
@  Redrick : (21 Ноябрь 2017 - 03:18 ) Так-то, если задуматься, главная функция сайта - это склад книг и комиксов для скачки. Форум давно не нужен толком, чатик можно организовать где-то ещё, переводы тоже легко выкладываются где угодно.
@  Redrick : (21 Ноябрь 2017 - 03:15 ) Я понимаю, вопрос в том, кто будет этим заниматься. Не только технической стороной, но и оформлением. Опять-таки, без технической поддержки - сложно. Так или иначе будут вопросы, которые нужно решать.

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 11:32
*****
Мои темы

Отродье идола: глава 4

20 Май 2018 - 18:32

Глава 4

 

Арвин вздрогнул, когда целительница перевернула его ладонь, рассматривая израненные пальцы.

- Странная рана, - заметила она.

Арвин просто кивнул.

- Можете вылечить?

Жрица была молодой светловолосой женщиной, которая могла быть красивой, если бы не глубокие морщины на лбу — цена за принятие чужих страданий. Она ответила собственным кивком.

- Плачущий бог чувствует твою боль, сын мой, - произнесла она.

Она была одета в пепельно-серую рубаху, штаны и такой же серый головной убор, а к груди был приколот символ Ильматера — пара скованных рук.

Арвин хорошо помнил этот символ из своего детства. Отрубленные руки — они всегда казались ему таковыми — и другие символы мученичества украшали аббатство. Жрецов-мучеников Ильматера изображали во всей красе: усеянных чумными язвами, разрываемых на части волками или покрытых кровоточащими ранами. Мученики всегда смотрели в сторону Шуррока — дикого царства холмов, ливней, воющих ветров и диких зверей, места обитания Ильматера. В этом домене все его преданные последователи получали свою награду: вечные страдания.

Арвин мог пойти к целителю гильдии, но тогда пришлось бы отвечать на неудобные вопросы. Гильдия не одобряла «работы на стороне». Но в Часовне Исцеления, которая заботилась о людях Хлондета, всего лишь просили бросить пару монет — сколько мог позволить себе проситель — в деревянный ящик для пожертвований.

Предрассветный час только заканчивался, и на улицах за стенами часовни было тихо. Исцеления искал только Арвин. Но с наступлением рассвета каменные скамьи часовни наполнятся просителями.

Жрица прошептала молитву — Арвин знал её наизусть, хоть целительные молитвы в аббатстве и использовались нечасто; жрецы считали, что страдания закаляют дух. Раны на его пальцах медленно заросли. Священница коснулась его рта и ушей, и боль от каждой раны угасла. Закончив, она взяла в ладони его левую руку и коснулась обрубленного мизинца.

- Это, - сказала она, чуть приподнимая его руку, - слишком старая рана, чтобы я могла её исцелить. Здесь необходимо касание Боленосца.

- Ничего страшного, - отозвался Арвин. Он совсем не хотел встречаться с кем-то из старших жрецов. Единственная причина, почему он обратился в часовню — здесь работали самые молодые клирики ордена, мужчины и женщины, которые были недостаточно старыми, чтобы разворошить неприятные воспоминания Арвина. - Я привык.

Он не стал объяснять, что сделает с ним гильдия, если узнает, что он избавился от их метки. Может быть, однажды, наконец покинув Хлондет, Арвин разыщет жреца, который сможет вырастить новый палец, но...

Она отпустила его руку.

- У тебя лицо человека, который видел множество страданий. Да благословит тебя Ильматер и поможет нести твою ношу.

Арвин встал. Он был благодарен за исцеление, но не за напутствие. Меньше всего ему нужен был ещё один бог, вмешивающийся в его дела.

Когда он бросил монеты в ящик для пожертвований, в часовню влетела растрёпанная женщина, сжимая в руках неподвижного младенца.

- Её укусили! - закричала женщина. - Змея! Змея в колыбели! Она заплакала — разбудила меня — и я увидела у неё в кулачке змеиный хвост. Змея укусила её. Пожалуйста, прошу, вы можете её спасти?

Жрица занялась девочкой, коснувшись её крохотной ручки и прочитав заклинание. Арвин мгновение наблюдал за этим — мать задыхалась от бега, и скорее всего, было слишком поздно, чтобы нейтрализовать яд — потом выскользнул за дверь. Он не хотел знать, чём всё закончится. Покидая часовню, он услышал, как жрица бормочет соболезнования, а мать громко рыдает. По крайней мере, мрачно подумал он, женщина хоть ненадолго познала эту радость — держать на руках собственное дитя.

Арвин не знал, получится ли то же самое у Кэррелл.

Шагая по узкой изгибающейся улице, окутанной с обеих сторон зелёным мерцанием зданий, он спорил с собственной совестью. Кэррелл не понравится его вынужденный союз с Зелией — полгода назад она уже совершила эту ошибку, и результаты были катастрофическими. Она точно не одобрит любой план, в котором присутствует риск того, что обе половины Змеиного Круга попадут в руки одного из последователей Ссета. Арвину невыносимо хотелось снова поговорить с Кэррелл, но магическое послание, которое он отправил ей, покинув крышу Зелии, как и все предыдущие не достигло адресата.

Юноша до сих пор не мог поверить, что Зелия просто отпустила его. Она бросила в него полотенце, когда он попросил что-нибудь, чтобы прикрыть наготу — с тех пор Арвин уже успел переодеться и выбросил полотенце в мусорную кучу — затем проводила его из сада вниз на улицу. Он осторожно следовал за ней, ожидая, что Зелия попробует посадить в него семя, но она не стала этого делать. Возможно, решила, что возвращение половины Змеиного Круга Пакала займёт больше семи дней.

Он остановился перед одним из публичных городских фонтанов и зачерпнул руками глоток воды. По пальцу, который только что исцелила жрица, змеёй бежала полоска шрама. Он вытер руки о штаны. Зелия иссушила его муладхару, но у Арвина всё равно оставался её лазурит. Если он собирается украсть у Пакала Змеиный Круг, то медлить не стоит.

Он закрыл глаза, сосредоточившись на лице дварфа. Рубец на лбу защипало, когда лазурит пришёл в действие, и образ Пакала в его сознании стал чётче. Дварф не спал, пот струился по его лицу, пока он шагал сквозь мрак. Арвин не видел, где находится Пакал — волшебное послание показывало только адресата — но похоже, что тот поднимался по крутому склону.

Осторожно подбирая слова, Арвин заговорил напрямую с разумом Пакала. Он уже решил рассказать правду — часть правды, по крайней мере.

- Кэррелл жива, - сказал он, - она в беде. Она сказала мне найти Тс'икил. Где ты? Мне нужна твоя помощь. Говори коротко: заклинание действует недолго.

Пакал остановился, изумлённо распахнув глаза. Краткий миг он смотрел прямо перед собой — в его сознании витал блеклый образ лица Арвина. Радость, потом осторожность проступили на лице дварфа. Наконец, оно приняло раскаянное выражение, и дварф заговорил. Хотя он говорил на своём языке, Арвин понимал его реплики, обращённые прямиком к его разуму.

- Я приведу тебя к Тс'икил. Встретимся в храме на горе Угрут. Буду ждать там.

Он сделал паузу, потом добавил:

- Прости, что я сбежал, мой долг...

Образ Пакала исчез, когда магическое послание прекратило действовать. Арвин нахмурился удивляясь тому, что Пакал направляется в храм чужого бога — а тем более Талоса, бога разрушения. Но спросить юноша уже не мог — до следующей ночи. Лазурит позволял им связаться с каждым конкретным индивидом лишь раз в день. Он посмотрел через весь город в сторону горы Угрут. Из вулканической вершины в постепенно светлеющее небо поднималось облако чёрного дыма.

Арвин понял, что истощён. Он не спал целые сутки, но был слишком взвинчен, чтобы уснуть. Надо было пошевеливаться, чтобы спасти Кэррелл.

Отвернувшись от фонтана, он почувствовал, как что-то прикоснулось к ноге. Бросив взгляд вниз, он едва не подпрыгнул, увидев тонкую оранжевую змею с крупными выпученными глазами, выползавшую из трещины в основании фонтана. Змея встретила его взгляд и предупреждающе зашипела. Арвин медленно попятился. Была ли это настоящая змея или юань-ти в змеиной форме, она обнажила клыки и готова была укусить Арвина, так что он не хотел делать резких движений.

Змея отвернулась и поползла по улице. С приближением рассвета тени пропали, и дюжины змей начали вылезать из трещин между зданиями и дыр в земле. Они ползли вверх, к тому участку Хлондета, где обитала знать. Арвин никогда не видел такого узора, как на чешуе некоторых змей; бежево-чёрные шахматные клетки с белым кругом, венчающим голову; угольно-чёрное и густо-розовое брюшко; полоски кремового и чёрного цветов с крупными красными пятнами. Он вспомнил легенду о том, как лорд Шеврон призвал змей, чтобы победить кобольдов, пробравшихся в канализацию Хлондета в год Лохмотьев, чтобы напасть на город. Только эти змеи выползали из канализации, а не наоборот. Они направлялись ко дворцу, вместо того, чтобы покидать его.

Что-то должно было произойти — и Арвин был уверен, что за этим стоит Сибил. Ему вспомнился фрагмент из её приветственной речи к сэ'сэхен в алтарной комнате, обещание того, что верные слуги скоро получат свою награду... в Хлондете. Змеи со странным узором могли быть юань-ти с юга — сэ'сэхен, нарушившими свой древний союз с Хлондетом. Приступ гнева охватил Арвина, когда он это понял. Одна из этих змей могла нести ответственность за смерть младенца в часовне.

Слева от Арвина распахнулась дверь, и он замахал сонной девочке с кувшином для воды, которая показалась в дверном проёме.

- Запри двери! - закричал ей Арвин. - На город напали!

Испугавшись, девочка бросилась назад в дом.

Арвин второй раз активировал свой лазурит. Он помедлил, обдумывая, кого следует предупредить. Он никогда не разговаривал с правительницей Хлондета лицом к лицу, но видел её издалека. Он мог вообразить леди Дедиану достаточно отчётливо, чтобы связаться с ней, но она его не знала и могла не прислушаться к его предупреждению. Вместо этого с большой неохотой он нарисовал в сознании образ Зелии.

Она спала, но глаза юань-ти распахнулись от мысленного восклицания Арвина:

- Зелия, проснись! Сибил и сэ'сэхен атакуют город. Они движутся к дворцу в форме змей прямо сейчас, пока я с тобой говорю.

Зелия даже не стала затруднять себя ответом. Она просто кивнула с коротким ментальным толчком, оборвавшим послание. Арвин пожал плечами; именно этого он и ожидал. Он действовал инстинктивно, отправляя послание. Хлондет был его домом уже слишком много лет, чтобы игнорировать угрозу городу, особенно исходившую от Сибил. Но разве для живущих здесь людей есть разница, какая из змеиных партий ими правит?

Где-то выше по склону раздался удар гонга. За ним второй, чуть дальше. Яркая жёлтая вспышка опалила воздух над кварталом знати, и мгновением позже раздался оглушительный удар. Поблизости кто-то закричал — люди испугались, увидев такое количество ползущих по улице змей. Хлондетские юань-ти традиционно держались виадуков, высящихся над городскими улицами.

Арвин слышал, как в знатном квартале, где с чистого неба ударила колонна ярко-зелёного пламени, перекрикиваются люди, спрашивая друг друга, что происходит. Кто-то кричал, что извергается гора Угрут, другие, почувствовав громыхающую дрожь под ногами, кричали в ответ, что это землетрясение.

Участие Арвина в этой битве закончилась — он передал своё послание, и теперь Зелия должна была донести его до адресата. Он бросился к ближайшим городским воротам. Из домов по обе стороны улицы сыпались люди. Некоторые были испуганы, некоторые прижимали к груди детей или ценности. Никто не понимал, что происходит. Полуэльф, придерживающий одной рукой развязанные штаны, прищурено глянул на Арвина, как будто узнал его, затем взмахнул второй рукой, привлекая внимание юноши, и сделал быстрый жест безмолвной речи: «Что происходит?»

«Война», просигналил Арвин, пробегая мимо.

Член гильдии ухмыльнулся и схватил пустой кожаный мешок, висевший прямо за дверью. Затем он бросился бежать туда, где раздавались звуки битвы.

Арвин свернул на улицу пошире, с лавками по обеим сторонам. Хотя ни одна из лавок ещё не открылась, ставни верхних этажей были распахнуты настежь. Из них высовывались люди и перекрикивались друг с другом через улицу. Некоторые окликали Арвина, спрашивая, что происходит. Юноша не обращал на них внимания; не хотел сбивать дыхание. Он почувствовал зуд под шрамом на лбу. Зелия, наблюдает за ним с помощью псионики? Он сбавил ход, ожидая, что она установит какую-то связь, но ничего не произошло. Зуд продолжался. Кто-то, понял Арвин, следит за ним с помощью магии.

Ему пришла на ум неприятная возможность. Если хрустальный шар Сибил пережил крушение алтарной комнаты, сейчас за ним могла наблюдать она. Сибил успела хорошо рассмотреть Арвина и Пакала прямо перед тем, как они телепортировались прочь с половиной Змеиного Круга; она должна суметь навестись на него.

К счастью, в подпрыгивающем у него за спиной ранце по-прежнему лежала способная убить её сеть.

Он выбежал на круглую площадь, от которой отходили в пяти направлениях улицы. Посередине площади стоял кованый фонарь в виде вставшей на дыбы кобры. Что-то в этом фонаре привлекло внимание Арвина, и он резко остановился. Фонарь был меньше обычного, из яркого, а не тускло-чёрного металла. Во рту у кобры отсутствовал светящийся белый шар — и она раскачивалась!

Когда металлическая змея повернулась и уставилась своими мерцающими красными глазами на Арвина, ощущение в его голове усилилось. Это существо — чем бы оно ни являлось — использовало магию прорицания, чтобы найти его.

Одно из созданий Сибил!

Со скрежетом металла по камню железная кобра скользнула к Арвину.

Не в силах воспользоваться псионикой из-за истощённой муладхары, абсолютно уверенный, что его кинжал будет бесполезен, Арвин развернулся и побежал. Скрежет позади него ускорился. Железная кобра зашипела, как кипящий чайник. Задыхаясь, Арвин свернул в узкий переулок — лишь затем, чтобы обнаружить тупик. Переулок упирался в городскую стену. Арвин прыгнул, и оказавшись в воздухе, привёл в действие магию своего браслета. Он врезался в стену, из лёгких вышибло воздух, но пальцы рук и ног нашли опору. Железная кобра прыгнула следом, и Арвин услышал звон, когда она ударилась в стену прямо у него под ногами. На сапог плеснул яд. Он принялся карабкаться вверх, молясь, чтобы железная змея не сумела последовать за ним.

Она не сумела. Пока Арвин взбирался вверх, она свернулась кольцами у основания стены, негромко шипя, окутанная слабым зелёным светом мерцающих камней. Кобра раздула капюшон и угольно-красными глазами следила, как Арвин вылезает на вершину стены и спрыгивает на укрепления. Затем она развернулась и поползла прочь из переулка.

Арвин встал, уперев руки в колени и пытаясь отдышаться.

- Девять жизней, - прошептал он, коснувшись кристалла у шеи.

Со стороны города прозвучали далёкие крики и новые взрывы. По стене в его сторону пробежал ополченец с мечом в руке. Пышный шлем и чешуйчатая броня напомнили Арвину змею, от которой он едва спасся.

- Прочь с дороги! - прокричал солдат, оттолкнув Арвина.

Солдат спустился вниз по лестнице за спиной у Арвина. Затем испуганно закричал. Арвин услышал лязг металла по металлу — один раз — затем гулкий стук, когда что-то тяжёлое ударилось о мостовую. Он осторожно выпрямился. Спустя миг с лестницы поднялась железная голова и огляделась вокруг. Металлическая кобра.

Ругаясь, Арвин перелез через дальний край стены. Он спускался как можно быстрее, но гладкие зелёные камни были уложены так, чтобы оставлять как можно меньше опоры даже владельцу волшебного браслета. Над собой Арвин услышал пронзительный скрежет, когда кобра проскользнула в щель между укреплениями. Догадавшись, что сейчас она упадёт на него, Арвин оттолкнулся от стены, изгибаясь в падении. Приземлился он неуклюже, рухнув на четвереньки в переплетение тыквенных лоз. С трудом поднявшись на ноги, едва не споткнувшись об одну из крупных, каменно-твёрдых тыкв, он услышал позади глухой удар и тихое металлическое шипение.

Арвин огляделся. Солнце поднималось — наконец-то было достаточно светло, чтобы тьма не мешала глазам — но железную кобру скрывали лозы. Она находилась где-то между Арвином и стеной. Если он побежит направо или налево, кобра просто сменит курс и обойдёт его сбоку. Арвину, конечно, хотелось, чтоб у него была волшебная запутывающая верёвка — сеть в его ранце работала только на живых существ — или хотя бы прочная дубинка, или дерево, на которое можно взобраться, но на поле, где он приземлился, всё это отсутствовало.

Когда он повернулся, зуд в голове усилился. Он улыбнулся, осознав, с какой стороны последует атака. Он начал сбрасывать рюкзак, подумав, что может оттолкнуть им змею, как щитом. Затем ему на ум пришла идея получше. Выхватив кинжал, он отрезал одну из лоз и поднял жёлтую дыню, как моргенштерн.

- Ну давай, чешуйчатая мразь, - выдохнул он, повернувшись в направлении, откуда исходил магический зуд. - Давай...

В последний миг его предупредило сияние — блеск утреннего солнца на полированной железной чешуе. Железная кобра выскочила из лоз в молниеносном ударе. Арвин хлестнул дыней вперёд, ударив ею о голову кобры, но с таким же успехом он мог колотить прочную железную дверь. Прицел кобры сбился совсем немного — как раз достаточно, чтобы её зубы вцепились в полотно арвиновской рубахи — но сам удар ни капли не навредил железному чудовищу. Оно отскочило, свернулось кольцами, мерцающие красные глаза уставились на дыню, а затем кобра прыгнула снова.

Арвин замахнулся дыней — но сдержал удар, потянув лозу и перехватив её за черенок у самой дыни, чтобы плод прижался к кулаку. Он ударил в зияющую пасть кобры, протолкнув дыню в её глотку. Железные клыки царапнули дыню, затем резко дёрнули. Лоза вырвалась из пальцев Арвина, когда кобра оторвала от неё плод.

Тварь зашипела и затрясла головой вперёд-назад, пытаясь избавиться от заткнувшего глотку плода. Она попыталась проглотить дыню, но не смогла. Железные полосы, из которых состояло её тело, не могли растянуться достаточно сильно. Кобра яростно захлестала хвостом по тыквенным зарослям позади себя.

Арвин не стал дожидаться, чтобы узнать, сколько времени потребуется кобре, чтобы избавиться от дыни. Он бросился по полю, спотыкаясь о дыни, несколько раз упал, когда лозы цеплялись за его лодыжки. Впереди лежала дорога, ведущая к северным вратам города. Люди бежали из Хлондета, спасаясь от битвы, которая гремела в городских стенах.

Арвин бросился к запряжённой лошадью повозке. Пока он сокращал расстояние, с повозки скатился искусно раскрашенный глиняный кувшин и разбился на дороге, расплескав тёмно-красное вино. Не обращая внимания на потерянный груз, возничий продолжал хлестать лошадь, пытаясь заставить её пробиться через толпу. Арвин вскочил на телегу и попытался найти место среди катающихся вперёд-назад кувшинов, чтобы встать.

Возничий посмотрел на него, потом уставился на что-то за его спиной и охнул. Арвин оглянулся через плечо и увидел вставшую на дыбы кобру, голова которой оказалась на одном уровне с повозкой. Её пасть была свободна. Она бросилась вперёд, и клыки прошли всего на волосок мимо руки Арвина. Затем повозка резко свернула с дороги на пустое поле. Лошадь перешла на рысь, оставляя кобру далеко позади. Змея попыталась преследовать их, но повозка двигалась слишком быстро.

Возничий снова обернулся, встретился взглядом с Арвином, потом расхохотался. Арвин и сам улыбнулся, рассмотрев его получше. Это был тот самый полуэльф с развязанными штанами, которого юноша предупредил чуть ранее. Его длинные чёрные волосы спутались и покрылись пылью, под одним глазом начинал расцветать синяк. Кто-то хорошенько его приложил. Штаны были завязаны и подпоясаны, за пояс заткнут тонкий чёрный жезл. Между ногами стоял кожаный мешок, бугрясь и позвякивая в такт подскакиванию телеги. Переложив кнут в руку, которой сжимал поводья, полуэльф протянул Арвину вторую. Арвин принял её и вылез на сидение рядом.

- Хорошая добыча, да? - оскалился полуэльф, указав головой на дюжины кувшинов в повозке.

Арвин кивнул, ещё не отдышавшись после безумного бега по полю.

- Это юань-ти за тобой гналась? - спросил возничий.

