Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (16 Июль 2018 - 05:42 ) Какой гений поставил ограничение на ответы в теме, а?
@  Valter : (12 Июль 2018 - 02:08 ) @ Faer, спасибо, посмотрю. 5-ка в игромеханическом плане хороша, но пантеон там забавный.. Они вернули старых, а новые тоже остались.. Тот же Цирик с появлением Бейна, Баала, Миркула и Ллейры вообще не должен был остаться, так как он владел их портфолио. Еще более забавно с Амонатором и Летандером, который вроде как признался, что это он и есть, а сейчас их двое ...О_о
@  Faer : (11 Июль 2018 - 08:25 ) @Valter, привет. Посмотри двушечные Faiths & Avatars и Powers & Panteons (тут описан ее храм). А еще Забытые Королевства Эльминстера (там немного, но чо-нить свеженькое можно накопать)
@  Valter : (10 Июль 2018 - 12:56 ) Всем привет! Есть ли какие-нибудь материалы по богине FR Селуне и ее последователях в худлите или просто более менее подробно? Faiths & Pantheons понятно, но нужно побольше для создания атмосферности и персонажей..
@  Valter : (28 Июнь 2018 - 12:06 ) Вот просто любопытно, кто-нибудь тут смотрит NerdArchy? )
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 05:52 ) Уже, вчера )
@  Redrick : (27 Июнь 2018 - 05:30 ) Мб закрыть на сайте регистрацию? Всё равно одни боты.
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 12:19 ) @Rogi, хостеры помогли разобраться в проблеме. Была большая нагрузка на mysql, куча новых регистраций на сайте. Пофиксили вроде.
@  Rogi : (27 Июнь 2018 - 11:09 ) последние дня 4 такая же ошибка постоянно была, но сегодня вроде отпустило
@  nikola26 : (25 Июнь 2018 - 11:49 ) Сейчас хостеров попинаю
@  Redrick : (24 Июнь 2018 - 07:58 ) Только у меня попытка зайти на форум демонстрирует страницу Driver Error? Случалось и раньше, но сейчас совсем как-то сложно пробиться.
@  nikola26 : (08 Июнь 2018 - 02:02 ) Если кому интересно, здесь отрывок из новой книги Сальваторе. https://io9.gizmodo....neak-1826486860
@  Faer : (15 Май 2018 - 12:46 ) Успокоил)
@  Redrick : (13 Май 2018 - 06:32 ) На самом деле - не редкость. Таких современных текстов хватает.
@  Faer : (13 Май 2018 - 06:00 ) мне из статьи больше всего интересно одно: насколько тексты в настоящем времени действительно редкость для англ литературы? Я уже в третий раз на подобное натыкаюсь, при том что именно англоязычного читаю сейчас крайне мало. Это мода наметилась или мне так везет?
@  Redrick : (13 Май 2018 - 12:01 ) Касательно чего?) Может, и успокаиваю)
@  Faer : (13 Май 2018 - 07:09 ) Рэд, успокаиваешь себя? ;))))
@  Redrick : (13 Май 2018 - 01:21 ) Согласен не безоговорочно, но текст интересный: https://meduza.io/fe...yatsya-perevody
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 04:34 ) Да, глянула на рутрекере... что-то есть, но этого так мало и не систематизировано... На беговой дорожке скучно бегать) 7 книг ведьмака пролетели в наушники за 3 месяца на беговой...
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Но здесь их нет.
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Судя по тому, что какие-то аудиокниги где-то появляются, можно сделать вывод, что такие люди действительно существуют.
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 03:58 ) Ребят, а начиткой книг на аудиоформат никто не занимается? Таковые вообще имеются?
@  nikola26 : (20 Апрель 2018 - 04:06 ) Подходит к концу перевод Врат Балдура 2. Есть предложение запустить платный перевод последней книги цикла Дом змей - "Отродье идола". Цена перевода 12500руб, переводчик Redrick. Просьба оставить свое мнение по этому поводу.
@  Rogi : (19 Апрель 2018 - 09:29 ) @Faer , загляни в личку)
@  nikola26 : (07 Апрель 2018 - 10:09 ) @Outlawz92 конечно можно любую сумму
@  Outlawz92 : (07 Апрель 2018 - 09:02 ) Ребята, а можно любую сумму выделить, или есть какие-то минимальные цифры?)))
@  pike : (24 Март 2018 - 07:22 ) первая переведена давно, еще в 2002 )
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 12:13 ) http://www.abeir-tor...ate-series.html
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 11:23 ) Привет PILIGRIM, спасибо что откликнулся) Это вторая книга, первая переведена давно. А так это вроде трилогия.
@  PILIGRIM : (24 Март 2018 - 10:34 ) Привет, я готов скинуться на перевод. Это первая часть или вторая часть? Я столкнулся здесь с такой проблемой, что начинают переводить какую-нибудь трилогию, переводят 1-2 книги и бросают, в итоге остается чувство, как если бы показали пол фильма.
@  Sanzohoshi : (23 Март 2018 - 04:10 ) Давненько я тут не сиживал...
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:51 ) @Alishanda С возвращением )
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:46 ) Друзья! У меня есть перевод половины книги "Врата Балдура 2 - Тени Амна", который мне в своё время любезно предоставил pike. Redrick готов взяться за перевод остатка книги. Цена вопроса 6000р. Готов ли кто-то из вас помочь проспонсировать перевод этой книги?
@  Alishanda : (17 Март 2018 - 11:08 ) О. Ура. Я смог зайти.
@  naugrim : (15 Март 2018 - 12:33 ) Наши в космосе http://steamcommunit...s/?id=915432220
@  Faer : (09 Март 2018 - 10:32 ) Спасибо))
@  Redrick : (09 Март 2018 - 09:51 ) Судя по тому, что я нагуглил, этот блок никак не переводился. Переводи просто натиском. https://magic.wizard...chive/onslaught https://mtg.gamepedi...Cycle#Onslaught
@  Faer : (09 Март 2018 - 09:41 ) Рэд, спасибо что отозвался. Я пытаюсь перевести названия Onslaught Cycle from Wizards of the Coast and the Mad Merlin Trilogy from Tor. Но вдруг оно переведено? Первое - что-то матыжное
@  Redrick : (09 Март 2018 - 08:47 ) Я не то, чтобы шарю. Но читал одну книгу (из непереведённых.) И очень слабо, но ориентируюсь в местном лоре.
@  Faer : (09 Март 2018 - 08:22 ) Кто-то шарит в худле по Magic: The Gathering?
@  nikola26 : (07 Март 2018 - 12:21 ) @PILIGRIM у тебя будет возможность внести посильный вклад в перевеоды как раз через недельку. Объявлю позже.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:33 ) Если собирают деньги на какой-то новый перевод, тоже объявляйте.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:29 ) всем привет! хочу поблагодарить переводчиков и редакторов за проделанную работу, с большим удовольствием прочитал многие произведения. Может, сделаете какой-то кошелек-копилку, куда каждый благодарный сможет закинуть деньги.
@  nikola26 : (04 Март 2018 - 09:21 ) Небольшое объявление! Все переведенные рассказы, добавленные на форум за последнее время, залиты на сайт в соответствующие Антологии, т.к. незарегистрированные на форуме пользователи не имеют прав для скачивания файлов. Для abeir-toril.ru таких ограничений нет.
@  nikola26 : (01 Март 2018 - 08:49 ) @Faer смотри личку по поводу заливки файлов
@  Faer : (01 Март 2018 - 08:39 ) Рэд, ты можешь залить рассказ? (а то мне выдает ошибку)
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 07:58 ) @Rogi, получил)
@  Rogi : (24 Февраль 2018 - 04:27 ) @Faer вроде написал
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 12:46 ) @Rogi, продублируй, пзл, на тот же логин, но укр.нет. Майл.ру у меня что-то сбоит
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 11:42 ) @Faer, написал тебе на mail.ru
местная почта не работает у меня(
@  Алия Rain : (23 Февраль 2018 - 10:50 ) С днем защитника Отечества, ребят!)
@  Faer : (23 Февраль 2018 - 07:49 ) я нашелся)
@  Redrick : (23 Февраль 2018 - 01:43 ) Допустим. Why?
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 01:27 ) Всем привет) У кого-то есть связь с Фаэром?
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:19 ) Ещё хочется сказать спасибо, что не забываете. :)) Я редко тут появляюсь, но мыслями иногда возвращаюсь к Долине Теней и всегда упоминаю о ней при случае.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:17 ) Поэтому передаю полномочия любому, кто готов взять на себя этот труд , будь то платно или бесплатно. Я не автор книги, поэтому не мне решать. Сколько брать за перевод, и брать ли вообще - ваше личное дело.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:15 ) Сразу к делу о переводе Отродья - честно скажу, хочется. Сделал первые две - ну сделай и третью! Но то было давно, сейчас всё поменялось. Время не позволяет. Зачастую приходится после основной работы заниматься переводами до глубокой ночи. А в 6:30 подъем и на работу ))) При таких обстоятельствах брать на себя ещё и книгу немыслимо.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:10 ) Ребят, всех приветствую!
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:55 ) Егор, я с ним связался. Он отпишется здесь позже.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:46 ) Ну, мне не хочется перебегать дорогу Gjallarhorn'у. Если он не возьмётся - у меня это будет 12 700, соответственно. Быстрее 4 месяцев - дороже.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) так, для справки
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) Отродье Идола (Vanity's Brood)Лиза Смедман - 12.7 авторских листа.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:40 ) Стоимость - в зависимости от объёма книги, автора и желаемого срока. В среднем перевожу книгу за 4 месяца (часто быстрее), беру около 1000 р. за авторский лист (40 000 знаков с пробелами, примерно 12 стр.)
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:39 ) Я занят до конца февраля. После этого - да, готов взять новую работу.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:38 ) У нас тут не переводческое агентство, собственно) У нас нет "вольнонаёмных переводчиков". Эти вопросы решаются в индивидуальном порядке.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:35 ) Есть Redrick )
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 05:25 ) А кроме него вольнонаемных переводчиков нет?
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:10 ) @naugrim Я попробую связаться с Gjallarhorn и думаю он здесь ответит на твои вопросы.
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 04:42 ) Так а сколько надо то? Вопрос же цены + скорости перевода.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 03:22 ) В принципе я могу связаться с Игорем (Gjallarhorn) и узнать готов ли он взяться за перевод. Вопрос в другом, будут ли спонсоры?
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 02:00 ) Собственно, Gjallarhorn всё хотел денег попросить, но как-то стеснялся. Или ждал, что мы всё за него организуем, чёрт знает.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 01:06 ) @naugrim переводом первых двух книг занимался Gjallarhorn. Попробуй обратиться к нему в личку за деталями платного перевода.
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 12:51 ) И еще вопрос, как организовать или проплатить перевод серии книг? И какова цена вопроса?
@  naugrim : (07 Февраль 2018 - 12:50 ) Привет! Подскажите ожидается ли перевод заключительной книги трилогии Дом Змей Отродье Идола (Vanity's Brood) за авторством Лизы Смедман? Если да, то как скоро?
@  Valter : (04 Февраль 2018 - 04:22 ) @nikola26. Спасибо большое! Байерс весьма понравился после своих Драконов и Тея.
@  nikola26 : (03 Февраль 2018 - 10:25 ) @Valter. Это серия "Братство Грифона" Ричарда Байерса.
@  Valter : (03 Февраль 2018 - 06:27 ) Всем привет! Есть ли некое продолжение Проклятых земель? Нашел в интернете инфу про Аота, так там описываются его приключения в Рашемене и других метсах, чего не было в Проклятых землях... Или альтернативная ветка про этого героя?
@  Redrick : (02 Февраль 2018 - 09:54 ) Господа (и дамы) главные администраторы. После чистки форума и сайта от вирусов я поменял вам пароли во избежание. За новым паролем - свяжитесь со мной где-нибудь.
@  Redrick : (26 Январь 2018 - 02:37 ) И чатик снова лагает. Господа, переставайте сюда писать, с большой вероятностью сообщение просто не появится вовремя.
@  Redrick : (26 Январь 2018 - 02:36 ) Хреново.(
@  nikola26 : (26 Январь 2018 - 01:11 ) Вопрос, есть ли среди нас кто может заняться этой проблемой?
@  nikola26 : (26 Январь 2018 - 01:04 ) В общем. После вчерашнего крэша сайта и форума, хостеры сегодня после решения проблемы и проверки сказали, что у нас вредоносный код. Можно почистить его самостоятельно или за бабки они вычистят.
@  Faer : (09 Январь 2018 - 03:16 ) Malath?
@  Easter : (09 Январь 2018 - 03:00 ) Получается, есть ещё Эсканор и...
Кто-то встречал, как зовут последнего из принцев?
@  Easter : (09 Январь 2018 - 03:00 ) Читая "Вызов", наткнулся там на незнакомое имя. "Эсканор? Что-то не помню я такого принца шейдов..."
Полез в "Лордов тьмы" и обнаружил, что в главе "12 принцев Шейда" перечислены только 10!
@  Valter : (04 Январь 2018 - 05:11 ) С новым годом всех! Рад, что сайт снова работает.
@  nikola26 : (01 Январь 2018 - 07:51 ) @Джубей Пока не куда переезжать.
@  nikola26 : (01 Январь 2018 - 07:51 ) С Новым Годом !!!
@  Дариэль : (01 Январь 2018 - 03:59 ) С новым годом, дорогие дамы и господа!
@  Bastian : (01 Январь 2018 - 12:22 ) С эНьГэ!
@  Faer : (31 Декабрь 2017 - 09:14 ) с наступающим!))
@  Валерий : (31 Декабрь 2017 - 06:25 ) Всех с НГ! ))))
@  Джубей : (17 Декабрь 2017 - 01:38 ) Скажите сайт будет переезжать что ли?
@  Valter : (16 Декабрь 2017 - 09:16 ) чатик нужен. Ибо ни вотсапа, ни телеграмма. Да и просто иногда приятно зайти на форум и почитать старую тему. Или парой слов перекинуться в чате. Оставьте, пожалуйста ))
@  Redrick : (13 Декабрь 2017 - 03:08 ) Надолго ли.
@  Валерий : (13 Декабрь 2017 - 01:26 ) Не фигасе... форум-то - летает!!
@  Redrick : (09 Декабрь 2017 - 01:28 ) goddest, спасибо, посмотрим
@  PyPPen : (09 Декабрь 2017 - 01:46 ) О Чудооооо!!!
@  g0ddest : (02 Декабрь 2017 - 01:07 ) За 5$ Digital Ocean отличный ssd хостинг.
@  Redrick : (27 Ноябрь 2017 - 05:14 ) Насколько чатик вообще нужен - это тоже вопрос.

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: Вчера, 23:44
*****
Мои темы

Терновый Оплот: глава двенадцатая

Вчера, 17:40

Глава двенадцатая

 

Даг Зорет лишь раз видел, как его бывший учитель Малхор поддался гневу. Прежде чем Малхор успокоился, пол-батальона беспомощных солдат остались лежать не земле — некоторых сожгли дочерна дарованные Цириком молнии, другие ещё содрогались от смазмов. Так что Даг тихонько прочитал собственную молитву Цирику, увидев гневное лицо старшего жреца. Если одному из них суждено закончить эту встречу, корчась и содрогаясь на ковре, Даг предпочёл бы, чтобы это был не он.

Он поднялся с кресла в знак уважения к вышестоящему жрецу.

- Какой сюрприз, - вяло произнёс он. - Не ожидал встретить вас в Глубоководье.

- Ещё бы! - буркнул Малхор. - Я слышал про тебя кое-что.

Даг шагнул к столу и угостился креветками, которые служанка принесла вместе с обедом. Хорошая гостиница. Обеда с лихвой хватало на двоих. Он взял целый поднос и протянул его Малхору. Старший жрец как будто этого не заметил. Он сунул креветку в рот, чуть пожевал, и продолжил.

- Ты пока не нашёл свою сестру, зато её нашёл один из наших информаторов, - сказал Малхор, подчеркнув своё заявление, схватив вторую креветку. - Она спрашивала о ребёнке. Сказала, что он твой.

Даг пожал плечами.

- Не первая женщина, которая делает подобные ложные заявления на мой счёт. Поскольку я не знал, что у меня есть сестра, меня нельзя считать ответственным за кровосмешение.

Жрец снова набил свой рот и принялся гневно жевать.

- Ты уходишь от вопроса.

- Это вошло у меня в привычку, - легкомысленно отозвался Даг. - Вы хорошо меня обучили.

Жрец сощурился, изучая младшего мужчину, как будто внезапно задумался, не слишком ли хорошо тот усвоил его уроки. Потом задумчивое выражение пропало, а вместе с ним — и раздражение Малхора.

- Превосходные креветки, - заметил он, кивком указав на практически пустой поднос. - Может быть, возьмёмся за солёный пирог, пока будем обсуждать другие вопросы? Ты слышал про собрание паладинов. У меня есть советы по поводу управления и защиты твоей новой позиции. Если хочешь их услышать.

К Малхору вернулось жизнерадостное настроение, но Даг ни на миг не обманулся. Этот мужчина был опасным противником и хотел заполучить Кару. Если Дагу придётся, он убьёт Малхора. Но до тех пор Даг будет у него учиться.

- Мой дорогой Малхор, - с улыбкой ответил Даг. - Я буду внимать каждому вашему слову с искренним интересом.

И с ещё большим интересом, подумал Даг, посмотрю о чём ты умолчишь.

Искра в глазах жреца намекала на то, что он догадался о безмолвной реплике Дага и принял её к сведению. Улыбаясь друг другу, как пара кружащихся змей, они уселись и принялись вести игру.

 

***

- Говорю тебе, Бронвин, твой друг останется в замке до конца дня, - Данило выругался. - Некоторые из посланников, которые посещают заключённых — арфисты. Они позаботятся о том, чтобы просьбу юного Алгоринда отложили в самый конец.

Бронвину кивнула и бросила взгляд на Кару. Ребёнок сидел на коленях на полу лавки, играя в какую-то замысловатую игру с шахматными фигурами и тихонько напевая себе под нос.

- Уже что-то, - сказала Бронвин. Она задумчиво прикусила губу.

- Что?

- Прозвучит легкомысленно, - предупредила она. Это позабавило её друга. - Не забывай, с кем разговариваешь.

Она хихикнула и перешла к делу.

- Кара провела жизнь на небольшой одинокой ферме. Не считая её путешествия в качестве пленницы в Глубоководье и короткого плаванья на рабском судне, у неё не было возможности посмотреть мир. А с чего лучше начать, как не с Глубоководья?

Он кивнул.

- Действительно. И вам не должно ничего угрожать. С твоего разрешения, я позабочусь, чтобы вас незаметно сопровождали, и в случае чего — защитили.

Годы незаметной слежки арфистов её по-прежнему раздражали.

- А если я не дам своего разрешения?

- Я прислушаюсь к твоему пожеланию, - сказал он. - С сожалением, но прислушаюсь.

Он говорил твёрдо, без единого намёка на свою обычную ленивую медлительность. Бронвин поверила ему. Она улыбнулась и повернулась к Каре.

- Кара, какой твой любимый цвет?

Девочка подняла взгляд, испуганная неожиданным вопросом.

- У меня, наверное, нет любимого.

- А если бы ты могла выбрать любое платье, какое только захотела, какого бы оно было цвета?

Её глаза зажглись женским энтузиазмом.

- Моя приёмная мать носила фиолетовое, но говорила, что мне нельзя, - сказала она. - И не объясняла, почему.

У Бронвин были подозрения на этот счёт, но она не хотела озвучивать их даже в тишине собственного разума.

- А как насчёт синего? Или жёлтого?

Кара кивнула, заметно увлёкшись этой игрой.

- Розовое, как облако на закате.

