Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )
@  Faer : (26 Октябрь 2018 - 09:07 ) @nikola26, выкладывай всё)
@  nikola26 : (25 Октябрь 2018 - 04:32 ) @Easter, ничего странного. Я предложил выложить вариант книги, где последние главы не редактированы, на сайт, но коллеги по цеху были против ) Поэтому имеем, что имеем.
@  Easter : (25 Октябрь 2018 - 08:28 ) nikola26, ну, просто странный подход - первая и третья книги есть, а второй нету...
@  nikola26 : (23 Октябрь 2018 - 05:18 ) @Easter, переведены. Только последние 6 глав не редактированы. Или их заново нужно переводить, не помню. Если очень надо, пиши в личку.
@  Easter : (23 Октябрь 2018 - 08:38 ) Народ, а Водные врата переведены? А то на сайте их почему-то нету...
@  Zelgedis : (08 Октябрь 2018 - 12:30 ) @PyPPen Каддерли надо вернуть.) Если у него будет ивл мировозрение после возвращения, то при его опыте и знаниях он покажет тэ где раки зимуют =)
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:33 ) Но у Дзирта и так полно потенциальных соперников - Квентиль, дом Меларн(что уже есть), Эррту, дочь Тосуна, сама Ллос, ну и, наконец, кто-то из его друзей, которых у него, после Героя, больше 30, если учитывать всех дворфов, дроу, девушек Вульфгара и т.д. и т.п.
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:30 ) @Zelgedis Оркус? Как же не из FR. Оттуда, никак иначе. Мб он где-то еще принцует, в этом вопросе я невежлив, но он точно есть в FR. Он и другой принц - Граст, прислуживают и завидуют Демогоргону.
@  Zelgedis : (03 Октябрь 2018 - 11:04 ) @PyPPen Король орков.)! Блин, я бы Дриззита с Оркусом принцем Нежити столкнул бы.) Но увы не из ФР персонаж.)
@  PyPPen : (03 Октябрь 2018 - 10:06 ) @Valter Да, как раз сегодня вспомнил. А до этого Хазид'хи был у дочери Тосуна, которую отправили на вершину горы к дракону за то, что она помогла Тиагу атаковать Дзирта, пока тот отвоёвывал Гаунтлгрим. Кстати, будет не удивительно, если она вернется, как очередной главный антагонист. Попытается вместе с драконом разрушить вновь отстроенную башню магов в Лускане, например...
@  Valter : (03 Октябрь 2018 - 07:27 ) PyPPen, вроде, он теперь у Джарлакса. Ему Громф отдал на услугу.
@  Redrick : (03 Октябрь 2018 - 05:51 ) Ну что вы как дети. Если Дриццт подерётся с Эльминстером - значит, на это дал разрешение человек, отвечающий за глобальное развитие сеттинга. И кто бы из авторов это действо не описал - в итоге они сначала подерутся, потом помирятся и пойдут вместе бить ЗлоЪ.
@  Alishanda : (03 Октябрь 2018 - 03:07 ) Если Дрицт подерется с Эльминстером, во вселенной ЗК случится коллапс и откроется черная дыра.
@  PyPPen : (02 Октябрь 2018 - 04:26 ) Кто сможет напомнить - у кого остался Хазид'хи после Героя?
@  PyPPen : (01 Октябрь 2018 - 12:16 ) @Zelgedis Ну все же посуди сам: Демогоргон - важная шишка. это не король орков, не лорд демонов, не красный маг, не генерал нетерильцев. князь(или принц, не помню иерархию) демонов, а это крупная шишка, как ни крути
@  Zelgedis : (30 Сентябрь 2018 - 11:29 ) @PyPPen Демогоргон - так себе масштабность... скучно как-то его приструнили... хотя пафоса отбавляй... кстати про новые книги вообще что слышно? ps не от ремесленника Сальваторе!
@  Faer : (29 Сентябрь 2018 - 01:32 ) Меларны в Мензо не переезжали. Это два благородных Дома объеденились и взяли себе название в честь Кающейся Леди. (Такое себе обоснование, как по мне - но не я придумывал)))
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 05:04 ) С другой стороны, там же, вроде как, о настоящем лишь половина книги, так что, вероятно, на 200 страниц йоклол норм соперник
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 04:49 ) Насколько я помню, дзирт, джарлакс и энтрери перебили жриц дома Меларн...Маларн...Маларни...? Это ещё тот, из которого, в своё время, были Халистра из ВПК и Карлайнд из Кающийся Леди, и который был в Чед-насаде, но, почему-то, переехал в Мензо? Мдемс.... Ну и "масштабность". Демогоргон -> Восьмой дом Мензо
@  Easter : (28 Сентябрь 2018 - 08:34 ) "- А если будут драться Дриззт и Эльминстер - кто победит?
- А это зависит от того, кто напишет об этом книгу!"
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:12 ) Новый враг йоклол с невыговариваемым именем и главная в доме, в который дзиртушка пришел и вынес половину жриц. Потому что хоть жрицы и могучи, но дрицт-то вне категорий и баланса.
@  Alishanda : (26 Сентябрь 2018 - 12:10 ) Рэд, вот тебе шутка - а кто-то ведь серьезно нашел!
@  Zelgedis : (24 Сентябрь 2018 - 05:15 ) @PyPPen Придумать нового врага это легко... либо воскресить одного из старых или обратить друга во врага. Плавали-Знаем.
@  Redrick : (23 Сентябрь 2018 - 06:44 ) Культурная, моральная или философская ценность в книгах Сальваторе - это, наверное, лучшая шутка, слышанная мною за последнюю неделю.
@  PyPPen : (23 Сентябрь 2018 - 06:00 ) А еще я никогда не читал вот эти внутренние размышления дзирта, начиная еще со скитальца( а начал я знакомство с сагой с отступника), хотя мб в них и есть какая-то культурная, моральная или философская ценность :stinker: :stinker: :stinker:
@  PyPPen : (23 Сентябрь 2018 - 05:56 ) Сальваторе на ютубе сказал, что половина книги о заке и джарлаксе до рождения дзирта, а вторая половина о заке и дзирте в настоящем. просто я так думал - кто может ему мстить? там из врагов то осталась красавица Квентиль, которая с ВПК окончательно испортилась, да Эррту, и то хз, что с ним
@  BDSM God : (21 Сентябрь 2018 - 09:58 ) Дневники Дриззта это что-то. Их можно как пытку использовать, читая пытаемым.
@  Алекс : (21 Сентябрь 2018 - 04:09 ) Это очень сильно разочаровывает.
@  Zelgedis : (21 Сентябрь 2018 - 02:30 ) Ух! давно меня здесь не было, тупо на сайт не пускало. Всем привет, особенно кого сотню лет не слышал и не видел! Как дела?
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 06:02 ) В том то и беда, что нет. Там про Джарлаксла только часть. Которая типа происходит действительно в прошлом. Остальное - это очередное "Дроу Мензоберранзана охотятся и мстят Дрицту".
@  Алекс : (20 Сентябрь 2018 - 03:51 ) И что, это не похождения Джарлакса с Закнафейном еще до Дзирта? Я не понимаю тогда, зачем?!!!
@  Alishanda : (20 Сентябрь 2018 - 11:40 ) Нет, увы. Там опять заход на 10 круг, разбавленый дневниками Дзирта и прочими прелести. И в условиях довольно внезапного графика работы у меня просто нет моральных сил заставлять себя переводить это сейчас. Правда сорри. С кем-то в паре мб и взялась бы, но в одну морду объем этого делает меня несчастной. Если кто-то возьмется - обнимите от меня Киммуриэля. Он еще в прошлой книге хотел уйти оттуда...
@  ksalefi : (17 Сентябрь 2018 - 06:46 ) @Khellendros, прекрасный человек, спасибо вам огромное!
@  Khellendros : (16 Сентябрь 2018 - 06:33 ) https://yadi.sk/d/Gy_sULIUr5nScA
@  nikola26 : (13 Сентябрь 2018 - 11:48 ) @Alishanda Оленька, ну что ты решилась?
@  ksalefi : (10 Сентябрь 2018 - 03:21 ) Оу. Ну, если бы я собиралась её покупать, то не спрашивала бы, где найти xd. Но всё равно спасибо за ответ.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:42 ) Взять книгу - поискать гуглом в гугле. Купить можно на амазоне, как обычно.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:38 ) Потому что автор сам говорил, что их больше не будет. По этому поводу даже пост в своем фейсбуке километровый сочинил. Потом, видимо, денег еще захотелось - а писать про то, как в очередной раз кто-то бегает за Дрицтом по 10 кругу так-то можно вечно. И привет еще одна книга.
@  BDSM God : (09 Сентябрь 2018 - 12:07 ) Ну первая книга о Заке и Джарлаксое, потом, возможно, будет и о Дриззте. Это всё равно один цикл, а кто-то мне на этом форуме говорила, что книг из цикла больше не будет)
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 08:09 ) Эм... И где можно достать?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 08:07 ) Вестимо
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 04:40 ) Простите, что вмешиваюсь, но-о... Что, Timeless уже в сети есть?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 01:44 ) Я тут пролистала первую главу Дзирта. И кто бы мог подумать, в чем состоит завязка сюжета и чем будут заниматься герои всю книгу...
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 09:05 ) ...там кто-то еще умудряется от подобного пылать от счастья. В кои-то веке зашла в группу по Дрицтам.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:41 ) Тут отпишусь еще, что Дрицт наверное будет, если там не совсем ппц трэшак, как в прошлой книге. А то это "А потом все они дружно запердели" я не забуду никогда.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Омг. Рэд. Ты доперевел оплот! Меня за него совесть месяц мучила.
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 11:19 ) Спасибо тебе, добрый человек за epub ) Оля, если не ты, то кто !)
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Вчера вышла книга Timeless Сальваторе. Никто, случаем, ещё не нарыл оригинал?
@  nikola26 : (01 Сентябрь 2018 - 10:48 ) @BDSM God, о Закнафейне и Джарлаксе.
@  BDSM God : (01 Сентябрь 2018 - 01:18 ) Осенью новая книга о Дриззте?
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:46 ) И спасибо за повышение!!!!
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:23 ) ой, а можете создать подфорум с переводом Песчаной Бури? А то я две главы закончил и пора бы залить)
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 05:04 ) Поправил ссылки на странице http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html и добавил отсутствующие, но сайт сильно лихорадит (
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 03:33 ) @Redrick, я только переводы там размещаю. Поковыряюсь и в этом.
@  Redrick : (20 Август 2018 - 03:24 ) Кто там у нас сейчас сайтом занимается? В этой статье http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html все ссылки нерабочие. И, подозреваю, не только в этой...
@  nikola26 : (09 Август 2018 - 11:17 ) Давно надо было это сделать. :i-m_so_happy:
@  RoK : (09 Август 2018 - 10:33 ) Благодарствую =)
@  Redrick : (09 Август 2018 - 07:39 ) RoK и PyPPen были повышены до заслуженных пользователей по предложению из народа.
@  Алекс : (25 Июль 2018 - 05:51 ) Буквально вчера прочитал в официальном переводе "Возвышение короля", также "Зверь, путающий следы".
@  Valter : (22 Июль 2018 - 12:56 ) PyPPen, в 4ке он был переведен как "Смещающийся зверь" студией Фантом. В а трилогии Муншае его назвали "Зверь, путающий следы", если я не ошибаюсь.
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:36 ) Во,спасибо огромное. А то и в гугле не вбить, ибо не помню оригинального названия
@  RoK : (21 Июль 2018 - 09:29 ) Displacer Beast - ускользающий зверь ?
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:23 ) Сейчас тут будет очень важный, но, возможно, банальный вопрос. Все тут помнят про пантер с щупальцами? Как они называются? Не нашел в словарях...
@  Lord_Draconis : (19 Июль 2018 - 10:32 ) Здравствуйте. Я создал тему http://shadowdale.ru...of-dragonspear/ Надеюсь найдутся желающие. Заранее спасибо за ответ.
@  Redrick : (19 Июль 2018 - 02:48 ) Да.
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:14 ) И у нас новый участник Lord_Draconis. Redrick, это ты зарегил?
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:13 ) @Redrick, если её открыть, у нас опять будет куча ботов (
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:36 ) Плохо.
@  nikola26 : (18 Июль 2018 - 08:35 ) Вроде, закрыта.
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:31 ) Ребят, у нас, выходит, регистрация до сих пор закрыта?
@  Redrick : (16 Июль 2018 - 05:42 ) Какой гений поставил ограничение на ответы в теме, а?
@  Valter : (12 Июль 2018 - 02:08 ) @ Faer, спасибо, посмотрю. 5-ка в игромеханическом плане хороша, но пантеон там забавный.. Они вернули старых, а новые тоже остались.. Тот же Цирик с появлением Бейна, Баала, Миркула и Ллейры вообще не должен был остаться, так как он владел их портфолио. Еще более забавно с Амонатором и Летандером, который вроде как признался, что это он и есть, а сейчас их двое ...О_о
@  Faer : (11 Июль 2018 - 08:25 ) @Valter, привет. Посмотри двушечные Faiths & Avatars и Powers & Panteons (тут описан ее храм). А еще Забытые Королевства Эльминстера (там немного, но чо-нить свеженькое можно накопать)
@  Valter : (10 Июль 2018 - 12:56 ) Всем привет! Есть ли какие-нибудь материалы по богине FR Селуне и ее последователях в худлите или просто более менее подробно? Faiths & Pantheons понятно, но нужно побольше для создания атмосферности и персонажей..
@  Valter : (28 Июнь 2018 - 12:06 ) Вот просто любопытно, кто-нибудь тут смотрит NerdArchy? )
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 05:52 ) Уже, вчера )
@  Redrick : (27 Июнь 2018 - 05:30 ) Мб закрыть на сайте регистрацию? Всё равно одни боты.
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 12:19 ) @Rogi, хостеры помогли разобраться в проблеме. Была большая нагрузка на mysql, куча новых регистраций на сайте. Пофиксили вроде.
@  Rogi : (27 Июнь 2018 - 11:09 ) последние дня 4 такая же ошибка постоянно была, но сегодня вроде отпустило
@  nikola26 : (25 Июнь 2018 - 11:49 ) Сейчас хостеров попинаю
@  Redrick : (24 Июнь 2018 - 07:58 ) Только у меня попытка зайти на форум демонстрирует страницу Driver Error? Случалось и раньше, но сейчас совсем как-то сложно пробиться.
@  nikola26 : (08 Июнь 2018 - 02:02 ) Если кому интересно, здесь отрывок из новой книги Сальваторе. https://io9.gizmodo....neak-1826486860
@  Faer : (15 Май 2018 - 12:46 ) Успокоил)
@  Redrick : (13 Май 2018 - 06:32 ) На самом деле - не редкость. Таких современных текстов хватает.

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Сегодня, 19:02
*****
Мои темы

Сферы снов: четырнадцать

15 Ноябрь 2018 - 22:39

Четырнадцать

 

Данила нашёл мать в саду, глубоко погружённой в чтение толстого тома, лежавшего у неё на коленях. Дан быстро прочёл заклинание, которое подготовил по пути домой, рождённое гневом и питаемое топливом его кошмаров.

Бард хотел изменить слова на странице леди Кассандры, превратив учёный трактат в обвиняющий текст заключённого ими вчера соглашения, но едва закончив заклинание, он почувствовал, как магия ускользает от него и начинает плестись по собственной воле и разумению.

Чернила на раскрытой странице начали плавиться, сливаться вместе. Чёрные пятна приобрели цвет крови, затем загорелись пламенем.

Леди Кассандра с испуганным возгласом вскочила на ноги. Драгоценная книга соскользнула с её колен. С тлеющего тома поднимался дымок, кружась в тщетной попытке сложиться в слова договора между Данилой и его матерью, которые он поместил в заклинание. Договор был нарушен, его доверие разбито, и заклинание не могло их воспроизвести.

Знатная дама долго смотрела на своего гостя, прежде чем взять себя в руки.

- Я вся внимание, - наконец сказала она.

- Обещаю тебе, - ответил Данила с тихой настойчивостью. - Я узнаю, что произошло с Лилли, несмотря на все твои усилия. Зачем, мать? Учитывая сегодняшние события — события последних десяти дней! — я вынужден поинтересоваться, что ты скрываешь.

- Действительно, зачем, - произнесла она. - Если я не сделаю какое-то драматичное признание, ты не успокоишься, пока не добьёшься своего.

- Не успокоюсь, - Данила рассматривал её, пытаясь разгадать, что происходит за этим миловидным, собранным лицом. - Неужели Лилли тебе совсем не интересна? Её жизнь, её судьба?

- Нет. И обсуждать её я тоже не хочу. Ни сейчас, никогда.

- Проклятье, мать, ты упряма, как чистокровный эльф!

Наконец, его слова возымели эффект. На лице женщины мелькнул испуг, но она быстро взяла себя в руки.

- Тебе следует осторожнее выбирать слова. В этом городе есть люди, которые могут сделать слишком глубокомысленные выводы из твоих речей.

Ужасное, невозможное подозрение змеёй проникло в его разум. Может быть, Лилли была убита из-за того, что она была дочерью благородной семьи и при этом обладала немалой толикой эльфийской крови. Напали на Эрилин. На Элайта. Может быть, кто-то вознамерился лишить семью Танн любой связи с эльфами.

Возможно, Кассандра настолько сильно желала отречься от своей эльфийской крови, что наносила удар по всему, хоть в малой степени напоминающему об этом.

Данила быстро отбросил эти мысли. Он не мог поверить, что его собственная мать — не мог поверить, что сам может такое вообразить.

- Ты могла слышать, что к смерти Лилли имеет отношение Элайт Кролнобер, - сказал он, как только смог доверять собственному языку. - Не отрицаю, что такое возможно, но я намерен узнать истину. А до тех пор я не стану поддерживать любые действия, которые будут направлены против него.

Он замолчал, затем с усилием добавил.

- Или против любых других носителей эльфийской крови.

Его мать была ошарашена, и впервые на памяти Данилы лишилась дара речи.

- Ты пытаешься отдавать мне приказы? - наконец спросила она.

- Похоже на то. Наша эльфийская кровь может быть далёкой и слабой, но я хочу, чтобы ты поняла — я ею горжусь.

Кассандра с отвращением покачала головой.

- Хелбен! - прошептала она, превратив имя мага в ругательство. - Ты, должно быть, набрался этих идей у него. Подходящее же он выбрал время, чтобы перестать быть загадочным и немногословным!

- Значит, это правда. Почему ты никогда ничего не говорила?

- С чего бы? Этот факт оставался забыт на протяжении нескольких поколений! Не стоит открывать шкафы, позволяя скелетам устраивать пляски.

- Состояние семьи Танн было построено на работорговле, - напомнил ей Данила. - И ты хочешь сказать, что иметь в предках работорговцев — допустимо, а эльфов — нет?

- Следи за своим тоном, - сказала она дрожащим от гнева голосом, - и за тем, куда ступаешь! Элайт Кролнобер переступил черту, и он заплатит за свою самонадеянность. Постарайся не рухнуть в пропасть вместе с ним.

Она ушла прочь, оставляя Данилу в одиночестве среди руин его старых иллюзий.

 

***

Эрилин ждала в назначенной таверне, пока не взошла луна и не угас огонь в очаге. Вошёл Данила, промокший, как моряк и такой опустошённый, каким девушка его прежде не видела. Он упал на скамью и смахнул с лица влажные волосы.

- Прости. Я гулял по Морской стене.

Она знала, о чём речь. Хорошее место, чтобы побыть одному. Резкий ветер, пронизанный солью, морской водой и тайнами, дует с моря даже в самые спокойные дни. Никакого убежища от хлещущего ветра, никакой преграды между дорожкой и долгим падением в ледяную воду внизу. Прогулка не для слабонервных и не для любителей удобства. Можно целый час шагать по стене и не встретить ни единой живой души.

- Похоже, ты пришёл слишком рано, - прокомментировала полуэльфийка. Бросив несколько монет на стол, она встала. - Пойдём.

Бард не стал спорить. Они направились на север и поднялись по вырезанным в каменной стене ступеням. Очень долго они шли по краю. Заходящая луна сверкала на бесконечных волнах. Отлив обнажил кучи отчаянно цеплявшихся за стену ракушек. Вокруг было тихо, не считая шороха и плеска волн. Эрилин подумала, что ей нечасто доводилось встречать более одинокое и пустынное место.

- Я прихожу сюда время от времени, - неожиданно сказал Дан. - Звуки моря помогают мне очистить мысли, начать всё заново, мыслить с большей ясностью. Сегодня это не подействовало.

Он пересказал разговор с леди Кассандрой и поведал о своих страшных подозрениях.

- Я всегда чувствовал, что стою в стороне от семьи, но никогда не понимал, как же мало я их знаю. Никогда не рассматривал возможность того, что они могут пойти против одного из своих.

- Так бывает, - сдержанно ответила Эрилин, поскольку рассказ Данилы слишком сильно напоминал события её собственной жизни. После мимолётных колебаний она решила, что в её истории он может найти если и не утешение, то хотя бы чувство общности.