- Это была... - замялся Арвин, не уверенный, что же это было. Лучше не говорить слишком много. - Да, - солгал он. - Наверное.

Когда они обогнали толпы беженцев, полуэльф натянул поводья, возвращая лошадь обратно на дорогу.

- Надеюсь, оно того стоило.

- На кону была моя жизнь, - отозвался Арвин, коснувшись пальцем кристалла.

Возничий хмыкнул.

- Меня зовут Даррисом, - представился он, протягивая руку.

Арвин её пожал.

- Зови меня Вином. Спасибо, что подкинул.

Даррис сложил большой и указательный пальцы в кружок и щёлкнул ими, потом легонько потёр пальцы друг о друга: «Пустяки, друг».

- Куда ты направляешься? - спросил Арвин.

Даррис оглянулся на город. В благородном квартале горел особняк, вздымая в воздух плюмаж грязного серого дыма. На виадуках сцепились в схватке силуэты бойцов. Арвин увидел, как две крохотных фигурки упали, размахивая хвостами, на улицы внизу.

- Подальше отсюда, - наконец сказал полуэльф. - Куда-нибудь, где можно всё это спрятать, пока обстановка не остынет.

Он бросил взгляд на обрубленный мизинец Арвина и добавил:

- Туда, где гильдия не срубит свою долю.

Арвин кивнул на дорогу, которая сворачивала в холмы, к горе Угрут.

- Есть старая каменоломня примерно в одном дне пути, - сказал он. - Много булыжников, много мест, где можно устроить тайник. Поклонники Талоса используют её как остановку на пути к горе. Они построили несколько хижин из камней.

- Место не хуже любого другого, - отозвался Даррис, хлестнув поводьями.

Арвин прошептал молитву Тиморе, благодаря её за встречу с Даррисом. У него был прекрасный шанс добраться к Пакалу в повозке.

Он в последний раз оглянулся на город. Солнечный свет отражался от ползущего по дороге предмета, перед которым разбегались в страхе беженцы. Это была железная кобра, продолжавшая преследовать его. Шрам на лбу тоже продолжал зудеть.

- Что-то не так? - спросил Даррис.

- Это... юань-ти, - сказал Арвин. - Она следует за нами.

Даррис снова хлестнул поводьями.

- Не волнуйся. Она нас не догонит, разве что отрастит себе крылья.

Арвин беспокойно кивнул. У железного конструкта крыльев, может, и не было, зато были у Сибил. Сейчас она была занята битвой за Хлондет, но когда с этим будет покончено, железная кобра приведёт Сибил прямо к нему.

 

***

Повозка рывком остановилась. Разбуженный, Арвин поднялся с места между кувшинами, которое расчистил для себя, и огляделся вокруг. Судя по солнцу, был поздний день. Они достигли каменоломни. Арвин узнал утёс, выступающий из в лесистого склона, усеявшие землю крупные каменные блоки и грубые убежища, построенные из дерева и необтёсанных камней. Год назад, когда он был здесь, место кишело последователями Талоса. С тех пор его забросили.

Арвин потёр шрам на лбу. Зуд пропал. Железная кобра либо бросила поиски, либо слишком сильно отстала от них.

- Похоже, место целиком принадлежит нам, - заметил он.

- Ненадолго, - сказал Даррис, слезая с повозки. - По пути сюда мы обогнали стаю угрюмых паломников. Они хотели, чтобы я остановился и продал им вино, но я сказал, что им придётся подождать до каменоломен.

Он привязал поводья к ветке дерева и поднял с места возничего кожаный мешок. Похоже, тот был довольно тяжёлым; полуэльф слегка покачнулся, отступив от повозки.

- Сначала мне нужно было избавиться от этого.

Повозка стояла под акведуком, который шёл вдоль дороги. Сверху опускалась влажная дымка, приятно остужая разгорячённую солнцем кожу. Арвин повернул к ней лицо и закрыл глаза, наслаждаясь прохладой.

- Валяй, - сказал он Даррису. - Я не буду подсматривать.

- Точно, - странным голосом отозвался Даррис. - Не будешь.

Арвин открыл глаза и увидел, что Даррис нацелил на него свой жезл.

- Даррис! Не надо...

Тонкая чёрная линия с треском сорвалась с кончика жезла и ударила Арвина в лицо.

Он ослеп.

- Не двигайся, - сказал Даррис. - Я скоро вернусь.

- Даррис, подожди! - закричал Арвин. - Я не...

Его голос смолк, когда он понял, что умоляет напрасно. Члены гильдии и в лучшие времена не доверяли друг другу, а уж тем более не доверяли тем, кто «крал» у гильдии — как заявлял всему миру отрубленный палец Арвина — что было иронично, поскольку сам Даррис сейчас был занят именно этим: предавал гильдию, лишая её законной доли от его добычи.

Арвин вздохнул. Ему придётся ждать и надеяться, что действие жезла не окажется постоянным.

Он услышал ржание лошади, звук капающей с акведука воды, далёкий рокот грома из грозовых облаков, собирающихся над Вилхонской протокой. Где-то в той стороне сейчас шла борьба за власть над Хлондетом. Змея на змею — битва, которая не должна была его тревожить. Он прочитал молитву за тех немногих людей в городе, кто был действительно ему дорог. Танджу уехал на лето по очередному поручению дома Экстаминос, так что он в безопасности. Никко покинул Хлондет четыре месяца назад, призванный своим вечно гневающимся богом на очередную миссию возмездия, но Дрин, продавец зелий, по-прежнему оставался в городе. Как и маленький Коллим, восьми лет от роду. Пускай Тимора дарует удачу ему и его матери.

Сон в повозке был не особенно приятен, но немного его освежил. Арвин чувствовал в себе достаточно силы, чтобы заняться медитацией. Он наощупь слез с повозки, опустил свой ранец на землю, затем стянул рубаху и отбросил её в сторону. Он лёг на дорогу животом вниз, затем выгнулся дугой, вытянув перед собой руки. Растянувшись в бхуджангасане, запрокинув голову, глядя незрячими глазами вверх, в небо, он погрузил сознание глубоко внутрь себя. Без отвлекающего внимание зрения это было даже проще — или могло быть проще, будь он уверен, что зрение к нему вернётся. Его разум был полон тревог. Не было никакой гарантии, что Пакал дождётся его в храме. Один раз дварф уже бросил Арвина. И оставалась ещё железная кобра.

Арвин сделал глубокий вдох и с выдохом вытолкнул эти мысли прочь из своей головы.

- Контроль, - произнёс он.

Это был приём Зелии, но он сработал. Чтобы преодолеть лежащие впереди испытания, Арвину потребуются такие же крепкие нервы, как и у неё. Он вдохнул через одну ноздрю, выдохнул через рот, потом вдохнул через другую ноздрю, снова выдохнул через рот, медленно и долго, наслаждаясь запахом сосновых иголок от ближайших деревьев, с каждым вздохом восстанавливая энергию муладхары.

Когда муладхара наполнилась до краёв, Арвин грациозно встал и начал практиковать пять поз обороны и пять поз наступления, которым обучил его Танджу, поочерёдно меняя их. Он поднял руки и запрокинул лицо, потом взмахнул перед лицом руками, как будто очищая разум. Потом он прижал обе руки ко лбу и выбросил их вперёд, уперевшись ногами, как человек, толкающий большой камень, представляя себе, как его толчок разбивает скалу, которой был разум противника. Он повернулся кругом, вытянув руки, подняв одну ногу параллельно земле, прочертив ладонями и стопой воображаемый круг, затем выбросил руки вперёд одна за другой, представляя, что разбивает уверенность противника в клочья, и так далее, через каждую из десяти поз, одна грациозно перетекает в другую.

Когда он закончил, всё тело промокло от пота. По звуку он нашёл одну из струек с акведука и набрал воду, сложив лодочкой ладони. Пока он пил, Арвин прислушивался, пытаясь услышать Дарриса. Вор уже должен был возвратиться. Арвин надеялся, что с ним ничего не случилось — особенно если для возвращения зрения был необходим тот жезл. Юноша уже чувствовал, как воздух остывает с наступлением вечера.

Его внимание привлёк звук шагов.

- Даррис? - позвал Арвин.

Другие шаги. Голоса. Мужчины и женщины, уставшие. Затем возглас:

- Дым! Повелитель бурь заговорил!

За возгласом последовал поток взволнованных возгласов и звук падающих на колени людей — нескольких дюжин людей. Благодаря полученному прошлым летом опыту Арвин знал, что они делают: рвут свою одежду и царапают лица. Его догадку подтвердили звуки рвущейся ткани.

Он услышал, как кто-то говорит, перекрикивая остальных.

- Вино! - воскликнул голос. - Торговец вином остановился здесь, как и обещал!

Арвин услышал, как к нему направляются люди. Его нос сморщился, уловив запах горячих немытых тел и свежей крови.

- Сколько за кувшин? - спросил женский голос.

Арвин услышал звон кошелька. Он повернул голову, пытаясь определить, где она находится, и услышал, как мужской голос шепчет:

- Он слеп.

Потом второй голос добавил ехидным шёпотом:

- Заплати ему медяками, он всё равно не поймёт разницу.

Арвин нащупал ногой свой ранец, убеждаясь, что тот поблизости.

- Молчать, - прошипела женщина. - Я куплю вино, и вы выпьете столько, сколько я вам позволю. Сегодня мы должны попасть в храм.

- Да, госпожа бурь, - покаянно ответил мужской голос.

Ладонь коснулась его щеки, поворачивая лицо — женская ладонь, судя по мягкой коже и сладкому, почти оглушительному запаху её духов.

- Я здесь, - сказала госпожа бурь шёлковым, чувственным голосом, - и я хотела бы купить вина для своих товарищей-паломников. Сколько?

- Пять питонов за кувшин, - ответил Арвин, назвав цену самой дорогой бутыли вина, которую когда-либо заказывал в «Смертельном кольце». Судя по изящным глиняным кувшинам, Даррис украл вино у кого-то из знати, и вряд ли оно стоило меньше.

- Договорились, - ответила женщина, не утруждая себя торговлей. - Я возьму три.

Она поймала руку Арвина и сунула в неё монеты. Он потёр одну из монет. На одной стороне была выгравирована змея, на другой — похоже, герб дома Экстаминос. Судя по весу, это было золото, а не медь.

Женщина потянулась мимо него, чтобы поднять с повозки кувшин. И тогда Арвин уловил запах, который до сих пор скрывали тяжёлые духи; мускусный аромат змеи.

Это испугало его. Насколько он знал, жрецы Талоса были исключительно людьми. Юань-ти презирали Ярящегося Бога как одну из Меньших Сил, не такую могущественную, как их змеиный покровитель. Для юань-ти единственным достойным поклонения богом был Ссет.

Это привело его к неприятному выводу — женщина, которая только что купила вино для своих «последователей», обладала скрытым мотивом, чтобы находиться здесь.

Секунду спустя, когда Арвин вслушался в её мысли — спрятав побочный эффект своей силы, опустившись на колени и притворяясь, будто ищет рубаху — оказалось, что всё ещё хуже, чем он думал.

Она действительно поклонялась Ссету.

Это была одна из жриц Сибил.

 


Отродье идола: глава 3

14 Май 2018 - 21:08

Глава 3

 

Краткий миг Арвин глядел на Зелию — а затем поднял вокруг себя ментальную башню. Из глотки вырвался громкий гул, когда он представил себя в одной из форм, показанных ему Танджу; одна рука сжата над головой, его волю охватывает железная преграда. Мысленным усилием он расширил стены своей ментальной башни, чтобы закрыть ими Пакала, вообразив, как его свободная рука тянется к дварфу. Зелия наверняка атакует их разумы, но убивать не станет, пока не узнает, каким образом они получили кольцо Нанет. От самого худшего их защитит псионическая башня Арвина.

Атака последовала сразу же. Арвин услышал далёкий звон колокольчика — побочный эффект силы Зелии — и почувствовал, как в его тело пытается проникнуть сознание женщины. Её воля скользнула вокруг поднятой защиты, как поток змей, пытающихся найти трещины в стене башни. Одна змея проникла внутрь и вошла в его правую руку. От спазма пальцы раскрылись, уже не подчиняясь ему, и ранец упал на пол. Змеи чужой воли поползли вверх по руке, их чешуя тёрлась о кости; ментальным толчком Арвин смахнул их вниз, прочь из себя.

- Пакал! - крикнул он. - Твои дротики!

Вместо того, чтобы взяться за духовое ружьё, дварф прохрипел молитву и замахал руками. Тело Пакала стало исчезать, превращаясь в воздух. Арвин застонал, понимая, что Пакал собирается покинуть его.

Тем временем Зелия сумела найти новую брешь в защите Арвина. Её ментальная змея проникла ему в шею. Противница заставила юношу повернуть голову набок, вынудив отвести от неё взгляд. Ещё два щупальца воли просочились в его ноги. Зелия подалась вперёд. В её взгляде горел триумф.

- На колени, - приказала она. - Подчинись мне.

Ноги Арвина подогнулись под его весом. Зелия улыбнулась. Арвин напрягся, испытывая ужас при мысли, что сейчас она посадит в него своё семя.

Но её внимание разделилось. Сосредоточенно нахмурившись, она повернулась к Пакалу. Пакал продолжал превращаться. Он посмотрел на Арвина взглядом, в котором скользило сожаление, и сказал что-то на собственном языке, затем пропал из виду. Ветерок прошёлся по верхушкам ближайшего из растений, затем просвистел по саду и перемахнул через стену.

Зелия выругалась.

Её хватка немного ослабла — достаточно, чтобы Арвин смог воспользоваться ещё одной силой. Призвав энергию в точку силы у основания скальпа, он создал иллюзорный образ себя, распростёршегося у ног Зелии. Одновременно с этим его настоящее тело пропало из виду. Зелия нахмурилась, глядя туда, где лежал иллюзорный Арвин — наверное, удивляясь, что он так легко сдался.

Арвин начал собирать эктоплазму с астрального плана, придавая ей форму человека. Искры серебряного света посыпались с его лба, выдавая местонахождение. Зелия резко подняла взгляд — но кулак эктоплазменного конструкта сразу же ударил её в висок, отбросив голову набок. Женщина рухнула бескостной грудой, ударившись о бортик фонтана. По её распростёртому телу и закрывшимся векам потекли капли воды.

Прохлада не привела Зелию в себя.

Арвин оборвал действие своей силы, и конструкт исчез. Он встал на ноги. Юношу била дрожь. Он не мог в это поверить. Год назад он уже победил Зелию с помощью такого же трюка, воспользовавшись простой психокинетикой, чтобы поднять узел каната и вырубить её. Изумлённо покачав головой, он прикоснулся к кристаллу на шее.

- Девять...

Позади раздался шипящий смех. Резко обернувшись, Арвин увидел, как в сад входит вторая Зелия.

- Ты же не думал, что всё будет так просто? - сказала она, закрывая за собой ворота. Она поманила его пальцем, как будто приглашая попробовать что-нибудь с ней сделать. Арвин услышал звук, похожий на звон крохотных колокольчиков.

Он топнул ногой. Зелия покачнулась, но не упала, и, как ни странно, на его атаку тоже не ответила. Арвин воспользовался передышкой, чтобы зачерпнуть эктоплазму из астрала и сплести её в массивный конструкт, который, как он надеялся, сможет справиться с Зелией.

Занимаясь этим, он почувствовал странное ощущение пустоты в основании позвоночника. Конструкт появлялся намного дольше, чем должен был — и высасывал слишком много силы из муладхары юноши. Арвин попытался оборвать манифестацию, но не смог. Энергия вытекала из муладхары всё быстрее и быстрее, выливаясь в воздух, как вода из разорванного бурдюка. Он попытался бороться с этим, попытался отправить своё сознание глубоко в муладхару, но в итоге его разум едва не разорвал на части свирепый водоворот, который Арвин там обнаружил. Мгновением спустя последние капли его псионической энергии вытекли наружу и пропали.

Зелия улыбнулась.

- Вижу, ты кое-чему научился с момента нашей последней встречи, - сказала она. - Как и я.

Арвин в ужасе бросил руку за спину. Он ещё не успел выхватить кинжал, а глаза Зелии уже вспыхнули серебром, как будто отразив лунный свет. Её рука рванулась вперёд и ударила его по щеке. Арвин отшатнулся, потеряв равновесие. Его запястье прижалось к пояснице. Когда он попытался оторвать руку, чувство было таким, будто рвётся кожа. Свободная рука скользнула по бедру — и прилипла там. Ткань штанов растворилась, когда плоть слилась с плотью. Он споткнулся, одно колено ударилось о другое. Колени тоже слиплись.

Он рухнул на пол, окончательно лишившись равновесия. Одежда на теле расползалась, как бумага под дождём. Его лодыжки прижались к его бёдрам, руки прилипли к бокам, подбородок — к груди, плоть сливалась с плотью, как глина под незримой рукой. Он скрючился в позе зародыша. Когда он моргнул, его веки попытались срастись с лицом. Огромным усилием он сумел открыть один глаз. Но тогда заросли его уши, отрезав звук его собственного рваного дыхания.

Арвина охватил ужас. Он молился Тиморе, Хоару, Ильматеру — любому богу или богине, который мог услышать. Он чувствовал, как подаренный матерью кристалл прижимается к его горлу. Плоть обросла кристалл и проглотила его в себя.

Одним открытым глазом, не смея моргнуть, чтобы не заросла глазница, он увидел, как Зелия шагает ему за спину, исчезнув из поля зрения. Кинжал на пояснице, точнее, его ножны, тоже скрылись в складках слившейся плоти. Арвин почувствовал, как Зелия вытаскивает кинжал наружу. Сердце застучало от слабой надежды. Она собирается прекратить его страдания? Показать милосердие?

Зелия снова оказалась перед ним, сжимая кинжал. Она уколола им сначала одно ухо Арвина, потом другое, разрезая наросшую на них кожу. Затем она рассекла его губы. От боли Арвин задохнулся, закашлявшись кровью, которую случайно вдохнул. Он сказал Зелии то, что она хотела услышать, когда снова смог говорить.

- Ты победила, - произнёс он, кровь из губ текла на пол. Он посмотрел на неё своим единственным глазом. - Что теперь?

Вместо ответа она переступила через первую Зелию — потерявшую сознание или мёртвую. Она осторожно положила руку на шею той Зелии, как будто проверяя пульс. Но пальцы, вместо того, чтобы остаться лежать на шее, погрузились глубоко в тело, как в мягкую почву. Затем первая Зелия начала сжиматься. Голова, руки, ноги втянулись в туловище, а само туловище сжалось вокруг руки второй Зелии.

Зелия сомкнула пальцы на последних останках тела, когда те втекли в её ладонь, и закрыла глаза, сделав глубокий вздох. Она задрожала, голова запрокинулась — и застонала от удовольствия. Кулак упал и открылся — пустой. Она открыла глаза и нагнулась, чтобы подобрать кольцо Нанет.

- Откуда оно у тебя? - спросила Зелия.

Арвин непокорно посмотрел на неё. Может быть, в конце концов она не посадит в него семя. Губы сильно болели, и он сплюнул набравшуюся в рот кровь.

- Забери тебя Бездна, - выругался он.

Зелия подалась ближе, наматывая на палец свои длинные волосы.

- Ты расскажешь, так или иначе. И когда закончишь свой рассказ, я прекращу твои страдания.

Она ухмыльнулась.

- Возможно, заставив тебя покончить с жизнью.

Глаза Зелии вспыхнули, воздух наполнился тихим звоном, когда она использовала новую силу. Арвин почувствовал прикосновение к своему разуму, мягкое, как паутина — и затем оборвавшееся, как будто было таким же хрупким.

Зелия нахмурилась, схватила его за волосы и принялась дёргать за них, заставляя его тело перекатываться туда-сюда, как шар, пока она рассматривала его. Её глаза вспыхнули второй раз, раздалось тихое шипение, когда она сосредоточилась на новой силе. Её рука замерла над кожаным браслетом на его правом запястье, и ещё раз — над отростком, который был левой рукой Арвина. Зелия ощупала отросток своими пальцами.

Арвин понял, что она нашла кольцо Кэррелл.

Быстрыми, ловкими разрезами, от которых по его руке побежали новые импульсы боли, Зелия отделила мизинец Арвина от остальных пальцев, затем сорвала с него кольцо. Она держала кольцо в фонтане, пока с него не сошла кровь, потом принялась оценивающе его разглядывать.

В открытом глазу Арвина проступила слеза. Но он молчал. Зелия была бы рада услышать, как он умоляет вернуть кольцо Кэррелл. Он посмотрел на свой ранец, который лежал всего в шаге. Он никогда не сможет убить Сибил. Сеть Зелия наверняка тоже заберёт себе...

От осознания, что существует способ выпутаться из этой передряги, у него перехватило дыхание. Если он сможет заставить Зелию произнести командное слово, когда она возьмёт в руки сеть, то сеть прикончит её. Как только перестанет действовать сила, которой Зелия слепила его плоть в комок, Арвин освободится.