Бронвин кое-что вспомнила. У Эллимир Оукстафф, швеи, чья лавка тоже располагалась на улице Шёлка, был рулон мягко-розового шёлка — редкий цвет, который быстро расхватают дамы для своих летних платьев.

- Пойдём, - сказала она, протягивая руку. - Я знаю женщину, которая сделает тебе платье цвета облаков. И такое же мягкое. Пойдём и снимем с тебя мерки.

Кара в мгновение ока оказалась на ногах.

- Правда?

- Правда, - отозвалась Бронвин. - А потом попьём чая и посмотрим всё, что стоит посмотреть в Городе Роскоши.

Кара неожиданно стала подозрительной.

- Это не просто игра?

Бронвин рассмеялась, но у неё защипало глаза. В возрасте Кары она тоже не знала ничего подобного. Бронвин казалась, что она понимает, что это значит для девочки.

Попрощавшись с арфистом-бардом, Бронвин сдержала своё обещание и заказала Каре розовое платье — а вместе с ним ещё два других. Они попили чай и подслащённое вино в таверне Гунара, блестящем заведении в самом центре Морского квартала. Общий зал ярко освещали дюжина магических шаров, а зеркальное стекло отражало лучи в каждый угол, где их ловили хитро огранённые кристаллы и искуственные драгоценные камни, украшавшие всё от тарелок до стульев.

Как и ожидала Бронвин, Кара была зачарована видом. Слишком возбуждённая, чтобы есть, она цеплялась за свой кубок послащенного вина с водой — больше сахара чем вина, и ещё больше воды — и озиралась вокруг с нескрываемым любопытством. Молчание девочки длилось до тех пор, пока они не покинули таверну, потом она взорвалась вопросами, желая знать про всё, что попадалось им на пути.

Бронвин покачала головой, следуя за Карой вниз по улице, удивляясь собственным чувством. Каждое мгновение, проведённое с девочкой, делало перспективу расставания с ней ещё более тяжкой. Но этот подарок, этот единственный день приключений и беззаботной радости, Бронвин могла ей подарить.

Желая показать Каре как можно больше, она кликнула экипаж и заплатила возничему, чтобы тот показал им городские пейзажи. Они проехали вдоль морской стены, любуясь огромными вычурными особняками и девяностофутовой статуей воина, бесстрастно глядевшего в море. Они проехали мимо башни Алгайрона, и Кара задрожала, слушая историю древнего волшебника и скелета, оставшегося от человека, пытавшегося украсть его силу. Она заохала, увидев дворец Пьергейрона, и вытянула шею, чтобы проследить взглядом за пролетающим мимо грифоньем патрулём. У Плиты — обелиска, служившего местом для молитвы людей любой веры — Кара слегка смутилась.

- Мои приёмные родители молились — отец молился — но не сказали мне имя бога, которому нужно молиться мне.

Подозрения Бронвин касательно этой загадочной веры усилились — как и её недоумение, почему этот Даг Зорет был так решительно настроен держать дочь в неведении.

- Ты отыщешь бога или богиню, которые найдут отклик в твоём сердце, - мягко сказала она.

- А кто нашёл отклик в твоём?

Бронвин задумалась. Она была не особенно религиозна, но решила, что существует только один ответ.

- Тимора, - сказала она. - Госпожа Удача. Она предлагает тебе рискнуть и пойти своим путём.

Кара стиснула губы.

- Звучит хорошо, но не совсем мне подходит.

- Ничего страшного, - ответила Бронвин, чувствуя себя не в своей стихии. Она никогда особенно не задумывалась о религии, но видневшаяся в детских глазах жажда найти собственное божество убедила Бронвин, что ей стоит уделить этому вопросу больше внимания.

- Давай отправимся в Южный квартал, - предложила она. - Скоро начнётся закат, а сегодня полнолуние, если не ошибаюсь.

В полнолуние над просторным двором повисала Лунная Сфера. Можно было войти в огромный, пропитанный магией шар и летать или планировать внутри. Бронвин не могла придумать более интересного для ребёнка занятия — как и лучшего способа закончить день.

 

***

Темница замка Глубоководье была не тем сырым и страшным местом, какое ожидал встретить Алгоринд. Конечно, его камера находилась глубоко под землёй — стража провела его сюда по двум лестничным пролётам — но каменные стены были гладкими и сухими, и через каждые несколько шагов в держателях горели факелы. Камеры были тесными, но чистыми и оборудованными основными удобствами: соломенным матрасом на деревянной раме, ночным горшком, умывальником и кувшином с водой. Прошлой ночью и этим утром ему принесли еду. В целом, жаловаться было не на что, и он верил, что правосудие Тира позаботится о том, чтобы его заточение не продлилось долго.

Сосредоточившись на этой мысли, Алгоринд громко запел традиционный утренний гимн. Он полагал, что среди этих конкретных залов правосудия такую песню можно было услышать нечасто.

Ниже по коридору раздался звук приближающихся шагов; Алгоринд обрадовался, увидев сэра Гарета, но прежде чем заговорить, пропел последние две строчки гимна.

- Спасибо, что пришли, сэр.

- Ты как будто не ожидал меня увидеть, - коротко отозвался рыцарь. - Ты мудрее, чем кажешься, если подозревал, что я обдумываю возможность бросить тебя здесь. Как твои дела?

Арвин бросил короткий взгляд на тюремную стражу. Старший рыцарь проследил за ходом его мыслей и резким кивком выразил своё согласие. Как только юного паладина освободили, они в молчании покинули темницу и молчали до тех пор, пока не оказались в сёдлах, направляясь в Залы Правосудия.

- Я видёл девочку, - наконец сказал Алгоринд. - Потомка Самулара.

Лицо рыцаря побледнело так сильно, что Алгоринд испугался, не упадёт ли тот с лошади.

- Здесь? В Глубоководья?

- Да, сэр. Я погнался за ней, чтобы вернуть в храм. Она сбежала от меня, и меня задержала стража.

Сэр Гарет ехал в молчании несколько мгновений, пережёвывая услышанное. Наконец, он повернул к Алгоринду суровое лицо.

- Твоя неудача с задержанием девочки — серьёзное дело. Это происшествие говорит о недостатке способностей или нехватке силы воли. Может быть, ты специально позволил девочке убежать.

Алгоринд был потрясён до самой глубины души.

- Сэр!

- Некомпетентность — серьёзный проступок, в которым ты, несомненно, виновен, - холодно ответил рыцарь. - По общему мнению, ты талантлив и хорошо обучен. Любые будущие неудачи с твоей стороны будут расцениваться как преднамеренные, являясь изменой против ордена. Ты понимаешь?

- Нет, сэр, - с абсолютной искренностью сказал Алгоринд. По правде говоря, слова рыцаря сбили его с толку.

- И что здесь непонятного?

- Ну, - начал он, - Я вообще не понимаю, как девочка могла оказаться в городе.

- Лучше подумай о том, как ты её найдёшь, - резким тоном посоветовал ему рыцарь. - И когда найдёшь, немедленно приведи её ко мне. Но не в храм, - добавил он суше. - Другим братьям не стоит слышать об этой единственной оплошности. Оставим это между нами. В этом вопросе ты подчиняешься мне.

- Да, сэр, - ответил Алгоринд, но никогда подчинение не казалось ему такой тяжёлой ношей. Если он поступил неправильно, тогда ему следовало принять порицание от братьев. Попытка избежать его была бы неправедным поступком. Он не желал избавляться от своей ноши или скрывать свои недостатки, но юноша принёс присягу, и должен был поступить так, как велел сэр Гарет. По крайней мере, его долг был ясен, а выбор — прост. Дело было уже не в этом.

Глубоко озабоченный, юноша поёрзал в седле и погрузился в раздумья, преодолевая укрытый туманом путь.

 

***

Разделавшись с последним малиновым пирожным и осушив графин вина, Малхор раскланялся. Оставшись в номере один, Даг Зорет приготовился вызвать образ своего лазутчика-паладина. Когда-то сэр Гарет докладывал Малхору. И, может быть, докладывает до сих пор.

На сей раз, чтобы ответить, Гарету понадобилось значительно больше времени,. Несмотря на вызванное задержкой нетерпение, Даг нашёл способ смягчить своё недовольство. Длительный призыв мог быть необычайно болезненным, и ему не претила идея поделиться болью с падшим паладином — тот заслуживал.

Наконец возникшее в хрустальном шаре лицо было вытянувшимся и бледным, как пергамент.

- Как хорошо, что ты отозвался, - саркастично заметил Даг. - Наш общий друг Малхор нанёс мне любопытный визит. Возможно, ты недавно говорил с ним?

- Нет, лорд Зорет, - сухо ответил рыцарь.

Даг ему поверил. Он уже понял, что Гарет скрывал свою ложь за паутиной обманчивой полуправды. Любое прямое заявление скорее всего было истиной.

- Какие новости о моей сестре и дочери?

- Я только что встречался с молодым паладином, который украл девочку у крестьян. Его зовут Алгоринд. Девочка сбежала от него. Он преследовал её по городу и так сосредоточился на этой задаче, что не заметил, как привлёк внимание городской стражи.

Гарет сделал паузу.

- Вы же знаете, какими прямолинейными бывают последователи Тира.

- Действительно, - сухо согласился Даг.

- Молодой паладин очень горяч. Напоминает мне вашего отца в том же возрасте, - заметил сэр Гарет.

Даг мимолётно задумался, не пытается ли рыцарь специально разбудить в нём ненависть к Алгоринду.

- И где сейчас девочка?

- Не знаю. Она была недалеко от улицы Шёлка, выходила из лавки под названием «Любопытное Прошлое». Этой лавкой владеет ваша сестра. Пути нашей добычи сходятся в одну точку, что немного упрощает дело. Я послал Алгоринда исправить его ошибку и приказал юноше говорить только со мной. Когда ребёнок и женщина попадут ко мне, они окажутся практически у вас в руках. Я не подведу.

- Уж позаботься, - отсутствующе произнёс Даг, потом развеял чары.

Улица Шёлка находилась рядом с гостиницей, где он снимал номер. Возможно, Дагу пора было встретиться со своей давно утраченной сестрой.

Он помедлил немного, раздумывая, не сменить ли чёрную с фиолетовым одежду на менее бросающийся в глаза наряд, но решил, что не стоит. Вот уже почти десять лет Даг Зорет не носил других цветов. Его владыка Цирик мог обидеться на такую перемену.

Жрец покинул гостиницу и направился в сторону «Любопытного Прошлого». Он не спешил, останавливаясь то у одного магазинчика, то у другого, как будто рассматривая товары на прилавках. Он примерил пару сапог в одной из лавок, в другой обменялся любезностями с милой полуэльфийской девушкой, которая была занята пошивом маленького розового платья.

«Любопытное Прошлое» произвело на него впечатление. Прекрасное здание, два этажа высотой, прочная конструкция из деревянных опор с глиняной обмазкой. Штукатурка в хорошем состоянии, побелка свежая. В крупной оконной раме стоят небольшие стёкла — хорошие, почти прозрачные, а соблазнительный — но не слишком — товар выставлен на прилавке перед окном. Интересные штрихи были повсюду. Полосы на двери из широких досок были искусно исполнены в виде спиралей, символизирующих ход времени, но на нескольких стёклах виднелись песочные часы, наклонённые таким образом, чтобы песок перестал течь.

Даг поднял засов и вошёл внутрь. Ему навстречу вышла гномиха, прогнав ворона, который таращился на жреца так пристально, как будто узнал его. Дага это ни капли не обеспокоило. Он ощущал некоторое родство с воронами и волками, поскольку эти падальщики выигрывали от борьбы. На самом деле, некоторые древние народы считали, что вороны уносят в загробный мир души павших. Бог Дага когда-то был повелителем мёртвых, и Даг немало душ отправил в царство Цирика. Короче говоря, у него было много общего с этой птицей.

- Чем я могу вам помочь, господин? - спросила гномиха, окинув его опытным взглядом. Заметив отсутствие интереса к личным украшениям, она начала обычное перечисление: набор кубков, статуэтки, этот резной сундук, чаша для прорицания?

- Ничего. Я хочу поговорить с Бронвин. Возможно, у меня найдётся для неё работа.

Глаза гномихи едва заметно похолодели.

- Боюсь, она сейчас недоступна. Вы можете оставить своё имя и место, где она сможет вас отыскать.

- Я вернусь. Возможно, завтра?

- После полудня, - быстро ответила гномиха. - Это лучшее время.

Он поблагодарил и ушёл, не поверив ни единому слову. Вспомнив дружелюбную швею-полуэльфийку — и заново оценив возможное значение этого маленького розового платья — он вернулся к ней и завёл разговор.

Женщина быстро поддалась на его обаяние и вскоре болтала с Дагом абсолютно свободно.

- Да, весна в этом году пришла поздно. Рынки только начинают открываться, в город стекается народ со всех краёв света...

-Особенно много паладинов, как я заметил, - небрежно сказал Даг Зорет. - Этим утром я проезжал мимо Залов Правосудия. Они подняли такой шум, постоянно натыкаясь друг на друга.

Она скорчила рожицу.

- Пускай этим и занимаются, а всех остальных оставят в покое. Вчера здесь был один.

Швея посмотрела на розовый шёлк, который держала обеими руками. Она расправила ткань и, кажется, решила не продолжать этот разговор.

Но Даг уже многое узнал. Он наклонился поближе к женщине.

- Может быть, вы сможете мне помочь. Если мне нужен особый подарок для дамы, что-то редкое и необычное, куда стоит обратиться?

- О, в лавку Бронвин, конечно же. «Любопытное Прошлое».

Она слегка поникла.

- У вас есть дама, которой нужен особый подарок?

- Мать, - легко солгал Даг. Женщина снова просияла. Так предсказуемо, с нотой презрения подумал он. Неудивительно, что у него так редко находилось время для женщин.

Но эта оказалась полезной. Полуэльфийка хорошо знала его сестру. Она работала над платьем быстрыми, ловкими стежками, даже не откладывая работу, пока флиртовала. Она собиралась закончить платье в ближайшее время. Похоже, девочка должна была скоро вернуться — а вместе с ней и Бронвин.

Даг ещё несколько минут поговорил с эльфийкой, договорившись встретиться с ней позже в одной скудно освещённой таверне. Он не собирался приходить на встречу.

Это была мелкая, но приятная жестокость. И что ещё важнее, в этом была своя цель. Если эльфийская девка решит, что её бросили, она не захочет об этом говорить — и не захочет рассказывать про мужчину, который её бросил.

Покинув лавку, Даг сразу же забыл о швее. У него хватало дел поважнее. Где-то в этом городе находился паладин по имени Алгоринд. Даг собирался поджарить его сердце на медленном огне, прежде чем день подойдёт к концу.

 

***

Бронвин вернулась в лавку с набитым сладостями мешком. Она уложила Кару спать и собиралась подготовить для неё особый завтрак из пирожных, фруктов и чая с лимоном, но выражение на лице Элис прогнало все приятные мысли у неё из головы.

- Совсем недавно здесь был мужчина, - напряжённо сказала гномиха. - Примерно твоего роста и достаточно мелкий, чтобы уравновесить тебя на весах. У него были чёрные волосы с проплешиной вот здесь, - она указала на середину лба.

Содержимое мешка Бронвин разлетелось по полу. Это была единственная подробность, которую Кара смогла рассказать ей о своём отце.

- В точности, как рассказывала Кара, - прошептала она.

- Именно.

- Ты сказала ему, что Кара здесь?

Элис казалась оскорблённой.

- За кого ты меня принимаешь? За кобольда? Он не спрашивал, и я, конечно, не сказала. Он спрашивал о тебе. Сказал, что есть работа.

Бронвин наклонилась, чтобы собрать рассыпавшиеся продукты. Она подняла лимон и сунула его в мешок.

- Ещё кое-что. Он носил фиолетовое?

- Фиолетовое и чёрное, - подтвердила Элис. - А что?

Бровин просто покачала головой. У неё перехватило горло, и она не смогла ответить.

- Дитя, пора, - сказала гномиха. - Если это был отец девочки, тебе нужно её отдать. Кара сама будет на этом настаивать.

- Я знаю, - ответила Бронвин, но на самом деле ничего такого не имела в виду. Прежде чем решать, что делать с девочкой, Бронвин хотела получить ответ на некоторые вопросы. Настало время встретиться с Хелбеном Арансаном и испытать свою способность придерживаться собственного пути, столкнувшись с могучей волей и тонкими манипуляциями мастера-арфиста.


Терновый Оплот: сбор средств на доперевод

06 Июль 2018 - 13:58

Так вышло, что Alishanda закончить перевод не может. Попросили взяться меня. Ну, а я, как известно, беру деньги.

(Нет, это не хитрая схема развода, просто так вышло).

 

Цена - 5 500 р.

 

Собрано:


3 000 из 5 500.

 

LiqPay (простая оплата с любых банковских карт)

https://www.liqpay.u...ut/380671133259

 

Webmoney-кошельки


R347265396022
Z351164298955



Qiwi-кошелёк

+380671133259

 

 

Спонсоры

nikola26, Валерий

 

И, как всегда, если переводите деньги - сообщайте, пожалуйста.


Отродье идола: глава 11

24 Июнь 2018 - 17:18

Глава 11

 

Арвин осторожно приближался к кратеру вулкана. Оказавшись достаточно близко, чтобы единственного превращения хватило для преодоления остатка пути, он сразу же превратился в летающую змею. Перо куатля лежало в его ранце.

Нижние склоны горы были покрыты густыми джунглями, ближе к вершине уступавшими место голому чёрному камню, полностью лишённому растительности. Древние потоки лавы наслаивались друг на друга, оставляя круглые лужи застывшего камня, похожего на слои чешуи. Сама вершина представляла собой кратер примерно пятидесяти шагов в поперечнике, дно которого походило на сморщенную, сухую старую кожу. Из трещин в камне с шипением поднимались клочья белого дыма, заполняя воздух вонью тухлых яиц. Стены кратера казались хрупкими и тонкими. В нескольких местах от края кратера отвалились куски камня, посыпавшись вниз по склону, придавая вершине зазубренный, неровный вид.

В поле зрения отсутствовали любые следы Дметрио-семени. Не было и никаких признаков того, где может находиться дверь. Арвин ожидал увидеть нечто похожее на портал, который использовали они с Пакалом, или на круглый постамент в логове Сибил, но в кратере всё казалось творением естественных процессов.

Он просканировал область на предмет каких-либо псионических манифестаций. Ничего не было. Никаких мыслей засечь тоже не удалось.

Арвин приземлился на горячий чёрный камень подальше от струй газа. Прижав крылья к телу, он изменил цвет своей чешуи с зеленовато-коричневого на блестяще-чёрный. Он ждал, касаясь одним мысленным пальцем муладхары, готовый немедленно использовать псионическую силу, как только появится Дметрио-семя. Пока тени ползли по дну кратера, он следил за небом.

Спустя какое-то время он почувствовал покалывание во всём теле, означавшее, что его превращение скоро прекратится. По-прежнему не было никаких признаков присутствия Дметрио. Он подождал, пока тело снова стало человеческим, прежде чем подняться к краю кратера. Без волшебного браслета это был бы трудный подъём, поскольку камень действительно был таким хрупким, каким казался. Юноша огляделся вокруг, но не увидел ничего похожего на ковёр-самолёт. По всем сторонам света небо было пустым.

Может быть, семя не получило послание Ссета.

Такая ирония вызвала у Арвина смех: он, последний, кто когда-либо мог согласиться принять змеиного бога, стал единственным, услышавшим его просьбу.

Он начал терять терпение. Одним богам было ведомо, что сейчас происходит с Кэрррелл. Она храбро держалась, когда Арвин использовал камень силы Зелии, чтобы связаться с ней, но он видел, как сильно истощила её необходимость выживать. А это было несколько дней назад. За это время могло случиться всё, что угодно. Кэррелл могла...