- Моя мать погибла, когда мне едва исполнилось пятнадцать, - сказала она. - В таком возрасте полуэльф практически ещё ребёнок. Лунный клинок матери перешёл ко мне. Она всегда этого хотела, и начала обучать меня, зная о требованиях волшебного оружия, но не успела передать все необходимые познания. Семья матери приехала в Эвереску на похороны. Они были в рясах и капюшонах, чтобы оплакать её по эльфийской традиции. Я не видела их лиц, но слышала, как они спорят о мече и его судьбе. Все считали, что меч не должен остаться у меня, но всё-таки они оставили его мне. Много позже я поняла, почему. Они были уверены, что полукровка не сможет завладеть лунным клинком. Они ожидали, что я погибну, попытавшись сделать это, и тогда семья сможет забрать меч Амнестрии. Но меня не предупредили и ничего не объяснили.

Губы Данилы сжались от гнева.

- Я об этом не знал.

- Не люблю об этом говорить. Мне потребовалось немало времени, чтобы понять, что семья моей матери не была злой или неосмотрительной. Вовсе нет. Просто я не являлась частью их мира. Полукровки для них — чужаки и не заслуживают признания. Звучит грубо, но у эльфов есть причины для подобного образа мыслей.

- Всё равно. Тебя оставили одну в очень юном возрасте. Думаю, я могу понять, как это было сложно.

Эрилин остановила его, положив ладонь на запястье. Обнявшись, они молча пошли дальше, два силуэта на фоне ночного неба.

- Ты не один, - тихо сказала она. - Никогда не будешь один.

Пока они стояли вдвоём, маленький росток скользнул в её разум, присутствие, которое она ощущала всегда, но никогда — так отчётливо. Она узнала весёлый, жизнерадостный дух Дана, но за ним был мрак, которого Эрилин до сих пор не замечала. Она приняла обе стороны, понимая, что это значит. Они с Данилой были связаны эльфийским единством, глубокой духовной и мысленной связью. Связь была далеко не полной — полное единство душ фейского народа им обоим было недоступно — но по-прежнему чем-то значительно большим, чем встреча плоти или даже сердец.

- Это тоже, - тихо сказал Данила, отвечая на её невысказанные мысли. Эрилин поняла, что эльфийская связь действует в обе стороны. Единение завершилось, круг замкнулся.

Неожиданно он заключил её в объятия, как будто она была не воительницей, а закутанной в шелка девой. К собственному удивлению, Эрилин поняла, что не возражает. Данила обладал собственными привычками, и в этот момент чуждая торопливость человеческой страсти казалась ей естественной, как приход весны.

Она обвила руками его шею. Магия окутала их, и рокот моря потерялся в нахлынувшей волне телепортации.

Они вышли из белого вихря магии в мир, который предстал таким же волшебным для обострённых чувств Эрилин. В очаге потрескивали яблоневые дрова, неярко горели заправленные ароматическим маслом лампы. Эрилин опустила взгляд, почти ожидая обнаружить себя одетой в синий шёлк и драгоценности по вкусу Данилы.

- Не сегодня, - вслух сказал он, осторожно поставив её на пол. - Ты такая, как есть.

Она потянулась к пряжке своего ремня с ножнами и отбросила эльфийское оружие в сторону. Это был инстинктивный жест защиты, поскольку даже лёгкое касание лунного клинка могло обжечь неосторожных. Она позволила мечу просто упасть, не заботясь об нём. Лунный клинок был её эльфийской судьбой, но сегодня Эрилин должна была исполнить другой, не менее священный обет.

Данила развёл её руки в стороны и занялся ею сам. Он нежно разгладил отметины на запястье, оставленные наручем и ножнами для ножей. Кожа девушки завораживала его, и Данила исследовал её с медленной, томительной деликатностью.

- Лунный свет на жемчужине, - восхищённо прошептал он, снимая рубаху с её плеч.

Эрилин начала испытывать очень человеческое нетерпение. Она бы развеяла все помехи вроде одежды, владей полуэльфийка соответствующей магией. Она вцепилась в завязки на своих кожаных доспехах.

Дан уловил её настроение и попытался помочь, но торопливость сделала их пальцы неловкими. Наконец, она оттолкнула барда и наклонилась, чтобы достать нож из засапожных ножен.

Нож она вручила Даниле. Тот быстро разрезал шнуровку, и она отпихнула испорченную одежду в сторону. Сапоги Эрилин сбросила так энергично, что один из них ударил в масляную лампу. Синий шар бешено закачался, пламя взметнулось, затем угасло.

Темнота её устраивала. Достаточно было лунного света. Свет заполнял её в весьма вещественном смысле. Серебристое сияние начало копиться, разгораясь всё ярче. Её разум прояснился. Не было ничего, кроме этого, не было иных мгновений, кроме «сейчас». Эльфийское единство сливалось с человеческим нетерпением, но вместо разлада была лишь законченность, и общее чувство возвращения домой, такое проницательное и сладкое, что Эрилин знала — воспоминания останутся с ней ещё долго после того, как её жизненная эссенция сольётся с лунным клинком.

Позднее они свернулись вместе перед огнём и следили за узорами пламени. Слова были не нужны, ведь слова требовались для преодоления пропасти, а их общее единство исключало подобную необходимость. Что бы ни случилось, Эрилин чувствовала, что ни один из них больше никогда не останется по-настоящему одинок.

 

***

Утро наступало медленно — солнце было закрыто тучами, мелкий дождь шуршал по крышам и опавшим листьям.

Данила повернулся к спящей женщине рядом и разбудил её поцелуем.

- Не хочу этого говорить, но нам пора вставать. У нас остались дела снаружи этой комнаты.

Она потянулась, довольная и расслабленная, как кошка.

- Я бы не стала медлить так долго, если бы знала, что меня ждёт.

Данила поймал руку Эрилин и поцеловал.

- Это целиком моя вина, - с сожалением признал он. Четыре года назад, когда они объявили о своей любви, он был полон решимости сделать всё так, как требуют традиции. Их союз должны благословить жрецы Ханны Селанил, эльфийской богини любви. Должна пройти роскошная церемония, пышное празднество. Их связь была не простой интрижкой, которую можно легко начать.

- Ты просто хотел сделать всё правильно, - утешила его Эрилин.

- Я выбрал крайне неподходящее время, чтобы делать всё правильно, - ответил он с кривой ухмылкой. После глубины и разрушительного единства их связи любые церемонии и традиции казались блеклыми. Они были связаны на всю жизнь.

Но какая-то часть Данилы всё-таки нуждалась в церемониях, в символах. Он потянулся к прикроватному столику и достал из ящика небольшую шкатулку. Четыре года назад он приобрёл обод с сапфирами и лунными камнями, который собирался подарить ей на Балу Самоцветов.

- Ты не носишь кольца, - заметил он. - Возможно, я смогу убедить тебя сделать исключение.

Она протянула руку.

- Сейчас я больше обычного расположена к убеждению.

Он надел кольцо ей на палец.

- Жаль, что я не могу этим воспользоваться! Но у нас уже есть всё, о чём я мог бы просить. Кроме, разве что, новой пары кожаных штанов, - признал он, кивнув на испорченную одежду.

Эрилин нахмурилась, пытаясь проследить за его ходом мыслей. Потом с хитрой, понравившейся ему улыбкой, она вспомнила про одежду. Данила хмыкнул и потянулся к шнурку колокольчика. Монро быстро явился на зов. Дворецкий едва приоткрыл дверь и спросил, чем может служить. Данила отправил его на поиски подходящего Эрилин костюма.

Вернулся дворецкий на удивление быстро. Он положил на спинку стула льняную рубаху и юбку.

- Простая одежда, но пока что её должно хватить, - объявил он, покидая комнату.

Эрилин одобрительно взглянула на практичный наряд.

- Твой дворецкий не дурак. Но мне, наверное, следует почувствовать себя неловко, надев одежду другой женщины.

Данила ошеломлённо взглянул на неё.

- Бывают другие женщины?

Она бросила на него насмешливый взгляд.

- Продолжай вести себя в том же духе, и мы с тобой поладим.

Гармония и уют этого утра продлились до тех пор, пока они не вышли на улицу. Взгляд Эрилин стал суровым и бдительным. Аура готовности к битве окутала её, как туман.

- Ты нервничаешь, как белка, - заметил Дан. - В чём дело?

- Я не уверена, - полуэльфика казалась искренне озадаченной.

- Что насчёт меча?

О мече он заговорил легко, без прежнего раздражения.

- Предупреждения нет, но я чувствую, что за нами следят. Почему — сказать не могу. Я ничего не слышу. Просто чувствую.

Они обошли открытую канализационную решётку, помня о нападении, случившемся в прошлый раз, и поспешили на более людные улицы.

Поблизости от рынка на улицах было полно лоточников. В воздухе витали запахи мясных закусок, ароматный пар поднимался из корзин с ломтями свежего хлеба. Люди ели на ходу, останавливаясь, чтобы запить трапезу кружкой эля из бочки или свежим молоком из ведра.

Женский крик заставил их застыть на полушаге.

Данила ещё не успел повернуться в ту сторону, а Эрилин уже выхватила меч. Клинок не мерцал волшебным светом, но внимание Данилы привлекли руны вдоль его поверхности — одна за каждого эльфа, владевшего мечом и наделившего оружие новым уровнем силы. Одна из этих отметин светилась зловещим белым светом.

Никогда прежде Данила не видел такого поведения меча. Сияние совсем не походило на синий цвет, предупреждавший о грядущей опасности, или мягкое зелёное мерцание, которое звало Эрилин на помощь её сородичам-эльфам.

Женщина испустила новый крик, на этот раз похожий скорее на придушенное всхлипывание. Данила оторвал взгляд от лунного клинка. Доярка стояла рядом с ведром и перевёрнутым табуретом, прижав руки ко рту и выпучив глаза, не обращая внимания на разлитое молоко, собирающееся в лужу у её ног. Немедленная опасность девушке как будто бы не угрожала, но Данила проследил за её взглядом к источнику испуга.

Позади Эрилин, почти неразличимый в игре света и теней, отбрасываемых толкающейся толпой, парил призрачный образ эльфийской женщины.

Хотя образ был слабым и прозрачным, как мыльный пузырь, Данила разглядел суровое выражение на её лице и волосы цвета сапфиров, туго завитые в практичную, боевую причёску.

- Тасситалия, - прошептала Эрилин.

Данила слышал это имя прежде и сразу же понял, что оно означает. Это была эльфийская тень — проявление магии лунного клинка и символ духовной связи между мечом и эльфом. Тасситалия была одним из предков Эрилин, одной из прежних владелиц лунного клинка, одной из тех, чьи души питали его магию.

Он видел эльфийскую тень и раньше, но та казалась более плотной и обладала лицом Эрилин. В тот раз магию лунного клика исказил и использовал эльфийский маг. Эрилин однажды призналась, что часто видит кошмары, в которых это происходит снова. Похоже, её страхи воплотились в жизнь.

Эфемерная тень разглядывала их, бесплотное лицо было охвачено недоумением и испугом.

Эрилин испытывала такие же чувства.

- Я не вызывала тебя, - сказала она призрачной эльфийке на эльфийском языке. - Немедленно возвращайся в клинок.

Призрак воительницы Тасситалии просто покачал головой — не в отрицании, скорее показывая, что она не слышит или не понимает.

Данила схватил Эрилин за руку.

- Давай отойдём, пока мы не создали панику, - тихо сказал он.

Она кивнула и зашагала следом, когда он нырнул в узкую щель между двумя зданиями. Они направились по дороге арфистов, запутанному, скрытому пути через задние дворы города, по крышам, сквозь потайные входы в лавках, чьи владельцы симпатизировали делу арфы.

На каждом шагу призрак эльфийки следовал за ними, как третья тень.

 

***

Элайт Кролнобер легко ступал по такому же запутанному пути, тихо и бесшумно, подобно немногочисленным кошкам, охотящимся на крыс в переулках.

Эльф не привлекал особого внимания, несмотря на всю свою власть и богатство. Его это устраивало. Это была одна из причин, почему его недавнее включение в общественный список Галинды Рейвентри было столь неудачным.

В городе хватало богатых и влиятельных людей, которым было знакомо его имя, но не его лицо. Элайт мог вести с ними дела или в ходе непринуждённой беседы получить такую информацию, которую они никогда не выдали бы сопернику по собственной воле. Он отказался от этого преимущества, чтобы угодить человеку, которого назвал Другом Эльфов. Теперь купеческие лорды его знали — по крайней мере, думали, что знают. Обладай они истинным знанием, они не стали бы выступать против него, посылая людей в маске и второсортных солдат вроде Репа.

Контрабандист почти жалел о том, что враги никогда не узнают о способе его возмездия, но так уж всё было устроено. Элайт не смог бы добиться богатства и успеха открытыми или прямолинейными действиями. Сейчас эльф просто не выживет, если он и его дела будут привлекать слишком много внимания. Взгляды купеческой знати должны куда-то отвлечься.

Он нашёл Репа позади склада Ильзиммеров, бросающим кости о стену вместе с троицей ильзиммерских солдат. Элайт задержался в тенях, чтобы оценить противника. Женщина в безвкусном алом платье прислонилась к пустой бочке и наблюдала за игрой, не слишком интересуясь исходом. По грубым комментариям мужчин, Элайт понял, что она должна стать призом. Солдаты скинулись, чтобы оплатить её услуги.

Будет весьма удачно, если выиграет Реп, подумал Элайт. Тогда он мог бы последовать за наёмником и разобраться с ним в относительном уединении.

Но Репу не повезло. Невысокий рыжебородый мужчина с деревянной ногой захромал прочь вместе с женщиной. Его товарищи немного побросали кости просто ради удовольствия, обсуждая вероятность найти таверну, где им нальют в долг. Эльф сумел привлечь взгляд Репа, когда солдаты уже собирались уходить.

Мужчина резко остановился и устроил целое представление, похлопывая себя по карманам.

- Вы, парни, идите вперёд. Кажется, я потерял свои лучшие кости, - сымпровизировал он.

Как только солдаты вышли за пределы слышимости, Элайт покинул тень.

- Твой нос хорошо зажил, - прокомментировал он. - Он стал крупнее и шире, но кто станет жаловаться, что нос мокнет в кружке?

Реп заворчал.

- Придержи язык, эльф. Я хочу убить тебя быстро, но будешь продолжать — и дела могут пойти скверно.

- Разве тебе не кажется, что поздно об этом беспокоиться?

Крупный мужчина распахнул дверь на склад и кивнул головой в сторону дверного проёма.

- Внутрь. Уладим всё сейчас.

Элайт поклонился и вытянул руку, указывая, что мужчина должен войти первым. Солдат густо покраснел при этом напоминании о его прошлой подлости. Он достал меч и начал демонстративно пятиться, чтобы не поворачиваться к эльфу спиной.

Элайт мысленно ему поаплодировал. Неплохое оскорбление. Любой намёк на то, что он не слишком отличается от этого головореза, был сущей клеветой.

- Отсюда уйдёт только один, - сказал Реп.

-Согласен, - эльф достал меч и начал кружить.

Реп повернулся, чтобы держать эльфа перед собой, но стал дожидаться первой атаки. Элайт повиновался, нанеся молниеносный удар сверху.

Прежде чем наёмник успел парировать, Элайт развернулся и шагнул мимо. Его меч просвистел на волоске от уха Репа. Обратным движением он опустил меч вниз и резанул по задней части кожаных штанов мужчины.

Реп взвыл и резко повернулся к эльфу, бросаясь на него, но Элайта там больше не было. Эльф двигался вместе с противником, держась сразу за границей его бокового зрения. Следующая атака обрушилась сверху, оставив тонкую линию на щеке мужчины.

Эльф отпрыгнул на шаг и дал Репу шанс встретить его лицом к лицу. Наёмник перешёл в наступление быстрым вихрем сильных ударов. Элайт ловко парировал каждый из них экономными, почти презрительными движениями. Долгое время он просто оборонялся, одна рука — на рукояти меча, другая — легко лежит на бедре, ноги не двигаются. Его слабая, насмешливая ухмылка не угасала. Элайт собирался посмаковать расправу.

Наконец Реп попятился. Они кружили друг напротив друга, опустив мечи в оборонительных стойках, пока человек пытался отдышаться. Реп завёл руку за спину, чтобы ощупать первую рану. Рука вернулась окровавленной. Он вытер пятно о рубаху и послал эльфу кривую ухмылку.

- Частенько слышал, что эльфы любят нападать на мужчин сзади, если ты понимаешь, о чём я.

Элайт пропустил грубый комментарий мимо ушей.

- Считай, что тебе повезло. Я мог бы подсечь тебе сухожилия, - заметил он.

Это замечание стёрло усмешку с лица Репа. Его бравада пропала, когда он понял, что эльф говорит правду, и осознал, что схватка могла закончиться легко и быстро. Взгляд Репа потемнел, когда мужчина представил, что лежит беспомощный, не в силах встать, не способный ни на что, кроме последнего удара.

- Никаких игр, - мрачно сказал Реп. - Давай покончим с этим.

Он бросился на противника, высоко подняв меч обеими руками, и с силой обрушил клинок на эльфа, поставив всё на своё превосходство в размере и силе.

Элайт молниеносно ушёл в сторону, не пытаясь парировать могучий удар, но Реп не отступал, колотя по эльфу, осыпая его ударами со всей своей силой и яростью.

Элайт был вынужден признать, что эта стратегия была хороша. Ему пришлось двумя руками перехватить собственный меч и снизить темп. Он был меньше и проворнее, а атаки Репа превратили поединок в испытание силы. Чтобы компенсировать различия, эльф подошёл близко, опасно близко, чтобы он мог принимать яростные удары на участок лезвия у рукояти своего оружия. Он был достаточно близко, чтобы воспользоваться вторым оружием, когда представится возможность.

Реп понял его стратегию и начал отступать. Эльф давил на него, преследовал, повторяя каждый шаг и встречая каждый удар. С растущим отчаянием мужчина ударил кулаком после очередного выпада. Эльф наклонился вбок, уворачиваясь, затем резанул мечом вниз, обрушив его на запястье Репа, прежде чем тот смог его убрать. Клинок поймал мужчину под локтем и глубоко впился в плоть. Солдат немедленно стиснул кулак и прижал руку к плечу, чтобы замедлить кровь. Он угрюмо продолжил битву, уже с меньшей силой, поскольку теперь мог сражаться только одной рукой.

Медленно, настойчиво, эльф уводил лязгающие клинки вверх. Их мечи скрестились над головами. Реп сумел завести свою изогнутую гарду под клинок Элайта. С триумфальной ухмылкой он изо всех сил рванул меч вверх, надеясь, что рост поможет ему вырвать оружие из руки эльфа.

Элайт просто отпустил меч.

Солдат покачнулся, слишком поздно осознав свою ошибку. Элайт скрестил руки и вытащил двойные ножи из ножен на запястьях. Со скоростью змеи он ринулся в наступление и резанул обоими клинками по оставшемуся без защиты горлу противника.

Меч Репа зазвенел на деревянном полу. Реп соскользнул по стене, шевеля губами, пытаясь произнести последнее проклятие. В уголках рта проступили кровавые пузыри. Воля, характер и сама жизнь покинули его взгляд; там осталась лишь ненависть. Эльф наблюдал, как угасает этот последний тёмный свет.

Элайт посмотрел на тонкие кинжалы у себя в руках. Это были кинжалы Амкатра, лучшее оружие человеческой работы в городе. Без сожалений и без промедления он бросил первый, а потом и второй клинок в бывшего солдата Ильзиммеров.

- Пускай думают, что хотят, - прошептал эльф. Он развернулся и растворился в тенях, с удовольствием размышляя о том, к чему приведёт его поступок.


Сферы снов: тринадцать

07 Ноябрь 2018 - 19:09

Тринадцать

 

Данила не знал, как долго он оставался у тела сестры. Время превратилось в бессмысленную дымку. Он смутно осознавал, что рядом раздаётся тихий музыкальный голос Эрилин, объяснявший положение дел полуогру, который, похоже, считал себя персональным защитником Лилли.

- Я так и знал, - сказал вышибала подозрительно хриплым голосом. - Хорошая девушка — слишком хорошая для этого болота. Жаль, что вы не торопились прийти за ней.

Данила встал и встретил обвиняющий взгляд полуогра.

- Не стану с вами спорить, сэр. Позвольте мне сделать для неё то немногое, что ещё возможно. Если у вас есть свободная прислуга, не могли бы вы отдать людей под моё начало? Я намереваюсь отнести её домой, но не в таком виде, - твёрдо сказал бард.

Полуогр кивнул и окликнул кого-то по имени Пег. Худая темноглазая девушка осторожно вошла в комнату и с сестринской заботой начала заниматься Лилли. Другие слуги отправились по его поручениям, собирая последние дары для своей утраченной подруги. Взять у Данилы деньги они отказались.

Эрилин взяла барда за руку и отвела вниз в таверну. Данила отмахнулся от бутылки, которую поставил на стол полуогр — похоже, он был не только вышибалой, но и владельцем заведения. Справиться с тёмной пеленой горя и скорби было и так достаточно сложно, даже с чистым и незамутнённым рассудком.

Сам хозяин таверны подобных сомнений не испытывал. Массивный полуогр сгорбился за заваленным пустыми кружками столом, тупо глядя в остатки на дне последней с таким видом, как будто для него угас последний свет в этой жизни.