Если эта сила вообще перестанет действовать.

Глаза Зелии в третий раз вспыхнули серебром, когда она воспользовалась силой, позволяющей слышать мысли Арвина. Без кольца Кэррелл или его собственных псионических возможностей Арвин мог защищаться одной лишь силой воли — и Зелия прорвала её, как нож простое сукно. Арвин притворился, что паникует, наполнив разум мыслями о своём рюкзаке. Он молился — притворно — Тиморе, чтобы его не оставила удача, чтобы Зелия не забрала себе сеть, чтобы она не произнесла командное слово — пуллулиос — и не бросила сеть на него. Тогда сеть причинит ему невыносимую боль, заставит сдаться и выполнить всё, что потребует Зелия.

Арвин почувствовал, что Зелия погружается глубже в его разум. Она хмыкнула.

- Оставь этот фокус тому, кто может на него купиться.

Затем она продолжила обыскивать его мысли.

У Арвина закружилась голова, когда его мысли начали снимать слой за слоем. Перед глазами засверкали воспоминания; ужасная память о битве с марилитом и ужасе, когда нить судьбы, которую он создал, утащила Кэррелл в Бездну вместе с изгнанным демоном. И прекрасные воспоминания о занятиях любовью с Кэррелл — всего одна вспышка, и длинное, не такое быстрое воспоминание о разговоре, который случился у них прямо перед этим.

Зелия обшарила его память в поисках всего, что рассказала ему Кэррелл о Змеином Круге, затем изучила недавние воспоминания о проникновении в храм и попытке отомстить Сибил. Она увидела, как Арвин встретил Пакала, как они пробрались через пасть с щупальцами и справились с нежитью-змеёй, как забрали половину Змеиного Круга, как столкнулись с Нанет-семенем и победили его, увидела, как их нашла Сибил, после чего они телепортировались на крышу...

- Змеиный Круг был здесь? - прошипела Зелия, наконец отпустив его разум. Она внимательно огляделась вокруг, потом пнула Арвина. - Куда сбежал дварф?

Арвин сжался, измученный телесно и духовно.

- Я не знаю, - наконец ответил он. Он уставился на фонтан невидящим взором. Его осквернили. Использовали.

Зелия шёпотом выругалась. Несколько мгновений она ругалась, демонстрируя клыки, потом снова взяла себя в руки. Она повернулась обратно к Арвину.

- Ты уверен, что Нанет-семя мертва?

Арвин предполагал, что она убьёт его за это — тем более, узнав всё, что хранилось в его памяти. Он попытался кивнуть, но его слипшееся тело просто качнулось вперёд-назад по полу.

- Она мертва, - ответил он.

Зелия ответила фальшивым смешком.

- Ну и ладно. Я от неё устала. Мысленные семена иногда могут быть такими... раздражающими... Нанет постоянно жаловалась на тело, которое я ей выбрала. И начала становиться... непокорной. Спустя какое-то время это происходит со всеми...

Она посмотрела на Арвина.

- ...с некоторыми ещё до того, как их семя даёт ростки.

Арвин встретил её неморгающий взгляд своим единственным зрячим глазом.

- А как же иначе? - сказал он. - Они ведь такие же эгоистичные и тщеславные, как ты сама.

Кровь снова набралась в рот, и он сплюнул.

- Заткнись уже и прикончи меня.

Глаза Зелии распахнулись в притворном удивлении.

- Убить тебя? - она наклонила голову. - О нет. Я никогда не выбрасываю то, что может мне пригодиться.

Присев плавным движением, она провела ладонью по его щеке. Тело Арвина пронзила дрожь, на его теле проступила тонкая плёнка эктоплазмы, проложив себе путь в складки слипшейся кожи. Его ноги и руки разошлись в стороны, веко открылось. Содрогаясь, он встал на ноги. С губ, ушей и левой руки по-прежнему капала кровь. Он посмотрел на руку и увидел, что вдоль всей длины мизинца и безымянного пальца идет по порезу. Арвин поднял один из клочьев, оставшихся от его рубахи, и обмотал вокруг обоих пальцев, раздумывая, стоит ли атаковать Зелию. Он бросил быстрый взгляд на свой ранец. Тот был рядом, но сеть, скорее всего, снова пустила корни в кожу.

Зелия заметила его взгляд и обнажила клыки; предупреждение, чтобы он не дёргался. Она подняла кольцо Кэррелл.

- Ты считаешь, что она мертва, не так ли?

Арвин уставился в пол.

- Демон утащил её в Бездну. Там не выжить никому.

- Ты имеешь в виду — утащил в Смарагд.

Арвин поднял взгляд.

- О чём ты?

- Смарагд — это слой Бездны, где обитает Ссет. Кэррелл должна была оказаться там.

- Откуда ты знаешь?

- Марилиты встречаются на разных слоях Бездны, но этот был призван как слуга Ссета. Скорее всего, он пришёл именно из Смарагда, и изгнание вернуло его туда.

Арвин сжал свои израненные губы. Боль истерзанной плоти помогла заглушить боль в сердце.

- Даже если её утащили... туда, она всё равно...

- Мертва? - Зелия издала шипящий смех. - Вы, люди, так мало знаете. Смарагд опасен, но не так уж и негостеприимен к смертным, особенно если эта смертная — юань-ти. Твоя драгоценная Кэррелл может быть ещё жива.

Арвин ощутил внезапный прилив надежды. Кэррелл — жива? Зелия больше него знала о Бездне. Может быть, она была права насчёт того, что в этом Смарагде можно выжить, вот только бог Кэррелл, Убтао, был врагом Ссета. Змеиное божество немедленно убило бы любого жреца Убтао, очутившегося в его царстве. Зелия игралась с ним, искушала его единственной возможностью, которая, как она знала после изнасилования его памяти, причинит Арвину больше всего страданий.

Он подошёл к фонтану и плеснул водой себе в лицо, смывая кровь.

- Прекрати мне лгать, - сказал он, - и давай покончим с этим. Скажи мне, чего ты хочешь.

Он повернулся к Зелии. С лица стекали капли воды.

- Почему я такой «полезный»? Потому что у меня есть то, что может убить Сибил?

Зелия засмеялась.

- Поэтому тоже, - сказала она. Её глаза сверкали. - Но ещё потому, что у тебя есть глаза в Смарагде.

- Глаза? - повторил Арвин. Он ожидал, что Зелия отправит его прочь, приказав либо вернуться в храм и предпринять новую попытку покушения на Сибил, либо броситься в погоню за Пакалом и вернуть Змеиный Круг — вероятно, сначала посадив в него семя, хотя он начал подозревать, что она истратила свой последний камень силы на семя в Нанет.

- Глаза, - повторила Зелия. - Глаза Кэррелл.

- Она мертва, - Арвин коснулся лазурита у себя во лбу, скрытого под слоем рубцовой ткани. - Я пытался связаться с ней магическим посланием — каждый день, дольше месяца.

- Ты сохранил мой камень? Как трогательно, - насмешливо заметила она. Голос Зелии снова стал серьёзным. - Магическое послание не всегда может проникнуть на другой план. Но есть другая сила, которую можно использовать, чтобы увидеть смертного на ином плане бытия, даже столь далёком, как Смарагд. И увидев этого смертного, можно краем глаза заметить, что там вокруг происходит.

Арвин поднял голову. У него перехватило дыхание, когда в сердце во второй раз расцвела надежда.

- Ты действительно думаешь, что Кэррелл жива, да?

Зелия ответила медленным змеиным кивком.

Арвин помешкал, задумавшись, не пытается ли она его обмануть.

- Что... конкретно ты хочешь увидеть? Ссета?

Зелия улыбнулась.

- Ах ты умная маленькая обезьянка.

Она вернула Арвину его кинжал, села, скрестив ноги, и похлопала по полу рядом с собой.

- Садись.

Арвин сунул кинжал в ножны, помедлил, затем сделал, как она приказывала. Не считая оставшихся от одежды лоскутов он был обнажён, и каменный пол холодил кожу. Единственным звуком вокруг было журчание воды из фонтана. Он бросил взгляд на мерцающие зелёным городские крыши под ночным небом. Арвин поверить не мог, что сидит в этом саду, разговаривая с женщиной, которой боялся больше всего. Казалось, будто он вернулся во времени в ту ночь, когда Зелия учила его управлять своими псионическими силами. Но если был шанс, что Кэррелл жива — даже небольшой шанс — он хотел услышать, что скажет Зелия.

- Уже какое-то время — больше десяти лет — Ссет стал... странно молчалив, - начала она. - Его жрецам по-прежнему даруются заклятья, и бог по-прежнему отвечает на их молитвы, но голос Ссета незаметно изменился. Говорят, что он стал более глубоким, немного суше, больше похожим на шёпот...

- Суше? - спросил Арвин.

Зелия пожала плечами.

- Я не жрица.

Она принялась крутить в руках кольцо.

- Но я служу дому Экстаминос, а этот благородный дом контролирует Собор Изумрудной чешуи. Всё, что касается его жрецов, волнует леди Дедиану, а это, в свою очередь, беспокоит меня.

- Жрецы считают, что с Ссетом что-то произошло? - спросил Арвин.

Зелия кивнула.

- Чуть дольше двух лет назад мне приснился тревожный сон. Сон о том, как змея крупнее проглотила хвост змеи поменьше. Когда меньшая змея начала исчезать в пасти крупной, она изогнулась и схватила хвост крупной змеи собственной пастью, и сама начала поглощать его. Обе змеи пожирали друг друга, пока не исчезли полностью.

Она остановилась, чтобы раздвоенным синим языком смахнуть капли яда со своих клыков.

- Этот сон приснился не только мне, - продолжила она. - Его — или похожий сон — видели дюжины других юань-ти.

Она кивнула на кольцо.

- Кэррелл была одной из них. Она рассказала мне про сон, когда мы разговаривали в Ормпетарре. Она была одной из немногих, кто узнал в змеях из сна то, чем они в действительности являются; половины Змеиного Круга.

Судя по всему, Зелия ожидала, что Арвина это испугает. Тот не стал оправдывать её ожиданий.

- Продолжай, - сказал он.

- В ту же зиму юань-ти охватило беспокойство. Дметрио Экстаминос начал своё восстановление древнего города, Сибил прибыла в Хлондет. Леди Дедиана, глубоко погрузившись в зимнюю спячку, поначалу не осознала, насколько большую опасность представляет Сибил, пока та не убила её кузена Уршаса и не переменила половину жречества Собора, объявив себя аватарой Ссета. Но тогда было почти слишком поздно.

- Какое отношение это имеет к... Смарагду? - спросил Арвин, споткнувшись на непривычном слове. - И Кэррелл?

-Это я и надеюсь узнать, - ответила Зелия. - Почему Ссет не поразил обманщицу? Неужели его устраивает то, что делает Сибил? Или он просто... хранит молчание?

Арвин нахмурился.

- И ты надеешься узнать это, просто глядя на Кэррелл? Почему бы не посмотреть на Ссета или не спросить его?

- Потому что я не могу, - прошипела Зелия. - Никто не может — даже его жрецы. Что-то мешает этому, но может быть, не станет мешать нам увидеть смертного в царстве Ссета. Твоя Кэррелл может оказаться трещиной в стене, которая позволит нам одним глазком посмотреть на Смарагд.

- Зачем тебе нужен я?

- Если я попытаюсь связаться с Кэррелл, она будет сопротивляться. Но не тебе. Тебе она доверяет.

- А почему я должен доверять тебе? Судя по тому, что твои мысленные семена плетут козни за твоей же спиной, ты даже сама себе не можешь довериться.

Зелия поджала губы, обнажая кончики клыков. Насмешка Арвина попала в самую точку. Благодаря снам, которые Арвин видел, пока находился под воздействием семени, он знал, что по крайней мере одно из семян Зелии — дварф — восстал против неё. Юноша задумался, сколько других семян предавали её на протяжении всех этих лет.

Зелия с заметным усилием взяла себя в руки.

- Ты хочешь узнать, жива Кэррелл или нет?

Арвин долго смотрел на неё. Наконец он кивнул и сказал:

- Есть только одна проблема. Я не знаю силы, которая позволила бы мне увидеть кого-то на расстоянии.

- Это легко исправить.

Серебро полыхнуло в глазах Зелии. Она сидела молча, глядя поверх кованой железной ограды, окружавшей сад на крыше. Спустя несколько секунд в поле зрения появился кристалл размером с палец и поплыл к ней. Она поймала его и передала Арвину.

Тот посмотрел на кристалл. Он был тёмно-синим, в форме лезвия; тонкий, с остриём на конце. Лазурит.

- Камень силы, - заметил юноша.

Зелия кивнула.

Арвин сжал его в ладони.

- Ты поверишь моему рассказу о том, что я увижу? - спросил он.

Зелия засмеялась.

- Нет. И поэтому я собираюсь сама смотреть твоими глазами.

Арвин вздрогнул. Зелия, а точнее, её частица, год назад уже была у него в голове, когда она посадила своё мысленное семя. Чувство её колец, свернувшихся вокруг его мыслей, было не тем опытом, который хотелось бы повторять даже ненадолго — но он должен был это сделать. Если Кэррелл действительно жива...

- Давай сделаем это, - процедил он сквозь сжатые зубы.

Зелия посмотрела в его глаза. В её зрачках вспыхнуло, затем пропало серебро. Мгновением позже Арвин почувствовал слабый трепет под шрамом у себя на лбу — лазурит бесшумно предупреждал его о том, что кто-то следит за ним изнутри его собственного черепа. Когда Зелия устроилась за его глазами, он увидел её так, как она видела себя; уверенной, хладнокровной, могущественной... желанной. Затем это прошло.

- Как мне позвать кристалл? - спросил он.

- По имени, - ответила Зелия. - Гергорисса.

Арвин прошептал имя. Он отправил своё сознание глубоко в кристалл и почувствовал, как тот пробуждается.

- Да? - прошипел женский голос, и в темноте расцвело пятнышко бледно-зелёного света. Голос был пугающе похож на голос Зелии, и на мгновение Арвину показалось, что это говорит она. Видимо, Зелия сама создала этот камень.

Арвин схватил пятнышко света своим разумом. Он почувствовал, как энергия камня течёт в основание его черепа, заполняя расположенную там точку силы. В следующий миг он знал, как увидеть Кэррелл везде, на любом плане бытия.

При условии, что она была жива.

Задержав дыхание, он воспользовался этой силой — и охнул, когда перед мысленным взором действительно предстала Кэррелл.

Она обессиленно сидела на земле среди влажных джунглей, сложив руки на круглом, выступающем животе. Она всё ещё была беременна, но в остальном выглядела ужасно. Её щеки запали, глаза потемнели, волосы спутались. От платья остались одни лохмотья, а руки и ноги были покрыты многочисленными красными царапинами. Шрам на щеке от нанесённой марилитом раны был едва заметен под коркой грязи. По щеке текла слеза, прокладывая по грязевой корке дорожку. Несмотря на её состояние, и отчаянное, загнанное выражение в глазах, она была прекрасна. У Арвина комок встал в горле. Ему до боли хотелось коснуться её, обнять.

Спасти.

Кэррелл испугано подняла взгляд.

- Кэррелл, - прошептал Арвин придушенным голосом. - Это я.

Её глаза открылись пошире.

- Арвин? - воскликнула она. - Ты жив?

Арвин чуть не засмеялся. Шесть месяцев провела в Бездне, и волнуется о нём.

- Это я, киичпан чу'аль. Я жив.

Образ Кэррелл расплылся, когда в его глазах появились слёзы. Неожиданно глаза быстро заморгали; Зелия пыталась их очистить. Арвин попытался вытолкнуть её из своего разума.

- Не надо, предупредила она, сильно толкнув в ответ. - Поговори с ней, прежде чем сила перестанет действовать. Спроси, что случилось с Ссетом.

Кэррелл продолжала смотреть на Арвина.

- Где ты?

- В Хлондете, - он покачал головой, до сих пор не в силах поверить своим глазам. - Как ты выжила? - спросил он. - Прошло столько времени.

Кэррелл устало улыбнулась ему.

- По воле Убтао, - сказала она, - и благодаря моей собственной находчивости.

Она аккуратно положила руку на живот.

- Потому что мне пришлось.

Зелия отвесила ему мысленный удар, от которого заныл разум.

- Где ты? - продолжил Арвин. - В Смарагде? С Ссетом?

Вопрос не показался Кэррелл странным.

- Да. Змеиный бог застрял. Его сковали собственные джунгли. Я сбежала от марилита, и теперь демон ищет меня. Он по-прежнему думает, что наши судьбы связаны. Он защищал меня, но когда начались схватки, и он не почувствовал моей боли...

Она пожала плечами.

- Я не могу позволить ему найти меня.

- Расспроси её о Ссете, - вмешалась Зелия. - Бог спит? Проснулся?

Арвин проигнорировал её. Он смотрел на живот Кэррелл.

- Дети. Они до сих пор..?

Кэррелл улыбнулась.

- Живы? Да. И пинаются — по крайней мере, у одного из них есть ножки, а не хвост.

Она прикусила губу. В глазах появилось выражение загнанного зверя.

- Осталось уже недолго. Когда придёт время, я больше не смогу бежать. Марилит...

- Я вытащу тебя оттуда, - пообещал Арвин. - Не знаю, как, но вытащу. Я найду способ.

- Найди Тс'икил, - сказала Кэррелл. - Она знает, что делать.

- Ссет, - настаивала Зелия. - Скажи ей отправиться к Ссету.

Кэррелл встревоженно огляделась вокруг.

-Арвин! Ты слышал шипение?

- Это пустяки, - соврал Арвин, мысленно оттолкнув Зелию в сторону. - Кто такая Тс'икил? Где она?

- Она...

Их связь оборвалась. Арвин обнаружил, что глядит на Зелию в саду. Он в ярости вскочил на ноги.

- Зачем ты это сделала? - крикнул он.

Зелия ответила долгим немигающим взглядом.

- Ты должен был заставить её отправиться к Ссету.

Арвин чуть не засмеялся.

- Кэррелл? Я не могу заставить её что-нибудь сделать.

Он вздохнул.

- Ты получила, что хотела — ты слышала Кэррелл. Если она говорит, что Ссет скован, так оно и есть.

Сощурившись, Зелия несколько мгновений размышляла над этим. Затем с ленивой улыбкой на губах она откинулась на бортик фонтана. Она была похожа на змею, только что проглотившую сочный, трепыхавшийся кусочек.

- Кэррелл беременна? - прошипела она, наградив его уничижительным взглядом. - От тебя — человека?

- Кто бы говорил, учитывая, с кем ты спишь сама, - парировал Арвин. - И беременность Кэррелл — не твоё дело.

- О нет, моё, - ответила Зелия, плавно поднимаясь на ноги. - Это делает тебя куда более... мотивированным.

- Мотивированным на что? - напряжённо спросил Арвин.

- На то, чтобы спасти её.

На несколько мгновений она позволила тишине повиснуть между ними, потом добавила:

- Разве ты не хочешь узнать, как это сделать? Или лучше позволить твоим детям родиться в Бездне? Не думаю, что они долго там протянут. Вряд ли Кэррелл сможет их защитить. Они станут просто мягкой, воздушной закуской для любого проходящего...

- Хватит, - оборвал её Арвин. - Как мне её спасти?

Его ладони сжались в кулаки.

- Воспользовавшись Змеиным Кругом. Он может открыть дверь в Смарагд.

- Ты лжёшь, - не повышая голоса, отозвался Арвин. - Он открывает дверь на план Фуги, в логово Дендара, ночного змея. Если открыть эту дверь и выпустить Дендара, погибнут тысячи.

- Это правда, - признала Зелия, - но Змеиный Круг открывает не одну дверь. Есть и вторая — дверь, которую Ссет использовал почти четырнадцать веков назад, когда исчез с этого плана бытия и стал богом. Дверь, которая ведёт прямо в Смарагд... к Кэррелл.

Арвин напрягся. Его как будто оглушило.

- Ты... выдумываешь это на ходу, - сказал он. - Это просто обман.

Он мысленно перебрал то немногое, что узнал о змеином боге из снов, которые видел, когда Зелия поместила в него семя.

- Ссет оставил царство смертных, залетев в вулкан, - сказал он ей, - в одну из Вершин Пламени в Чульте. Я узнал это из твоих собственных воспоминаний в Соборе Изумрудной чешуи.

Зелия зашипела от смеха.

- И ты им поверил? - усмехнулась она. Потом насмешливая улыбка пропала с её губ. - Такова официальная версия, - объяснила она, - которую жрецы рассказывают мирянам. Сами жрецы знают, что Ссет покинул этот план бытия сквозь дверь, а не через извергающийся вулкан. Но проблема в том, что никто не помнит, где расположена дверь — только тот факт, что она находится где-то на Чультском полуострове. За прошедшие века все легенды смешались. Некоторые — например, Сибил — сделали ошибочное заключение, что Ссет вошёл в логово Дендара и каким-то образом ускользнул с плана Фуги на Смарагд, хотя это просто смешно.

