Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 14:23
*****
Мои темы

Глава 10

29 Ноябрь 2019 - 19:22

Глава 10

Тайное

 

Благодаря магическим способностям странной женщины-дроу, Регис, Атрогейт и Ивоннель всего за несколько дней преодолели долгие мили до Глубоководья, причём Атрогейт, по-прежнему серьёзно раненый, весь путь проехал на вызванном магическом диске.

И теперь на юго-востоке перед ними предстал город — не самый многолюдный в Королевствах, но многими почитаемый величайшим на Фаэруне — с его величественными башнями и дворцами, мостами и огромными статуями.

Регис сделал глубокий вздох, символизирующий важность и опасность их миссии.

- Ты уверен? - спросила его Ивоннель.

- Лорды Глубоководья должны знать. Я хочу, чтобы ты пошла со мной.

- Моя жизнь и без того достаточно сложна, - ответила Ивоннель. - Я даже не знаю, какая роль отведена мне во всём этом и куда она меня заведёт. Моё присутствие не просто усложнит положение дел; оно даст твоим противникам оружие против тебя, которое можно будет использовать на тех, кто в противном случае прислушался бы к твоим мольбам.

Регис кивнул. Они неоднократно это обсуждали. Однако он собственными глазами видел силу Ивоннель Бэнр — эта женщина развоплотила старшего демона единственным словом силы! А Атрогейт — как мог Регис смотреть на этого измученного дварфийского друга и не понимать, что без чудесного исцеления Ивоннель Атрогейт давно бы скончался? Даже сейчас, несмотря на все её усилия, могучий дварф проводил во сне большую часть дня, при этом вместо храпа издавая стоны, и всякий раз, спускаясь со своего диска, должен был держаться за плечо Региса, чтобы встать прямо.

- Сегодня ты тоже будешь его исцелять? - спросил полурослик.

- Каждый день, иначе он умрёт, - ответила Ивоннель. - Его укололи шипы нижних планов. Яд очень крепкий. Я удивлена, что он сумел выжить.

- Если думаешь, что я подохну, давай побьёмся об заклад. Я заберу твои монеты и больше не верну назад, - сказал Атрогейт. Его голос был неровным и слабым, но тон — упрямым. Обычно чернобородный дварф сопровождал свои странные рифмы смешком, но не теперь, заметил Регис. Больше нет. Дварф был смертельно серьёзен и сказал Регису, что не собирается умирать, пока не отомстит за свою возлюбленную Амбергрис.

Сейчас Регис услышал это в голосе Атрогейта и понял, что не станет держать пари против крепкого старого дварфа!

- Как ты поймёшь, кому из лордов можно доверять? - спросила Ивоннель, возвращая разговор к насущным вопросам. - А кто может выдать тебя лорду Неверэмберу или другим заговорщикам?

- У нас есть шпионы во дворце Глубоководья, - ответил Регис. - Я знаю, где их найти — одного из них. Не сомневаюсь, что он уже отделил друзей от врагов.

- Артемис Энтрери?

Регис кивнул.

- Твой друг?

Регис хмыкнул.

- Не думаю, что когда-нибудь смогу его так называть, но в этом отношении я ему доверяю. По крайней мере, надеюсь, что могу ему доверять.

- А если нет?

Регис пожал плечами.

- Хороший же из меня компаньон Халла, если мне не хватит храбрости попытаться!

Ивоннель с любопытством взглянула на него, не понимая отсылку.

- Будем надеяться, что однажды я буду сидеть у очага в отстроенных Кровоточащих Лозах и смогу рассказать тебе всю историю, госпожа. Всю целиком.

- Расскажешь ей про мою Амбергрис, Амбер Гристл О'мол, - сказал с парящего диска Атрогейт.

- Ты сам сможешь ей рассказать, - отозвался Регис.

- Да, - неубедительно согласился дварф. Он тяжело вздохнул. - А если не смогу, расскажешь ты, правда, Рамблбелли?