Арвин не мог об этом думать. Не здесь, не сейчас, когда он был уже так близко. Было бы легче, появись наконец Дметрио-семя. Самой тяжёлой частью было ожидание. Когда же Дметрио обнаружит послание Ссета?

Ещё одна возможность пришла в голову Арвину. Может быть, семя уже нашло послание. Может быть, оно решило не предавать Зелию, а отдать ей Змеиный Круг, как и было приказано. Когда Арвин прощупывал мысли семени, оно ещё не приняло окончательного решения. Насколько он знал, Дметрио-семя может в конце концов решить подчиниться Зелии. Прямо сейчас семя может возвращаться в Хлондет...

Арвин потёр шрам на лбу. Был способ это узнать.

Запахи имбиря и шафрана смешались с вулканической вонью тухлых яиц, когда Арвин использовал свой метаморфозис. Его кожу покрыла эктоплазма, добавляя лишних неудобств от принятия ещё более неприятной, чем летающая змея, формы. Тело стало стройнее, приобрело женскую грудь и плавные изгибы. Лицо стало похожим на змеиное. Даже без зеркала Арвин легко мог представить, как волосы удлиняются и рыжеют, язык приобретает синеватый оттенок и раздваивается. Чешуя, проступившая на руках и лице, была именно того оттенка зелени, какой он запомнил. Арвин подавил желание почесать зудящую кожу, вместо этого выразив свой дискомфорт мягким, женственным шипением.

Потом он активировал магическое послание.

Потребовалось несколько мгновений, чтобы в сознании возникло лицо Дметрио-семени. Наконец, оно попало в фокус; тёмные волосы, зачёсанные назад с высокого лба, узкий нос и тонкие губы. Его лицо находилось в тени листьев; он был где-то на природе. Веки были полуприкрыты, казалось, семя только что проснулось. Он лежал на земле, тело свернулось вокруг чего-то дымящегося, скорее всего, жаровни с горящей оссрой. От дыма его тело расплылось, потом снова стало чётким. Это удивило Арвина. Похоже, семя всё-таки решило самостоятельно найти дверь и воспользоваться ею.

Арвин не стал тратить время на любезности; Зелия точно не стала бы. Он сосредоточился на воспоминаниях о её голосе и придал своим мысленным репликам такие же интонации.

- Дверь расположена в кратере вулкана у истока реки Чун, - отправил он. - Я уже здесь. Как быстро ты сможешь добраться сюда?

Дметрио-семя выглядел сначала испуганным, потом настороженным. На мгновение Арвин задумался, не выдал ли его голос.

- Ты хочешь, чтобы я..? - начал спрашивать Дметрио, потом оборвал себя. Хитрая улыбка появилась у него на лице. - Я буду там к закату.

Послание прекратилось, когда он наклонился и подобрал предмет, на котором лежал — ковёр-самолёт.

Арвин сделал глубокий вдох, посмотрел на солнце и улыбнулся.

- Буду ждать, - пообещал он. Потом он начал свои приготовления.

 

***

Дметрио-семя прибыл точно на закате, когда небо на западе стало тёмно-багровым, а кратер погрузился в тень. Он покружил вокруг вершины, заглядывая в кратер. Арвин, висевший ещё выше в форме летающей змеи, не смог разобрать выражения на лица семени, но вполне мог его себе представить. Семя, ожидавшее встречи с Зелией, будет озадачено тем, что кратер пуст. Он начнёт зондировать окрестности в поисках псионических энергий или мыслей, может быть, даже применит силу, развеивающую иллюзии.

Арвин ждал далеко за пределами радиуса действия псионики, пока что опасаясь сделать свой шаг. Он сумел выманить сюда семя, но принёс ли Дметрио Змеиный Круг?

Ковёр-самолёт приземлился в кратере. Семя сошло с него, помешкало, потом достало из-за пазухи шкатулку. Семя осторожно огляделось вокруг, потом что-то прокричало, но Арвин был слишком высоко, чтобы разобрать слова. Затем семя открыло шкатулку. Арвин увидел внутри блеск серебра. Юноша смотрел, как семя отбросило шкатулку прочь и начало складывать вместе две половины ключа. Когда семя занялось сборкой Змеиного Круга, наступил подходящий момент для атаки.

Арвин сложил крылья и спикировал.

Пока юноша нёсся к кратеру, он зачерпнул из воздуха эктоплазму и сложил из неё крылатую змею, летевшую рядом с ним. Вокруг раздался громкий гул, и Арвин отдал конструкту единственный мысленный приказ: «Хватай!», нацелив его, как стрелу, на Змеиный Круг. Потом он атаковал.

Представив, как бьют вперёд руки, он хлестнул Дметрио-семя нитями ментальной энергии. Семя заставило свой разум ускользнуть в пустоту, не оставив атаке Арвина ничего, за что можно было бы ухватиться, потом ответило собственным ударом — мысленным натиском, который пробился сквозь ментальный щит Арвина и крепко схватил его сознание. Арвин едва сумел не потерять чувств, когда вражеская сила сдавила его мысли, как будто удав, сокрушающий мышь в своих кольцах. Он закувыркался по воздуху, уже не в силах контролировать своё тело. Неожиданно Арвин снова стал человеком. Он ударился о дно кратера, из лёгких выбило воздух. Оглушённый, он поднял взгляд.

Дметрио-семя стоял у другого края кратера и боролся с конструктом Арвина. Конструкт схватил зубами Змеиный Круг и пытался вырвать его, а семя мрачно старалось удержать артефакт. Арвин заставил себя встать на колени и взмахнул рукой.

- Туда, - приказал он. Конструкт подчинился, потащив за собой семя. Наконец, он вырвал Змеиный Круг из рук Дметрио — но именно тогда в воздухе раздалось громкое шипение. Семя бросило на конструкта свой взгляд, и тот взорвался облачком эктоплазмы. Змеиный Круг зазвенел по дну кратера, упав почти к ногам Дметрио.

Вместо того, чтобы поднять артефакт, Дметрио повернулся к настоящей угрозе: Арвину. На его лице мелькнуло изумление, когда он узнал нападавшего. Дметрио заметно расслабился, потом показал на юношу согнутым пальцем — точно так же, как Зелия в саду на крыше. Арвин почувствовал пустоту в основании хребта; его муладхара открылась, готовая выплеснуть свою псионическую энергию в никуда.

Он улыбнулся. Семя, как и надеялся Арвин, решило поиграться с ним вместо того, чтобы сразу убить. Арвин не стал использовать псионику.

- Авгесто! - крикнул он.

Дметрио-семя отреагировал немедленно. Воздух заполнился громким шипением — его побочным эффектом. Псионическая атака сразу же ударила в Арвина, и тот почувствовал, как воздух со свистом покидает лёгкие единственным резким порывом. Грудь напряглась, силясь вдохнуть, но её как будто сжало незримой верёвкой. Только сосредоточившись, он смог всосать тонкую струйку воздуха.

Семя подобрало Змеиный Круг, снова сложило его, затем показало в довольной усмешке клыки.

- На этот раз тебе не притвориться мёртвым, - прошипел он. - Ты будешь...

Его злорадство оборвал грохот за стенками кратера. Семя развернулось — и прямо на него обрушилась каменная плита. Дметрио исчез под плитой, которая с грохотом раскололась, ударившись о дно кратера.

Арвин сразу же снова смог дышать.

- Девять жизней, - прохрипел он, касаясь кристалла на шее. Потом бросился к рухнувшему камню.

Семя лежало среди каменных осколков — Дметрио либо не знал сил, которые могли телепортировать его, либо ему не хватило времени, чтобы их использовать. Рухнувшая плита, похоже, ударила его прямо по голове. Высокий лоб проломился, челюсть висела неподвижно, крепясь к черепу лишь с одной стороны. Руки и ноги тоже были погнуты и сломаны, и из окровавленной плоти торчали куски белой кости. Арвин всё равно опустился и дотронулся до вывернутой шеи Дметрио. Как он и ожидал, признаков жизни не было.

Посреди обломков торчали куски верёвки из тролльих кишок. Ловушка сработала именно так, как он и рассчитывал. Он обвязал верёвкой каменную плиту, потом поставил её так, что только верёвка удерживала плиту на месте. Астральный конструкт заманил Дметрио-семя на нужное место, и по приказу Арвина верёвка удлинилась, позволяя камню упасть.

Только одно прошло не по плану; конструкт должен был унести Змеиный Круг до того, как упадёт плита. Опустившись на колени, Арвин принялся разбрасывать каменные обломки, освобождая тело Дметрио. Змеиный Круг должен быть неразрушим, но какая-то часть Арвина всё равно беспокоилась, что столкновение могло повредить артефакт, нарушив его работу.

Он облегчённо вздохнул, когда увидел, куда упал Круг; в каменную впадину, укрывшую артефакт от удара рухнувшей плиты. Ключ не пострадал. Змеиный Круг был цел. Закрыв глаза, Арвин прошептал молитву Тиморе. Он молча пообещал богине удачи сотню золотых монет — нет, тысячу — за её благоволение и закончил молитву просьбой продлить полосу везения ещё чуточку подольше.

- Чтобы я успел спасти Кэррелл, - сказал он.

Потом Арвин встал. Он медленно повернул Змеиный Круг в правильное положение. Он тщательно следил за тем, чтобы не сдвинуть голову к хвосту; это, как он узнал у Пакала, заставит Круг поглотить сам себя.

Когда две половины снова сошлись, он встал в центр кратера с уверенной улыбкой на губах. Прошлым летом один из бунтовщиков Гонтрила использовал волшебное устройство, чтобы открыть тайный проход в сады Экстаминос. Змеиный Круг, решил Арвин, должен работать аналогичным образом. Арвин наклонился и легонько стукнул Змеиным Кругом о землю, точно как Чорл той ночью с его полой металлической трубой. Вместо того, чтобы издать музыкальную ноту, как та труба, Змеиный Круг ударился о камень с глухим звоном.

Арвин ждал, но дверь не открылась.

Он попробовал снова.

Ничего не произошло.

Арвин стоял, размышляя. Он попытался держать Змеиный Круг параллельно дну кратера, потом повернул его под углом, потом снова взял параллельно. Он попытался обойти кратер кругом, сначала в одну сторону, потом в другую. Он попытался нарисовать на камне круг с помощью артефакта.

По-прежнему ничего не происходило.

Солнце исчезло за горизонтом, и в небесах начали зажигаться звёзды. Весь кратер погрузился во мрак. Арвин нервничал, но отказывался признавать поражение. Он решит эту загадку. Может быть, Змеиный Круг действовал скорее как телепортационное кольцо Нанет. Он попытался легонько раздвинуть артефакт, потом положил на землю и встал в него на цыпочках, обеими ногами, но никуда не перенёсся.

Арвин попытался вспомнить всё, что узнал от гильдии об открытии магических дверей. Он подбросил Змеиный Круг в воздух, заставив его вращаться, но ничего не случилось. Он прокатил ключ по окружности кратера — задачу осложняла груда камней, засыпавшая тело Дметрио — но ни одно из этих действий не пробудило магию артефакта.

Ночь была прохладной, но Арвин всё равно чувствовал капли злого пота, проступившие на лбу. Должен быть способ — но какой? Может быть, подобно порталу, которым воспользовались они с Пакалом, дверь открывается лишь в определённое время суток, а может быть, проход может открыть лишь последователь Ссета. Не поэтому ли Тс'икил не беспокоилась, что ключ попадёт в руки Арвина?

Но в таком случае, к чему все эти зловещие предупреждения о том, что случится, если Арвин попадёт в Смарагд? Они имели смысл только в том случае, если юноша каким-то образом мог воспользоваться ключом.

Он задумался. Как бы попытался использовать ключ один из поклонников Ссета?

Арвин почувствовал знакомое покалывание во лбу; лазурит предупреждал его, что кто-то за ним следит. Тс'икил? Если так, она выбрала самое подходящее время. Арвин только что нашёл в воспоминаниях Зелии одно из возможных решений проблемы.

- Если ты смотришь, Тс'икил, то уже слишком поздно, - объявил он. - Я принял решение.

Встав поустойчивее, он вытянул перед собой правую руку со Змеиным Кругом. Потом — подражая движению, которое увидел в сновидческой памяти Зелии о её визите в хлондетский храм — Арвин принялся совершать плавные покачивающиеся движения рукой.

Знак Ссета.

По краям кратера возникло кольцо красного света. Волна жара со всех сторон обрушилась на Арвина. Он увидел, что окружён тонкой полоской лавы. Она идеальным кругом очертила границы кратера. Красная полоса расширилась. На глазах Арвина она стала шириной в ладонь, обжигая неистовым жаром тело Дметрио. Один из кусков плиты, рухнувшей с края кратера, начал плавиться.

Арвин ухмыльнулся. Он сделал это! Он открыл дверь. Но — он бросил взгляд на бурлившую вокруг лаву — неужели вход в Смарагд находился в расплавленных внутренностях вулкана? Если так, то лишь бессмертный может пережить это путешествие.

Дно кратера неожиданно накренилось, вынудив его качнуться вбок. Он покрепче ухватился за Змеиный Круг и после пары неверных шагов снова восстановил равновесие. Было похоже на то, что дно кратера оторвалось и плавало на поверхности лавы. Кольцо продолжало расти, подползая к месту, где стоял Арвин. Полоса лавы была уже в шаг шириной.

Покалывание во лбу продолжало усиливаться, пока не превратилось в раскалённые угли, тлеющие внутри его шрама. Что-то заставило Арвин поднять взгляд — мерцание мрака, заслонившего звёздный свет у края кратера. Вздрогнув, он увидел змею с капюшоном, смотревшую на него вниз. Раздался скрежет, когда змея перегнулась через край кратера — скрежет металла по камню.

Железная кобра.

Она скользнула в кратер. Погнутое железное тело, передвигаясь, скребло по камню. Арвин попятился, но был вынужден остановиться, когда неровный пол накренился ещё сильнее. Кобра тоже замерла — прямо напротив него, на другой стороне круга лавы. Она уставилась на Арвина, выщербленную морду подсвечивало красное сияние снизу. Потом кобра сжалась в клубок, готовясь к прыжку.

Арвин быстро стянул энергию в третий глаз. Он бросил на кобру полосу сверкающего серебра, обхватив лентой шею змеи. Когда кобра начала двигаться, он дёрнул.

Лишившись равновесия, кобра рухнула в лаву. Она забилась, пытаясь сбежать, но стала плавиться. Вскоре не осталось ничего, кроме бурлящего слоя расплавленного металла. Из светящейся лужи на него пару секунд смотрели красные глаза. Потом они пропали со злобным шипением.

Как и чувство во лбу Арвина.

Железная кобра преследовала Арвина. Она могла выдать Сибил его местонахождение.

Но сейчас он всё равно не мог ничего с этим поделать. Он качался на круглой каменной плите. Жар становился всё сильнее. Постоянная сырость, пропитавшая одежду, давно испарилась. Кожа была сухой и горячей. Он мог воспользоваться пером куатля, чтобы подняться в воздух над кратером, но не потеряет ли он свой шанс попасть на Смарагд, если его ноги не будут касаться прохода, когда тот наконец откроется?

Если дверь действительно вела в Смарагд. Что, если она открывалась на другой план бытия — к примеру, Элементальный план Огня?

Или просто во внутренности вулкана, что прикончит его не менее надёжно.

Каменный круг покачнулся, бросив Арвина на колени. Он начал скользить к лаве, потом нашёл опору и залез обратно на шаткую поверхность. Круг снова выпрямился, но ненадолго. Полоса лавы была уже несколько шагов шириной, равномерно приближаясь к тому месту, где съёжился Арвин.

Звук крыльев в вышине заставил юношу поднять голову. Он увидел силуэт крылатой змеи на фоне неба. Тс'икил — или Сибил? Змея летела неловко, резкими рывками, возможно, из-за сломанного крыла.

Змея кружилась над кратером, и Арвин узнал в ней Сибил. Чёрные крылья чудовища были изорваны, тело пересекали глубокие порезы и ожоги, оставшиеся от битвы с куатлем, но лицо зажглось злобной усмешкой, когда она спикировала к Арвину.

Арвин попытался сбросить со спины ранец, надеясь вытащить оттуда сеть. По крайней мере, он мог прикончить Сибил перед собственной смертью. Одновременно держать Змеиный Круг, цепляться за камень и достать до ранца не представлялось возможным. Нужно было что-то отпустить. Змеиный Круг, решил он, и бросил его за полосу лавы. Но пока он срывал с себя ранец и разрывал завязки, Сибил достигла каменного круга. Тот перевернулся, как крышка котла, и бросил Арвина не в лаву, а в чёрное ничто. Юноша рухнул, по-прежнему цепляясь за свой рюкзак, и увидел, как Сибил ныряет вслед за ним. Над ними сверкал ярко-красный круг в фиолетовом, полном туч небе. Внизу были густые джунгли.

Далеко внизу. Достаточно далеко, чтобы падение могло его прикончить.

Арвин стремительно падал к деревьям внизу. Он отчаянно зашарил в ранце, разыскивая перо куатля.

 

***

Кэррелл проснулась с криком. Несколько мгновений она пыталась сбежать ото сна, цеплявшегося за неё тяжёлым покровом, блокирующим все чувства реального мира. Она плавала в котле с ядом, отчаянно пытаясь удержать голову над водой, чтобы смертельная отрава не попала ей в рот. В то же самое время пруд был наполнен кислотой, разъедавшей её кожу. Кислота сверлила дыру у неё в животе, который начал пульсировать, когда дети попытались освободиться. Но если бы у них это получилось, они бы погибли. При первом же вдохе их лёгкие могли наполниться жидким ядом.

Арвин тоже был в её сне. Он стоял у пруда, сжимая в руках серебряную верёвку. Он завязал петлю, потом бросил верёвку ей. Кэррелл словила верёвку и надела петлю на запястье, но вместо этого верёвка оплела её зубы. Арвин дёрнул за серебряный шнур, заставляя Кэррелл открыть рот. Внутрь хлынул яд, она начала захлёбываться и тонуть, и...

Прошептав молитву Убтао, Кэррелл отбросила прочь воспоминания обо сне. Она села, ожидая увидеть возвышающегося над ней марилита. Но демон устремил внимание в небо. Сквозь густой покров джунглей сложно было разглядеть подробности, но там наверху, почти прямо над ними, что-то происходило. Тёмно-фиолетовые облака спиралями вились вокруг светившегося красным отверстия.

- Что... - Кэррелл задохнулась, когда схватки скрутили живот. - ...происходит? - наконец сумела закончить она.

Демон не ответил. К счастью, он не заметил, как она содрогнулась. Не отрываясь, он следил, как под красным отверстием в небе появляется нарыв. Нарыв удлинился, будто капля густого сока, и рухнул в джунгли ярко-красной бурлящей полосой. Когда капля упала в джунгли, раздался громкий взрыв поднявшегося пара.

Что бы ни происходило, Кэррелл была благодарна за то, что внимание демона отвлеклось. После их последнего разговора она притворилась, что решила последовать совету марилита. Она закрыла глаза, притворяясь, что спит, надеясь, что демон отнесёт любые её гримасы на счёт кошмаров, а не боли, которую он сам не чувствовал. От усталости Кэррелл действительно провалилась в беспокойный сон, но во время бодрствования она не могла скрыть боль, каждые несколько секунд пронзающую живот. Она была уверена, что её лицо стало бледным, как пергамент. По губам тёк пот, оставляя на них слабый привкус кислоты.

Когда демон повернулся к ней, Кэррелл уставилась на небо, пытаясь переключить его внимание туда.

- Мы в опасности? - спросила она, надеясь, что демон примет её болезненный облик за проявление страха.

