Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  g0ddest : (25 Сентябрь 2020 - 10:58 ) Кстати, канал в тг было бы неплохо)
@  Zelgedis : (04 Сентябрь 2020 - 10:26 ) Всем привет, меня тоже тут не было давно. Как у вас дела? И вопрос, есть ли в телеге канал, где вы есть :)
@  nikola26 : (20 Август 2020 - 10:42 ) @Easter пиши, тему переоткрыл.
@  Easter : (19 Август 2020 - 09:03 ) Прочитал "Королевства загадок", хотел вывесить список замеченных опечаток, а не могу писать в той теме!.. -_-
@  Tyler : (10 Август 2020 - 10:04 ) Ура, меня пустили в чат:) Что новенького за последние десять лет?)
@  jackal tm : (31 Июль 2020 - 07:40 ) @nikola26 отрывок прочитал на английском, вроде понятно всё, полноценно перевести не смогу конечно, но понять суть хватит
@  jackal tm : (31 Июль 2020 - 07:39 ) @nikola26 спасибо, будем почитать)
@  nikola26 : (29 Июль 2020 - 01:12 ) @ jackal tm тут https://www.abeir-to...relentless.html
@  jackal tm : (28 Июль 2020 - 10:13 ) Всем доброго времени суток, сегодня выходит 3й рассказ серии "Вне времени", не подскажете где можно скачать её на английском языке? На русском просто долго ждать ещё
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 06:33 ) Да, похожая ситуация.
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 03:14 ) Видимо с Бруэнором тоже самое, в оригинале Bruenor Battlehammer, а в первых переводах Бруэнор Боевой Топор
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 03:07 ) Имя Паучьей Королевы путали сами авторы. Потом они объяснили это в рамках мира тем, что разные народы зовут её по-разному.
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 03:06 ) Потому что кто-то решил, будто имя "Дриззт" будет казаться читателям очень смешным и надо бы героя переименовать.
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 08:32 ) И почему в переводах Дзирт, а в оригинале Drizzt? Я когда только начинал читать серию, в одних книгах был Дриззтом, в других Дзиртом и паучья королева тоже то Лолс, то Ллос, хотя в оригинале Lolth
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 08:28 ) Эх, быстрей бы уже книга вышла
@  naugrim : (27 Июнь 2020 - 06:00 ) Новый отрывок из последней книги Сальваторыча https://nerdist.com/...-salvatore/?amp
@  Easter : (25 Июнь 2020 - 10:10 ) Народ, как правильно транслитерировать имя женщины гнома Naithee Uvarkk?
@  PyPPen : (11 Июнь 2020 - 11:19 ) Привет. Вопроса два Первый - может кто рассказать (без спойлеров), что происходит во второй книге новой трилогии про Дзирта? А второй - есть ли кто из знатаков, кто может рассказать про цикл "Чума из Бездны". А то я смотрю - в библиографии написано, что события, происходящие в FR - всего одна книга, но при этом в описании всех книг есть как знакомые названия\имена, так и абсолютно незнакомые. Гугл в помощь, это да, но он внес лишь частичную ясность. Может дело в лоре и моём незнании оного, но все же...
@  PyPPen : (23 Март 2020 - 09:47 ) Привет! У меня вот просьба - можно создать для меня тему с переводом "Смерти дракона"?
@  Redrick : (17 Март 2020 - 06:08 ) Летом.
@  jackal tm : (16 Март 2020 - 06:02 ) @Redrick большое спасибо тебе и команде за отличный перевод. Не слышно когда следующая книга выходит?
@  nikola26 : (11 Март 2020 - 04:21 ) @larik переводы размещены в Библиографии на abeir-toril. Здесь, на форуме, темы со сбором средств и отдельными главами удалены.
@  Redrick : (11 Март 2020 - 09:46 ) Да вроде бы на месте.
@  larik : (10 Март 2020 - 01:20 ) А куда делись переводы книг сферы грёз и терновый оплот?
@  Redrick : (13 Февраль 2020 - 01:05 ) Спасибо)
@  nikola26 : (12 Февраль 2020 - 09:47 ) Удалил
@  nikola26 : (11 Февраль 2020 - 06:31 ) Поковыряю сайт на днях, попробую удалить.
@  Redrick : (10 Февраль 2020 - 06:18 ) Уберите на сайте ссылку на группу "Мир Forgotten Realms", она сейчас ведёт совсем не туда.
@  nikola26 : (11 Январь 2020 - 02:12 ) @naugrim твои исправления внесу при верстке книги
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 08:16
*****
Мои темы

Глава десятая

24 Сентябрь 2020 - 18:51

Глава 10

Плести паутину

 

- Поверхность, - доложил взволнованный разведчик-дроу, когда вернулся к командирам.

Воин странного вида, стоявший рядом со старшей жрицей Минолин Фей Бэнр, издал грубый и гортанный, практически звериный рёв. Он был крупным и мускулистым, особенно для мужчины-дроу. Посередине выбритой в других местах головы торчали шипами белые волосы, как корона военачальника. В носу висело мифриловое кольцо, в щеках торчали золотые булавки, а вокруг глаз были нарисованы белые круги.

Несмотря на подобную вызывающую эксцентричность, с первого взгляда было ясно, насколько силён воитель. Он носил чёрные латы, идеально сидевшие на теле, и огромный трезубец в одной руке. Для другой руки справа на поясе была заготовлена сеть.

- Он слишком сильно пытается быть Утегенталем, - прошептала жрица Сарибель Ксорларрин До'Урден своему брату-волшебнику, Равелю, указав на необычного воина, Малагдорла Армго, подбородком.

- Воины всегда стараются слишком сильно, - ответил Равель. - Поэтому они, к счастью, чаще всего умирают молодыми.

Малагдорл оглянулся на них и снова зарычал. Равель подмигнул ему. Сарибель отвесила брату подзатыльник.

- Дурак, - прошипела сестра. Затем, прикрыв руку, она просигналила ему беззвучным кодом дроу: - Он любимый внук верховной матери Мез'Баррис. Она видит в Малагдорле своего утраченного возлюбленного, Утегенталя.

- Она видит любовника во внуке? - беззвучно ответил Равель, поморщившись от отвращения.

- Не в том смысле, - рефлекторно отозвалась Сарибель, хотя на самом деле не была так уверена. На языке жестов она добавила: - Посмотри на его руки. Он даже носит перчатки Мез'Баррис, которые делают его ещё сильнее.

- Ты видел кого-нибудь для убийства? - спросил разведчика Малагдорл, выступая немного вперёд перед старшей жрицей. - Эльфов?

- Знай своё место, - упрекнула его Минолин Фей, вставая впереди дерзкого мужчины. Разведчику она добавила: - Можешь ответить.

- Там была лишь тишина, - сказал он. - Мы не нашли ничего живого. Ни птиц, ни... эльфов.

Малагдорл зарычал.

Равель фыркнул и просигналил:

- Надеюсь, уродливый глупец умрёт быстро. Может быть, я помогу первому встреченному эльфу.

Сарибель пихнула его локтем.

- Не забудь, какую честь оказала нам верховная мать Бэнр, назначив младшими командирами отряда разведчиков. Выше нас стоят лишь её собственная старшая жрица и оружейник второго дома.

- Интересно. Всего два заклинания, и мы станем командирами, - мелькнули пальцы Равеля. - Одно, если хорошо прицелиться.

Сарибель постаралась не хихикать над бесконечными шутками её неугомонного братца — по крайней мере, она надеялась, что эту всего лишь шутки, поскольку с Равелем никогда нельзя было сказать наверняка. Она направилась к остальным предводителям отряда.

- Нужно проверить, что мы сумеем разузнать на земле без потолка, - сказала собравшейся группе Минолин Фей Бэнр. - Передайте это своим подчинённым.

Малагдорл и четыре младших командира кивнули. Когда Равель повернулся, чтобы уйти, Сарибель подхватила его за руку и удержала, направив его взгляд на других командиров, равных им по рангу: Келфейна Миззрима и Крона Тлаббара. От внимания Сарибель не укрылось, что эти два младших командира были патронами в своих домах, третьем и четвёртом доме города, и что оба этих дома были заклятыми врагами семьи Ксорларрин. Вряд ли эта вражда пошла на убыль после того, как мать Зирит и её семья приняли фамилию До'Урден. Прежде чем оставить своё место в правящем совете ради попытки завоевать этот регион, Ксорларинны занимали позицию третьего дома в городе. Для них многое изменилось после катастрофы с Гонтлгримом, когда дельзунские дварфы отразили натиск Ксорларрин — но Сарибель сомневалась, что эти перемены, в том числе полное искоренение дома Ксорларрин и слияние с домом До'Урден, пускай и ниже по рангу, чем были Ксорларрин, хоть как-то уменьшили враждебность.

И теперь на этом великом марше Мензоберранзана, который верховная мать Квентль Бэнр считала самым важным событием текущей эпохи, матери третьего и четвёртого дома очевидно решили перестраховаться. Вместо более ценных придворных волшебников, оружейников или старших жриц они отправили патронов — легко заменимых мужчин. Матери дома Миззрим и Фен Тлаббар держали свою истинную силу при себе, под защитой основной боевой группы.

Что это может значить, задумалась Сарибель. Да и значит ли вообще что-нибудь? Мать Мез'Баррис Армго, которую сложно было назвать другом Ксорларринов или Бэнров, послала сюда своего драгоценного оружейника — но Сарибель считала это результатом желания Мез'Баррис заставить Малагдорла сравняться с легендарным Утегенталем. Малагдорл никогда не сможет добиться такой славы, если мать Мез'Баррис будет защищать его от опасных поручений, поэтому она не стала его опекать — и сама не нуждалась в защите Малагдорла, учитывая, какими ресурсами обладал дом Баррисон Дель'Армго.

Верховная мать Бэнр послала старшую жрицу, но другого выхода не было, если она желала обладать полной властью над отрядом разведчиков. В конце концов это была всего лишь Минолин Фей, которая присоединилась к дому Бэнр лишь потому, что вышла замуж за Громфа и родила очень влиятельную дочь.

Дочь, которая скорее всего сейчас сражается против них, подумала Сарибель. Однако оставила эту опасную мысль при себе.

Однако Сарибель не могла отделаться от чувства, что в этой странной экспедиции собралась очень странная компания. Мать Квентль Бэнр дёргала за свои ниточки, но знал ли кто-нибудь, что она планирует?

- Мы не должны вступать в бой, - говорила Минолин Фей, когда Сарибель снова вернулась к разговору. - Мы не должны никого атаковать — ни людей, ни дварфов, ни даже эльфов. И тем более нельзя атаковать дроу или демонов — если те не нападут первыми. Мы здесь, чтобы учиться, а не сражаться. Вас предупредили.

Сарибель показалось, что это предупреждение о необходимости проявить терпение и сдержанность Минолин Фей предназначала конкретному дроу, и если кто в нём и нуждался, так это Малагдорл Армго.

К тому времени, как весь разведотряд достиг выхода на поверхность, на землю спустились сумерки. Это было хорошо — немногие в их рядах когда-либо бывали на поверхности, а глазам дроу сложно было адаптироваться к огненному шару, который половину каждого дня преследовал верхний мир Торила.

Они с необычайной точностью передвигались походным порядком. Хотя все эти охотники происходили из множества различных домов, и мало кому из них приходилось сражаться бок о бок с остальными, дети Мензоберранзана обладали общей военной подготовкой, знали своё место в мелкой группе и знали место своей мелкой группы в крупной формации.

Бесшумные, словно тени, они поочередно скользили сквозь сгущающийся мрак. Некоторые взбирались на деревья с лёгкостью белок, чтобы лучше осмотреть местность. Какое-то время они двигались на север, затем повернули на запад, затем сбавили скорость, когда один из разведчиков на дереве сообщил об активности впереди.

Вскоре вернулся авангард, доложив о приближении неизвестных существ, и при помощи языка жестов дроу начали передавать приказы найти укрытие и держать оборону.

С первого взгляда на крупные тени, движущиеся среди деревьев. Сарибель приняла их за орду демонов, но когда тени приблизились, когда ритм их лап приобрёл знакомый рисунок, жрица — и те, кто были рядом — поняли, кого повстречали.

Сарибель оглянулась на Минолин Фей, припавшую к земле рядом с Малагдормом за низкой насыпью справа. Жрица Бэнр просигналила: «Драуки!»

Сарибель не удивилась. Где-то здесь наверху находилась мать Жиндия Меларн, и все знали, что её дом держит множество драуков (и что мать Жиндия очень любит именно этот способ наказания еретиков).

Новость передали по рядам, но не успела половина отряда увидеть сигнал, как всё стало очевидно — войско огромных пауков-полудроу пробилось сквозь подлесок, бесстрашно раскрывая себя во всей своей жуткой славе.

Непонятно, знала ли их предполагаемая предводительница — великанша с огненными красными глазами и похожими на паутину косами — кто находится перед ней, но действовала она так, как следовало ожидать от драука: швырнула тяжёлое копьё в насыпь. Копьё задело верхушку насыпи посередине между двумя командирами, промахнувшись лишь на волосок.

В ответ Минолин Фей вслух приказала чудовищу остановиться, но Малагдорл предсказуемо этим не ограничился.

- За мной! - взревел он, выскочив из-за насыпи. В него полетело второе копьё откуда-то справа, но Малагдорл ловко развернулся и завершил разворот прямым броском на драука перед собой.

Раздались щелчки арбалетов и посыпался дождь из дротиков.

Равель, увлечённый общим порывом, вскочил и начал заклинание, но Сарибель бросилась к брату и сбила в сторону его жестикулирующие руки.

Они с Минолин Фей начали кричать на драуков и собственных дроу, пытаясь остановить бой.

- Как вы смеете осквернять дары Ллос? - заорала Сарибель на своих товарищей, ведь драуки считались подарком Паучьей Королевы.

- Как вы смеете бросать вызов жрицам Ллос? - закричала Минолин Фей на драуков.

Большая часть потенциальных комбатантов, и драуков, и дроу, отступили — но не Малагдорл и не исполинская женщина-драук перед ним.

Оружейник-дроу рванулся вперёд, драук встал на дыбы, ударив перед собой двумя хитиновыми лапами. Драук встретил трезубец дроу собственным, более крупным трезубцем, и нанёс сильнейший удар сверху вниз, когда Малагдорл отскочил.

Малагдорл перехватил трезубец широким хватом и поднял его диагонально вверх и перед собой, поймав опускающийся трезубец драука между зубцами. Сарибель и другим наблюдателям, ожидавшим, что могущественный натиск создания намного более крупного, обладавшего с лучшей точкой опоры, создания сокрушит дроу, это показалось невероятным — но оружейник дома Баррисон Дель'Армго перехватил опустившееся оружие, на которое драук налёг всем своим весом, и удержал его.

С непокорным рёвом Малагдор повернулся вперёд и направо, уводя трезубец драука поверху и не выпуская его, пока не оказался под брюхом у твари.

Драук подпрыгнул, как паук — вертикально вверх, чудом избежав попытки Малагдорла пронзить брюхо.

Чудовище приземлилось набок, перевернувшись в прыжке, вернув трезубец в готовую для боя позицию, и сразу же бросилось на дроу.

