Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  nikola26 : (11 Январь 2020 - 02:12 ) @naugrim твои исправления внесу при верстке книги
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 14:36
*****
Мои темы

Глава 15

23 Январь 2020 - 07:24

Глава 15

Каждый угол

 

Молодой воин-дроу выглянул за край балкона, стараясь не показываться на глаза. Он не хотел, чтобы мужчина в практически пустом помещении внизу знал о его присутствии. Для него это было всё равно, что подсматривать за раздевающейся женщиной или молящейся жрицей. Нельзя надеяться получить такое же удовольствие — или такие же сведения — если цель знает о твоём присутствии.

Дайнин До'Урден, второй сын, пошёл на большие усилия, обустраивая эту часть балкона, окружавшего тренировочный зал дома До'Урден, чтобы наблюдать за происходящим внизу, оставаясь незамеченным.

Наконец-то его усилия оправдались.

Внизу стоял Закнафейн, дроу, который пользовался немалой известностью среди петляющих улочек Мензоберранзана. Обнажённый по пояс, с блестящими от пота натянутыми мускулами, мужчина уже завершил более энергичную часть своих ежедневных тренировок.

Теперь он стоял спокойно, чуть в стороне от позиции Дайнина. Его руки свободно висели по бокам — он принял расслабленное положение, обычное в безопасной ситуации. Перед ним, правее, сидела на задних лапах крупная крыса, жующая какой-то огрызок.

Дайнин не понимал. В доме До'Урдена не должно быть крыс; как одна из них могла сюда проникнуть?

Грызун взвизгнул и поплёлся прочь, и тогда Дайнин понял, что это создание каким-то образом участвует в тренировке, поскольку Закнафейн взорвался действием.

Руки вылетели вперёд, по пути вытаскивая мечи из ножен. Его левый клинок перевернулся, поднимаясь прямо над плечом, чтобы уколоть остриём за спину и немедленно ударить наискосок через правое плечо.

В то же самое время оружейник уколол назад своим правым клинком. Вместе с этими ударами он разворачивался, и левый клинок оказался перед ним.

Воинские инстинкты сообщили Дайнину, что Закнафейн устремит этот клинок направо, завершая режущий круг, когда он развернулся и отступил, расходясь с воображаемым убийцей, который пытался заколоть его в спину.

Но нет!

Закнафейн остановил дугу клинка, перехватил рукоять и ударил мечом назад, как поступил с правым, и развернулся, возвратив правый клинок, который совершил широкий и свирепый рубящий удар сверху.

Дайнин видел Закнафейна сотни раз и даже тренировался с ним.

Но такого ему видеть не приходилось.

Закнафейн вернул мечи в ножны и бросил крысе пригоршню крошек.

Грызун снова уселся и начал есть, а Закнафейн снова принял расслабленное положение, в точности как раньше, только теперь Дайнин видел его больше спереди.

Крыса пискнула и шевельнулась, и клинки оружейника просто возникли в его руках — левый пошёл вверх и назад с пугающей и прекрасной плавностью. Взгляд Дайнина был прикован к левой руке Закнафейна, к сложной работе пальцев оружейника в этом великолепном и точном перехвате рукояти.

Ни одного лишнего движения. Ни одного.

Дайнин пытался уследить за последовательностью движений: перехват, укол; второй, неожиданный укол; и последний, сокрушительный рубящий удар. Каждое движение перетекало в следующее. Каждый поворот, скручивание или смещение центра тяжести при завершении одного движения помещало Закнафейна под верным углом и в верной позиции для выполнения следующего.

Ещё один кусок полетел к крысе. Закнафейн использовал живое существо, потому что его поведение нельзя было предсказать. Крыса, а не Закнафейн, заставляла оружейника начать свой яростный вихрь.

Дайнин считал, что это просто гениально. Вместо того, чтобы самому определять начало своего упражнения, что, разумеется, не вариант для бойца, защищающегося от настоящей засады, этот непревзойдённый оружейник позволил делать это существу — абсолютно хаотичному созданию. Ещё более выдающимся было то, что очерёдность приёмов перед Дайнином была разработана для единственной конкретной ситуации, для неожиданного удара под единственным углом.

Сколько сотен часов Закнафейн трудился, доводя до безупречности эти несколько движений? Сколько похожих комбинаций он разработал и отточил для реакции на другие угрозы?

Там, на балконе тренировочного зала, Дайнин До'Урден начал понимать, что на самом деле представляет из себя Закнафейн. Дайнин считал себя многообещающим воином-дроу и наблюдал в деле многих лучших фехтовальщиков Мензоберранзана, два раза даже становился свидетелем настоящего поединка между мастерами. Он понимал воинское искусство и красоту танца клинков.

Но это? Это было нечто большее. Это был такой уровень опасности и совершенства, которого Дайнин даже представить себе не мог.

Закнафейн снова повторил свой приём, а потом ещё раз.

Дайнин понял, что он будет делать его ещё дюжину раз. Может быть, две дюжины. Может быть, сотню раз!

Дайнин покачал головой и бесшумно ускользнул, покинув зал сквозь обустроенную им небольшую потайную дверь. В одиночестве пересекая коридоры дома, он мог лишь качать головой — потерявшись в мыслях где-то между чистой красотой увиденного и неожиданной и сильной неприязнью к оружейнику Закнафейну. Один раз он остановился, закрыл глаза и повторил про себя последовательность движений: перехват меча, укол, укол, разворот, рубящий удар.

Сколько ему понадобится принести в жертву, чтобы хотя бы приблизиться к такому уровню точности и скорости? Сможет ли он вообще достичь подобного мастерства, даже если посвятит этому каждый час своей жизни?

Дайнин восхищался Закнафейном.

Дайнин благоговел перед Закнафейном.

Дайнин ненавидел Закнафейна.

 

Даб'ней чуть не охнула, когда Закнафейн вошёл в «Сочащийся миконид». Прошло больше семидесяти дней с того дня, когда он сражался с Аратисом Хьюном в переулке. Она не могла скрыть своего счастья при виде его, но не могла и не обращать внимания на свой страх.

Сердце тянуло её к оружейнику.
Голова говорила ей бежать.

С Даб'ней — да и с любым тёмным эльфом — сердце побеждало не так уж часто, но на этот раз она не прислушалась к предупреждению разума и не сбежала, вместо этого оказавшись перед усевшимся оружейником.

Закнафейн поднял взгляд и улыбнулся, тепло и гостеприимно, и она решила, что улыбка искренняя. Он жестом пригласил её сесть рядом, что она и сделала.

- Я надеялся встретить тебя здесь, - признался он.

- Разве ты пришёл не по просьбе Джарлакса?

Даб'ней подняла два пальца и показала Харбондейру.

- Я не видел Джарлакса и не получал от него вестей... с того дня в переулке, когда он украл у меня победу.

- Победу?

- О да, - заверил её оружейник. - Аратис Хьюн знает об этом. Мне сообщили, что он покинул Мензоберранзан.

Скорее всего, временно, подумала Даб'ней, но не стала говорить этого вслух.

Подошёл Харбондейр с парой стаканов, поставил их перед посетителями. Как только он отвернулся и направился обратно к барной стойке, Закнафейн отодвинул свой стакан.

Даб'ней недоумённо посмотрела на него.

- Ты ведь не думаешь...

Закнафейн потянулся, взял её стакан и заменил им свой. Он откинулся на спинку стула, скрестив руки в привычной для Закнафейна позе силы, подняв одну из них достаточно, чтобы жестом пригласить её угощаться.

Даб'ней посмотрела в клубящуюся янтарную жидкость в стакане, потом перевела взгляд на Харбондейра, который не смотрел в их сторону.

Она пожала плечами и пошевелила пальцами над выпивкой, прочитав мелкое заклинание, потом взяла стакан, подняла его в тосте, и поднесла к губам.

Как только жрица его опустила, Закнафейн толкнул к ней второй стакан и жестом попросил очистить и эту выписвкук.

- Это был мой, - запротестовала она. - Думаешь, Харбондейр собирается отравить меня?

Закнафейн поднял брови и хитро усмехнулся, но не стал убирать руки с груди и забирать стакан.

Даб'ней чуть не засмеялась, но прикусила язык, осознав, что именно следует из опасений Закнафейна. Он знал, что Харбондейр не станет отравлять Даб'ней, но может быть бармен ожидал подмены стаканов, возможно даже при участии Даб'ней?

Женщина засмеялась и прочитала новое заклинание, обратив внимание, как пристально смотрит на неё Закнафейн, пока она совершает точные жесты и шепчет нужные формулы. Закончив, она толкнула стакан к нему, но к изумлению жрицы, Закнафейн встал.

- Давай уйдём отсюда.

Даб'ней потянулась к выпивке, но передумала, заметив полный ненависти взгляд, брошенный Закнафейном в сторону барной стойки. Она тоже встала и решила, что так даже лучше. Слишком давно Закнафейн не сжимал её в объятиях.

Какое-то время спустя они лежали рядом, и на их телах в мягком свете свечей блестели капли пота.

- Я скучала по тебе, - сказал Даб'ней.

- Надеюсь, ожидание того стоило.

- Ты того стоил, - поправила она и игриво провела пальцем по его носу.

- Я трижды в день покидал дом До'Урден после того боя. Но увы, ты куда-то запропастилась.

- Я не знала — до сих пор не знаю! — что случилось в переулке, - ответила она. - И когда ты сразу же не вернулся, я испугалась. Я решила, что лучше будет заняться другими делами.

- Меня кое-что интересует, - сказал Закнафейн. - Скажи, как ты заманила туда Аратиса Хьюна?

- Так же, как и тебя, - ответила Даб'ней, почти не задумавшись над ответом, хотя это была не совсем правда. Закнафейн пришёл, ожидая поединка с Аратисом, но Аратис рассчитывал встретиться там с Даб'ней и другим оружейником, которого многие считали величайшим воином в городе.

Она заметила след сомнения в устремлённом на неё взгляде Закнафейна. Всего лишь мимолётную искру, которая исчезла сразу же, как только появилась — или была погашена, прежде чем выдать владельца.

 

Много дней спустя поздней ночью Даб'ней сидела в одиночестве в своих покоях, читая историю Мензоберранзана, которую дал ей Джарлакс. Ей было одиноко, и более того — ей было скучно.

Она надеялась, что Закнафейн вскоре возвратится. Она надеялась, что Джарлакс затеет какую-нибудь новую проказу — что угодно, чтобы привнести немного волнения в её жизнь.

Но больше всего она хотела, чтобы мать Соулез признала её заслуги и старания, приложенные, чтобы заставить сойтись в битве Закнафейна и Аратиса Хьюна, и выполнила своё обещание, приняв Даб'ней в свой перспективный дом. Да, это было бы прекрасно, подумала жрица. В доме Баррисон Дель'Армго было полно мужчин, и обладание столькими мужчинами, которые могли бы выполнять каждую её прихоть, казалось куда более приятным, чем это одинокое существование, в котором она всегда должна была оглядываться через плечо.

Резкий и настойчивый стук в дверь испугал её. Жрица знала, что Закнафейн стучит не так.

Даб'ней бесшумно положила книгу рядом, потом встала и оглядела комнату, проверив пути к отступлению. С огромной осторожностью она подкралась к двери и прислушалась.

- Не заставляй меня ждать, жрица, - раздался голос снаружи, женский голос, который был знаком Даб'ней.

Она втянула в себя воздух, чуть не поддавшись панике, мысли наполнились надеждой и страхом. Что мать Соулез делает за её дверью в такой час? Откуда она вообще знала, где искать Даб'ней?

Разум говорил ей бежать, покинуть помещение через один из тайных выходов, сквозь узкие стены тоннеля и прочь из здания. Она едва не поступила так, даже сделала шаг к очагу, рядом с которым стоял фальшивый шкаф.

Однако сдержалась и покачала головой, удивляясь собственной глупости. Здесь была верховная мать, причём весьма могущественная. Соулез не стала бы стучать в дверь, если бы вся местность вокруг небольшой гостиницы не кишела её агентами. Бегство — не вариант.

И даже если бы у неё как-то получилось сбежать, было не так уж много мест, где мать Соулез не смогла бы её найти — стук в дверь её тайных апартаментов служил тому достаточным доказательством.

Ещё один резкий стук, как будто по расписанию, практически заставил её выпрыгнуть из мягких тапок. На этот раз Даб'ней не стала медлить и широко отворила дверь.

- Прошу прощения, верховная мать, - сказала она и принялась расправлять смявшуюся ткань своего платья.

Мать Соулез прошла мимо неё в комнату. Даб'ней успела посмотреть в оба конца коридора и с облегчением заметила, что верховная мать по крайней мере на первый взгляд казалась одна.

- Что ты узнала? - нетерпеливо спросила Соулез. Она быстро оглядела комнату, затем уселась в самое большое и удобное кресло.

- Джарлакс вмешался, - ответила Даб'ней, затворяя дверь.

- Да, конечно. Но что ты узнала? Ты видела Закнафейна До'Урдена, да?

Даб'ней кивнула.

- Да, и сохранила его доверие.

Взгляд Соулез был скорее хмурым, чем заинтригованным.

- Если бы кто-то, пользующийся доверием Закнафейна, нашел способ воспользоваться этим, чтобы избавиться от него, - сказала она. - Что за подарок это был бы!

Даб'ней попыталась это переварить.

- Завтра Аратис Хьюн возвращается в Мензоберранзан, - сказала Соулез.

- Вы хотите, чтобы я устроила новую... встречу между ними?

- Ты думаешь, что Аратис Хьюн тоже продолжает тебе доверять?

- Я... я... - Даб'ней не знала, как расценивать этот вопрос.