Зелия сделала паузу, чтобы покачать головой, как будто разочаровавшись в Сибил. Затем её глаза блеснули.

- Используя Змеиный Круг, можно открыть дверь в Смарагд и спасти Кэррелл.

- Есть только одна проблема, - отозвался Арвин. - Мне известно лишь о половине Круга — она у Пакала. И я не знаю, где он.

- Ты найдёшь его, - сказала Зелия.

- Может быть, - парировал Арвин, - но что потом?

- Вторая половина по-прежнему будет у Дметрио Экстаминоса.

- Где он, я тоже не знаю.

- Я знаю, - ответила Зелия. - Его разум в последнее время был затуманен слишком большим количеством оссры, но по-прежнему функционирует.

Она указала на шрам на лбу Арвина.

- Когда ты получишь от дварфа первую половину, используй камень для связи со мной. Я скажу тебе, где находится Дметрио — и дверь, ведущая в Смарагд. Вместе с Дметрио вы сможете открыть её.

Арвин помешкал. Он знал, что не может доверять Зелии, но что, если Змеиный Круг действительно поможет ему спасти Кэррелл? Другой надежды у него не было. Он уцепился за неё, пускай это и было больно.

Он встретил взгляд Зелии.

- Ты знаешь, что я попробую забрать половину Дметрио и сам открыть дверь.

- Да, - с блеском в глазах ответила Зелия.

- Тогда почему готова довериться мне?

-Не готова, - прошипела она, - но если ты не выполнишь в точности мои указания, я скажу марилиту, что его судьба больше не связана с Кэррелл. Когда демон поймает её — а он её поймает — Кэррелл умрёт... как и твои дети.

Арвин почувствовал, как от лица отхлынула кровь. Следовало этого ожидать. Зелия всегда заботилась о том, чтобы у неё было, чем на него надавить — и сама Кэррелл вручила Зелии нужное ей оружие.

- Мне нужно кольцо Кэррелл, - наконец сказал он.

Зелия бросила ему кольцо — небрежно, как будто кольцо ничего для неё не стоило. Арвин поймал его и крепко сжал в ладони. Он посмотрел на Зелию.

- А тебе в этом какая выгода?

- Вечная благодарность госпожи Дедианы Экстаминос, - ответила она. - За то, что её сын, а не Сибил, отправится на Смарагд, освободит Ссета и получит от бога награду за свою службу.

Арвин испустил долгий, медленный вздох. Дметрио тоже хотел стать аватаром Ссета? Уже год Арвин боролся против одной юань-ти, которая хотела стать богом, и Зелия предлагала обьединить силы с другим — с тем, кто так небрежно использовал, а потом бросил женщину, беременную его ребёнком, тем, кто пользовался поддержкой самого страшного из врагов Арвина.

Арвин потёр виски. Он собирался сыграть в опасную игру. Чтобы спасти Кэррелл — и при этом не выпустить злобного бога на свободу — придётся найти способ одолеть Зелию.

- Ну? - спросила она.

Он закрыл глаза и пожал плечами. Зелия по-прежнему управляла его судьбой, так же уверенно, как если бы посадила в него семя. Ей нравилось наблюдать за его страданиями.

- Я сделаю это, - прошептал он. - Ради Кэррелл и наших детей.


Отродье идола: глава 2

11 Май 2018 - 18:30

Глава 2

Арвин отправил сознание глубоко внутрь себя. Погрузив его в свою муладхару, он вообразил, как цвет вытекает из тела, как тело угасает, а затем исчезает полностью. В то же самое время он прыгнул в сторону, освобождая место, которое только что занимал.

«Меня никогда здесь не было», мысленно передал он юань-ти вокруг. «Вы меня не видели. Вы меня не видите.»

Он понял, что уловка удалась, когда один из сэ'сэхен едва не врезался в него. Псионическая сила затуманила чувства присутствующих. Хотя Арвин видел и слышал сам себя, для них он был незрим, незаметен даже по звуку и запаху. И как раз вовремя. Посмотрев на свои руки, он увидел, что чешуя пропала. Его превращение прекратилось. Снова надев ранец, он огляделся вокруг.

В помещении царила суматоха. Сэ'сэхен возбуждённо переговаривались друг с другом на собственном языке, знать из Хлондета топталась на месте, не зная, что делать, жрецы бросились к дверям, выкрикивая приказы. Старший серфидиан, который провёл Арвина по храму, встал, уперев руки в бока, и оглядел комнату — его взгляд скользнул по Арвину, не останавливаясь — потом начал прокладывать путь через толпу к Медусанне.

Арвин направился к выходу, ведущему назад в портальную комнату, затем вспомнил про кишевших там змей. Некоторые были ядовитыми, а он больше не обладал естественным иммунитетом юань-ти к яду. Он мог прибегнуть к ещё одному превращению, но концентрация, необходимая, чтобы изменить тело, приведёт к потере его невидимости.

Выругавшись про себя, Арвин стал искать другой путь. В помещении было десять других выходов; по пять сводчатых коридоров между статуями Вараэ в каждой боковой стене. Но какой из них выбрать?

Пока он пытался решить, Медусанна прочитала заклинание. Читая молитву, она водила руками в плавных жестах. Над каждым проёмом зажглись губительные глифы, а коридоры за ними наполнились клубящимся туманом. Клочок этого тумана принесло туда, где стоял Арвин, и юноше ударил в нос запах: кислота.

Сердце бешено застучало. Выхода не было. Он засмеялся про себя; бегство никогда не было частью его плана. А вот убийство Сибил было, и Сибил исчезла в тёмном облаке, которое по-прежнему висело над алтарём, как занавес — занавес, в котором усиленное зельем зрение Арвина могло кое-что различить. Едва-едва.

В этом мраке он увидел смутные очертания большого коридора, куда, похоже, и ушла Сибил. Он не сомневался, что этот коридор тоже защищён магией. Защитные заклинания наверняка смертоносны, но ему придётся рискнуть — причём немедленно. Медусанна читала новое заклинание.

Арвин воспользовался силой, которую выучил лишь недавно — силой, призывающей эктоплазму с астрального плана. Это был рискованный выбор. Псионическая энергия сосредоточилась чуть выше его переносицы, затем хлынула со лба потоком крошечных серебряных искр. Побочный эффект угрожал выдать его позицию. Но юань-ти, находившиеся к нему ближе всего — сэ'сэхен — были слишком заняты, чтобы обратить на это внимание; все они кричали друг на друга. Один из них, самец с зелёной чешуёй и пальцами, которые оканчивались змеиными головами, был достаточно близко, чтобы искры опустились на него, как падающий снег — к счастью, ему на спину. Сэ'сэхен не заметил; он был занят каким-то заклинанием, подняв два пальца буквой V и медленно поворачиваясь.

Арвин вздрогнул, когда понял, что юань-ти читает заклинание обнаружения.

Юноша шагнул за спину юань-ти, когда тот повернулся, избегая его разведённых пальцев. После этого Арвин закончил свою манифестацию. Он сформировал густую, полупрозрачную эктоплазму в подобие человека и заставил её броситься бегом в портальную комнату, отталкивая юань-ти с дороги.

Медусанна купилась на приманку, бросив в конструкт Арвина заклинание. Заклинание не произвело видимого эффекта, и Медусанна злобно зашипела.

Тем временем юань-ти со змеиными пальцами закончил собственное заклинание и посмотрел на алтарь. Он оглянулся через плечо — прямо на Арвина — и что-то прошептал. На какой-то ужасный момент Арвину показалось, что его обнаружили, но глаза сэ'сэхен смотрели куда-то за спину юноши, в дальний конец зала, туда, откуда мгновение спустя раздался громкий стонущий звук.

Арвин обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как от стены отрывается одна из статуй Вараэ. Звероголовая статуя двинулась вперёд большими, тяжёлыми шагами, от которых задрожал каменный пол. От вибрации с потолка в толпу юань-ти со звоном рухнул ржавый клинок. Два юань-ти бросились на пол, распластавшись перед статуей. Статуя наступила прямо на них, превратив обоих в кровавое месиво.

Медусанна продолжила атаковать конструкт Арвина. Выбросив перед собой руку, она обрушила на него поток энергии, похожий на змею. Потрескивающая линия силы удавом обернулась вокруг бегущей фигуры, но конструкт прошёл прямо сквозь неё.

Статуя шагала вперёд, разбрасывая каменные осколки, когда её суставы скрежетали друг о друга. Позади неё с потолка, там, где статуя оторвала себя от стены, тоже сыпались камни. С оглушительным грохотом обрушился один из ближайших коридоров.

Арвин не стал дожидаться, чтобы узнать, чем всё закончится. Пользуясь тем, что юань-ти отвлеклись, он бросился к алтарю. Туда же направился юань-ти со змеиными пальцами. Сэ'сэхен был быстр; он вскарабкался на алтарь на миг раньше Арвина, направляясь в коридор за пеленой мрака. Следуя за ним, Арвин догадался, что, должно быть, этот сэ'сэхен и был тем самым обнаруженным шпионом, вёл себя он именно так. Он оживил статую, которая начала крушить помещение, и, хвала Тиморе, похоже, что он собирался очистить путь к Сибил.

Коснувшись кристалла на шее, Арвин улыбнулся.

Змеиные Пальцы шагнул во тьму за алтарём. Для Арвина с его усиленным зрением это выглядело так, как будто чешуя юань-ти сменила цвет на оттенки серого и чёрного. Змеиные Пальцы глубоко втянул воздух и подул куда-то в коридор. На одной из стен что-то засветилось бледно-голубым. Юань-ти поспешил дальше по коридору.

Арвин не отставал. Пришлось напрячься, минуя голубое сияние — символ драконьего алфавита, от которого застучали зубы и заболели глаза, хоть юноша и видел его только боковым зрением. Затем символ остался позади.

Стены коридора были украшены резьбой в виде чешуи, поэтому он знал, что по-прежнему находится в древнем храме. Коридор был огромен, с круглым потолком, достаточно большой, чтобы по нему могла пролететь Сибил. Через короткое расстояние коридор раздваивался. Змеиные Пальцы замешкался и поднял перед собой обе руки, сложив на каждой пальцы буквой V и указывая ими на оба пути. Он выбрал левый коридор, и Арвин продолжил следовать за юань-ти. Со стороны алтарной комнаты раздался грохот. В коридоре поднялись клубы пыли, пол задрожал. Оглянувшись, Арвин увидел, что путь назад заблокирован. В алтарной комнате обрушилась крыша.

Посмотрев назад, Змеиные Пальцы удовлетворённо хмыкнул, затем продолжил путь по коридору, который становился всё темнее. Арвин шёл следом, бесшумный, как призрак. Псионическая сила скрывала юношу из виду. Вскоре ему пришлось целиком положиться на волшебное темновидение. Похоже, сэ'сэхен тоже был способен видеть в темноте, поскольку шёл вперёд без каких-либо затруднений.

Арвин задумался, чего хочет шпион. Крайне иронично, если Змеиные Пальцы тоже пришёл убить Сибил, но его раскрыли из-за ошибки, которую Арвин допустил с писарем. Сгорая от любопытства, Арвин попытался прочитать поверхностные мысли шпиона. Он был удивлён, когда не нашёл ничего — даже слабого шёпота. Сэ'сэхен никак не реагировал, как будто Арвин не использовал свою силу вовсе. Похоже, у Змеиных Пальцев была необычайно сильная воля. Либо это, либо...

Арвин коснулся кольца на левом мизинце — кольца Кэррелл. Может быть, сэ'сэхен был защищён аналогичным предметом или каким-то заклинанием?

Коридор раздвоился ещё раз. Сэ'сэхен снова воспользовался магией, чтобы выбрать путь, и открыл своим заклинанием зловещий символ во втором проходе. Он обезвредил его, как и первый, сложив губы трубочкой и подув. Арвин был достаточно близко, чтобы услышать волшебную формулу, которую использовал шпион. На язык Кэррелл это было совсем не похоже, но, может быть, потому, что голос этого юань-ти был низким, практически гортанным — и странным образом лишённым шипящих нот, что заставило Арвина задуматься, насколько внешний облик соответствует действительности.

Как только они оба миновали символ, Арвин рискнул использовать ещё одну псионическую силу. Серебряные искры посыпались с его лба, перед глазами всё замерцало. Когда зрение восстановилось, он увидел, за кем идёт на самом деле.

Это был вовсе не юань-ти.

Это был дварф — но таких дварфов Арвин прежде не видел. Его кожа была такой коричневой, что казалась почти чёрной, а на плечи спутанными космами падали длинные, вьющиеся чёрные волосы. Он был босоног и носил только набедренную повязку и два украшения; ожерелье из зубов и клыков разных размеров и браслет из золота с бирюзой на правой руке. Его тело было покрыто неяркой белой татуировкой со скалящимися мордами стилизованных животных. На поясе небольшой кошель. Рядом с ним за пояс была заткнута полая трубка, которая могла быть волшебным жезлом. В остальном дварф казался невооружённым.

Использованная Арвином сила не прошла незамеченной. Дварф резко обернулся, удивлённо моргнул, затем прочитал собственное заклинание. Арвин ничего не почувствовал, но по расширившимся глазам дварфа и по тому, как тот перехватил взгляд юноши, понял, что утратил невидимость. Сила Арвина сразу же перестала действовать. Иллюзия дварфа вернулась, придав ему облик юань-ти со змеиными пальцами.

Дварф поднял руки и оскалился. Пульсирующий нимб красного цвета окружил его тело, смывая темновидение Арвина.

- Погоди! - воскликнул Арвин. - Я друг... я враг Сибил.

Он поспешно попытался использовать силу очарования, но не успел. Укрытый иллюзией дварф нанёс свой удар. Арвин бросился в сторону, но было сложно понять, где находятся руки дварфа. Попытка поставить блок встретила пустоту. Коготь или загнутый кинжал резанул юношу по бедру, оставив болезненную рану.

Отскочив назад, Арвин потянулся к висящему в ножнах за спиной кинжалу. Он выхватил оружие, но использовать не стал. Вместо этого, топнув ногой, он прибегнул к новой псионической силе.

Опять со лба посыпались искры, в воздухе раздался низкий гул. Топот заставил дварфа отшатнуться. Дварф был вынужден схватиться за стену. Его иллюзорные пальцы выглядели как змеи, но заскрежетали по камню. Когти?

Морщась от боли в раненом бедре — разрез был глубок, и штаны пропитались кровью — Арвин наконец сумел использовать другую свою силу. С облегчением он заметил, что дварф хмурится, будто прислушиваясь к далёкому, едва слышному звуку. Тот слышал побочный эффект силы.

- Я враг Сибил, - продолжил Арвин, отступая и не выпуская кинжал из рук. - Я пришёл убить её.

Дварф посмотрел на него пустыми глазами.

- Друг, - повторил Арвин, хлопнув себя по груди. Юношу беспокоило, что дварф, похоже, не говорит на его языке. От очарования не будет никакого толку, если дварф не сможет его понимать. Арвин заговорил медленно, подняв кинжал, чтобы сделать свирепый режущий жест. - Я хочу убить Сибил. Убить.

Свободной рукой он изобразил взмахи крыльев, потом змею, повторяя режущие жесты, как будто ударял собственную руку.

Дварф потряс головой, как будто отряхивающийся от воды пёс. Его длинные косматые волосы захлестали по лицу. Затем он бросился в атаку.

Арвин увернулся, по-прежнему не используя кинжал. Он смотрел на красный, мерцавший как злое пламя ореол, окружающий дварфа. Сосредоточившись, юноша видел, где ореол был ярче всего — вокруг меньшей фигуры, которая была настоящим телом дварфа. Арвин притворился, что спотыкается, и когда дварф прыгнул вперёд, схватил его за волосы. Арвин прижал острие кинжала к его горлу, задержал его там на мгновение, потом отскочил в сторону. Снова отступая, подняв левую ладонь в жесте «подожди», он вернул кинжал в ножны.

- Друг, - снова сказал он так громко, как только посмел. Оставалось лишь молиться, чтобы дальше по коридору, там, где можно было их услышать, не было Сибил.

Дварф остановился и нахмурился. Он сказал что-то на собственном языке и указал на протянутую руку Арвина.

Арвин развёл руки и пожал плечами.

- Я тебя не понимаю.

Дварф что-то прошептал, подняв ладони к губам. Арвин напрягся, но заклинание не произвело губительного эффекта. Вместо этого слова дварфа стали понятны. Его иллюзия пропала — но красный ореол нет.

Он схватил Арвина за левую руку и спросил:

- Где ты взял это кольцо?

- Оно принадлежало женщине по имени Кэррелл.

Дварф стиснул его руку сильнее, и его когти зацарапали Арвину кожу.

- Где она сейчас?

- Она... - слова застряли у Арвина в горле. - …мертва.

Глаза дварфа вспыхнули. В них Арвин увидел зеркало собственной скорби.

- Ты знал её? - недоверчиво спросил Арвин. Он быстро вспомнил всё, что Кэррелл рассказывала о своём прошлом — и своих знакомствах. - Ты один из к'аакслаат?

Дварф отвёл глаза, услышав вопрос — что само по себе было достаточным ответом.

- Ты знаешь, как действует кольцо?

Арвин кивнул.

- Защищает мысли.

Дварф с вызовом посмотрел на него.

- Сними. Потом скажи мне, откуда ты знал Кэррелл — и как она умерла.

Арвин осторожно огляделся кругом.

- Здесь? Прямо сейчас? Что, если Сибил...

- Она не настолько близко. Быстро, говори; время есть.

Арвин неохотно стянул кольцо с пальца. Оно казалось частью Кэррелл — а теперь и его частью. Заговорив быстрым шёпотом, Арвин рассказал дварфу, как встретил Кэррел, как они решили объединить силы, чтобы сражаться с Сибил, и о том, как один из слуг Сибил — марилит — утащил Кэррелл в бездну.

- Это была моя вина, - закончил он. - Я использовал силу, которая к этому привела.

- Привела к чему?

Пока Арвин объяснял, красное мерцание вокруг дварфа угасло. Ладонь, сжимавшая руку Арвина, снова стала обычной, без когтей.

Арвин нахмурился.

- Я связал судьбу Кэррелл с демоном — но ты, наверное, уже понял это из моих мыслей.

Дварф покачал головой.

- Мой бог не даровал мне такой способности.

- Но...

Дварф кивнул на кольцо Кэррелл.

- Ты согласился снять его. Я понял, что ты говоришь правду.

- Тогда поверь мне; я пришёл сюда с той же целью, что и ты.

Арвин отодвинул ранец подальше от раненого бедра. Оно по-прежнему кровоточило. Он скинул свою рубаху, свернул её в комок и прижал к ране. Нужно было прожить всего лишь до того момента, как он сможет кинуть свою сеть, не дольше.

- Веди.

Дварф кивнул на кровь, пропитавшую рубаху Арвина.

- Сначала тебе кое-что нужно.

Он с безмолвным вопросом протянул к юноше свои широкие руки.

Арвин кивнул — затем поморщился, когда дварф пальцами прижал края его раны друг к другу. Несколько мгновений боль была ужасной, но Арвин сцепил зубы и вытерпел. Когда дварф закончил шептать, Арвин посмотрел на своё бедро и увидел тонкую, как нитка, усеянную крошечными листочками лозу, сшившую края его раны. Запах лозы напомнил Арвину целебное зелье, которое он когда-то пил. Юноша пошевелил ногой. Мышцы на бедре казались целыми, и боль прошла.

- Спасибо, эм...

Дварф поклонился, затем представился.

- Пакал. Один из к'аакслаат, как ты догадался.

- Я Арвин из... сам по себе. Мой мотив убить Сибил исключительно личный. Я хочу отомстить за Кэррелл.

- Пускай Тард Харр однажды исполнит твоё желание.

- Было бы неплохо, исполни он его сегодня, - сказал Арвин. - Просто отведи меня к Сибил.

Пакал указал назад, туда, откуда они пришли.

- Сибил направилась в другую сторону. Там, где тоннель впервые раздвоился, она выбрала правый коридор.

Арвин моргнул.

- Ты здесь не для того, чтобы убить Сибил? Но я думал...

Затем он догадался, зачем дварф принял чужое обличье и проник в храм; по той же причине, по которой Кэррелл отправилась на север в Хлондет.

- Ты разыскиваешь Змеиный круг.

Пакал кивнул, и Арвин задумался, знает ли дварф, что у Сибил есть только половина.

- Ты можешь определить, где он находится?

- Да. - Пакал поднял руку и сложил два пальца буквой V. - С помощью этого.

Он указал в направлении, в котором шёл.

- Змеиный круг там.

- Правда? - задумался про себя Арвин.

Он вспомнил рассказ Кэррелл о том, что её поискам половины Змеиного круга, находившейся у Дметрио, помешала такая простая вещь, как выложенная свинцом коробка. Наверняка Сибил использовала похожую защиту. Пакал обладал необычайно сильной магией — он продемонстрировал это, проникнув через печати, которыми Сибил защитила своё логово — но всё равно...