Свирепый Малагдорл не стал отступать, с нетерпением ринувшись в атаку.

В воздухе между сближающимися противниками возник шар огня, провисев всего мгновение, прежде чем выстрелить полосой божественного пламени, вынуждая драука и дроу резко остановиться.

Минолин Фей бесстрашно вышла из-за насыпи, направляясь вперёд длинными решительными шагами. Вокруг неё струилась мантия, подобающая старшей жрице на хорошем счету у госпожи Ллос. У Сарибель от изумления отвисла челюсть — она знала эту женщину, когда та ещё была Минолин Фей Бранч, первой жрицей дома Фей Бранч, считавшегося самым слабым из правящих домов, уступая даже домам с девятого по двенадцатый. Только длинная и славная история дома Фей Бранч, а также союз с домом Бэнр сохранял матери Биртин место в правящем совете. Та Минолин Фей, которую знала Сарибель, единственным достижением которой служило место старшей дочери матери Биртин, служила мишенью шуток для других женщин, стремившихся получить звание старшей жрицы.

Но эта Минолин Фей, Минолин Фей Бэнр, казалась куда более уверенной в себе — и намного более сильной.

Как чудесно быть членом дома Бэнр, с немалой завистью подумала Сарибель. Она схватила брата за руку и потащила за собой, догоняя Минолин Фей, чтобы дом До'Урден — нет! Дом Ксорлларин! — был тоже представлен на переговорах.

- Кто ты, чудовище, что посмело напасть на жриц госпожи Ллос? - спросила Минолин Фей.

- Мы не знали, - прокаркала женщина-драук, заметно испугавшись и опустив оружие.

- Кто ты?

- Я Малфуш!

- Малфуш?

- Да, жрица! - ответила она.

- Что за имя такое? - спросила Минолин Фей.

В это мгновение к Минолин Фей подбежал Крон Тлаббар и зашептал что-то ей на ухо. Жрица как будто пошатнулась, но сразу же взяла себя в руки. Сарибель бросила вопросительный взгляд на патрона дома Фен Тлаббар, но мужчина просто покачал головой и отошёл.

- Малфуш из какого дома? - спросила Минолин Фей, захватив Сарибель врасплох. Было очевидно, что это драуки Жиндии, разве нет? - Я не слышала о драуке Малфуш в войсках дома Меларн.

Сарибель ничего не понимала. Откуда Минолин Фей вообще знать любого драука из дома Меларн? Зачем ей утруждать себя запоминанием их имён?

- Какой дом? - настаивала Минолин Фей.

Лицо женщины-драука исказилось, словно от боли.

- Это было так давно... - начало чудовище, но потом замолчало, качая головой. - Тогда... не была Малфуш, жрица. Мал'а'воселл... кажется.

- Мал'а'воселл?

- Жрица, госпожа, я не знаю.

- Мал'а'воселл из какого дома?

- Дома Амвас Тол! - воскликнула драук, собравшись с силами.

Минолин Фей растерянно взглянула на Сарибель. Та могла лишь пожать плечами — она никогда не слышала о таком доме в Мензоберранзане.

- Это было очень давно, жрица, - объяснила драук. - Во времена зарождения Города Пауков. Мой дом не уцелел.

Сарибель и Минолин Фей снова обменялись растерянными взглядами, но Сарибель кивнула, принимая ответ драука. Имя Мал'а'воселл сейчас встречалось очень редко, но когда-то давно было намного более распространённым. Однако драуки не жили так долго.

- Зачем ты здесь? - спросила Минолин Фей.

- Я не знаю, зачем Паучья Королева снова выпустила нас в этот мир, жрица.

- Вы были в Бездне? - спросила Сарибль, потом прикусила язык и поклонилась Минолин Фей, признавая свою оплошность. Жрица Бэнр не обратила внимания, поскольку вопрос напрашивался.

- Да, служили. Все мы.

- Но тогда зачем вы пришли? Почему вы здесь, Малфуш? - повторила Минолин Фей.

- Нам дали задачу очистить леса и холмы от противников.

- А мы — ваши противники? - недоверчиво спросила жрица Бэнр.

- Мы не знаем, жрица. Мы не ожидали встретить детей госпожи Ллос. Кто вы и зачем пришли? Я должна сообщить своей верховной матери, Жиндии.

Сарибель тяжело сглотнула при упоминании верховной матери дома Меларн. На мгновение женщине показалось, что им грозят крупные неприятности.

- Мы из Бреган Д'эрт, - солгала Минолин Фэй.

- Бреган Д'эрт? Я не знаю этот дом.

- Это не дом, а отряд разведчиков, которая служит всем матерям Мензоберранзана, - объяснила Минолин Фей. - Мы собираем информацию и передаём её правящему совету.

Женщина-драук растерялась, но в конце концов просто пожала плечами.

- Мы услышали о битве в окрестностях и пришли проверить, уничтожены ли дварфы и готов ли Ку'Ксорларрин вернуться под власть матери Зирит, как ему и полагается, - сказала Минолин Фей.

Сарибель усмехнулась, удивлённая смекалкой жрицы Бэнр и данью уважения, которую она только что отдала своей возлюбленной матери Зирит. Она оглянулась на брата. Тот кивал, заметно впечатлённый.

- Ку'Ксорларинн? Об этом я тоже ничего не знаю.

- Это неважно, - заверила чудовище Минолин Фей.

- Вам следует переговорить с... - начала Малфуш.

- Мы не можем, - фыркнув, оборвала её Минолин Фей. - У нас много дел. Что тебе известно о дварфах?

- Они упрямо сражаются, но демоны продолжают наступать. Долго им не продержаться.

- Хорошо. Теперь отправляйся к матери Жиндии и передай, что многие следят за ней с интересом.

У драука не было иного выбора, кроме как подчиниться. Неподчинение жрицам давным-давно выбили из бедной Мал'а'воселл — вероятно, задолго до того, как превратить её в страдающее чудовище.

Когда драуки ушли, а Сарибель повернулась к Минолин Фей, жрица Бэнр взмахом приказала ей молчать, затем потащила за собой, вместе со всем отрядом возвращаясь обратно в тоннели, которые вели к основным силам дроу. Только оказавшись глубоко под землёй, Минолин Фей заговорила.

- Их целые сотни, - сказала она, и глаза Сарибель расширились.

- Сотни драуков? - спросил Равель.

- Множество сотен, - ответил Крон Тлаббар. - Они были повсюду, окружили нас с юга и севера. Огромные отряды чудовищ — и все прекрасно вооружённые.

- Посланные из Бездны служить матери Жиндии, - сказала Минолин Фей, и голос её сочился ужасом. - Освобождённые под её начало госпожой Ллос.

«Почему мы противостоим ей?» - подумала Сарибель, но мудро решила не спрашивать вслух — по крайней мере, не у жрицы Бэнр!

 

- Вы должны были уничтожить их! Уничтожить всех, - сказала верховная мать Мез'Баррис Армго возвратившимся командирам разведчиков.

- Я пытался, верховная мать, - заявил Малагдорл, бросив злобный взгляд на Минолин Фей. - Мне не позволили убить предводительницу чудовищ.

- Молчи, дитя, - приказала верховная мать Квентль Бэнр, не отрывая строгого взгляда от возлюбленного внука Мез'Баррис — даже для того, чтобы посмотреть на саму Мез'Баррис. - Ты здесь лишь потому, что я тебе разрешила, и в этом месте, на этом походном собрании правящего совета, у тебя нет права речи.

Малагдорл как будто хотел возразить.

- Нет права речи, - предупредила верховная мать. Она повернулась к Минолин Фей, но затем устремила взгляд на жрицу Сарибель.

- Их были сотни, - сказала Сарибель, не только в ответ верховной матери, но и в пику Малагдорлу.

- Драуки из иной эпохи, - пояснила Минолин Фей. - Малфуш, которая была Мал'а'воселл Амвас Тол...

Квентль подняла руку и заставила её замолчать. Затем верховная мать закрыла глаза и отстранилась от шёпота среди других матерей вокруг. Разумеется, они были взволнованы — да и как иначе?

Верховная мать Квентль, обладавшая даром воспоминаний Ивоннель, погрузилось в это тёмное место внутри своего разума, пытаясь отыскать названное имя. Она улыбнулась, когда её мысли потекли назад через тысячелетия, в дни зарождения Города Пауков. О, что за великое время — полное хаоса, но и полное надежд!

- Оружейник дома Амвас Тол, - сказала она, и все разговоры прекратились. Все ждали, затаив дыхание.

- Женщина, - произнесла Сарибель, не в силах удержаться.

Квентль и другие уставились на неё, но верховная мать кивнула, и Сарибель приняла это как позволение окончить мысль.

- Мал'а'воссел, - тихо сказала она.

- В ранние дни женщины часто бывали оружейницами, - объяснила им верховная мать Квентль. - Ведь мы — сильный пол, а Ллос тогда ещё не вручила нам весь свой дар божественной магии. То была другая эпоха.

- Она была похожа на твоего Утегенталя, мать Мез'Баррис, - продолжала Квентль. - Великая и могучая воительница, бесстрашная и хитрая, если я правильно помню. Её ожидало яркое будущее — если бы не грехи матери Данна'ды Амвас. Увы, Мал'а'воссел принесли в жертву Ллос прямо перед рыдающей матерью Амвас.

Она посмотрела на Мез'Баррис и широко улыбнулась, затем повернулась, позволяя всем остальным увидеть эту улыбку, прежде чем наконец остановиться на Малагдорле, о дерзости которого Квентль знала.

- Мал'а'воселл превратила в чудовище моя родительница, верховная мать Ивоннель. Это был один из её первых поступков после того, как Паучья Королева назначила её матриархом Мензоберранзана. Ивоннель превратила Мал'а'воселл Амвас Тол в драука. Чаще всего это пустая трата, особенно с многообещающими, но упрямыми молодыми женщинами.

Улыбка Квентль стала ещё шире, когда Малагдорл съёжился.

- Сотни драуков? - спросила мать Зирит. - Драуки, вернувшиеся из владений самой Паучьей Королевы? Разве это не значит, что мать Жиндия пользуется высочайшим расположением Ллос?

- Если это правда, мы должны заново всё обдумать, - сухо заявила мать Мез'Баррис. - Мы можем присоединиться к материи Жиндии и завершить начатое ею, вернув Ку'Ксорларрин матери Зирит и по заслугам вознаградив мать Жиндию за её прозорливость.

- Вознаградив по заслугам? - саркастично отозвалась верховная мать. - Если всё это правда, Жиндия потребует титула верховной матери города.

- И любая из нас, кто станет сопротивляться, лишится милости Ллос и станет всеобщим врагом, - парировала Мез'Баррис. Недвусмысленная угроза.

Но Квентль лишь опять улыбнулась и даже фыркнула, как будто предположение показалось ей абсурдным.

- Не переживайте, мать, - ответила она, увидев напряжённое выражение Мез'Баррис. У Минолин Фей она спросила:

- Они знают, кто вы, или под какими знамёнами выступаете?

Жрица сжалась под тяжёлыми взглядами верховных матерей.

- Я... я... - запнулась она, пытаясь придумать наилучший ответ.

- Ты Бэнр, дорогая, - сказала верховная мать. - По этой причине тебе поручили возглавить отряд. Ты правильно сделала, что удержала наглого Малагдорла — скорее всего, ты спасла весь отряд, не говоря уже о репутации его семьи, и вернулась, чтобы нас предупредить. Говори свободно. Знают ли драуки ваши знамёна?

- Нет, - ответила она, взяв себя в руки и вернув уверенность голосу. - Я сказала женщине-драуку, которая назвалась Малфуш, что мы из Бреган Д'эрт — проводим разведку после докладов о стычках.

Это застало матерей врасплох, вызвало перешёптывание, кивки, несколько вздохов, но самое важное — широкую усмешку верховной матери Квентль.

- Хитро, - заметила Квентль. - Теперь мать Жиндия станет гоняться за призраками.

- Что вам известно, верховная мать? - спросила Мез'Баррис.

- Мать Жиндия недолюбливает банду Джарлакса, - объяснила Квентль. - Она ненавидит их за то, что они совершили с её семьёй и домом. Она сама была убита — хотя и ненадолго — Дзиртом До'Урденом, а её возлюбленное дитя, Яжин, убил другой друг Джарлакса, человек, причём таким образом, чтобы её нельзя было воскресить. Если помните, Джарлакс был с ними во время того налёта. Мать Жиндия его не простила. И не простит. Она легко поверит в историю старшей жрицы Минолин Фей, потому что отчаянно хочет в неё поверить.

Мез'Баррис кивнула, не в силах спорить с логикой.

- Хорошая работа, Минолин Фей Бэнр, - сказала верховная мать Квентль, подчеркнув фамилию, чтобы дать всем понять, что смекалка Минолин Фей дала им преимущество — преимущество, которое могло обернуться катастрофой, если бы внук матери Мез'Баррис получил лидерство и начал войну.

- В любом случае, мать Жиндия скоро о нас узнает, - вмешалась мать Зирит, словесно и физически разделив Мез'Баррис и Квентль, когда заставила свой волшебный диск скользнуть между ними. - Нам следует спланировать следующую вылазку.

- Отправьте самых лучших ваших разведчиков, - приказала Минолин верховная мать Квентль. - Лучших из лучших, и позаботьтесь, чтобы у них была магия для возвращения к нам на случай обнаружения. Я хочу как можно дольше сохранить наше прибытие в тайне от матери Жиндии.

- Даже если она пользуется расположением Ллос? - спросила Мез'Баррис.

- Да, - без колебаний ответила Квентль.

- Мои разведчики расскажут вам всё про земли над Гонтлгримом и вокруг него, - заверила их Минолин.

- Ку'Ксорларрином, - поправила её мать Зирит. Она обратила суровый взгляд на верховную мать Квентль. - Если мать Жиндия на хорошем счету у Паучьей Королевы, если сама Ллос помогает дому Меларн обратить эти демонические силы против наших врагов, почему мы сомневаемся и медлим? Мои волшебники откроют глубинную дверь и мы пройдём сквозь дварфов, как нож через масло, вернув Ку'Ксорларрин Мензоберранзану, вырвав победу из-под самого носа матери Жиндии, чтобы разделить с ней славу. Войска дварфов в верхних палатах сражаются с демонами. Мы можем пробиться внутрь и занять нижние ярусы, прежде чем они поймут, что происходит.

- Поговорим, - вот и всё, что ответила Квентль. Она несколько раз перевела взгляд с Зирит на Мез'Баррис, оценивая их. - Только мы вдвоём.

Квентль заметила, что Мез'Баррис посветлела, услышав замечания Зирит, но потом помрачнела — ничего удивительного. Разговор двух могущественных матерей наедине — не то, чего она желала.

В первую очередь потому, что всем было очевидно — темой этого разговора станет она сама, Мез'Баррис.

 

- Бреган Д'эрт? - спросила мать Жиндия Меларн хриплым шёпотом, как будто боялась потерять контроль над своим голосом — и потерять контроль над собой.

- Это отряд разведчиков, - начала драук.