- Ты просто дала Закнафейну то, чего он желал, глупая девчонка, - упрекнула её Соулез. - Аратис Хьюн не мог победить его в том переулке, учитывая, как ты организовала встречу. Закнафейн пришёл, зная о предстоящем бое, а его противник — нет.

- Но Закнафейн не воспользовался этим преимуществом.

- Потому что не нуждался в нём, - отрезала Соулез. - Аратис Хьюн лучше работает за спиной у врага. Он не мог победить Закнафейна в устроенном тобой бою. Он это знает, Закнафейн это знает, и ты тоже это знаешь.

И тогда Даб'ней вспомнила взгляд Закнафейна, когда она ответила на его вопрос о том, как убедила Аратиса Хьюна прийти тем вечером в переулок, этот миг удивления проницательного оружейника.

- Если и так, то по крайней мере Джарлакс потерял бы своего самого опытного лейтенанта, которому доверял ещё со времён войны между Тр'арах и Симфрей, - сказала Даб'ней.

- Меня радуют потери Джарлакса, да. Но Аратис Хьюн меня не волнует. Я хочу задушить амбиции матери Мэлис До'Урден. Её действия затрудняют мой собственный подъём.

- Что вы хотите сказать, верховная мать?

- Твоя задача — избавить меня от Закнафейна любым способом. Новый поединок с Аратисом Хьюном? Да, было бы неплохо, если на этот раз бой не будет честным. Я бы не рассчитывала на то, что клинок Аратиса Хьюна способен победить великого Закнафейна.

Даб'ней с трудом сглотнула. Ответить ей было нечего.

- Закнафейн снова вертится в округе, а Аратис Хьюн скоро вернётся в город. Я наделена огромным терпением, дитя, но прошло уже много месяцев. Когда ты будешь готова, я предоставлю необходимые для выполнения твоей задачи ресурсы.

- Да, верховная мать, - сказала Даб'ней, поскольку, в конце концов, что ещё она могла ответить?

 

- Что ж, вот и мы, - сказал Джарлакс Закнафейну и Аратису Хьюну. Они втроём сидели в его покоях в Клорифте под домом Облодра. - Надеюсь, прошло достаточно времени, чтобы сгладить края вашей общей ненависти.

- Ты недооцениваешь мою решительность, - сказал Закнафейн, покосившись на врага.

- Ты переоцениваешь количество времени, - добавил Аратис, встретив его взгляд.

- И вы оба не думаете о стоимости вашей вражды, - сказал Джарлакс. Он сделал жест в сторону коридора, и в помещение вошёл четвёртый дроу, невысокий мужчина, одетый с достойным благородного дома изяществом. Его лицо было чисто выбритым, волосы — коротко подстриженными и плотно уложенными.

- Из-за вашей... упрямости я счёл необходимым пригласить ещё одного участника, - пояснил Джарлакс. - Того, кто — я уверен — быстро обойдёт в иерархии отряда вас обоих.

- Рад за него. По требованию Джарлакса я теперь принадлежу дому До'Урден, - сказал Закнафейн, как будто это объясняло, а значит оправдывало, его невнимание к разговору.

- Может быть, это временно, и может быть, ты снова будешь нуждаться во мне, Закнафейн.

Оружейник пожал плечами.

- Ты хочешь полностью покинуть Бреган Д'эрт?

Закнафейн уставился на Джарлакса, но не ответил.

- Если да, и если я это позволю, тогда ты будешь преследовать Аратиса Хьюна исключительно как агент дома ДоУрден, - объяснил Джарлакс. - Последствия будут серьёзнее, чем кажется, так что я дам тебе время всё как следует обдумать.

- Чего ты хочешь от меня, Джарлакс? - потребовал Закнафейн.

- И от меня? - добавил Аратис.

- Вы друг друга не любите, - сказал Джарлакс. - Я понимаю. Просто не надо друг друга убивать! Вот и всё. Никаких ссор.

- Так держи нас порознь, - потребовал Аратис Хьюн. - Твои многочисленные замыслы наверняка простираются достаточно далеко, чтобы мне больше не пришлось встречаться с такими, как Закнафейн.

- А мне — с такими, как он, - согласился оружейник.

- Невыносимо, - заметил Джарлакс, взглянув на Киммуриэля, которому, похоже, происходящее казалось невероятно скучным.

Командир наёмников тяжело вздохнул и взмахом отослал всех прочь.

 

Даб'ней знала, что ей необходимо быть очень аккуратной. Дела приобрели опасный оборот. Она боялась, что вышла далеко за пределы своих способностей с матерью Соулез, не говоря уже о Закнафейне и Аратисе Хьюне.

Сложно было игнорировать эту мысль, лёжа рядом с Закнафейном. Она посмотрела в основание кровати, где Закнафейн повесил свой пояс с оружием, и на свету блестели прекрасные рукояти мечей.

Она наклонилась, прислушиваясь к дыханию Закнафейна. Такое ровное и ритмичное. Он наверняка спит. Даб'ней могла легко со всем покончить. В конце концов, мать Соулез хотела его смерти.

И теперь Даб'ней могла с лёгкостью исполнить это желание и избавиться от оружейника. Даб'ней примут в дом Баррисон Дель'Армго как полноправную жрицу, и может быть, однажды ей даже откроется путь к должности старшей жрицы. Кроме того, она снова станет знатной дамой, а не бездомной бродяжкой. Учитывая бесконечную ненависть Закнафейна к Паучьей Королеве, Даб'ней решила, что госпожа Лолс тоже наверняка одобрит такой поступок!

Нужно только взять один из этих мечей и вонзить его в сердце спящему.

Она смотрела на оружие.

Она ненавидела оружие и то, что оно могло совершить.

Если она возьмёт меч, то нанесёт удар в сердце не только Закнафейну, но и самой себе.

Но какой у неё выбор? Она оказалась в безвыходной ситуации и скорее всего погибнет, если дела пойдут наперекосяк.

Даб'ней зарылась лицом в волосы Закнафейна.

Меч звал её.

Она не оглянулась на оружие. Не могла.


Глава 14

16 Январь 2020 - 07:49

Глава 14

Если только

 

Год Ложной Сделки

1118 по Летосчислению Долин

 

Даб'ней потянулась, просыпаясь от глубокого сна, перевернулась на густых, тёплых мехах. Она не открывала глаз, потому что хотела целиком сосредоточиться на мягкости и уюте. Она знала, где находится, на тихом выступе в восточной стене Менозоберранзана, в безопасном месте, где редко бывали другие дроу — прежде всего потому, что вся эта область провоняла рабами-чудовищами. Здесь были гоблины и кобольды, но они оставались внизу, в своих грязных норах, и никто бы не осмелился вскарабкаться наверх, чтобы бросить вызов жрице и оружейнику.

Иронично, но именно здесь Даб'ней и её любовник могли найти мгновения покоя.

Наконец она потянулась и открыла глаза, и когда они приспособились к тусклому свету этого тёмного уголка Мензоберранзана, она различила силуэт Закнафейна, сидящего на краю, свесив ноги и рассматривая город. Она подползла к нему и оплела руками его шею и плечи.

- Да, он красив, - сказала жрица. Очень далеко, почти в полутора милях, огромная колонна Нарбондель сияла ранним утренним светом — оранжево-красный оттенок среди моря волшебных огней, украшающих сталактиты и сталагмиты, в основном синих и фиолетовых, хотя представлен был каждый из цветов спектра. Вся огромная пещера казалась живым, дышащим существом, цвета меняли оттенки и яркость, чтобы соответствовать эстетическим требованиям верховной матери каждого дома. Самими прекрасными узорами из огней обладали великие дома в Ку'элларз'орле.

Такой спокойный облик для всегда суматошного Города Пауков, города, посвященного Госпоже Хаоса. Даб'ней пришло в голову, что любой, кто входил в пещеру с этой стороны, не зная хорошо дроу, получал такое первое впечатление о Мензоберранзане, какое приводило его к смерти или порабощению.

Как и хотели верховные матери.

Никогда раньше Даб'ней не задумывалась, что такой облик может быть тактическим выбором, а не просто красивыми декорациями. Но теперь, здесь, всё стало понятно.

- Должен быть красивым, - не особенно весело отозвался Закнафейн.

- Подумай о сосредоточенной здесь власти, среди этих огней и сумрака, - сказала Даб'ней, придвигаясь ещё ближе. - Кто кроме богов и великих владык нижних планов может пойти против нас и уцелеть?

- Власть создавать всё, что мы пожелаем, - согласился Закнафейн. - Только вместо этого мы так заняты убийством друг друга, что не смеем выглянуть за собственные стены. Стены, которые мы возвели, защищаясь друг от друга, а не от чужаков.

- Так заняты убийством друг друга, - насмешливо повторила Даб'ней, усмехаясь. - Насколько я помню, Закнафейн весьма в этом преуспел.

Оружейник пожал плечами и оглянулся на женщину.

- Иначе я давно был бы мёртв. И какая разница? Если их не убью я, уверен, они найдут кого-нибудь другого, чьи клинки возьмутся за эту задачу.

- Интересно, сколько дроу считают точно так же? - спросила Даб'ней.

- Недостаточно, - отозвался он. - И так всё и будет продолжаться, пока, быть может, мы не убьём достаточно других дроу, чтобы позволить какому-то другому народу прийти и отплатить нам за нашу жестокость.

- Нашу жестокость? Это из-за их жестокости мы оказались здесь!

Короткий ответный смешок Закнафейна был таким смиренным, что заставил Даб'ней на какое-то время замяться.

- Нас предал Кореллон Ларетиан, - напомнила ему жрица. - Кореллон, бог эльфов с поверхности, который отдал нас Лолс — отдал нас, как будто рофов!

- Но ты же любишь Лолс, - парировал Закнафейн.

Даб'ней знала, что её замешательство, скорее всего, говорит само за себя, но она была застигнута врасплох и не смогла отреагировать достаточно быстро. «Любовь» была не тем словом, которым она могла бы описать свои чувства к Паучьей Королеве. Она боялась Лолс и понимала свой долг перед Лолс, и была предана Лолс, поскольку иное в Мензоберранзане означало, что тебя бросят и скоро убьют.

- Разве большая часть представителей любой расы не любит своих богинь? - спросила она, пытаясь как-то избежать этой неудобной темы, тем более с таким грубым и циничным собеседником, как Закнафейн До'Урден.

- Разве? Или они просто любят успокаивать свой страх смерти?

- Преданность — это не только страх, - настаивала она.

- Может быть, но когда дело касается богов и жизни после смерти, подозреваю, что дело именно в этом, - ответил Закнафен. - Страх смерти слишком силён, как и страх никогда не увидеть тех, кого мы любим.
Он издал свой очередной беспомощный смешок, сочащийся фатализмом и ядом.

- Но при этом мы так боимся, что не осмеливаемся любить, правда?

Даб'ней зарылась лицом в волосы Закнафейна и ничего не ответила. По крайней мере — не словами, но он наверняка почувствовал её всхлипы, и этого было достаточно.

- Мы все пойманы, - прошептал он, обращаясь к себе и городу, а не к ней — Даб'ней знала. - Нами так долго правил страх, что мы боимся бояться.

- Лолс учит нас, что мы выше всех остальных, - сказала тогда Даб'ней, поскольку в этот миг действительно боялась, боялась, что даже такой разговор лишит её благосклонности Паучьей Королевы. Жрица без этой благосклонности — даже не обладавшая более официальным званием — будет поистине уязвимой. - Ты предпочёл бы, чтобы мы унижались перед злыми эльфами или горбатились в шахтах вонючих дварфов, или умоляли о принятии у короткоживущих, глупых людишек?

- Нет, конечно нет, - ответил он, и Даб'ней показалось, что она услышала нотки сарказма. - Лучше будем держаться за обиду, которая передаётся через поколения, по поводу события, которое могло иметь место на самом деле, а могло и не иметь, и может быть, было таким, как нам рассказывают, а может — и нет.

- Богохульство, - прошептала она предупреждение.

- Разве? Неужели изменение самой истории эльфийского народа ради личной выгоды противоречит заповедям, которые оставила Паучья Королева верховной матери Бэнр или любой другой? - отозвался Закнафейн.

Даб'ней и сама не раз задумывалась над этим, и подозревала, что практически каждый дроу много раз задавался тем же вопросом.

- Пленники, - прошептал Закнафейн. - Мы все пленники в темнице, которую построили сами.

- Разве твоя жизнь так плоха, Закнафейн? - спросила она, сжимая его крепче и прижимаясь лицом к шее. - Думать об этом сейчас, именно в этот момент... что ж, ты действительно меня уязвил.

Это вызвало у него улыбку, которую она рада была видеть. Оба замолчали и принялись смотреть на пляшущие и сверкающие волшебные огни Мензоберранзана, наслаждаясь прекрасным спокойствием.

Хотя знали, что это ложь.

 

Всего несколько дней спустя Закнафейн нырнул в тёмный переулок в Браэрине. Он считал себя дураком, раз пришёл сюда только из-за слов Даб'ней, и решил, что идёт навстречу собственной гибели.

Однако награда была слишком велика, чтобы просто о ней забыть.

В конце прямой улочки между двумя зданиями он аккуратно обогнул сталагмит, который служил правым углом поворота, и выглянул вперёд. Второй отрезок тоже пустовал, ширина прохода колебалась, но была достаточной, чтобы вместить тайные ниши. Это место было незнакомо Закнафейну, но он уже обошёл здания и сталагмиты этой паутины переулков и был уверен, что если его действительно ожидает награда, то она находится за этим вторым поворотом.

Он крался вперёд, бесшумный, как смерть. Он выглянул за угол.