Регис не смог сдержать улыбку, услышав эту кличку — собственную и ту, которую он дал своему пони, кличку, которой Бренор наградил его много-много лет назад на берегах Мер Дуалдон в Долине Ледяного Ветра.

- Я расскажу, - пообещал он, потом сказал Ивоннель: - Сохрани ему жизнь. Пускай он поправится.

Он соскользнул с пони и вручил поводья женщине-дроу.

- И о нём тоже позаботься. Он был хорошим спутником.

Прекрасная Ивоннель — глаза которой теперь были фиалковыми, как у Дзирта, заметил Регис, — кивнула в ответ.

- Куда вы направитесь? - спросил Регис.

Ивоннель посмотрела на Атрогейта.

- Мы найдём путь. Надеюсь, что в конечном итоге — обратно к Дзирту. Но и здесь мы можем совершить немало добрых поступков.

- Терновый Оплот! - сказал Атрогейт и откашлялся кровью.

Ивоннель провела рукой в воздухе, чтобы успокоить его. Она предупреждала его не волноваться и не разговаривать громко или грубо. Она снова повернулась к Регису и пожала плечами, заставив его думать, что они в самом деле снова посетят старую и обветшалую крепость, где погибла Амбер и где так серьёзно ранили Атрогейта.

Полурослик кивнул на прощание, сделал глубокий успокаивающий вдох и повернулся на юго-запад, к ожидающему вдали городу. Он подумал о друзьях, запертых в норе под горой. Он подумал о Донноле, Дзирте, Бреноре, Вульфгаре и Кэтти-бри. Он вспомнил, почему согласился на предложение Ируладуна, волшебного леса в загробном мире, где он, Бренор, Кэтти-бри и Вульфгар получили возможность воскреснуть. Тогда Регис не мешкал — он был рад возможности снова прожить свою жизнь, прежде всего потому, что поклялся — на сей раз всю будет иначе, главным образом в его отношении к возлюбленным друзьям. На сей раз он не будет обузой. На сей раз он поклялся, он был полон решимости и он всю свою новую жизнь тренировался, чтобы удостовериться, что другим не придётся за ним присматривать. Нет, на сей раз Регис сполна заслужит своё место среди компаньонов Халла.

И сейчас это означало, что ему предстоит отправиться в гнездо могущественных гадюк Маргастеров и их союзников. Демонических злодеев — буквально.

- Я им нужен, - прошептал он себе под нос, распрямил пояс и сделал свой первый храбрый шаг к Глубоководью.

 

Далия осторожно шагала по большой зале, хлопая глазами перед джентльменами и предлагая вежливые, но немного холодные кивки присутствующим на балу дамам. За годы, проведённые в Тэе, грациозная эльфийка отточила подобное поведение до совершенства и безупречно сливалась с лордами и леди, которых считала весьма скучными и достойными презрения. Разве кто-то из них заслужил место в таких эксклюзивных кругах?

Она была уверена, что большинство здесь только по праву рождения, а для Далии не было ничего хуже, чем несоответствие статусу. Но она знала, как играть в эту игру и как использовать своё очарование, чтобы собрать необходимую информацию. Информация была силой, а Далия любила силу, особенно теперь, когда получила от Джарлакса известия о грядущей беде. Энтрери поручил ей выяснить, какие лорды и леди могут занять сторону лорда Неверэмбера, а какие — короля Бренора.

Далия рассчитывала разузнать куда больше, особенно когда заметила, сколько молодых мужчин — и немало молодых девушек — бросают на неё голодные взгляды.

Она натянула красивую и застенчивую улыбку, когда к ней подошли молодой лорд и леди. Мужчина нёс лишний бокал изысканного фейского вина.

- Кажется, нас не представили, - сказал он и назвал себя и свою подругу — вежливо именуя её подругой, а не женой или спутницей. Далия не сомневалась, чего он хочет.