Наконец Пег спустилась и позвала их наверх. Лилли мирно лежала в простом белом платье, принадлежавшем одна из служанок.

- Нужен шарф, - сказала девушка глухим, потрясённым голосом, разглядывая раны на горле Лилли, - или, может быть, цветы.
Она кивнула в знак благодарности, когда Данила сунул ей в руку несколько серебряных монет, и на свинцовых ногах покинула комнату.

- Трены, - тихо сказала Эрилин, кивнув на четыре отметины от когтей. - Ширина и расположение следов не оставляют сомнений.

В воздухе повис молчаливый вопрос. Ни один из них не стал его озвучивать или задумываться, почему убийцы-рептилии не закончили дело своим обычным манером.

- Маг благородного происхождения, эльф-контрабандист, женщина-полуэльфийка, и теперь Лилли, - пробормотал Данила. - Где закономерность?

Эрилин подняла небольшую мерцающую сферу.

- Я нашла это в комнате Лилли. Если киира была у Лилли, полученные за рубин деньги давно пропали.

Данила выхватил сферу снов из рук подруги и сунул себе в сапог.

- Будет лучше, если сферу никто не увидит. Я найду того, кто это сделал, но лиса становится осторожнее, зная что гончие взяли след. В комнате было что-нибудь ещё, что может нам пригодиться?

Полуэльфийка замешкалась.

- Лист пергамента. Какая-то записка, но она слишком промокла, чтобы развернуть, не говоря уже о том, чтобы прочитать. Похоже, Лилли потянулась за ней в последние мгновения жизни и утопила пергамент в собственной крови.

- Какую тайну она берегла? - прошептал Данила, изучая неподвижное лицо сестры. - Кто занимал её последние мысли?

К двери подошёл полуогр.

- Всё готово, - хрипло сказал он. Он отмахнулся от предложений о помощи и сам вынес Лилли к ожидавшей на улице повозке.

Закрытый плоский экипаж медленным темпом направился к особняку Таннов. Данила с Эрилин проследили, чтобы экипаж поставили в каретный сарай, и двинулись к дому. Весть об их визите уже достигла лорда и леди. У дверей их встретила Кассандра с белым от ярости лицом.

- Как ты посмел принести этот скандал ко мне на порог? - потребовала она.

Данила её проигнорировал — возможно, впервые Кассандру кто-то проигнорировал — и заглянул матери за плечо, обращаясь к отцу.

- Милорд, Лилли была в опасности. Вы должны были знать об этом, но мне рассказали лишь о незначительных неудобствах. Теперь девушка мертва. Ваша дочь и моя сестра. Я сожалею о любой боли, которую это может причинить вам, миледи, - обратился он к Кассандре, - но это дело давным-давно должно было выйти на свет.

Прежде чем она смогла ответить, в комнату, как пугало на крыльях бури, ворвался семейный дворецкий. Эрилин никогда не видела слугу так небрежно одетым. Его рубаха была не заправлена, пояс и эмблема его должности висели неровно, редкие песочные волосы торчали во все стороны, как солома. Лёгкая припухлость на верхней губе придавала его усам асиметрию, которая на любом другом мужчине показалась бы хитрой и коварной улыбкой.

- Лорд Гандвинд хочет встретится с вами, сэр, мадам, - с напряжённым достоинством произнёс он заплетающимся языком.

- Не сейчас, Яртсворт, - в неожиданно безупречный унисон отозвались все присутствующие.

- Он весьма настойчив, - заметил дворецкий, осторожно касаясь пальцем раздувшейся губы.

Кассандра заметила этот жест, и её негодование перешло на новую ступень.

- Впусти его.

Невысокий седой мужчина влетел в зал. Прежде чем он успел произнести хоть слово, леди Кассандра обрушилась на него, как господствующий ветер.

- Вы переходите все границы, Гандвинд! Вы можете дурно обращаться с собственными слугами, но даже не думайте обижать любого человека у меня на службе.

Лорд Гандвинд отступил на шаг, утратив частицу своего напора, но быстро восстановил гонор.

- Ваш выбор слов многое объясняет, - холодно сказал он. - Вы уже слышали о моей беде, но кто о ней не слышал?

- Танны тоже понесли убытки, - заметила Кассандра.

- Если бы убытки сводились к ограблению! - взорвался Гандвинд. - Все эльфы покинули мою службу. Вы представляете, как сложно найти всадников для летающих зверей? И как будто этого недостаточно, существует угроза того, что все представители эльфийского народа в городе — и за его пределами, насколько я знаю — откажутся пользоваться транспортными услугами моей семьи и не станут вести с нами торговлю. Слава богам, эльфов не так уж много, но этот скандал может меня разорить!

- Мои соболезнования, - сухим, ироничным тоном произнёс Данила. Эрилин заметила, что он сдвинулся на шаг ближе к ней, беззвучно — и, возможно, неосознанно или ненамеренно — заявляя о своих симпатиях.

Лорд резко обернулся к нему.

- Ты скоро пожалеешь! Не удивлюсь, если услышу, что всё это происшествие — твоих рук дело, твоих и того эльфа, с которым ты водишь компанию. И её тоже, по всему, что я знаю, - добавил он, злобно глядя на Эрилин. - Что ж, правда выйдет на свет. Я выдвину обвинение против Таннов и Ильзиммеров, и пускай Совет Лордов во всём разбирается!

За этим заявлением последовало долгое молчание. Лорд Раммас так побледнел, что Данила испугался, не потеряет ли отец сознание.

Кассандра сделала шаг к мужу, как будто присутствие жены могло его приободрить.

- Пустые угрозы, Гандвинд. Решившись на такой поступок, ты слишком многое можешь потерять.

- Моей семье угрожает позор и разорение! Думаешь, меня будет заботить, кого утащит следом, если дойдёт до этого? Я узнаю, как всё случилось, попомните мои слова!

Данила заметил закономерность. По словам Бронвин, сферы снов покинули лавку Миццена в тот самый день, когда караван Гандвинда вернулся в Глубоководье. Она рассказала ему о неисправности своей телепортирующей сумки и небольшой хрустальной сфере, которая осталась внутри. Лилли, продавшая рубин, украденный у каравана, владела сферой снов, когда погибла. Он был уверен, что тайна гибели его сестры каким-то образом связана с этой цепью событий. Даже не думая о возможных последствиях, Данила сунул руку в сапог и достал сферу снов, которую Эрилин нашла в комнате Лилли.

- Среди потерянного груза были подобные предметы?

Лицо лорда Гандвинда приобрело глубокий красновато-коричневый оттенок, его взгляд виновато метнулся к неожиданно насторожившейся Кассандре. Какое-то время он пыхтел и хмыкал, потом признал, что да, были.

- У нас было соглашение, - холодно произнесла дама. - Мы все пообещали не заниматься продажей этих игрушек!

- Договор об этой доставке был заключён ещё до нашего соглашения, - возразил Гандвинд. - И это дело между Мицценом Доаром и Осом Элторчулом. Им и предъявляй претензии.

Его глаза сощурились, превратившись в щели, когда он присмотрелся к сфере в руках у Данилы.

- Где ты это взял?

- В переулке за базаром, - легко солгал бард. - Воры, должно быть, постарались — товар уже попал на улицы.

Купец недоверчиво хмыкнул.

- Я так и знал! - возопил он. - За этим стоит семья Танн — вы и ваш эльфийский лорд. Вот вам и соглашение, госпожа! Я позабочусь, чтобы вы разорились, прежде чем всё это закончится.

Он рубанул ладонью воздух знаком окончания или возможной казни, развернулся на каблуках и покинул помещение.

Кассандра сделала долгий успокаивающий вдох и повернулась к сыну.

- Данила, я собираюсь задать тебе тот же самый вопрос. Где ты взял эту адскую штуковину?

- Она была у Лилли, - напрямик ответил Данила. - В свете гибели Оса разумно предположить, что сферы снов по крайней мере отчасти являются причиной её участи.

Леди Кассандра побледнела.

- Ты хоть представляешь себе, что ты наделал?

- Я знаю, что у меня была сестра, что она была в опасности и нуждалась в моей помощи. Я знаю, что подвёл её. Теперь она мертва, и я намерен узнать, почему.

- Сентиментальные глупости.

Взгляд разгневанных голубых глаз Кассандры устремился на полуэльфийку.

- Хоть ты можешь привести его в чувство?

Эрилин просто пожала плечами.

Кассандра испустила шипящий вздох.

- Позволь мне обрисовать положение. Караваны грабят часто. Пираты, разбойники — всё это профессиональный риск. Этот грабёж был необычным, но мы могли бы тихо со всем разобраться. По какой-то причине слухи превратили ограбление в салонную игру в угадайку, где все участники являются подозреваемыми. Достав эту... штуку... когда Гандвинд жаловался на нападение, ты подлил масла в огонь. Что он, по-твоему, подумает, когда узнает, кого ты привёз в семейный особняк? Ты думаешь, Гандвинд не сложит два и два? Из-за твоих действий кажется, будто маленькая бастардиха Раммаса была замешана в ограблении!

- Едва ли я этого хотел, - начал Данила.

- Желания ничего не значат. А вот видимость значит многое. Из-за тебя семья Таннов может оказаться в безвыходном положении. Когда всплывёт этот новый скандал — а он всплывёт, ты об этом позаботился! — никто не поверит, что девушка действовала без одобрения законной семьи.

- Ни одному разумному человеку такого и в голову не придёт! - запротестовал лорд Раммас. - Я узнал о существовании девушки только после нападения на караван! По нашему скудному знакомству я готов заявить, что она не могла принимать участие в этом отвратительном предприятии.

- О, я уверена, что всё Глубоководье поверит твоим словам, как будто их сказал Сам Ао, наконец нарушивший молчание, - огрызнулась Кассандра. Она перевела гневный взгляд с отца на сына. - Вы как двое детей, которые из-за бессмысленной чепухи не замечают действительно важных проблем!

- Даже для тебя это слишком цинично, - с таким же жаром возразил Данила.

- Можешь думать про меня всё, что угодно, только подчинись. Это дело должно погибнуть вместе с девушкой. Вы с Эрилин уже нажили себе таких проблем, что с ними не разобраться при помощи денег, болтовни, меча или заклинаний!

Данила долгое мгновение рассматривал мать.

- Простите, миледи, но должен заметить, что ваши слова можно воспринять как угрозу.

- Да неужели? - её тонкая улыбка была остра, как нож. - Рада это слышать. Хоть какое-то доказательство, что ты не такой дурак, как можно решить по последним событиям!

- Но...

- Довольно, - холодным и властным тоном сказала она. Потом неожиданно изменила тактику. - Ты удовлетворишься, если мы признаем девушку частью семьи и похороним её в склепе Таннов?

Эта уступка застала Данилу врасплох, и он немного смягчился.

- Спасибо, но честно говоря, вопрос это не закроет.

- Наверное, нет, - промурлыкала Кассандра, - но мы сделаем, что сможем.

 

***

Эрилин верхом покинула особняк Таннов, оставив Данилу спорить с леди Кассандрой по поводу подробностей похорон Лилли. Она проследила Изабо до фермы и подтвердила у крестьян рассказанную Гектором историю.

Изабо уехала вскоре после того, как спасители доставили её на конспиративное жильё — но сначала успела оскорбить крестьян, рисковавших своим домом и безопасностью ради подопечной арфистов. Обнаружив след лошади Изабо, Эрилин задумалась, куда же направилась женщина и какого приёма она ожидала.

Похоже, амбиции леди Изабо задирались быстрее, чем юбки куртизанок. Всего несколько лет назад, когда они нашли её на дороге к северу от Врат Балдура, Изабо была счастлива покинуть отдалённое гномье поселение, которое всю жизнь давало ей приют. Глубоководье привело Изабо в восторг, как и ожидавшее её небольшое богатство — по большей части, наследство матери, которую заставили покинуть город практически без имущества. Судя по всему, превращения из служанки в обладающую влиянием и положением в обществе даму Изабо оказалось мало. Вместо воровки она стала убийцей.

В этом Эрилин была твёрдо убеждена, несмотря на обстоятельства смерти Оса. Виновата ли Изабо в гибели Элторчула — неважно; она оставила Лилли умирать. По мнению Эрилин, это делало Изабо такой же виновной, как если бы она лично перерезала девушке горло.

К животным женщина была не более милосердна. Изабо гнала позаимствованную лошадь без всякой заботы о безопасности кобылы. Прошлой ночью было полнолуние, и каждый из семерых сверкающих осколков, следовавших по небу за серебристым шаром, горел ярко, как блуждающий огонь, но такую быструю скачку по пересечённой местности не могли оправдать даже лучи полуденного солнца.

Эрилин шла по следу. Дорога расширилась, лес уступил место полям. Она проехала мимо нескольких домиков, через полный поздних плодов фруктовый сад, и оказалась у ворот внушительной усадьбы .

Ей было неизвестно, кому принадлежат здешние земли. Многие купеческие лорды Глубоководья обладали фермами, конюшнями и поместьями в северных краях. Одно девушка знала наверняка; владелец отличается весьма зловещими причудами.

Особняк и окружавшая его стена были сложены из серого камня, призрачный цвет которого как будто сливался с дымкой наступающих сумерек. На страже парапетов и башен стояли гаргульи, по большей части — крылатые коты с вампирским оскалом. Эрилин не стала останавливаться у ворот, хотя стражники вместо выполнения своих обязанностей казались более заинтересованными в игре в кости. Когда к воротам подошла группа крестьян, тянувшая телегу с поздним урожаем, Эрилин оставила лошадь в тени фруктового сада и взяла длинную тонкую верёвку с седла.

Она проскользнула к задней стене и бросила верёвку. Первая попытка окончилась недолётом. Во второй раз ей удалось зацепиться за одну из гаргулий. Она дёрнула за верёвку, убеждаясь, что та выдержит, и быстро взобралась по стене. Используя раскидистый вяз в качестве укрытия, она сбросила верёвку с другой стороны стены и скользнула на землю.

Пока усадебные повара спорили с крестьянами касательно стоимости моркови и капусты, отвлекая на себя внимание стражников, Эрилин прокралась в здание сквозь кухонный выход, чтобы дождаться прихода ночи. Оказалось, что это хороший выбор, поскольку тяжёлые гобелены и шторы, предназначенные для защиты помещений от холода, обеспечивали прекрасное укрытие.

Когда погас свет и затихли голоса, Эрилин скользнула в залы. Ей никто не помешал — слуги демонстрировали нехватку рвения в выполнении своих обязанностей, характерную для трудящихся под началом тирана в его отсутствие. Девушка проверила каждую спальню в поисках жильцов. Большая часть покоев пустовала — владельцев в усадьбе не было.

Почти все двери были открыты. В конце длинного зала, у балкона с видом на сад, одна дверь была прочно закрыта. Эрилин попробовала ручку и обнаружила, что дверь заперта. Она достала из ранца кусок тонкой бумаги и просунула его под дверь, чтобы поймать ключ, затем сунула отмычку в замок. К её досаде, ключа в скважине не было. Взлом занял несколько лишних минут. Пальцам была привычна эта задача, и она быстро справилась с замком. Девушка осторожно приоткрыла дверь.

Сквозь круглое окно высоко на стене сочился лунный свет, задерживаясь на спящей женщине с раскиданными по подушке пышными тёмными локонами. Это была Изабо Тион. Прежде чем разбудить женщину, Эрилин несколько секунд потратила на изучение обстановки.

Спальня была роскошной, но жуткой. Кровать была огромной, застеленной тяжёлым одеялом из кроваво-красного бархата. Высокую раму и окна закрывали шторы из такой же ткани. Статуя мужчины с головой кота несла дозор в углу, крылатые кошки-гаргульи скалились на неё со своих мест на разбросанных по комнате колоннах и полках. Кроме спящей Изабо, единственным живым существом в комнате была серая кошка, свернувшаяся в изножье кровати. Кошка подняла голову, сонно посмотрела на Эрилин, широко зевнула и снова улеглась спать.

Эрилин быстро обыскала комнату в поисках тайных дверей и ничего не нашла. Она раздвинула одну из бархатных штор и обнаружила за ней ещё один балкон. Она привязала верёвку к перилам на случай, если потребуется быстро сбежать, потом повернулась к своей жертве.

Полуэльфийка прыгнула на кровать и схватила Изабо за запястья, задирая их над головой. Серая кошка мявкнула и исчезла под кроватью, а женщина проснулась с испуганным, неутончённым всхрапом.

- Я сломаю тебе пальцы, если закричишь, - тихо предупредила Эрилин.

Угроза была серьёзной — пальцы являлись одним из самых ценных инструментов любого вора. Скорее танцовщица расстанется с ногами, или художник — с глазами.

Изабо замерла.

- Что ты здесь делаешь?

- Я собиралась спросить то же самое, - Эрилин быстро окинула комнату взглядом. - Что это за место? Тут кошек больше, чем в Кормире.

- Это усадьба Элторчулов, - надменно произнесла женщина. - Я здесь по приглашению.

- Кто тебя пригласил?

- Лорд Ос, разумеется. Мы с ним... близкие друзья.

Эрилин обдумала возможные слои обмана, таящиеся в этом заявлении. Очевидно, что Ос её не приглашал, но скрыт ли за этими словами более мрачный поступок? Она решила перейти в наступление, поскольку в попытках объяснить и оправдать свои заявления люди часто начинали себе противоречить.

- Ты лжёшь, - обвинила она.

Изабо не клюнула на приманку.

- Тебе придётся говорить поконкретнее.

- Ладно, как насчёт этого: лорд Ос мёртв, - в лоб заявила Эрилин.

В глазах женщины вспыхнула паника.

- Позволь мне встать, и я расскажу всё, что знаю, - покорным голосом сказала она.

Эрилин отодвинулась и встала у кровати, сложив руки на груди. Бывшая служанка из таверны села, убрав тяжёлые локоны волос с неожиданно побледневшего лица.

- Ты уверена, что он мёртв? Кто его убил?

Интересно, подумала Эрилин, что Изабо немедленно пришла к такому выводу.

- Откуда ты знаешь, что он погиб не от болезни или не от несчастного случая?

Женщина фыркнула, отбросив это предположение тихим шипящим звуком.

- Насколько я его знаю, чудо, что он прожил так долго.

- Но ты, кажется, расстроилась, узнав о его гибели.

- Ну разумеется! Лорд Ос был богатым и влиятельным человеком. Он мог быть полезен. Видишь?

Изабо подняла руку, раскинув пальцы, чтобы показать розово-золотое кольцо на среднем.

- Он вручил мне кольцо и сказал показать его слугам, если я захочу воспользоваться одним из его поместий.

- Ты выбрала интересное время, - холодно сказала Эрилин. - Женщина, место которой ты заняла, погибла.

Не дрогнули даже тяжёлые ресницы Изабо.

- И что с того? Портовый квартал — опасное место.

- Особенно когда вокруг шныряют трены.

- Трены? - женщина повела закутанным в шёлк плечом. - Это слово ничего для меня не значит.

Полуэльфийка сдержала свой гнев.

- Ладно, в таком случае, как ты связана с Лилли?

- С кем?

Скучающий, насмешливый тон плохо сочетался с вызовом в глазах Изабо. Эрилин поняла, что у неё есть два варианта: она может сыграть в игру по правилам, которые Изабо понимает, или позволить обвести себя вокруг пальца.

Она ударила женщину наотмашь по красивому, ухмыляющемуся лицу, потом схватила за волосы.

- Давай попробуем снова, - предложила полуэльфийка холодным и опасным голосом.

Во взгляде Изабо мелькнула толика уважения, и она освободила свои волосы из рук Эрилин.

- Ты говоришь про рыжеволосую служанку. Да, я заняла её место. Я подслушала, как мужчина и женщина говорят о том, чтобы увезти девушку из города. Почему это должна была быть она, а не я? Я ухватилась за эту возможность, как утопающий хватается за верёвку. Станешь ли ты упрекать его, требуя, чтобы он погиб в раздумьях, нет ли кого другого, более достойного спасения?

Эрилин сложила руки.

- Значит, ты тонула? И в какой же выгребной яме?

Женщина вскинула свою темноволосую голову.

- Я бежала от эльфа. Ты знаешь, от которого. Он преследовал меня.

Полуэльфийка постаралась сохранить спокойное лицо, обдумывая эту информацию. Пришлось признать, что история Изабо похожа на правду. Несколько месяцев назад Элайт пообещал Даниле, что оставит Изабо в покое. Может быть, контрабандист решил, что он достаточно долго сдерживал своё обещание. Если Элайт действительно преследует Изабо, скорее всего, в смерти Лилли виноват он. Со всем находящимся в его распоряжении оружием сымитировать раны от когтей тренов можно легко. А Элайт определённо обладал некоторыми познаниями о тренах.

Ей в голову пришла и другая, более мрачная мысль. Возможно, убийцы-трены, с которыми она столкнулась в особняке Таннов, были там не ради покушения, а явились на назначенную встречу. Эррия Элторчул говорила, что её брат вёл дела с Элайтом. Возможно, у них возникли разногласия, и эльф решил устроить смерть Оса. Вполне возможно, что когда Элайта увидели с тренами, он убил нескольких рептилий, чтобы сохранить своё прикрытие.