Аратис Хьюн стоял всего в десяти шагах, прислонившись спиной к дальней стене переулка, слева от него была дверь — быстрый выход.

Закнафейн знал, что судя по позе мужчины может превратить это в засаду. Аратис Хьюн не держал в руках оружия. Он кого-то ждал, но не Закнафейна. Нет, он ждал Даб'ней, и поэтому у него не было особых причин осторожничать.

Если броситься вперёд на полной скорости, вся инициатива достанется Закнафейну. Оружейник превосходил Аратиса Хьюна и скорее всего мог закончить бой ещё до его начала. Но вместо этого Закнафейн покачал головой и в открытую вышел из-за угла, с мечами в ножнах, чтобы встретить своего врага.

По лицу Аратиса было видно, что он удивлён. Он оторвался от стены, выпрямился, опустил руки по бокам.

- Что ты здесь делаешь?

- Ты ожидал кого-то другого? - отозвался Закнафейн.

- Или вообще никого не ожидал.

- Ты пришёл сюда поразмышлять о смысле жизни?

Аратис Хьюн бросил на него злобный взгляд.

- А может быть, подумать о коварстве, которое управляет каждым твоим шагом? Предательстве, которое наполняет твоё сердце? Неспособности различать врагов и друзей?

Закнафейн продолжал идти, остановившись лишь в трёх шагах от другого мужчины.

- Что за чушь ты несёшь, оружейник? - гневно спросил Аратис.

- Ты отрицаешь?

- Возможно, - со смешком отозвался убийца. - А что я отрицаю?

- Ставки в бою с Дувоном Тр'арахом, - сказал Закнафейн, - были неравными.

- Ставки? Ставки были открытыми и принесли выгоду многим из нас.

- Другие ставки, - подчеркнул Закнафейн. - Либо Дувон жульничал, либо кто-то прибегнул к обману вместо него.

- Не особенно удачно, в таком случае, - сухо отозвался Аратис.

- Насколько я слышал, Аратису Хьюну со ставками не так уж повезло, - сказал Закнафейн.

- Спроси Джарлакса о мешках золота, которые я отдал ему.

- Золото Джарлакса. А что насчёт твоего собственного?

- А при чём тут Закнафейн?

- При том, что кто-то сжульничал в пользу Дувона.

- Ты меня обвиняешь?

- Да.

- Ты же знаешь, как устроен Мензоберранзан, оружейник. И сейчас, как твой друг, я прошу тебя об осторожности. Подобные обвинения нельзя выдвинуть без...

- Не пытайся изображать снисходительность и учить меня обычаям нашего народа. Я уверен в том, что говорю. Но знай вот что: я выдвигаю обвинения только перед тобой, в открытую, в одиночестве, стоя прямо перед тобой.

- И я их отрицаю.

- Конечно отрицаешь, но по моему опыту большинство жуликов ещё и лжецы.

Аратис Хюн хмыкнул.

- Сотни глаз следили за этим боем. Что я мог такого провернуть...

- Кувайлин Облодра, - оборвал его Закнафейн.

Выражение лица Аратиса Хьюна серьёзно переменилось, и внезапно показалось, что он совсем не хочет что-то отвечать.

Оба понимали, что говорить больше не о чем.

Оба дроу достали своё оружие — два меча Закнафейн, меч и длинный кинжал — Аратис Хьюн.

Закнафейн быстро шагнул вперёд, вынудив противника поднять клинки. Он быстро резанул справа и прыгнул на стену переулка, затем немедленно оттолкнулся в другую сторону, перевернувшись в воздухе и приземлившись на спружинившие ноги, метнулся вперёд, чтобы закончить свою атаку.

Только теперь Аратис Хьюн был с ним не на равных. Он вынужден был последовать за рывком противника взглядом и телом.

Ему пришлось блокировать своим мечом наискосок, справа налево, чтобы перехватить рубящий удар сверху правого меча Закнафейна, затем сделать небольшой разворот, чтобы перехватить меч Закнафейна, быстро скользнувший с другой стороны.

Однако затем убийца смог удивить оружейника, не доводя до конца второй блок против колющего удара Закнафейна. Вместо этого его рука скользнула между скрещёнными клинками, его кинжал ловко захватил меч противника, и Аратис вывернул его вовнутрь и наискосок, разворачивая бёдра в другую сторону.

Аратис Хьюн избежал первых ударов и теперь пробежал два шага, чтобы прыгнуть на заднюю стену переулка под таким углом, чтобы вторым прыжком угодить на стену слева от Закнафейна, а оттуда третьим прыжком с быстрым сальто приземлиться рядом с противником, только сбоку, чтобы перехватить инициативу.

Вот только Закнафейна не было на месте.

Поскольку когда Аратис Хьюн начал своё отступление, Закнафейн мгновенно оценил вероятные углы и прыжки, запланированные противником, и поэтому бросился вперёд, оттолкнулся от правой стены, высоко подскочил, ухватившись за край крыши и оттуда взметнувшись ещё выше, высоко подбросил свой правый меч, ухватившись за верхнюю часть дверного косяка правой рукой, чтобы начать разворот, который отправил его к задней стене, где он оттолкнулся и закрутил заднее сальто.

Выполнив этот манёвр, он увидел движения Аратиса Хьюна и подобрал ноги, чтобы приземлиться точно в нужное мгновение.

Он приземлился через долю секунды после Аратиса Хьюна, возникнув абсолютно внезапно перед озадаченным убийцей. Закнафейн подхватил свой падающий меч, в то время как его левая рука быстро заработала, чтобы увести блокирующий меч и кинжал противника вниз, слишком низко, чтобы отразить удар сверху.

И вот так Закнафейн его достал.

 

- Оружейник До'Урден мог бы получить огромное преимущество, если бы сразу же атаковал, а не занимался с врагом болтовнёй, - сказала гостье верховная мать Соулез Армго. Две женщины смотрели на поверхность неподвижной воды прорицательного источника, видя там события, развернувшиеся в назначенном переулке.

- Закнафейн не стал бы так поступать, - ответила могущественной матери Даб'ней Тр'арах. Она нервно поёрзала, не впервые задумавшись, не совершает ли ужасную ошибку. - Он слишком благороден.

- Слишком глуп, ты хочешь сказать. Проживёт он недолго. Мать Мэлис получила себе прекрасного бойца, но если он не станет прекрасным убийцей, то скоро превратится в очередной гниющий труп.

Даб'ней начала отвечать, но сдержалась и просто кивнула. Она пыталась не вздрагивать, чтобы не выдать своих эмоций по отношению к Закнафейну, но внутри у женщины всё узлом скрутилось от беспокойства. Когда она приняла сделку, предложенную матерью Соулез и незаметно устроила этот бой, боль была такой, что жрица и представить себе не могла.

Она сосредоточилась на изображении в волшебной воде, уже второй раз за последние десять дней наблюдая за своим прекрасным любовником в свирепом поединке с умелым противником.

Как бы ни был хорош Закнафейн в бою с Дувоном, сейчас, в месте попросторнее и с меньшим количеством зрителей, она увидела его во всём великолепии. Он прыгал, вертелся и приземлялся для новой атаки. Она задышала чуть-чуть посвободнее, уверившись, что Аратис Хьюн не может одолеть Закнафейна.

Но затем изображение неожиданно сменилось темнотой.

 

Закнафейн собирался нанести смертельный удар. Его меч был нацелен прямо в череп убийцы.

Но потом оружейник сам получил удар — как будто его лягнул крупный роф. Чувства покинули его, мысли смешались и разлетелись в стороны. Он попытался поднять свои мечи в защитную стойку — лишь затем, чтобы понять, что оружия в руках больше нет.

Осознание поразило его, и он понял, что безнадёжно, беспомощно уязвим. Он сделал неверный шаг вбок, к задней стене переулка, но не смог даже удержать равновесия и осел, ожидая, что сейчас Аратис Хьюн налетит на него и порежет на кусочки.

Лишь замерев в сидячем положении у стены, оружейник понял, что противник тоже был поражён. Аратис Хьюн шатался, делая неровные шаги в сторону входа в переулок, пытаясь устоять на ногах, но тщетно — он рухнул на камни.

Закнафейн услышал громкий удар, когда лицо Аратиса столкнулось с полом пещеры. Он не понимал, что здесь происходит, пока не посмотрел мимо Аратиса Хьюна, увидев, как в переулок спокойно входит знакомая фигура.

Джарлакс наклонился к Аратису и забрал его оружие, затем швырнул его назад ко входу. Потом Джарлакс забрал мечи Закнафейна и крутанул их в руках, приготовив к драке.

У Закнафейна по-прежнему кружилась голова, он всё ещё пытался осознать происходящее, в чём бы оно ни заключалось.

- Это не... - услышал он голос Аратиса, хриплый и смазанный, поскольку убийца тоже не пришёл в себя после этого загадочного удара.

- Мне всё равно, - резко ответил Джарлакс. - Своё мнение по этому поводу я высказывал вам обоим.

- Закнафейн напал на меня, - ответил Аратис Хьюн уже более крепким голосом.

- Забирай своё оружие и уходи, - приказал Джарлакс. - Прочь из переулка, прочь из Браэрина. Встретимся с тобой завтра, когда снова загорится Нарбондель.

Аратис Хьюн начал отвечать, но Джарлакс оборвал его резким «Иди!»

Закнафейн сумел подтянуть себя в сидячее положение, посмотрел в конец переулка, глядя, как уходит его враг и выходит другой, незнакомый ему дроу, который разминулся с убийцей без единого знака узнавания, насколько мог судить оружейник.

- А ты, - сказал неизвестному дроу Джарлакс. - Что мне делать с Закнафейном?

- Ты уже всё сделал, - напомнил ему Закнафейн. - Потому что Закнафейн теперь До'Урден, а не Бреган Д'эрт.

Джарлакс вздохнул.

- Ты король ставок, - сказал ему Закнафейн. - Заключим новое пари. Поставь этого мерзкого Хьюна в переулок и не ставь против меня. В этот раз — обещаю. Не ставь против меня.

- У нас уже был этот разговор, - парировал Джарлакс.

Закнафейн посмотрел на незнакомого дроу, очень молодого с виду мужчину, который стоял в нескольких шагах позади Джарлакса и, казалось, скучал.

- Вы оба представляете для меня ценность, - сказал Джарлакс, снова привлекая его внимание. - Большую ценность, чем несколько мешков золотых монет. Нам предстоит долгие годы наращивать своё влияние, друг мой, а ваши попытки убить друг друга серьёзно мешают моим планам.

- В Бездну твои планы! Он пытался подстроить мою смерть. При помощи обмана. Если бы у Аратиса Хьюна всё получилось, я погиб бы от рук Дувона.

Джарлакс пожал плечами.

- Мы дроу. Таков наш путь. Мы убиваем, если видим выгоду. Но выгоды не будет, если один из вас умрёт. Может, Аратис Хьюн пока что и не осознал истинную силу Бреган Д'эрт, но рано или поздно он поймёт, что нам всем куда выгоднее иметь Закнафейна на нашей стороне.

- Ты хитрый дурак, - сказал Закнафейн. Он не пытался скрывать свой гнев. - И считать себя самым умным — самая большая твоя глупость.

- Мы дроу, как я уже сказал. Разве ты не понял, что это значит?

- Ну так объясни мне, Джарлакс, что это значит. Что мы должны ожидать обмана и предательства? Что доверять не стоит никому?
- Да, оба раза!

- Но ты просишь доверять тебе, - сказал Закнафейн, и Джарлакс в кои-то веки не нашёл, что ответить.

Молодой мужчина за спиной у Джарлакса захихикал.

- А ты ещё кто? - гневно поинтересовался Закнафейн.

- Это Киммуриэль, - ответил Джарлакс.

- Никто не хочет тебя злить, - услышал Закнафейн у себя в голове, и тогда всё понял. Он уже слышал имя Киммуриэль в связи с домом Облодра, известным своей магией разума.

Магией разума, как тот незримый удар, отправивший на землю Закнафейна и Аратиса.

Как та атака, которую Хьюн использовал против него в поединке с Дувоном.

Закнафейн снова устремил взгляд на Джарлакса, на этот раз уставившись на глазную повязку командира наёмников и размышляя, нет ли способа её позаимствовать — на достаточное для единственного удара время.

 

Даб'ней продолжала оглядываться на тёмные воды источника, выдавая свою нервозность. Она действительно устроила этот бой, чтобы оказать услугу матери Соулез, которая пыталась защитить Утегенталя. Огромный оружейник дома Баррисон Дель'Армго по слухам уже давно присматривался к Закнафейну. Даб'ней знала Утегенталя только издалека, но даже этого поверхностного знакомства ей хватило, чтобы понять, почему Соулез так хочет избавиться от Закнафейна. Это не только повредит честолюбивой матери Мэлис, замедлив её восхождение, но ещё и не позволит ценному Утегенталю сразиться с другим оружейником в бою, где Утегенталь скорее всего — но не гарантированно — победит.

Какой катастрофой станет для Соулез Армго поражение Утегенталя от рук Закнафейна!

Даб'ней посмотрела на верховную мать, которая тоже с недовольным видом вглядывалась в потемневшую воду.

- Как вы думаете, что случилось, мать? - осмелилась спросить Даб'ней.

Мать Соулез хлестнула своим взглядом по жрице. Даб'ней казалось, что Соулез, несмотря на её положение, не намного старше. Но вопросов о том, кто из них сильнее, не возникало. Самые элементарные основы религии давались Даб'ней с трудом, а Соулез была могущественной старшей жрицей и теперь стала верховной матерью. И Соулез играла в игру Мензоберранзана почти лучше всех — её дом был не так нескрываемо амбициозен, как дом До'Урден, но Армго скорее всего посадят свою мать в Правящий Совет намного раньше, и наверняка Соулез назначено более высокое место в совете, чем когда-либо может надеяться занять мать Мэлис.