- Тебе не кажется, что это слишком просто? - спросил Арвин. - Мы в недрах логова Сибил, но её слуг здесь нет и следа.

- Любых слуг, которые могли бы броситься в погоню, раздавило, как червей.

- Это не объясняет отсутствия стражников в этих коридорах, - возразил Арвин. - Сибил как будто хочет, чтобы Змеиный круг нашли. Говорят, что самый простой способ поймать мышь — это поставить приманку.

Дварф ухмыльнулся.

- Я — та мышь, которую змеиным кольцам не удержать.

Арвин продолжил возражать, потом понял, что если он прав — если сама Сибил появится, чтобы привести свою ловушку в действие — то у него будет второй шанс захлестнуть её своей сетью, а Пакал казался вполне уверенным, что сможет сбежать. Дварф мог себя обманывать, но это был его выбор. Его предупредили.

- Значит, у тебя есть способ сбежать, - сказал Арвин. - Хорошо.

Пакал посмотрел на него.

- А у тебя нет?

Арвин пожал плечами.

- Это неважно. Важно убить Сибил. Теперь, когда Кэррелл...

Глаза защипало. Он моргнул.

- Ты любил её, - сказал Пакал.

- Очень, - согласился Арвин. Затем расправил плечи.

- Я иду с тобой, - сказал он дварфу. - Я выучил в гильдии несколько трюков. Если Змеиный круг охраняют ловушки, я смогу их обезвредить.

Пакал улыбнулся.

- Думаешь, я так плохо подготовился? Я и сам могу справиться с ловушками. Пойдём уже. Мы и так потратили достаточно времени.

Дварф повёл Арвина дальше во внутреннее святилище Сибил. Проход разделялся ещё три раза, и каждый раз дварф останавливался, чтобы определить нужное направление и обезвредить очередной защитный глиф. Коридоры продолжали пустовать, подкрепляя подозрения Арвина. Наконец, тоннель повернул за угол и закончился массивным камнем, вырезанным в виде скалящейся звериной морды.

- Здесь, - сказал Пакал. - За этой дверью.

- Как мы её откроем?

- Заклинанием, но сначала...

Прошептав молитву, Пакал провёл руками по каменной морде, совсем чуть-чуть не касаясь её. Пасть начала светиться тускло-красным. На какой-то ужасный момент Арвин подумал, что дварф активировал магическую ловушку, но Пакал просто кивнул.

- Ловушка, как я и подозревал, - сказал он. Он отступил и прошептал молитву, царапая воздух согнутыми пальцами. Потом его плечи опустились.

- Магия слишком сильна, - сказал он, когда мерцание угасло. - Я не могу её развеять.

Он повернулся к Арвину.

- Я сумею открыть дверь, но это будет рискованно, раз мы не знаем, как действует ловушка.

- Может быть, я смогу помочь, - сказал Арвин.

Повернув ладони к огромной каменной морде, он использовал энергию вокруг своего пупка, направив её к горлу. Раздался низкий гул, и на камне проступили тонкие капли эктоплазмы. В его разуме возникло психическое эхо прошлого; образ сжимающего фонарь юань-ти в старомодных одеждах, который подошёл к камню и прочитал заклинание. Пасть распахнулась, на миг открыв взгляду помещение за ней. Юань-ти пригнулся, чтобы скользнуть внутрь. Из пасти выстрелили кожистые чёрные щупальца, заполнив её, как гнездо змей. Они хлестнули нарушителя, оборачиваясь вокруг его рук, ног и шеи. Затем щупальца потянули в разные стороны. Юань-ти буквально разорвало на куски; его конечности и голова с чмокающим звуком оторвались от тела. Щупальца отпустили то, что от него осталось, и исчезли. Затем пасть закрылась.

Арвин содрогнулся, когда видение прекратилось.

- Я знаю, как действует ловушка, - сказал он Пакалу. - Пасть — это дверной проём. Ловушка внутри.

Он описал увиденное.

- У меня есть верёвка, которая сможет связать эти щупальца на достаточный срок, чтобы мы успели проскользнуть.

Пакал покачал головой.

- Есть идея получше. Даже щупальца не смогут поймать ветер.

Он посмотрел на Арвина снизу.

- Я превращу твоё тело в воздух, если позволишь. Когда пасть откроется, ты пролетишь внутрь. Я сделаю тебя снова вещественным, когда мы окажемся внутри.

Арвин помешкал.

- А что с моим ранцем? - спросил он. - И вещами внутри?

- Они тоже станут воздухом, - уверил его Пакал. - И вернутся в материальную форму.

- Хорошо, - согласился юноша. - Давай.

Дварф прочитал молитву, шевеля руками, как крыльями. Он начал с ног Арвина и двигался вверх по его телу, встав на цыпочки, чтобы закончить. Арвин почувствовал, как по телу поднимается онемение. Посмотрев вниз, он увидел, что его стопы, ноги, бёдра и руки превращаются в отдельные пылинки, а потом и вовсе исчезают. Его тело не упало на пол, но осталось стоять прямо. Сердце дрогнуло, когда руки и туловище полностью превратились в газ. Он на мгновение запаниковал, осознав, что не чувствует сердцебиения. Дыхание тоже прекратилось. Затем потеряла плотность голова. Арвин парил рассеянным сознанием внутри потока воздуха, способный каким-то образом видеть и слышать, но лишившись осязания. Нечто подобное он испытывал лишь во время глубокой медитации — такой глубокой, что начинал опасаться потери чувства собственного «я».

Пакал прочитал новое заклинание. Дварф поднял кулак и стукнул разок по каменной морде, затем быстро отступил. Когда пасть со стоном распахнулась, он превратил в газ и себя.

- Следуй за мной, - прошептал голос.

Арвин почувствовал, как движется рядом воздух. Воздух поплыл к зияющей пасти, оставляя зияющую пустоту там, где мгновение назад был Пакал. Арвин попытался последовать за ним, но ноги не двигались — и вспомнил, что ног у него больше нет. Поборов страх, он сосредоточился на месте, куда хотел попасть — помещении по ту сторону пасти — и почувствовал, как плывёт в том направлении.

Пакал парил рядом, вихрь связанности, которую Арвин чувствовал, но прикоснуться не мог. Друг за другом они вошли в пасть. Ловушка ожила. Свирепо хлестнули, расправляясь, щупальца, попытались схватить их, потянувшись в пространство, которое занимали Арвин и Пакал. Арвин инстинктивно отпрянул, когда одно из щупалец ударило по его лицу, но оно прошло прямо сквозь его газообразное тело. Мысли бешено закружились, когда составляющий его голову газ забурлил от удара, затем снова пришли в норму. Он сосредоточился на своей цели и поплыл туда.

Оказавшись внутри, его тело стало твёрдым в той же последовательности; с ног и до головы. Кровь хлынула по венам, вызвав приступ жестокого покалывания во всём теле. Он охнул и едва сумел сохранить равновесие. Как только головокружение прошло, он потянулся к плечу, чтобы коснуться ранца. Тот был на месте, и сеть по-прежнему оттягивала лямки вниз. Арвин облегчённо вздохнул.

Помещение было круглым, стены украшены уже знакомым чешуйчатым узором. У одной из стен лежал скелет огромной змеи, свернувшейся кольцами на месте своей гибели.

- Снова кости, - пробормотал Арвин.

Он тронул ногой хвост давно погибшего стража, но скелет не отреагировал.

На полу стояла простая деревянная шкатулка; её крышка на петлях, похоже, была лишена замка. Рядом со шкатулкой возник Пакал — из воздуха соткались стопы, ноги, туловище, затем голова — и присел, чтобы осмотреть контейнер. Он указал на него разведёнными пальцами, что-то прошептал и сказал:

- Змеиный круг здесь.

Дварф потянулся к крышке.

- Осторожно, - предупредил Арвин. - Наверняка здесь тоже ловушка.

- Ловушек я не почувствовал, - отозвался Пакал. Он поднял крышку.

Арвин вздрогнул, но ничего не произошло.

Шкатулка была выложена чёрным бархатом. Внутри находилась согнутая полукругом серебряная трубка вдвое толще большого пальца Арвина. С одного конца полукруга торчала змеиная голова с открытой пастью и драгоценными камнями вместо глаз. Другой конец слегка сужался — здесь должна была крепиться вторая половина круга. Арвин задержал дыхание, ожидая, что сейчас что-нибудь произойдёт — закроется дверь-пасть, раздастся сигнал тревоги, даже что скелет змеи внезапно встанет на дыбы и бросится на них. Но ничего не случилось.

Пакал встревоженно посмотрел на Арвина.

- Только половина? Мы думали, что у Сибил есть оба куска.

- Может быть, и есть, - ответил Арвин, думая об исчезновении Дметрио. - Может быть, поэтому она решила оставить эту половину там, где её легко найти; тот, кто обнаружит её, захочет заняться поисками второй половины. Сибил знает, что в её логове лазутчик; очевидно, это часть капкана, который должен этого лазутчика поймать.

Арвин сбросил с плеч рюкзак и начал распутывать завязки. Он кивнул на дверь; извивающиеся щупальца в пасти исчезли, но дверь не закрылась.

- Тебе не кажется странным, что пасть не захлопнулась?

Пакал ткнул ногтем серебряный полукруг, заставив металл слабо зазвенеть — наверное, убеждаясь, что артефакт настоящий, а не иллюзия — затем закрыл крышку. Он поднял шкатулку и встал на ноги.

- Вторая половина Круга змеи...

- По-прежнему находится в освинцованном контейнере, где её не сможет найти магия, - сказал Арвин. Он тоже поднялся на ноги, взяв свой рюкзак, готовый бросить сеть из него в тот самый миг, как только в комнате появится Сибил. Сеть пахла цветами и мускусом.

- Уходи, пока можешь, - сказал он Пакалу. - У тебя есть половина Круга змеи; удовлетворись этим.

- Ты не..?

- Нет, - ответил Арвин. - Я остаюсь. Сибил должна скоро появиться.

Пакал кивнул и сказал.

- Да направит Тард Харр твои...

Дварф охнул и качнулся вперёд, врезавшись в Арвина. Шкатулка выпала из его рук, Круг змеи упал на пол. Арвин услышал гремящий звук быстро двигающихся по полу костей.

Он выругался и отскочил назад. Скелет — в конце концов он всё-таки ожил — встал на дыбы, распахнув пасть, снова готовый нанести удар. Змея уже укусила Пакала, и по тыльной стороне руки дварфа текла кровь. Поверх застывшего тела дварфа на Арвина смотрели пустые глазницы змеиного черепа. Потом змея начала раскачиваться.

Арвин бросил ранец и выбросил руки навстречу скелету. Между ними заплясали серебряные искры, и с пальцев Арвина сорвались длинные нити поблёскивающей эктоплазмы, захлёстывая змею-нежить. Эктоплазменные нити опутали змеиные рёбра, и Арвин одним движением руки завязал эктоплазму узлом. Ещё один рывок затянул нити потуже, связывая друг с другом кольца змеиного скелета. Но голова и шея змеи по-прежнему продолжали раскачиваться.

Разум Арвина затянула дымка. Он смотрел на змею, нависшую над телом Пакала, не беспокоясь о том, жив дварф или мёртв. Голова потяжелела, как будто он выпил слишком много вина. Юноша чувствовал, как его тело двигается в такт покачиваниям змеи.

Скелет широко открыл пасть, готовый ввести в игру изгибающиеся клыки. По-прежнему качая головой и шеей, он подался к Арвину, неловко волоча своё скованное эктоплазмой тело.

Авин хотел сделать шаг назад, но вместо этого шагнул вперёд. Его нога задела какой-то предмет, с металлическим звоном скользнувший по полу. Посмотрев вниз, Арвин увидел, что это верхняя половина Круга змеи.

Это купило ему мгновение передышки от гипнотизирующих движений скелета. Арвин встал в одну из поз, которой научил его Танджу, и поднял левую руку, как будто для отражения удара. Он представил себя в форме Щита и закружился, чтобы защитить себя со всех сторон. Энергия с громким гулом хлынула из точки силы на его горле. Она сложилась в защитный барьер вокруг Арвина, который помог ему бороться с эффектами змеиного гипноза. Его разум очистился.

Зная, что большая часть его псионических сил будет бесполезна — скелет был лишён сознания — Арвин выдернул из ранца каменную верёвку. Бросив её в воздух, он прокричал командное слово. Верёвка застыла, превратившись в каменный шест. Она ударила скелета прямо под голову, расколов верхний позвонок. Голова с грохотом рухнула на пол, а следом за ней — и остальные кости. Взмахнув каменным шестом вверх и над головой, Арвин обрушил его на змеиный череп. Голова разбилась, и осколки черепа разлетелись по комнате. Ударившись о пол, каменная верёвка тоже разбилась на куски.

Задыхаясь, Арвин посмотрел на останки чудовища. Эктоплазма уже начала испаряться. Скелет не шевелился. Кажется, он был мёртв. Арвин коснулся кристалла на шее.

- Девять жизней, - прохрипел он.

Юноша присел рядом с Пакалом и прижал пальцы к шее дварфа. Под толстой кожей слабо стучал пульс. Глаза Пакала были открыты, дыхание поверхностным. Укус скелета парализовал его.

Арвин посмотрел на свой ранец, раздумывая, что делать дальше. Сибил до сих пор не появилась. Что её задержало?

По другую сторону двери раздался звук, похожий на шорох кожи или чешуи по камню. Схватив свой ранец, Арвин распластался у стены. Сердце бешено заколотилось, когда он услышал женский голос, шепчущий проклятия на языке юань-ти. Уверенный, что это Сибил, Арвин попытался достать сеть из ранца. Сеть не освобождалась. Он дёрнул сильнее, но сеть не поддавалась. Он выругался про себя, догадавшись, что произошло; жёлтые мускусные лозы, из которых была сплетена сеть, пустили корни в мягкую кожу ранца.

Арвин выдернул из ножен кинжал, собираясь отрезать сеть. Он услышал оглушительный грохот по ту сторону двери, когда щупальца снова пришли в действие. Тогда Арвин догадался, что это не Сибил, а кто-то другой пытается пройти через дверь, и перехватил кинжал за лезвие, чтобы его метнуть. Кто бы ни был этот нарушитель, скорее всего он будет опасен. Арвин потянулся глубоко в свою муладхару, готовый направить её энергию.

В дверной проём шагнуло нечто, похожее на женскую тень. В мгновение ока тень выросла, стала трёхмерной. Человеческая женщина, плотного телосложения, с двойным подбородком, русыми волосами и седой прядью на виске. У Арвина отвисла челюсть, когда он узнал её. Нанет — чародейка, призвавшая демона, который убил Кэррелл.

Нет, поправился он, увидев, как покачнулось тело женщины, когда она восстановила равновесие и посмотрела на Пакала. Это мысленное семя. Разум в этом теле больше не принадлежал Нанет. Он принадлежал Зелии.

Арвин использовал силу, чтобы затуманить ей мозги и скрыть самого юношу — как раз вовремя. Острожная Нанет-семя оглядела комнату и хихикнула, когда её взгляд упал на верхнюю половину Круга змеи, лежащую рядом с телом Пакала. Она нагнулась, чтобы подобрать артефакт.

Зная, что застать её врасплох с помощью псионики не выйдет — побочный эффект мгновенно выдаст его — Арвин прибегнул к более грубым методам. Он метнул кинжал, пока чародейка отвлеклась. Кинжал попал в цель, вонзившись ей между лопаток. Клинок мог бы убить человека с меньшей жировой прослойкой, но Нанет-семя только вскрикнула от боли.

Она резко развернулась, обшаривая комнату своими маленькими глазами. Арвин охнул, когда его собственную спину пронзила боль. Казалось, что туда вонзился кинжал. По спине потекло что-то мокрое; не кровь, эктоплазма. Нанет-семя, должно быть, использовала силу, которая перенесла на него боль от её раны.

Боль разбила концентрацию Арвина, позволив Нанет-семени на миг заметить его. За первой псионической атакой последовала её вторая, молниеносная, как сама мысль. Арвин попытался поднять щит, но был недостаточно быстр.

Воздух потоком вырвался из лёгких, когда вокруг его груди обернулась и сжалась невидимая полоса псионической энергии. Собственная псионическая сила Арвина ослабла, когда он попытался вздохнуть — и не смог. Он стал видимым.

- Снова ты, - сказала Нанет-семя, шипение побочных эффектов заглушало её слова.

Арвин пытался сделать хотя бы вдох. Он попробовал построить мысленную крепость, но Нанет-семя разрушила её. Он начал формировать конструкт из эктоплазмы, чтобы атаковать её, но прежде чем конструкт был закончен, она перехватила над ним контроль и заставила разбиться об стену, расплескав эктоплазму по всей комнате. Он мог бы попытаться её зачаровать, но в лёгких не осталось воздуха. Он не мог говорить, не мог даже умолять. Он сумел установить хрупкую связь с её разумом и получил слабую надежду; Нанет хотела прекратить действие силы, которая не позволяла Арвину дышать, чтобы заменить её силой, которая заставит его покончить жизнь самоубийством. Тогда его смерть растянется надолго, позволив Нанет-семени сполна ею насладиться.

Но она передумала. Нет, она оборвёт жизнь Арвина быстрее. Половина Круга змеи была важнее — тем более, что Сибил уже знала об угрозе.

Когда Нанет-семя наконец заметила, что Арвин слушает её мысли, она мысленно вытолкнула его из своего разума. Затем ещё сильнее сжала ленту вокруг его груди.

Арвин рухнул на колени. К краям зрения подступила темнота. Он яростно заморгал, пытаясь найти в себе достаточно воли, чтобы сопротивляться этой псионической силе. Ему показалось, что рука Пакала шевельнулась. Секунду спустя юноша был в этом уверен, несмотря на рёв в ушах и тёмные точки перед глазами. Паралич выветривался.

Веки Пакала затрепетали, потом поднялись, и он посмотрел на Нанет-семя. Одна рука дварфа поползла к его полой трубке, вторая тихонько раскрыла кошель на поясе.

Трубка заскребла по полу. Нанет-семя повернулась на звук.

Последней частицей своего сознания Арвин активировал силу — одну из первых, которые он освоил. Тихий гул наполнил воздух. Вместо того, чтобы закончить своё движение и повернуться к Пакалу, Нанет отвлеклась и посмотрела в сторону двери. Последнее, что увидел Арвин, прежде чем потерять сознание — как дварф поднимает трубку к губам.

Следующим чувством юноши стала пощёчина, которой привёл его в сознание Пакал. Арвин слабо оттолкнул его и сделал дрожащий вдох. Он сел — и прежде чем заговорить, вынужден был ждать, пока комната прекратит вращаться. Арвин чувствовал себя так, будто его вот-вот стошнит.

- Что произошло? - спросил он.

Пакал указал на лежащую лицом вниз на полу Нанет. Её рука была вытянута над головой, пухлые пальцы раскинуты в стороны. На одном из пальцев Арвин заметил янтарную полоску; кольцо телепортации, которое она использовала, чтобы похитить Глисену из отцовского дворца. В затылке Нанет, прямо над кинжалом Арвина, торчал крохотный оперённый дротик. Не веря своим глазам, он уставился на свою побеждённую противницу.

- Она...

- Мертва, - Пакал протянул Арвину руку.

Арвин облегчённо вздохнул. Он не сразу осознал тот факт, что дварф его спас. Учитывая, насколько возросли его силы, Арвин и сам должен был справиться с семенем. Он принял руку дварфа и поднялся на ноги.

- Хороший выстрел, - сказал он.

Он ткнул крупную женщину носком ноги, почти ожидая, что она восстанет из мёртвых, как змеиный скелет.

Пакал поднял Змеиный круг и положил его назад в шкатулку, затем указал двумя пальцами на единственный выход из комнаты. Лицо дварфа побледнело. Он опустил руку.

- Сюда идёт Сибил, - сказал Пакал. - Ты уверен, что останешься? Я могу снова превратить твоё тело в воздух.

- Я не уйду, пока не убью Сибил, - ответил Арвин.

Он выдернул свой кинжал из тела мёртвой женщины и принялся за работу.

Дварф покачал головой.

- К тому времени меня здесь уже не будет. Ты окажешься в западне, даже если добьёшься своего.

-Нет, не окажусь, - возразил Арвин, кивнув на руку Нанет. - Её кольцо — магическое. Оно может телепортировать меня отсюда. Если я уцелею.

Отвечая дварфу, он продолжал работать над своей сетью. Это была непростая работа; одно неверное движение, и Арвин мог рассечь саму сеть и испортить её. Из коридора снаружи слышалось вуф-вуф-вуф крыльев, торопливые шаги и звук ползущих чешуйчатых тел. Приближались Сибил и её жрецы.

Пакал положил широкую руку Арвину на плечо.

- Я не такой храбрый, как ты. Пускай Тард Харр дарует тебе силу.

Дварф начал молитву, которая должна была превратить его тело в воздух.

Молитву оборвало гневное шипение из коридора снаружи.

- Нанет! - закричала Сибил. - Ты пожалеешь о своём предательстве!