Но Эрилин должна была признать, что зашла чересчур далеко в своих предположениях. Во-первых, это стало бы причиной для вендетты тренов. Во-вторых, Элайт и пять тренов с лёгкостью могли бы с нею расправиться, не оставив свидетелей. Но, как и сказала леди Кассандре Эрилин, она никогда не слышала, чтобы Элайт убил другого эльфа.

Наёмница целиком сосредоточила своё внимание на настороженной Изабо. Слова женщины содержали крупицы правды, но Эрилин ей не доверяла и не верила заявлению, будто она «случайно» оказалась в таверне Лилли. Эрилин знала, что это должно было привести Элайта к дверям Лилли, и легко могла представить, что именно таковым было намерение Изабо.

- Как ты сказала, Портовый квартал — опасное место, - произнесла Эрилин, как будто признавая аргументы женщины. - Недавно Лилли продала скупщику крупный рубин и скорее всего владела значительной суммой наличных денег.

Глаза Изабо потемнели от ярости, и она обрушила кулаки на кровать.

- Маленькая обмащница!

Она сразу же осознала свою ошибку, поняла, что её хитростью вынудили проговориться. У Эрилин перехватило дыхание при виде злобной, отчаянной ярости, исказившей лицо Изабо и лишившей женщину красоты.

Полуэльфийка поборола инстинктивное желание отступить на шаг. Последний раз она отступала перед возможной стычкой с раненой пантерой, и этот поступок был продиктован не страхом, а расчётом. Но всё равно Эрилин видела перед собой по-настоящему опасную женщину.

В тот же миг Изабо прыгнула с кровати, как кошка. Она бросилась не на полуэльфийку, а на статую с кошачьей головой. Она толкнула статую со всей своей силой, обрушив её на бросившуюся следом наёмницу.

Эрилин инстинктивно пригнулась, но статуя так и не упала. Взметнулась каменная рука, ухватившись за стену. Раскрашенные глаза приобрели глубину, а затем и зловещий блеск.

Очевидно, Изабо такого не ожидала. Она вскарабкалась обратно на кровать, прижавшись спиной к изголовью, широко распахнув испуганные глаза.

Человек-кошка прыгнул на Эрилин, обнажив алебастровые клыки в смертоносной усмешке. Эрилин бросилась прямо под него, перекатившись под прыжок и снова перекатившись, чтобы разорвать дистанцию между собой и волшебным сторожем.

Она вскочила на ноги и выхватила меч, хоть и не знала, будет ли от оружия толк. Кошка, несмотря на всё её проворство, была сделана из камня.

Хлестнула лапа. Эрилин парировала, и комнату осыпало искрами, когда сталь встретилась с камнем. Вторая рука статуи сомкнулась на стальном клинке и вырвала меч из хватки Эрилин. Статуя бросила меч в другой конец комнаты и снова ударила девушку лапой.

Эрилин не смогла вовремя уклониться, но ушла в кувырок, чтобы свести силу удара к минимуму. Она вскочила на ноги, задетая, но не слишком пострадавшая. Каменная кошка не выпускала когтей. Статуя игралась с ней. Как только страж выпустит эти алебастровые когти, с Эрилин будет покончено.

Подчиняясь мгновенному импульсу, наёмница метнулась к Изабо и сорвала кольцо с её руки. Ткнув кольцом в сторону кошки, она приказала созданию остановиться.

Прошёл жуткий миг, пока волшебный страж изучал её своим непроницаемым кошачьим взглядом. Эрилин понимала, что ужасно рискует и погибнет, если идея не сработает.

Кошка отвернулась и вернулась на место. Статуя приняла величественную позу, и глаза стража угасли. Плечи Эрилин опустились от облегчения.

- Не думай, что всё кончено, - сказала Изабо, тёмные глаза которой светились от удовлетворения.

Полуэльфийка услышала снаружи голоса и торопливые шаги слуг. В дверь начали колотить.

Похоже, это был ещё один сигнал для атаки. Зашевелились крылатые гаргульи. Эрилин прыгнула за мечом и вскочила на ноги, приняв боевую стойку. В отличие от первого противника, настоящие гаргульи только казались каменными. Они были живыми существами, а то, что жило, могло и умереть.

Она ушла разворотом от несущейся в атаку бестии и рубанула наискосок. Её меч рассёк перепончатое крыло. Существо рухнуло на кровать, разрывая перины. В воздух взметнулись перья.

Изабо бросилась к окну, собираясь воспользоваться подготовленным Эрилин путём к бегству.

- Не в этот раз, - выдохнула полуэльфийка. Она прыгнула на Изабо и схватила её за ночную сорочку. Она рывком вернула Изабо в комнату и встала перед окном, чтобы не позволить женщине сбежать.

Но слуги в особняке уже подняли тревогу. Они соорудили какое-то подобие тарана и били им в дверь. Деревянные доски прогибались внутрь с каждым глухим ударом.

Эрилин застыла у окна и бросила на Изабо предупреждающий взгляд.

- Мы не закончили.

- Напротив, - женщина указала на дверь. Доски начали поддаваться.

Полуэльфийка перескочила через перила и скользнула вниз по верёвке. Отступать не хотелось, но другого выбора не было. Изабо находилась не в том положении, чтобы выдвигать обвинения против Эрилин, но ей даже говорить ничего не придётся, если слуги Элторчулов застанут полуэльфийку в особняке. За проникновение в поместье знатной семьи полагалось суровое наказание.

Эрилин пробежала через сад к оставленной за вязом верёвке. Она быстро вскарабкалась по стене и вернулась к фруктовым деревьям. Кобыла ждала её и рысью бросилась навстречу хозяйке.

Эрилин ухватилась за луку седла и рывком забросила себя наверх. Она пригнулась к лошадиной шее и направила кобылу в сторону Глубоководья. С Изабо требовалось разобраться, но сама полуэльфийка заняться этим не могла.

В сознании маячил старый вопрос, который Эрилин не задавала себе вот уже несколько лет: кто поверит слову известной убийцы?

 

***

Дверь раскололась, обломки полетели внутрь, полдюжины слуг, спотыкаясь, ворвались в комнату. Изабо схватилась за линию шеи своей ночной рубашки и потянула её вверх, как будто вторжение было не попыткой спасения, а оскорблением её достоинства.

Одна из служанок схватила одеяло и обернула его вокруг плеч Изабо.

- Что произошло, миледи? Вы ранены?

Изабо наградила зрителей робкой улыбкой.

- Благодаря вашей быстрой реакции — нет. Мужчина проник внутрь через балкон. Думаю, он просто хотел меня ограбить, но ожили и вмешались статуи. Это было ужасно, просто ужасно!

Служанка успокаивающее цокнула языком.

- Отдыхайте, госпожа. Вы же видели — магия хозяина вас защитит.

- После такого я не могу здесь оставаться! - возмущенно воскликнула Изабо. - Немедленно оседлайте мою лошадь.

- Но до рассвета всего несколько часов, - запротестовал один из мужчин. Под пристальным взглядом Изабо он поник и сдался: - Может быть, отправить вместе с вами охрану?

- Это было бы чудесно. Не могли бы вы заняться всем необходимым, пока я одеваюсь?

Слуги ушли, оставив Изабо в одиночестве и в ярости. Она распахнула дверцы гардероба и принялась швырять на кровать дорогие наряды, обдумывая свой следующий шаг. Без Оса в качестве защитника она оказалась в трудном положении. Проклятая полуэльфика заставила её потерять самообладание, и непроизвольная реакция Изабо могла помочь связать её с ограблением небесного каравана.

Как будто от него был какой-то толк! Сокровища потерялись. Добычу перенесли в Порт Черепа, но её украли, прежде чем Дилунтьер смог забрать товар. По крайней мере, так утверждал парфюмер. Изабо не удивилась бы, узнав, что торговец духами обманывает её.

Так что теперь? У неё не было сокровищ, денег оставалось мало, а на хвосте висела пара упрямых гончих. Изабо знала, какими неумолимыми бывают Эрилин и её привлекательный спутник в своих маленьких крестовых походах. Она бормотала ругательства, вытащив из-под кровати небольшой сундук и запихивая в него свой новый украденный гардероб.

- Ты легко берешь то, что тебе не принадлежит, - заметил у неё за спиной холодный мужской голос.

Изабо охнула и развернулась, прижав руку к горлу. Высокая, стройная фигура стояла в тенях, улыбаясь с ледяным весельем.

Сердце болезненно вздрогнуло, а затем забилось быстрым, слабым ритмом. Голова почему-то закружилась, пол накренился, как будто Изабо стояла на готовом взлететь ковре-самолёте. Она схватилась за балдахин, чтобы устоять на ногах.

- Ты! - резко выдохнула Изабо. - Это ты меня преследовал!

- Не понимаю, чему ты так удивляешься, - сказал нарушитель.

- Что ты собираешься со мной сделать? - дрожащим голосом спросила она.

Его смех был музыкальным и одновременно презрительным.

- Пожалуйста. Роль нежной девы тебе не подходит. Я не буду тебя убивать.

- Тогда что?

- Это всего лишь предупреждение. Не гоняйся за сферами снов. Дальнейшего вмешательства я не потерплю.

Изабо ухватилась за возможность отвлечь его.

- Тебе всё равно будут мешать. Двое уже сели на тебе хвост. Ты хорошо с ним знаком. Полуэльфийка Эрилин и лорд Танн.

Новости были приняты в молчании. Он поднял одну руку, демонстрируя небольшую мерцающую сферу.

- Они погибнут, если перейдут мне дорогу — но сначала я узнаю, какая смерть пугает их больше всего

Изабо презрительно засмеялась. Небольшая бравада помогла ей восстановить самообладание.

- Вот тебе и знаменитое благородство среди знати.

Со скоростью атакующей змеи его открытая рука метнулась к ней. Изабо развернулась так, что удар едва скользнул по щёке. Нарушитель с заметным усилием сдержал гнев.

- Не дави на меня, - низким, дрожащим от ярости голосом сказал он. - Хорошенько запомни мои слова. Я больше не хочу тебя видеть, но ты можешь мне пригодиться. Положение дел в южных землях изменилось, и теперь тебе будут рады на родине. Отправляйся туда как можно скорее.

Вспыхнул едкий дым, зашипел воздух, заполняя оставленную исчезновением сумеречной фигуры пустоту. Неожиданный порыв ветра взметнул волосы и ночную сорочку Изабо.

Изабо убрала с лица один из своих тёмных локонов и поняла, что у неё дрожат коленки. Она опустилась на кровать и задумалась над новым развитием событий.

Тетир, земля её предков. Предложение было разумным и неплохо сочеталось с её новыми амбициями. Но одно дело — задумать поездку на далёкий юг, и совсем другое — осуществить такой план. У неё не было покровителя, не было денег, а с приходом зимы раздобыть и то, и другое становилось сложнее. Единственным решением пришедшим ей на ум было возвращение в Глубоководье с целью вернуть потерянные сокровища. С их помощью она сможет с шиком возвратиться на родину.

Да, так она и поступит. Приняв решение, Изабо встала и продолжила набивать сундук платьями какой-то женщины из семьи Элторчулов. Она знает, как получить сферы снов — и получит их.

Пускай за волшебными игрушками гоняются полуэльфийка и её придворный. Она пойдёт по их следам, как пустынный шакал крадётся за прайдом охотящихся львов. Шакалы, как правило, хорошо питались.

Изабо не беспокоило, сколько людей погибнет из-за этих сфер — в том числе от её руки. Главное, что с ней самой такого не произойдёт. Эрилин и Данила послужат могущественной преградой. Когда они падут, Изабо поймёт, что настало время бежать.

Она стала напевать, заканчивая складывать вещи. Слуги, которые отнесли её багаж в конюшню и помогли залезть на лошадь, с восхищением похвалили её за решительность и храбрость.

- Со мной всё будет хорошо, - заверила она их. - Очень хорошо.

 

***

Данила знал, что спит, но знание не слишком ему помогало. Образы, сюрреалистические и разрозненные, непрерывно сменяли друг друга в его неглубоком, беспокойном сне.

Маленький белый котёнок играет во дворе. Неожиданное наступление ночи, приближающаяся сова. Он попытался вмешаться, но обнаружил, что не может двигаться и говорить. Ребёнок, играющий в мяч на улице, не зная, что прямо на него несётся экипаж. Снова и снова — мрачные вариации одного и того же.

Холодная рука погладила его по лбу. По-прежнему пойманный вихрем сновидческих образов, Данила отреагировал на эту новую угрозу. Он схватил тонкое запястье и дёрнул. Способность наконец действовать стала огромным облегчением. Инстинктивно он развернулся и придавил собой чужака.

Знакомый голос произнёс его имя. Он полностью вынырнул из кошмара и увидел лицо Эрилин. Девушка спокойно смотрела на него, и Даниле стало ещё более неловко от того, что его застали в подобном состоянии.

- Неужели мои замки и волшебные печати так слабы, что ты легко можешь с ними справиться? - спросил он.

- Вероятно, - сухо отозвалась она, - но меня просто впустил Монро.

- А.

Дан отодвинулся и позволил ей встать.

- Что ж, это обнадёживает. Наверное.

Он встал и упёрся ладонями в поясницу, пытаясь размять мускулы после беспокойного сна.

- Где ты была?

- Я отправилась за Изабо.

Он застыл в неудобной позе.

- Видимо, она мертва.

- Нет.

- Ты необычайно терпелива. Не уверен, что в данном случае это хорошо.

- Она своё получит, - уверенно сказала полуэльфийка. - И, думаю, скоро.

Дан пристально взглянул на неё.

- В смысле?

- Изабо заявляет, что заняла место Лилли, чтобы спасти собственную жизнь. Говорит, её преследовал Элайт Кролнобер. Прежде чем ты отбросишь эту возможность, вспомни, что Элайт, скорее всего, заполучил Мхаоркиира. Вспомни, что Лилли могла продать рубин.

Данила повернулся к окну. Приближался рассвет, но тёмные тучи закрывали заходящую луну.

- Элайт уже однажды нацелился на Изабо, и может сделать это снова, но я не хочу верить, что Элайт убил Лилли.

- Такое возможно.

- Знаю, - со вздохом согласился Данила. Он резко потёр руками лицо, как будто пытаясь прояснить зрение.

- Проклятие. Мне понравился этот пройдоха, и я верил, что он будет соблюдать свою клятву. Но в последнее время я нашёл причины подвергнуть сомнению свою оценку окружающих. Я не знаю, что думать о смерти Лилли, но чувствую, что вся моя семья ступила на зыбкую почву.

- И я вместе с вами, - тихо добавила Эрилин.

- Нет. Ты просто делаешь то, что должна, - запротестовал он.

- Конец тот же самый. Невыполненные обещания. Тебе нужно знать, кому можно доверять и как обстоят дела на самом деле.

Девушка замолкла. Долгое время она казалась обеспокоенной, как будто сражаясь в какой-то незримой битве.

- Ты должен поговорить с ней, - резко сказала она. - С Лилли. Найди жреца и вызови её дух. Узнай, кто убил её, и перестань волноваться. Ты выяснишь, кто это — Элайт или нет — и сможешь двигаться дальше.

Данила изумлённо уставился на неё.

- Эльфы же такого не одобряют. Ты спорила со мной о возможном воскрешении Оса.

- Мне не нравится беспокоить мёртвых, но это вопрос эльфийской традиции, а не принципа. Прямо сейчас тебе это нужно.

Он был глубоко тронут, что Эрилин готова отбросить свои эльфийские убеждения ради его тревог. Данила нежно дотронулся до щеки девушки.

- Спасибо.

Она вывернулась и направилась к двери.

- Давай с этим покончим.

Данила проглотил усмешку.

- Давай. Если задержимся, нам угрожает опасность обнаружить себя в сентиментальной ситуации.

Полуэльфийка бросила на него подозрительный взгляд через плечо, как будто подозревая, что он над ней смеётся.

- Позднее, - коротко сказала она. - И это обещание я намерена сдержать.

- В таком случае, - отозвался Данила, пытаясь найти в себе как можно больше беззаботности, - могу обещать, что разговор будет очень коротким.

Они отправились в Город Мёртвых, большой ограждённый сад, где покоились многие и многие поколения жителей Глубоководья — от самого бедного простолюдина до самых знаменитых героев былых времён. Город Мёртвых окружали высокие стены, а у железных решёток стояли стражники. Эта защита действовала в обе стороны; она не позволяла охотникам за сокровищам осквернять гробницы и сдерживала их обитателей. В Глубоководье мертвецы не всегда покоились с миром.

На миг Данила пожалел о том, что собирался совершить. Лилли заслуживала обрести мир и покой.

- Она заслуживает правосудия, - твёрдо сказала Эрилин.

Он бросил на спутницу вопросительный взгляд.

- С каких пор ты начала читать мои мысли?

- Всего лишь твоё лицо. Давай сделаем то, за чем пришли.

Они в молчании направились к воротам и оставили лошадей у коновязи. Стражники впустили их, и они прошли по похожим на парк землям, мимо огромных статуй и небольших, спокойных мраморных сооружений. Тут и там стояли здания, представляющие собой всего лишь пустой фасад, поскольку их двери служили межпространственными вратами.

Данила остановился перед статуей белой лошади с распахнувшим крылья у неё на плечах вороном. Никогда прежде символ семьи Таннов не казался ему столь уместным. Оба существа были частью путешествия — лошадь спутником в путешествиях жизни, а ворон, если легенды имели под собой какие-то основания, служил проводником в загробном мире.

- Лилли должна быть здесь, - сказал Данила, кивнув на небольшое, низкое здание сразу за фамильным гербом.

Эрилин попробовала дверь.

- Заперта. Хочешь, чтобы я взломала?

- Нет необходимости.

Данила положил руку на мраморную голову ворона. Гробницу охраняла магия, и пройти могли только члены семьи. Дверь бесшумно откатилась в сторону, открывая пустое помещение.

Он взял факел с держателя рядом с дверью и зажёг его, затем вгляделся в глубины склепа. Двери вдоль стен были отмечены именами тех, кто покоился за ними. Новой надписи, отмечавшей законное место Лилли среди её родных, не было.

- Мы так не договаривались, - произнёс он. - Она должна была покоиться здесь, в главной палате, пока не будет готово постоянное место. Наверное, леди Кассандра приказала перенести тело на земли для простолюдинов, или даже на неотмеченный участок. В таком случае, она за это ответит!

Они разыскали смотрителя, довольно неопрятного с виду дварфа, который прохлаждался на травке рядом с могилой, отмеченной знаком вечного пламени. Небольшой огонь приятно грел воздух, и дварф вовсю этим пользовался. Он лежал на спине, закинув руки за голову, а сапоги — на надгробье.

Когда Эрилин прочистила горло, дварф вскочил на ноги и одной рукой отряхнул штаны. Эту же руку он сунул Даниле.

- Соболезную вашей утрате.

Частое повторение лишило слова любого прежнего сочувствия. Данила легонько пожал протянутую руку.

- Именно об утрате я и хотел поговорить. Я не могу найти тело своей сестры. Она должна была покоиться в фамильном склепе.

- Хмммф. И о какой семье идёт речь?

Дан ответил ему. Дварф почесал бороду и задумался.

- Похоже, парень, ты опоздал. Эта семья быстро избавляется от слуг и прочих, не так ли? Церемония закончилась ещё вчера.

Дан и Эрилин обменялись недоумёнными взглядами.

- Похороны были назначены на завтра. Где её похоронили?

- Не похоронили. Кремировали, - дварф плюнул в вечный огонь и ухмыльнулся возникшему шипению, как будто иллюстрируя свои слова.

- Кто в ответе за эту ошибку? - потребовала разъярённая Эрилин.

- Никакой ошибки. Мы выполняли приказ.

- Правда? - холодно сказал Данила. - И кто обладает властью отдавать подобные приказы в этом месте?

- Она не отсюда, и я готов зажечь свечку всемогущему Клангеддину в благодарность за это! - с жаром сказал дварф. Он прижал короткий палец к носу и задрал его под надменным углом, изображая свою недавнюю немезиду.

У Данилы возникло необычайно плохое предчувствие по этому поводу.

- Ты ведь говоришь не о леди Кассандре Танн?

- Похоже, вы с ней знакомы.

Вопреки себе, Данила покачал головой.

- Нет, - сказал он изумлённым тоном. - Нет, похоже я совсем с ней не знаком.


Сферы снов: двенадцать

01 Ноябрь 2018 - 12:36

Двенадцать

 

Следующее утро выдалось светлым и безоблачным. К западу от Глубоководья, за северными вратами, лежали раскидистые луга и приятный лес за ними. Это было любимое место для игр привилегированного городского класса, прекрасно подходящее для охоты и скачек. Лай гончих и азартные крики наездников вдалеке говорили о загнанной в нору лисе. Синие небеса были усеяны мелкими точками охотящихся соколов. Звучали глухие, далёкие удары — загонщики колотили по деревьям, пугая дичь, чтобы направить её к поджидающим охотникам.

Несмотря на звуки охоты, открывающийся взгляду ландшафт не марали человеческие компании. В воздухе висел запах осени; высыхающие дубовые листья, неуловимый аромат поздних цветов, сладость яблок и сидра, исходящая от телег, что катились в сторону городского рынка по утрамбованной грунтовой дороге. Элайт Кролнобер пытался сконцентрироваться на этих прекрасных вещах и забыть о неприязни к женщине, которая ехала рядом.