- Я знаю, кто они, тупица, - рявкнула Жиндия, и Малфуш втянула в себя воздух. Её выдох сопровождался низким гудением, похожим на рык.

- Жрица сказала Бреган Д'эрт, - настаивала женщина-драук.

- Где они?

Малфуш пожала плечами.

- Они ушли.

- Ты позволила им уйти? Даже не проследила?

- Я не могу подвергать сомнению слова жрицы, мать Жиндия.

- Ты должна подчиняться мне, а не ей!

- Конечно, но у меня не было приказов от матери Жиндии, когда я встретила дроу.

- Я приказала тебе очистить лес.

- От дроу? Это другое дело, мать Жиндия, - напомнила Малфуш. - Я, мы — драуки, отбываем наказание за преступления против госпожи Ллос. Мы не можем напасть на детей Ллос.

- Если я вам не прикажу.

- Да, если вы не прикажете. Но вы нам такого не говорили.

Жиндия вскинула руки и испустила собственный раздражённый рык.

- Бреган Д'эрт нам не союзники. Прямо сейчас они сопротивляются нам в Лускане, тупица.

- Кто была та жрица? - спросила старшая жрица Кирнилл Меларн.

- Она не представилась, госпожа, - сказала Малфуш. - Остальные жрицы с ней — тоже.

- Две жрицы? - продолжала расспрашивать Кирнилл.

- По крайней мере. В отряде были и другие в мантиях.

- Другие женщины? - спросила Жиндия, ухватив суть.

- Да, и мужчины — и грозный воин, сражавшийся со мной трезубец к трезубцу, пока жрица не остановила нас.

- Закнафей... - хотела сказать Кирнилл, но замолчала.

- Трезубец? - спросила Жиндия. - Расскажи мне о нём. В подробностях.

Малфуш выполнила приказ, а затем её отпустили. Жиндия осталась наедине с Кирнилл и Черри Ханцрин.

- Это должен быть Малагдорл Армго, - сказала Кирнилл.

- Они отправили разведчиков, чтобы узнать, каких успехов мы добились, - сказала Черри.

- Просто разведчиков? - спросила мать Жиндия, прошла несколько шагов и взглянула на запад, в ту сторону, где произошла встреча. - От самого Мензоберранзана? С оружейником второго дома? Не могу представить, чтобы Мез'Баррис подвергла такому риску своего ненаглядного Малагдорла.

- Что тогда? - спросила Черри.

- Может быть, они видят, что наша победа уже близко, - сказала Жиндия. - И спешат украсть мою славу.

Она резко обернулась и уставилась на других двух женщин.

- Этого не будет.

 

- Придержи на сей раз свои амбиции, - сказала матери Зирит верховная мать Квентль, когда после доклада разведчиков они остались наедине. - Мы не знаем, как будут разворачиваться события.

- Мы не знаем? - фыркнула старуха Зирит. - Армия драуков? Сотни? Орда демонов, с каждым днём набирающая новых солдат из Бездны? Дварфы обречены, а Лускан уже пал. Всё, как ты предсказывала ещё до нашего отбытия из Мензоберранзана: мать Жиндия одержит победу.

- Если она победит, мы должны сыграть в этом важную роль, - отозвалась Квентль.

- Действительно! Так давай опередим её, первыми захватим великую кузню Гонтлгрима, и как можно быстрее без всякой пощады свергнем короля Бренора.

Но Квентль Бэнр покачала головой.

- Если она победит.

- Разве может быть иначе? - спросила Зирит.

Квентль начала обдумывать тот же самый вопрос, но пока не готова была давать дальнейшие объяснения.

- Тогда что ещё нам нужно знать? - спросила Зирит.

- Всё. Если всё кажется простым и ясным, значит это обман. Разве ты не поняла этого за годы служения Ллос? Не позволяй желанию возвратить Гонтлгрим ослепить себя. Этого не произойдёт. В любом случае, наше присутствие на поверхности уже раскрыто. Лорды всех земель наверняка устремили свои взоры на северный участок побережья Меча, где рыщут демоны и пылает Лускан.

- Пламя быстро угаснет, а от Лускана никто не ждал стабильности. Что касается короля Бренора, то по нашим сведениям у него почти нет настоящих союзников.

Квентль не стала возражать.

- Это неважно, - ответила она. - Мы не можем сейчас планировать вернуть Ку'Ксорларрин, каким бы ни был исход нашего марша или усилий матери Жиндии. Неважно, чем обернётся воля Ллос — нельзя даже думать о том, чтобы снова отправить туда твою семью. Пыль ещё нескоро уляжется — здесь, и, что более важно, в Мензоберранзане.

- Ты хочешь сказать, что я понадоблюсь тебе в Мензоберранзане, чтобы поддержать тебя против дома Меларн, - сухо констатировала Зирит. - Мать Мез'Баррис, конечно, встанет на другую сторону — тем более если она считает, что мать Жиндия пользуется высочайшим расположением Ллос, и увидит долгожданный шанс избавиться от гнёта дома Бэнр.

- Гнёта? Любопытное слово. Разделяет ли это мнение мать Зирит, которую я спасла от позора и поражения?

Старую Зирит нелегко было заставить нервничать — по крайней мере, она никогда этого не показывала, но сейчас она с отвисшей челюстью едва не рухнула со своего парящего диска.

- Разумеется нет, - сказала Квентль, чтобы перестать давить на Зирит. - Ты всегда была достаточно мудра, чтобы считать дом Бэнр выгодным — как дом, который вознаграждает своих союзников. Тебе стоит помнить об этом в наше беспокойное время. Больше никаких упоминаний Ку'Ксорларрин. Даже если короля Бренора и всех его дварфов искоренят, даже если Гонтлгрим освободят от всех живых существ до последнего, и великая кузня останется беззащитной — упоминать Ку'Ксорларрин нельзя.

- Но ты же не собираешься оставить подобное сокровище без применения?

- Конечно, - ответила Квентль. - И именно волшебство магов, в которых у тебя нет недостатка, сыграет критическую роль, когда мы начнём использовать великую кузню, не привлекая внимания.

- И не ослабив твоё правление в Мензоберранзане, - добавила Зирит.

Квентль кивнула.

- Значит, я останусь в доме До'Урден, а ты втайне используешь моих волшебников, чтобы переправить кузнецов в кузню Гонтлгрима?

- И тебя хорошо вознаградят, - пообещала Квентль.

- Я хочу получить повышение в правящем совете. Я хочу вернуть своё место — с целью в конце концов стать вторым домом Мензоберранзана.

Квентль коротко кивнула.

- Пообещай мне, что дом Ксорларрин не останется в стороне, когда мы добьёмся победы, и дом Бэнр удержит своё положение, - потребовала Зирит.

Квентль помолчала, заставляя себя оставаться тактичной перед лицом требований другой верховной матери.

- Дом До'Урден, - поправила она, - пока я не решу иначе.

- Конечно, - согласилась Зирит, но стиснула зубы, как будто само имя её оскорбляло.

- Посмотрим, как пойдут дела, но твой дом остаётся самым важным моим союзником, - сказала Квентль. - Я обещаю, что не забуду тебя, если мы добьёмся своего.

- А разве могут быть сомнения?

- Мы поклоняемся Ллос, госпоже Хаоса, дорогая мать Зирит. Сомнения будут всегда.

Мать Зирит До'Урден беспомощно фыркнула, затем приказала своему волшебному диску покинуть сверхпространственное помещение, которое верховная мать использовала для аудиенций. Как только Зирит ушла, через другой волшебный портал вошли первая жрица Сос'Ампту и дочь Квентль, Миринейл.

- Я не доверяю ей, - сказала Миринейл. - Её амбиции больше, чем её преданность.

- Значит, она хорошая верховная мать, - сказала Сос'Ампту.

- Её дочь, жрицу Сарибель, будет легче подчинить и держать в узде, - прямолинейно заявила Миринейл. - Мать Зирит стара и слишком привязана к...

Она замолчала и бросила неловкий взгляд на мать.

- К верховной матери Ивоннель Вечной, - закончила за неё Квентль.

Миринейл втянула в себя воздух.

- Это хороший и разумный аргумент, - сказала Квентль, успокоив женщину. - Но пока что не заговаривай об этом.

Её тон ясно дал понять, что она не ругает Миринейл, а предупреждает её не торопить события.

Квентль знала, что в зависимости здешних событий от неё может потребоваться заменить Зирит. Она надеялась, что до этого дело не дойдёт, но часто напоминала себе, что Зирит стара — очень стара, и хотя она оставалась союзником дома Бэнр, её настоящая преданность была в самом деле нацелена на верховную мать Ивоннель. И как бы осторожно ни пыталась мать Зирит подбирать свои слова, в них всегда таилась прохлада по отношению к дочерям Ивоннель. Зирит знала Квентль и Сос'Ампту ещё со времён их молодости — она была первой наставницей Сос'Ампту.

- По крайней мере мать Вадалма Тлаббар не оставит нас, чем бы ни закончилось дело в Гонтлгриме, - заметила Сос'Ампту. - Она отказала матери Жиндии в поддержке, и знает, что кровожадная Жиндия не станет её щадить.

- Дом Фей Бранч тоже не оставит нас, - добавила Миринейл. - Мать Биртин знает, что без дома Бэнр её место в правящем совете отдадут другой — скорее всего, дому Ханцрин, есть мать Жиндия...

- Они действительно считают себя важными? - оборвала её верховная мать Квентль. - Любая из них? Если мать Жиндия уйдёт отсюда победительницей, она получит могущественных союзников — включая мать Мез'Баррис.

- Мать Зирит не друг Меларнам и Армго, - заметила Миринейл.

- Но и мать Зирит, и мать Мез'Баррис прекрасно понимают, что им не осуществить свои амбиции, пока городом правит дом Бэнр, - сказала Сос'Ампту.

- И это было так ещё с ранних дней Мензоберранзана, и правление Бэнров не окончится на мне, - провозгласила Квентль.

Другие две дроу кивнули.

- Мать Жиндия не должна победить, - провозгласила Квентль.

- Значит, мы возьмём крепость дварфов до того, как она успеет пробиться? - спросила Миринейл.

- Может быть, и нет, - ответила верховная мать, размышляя вслух, снова погрузившись в воспоминания Ивоннель Вечной, чтобы найти ответы.

- Войско драуков, подарок из Бездны? - с сомнением отозвалась Сос'Ампту. - Два захватчика, подаренные ей прислужницами Ллос?

- Думаешь, что тебе известна воля Ллос? - с насмешкой поинтересовалась мать Квентль.

Это заставило Сос'Ампту задуматься, но Миринейл, не отличавшаяся подобным опытом, спросила:

- Разве это не очевидно?

Взглянув на верхновую мать — та ответила кивком — Сос'Ампту предложила самое просто понимание истины среди приверженцев Ллос:

- Единственное, что может быть очевидным в желаниях Демонической Королевы Пауков — так это что нет ничего очевидного.


Глава девятая

17 Сентябрь 2020 - 16:27

Глава 9

Город утраченный

 

Она мчалась по улицам Лускана. Она старалась держаться в тенях, поскольку знала — опасность повсюду. Всё шло так хорошо! Город успокоился под властью новых завоевателей, и улицы, хотя ещё не затихли, начали показывать признаки нормальности. Болтовня в тавернах была спокойной и непринуждённой.

Но потом её узнали. Она была уверена. Она заметила выражение на лице мужчины, который торопливо вышел.

Несмотря на свои опасения, Милашка Чарли не сразу направилась к тайному входу в Иллуск, руины под Лусканом. Она должна была убедиться, что оторвалась от погони, что за ней никто не следит, и только потом отправиться на кладбище возле моста на остров, к фальшивой могиле, которая вела на потайную лестницу вниз.

Только она понадеялась, что обогнала любых преследователей, как повернула за угол в переулок и чуть не врезалась в парочку гноллов, каждый из которых был выше её на два фута.

Милашка надеялась, что они не являются частью погони — гноллы удивились сильнее, чем она.

Времени разбираться не было.

Женщина бросилась на ближайшего крепкого гнолла, выхватила кинжал, уперев рукоять в рёбра и используя свой вес, чтобы глубоко вогнать лезвие в живот противника.

Она вытащила кинжал и оттолкнула раненное чудовище, затем резанула второго, который напрасно пытался вытащить меч, удачно попала ему по горлу — рука прошла как раз мимо оскаленной морды гиены и щёлкнувших челюстей. Гнолл с бульканьем рухнул, но второй громко завыл — и ему ответили другие где-то рядом!

Она помчалась по переулку, петляя из стороны в сторону, и услышала за собой возобновившуюся погоню. Она хваталась за любые предметы — мусор, разбитую повозку, пустую флягу — и бросала их за спину, чтобы замедлить преследователей.

От неожиданности Милашка Чарли споткнулась, когда мимо головы просвистело метательное копьё, отскочив от стены здания. Она оглянулась, схватившись за ящик, и побледнела, осознав, что обречена — проход позади неё заполняли разъярённые гуманоиды.

Она выскочила с противоположного конца переулка, хватаясь за правое плечо, которое задело копьём. Она знала, что рядом смерть или нечто хуже, знала, что ей наступают на пятки. Она даже крикнула, обернувшись, в отчаянии взмахнув своим мелким оружием, и ей потребовалось несколько мгновений, чтобы разобраться в представшей её взору картине.

Переулок заполняла тьма. Не ночная тьма, а истинный мрак — волшебный мрак.

Она услышала визги гноллов, щелчки арбалетов, потом воя стало меньше, а стонов больше.

Скрежет меча по стальному нагруднику. Визг боли.

Один гнолл выскочил из переулка, спотыкаясь, истекая кровью — да, измазанный в собственной крови.

Он пару раз сильно вздрогнул, и Милашке потребовалось какое-то время, чтобы понять — две новых раны гнолла были от тяжёлых арбалетных болтов.

Прежде чем умирающий зверь рухнул, из мрака выскочил дроу, схватил его и затянул обратно. Меч тёмного эльфа принялся за своё смертоносное дело, не успели ещё они с жертвой скрыться во мраке.

Дроу показался снова — по крайней мере, его лицо.

- В Иллуск, дура! - буркнул он.

Милашке Чарли не нужно было повторять дважды.

 

- Очевидно, что твоя вылазка оказалась не такой успешной, чем мы надеялись, - поприветствовал Милашку Киммуриэль Облодра, когда она вернулась в тайное укрытие Бреган Д'эрт глубоко в руинах под Лусканом.

- Я добыла кое-какие сведения, - ответила женщина. От переживаний под взглядом холодного, рационального и невероятно опасного дроу-псионика у неё на лбу выступили капли пота.

- И теперь ты для нас бесполезна, потому что тебя опознали, - заметил Киммуриэль.

- Однако те, кто её узнал, мертвы, - раздался другой голос. В тесное помещение второго предводителя Бреган Д'эрт вошёл ещё один дроу вместе с высоким, рыжеволосом мужчиной — человеком, на первый взгляд.

Милашку больше успокоило присутствие Браэлина Джанкуэя, разведчика-дроу и обладателя легкомысленного характера, чем другой персоны, которая на самом деле не была человеком. Он был Беньяго Куртом, фасадом Бреган Д'эрт в городе, не только дроу, но и членом правящего дома подземного города Мензоберранзана. Беньяго угрожал ей не больше прочих — и уж наверняка меньше Киммуриэля, но какая-то опасность в нём заставляла женщину всё время держаться настороже.