- Оставайся здесь, - единственное, что сказал марилит. Он сделал жест, и вокруг возникли полдюжины дретчей.

- Присмотрите за ней, - приказал им демон. - Проследите, чтобы она оставалась на месте. Можете использовать волшебный страх, чтобы загнать её обратно, но вреда не причиняйте.

Дретчи закивали своими луковичными головами, захрюкали. Парочка дретчей уставились на Кэррелл своими глазами-бусинками и улыбнулись, демонстрируя похожие на сломанные иглы клыки.

Марилит исчез.

Кэррелл попыталась встать, но волна боли бросила её обратно на колени. Она чувствовала сильное давление в недрах живота; её дети, пытающиеся выйти наружу.

- Убтао, - выдохнула она. - Только не в этом месте. Не сейчас. Не здесь.

Слои гниющей растительности под её руками и коленями задрожали, когда она произнесла имя своего бога, превращаясь в слизь. Кислота впилась в ладони. Заставив себя встать прямо, она вытерла их о ближайшее дерево. Кора выпустила иглы, разорвавшие ей кожу. Земля под ногами продолжала становиться жидкой, и Кэррел по колено погрузилась в зловонную воду, прежде чем смогла выбраться на твёрдый участок.

Дретчи захихикали — отвратительный, булькающий звук, похожий на пузыри, поднимающиеся из зловонной воды, в которой они стояли. Жидкая грязь касалась их раздутых животов, но дретчей, казалось, это не беспокоило. Один из них наклонился и зачерпнул немного склизкой грязи языком.

Когда схватки опустили её, Кэррелл, задыхаясь, уставилась на дретчей. Они окружили её, почесывая животы, принюхиваясь. Дретчи были глупыми существами — то, как она успешно избегала их после побега, подтверждало это — но обладали могущественной магией. Она видела, как они загоняли души верующих в пещеру Дендар.

С неба посыпались новые красные капли, и Кэррелл услышала взрывы в джунглях. Красный круг в облаках становился ярче, озаряя тучи зловещим сиянием. Кэррелл была уверена, что это врата — хотя оставалось только гадать, почему они открывались. Но если врата были связаны с Первичным материальным планом, может быть, у неё наконец получится призвать существо себе на помощь.

- Убтао, услышь меня, - прошептала она. - Пошли мне союзников.

Она провела рукой по грязной воде, рисуя животных, которых надеялась призвать. Мелких и быстрых, с серебристой чешуёй.

Кэррелл почувствовала, как смещается сознание. Оно поднялось в небо сквозь покров джунглей. К кругу в облаках и сквозь него. Где-то в мире по ту сторону врат оно погрузилось в реку, текущую по джунглям, и...

Крохотные серебряные огни сорвались с пальцев Кэррелл, быстро превращаясь в настоящих рыб. Дретчи и моргнуть не успели, как к ним поплыл косяк рыб с плоскими мордами и распахнутыми ртами, полными острых, как битое стекло, зубов. Рыбы принялись кусать демонов. Когда Кэррелл вытащила руку из воды, лужа, в которой они стояли, из грязно-зелёной стала ярко-красной.

Дретчи взвыли, забулькали, принялись бить по воде, бурлящей у них вокруг ног и животов, но толку от этого было мало. Один сразу же рухнул, и его оттащили в сторону за вывалившиеся из брюха внутренности. Другой сунул палец в воду, выпустив туда облако ядовитых паров. Пара пираний всплыли кверху брюхом, остальные продолжили свою жестокую трапезу. С диким воплем рухнул второй дретч, потом третий.

Кэррелл выбралась из пруда, кашляя от вызванных заклинанием дретча испарений. Её плетью хлестнул страх, когда один из оставшихся демонов прочитал соответствующее заклинание, но он только подстегнул Кэррелл. В следующее мгновение ей пришлось остановиться из-за новых схваток, но когда она пошла дальше, звуков погони не было. Призванные с родного плана союзники сделали своё дело.

Она продолжила ковылять вперёд и вскоре оказалась там, где упала с неба первая красная капля. Капля пробила в деревьях дыру, разбросала их, прожгла себе путь через лианы и листья. Она лежала потрескивающей красной грудой, плотная и мягкая, как хлебное тесто с чёрной коркой. Джунгли вокруг шипели, исходя паром, и даже с нескольких шагов Кэррелл чувствовала невыносимый жар.

Лава? Почему из врат в небе сыпалась лава?

Она посмотрела на красный круг; тот был таким ярким, что стало больно глазам. Кэррелл начинала догадываться, кто мог открыть эти врата — кто-то достаточно важный, чтобы марилит оставил Кэррелл под ненадёжным присмотром своих дретчей.

Круг в небе неожиданно перевернулся, открывая чистый участок звёздного неба. Сквозь него рухнули две фигуры; чёрная крылатая змея с четырьмя руками и человек, болтающий конечностями в полёте.

- Арвин! - воскликнула Кэррелл, убеждённая, что это был он.

Он рухнул в джунгли неподалёку. Кэррелл вздрогнула и ощутила глубоко внутри укол боли. Она прошептала имя Убтао, молясь о том, чтобы Арвин выжил. Если она сможет попасть к нему, использовать свою исцеляющую магию...

Новые схватки заставили её рухнуть на колени.

Когда схватки прекратились, она подняла взгляд. Крылатая змея летела неровной спиралью. Каждые несколько ударов крыльев она заваливалась набок, как пьяная. Змея была достаточно близко, чтобы Кэррелл могла разглядеть её.

Сибил. Раненая или больная, но здесь. В Смарагде.

Кэррелл почувствовала волну холодного страха. Закружилась голова, показалось, что её сейчас вырвет. Сибил добилась своего. Она нашла способ попасть в Смарагд. Если не предпринять что-нибудь немедленно, она освободит Ссета и станет его аватарой. Людей Чультского полуострова, народ матери Кэррелл, раздавят, как мышь в змеиных кольцах, ведь в отличие от Смутного времени Убтао не будет ходить по миру в форме аватара. Сражаться с Сибил будет некому, кроме К'аакслаат и других смертных, достаточно отважных и глупых, чтобы присоединиться к ним. И даже этих аватар просто сметёт.

Новые схватки пронзили её. Слёзы навернулись на глаза. Она ухватилась за дерево, но кора неожиданно стала мягкой и поддалась. Она попыталась подняться на ноги, но не смогла. У неё просто не было сил.

- Убтао, - прошептала Кэррелл. - Помоги мне, не ради меня, даже не ради...

Она схватилась за живот, когда схватки продолжились. Что-то порвалось между ног; она почувствовала, как по ним течёт тёплая кровь.

- ...моих детей, - выдохнула она, - а ради моего народа. Даруй мне... свою силу. Пошли мне оружие... мне нужно... остановить...

В джунглях прогремел голос марилита.

- Сибил! - кричал демон. - Сюда! Ссет лежит здесь!

Новая волна боли заставила Кэррелл закрыть глаза. Когда они закрылись, одно из деревьев поблизости охватило пламя от пылающей лавы. Даже опустив веки, она видела мерцание пламени, но к тому времени боль внутри неё стала слишком сильной, чтобы беспокоиться об этом. Она застонала, отдышалась, потом застонала снова, ожидая, пока родятся её дети.

 

***

Почти лишившийся чувств Арвин лежал на клубке лиан и сломанных веток. В последний момент он нашёл перо куатля, замедлившее его падение достаточно, чтобы юноша не погиб — но недостаточно, чтобы избежать травм. Он чувствовал, что одна нога неудобно выгнута под ним, что его лицо и руки исцарапаны и истекают кровью, что во рту крови ещё больше, что в ушах звенит, но не мог собрать достаточно сил, чтобы его это волновало.

Что-то липкое капнуло ему на лицо со сломанной ветки над головой, что-то щипавшее ноздри, губы и смутно похожее на кислоту. Воздух, которым он дышал, обладал тошнотворно-сладким привкусом, похожим на гнилой фрукт. Воняло хуже, чем в канализации Хлондета.

Ему было всё равно.

Где-то поблизости кто-то прокричал имя Сибил — громкий, демонический голос, который вызвал у Арвина жуткие воспоминания.

Его веки затрепетали и приоткрылись.

Он сел, заметив, что по-прежнему держит в руке перо куатля. Когда он встал, прямо у нему сквозь джунгли устремилась полоса огня. Он вскрикнул, пытаясь привести в действие магию пера, но огонь настиг юношу, прежде чем тот успел подняться в воздух. В последний миг огонь обогнул его, поджигая дерево в нескольких шагах, потом продолжил свой путь. Арвин, открыв рот, уставился ему вслед. Это был не обычный огонь, он чертил аккуратную линию сквозь джунгли, поджигая только кусты и деревья на своём пути — магическое пламя, сжигавшее растительность, которой питалось, в пепел, потом продолжало гореть в пустом воздухе.

Арвин коснулся огня рукой. Это было всё равно, что касаться иллюзии — он не чувствовал ни жара, ни боли.

Он покачал головой и моргнул. Может быть, он спит? Может быть, это один из тех кошмаров, которые не смогла сожрать Дендар?

- Сибил! - снова закричал голос — ещё резче. - Сюда!

Подняв взгляд, Арвин увидел открытые Змеиным Кругом врата — отверстие бурлящей лавы в чистом звёздном небе.

Это был не сон. Он сделал это. Он вошёл в Смарагд.

Над головой пронеслась тень. Тёмные крылья на фоне фиолетового неба.

Как и Сибил.

Вторая полоса огня пронеслась по лесу, пересекая первую. Секунду спустя мимо промчалась Сибил. Казалось, она следует за пламенем. Вытянув шею, Арвин смотрел, как она улетает, с трудом махая крыльями, кружась и корчась в небе, следуя по извивающемуся, запутанному пути.

- Сибил! - снова прокричал голос откуда-то справа. - Сюда! Под мечами!

За криком последовал свистящий, грохочущий звук. Как будто джунгли не только жгли, но ещё и рубили на куски.

Не было времени, чтобы пытаться понять, что здесь творится. Арвин с трудом поднялся на ноги и обнаружил, что всё это время лежал на своём ранце. Он поднял рюкзак. Сеть по-прежнему лежала внутри, и он поблагодарил за это Тимору. И за то, что не переломал себе все кости.

- Девять...

Рука застыла на полпути к кристаллу, когда до юноши, наконец, дошло. Он был в Смарагде.

Вместо кристалла на шее мысленно потянувшись к своему лазуриту, он нарисовал лицо Кэррелл. Оно пришло немедленно. Её глаза были плотно закрыты, рот открыт, она задыхалась. Гримаса боли прочертила глубокие линии на лбу и щеках. Волосы в беспорядке свисали вокруг лица. Кэррелл закашлялась, и её едва не вырвало.

Это было неважно. Радость наполнила его, свирепая, как огонь, окутавший его мерцающим светом. Кэррелл была жива!

- Кэррелл, - отправил он. - Это Арвин. Я в Смарагде. Скажи мне, где ты.

Глаза Кэррелл ненадолго распахнулись. Потом она закричала. Тяжело задышала. Поморщилась. Потом заговорила хриплым голосом.

- Огонь Убтао, - выдохнула она. - Иди за...

Конечно! Огонь. Забросив рюкзак на одно плечо, Арвин взял перо. Он поднялся в воздух и полетел вдоль прожжённого огнём следа. Осторожно, чтобы не заметила Сибил, он влетел прямиком в пламя. Огонь затуманил зрение и заполнил уши громким треском. Не раз Арвин оказывался в местах, где путь пересекал сам себя. В первые три раза Арвин выбирал направление случайно, потом понял, что потерялся в лабиринте. Он остановился, повиснув в воздухе, не зная, какую сторону выбрать. Времени было мало. Если он хочет спасти Кэррелл и не позволить Сибил осводить Ссета, нужно пошевеливаться и решать быстрее.

Имбирь и шафран наполнили пламя, гулкий звон заглушил его треск. Арвин использовал псионическую силу. «Куда?» - спросил он себя. «Прямо, налево или направо?»

Он повернулся вправо, и молниеносно-быстрая вспышка возможного будущего сверкнула в сознании; он летит и летит сквозь джунгли, пока огонь не угасает, потом слышит крик Кэррелл.

Прямо он увидел демона-марилита с вращавшимися над головой мечами. Демон поднёс руки ко рту и закричал. Позади него лежала огромная змеиная голова, скрытая под сетью лоз. Земля под ногами Арвина содрогнулась, когда пасть змеи медленно распахнулась. Её глаз уставился на Арвина, каким-то образом увидев его сквозь щель, проделанную во времени силой юноши.

- Дитя моё, - прошипел он. - Освободи меня. Примкни ко мне.

Арвин замер, зачарованный словами. Бог говорил с ним напрямую, разум к разуму. Голос Ссета вошёл в место глубоко внутри Арвина, о существовании которого юноша даже не подозревал, обнаружил там пустоту и заполнил её ошеломительным, почти сексуальным желанием. Арвин был юань-ти. Он был достоен, достоен силы, превосходившей его самые безумные грёзы, силы, которая даст ему всё — всё — чего он только пожелает.

- Кэррелл? - взмолился он. - Кэррелл сможет жить?

- Да! - прошипел голос. - Да, да! Она вечно будет твоей. Твоей!

- Ты лжёшь, - заскрежетал зубами Арвин.

Видение оборвалось. Сделав глубокий, дрожащий вдох, он стряхнул его. Потом он повернулся налево и полетел дальше.

В следующий миг Арвин увидел её. Огненная черта заканчивалась там, где стояла на четвереньках Кэррелл, облачённая в лохмотья и дрожавшая от родовых болей. Арвин уже видел показавшуюся головку одного из детей. Ещё несколько секунд и он — или она — родится на свет.

- Кэррелл! - крикнул он, приземляясь и заключая её в объятия. - Я здесь.

Она прильнула к нему, и какое-то время они просто прижимались друг к другу.

- Наши дети? - спросил Арвин. - Они...

- Скоро, - выдохнула Кэррелл.

Арвин поднял взгляд. Врата по-прежнему были открыты, но висели высоко, за пределами досягаемости. Он мог взлететь к ним с пером куатля — может быть, даже сумел бы сделать это с Кэррелл на руках — но только не тогда, когда она рожала.

Она вцепилась в его руку.

- Арвин, - простонала она. - С... Ты...

- Тихо, - сказал он. - Мы вместе.

Он выдавил улыбку.

- Я придумаю, как нам обоим убраться отсюда.

Кэррелл потрясла головой.

- Сзади...

Запоздало осознав, что Кэррелл пыталась предупредить его, Арвин обернулся...

Как раз вовремя, чтобы увидеть, как Сибил достигла конца огненной линии и приземлилась рядом с ними.


Отродье идола: глава 10

18 Июнь 2018 - 20:49

Глава 10

 

Марилит опустил своё лицо к Кэррелл и уставился в её глаза.

- Непослушная смертная, - выругал он девушку. - Больше не смей убегать.

Кэррелл, ноги которой опутал хвост демона, дерзко встретила его взгляд.

- А иначе что? - парировала она. - Ты прикончишь меня? Давай, не стесняйся.

Демон зашипел. Его хвост сжался. Кэррелл прошептала имя Убтао и провела рукой по пятнисто-зелёной чешуе марилита. Демон вскрикнул, и снова потуже затянул кольца хвоста.

Кэррелл почувствовала, как земля под ногами пропитывается водой. Снизу поднялся зловонный запах гнили — джунгли реагировали на её заклинание. Она отвлекла демона, снова заговорив.

- Убив меня, ты просто умрёшь сам, - напомнила она ему.

Демон сощурился.

- Отпусти меня, - потребовала Кэррелл. Она кивнула на свой живот. - Ты знаешь, что я не могу бежать.

Демон наклонил голову, задумавшись. Одна из его шести рук игралась с прядью сернисто-жёлтых волос. Вокруг стояло полдюжины дретчей. Один из них почесал живот, заставив закачаться складки жира.

- Хозяин, - прокаркал он. - Может быть, мы убьём её?

Чудовище улыбнулось клыкастой пастью, и у него изо рта закапала слюна.

- Молчи, идиот!

В руке марилита возник меч. Демон вслепую, даже не глядя на дретча, ударил назад, аккуратно перерубив тому шею. Голова упала в папоротниковые заросли и слепо уставилась в небо, тело рухнуло, фонтанируя красным из разрубленной шеи. Другие дретчи принюхались, упали на четвереньки и принялись слизывать кровь.

Марилит не обратил на них внимания. Он указал мечом на раздутый живот Кэррелл.

- Твой молодняк скоро родится, - заметил он.

Кэррелл уставилась на лезвие и приготовила новую молитву. Если меч ударит её, нужно будет снова заставить марилита почувствовать боль, чтобы убедить демона в том, что связь судеб по-прежнему действует.

- Мне понадобится целитель, - сказала она марилиту, - который сможет унять боль и остановить кровь, если её будет слишком много. Который сможет спасти мою жизнь, если роды окажутся тяжёлыми.

Она указала на круг помятой и порубленной растительности, где кружились мечи марилита.

- Открой новые врата; отправь меня домой. Тогда шансы выжить — твои и мои — будут намного больше.

- Нет.

- Если я погибну...

- Тогда твоя душа без всяких врат окажется на плане Фуги, - сказал демон, - и там, вместо того, чтобы попасть к Убтао, который заберёт тебя во Внешние земли, её сожрёт Дендар.

Марилит улыбнулся, обнажая жёлтые зубы.

- Уверен, ты заметила, что Ночная Змея приобрела вкус к верующим.

Кэррелл побледнела, но сумела сохранить голос спокойным.

- Тем больше причин сохранить мне жизнь, - заметила она, - ведь твоя душа тоже окажется сожрана.

- Тем больше причин держать тебя рядом, - ответил марилит.

Кэррелл указала на дретчей. Они содрали кожу с шеи мертвеца и боролись за право высосать спинной мозг.

- Ты послал их загнать души верующих в пасть Дендар, - сказала Кэррелл. - Зачем?

Демон злорадно усмехнулся.

- Ты не сообразила? - он прицокнул. - Я-то думал, что ты умнее, полукровка. Наверное, в тебе слишком много человеческого.

- Так пожалей меня. Скажи мне, почему ты хочешь, чтобы Дендар выросла такой большой. Чтобы она застряла в своей пещере?

Демон нахмурился.

- И какой цели это послужит?

- Это помешает Ночной Змее сбежать, когда Сибил откроет дверь в её логово.

- Почему Сибил должна беспокоиться о том, что Дендар может сбежать?

- Потому что... - Кэррелл не знала, что сказать. Марилит был прав. Действительно, почему? Демонам будет всё равно, даже если исчезнет весь остальной мир за пределами Бездны — и все души в нём.

- Зачем Сибил открывать эту дверь? - продолжал марилит. - Ммм?

- Чтобы попасть в Смарагд, - ответила она, описав рукой круг. - Через твои врата.

Марилит гортанно рассмеялся.

- Ты и вправду такая глупая, какой кажешься, смертная. Ничто живое не может пройти на план Фуги.

Кэррелл, конечно, об этом знала. Знала она и то, что Сибил была вполне живой — и смертной, насколько вообще могла быть смертной. Если Кэррелл сумеет разговорить марилита, то может быть, ей удастся узнать, что здесь происходит на самом деле.

- Сибил может попасть туда, умерев, - сказала она.

Марилит вздохнул.

- И кто заберёт её душу?

Кэррелл притворно моргнула.

- Ну... Ссет, разумеется.

Марилит начал что-то говорить, потом наклонился, пока его губы не коснулись уха Кэррелл.

- Ты кажешься уставшей. Отдохни. Поспи.

Демон коварно улыбнулся ей.

- Посмотри сны.