В такой прекрасный день это должно было быть несложно. Под Элайтом была его лучшая серебристая лошадь, а на передней луке седла ехал — без привязи и клобука — охотничий сокол.

Небольшой «дамский сокол», которого несла Мирна Кассалантер, был скован по человеческому обычаю и ехал на кожаном наруче на запястье девушки. Эльф воздержался от комментариев. Если эльф способен терпеть общество этой ужасной женщины, если может вежливо улыбаться, пока она злорадно расправляется с репутацией людей своего круга, значит, ему по силам не думать про её обращение с охотничьими птицами. Да и потом, какое до этого дело эльфу, внутренняя тьма которого превосходит и подчиняет себе мрак Мхаоркиира?

Наконец, женщина сняла с сокола колпачок и подбросила птицу в воздух. Крошечный хищник благодарно взмыл в небо в поисках добычи и свободы на час.

- С вашей стороны весьма разумно заняться этим делом, - сказала Мирна, возвращаясь к вопросу, который привёл их к этой дискуссии. - Ходит множество слухов о плохом обращении семьи Гандвинд с эльфийскими рабочими. Шепчут, что лорд Гандвинд знал про готовящееся нападение на небесный караван и воспользовался эльфами, как пушечным мясом.

Она неприятно улыбнулась.

- Вы наверняка сможете извлечь выгоду из этой ситуации. Со службы Гандвиндам уйдёт немало эльфов, которым придётся искать новую работу. Вы сможете заручиться их услугами значительно дешевле текущей ставки.

Элайт не стал комментировать этот совет.

- Важная инфромация, - признал он. Так и было. Иначе он не распустил бы эти слухи.

- Семья Ильзиммеров тоже оказалась под пристальным вниманием, - с наслаждением продолжила Мирна. - Вы также можете найти способ этим воспользоваться. Ходит особенно сочная история о Саймоне Ильзиммере, мелком маге, который любит посещать куртизанок в обличье оборотня. Лишь немногие из городских спутниц готовы иметь с ним дело.

- Такие вещи вряд ли принесут какую-то выгоду, - сухо сказал Элайт, - а распространение подобных историй делает вас непопулярной особой.

- Как раз напротив! Общество жаждет подобных скандалов.

Эльф был вынужден признать — про себя — что Мирна пугающе точно оценивает человеческую природу.

- Возможно, я смогу отплатить вам похожим рассказом, - предложил Элайт. Когда Мирна нетерпеливо кивнула, он добавил: - Ходят слухи, что лорд Гандвинд разозлился на свою младшую дочь, Белинду, которая завела интрижку с одним из эльфийских конюхов.

Женщина радостно захлопала в ладоши.

- Ох, это просто бесценно! Белинда Гандвинд, кто бы мог подумать! Глядя на эту надменную маленькую девку, можно подумать, что у неё на груди не растает и ледяное ожерелье. Конюх — и так достаточный повод для скандала, но эльф! Вы не представляете, как знать презирает подобные союзы.

- Поверьте мне, представляю, - заметил контрабандист, подумав о пятерых убийцах-тренах и благородной семье, которая их наняла, чтобы расправиться с ним. Этот долг скоро будет уплачен, покушение на его жизнь — отомщено. Его дела в Порту Черепа и Глубоководье продолжатся без помех, поскольку люди, у которых был повод ему помешать, будут крайне заняты в другом месте. Как только пыль уляжется, они скорее всего уже не смогут бросить ему вызов, по крайней мере — на какое-то очень, очень долгое время.

Возможно, это чересчур, но контрабандист считал, что слишком задержался с оплатой.

 

***

Костюмированный бал длился до рассвета. Гости Галинды Рейвентри поприветствовали новый день, затем разошлись, чтобы выспаться. Данила и Эрилин тоже покинули бал. Сменив костюмы на менее затейливую одежду, они направились в «Любопытное Прошлое» навестить Бронвин.

Молодая торговка была недовольна результатами поездки.

- Я нашла одну из хрустальных сфер, которые вы ищете, - сказала она. - Остальные пропали, прежде чем я достигла лавки Миццена. Но я обнаружила крайне интересный камень.

Она рассказала им про рубин — и о своих подозрениях, что тот может содержать какую-то магию.

Эрилин, которая слушала рассказ весьма рассеяно, вдруг резко выпрямилась.

- Этот камень; он был размером с сушеную фасолину, идеально круглый, с небольшими гранями, поднимающимися к плоской поверхности?

Бронвин кивнула.

- Да. Ты его знаешь?

Полуэльфийка встала и зашагала по помещению.

- Вряд ли найдётся эльф, который его не знает! Ты слышала о камнях киира?

- Кажется, это какие-то камни памяти, - медленно ответила Бронвин. - Артефакты из древних времён. Семейные камни, которые передаются из поколения в поколение. Легенда гласит, что они содержат в себе накопленную мудрость праотцов.

- Не легенда, - напряжённо сказала Эрилин. - Факт. Давным-давно один из владельцев киира обернулся ко злу, и его семейный камень каким-то образом исказился, отражая своего владельца. Рубин превратился в вора воспоминаний — воспоминаний других людей. Мхаоркиира, как он обычно известен, был утрачен несколько веков назад. Не один отряд искателей приключений потратил годы на его поиски. Неприятности идут за ним по пятам. Большинство владельцев Мхаоркиира были испорчены его силой.

- И его забрали разбойники, - сказал Данила искажённым от гнева голосом. - Скорее всего, его продадут, как простой камень, не понимая, какая вещь оказалась у них в руках!

- Это уже произошло, - сообщила ему Бронвин. - Я отследила рубин до скупщика здесь, в Глубоководье. После небольшого убеждения он описал девушку, которая продала ему рубин.

Бронвин кратко пересказала описание: молодая женщина, красивая, фигуристая, рыжеватая блондинка, опрятная, но небогато одетая. Хорошая речь, но с характерным говором Портового квартала.

- Знаете кого-нибудь подходящего?

Эрилин и Данила обменялись обеспокоенными взглядами.

- Звучит поразительно похоже на нашу недавнюю знакомую, - признал бард. - Я немедленно этим займусь. Что касается камня — полагаю, у скупщика его больше нет, иначе ты бы его приобрела. Скупщик что-нибудь рассказал о покупателе?

- Ничто не могло заставить его расстаться с этой информацией, но я подозреваю, что руку к покупке приложил Элайт Кролнобер. Он упоминал рубин во время поездки, и он великолепно умеет запугивать людей, - заключила Бронвин.

За её словами последовало долгое, обеспокоенное молчание. Спустя несколько секунд она спросила:

- Я могу сделать что-нибудь ещё?

Эрилин покачала головой и встала.

- Не лезь в это. Чудо, что Элайт оставил тебя в живых. Не провоцируй его — тем более, сейчас.

Она быстрым и целеустремлённым шагом покинула лавку, направляясь к Башне Чёрного Посоха.

- Что ты делаешь? - спросил Данила осторожным тоном человека, который уже знает ответ, и тот ему совсем не нравится.

- Ты говорил, что у Хелбена были эльфийские предки. Он знает о волшебных предметах больше, чем кто-либо другой из моих знакомых, так что должен знать кое-что и о камнях киира. Мы собираемся с ним поговорить.

- Неужели? - пробормотал Дан.

Но больше он возражать не стал. Вместо этого бард прочитал быстрое заклинание, которое провело их через плотный чёрный камень внешней стены, и ещё одно, чтобы попасть внутрь башни архимага.

Хелбен был дома, занимаясь троицей учеников. Он оставил студентов на попечение Лаэраль и провёл посетителей в личный кабинет, где с угрюмым вниманием выслушал их историю.

- Вот что меня беспокоит. Возможна ли связь между Мхаоркиира и сферами снов? - подытожила Эрилин.

- Вполне возможна, - согласился архимаг. Он надолго замолчал. - По этой причине вам следует оставить это дело.

- Это непросто. Если Элайт заполучил киира, его следует предупредить о сопутствующей опасности, - запротестовал Данила.

- Он знает, - сухо сказал Хелбен. - Мхаоркиира легендарен. Из-за его участия цена простого использования сферы снов становится необычайно высока.

- Это не всё, - добавил архимаг. - Вы должны понимать, что этот конкретный киира может обратить владельца ко злу. Осмелюсь заявить, что ваш друг по собственной воле уже сделал несколько шагов по этому пути.

- Согласна, - подтвердила Эрилин. - В руках Элайта Мхаоркиира необычайно опасен. Рубин может уничтожить те немногие останки эльфийской чести, которыми ещё обладает Элайт.

Она повернулась к Даниле. Лицо полуэльфийки было мрачным.

- Клятва Друга Эльфов бледнеет в сравнении с силой этого артефакта. Что бы ни задумал Элайт, он не поблагодарит тебя за вмешательство. Дам тебе тот же совет, что и Бронвин: держись от него подальше. С Элайтом нужно разобраться, но эта задача не для тех людей, которые хотят ему доверять.

Данила поколебался, затем сдался под грузом доказательств.

- Я последую твоему совету, - с глубоким сожалением согласился он.

 

***

Из Башни Чёрного Посоха Данила отправился в небольшую таверну, где часто встречался со своими бывшими подчинёнными-арфистами. В назначенное время Гектор был там — с удовлетворённым выражением на узком, веснушчатом лице.

- Я так понимаю, всё прошло хорошо, - сказал Данила, скользнув в деревянную кабинку напротив товарища.

Невысокий мужчина кивнул.

- Мне предстоит ещё встретиться с сестрой, но это мелочи. Синтия сказала, что она переждёт ночь и, если потребуется, утро, чтобы убедить любых соглядатаев, что женщина не покидала комнату.

- Наша подопечная достигла деревни без происшествий?

- Пришла и ушла, - подтвердил Гектор. - Но за городом ей не понравилось. Слышал, что она постоянно жаловалась. Наш человек снабдил её лошадью и сбруей, и она отправилась в путь в одиночку.

Он пожал плечами.

- По правде говоря, он был счастлив от неё избавиться,. Я не видел причин возражать. Решил, что за городом она в безопасности.

Это казалось совсем непохожим на гостеприимную и весёлую девушку, с которой встречался Данила. Его охватило беспокойство.

- Эта женщина. Опиши её.

Гектор коротко и невесело рассмеялся.

- Сначала пообещай, что ты не будешь говорить таких же слов про мою жену, мать или священника.

Беспокойство Данилы усилилось.

- Сосредоточься на внешности, раз у неё такой мерзкий характер.

- Это легко, - согласился мужчина, - только с тем же условием. Помогите мне боги, какие у неё формы! Единственная вещь, которая торчит так же гордо и высоко, хоть и с меньшей поддержкой — это Лунный мост в Серебристой Луне. У неё красивое лицо, хотя мужчине требуется время, чтобы поднять взгляд так высоко. Глаза цвета зимнего стаута в чистой кружке. Волосы, как чёрное облако.

Данила встал так резко, что опрокинул деревянную скамью.

- Проклятье, Гектор, ты забрал не ту женщину!

Выражение чистого ужаса мелькнуло на лице молодого арфиста, смятение настолько искреннее, что Данила захотел объяснить ситуацию, убедить Гектора, что это не его вина. Но это должно было подождать.

Бард бросился прочь из таверны и помчался в Портовый квартал так, будто за ним по пятам гнались демоны. Он спрыгнул с лошади и оставил коня непривязанным перед «Поддатым Рыбаком», затем бросился через всю таверну и вверх по задней лестнице.

Его окрикнул вышибала-полуогр и бросился следом по ступеням. Вышибалу остановил кончик меча Эрилин. Удерживая сверкающее оружие в вытянутой руке, она стояла наверху лестницы, преградив полуогру путь. Её лицо было застывшим и мрачным, губы стиснуты в тонкую прямую линию.

- Меня привёл сюда лунный клинок, - сказала она Даниле. - Но предупреждение опоздало. Соберись с духом.

Слова девушки были не совсем неожиданными. Но чего Данила не ожидал, так это сокрушительного, почти всепоглощающего чувства горя. Он оставил Эрилин разбираться с полуогром и скользнул в тихую комнату. Долгое время он просто стоял, разглядывая открывшуюся картину.

Синтия распростёрлась на полу. Её тонкое тело было одето в изношенную и штопанную одежду прислуги. Её горло рассекли до костей. Кровь собралась в лужу на полу, которая сливалась с ещё одной лужей из другого источника.

Лилли лежала на боку. Её глаза были распахнуты, спокойно глядя в будущее, которое для неё уже не настанет.

Данила опустился на колено и нежно прикрыл девушке веки. Скорбь разрывала его — утрата этого жизнерадостного характера, радости, которую он мог бы подарить сестре, а она — ему.

В глазах стояли слёзы, когда бард снял с мизинца золотое кольцо с гравировкой лошади и ворона семейного герба Таннов. Он положил кольцо в ладонь Лилли и поднёс к губам маленькие, холодные пальцы.


Сферы снов: одиннадцать

29 Октябрь 2018 - 18:37

Одиннадцать

 

Полночь ещё не наступила, а Данила уже стал свидетелем гибели около двадцати бочонков вина и последующего рождения двух новых помолвок, дюжины тайных сделок и трёх вызовов на дуэли, назначенные на утро. По этим меркам ежегодный костюмированный бал Галинды Рейвентри, как обычно, оказался успехом.

Конечно, прибытие Гедрака наделало шуму. Одержимый знатностью город не мог сопротивляться чарам королевской крови молодого человека. Королевский дом Тетира долгое время считался вымершим в ужасных войнах. Выжили лишь несколько далёких родственников, которые время от времени заявляли о своих сомнительных претензиях, но Гедрак прибыл в Глубоководье с неоспоримыми доказательствами, не последними из которых была поддержка Мудреца Эльминстера и барда Шторм Среброрукой. Гедрак выразил желание заключить союз с Зарандой, волшебницей, ставшей наёмником, которую недавно провозгласили королевой Зазесспура, и вместе с ней объединить весь Тетир. Он находился в Глубоководье, чтобы заручиться поддержкой в Воссоединении Тетира у богатых, скучающих и склонных к авантюрам.

Данила подозревал, что Гедрак добьётся неплохих результатов. Смуглый, стройный мужчина с серьёзным лицом и небольшой острой бородкой, он был похож скорее на писаря, чем на воина, но очарованное королевской кровью Глубоководье вне всяких сомнений слетится под его знамя. Забавно было наблюдать, как местная знать отталкивает друг друга, стараясь оказаться замеченной в тени Гедрака.

Но самым интересным зрелищем с точки зрения Данилы было участие Эрилин во всём этом легкомысленном событии. Портниха, сшившая костюмы для них обоих, нарядила Эрилин Титанией, легендарной королевой царства фей.

Идея оказалась практически гениальной. Доставшиеся от эльфов фейские черты, будучи подчёркнутыми, превратили девушку из угрюмой воительницы в существо неземной красоты. Костюм был настоящим чудом из полупрозрачных крыльев и парящих, сверкающих серебристых юбок, но на этом портниха не остановилась. Она уложила чёрные волосы Эрилин гроздьями завитков, присыпанных серебристыми блёстками. Полуэльфийка и так обладала весьма примечательными глазами — ярко-синими с золотыми прожилками — но косметика заставила их казаться огромными, с экзотическим наклоном внешних уголков, и ошеломительно синими на фоне белой кожи. Её лицо было припудрено каким-то переливающимся порошком и как лунный камень сияло в мягком свете свечей. В итоге Данила поздравил себя с наличием достаточного здравого смысла, чтобы влюбиться в эту чудесную женщину ещё несколько лет назад, до начала всеобщего помешательства.

Здесь заключался второй источник его личного развлечения. Немало знатных приятелей Данилы начали оказывать королеве фей знаки внимания — лишь затем, чтобы изменить свои намерения, наткнувшись на холодный, спокойный взгляд полуэльфийки, подходящий скорее для поля боя, чем для бальной залы. Встретившись с суровой Эрилин, даже самые бесстрашные и пьяные мужчины неожиданно вспоминали о срочных делах в другом конце помещения.

Данила находил в этом источник бесконечного веселья. Бард подозревал, что тем самым демонстрирует некий серьёзный недостаток характера, но не видел никакого способа сейчас от него избавиться. Ему всегда нравилась Эрилин, начиная с их не слишком многообещающего знакомства и до запутанных текущих отношений, и от этой привычки он избавиться не смог. Он с насмешливым сочувствием кивнул последним из отвергнутых ухажёров, затем смахнул с манжеты несуществующую пылинку.

- Кажется, ты крайне доволен собой, - заметил Регнет Амкатра.

Настроение Данилы улучшилось ещё сильнее, когда он повернулся к старому другу.

- Почему бы и нет? Заслужить внимание этой дамы — немалый подвиг. Мне нравится думать, что я добился этого благодаря выдающимся личным качествам, которые, должен признать, я тщательно скрываю.

Лорд Амкатра засмеялся. Его веселье резко прекратилось, когда мимо промчались двое одетых в костюм кентавра мужчин, гнавшихся за застенчивой нимфой.

Данила присмотрелся к странной сцене. Голова кентавра принадлежала Саймону Ильзиммеру, чернобородому и широкогрудому магу, который казался так похож на лесное создание, что Данила не стал бы держать пари по поводу искусственности его копыт.

Задний конец кентавра был менее увлечён погоней, но всё равно стойко волочился следом. Однако с недостаточным проворством — «существо» разделилось посередине, и ткань костюма порвалась. Саймон, не смутившись, ускакал в погоне за нимфой. Безымянный круп кентавра, роль которого наверняка исполнял слуга или, возможно, менее знатный и обеспеченный член семьи, сделал несколько неверных шагов, пытаясь вернуться на место. Он быстро оставил эти попытки и отправился прочь в поисках полной кружки, не слишком обеспокоенный впечатлением, которое производила его половина костюма.

Регнет с отвращением помотал головой.

- После этого спектакля я почти готов поверить в то, что говорят об Ильзиммерах.

У Данилы на языке вертелся вопрос, что же это за разговоры, но бард понял, что Регнет скорее всего ему ответит. Дан и Эрилин посетили этот вечер специально с целью сбора информации, но бард не видел особой пользы от непристойных сплетен, которые провоцировал Саймон Ильзиммер.

- Стыдись, раз разводишь такие слухи. Ты слишком много времени проводишь с Мирной, - заметил Данила.

Его друг тяжело вздохнул.

- Здесь я с тобой согласен. Кстати о Мирне, кажется, она разыскивает меня в толпе. Я с воплями ретируюсь на улицу, если позволишь

- Разумеется, - ответил Дан. - Я бы предложил её задержать, но одних дружеских уз для такой жертвы маловато.

Регнет фыркнул с притворным презрением.

- Не беспокойся, я бы тоже не сделал такого ради тебя. Прощай, трус.

Дан рассмеялся и снова обернулся, чтобы рассмотреть сцену перед ним. Он был не в настроении для бала, но сейчас ему представилась одна из последних возможностей отыскать среди знати следы вражды достаточно сильной, чтобы привести к убийству Оса. На костюмированный вечер собрался весь высший свет Глубоководья — это была одна из последних крупных вечеринок перед тем, как большая часть знати уедет в свои загородные имения или южные поместья. Бал был одним из самых пышных мероприятий сезона и одним из любимых праздников Данилы.

По крайней мере, до нынешнего года. Обычно он наслаждался помпезностью и блеском, но в этом году костюмы отличались какой-то лесной темой. Вдобавок к обычным пиратам, оркам, друидам Муншаэ, дроу и прочим, здесь присутствовало необычайно много гостей, одетых лесными эльфами.

Этот тон поддержала даже Мирна Кассалантер — пускай даже лишь ради повода обнажить внушительные просторы кремовой кожи, которая была её лучшей чертой. Почти каждый открытый дюйм этой женщины был украшен кружащимся коричнево-зелёным узором, воплощающим представление художника об эльфийских татуировках. Похоже, Мирна слишком близко к сердцу приняла образ диких лесных охотников. В её ярко-рыжие волосы были вплетены павлиньи перья, а на шее висело ожерелье из фарфоровых бусин в форме драконьих зубов.

Всё это подражание лесным эльфам толкало Данилу на мрачные раздумья. Реакция Эрилин оказалась абсолютно неожиданной и совсем ему не помогла. Она бросила один лишь взгляд на Мирну и покинула помещение. Данила нашёл её в гардеробе, хватающейся за бока, содрогаясь от беззвучного смеха.

- Я так понял, наряд не слишком аутентичен, - заметил Данила.

Она вытерла слёзы и ещё раз хихикнула.

- Даже не близко.

Но потом девушка нахмурилась и схватила невесомые слои своих юбок.

- Впрочем, кто бы говорил. Когда ты в последний раз видел фею шести футов роста?

По мнению Данилы, верным ответом было «Недостаточно часто». Они с Эрилин договорились разойтись на большую часть вечера, решив, что товарищи Данилы охотнее распустят языки, если рядом не будет полуэльфийки. Её слух был острее человеческого, поэтому Эрилин могла собирать информацию другим способом.