Если два дома однажды начнут войну, скорее всего Мэлис будет мертва уже через час.

Если из уравнения пропадёт Закнафейн.

Он может добавить лишний час.

Наконец, вода снова замерцала, и опять возникло изображение переулка.

Пустого переулка.

- Крови нет, - заметила Даб'ней.

- Ты отправишься туда и узнаешь, что произошло, - сказала ей Соулез. - Немедленно.

Даб'ней нервно переминалась с ноги на ногу. Она понятия не имела, кто из двух остался в живых, если не оба. Она понятия не имела, вмешался ли кто-нибудь в их драку — может быть, тот, кто узнал о её визитах в дом Баррисон Дель'Армго и вычислил её роль в организации этого поединка.

Аратис Хьюн наверняка убьёт её, если узнает об этом. Закнафейн может не убить, подумала она, но каким-то образом это будет даже больнее.

Потому что, поняла Даб'ней, она любит его.

И всё-таки устроила этот бой, в котором оружейник вполне мог погибнуть.

Даб'ней перевела взгляд с изображения в прорицательном источнике на мать Соулез. Верховная мать предложила ей так много — слишком много, чтобы можно было отказаться. Кто бы ни выиграл бой, Даб'ней поднимется в иерархии Бреган Д'эрт просто за счёт убийства вышестоящего, но Соулез также пообещала ей место в доме Баррисон Дель'Армго.

Она станет жрицей влиятельного дома, который Даб'ней не могла не уважать, в основном из-за того, как умело мать Соулез оберегала его от внимания, которое могло привести семью к краху.

Одна из причин, по которой этот дом так затаился — а ещё причина, стоящая за большей частью его влияния — заключалась в том, как Соулез использовала мужчин, черпая силу в волшебниках и воителях, а не в жрицах. Последних было мало и они не особенно впечатляли. Высокомерные матери других домов не могли осознать, или не готовы были признать силу Баррисон Дель'Армго без подобающего соотношения жриц.

И всё же, несмотря на как будто бы невысокое положение среди домов, другие матери не обращали внимание на угрожающий им дом Баррисон Дель'Армго.

Учитывая всё это, предложение было крайне заманчивым. Если бы её приняли в семью, предстоящее соперничество в алтарном зале напоминало бы то, что она уже знала в доме Тр'арах, ещё более незначительном доме. Кроме матери Соулез, и возможно её многообещающей юной дочери Мез'Баррис, здесь было не так много божественной силы, чтобы противостоять ей.

Да, Даб'ней могло бы это понравиться. И впервые после падения дома Тр'арах она будет в безопасности.

Она оглянулась на прорицательный источник. Какая-то часть её надеялась, что Закнафейн выиграл бой, а Аратис Хьюн погиб.

Но ещё большая часть надеялась, что эти двое убили друг друга.

Даб'ней не хотела этого признавать даже наедине с собой, но постоянно повторяла себе, что в Мензоберранзане нет места для любви и ещё меньше места для чести. Даже если бы Закнафейна не сгубило её вмешательство, сколько он смог бы прожить?

И сколько смогла бы прожить она, задумалась Даб'ней, покинув дом Баррисон Дель'Армго — вопрос, который скоро возник снова после того, как она зашла в «Сочащийся миконид» и узнала от бармена Харбондейра, что и Закнафейн, и Аратис Хьюн вышли из того переулка живыми благодаря вмешательству самого Джарлакса.

Даб'ней немедленно ретировалась в одну из своих многочисленных комнат, разбросанных по городу, и оставалась там несколько дней, даже призывая пищу и питьё с помощью собственной магии, чтобы не оказаться рядом с потенциальными убийцами. Она проигрывала в голове каждый сценарий, который только могла вообразить, учитывая катастрофические последствия неудачи в переулке. Захочет ли Закнафейн убить её? Аратис Хьюн? Мать Соулез? Следует приготовиться к первым двум, но не к последней. А ещё оба покушения (или все три) не могли произойти одновременно. Это несколько успокоило её нервы, поскольку двое мужчин подходили к мести совершенно по-разному.

И кто знает, как вершила месть хитроумная верховная мать.

Однако сейчас мысли Даб'ней занимали эти двое мужчин, особенно когда она рассмотрела вероятность, что оба поймут её роль и догадаются, почему она так поступила, и таким образом придут за ней одновременно.

Немногие из обитателей города могли пережить покушение от этих двоих.

Не раз за следующие пять дней Даб'ней говорила себе, что она зря переживает, что её роль в поединке не так уж и велика, и скорее всего, вместо того, чтобы обвинять, Закнафейн и Аратис поблагодарят её за шанс убить друг друга.

Но когда на пятый день её самопровозглашённого домашнего ареста раздался тихий стук в дверь, бедная Даб'ней чуть не выскочила из штанов.

Она подкралась к двери и прислушалась.

- Можешь не открывать, - раздался голос у неё за спиной, и она резко обернулась, чтобы увидеть Джарлакса, усевшегося на край кровати. - Я постучал просто чтобы дать понять, что у тебя гости.

- В таком случае, добро пожаловать, - отозвалась Даб'ней, пытаясь сохранять спокойствие. - Я как раз собиралась поужинать — я неплохо наловчилась создавать не только сытную, но и приятную на вкус трапезу. Присоединишься?

- Как я могу отказать? - спросил всегда осмотрительный наёмник.

Даб'ней не солгала о своём растущем умении призывать еду и питьё, и наколдовала пир, достойный высокого гостя. Джарлакс внёс свою лепту, достав из бездонной сумки бутылку выдержанного фейского вина.

- В последнее время тебя не было видно, - заметил Джарлакс, как только они приступили к трапезе. - Я начал волноваться, что потерял могущественного союзника. В Бреган Д'эрт не так много носителей божественных сил.

- Конечно же, дело именно в этом, - ответила Даб'ней немного более скептически, чем намеревалась. Когда она задумалась над своим непроизвольным ответом и недоумением Джарлакса, то поняла, что её всё равно. Может быть, настала пора кому-то поставить этого самовлюблённого пройдоху на место.

- Ты хочешь заявления об общих интересах и выгоде? - спросил Джарлакс.

- Я даже не знаю, что это значит, - ответила она. Она знала, чего на самом деле хочет, но не собиралась этого говорить. Заявление, которого Даб'ней отчаянно хотела, было о дружбе и преданности.

Однако она знала, что не получит и не может его получить. Дроу в Мензоберранзане редко оставляли себя такими уязвимыми.

- Я рад, что ты в порядке, жрица Даб'ней. Правда, - он поднял бокал с вином в её сторону.

Она это приняла, даже чокнулась с ним, и сказала себе, что тем и удовлетворится, поскольку это уже было больше, чем стоило ожидать от любого тёмного эльфа. Кроме того, она поверила Джарлаксу и поверила бы ему, назови он её другом на самом деле — точно так же, как верила, что Закнафейн дорожит ею.

Пригубив вино, Даб'ней порадовалась, что бокал скрывает её лицо, поскольку осознала, что маленькая жестокая женщина, с которой она заключила договор, мать Соулез Армго, никогда не будет так к ней относиться.

Никогда.

- Как дела у двух твоих лейтенантов? - спросила она.

- Трёх.

Это удивило Даб'ней — на секунду у неё даже зачастило сердце. Неужели он предлагает ей занять такую же должность?

- Я нашёл третьего, - продолжал Джарлакс. - Нового товарища для всех нас, ценность которого невозможно переоценить.

Даб'ней тупо уставилась на него.

- Думаю, вы скоро с ним встретитесь.

- С кем?

Джарлакс поднял руку и покачал головой.

- Раз его здесь нет, не буду пока его представлять.

Даб'ней сделала ещё глоток вина, на этот раз — чтобы скрыть недовольную гримасу.

- Что же до Закнафейна и Аратиса Хьюна, - говорил Джарлакс, - у них всё хорошо. Закнафейн вернулся к матери Мэлис и пока что побудет дома, я думаю. Она не станет рисковать им в ближайшее время. Ходят слухи, что Мэли... мать Мэлис готовится занять очередную ступеньку в городской иерархии.

Даб'ней знала, что эта оговорка в отношении матери Мэлис была способом Джарлакса оценить её. Она была жрицей Лолс, и ни одна истинная жрица Лолс не допустит, чтобы подобное пренебрежение этикетом прошло незамеченным.

Но Даб'ней оставалась бесстрастна.

- Аратис Хьюн покинул город, - продолжал Джарлакс, очевидно удовлетворённый её молчанием. - Его миссия ведёт к самому Чед Насаду.

Даб'ней искала в красных глазах Джарлакса намёк на ложь. Эта история была слишком удобной, чтобы заставить жрицу расслабиться и позволить Аратису Хьюну легко прикончить её.

Он продолжал:

- Когда ты собираешься вернуться в «Сочащийся миконид»?

- Чтобы познакомиться с твоим новым лейтенантом? - холодно ответила она. - Ожидаешь, что я буду кланяться?

- Ни за что! - быстро ответил Джарлакс. - Конечно же нет. О дорогая Даб'ней, я слышу гнев в твоих словах. И понимаю его. Но я удивлён, что приходится тебе объяснять: ты никогда не займёшь положение среди верхушки Бреган Д'эрт. По крайней мере, не в открытую. Думаешь, верховная мать Бэнр и другие из Правящего Совета позволят такое жрице Лолс? Насколько они знают, насколько они должны знать, ты просто внештатная сотрудница, которая иногда работает на Бреган Д'эрт и всегда получает достойную компенсацию.

- По моим роскошным апартаментам это особенно заметно, - саркастично заметила Даб'ней.

Джарлакс встал, собираясь уходить. Он замер и окинул взглядом просторную и не так уж плохо обставленную комнату, которая, как они оба знали, была одной из нескольких, принадлежавших жрице.

- Лучше так, чем как в тот раз, когда Даб'ней обнаружила себя после катастрофической атаки дома Тр'арах на дом Симфрей.

- В той битве мой дом победил.

- Ту битву вы проиграли, - поправил её Джарлакс. - Из-за смерти матери Хаузз.

- Только потому... - начала возражать она со вспыхнувшим жаром.

Джарлакс остановил её поднятой рукой.

- Это была война домов дроу, - сказал он. - В таких делах не бывает «только потому...» Дом Тр'арах постигла катастрофа потому что против него объединились силы крупнее, чем дом Симфрей.

- Включая тебя.

- Включая меня. И это единственная причина, по которой ты выжила. Как и твой брат, раз уж на то пошло.

Двое ещё долго смотрели друг на друга, потом Джарлакс коснулся лба в полусалюте и покинул комнату через дверь — закрытую, но отворившуюся в ответ на его устный приказ ещё прежде, чем наёмник коснулся её!

Даб'ней ещё долго сидела, не поднимаясь, чтобы закрыть дверь, обдумывая их разговор. Джарлакс открыто поставил ограничение на её карьеру в его отряде, но как ни странно, она не злилась и даже не радовалась тому, что связала судьбу с матерью Соулез. Потребовалось какое-то время, чтобы она разобралась с этим кажущимся парадоксом. Если она не может подняться в рядах Бреган Д'эрт, разве не логично будет желать присоединиться к дому Баррисон Дель'Армго?

Но Даб'ней не могла отрицать аргументы Джарлакса. Если бы он повысил её или любую другую жрицу в отряде до командирской должности, особенно теперь, когда Бреган Д'эрт стал весьма силён, некоторые из верхновных матерей могли бы увидеть в них угрозу — может быть, даже потенциальный новый дом, и тем более опасный, что он был мобилен, даже бесплотен, и обладал деловыми связями среди величайших домов города.

Она не смогла в этом разобраться. Сейчас не смогла.

Равно как и не была уверена в своих чувствах по поводу того, что Закнафейн оказался заперт в доме До'Урден. Она скучала по его ласкам и поцелуям, но может быть, это к лучшему. По крайней мере, когда он рядом с Мэлис, жестокая Соулез нескоро сможет подстроить его гибель.

Даб'ней встала и подошла к двери, осторожно проверив коридор снаружи.

Она надеялась, что Аратис Хьюн действительно покинул город, а ещё надеялась, что его путешествие займёт много, очень много времени.


Часть 3

07 Январь 2020 - 16:40

Часть 3

Культурные границы

 

Так много мудрых изречений преследуют нас на каждом шагу, но помогают ли они нам или просто ограничивают? Стоит ли прислушаться к подобным фрагментам знаний, или эти забытые пути древних времён лучше забыть или хотя бы пересмотреть?

В отношении традиций, древних изречений или обычаев я много раз находил справедливым второе. Сама концепция древней мудрости в конце концов кажется... неоднозначной, и как мы можем надеяться улучшить то, что оставили нам предки, если мы должны следовать их путям? Неужели ритуалы и традиции так отличаются от материальных сооружений? Разве остановили бы дварфы добычу, достигнув границ выработок в своих древних родинах?

Конечно же нет. Они бы вырыли новые тоннели, и если бы во время этого они открыли лучшие строительные материалы или новую конструкцию помостов, то использовали бы их — и скорее всего вернулись в старые тоннели и усовершенствовали работу, проделанную отцами отцов отцов их отцов.