- Ты в этом уверен? - спросил Киммуриэль.

- У нас повсюду разведчики, - ответил Браэлин. - Это была всего лишь банда мерзких гноллов, и они оказались слишком кровожадными, чтобы сбежать, и слишком глупыми, чтобы понять, когда пора отступить.

- Я согласен с его оценкой, - добавил Беньяго и устремил суровый взгляд на Милашку, от которого у неё защипало кожу. - Ей повезло.

Милашка Чарли выпрямилась под убийственным взглядом высокого мужчины. Она решила не упоминать человека в таверне, который наверняка узнал её.

Однако стоило ей лишь подумать об этом, как Киммуриэль хмыкнул — и Милашка поняла, что только что всё ему выложила. Однако псионик промолчал и даже кивнул ей.

- Вы просили меня кое-что разузнать, так? - упрямо сказала Милашка Чарли, надеясь, что правильно поняла Киммуриэля. - И я пошла, так? Перестань так злобно зыркать, приятель.

Браэлин фыркнул.

- Беньяго злится просто потому, что до сих пор выглядит как человек, - легкомысленно заметил разведчик. - Хотя, строго между нами, пройдохами — перед превращением он был куда уродливее.

Милашка Чарли ответила на его улыбку. Тон Браэлина принёс ей глубокое облегчение.

- Так что ты узнала? - спросил Беньяго, игнорируя колкости.

- Не здесь, - предупредил Киммуриэль и вышел из комнаты, остальные трое — следом.

Пока они шли по Иллуску, Милашка Чарли тщательно запоминала планировку. Тёмные эльфы возвели здесь внушительные фортификации, а многочисленные часовые были смертоносными и бдительными.

Милашка Чарли хотела знать их всех. Если её схватят наверху, знакомство с этим местом может стать для неё спасением — да и разве она чем-то обязана дроу?

- Как минимум, жизнью, - прошептал на ухо женщине Киммуриэль, как только она об этом подумала.

У Милашки ослабели ноги. Вульфгар так часто предупреждал её об этом дроу, о том, что тот легко способен проникнуть в разум и прочесть там любую мысль. Он уже прочёл её мысли о мужчине в таверне, а теперь она снова выдала себя.

Ей было никак не защититься!

- Да, - прошептал он. - Никак.

Киммуриэль скользнул прочь, снова занимая ведущую позицию, и она прикусила губу. Он вёл их в более глубокие помещения, занятые Бреган Д'эрт, в комнату, лучше всего знакомую женщине — комнату, где ждал Вульфгар.

Варвар был не один, а с жрицей Даб'ней, одной из немногих женщин, встреченных Милашкой в отряде дроу. Даб'ней покосилась на Киммуриэля и кивнула, затем принялась читать божественное заклинание, очевидно — исцеляющий двеомер, поскольку Вульфгар принял его с удовлетворённым выражением старика, раскурившего на крыльце трубку с добрым табаком.

- Мне уйти? - спросила Даб'ней.

- Нет нужды, - ответил Киммуриэль. Он повернулся к Милашке. - Расскажи им, что ты узнала.

Милашка Чарли замялась, обратив внимание на слова Киммуриэля. Расскажи им, поскольку Киммуриэль уже всё знал — знал даже больше, чем могла сознательно припомнить сама Милашка.

Ей хотелось вернуться на море, рассекать волны в погоне за торговыми галерами...

- Они все подчиняются новому старшему капитану, - сказала женщина, очистив голову от напрасных мечтаний. - Все корабли. Ретнор, Барам...

- От Барама следовало ожидать, - сказал Беньяго. - Каждый старший капитан Корабля Барам готов был отправиться туда, где Кораблю Барам безопаснее. Скорее всего, этот открыл двери захватчикам, не успели они даже войти в гавань.

- Все они, - сказала Милашка. - Твоё место, Беньяго, занял старший капитан Бревиндон. Корабль Курт теперь Корабль Маргастер.

- Знатная семья Глубоководья, - заметил Киммуриэль.

- В открытую захватила Лускан? - спросил Браэлин Джанкуэй. - Это кажется глупостью.

- Или уверенностью, - добавил Беньяго.

- Обычный образ мыслей для воров и перебежчиков, - объяснил Киммуриэль. - Когда ты украл, что хотел, кричи об этом во всю глотку — пускай попытаются отнять.

- Я бы попытался, - заметил Вульфгар.

- Весь город подчинился ему, - продолжала Милашка. - Гноллам, которые прибыли с флотом Маргастеров, даже позволяют свободно ходить по улицам.

- Почему? - спросил Вульфгар, поднимаясь на ноги и расправляя плечи, чтобы прогнать усталость и боль. - Почему они так поступили? Конечно, Бревиндон возглавлял нападение и многих убил. Но половина Лускана как будто сдалась без боя. Почему?

- Потому что у него нет тёмной кожи, - напрямик заявила Милашка Чарли, прежде чем успели ответить остальные. Это привлекло долгие взгляды присутствующих дроу, но скорее любопытные, чем враждебные.

- Похоже, моя личина их не обманула, - со смешком согласился Беньяго. - С виду в капитанском кресле сидел человек, но они знали, что в последние годы за Лусканом стоят дроу. Теперь у них есть человеческий лорд Глубоководья в роли старшего капитана — тот, кто выглядит, как они, тот, кого они считают величественным и красивым.

- Такие примитивные эмоции — кормушка для деспотов, - заметил Киммуриэль.

- Значит, Бревиндон поселился в Корабле Курте, как у себя дома, другие корабли встали под его знамя, а Громф не позволяет Главной башне предпринимать что-либо против, - сказал Браэлин Джанкуэй. - Выходит, это всё? Бреган Д'эрт пора двигаться дальше?

Все взгляды устремились на Киммуриэля, неоспоримого лидера отряда, поскольку Джарлакс исчез в неизвестном направлении.

- Нет, - ответил Киммуриэль. - Нет. Позволим им устроиться поудобнее, затем нанесём удар — и не один. Видимость силы впечатляет до тех пор, пока никто не видит стоящей за ней слабости. Предводитель, захвативший власть подобно Бревиндону Маргастеру, также вызывает враждебность многих могущественных людей, у которых недостаёт храбрости противостоять ему в открытую. Значит, мы сделаем его смертным — фигурально и буквально, и обнажим его истинное обличье.

- Но единственным выбором кроме Бревиндона по-прежнему будем... мы, - возразил Браэлин.

- Или он, - ответил Киммуриэль, указав на Вульфгара.

- Ты просишь меня стать марионеточным правителем для Бреган Д'эрт? - возмутился гордый варвар, как только обрёл дар речи.

- Я прошу тебя помочь нам избавить Лускан от вторжения, которому помогают демоны, - ответил Киммуриэль. - На самом деле, я даже настаиваю.

- Да. И на этот счёт мы уже договорились. Но править городом я не желаю.

- Тебе не придётся.

- Притворяться, что правлю городом, тоже, - прояснил Вульфгар решительным тоном, не допускавшим дальнейших обсуждений.

- Мы найдём способ удовлетворить наши общие нужды, - услышал варвар в голове и постарался не выдать свою реакцию. На его лице не было ни намёка на отвращение, вызванное телепатическим вторжением Киммуриэля.

- Выбирайся наружу и отправляйся на юг, - приказал Киммуриэль Браэлину. - Доставь новости из Лускана и узнай о событиях в Гонтлгриме. Оставайся под землёй, в тоннелях, пока не окажешься далеко за городом. Возьми это.

Он протянул Браэлину небольшой свисток на серебряной цепочке.

- И возьми с собой тех, кого считаешь нужным для выполнения миссии.

Браэлин мгновение смотрел на странный свиток. Он кивнул, и Киммуриэль понял, что дроу узнал этот предмет — и неудивительно. Ведь такой же свисток носил на шее Джарлакс. Браэлин надел свисток и поднял взгляд.

- Всех, кого захочу? Жрицу Даб'ней?

Киммуриэль какое-то время размышлял, потом ответил:

- Нет. Её — нет. Она останется здесь. Она может мне пригодиться.

- Это должно мне польстить? - легкомысленно, с ноткой шутки и с ноткой сарказма спросила Даб'ней.

Киммуриэль не собирался терпеть подобный тон, что и показал ей своим холодным выражением.

- Польстить? - ответил он. - Нет. Возможно, напугать.

Даб'ней хотела что-то ответить, но прикусила язык.

- Мне идти до самого Гонтлгрима? - спросил Браэлин Джанкуэй, открыто пытаясь сменить тему.

- Если придётся, - ответил Киммуриэль. - Но будь осторожен и используй свисток, если повстречаешь что-то необычное.

Он замолчал всего на долю секунды.

- Что-то необычное и драматическое, - прояснил он. - Не трать моё врёмя зря, если не уверен, что твой вызов заслуживает моего внимания.

- Разве ты не в силах быстро связаться с Гонтлгримом и получить ответ? - спросил Киммуриэля Вульфгар.

- Не притворяйся, будто разбираешься в том, в чём очевидно не разбираешься, - не замедлил с ответом псионик. - У каждого действия есть цена, и моим способностям найдётся куда более важное применение, чем работать связным между городами.

- А здесь? - спросил Беньяго, и по его тону Киммуриэль понял, что он просто пытается сменить тему, пока разговор не вышел из-под контроля, и предупредить возможную грубую отповедь прямолинейного варвара. - Продолжим прятаться или попытаемся усложнить Бревиндону жизнь?

- Как? - спросил Киммуриэль.

- В переулке осталось полно мёртвых гноллов, - с хитрой усмешкой сказал Беньяго. - Кажется, неплохое начало для восстания.

- Какой Корабль самый сильный после Корабля Курта? - спросил Киммуриэль. - Ретнор?

- Определённо.

- Укусите их, - приказал псионик. - Нанесите урон, но только небольшой, по краю, и пускай всё выглядит, как дело рук Корабля Маргастер. Затем отправляйтесь...

- В Корабль Барам и дайте им понять, что Корабль Маргастер уничтожит любых соперников, - вмешался Беньяго.

Киммуриэль улыбнулся и кивнул.

Вскоре после этого Вульфгар каким-то образом остался в комнате наедине с Киммуриэлем — что всегда было ему неприятно.

- Как мы уже обсуждали после поражения города, - сказал Киммуриэль, - если всё пройдёт хорошо, тебе может достаться один удар. Это твой единственный шанс.

- А если нет?

- Тогда ты почти наверняка погибнешь.

- Мой единственный шанс, - повторил Вульфгар, сделав ударение на использованное Киммуриэлем единственное число. - Я почти наверняка погибну. А что Киммуриэль? - спросил он лишь потому, что хотел услышать презрительное фырканье дроу.

Что бы ни случилось в Лускане, Вульфгар понимал, что для него ставки здесь выше, чем для этого странного дроу — выше, чем для любого дроу из отряда Джарлакса.

Бреган Д'эрт всегда проворачивал дела именно таким образом.

- Подумай ещё вот о чём, пока мы ждём подходящей возможности, - сказал Киммуриэль. - Твоя подруга, эта пиратка Милашка Чарли.

- Что с ней? - пожав плечами, спросил Вульфгар — и сам удивился, насколько в глубине души ему не всё равно.

- Её узнали в городе, но она решила об этом не рассказывать. Тебе следует объяснить ей, что одной лишь мысли о предательстве хватит, чтобы я узнал — и тогда её постигнет судьба куда худшая, чем всё, на что способны обитатели поверхности.

- Даже простой мысли? - спросил Вульфгар. - У людей хватает непроизвольных мыслей. Сможет ли друг остаться другом, если заглянет в разум товарища в неподходящий момент?

- Я способен различить мимолётную прихоть и настоящую угрозу. Прихоти я допускаю. До определённого момента.

- Ты не можешь вечно держать своё мнение при себе. Поэтому у Киммуриэля нет друзей?

- Ты говоришь так, как будто это что-то плохое, - сказал Киммуриэль и покинул комнату.

Вульфгар тяжело вздохнул, подумав, что ему действительно необходимо серьёзно побеседовать с Милашкой Чарли. Он мог ненавидеть многих дроу, в особенности — Киммуриэля, но понимал, что им с Милашкой необходимо сотрудничать с Бреган Д'эрт, если они хотят пережить этот кошмар. Только Киммуриэль, или Джарлакс, если он вернётся, могут заставить Громфа открыть порталы в Гонтлгрим, а без этого Вульфгару нечего и надеяться на встречу с друзьями.

Он был почти уверен, что Браэлин с друзьями найдут на юге землю, кишащую могущественными врагами и чудовищами, намного превосходящими его по силе.

Да, с Милашкой следовало поговорить — причём немедленно. Вульфгару опять пришлось задуматься, почему он так беспокоится о благополучии этой женщины. Он не влюбился в неё, ничего такого, упрямо повторял себе варвар, сразу отметая подобные мысли — вместо того, чтобы обдумать их хотя бы в шутку.

Но она показала себя верным товарищем, а в Городе Парусов подобное было редкостью.

 

- С ней Ллос, - ответил Громф, когда позднее тем же днём псионик загнал его в угол в надразмерном особняке внутри Главной башни Волшебства. - Мать Жиндия Меларн не осмелилась бы зайти так далеко, не смогла бы управлять подобной ордой демонов и бродяг без благословения Ллос.

- Многие обладатели благословения Ллос в итоге терпели поражение, - ответил Киммуриэль. - Даже в Мензоберранзане.

- А что случалось с победителями, лишенными такого благословения? - отозвался Громф.

- Почему ты боишься?

- А почему ты нет?

Этот простой вопрос застал Киммуриэля врасплох, что случалось очень редко.

- И почему ты так беспокоишься? - добавил Громф.

- Я работаю с Бреган Д'эрт.

- Бреган Д'эрт уцелеет. В случае необходимости вы можете быстро покинуть город и весь этот регион. Джарлакс веками оставался в живых лишь потому, что ему нет равных в маневрировании в этой паутине. Подозреваю, что он ожидает того же от дроу, которого назвал своим партнёром.

Киммуриэль почти не слышал этих слов, упрямо мотая головой.

- Посмотри на себя! - упрекнул его Громф. - Тебе не всё равно. Киммуриэль Облодра — как удивительно, что любому Облодра или Одран не всё равно! Неужели ты настолько размяк? Неужели ты оставил с этими щупальцемордыми иллитидами свою единственную цель в жизни — отыскать Одну Вечную Истину?

Киммуриэль хотел отмахнуться от его слов, отмахнуться от Громфа, но его ответы звучали неубедительно.

- Ты возлюбил плоть, Киммуриэль? - уже серьёзнее спросил Громф. - Ты нашёл в своём бесчувственном разуме клочок любви к тому, чего жаждем мы, простые смертные?

- Ты испытал необузданную силу разума улья, - напомнил ему псионик, ведь Громф был вместе с ним, когда они направляли невероятную псионическую энергию целого коллектива иллитида в оружие, которое ради уничтожения Демогоргона сделала из Дзирта Ивоннель.