За исключением разговоров о Гедраке, большая часть услышанных Данилой слухов сосредоточилась на хозяйке дома. Он наблюдал за Галиндой Рейвентри, пока она скользила по залу, ловко направляя друг к другу совместимых гостей и так же ловко предотвращая возможные ссоры. Эта женщина была настоящим чудом — Данила часто замечал своим коллегам, тайным лордам Глубоководья, что из неё вышел бы потрясающий дипломат.

Коллегам-лордам. Коллегам ли? Данила поморщился, осознав, что так и не вернул Шлем Лорда Пьергейрону. Столько других дел требовали его внимания. Он бы с радостью бросил город с его требованиями и принялся устраивать свою жизнь по собственному желанию.

Это уверенно вернуло его мысли к Лилли и разговору, который он намеревался провести с лордом Раммасом касательно обязанностей последнего перед семьёй — перед всеми членами семьи, по какую сторону одеяла они бы ни родились.

Данила вручил пустой кубок проходящему слуге и отправился на поиски отца. Несложная задача — он просто прошёл по запаху табачного дыма и попал в комнату, где лорд Раммас и около дюжины его приятелей вели войну с помощью орудий из толстой раскрашенной бумаги.

Данила никогда не интересовался картами, но правила приличия требовали от него ждать и наблюдать за игрой, пока Раммас от неё не устанет. Наконец, старший мужчина сбросил неудачную руку и заявил, что нуждается в глотке свежего воздуха.

Раммас не ответил на безмолвную просьбу сына о разговоре, но устроился рядом, и они вышли в сад вместе. Никто не начинал беседу до тех пор, пока Данила не убедился, что их не смогут подслушать.

- Всё сделано, как вы просили, сэр.

Старший мужчина кивнул.

- Хорошо. Значит, всё уладилось.

-Можно и так сказать. Но мне интересно: почему о Лилли до сих пор никто не слышал? Вы про неё не знали?

Раммас бросил на него предупреждающий взгляд.

- С этим делом покончено. У нас хватает других, более важных забот.

Более важных, чем новообретённая дочь? Данила не произнёс этих слов, но по вспышке гнева в глазах отца понял, что не сумел сдержать упрямую гримасу. Что ж, раз его мнение стало известно, Даниле было уже нечего терять.

- Не могу представить ничего более важного, - тихо произнёс он.

- В таком случае ты, наверное, не знаешь о нападении на небесный караван консорциума.

Отец впервые в присутствии Данилы заговорил о семейном бизнесе. Удивление по этому поводу быстро прошло, когда до юноши дошёл смысл сказанных Раммасом слов. Чувство холодного страха пробилось сквозь его раздражение.

- Караван воплощал собой объединённые усилия нескольких благородных семейств, - объяснил Раммас, не замечая ошеломлённой реакции сына на эти новости. - Он летел в Серебристую Луну с драгоценным грузом — камни, статуэтки и тому подобное — планируя привезти обратно другие товары аналогичной природы.

Мысли Данилы закипели от беспокойства. В первую очередь его волновала безопасность Бронвин. Она сообщила ему, что планирует присоединиться к небесному каравану Ильзиммеров и Гандвиндов, место в котором приобрели Элайт Кролнобер и Миццен Доар, торговец хрусталём.

- Летел, - повторил он.

Раммас принял единственное слово за вопрос.

- Грифоны, пегасы, большие птицы. Мы все предупреждали лорда Гандвинда, что он потеряет целое состояние, если что-нибудь пойдёт не так. Эти звери были практически такими же ценными, как их груз.

- Где?

На сей раз реплика Данилы действительно подразумевала вопрос. Нападение должно было быть сокрушительным, чтобы в бою пострадал один из этих зверей!

Отец либо пропустил вопрос мимо ушей, либо решил не углубляться в неприятную тему.

- Должен сказать, подобная сдержанность реакций для тебя нехарактерна. Поздравляю. Очень освежает.

Данила отмахнулся от фразы, которая равно могла быть и комплиментом, и оскорблением. Если с тем караваном путешествовали Бронвин и Элайт, один из них или оба могли погибнуть.

- Выжившие остались?

- О, с лордом Гандвиндом ничего не случилось. Крепкая старая птица — этого мужчину и мясницким топором не прикончишь. Некоторые из наёмников и большая часть купцов тоже уцелели. Караван потерял несколько охранников и пару наёмных рабочих. И груз, конечно же. Сплошные убытки.

Для отца Данилы речь была необычайно длинной. Лорд Раммас поднял трубку, недвусмысленно давая понять, что закончил. Он затянулся, нахмурился и вынул трубку, чтобы на неё взглянуть. Дыма не было. Он пробормотал что-то неразборчивое, затем ушёл в поисках огонька.

Данила оглядел помещение в поисках подходящего источника дополнительной информации. Поблизости занималась семейным ремеслом Мирна Кассалантер. Сплетница тихим, торопливым голосом беседовала с парой молодых женщин — странной парой, поскольку одна была одета как пастушка с оплетённой лентами крючковатой палкой, а вторая носила меха и волчью маску на шесте. Защитница и похитительница овец слушали Мирну с одинаковыми выражениями скандального удовольствия, и взгляды, которые они бросали на хозяйку вечера, не оставляли особых сомнений о предмете злобных сплетен Мирны. Данила всё равно подошёл ближе. Может быть, Мирна и раздражала, но сплетница тоже могла оказаться полезной.

- Галинда в долгах, видите ли, - объясняла сплетница, - но чтобы поддерживать видимость богатства, она заменяет свои драгоценности фальшивыми.

- Но её украшения выглядят точно так же, как и всегда, - заметила одна из женщин, глазея на изумрудную подвеску, устроившуюся во впадинке у горла Галинды.

- А чего вы ожидали? Даже ненастоящие драгоценности — искусная работа, если считать подделку искусством.

Мирна сделала паузу, чтобы придать вес следующим словам.

- Семья Ильзиммер, очевидно, так и считает.

Сплетница оглянулась на Данилу, когда тот приблизился, и дрожь злорадного наслаждения пробежала по её лицу.

- Лорд Танн. Вы наверняка слышали про небесный караван? Ну разумеется, поскольку ваша семья инвестировала в успех этого предприятия.

Ударение на слове «успех» содержало в себе коварный намёк. Данила не знал, какой именно. Он натянул пустую улыбку на лицо.

- На самом деле, я хотел расспросить вас именно об этом. Вам не довелось слышать что-нибудь помимо общеизвестных сведений?

Женщина наклонила свою яркую голову и окинула его взглядом, каким торговец лошадьми оценивает плуговую лошадь для возможной перепродажи.

- Я слышала, что вино на зимнем празднике в этом году будет просто исключительным. Десять бутылок будет разумной ценой.

Спутницы Мирны нахмурились, недовольные этой прямолинейной демонстрацией коммерции на званом вечере. Неглубоко и холодно поклонившись, они упорхнули распускать собственные сплетни.

- Странно, что вы ищете ответы у меня, - промурлыкала Мирна, заметно довольная собой. - Другие могли бы поговорить с вами за меньшую плату — или вовсе бесплатно. Но я не жалуюсь, не подумайте.

Данила был не в настроении для пикировки.

- За простой и быстрый ответ вы можете рассчитывать на лишнюю бутыль.

Женщина надула губы.

- Что ж, хорошо. Слухи гласят, что ограбление было делом рук кого-то из участников предприятия. Бандиты были слишком хорошо и хитро вооружены, и ждали в засаде на том самом месте, которое караван использовал для привала по пути на север. Большинство, конечно же, подозревают Элайта Кролнобера. Он путешествовал с караваном в Серебристую Луну, но не обратно. Но многие видели, как он принимает участие в битве. Вскоре после этого он исчез, оседлав пегаса Гандвиндов.

Новости были тревожными, но не слишком неожиданными. Эльфа в любом случае стали бы подозревать, принимал ли он участие в грабеже или нет.

- А Бронвин?

- Кто?

- Молодая женщина, которая владеет «Любопытным Прошлым». Вы по крайней мере дюжину раз бывали в её лавке. Невысокая женщина, длинные каштановые волосы, большие глаза.

- А, она, - голос дамы был безразличным, почти презрительным.

- Знаете, что с ней? - настаивал Дан.

Мирна пожала плечами. Казалось, женщине не нравится выслушивать вопросы, на которые у неё нет ответов — даже если предметом этих вопросов была торговка-простолюдинка.

- Спросите эльфа. Он там был.

Она указала в противоположный конец помещения. Глаза Данилы широко распахнулись, когда он увидел высокую, стройную фигуру в серебряном и тёмно-фиолетовом. Элайт выбрал затейливый костюм из давно минувшей эпохи, какой носили люди и эльфы древних дворов Тетира. Либо эльф проявил необычайную дипломатичность, либо его костюм служил эквивалентом зелёного плаща в лесу — попыткой слиться с окружающим. В честь Гедрака сегодня многие надели фиолетовые цвета Тетира.

Данила направился к эльфу настолько быстро, насколько позволяла ему толпа.

- Я слышал, у тебя выдалась насыщенная поездка, - начал он.

Эльф слабо и насмешливо улыбнулся ему.

- Давай оставим обычные любезности и перейдём к сути. Когда я расстался с Бронвин, она была в добром здравии, пускай и в плохой компании. Она — девушка находчивая. Крайне находчивая, - грустно добавил он.

Данила начал понимать, что к чему. Кроме того, он почувствовал себя виноватым в том, что дал согласие на слежку за Элайтом.

- Я всегда рад услышать весточку от Бронвин, - осторожно заметил он. - Она — мой старый друг.

- И новый арфист, - добавил эльф. - Избавь меня от словоблудия. За мной следят арфисты и не только. Ничего нового. Я не знаю, имеешь ли ты отношение к заданию Бронвин, и мне всё равно. Так или иначе, уверен, тебя интересуют последствия.

- Раз уж ты об этом заговорил.

- Мы оба — Бронвин и я — потеряли сокровище при нападении. За которое, уверяю, я ответственности не несу.

Это заявление застало Данилу врасплох.

- Вот тебе и остроумный диалог, обмен финтами, защитой и выпадами. Я обезоружен ещё до того, как достал меч.

Эльф поднял одну серебряную бровь.

- Вот как? Ты так легко готов поверить мне на слово?

- Почему нет?

- Многие люди сочли бы подобную доверчивость неразумной, - заметил Элайт. - И не без причины.

Данила пожал плечами. Так оно и было, но инстинкты барда утверждали, что эльф говорит правду. Очень хотелось услышать версию Бронвин, но с того дня, как Элайт принёс клятву Друга Эльфов, у Данилы не было причин сомневаться в его словах. Элайт действительно был необычайно прямолинейным — в каком-то отношении даже больше, чем Данила. Бард организовал слежку за Элайтом и теперь оказался на грани того, чтобы нарушить обязательства, налагаемые подобными почестями.

- Здесь тоже кое-что произошло, - начал юноша. В нескольких словах он рассказал эльфу о своей новообретённой сестре. - Эрилин и я отправимся на восток, чтобы встретиться с ней в Сюзейле.

Элайт разглядывал его непроницаемыми янтарными глазами.

- Зачем ты мне это говоришь?

- За исключением требований вежливой беседы? - отозвался бард с усмешкой. Но улыбка быстро угасла. - Должен признать, перспектива покинуть город меня немного огорчает. На тебя напали трены, и может быть, ты до сих пор в опасности. Клятва Друга Эльфов действует в обе стороны. Я не хочу уезжать, пока это дело не разрешится. А Эрилин не хочет тем более.

- Эрилин? - её упоминание, казалось, удивило эльфа. - Уж точно не из-за меня?

- Не совсем, - сказал Данила, хотя выражение на лице Элайта заставило его пожалеть, что он не может дать другого ответа. - Ты же знаешь, что в последнее время лунный клинок звал Эрилин, когда наступало время выполнять долг перед эльфами. Поскольку меч уже какое-то время молчит, она решила, что её обязанности перед Народом — здесь, в Глубоководье. Возможно, твои недавние злоключения имеют к этому какое-то отношение.

- В этом я сомневаюсь, - небрежно заметил Элайт. - Тебе не стоит беспокоиться. Можешь сопровождать свою сестру в Сюзейл. Зима в Глубоководье уж очень сурова. Тебе же лучше будет её избежать.

От Данилы не укрылась ирония в голосе эльфа — и предупреждение. Он ответил и на то, и на другое.

- Почему-то я сомневаюсь, что в этом году ничто не будет отвлекать нас от стужи.

Улыбка Элайта не касалась его глаз, золотистых и полных тайн, как у кошки.

- Осмелюсь предположить, что ты можешь оказаться прав.

 

***

По мере того, как продолжался вечер, росло уважение, которое Эрилин испытывала к Даниле. Она устало заполняла свою бальную книжицу, переходя от одного партнёра по танцам к другому и пытаясь узнать что-то ценное. Девушка продолжала твердить себе, что это занятие не слишком отличается от её учебы на мастера меча. Запутанные танцы освоить было проще, чем несколько дюжин стоек и движений, которые она отрабатывала в юности. Необходимость предугадывать движения партнёра или целого круга во многом напоминала сражение. Финты и выпады в легкомысленной болтовне знатных джентльменов и дам имели много общего с поединками, а жестокие удары в спину, наносимые с помощью сплетен, были такими же острыми, как клинок убийцы.

Но к полуночи Эрилин выдохлась. Челюсть болела от вымученной лживой улыбки — и от необходимости сдерживать едкие замечания.

Последнее было особенно сложно, когда речь заходила о Воссоединении Тетира. Эрилин до сих пор не пришла в себя, оказавшись замешана в бедах этой страны. Несколько месяцев она провела, притворяясь участницей гильдии убийц, собирая сведения о наделённых властью в этой стране и тех, кто способен её обрести, просеивая мусор их тайных действий и наихудших импульсов. Её последним заданием от арфистов было «спасение» Изабо Тион. Уход возможной наследницы из Тетира укрепил претензии Заранды, равно как и силу тетирской знати, которая поддерживала новую королеву. Ради помощи арфистам Эрилин была готова почти на всё, но она слишком много знала о людях, которых арфисты поддерживали. На её возражения арфисты ответили аргументами политической необходимости, безопасных торговых маршрутов и важных договоров. Вдобавок, никого не беспокоило, что Изабо быстро показала себя одной из худших представителей тетирской знати. Она пировала в Глубоководье, отчасти спонсируемая деньгами арфистов. В отвращении Эрилин покинула арфистов и полностью посвятила себя долгу перед эльфийским народом. Но всё-таки оказалась здесь, танцуя со следующим королём Тетира и поддерживая необременительную беседу с полным залом лордов, зная всё это время, что кто-то из присутствующих мог быть организатором покушения тренов.

Но на балу Галинды Рейвентри подобные мрачные раздумья казались абсолютно неуместными. Никто по-прежнему не говорил о смерти Оса Элторчула. Единственное объяснение, которое смогла придумать Эрилин, заключалось в том, что Эрия Элторчул решила как можно дольше держать эту новость в тайне, надеясь продавать созданные учениками заклинания и зелья под видом работы своего брата. Сомнений не было лишь в одном: как только новости станут известны, финансовое состояние Элторчулов пошатнётся. Эрилин нравился старший лорд Элторчул, и она сомневалась, что тот опустится до обмана, но охваченный горем мужчина мог просто дать волю своей испорченной дочери.

С другой стороны, второй самой популярной темой вечера была история об ограблении каравана — превосходя даже безвкусных подражателей эльфам, которые слонялись вокруг, одетые практически только в зелёную и коричневую краски.

Эрилин внимательно прислушивалась к тому, что говорят ей, и к тому, что говорят поблизости. Из разрозненных и зачастую противоречивых обрывков она составила две истории. Одна школа мысли считала, будто ограбление организовал эльфийский лорд. Другие слухи, произносимые тихими голосами, зато обладавшие ароматом заговора и измены, предполагали, что предательство совершила одна из семей-участников профинансировавшего караван консорциума.

Лорд Гандвинд находился в самом низу списка возможных виновников — по крайней мере, того списка, который могли составить представители купеческой знати. Он предоставил летающих животных и эльфийскую охрану, и его потери были огромными. С другой стороны, эльфийские менестрели с горечью отмечали, что Гандвинд использовал своих эльфийских наёмников почти тем же манером, каким орки использовали в битве солдат-гоблинов; чтобы отвлечь на них вражеский огонь и заставить противника обнажить свои позиции, выиграв время для «более ценных» воинов. Эльфы не утверждали, что Гандвинд всё подстроил — не совсем — но были невысокого мнения об этом мужчине и его методах.

Семья Амкатра, поставщик первоклассного оружия, потеряла некоторую часть ценных мечей и кинжалов, выкованных их ремесленниками в Серебристой Луне, но незапятнанная и выдающаяся репутация этой династии была слишком блестящей, чтобы происшествие могло её запятнать.

С другой стороны репутация семьи Ильзиммер уже и так страдала от дюжины мелких скандалов. Боральдан Ильзиммер, глава семьи и не особенно популярный человек, вместе с караваном ожидал получить небольшое состояние в хрустале и драгоценных камнях. Конечно, после распущенных Мирной сплетен никто не знал, какая часть из объявленных им потерь была настоящими камнями, а какая — дешёвыми кусками разноцветного стекла.

И наконец, оставалась семья Танн, приложившая руку практически ко всем коммерческим предприятиям в городе — по крайней мере в том, что касалось перевозки товаров. Если верить докладам, их потери были незначительны и ограничивались вложениями в этот новый способ путешествия. Если Танны действительно снабдили разбойников нужными сведениями и ресурсами, эти вложения могли быстро окупиться.

Подобные спекуляции заставили Эрилин не на шутку встревожиться. Насколько она знала историю, междоусобная война была для семей Глубоководья не в новинку, и девушку не прельщала перспектива увидеть возвращение старых времён.

Эрилин отыскала в толпе леди Кассандру. Дама была одета в мерцающее серебряно-синее платье, намекающее на чешую русалки, но не подражающее ей напрямую. Кассандра казалась как всегда спокойной и собранной, будто не слышала слухов вовсе и уж тем более не волновалась по их поводу.

С другой стороны, Эрилин заметила, что дама необычайно рано попрощалась с Галиндой Рейвентри. Эрилин последовала за Кассандрой к экипажу и скользнула внутрь, прежде чем испуганный конюх успел захлопнуть дверцу.

- Всё в порядке, Нельсон, - уверенным голосом сказала Кассандра. Бросив красноречивый взгляд на крылья, составляющие часть костюма Эрилин, она подвинулась, освобождая место.

- Скажи кучеру объехать квартал по кругу.

Кассандра молчала до тех пор, пока скрип и грохот экипажа не обеспечил прикрытие их словам. Она смахнула в сторону лениво парившее в воздухе перо.

- В Краю Фей что, какие-то проблемы? Обычно линька — признак тревоги.

- Ох. Простите, - почти обрадованная представившимся поводом, Эрилин оторвала надоедливые крылья и нетерпеливо выбросила их из окна.

- Надеюсь, это важно?

- Скажите мне сами, - полуэльфийка быстро посвятила собеседницу в текущее положение дел. Выражение Кассандры ни разу не выдало никаких признаков огорчения или беспокойства.

- Слухи не совсем безосновательны, - осторожно произнесла она. - Потери Таннов невелики, это правда, но предателем просто не мог быть один из участников консорциума.

- О? И почему же?

- Ответ очевиден, - заметила дама. - Подумай о нашем прошлом — о разрухе Гильдейских войн, когда семьи сражались на улицах. Ни одна семья не может быть настолько глупа, чтобы считать, будто добьётся успеха в подобном предприятии, а значит, никто не осмелится бросить подобный вызов. Только чужаки, которые пытаются отжать свою долю, способны на такой смехотворный поступок.

- Не такой уж и смехотворный, - возразила полуэльфийка. - Судя по всему, при нападении на караван погибли по меньшей мере две дюжины людей и эльфов. Пропал груз. Некоторые могли бы назвать это успехом.

Дама наградила Эрилин снисходительной улыбкой.

- Слухи похожи на пьяниц, - заметила она. - Большую часть времени они бормочут бессмыслицу, но иногда звучит правда, которая иначе осталась бы несказанной.

- Например?

- Взглянем на Элайта Кролнобера. До сих пор немногие отваживались обвинять эльфийского лорда, а если таковые и находились — они отказывались от обвинений ещё до того, как Совет Лордов успевал собраться и вынести вердикт. Те, кто продолжал упорствовать, никогда не могли отследить преступления эльфа до самого их источника. Но на этот раз Кролнобер зашёл слишком далеко, и правду о нём начали говорить вслух.

- В этом я сомневаюсь, - немедленно возразила Эрилин. - Я знаю Элайта уже несколько лет. Он не безгрешен, это правда, но я никогда не видела, чтобы он действовал так открыто и опрометчиво. Не просто так его преступления нельзя отследить. Он хитёр.

- Ограбление было хитрым.

- Я видела и получше, - заявила полуэльфийка. - Для засады необходима информация и планирование, но не выдающаяся хитрость. Сомневаюсь, что в этом замешан Элайт.

Кассандра окинула её взглядом холодного недоверия.

- Ты защищаешь его?

- Просто пытаюсь увидеть все руны на страницы. Здесь происходит что-то большее, чем простое нападение разбойников. Данила рассказал вам, что Ос Элторчул был убит тренами. Недавно на Элайта тоже напали трены — в вашем особняке.