Мгновение спустя в комнату хлынула волна магического страха — ещё сильнее предыдущей. Разум Арвина заполнила паника. Он резко повернулся, пытаясь найти выход из помещения. Выход был только один, и вёл прямиком к Сибил. Он оказался в западне...

Нет. Был ещё один выход. Оттолкнув сжавшегося на полу Пакала, Арвин схватил руку Нанет-семени и облегчённо всхлипнул, когда нашёл янтарное кольцо на одном из пальцев. Сорвав кольцо, он бросил его на пол.

-Оссалур! - крикнул он.

Кольцо расширилось.

Волны магической энергии гнали Арвина к янтарному кругу, который вырос практически до двух шагов в ширину. Безопасность была всего в паре шагов. Он слышал яростное шипение Сибил снаружи, чувствовал поток воздуха, гонимого её крыльями.

«Нет!» - подумал он, сражаясь со стремлением к бегству.

Собравшись с духом, Арвин повернулся и подхватил ранец. Момент, который он ждал и планировал шесть месяцев, почти наступил. От напряжения на лбу проступил пот. Юноша сунул руку в ранец. Сеть была практически свободна. Один хороший рывок, и она окажется у него в руках.

Затем ударила новая волна ужаса. Пакал вскочил на ноги. Побелевшими пальцами он крепко прижал шкатулку к груди и дрожал, как мышь, которую вот-вот проглотит змея.

Сражаясь с ледяными вспышками страха, угрожавшими сдуть его с ног, как ураган, Арвин повернулся к двери и увидел, как в комнату вползает Сибил, сложив крылья за спиной. Он начал выдирать сеть из ранца...

И потом Сибил посмотрела на него. Увидела его. Когда ударила третья волна волшебного страха, храбрость, которую мгновением раньше нашёл в себе Арвин, расплавилась и превратилась в воду в его венах. Потащив за собой ранец, юноша с воплем бросился к кольцу. Он сгрёб по пути Пакала, потянув дварфа за собой внутрь янтарного круга.

Чешуйчатые залы храма Вараэ пропали.

Как и волшебный ужас.

Арвин выругался. Полгода подготовки и планирования — и всё насмарку. Несмотря на то, что страх был магическим, Арвин чувствовал настоящее презрение к себе. Он был псионом, повелителем магии разума. Его воля должна быть сильнее. Он заскрежетал зубами, потом напомнил себе, что ещё не всё потеряно. По крайней мере, ему хватило рассудка утащить с собой дварфа и рюкзак. Если будет на то воля богов, может быть, он получит второй шанс бросить сеть на Сибил.

По-прежнему дрожа от последствий магического ужаса, Арвин отстранился от Пакала и огляделся. Кольцо — вернувшись к обычному размеру — телепортировало их в сад на крыше под открытым звёздным небом. Журчал фонтан, осыпая прохладными каплями растения в горшках. Арвин посмотрел на растения, каждое из которых было подстрижено в форме свернувшейся змеи. Он видел их прежде. Как только его осенило, раздался скрип открывающейся калитки. На лестнице, ведущей на огороженную перилами крышу, появилась женщина с длинными рыжими волосами и зелёной чешуёй.

Зелия.

- Арвин! - зашипела она. Она бросила взгляд на кольцо Нанет. - Что ты сделал с моим семенем?


Отродье идола: глава 1

07 Май 2018 - 18:00

Глава 1

 

Концентрируясь, Арвин смотрел в чашу с водой, служившую ему импровизированным зеркалом.

Две из пяти точек силы в его теле покалывало от потока энергии; он чувствовал, как сила тугими кольцами вьётся вокруг пупка и расходится от него рябью, снова собираясь воедино в центре груди. В воздухе витали запахи имбиря и шафрана, с каждым долгим, медленным вздохом становясь сильнее.

На коже подобно блестящим каплям пота проступали пятна эктоплазмы по мере того, как начинала действовать его сила. Изучая своё отражение, он видел, как тело покрывается чешуёй. Усилием мысли он сменил её цвет с розового цвета кожи на чёрный, пронизанный полосками серого. Его тёмно-русые волосы до плеч тоже стали чёрными и слились с головой, как и уши, придавая ему более змеиноподобный облик. Над глазами появились чешуйчатые наросты, похожие на рога, — отличительная черта гадюки, которой он подражал. Его рот расширился; открыв челюсть, он увидел, как верхние зубы превращаются в изогнутые клыки. За каждым ухом вспухли ядовитые гланды. Блестящая капля яда застыла на кончике одного из клыков. Он смахнул её прочь сильно зудевшим языком; когда он сосредоточился, язык удлинился, а его кончик раздвоился.

Он покрутил головой, высматривая любой признак того, что мгновение назад он был человеком. Сандалии и одежда не изменилась, хотя тесная хлопчатая рубаха и штаны начали цепляться за грубую чешую. Кольцо Кэррелл — широкая полоска золота с крупным бирюзовым камнем — по-прежнему было надето на мизинец его левой руки. Увидев его, он сморгнул неожиданные слёзы. Затем юноша сосредоточился на этом пальце, обрубленном много лет назад, на последнем его суставе. Кожу защипало, когда палец удлинился и отрастил новый ноготь. Казалось странным снова обладать целым мизинцем. Ещё страннее казался слой чёрной чешуи на ладонях, запястьях и лице. От кожи исходил мускусный змеиный запах.

Почувствовав его, Арвин изогнул губы в улыбке.

Превращаясь, его тело стало стройнее, и охватывающий грудь пояс ослаб. Он поднял рубашку, затянул пояс, почувствовал, как ножны с кинжалом снова прижались к пояснице. Затем он поднял руку к щеке и почесал по-прежнему зудящую кожу. Чешуя была колючей и грубой, как свежая щетина.

Довольный тем, что никто не сможет его узнать, он наклонился и поднял свой свёрток. Он чувствовал себя свободным, подтянутым, движения были плавными и колышущимися, как будто он был рождён юань-ти. Довольное шипение сорвалось с губ. Маскировка была безупречной.

Но она не продлится долго, и ему предстоит свести кое-какие счёты, прежде чем срок действия истечёт.

Этой ночью Сибил умрёт.

Он вышел из хижины, куда нырнул, чтобы совершить своё превращение — одной из хижин, в которых городские рабы хранили свои инструменты — и прошёл по узкой улице, ограждённой высокими стенами. Этот участок Хлондета был одной из старейших частей города. Вместо блестящего зелёного мрамора, который позднее стал отличительной чертой города, некоторые из его зданий были построены из тусклого красного камня. Большинство зданий были резиденциями знати — вьющиеся башни и увенчанные куполами особняки, подражавшие главной достопримечательности города, Собору Изумрудной чешуи. За стенами находились частные сады; Арвин слышал, как там булькают фонтаны. Его губы пересохли. Был очередной жаркий летний день, один из тех, которые заставляют чувствовать себя полностью высушенным. Несмотря на то, что солнце уже садилось, воздух по-прежнему был липким и жарким. Арвин с радостью сделал бы глоток прохладной воды, но он не мог позволить себе остановиться, чтобы утолить жажду.

Улицы были узкими и тенистыми, простыми дорожками между высоких, изгибающихся стен. Их использовали преимущественно человеческие рабы. Хозяева — юань-ти — скользили по грациозно выгибающимся над головой виадукам.

Когда Арвин начал сворачивать в боковой переулок, он услышал что-то у себя за спиной. Его охватило предчувствие опасности. Он резко развернулся, обнажив клыки, готовый защищаться — лишь для того, чтобы увидеть мелкую, лохматую собачонку с золотистой шерстью. Высотой она была ему по колено и обладала крупными, стоящими торчком ушами, которые придавали ей схожесть с лисой. Собака смотрела на Арвина, выкатив язык, наверное, надеясь, что её погладят. Арвин зашипел, и собака бросилась прочь.

Спустя дюжину шагов улица заканчивалась тупиком, упираясь в простое святилище, состоящее всего из одной комнаты с давно рухнувшей крышей. Со всех сторон стены святилища обступали другие здания, сжимая его змеиными кольцами. Двери не было, как будто от этого давления её сорвало с петель.

Храм построили почти тринадцать веков назад, вскоре после того, как город опустошила первая великая чума. Он был посвящён Святой Аганне, священнице и целителю, которая потеряла от гангрены пальцы — из-за болезни, получившей название «липнущая смерть». Икона святой висела на задней стене храма, над алтарём. Её краски почти сливались с деревом, на котором икона была нарисована. Икона изображала святую, протягивающую свои пальцы на тарелке Ильматеру. Несмотря на потерю пальцев, Святая Аганна осталась в городе, исцеляя больных своими молитвами. В конечном счёте липнущая смерть забрала её, но до того священница трудилась без остановки, заботясь о больных до тех пор, пока не ослабла настолько, что уже не смогла себя исцелить. Спасённые Аганной сохранили память о ней, построив это святилище.

В те дни Хлондет был человеческим городом. За прошедшие века власть получили юань-ти, а юань-ти поклонялись змеиному богу Ссету. Храмы вроде этого были практически забыты, оставшись известными лишь горстке людей, которые по-прежнему поклонялись Плачущему Богу. Эти жрецы заботились об Арвине в детстве, и много лет назад его взяли в храм Святой Аганны в награду за то, что он сплёл больше всех сетей за месяц. Но вид сморщенных пальцев на тарелке напугал его, как и витавший в святилище слабый запах тухлых яиц — он был уверен, что это признак чумы. Но священник объяснил мальчику, что запах исходит из погреба, в который юань-ти проложили тоннель и превратили в плодильную палату. Когда Арвин испугался, что из погреба вылезут юань-ти, чтобы защитить свои яйца, священник рассмеялся. Погреб много лет назад забросили, объяснил он. Юань-ти больше не оскверняли его.

Арвин поблагодарил Тимору, богиню удачи, что та вплела нить этих важных сведений в полотно его жизненного пути.

В последние шесть месяцев, вернувшись из Сеспеча, Арвин собирал информацию о древнем храме, который Сибил сделала своим логовом. Арвин знал, что храм построен в честь лорда зверей Вараэ, аспекта Ссета, и находится где-то под городом, в ещё более древней паутине катакомб. Храм, заброшенный задолго до того, как был построен Хлондет, был заново открыт семьёй Экстаминос в шестом веке. Несколько лет семья Экстаминос использовала его для своих религиозных обрядов. Второй раз его забросили после того, как был построен Собор Изумрудной чешуи. За прошедшие три с половиной века его практически забыли. В Хлондете никто — кроме последователей Сибил — не знал, где он находится и как туда попасть.

Но был один текст — один из нескольких, которые Арвин с большим трудом заполучил при помощи своих связей в гильдии — который описывал путь внутрь. Он был написан человеком по имени Виллим Экстаминос в конце шестого века ЛД. Виллим завуалированно упоминал люк, который ведёт прямиком к храмовым катакомбам — люк, который может открыть только «госпожа без пальцев».

Святая Аганна. Вход в храмовый «погреб», скорее всего, был расположен за иконой.

Арвин увидел, что за те восемнадцать лет, что прошли с его визита, алтарь заметно осел; подношения теперь падали с его круто накренившейся поверхности. Юноша вскарабкался на алтарь и встал, изучая икону. Та поблекла ещё сильнее, чем он помнил. Он едва мог различить белые, похожие на червей пальцы на тарелке, которую держала Святая Аганна.

Арвин взялся за край иконы и осторожно потянул. Как он и ожидал, изображение висело на петлях — которые оторвались, оставляя Арвина с тяжёлой деревянной панелью в руке. Он покачнулся назад и едва не упал с алтаря. Восстановив равновесие, он опустил икону на пол и принялся разглядывать участок стены, который она скрывала. При близком изучении обнаружились небольшие углубления в камне, пять едва заметных круглых отметин. Нажатие на них в неправильном порядке может привести в действие ловушку. Может быть, отравленную иглу или клинок на пружине, который отрубит ему палец.

Арвин отколол от иконы щепку и использовал её, чтобы по очереди нажать на каждое углубление. Он попробовал нажимать в разной последовательности — слева направо, справа налево, через одну — но ничего не сработало. Он раздражённо уставился на них и принялся размышлять. Углубления располагались по дуге. Как будто...

Он поднял руку, развёл пальцы и улыбнулся. Каждое углубление лежало под пальцем. Решение заключалось в том, чтобы нажать все одновременно.

Он так и сделал.

Он почувствовал движение под указательным пальцем и мизинцем — каждый погрузился в камень по верхний сустав. Затем движение резко остановилось. Из дырок посыпались красные хлопья, когда он вытащил пальцы.

Механизм проржавел и не работал.

Арвин налёг плечом на стену, но ничего не произошло. Он надавил снова — и охнул, когда алтарь задрожал, и камень заскрежетал по камню. Он спрыгнул, понимая, что под его весом алтарь сейчас провалится в помещение внизу.

- Девять жизней, - прошептал он, коснувшись кристалла, что висел на кожаном шнурке у него на шее. Потом улыбнулся. Тайный проход за иконой был не единственным способом проникнуть в катакомбы.

Упёршись ладонями в нижний конец алтаря, он надавил. Каменный алтарь подвинулся вниз, затем соскользнул и упал. Пока он падал в помещение внизу, Арвин призвал свою силу, окутав кусок камня скрывающей звуки пеленой псионической энергии. Хотя удар алтаря о пол внизу заставил задрожать всё святилище, раздался только тихий шорох, не громче звука шёлкового шарфа, легонько приземлившегося на пол.

Через открывшуюся дыру взметнулась пыль. Арвин посмотрел туда. Сочившийся внутрь солнечный свет слабо освещал помещение внизу. Пол был усеян предметами, похожими на сдувшиеся кожаные мячи; останки яиц юань-ти. Все давным-давно вылупились; скорлупа была коричневой и усохшей. На стенах виднелась какая-то лепнина, складывающаяся в узор — бугристые скульптурные элементы, которые Арвин не мог разглядеть сверху.

Он вытащил из своего рюкзака верёвку и положил её на пол, сложив в форме буквы Т. Он завязал узел, затем растянул короткую перекладину в Т от одного края дыры к другому, позволяя длинному отрезку упасть вниз.

- Saxum, - прошептал он. Верёвка превратилась в камень. Он скользнул по получившемся шесту вниз, затем прошептал второе командное слово: «Restis». Верёвка вернулась в исходную форму и скользнула в его руки.

Он огляделся, развязывая узел, и снова сложил верёвку. Стены и потолок помещения были украшены не лепниной, а человеческими костями. На одной стене позвонки и рёбра были выложены цветочными узорами вокруг черепа, по бокам которого располагались две лопатки, похожие на крылья. На другой сотни костей ног и рук обрамляли черепа, размещённые круглыми розетками. На потолке кости пальцев изображали звёздное небо. Потревоженный падением алтаря, скрипел, медленно покачиваясь, канделябр из изогнутых рёбер и скреплённых вместе позвонков.

На третьей стене располагалась чудовищная пародия на солнечный диск — кости рук разделяли круг из крошечных черепов на четыре четверти; утро, день, вечер и ночь. Губы Арвина сморщились от отвращения, когда он понял, что черепа принадлежали человеческим детям. Шагнув ближе, он увидел, что черепа потрескались, кое-где — были разбиты с одной стороны; должно быть, их брали у детей, которых приносили в жертву. Он коснулся одного из черепов, и тот рассыпался под лёгким нажимом его пальца. Кусочки, как пыль, осыпались на пол. Черепа резко контрастировали с яйцами на полу — смерть и рождение. Умирали здесь, конечно, люди.

Убивали, впрочем, тоже. Храм Вараэ — и катакомбы — были построены задолго до того, как юань-ти пришли в Вилхонскую протоку.

Выход из помещения был только один; дверной проём, арка которого была выложена костями. Он вёл к опускавшемуся во мрак лестничному пролёту.

Арвин достал из кармана стеклянный пузырёк, вытащил пробку и выпил содержавшееся в нём зелье. Жидкость скользнула по горлу, оставляя медово-сладкое послевкусие ночных цветов и глины. Чернильный мрак, заполнявший лестницу, посветлел. Стены, ступени и потолок раскрасились оттенками чёрного и серого.

Он осторожно спустился по ступеням. В нескольких местах пришлось пригибаться, чтобы не удариться о декоративные элементы сводчатого потолка, где кости были сложены в подобие арок. Это придавало лестнице неприятное сходство с нутром змеи — Виллим писал об этом в своём тексте. Арвин задрожал, когда по его голове скользнул костяной палец и рухнул на ступени. Он напрягся, ожидая, что в любой момент может появится один из последователей Сибил.

Этого не произошло.

Воздух был прохладным и липким, как холодный пот. Арвин обнаружил, что скучает по жаре улиц.

Лестница должна была заканчиваться залом, который вёл, если верить Виллиму, в храм. Вместо этого она закончилась грудой осыпавшегося камня. За восемь веков, прошедших с тех пор, как Виллим написал свой текст, потолок успел обрушиться.

Арвин тихонько выругался и пнул свободный камень. Тот покатился — дальше, чем должен был. Пригнувшись, Арвин обнаружил узкую щель, за которой находился проход пошире. Расчистив преграждавшие путь обломки, Арвин понял, что это, наверное, тоннель, которой юань-ти использовали, чтобы достичь помещения, где откладывали яйца. Он был слишком низким, чтобы проползти с ранцем на спине; придётся волочить поклажу за собой. Арвин привязал верёвкой ранец к лодыжке, лёг и пополз в тоннель.

Узкий проход вился внутри каменного завала, изгибался вверх, над острыми кусками камня, которые царапали Арвину руги и ноги, и вниз, под торчащими блоками, о которые он наверняка ударился бы головой, если бы не способность видеть в темноте. Тело юань-ти помогало. Возросшая гибкость позволяла ему преодолевать крутые изгибы, с которыми не справился бы человек.

В одном месте тоннель сужался, вынудив его ползти вперёд на животе, вытянув перед собой руки. Мгновением спустя в юношу вцепилась клаустрофобия, когда его ранец застрял на узком участке, рывком, как якорь, вынудив его остановиться. Он попал в западню! Он будет лежать здесь, погребённый вместе с жертвами Вараэ, пока не умрёт от голода. Он подёргал верёвку на своей лодыжке другой ногой, пытаясь освободиться — потом понял, что делает. Бросив рюкзак, он потеряет свой шанс свести счёты с Сибил — чудовищем, которое убило его лучшего друга и женщину, которую он любил.

- Контроль, - прошептал он.

Он сморгнул заливающий глаза пот, облизал губы длинным, раздвоенным языком. Пот казался едким, напоминая, что он находится в форме юань-ти. Змеиный народ полз через это узкое место, чтобы достичь своего плодильного зала, и Арвин тоже должен с этим справиться. Главное — освободить свой ранец.

Он дёргал его вперёд-назад, пихал ногой, затем снова дёрнул за привязанную к ранцу верёвку. В конце концов, рюкзак освободился. С облегчением он пополз дальше.

Вскоре показался конец тоннеля, выходящий в пещеру, освещенную мерцающим красным цветом, который смыл темновидение Арвина. Пещеру заполнял шипящий звук; тихое, медленное дыхание змей.

Дюжин змей.

Арвин погрузил свой разум глубоко в муладхару, источник псионической энергии, располагавшийся у основания позвоночника, затем призвал энергию через основание черепа в лоб. Он отправил сознание вниз по тоннелю, в лежащее впереди помещение. Но мысли находящихся там юань-ти оказались не такими, как он ожидал. Он был готов встретить стражников, подозрительных и внимательных. Но мысли этих юань-ти были ленивыми, спутанными, рассеянными. Как будто... да, так и было; они спали. Разум одного был полон образами джунглей, деревом, чьи змеиноголовые ветви запутались в безнадёжном узле. Другой видел сон о виадуках над Хлондетом, которые срослись вместе, образовав в небе каменное кружево. Третьему снилось, что он грелся на камне, который неожиданно стал невыносимо горячим, но кто-то держал его хвост, не позволяя уползти. Другим снились сады, заросшие сорняками, змеёныши, которые пытались расколоть кожаную оболочку яиц, окружавшую их, и верёвки которые превращались змей и сползались в спаривающийся клубок, который нельзя было распутать. Все сны были разными, но у все было что-то общее; беспокойство — необходимость сделать что-нибудь — и раздражающая неспособность понять, что именно нужно сделать.

Арвин убрал своё сознание от спящих, задумавшись, что делать дальше. Он планировал выдать себя за одного из последователей Сибил, который принёс дань аватару. Он провёл месяцы, изучая практики поклоняющихся Ссету, изучая жесты искупления и слова хвалы. Закат был одним из основных периодов поклонения, временем, когда юань-ти выходили из своей вызванной дневной жарой летаргии, начинали пировать и возносить хвалу своему богу.

Он не ожидал найти паству Сибил погружённой в глубокий сон.

Но ждать, пока они проснутся, Арвин тоже не мог. Его метаморфозис скоро прекратит действовать. Он пополз вперёд, полный решимости найти кого-то бодрствующего или разыскать Сибил самостоятельно.