- Далия Син'далай из шейкбрукских Син'далаев, - правдиво ответила она, поскольку была уверена, что никто здесь не знает этот далёкий и крохотный эльфийский клан. Она произнесла это с отточенной небрежностью выскородной эльфийки, которой и была — была бы, если бы не похищение жуткими нетерезами в нежном двенадцатилетнем возрасте.

В своём багровом платье с открытой спиной и руками она казалась именно той, кого могли пригласить на подобный бал. Для эльфийки она была высока, почти шести футов ростом, с чёрными волосами, окрашенными ярко-красными полосами. Большую часть жизни Далия брила голову, оставляя лишь единственную косу, переброшенную через плечо, чтобы жевать её, когда нервничала или была растеряна, но сейчас она позволила волосам отрасти подлиннее справа и отрастила их слева, хотя здесь они были намного короче, не закрывая левое ухо, почти полностью окаймлённое мелкими алмазами.

Эти алмазы много для неё значили — и вовсе не по финансовым причинам.

Демонстрация этих алмазов тоже много для неё значила — и вовсе не по причине тщеславия.

В последнее время она не носила серьгу в правом ухе — перестала с тех пор, как осознала правду о своих отношениях с Артемисом Энтрери. Мысль о том, чтобы добавить серьгу и для него приходила ей на голову разве что в самом начале.

Поскольку эти серьги кое-что означали — любовников, которых она хотела убить, чтобы перенести их на левое ухо к остальным алмазам, которые показывали, сколько любовников она уже убила. Однажды она носила сразу пять гвоздиков на правом ухе, но теперь там мог быть только один — и для мужчины, которому она совсем не собиралась причинять какой-либо вред, мужчины, который понимал её, поскольку его жизненный опыт был ужасно похож на её собственный.

Артемис Энтрери наконец одолел своих демонов и помогал Далии сделать то же самое. По крайней мере, она на это надеялась.

- Что ж, миледи Син'далай, необычайно приятно с вами познакомиться, - сказал мужчина, и в этот момент Далия осознала, что ей следовало быть повнимательнее и запомнить имена собеседников.

- В этом и суть всех подобных собраний, разве нет? - промурлыкала она в ответ, подаваясь вперёд, чтобы принять предложенный бокал. Она следила за его глазами и решила найти способ узнать его имя, потому что поняла — мужчина готов на многое, чтобы сделать её счастливой. Да, этот юный лорд очень хочет понравиться Далии Син'далай.

Его спутница тоже это поняла; Далия увидела это по её не слишком сдержанной гримасе и по взгляду, проследившему за глазами юноши, когда он наблюдал за поклоном Далии, гримасе, которую она обратила к Далии, прекрасно зная, что эльфийка наклонилась вперёд вполне намеренно и осознанно.

Впервые за сегодня Далия наслаждалась собой — не потому что собиралась хотя бы поцеловать этого расфуфыренного глупца, а просто потому, что она любила играться с этими припудренными и надушенными пустыми душами, раздражая их, дразня и вызывая злость.

И поэтому немедленно взялась за дело — по крайней мере, собиралась, поскольку краем глаза заметила прибытие ещё одной бросающейся в глаза фигуры.

Он был почти вполовину ниже её, хотя большой синий берет заставлял его казаться выше. Полурослик был не слишком широк, хотя судя по виду и пребывал в добром здравии, однако каким-то образом казался намного больше, чем на самом деле — со своими безупречно подстриженными усами, завивающимися вверх чуть выше его полных губ, и бородой, спускающейся вниз посередине подбородка. Он носил модный берет и плащ ему в тон, роскошный и толстый, вместе с мягким кожаным жилетом поверх красной рубахи и перевязью с арбалетными болтами на левом плече. Сверкающая рапира висела на поясе слева, а трёхзубцовый кинжал с двумя внешними зубцами в форме готовых к удару кобр демонстрировал безупречное качество. Его чёрные сапоги с серебряными пряжками так сильно сверкали, что Далия представила, как поправляет волосы, разглядывая в них своё отражение.