Тогда почему всё должно отличаться, когда дело касается традиций? Уж среди моего народа традиции точно служат ограничениями — и притом ужасными. Половина населения Мензоберранзана заперта в ловушку второстепенных ролей, их амбиции находятся в клетке слов более древних, чем самые старые тёмные эльфы, слов, написанных больше тысячи лет назад. В этом случае некоторые причины такого положения дел очевидны: госпожа Лолс и её заповеди. Действительно, религия — для тех кто верует в любую веру — зачастую не подлежит сомнениям и не изменяется под действием здравого смысла или призыва к простой справедливости. Слово вечно, говорят они, и всё же во многих случаях очевидно, что это не так.

Тогда почему эта так называемая мудрость держится так прочно?

Я считаю, что прихоти недоступного и (как удобно!) неопровержимого божества — лишь часть ответа. Другая часть относится к тёмным уголкам традиций любой разумной расы. Ведь те традиции, что сохранились вопреки всему здравому смыслу или очевидным моральным изъянам, те традиции, которых придерживаются наиболее рьяно, слишком часто служат на благо тех, кто получает от их соблюдения наибольшую выгоду.

В городе моего рождения носителям власти не приходится соперничать с половиной населения. Верховным матерям не приходится беспокоиться о мужчинах, и по традиции они могут использовать своих мужских партнёров как пожелают. Даже такие личные занятия, как занятие любовью, определяются потребностями женщин Мензоберранзана — и не испытывайте иллюзий по поводу «любви» в подобных отношениях — и мужчина, который не станет подчиняться, столкнётся с суровым наказанием за свою дерзость. Только женщина может возглавлять дом. Только женщина может восседать в Правящем Совете, и даже самый высокопоставленный мужчина в городе — обычно архимаг Мензоберранзана — по традиции, по закону, по требованию этих беспощадных правительниц, по-прежнему считается менее важным, чем самая незначительная из женщин.

Дроу — далеко не единственный народ, загнанный в тупик такой систематической несправедливостью, вовсе нет. В племени Вульфгара и у многих других народов севера сохраняется традиция патриархата вместо матриархата, и хотя мужчины не так жестоки в своей власти, как женщины-дроу, итог, подозреваю, не слишком отличается. Может быть, отношение и мягче — я вспоминаю стыд Вульфгара, который был так силён, что заставил его сбежать от нас, когда в припадке наведённых демоном воспоминаний он ударил Кэтти-бри. Я представить себе не могу, чтобы Вульфгар избил женщину намеренно или потребовал сексуальных удовольствий против её воли, но даже в раскаянии Вульфгара внутри у него на много лет сохранилась эта мягкая сниходительность. Он считал, что должен защищать женщин — благородный обет, вот только происходил он из невысказанной, но очевидной убеждённости, что женщины не способны защитить себя сами. Он возводил их на пьедестал, но так, как будто они представляли собой нечто хрупкое — он просто не мог заставить себя понять истинные способности женщины, даже такой сильной, умной, способной и не раз проявлявшей себя, как Кэтти-бри.

Потребовались годы, чтобы Вульфгар избавился от этого и полностью осознал ценность, одинаковое достоинство и потенциал Кэтти-бри и других женщин. Так сильны были наставления из его молодости, что даже после столкновения с многочисленными очевидными доказательствами их ошибочности, потребовались большие усилия, чтобы освободиться от них.

Да, чтобы освободиться, ведь именно это и означает — принять, что всё, чему так тщательно тебя учили, замыслы целого общества вокруг тебя, могут быть ошибочны.

Вульфгар избавился от бессмысленного сексизма своего племени, и фактически, больше всего от этого выиграл сам Вульфгар.

Смею ли я надеяться, что с Ивоннель будет так же? Поскольку я знаю, что на это надеется Джарлакс, и такова его миссия, в которой он продолжает использовать меня в качестве блестящего примера. Мне остаётся только смеяться.

И надеяться, что могущественные верховные матери Мензоберранзана не устанут от игр Джарлакса до такой степени, что придут и убьют меня ради того, чтобы отобрать его главный символ.

Разумеется, повсюду есть люди, свободные от такого сексизма, но они тоже скованы своими традициями. По обычаю дельзунских дварфов пол не важен по сравнению с заслугами. В Мифрил-Халле сейчас правит королева, Дагнаббет, дочь Дагнаббита, сына Дагны. Это неважно. Её правление будут судить лишь по её поступкам. В каждом аспекте дварфийской жизни, от поединков до приготовления пищи, от шахтёрской работы до обязанностей правителя, во всём, что посередине — важны лишь заслуги и умения.

Если речь идёт о дварфе.

Мне не на что жаловаться — скорее напротив! — относительно того, как обращались со мной дварфы за многочисленные десятилетия жизни на поверхности, но дело было скорее в личном расположении Бренора. Ведь он — настоящий авторитет для своего народа. Друг это друг, а враг это враг, и размер ушей, цвет кожи и рост не имеют для короля Бренора Боевого Молота ни малейшей значения.

Однако если бы не он, маловероятно, что дварфы Долины Ледяного Ветра когда-нибудь приняли бы к себе домой потерянного и скитающегося тёмного эльфа, как родного.

Если бы не появился другой дварф, похожий на Бренора, который повстречал меня на склонах Пирамиды Кельвина. Не могу отрицать такую возможность, поскольку в каждом народе, в каждой культуре, существует целая радуга качеств, предрассудков, сострадания, доброты и жестокости.

Среди людей бытует абсурдное мнение, будто дроу просто злые — о, поймите меня правильно, многие дроу действительно заслужили такую репутацию! Как и многие люди. Они воюют друг с другом не реже, чем дома дроу сражаются в тенях, и в таких больших масштабах, что одна битва оставляет после себя даже больше искалеченных жертв, включая тех, кто не принимал участия в бою, чем проживает населения во всём Мензоберранзане. Я был свидетелем Карнавала Пленников, когда судьи пытали своих сородичей-людей с таким же умением и злорадством, как любая жрица Лолс, заслужившая кнут. Я видел, как эльфы поверхности отказывают в укрытии беженцам, оставляя их на милость преследователей. Даже беззаботные зачастую полурослики не лишены тёмных порывов сердца.

И несмотря на всё это, я уверен, что завтра будет лучше. Бренор и другие дварфийские короли и королевы не держат свой народ в таких ежовых рукавицах, как их предшественники. Регис и Доннола не правят Кровоточащими Лозами, нет. Их называют лордом и леди деревни, но они скорее управляющие делами, и, что поразительно, они занимают этот пост с согласия прочих жителей. Поскольку Доннола изменила традиции клана Тополино. И теперь народ Кровоточащих Лоз получил великий дар: собственный голос.

Потому что именно так поступают традиции: они лишают личность права голоса. Они исключают сольные партии и фокусируютсятолько на хоре — и горе тому певцу, что выступит против дирижёра!

Нет, Кровоточащие Лозы — скорее оркестр, где у каждого инструмента есть своё мнение, но который играет при этом в гармонии, создавая единое целое. Если жители выберут других руководителей, Доннола и Регис отступят в сторону.

На такое завтра я надеюсь, поскольку верю, что лишь в обществе, где прислушиваются к нуждам каждого, будут удовлетворены нужды народа.

Это звук завтрашнего дня, и значит — завтра будет лучше, чем сегодня.

 

  • Дзирт До'Урден


Глава 13

03 Январь 2020 - 13:46

Глава 13

В тенях

 

Регис не знал, что представляет из себя нападающий — живое ли это существо или какая-то ловушка, а может быть, даже сочетание одного и другого. Оно выглядело, как груда фекалий, удерживаемых вместе при помощи паутины, и разворачивалось, как рулон дёрна. С каждым новым разворотом враг раздувался по бокам, расширяясь, заполняя комнату.

Полурослик не знал, куда идти. Он поднялся с кресла, двинулся налево, затем направо, потом к своему ужасу осознал, что движется слишком медленно. И Далия тоже!

Артемис Энтрери схватил его за грудки и мощным броском отправил вверх тормашками в заднюю часть комнаты, где полурослик ударился о наружную стену прямо под окном. Сначала он подумал, что убийца решил расправиться с ним, но затем Далия тоже отправилась в полёт, отброшенная Энтрери, а сам мужчина вскочил на стол, увернувшись от разворачивающегося существа, и прыгнул в единственное оставшееся место — вверх, когда под ним развернулось чудовище, или ловушка, или паутина, или что это было такое. Энтрери схватился за балку и подтянулся, оказавшись над заполняющей комнату грязью.

Дьявольское нечто захлестнуло стол, и древесина стола и стульев сразу же стала дымиться и исчезать.

- Наружу! Наружу! - закричала Далия Регису, выбив окно и ставни своим металлическим посохом.

- Иди! - храбро заявил ей Регис, доставая рапиру, хотя и понятия не имел, какой толк от оружия против этой помойной твари. В любом случае это было неважно, поскольку Далия не собиралась мириться с его странностями. Быстрее, чем Регис смог осознать, что происходит, она схватила его за плечо и выкинула из окна. Его бросали второй раз за последние несколько секунд, и хотя полурослик в последний миг схватился за карниз, избежав пятнадцатифутового падения, ему крайне не понравилось, что его вот так швыряют. Он начал кричать на женщину, но когда услышал вопли, понял, что Далия оказала ему огромную услугу.

Регис быстро убрал рапиру и подтвердил кличку, которую дали ему в детстве, двигаясь как паук по стене. В процессе он заметил, что у обоих выходов из переулка мелькают тёмные силуэты.

Помойное существо было не одно.

 

- Прыгай! - закричала Далия Энтрери, когда Регис вылетел из окна. Увидев, в каком затруднительном положении находится её возлюбленный, повисший на балке, абсолютно не контролируя ситуацию, с распростёршейся под ним грязью, Далия бросилась назад в середину комнаты, и схватила свой волшебный посох, Иглу Козаха. Она ударила чудовище, выпустив накопленную внутри могучего оружия электрическую энергию, разметав грязь и паутину — но даже если и нанесла какой-то вред, если это создание вообще было живым, Далия этого не заметила.

Хуже того, от взрыва полетели брызги той же самой едкой субстанции, которая расплавила стол. Далия отпрянула назад, ужаленная в лицо и руки. Перед глазами всё расплывалось.

- Артемис! - закричала она от окна.

- Иди! - крикнул он в ответ, и ухватившись за балку обеими руками, принялся раскачиваться вперёд-назад.

Далия немедленно всё поняла, поскольку видела грациозные акробатические подвиги Артемиса достаточно, чтобы быть уверенной, что он вылетит из окна сразу следом за ней.

У девушки в любом случае не оставалось выбора, ведь грязная субстанция продолжала расширяться, уже почти полностью охватив помещение. Другого пути наружу не было.

- Сейчас! - крикнула она Энтрери, выбрасываясь сквозь разбитое окно. Однако в последний ужасный миг девушка осознала, что могла с тем же успехом обращаться к грязи, поскольку оглянувшись, увидела последнее раскачивание Энтрери. За секунду до того, как он отпустил руки, существо взметнулось вверх и вся его кромка поднялись над комнатой, как будто какой-то гигантский капкан. Энтрери прыгнул и немедленно исчез из видимости Далии, окутанный грязевым монстром. Его обхватил и бросил на пол кокон из зловонных фекалий, грязи и паутины.

Далия пыталась схватиться за подоконник, пыталась подхватить себя и вернуться, чтобы спасти мужчину, которого любила.

Но не сумела дотянуться и стала падать, цепляясь за стену здания, чтобы хоть как-то замедлить полёт, изрыгая проклятия по дороге к земле. Она приземлилась тяжело, но сумела перекатиться, чтобы поглотить удар и избежать большей части урона. Она хотела вернуться в комнату, взобравшись по стене, но не успела даже начать подъём — руки исцарапаны и кровоточат, ушиб на колене, один глаз заплыл от синяка, второй по-прежнему видит всё размыто — как услышала приближающиеся шаги и резко обернулась, чтобы увидеть надвигающихся солдат в доспехах, трёх слева, двух справа.

Она была слишком побита, слишком дезориентирована и слишком слепа в этот момент, чтобы попытаться хотя бы сбежать, поэтому Далия скользнула рукой к переключателю на Игле Козаха и разделила свой металлический посох на две части, по одной в каждой руке. Вторым движением эти две части тоже разделились посередине, и обе половины соединяла тонкая и прочная железная цепь.

Продолжая своё плавное движение, она закрутила нунчаки широкими и затейливыми кругами, вращая их вокруг тела, надеясь удержать солдат достаточно долго, чтобы прийти в себя после падения.

Но трое слева отвлекли всё её внимание, и когда она наконец отбросила их достаточно, чтобы обернуться, другие двое просто были слишком близко!

Только в следующий миг уже не были — сначала один, потом другой полетел назад. Оба упали на землю, и над каждым нависло ухмыляющееся существо-нежить. Призраки сжимали гарроты, удушая солдат.

В это мгновение растерянности Далия не поняла развернувшейся перед ней чудовищной сцены, но мешкать не стала, бросившись налево, перекатившись по земле, затем вскочив прямо перед брыкающимися ногами двух отчаянно извивающихся солдат.

Другие трое бросились на неё, средний упал, сначала на колени, потом лицом в землю. Из затылка у него торчал небольшой дротик.

Быстрый взгляд мимо рухнувшего солдата ответил на вопросы Далии, поскольку там, на балконе соседнего здания за развешанным для сушки бельём она заметила синий берет Региса. Каким-то образом этот маленький дурак одного за другим обезвредил трёх нападавших, оставив двоих Далии, которая стряхнула пелену со своих глаз и снова закрутила нунчаки.

 

Регис оглянулся на разбитое окно в стороне, затем посмотрел вниз на Далию и мимо неё в дальний конец переулка. Он знал, что приближаются новые враги, скорее всего — со всех сторон. Им нужно было уходить, и быстро.