Когда Арвин подобрался к залу поближе, в тоннель перед ним проник клочок янтарного дыма, принеся с собой знакомый запах; сочетание мяты, горящего мха и растительного сока. Осссра! Мерцающий свет, заметил он, исходил от пламени, танцующего над котлом кипящего масла — того самого масла, пары которого едва не отравили юношу, когда он силой добился аудиенции с Дметрио Экстаминосом, старшим принцем Хлондета. В превращённом виде Арвин был невосприимчив к худшим из токсичных эффектов дыма — но это не означает, что он не погрузится в сон, как юань-ти в палате, если вдохнёт его. Встревоженный, он выполз из тоннеля и отвязал ранец от лодыжки. Если двигаться быстро, он может пересечь помещение до того, как слишком сильно надышится паром.

Юань-ти кучами лежали на полу вокруг пылающих котлов оссры. Их головы покачивались во сне. Дыша как можно менее глубоко, Арвин быстро зашагал между ними, направляясь к единственной двери. Это помещение, как и предыдущее, было украшено человеческими костями. Но здесь использовали целые скелеты. Они переплетались вместе на стенах внутри сложенных из позвонков арок. Один из скелетов, справа от двери, принадлежал женщине, а внутри костей её таза был выложен крошечный скелетик нерождённого ребёнка.

Арвина охватил приступ дурноты. Кэррелл была беременна, когда погибла, беременна его ребёнком. Глаза защипало. Он потянулся к дверной ручке, но прежде чем успел открыть её, что-то обернулось вокруг его лодыжки. Он испуганно вскрикнул — и осознал, что глубоко вдохнул дым.

Посмотрев вниз, он увидел змееголовую руку одного из спящих, обхватившую его за ногу.

-Останься, - прошипела она, пока остальная часть тела юань-ти спала. - Спи с нами.

Арвин зевнул, чувствуя сонливость из-за дыма, и невольно сделал ещё один вдох. Он потряс головой, но не сумел избавиться от паутины сна, цепляющейся к краям его мыслей. В этом сне он бежал по джунглям, пытаясь спастись от огромного, размером с солнце глаза с вертикальным зрачком. Глаз смотрел на него с небес, затем неожиданно превратился в рот, который открылся, и наружу вместо слюны потекла кровь — и вместе с её потоком коричневая, увядшая яичная скорлупа. Скорлупа приземлилась рядом с ним, глядя на него лицом Кэррелл. Длинные чёрные волосы разлеглись вокруг отрубленной головы, как лучи угасающего солнца. Её глаза на сморщенном коричневом лице были плоскими и мёртвыми. Нефритовая серьга в левом ухе выпала, и крошечная зелёная лягушка открыла рот и хрипло квакнула пронзительным криком голодного младенца.

Арвин потряс головой, прогоняя кошмар из разума одной лишь силой воли. Стряхнув руку-змею, он распахнул дверь и вывалился в ярко освещённый коридор. Он захлопнул за собой дверь и несколько раз глубоко вдохнул прохладный, чистый воздух. Как долго он стоял там, потерявшись во сне? Неважно, это в любом случае стоило ему драгоценного времени. Тело уже начало покалывать. Его превращение скоро перестанет действовать.

- Итак? - спросил негромкий голос позади него.

Неподалёку стояла юань-ти, сжимая в руках пергамент и перо. Лишённая конечностей нижняя половина тела кольцами свивалась на скамье у стены. Длинные рыжие волосы обрамляли лицо с резкими чертами, и на мгновение Арвин вспомнил Зелию, женщину, ставшую его немезидой. Но чешуя у этой юань-ти была красная, а не зелёная. Она выжидательно подняла перо.

- Твои сны? - прошипела она — мягко, как будто не желая рвать хрупкую нить, соединявшую сновидения и реальность.

Арвин облизал губы — жест, который заставил его длинный раздвоенный язык выстрелить в её сторону, бросив каплю слюны на пергамент в её руках. Верхняя губа юань-ти дёрнулась, обнажая кончики её клыков — жест, часто предшествовавший укусу.

Арвин начал пятиться, потом вспомнил, что должен притворяться юань-ти. Нет, он и был юань-ти, по крайней мере, пока действовало превращение. Приняв властную позу — юань-ти никогда не извинялись, даже перед другими юань-ти — он обнажил кончики собственных клыков. На мгновение их взгляды скрестились — и юань-ти с пером первая отвела глаза. Когда она сделала это, Арвин призвал силу, позволявшую слышать её мысли. Она легко покачнулась, наклонив голову, будто прислушиваясь к далёкому звуку, и её мысли зазвенели в разуме Арвина.

Юань-ти испытывала раздражение из-за него — как он смеет ей угрожать! Госпожа поручила ей священную задачу, и она не позволит мелким помехам встать у себя на пути. Может быть, позднее наступит время мести, но сейчас важно было записать сны, которые спровоцировала оссра.

Арвин решил разобраться сначала с этой частью, потом спросить, где сейчас Сибил.

- Во сне я был в джунглях, - сказал он писарю.

Она окунула перо в пузырёк с чернилами, стоявший рядом на скамье, и начала писать. Почерк был узким и текучим, чередой линий, которые казались затейливо переплетающимися отметинами от когтей, усеянными каплями чернил. Драконий.

Беспокоясь о том, что собственный кошмар может случайно выдать в нём какое-то человеческое качество, Арвин повторил сон, который Кэррелл рассказала ему незадолго до своей гибели; о том, что она была мышью, бьющейся в объятиях змеи. Его голос чуть дрогнул на последних словах. Он вспомнил, какой уязвимой казалась Кэррел, лежа на скамье в часовне Хельма, с напряжённым лицом, сжимавшая пальцы — пытаясь во сне освободиться. Увидев это, он забеспокоился, что Зелия внедрила в неё семя — что Зелия использовала псионику, чтобы заронить глубоко в разум Кэррелл псионическое семя, которое в конце концов разрастётся, как сорняк задушив собственное сознание Кэррел и заменив его копией разума Зелии.

Дело было не в этом. Увиденный Кэррелл сон был обычным кошмаром, а вовсе не отзвуком мыслей Зелии.

Настоящий кошмар начался позже, когда Кэррелл утащил в Бездну марилит.

Сознание Арвина по-прежнему погружалось глубоко в разум писаря. Она была разочарована тем, что он рассказал; ничего нового.

- Это было не слишком полезно, да? - спросил Арвин.

- Да, - согласилась она, подув на пергамент, чтобы высушить чернила. - Не особенно.

Определённо не стоит того, чтобы беспокоить госпожу Сибил, безмолвно добавили её мысли, особенно в самый разгар приветственной церемонии.

Сердце Арвина заколотилось. Писарь знала, где находится Сибил. Нужно убедить её, что его необходимо немедленно проводить к госпоже, но как?

Он лихорадочно размышлял. Сон — и сновидения — были важной составляющей поклонения Ссету. В середине зимы несколько избранных жрецов змеиного бога погружались в Прорицающий Сон, месячную спячку, во время которой общались со своим божеством и получали новые заклинания, но здесь происходило нечто иное. Похоже, что Сибил искала что-то во снах своих последователей.

Арвин догадывался, что это может быть: ключ к местонахождению Змеиного круга, артефакта, который Дметрио Экстаминос нашёл год назад во время реставрации Чешуйчатой башни. Слуги Сибил сумели заполучить половину Змеиного круга, но второй половиной по-прежнему обладал Дметрио. Он спрятал артефакт так хорошо, что даже Кэррелл не смогла его найти.

И если эта догадка была верна, Арвина немедленно проводят к Сибил, не взирая на приветственную церемонию. Если нет...

Он решил рискнуть. Он посмотрел в потолок, как будто задумавшись.

- Это не всё, - сказал он писарю. - У моего сна было продолжение.

- Да? - спросила она, снова окуная перо в чернильницу. У неё вырвался тихий, свистящий вздох. Её мысли — которые Арвин всё ещё читал — обладали скучающей снисходительности. Она привлекала его — как и большинство самцов — и он хотел продолжать разговор. Скорее всего, продолжение он выдумал, решила юань-ти.

- Там была змея, - продолжил Арвин. - Серебряная змея. Её тело сворачивалось само в себя, замыкаясь в круг.

Он начертил руками круг в воздухе.

- Она глотала собственный хвост.

Арвин силой сдержал улыбку, услышав, как помчались мысли писаря. Она принялась яростно строчить на пергаменте. Именно этого она и ждала! Госпожа Сибил проинструктировала её — лично проинструктировала! — обращать пристальное внимание на любые упоминания змей в виде круга.

- Продолжай, - попросила она.

- Мужчина держал серебряную змею — юань-ти, - продолжил Арвин. - Мужчина с высоким лбом, узким носом и тёмными, зачёсанными назад волосами.

Писарь нахмурилась, записывая это. Арвин не упомянул цвет и узор чешуи, самое первое, что юань-ти обычно упоминали, описывая другого представителя своей расы.

- Ах да, - сказал Арвин, как будто только что вспомнил. - Было в нём что-то странное. У него не было чешуи. Его кожа была практически... человеческой.

Он сумел произнести последнее слово с отвращением, обманув собеседницу.

- Ты узнал его? - спросила она.

- Кажется, это был Дметрио Экстаминос, - ответил Арвин.

Хотя она узнала имя, это не вызвало внезапного возбуждения, как он надеялся. Он решил, что писарю просто не рассказывали всего.

- Где он находился? - спросила она. - В твоём сне.

- Он был... - сказал Арвин и намеренно умолк.

Он не знал, где находится королевский принц. Никто в городе не знал — по крайней мере, никто, кого гильдия смогла допросить. Бывший посол Хлондета, после того, как его шесть месяцев назад отозвали из Сеспеча, появился во дворце на короткий промежуток времени, затем просто исчез. Арвин пытался связаться с Дметрио с помощью магического послания, но эти попытки потерпели неудачу, как и пробы связаться с Кэррелл. Дметрио был либо мёртв, либо укрыт мощной магией.

- Да? - поторопила писарь.

Арвин подобрался и посмотрел на неё свысока.

- Думаю, это предназначено только для ушей госпожи, дитя.

Он использовал это слово намеренно, несмотря на то, что в нынешнем облике казался не намного старше.

Она тихо зашипела в ответ на словесный укус. Да как он смеет, подумала она. Она ссетссар храма, а он — простой прихожанин! Она начала обнажать клыки, но вспомнила о своём поручении. Госпожа будет недовольна, если наглый самец умрёт, прежде чем его сон будет записан.

- Госпожа Сибил слишком занята для встречи с тобой, - начала она. - Расскажи свой сон мне. Я позабочусь, чтобы...

- Да, да, я знаю, - сказал Арвин, махнув рукой. Руку сильно щипало, и чешуя на ней начала уменьшаться. Пояс у него на груди уже начинал казаться тесным. - Приветственная церемония. Я должен был участвовать в ней, но вместо этого решил погрузиться в сновидения. Отведи меня к Сибил — немедленно.

Это заставило её заморгать. Самец посмел назвать госпожу просто по имени? Наверное, она его недооценила. В прошлом несколько старших серфидианов посещали сеансы Сновидений, но этого она не узнала. Она тщательно запомнила его лицо — затем моргнула, заметив, что оно меняется. Чёрная с серым чешуя растворялась, превращаясь в человеческую плоть...

«Шпион!» - мысленно закричала она. «Я должна...»

Писарь подняла руки, чтобы сотворить заклинание. Когда она начала произносить молитву, Арвин прибегнул к одной из своих сил. Он уже находился внутри её разума, что облегчало задачу, но чтобы его обман сработал, пришлось использовать две силы одновременно.

Он начал срезать слои её памяти, начав со звука, который она сейчас слышала; звенящий шум, который был результатом действия его второй силы. Начав отсюда, он стёр момент осознания, что он был не юань-ти, а человеком — шпионом — и память об исчезающей чешуе, обнажавшей человеческие черты. В то же самое время он восстановил своё превращение, возвращая тело в змеиную форму.

Пока он был этим занят, заклинание писаря подействовало, и с её руки ударил похожий на змею кнут из мерцающей красной энергии. Он хлестнул Арвина по плечу, прожёг ткань его рубахи и послал по телу горячую волну боли. Арвин вскрикнул, пытаясь удержать концентрацию. На миг она почти ускользнула — на теле прекратила расцветать чешуя, и писарь сумела запечатлеть новый слой памяти: образ Арвина, содрогающегося под её мистическим хлыстом.

Затем он восстановил контроль. Он удалил эти воспоминания вместе с некоторыми другими, откатив её память до того момента, как его метаморфозис прекратился, оставляя писаря с воспоминанием о том, как он приказал отвести его к Сибил. В то же самое время он закончил трансформацию, заставив тело вернуться в форму юань-ти.

Когда с этим было покончено, он перестал слышать её мысли, но мог догадаться об их содержании. Юань-ти удивится, что он неожиданно начал потеть и тяжело дышать, и задумается, почему он старается не показывать плечо, как будто что-то скрывает.

- Вам... нехорошо? - неуверенно спросила она.

- Не по себе, -поправил он. - От этого сна мне... не по себе. Наверняка Си... госпожу Сибил он тоже обеспокоит. Чем быстрее я перескажу ей сон, тем лучше.

Он взмахнул рукой, как будто отпуская её.

- Отведи меня к ней. Я пойду за тобой.

- Да, старший серфидиан, - сказала она.

Отложив перо и пергамент, она соскользнула со скамьи и поползла по коридору. Арвин направился следом, сдвинув лямку рюкзака так, чтобы прикрыть ожог на плече.

Она провела его по катакомбам по такому запутанному маршруту, что Арвин потерял ориентацию. Он сомневался, что сможет снова отыскать зал сновидений, и мрачно усмехнулся, осознав, что, скорее всего, это будет неважно. Арвин принял тот факт, что убийство Сибил, вероятно, будет последним его поступком. Кэррелл не стало, и его собственная жизнь больше ничего не значила. Нужно было сосредоточиться на успехе своего удара.

Спустя какое-то время костяные декорации сменились голыми каменными стенами, резьба на которых напоминала чешую. Сердце Арвина забилось быстрее, когда он осознал, что они приближаются к логову Сибил. Текст Виллима описывал такие стены в храме Вараэ. Несколько раз они с писарем проходили под арками, на камнях которых были выгравированы магические символы. Кожа Арвина зудела, когда он проходил через эти магические поля. И хотя его сердце подскакивало всякий раз, как только он чувствовал касание магической энергии, сигнала тревоги так и не прозвучало. Кольцо Кэррелл защищало его, закрывая мысли и подавляя любые ауры, которые могли выдать в нём врага Сибил.

Древний храм, настоящая крепость, был полон юань-ти. Писарь провела Арвина мимо полной яиц плодильной палаты, которую согревали потрескивающие жаровни, и большого зала, в котором дюжины юань-ти пировали, пожирая огромную многоножку, голова и хвост которой протянулись от одного конца длинного стола к другому. Трапезничавшие отрывали куски от пока что извивающегося насекомого, запивая их кроваво-красным вином.

По пути они миновали нескольких стражников; гротескных, огромных гибридов человека и рептилии, которые отличались пугающим сходством с жутким созданием, каким стал лучший друг Арвина Наулг, после того, как его заставили выпить превращающее зелье Покса. Арвин мысленно задрожал, проходя мимо них. Ему пришлось напрячься, чтобы сохранить равнодушное выражение.

В конце концов они пришли в часовню, где свернулись кольцами жрецы в истовой молитве перед статуей, вырезанной из пронизанного золотыми жилками чёрного мрамора, изображавшей крылатую змею с четырьмя руками и огромными рубинами вместо глаз.

Статуей Сибил.

Один из клириков повернулся глядя на проходящих мимо Арвина и писаря, а затем поспешил покинуть часовню, чтобы хлопнуть Арвина по плечу — по обожжённому плечу. Арвин едва сумел не вздрогнуть. Капли едкого пота выступили у него на лице.

- Куда вы направляетесь? - прошипел клирик.

Капюшон кобры, окружавший его в остальном человеческое лицо, раздулся, когда он заговорил. Во рту мелькнул раздвоенный красный язык, попробовав воздух у щеки Арвина.

Арвин знал, что его превращённое тело будет пахнуть, как настоящее тело юань-ти, но подавить возникшее беспокойство оказалось очень трудно. Юань-ти был клириком, серфидианом Ссета, да ещё и могущественным, судя по надетому на нём вычурному плащу. Чешуя, вплетённая в плащ, была изготовлена из кусочков драгоценных камней не толще ногтя, и блестела в заливающем коридор свете фонарей. Жрец наверняка знал дюжины разных заклинаний — в том числе, возможно, и такое, что могло лишить Арвина его маскировки.

- В алтарную комнату, - ответила писарь. - Ему снился Змеиный круг. Я отведу его к госпоже.

- Сэ'сэхен прибывают, - сказал жрец. - Госпожа занята, приветствуя их.

Он повернулся к Арвину.

- Твой сон может подождать.

- Действительно, - согласился Арвин, сбрасывая с плеч рюкзак. - Но это — нет.

Он призвал силу, которая позволяла ему обмануть одно из чувств клирика — в этом случае, зрение. Жрец был сложной целью. Арвину пришлось проложить путь в его разум силой, ментальным толчком, который, как опасался юноша, мог его выдать. Клирик потряс головой, как будто пытаясь избавиться от назойливого звона в ушах.

Открыв свой рюкзак и позволяя клирику изучить его содержимое, Арвин придал форму тому, что увидел жрец юань-ти. На самом деле в рюкзаке была сеть, которую последние три месяца Арвин плёл из ползучих жёлтых мускусных лоз — сеть, зачарованная способностью захлёстывать жертву по команде — но жрец, открыв ранец, увидел нечто совсем другое.

Блестящий серебряный полукруг.

Половину Круга змеи.

Арвин закрыл ранец и покинул разум жреца. Когда он поднял взгляд, лицо старшего серфидиана выражало нетерпение.

Арвин мог догадаться, о чём тот думает — что лучше он сам принесёт Сибил половину Круга змеи, а не какая-то там писарь. Скорее всего, он также взвешивал свои шансы победить Арвина и забрать у него ранец. Клирик посмотрел на наросты над глазами Арвина, затем отвёл взгляд, очевидно решив не сражаться с противником, яд которого был сильнее.

- Кто ты такой? - требовательно спросил он.

- Ситис, - ответил Арвин, назвав обычное имя юань-ти — то, которое было куда легче произнести с раздвоенным языком. - Я из подчинённых Ссармна, - добавил он.

Напрягшись, он ждал, раздумывая, сработает ли обман. Ссармн был работорговцем из Порта Черепа, который снабжал Сибил зельем, которое превратило бы людей Хлондета в её рабов, не предотврати Арвин этот план. Это было год назад, но если ему повезёт — Арвину пришлось сдержать порыв дотронуться до висящего на шее кристалла — Ссармн по-прежнему принимает участие в операциях Сибил.

- Аа, - прошипел старший серфидиан. - Можешь уходить, - сказал он писарю, махнув рукой. - Возвращайся в палату сновидений.

- Но...

От брошенного серфидианом взгляда протест умер на её губах. Съёжившись, она поползла назад, но сначала бросила долгий, пристальный и недоумённый взгляд на обожжённое плечо Арвина, обнажившееся, когда он снял ранец. Арвин попытался использовать силу, которая стёрла бы этот взгляд из её памяти, но прежде чем сумел это сделать, юань-ти уползла слишком далеко.

Жестом указав Арвину следовать за собой, жрец повёл его в загибающийся спиралью коридор. Внутренняя стена винтового спуска была усеяна вертикальными щелями, через которые Арвин слышал звуки, похожие на шипение прибоя на пляже. Взглянув в одну из щелей, он увидел далеко внизу круглую комнату, купающуюся в свете фонарей. Её пол был покрыт тысячами змей всех цветов и размеров. Змеи ровным потоком скользили вокруг приподнятого пьедестала из чёрного обсидиана.

Несколько раз во время их сошествия вниз в эту комнату Арвин слышал хлопок, заглушавший шипение змей. Когда они достигли основания спуска, он увидел причину этого звука. Только что пьедестал был пуст, а в следующее мгновение на нём возник юань-ти. Должно быть, пьедестал служил порталом, связанным с неким далёким местом.

Прибывший через портал юань-ти был одет в белую набедренную повязку, сандалии с высокой шнуровкой и плащ из шкуры — и головы — тигра, на золотой шерсти которого виднелись тёмные пятна. Ожерелье тяжёлых золотых бус висело на его чешуйчатой груди, а на голове виднелся затейливый головной убор, украшенный нефритовыми кольцами.

Арвин моргнул от иронии. Это был знатный юань-ти из племени сэ'сэхен — племени Кэррелл. Она отправилась на север в попытках спасти свой народ.

Несмотря на то, что они были союзниками Сибил.