Кэррелл отпрянула от его прикосновения. Последняя фраза была странной. Оказавшись в Смарагде, Кэррелл спала беспокойно, постоянно прислушиваясь к звукам, производимым марилитом и его дретчами. Её сны были тревожными. После зрелища Дендар, пожиравшей души верующих, ей наверняка будут сниться кошмары — которых, может быть, не выдержит её разум. Почему демон хочет, чтобы Кэррелл сделала что-то, что может навредить ей — а следовательно, и самому марилиту?

Кэррелл осознала, что происходит, настолько внезапно, что у неё закружилась голова. Ссет общался со своими последователями с помощью шёпота и сновидений, и Ссет был скован. Посылаемые им сны превратились в извивающийся клубок кошмаров. Поэтому Кэррелл — и все прочие юань-ти — так беспокойно спали последние несколько месяцев, поэтому видели сны, от которых с тревожным шипением просыпались посреди ночи. Сны о путах, о западне, о том, что они стали жертвой, а не хищником, сны с пугающими образами, недостаточно вещественными или ясными, чтобы понять, какое послание так отчаянно пытался вложить в них Ссет.

Если Дендар пожирала верующих — если она прекратила пожирать кошмары — эти сны вместо тонкой струйки, как было в последние месяцы, обрушатся на юань-ти бурным потоком, сокрушая разумы на своём пути.

Сибил не собиралась попасть в Смарагд через пещеру Дендар. Дендар была просто решением одной из сопутствующих проблем. В Смарагд должен был существовать другой путь, о котором знал Ссет — и змеиный бог пытался сообщить о нём своей пастве во снах, превращающихся в кошмары.

Где бы ни находился этот путь, ключом к нему был Змеиный Круг. В этом Кэррелл не сомневалась. Закрыв глаза, она стала молиться о том, чтобы этот ключ не попал в злые руки.

Что-то погладило её волосы — когтистые пальцы марилита.

- О чём задумалась? - прошипел он.

Кэррелл мрачно стиснула губы. В животе пихались дети. Они чувствовали её напряжение, её беспокойство. Заставив себя сохранять спокойствие, она положила руку на живот.

Демон задумчиво посмотрел на неё.

- Пришло твоё время? - спросил он. - Началось?

Один из дретчей оторвался от трапезы и обнюхал Кэррелл, раздувая измазанные кровью ноздри. Кэррелл отбросила прочь его лапу.

- Пока нет, - сказала она демону, встретив его взгляд.

Это была ложь. У Кэррелл только что отошли воды; она чувствовала стекавшую по ногам тёплую струйку. Живот сжался — первая ласточка схваток.

Она улыбнулась демону, пряча за маской свой страх.

- Не беспокойся, - сказала она марилиту. - Когда у меня начнутся роды, ты это почувствуешь.

Она молча взмолилась, пока говорила эти слова. «Арвин, - подумала она, - если ты меня слышишь, поторопись. У меня заканчивается время.»

 

***

Выглянув из пещеры, Арвин посмотрел вниз. Он готовился бросить сеть, но опустил её. К пещере вернулась Тс'икил, а не Сибил.

Куатль кольцами свернулась на выступе у подножия утёса. Её голова опустилась от усталости. В нескольких местах на теле виднелись сильные ожоги. Из обгорелой плоти торчали почерневшие перья. Чёрное облако Сибил оставило сочившиеся слизью коричневые пятна по всему телу куатля. Оставшиеся перья потеряли свой радужный блеск. Крылья были изодраны. Одно крыло Тc'икил держала под странным углом, как будто оно было сломано.

Арвин открыл рот, собираясь окликнуть её, но передумал. Может быть, ему следовало просто уйти, пока действует невидимость, и самостоятельно попытаться разыскать Дметрио-семя. К несчастью, хоть Арвин и учился псионике у лучшего следопыта в Хлондете, он не знал никаких сил, которые позволили бы ему выследить семя. Вместо них он сосредоточился на изучении сил, которые должны были помочь ему проникнуть в логово Сибил.

Арвин в сотый раз пожалел, что сломал дордже, которое дал ему прошлой зимой Танджу. Оно могло бы указать прямо на Дметрио-семя. Арвину нужна была сила с аналогичным эффектом, или — он покосился на неподвижное тело Пакала — соответствующее заклинание. Дварф сумел найти верхнюю половину Змеиного Круга в логове Сибил. Может быть, он сможет сделать то же самое и с семенем.

Проблема в том, что Пакал, скорее всего, продолжит настаивать на уничтожении артефакта.

С другой стороны, Тс'икил хотя бы выражала сочувствие беде Кэррелл. Возможно, получится её убедить.

Арвин отменил свою невидимость.

- Тс'икил! - позвал он. - Сюда!

Потребовалось ещё несколько криков, чтобы куатль подняла голову. Либо грохот реки внизу заглушал голос Арвина, либо она была так же плоха, как и Пакал.

- Арвин! - её голос был тихим, слабым. - Что произошло?

- Пакал серьёзно ранен, - крикнул Арвин. - Дметрио забрал Змеиный Круг. У него обе половины.

Арвин знал, что сильно рискует. Если у Тс'икил была магия, способная обнаружить Дметрио-семя, она могла отправиться за ним в погоню и бросить Арвина — если куатль была в силах подняться в воздух.

Юноша почувствовал, как разум Тс'икил проникает глубоко в его сознание. Её ментальное вторжение казалось похожим на тонкую струйку и куда более деликатным, чем встряска, устроенная Зелией в саду на крыше, когда та копалась в его мыслях. Перед глазами в обратном порядке пронеслись воспоминания; психические образы, полученные Арвином в пещере, при встрече с человекопсом, во время битвы Пакала с теневыми гадюками.

- Пакал выглядит скверно, - сказал куатлю Арвин. Он говорил обычным голосом, уверенный, что Тс'икил по-прежнему слушает его мысли. - Он... жив, но его кожа начинает темнеть. Можешь ему помочь?

- Я постараюсь. Сумеешь опустить его ко мне?

- Да.

Арвин снял свою верёвку из кишок тролля. Он пропустил пояс Пакала у дварфа под мышками, вокруг груди, убедился, что пояс прочно застёгнут, потом привязал к нему верёвку, сделав по петле вокруг ног дварфа, чтобы превратить конструкцию в люльку. Он подтащил Пакала к выходу из пещеры, усадил его на краю и встал рядом, сжимая другой конец верёвки.

- Авгесто, - приказал юноша. Верёвка удлинилась, опуская Пакала на выступ внизу.

Когда верёвка ослабла, Арвин бросил другой конец вниз. Он сложил в рюкзак волшебную сеть, потом активировал свой браслет. К тому времени, как он спустился к подножию утёса, Тс'икил уже нагнулась над дварфом, касаясь ран Пакала кончиком своего крыла. Она тихонько шипела, пока её перья гладили следы от укусов. В свете дня Арвин лучше разглядел черноту, окружавшую каждую рану Пакала. Он решил, что это ушибы, но чернота оказалась чем-то посерьёзнее. Каким-то образом потемневшие участки на ногах Пакала казались невещественными — тенями, что цеплялись к дварфу даже под яркими лучами солнца. Коснувшись их, крыло Тс'икил провалилось в пустоту.

- Это нехорошо, да? - спросил Арвин. Несмотря на рану в плече, он не желал дварфу зла. Пакал делал то, что считал своим долгом — как и сам Арвин.

Несколько мгновений Тс'икил молчала. Всего в паре шагов от них мимо текла река. Шум воды был похож на один долгий, непрекращающийся вздох. Где-то далеко в джунглях раздался слабый крик; вопль обезьяны. Даже сквозь подошвы сапог камень под ногами казался горячим. Арвин подумал, что, может быть, Пакала стоит положить в тень.

- Нет, - сказала Тс'икил. - Солнечный свет ускорит выздоровление.

Она в последний раз коснулась ран Пакала, пропела вслух — мелодию прекрасную и запоминающуюся, как у певчей птицы — затем снова свернулась тугим кольцом.

- Вот. Я сделала всё, что в моих силах.

- Когда он придёт в сознание? - спросил Арвин.

- День. Может быть, два.

Арвин нахмурился.

- Слишком долго. Он нужен нам сейчас, чтобы отправиться следом за Дметрио.

Он покосился на Тс'икил.

- А ты можешь...

- Нет. Моими глазами были Кэррелл и Пакал.

- Разве нет других, кого ты могла бы призвать?

- В окрестностях никого.

Арвин закрыл глаза и сделал медленный вздох.

- Значит, Дметрио-семя ушёл.

- Мы найдём его.

- Как? Ты же сказала...

- Он отправится к двери.

- Да, но тут есть одна проблема, - возразил Арвин. - Мы не знаем, где находится дверь.

Он сделал паузу.

- Ведь не знаем?

- Никто из смертных не знает.

Выбранные ею слова дали Арвину надежду.

- А как насчёт богов? - спросил он. - Может быть, они смогут нам рассказать?

- Мы спрашивали Убтао и Тард Харра. Они оба не знают.

- И что теперь? - спросил Арвин.

- Мы отдохнём и наберёмся сил. И будем ждать.

- Здесь? - спросил Арвин, бросив взгляд на небо. - Что, если Сибил вернётся?

- В ближайшее время этого не произойдёт. Она пострадала ещё сильнее.

- Она не погибла? - спросил Арвин. Какая-то часть его была разочарована этой новостью, но другая, большая часть, обрадовалась. Он хотел сам убить Сибил. Чтобы отомстить за то, что она сделала с Ноулгом и за то, что марилит сделал с Кэррелл.

Арвин скинул свой ранец и положил его у ног.

- Чего мы будем ждать? - спросил он.

- Ты уже знаешь ответ на этот вопрос. Мы ждём сна, который Ссет пошлёт юань-ти. Когда сон придёт, нужно будет действовать быстро.

Арвин щёлкнул пальцами.

- Сон расскажет, где находится дверь, не так ли? - сказал он. - И всё, что нам нужно будет сделать — попасть туда раньше Дметрио-семени и устроить западню.

- Да.

- Хороший план, но есть одна загвоздка, - заметил Арвин. Чувствуя себя немного глупо — он ведь говорил очевидные вещи — он сделал жест, охватывая Тс'икил, Пакала и себя. - Среди нас нет ни одного юань-ти.

Он помешкал, разглядывая змеиное тело куатля.

- Ведь нет же?

В его голове раздался смех.

- Не я, - сказала Тс'икил. - Ты.

Арвин моргнул.

- Ты думаешь, что я — юань-ти? - спросил он и покачал головой. - Я человек.

- В твоих жилах течёт кровь юань-ти.

Арвин фыркнул.

- Почему ты так считаешь?

- Это должно быть очевидно.

- Ну так это совсем не очевидно — и я не юань-ти! - ответил Арвин. - Может быть, чумное зелье, которое меня заставили выпить, и оставило в теле какой-то след.

Он бросил взгляд на Тс'икил.

- Ты же знаешь, о чём я, верно? Видела в моих воспоминаниях?

Куатль кивнула.

- Это зелье вычистили из меня ещё год назад, - продолжил Арвин. - Зелия нейтрализовала его в ту ночь, когда нашла меня в канализации.

- Я говорила не про зелье.

Арвин задумался на мгновение.

- Аа. Ты имела в виду семя разума. Его тоже вычистили, но во мне осталась небольшая часть знаний Зелии. Например, драгоценные камни. Я знаю, сколько они стоят и чем полезны в качестве материала для создания дордже и камней силы.

Он понял, что тараторит без умолку, но не смог остановиться.

- Ты его имела в виду? Неужели тот факт, что в меня год назад посадили семя разума, позволит мне воспринять сон-послание Ссета?

Несмотря на печальное состояние куатля, в её глазах сверкнула весёлая искра.

- Мне казалось, что я говорю достаточно прямо, но теперь я вижу, что ты ничего не понял, - сказала она. - Повторяю снова; в твоих жилах течёт кровь юань-ти.

Она посмотрела на его распухшую руку.

- Это? - спросил Арвин, поднимая её. - Ты пытаешься сказать, что укусившая меня гадюка — питомец Джуз'лы — была юань-ти?

Куатль громко вздохнула.

- Ты не задумывался, почему яд тебя не убил?

- Мне повезло, - ответил Арвин, коснувшись кристалла у себя на шее. - Спасибо Тиморе.

- Это была одна из самых ядовитых гадюк во всех Чёрных Джунглях. Ты очень устойчив к змеиному яду.

- И что с того? - настойчивость Тс'икил начала раздражать Арвина.

- Такой сильный иммунитет обычно бывает лишь у людей, в родословной которых встречались юань-ти.

- Моя мать была человеком! - от раздражения Арвин произнёс это громче, чем собирался.

- А твой отец?

Арвин сжал кулаки. Его отцом был бард по имени Салим. Мать Арвина рассказывала, что он был одарённым певцом, голос которого мог успокоить полную таверну буйных пьяниц. Именно так она и повстречала Салима: в хлондетской таверне, где остановилась во время своих путешествий. Он не был псионом, как мать, не был даже искателем приключений, но она по уши влюбилась в него. Они провели вместе всего несколько десятков дней, но за это время успели зачать ребёнка. Потом, в одну из ночей, матери Арвина явилось видение; Салим тонул и тащил её за собой на дно.

Салим планировал отправиться в Рет, чтобы выступать на состязании гладиаторов. Это было важное приглашение — такое, от которого нельзя отказываться, если хочешь, чтобы твоя карьера была успешной. Он уже попросил мать Арвина сопровождать его. Салим отказывался верить, что её сон был пророческим, но знал её достаточно хорошо, чтобы знать пределы её способностей. Мать уже дала ему понять, что не любит состязания гладиаторов, и Салим решил, что она просто не хочет оставаться вместе с ним.

Он сел на корабль, идущий в Рет, и погиб вместе со всеми на борту, как она и предсказывала, когда корабль утонул в беспокойных водах Вилхонской протоки. Мать Арвина тоже могла утонуть, если бы отправилась с ним, и находившийся в её утробе Арвин никогда не появился бы на свет.

Это было практически всё, что мать Арвина рассказала ему об отце. Она описывала Салима как высокого и ловкого, с тёмно-каштановыми волосами и такими же, как у Арвина, глазами. Она никогда не упоминала чешую, вертикальные зрачки или что-нибудь другое, что могло бы указывать на кровь юань-ти.

Арвин не верил, что мать лгала ему, но вдруг она сама не знала о том, что Салим — не чистокровный человек? Что, если в предках Арвина действительно встречались юань-ти?

Это невозможно, сказал себе юноша. Гонтрил, предводитель повстанцев в Хлондете, изучил его и объявил полностью человеком. У людей, происходивших от юань-ти, всегда были какие-то змеиные черты — вроде чешуи на груди Кэррелл. Будь отец Арвина потомком юань-ти, мать наверняка бы что-то заметила.

Но, может быть, она действительно заметила. Может быть, для неё это было не так важно, чтобы рассказывать сыну.

- Почему мысль о крови юань-ти так пугает тебя?

- Не пугает, - отрезал Арвин. - Убирайся из моей головы.

Он почувствовал, как ускользает сознание куатля.

От невыносимой жары джунглей тело Арвина было покрыто липким потом. Он подошёл к краю выступа, опустился на колени и стащил с себя остатки рубахи. Он плеснул речную воду на лицо и грудь. Это немного охладило кожу, но не помогло почувствовать себя чище. Он сунул голову в воду, позволил ей пропитать волосы, затем откинул волосы назад. Всё равно не помогло.

Арвин не хотел быть полукровкой юань-ти. Он лишь недавно смирился с мыслью, что его дети будут наполовину змеями. Влюбившись в Кэррелл, он узнал, что не все юань-ти холодны и жестоки, но жизнь в Хлондете научила его сторониться этой расы. Юань-ти были хозяевами, а люди — рабами и слугами. Низшей расой. Но несмотря на своё угнетённое положение, люди обладали отчаянной гордостью. Люди знали, что они — лучше юань-ти. Не такие высокомерные и не такие жестокие. Юань-ти редко смеялись или плакали, никогда не предавались буйному разгулу и не выли от тоски. Они были неспособны на те глубины радости и печали, какие испытывали люди. Юань-ти были эмоционально холодными.

Как и сам Арвин.

Это осознание ледяным порывом ветра ударило юношу. Он замер абсолютно неподвижно, с мокрых волос капала на плечи вода. Когда в последний раз он чувствовал искреннюю страсть к чему-то, не считая чувств к Кэррелл? Количество настоящих друзей в его жизни можно было пересчитать по пальцам одной руки. Если быть до конца честным, у него был всего один настоящий друг; Ноулг, заступавшийся за него в приюте, когда они оба были детьми. После того, как Арвин сбежал от культистов, он попытался спасти Ноулга и в конце концов добился своего — но чтобы сохранить другу жизнь, не хватило какой-то малости. Если бы Арвин по-настоящему рьяно взялся за дело, если бы его сильнее заботила судьба друга, может быть, Ноулг смог бы выжить? Может быть, именно из-за недостатка сильных эмоций Арвин так не хотел становиться последователем Хоара, бога мести, когда жрец Никко толкал его на этот путь?

Неужели Арвин действительно был хладнокровным и равнодушным, как настоящий юань-ти?

Нет, твёрдо сказал он себе. Он таким не был. Была Кэррелл. Он любил её. Внутри юноши горела необходимость спасти её — и не только Кэррелл, но и их детей. Он дорожил ими.

Но оставался тот факт, что в нём была частица юань-ти. Арвин больше не мог это отрицать. Это объясняло слишком многое; почему юноше казалось таким естественным превращение в летающую змею, почему его псионика была так сильна. Юань-ти обладали некоторыми врождённым магическими способностями, повторяющими псионические силы. К примеру, способностью зачаровывать людей. Это была одна из первых сил, которую выучил Арвин. У него получилось просто само собой.

Из-за крови юань-ти.

Он расправил плечи. Ну и что, сказал он себе. Это ничего не меняет. Я — тот же самый человек, которым всегда был. Просто теперь я знаю себя немного лучше.

Он обернулся и увидел, что Тс'икил смотрит на него.

- Ты слушала мои мысли?

- Нет.

- Спасибо, - он встал. - Расскажи мне про Змеиный Круг. Если мне придётся сразиться с Дметрио, я хочу знать об артефакте столько же, сколько знает он.

- Круг древний — он, как и другие похожие ключи, был создан во время расцвета Мхейршолкской империи. Другие аналогичные артефакты за прошедшие тысячелетия были утрачены. Сарруки, создатели юань-ти и других рептильих рас, возвели цепочку врат, ведущих на другие планы бытия. Ключи можно использовать, чтобы открыть любые из них.

- Как?

Тс'икил проигнорировала вопрос.

- Ты думаешь, что сможешь выжить в Смарагде.

- Кэррел, будучи беременной в одиночку выживала там полгода.

- Не в одиночку. Кэррелл одна из к'аакслаат. Убтао хранит её.

- Даже в Смарагде?

- Даже там.

Взгляд Тс'икил впился в глаза Арвина.

- Но ты пока не выбрал себе бога.

Аркин коснулся кристалла у себя на шее.

- Я поклоняюсь Тиморе.

- Когда тебе удобно.

- Как и большинство смертных.

- Это правда, но факт остаётся фактом; ты не жрец. В Смарагде ты останешься без защиты.

Арвину потребовалось какое-то время, чтобы понять, о чём говорит Тс'икил. В нём пробудилась надежда.

- Ты... ты позволишь мне сделать это, да? Отправиться в Смарагд.

Он наклонил голову.

- Что заставило тебя передумать?

- Я не передумала. Змеиный Круг необходимо уничтожить. Нельзя допустить существование ключа, способного освободить Дендар — и обречь этот мир на разрушение.

Она подняла своё здоровое крыло. С него лохмотьями свисали перья.

- Я ранена; моя роль в происходящем уменьшилась.