Да, он бросался в глаза, его плащ был закинут за левое плечо, целиком обнажая чудесную рапиру, а жилет был расстёгнут достаточно, чтобы намекнуть на другое оружие, которое располагалось под ним: ручной арбалет работы дроу.

- Паук Паррафин, - прошептала Далия, поскольку знала этого новоприбывшего. На самом деле, он был лучше знаком ей под именем Региса, друга её бывшего любовника Дзирта и его банды, компаньонов Халла. - Что ты здесь делаешь, мелкий паршивец? - прошептала она под нос, но очевидно недостаточно тихо, поскольку мужчина рядом с ней переспросил:

- Прошу прощения? Паршивец? Что ж, я полагаю...

- Заткнись, - сказала женщина рядом, и он заткнулся.

- О, мне ужасно жаль, - произнесла Далия. - Я не хотела... эти голоса никак не оставят меня в покое. По крайней мере один, низкий и скрипучий, который говорит мне делать все эти ужасные вещи...

Мужчина побледнел, женщина охнула, и оба отступили на шаг.

- Странные настали времена, - сказала женщина, недвусмысленно пытаясь утащить мужчину прочь.

- Кого вы навещаете в Глубоководье, госпожа Син'далай? - спросил мужчина, желающий продолжить знакомство с эльфийкой.

Далия сдержала усмешку, решив, что встретила подходящую и выгодную цель.

- Просто друзей. Я думала, что они будут на балу, но увы — не вижу их здесь. Боюсь, что к своему удивлению никого здесь не знаю.

- Каких друзей? - спросили оба вместе.

- А почему вы спрашиваете?

То, как они переглянулись, многое сказало проницательной Далии. Эти двое слышали слухи о странных событиях, поняла Далия, и тогда смогла догадаться, какой из домов Глубоководья по их мнению пригласил её в город.

- Без особой причины, - ответила ей женщина. - Может быть, мы знакомы с ними и могли бы предложить какой-нибудь способ для вас справиться с этой... болезнью.

- О, это не болезнь! - драматично заявила Далия. - И она у меня давно. Меня лягнул упрямый пони — но опять же, повторяю, это случилось, когда я...

Она замолчала, увидев, что мужчина хочет что-то сказать.

- Значит, не Маргастеры? - спросил он, и снова Далия сдержала усмешку, поскольку именно это хотела услышать.

- Лягнул, когда я была молода, - закончила она, - и с тех пор меня преследуют эти голоса. Думаю, маленькое чудовище вбило призрак в мою голову!

Она рассмеялась, потом сделала паузу и спросила: «Маргастеры?», как будто никогда раньше не слышала этого имени.

Молодой лорд и леди снова переглянулись, женщина закатила глаза, а мужчина, судя по виду, был крайне разочарован.

- Что ж, наслаждайтесь с балом с вашими голосами... то есть, друзьями, - сказала женщина, уходя прочь и забирая с собой спутника, открыв Далии путь к Регису.

Далия ещё несколько мгновений следила за ними, а когда женщина оглянулась, с безумным видом закатила глаза. Она знала, что ей не следует вот так выделяться, но иногда просто не могла удержаться.

Покончив с играми, она направилась к Регису, который стоял в гардеробе прямо перед главным залом, расставаясь со своим поясом, перевязью, и наконец, с нескрываемым сожалением — со своим драгоценным ручным арбалетом.

Он обернулся прежде, чем она подошла, его лицо просияло, когда полурослик узнал её, но Далия быстро подняла руку и потёрла глаз — сигнал Бреган Д'эрт притвориться, что они незнакомы.

- Такая прекрасная эльфийка на балу в Глубоководье, - громко сказал Регис, когда она подошла, и грациозно поклонился. - Я не привык к таким неожиданным радостям.

Он взял её за руку и поцеловал. Далия решила, что это выглядит крайне глупо.

- Как вас зовут, прекрасная леди?

- Далия Син'далай, - ответила она.

- Паук... - начал он.