Из змеиной массы поднялась кобра, покорно предоставив свой раздутый капюшон в качестве ступеньки. Знатный юань-ти наступил на него. Остальные кобры поступили так же. Двигаясь от одной головы к другой, юань-ти пересек змеиный клубок, окружавший пьедестал, направляясь к дверному проёму, выполненному в виде зияющей пасти повелителя зверей. Тем временем жрец повёл Арвина вдоль стены — змеи расползлись, открывая им путь — к тому же выходу.

- Молчи, - прошипел он. - Я представлю тебя.

Арвин последовал за ним. Осознание близости к цели заставило его напрячься. По виску сочился едко пахнущий пот. Он смахнул его. Впереди — дальше по изгибающемуся коридору, который соединял портальную комнату со следующей — он слышал голоса. Сквозь портал, видимо, прошёл не один сэ'сэхен, а целая дюжина. В помещении впереди Арвин видел крупную группу одетой похожим образом знати. Между ними двигались старшие серфидианы в украшенных самоцветами плащах, вроде того, за которым шёл Арвин, а также несколько юань-ти в обычных для Вилхонской протоки украшениях; дворяне из Хлондета.

Причёска одной юань-ти из старших жрецов, женщины, состояла из дюжин крошечных переплетённых змей. Он знал о ней по слухам — о ней знали все жители Хлондета — но никогда не думал, что встретит лицом к лицу. Это была Медусанна из дома Мхейрдол, старшая змея Собора Изумрудной чешуи, старший жрец самого знаменитого храма Хлондета, чудовище юань-ти, которая по слухам одним лишь взглядом могла превращать в камень.

Когда жрец провёл Арвина в помещение, Медусанна повернулась и посмотрела на него. Она говорила на языке сэ'сэхен с одним из представителей знати. У Арвина оборвалось сердце, когда он услышал знакомое слово, которому его научила Кэррелл. Киичпан. Красивая. Проглотив свои эмоции, Арвин спокойно встретил взгляд Медусанны, молча молясь о том, чтобы его маскировка выдержала — и о том, чтобы слухи оказались неправдой.

Маскировка выдержала, и в камень он не превратился.

Вместо того, чтобы продолжить разговор, Медусанна продолжала смотреть на Арвина, когда жрец подвёл его поближе к собранию.

Помещение, в котором собрались сэ'сэхен и жрецы, обладало потолком, из камней которого клыками торчали вниз железные лезвия. Все они были ржавыми, некоторые выпали, подобно сгнившим зубам, оставив после себя дыры. Стены справа и слева были украшены изображениями повелителя зверей в его различных животных формах, каждая — со змеёй, обёрнутой вокруг плеч и нашёптывающей ему на ухо. Между ними располагались сводчатые коридоры, которые вели во тьму — по пять проёмов в каждой стене.

В дальнем конце комнаты стоял широкий каменный алтарь, вырезанный в форме змеи, свернувшейся на кладке яиц. По бокам алтаря стояли две каменные колонны — двойной хвост змеи. Между ними клубилось облако тьмы, которую не могло преодолеть даже усиленное зельем зрение Арвина. Прямо перед алтарём стояла статуя из ржавого железа, изображавшая змею, сжимавшую в пасти огромную хрустальную сферу. Арвин тревожно сглотнул. Если Сибил предстанет перед своими последователями в хрустальном шаре вместо того, чтобы появиться лично, все усилия последних шести месяцев будут напрасны.

Тьма между колоннами заволновалась, как будто потревоженная невидимым веером. Собравшиеся в помещении юань-ти смолкли. Затем они начали шипеть. «Сссси-бил. Сссси-бил. Ссси-бил.» Арвин обнаружил, что покачивается в такт остальным. Усилием воли он освободил свой разум. Помогли воспоминания о сгинувшей в Бездне Кэррелл.

Из тьмы вырвалось огромное чудовище. Чернильно-чёрное, почти в три раза выше человека, она воспарила над алтарём, лениво махая своими кожистыми крыльями. Две её когтистых лапы сжимали шипастую цепь, светившуюся красным, как раскалённые угли; другие две были пусты. Они поднялись, вызвав шипящие возгласы — затем опустились.

С этих лап сорвалась волна мерцающей энергии, ударилась о пол и разошлась дугой перед чудовищем. Арвин услышал, как знать и жрецы перед ним кричат от ужаса, когда волна прошлась по ним, увидел, как они корчатся, как закатываются глаза — и на него ледяным потоком обрушился магический ужас. Закричав, он упал на колени, сражаясь за контроль над собственным разумом и смутно осознавая, что других вокруг него постигла та же участь. Даже Медусанна рухнула на колени. Змеи в её причёске бились и шипели.

- Контроль, - прошептал он.

Он поднял псионический барьер, надавил ментальными руками на волны волшебного страха, исходящего от алтаря. Необходимость кричать и умолять немного ослабела — достаточно, чтобы он посмотрел в сторону алтаря, где свернулась кольцами Сибил. Ненависть помогла ему сосредоточиться, но маленькая часть его разума по-прежнему сжималась от страха.

Неужели Сибил действительно была аватаром бога?

Нет, сказал он себе. Юань-ти могли вызывать волшебный страх простым усилием мысли. Сибил была сильнее остальных — достаточно сильна, чтобы заставить его задыхаться.

Когда от страха, охватившего собравшихся, осталось лишь раболепное шипение, юань-ти медленно начали подниматься с колен. Арвин встал вместе с ними. Сибил смотрела мерцающими красными глазами вниз на своих последователей, потом улыбнулась, обнажая кончики клыков.

- Знать сэ'сэхен, - прошипела она голосом, который эхом прокатился по всему помещению. - Добро пожаловать.

Последовала долгая речь; похвала достойным и преданным, обещания, что вскоре они получат свою награду в Хлондете, угрозы быстрой ужасной мести неверным и недостойным. Арвин сосредоточился на том, чтобы успокоить своё колотящееся сердце и попытаться не выдать свою нервозность. Жрец, который привёл его сюда, жестом приказал Арвину отдать ему ранец. Арвин кивнул и начал снимать его с плеч. Старший серфидиан, очевидно, собирался сам показать его содержимое Сибил — ещё одна улыбка Тиморы, поскольку Сибил куда вероятнее примет рюкзак из рук того, кто будет ей знаком. Если Арвин окажется достаточно близко, когда ранец будет открыт, он сможет скомандовать спрятанной там сети и направить её атаку. Конечно, это сразу же выдаст его, но именно так он всё и запланировал. Как только сеть ударит и начнёт своё смертоносное дело, он укусит себя за руку, впрыснув смертельную дозу яда юань-ти, затем оборвёт действие превращения. Вернувшись в человеческую форму, он погибнет и окажется вне досягаемости змеиных колец Сибил.

Он коснулся кристалла у горла. Последняя из его «девяти жизней» должна была вот-вот оборваться. Через мгновение его душа присоединится к душе Кэррелл на плане мёртвых. Всё, на что надеялся Арвин — что она встретит его там, что бог Кэррелл ещё не призвал её в своё царство.

Сибил по-прежнему говорила с собравшимися юань-ти, превознося их усилия и делая обещания сэ'сэхен. Арвин не вслушивался. Через несколько секунд всё это перестанет иметь какое-либо значение. Осторожно, чтобы не получить неожиданный укус, он протянул ранец жрецу. Умирать было рано.

Жрец схватил ранец — точно так же осторожно. Со стороны алтаря раздался оглушительный грохот. Жрец и Арвин повернулись туда, оба по-прежнему сжимали ранец. Звук исходил из колонн по обе стороны алтаря. Их хвосты яростно тряслись, наполняя помещение грохотом, от которого под ногами дрожал пол.

Когда грохот прекратился, внутри хрустального шара возникло лицо: один из старших серфидианов.

- Госпожа, - встревоженно прошипел он. - В твоём святилище был обнаружен шпион.

Арвин с колотящимся сердцем осознал, что писарь, должно быть, заметила прореху в своих воспоминаниях, поняла, что ожог на плече Арвина был её рук делом, и сделала правильный вывод. Всё это означало, что Арвин не мог больше ждать, пока жрец передаст ранец Сибил. Вырвав рюкзак из его рук с коротким: «Я сам ей передам», Арвин начал прокладывать путь через толпу.

Тем временем Сибил прошипела гневный ответ хрустальному шару. Жрец внутри него торопливо ответил:

- Нет, госпожа, внутри самого храма!

Глаза Сибил вспыхнули. Она указала на Медусанну.

- Запечатай храм. Найди шпиона.

Арвин растолкал знатных сэ'сэхен, отчаянно пытаясь подобраться к алтарю. За ним по пятам следовал жрец.

- Госпожа! - воскликнул Арвин. - Я нашёл...

Прежде чем он успел закончить фразу, Сибил могучим взмахом крыльев бросила себя назад. Тьма плащом сомкнулась вокруг неё.

- Нет! - простонал Арвин. Возглас потерялся в беспокойном шёпоте, пронёсшемся по помещению.

Юношу заполняли одновременно ярость и отчаяние. Он шесть месяцев готовился — придумал идеальное оружие для убийства Сибил и был готов пожертвовать собственной жизнью, и всё это лишь для того, чтобы представившийся шанс в самый последний момент ускользнул у него из-под носа.

Его тело начало зудеть и терять свою форму. Сейчас его трансформация прекратится. Через миг он может восстановить её — но не раньше, чем дюжины юань-ти увидят его человеческий облик. Уничтожить сразу столько воспоминаний он не мог.

Если Арвин хотел прожить достаточно долго, чтобы получить второй шанс расправиться с Сибил, ему нужно было придумать что-то ещё. Срочно.


Отродье идола: пролог

01 Май 2018 - 17:04

Пролог

 

В горячем воздухе воняло упадком и плесенью. Вокруг её лица, привлечённые струящимся по вискам потом, вились чёрные тучи насекомых — размером не больше комара, но с болезненными укусами, который заставляли Кэррелл вскрикивать. Она прижала край плаща ко рту и к носу, чтобы защитить себя от насекомых, но ткань порвалась в её руке. Кислотные дожди разъели полотно, сделали тонким, как рассыпающаяся марля. Кэррелл отбросила обрывок ткани в сторону, слишком измотанная своим походом сквозь джунгли, чтобы волноваться, что его может найти разыскивающий девушку демон.

Она попыталась рассмотреть что-то сквозь густую листву — такую густую, что увидеть фиолетовое пятнистое небо над головой было практически невозможно. Ветви были опутаны лианами, из-за чего верхушки деревьев напоминали широкую сеть. Лианы змеями вились вниз по бородавчатым стволам деревьев, пробегая мимо кустов чёрных орхидей со сладким, удушающим запахом и корнями, загибающимися подобно сморщенным белым пальцам.

В кронах деревьев двигались создания; тёмные, перелетающие с места на место фигуры, которые пугали Кэррелл, а потом пропадали, прежде чем она успевала полностью разглядеть их. Воздух полнился их приглушёнными кличами и шипящими возгласами.

Как долго она вынуждена продираться сквозь джунгли? После побега из клетки, в которой демон держал её, заманив в Бездну, она спала уже пять раз, но «ночи» на этом странном плане бытия были искусственными. Небо не менялось. Оно нависало своей тяжестью над головой, никогда не темнея и не светлея полностью, оставаясь посередине, в вечных почти-сумерках.

Где же она находится? Какой бы это ни был слой Бездны, она здесь уже несколько месяцев — достаточный срок, чтобы беременность сделала её медленной и тяжёлой, достаточный срок, чтобы до родов оставалось опасно мало времени. Как только она почувствует боль первых схваток, демон узнает правду — узнает, что в конце концов ему не нужно держать Кэррелл в живых.

Кэррелл больше не была пленницей, и ей приходилось заботиться о себе самостоятельно. Она постоянноооо была голодна — ребёнок внутри неё с каждым днём становился всё больше — но найти еду, безопасность которой не вызвала бы сомнений, было очень сложно. Растущие здесь фрукты были перезревшими, мягкими от ушибов и гнилыми, а мясо ящериц, которых она сумела поймать, жалило язык своей кислотой. С каждым проглоченным куском она беспокоилась, не причиняет ли своему нерождённому ребёнку вред. Но единственной альтернативой был голод. Она пыталась призвать создание своей родины — какое-нибудь мелкое животное, которое можно было бы убить и съесть — но молитва подвела её. Где бы Кэррелл не находилась, у неё не было связи с её родным планом бытия.

Она продралась через папоротники, испачкав руки бледно-жёлтыми спорами, и лозы, острые загнутые шипы которых оставили порезы на её коже. На каждом шагу её она давила ногами широколиственные растения, обладавшие липким зловонным соком. Земля под ногами чавкала. Губчатая и мягкая, усеянная тут и там лужицами зловонной воды, почва состояла из многих и многих слоёв мёртвых и гниющих растений. По обычным джунглям Кэррелл сумела бы пройти, не оставляя за собой следов, но растения Бездны сговорились против неё, оставляя цепочку отпечатков и сломанных ветвей, по которой девушку сумел бы найти даже самый неопытный следопыт.

Она остановилась у пруда, окружённого зловонными желтыми растениями, со стеблей которых облезала кожица. Подобрав широкий лист, она свернула его в конус и использовала, чтобы зачерпнуть немного пенистой зелёной воды. Взмах ладонью над импровизированной чашкой и шёпот быстрой молитвы очистили воду. Она жадно напилась, закрыв глаза и желая отогнать удушающий запах разложения, пронизывающий это место. Снова зачерпнула воду, снова быстро помолилась, снова попила — этого по-прежнему было мало, чтобы полностью удовлетворить её жажду, но она не осмелилась читать заклинание в третий раз. Только не здесь.

Джунгли реагировали на её молитвы. Лозы поползли к ней по земле, касаясь её лодыжек мягкими, как перья, усиками. Она отдёрнула ногу, вырвалась из хватки лозы, затем встала и продолжила путь.

Она огляделась кругом. Куда? А есть ли разница? Джунгли казались одинаковыми, куда бы она ни отправилась. Не было каких-то ориентиров, троп, достаточно крупных водоёмов, которые можно было бы назвать озером. Несколько месяцев назад — когда она сбежала в первый раз — она взобралась как можно выше на дерево и отогнула ветви, чтобы оглядеть джунгли сверху. Пейзаж не внушал оптимизма. Во всех направлениях, насколько хватало глаз, тянулись сплошные матово-зелёные заросли, и не было ничего, что могло бы указывать на путь отсюда.

Она обо что-то споткнулась; корень живым капканом вырвался из губчатой земли. Она упала, приземлилась на четвереньки, пальцы попали в неглубокую лужу. Кислота в воде обожгла кожу; она яростно вытерла ладони об остатки плаща. Затем, услышав впереди чмокающий звук, замерла.

С другой стороны лужи, не больше, чем в полудюжине шагов от неё, за пологом растений, свисавших с деревьев рваным зелёным кружевом, бледнокожее создание размером с собаку оторвалось от поверхности лужи и втянуло фиолетовый язык в свою мелкую острозубую пасть. Припавший к земле, безволосый за исключением пучка грубой чёрной шерсти внизу раздутого живота, дретч обладал круглой лысой головой на толстой, жирной шее. Его крохотные глазки моргнули. Существо прислушалось. Затем его голова медленно начала поворачиваться к Кэррелл.

Шёпотом она прочитала заклинание. Её руки стали ветвями, ноги — корнями, плащ укрыл тело, ставшее стволом сучковатого бревна. Её раздутый живот стал наростом на дереве, а длинные волосы превратились в усеянные зелёными листьями лозы. Когда дретч зашагал к ней по луже, волоча кулаки по воде, она не могла повернуть голову и видела его только боковым зрением. Он приблизился и склонил голову набок. Вытянув уродливую руку, он выпрямил палец, продемонстрировав грязный коготь. Этим когтем он пошкрёб кору «дерева», которую только что обнюхал.

Её тело пронзила боль; сок, как кровь, потёк из раны на бедре. Кэррелл осталась неподвижна, доверяя своему заклинанию. Демон, который охотился за ней, отправил на поиски несколько дюжин мелких и глупых созданий, и девушка сумела ускользнуть. До сих пор ни одно из них не подбиралось к ней достаточно близко, чтобы коснуться.

Дретч посидел ещё мгновение, глядя на неё и посасывая коготь. Его ноздри вздрагивали. Опустив нос к оставленному ею следу, он пошёл по джунглям туда, откуда пришла Кэррелл.

Когда она перестала его слышать, девушка позволила заклинанию прекратить действие, снова приняв обличье человека. Из царапины на бедре сочилась кровь. Она прижала к ней ладонь, начала шептать исцеляющее заклинание, потом передумала. Орхидеи вокруг уже начали отзываться на прошлое заклинание, осыпав её дождём крохотных мягких шариков своей пыльцы. Пыльца бледной сажей осела на плечах, руках и волосах, и сначала привлекла одно жужжащее насекомое, затем дюжину, потом целый рой. Отмахиваясь от них, Кэррелл прошлась по луже, чтобы скрыть свой запах, затем побежала в джунгли.

Какое-то время спустя — достаточное, чтобы пот смыл пыльцу орхидей, оставив корочку соли — она поняла, что впереди среди деревьев виднеется просвет. Она перешла на шаг, осторожно двигаясь в ту сторону. Просвет оказался широкой прогалиной, оставленной рухнувшими деревьями и раздавленными кустами. Казалось, будто великан раздавил здесь джунгли своей стопой. Испытывая приступ любопытства, она перелезла рухнувшее дерево и осторожно двинулась вперёд. Здесь что-то случилось — что-то важное.

В середине прогалины она увидела крупное, целиком покрытое лианами сооружение. Оно походило на круглую стену из чёрного камня. Плавные изгибы напоминали змею. Несколько секунд Кэррелл стояла, глядя на здание, пытаясь решить, можно ли к нему приблизиться. Стена была единственным сооружением, которое видела девушка в этой чащобе, и, возможно, она окружала нечто важное. Например, ведущий прочь отсюда портал.

Осторожно Кэррелл направилась к стене, пытаясь что-нибудь разглядеть через опутавшие стену заросли. Рухнувшие деревья по обеим сторонам стены были опутаны лианами, переплетавшимися над закруглённой крышей. Ей снова пришла на ум сеть, живая сеть, каждая нить которой была толщиной с её бедро и глубоко укоренилась в губчатой почве. Подобравшись поближе, Кэррелл разглядела, что стена построена из блестящего чёрного камня — возможно, обсидиана. На нём были вырезаны волнистые линии, похожие на змеиную чешую.

Она пошла вдоль стены, ныряя под рухнувшие стволы и продираясь через кустарник и растения с шипастыми листьями, выросшие здесь после того, как кто-то обрушил деревья. Наконец она добралась до места, где стена оканчивалась тупым клином в виде головы змеи. С одной стороны клина виднелся участок гладкого камня, шириной примерно с рост Кэррелл. Дверь? Сердце бешено колотилось от волнения. Она попыталась отвести в сторону лианы, закрывавшие камень. Она сумела оторвать несколько листьев, но сами лозы были прочными, как стальные прутья, и не поддались ей, даже когда девушка упёрлась ногой в стену и дёрнула изо всех сил. Задыхаясь, измотанная своими усилиями и удушающей жарой, она принялась отрывать оставшиеся листья. Это была сложная работа, особенно с учётом недостающих пальцев на её правой руке — итога битвы с марилитом — но Кэррелл не сдавалась. Когда был расчищен большой участок, она прижала ладонь с камню и стала молиться, чтобы он открылся.

Он открылся, обнажая огромный глаз с вертикальным зрачком.

Кэррелл испугано отдёрнула руку. «Убтао защити!» - вскрикнула она.

Как только это имя сорвалось с её губ, воздух наполнился гневным шипением. Заскрипели лозы, участок стены в виде змеиной головы чуть разошёлся в стороны, открывая основания загибающихся клыков. Наружу попытался выстрелить раздвоенный язык, но не смог, и шипение стало ещё громче.

Осознав, что она только что пробудила огромную змею — одна лишь голова была размером с небольшое здание — Кэррелл подалась назад, споткнувшись о ствол дерева и распростёршись на земле. Змея моргнула и забилась в опутавших её лозах, заставив задрожать землю, но не смогла освободиться. Её глаз глядел на Кэррелл с выражением такой дикой злобы, что у девушки на несколько секунд перехватило дыхание. Задыхаясь от страха, она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Даже скованная, змея излучала силу: грубую, жестокую, дикую. Она могла проглотить Кэррелл, даже не задумываясь, могла сдавить её своими кольцами, не оставив от девушки даже пятнышка крови. Змея ненавидела её сильнее самой смерти и была такой же жестокой.

Но в то же самое время Кэррелл ощущала отчаянную нужду, нужду, из-за которой чудовищу приходилось молча умолять единственную, кто ответил на его зов — даже несмотря на то, что Кэррелл служила богу, который был заклятым врагом исполинской змеи.

Наконец втянув полные лёгкие воздуха, Кэррелл развернулась и бросилась бежать назад в джунгли, к поджидавшим там опасностям. Её не беспокоило, что её могут найти дретчи и вернуть своей повелительнице.

Даже это было лучше встречи с Ссетом.