Она опустила крыло.

- К счастью, как и роль Сибил. Она также ослаблена нашим поединком, и она не знает, что ключ — у семени Зелии. Теперь всё решит гонка между тобой и Дметрио. Если он попадёт к двери первым и откроет её, я рассчитываю, что ты последуешь за ним. Ты должен, если хочешь спасти жизнь Кэррелл.

- Это очевидно, - сказал Арвин.

- Да, но действия, которые тебе нужно будет предпринять. В первую очередь ты захочешь найти Кэррелл. Не надо. Как только семя попадёт в Смарагд, оно поспешит к Ссету. Ты должен сосредоточиться на том, чтобы помешать ему попасть к богу. Если он сумеет освободить Ссета, Кэррелл погибнет одной из первых. Она — жрец старого врага Ссета, и Ссет немедленно узнает, где она находится. Он уничтожит Кэррелл простым усилием мысли.

Несмотря на липкую жару, Арвин содрогнулся.

- А если я сумею отобрать Змеиный Круг у семени и открыть дверь сам?

- В таком случае ты откроешь путь любому, кто захочет последовать за тобой.

- Разве я не могу закрыть за собой дверь? - спросил Арвин.

- Только не со стороны Смарагда. Дверь можно открыть — или закрыть — только с этого плана бытия.

Арвин на мгновение задумался.

- Я могу оставить Змеиный Круг кому-то снаружи — тому, кто сможет закрыть за мной дверь, а потом открыть её снова, как только я найду Кэррелл.

В его разуме тихонько прозвенел смех куатля.

- Возможно, мне? Предположим, я позволю тебе воспользоваться дверью и закрою её. Как ты сообщишь мне, когда снова нужно будет открыть дверь?

Арвин открыл рот, потом снова его закрыл. Он уже знал, что лазурит не в силах связаться с кем-то в Смарагде. Скорее всего, отправить послание оттуда камень тоже не сможет. Оказавшись за дверью, Арвин останется сам по себе.

- А ключ можно принести в Смарагд, потом вынести его оттуда?

К удивлению Арвина, куатль ответила.

- Можно, но если в Смарагде ключ будет утрачен, мы потеряем возможность уничтожить его, и врата останутся открыты.

Тс'икил сделала паузу — достаточно длинную, чтобы Арвин молча осознал, что она имела в виду, когда говорила, что «ключ будет утрачен». Его смерть.

- Рано или поздно Ссета освободит один из его слуг, и ключ окажется в ссетовых кольцах. Змеиный бог захочет выпустить Дендар. Ночная змея с радостью согласится пожирать поклонников других богов, и в конце концов останутся только последователи Ссета.

- Без поддержки верующих, боги угаснут, - продолжала Тс'икил. - Останется только Ссет.

Она сделала паузу.

- Стоит ли такого риска жизнь одной женщины — как бы драгоценной эта жизнь ни была?

Арвин крепко зажмурил глаза. Жизнь Кэррелл того стоила — для него — но кто он такой, чтобы принимать подобные решения? Он покачал головой, удивляясь иронии. Он надеялся убедить Тс'икил поддержать его попытку спасти Кэррелл. Но вместо этого куатль почти отговорила его самого, не используя даже простое заклинание очарования.

- Что, если поклонники Ссета не смогут освободить его? - спросил Арвин. - Я не жрец, но знаю, что только бог может заточить другого бога. Эти узы будет сложно разбить.

- Действительно. Но один из смертных последователей Ссета сумеет это сделать, если его вера будет достаточно сильна.

Это заставило Арвина немного посветлеть.

- Зелия не имеет духовного сана; она не жрица, - сказал он Тс'икил. - Вряд ли её семя обладает достаточно сильной верой, чтобы разбить оковы Ссета. Даже если оно откроет дверь, опасность этого невелика.

- А что, если веры семени окажется достаточно? Ты готов пойти на такой риск, когда на кону — души людей?

Арвин помешкал. Больше всего его беспокоила душа Кэррелл.

- Её будущее в безопасности, - продолжала куатль. - Она — последовательница Убтао, и после смерти её душу заберут с плана Фуги в его царство. Зная об этом, ты должен спросить себя — будет ли спасение тела, хранящего эту душу, актом любви... или проявлением эгоизма.

- А наши дети? - спросил Арвин. - Примет ли Убтао их души? Или они будут обречены вечно страдать на плане Фуги?

Несколько мгновений куатль молчала. Это само по себе было достаточным ответом. Она поглядела на кристалл Арвина.

- Их судьба в руках Тиморы, - наконец сказала она. - Потому что в конце концов всё решит бросок её монетки — успеет ли Дметрио-семя попасть к двери быстрее тебя. Если дверь будет уже открыта, и ты сможешь помешать Дметрио освободить Ссета, ты получишь шанс спасти Кэррелл.

Она предупреждающе подняла кончик крыла.

- Но прежде чем начинать молиться Тиморе, тебе лучше взвесить возможные последствия и решить, стоит ли судьба одной женщины тех ужасных последствий, которые случатся, если ты потерпишь поражение.

Арвин закрыл глаза. Его сердце клонило чаши весы в одну сторону, его голова — в другую Логика сражалась с эмоциями. Он не был уверен, кто выйдет победителем — человеческая страсть, пылавшая в нём, когда он думал про Кэррелл и их детей, или простая холодная логика змеи, обернувшейся вокруг его фамильного древа.

Ясно было одно: Арвин должен узнать, где расположена дверь. Единственным способом сделать это было заснуть, видеть сны и надеяться, что в одном из кошмаров может содержаться послание от Ссета. Он был так взвинчен разговором с Тс'икил, что не мог усидеть на месте. Будет практически невозможно просто взять и заснуть. Арвин вспомнил человекопса с его способностью заставлять людей потерять сознание и резко остановился.

- Ты так можешь? - спросил он Тс'икил. - Усыпить меня с помощью магии?

Куатль грустно улыбнулась ему.

- Могу, но твой сон будет глубоким и без сновидений.

Арвин застыл.

- Я кое-что сейчас понял. Если Дметрио-семя использует оссру...

Тс'икил казалась мрачной.

- Он быстрее уснёт, и его сновидения будут ярче твоих.

- Подозреваю, оссры у тебя с собой не найдётся? - спросил Арвин.

Куатль покачала головой.

- Я не подготовилась. В отличие от тебя, я не псион.

Это заставило Арвина замолчать. Тс'икил использовала правильное слово — большинство людей называли его «магом разума» — но совершила распространённую ошибку. Не все псионы могли видеть будущее. Лишь иногда Арвин воспринимал отдельные проблески. От Танджу он узнал, как выбирать лучший из двух возможных вариантов — как получить псионический намёк на ближайшее будущее, события, которые произойдут всего через пару мгновений.

Но Тс'икил напомнила ему об одной вещи — его медитациях. С помощью медитации он мог успокоить свой разум и погрузить его в состояние между сном и бодрствованием. Он мог слушать свои сны, и возможно, даже искать те, которые посылал Ссет.

- Знаешь, - сказал он вслух. - Это может и сработать.

Ничего не объясняя — куатль могла продолжать читать его мысли, если хотела знать, чем он занят — Арвин опустился на живот. Камень был грубым и таким горячим, что казалось, будто он прожжёт ткань его штанов, но Арвин не стал обращать на это внимания. Он привык медитировать даже в худших условиях и давно научился отсекать такие тривиальные неудобства. Он принял бхуджангасану, запрокинув назад голову и верхнюю часть туловища, как вздыбившаяся кобра. В крохотном уголке своего разума Арвин улыбнулся. Неудивительно, что он предпочитал эту асану позе со скрещёнными ногами, которую использовала для медитаций мать. В его жилах текла змеиная кровь.

И он собирался узнать, хватит ли этого, чтобы услышать то, что хотел сказать Ссет.

 

***

Арвин погрузился глубоко. Глубже, чем в обычных медитациях, даже глубже, чем тогда, когда следовал инструкциям Танджу в заброшенных каменоломнях. Как и тогда, он видел свой разум в качестве сложной сети мыслей и воспоминаний. Но сейчас он как будто рассматривал нити этой сети сквозь увеличительное стекло. Он видел не только узлы, вплетённые в каждую верёвку, но и волокна отдельных мыслей, из которых состоял каждый шнур. Некоторые были бледно-желтыми, неравномерно покрытыми чёрными пятнами; змеи толщиной с волосок, с немигающими глазами и мелькающими языками. Хотя он вспомнил о щупальцах, которые выпускало семя разума Зелии, вид этих змей не вызвал никаких отрицательных эмоций. Они были наследием крови его отца. Судя по треугольной форме головы, предки Салима в змеиной форме становились питонами.

По тонким змеиным телам проходили вздутия, как мыши по змеиному желудку; отдельные мысли, текущие в разуме Арвина. Он замедлил их с помощью глубокого, ровного дыхания, ещё больше успокаивая разум. Он смутно осознавал, что его тело погружается в похожее на сон состояние. Дыхание и удары сердца замедлились, и несмотря на сильную жару, тело немного остыло. Но руки оставались твёрдыми, поддерживая асану.

Во тьме за закрытыми веками начали собираться похожие на сны образы. Мимо проплывали фрагменты воспоминаний. Лицо Кэррелл и её голос, слово «поцелуй» на её языке: тсу. Склад и мастерская, которые Арвину пришлось оставить год назад, после того, как добровольческий отряд нашёл заражённое чумой тело погибшего там культиста. И более давние воспоминания. О том дне, когда он узнал, что Ноулг сбежал из приюта, и о грусти, которую испытал из-за того, что друг с ним не попрощался. О лице матери и том дне, когда она отправилась на свою последнюю работу в качестве проводника, и крепких объятиях, в которые заключила Арвина после того, как повесила ему на шею кулон с кристаллом.

Он едва чувствовал своё тело, слезу, бегущую по щеке. На жаре слеза быстро испарилась.

Он ждал, наблюдая за сменяющимися образами, дрейфуя. Наконец, они начали размываться, как это происходило со снами. Он лежал в кровати с Кэррелл, нежно гладя её по щеке, не в той комнате, которую они занимали в Ормпетарре, а в приюте. Кровать была маленькой, узкой и твёрдой, соломенный матрас вызывал чесотку. Над ними стоял один из жрецов и хмурился. Жрец в серой рясе вытянул руки, и Арвин увидел, что они перевязаны не обычным красным шнурком, а змеёй, тело которой представляло собой трубу горячей лавы.

В помещении стоял густой запах обгоревшей плоти и сожжённых волос, исходивший от комка оссры, пылавшего в жаровне в углу. Жаровня перевернулась, расплескав по полу волну лавы. Посередине лежала оссра — отрубленная змеиная голова. Язык выстрелил из пасти и обернулся вокруг запястья Арвина. Он вырвался, но оказался пойман в объятиях шестирукого существа — Сибил с лицом Кэррелл.

Её живот раздулся, как у гниющего на солнце мертвеца. Оттуда вылезли крошечные человеческие головы, их пальцы подобно корням деревьев прорастали в его живот. Он чувствовал, как они растут внутри, прожигая себе путь по его венам к сердцу, которое сжимала в руках Кэррелл. Сердце ударило, потом мелко задрожало, потом ударило, потом снова задрожало. Она укусила сердце, как яблоко, кровавый сок потёк по подбородку и горлу. Потом она засмеялась голосом Сибил, булькающим шипением, похожим на звук воды в канализации.

Вонь окружала Арвина, зловоние его собственного гниющего тела. Чума нашла его. В обличье его матери болезнь прокралась в его постель и хлынула в его ноздри. Болезнь расцвела глубоко в его лёгких. Она росла в его животе, образуя опухоли размером с ребёнка, которые должны были лопнуть и разбросать свои семена.

В его ушах прозвучал крик; его собственный крик. Он смутно чувствовал, как над ним нависает Тс'икил, касаясь его плеча крылом. Это успокоило его. От кошмара его руки дрожали, сердце колотилось быстрее, чем хвост гремучей змеи, тело было мокрым от пота. За мгновение передышки, подаренное ему Тс'икил, он успел почувствовать боль в левой руке и запёкшуюся кровь на правом плече.

Потом он снова погрузился в кошмар.

Тот был всё так же ужасен: искажённые образы Кэррелл смешивались с Зелией, Сибил целиком проглатывала Ноулга, серебряная змея оборачивалась вокруг шеи Арвина и душила его, медленно и беспощадно. Во сне он видел, как корчится его тело, как спина выгибается в змеиной агонии так сильно, что он видел свои ноги.

Образ нельзя было ни с чем спутать: Змеиный Круг, но было ли это посланием Ссета или его собственным бредовым воображением?

Секунду спустя видение пропало, сменившись видами младенцев, нанизанных на клыки-колья. Жрец задрал назад голову Арвина, заставляя его поглощать нечистоты и всё это время читая молитву. Там была Кэррелл — но когда Арвин попытался обнять её, она превратилась в тень.

Он нигде не видел никаких дверей.

Продолжать становилось всё сложнее. Будь это нормальный сон, он давно бы уже проснулся с криком. Только дисциплина, дарованная годом медитативной практики, позволяла ему продолжать так долго. Это — и остатки убеждений Зелии в его разуме.

Контроль, свирепо сказал себе Арвин. Терпи, если хочешь увидеть Кэррелл снова.

Небольшой участок его сознания, который оставался в стороне от кошмаров, задумался, какие образы видело Дметрио-семя. На что похожи его кошмары? Арвин сомневался, что Зелия дорожила кем-то, кроме себя. Она точно никого не любила. Если бы сама Зелия сейчас спала, скорее всего, ей снилось бы предательство её семян.

Эта мысль заставила Арвина улыбнуться и придала сил, чтобы продолжать.

Образы неустанно проносились мимо. Арвин шагал по кровавой реке, в которой торчали вопящие человеческие головы, и неожиданно оказался летающей змеёй, лишённой крыльев, и начал падать, и увидел, как на животе проступают чумные язвы. Он начал чесать их, и из оставленных ногтями ран возник марилит. Внезапно и инстинктивно Арвин понял, насколько ужасным местом станет сон, если Дендар не будет питаться кошмарами.

Он понятия не имел, сколько времени прошло. Крошечный уголок его разума утверждал, что солнце по-прежнему опаляет его распростёртое тело, хотя уже не так сильно. Он смутно чувствовал боль в животе и чувство переполненности, которое говорило, что Арвину скоро нужно будет помочиться. Но он сражался в битве, а такие вещи были слишком ничтожны. На стороне Дметрио-семени была оссра. У Арвина была только его собственная воля.

Кошмарные образы колотили его, ослабляли его, истощали его решимость. Тело могло выдерживать напряжение, которому он подвергался, так долго находясь в бхуджангасане, но разум готов был лопнуть. Он уже видел, как поддаются верёвки, из которых состояла его мысленная сеть. От солнечного жара кружилась голова, и ему нужно было попить воды, чтобы не лишиться чувств.

По губам мазнуло перо, смочив их струйкой воды — Тс'икил подносила воду к его устам. Арвин жадно всосал влагу — и увидел в кошмаре себя, сосущего грудь Кэррелл, чтобы потом его голову пронзила плоская холодная сталь, когда марилит насквозь пробил тело Кэррелл одним из своих мечей.

Нет! В кошмаре он вывернул голову. Задрожали, приподнимаясь, веки. Слишком яркий свет солнца и кричащие цвета перьев Тс'икил поплыли перед глазами, его руки задрожали. Он рухнул, врезавшись грудью в горячий, острый камень. Мгновение он полностью бодрствовал; он плотно закрыл глаза и выпрямил руки, заставляя себя вернуться в асану, заставляя разум вернуться в царство кошмаров.

Потом он заметил то, чего не замечал ранее. Его лоб зудел. Либо приближалась железная кобра, либо...

Либо кто-то ещё следил за ним с помощью магии и пытался связаться.

Ссет.

С хриплым шёпотом Арвин привёл в действие свой лазурит. Он представил Ссета так, как бога изображали в Храме Изумрудной чешуи в Хлондете — огромную крылатую змею с зелёной и бронзовой чешуёй, возвышавшуюся над своими последователями. Он смутно почувствовал, как его губы произносят тихие слова.

- Ссет. Я один из... - он замешкался, боясь говорить богу откровенную ложь, - твоего народа. Скажи мне, как попасть к тебе.

Созданный Арвином мысленный образ неожиданно поплыл. Статуя, которую он представил, стала плотью, и лицо спящей змеи наполнило его сознание. Змею укрывала густая растительность: переплетение лиан с толстыми листьями, раздутых белых клубней, древесных ветвей и корней. У Арвина перехватило дыхание, когда он понял, что видит лицо бога.

Глаз открылся. Вертикальный зрачок повернулся, уставившись на Арвина сквозь опутавшее кружево растений. Арвин охнул, когда его сознание провалилось внутрь.

В собственные кошмары Ссета.

Нежась под тяжёлым фиолетовым небом, Ссет лежал в своем царстве джунглей в окружении слуг — душ его жрецов юань-ти. Любая его прихоть должна была немедленно исполняться, но слуги предали его. Без единого слова — не обращая внимания даже на его приказы — они уползли прочь. И тогда джунгли вокруг Ссета ожили. Древесные стволы засветились красным и превратились в столбы лавы. Лианы стали потоками расплавленного камня. Они потекли по телу Ссета, обжигая его. От невыносимой жары его чешуя скорчилась, как сухая листва. Потом потоки застыли, заключив его в каменную ловушку. Пойман, как муха в янтаре — он! Бог! Он попытался открыть пасть, но та не шевельнулась. Окаменевшие лозы держали крепко.

В безмолвной ярости Ссет смотрел, как к нему идёт собакоголовый великан в строгом белом килте и золотых сандалиях, с каждым шагом сокрушая окаменевшую растительность у себя под ногами. На голове узурпатора виднелся символ его власти; золотая диадема, изображавшая вставшую на дыбы кобру.

Принадлежащее Арвину сознание понятия не имело, кто этот великан с собачьей головой, знало только, что он похож на человекопса, преследовавшего Арвина от самого Хлондета. Однако принадлежавшее Ссету сознание понимало, что голова принадлежала не собаке, а шакалу, падальщику пустынь. Оно позволило Арвину полностью осознать, что это значит. Со злорадной усмешкой на губах к Ссету шагал не великан, но враждебный бог, Сет, господь падальщиков, брат шакалов и змей, король злобы и владыка зла, убийца родичей.

Ссет был в ярости. Из его сомкнутой челюсти наружу просочилось злобное шипение.

Сет схватил его пасть своими огромными руками и силой распахнул её. Он положил золотую сандалию на раздвоенный язык Ссета, чтобы не позволить пасти закрыться. Потом он шагнул внутрь.

Ссет пытался вывернуться, но всё было напрасно; окаменевшие растения держали крепко. Он чувствовал, как Сет пробирается вглубь его нутра. На мгновение всё застыло. Потом пришло чувство разрыва. Арвину показалось, что с его тела снимают кожу. Ссет, обладавший более глубоким пониманием, узнал чувство сброшенной чешуи. Но прежде его линька никогда не бывала такой болезненной.

Когда всё закончилось, перед ним стоял Сет, укрытый собственной зелёно-бронзовой шкурой Ссета. Собственная шакалья голова была скрыта змеиной; сквозь её зияющую челюсть виднелась шакалья усмешка. Потом божество-враг пропало.

Ссет хотел броситься в погоню, но не мог пошевелиться. Но его пасть оставалась открыта. Он клацнул ею и почувствовал, как от удара об одну из каменных лиан сломался зуб. Посмотрев вниз, он увидел, что зуб вонзился в землю. Зуб стоял прямо, как маленький вулкан, и со сломанного конца подобно лаве текла кровь. Потом расплавленный камень кристаллизовался. Ссет уставился на него, сосредоточив всё своё внимание на зубе. На кратере в его вершине. Здесссссь...