- Паррафин, - закончила она. - Конечно же, я знаю кто вы и знаю, что Ухмыляющиеся Пони защищают Торговый путь. Кто же не слышал об удалом полурослике?

Она постаралась не рассмеяться при виде растерянности Региса.

- По правде говоря, о герой, я пришла сюда в надежде встретить вас, - сказала Далия. - Может быть, найдём тихое местечко, чтобы обсудить планы на вечер? Проверить, не совпадают ли они, я хочу сказать.

Мужчина, собиравший плащи и оружие, понимающе ухмыльнулся и даже подмигнул Далии поверх головы полурослика.

Регис обернулся на каблуках, чтобы забрать свои вещи.

- Я только что прибыл, - сказал он, изображая разочарование. - Но как я могу отказать женщине с такими очевидными прелестями?

Коснись одной из этих прелестей, и я тебя прикончу, подумала Далия, но не произнесла этого вслух. Она не особенно любила полуросликов в целом, и более того, не слишком симпатизировала компаньонам Халла.

- Мы скоро вернёмся, - сказала мужчине Далия, забирая собственный плащ. Она схватила Региса за руку и вытащила его из комнаты.

За просторным фойе и дальше по коридору были приготовлены несколько комнат — спальни и гостиные для бесед, с барменами и широко расставленными для приватных разговоров столами. Далия не слишком доверяла таким гостиным — однажды на балу Артемис Энтрери с коллегой по Бреган Д'эрт распустили в этих комнатах пару слухов, чтобы посмотреть, не разойдутся ли они — и слухи разошлись. От подслушивания такие помещения не защищали.

Зато спальни, скорее всего, защищали — несколькими годами ранее одну семью из Глубоководья поймали за подслушиванием чужого свидания и по-прежнему стыдили за склочничество и вмешательство в чужие дела. В конце концов, Далия знала, что благородные семьи Глубоководья, впрочем, как и все остальные благородные семьи, не так уж отличались от дроу Мензоберранзана или Красных волшебников Тэя: можно было делать всё что угодно, пока ты избегал наказания, но любое вмешательство и сплетни о таких тайных играх в «приличном» обществе были недопустимы.

Она грубо затащила Региса в одну из спален и закрыла на ними дверь. Полурослик воскликнул:

- Леди, да вы настоящий агрессор!

- Что ты здесь делаешь? - потребовала Далия, когда дверь была закрыта.

- Я...

- Кто сказал тебе прийти сегодня сюда? Ты что, хочешь раскрыть меня, дурень?

- Нет, госпожа. Многое... Я хочу сказать, у меня не было выбора.

- Объясни, - потребовала Далия, скрестив руки и меряя бедного полурослика разъярённым взглядом.

Регис нервно огляделся.

- Нас никто не слышит, - сказала Далия.

И Регис объяснил. Он рассказал ей про Терновый Оплот и демонов, про нападение на Кровоточащие Лозы и Гонтлгрим, о том, как он и другие Ухмыляющиеся Пони решили, что нужно отправиться в Глубоководье и умолять о вмешательстве, иначе всё будет потеряно — даже Лускан, к которому вдоль побережья Меча направляется флот вторжения.

Далия не смогла злиться на Региса дальше, пока он объяснял, и её скрещенные руки постепенно опустились.

- Я пришёл сюда только потому, что надеялся встретить тебя или Энтрери, - закончил Регис. - Я не знаю, кому из лордов можно верить, а любое неверное слово может закончиться катастрофой.

Далия кивнула. Она знала, что Регис сделал всё правильно, и его осторожность была оправдана.

- Никому не говори, - предупредила его Далия. - Возвращайся на бал и развлекайся всю ночь напролёт, как умеешь — только без выпивки или курева!

- Я уже принял необходимые предосторожности, госпожа, - сказал он с хитрой усмешкой, и повинуясь импульсу, прошептал: «Ради любви к розовому жемчугу», волшебную фразу для кошеля, который на самом деле был бездонной сумкой с крупным надразмерным карманом. Он сунул руку внутрь и вытащил небольшой флакон, затем второй.