- И это было прекрасно, - признал бывший архимаг. - Я надеюсь испытать это снова, но знаю, что для этого мне нужно прожить достаточно долго. А ради долгой жизни, подозреваю, не стоит злить Ллос. Мать Жиндия явилась сюда с полного одобрения Ллос. В этом я уверен. Два захватчика, Киммуриэль! Два! Ты когда-нибудь слышал о подобном?

Сложно было игнорировать его аргументы. Захватчики были великим даром с нижних планов, великолепными конструктами, которых редко создавали из-за стоимости и сложности. Киммуриэлю было не всё равно, чем всё это закончится, но причиной его беспокойства была вовсе не любовь или страсть.

Нет, Киммуриэль был зол, даже в ярости.

И это молчаливое признание поразило его. Когда в последний раз он позволял гневу взять контроль над рассудком? Даже когда верховная мать Бэнр бросила его дом, его семью, его мать в Клорифту, уничтожив всё, чем был дом Облодра. Киммуриэль усмирил свою ярость. Он полностью присоединился к Джарлаксу, к Бреган Д'эрт, которые были верным союзником той самой матери Бэнр!

Много раз он обдумывал месть и много раз отодвигал это желание в сторону, осуществляя лишь те мелкие кары, которые мог втайне обрушить на Бэнров, когда представлялась такая возможность — но никогда не совершал ничего рискованного. Это было всего лишь забавой, простой причудой, а не чем-то важным.

Однако теперь он пылал от гнева. Теперь он хотел прикончить Бревиндона раз и навсегда, хотел раздавить демона внутри Маргастера. Он говорил себе, что его план — опасный, но осуществимый — пойдёт на благо Бреган Д'эрт, и в этом было достаточно правды, чтобы продолжать заниматься самообманом.

Но не сейчас. Сейчас Киммуриэль понял, что здесь скрыто намного больше, что им движет намного более личный гнев. Он не знал, почему. Он решил, что чего-то не замечает, какой-то элемент прямо перед глазами, который он не связал с общей картиной, старое воспоминание, услышанный где-то намёк... что-нибудь.

- Если ты не возобновишь поток магии в Гонтлгрим к предтече, чудовище сбежит и опустошит регион, - в последний раз сказал он Громфу.

- А если я сделаю, как ты просишь, я приму одну из сторон — сторону, которая не пользуется расположением Ллос.

- Джарлакс там, в Гонтлгриме, насколько я могу судить.

- Тогда Джарлаксу придётся проявить смекалку, иначе Джарлакс погибнет.

Киммуриэль ещё долго стоял и смотрел на него, но понял, что ничего не может сделать. Он был сильнее Громфа по части псионики, но если бы попытался воспользоваться ею, чтобы убедить волшебника — пришлось бы сражаться с одним из самых сильных магов в мире.

Он хотел утолить свой гнев, но не хотел делать это ценой своей смерти.

Он вернулся в Иллуск, в тайный анклав дроу. Громфа нельзя было переубедить.


Глава восьмая

16 Сентябрь 2020 - 14:55

Глава 8

Чистилище или ад?

 

- Ты с ума сошла? - воскликнул Регис, когда Далия забрала у него поводья и развернула повозку на боковую дорогу, отходящую от Торгового тракта, которая судя по всему вела к разрушенной крепости Терновый Оплот ниже у побережья — крепости, по стене которой только что взобрался паук размером с молодого дракона.

Полурослик не сумел вырвать у неё поводья, поэтому подался вперёд, ухватил их поближе к упряжке, с силой дёрнул, и карета резко остановилась.

- Мы должны узнать, что это было! - заявила Далия и потянулась, чтобы оттолкнуть руки Региса, но затем поморщилась и бросила поводья, прижав к груди сломанную руку и зашипев от боли.

- Я уже знаю, что это было, и поэтому не испытываю никакого желания... - начал спорить Регис, но увидел изумление в глазах Далии и замолчал, а затем проследил за её взглядом на юг, вдоль Торгового тракта, назад, где в очередной раз появилась кучерявая маленькая девочка, которая казалась жутким маленьким демоном (в таких вещах Регис разбирался), улыбаясь своей злобной улыбкой. Однако Регису показалось любопытным, что хотя у этого дитя были аспекты, которых он привык ожидать от демонических созданий или от призраков, по какой-то пока что непонятной причине она не вызывала у него отвращения.

Но его по-прежнему несколько тревожило, что девочка преследует их от самого Глубоководья, от особняка Маргастер.

- Гони! Просто гони! - взвизгнула Далия, и на сей раз Регис не стал возражать, хлестнув поводьями и понукая лошадей бежать. Он повёл их назад на основную дорогу, бросив в галоп, как только земля перед каретой стала более-менее ровной.

- Мир сошёл с ума, - буркнула Далия, качая головой. По щекам женщины катились слёзы. Она оглянулась — не на парящую в воздухе девочку-демона, а на пассажирское отделение кареты, где лежал её возлюбленный, Артемис Энтрери, завёрнутый в кусок какого-то неизвестного материала. Она была уверена, что это погребальный саван — который, к тому же, регулярно выпускал наружу свирепых маленьких ос.

Теперь их преследовало демоническое дитя, а огромный паук карабкался по стене замка. Для неё это было слишком.

Регис положил ладонь ей на ногу в знак утешения и чуть-чуть придержал упряжку, поскольку демоническое дитя летело не слишком быстро и они уже успели оторваться.

- Не теряй надежды, - снова сказал он ей. - Больше у нас ничего не осталось.

- Тогда у нас не осталось ничего, - прошептала Далия. Регис услышал и не смог ничего возразить.

- Рамблбелли! - услышали полурослик и Далия, несмотря на грохот катящейся кареты и топот лошадиных копыт. Регис придержал упряжку, хотя не осмелился остановить карету полностью, и повернулся назад, в сторону крика.

- Рамблбелли! - услышал он снова, и из кустов на обочине дороги вырвался дварф — широкоплечий мужчина с чёрными волосами и бородой, заплетённой в косички и смазанной кусками навоза.

- Атрогейт, - охнул Регис, натягивая поводья, чтобы остановить лошадей.

- Что он здесь делает? - спросила Далия.

- Её сопровождает, - пояснил Регис, когда вторая фигура, женщина-дроу, выбралась на дорогу рядом с дварфом. - Они доставили меня в Глубоководье.

Регис не стал пытаться развернуть повозку на узкой дороге, поэтому заставил лошадей стоять смирно и позволил парочке догнать карету.

- Забирайтесь, - сказала Далия, не успели они даже обменяться приветствием. - У нас нет времени.

- Наверх или внутрь, а? - спросил Атрогейт.

Регис заметил, что дварф несёт на плече большой мешок, а из мешка торчит хорошо знакомая полурослику рукоять. Её оголовье было вырезано в виде пантеры, Гвенвивар. Однако он не успел ничего сказать по этому поводу — Ивоннель удивлённо нахмурилась, а затем с любопытством уставилась в окошко пассажирского отделения кареты.

Далия хотела что-то сказать, но Регис схватил её здоровую руку и сжал, умоляя молчать — он видел, что Ивоннель что-то шепчет, как будто читает заклинание.

Женщина-дроу снова нахмурилась — от ещё большего удивления и с заметным отвращением.

- Что это такое? - спросила она, повернувшись к паре на переднем сидении кареты.

- Внутри заперт Энтрери, - сказала Далия.

- Мёртвый?

- Нет! - резко ответила Далия. Ивоннель и Атрогейт уставились на неё.

- Тогда что это? - снова, ещё более настойчиво, спросила Ивоннель.

Ивоннель знает нечто, чего не знают они, понял Регис, и это её не радует.

- Что? - ещё раз повторила дроу.

- У неё спроси, - предложил Регис, заглядывая ей за спину. Он указал подбородком в ту сторону, заставив Ивоннель обернуться.

Там парило демоническое дитя, улыбаясь — не прекращая улыбаться.

- Нам нужно ехать! - воскликнула Далия, но Ивоннель подняла ладонь и покачала головой.

- Атрогейт, достань кокон из кареты, - приказала Ивоннель. - Будь готов заскочить внутрь, если нам придётся бежать.

- Мы его не оставим! - закричала на неё Далия, но Регис тут же попросил её замолчать.

- Доверься ей, - сказал он. - Ивоннель намного сильнее, чем ты можешь себе представить. Я видел, как она парой слов изгоняет могучего демона.

Далия хотела запротестовать, но Атрогейт подчинился Ивоннель, опустив закутанное тело рядом с каретой и вскрикнув, когда вылетевшая оса ужалила его.

Он прихлопнул насекомое, затем отодрал упрямую мерзость от лица и с интересом принялся её рассматривать.

- Довелось мне видеть много ос, но это что такое, вот вопрос? - произнёс он.

Ивоннель оглянулась на дварфа через плечо.

- Тельце насекомого, но лицо человека, - сказал дварф, поднимая странное создание. Он воскликнул «Ого!» и быстро отступил к переднему краю кареты, когда странная демоническая девочка подлетела и повисла перед Ивоннель — достаточно близко, чтобы Атрогейт смог разглядеть абсолютную белизну её глаз.

- Здрасьте, - мило сказал ребёнок. Какое-то время она разглядывала Ивоннель вблизи, потом улыбнулась ещё шире и повторила «Здрасьте!» с куда большим энтузиазмом.

- Я тебя знаю, - сказала Ивоннель.

- О, ты ещё узнаешь. Все узнают. Однажды.

Ивоннель прочитала заклинание, потом другое, но девочка как будто не обратила внимания — казалось, растерянность прекрасной дроу её забавляет.

- Ты не видишь правду лишь потому, что не можешь поверить в правду, - сказала парящая в воздухе девочка.

- Как такое возможно?

Девочка хихикнула и пожала плечами.

- Я тебя знаю, - настаивала Ивоннель. - Но этого не может быть.

- Но есть.

- Как? Неужели весь мир сошёл с ума? - спросила недоумевающая дроу, могучая жрица и сильная волшебница, которая не хуже любого смертного разбиралась в работе магии и планах бытия.

И в созданиях вроде этой девочки — созданиях, которых не должно было существовать.

- Она сделала это с Энтрери, - сказала Далия. Она протолкнулась мимо Региса и неловко соскочила на землю, баюкая сломанную руку. Она потянулась за своим посохом, но Регис схватил оружие за другой конец и потянул изо всех сил.

- Я убью тебя, - пообещала ребёнку Далия. - Я отправлю тебя обратно в ад!

- Ад, - повторила Ивоннель. - Так её зовут.

- Это одно имя, - сказала девочка. - Небеса.

- Мучитель! - сказала Ивоннель.

- Учитель, - ответила девочка.

- В чём дело? - спросил Регис, но замолчал, когда понял, что его никто не слушает.

- А, да, - сказал Атрогейт и подошёл к своей спутнице-дроу. Он сказал, обращаясь к девочке:

- Наказание.

- Награда, - хихикнула та. - Всегда есть другое имя. Уравновешивающее имя.

- И ты судья, - сказала Ивоннель.

- Я весы, - поправила девочка.

- Приговор! - сказала Ивоннель.

- Правосудие! - парировала девочка, прекрасно подражая интонациям дроу.

Ивоннель хотела сказать что-то ещё, но замолчала и кивнула, а потом подняла руку, давая товарищам знак не приближаться.

- В чём дело? - снова крикнул Регис.

- На этот раз меня зовут Шерон, - сказала девочка.

- Харон, ты хотела сказать, - сказала Ивоннель.

- Это одно из тех имён, что иногда дают люди, нуждающиеся в именах, чтобы разобраться в том, чего не в силах понять. Как, конечно же, и Шерон.

- Лодочник, - пробормотал Атрогейт.

- Тебя не должно здесь быть, - сказала Ивоннель.

- Дорогая Ивоннель, я есть везде — особенно рядом с теми, кто противится моему вездесущему голосу, - ответила Шерон. - Разве это недостаточная причина?

- Но в таком виде? - Ивоннель сделала жест рукой, обводя парящую девочку. - Что за телом ты облёкся? Необычные обстоятельства? Уникальные?

Шерон пожала плечами.

- Я не просил об этом, я не желал этого. Оно было здесь, и потому... - она снова хихикнула.

- Ты воплотился, когда пал Демогоргон, - предположила дроу.

- Интересные времена. В конце концов, этот изверг — великий совратитель. Наверное, мне стало интересно, что означает его отсутствие для тех, кто слышит мой шёпот.

- И что означает падение барьера фаэрцресс.

- Это тоже.

- Интересные времена, - согласилась Ивоннель, - но тебя они интересовать не должны. Это не твоё место — определённо не твоё.

- Определённо моё! Разумеется, оно весьма меня интересует — да и почему должно быть иначе? Настало время хаоса, а такие времена особенно сильно испытывают душу. Что за прекрасные обстоятельства для духовных откровений.

- Для тебя это не откровение, - возразила Ивоннель. - Ведь тебе известны любые преступления сердца.

- Да, но теперь преступники могут увидеть всё сами, - девочка указала на кокон. - И теперь я могу показать им последствия. Подумай — ты, наделённая даром воспоминаний, более древних, чём твоё тело. Нынешние времена? Они не слишком отличаются от тех, когда Ллос облеклась формой несколько тысяч лет назад.

- Когда Ллос облеклась формой, - повторила жрица-дроу, и все поняли, что она разговаривает сама с собой. Затем она сказала, обращаясь уже к Шерон:

- Можешь ли ты выслушать необычную просьбу в это необычное время?

- Я лишь наблюдаю, я не вмешиваюсь.

- Ты не выносишь приговор?

Шерон не ответила, и улыбка впервые покинула её лицо — хотя Регис не был уверен, хорошо ли это или сулит злой рок.

- Тогда что это такое? - спросила Ивоннель, указывая на кокон Энтрери.

- Дело его собственных рук, разумеется.

- Лжец! - заявила Далия, прыгнула вперёд и угрожающе занесла посох, хотя движение заставило её поморщиться от боли. - Это сделал ты!

Шерон просто мило взглянула на неё, и Далия замолчала. Её лицо исказилось, она прикусила губу, а в глазах проступили слёзы. Её уверенная поза перешла в дрожь, но через пару мгновений сильная женщина отшатнулась, пытаясь вдохнуть, пытаясь закричать, в ужасе мотая головой.

- Неужели это было необходимо? - спросила Ивоннель.

- А ты предпочла бы вот так? - спросила Шерон, кивнув на кокон.

- А разве в этом тоже была необходимость?

Девочка пожала плечами.

- Верни его, - сказала Ивоннель. - Я прошу тебя об этом. Верни его в добром здравии. Его путешествие пока что не завершилось. Его путь изменился — если бы не... ты, которого не должно быть здесь в этом воплощении. Может ли Артемис Энтрери не идти по дороге до конца своих дней, возможно, к менее суровой цели?

- Он шёл дольше, чем положено любому человеку.

- Но путешествие было крайне интересным.

Шерон снова улыбнулась, даже хихикнула, и кивком выразила своё согласие.

- Ты не видишь здесь проблемы? - спросила Ивоннель. - Ты вмешиваешься. Тебя не должно быть здесь, и ты выносишь окончательный вердикт по поводу того, что ещё не достигло окончания.