- Пора быть героем, - прошептал полурослик и достал рапиру, великолепный клинок, принадлежавший некогда великому Периколо Тополино. Он бросил взгляд вниз, затем ухмыльнулся ещё шире, вспомнив о бельевой верёвке, привязанной к балкону.

Он прыгнул вверх, схватился за верёвку, рассёк её быстрым взмахом клинка и полетел вниз, как галантный герой-полурослик, пришедший на выручку Далии.

Он пролетел слишком высоко, вертясь и качаясь. Рапира и близко не попала в противников Далии. Он пронёсся мимо, едва не выпустив верёвку в попытках лучше нацелить обратное движение своего маятника.

Но нет, второй полёт оказался не лучше, и на этот раз он ударился о здание, которое поглотило инерцию и оставило его раскачиваться футах в десяти от земли и далеко в стороне от боя Далии. Полурослик сумел перевернуться, зацепив ногой верёвку и обмотав её вокруг. Он вернул рапиру за пояс и взялся за арбалет, пытаясь зарядить в него болт — что оказалось совсем непросто, когда висишь вниз головой!

- Держись, - тихонько попросил он, нервно глядя на Далию. Потом едва не рассмеялся вслух, осознав, что женщина не нуждается в дальнейшей помощи. Она металась между противниками, нунчаки вращались, колотя по их оружию и щитам, затем сошлись, чтобы удариться друг о друга, каждое столкновение металлических жезлов порождало дугу энергии, магия Иглы Козаха создавала и удерживала молнии.

Это странное оружие взлетело у неё над головой, яростно вращаясь, когда она повернулась налево, и её левая рука неожиданно опустилась в могущественном ударе, который обрушил её нунчаки на щит ближайшего солдата. И тогда Далия освободила энергию в неожиданной вспышке со взрывом, от которого щит смялся, а бедный солдат пролетел через узкий переулок и врезался в стену.

Регис взвизгнул, пытаясь предупредить Далию об атаке оставшегося солдата.

Однако Далия продолжила разворот, и левые нунчаки снова прочертили перед ней дугу, а правые неожиданно завертелись вертикально, опустившись вниз и вокруг, оказавшись у неё под мышкой, где она с силой сжала их правой рукой, удерживая на месте, вывернув запястье вниз, стараясь вырвать оружие.

Когда она полностью развернулась прямо к несущемуся на неё солдату, а точнее — к его выставленному вперёд щиту, Далия вырвала удерживаемые нунчаки и ударила ими вперёд подобно броску змеи. Этот удар тоже высвободил накопленный заряд, когда попал по щиту, но он был таким сильным и точным, таким мощным был выброс молнии, что нунчаки пробили щит насквозь, пробили запястье, на котором он держался, и пробили доспехи солдата, остановив его — на самом деле, даже отшвырнув его назад.

Регис перевернулся, распутал свою ногу и спустился вниз по стене. Он пробежал мимо Далии, недоумённо взглянувшей на него, к двум воинам, которых задушили призраки. Нежить всё ещё затягивала узлы у жертв на шеях — узлы, которые были боковыми клинками зловещего магического кинжала Региса.

Регис знал мрачную тайну этих призраков и воспользовался этим, ткнув каждого своей рапирой. Касания хватило, чтобы монстры исчезли.

Ни один из солдат не пошевелился — полурослик не знал, без сознания они или мертвы, а времени проверять не было.

- Беги! - сказал он Далии, которая встала под разбитым окном, снова сложив свой посох в полную длину. - Нет! - добавил он, когда она собралась забраться обратно внутрь.

Как будто подчёркивая слова полурослика, в этот самый миг в окне возникла толстая и короткая демоническая тварь, чтобы сбросить вниз на Далию тяжёлый чурбан. Ловкая эльфийка еле увернулась, и чурбан ударился о мостовую.

- Я не могу его бросить! - закричала она Регису.

- Ни один из нас не поможет ему мёртвым, - ответил полурослик.

До них донеслись крики с обеих сторон переулка. В окне возникли новые демоны, швыряя камни.

Они бросились прочь. Регис запрыгнул на стену здания и полез вверх, Далия упёрла посох между двумя камнями на мостовой и прыгнула, приземлившись на первом балконе.

Стрелы и камни преследовали их вдоль всей стены здания. Регис добрался до крыши первым и вытащил Далию за собой, потащив и дальше, когда бросился бежать.

- К Ясгуру, - сказала ему Далия, называя конспиративную квартиру, известную всему Бреган Д'эрт и дому Тополино, и свернула в сторону, пересекла крышу, прыгнула на следующую, потом к её краю, где снова упёрлась посохом и с разбега перемахнула через широкую улицу, рухнув на следующее здание, поднялась и побежала дальше.

Прыжок показался Регису впечатляющим, но он не мог остановиться и полюбоваться им, поскольку сам бежал, спасая свою жизнь. Он услышал крики внизу и позади, тяжёлую поступь кованных сапог на мостовой.

Он не мог их обогнать. Он хотел воспользоваться своим беретом, волшебной шляпой маскировки, но сейчас было слишком рано, и улицы пустовали. Какое обличье мог он принять, чтобы обмануть преследователей?

Он пересёк гребень одной из крыш и понял, что место заканчивается — поскольку здесь здания стояли дальше друг от друга и он не мог продолжать перебегать с крыши на крышу.

Регис подошёл к ближайшей трубе, слишком узкой, чтобы протиснуться. Он сорвал волшебную сумку с пояса и положил её сверху на кирпичи, открыв как можно шире.

Мгновение спустя сумка упала вниз в очаг частого дома в Глубоководье.

 

Благодаря своим навыкам и посоху, Далия очень быстро опередила погоню. Она спустилась на улицу и повернула обратно, рассчитывая обойти солдат и вернуться в их комнату, к Энтрери. Она подобралась близко, под таким углом, который позволял ей видеть тёмное сейчас окно.

Сможет ли она туда попасть?

Она выбирала маршрут, полная решимости попытаться, когда заметила процессию.

Далия отступила, пытаясь восстановить дыхание. Под ней, маршируя по переулку, двигался отряд солдат — маргастерских солдат, предположила она — вместе с четвёркой низких и широких демонических созданий, похожих на дварфов, каждый из которых тащил носилки с той тварью, которая раскатывалась перед ними в комнате, теперь собравшейся в фекальную скульптуру закрытого тюльпана.

Далия знала, что находится внутри этого зловонного, смертоносного цветка.

 

У Форесби Янга сегодня было много работы. Архитектору поручили перепроектировать склад для купеческой гильдии, и они хотели увидеть чертежи уже в эту десятидневку.

Он отправился в свою мастерскую, которая когда-то служила ему берлогой (и будет служить снова, знал он, когда терпение жены иссякнет) и развернул пергамент на чертёжном столе. Он подумал, что не помешает развести огонь. Форесби всегда вдохновляли пляшущие языки пламени в хорошем костре, даже в жаркий летний денёк.

Он взял полено из кучи и наклонился пониже, чтобы сунуть его в очаг, но замер.

- Что? - спросил он, положив полено на пол и потянувшись в горку вчерашней золы, где лежала какая-то кожаная сумка.

- Как... - хотел спросить он, открывая её, но окончание вопроса вышло наружу простым вздохом, когда из сумки вылетел небольшой дротик и попал ему под подбородок.

Форесби пытался закричать, но нет, он уже заваливался спиной на пол, и заснул ещё до того, как ударился о пол.

Из кошеля, из чудесной бездонной сумки, выполз Регис, жадно глотая воздух после затхлого пространства в надразмерном кармане.

Он огляделся, заметил, что наступил рассвет, затем похлопал по берету.

Несколько секунд спустя из дома Форесби Янга вышла маленькая человеческая девочка. Она подскакивала, она семенила, она хихикала и играла в странные игры, в которые часто играют молодые люди, и всё время она направлялась к дому фермера Ясгура.

Где ждала Далия.

 

Жужжание... уколы жала... маленькие вспышки огненнойболияркиеоранжевыевспышки...

Они залезли в штаны, кусаются, тысяча ос, тысяча тысяч, без числа. Слишком много.

Тьфухтьфуфу, ох! Во рту! Они у меня в... Почему я не могу двигаться? Почему я ничего не вижу? Какая боль, маленькая боль, слишком много небольшой боли вместе.

Осы! Не осы!

Огненнаябольяркиеоранжевыевспышки... убейте меня. Убейте меня, пожалуйста.

Далия... Далия...


Глава 12

25 Декабрь 2019 - 16:46

Глава 12

Ледяные волны и пламя демонов

 

Хотя сумеречный воздух был не особённо тёплым, холодная вода, захлёстывающая палубу, приятно холодила обнажённые руки и лицо Вульфгара. Она казалась ему освежающей и бодрящей, придавала настрой, необходимый для выполнения сегодняшних обязанностей. Капли пролетели над ним, поймав последние лучи солнца, сверкнувшие над водой справа от них, с западного горизонта, который как будто поглощал сейчас солнце.

Корабль, на котором он находился, «Реликвия Джоэна», на полной скорости покинул лусканскую гавань, чтобы встретить приближающуюся флотилию захватчиков, в основном — людей, но также и других, более необычных созданий, включая корабль, вся команда которого состояла из свирепых гноллов, если верить докладам разведчиков.

Лускан надеялся вступить в переговоры, продемонстрировав собственную мощь — почти сто кораблей, представляющих каждого из пяти старших капитанов города. Включая также поддержку незаметных, но более могущественных боевых единиц — вроде мужчины-дроу, который стоял на палубе неподалёку от Вульфгара.

- Мы не будем убирать паруса, - услышал он слова Калико Гримма, капитана корабля, сказанные этому необычному дроу. Слишком резким тоном, подумал Вульфгар.

- Он занят, - крикнул Вульфгар через плечо.

- Занят? - Вульфгара не удивила растерянность капитана. Киммуриэль просто стоял на месте, крепко держась за перила носовой палубы. Казалось, будто он просто стоит и смотрит, но Вульфгар знал, что это не так. В данный момент Киммуриэль отсутствовал в своём теле — он был далеко, делал доклад Джарлаксу. Псионик поручил Вульфгару присматривать за собой, по крайней мере — за своим беспомощным телом, пока его дух витает где-то далеко.

Капитан фыркнул, когда ему не ответили, и Вульфгар снова обернулся, чтобы убедиться, что глупый Гримм не ударит странного дроу. Только этого им не хватало в открытом море! Да, Калико Гримм был крепким, но даже ему не стоило влезать в драку с этим тёмным эльфом. Даже не учитывая важное положение Киммуриэля в Бреган Д'эрт, полная власть которого над Лусканом не была тайной ни для кого из команды, с этим дроу не стоило связываться. Вульфгар предпочёл бы разозлить Джарлакса или даже самого великого Громфа Бэнра, прежде чем вступить в конфликт с Киммуриэлем и его странной и нервирующей псионикой.

Вульгар мог понять огненный шар, и хотя нырнуть под такой было не самым приятным опытом, в драке с Киммуриэлем взрыв произойдёт внутри твоего разума — иллюзия, ставшая чересчур реальной, от которой не убежать и не спрятаться.

В море было холодно, но он впервые за день поёжился.

- Разве я об этом просил? - раздалась безэмоциональная реплика Киммуриэля, по-видимому, ответ на первое заявление Калико Гримма.

Вульфгар повернул голову, чтобы взглянуть на дроу. Казалось, что он всегда изъясняется именно так. Беспомощно покачав головой, зная, что Киммуриэль снова вернул себе полный контроль над телом, а значит — и над ситуацией, Вульфгар посмотрел обратно на корму, прищурившись из-за капель, задумавшись, причём не впервые, действительно ли Киммуриэль живой или он просто оживлённый конструкт, а может даже — безэмоциональная нежить.

- Ты требуешь переговоров, - сказал Калико Гримм.

- Я просто говорю, что так будет разумнее. Нам неизвестна их диспозиция и то, с какой целью они заплыли так далеко на север.

- Ты же знаешь, что случилось в Утёсах, в Порту Лласт, - напомнил Калико Гримм.

- Знаю.

- С ними ходят гноллы, - добавила Милашка Чарли, первый помощник, женщина, покрытая боевыми шрамами, жиром от канатов и морской солью.

- Не похоже, что нас ждёт приятное времяпровождение, признаю, - сказал Киммуриэль.

- А? - переспросил капитан.

- Он говорит, что они будут в нас стрелять, - пояснила Милашка Чарли.

- Я узнаю об их намерениях ещё до того, как мы окажемся достаточно близко для обмена словами или снарядами, - заверил Киммуриэль.

- И как ты предлагаешь... - начал спрашивать капитан.

- Просто поверьте ему, - вмешался Вульфгар. Он развернулся на канате, чтобы оказаться лицом к троице. - Поверьте ему, - повторил он. - Мы узнаем про приближающийся флот всё — задолго до того, как они узнают что-нибудь про нас.

Калико Гримм и Милашка Чарли переглянулись и пожали плечами.

- Если они хотят поговорить, то мы будем делать это одна лодка к одной лодке, - сказал Киммуриэлю Калико Гримм. - И остальные не будут убирать паруса или разряжать катапульты. Если дойдёт до драки и они проиграют, они сбегут. Если проиграем мы, мы потеряем оставшийся у нас за спинами дом. Не забывай об этом, когда будешь просить о переговорах, ага?

- Точно, ага, - безразлично хмыкнул Киммуриэль.

Вульгар оглянулся на приближающийся флот, затем повернулся назад, чтобы увидеть, как к нему подходит Киммуриэль, а капитан и первый помощник сверлят взглядами спину псионика с таким видом, как будто хотят сказать что-то неприятное.