Спокойный взгляд знатной дамы даже не дрогнул.

- И я полагаю, ты считаешь семью Танн ответственной за это.

- Пока нет, - отозвалась Эрилин, - но сам Элайт мог так решить.

- Понимаю твою точку зрения, - признала Кассандра, - но тем больше у него причин отомстить, нанеся удар по нашим деловым интересам.

Предположение было логичным, но Эрилин покачала головой.

- Вы знаете, кто погиб в бою? В основном эльфы. Среди них было четверо наших молодых воинов, недавно покинувших Эвермит. Это были орлиные всадники — одни из самых уважаемых эльфийских солдат. Что бы ни делал Элайт, кем бы ни являлся, не могу поверить, что он обрёк этих юношей на смерть.

- Почему нет? Если в легендах и кабацких байках есть хоть доля правды, за всю свою ужасную жизнь Элайт Кролнобер совершил несколько сотен убийств, почти не останавливаясь, чтобы вытереть клинок.

- Он не убивал эльфов, - настаивала Эрилин. - Насколько я знаю, эльфов — никогда. Признаю, что в этом мало благородства, но есть определённое постоянство. Всё, что я знаю об Элайте Кролнобере, заставляет меня считать его невиновным в этом ограблении.

Кассандра откинулась на спинку сидения и ледяным взором посмотрела на девушку.

- Ты должна понимать, к чему клонишь. Ты обвиняешь по крайней мере одну благородную семью в предательстве, грабеже и убийстве. Это очень серьёзное обвинение.

Полуэльфийка не дрогнула.

- Кто-то заранее знал маршрут каравана и устроил засаду. Кто-то несёт ответственность за смерть этих эльфов. Мой долг — проследить, чтобы виновник заплатил по счетам. Если по какой-то причине не справлюсь я, этим скорее всего займётся Элайт. Иногда стоит прислушаться к тому, что говорят слухи. Не надо нас с ним недооценивать.

Губы женщины дрогнули.

- Я возьму на заметку, - с неожиданной ноткой мрачного веселья отозвалась она. - Полагаю, мне следует поблагодарить тебя за предупреждение.

- Не стоит. Просто ни с кем не делитесь.

- По рукам, - согласилась знатная дама. - В любом случае, я вряд ли стану рассказывать, что спутница моего сына — предполагаемая убийца, о чём ты при каждом удобном случае мне напоминаешь — рыщет среди знати в поисках предателя. Вокруг и так достаточно скандалов — только ещё одного не хватало!

Она покосилась на Эрилин.

- Тебя как-нибудь можно разубедить?

- Никак.

Кассандра кивнула, как будто ожидала такого ответа.

- В таком случае, у меня тоже найдётся для тебя предупреждение. Это расследование ничем хорошим не кончится — ни для тебя, ни для Данилы. По крайней мере, держи глаза открытыми, а меч — по рукой, и убедись, что хорошо приглядываешь за моим сыном.

- Я занимаюсь этим последние шесть лет, - напряжённо сказала Эрилин.

- Неужели? Какое чудо, раз тебя так редко видят в его обществе. Не волнуйся. Твоя преданность эльфийскому народу достойна уважения, не сомневаюсь. О, мы вернулись к воротам. Ты, конечно же, возвратишься на бал.

Это был не вопрос, а приказание. Поскольку Эрилин не видела особого смысла в продолжении интервью, она покинула экипаж и смотрела, как он уезжает.

Слова леди Кассандры глубоко её обеспокоили. От мелких уколов и тонкого сарказма Кассандры она до сих пор отмахивалась, как от назойливых мошек. Эрилин привыкла к пренебрежению. Когда дело касалось изящных оскорблений, даже самый высокомерный дворянин не мог сравниться с эльфами — а полуэльфы были любимой целью для эльфийских камней и стрел.

Однако на сей раз всё было иначе, и Кассандра недвусмысленно дала это понять. Как умелая мечница, Кассандра преодолела защиту Эрилин и нанесла удар прямо в сердце. Она использовала самый острый меч — болезненную правду, сказанную без всяких увёрток.

- Правда — острейший клинок, - прошептала Эрилин. Эти слова укрепили её решимость. Девушка подобрала мерцающие юбки и направилась в особняк Рейвентри. Они с Данилой узнают истину, и это оружие поможет расправиться с обманом и кознями. Правда всё исправит.

Взгляд наёмницы ухватил небольшое подрагивающее движение. Резкий осенний ветер прижал одно из её оторванных крыльев к каменной стене, окружавшей сад Галинды. Крыло лежало там, как умирающая птица, почти прозрачное среди темноты камней и кружившихся сухих листьев.

Эрилин не верила в приметы, но фальшивые крылья показались ей предзнаменованием. Она отбросила иллюзии, и результатом стала смерть. Хотя её решимость докопаться до истины осталась непоколебима, девушка не могла не задуматься, кто ещё падёт от этого острого клинка.

 

***

Лилли быстро собрала вещи, готовясь покинуть Глубоководье и отправиться навстречу свободе. Собираться было легко — несколько предметов одежды, её драгоценные сферы снов, костяной гребень, в котором не хватало всего нескольких зубцов, побитая оловянная кружка и небольшой, но ухоженный набор ножей и отмычек.

Она замешкалась, прежде чем положить воровские инструменты в мешок, поскольку они казались неподходящими для предстоящего светлого будущего. После некоторых раздумий, она сунула их внутрь и крепко завязала узел. Девушка никогда не знает, что может ей пригодиться.

Резко распахнулась, ударив о стену, дверь. Лилли вздрогнула и потянулась к оружию. Слишком поздно — она вспомнила, что сложила ножи в мешок.

Изабо влетела внутрь, как лист на ветру, исступлённая и растрёпанная даже сильнее, чем в битве.

- Ты выглядишь так, будто увидела призрака, - сообщила Лилли, - причём не особенно дружелюбного.

Это вызвало слабую, болезненную усмешку на бледных губах женщины. Она немного собралась, но продолжала шагать по маленькой комнате, как будто разыскивая нечто жизненно важное. Казалось, её особенно интересует раздувшийся мешок. Разглядывая его, Изабо начала играться с завязками, удерживающими её собственный кошелёк.

- Ты уезжаешь?

Лилли сунула мешок за спину.

- Я просто собрала вещи для прачки, только и всего.

Женщина какое-то время её рассматривала, потом улыбнулась.

- Внизу о тебе расспрашивали мужчина и женщина.

У Лилли дрогнуло сердце. Изабо знала о запланированном побеге!

- Конечно, - продолжала женщина, - я притворилась тобой, узнав, что их интересует. У меня есть причина покинуть город на несколько дней. Ты же не возражаешь, если я займу твоё место, правда?

Прежде чем Лилли смогла пошевелиться, женщина взмахнула своим кошелём и нанесла Лилли болезненный удар по уху, от которого в голове зазвенело. Комната закружилась, и неожиданно служанка почувствовала под коленями твёрдые половицы.

Изабо подобрала юбки и ударила Лилли ногой под рёбра. Не в силах вдохнуть, воровка не смогла бороться, когда Изабо засунула надушённый платок ей в рот.

Женщина присела рядом с ней. Она прижала ладонь к губам и подула, как будто посылая воздушный поцелуй. Красный порошок облачком окутал лицо Лилли.

Лилли сделала испуганный вдох. Она сразу же осознала свою ошибку. Девушку быстро охватила вялость, затуманив путь между волей к действию и способностью двигаться. Это походило на воздействие сферы сновидений, только без забвения и без удовольствия. Хотя Лилли не могла управлять своим телом, она отчётливо ощущала всё, что с ним происходит. Она почувствовала второй оглушающий удар по голове и ощутила, как стягивается узел на запястьях. В нос ударил сухой запах пыли, когда Изабо затолкала её под кровать.

Сквозь парализующую дымку Лили услышала скрип старых деревянных ступеней, сообщающий о прибытии её предполагавшейся спасительницы. Она безрезультатно пыталась найти способ заявить о своём присутствии. Наконец, с растущим отчаянием она услышала, как Изабо притворяется ею и занимает её место.

Женщина-арфистка была такой же маленькой и тонкой, как Лилли. Хотя её рыжие волосы не были настолько густыми, светлыми и блестящими, она всё равно была неплохой заменой. Арфистка натянула лишнее платье, которое Изабо достала из сумки Лилли, и вручила Изабо верхнюю рубаху и штаны, в которых вошла в таверну. Синтия выразила озадаченность тёмными волосами Изабо, но легко приняла рассказанную той историю о внезапном желании замаскироваться, исполненном с помощью ученика мага и заклинания за пять медяков. Лилли не винила арфистку за её доверчивость. К собственному сожалению она знала, насколько убедительной может быть воровка.

Когда женщины поменялись местами, Изабо скользнула по лестнице в переулок, к ожидавшей снаружи повозке.

Койка опасно провисла, когда сверху уселась юная арфистка. Синтия принялась скучающе напевать себе под нос, чтобы провести время до закрытия таверны. Тогда на улицах будет достаточно темно, чтобы сохранить фальшивую личину, когда она выскользнет наружу.

Лестница снова заскрипела, на этот раз — с большим протестом. Синтия встала и подкралась к двери. Она упёрлась ногами в пол, когда дверь начала медленно открываться.

Лилли первой увидела создание — и узнала его по огромным когтистым лапам. Она собрала всю свою силу и волю в напрасной попытке закричать.

Тишину нарушил не её голос, а неожиданный шорох шагов трена. Существо бросилось вперёд, развернулось и хрюкнуло, вложив все силы в единственный удар.

Даже получись у Лилли закричать, времени на это не осталось. Арфистка рухнула на пол. Глаза Лилли широко распахнулись от ужаса, когда под Синтией большой лужей растеклась кровь. Красное пятно толстыми струйками поползло к ней. Струйки показались напуганной девушке скрюченными пальцами, указывающими на её укрытие.

И всё равно она вздрогнула, когда крупная зелёная рука сунулась под койку и загребла в горсть её юбки. Существо одним рывком вытащило девушку наружу, затем поставило на ноги.

Каким-то затуманенным уголком сознания Лилли поняла, что может стоять без посторонней помощи. Яд Изабо начал выветриваться. Но ужас был почти таким же парализующим. Она стояла неподвижно, как мышь перед хищником, сухим, неморгающим взглядом широко распахнутых глаз глядя на клыкастую усмешку трена.

- У тебя бывают очень интересные грёзы, - музыкальным голосом заметило чудовище. - Жаль будет обрывать их. Но, видишь ли, это необходимо. Шаг к тому, чего я крайне желаю. Как и этого.

Трен поднял кусок пергамента. Это была записка, украденная Изабо у бородача. Там в подробностях излагался маршрут небесного каравана. Страница заканчивалась подписью. Имя принадлежало её тайному любовнику.

- Они найдут тебя и узнают, что ты сделала. Конечно, обвинят твоего красавчика. Он заплатит за каждую потерю, каждую смерть. Как и твоя семья, разумеется. О да, семья Танн тоже заплатит.

Лилли покачала головой; крохотный жест мучительного отрицания. Её любовник не имеет к этому никакого отношения! Она была воровкой, а не он! Никогда, никогда она не желала никому смерти!

Пока девушка пыталась произнести слова протеста, существо перед ней начало меняться. Толстое тело стало длиннее и тоньше, черты — острее.

Лилли вспомнила, что знает про Изабо Тион, и решила, что понимает, от какого врага та сбежала. Но Изабо украла её побег и вместо себя оставила этому красивому монстру Лилли.

Смертоносный посетитель улыбнулся, как будто довольный тем, что жертва понимает его истинную природу и намерения. Затем его улыбка ужасающе расширилась, а лицо удлинилось, превращаясь в рептилье рыло. На морде проступила чешуя. На клыках фальшивого трена повисла ниточка слюны. Он поднял когти, уже измазанные кровью Синтии, и с демонстративной неторопливостью их согнул. В глазах чудовища виднелось злобное удовольствие. Он намеревался насытиться её страхом, как настоящие трены насытились бы плотью.

Лилли не стала закрывать глаза. Пускай ей и было отказано в благородной жизни, но смерть она выберет себе сама.

Изо всех сил, которые могла собрать, она боролась с парализующим ядом. Задрав подбородок со смесью отваги и гордости, она спокойно посмотрела на существо, когда смертоносные когти нанесли удар.


Сферы снов: десять

23 Октябрь 2018 - 15:34

Десять

 

Эрилин вела их по узким улочкам Порта Черепа, Данила не отставал ни на шаг. Хотя город располагался прямо под его родным Глубоководьем, и оба поселения были портовыми, он не мог себе представить двух мест, которые различались бы сильнее.

Здесь всё было запущенным, уродливым и мерзким. Ветхие здания опасно шатались и кренились, как тесно сгрудившиеся корабли. По шумным улицам сновали представители по крайней мере двух дюжин рас, многие из которых находились вне закона в городе наверху. Жестокая толпа сбила одноногого бродягу. Тот не стал звать на помощь, видимо понимая, что никто не отзовётся, и вместо этого попытался подняться сам с помощью грубо вырезанного костыля. Но как и всё остальное в Порту Черепа, внешность мужчины была обманчивой. Совсем не беспомощный, он ловко рассёк ухо хитролицего гоблина, попытавшегося обчистить его карманы. Как и его потенциальная жертва, гоблин не стал звать на помощь. Он просто достал кусок кожи, приложил к голове и побрёл прочь в поисках целителя — а может быть, простого зеркала и ниток.

Спутник Эрилин смотрел на это с возрастающим беспокойством.

Идея привести Данилу в это сырое, мрачное и беззаконное место вызвала у девушки дурные предчувствия. Хотя по её настоянию Данила надел грубую одежду, подходящую скорей портовому грузчику, чем джентльмену-барду, здесь он целиком и полностью казался не на своём месте.

- Должен заметить, что здесь ничем не лучше, чем в цистерне Оса, - прокомментировал бард. - Там, по крайней мере, было сухо.

Эрилин понимала его чувства. В Порту Черепа вода была повсюду. Хотя это было портовый город, он целиком располагался под землёй, значительно ниже уровня моря. Вода сочилась со сводов пещеры и собиралась в лужи на улицах. Влага питала вездесущую плесень и мерцающие грибы, которые цеплялись к стенам ветхих построек или ползли вдоль дорожек. Все было пронизано запахом гнили и плесени, зловонная дымка цеплялась к свету фонарей. Спустя всего несколько минут в городе одежда Эрилин начала липнуть к телу, а настроение её спутника стало таким же подавляющим, как густой воздух.

- Ты хотел быть частью моего мира, - сказала она, всего лишь немного преувеличивая. - В таких местах я обычно и бываю.

Данила демонстративно уставился на её меч — тёмный и безмолвный.

- Держу пари, в округе найдётся не так уж много лесных эльфов. Разве нам не следует искать именно их? Где-нибудь в другом месте?

Она отлепила воротник рубахи от горла и смахнула влажный локон со лба.

- Чем быстрее мы здесь закончим, тем быстрее покинем это место.

Она кивнула на ряд опасно покосившихся деревянных строений, выстроившихся со всем тщанием пьяного орочьего патруля, и шагнула в сторону змеившейся между ними узкой улицы.

Позади неё Данила выругался с впечатляющей изобретательностью.

- А что конкретно мы разыскиваем?
- Духи, - сухо отозвалась Эрилин, огибая довольно подозрительную кучу. Она опознала навоз мантикоры и ускорила шаг. Куча была относительно свежей, а у Эрилин не было никакого желания противостоять чудовищу с телом льва и человеческим лицом — и таким же человеческим коварством.

- Духи. Прекрасная мысль, - поздравил её Дан. - Учитывая наше текущее окружение, предлагаю приобрести целый котёл.

Она оглянулась.

- Ты собрался ныть всю дорогу?

- Пожалуй, и на обратном пути тоже. Нет смысла делать что-то наполовину.

Из-за груды ящиков к ним устремилась троица кобольдов. Это были противные существа-гоблиноиды, лысые головы которых едва-едва поднимались над поясом Эрилин. В их выпученных жёлтых глазах застыло ошалелое выражение, но крысиные хвосты мотались из стороны в сторону, с жуткой правдоподобностью подражая хвостам гончих, жаждущих порадовать хозяина. У них в руках была ткань, а не оружие, но Эрилин не замедлила шаг.

- Твоя смотреть, может покупать, - принялся канючить один из них, устроившись рядом с полуэльфийкой. - Много хороших плащей. Не сильно ношеных. Только один в крови и кишках, и всё уже высохло.

- Любой лоточник Глубоководья мог бы позавидовать такой рекламе, - пробормотал Данила. Он притормозил, чтобы обратиться к кобольду. - Кровь и кишки, значит? Такие украшения, наверное, обходятся дороже?

- Конечно, конечно. Твоя хотеть — мы украшать.

- О. Замечательный договор — при условии, что моя не станет источником этих украшений.

Подобный оборот речи, очевидно, смутил мелкого торговца. Кобольд покачнулся на каблуках и застучал своим крысиным хвостом в заметном изумлении, но этот миг быстро прошёл и кобольды продолжили их преследовать.

Эрилин локтём оттолкнула одного с пути.

- Не поощряй их, - тихо сказала она Даниле. - Ты что, планируешь здесь умереть?

- Ох, ну конечно же нет. Три кобольда опасности не представляют.

- Как и одна мышь. Проблема только в том, что мышь никогда не бывает только одна. Поблизости всегда прячутся ещё несколько. Откуда, как ты думаешь, эти «три» кобольда берут свой товар?

Такие безупречные аргументы заставили Данилу ускорить шаг. Он старался не отставать от полуэльфийки, пока та прокладывала путь через убогий городок к небольшой лавке, где убийцы покупали смерть в каплях.

- «Яды Пантагоры», - прочитал вслух вывеску Данила. - Прямо к сути. Никакой претенциозности, никакого лицемерия. Я нахожу это весьма освежающим.

Эрилин бросила на него предупреждающий взгляд и толкнула дверь. Сцена за дверью была похожа на кошмар мясника или поле боя северян.

Воздух был пронизан сладковатым медным запахом. Над влажными кучами жужжали мухи. На старом дереве пола собрались тёмные лужи. Каким-то образом кровь достигла потолочных балок. Даже капая на пол, кровь продолжала высыхать, как будто мокрые брёвна длинными чёрными слезами оплакивали судьбу торговцев ядами.

Эрилин никогда не видела ничего подобного. Она пнула пустой сапог, задумавшись, каким образом тот потерял хозяина. Подчиняясь импульсу, она быстро пересчитала тела и обувь. Сапог был лишним. Судя по всему, его бывший носитель растворился, будто поглощённый вспышкой драконьего пламени. Изнутри.

Девушка склонилась над одним из мертвецов. Для того, кто видел смерть так же часто, как она, трупы многое могли рассказать даже без молитв и заклинаний.

Следы были на месте, но они оказались противоречивыми и весьма тревожащими. Тонкие, точные разрезы покрывали тело мужчины. Эрилин перекатила его на живот и задрала рубаху. Синяков на спине было мало. Неудивительно. К тому времени, как он погиб, в теле почти не осталось крови. Острый тонкий меч, который убил этого человека, оставил несколько слоёв ран, приближая смерть по дюйму, по капле и по струйке. Кто-то игрался с несчастным, убивая его медленно, и жертва продержалась куда дольше, чем Эрилин считала возможным.

Странное поведение для вора. Конечно, убийца мог быть ассасином по профессии, возможно, постоянными клиентом, которому проще было убить, чем расплатиться. Но Эрилин подумала, что любой ассасин, подгоняемый необходимостью выживания, никогда не пошёл бы на такую трату времени и ядов. Это убийство отличалось всеми признаками мести — или ярости, или безумия, или зла столь огромного, что оно уже не заботилось о соразмерности или последствиях.

Ещё более странной была природа оружия. Ни один человеческий клинок не мог быть настолько тонким и острым. Жертву убили эльфийским оружием. Эрилин испытывала мрачную уверенность по этому поводу. Народ её матери был свирепыми, зачастую безжалостными бойцами, но до такого опускались немногие. Она знала только двух-трёх эльфов, способных на подобное. Совсем недавно Эрилин видела, как похожим образом играется с убийцей-треном Элайт Кролнобер.

Её чуткие уши уловили звук шагов на тротуаре снаружи. Она перенесла вес на каблуки и единственным быстрым движением встала. Скользнув к двери, полуэльфийка достала меч и знаком приказала Даниле стать по другую сторону дверной рамы.

Дверь медленно отворилась, и за угол украдкой выглянуло небольшое личико. Эрилин сделала шаг из-за двери и прижала кончик своего клинка к горлу Дилунтьера.

Парфюмер взвизгнул и зажмурился, как будто мог оградить себя от двойного ужаса: угрожающего ему меча и зрелища бойни за ним. Лицо продавца духов побелело, как старый пергамент, а кости в ногах, похоже, превратились в желе.

Прежде чем Эрилин успела заговорить, Данила схватил покачнувшегося мужчину за рубаху и рывком втащил его в комнату. Он затряс торговца духами, как собака трясёт в пасти пойманную крысу. Лицу Дилунтьера отчасти вернулся цвет. Когда парфюмер начал сопротивляться с решительностью и энергией, свидетельствующей, что мужчина способен самостоятельно стоять, Данила его отпустил.