Шерон вздохнула, пожала плечами и снова вздохнула.

- Я знаю, что говорю правду, - сказала Ивоннель. - Ты и сам об этом знаешь — знал с самого начала. Или ты из тех, кто может заставить всех не лгать самим себе — всех, кроме самого себя?

Это вызвало у Шерон смешок — как будто искренний.

- Браво, проницательная дроу. Интересно, насколько проницательной ты окажешься в конце?

Девочка улыбнулась и вздохнула.

- Возможно, мне пора уходить, - согласилась она, посмотрела в сторону, на кокон, и издала резкий шипящий звук. Кокон немедленно начал растворяться... превращаясь в новых ос.

- Нет! - воскликнула Далия и шагнула в ту сторону. Она отступила, когда поднялась уже вторая туча насекомых, похожая на первую, но другого оттенка. Затем она отступила ещё дальше, Атрогейт взвыл и присоединился к ней, а Регис спрыгнул с кареты. Две стаи насекомых вступили в бой — оса против осы, кусаясь и жаля, сражаясь друг с другом — взаимная смерть в общих объятиях, безумная война крохотных созданий, настолько равных по силам, что стаи истребили друг друга.

- Видишь? - спросила Шерон, когда последняя оса рухнула на землю и погибла. - Всегда найдётся другое имя.

На земле закашлялся Артемис Энтрери. Он скорчился, его вырвало — а потом мужчина сел, обхватив колени и сотрясаясь от дрожи. Далия и Атрогейт бросились к нему.

- Это было... интересно, - сказала Шерон, обращаясь к Ивоннель. Девочка полетела обратно по южной дороге, по пути становясь всё более прозрачной.

Регис вышел с другой стороны кареты и с потрясением увидел, что Ивоннель бросилась бежать следом.

- Шерон! - окликнула она. - Совесть!

- Совесть? - переспросил полурослик, и его глаза широко распахнулись, когда он начал понимать.

Полупрозрачная девочка замерла и обернулась.

- Скажи мне, - попросила Ивоннель.

- Сказать?

- Небеса или ад? - спросила жрица. - Можешь мне сказать?

- Для тебя? - недоверчиво поинтересовалась Шерон, заметно потрясённая — как будто сам вопрос настолько выходил за мерки разумного, что его вообще нельзя было задавать.

- Нет, - прояснила Ивоннель. - Я знаю, что этого ты рассказать не можешь. Но... для всех. Для всех нас. Для всего мира и тех, кто в нём обитает. Я спрашиваю тебя — того, кто видит лучше всех нас, к чему всё идёт? Какая чаша весов перевесит?

Девочка рассмеялась над ней.

- Скажи мне, - умоляла Ивоннель.

- Скажи себе сама, - и Шерон полетела в ничто.

Регис подбежал к Ивоннель, которая внезапно вздрогнула, дёрнула головой и громко охнула.

- Что? - спросил полурослик.

Ивоннель не ответила — Шерон сказала только ей. В её разуме голос девочки прошептал: «Дуга разума клонится к небесам. Тьма немногих может привести к аду».

- Что? - повторил Регис.

Ивоннель улыбнулась и закивала.

- Что? Ты должна сказать!

- Это длинная игра, друг мой, - ответила ему Ивоннель. - Долгий путь. Но не теряй веры, ведь теперь я считаю, что его стоит преодолеть.

- Что? - снова спросил Регис обрывающимся голосом. - Ты скажешь мне, в чём дело, или нет?

- Ты уже знаешь.

- Как её звали?

- У неё много имен.

- Совесть?

Ивоннель взглянула на Региса и улыбнулась, затем пошла заботиться об Энтрери.

Регис не следил за ней. Он смотрел на южную дорогу, где полностью пропала девочка, Шерон. Он смотрел так, как будто по-прежнему видит её, и у себя в голове действительно видел — прокручивая в голове прошлые встречи.

Он взглянул в сторону — на секундочку — увидел Далию, и задумался о том, как по-разному они с эльфийкой отреагировали на призрак Шерон.

Сам Регис был странно спокоен, но Далия — совсем наоборот.

Он достаточно знал о её прошлом, чтобы сложить вместе два и два, и закивал, вспомнив замечания Ивоннель и её диалог.

Да, подумал Регис, с ослаблением барьеров между планами бытия орды демонов вырвались из Бездны, а вместе с ними — и это... создание. Шерон была не отдельным существом, а являлась неотъемлемой частью существования всякого разумного индивида.

Шерон была совестью во плоти.

Вскрик заставил полурослика обернуться — и увидеть, как садится на землю Артемис Энтрери, с бледным лицом, загнанными красными глазами, отвисшей челюстью, слюной на щеках и подбородке. Когда Далия стянула с него рубаху, у Региса снова перехватило дыхание — плечи, грудь, живот, туловище и руки целиком были покрыты мелкими красными ранами.

Осы, понял Регис.

Осы, которые досаждали Далии, но едва заметили полурослика.

Жалящие осы совести.

На самом деле Регис не знал, что думать или чувствовать по этому поводу. Он видел нечто, выходящее за пределы его понимания, нечто, казавшееся чудом. Пока Ивоннель читала заклинания исцеления — Артемис уже выглядел намного лучше — полурослику пришло в голову, что кокон Шерон мог быть для него огромным подарком. Предупреждением, болезненным и мрачным.

Регис считал, что Артемис Энтрери стал куда лучшим человеком, чем раньше, и может быть — только может быть — этот жестокий эпизод подтолкнёт его к новым высотам.
По крайней мере, можно было на это надеяться.

Конечно, все эти размышления полагались на то, что подозрения Ивоннель были верными. Вполне возможно, что это маленькое создание, Шерон, было всего лишь злобным и лживым демоном.

Однако в глубине души Регис в это не верил.

Несмотря на всё — на хаос, разрушение, огромного паука, боль Энтрери — в походке Региса была лёгкость, когда он присоединился к остальным на обочине.

- Пойдёмте, - сказала всем Ивоннель. - Терновый Оплот совсем рядом, у воды.

- Ох, не ходите туда! - предупредил Регис. - Там чудовище.

- Огромный паук, - подтвердила Далия. - Он залез по стене. Его размеры так велики, что мы увидели его издалека.

- Не паук, - сказал Атрогейт. - И да, мы видели, как он перемахнул через стену.

- Захватчик, - объяснила Ивоннель. - Огромный демонический конструкт. Скорее всего, в Терновом Оплоте не осталось никого в живых.

- И вы всё равно хотите туда отправиться? - вздёрнув бровь, поинтересовался Регис.

- Захватчик почти наверняка сгинул, - ответила Ивоннель.

- Загнал туда Дзирта! - сказал Атрогейт, и Регис охнул. - Он дал мне эти вещи на сохранение, затем увёл эту тварь за собой через полмира и за стену.

- Пойдём посмотрим, - сказала Ивоннель.

Она двинулась в путь, и другие пошли следом. Далия помогла Энтрери подняться на ноги. Однако мужчине потребовалось всего мгновение, чтобы выпрямиться. Затем он наклонился, поднял свой плащ и оружие, и пошёл вровень со всеми.

- Я рад, что с тобой всё хорошо, - сказал Регис, когда он прохромал мимо.

Энтрери скептически оглянулся на полурослика, но кивнул и продолжил путь.

Регис узнал его скептицизм и не принял его на свой счёт. Нет, Регис понимал истинную причину — ведь, по правде говоря, совсем не казалось, что с Энтрери всё хорошо.

 

Он освободился от кокона ос, но не был свободен.

Он до сих пор слышал их жужжание. Чувствовал их крохотные лапки на коже. И хотя свирепые демонические насекомые перестали его кусать, он всё равно отчётливо ощущал их жала.

Он посмотрел на Ивоннель далеко впереди, решительно пересекавшую каменистую местность у старой крепости. Он подумал, что у неё могут найтись ответы.

Но так ли они ему необходимы?

В разуме Артемиса Энтрери его жуткий опыт казался вполне очевидным. Только один вопрос беспокоил его по-настоящему: это какое-то чистилище, какое-то вынужденное, болезненное искупление, или это ад?
Вечный ад?

Он надеялся на первое и боялся второго, но понимал, что варианты именно таковы. Внутри кокона, пока его кусали и жалили — или что там делали эти насекомые, чтобы причинить такие ожоги — он ничего не видел физическим зрением, но не мог развидеть многочисленные преступления, которые совершил. В этой бесконечной петле зверств ему являлся не каждый бой и не каждое убийство.

Нет, только те, которые были несправедливыми.

Несправедливыми.

Артемис Энтрери никому в этом не признавался — ни Дзирту, ни Джарлаксу, ни первой возлюбленной, Калихе, ни даже Далии.

В незатухающей злобе, которая пожирала его большую часть жизни, признавался ли он в этом самому себе?

Теперь ему казалось, что он не спрячется от этих воспоминаний. Теперь они повисли на душе тяжким грузом и молниями сверкали в мозгу, вспыхивая между слишком отчётливыми воспоминаниями о невыразимой, непрекращающейся, неотступной боли.

Он знал, что заслужил боль.

Он мог лишь надеяться, что эта боль очистит его от тех старых, мёртвых событий, как огонь пожирает гнилые стволы бесполезных деревьев.

Он услышал настойчивую фразу Далии и посмотрел на неё.

- Теперь ты свободен, - говорила она. - Мы нашли тебя. Мы вытащили тебя. Мы вытащили тебя оттуда.

Энтрери не знал, что ответить, и вместо этого спросил:

- Чистилище или ад?

Далия странно посмотрела на него и не ответила.

Но она тяжело сглотнула, и по побледневшему лицу женщины Артемис Энтрери увидел, что она поняла.


Глава седьмая

08 Сентябрь 2020 - 14:03

Глава 7

Восемь сотен

 

Год Возрождения Дварфийского Рода

1488 по Летосчислению Долин

 

- У нас есть для тебя подарок, - сказала йоклол Йикардария верховной матери Жиндии Меларн, войска которой разбили лагерь в Кровоточащих Лозах, разрушенной деревне полуросликов.

- Похоже, он тебе понадобится, - хихикнула Эскавидне, другая служанка Паучьей Королевы. Их истинная природа не могла быть ещё более очевидна. Они явились не в своей естественной форме, похожей на обмякшую, полурасплавленную свечу из жидкой грязи, а в обличье прекрасных женщин-дроу — полностью, бесстыдно обнажённых. Однажды они объяснили Жиндии, когда та пожаловалась на отвлекающий эффект их присутствия, что для них облечься в тело дроу — всё равно, что надеть костюм животного, так зачем обременять себя жалкой одеждой, если голое тело намного более эстетично?

- Понадобится? - переспросила верховная мать, не скрывая своего скептицизма. - Дварфы заперты в своей норе без путей к бегству. Полурослики... - она замолчала и взмахнула рукой, приглашая йоклол взглянуть на распотрошённые здания. - Если верить докладам, Лускан пал перед Бревиндоном Маргастером, а Порт Лласт разрушен. Я практически завоевала Север — причём очень быстро.

- Практически, - сказала Йикардария.

- Нам передать госпоже Ллос, что ты отказываешься от её великого и щедрого дара? - добавила Эскавидне.

- Нет, конечно нет, - поспешила уточнить Жиндия.

- Где твои демонические орды? - спросила Йикардария.

- Внизу, сражаются на верхних ярусах комплекса, который дварфы зовут Гонтлгримом. Но скоро я переименую его в знак преклонения перед победоносной Паучьей Королевой.

- В верхних тоннелях. - сказала Эскавидне.

- Дварфы — упрямый противник, - добавила Йикардария. - Многие владыки демонов говорили мне, что за каждого погибшего дварфа приходится платить сотней демонов. Может, даже больше.

Жиндия Меларн пожала плечами.

- Ряды демонов можно восполнить. Они открыли ворота в Бездну, через которые постоянно проходят новые войска, в том числе — воскресшие младшие изверги, которых уничтожили днём раньше.

- Но старших демонов, способных на создание таких порталов, осталось меньше, чем было в начале твоего приключения, - напомнила ей Йикардария.

- Конечно. Поэтому я приказала им не участвовать в сражениях, - ответила Жиндия. - Признаю, не так-то просто заставить их выполнить этот приказ. Слишком любят убивать.

- Скажи нам, дитя, как ты поступишь, когда появятся первые человеческие армии, чтобы сразиться с тобой здесь? - спросила Йикардария. - Когда прибудут лорды Глубоководья со своими тысячами, а твои армии демонов останутся внизу — вести битву с дварфами?

Мать Жиндия напряглась.

- Ты думаешь, дварфы останутся сидеть в своей норе, когда ты отзовёшь демонов сюда? - продолжала Йикардария. - Они не трусы.

- Лускан...

- Лускан ничем тебе здесь не поможет, - настаивала Йикардария. - Город держится на грани — и так будет продолжаться месяцы, если не годы. Там остаются более грозные силы, чем войско Бревиндона.

- Главная башня, - произнесла Жиндия.

- Другие, - ответила прислужница.

- Если ты говоришь о наёмниках Джарлакса, отправляйся в Мензоберранзан и потребуй, чтобы верховная мать Бэнр усадила их на поводок, а его отхлестала плетью!

Обе йоклол хихикнули.

- Мир на поверхности широк, мать Жиндия, - сказала Эскавидне. - Здесь много сил, с которыми приходится иметь дело. Пока орды демонов сражаются под землёй, ты уязвима наверху.

- Но у меня есть дар Ллос, пауки-захватчики... - начала спорить Жиндия.

- Один из конструктов потерпел неудачу и был уничтожен, - вмешалась Йикардария, и кровь отхлынула от лица Жиндии. Йикардария пристально посмотрела на неё, давая понять, что приняла утрату захватчика близко к сердцу.

- Как такое возможно? - спросила Жиндия с редкой дрожью в её голосе.

- Другой вернулся в Бездну с победой, - добавила Эскавидне, - а значит, Дзирт До'Урден уничтожен. И за это ты получаешь награду. Твоя награда — подарок госпожи Ллос. Разве что ты так уверена, что он тебе не нужен, что готова отказаться.

Мать Жиндия осторожно улыбнулась, услышав эти новости, радуясь тому, что получит славу верховной матери, победившей заклятого врага Ллос. Однако она услышала их слова, и потому быстро ответила:

- Я с благодарностью и смирением приму любой дар от Паучьей Королевы.

Йоклол переглянулись, затем отступили от Жиндии. Каждая вытянула перед собой руки — левая рука сверху, правая снизу. Они переплели пальцы и начали петь, затем медленно разошлись, плавно проводя руками по воздуху, оставляя след чёрного дыма.

Этим дымом они начертили высокий и широкий дверной проём, затем отступили, продолжая петь, и дым засосало внутрь, где он заполнил область внутри образованного прямоугольника.

Пение стало громче, как будто требуя покорности от того, что находилось внутри. Через проём прошла большая паучья лапа, затем вторая, и наружу вышел крупный драук, быстро отступив в сторону.

Затем второй, а потом и третий, новые и новые драуки потекли вперёд — сотня, ещё одна сотня, собираясь в боевые построения, заполняя всю разрушенную деревню. Врата оттеснили дроу Меларн и эскорт драуков, который они привели собой из Мензоберранзана.