Вульфгар медленно покачал головой, и к его изумлению, они оба промолчали.

Все четверо смотрели, как приближаются чужие паруса, потом Киммуриэль объявил:

- Я иду.

- Куда? - спросил Калико Гримм.

Дроу закрыл глаза и как будто погрузился вглубь себя.

- На переговоры, - ответил за него Вульфгар.

- Э-э, ты о чём?

-Терпение, капитан, - сказал Вульфгар. - Когда дроу снова заговорит, мы узнаем о наших противниках много нового.

 

Бревиндон Маргастер шагал по палубе своей четырёхмачтовой каравеллы, раздумывая, как всё до этого дошло, и задаваясь вопросом, сможет ли он положить конец этому пути, просто сняв волшебное ожерелье, филактерию, которая содержала дух невероятно злобного камбиона.

В конце концов, всё казалось таким простым. Снять ожерелье и бросить его в море. Он мог сделать это, а потом пойти к сестре, Инкери, забрать её ожерелье и ожерелья других Маргастеров, и просто избавиться от демонов.

Так просто.

Но его руки не шевелились, а сомнения становились всё сильнее.

Что будет с ним, со всеми ними, когда лорды Глубоководья узнают правду о семье Маргастеров? Кто защитит их, когда все силы севера поймут, что Маргастеры отмывали деньги с лордом Неверэмбером, украв миллионы у города? Сначала всё это показалось Бревиндону довольно весёлым — в конце концов, разве мошенничество и предательство не были просто игрой? Мошенничает каждый, так какой в том вред? Кроме того, лорд Дагульт Неверэмбер, который придумал этот план вместе с Инкери, был одним из самых уважаемых и могущественных людей на побережье Меча. Как и многие мужчины из Глубоководья его возраста, Бревиндон вырос, идеализируя красавца-Дагульта. Каждая женщина желала его; каждый воин желал тренироваться вместе с ним.

И какая тогда разница, что Маргастеры объединились с Неверэмбером для создания новой силы в Невервинтере, силы, которая могла бы бросить вызов самому Глубоководью? Почему это должно быть хуже, чем власть текущих лордов практически над всем побережьем Меча к северу от Врат Балдура, где единственным исключением был Лускан, находящийся под контролем пиратов — или ещё хуже, если слухи были правдивы?

Все эти оправдания казались ему пустыми, и Бревиндон тяжело вздохнул, пытаясь понять, как всё до такого дошло. Как получилось, что он ведёт флот мерзавцев и негодяев, каждый из которых был нераскаявшимся убийцей, да ещё и с целым кораблём гноллов? Как дошло до того, что армию, брошенную против короля Бренора, возглавили демоны, настоящие демоны, вызванные из Бездны, чтобы устроить бойню врагам Неверэмбера?

Бревиндон даже не помнил, кто отдал приказ, не помнил, когда было решено, что они выступят против Гонтлгрима. Один маленький шаг приводил к другому, потом к другому, потом к другому, и, как будто внезапно, он оказался здесь.

Флот только что покинул неудачливое поселение под названием Порт Лласт, оставшееся преимущественно в руинах. Выживших жителей заставили работать в каменоломнях на службе дому Маргастер.

- Ты не сможешь совершить великих поступков, если боишься мелких... неудобств, - сказал голос в голове Бревиндона, голос Азбиила, камбиона, запертого внутри филактерии, что висела на шее у молодого лорда Маргастера.

Нет, не запертого, подумал он. Может быть, сначала всё так и было, но это слово больше не могло описать филактерию или отношения между Азбиилом и Бревиндоном. Азбиил появлялся в мыслях Бревиндона по собственному желанию. Азбиил мог спрятаться от него в филактерии, но барьер зачарованной безделушки больше не действовал в обе стороны.

Может ли Бревиндон хоть где-то спрятаться от Азбиила?

- Нет, - ответил голос в его голове.

Бревиндон беспомощно рассмеялся.

- Когда Лускан будет нашим, ты начнёшь понимать, сколько выгоды и славы принесёт это предприятие, неблагодарный носитель, - телепатически передал Азбиил.

Бревиндон попытался мысленно согласиться, или притвориться, что соглашается, или что-нибудь — что угодно — чтобы не дать зверю глубже заглянуть в его мысли.

И, конечно же, он знал, что Азбиил почувствовал это усилие. Однако прежде чем демон смог ответить, на корабле раздался крик.

- Паруса к северу! - донеслось с вороньего гнезда наверху.

Бревиндон был рад любому поводу отвлечься.

- Много парусов! - кричал человек наверху. - Наверняка лусканский флот!

Бревиндон улыбнулся, напомнив себе, что Лускан находится во власти тёмных эльфов, друзей Бренора, а значит — врагов лорда Неверэмбера.

Это был бой, решительно заявил он себе, с врагом, достойным почувствовать острую сталь его оружия.

Но снова вздрогнул, вспомнив о новом чёрном клинке, висевшем у него за спиной; изогнутом, зазубренном полуторном мече с рукоятью из шипов, которые вонзались ему в руки, жгучих колючек, глубоко впивающихся в плоть. Мучительный меч исцелял его с той же скоростью, что и ранил, оставляя без повреждений, но в постоянных муках.

Напоминание о том, что с врагами следует кончать быстро, сказал ему Азбиил.

Бревиндон пока ещё не пользовался мечом в битве — чары и волшебное лезвие завершили только в Порту Лласт после разграбления — но вполне мог представить его чудовищную силу. Одна лишь только мысль о враге, когда Бревиндон держал меч в руках, окутывала лезвие жгучим красным пламенем, и хотя меч не обладал в прямом смысле телепатическими способностями, Бревиндон чувствовал его голод. Оружие изготовили с единственной целью: причинять невыносимую боль. И меч вечно жаждал утолить этот голод.

- Твоё воображение недостаточно развито, чтобы до конца осознать, как это приятно, - прозвенел в его голове голос Азбиила, мелодичный и высокий, голос эльфа, только искажённый и надтреснутый.

Бревиндон изо всех сил попытался сосредоточиться на текущей задаче, напомнить себе, что Лускан находится под властью дроу, и значит их нападение вполне обосновано, и перестать думать о мече.

Мече Азбиила. Чудовищном, жутком, дьявольском мече.

 

Бесплотные мысли Киммуриэля подобно парили над холодной водой, быстро приближаясь к надвигающемуся вражескому флоту. После быстрого осмотра он нашёл флагман — тот был намного больше и изящнее остальных. Он поднялся высоко в воздух над кораблём. Здесь явно отдавал приказы мужчина в дорогих доспехах и с крупным чёрным мечом за спиной.

Киммуриэль скользнул мимо него к рулевому колесу перед задней палубой, к пухлому и покрытому жиром человечку, который казался не особенно умным.

Тем лучше.

В следующий миг псионик заморгал человеческими глазами и изумился, каким тёмным оказался вечер без острого зрения дроу. Особого значения это не имело, ведь рулевой стоял в пределах слышимости от капитана корабля. Вскоре взятый в плен разум подтвердил Киммуриэлю, что капитан действительно был командующим всего флота.

Этот хорошо одетый мужчина — лорд Бревиндон, узнал псионик у пленника — вдруг резко повернул голову, чтобы посмотреть на Киммуриэля, или, по крайней мере, на мужчину, которого Киммуриэль захватил.

Но Бревиндон никак не мог об этом узнать.

Капитан отмахнулся от женщины, которая хотела что-то у него спросить, затем злобно ухмыльнулся, вытащил из-за плеча жуткий меч и шагнул к Киммуриэлю.

Киммуриэль заглянул в его мысли.

Псионик-дроу вылетел из одержимого рулевого за секунду перед тем, как лорд Бревиндон, сцепив зубы от боли, разрезал несчастного почти напополам. Грозный меч рассёк плечо несчастного глупца, затем грудь, и вышел прямо над бедром с другой стороны. Узнав правду о командующем и его слугах, включая чародейку, которая казалась человеком, но определённо не была таковым, Киммуриэль, не оглядываясь, помчался над морем и как можно быстрее вернулся в собственное тело.

- Ну? - потребовал Калико Гримм, как только он открыл глаза и пошевелился.

- Переговоров не будет, - ответил Киммуриэль.

- Значит, будем драться, - сказал капитан, повернувшись к Милашке Чарли и кивнув. Женщина бросилась прочь, чтобы приказать поднимать паруса.

- Или бежать, - тихо ответил Киммуриэль.

- А? - переспросил Калико Гримм. - Что, тощий, кишка тонка для хорошего боя?

Вульфгар покачал головой, не удивлённый характерно циничным предложением саркастичного дроу.

Презрительного фырканья в ответ Киммуриэлю было достаточно. Капитан решил, что дроу просто отвечает на сомнения в его храбрости, но Киммуриэль посмотрел на Вульфгара и понял, что опытный воитель осознал настоящий смысл скептической реакции.

Киммуриэлю было всё равно, будут они сражаться с вражеским флотом или нет. Киммуриэль прожил среди иллитидов годы — так что его не особенно волновала перспектива быть убитым в такой грубой схватке.

 

На всех кораблях вокруг него пели матросы — фальшиво, разные песни с разными словами, пытаясь работать в ритм, но их энергия была заразительна и бодрила, и с моросью в лицо и предстоящей битвой с достойным врагом Вульфгар не мог стереть усмешку с лица.

Он был воином до мозга костей, в этой и в прошлой жизни. Он жил и наслаждался на грани страха, поскольку больше нигде не чувствовал себя таким живым.

Почти нигде, мысленно поправился он и представил себя в объятиях Пенелопы. Он жалел, что её здесь нет, и в то же время — радовался её отсутствию, и сказал себе, поклялся, что выживет в этой битве и вернётся к ней.

Первая стычка началась далеко в стороне от «Реликвии Джоэна». Ударила молния и взорвался огненный шар — два корабля сошлись на расстояние рукопашной и каждый начал бой магическим заклинанием.

- Ты хочешь там умереть, друг Дзирта? - спросил его Киммуриэль, и он резко обернулся к странному дроу, изумившись, что Киммуриэль начал разговор с такого странного вопроса.

- Среди твоих знакомых много таких, кто хотел бы умереть? - отозвался Вульфгар. Он сразу же заметил, что дроу не уловил сарказма. - Нет, конечно же, не хочу, - ответил он уже серьёзнее.

- Это была бы не благородная смерть?

- Да, конечно, - недоумённо ответил Вульфгар.

Киммуриэль кивнул, затем указал на изящный корабль, самое крупное и самое разукрашенное судно в поле видимости.

- Я уверен, что их командиры там, - сказал он. - Нам следует отправиться...

- Огненный шар! Волшебник! - раздались позади крики.

- Дроу, где ты? - услышали они вопль Калико Гримма.

- Держи курс на тот корабль, и возможно, победа будет за нами, - сказал Вульфгару Киммуриэль и отправился назад, туда, где метались Гримм и Милашка Чарли, пытаясь найти укрытие. Проследив за их взглядом, Вульфгар понял, чего они боятся — на корабле, приближавшемся с правого борта, стоял мужчина в затейливой мантии, драматично жестикулируя. С его пальцев поднимались язычки пламени.

Посередине корабля капитан продолжал кричать на Киммуриэля, во всю глотку напоминая обещание самого старшего капитана Курта, что тёмный эльф может обеспечить необходимую магическую защиту судна. Когда Киммуриэль не ответил, вспыльчивый Гримм начал изрыгать проклятия в адрес Курта за то, что тот навязал ему этого дроу.

Окинув всё это взглядом, Вульфгар расслабился, заметив позу Киммуриэля. Он хотел пригнуться рядом с провисшим якорным канатом, у самой воды, в брызгах на носу в качестве защиты от огненного шара, но теперь передумал и просто встал на месте.

Потому что знал, на что способен Киммуриэль.

Калико Гримм кричал и бранился, даже толкнул дроу, бессильно упавшего на палубу — что только разъярило капитана до такой степени, что он выхватил саблю.

- Не смей! - закричал Вульгфар. Одновременно раздался крик матроса, призывающего всех найти укрытие.

И действительно, на той стороне волшебник уже заканчивал своё заклинание. Его руки пылали, создавая новую огненную бомбу. Он замахнулся, чтобы швырнуть её на «Реликвию Джоэна», но внезапно застыл на месте и перестал шевелиться.

Он ещё держал огненный шар, когда тот взорвался, окутав собственный корабль заклинателя жгучим пламенем.

Вульфгар рассмеялся.

Киммуриэль поднялся и разгладил свою одежду.

- Ну ладно, - произнёс Калико Гримм единственное извинение, которого можно было от него ожидать.

- Тебе не помешает немного веры, - сказал ему Киммуриэль, на что капитан фыркнул. - И стоит покаяться в своих действиях.

- И что ты хочешь этим сказать? - спросила Милашка Чарли.

Киммуриэль пристально посмотрел на Калико Гримма.

- Ну? - повторила первый помощник.

- Кайся, - приказал Киммуриэль.

Калико Гримм фыркнул, но затем его лицо странно исказилось с выражением полного изумления, с сочетанием шока и ужаса. У него был вид человека, который оказался не один в своём теле и разуме.

Калико Гримм резко развернулся и помчался прочь, мимо изумлённой спутницы, врезавшись лицом в главную мачту корабля. Он тяжело рухнул на палубу, из носа ударила кровь, и на палубные доски выпала пара зубов.

Милашка Чарли охнула, затем перевела взгляд со стонущего капитана на смеющегося Вульфгара, который в ответ просто пожал плечами. Раздражённая, даже разъярённая женщина положила руки на рукояти кинжалов на поясе и повернулась за Киммуриэлем, когда тот снова подошёл к Вульфгару.