Разум Арвина неожиданно прояснился. Он узнал этот силуэт. Очертания зуба в точности совпадали с очертаниями вулкана, который он видел с воздуха, когда пытался сориентироваться после прохождения через портал. Сломанный кончик обладал такими же неровными краями, как кратер на вершине вулкана. Послание Ссета было ясным; дверь находится внутри кратера.

- Дааа-с, - прошипел Ссет. - Даааа-ссс.

- Как мне открыть её? - спросил Арвин.

Слишком поздно. Связь оборвалась. Опустился мрак.

Когда сознание вернулось к нему, Арвин лежал на земле лицом вниз. Должно быть, он упал во второй раз. Кровь текла с верхней губы, там, где он её прокусил. Зуб шатался во рту, когда он проверил его языком.

Над ним с нетерпеливым выражением склонилась Тс'икил.

- Ты узнал, где дверь?

Арвин встал на ноги, его била дрожь.

- Ты не читала мои мысли?

- Ссет мог не заговорить, если бы я их читала.

Солнце опустилось достаточно низко к западу, чтобы к выступу, на котором они стояли, поползла тень от утёса. Арвин обернулся и посмотрел на север. Над вершинами деревьев возвышалась далёкая гора, которую он видел во снах Ссета. Внутри её кратера была расположена дверь в Смарагд — дверь, которая вела к Кэррелл.

Тс'икил тоже повернулась в ту сторону. Её сознание скользнуло в разум Арвина. В следующий миг она заговорила.

- Тебе хватит магии для полёта?

Как раз это Арвина и беспокоило. Он уделил время тому, чтобы заново наполнить муладхару, когда начинал медитацию, но многочисленное применение превращающей силы, которое потребуется для преодоления такого большого расстояния, наверняка исчерпает её снова. Нужно было беречь силы на тот случай, если ему придётся сражаться с Дметрио.

Тс'икил расправила здоровое крыло. Лишь одно из её перьев не пострадало и не погнулось; она кивнула на перо.

- Бери его.

Арвин вздрогнул.

- Ты хочешь, чтобы я вырвал у тебя перо?

- Оно позволит попасть к вулкану, не расходуя твою псионику.

Арвин схватился за перо, потом замешкался. Что, если это какой-то трюк? Может быть, если он вырвет перо, это как-то позволит Тс'икил присоединиться к гонке? Достичь двери и помешать Арвину открыть её?

- Нет.

- Тогда зачем ты мне помогаешь?

Тс'икил кивнула на Пакала. Дварф лежал на камнях, пятна на его ногах были лишь чуточку менее прозрачными, чем ползущая от утёса тень. Потом она посмотрела на Арвина.

- Я помогаю тебе потому, что всегда есть шанс, - её губы скривились, - пускай совсем крошечный, что ты выберешь правильный путь в лежащем перед тобой лабиринте.

Арвин кивнул. Он схватился за перо и потянул. Перо легко выскользнуло из крыла Тс'икил. Он почувствовал, как ноги открываются от земли. Он летел.

Крепко схватившись за перо, он глубоко вздохнул.

- Я сделаю правильный выбор, - пообещал он Тс'икил.

Оставалось неясным, будет ли это правильный выбор для него и Кэррелл или правильный выбор для всего остального мира.


Отродье идола: глава 9

15 Июнь 2018 - 19:32

Глава 9

 

Арвин вскрикнул, когда его схватили. Юань-ти держался хвостом за ветку наверху, свесив тело вниз. Он качнулся, как маятник, ударив Арвина о ствол дерева. В глазах юноши заплясали искры; он сморгнул их и услышал, как юань-ти приземлился рядом. Что-то тяжёлое обернуло и сдавило грудь; чешуйчатый хвост. Нижняя половина Змеиного Круга впилась Арвину в рёбра. Юань-ти, мужчина с похожей на листья чешуёй, которая торчала на лице вздыбленными кончиками, надавил сильнее, выдавливая воздух из лёгких Арвина, потом чуть ослабил хватку. Он обнажил клыки и прошипел что-то на драконьем.

Арвин посмотрел в его неморгающие глаза.

- Я тебя не понимаю, - с натугой проговорил он.

Вместе с тем юноша потянулся глубоко внутрь и слился с той скудной энергией, что ещё оставалась в его муладхаре. Он использовал силу зачарования и увидел, как моргнул юань-ти. Сквозь прореху в лесных кронах сочился яркий свет. Вставало солнце, и в джунглях становилось ещё жарче.

Юань-ти снова зашипел на драконьем. На его теле выступили капли пота, обжигая кожу Арвина. Не в силах шевельнуть руками — их прочно держал хвост юань-ти — Арвин сделал жест подбородком.

- Сэ'сэхен? - спросил он.

Голова юань-ти качнулась из стороны в сторону. У человека это был бы жест отрицания, но его сопровождала злорадная улыбка и обнажённые клыки. Выстрелил язык, коснулся лица Арвина, пробуя на вкус его страх.

Арвин решил рискнуть.

- Сибил? - спросил он. Его здоровая рука была прижата к груди, но оставалась по-прежнему видна. Арвин указал пальцем себе на грудь.

- Сибил, - повторил он. - Я тоже один из её слуг.

Юань-ти ослабил свои кольца. Его лицо было треугольным, совсем не похожим на человеческое, глаза с вертикальными зрачками. Но руки были вполне обычными, хоть и покрытыми зелёной чешуёй. Его раздвоенный язык лизнул грудь Арвина.

- Сибил? - повторил он.

Арвин кивнул.

- Да. Да. Мы на одной стороне.

Юань-ти улыбнулся и отпустил Арвина.

- Сибил, - снова прошипел он.

На юань-ти упала тень. Что-то большое мгновенно закрыло солнечный свет. Юань-ти поднял глаза.

Арвин проследил за его взглядом и увидел огромную крылатую змею, повисшую над ними в небе. Он почувствовал, как отхлынула от лица кровь, когда понял, кто это может быть. С наступлением рассвета портал снова пришёл в действие. Сибил прошла в него.

Юань-ти что-то сказал Арвину напряжённым, резким голосом. Он снова посмотрел на крылатую змею, кружившую над ними. Потом его хвост размотался, освобождая Арвина. Он сказал что-то ещё, торопливо указывая на джунгли, потом быстро пополз прочь.

Арвин удивлённо уставился ему вслед. Казалось, что юань-ти испугался Сибил. Может быть, он всё-таки был из Дженестаа.

Арвину тоже пора было уходить.

Развернувшись, чтобы покинуть это место, он услышал резкий звук — свист воздуха в огромных крыльях. Подняв взгляд, он увидел, что на него несётся крылатая змея. Он выругался и бросился бежать, надеясь затеряться среди деревьев. Ему нечем было сражаться с Сибил; он оставил сеть из мускусных лоз в пещере. Арвин споткнулся о лиану, потерял равновесие, выровнялся и побежал дальше. Он...

Не мог двигаться.

Даже моргнуть не мог, и так и рухнул на землю, застыв на полушаге. Он лежал посреди джунглей, и единственным движением в его теле — достаточно быстрым, чтобы закружилась голова — был ток крови в венах. За громко отдающимся в ушах стуком сердца он услышал шорох крыльев и глухой удар приземлившегося змеиного тела.

От отчаянья у Арвина задёргалось веко. Он ждал удара Сибил.

- Арвин? - удивлённо произнёс знакомый голос.

Арвин снова смог двигаться. Он поднялся на ноги. Обернувшись, он увидел Пакала. У дварфа на лице застыло странное выражение. Он как будто пытался решить, радоваться или злиться, снова встретив Арвина.

На земле рядом с Пакалом кольцами свернулась крылатая змея, которую Арвин принял за Сибил. Арвин увидел, что это было не чудовище — или, по крайней мере, он не встречал такого чудовища прежде. С клиновидной головы до кончика хвоста змея была покрыта блестевшими от любых касаний солнца перьями. Полуночно-синий переходил в индиго, потом в красный, оранжевый, жёлтый и зелёный цвет. Крылья у змеи были белые и невесомые, как свежая изморозь, а кончик каждого пера — ярко-бирюзовым. Лицо, хотя и змеиное, казалось добрым. Улыбка змеи была не злорадной и не коварной, а искренней.

Тело Пакала засияло розовым светом, от чего кожа дварфа приобрела рыжевато-коричневый оттенок. Он поднял руку, выставив два пальца; на пальцах виднелись когти. Дварф потерял своё духовое ружье, наверное — в реке, но на поясе по-прежнему висела сумка с дротиками. Было очевидно, что Пакал ищет Змеиный Круг — точно так же, как делал это в логове Сибил. Было крупной ошибкой разбивать статуэтку.

Крылатая змея уставилась на Арвина подобными двум лунам глазами. Не открывая рта, она заговорила с юношей, обращаясь прямиком к его разуму. Его голос был мягким и женственным.

- Какая половина Змеиного Круга сейчас у тебя?

Отрицать было бессмысленно. Крылатая змея излучала силу. Юноша сомневался, что смог бы сопротивляться, даже будь у него шанс восстановить силы с помощью медитации.

- Нижняя, - сказал он. - Половина Дметрио.

- Покажи мне.

Повинуясь чужому приказу, рука Арвина скользнула за пазуху и вытащила нижнюю половину Змеиного Круга. Змея кивнула.

Арвин посмотрел на пернатую голову.

- Что... вы такое?

- Куатль, - пропел змеиный голос. - Одна из тех, кого Убтао снова призвал домой. Народу джунглей я известна как Тс'икил.

Подруга Кэррелл. Предположительно.

- Вы — аватара? - спросил Арвин.

У него в голове раздался смех.

- Нет. Всего лишь слуга бога.

Куатль кивнула на артефакт в руке Арвина.

- Где вторая половина?

- Потерялась в реке.

- Разве? - голос звучал удивлённо. - Давай посмотрим.

Арвин ощутил, как куатль просеивает его мысли — будто палец, лениво ворочающий песок. Юноша стиснул кольцо Кэррелл. Без энергии для псионических сил другой защиты у него не осталось. Но знакомая волна не прошла вверх по руке.

- Кольцо не блокирует меня, потому что это я его сделала, - сказала куатль.

Она ещё немного порылась в голове Арвина, потом отступила.

Арвину было плохо. Он знал, что куатль должна была найти то, что искала: воспоминание о пещере, где он спрятал свой ранец.

В ответ на какую-то беззвучную команду Пакал кивнул и шагнул вперёд. Он протянул когтистую руку.

- Не вынуждай её заставлять тебя, - предупредил он.

Арвин неохотно протянул ему Змеиный Круг. Дварф сунул его в сумку у себя на поясе.

- Пожалуйста, - сказал Арвин, не отводя взгляда от глаз Тс'икил. - Мне нужно спасти Кэррелл. Она в Смарагде, она беременна и скоро должна родить. Мне нужно вытащить её оттуда. Просто откройте дверь, которая ведёт в Смарагд, чтобы я успел проскользнуть; назад я выберусь сам.

Мгновение Пакал казался опечаленным. Потом фыркнул.

- Ты действительно думаешь, что мы тебе поверим?

Излучаемый телом дварфа свет стал сильнее. Когти на руке, сжимавшей нижнюю половину Змеиного Круга, удлинились.

Арвин напрягся, готовясь отразить нападение.

Но дварф повернулся к Тс'икил.

- Нет, - сказал он. - Он может сообщить Сэ'сэхен, где...

Куатль, похоже, безмолвно возразила; Пакал отступил.

Тс'икил повернулась к Арвину.

- Положение Кэррелл безмерно меня печалит, - сказала она. - Если бы я могла попасть на тот уровень Бездны, то попыталась бы спасти Кэррелл сама, но добраться к ней просто невозможно.

Сердце Арвина забилось чуть быстрее. Он не отрывал взгляда от сумки Пакала.

- Возможно. Теперь, когда обе половины у нас, можно...

- Риск слишком велик.

Пакал бросил на Арвина последний подозрительный взгляд, затем покорно залез на спину куатля. Тс'икил расправила крылья и поднялась в воздух.

- Подождите! - крикнул Арвин. - Возьмите меня с собой!

Слишком поздно. Тс'икил поднялась над деревьями в открытое небо и полетела прочь.

Арвин не стал напрасно сотрясать воздух проклятиями. Вместо этого он сразу же принял бхуджангасану. Потребовалась вся его сила воли, чтобы утихомирить разум и погрузиться в медитацию. Лихорадочные мысли о Кэррелл не желали покидать его разум.

Нужно было спешить...

«Сохраняй спокойствие!» - зарычал он на себя.

Наполнить муладхару и превратиться в летающую змею...

Вдох через левую ноздрю, выдох через правую.

Опередить куатля и добраться к пещере, где он спрятал ранец...

Дыши! Впитывай энергию. Толкай её вниз. Утрамбуй её в муладхаре.

Быстрее, чем туда доберётся Тс'икил. Прежде чем она сможет найти вторую половину и уничтожить...

Прекрати! Останови свой разум! Контроль!

Он закончил медитацию, затем, как маниакальный танцор, прошёл через пять позиций защиты и пять позиций нападения. Пот ручьями тёк по телу юноши, пока он толкал воздух руками, крутился и бил ногами. Наконец он закончил.

Он зачерпнул немного энергии из своего пупка — в процессе его чуть не стошнило — и поднял её вверх, к груди. В воздухе взорвался запах имбиря и шафрана, когда он превратился. Арвин сделал это небрежно, не волнуясь о том, что его змеиный хвост заканчивался двумя человеческими ступнями, или о том, что его голова, хоть и крохотная, по-прежнему оставалась человеческой. Имели значение только крылья. Он расправил их и резко взмыл в воздух, вырвавшись из-под древесных крон, как пущенная из лука стрела. Он описал быстрый круг, чтобы сориентироваться, затем полетел навстречу восходу. Тс'икил уже превратилась в мелкую чёрную точку на фоне ярко-жёлтого сияния.

Несмотря на то, что Арвин знал, как поддерживать превращение намного дольше обычного, юноше несколько раз пришлось приземляться и возобновлять действие своей силы. Всякий раз, когда он поднимался над вершинами деревьев, Тс'икил всё больше и больше удалялась. Горло перехватило от боли, когда Арвин увидел, как Тс'икил опускается к изогнутой прорехе в джунглях там, где делала крутой поворот река. Куатль сможет забрать вторую половину Змеиного Круга задолго до того, как Арвин успеет к утёсу.

Арвин летел дальше, хотя знал, что это бесполезно. Казалось, прошла вечность, прежде чем он увидел реку, не говоря уже об утёсе. Но в конце концов в поле зрения показались тёмные пятна пещер, и он различил среди них ту, где спрятал свой ранец. Он заметил Тс'икил, свернувшуюся у подножия утёса на выступе у реки. Она была слишком велика, чтобы самой проникнуть в пещеру — за второй половиной Змеиного Круга пришлось отправить Пакала. Но дварфа нигде не было видно. В груди Арвина затрепетала надежда. Может быть, он ещё не опоздал. Может быть, Пакала что-то задержало, и они ещё не успели уничтожить Змеиный Круг.

Арвин уже хотел опуститься к пещере, когда что-то на краю зрения заставило его повернуть голову. Вниз по течению мчалось что-то большое — ещё одна крылатая змея, летящая почти на уровне деревьев. Её тёмная расцветка сливалась с джунглями внизу. Это тёмное тело и крылья летучей мыши невозможно было ни с чем перепутать.

Сибил.

Она была уже почти у самого утёса.

Арвин активировал свой лазурит. Ему не нужно было рисовать в сознании облик Тс'икил, когда он видел куатля прямо перед собой.

- Тс'икил! - закричал он. - К тебе с севера летит Сибил. Она уже совсем рядом с утёсом!

Куатль отреагировала мгновенно. Её белые крылья развернулись, как паруса, и она немедленно поднялась в воздух. Края крыльев засверкали бирюзой, и сияние быстро распространилось по всему телу — какие-то защитные чары, решил Арвин.

Когда Тс'икил поднялась над утёсом, Сибил резко развернулась. Вперёд метнулся её хвост, швыряя молнию. Молния пронзила в воздух и попала куатлю в грудь. Бирюзовое мерцание взорвалось ярко-синими искрами, поглотив энергию удара. Секунду спустя Арвина достиг грохот, взъерошив ему перья. Он нырнул к утёсу, молясь о том, чтобы ни одна из сражавшихся его не заметила.

В ответ выстрелил раздвоенный язык Тс'икил, и с него сорвались два луча золотого пламени. Лучи были такими яркими, что оставили в глазах у Арвина белые полосы. Когда юноша заморгал, прогоняя их, Сибил скрыло повисшее над деревьями облако черноты. Сначала Арвин решил, что это результат атаки куатля, потом вспомнил о способности юань-ти окутывать себя мраком. Попытка Сибил укрыть себя, однако, не остановила вторую атаку Тс'икил. Куатль с орлиным кличем спикировала на облако тьмы. Вокруг и внутри облака задрожали деревья, как от землетрясения. От крика Тс'икил у Арвина зазвенело в ушах.

Мрак вокруг Сибил начал рассеиваться, понемногу обнажая тело чудовища. Судя по виду, она с трудом держалась в воздухе — неровные взмахи крыльев, повисшая голова. Тс'икил приблизилась, готовясь добить противницу. Крылья куатля задели верхушки деревьев.

Одно из деревьев ожило. Оно хлестнуло ветвями вверх, подбросив в воздух клубок лоз, опутавших хвост Тс'икил. Куатль рывком остановилась. Секунду спустя она вырвалась из пут, оставив лианам пучок ярких перьев, но моментальная передышка позволила Сибил нанести новый удар. Она послала в куатля волну тьмы — бурлящее жирно-зелёное облако. Облако коснулось деревьев, и листья осыпались с них клочьями гнилой одежды. Затем облако поглотило Тс'икил. Несколько секунд Арвин видел только падавшие из облака блеклые перья. Затем наружу показалась Тс'икил. Её радужное тело было усеяно уродливыми бурыми пятнами.

Сибил требовались две руки для чтения заклинаний; другие две сжимали сверкающую шипастую цепь, которая внезапно загорелась огнём. Сибил взмахнула цепью над головой и обрушила её на Тс'икил. Один шипастый конец попал куатлю в грудь, отшвырнув её вбок, но куатль сначала успела изогнуться, хлестнув своим хвостом Сибил.

Сибил быстро пришла в себя и снова замахнулась цепью. Куатль растворилась: её тело исчезло от кончика хвоста до самого носа, и цепь рассекла пустой воздух. Сибил зашипела и замахала цепью, но все усилия были напрасны. Тс'икил превратила всё своё тело в газ, как сделал в логове Сибил Пакал.

Мгновением позже куатль снова материализовалась за спиной Сибил. Её хвост выбил цепь из рук противницы. Цепь упала в джунгли, продолжая пылать. Снова мелькнул хвост Тс'икил, оборачиваясь вокруг груди Сибил. Могучим взмахом крыльев Тс'икил подтащила чудовище к себе и впилась зубами в шею врага. Но Сибил извернулась и укусила в ответ, вырвав перья из плеча Тс'икил. Сцепившись вместе, махая крыльями и колотя хвостами, пара крылатых змей рухнула в джунгли.

Арвин уже приближался к пещере, где был спрятан его ранец. Он почувствовал знакомое покалывание во лбу. Похоже, железная кобра по-прежнему искала его. Не страшно — он всегда мог улететь. Помятый железный конструкт сейчас был наименьшей из его проблем.

Крылья заныли, когда он оказался в пещере. В следующее мгновение его змеиный хвост разделился на две ноги, крылья вросли в плечи, снова став руками. Арвин неловко приземлился, пока его тело продолжало увеличиваться, возвращая себе человеческую форму. Он был рад тому, что превращение не произошло в воздухе.