Дилунтьер приоткрыл один глаз и вздрогнул.

- Слишком поздно, - начал причитать он. - Пропало, всё пропало!

- Это поднимает пару интересных вопросов. Со временем мы до них доберёмся, - заверила его Эрилин. Она снова приставила к его горлу меч. - Что ты знаешь о тренах?

Мужчина отвёл глаза.

- Никогда о них не слышал.

Она немного пошевелила мечом, чтобы приободрить его.

- Странно, что усеянные знаками тренов тоннели сходятся именно под твоей лавкой. Странно, что дверь из канализации ведёт прямиком в твой сушильный сарай. Можешь рассказать об этом мне, а можешь предстать перед Советом Лордов.

- Я скажу! - сдался Дилунтьер. - Да, это правда, что иногда я выступаю посредником для мужчин и женщин, которые желают заручиться услугами тренов. Я всё устраиваю, но только через вторые, третьи или двадцать четвёртые руки! Правда! Так принято. Это гарантирует, что я не выдам имена моих клиентов ни вам, ни кому-то другому.

Эрилин задумалась, как отреагирует парфюмер, если она сама назовёт ему имя. Она бросила на Данилу взгляд, сочетавший в себе вопрос и извинение. Дан сжал губы, но легонько кивнул в знак согласия. Эрилин снова повернулась к Дилунтьеру.

- Ну ладно. Если ты не можешь назвать своих клиентов, я сделаю это за тебя. Леди Кассандра Танн.

- Я парфюмер. Многие представители знати оказывают покровительство моему магазину, - уклончиво начал он. Его объяснение оборвал удивлённый вскрик боли, и Дилунтьер с ужасом уставился на красное пятно на блестящем клинке полуэльфийки и кровь, стекающую ему на рубаху.

- Эта вена не была жизненно важной, - спокойно заметила Эрилин, - но я знаю, где они расположены.

- Я ничего не могу вам сказать! Мои клиенты ценят конфиденциальность! - запротестовал он.

- Больше, чем ты ценишь свою шею?

Дилунтьер быстро уравновесил эти весы.

- Зелья молодости, - заговорил он так поспешно, что от нетерпения слова чуть ли не спотыкались друг о друга. - Леди Кассандра покупает их уже очень давно, каждое новолуние. Уж извините, но как ещё она может помешать уходящим годам забрать у неё красоту?

- Я так понимаю, вы не слишком хорошо с ней знакомы, - сухо сказал Данила. - Если кто и может простым взглядом пристыдить Отца Время, так это она.

Эрилин опустила меч.

- Что ты хотел здесь купить?

- Едва ли это имеет значение, не так ли? Здесь ничего ценного не осталось. Очевидно, что я не хотел убивать этих людей. Это сделали вы, насколько я могу судить!

Взгляд полуэльфийки посуровел, но она сразу же поняла, что это не пустые угрозы. Не одна только Эрилин могла опознать следы эльфийского меча, уже не говоря о том, что она стоит сейчас прямо над результатами работы наёмного убийцы. К счастью, Дилунтьеру необходимо было заботиться о собственной репутации.

- Упомянешь кому-то о нашем присутствии здесь, - зарычала она, - и капитан стражи прочтёт анонимное письмо о твоём визите в этот маленький магазинчик. Вали отсюда!

Дилунтьер бросился к выходу. Его сапоги выбили бешеный спотыкающийся ритм по деревянному тротуару. Полуэльфийка вздохнула и вложила в ножны меч.

Данила пристально посмотрел на неё.

- Ты его отпустила. Ты ему веришь?

- Про леди Кассандру? Ни единому слову. Зачем ей зелья юности, если в ней течёт эльфийская кровь? Хотя я подозреваю, что она скорее поддержит ложь Дилунтьера, чем признает эльфийское происхождение.

Данила не стал возражать.

- Здесь больше не на что смотреть.

Долгое время Эрилин молчала. На самом деле, она подозревала, что в этом городе можно увидеть ещё очень, очень многое. Трены появились из этих тоннелей. Как и яды, которые скорее всего использовали для убийства леди Дезлентир. Эрилин пришлось немало постараться, чтобы узнать поставщика Дилунтьера, посещая знакомых, которых не видела долгие годы и давая обещания, выполнять которые она боялась.

Но в настоящий момент они почти ничего не могли сделать. Это место не давало ответов, только вызывало новые и тревожащие вопросы.

- То, за чем пришёл Дилунтьер, давно пропало, - согласилась она. Она пнула одно из тел сапогом. - Его забрал убийца этих людей.

- Убил, чтобы получить яд, - задумался Данила. - Слишком уж странный способ, не так ли? Конечно, это не моя область компетенции, но мне кажется, что намного лучше было убрать посредника.

Именно так и собиралась поступить Эрилин, но девушка пока была не готова озвучить свои намерения. В многих отношениях Данила перенял куда больше эльфийского, чем она. Он доверял Элайту Кролноберу и клятве Друга Эльфов. Девушка не могла заставить себя разрушить всё это, пока не убедится, что её подозрения правдивы, а не просто основаны на личных предубеждениях.

Она была не готова и отказаться от старых привычек и повадок, к которым с такой лёгкостью возратилась. За каждым углом ей мерещилось напоминание о собственной зловещей репутации. По правде говоря, здесь ей было куда комфортнее, чем на знатном балу. Её человеческая сторона угрюмо брала верх, а эльфийская магия лунного клинка проявлялась всё реже и реже. Если так будет продолжаться, Даниле не придётся волноваться о неудобствах жизни с эльфийской героиней.

Эрилин посмотрела на лунный клинок, наполовину надеясь, что тот слабым зелёным светом позовёт её выполнять свой долг. Конечно же, этого не произошло.

Она не знала, повторится ли это когда-нибудь.

 

***

Когда они вернулись в город наверху, Данила сразу же отправился в купальню. После часа в парилке память о зловонии подземного города начала увядать. Данила всё ещё отмокал, когда в дверь постучался его дворецкий.

- Прошу прощения, сэр, но вам срочное послание от лорда Раммаса.

Даже новости о вторгшейся стае драконов были бы менее неожиданными. Данила практически выпрыгнул из воды. Как стая испуганных птиц, во все стороны полетели брызги и пена. Он схватил полотенце и выскочил из раздевалки.

- Кто-то ранен? Заболел? Или это Джудит? Боги! Роды могут начаться в любой момент! Её первенец!

Полурослик вытер со лба клочок ароматизированной пены.

- Ваша сестра в порядке, сэр. До рождения ребёнка ей остаётся чуть больше лунного цикла, - напомнил он Дану. - В сообщении идёт речь о личном деле крайне чувствительной природы. Отец просит вас как можно быстрее встретиться с ним в «Смеющейся Русалке». Я позабочусь, чтобы вашу лошадь оседлали и привели к главным воротам.

Немного приободрившись, но по-прежнему оставаясь в недоумении, Данила быстро оделся и проехал несколько блоков до роскошной таверны.

«Смеющаяся Русалка» была одним из немногих питейных заведений в степенном Северном квартале. Она была равным образом знаменита своими роскошными игральными столами и небольшими частными комнатами. Данила знал, что лорд Раммас ценит таверну в качестве места для сплетен и азартных игр с его такими же скучающими товарищами, но никогда не думал, что у отца найдётся повод снять одну из частных комнат. И уж точно Данила не ожидал, что на подобную встречу позовут его.

К тому времени, как Данила спешился перед огромной уродливой статуей кентавра, его любопытство достигло почти лихорадочных высот. Он бросил поводья конюху и взбежал по ступеням в главный зал.

Один из охранников-минотавров кивнул, узнав в Даниле члена клуба. Существо поманило его за собой, затем зашагало вглубь здания. Массивные бёдра охранника с каждым шагом бугрились мышцами. Длинные загнутые рога задели низко висящий канделябр, вызвав негромкий звон хрусталя, напомнивший о стайке юных школьниц, шепчущих и хихикающих, прикрываясь ладошками.

Минотавр остановился перед толстой дубовой дверью и настойчиво фыркнул, словно обозначая, что его задача выполнена — или будет выполнена, когда Данила войдёт в комнату. Звук пугающе напоминал готовящегося к атаке быка, и Даниле показалось, что он влетит в комнату на рогах минотавра, если не захочет заходить по собственной воле. Он сунул охраннику монету, затем скользнул в комнату.

Раммас Танн встал навстречу сыну, протягивая руку в товарищеском приветствии. Данила пожал руку отца, как будто это была самая нормальная в мире ситуация. Они уселись за небольшой столик друг напротив друга и несколько минут предавались бессмысленной болтовне, которая смазывала колёса любой подобной встречи, происходившей когда-либо в этом помещении.

Наконец Раммас перешёл к делу.

- Ты можешь похвастаться немалым личным состоянием. Счёт, который мы с твоей матерью открыли тебе при рождении, увеличился в тысячу раз и может обеспечивать роскошную жизнь до конца твоих дней. Кроме того, у тебя есть доля в винной торговле и проценты с твоих инвестиций в колледж бардов. Я слышал, оба дела идут необычайно хорошо.

Данила осторожно кивнул.

- Всё так и есть.

-Я должен попросить тебя расстаться с небольшой частью твоих наличных денег, - напряжённо,с заметной неохотой сказал лорд Раммас. Мужчина замялся, поморщился, и расправил плечи, подготавливая себя к следующей реплике. - Мне необходимо разобраться с крайне деликатным делом. Таким, которое я предпочёл бы скрыть от твоей матери.

- Вот как.

Данила откинулся на спинку кресла, взглянув на приглашение в новом свете.

Из всех своих братьев и сестёр наименьшее участие в семейных делах принимал Данила — и именно он скорее всего не станет сообщать леди Кассандре. Джудит, ближайшая к нему по возрасту и темпераменту сестра, обычно тоже поступала по-своему, но супруг Джудит, торговец и морской капитан, обладавший красивой фигурой и дальними связями с королевской семьёй Кормира, был обязан своим положением и богатством семейному бизнесу Таннов. Поэтому он как ручная собачонка подчинялся любым причудам леди Кассандры. Джудит пока что была слишком очарована, чтобы осознать, с каким лизоблюдом делит постель, и ничего не скрывала от мужа. Лорд Раммас не мог рассчитывать на сохранение конфиденциальности с этой стороны.

- Личное дело? - Данила позаботился о том, чтобы сохранить ровный голос и задать вопрос без всякого осуждения.

- Именно так. Прежде чем я продолжу, дай слово, что это не станет темой одной из твоих бестолковых баллад.

- Даю слово, - коротко отозвался Данила. Замечание уязвило его сильнее, чем хотелось бы. Ему было всё сложнее поддерживать избранную роль, даже привыкнув к постоянному пренебрежительному отношению со стороны семьи.

- Что ж, прекрасно. Моя знакомая оказалась в беде и хочет как можно скорее и в полной тайне покинуть город. Прежде всего необходима скрытность. Мать говорила, что у тебя есть связи среди арфистов. Ты когда-нибудь занимался такими делами?

- Много раз, - заверил его Данила. Конечно, он даже представить себе не мог, что подобные навыки позволят ему позаботиться о любовнице отца — причём неудачно забеременевшей, судя по всему.

Данила не мог понять, что он чувствует по этому поводу. Незаконнорожденые дети были обычным делом среди знати, впрочем, как и среди простого народа. Многие браки заключались ради удобства или выгоды, а дети, зачатые вне подобных союзов, обычно признавались и в какой-то степени принимались в семью.

Несмотря на это, он понимал желание отца не сообщать об этом леди Кассандре. Если отец хотел выполнить с максимальной конфиденциальностью свои обязательства, Данила не собирался его упрекать. Но он не знал, стоит ли воспринимать эту неожиданную просьбу как оскорбление или как выражение доверия.

В любом случае, это было неважно. Отец впервые попросил о чём-то Данилу. Тот не мог отказаться, что бы Раммас о нём не думал.

- В течении нескольких дней я в целости и сохранности вывезу даму из города и позабочусь, чтобы она ни в чём не нуждалась. Устраивает?

-Абсолютно, - Раммас толкнул через стол сложенный кусок пергамента. - Ты найдёшь её здесь. Она ждёт твоего визита этой ночью. Надеюсь, это не вызовет неудобств.

Но неудобства были. Данила вспомнил о том, как провёл день, и о планах на предстоящую ночь. Его слуги готовили ужин на двоих и надеялись получить выходной, пока хозяин и его дама останутся в доме одни — украдут пару часов, прежде чем им придётся заняться новой обязанностью Данилы.

Его охватило раздражение. Ещё одна обязанность, ещё одна задержка — и на этот раз Данила не мог винить лунный клинок Эрилин.

- Не могу так сказать, - ответил он отцу, - но твоя просьба будет исполнена.

 

***

Когда Данила прислал сообщение об отмене их планов на вечер, Эрилин вернулась вместе с посыльным и настояла на том, чтобы сопровождать друга в Портовый квартал. Бард казался странно задумчивым и не распространялся о подробностях предстоящего дела.

Простая задача, сказал он. Он войдёт в контакт, а потом два агента арфистов доведут дело до конца. Эрилин не сомневалась, что это правда, но не могла не задуматься, о чём Данила промолчал.

Как только молодая женщина открыла дверь в свою комнату, сомнения Эрилин превратились в уверенность. Эта женщина была дочерью Раммаса Танна, а не его любовницей.

Эрилин перевела взгляд с Данилы на девушку. Сходство было выдающимся. Хотя волосы девушки обладали необычным рыже-золотистым оттенком, её лицо отличалось такими же изящными чертами и чётко выступающими костями. Стройная, грациозная фигура, похожая на фигуру танцовщицы и — это наблюдение испугало Эрилин — фигуры золотых эльфов, тоже была знакомой. Похоже, всего два или три поколения назад у девушки были эльфийские предки. Эрилин никогда не замечала доказательств отдалённого родства Данилы с эльфами, но в зеркале, которое являло собой лицо его сестры, они проступили невероятно отчётливо.

На этом сходство не заканчивалось. За неуверенной улыбкой девушки скрывалось знакомое лукавство, а в быстром, наблюдательном взгляде, брошенном ею на посетителей, светился такой же интеллект. Эрилин готова была держать пари, что их новая знакомая ничего не упускает из виду.

Так или иначе, похоже официантка удовлетворилась увиденным. Она отступила на шаг и обвела рукой свою бедную комнату — одновременно приветственным и самоироничным жестом.

- С вашей стороны так любезно заглянуть ко мне, лорд Танн.

- Лилли, - сказал Данила, озадаченно разглядывая девушку. - Не ожидал увидеть тебя.

- Могу поспорить, - согласилась она. Она бросила взгляд на полуэльфийку и улыбнулась Эрилин небольшой понимающей улыбкой — подтверждая то, что увидела Эрилин, и без слов комментируя слепоту мужчин. - Спасибо, что пришла, подруга. Учитывая, какой жестокой бывает эта часть города, твоё сопровождение будет истинным благословением.

- Скоро ты будешь в безопасности, - заверила её Эрилин. Она посмотрела на Данилу, ожидая, что тот объяснит план.

Но его внимание привлёк небольшой предмет на кровати.

- Это то, что я думаю? - спросил он.

Лилли вздрогнула.

- Да, видимо да. Боюсь, такова моя слабость.

- Опасная слабость, - строго сказал Данила и стал похож на Хелбена Арансана сильнее, чем считала возможным Эрилин. Она заколебалась, стоит ли ему об этом сообщить, но решила сохранить это замечание на потом. Всегда полезно иметь лишний нож в рукаве.

После короткой лекции об опасностях легкомысленного отношения к магии, Данила быстро объяснил дальнейшие действия. Два арфиста, Гектор и Синтия, зайдут в таверну ближе к концу ночной смены. Гектор оставит у заднего выхода небольшую крытую повозку, а Синтия останется вместо Лилли. Гектор отвезёт Лилли к Северным воротам и передаст её заботам осмотрительного начальника каравана, который обеспечит проезд до деревни за городом. Оттуда Лилли направится в Сюзейл вместе со свежевыжатым сидром. На каждом шагу её будут снабжать жильём и деньгами. В Сюзейле девушку будет ждать значительная сумма, достаточная, чтобы начать новую жизнь по её выбору.

Глаза Лилли увлажнились, пока она слушала Данилу.

- Это твоих рук дело, а не твоего отца. Готова поставить на кон собственную жизнь, - тихо сказала она. Спустя долгое мгновение она добавила: - Это больше, чем я смела надеяться, но мне всё равно грустно будет уезжать.

- Тяжело бросать дом и семью, - согласился Данила.

Эрилин испытала приступ симпатии к девушке, понимая, какую боль причинят эти необдуманные слова. Из глаз Лилли хлынули слёзы. Она быстро смахнула их одной рукой и неуверенно улыбнулась.

- Да, так и есть.

Когда они собрались уходить, Лилли присела в реверансе, прощаясь с Данилой, и протянула обе руки Эрилин. Это было обычным прощанием среди женщин рабочего класса — жест, свидетельствующий, что получатель достаточно важен, чтобы ради него отложить работу целиком. Эрилин понимала, о чём говорит этот жест: единственное заявление о родстве, на которое осмелится Лилли.

Повинуясь редкому импульсу, воительница ответила более сильным жестом. Она осторожно отстранила вытянутые руки Лилли и по-сестрински обняла девушку.

- Сила Кореллона, красота Ханали, радость Аэрали, - тихонько произнесла она традиционное эльфийское благословение на языке их прабабок.

Лилли отстранилась и сумела улыбнуться.

- Много лет прошло с тех пор, как я слышала это в последний раз. И тебе того же, подруга, хотя я слишком уважаю мелодичность этих слов, чтобы ворочать их своим неловким языком. А теперь — уходите оба, пока Хэмиш не ошибся касательно природы вашего визита и не решил взять с вас почасовую оплату.

Она легонько замахала руками, как будто прогоняя стадо упорных куриц.

Они подчинились, спустившись по скрипучей задней лестнице в переулок за таверной, где Данила с необычайной энергичностью набросился на предстоящую задачу. Он хотел узнать мнение Эрилин по поводу того, где лучше всего оставить повозку, её оценку возможных мест для засады, что необходимо предпринять, чтобы убедиться, возникнет ли необходимость в дополнительной охране городской стражи. Небольшой побег они спланировали с таким вниманием к деталям, какое пришлось бы к месту при дворе короля Азуна.

Когда с этим было покончено, Данила стал необычайно молчалив. Они шли вместе в безмолвии, и лицо юного барда выглядело нехарактерно задумчивым. Эрилин начала сомневаться, что Данила действительно не подозревал о родственных узах с Лилли. Спустя какое-то время полуэльфийку одолело любопытство.

- А леди Кассандра знает о Лилли?

Данила, похоже, испугался.

-Я, по крайней мере, ей сообщать не собираюсь! Если лорд Раммас решит признаться супруге, ему придётся заняться этим самостоятельно.

-С этим он немного опоздал, - сухо заметила Эрилин. Когда Данила бросил на неё вопросительный взгляд, она удивлённо покачала головой и пошарила в своей сумке в поисках небольшого медного зеркальца. Она сунула зеркальце в лицо барду.

- Присмотрись получше и постарайся вспомнить, где ты видел эти черты в последний раз. Думаю, что ты — и твоя сестра — оба получили долю эльфийской крови от разных матерей, но глаза у вас обоих отцовские.

Озадаченное лицо юноши застыло, и он медленно кивнул, признавая правоту спутницы.

- Конечно. Мне следовало это заметить. Может быть, я и заметил — Лилли весёлая девушка, она понравилась мне при первой же встрече. Она прислуживала на Балу Самоцветов, - объяснил он. Неожиданный гнев вспыхнул в глазах барда. - Она прислуживала в доме её отца! Как Раммас мог нанести собственной дочери такое оскорбление?

- Может быть, он не знал. Ты сам узнал об этом только сейчас.

- Действительно, - согласился Данила. Слабая усмешка задела его губы, когда он задумался над этим откровением. - Сестра. Как чудесно. Казалось бы, у меня достаточно братьев и сестёр, чтобы избавиться от чувства новизны...

- Ты нужен ей. Другим — нет, - заметила Эрилин.

Данила удивился, а затем — улыбнулся.

- Так и есть.

Задумавшись над этим вопросом, он искоса взглянул на подругу.

- Как насчёт провести зиму в Сюзейле? Рядом Кормантир. Если касательно грядущей суровой зимы мудрецы не ошибаются, значит начнутся обычные попытки пустить эльфийский лес на дрова. Скорее всего, ты в любом случае отправишься в ту сторону.

- Ты прав.

- Значит, договорились, - радостно сказал он, приняв её ответ за согласие.

Эрилин слушала, пока Данила продолжал болтать, строя планы на время, которое они проведут вместе, и жизнь, которую помогут создать его новообретённой сестре. Слова казались такими простыми и обнадёживающими, что девушка почти поверила в возможность такого будущего.

Эрилин взглянула на лунный клинок, опасаясь поневоле, что тот засияет тревожным светом или загудит от скрытой энергии. Но эльфийский меч молчал, словно решив наконец-то поддержать хорошее настроение и безоблачные надежды Данилы.