- Что это? - охнула мать Жиндия, едва протолкнув слова сквозь дрожащие губы.

- Когда драуков убивают, Ллос не освобождает их от службы, - сказала Йикардария. - Узри войско мёртвых драуков, еретиков-дроу утраченных веков. Теперь они твои — ещё большее войско.

Жиндия искала и никак не могла найти слов. Сотни драуков, покорные её власти? Она надеялась исполнить свою судьбу, разделавшись с еретиками — цель, которая казалась по крайней мере наполовину достигнутой — но теперь, с этой новой подаренной ею силой, чего ещё сумеет она достичь?

- Армия демонов не вечна, - сказала Йикардария, как будто прочитав её мысли. - Ни одна демоническая армия не может вечно присутствовать на материальном плане. Когда их не останется, Север будет захвачен — но не тобой и не надолго. Нет, твои союзники будут удерживать Лускан, Порт Лласт и земли северного побережья Меча. Но твоё место не здесь.

- Гонтлгрим, - сказала Жиндия.

- Думай шире, - ответила Эскавидне. - Мать Зирит, теперь из дома До'Урден, с радостью нанесёт удар и захватит великий комплекс и волшебную кузню для детей Ллос, а превосходство твоих союзников в Лускане вынудит Громфа Бэнра выбрать сторону — и несомненно он выберет твою.

- Мензоберранзан, - выдохнула мать Жиндия. - Я победительница главного еретика, и мои армии вернут Закнафейна в его могилу. Даже дом Бэнр склонится передо мной, когда я вернусь в Мензоберранзан с этим войском за спиной.

Йоклол переглянулись, улыбнулись, затем шагнули через свой портал и пропали — а за ними исчез и сам портал.

Когда они ушли, Черри Ханцрин, первая жрица могущественного дома дроу, союзников дома Меларн, осторожно подошла к матери Жиндии.

- О чём был разговор? - тихо спросила она. - Откуда и как появились эти драуки?

- Дзирт До'Урден мёртв.

Черри втянула воздух.

- Но всё же... это?

- Это? - со смешком отозвалась мать Жиндия. - Это, моя дорогая старшая жрица Черри, доказательство того, что твоя мать поступила правильно, заключив союз с домом Меларн. Это, старшая жрица Черри, победа.

Слово несколько мгновений висело в воздухе, и Жиндии понравилось, как оно звучит, так что она повторила его снова.

- Победа.

 

- Клянусь своей жёлтой бородой! Рад видеть вас в добром здравии, моя королева, - сказал Скиддидей Громобой Широкопояс, коренастый дварф с бородой, так сильно пострадавшей от неудачной попытки заплести её в косички, что она скорее напоминала пригоршню брошенных на пол червей, чем нечто приличествующее лицу живого существа.

- И я тоже рада тебя видеть, Скид... Громобой, - ответила королева Маллабритчес Боевой Молот.

Дварф, который сам дал себе это среднее имя и предпочитал, когда другие называли его именно так, просиял беззубой ухмылкой.

- Я просто подумал, что раз вы были на переднем крае сражения...

- Я получила свою порцию тумаков, как и все остальные, - ответила она. - Никогда не видала так много демонов разом. И так близко.

- И они продолжают прибывать, - проворчал Скиддидей, кивая.

- А внизу у ворот? - спросила Маллабритчес.

- Тихо, моя королева.

- Ты их видел? Хоть кого-то?

- Ни единого вонючего дроу, моя королева.

Маллабритчес прошла в широкую железную дверь, затем подступила к парапету рядом со Скиддидеем, выглядывая за стену в другой конец длинного коридора.

- Мы знаем, что они там.

- Да, моя королева. Я видел их в хрустальном шаре до того, как король Бренор послал меня сюда.

- Но ничего?

Дварф покачал головой.

- Что скажешь, если мы выйдем наружу и поищем?

- Моя королева?

- Собирай двадцать лучших парней и давай посмотрим.

Скиддидей вытаращил глаза, как будто пытаясь — и потерпев поражение — помешать себе покачать головой.

- Да брось ты, - подмигнув, сказала ему Маллабритчес. - Сам можешь остаться, если нет настроения.

- Никогда, моя королева!

- Но ты мешкаешь.

- Мой приказ был стоять здесь, только здесь, у закрытой двери в запечатанный Гонтлгрим.

- Конечно, приказ тебе отдал король Бренор.

- Да, моя королева!

- А я кто?

- Ээ, моя королева, вы моя королева, я хотел сказать. Одна из моих королев!

- Ага, так и есть. Так что собирай двадцатку лучших. Мы выходим наружу.

- Да, моя королева! - с огромным энтузиазмом отозвался Скиддидей и нырнул обратно в открытый проход, промчавшись мимо боковых комнат, криком поднимая своих парней.

Маллабритчес продолжала смотреть в длинный коридор, заполненный волшебными огнями, насколько хватало глаз. Она не удивилась, что Скиддидей и другие ничего не видели у этих ворот.

Но дроу были там.

И они строили козни.

 

Он увидел дроу издалека и не осмелился приближаться, несмотря на свою бестелесную газовую форму.

Сотни дроу шагали по коридорам Подземья ниже Гонтлгрима, устраивая свои часовни и казармы в естественных пещерах, отправляя патрули во все стороны. Он знал, что в их рядах было много волшебников и ещё больше жриц. Тибблдорф Пвент был знаком со знамёнами и привычками тёмных эльфов.

Волшебников и жриц он старался избегать, поскольку те могли обнаружить его даже в таком виде — и скорее всего, могли его уничтожить.

Он вернулся в нижний коридор, струясь вдоль верхнего угла, там где каменная стена соединялась с потолком, и как раз в этот момент наружу неожиданно вышел отряд дварфов.

Пвент с любопытством пригляделся к ним, не понимая, зачем они покинули оборонительные позиции. Здесь было всего два десятка дварфов.

Там были сотни дроу.

Дварф-вампир встревожился ещё сильнее, когда узнал одну дварфийку: Маллабритчес. Королева Маллабритчес.

Потребовалась вся его сила воли, чтобы удержаться в этой газовой форме, чтобы воспротивиться порыву стать телесным перед этими дварфами. Однако боялся он собственной реакции.

Поскольку искушение стало сильнее, превратилось в постоянный зуд, вечный голод, который от простого взгляда на прекрасную королеву Маллабритчес стал почти оглушительным.

Может, я достаточно силён, чтобы заставить её любить меня вечно..

Он почувствовал, как становится более плотным, как сгущается газ.

Она будет моей собственной королевой... у Бренора есть другая...

Тихое рычание заглушило голоса в его голове. Пвент снова заставил облако газа растечься шире.

Но она полюбит меня, а я подарю ей вечную жизнь!

Туманное облачко, которым был Тибблдорф Пвент, промчалось по коридору, удаляясь от дварфийских солдат, прочь от искушения, которым была королева Маллабритчес — да и все остальные, раз уж на то пошло, поскольку Пвент больше не мог смотреть на разумного живого гуманоида, не испытывая желания кормиться, и хуже того — не испытывая желания доминировать, порабощать, или даже возвысить кого-то другого, может даже нескольких, до полноправных вампиров.

Я мог бы создать собственный клан... Клан Пвент... нет, клан Кишкодёров! И что за могущественный клан это был бы! Мы спасём Гонтлгрим, да! И отбросим этих проклятых дроу обратно в их норы.

Пвент просочился в трещину в полу и материализовался в пустом коридоре уровнем ниже. Он понимал, что сейчас должен был задыхаться, если бы по-прежнему дышал. Ошеломлённый вампир шатался по коридору из стороны в сторону, пытаясь отделить рациональные мысли от навязанных злом фантазий, пытаясь отделить сознательный порыв от жажды крови и убийства, не желавшей его отпускать.

Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем первые звуки битвы достигли его обострённого слуха.

- Королева Маллабритчес, - встревоженно прошептал он.

Не успев осознать, что делает, он превратился — и газовое облако Пвента скользнуло в потолочную трещину и потекло по верхнему коридору. Даже в этой форме он чувствовал запах крови.

Сладкий, сладкий запах крови.

Он летел, как на крыльях урагана, хотя на такой глубине воздух был неподвижен. Вдоль стен, по трещинам в потолке, сквозь новые стены, срезая углы долгих извивающихся коридоров.

Он обнаружил дварфов, сражающихся с несколькими дроу и толпой гоблинов и багбиров. Он сразу же заметил королеву Маллабритчес. Могучая женщина обоюдоострой секирой разрубила грудь атакующего багбира.

Остановив эту атаку с той же эффективностью, с которой могла бы остановить чудовище каменная стена.

Полетел багбир, полетели капли багбирской крови, и Пвенту показалось, что последние движутся медленно, каждая капля отдельно, ясно — слишком ясно — различимая.

И запах заполнил его. Одна из капель даже отлетела достаточно далеко, чтобы пройти через облако газа.

Пвент почувствовал её вкус! Медный. Сладкий и липкий.

Один из гоблинов поставил дварфу подножку, второй гоблин проткнул его мечом, женщина-дроу подскочила, чтобы закончить дело.

Ярость Пвента одолела его вампирический голод.

Облако сгустилось, и Пвент приземлился на ноги рядышком с дварфом, прямиком перед дроу, которая от неожиданности отпрянула.

Пвент ударил правым кулаком в сторону. Шип на руке воткнулся в гоблина с мечом, пробив ему грудь. Гоблин соскользнул с окровавленного шипа, упал, взвизгнул и начал задыхаться, разбрызгивая кровь.

Когда дроу отступила, берсерк-вампир прыгнул назад и вверх. Сильные ноги подбросили его высоко в воздух, поднимая над вторым гоблином — как раз когда тот ринулся вперёд, чтобы ударить Пвента в спину. Пвент рухнул вниз, похоронив под собой гоблина, хотя к несчастью — прямиком над павшим дварфом.

Пвент схватил гоблина и рванул его в сторону, перекатился на спину и прижал его к себе, затем перекатился дальше, снова оказавшись сверху. Дварф начал трястись и корячиться, всё его тело каталось и извивалось, его острая ребристая броня разрезала гоблина на куски.

Кровь!

Но не гоблинская кровь, нет! Пвент ненавидел вкус гоблинской крови. Однако на камнях перед ним была пролита кровь дварфа.

- Нет! - запротестовали его мысли.

- Нет! - закричал он, увидел отступавшую дроу, и сосредоточился на ней. Ноги бешено заработали, бросая его вперёд, подскользнувшись на крови, споткнувшись о стонущего дварфа. Он восстановил равновесие, наступив на корчащегося проткнутого гоблина и оттолкнувшись сапогом.

Мечи дроу полетели на него вспышкой, слишком быстрые, чтобы их блокировать.

Так что он не стал этого делать.

Он просто опустил голову и ринулся вперёд, вонзив большой шип на шлеме в туловище дроу, затем нажимая дальше, отбрасывая лёгкую и не такую сильную эльфийку назад — назад, назад, назад, пока она не ударилась о стену. Пвент замотал головой, как волк, убивающий кролика. Он бил руками, коленями и ногами ещё долго после того, как дроу перестала шевелиться, затем отдёрнулся назад, извлекая свой шип, и дроу сползла по стене в сидячее положение.

По-прежнему живая.

И запах...

О, этот сладкий запах! Пвент пригнулся и впился зубами в её шею.

Звуки битвы угасли, сменившись стуком сердца женщины-дроу.

Он больше ничего не слышал. Больше его ничего и не волновало.

Кровь.

Он пил и пил.

- Пвент, клянусь бородой Мурадина! - неожиданно и резко услышал он, и распахнул глаза. Он чувствовал себя так, как будто ребёнок застал его за занятием любовью, но это чувство быстро прошло.

Он обернулся и посмотрел на ту, кто окликнул его, королеву Маллабритчес, лицо которой представляло собой маску ужаса.

Ужаса.

Отвращения.

Охваченный стыдом, вампир едва окинул взглядом помещение — только чтобы убедиться, что дварфы одержали победу, хотя некоторые казались ранеными. Комната была завалена телами гоблинов и багбиров — и одной истерзанной дроу.

Тибблдорф Пвент никогда не боялся врагов и никогда не боялся сражений. Но теперь он бросился наутёк и услышал, как Маллабритчес окликает своих подчинённых, приказывая им взять тёмную эльфийку и отнести её назад в Гонтлгрим: «Прежде чем проклятье её заберёт».

Проклятье... ты проклятый... чудовище...

Вампир тяжело прислонился к стене, нуждаясь в какой-то материальной опоре, иначе бы он просто рухнул. Его удивили выступившие в глазах слёзы — Пвент считал, что эта способность была утрачена, когда он перестал дышать.

- Мой король, - прошептал он, пытаясь вспомнить прежние деньки рядом с Бренором, время, проведённое в Мифрил-Холле, время, когда они искали это место, Гонтлгрим. Последним поступком Пвента была защита короля Бренора, и он всегда был с радостью готов отдать жизнь за этого чудесного, чудесного дварфа.

Но теперь... он слышал слова королевы Маллабритчес, жены Бренора. Слова, которые вели к неизбежному выводу.

Пвент был чудовищем, и несмотря на всю свою силу воли, его крепкое сердце и решительность, всю его верность Бренору, он знал без всяких оговорок: проклятие сильнее. Он не может его контролировать.

Всего лишь вопрос времени, когда он сдастся, убьёт дварфа и подарит тому не-жизнь рядом с собой.

Дикий дварф-вампир испустил глубокий, звериный рёв, оттолкнулся от стены и снова побежал — прочь от дварфов, в сторону дроу. Когда он увидел их передние ряды, он хотел пробиться насквозь, убить как можно больше и продолжать сражаться, пока жрицы не призовут силу их проклятой демонической королевы и не отправят его в забвение.

Но нет, даже в этом он потерпел поражение. Когда поднялась тревога, вампир внутри Тибблдорфа Пвента не позволил ему пожертвовать собой. Проклятье внутри преодолело его решительность, и он снова превратился в облако газа, взлетел к потолку, нашёл трещину и просочился в неё.

Какое-то время спустя он снова стал телесным. Он осел на пол, пытаясь взять себя в руки, и повторил литанию, ставшую его главной молитвой: «Забери меня домой, Мурадин. Ты запер меня между сердцем и голодом, и я так не могу. Я так больше не могу».

На знак свыше это не походило, но когда он произнёс эти слова, Тибблдорф Пвент нашёл то, что показалось ему хорошим компромиссом.

Он решил преследовать дроу, наносить удары там, где сможет причинить наибольший урон. Может быть, передавать каким-то образом сведения об их передвижениях обратно в Гонтлгрим.

Полный решимости, он стал летучей мышью, и при помощи обострённых чувств скоро опять оказался рядом с огромным воинством дроу.

 

- Сколько дварфов было убито? - спросила верховная мать Квентль Бэнр дроу, которые доложили ей о стычке.

Две молодых женщины-дроу переглянулись с заметным беспокойством, которое не прошло незамеченным для Квентль. Их окружали величайшие матери Мензоберранзана, валшаресси, которые были скорее королевами города, чем простыми главами отдельных домов. Сама верховная мать Квентль обращалась к ним!