Великан покачал головой. Милашка Чарли мудро не стала вынимать оружие.

Вульфгар знал, что это мог быть её последний поступок, если не считать отчаянной попытки вздохнуть, когда по какой-то непонятной для себя причине она решит выпрыгнуть за борт. Вульфгар понял, что рад тому, что Милашка Чарли не стала так глупо разбрасываться своей жизнью.

А ещё понял — он надеется, что Калико Гримм, когда придёт в себя после своего тарана, станет.

Когда Киммуриэль встал на носу рядом с Вульфгаром, было ясно, что вражеский флагман заметил их приближение и разворачивается навстречу.

- Его меч — клинок демона, - предупредил Киммуриэль. - Не позволяй себя ударить.

- Чей?

- Их командира. Он Маргастер, но представляет собой намного больше, чем кажется.

Вульфгар кивнул и взял в руку свой боевой молот, Клык Защитника, легонько похлопывая по ладони тяжёлым оружием.

- Маг прямо по курсу! - раздался клич.

- Пускай взрывают сами себя, - сказал Вульфгар.

Но Киммуриэль покачал головой.

- Такое подчинение, как в прошлый раз, может одолеть глупого человека, но не заклинателя на корабле перед нами.

- Ты уже знаешь о нём... о ней? - спросил Вульфгар, изменив местоимение, когда заметил на носу корабля глубоко ушедшую в себя женщину.

Но потом женщина пропала, и отшатнулся, заморгав от неожиданности.

- Я выиграл вам несколько мгновений, капитан Гримм, - крикнул Киммуриэль. - Если вы замедлите ход, волшебница ударит по вам.

Гримм сплюнул кровь, но закричал рулевому:

- Подведи корабль к их борту! Толкни посильнее и спутай паруса, и мы покончим с этими собаками!

- Держись! - раздались возгласы по всей палубе, и команда до последнего человека поняла, что от неё требуется. Быструю шхуну построили для тарана и спутывания вражеских снастей. Её укрепили на критически важных участках, а команду выбрали за их способности в рукопашном бою, как и рулевого — за его талант и выдержку. Он показал оба качества, на полном ходу положив «Реликвию Джоэна» вдоль вражеского корабля, достаточно близко, чтобы скрестить кончики их рангоутов, запутывая канаты. В то же мгновение команда сбросила паруса, и рулевой резко положил руль направо, сталкивая корабли, разрывая снасти и паруса, заставляя их сцепиться. Инерция движения заставила оба судна продолжить пируэт, погнав перед собой волну.

Обе команды быстро оказались у перил с соответствующей стороны, нацеливая арбалеты и стреляя. Огромный огр разбежался по вражеской палубе и перемахнул через ограждение, прыгнув на «Реликвию Джоэна».

Закрученный боевой молот встретил громилу в воздухе, врезавшись в него с невероятной силой, достаточной, чтобы погасить инерцию и оборвать дыхание врага. Полёт оборвался, огр тяжело ударился о бок «Реликвии Джоэна», каким-то образом сумев ухватиться вытянутой рукой за перила.

Но Вульфгар был уже над ним.

Огр застонал и попытался подтянуться.

- Темпус, - прошептал Вульфгар командное слово, которое возвращало молот в его руку.

Он позволил огру вскарабкаться достаточно высоко, затем разбил ему молотом череп. Оружие застряло в костях, так что варвар позволил ему упасть в воду вместе с мёртвым исполином.

- Ха! - услышал он с противоположной стороны и поднял взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть нацеленный арбалет противника.

Вульфгар извернулся со скоростью гадюки, когда болт полетел в его сторону. Он был недостаточно быстр, чтобы увернуться полностью, и принял стрелу в бок — болезненный укус и серьёзная рана, но Вульфгара уже охватила горячка битвы, и боль больше злила его, чем мешала.

- Ха! - снова воскликнул стрелок с той стороны.

- Темпус, - повторил Вульфгар, и добавил собственное «Ха!» и бросок.

Стрелок нырнул, но Вульфгар целился низко, ожидая этого. Мужчина бросился под перила своего судна, что никак не могло помешать грубой силе Клыка Защитника. Молот пробил перила, ударил во врага и отбросил его.

Больше дюжины футов разделяло корпуса, и обе стороны начали перекидывать через них доски. Но Вульфгар в этом не нуждался. Сделав единственный шаг и прыгнув, он отправился в полёт, взывая к своему богу, чтобы снова вернуть себе боевой молот.

Несчастный раненый стрелок завыл и стремительно пополз прочь.

Вульфгар не обратил на него внимания — не мог себе позволить. Как только он покатился по палубе, на него бросилось сразу несколько противников.

Он бросил Клык Защитника по широкой дуге, останавливая натиск, заставляя их отступить. Одним взмахом он отправил молот в полёт, насмерть сразив женщину и отшвырнув её сломанное тело. Едва отпустив молот, варвар полуразвернулся в другую сторону, затем прогнулся назад, избегая удара длинной пики. Он ухватился за древко и резким сильным рывком выбросил владельца пики за борт.

Левая рука Вульфгара пошла вверх, согнутая в локте, чтобы принять удар топора. Рукоять ударилась о его запястье — которое даже не дрогнуло. Он сбил вражескую руку вниз и в сторону, развернув плечи, чтобы ударить мужчину правой — так сильно, что и этот враг тоже отлетел в сторону.

Он знал, что оставшиеся негодяи бросились на его открытую спину, но рёв призвал Клык Защитника обратно в руку, и на этот раз, когда Вульгар развернулся, с силой взмахнув оружием, он попал в обоих противников и расшвырял их вверх тормашками.

К этому времени между кораблями уже перекинули доски, и в кипящей вокруг него рукопашной туда-сюда, с палубы на палубу сновали бойцы. Теперь враги не могли все вместе обрушиться на Вульфгара, так что он пошёл дальше, легко уничтожая всякого, кто пыт.ался ему помешать. Кроме великолепного баклера Бренора из паучьих сетей, ни один щит не мог остановить тяжёлый молот, и никто из простых воинов не мог отразить удар силача. Бойцам на корабле не потребовалось много времени, чтобы это понять, и путь перед Вульфгаром опустел.

И не только для него, заметил варвар, поскольку его собственные товарищи по команде старательно избегали другого воина, облачённого в величественные доспехи глубоководской знати и орудующего полуторным мечом с изогнутым чёрным лезвием, окутанным язычками пламени. Он мгновенно понял, кто это такой, и хотя вряд ли мужчина знал его по имени, не было никаких сомнений, что Бревиндон Маргастер заметил, как расправляется с его командой Вульфгар.

Двое устремились друг к другу, каждый периодически выбрасывал оружие влево или вправо, чтобы остановить или убить менее грозного бойца. Они медленно сближались, пока не оказались в нескольких шагах, когда оба, как будто по какому-то молчаливому согласию, прыгнули в воздух, взревели, и сошлись в неожиданном вихре ярости.

Киммуриэль предупредил Вульфгара, что этот противник представляет собой нечто большее, чем кажется на первый взгляд, и Вульфгар был рад этому предупреждению, поскольку в первые мгновения поединка варвар осознал, что его враг похож на Дзирта или Энтрери намного больше, чем можно было ожидать от избалованного лорда Глубоководья. Меч мужчины мелькал стремительными вспышками, каждым движением атакуя Вульфгара под разными углами, иногда — рубящим ударом, иногда колющим, а иногда — рукоятью.

Вскоре великан обнаружил, что больше защищается, чем атакует. Враг не ослаблял натиск и время от времени вскрикивал, как будто от боли. Вульфгар вскоре понял причину, поскольку по руке мужчины потекла кровь — по обеим рукам, когда он ухватился второй за шипастую рукоять. Меч ранил его и разжигал ярость, гнев, который он вкладывал в каждый удар.

Если бы не предупреждение Киммуриэля, Вульфгар был бы ранен уже дюжину раз!

Теперь он оценил противника и поймал ритм защиты, вращая молотом перед собой, отправляя его наружу одной рукой, потом двумя, отразив удар слева, использовал его, чтобы держать меч справа, подняв его вертикально перед собой и уйдя влево, затем схватив оружие широким хватом над головой, чтобы перехватить могучий удар сверху.

И тут его противник открылся. С поразительной для такого крупного мужчины ловкостью Вульфгар превратил свой блок в неожиданный удар, обрушив боёк молота на плечо врага.

Мужчина отшатнулся на несколько шагов, поморщился, его разорванное плечо повисло перед ним.

Вульфгар выждал, пока он начал выпрямляться, потом швырнул Клык Защитника ему в грудь, отбрасывая врага прочь.

- Темпус! - победно взревел Вульфгар, посчитав, что бой окончен, но когда молот снова возник в его ожидающей руке, Бревиндон Маргастер оторвался от палубы, опалил Вульфгара полным ненависти взглядом и встал, как будто не получал ран.

И прямо на глазах у варвара мужчина начал меняться. Он сложился внутрь себя, превратившись из мускулистого мужчины в стройную фигуру, больше похожую на эльфа. Его лицо стало очень красным — сначала Вульфгар решил, что оно налилось кровью от ярости. Но нет, сама кожа приобрела красно-коричневый оттенок. Он сорвал свою кирасу, которая теперь не подходила по размеру, отшвырнул её прочь, и наконец за его плечами рапростёрлась пара красноречивых крыльев, зловещих и угрожающих.

Его команда радостно взревела. Они знали.

Команда «Реликвии Джоэна», те немногие, что были на вражеском судне, отпрянула в ужасе.

Вульфгар покосился назад, обдумывая отступление. Однако он увидел, что бежать некуда, поскольку слуги демона брали верх над матросами «Реликвии Джоэна» и сейчас контролировали вражеский корабль не меньше, чем свой собственный.

Так что Вульфгар поднял Клык Защитника, надеясь хотя бы убить это адское создание.

- Я с тобой, - раздался голос в его голове. - Сражайся без страха. Нанеси удар вовремя и не бойся клинка противника.

Вульфгар не знал, что это значит, но он достаточно раз был свидетелем странных способностей Киммуриэля Облодры, чтобы понять, что дроу привёл в движение некую хитрость.

Варвар бросился вперёд, рёвом призывая своего бога, налетев на демона с серией коротких и сильных ударов своего молота. Он заставил создание отступить и мог бы сбить его с ног и похоронить раз и навсегда, но крылья ударили воздух и удержали демона вертикально, даже оторвали его с палубы, так что блокировав удар, он отлетел дальше, чем хотел варвар, а Вульфгар подался вперёд слишком сильно.

Он попытался отступить, но было поздно, и этот мерзкий пылающий меч прорвался через блок Клыка Защитника и с силой вонзился в его запястье...

И ничего не сделал, напугав и Вульфгара, и демона.

Нет, кое-что произошло, понял Вульфгар, поскольку почувствовал, как энергия этого удара гудит внутри него, и разгадал загадку. Этот трюк Киммуриэль уже использовал раньше, совсем недавно, с Дзиртом в Мензоберранзане, создав телекинетический барьер, который поглощал энергию любого удара, магического или физического, удерживал её в стазисе, готовую к использованию магически усиленным бойцом.

Свирепо оскалившись, Вульфгар бросился в атаку, даже не пытаясь защищаться, принимая удары демона, чтобы успешно нанести свои. Он не выпускал копящуюся энергию, пока что нет, желая полностью уничтожить противника, когда обратит на него собственные удары.

Придётся сделать это раньше, чем он рассчитывал, понял Вульфгар, когда ему в спину ударил арбалетный болт — но не пробил. Команда демона набросилась на него, колотя дубинами и баграми, мечами и копьями. Вульфгар смахнул их Клыком Защитника, пытаясь сосредоточиться на демоне, но тот обошёл его, взлетев длинным прыжком и приземлившись у главной мачты.

Вульфгар повернулся и бросился на врага в отчаянии, поскольку понимал, что не сможет долго удерживать энергию внутри себя. Может быть, не сможет вообще — он чувствовал, как кровь начинает кипеть, и инстинктивно понял, что если не выбросит кинетическую силу, то она взорвётся внутри него и полностью его уничтожит.

Так что он устремился к демону, игнорируя прочих, и прыгнул на него сверху, обрушив могучий удар.

Но демон уклонился.

Клык Защитника ударил в главную мачту, и у Вульфгара не было выбора, кроме как освободить накопленную силу.

От взрыва содрогнулись оба корабля, боевой молот с лёгкостью пробил толстую дубовую балку, отделив её от основания так чисто, что она упала прямо вниз на палубу, как огромное копьё, разрывая снасти на обоих кораблях, ударившись об оболочку корпуса и не только.

Никто на этой палубе, даже Вульфгар, не устоял на ногах из-за взрыва, но висящий в воздухе демон избежал его эффектов.

С треском и стонами древесины мачта накренилась вправо, прочь от «Реликвии Джоэна». Лопнули канаты, упал вниз рангоут, и мачта рухнула ещё дальше, заставляя корабль наклониться на левый борт.

Мужчины и женщины заскользили по палубе. Кто-то схватился за перила, но вскоре захлестнуло и их. Вульфгар ухватился за основание мачты и держался там — пока демон не рухнул вниз и не обрушил свой меч на спину варвара.

Телекинетический барьер Киммуриэля больше не защищал его, и Вульфгар ощутил, как рвётся кожа, почувствовал огненный укус зазубренного клинка, почувствовал смертоносный демонический яд.

Он скользил, но едва осознавал это.

Потом он оказался в воде. Какая-то его часть почувствовала пробирающий до костей холод, хотя сознание едва это отметило.