Он сразу же заметил у стены свой ранец. Ранец вытащили из тайника и открыли, но сеть из мускусных лоз по-прежнему лежала внутри. Арвин сунул руку в рюкзак и дважды, а потом и трижды, обыскал каждый из боковых карманов. Шкатулка с верхней половиной Змеиного Круга пропала.

Стоя на коленях, Арвин стиснул кулаки. Пакал забрал вторую половину Змеиного Круга. Сейчас дварф мог быть где угодно.

Арвин слышал, как в джунглях снаружи сражаются две крылатых змеи. В следующий миг он услышал удары крыльев, резкий свист и глухой грохот заклинаний. В пещеру ворвался поток ветра, принеся с собой влажный запах джунглей — и сгоревших перьев. Тс'икил была в беде.

Может быть, Арвин мог сравнять шансы. У него всё ещё была мускусная сеть. Он потёр шрам на лбу, под которым скрывался лазурит. Он не сможет связаться с Тс'икил второй раз за сегодня, но если сумеет выманить Сибил ко входу в пещеру тщательно продуманным волшебным посланием, то, может быть, получится накинуть на неё сеть.

На другой стороне ущелья небо над деревьями пронзили две фигуры — Сибил и мчавшаяся по пятам Тс'икил. На теле чудовища зияло несколько глубоких ран, но Тс'икил выглядела немногим лучше. Она с трудом держалась в воздухе, оберегая повреждённое крыло. Не выпуская ранца из рук, Арвин бросился ко входу в пещеру и выглянул наружу, пытаясь увидеть, куда они летят, но две крылатых змеи уже скрылись за утёсом. Он услышал орлиный крик Тс'икил и зажал ладонями уши, когда её звуковая атака накрыла утёс, обрушив в реку дождь из каменной крошки.

Обернувшись, он зацепился взглядом за предмет, который мог выпасть из его ранца; завязанную сложными узлами тонкую полосу ткани. Арвин немедленно узнал этот кусок полотна, но испытал странное, пустое чувство, попытавшись вспомнить, когда его сплёл.

Юноша подобрал полоску и рассмотрел узлы. Это был шифр — основанный на воровском языке жестов шифр, который Арвин много лет назад изобрёл сам. Каждый узел, как жест, представлял собой отдельную букву алфавита. Быстро пробежав по ткани пальцами, юноша расшифровал послание:

С.З.А.Д.И.П.Е.Щ.Е.Р.Ы.Т.О.Н.Н.Е.Л.Ь.С.П.Р.Я.Т.А.Н.А.В.П.А.С.Т.И.Т.Е.Н.Е.В.Ы.Е.Г.А.Д.Ю.К.И.

- Спрятана в пасти? - прошептал он вслух. - Что это значит?

Но первая часть послания была ясна; где-то в конце пещеры должен быть тоннель. Очевидно, Арвин спрятал там что-то, потом стёр все свои воспоминания об этом. Была лишь одна вещь, достаточно ценная, чтобы оправдать подобный отчаянный поступок.

Змеиный Круг.

Арвин ухмыльнулся. Это объясняло отсутствие Пакала. Должно быть, дварф обыскал рюкзак, доложил Тс'икил, что кто-то забрал вторую половину артефакта, и отправился тщетно выслеживать предполагаемого вора.

Сунув верёвку в карман, Арвин поспешил вглубь пещеры. Ему пришлось подняться вверх по склону, чтобы найти тоннель; он был скрыт за каменной колонной и наглухо заложен кирпичной кладкой, не считая небольшой дыры на месте двух выпавших кирпичей. Другие кирпичи легко поддались при прикосновении; вся стена, похоже, готова была рухнуть. Арвин ожидал сразу найти шкатулку в тоннеле, но там её не было. Вероятно, артефакт лежал дальше в проходе, но различить что-либо в глубокой тени было невозможно. Придётся ждать, пока не приспособится зрение. Его плечо задел лёгкий ветерок; воздух вытекал из отверстия в камнях. Значит, у тоннеля был второй выход.

Шифр упоминал теневых гадюк. Прислушавшись к собственному предупреждению, Арвин с серебряной вспышкой послал своё сознание дальше в глубины тоннеля. Если в этом сумраке притаились теневые гадюки, он сможет почувствовать их мысли. Но тоннель казался чист. Он разворотил кирпичную кладку, очистив себе проход, и с кинжалом в руке вошёл в тоннель. Глаза медленно привыкали к тусклому свету.

Впереди виднелась вторая пещера. Когда Арвин двинулся в ту сторону, его псионическая сила наконец-то засекла три змеиных разума. Их мысли были сосредоточены на движении вперёд, на чувстве, с которым нематериальные тела скользили сквозь камень. Змеи стремились к кому-то во второй пещере — к кому-то, кто только что возник там без предупреждения. Они смутно осознавали наличие позади второго нарушителя — Арвина — но сначала хотели достать того, что в пещере.

Арвин замер, как только заметил гадюк, но потом поспешил вперёд. Он запоздало понял, откуда взялся тот поток воздуха; это было тело Пакала в форме газа. Должно быть, дварф ждал в пещере и всё это время следил за Арвином. Благодаря защите наруча, который действовал аналогично кольцу Кэррелл, мысли Пакала остались незамеченными.

Арвин не видел смысла красться. Пакал услышал грохот кирпичей и будет ждать его. Вместо этого юноша отправил вперёд своё сознание, чтобы увидеть, чем занят дварф. Низкий гул наполнил воздух, когда Арвин сосредоточился на второй пещере.

Она была укрыта глубокой тенью, но Арвин всё равно сумел различить некоторые подробности. В центре второй пещеры лежала огромная змея, свернувшись в тугой клубок. Она даже не шевелилась, несмотря на то, что Пакал одной ногой наступил ей на нижнюю челюсть, упираясь руками в верхнюю и пытаясь открыть пасть. Пасть заскрипела, медленно распахнувшись, открывая взгляду лежавший под языком квадратный предмет. Пакал пнул его ногой, выбив из пасти наружу, затем позволил голове чудовища упасть. Когда он нагнулся, чтобы подобрать шкатулку, у него за спиной из пола поднялись три головы теневых гадюк.

Арвин не мог просто стоять и смотреть, как умирает Пакал. Кроме того, он мог схватить шкатулку, если дварф будет занят сражением со змеями.

- Пакал! - крикнул он. - Сзади. Три змеи!

С этими словами юноша достиг конца тоннеля и увидел происходящее собственными глазами. Он использовал другую силу, и со лба вырвалась серебряная нить. Один конец нити обернулся вокруг шкатулки.

Пакал не обратил внимание на предупреждение Арвина. Он закричал глубоким, гортанным голосом, похожим на звериный рёв, и сделал жест. С его пальцев сорвались пять пылающих красных когтей и помчались по воздуху к Арвину.

Арвин пригнулся, но когти зацепили его плечо и разорвали плоть. Он охнул от боли, и его псионическая сила угасла. Серебряная нить пропала, шкатулка рухнула на пол.

Когти развернулись для новой атаки — и исчезли.

У Пакала возникли собственные проблемы. Теневые гадюки набросились на него со спины. Пакал стоял, зажимая ладонью рану на ноге, оскалив зубы в гримасе боли. Он прохрипел молитву и взмахнул руками перед собой, там, где на первый взгляд ничего не было. Секунду спустя все три гадюки были покрыты сверкающей золотой пылью. Пакал зарычал второй раз и рубанул воздух ребром ладони. Мерцающие красные когти полетели в ближайшую из гадюк. Когда они вонзились в чудовище, по облепившей змеиное тело пыли потекла чёрная эссенция тени. Дварф взмахнул рукой, и его волшебные когти отбросили гадюку в сторону.

Но оставались ещё две. Они окружили его с двух сторон, подползая ближе, и бросились в атаку.

Пакал взвыл, когда их клыки вонзились в его обнажённые ноги. Он сумел прикончить ещё одну змею своими блестящими когтями, но третья гадюка встала на дыбы и снова его укусила. Дварф упал на колени.

Тем временем Арвин справился с болью в раненом плече. По правой руке текла кровь, но он сосредоточился на текущей задаче. Он заново оживил свою псионическую силу и подобрал шкатулку с земли. Шкатулка поплыла ему в руки. Арвин поймал её, потом отправил нить псионической энергии обратно в комнату и сдёрнул ею кошель с пояса Пакала. Оттуда выпал предмет в форме полумесяца, обёрнутый свинцовой фольгой.

Вторая половина Змеиного Круга.

Пакал бросился за ней, схватил обеими руками и тяжело упал на артефакт сверху.

Арвин выругался. Его псионическая рука была недостаточно сильной, чтобы поднять тело.

Последняя теневая гадюка по-прежнему была окутана золотой пылью, представляя собой лёгкую цель. Арвин высунулся в пещеру и метнул свой кинжал. Он почти удивился, когда клинок пронзил гадюке голову. Кинжал был волшебным, но Арвин всё равно подозревал, что тот может просто пролететь насквозь, не причинив твари вреда. Гадюка забилась, потом обмякла.

Арвин призвал кинжал обратно в руку и стал ждать. Других теневых гадюк не появилось. Он подобрал шкатулку с верхней половиной Змеиного Круга и шагнул в пещеру. Просто чтобы убедиться, что в камне не прячутся новые стражи, он заставил своё сознание описать круг по залу. Ничего.

Не опуская кинжал, Арвин поспешил к телу Пакала. Он осторожно покосился на нависавшую над ним огромную змею. Неудивительно, что та не шевелилась; похоже, она уже много лет была мертва. Её тело было утыкано драгоценными камнями, самый крупный из которых — с огранкой в форме звезды — выпал и лежал на полу. Арвин подобрал его и улыбнулся, понимая, что усеянное драгоценностями тело чудовища стоит целого состояния. Но это могло подождать. Сейчас следовало заняться вещами поважнее.

Он сунул камень в карман, потом наклонился и перевернул Пакала. Лицо дварфа было серым, как каменный пол пещеры. Губы потемнели ещё сильнее, глаза были закрыты.

- Прости, - сказал Арвин телу. - Я пытался тебя предупредить, но...

Арвин решительно отбросил любые угрызения совести. Пакал мог бы помочь ему спасти Кэррелл. Вместо этого он решил помешать Арвину. Кровавая рана в плече юноши была тому свидетельством. Но даже несмотря на это, Арвин чувствовал за собой вину. Он сказал себе, что сейчас важна только Кэррелл, что дварф сам начал драку, но это не помогло.

Когда юноша подобрал нижнюю половину Змеиного Круга, на глаза навернулись слёзы облегчения. Наконец-то у него в руках оказались обе половины ключа, открывающего дверь в Смарагд. Он может спасти Кэррелл.

Но только если узнает, где находится дверь.

Или как использовать Змеиный Круг, если уж на то пошло.

Но об этом Арвин будет беспокоиться потом. Сейчас ему нужно было выбраться из пещеры и оказаться как можно дальше, прежде чем та летающая змея, которая выйдет из схватки победительницей — Тс'икил или Сибил — решит вернуться к утёсу. Он снова обернул артефакт фольгой и подобрал шкатулку. Та казалась достаточно крупной, чтобы вместить обе половины. Сунув их внутрь, Арвин услышал слабый шёпот.

Глаза Пакала были открыты. Он читал заклинание. Арвин вздрогнул, едва не выронив шкатулку.

- ...вместе, - прошептал дварф.

Арвин начал собирать энергию для новой псионической силы, но остановился, когда понял, что заклинание Пакала просто позволяло понимать его язык.

- Сложи... вместе, - повторил дварф. У него на лбу выступил пот — Пакал боролся с воздействием змеиного яда, пытаясь встать. Его речь была слабой.

- Сунь хвост... в голову. Так... уничтожить...

Его веки задрожали, потом сомкнулись. Тело обмякло.

Арвин прижал пальцы к шее дварфа. Там по-прежнему бился слабый пульс.

Юношу охватило облегчение. Несмотря на рану в плече, он не желал дварфу смерти.

- Я уничтожу его, - пообещал он. Потом беззвучно добавил: - После того, как спасу Кэррелл.

С этими словами Арвин встал. Он с сомнением посмотрел на Пакала, потом принял решение. Если он оставит Пакала здесь, дварф умрёт.

Он сунул шкатулку в рубаху, потом нагнулся и подхватил Пакала под плечи. Натужно всхрипнув, Арвин потащил дварфа в тоннель. Было очень сложно тащить спиной вперёд неподвижное тело по тоннелю. Левая рука по-прежнему болела от укуса гадюки Джуз'лы. Но в конце концов Арвин достиг первой пещеры. Он остановился и прислушался, прежде чем покинуть тоннель, но услышал только грохот реки внизу и крики обезьян в джунглях на противоположной стороне ущелья. Лоб перестал зудеть — хороший знак, поскольку это означало, что железная кобра не появится. Может быть, река наконец заставила её сдаться.

Он вытащил Пакала из тоннеля и какое-то мгновение пытался найти опору на крутом склоне. Он уложит дварфа у входа в пещеру, где его сможет найти Тс'икил, потом положит шкатулку в ранец, превратится в летающую змею и улетит отсюда. Арвин обогнул колонну, которая скрывала вход в тоннель.

С другой стороны колонны стоял человекопёс. Арвин едва успел удивлённо моргнуть, прежде чем крупные золотые глаза поймали его взгляд. Арвин отвернул голову в сторону и попытался поднять псионический щит, но было слишком поздно. Глаза закатились, тело обмякло, и его рот широко распахнулся в непроизвольном зевке. Он почувствовал, как Пакал выскользает из рук, затем его собственное тело грудой рухнуло на дварфа сверху.

 

***

Арвин проснулся рывком, сердце бешено колотилось. Человекопёс...

Арвин вскочил на ноги и выхватил кинжал. Он потряс головой, пытаясь избавиться от паутины сна, и окинул взглядом пещеру. Первое, что он увидел — лежавшего рядом Пакала. Следующим был валявшийся на спине человекопёс. Золотую шерсть у него на морде пятнала ярко-красная кровь; похоже, его что-то ударило по лбу с достаточной силой, чтобы проломить череп. На сталагмите рядом с ним было ещё больше крови.

Арвин хлопнул рукой по груди. Шкатулка, которую он сунул под рубаху, пропала. Его ранец по-прежнему лежал в углу. Тот, кто убил человекопса, забрал только Змеиный Круг. Арвину хотелось заплакать. Ключ к Смарагду был уже у него в руках, но в итоге его снова украли.

Кто? И откуда человекопёс знал, как найти Арвина?

Арвин коснулся шеи Пакала и нащупал слабый пульс. Дварф по-прежнему был жив, хотя и очень слаб. Если бы вернулась Сибил, она наверняка добила бы Арвина и Пакала. Что произошло?

Существовал лишь один способ это узнать. Он направил энергию из пупка в грудь и медленно выдохнул. Запахи имбиря и шафрана пропитали воздух, на стенах пещеры заблестела эктоплазма, но вскоре испарилась от местной жары. Пещера поплыла, немного сдвигаясь...

Арвин смотрел на своё призрачное отражение. Человекопёс перешагнул через него, распахнув в ухмылке пасть, вывалив язык и тихонько смеясь. Он перекатил Арвина и разорвал его рубаху. Шкатулка выпала наружу. Задышав тяжелее, человекопёс подобрал её.

Второй источник сильных эмоций привлёк взгляд Арвина ко входу в пещеру. Человекопёс стоял спиной ко входу, поэтому не видел ковёр из змеиной кожи, который там остановился. По краям ковра трепетали крохотные крылышки. Свернувшаяся на ковре змея скользнула в пещеру.

Человекопёс резко обернулся, наконец заметив опасность. Он заметно расслабился — но потом его тело снова напряглось. Голова согнулась набок, как будто повёрнутая незримой рукой. Пару мгновений он смотрел на стену, затем бросился к ней бегом. Достигнув стены, он бросил себя вперёд, врезавшись лбом в закруглённую верхушку сталагмита. Брызнула кровь. Потом его тело рухнуло рядом со сталагмитом.

Пару секунд змея изучала его немигающими глазами. Затем она превратилась в юань-ти. Как и подозревал Арвин, это оказался Дметрио-семя. Семя шагнуло вперёд, подняло шкатулку, которую выронил человекопёс, быстро её осмотрело, потом открыло крышку. Увидев обе половины Змеиного Круга, семя довольно зашипело. В прищуренных глазах сверкнул триумф.

Ковёр-самолёт вплыл в пещеру, повинуясь жесту семени. Дметрио положил на него шкатулку. Затем он начал изучать Арвина и Пакала. Он поднял ногу дварфа и лизнул чёрное пятно, возникшее на месте укуса одной из теневых змей. Тихонько зашипев, Дметрио выпустил ногу. Он повернулся к Арвину и поднял руку юноши. Немигающие глаза уставились на след укуса — проколы, окружённые тёмной припухлостью Дметрио-семя казался разочарованным — он, видимо, посчитал Арвина мёртвым, и жалел, что не убил его сам. Потом он забрался на ковёр, превратился в змею и тесным клубком свернулся вокруг шкатулки. Запорхав крылышками, ковёр поднялся с земли и вылетел из пещеры.

В последнее мгновение сила Арвина позволила ему услышать триумфальное шипение Дметрио-семени. Потом видение прекратилось.

Арвин несколько мгновений стоял и смотрел на тело человекопса. Дметрио-семя действовал решительно и жестоко, как Арвин и привык ожидать от Зелии; семя казалось полностью сосредоточенным, могущественным и контролирующим свои поступки. Должно быть, смерть Джуз'лы прервала летаргию, в которую погрузился Дметрио. Арвин вздрогнул, подумав о том, что пришлось совершить человекопсу. Он уже видел, как Зелия подчиняет себе других — если уж на то пошло, он на себе испытал её псионические приказы, — но не мог представить, что они бывают настолько сильны. Его наставник, Танджу, намекал, что существуют силы, способные заставить человека совершить самоубийство, но Арвин впервые видел их в действии — а ведь Дметрио был просто одним из семян Зелии. Юноша решил с любой версией Зелии вести себя вдвойне осторожнее.

Особенно с той, которая теперь владела обеими половинами Змеиного Круга.

Арвин потёр лоб, догадавшись, что зуд, который он ощущал, опускаясь к пещере, был вызван псионикой Дметрио, следившего за юношей издалека. Арвин сам выдал семени местонахождение пещеры

Левая рука по-прежнему ныла на месте укуса, правое плечо покрылось коркой засохшей крови после атаки Пакала, а грудь болела после объятий юань-ти, рухнувшего на него с дерева.

Но самая сильная боль была у него внутри. Он всего несколько коротких мгновений держал в своих руках ключ к темнице Кэррелл, а потом снова его потерял.

Арвин сделал глубокий вдох и отбросил любые грустные мысли. Он напомнил себе, что дела могли пойти хуже. Змеиный Круг могла забрать Сибил. Арвин, по крайней мере, знал, как работает разум Дметрио-семени. Существовал шанс, что семя отдаст Змеиный Круг настоящей Зелии — но лишь небольшой. Скорее всего, семя решило предать Зелию — всё, что нужно было сделать Арвину, так это найти дверь. Если он сумеет придумать способ обнаружить Дметрио-семя прежде, чем тот узнает, где расположена дверь, тогда, быть может...

Шорох крыльев вырвал его из задумчивости. Тень — змеиная и крупная — мелькнула у входа в пещеру. Летающая змея, которая приземлилась у подножия утёса. Тс'икил вернулась? Или Сибил?

Арвин шагнул к своему ранцу. Сунув туда руку, он схватил сеть. Кинжалом он отсёк корешки, проросшие в кожу ранца, одновременно используя силу, которая делала его невидимым. Потом начал осторожно красться к выходу из пещеры.