- Кажется, мы убили одного, - начала высокая.

- Мы ранили всех, - быстро вмешалась другая, которая вдруг занервничала и встревожилась.

Первая посмотрела на неё и быстро подхватила.

- Да, верховная мать, и там было лишь несколько дроу. Почти все остальные были гоблинами и багбирами. Даже жалкий солдат-дварф может победить этих гоблиноидов.

- Жалкий солдат-дварф? - повторила Квентль. - Вы знаете, кто держал топор, срубивший голову верховной матери Ивоннель Бэнр?

Обе девушки отпрянули, полностью растерявшись.

- Всего лишь саргтлин? - спросила мать Зирит До'Урден. - Почему только воины? Где были волшебники и жрицы?

- Это был небольшой разведовательный отряд, двигавшийся в стороне от основных коридоров, - ответила мать Мез'Баррис, прежде чем успели гонцы.

- Нам нельзя недооценивать этих дварфов, - сказала мать Зирит. - Особенно сейчас, когда мы должны с осторожностью выбирать, в каких битвах сражаться, и ещё тщательнее следить, чтобы ни одна из них не привела к неблагоприятному и необратимому исходу событий.

- Пускай волшебники ведут разведку своей магией, - решила верховная мать Квентль. - Не будем рисковать дроу, не будем рисковать дварфами. И совсем не будем выпускать этих грязных рабов. Сейчас они ничего не могут сделать в поддержку наших усилий, зато могут сделать всё, чтобы их подорвать.

Две девушки снова переглянулись.

- Идите! - приказала Квентль. - Передайте мой указ и сплотите ряды. Стычек не будет, пока я не решу иначе.

- Ты же не думаешь, что король Бренор Боевой Молот станет вести с нами переговоры? - спросила Мез'Баррис после того, как верховная мать распустила собрание, и остались только валшересси и Сос'Ампту Бэнр, которую большинство в городе тоже считало принадлежавшей к этой элитной группе.

- Они кровожадные звери, ничего больше, - заявила мать Биртин Фей из дома Фей-Бранч, важного союзника дома Бэнр. Дочь Биртин, Минолин Фей, сейчас была старшей жрицей в доме Бэнр, женой Громфа и матерью Ивоннель, предполагаемой наследницы Квентль. Все присутствующие валшаресси наверняка заметили, что сказанное Биртин несколько противоречит заявлениям матери Квентль.

Квентль тоже это заметила — напоминание о том, что её решения могут определить всё её правление или лишить её власти.

- Если нам придётся взять дварфийский город штурмом, давайте быстрее с этим покончим, - сказала свирепая Мез'Баррис Армго со зловещим смешком.

- Однажды мы уже попытались, - возразила мать Зирит.

- Только некоторые из нас, - парировала Мез'Баррис.

Зирит Ксорларрин До'Урден сощурилась в ответ на очевидный укол. Она и её влиятельная семья, в прошлом — третий дом Мензоберранзана, захватили комплекс, вставший сейчас у них на пути, и назвали его Ку'Ксорларрином, городом-побратимом Мензоберранзана. Но затем прибыл король Бреор с войском дельзунских дварфов, и семью Зирит выдавили из комплекса с огромными потерями, значительно унизив её дом. Её место в правящем совете спасло лишь довольно подозрительное решение верховной матери Квентль сделать уцелевших Ксорларрин заменой дому До'Урден, а Зирит — новой верховной матерью дома До'Урден.

- Отправьте вперёд разведчиков, множество разведчиков, - приказала верховная мать Квентль. - Магов-разведчиков, сплетающих прорицательные заклинания. Найдите для нас другой путь. Я, конечно же, не стану доверять дварфам — и не стану бросать наше войско на укреплённые дварфийские позиции у единственных врат, защищённых от подобного вторжения.

От любых вопросов Квентль отмахнулась. Ей нужно было остаться наедине. Здесь что-то было неправильно, ужасно неправильно. Она знала, что ответы находятся в воспоминаниях Ивоннель Вечной, её благословенном даре.

Но ответы ускользали. Она не могла составить цельную картину и была убеждена, что результат станет концом.

Всего.

 

- Это дьявольский враг, обученный жестокому убийству, - сказала мать Жиндия Меларн Кирнилл, первой жрице дома Меларн, которая когда-то сама была верховной матерью другой семьи дроу. Кроме того, в просторной входной пещере у стен Гонтлгрима присутствовала Черри Ханцрин.

- Поглядите на их оружие! - продолжала Жиндия, указав со сталагмитового холма на полое укрепление с хитроумно расположенной боковой катапультой, которую можно было убирать и заряжать под прикрытием толстого камня сталагмита, а метательная балка взлетала над вырытыми в холме траншеями, отправляя смертоносные снаряды на свой огневой рубеж. - Свирепые маленькие твари!

- Балор сказал мне, что во время взятия этой пещеры было убито четыре тысячи демонов, - заметила Черри.

- Их заменят, - заверила её Жиндия.

- Некоторых — да, но здесь нашли свой конец многие старшие изверги, которые лишь через сотню лет смогут вернуться из Бездны.

- Их тоже заменят в случае необходимости, - ответила Жиндия с нотой раздражения в голосе. - Пещера завоёвана, разве нет?

- Действительно, дварфов заставили отступить за стены.

- А твоя верховная мать Шакти до сих пор отсутствует, - сказала Жиндия. - Ты понимаешь, что её отсутствие заставляет меня считать, будто наш союз с домом Ханцрин совсем не так прочен, как она меня заверяла?

Черри бросила нервный взгляд на Кирнилл, но бывшая верховная мать не отреагировала и даже попыталась притвориться, что ничего не замечает.

- Она пытается вовлечь дом Фен Тлаббар в наш заговор, - ответила Черри Жиндии.

Фырканье Жиндии оборвало её прежде, чем Черри успела продолжить.

- Вадалма Тлаббар — дура, интриганка и предательница, - сказала Жиндия.

Яд в её голосе удивил Черри, но враждебность — нет. Жиндия старалась привлечь мать Вадалму на свою сторону ещё до того, как решила попытаться завоевать эти земли на поверхности, а позднее — ещё раз, как слышала Черри, получив от прислужниц Ллос пауков-захватчиков. Фен Тлаббар был не последним домом в Мензоберранзане, уступая сейчас лишь Бэнрам и Баррисон Дель'Армго после катастрофы, настигшей дом Ксорларрин здесь в Гонтлгриме.

Однако все считали, что это лишь временное положение, и у Фен Тлаббар есть только один путь: вниз. Они не могли бросить вызов двум верхним домам, а теперь, когда мать Зирит полностью соединила свою могущественную семью с остатками дома До'Урден, ожидалось, что она снова займёт место третьего дома, которое уже занимала много лет в роли верховной матери дома Ксорларрин.

Мать Жиндия глубоко вздохнула.

- Оглядись, - сказала она, проводя рукой налево и направо.

Другие две жрицы последовали за этим жестом, хотя и не нуждались в подтверждении точки зрения Жиндии. Пещера была заполнена драуками, ползающими по холмам, патрулирующими каждый дюйм, чтобы обеспечить безопасность этой троице женщин, в особенности Жиндии, которая ими командовала.

Черри прекрасно понимала, о чём речь. Дом Фен Тлаббар считался одним из самых религиозных домов Мензоебрранзана, но мать Вадалма снова отказалась от участия в заговоре, несмотря на то, что Жиндия объявила о благословении Ллос. В конце концов, у неё были демоны. У неё были пауки-захватчики — захватчики! - которые считались одним из самых драгоценных даров, что вручала Ллос своим последователям.

А теперь у Жиндии были драуки, опять подаренные ей прислужницами Ллос: огромное войско чудовищных, огромных и сильных драуков.

- Может быть, мать Шакти убедит её, верховная мать, - предположила Черри. - Нельзя недооценить свидетельства того, что милость Ллос на вашей стороне.

Жиндия лишь фыркнула и отмахнулась.

Черри поняла — она знает, что сейчас не нуждается в доме Фен Тлаббар. Её армии достаточно, чтобы закончить начатое, а главная цель — убийство Дзирта До'Урдена — уже была достигнута одним из захватчиков. Какие санкции наложит мать Жиндия на мать Вадалму, когда с победой вернётся в Мензоберранзан?

- Вадалма осознает свою трусость и глупость, когда поймёт, чего действительно хочет Ллос, - сказала Жиндия, и Черри заметила, что она уже второй раз опускает титул верховной матери. - Когда мы вернёмся в Город Пауков, и в моей власти будет вся земля от Лускана до Гонтлгрима, лишь тогда Вдалма поймёт свою ошибку. Может быть, я дам ей ещё один шанс присоединиться. Может быть, радость завоеваний заставит меня проявить милосердие.

Черри прекрасно понимала контекст этой похвальбы: после её великой победы над дварфами, Бреган Д'эрт, контролирующими Лускан, и над двумя еретиками — Дзиртом и Закнафейном, Жиндия собиралась открыто бросить вызов верховной матери Бэнр за главное место в правящем совете. Конечно же, она даст матери Вадалме ещё один шанс присоединиться, и скорее всего мать Мез'Баррис из второго дома тоже пригласят поучаствовать.

Потому что верховная мать Квентль Бэнр не отступит в сторонку, а война с домом Бэнр — серьёзное предприятие, даже с благословения Ллос.

Первая жрица Черри Ханцрин не впервые задумалась, насколько абсурдна вся эта экспедиция и другие цели Жиндии, но когда оглянулась кругом на сотни драуков, так покорно подчинившихся матери Жиндии, она вспомнила, почему мать решила встать на сторону дома Меларн.

- Малфуш! - крикнула мать Жиндия, и огромная женщина-драук резко остановилась, оцарапав лапами камень. Могучее чудовище обернулась, заметило Жиндию и бегом бросилось к ней. Этот драук благодаря своей силе управлял всеми остальными тварями. Даже собственные драуки Жиндии подчинялись этому древнему существу, которого воскресили из мёртвых. Жиндия не возражала — напротив, ведь Малфуш была очень покорной.

- Какие новости из-за стены? - спросила Жиндия.

- Демоны столкнулись с серьёзным сопротивлением, - ответила Малфуш, глядя сверху вниз, но отводя взгляд в сторону в знак уважения.

Она казалась Черри такой странной — этот большой трезубец с лёгкостью мог бы прикончить Жиндию. Но как полностью сломленный ящер под седлом наездника, Малфуш подчинялась хозяйке безоговорочно.

- Старшие изверги безостановочно призывают новых солдат из своего адского дома, - продолжала Малфуш — и сразу посылают их сражаться в тоннели дварфов.

- Но их убивают с той же скоростью, с какой прибывают новые, - осмелилась сказать Кирнилл Меларн. Жиндия окинула её суровым взглядом.

- Да, - подтвердила Малфуш. - Но дварфы не демоны. Они устают, и тогда совершают ошибки. Когда погибает младший изверг, ему быстро приходит замена, но когда погибает дварф, он остаётся мёртвым.

- Хорошо сказано, - поздравила драука Жиндия, не отрывая лаз от Кирнилл.

- Когда мать Жиндия позволит мне повести легионы за стену, оборона дварфов рухнет, и они начнут умирать быстрее, - пообещала Малфуш.

- Твоё желание ещё может исполниться, могучая Малфуш, - сказала Жиндия. - Моё терпение на исходе. Это последняя крепость между мною и моим — нашим — славным возвращением в Мензоберранзан.

И тогда драуков ждёт настоящая битва, подумала Черри Ханцрин, но мудро решила промолчать.


Часть вторая

08 Сентябрь 2020 - 12:57

Часть 2

Укрепления и просветление

 

Я захвачен врасплох, и это намного больнее любых неприятностей, с которыми я встречался — даже в бою. В отличие от боя, боюсь, что восстановление окажется намного более сложным и займёт не один день, месяц, год или даже жизнь.

Если я вообще сумею отыскать путь к принятию моего сына и тех, кого он считает своими дорогими друзьями — тех, кого он ценит больше меня. Последняя мысль — вовсе не жалоба, ведь эти друзья были рядом с ним большую часть жизни, сопровождали его во многих приключениях и стояли плечом к плечу во многих битвах — легендарных сражениях, судя по тому, что рассказал мне Джарлакс.

Так что дело не в ревности и в не горечи по поводу его отношений с другими.

Кроме того, я сам виноват в своих текущих затруднениях. Я знаю об этом, но признаваться даже самому себе — больно.

Я слышу слова, слетающие с моих губ, рефлекторные шутки и уколы, и только увидев выражения на лицах собеседников — и услышав иногда разгневанную отповедь — только тогда понимаю, что нанёс оскорбление.

Я выпал из мира живых почти на две сотни лет. Может быть, настали другие времена, но кроме того — я оказался в месте, подобного которому никогда не знал в прошлой жизни.

Моя прошлая жизнь принадлежала тёмному эльфу, дроу Ллос. Я никогда не жил за пределами Мензоберранзана и провёл свои полвека только там, за исключением отдельных миссий, все из которых, кроме двух, проходили в Подземье и в основном заключались в патрулировании тоннелей вокруг пещеры, содержавшей мой родной город, или в других городах дроу под пятой Паучьей Королевы — обычно в Чед Насаде.

В той прошлой жизни я видел нескольких людей, пару дюжин дварфов и лишь горсточку эльфов. И я хорошо с ними обходился — даже старался заставить других быть такими же милосердными, насколько это возможно без того, чтобы обречь собственную жизнь.

Я думал, что это было правильно, было чем-то таким, что позволяло мне облечься мантией гордости. Как благородно поступает Закнафейн, отказываясь пытать или убивать дварфов просто за то, что они дварфы!

Я не видел собственных предрассудков и относил свои тихие, искренние чувства просто на счёт «порядка вещей».

Мне даже в голову не приходило, что в восхвалении собственной доброты тоже скрывалось молчаливое чувство превосходства. Молчаливое, но не могу сказать, что ненамеренное. Какое-то время я признавал ценность человека, дварфа, эльфа, полурослика или гнома как личности, а не как чудовищ-гоблиноидов — и хотя я пытался в своём кратком общении судить этих не-дроу по их убеждениям и тому, что было в их сердце, по их словам и поступкам, эти суждения выносил один лишь разум.

Их не было в моём сердце.

Заключалась ли причина просто в моём воспитании или дело было в обществе, в котором я жил, в «порядке вещей», правда в том, что я считал себя — дроу — выше. Я не признавал этого — может быть, не мог осознать — но обладал определёнными ожиданиями по поводу ограниченности других народов, физической и ментальной.

Теперь я отчётливо это вижу, особенно столкнувшись с реальностью, в которой мой сын женился на человеческой женщине, а она носит дитя человека и дроу!

Я вижу свои собственные предрассудки, но это не значит, что от них легко избавиться.

Нет. Я вижу правду каждый раз, когда с моих губ срывается насмешка, укол, подначка — унизительная для окружающих меня не-дроу или предназначенная напомнить тем немногим дроу рядом о «порядке вещей».

Теперь я знаю. «Порядок вещей» — самый упрямый и губительный демон из всех.

 

Закнафейн До'Урден