- Этот защитит от яда, даже от алкоголя или любых других наркотиков, - сказал он Далии, протягивая флаконы. - А этот...

Он злобно оскалился и поднял флакон повыше, встряхнув его, показывая розовый овал, плавающий в полупрозрачной фиолетовой жидкости.

- Этот позволит тебе читать чужие мысли, особенно если жертва пьяна.

Второй флакон он тоже отдал ей.

- Они могут быть полезны, хотя вряд ли тебе потребуется это снадобье, чтобы прочитать мысли любого мужчины, с которым ты будешь разговаривать.

- Играешь на моём тщеславии? - отозвалась Далия. - Ты просто очарователен.

- Просто говорю правду, и не притворяйся, что сама этого не знаешь — и не знаешь, как этим пользоваться, - сказал Регис, и когда Далия подняла бровь, он быстро добавил: - Потому что я поступаю точно так же, как и моя жена Доннола.

По крайней мере, это вызвало смех.

Далия оглянулась вокруг, хотя они были в небольшой закрытой комнате и рядом никого не было, затем подошла ближе и прошептала на ухо Регису адрес.

- Южный квартал, - пояснила она. - Сегодня, после полуночи. И будь осторожен. Будет лучше, если ты пока что останешься в живых.

Регис кивнул, затем закрыл глаза и повторил про себя адрес, чтобы закрепить его в памяти, как научился за годы, проведённые в доме Тополино в Агларонде — где бумажные следы означали повешенных воров.

Когда он снова открыл глаза, Далия уже исчезла, вернувшись на бал.

Пожав плечами, полурослик отправился следом. Ему предстояло убить какое-то время, так что можно было немного поразвлечься и посмотреть, что он сумеет разузнать.

 

- Ты проснулся.

- Ага, типа того. Очень жаль, - звук собственного голоса, неровного и надломленного, напомнил Атрогейту, каким жалким и слабым он себя чувствует — как будто каждый сустав в его теле проткнули колом, как будто с него сняли кожу, а потом натянули обратно, только с кусачими насекомыми внутри. Ему было слишком жарко и слишком холодно одновременно, и одна только мысль о еде вызывала позывы к рвоте.

- Скоро у меня будут новые заклинания, способные облегчить твою боль, - сказала Ивоннель.

Дварф с огромным усилием приподнялся на локте и огляделся вокруг. Он по-прежнему лежал на волшебном диске, и тот двигался, следуя за Ивоннель, когда она медленно шла по дороге, ведя под уздцы пони Региса. На север, понял Атрогейт, потому что вода была слева от них.

- Ещё на побережье? - спросил он, опускаясь обратно, поскольку чувство движения и проплывающая мимо земля заставили его внутренности взбунтоваться. Ему потребовалось какое-то время, чтобы добавить: - Думал, мы повернём к Утёсам и Гонтлгриму.

- Там стоит армия демонов, - ответила Ивоннель. - Мы никому не сможем там помочь, тем более, пока ты в таком состоянии.

- Чушь! - он почувствовал, как остановился диск. Потом Ивоннель выросла над ним, глядя сверху вниз.

- Добрый Атрогейт. Предупреждаю тебя, что ты ещё не исцелился и крайне далёк от выздоровления, - сказала она. - Я делаю всё, что могу, и буду продолжать, конечно же, но не думай, будто твоё выживание — вопрос решённый.

- Хорошо, - пробормотал он, как только расшифровал поднятую бровь и немного туманное замечание.

Ивоннель схватила его за ворот и заставила посмотреть на себя.

- Я могла оставить тебя умирать, - спокойно сказала она, - если бы и вправду считала, что ты хочешь умереть, или что твоя жажда смерти не основана лишь на огромной боли от потери любимой.

- Да чё ты вообще знаешь? - спросил дварф.

- Больше, чем ты можешь себе представить, - ответила дроу. - Ты думаешь, что я молода, но мои воспоминания старше, чем у самых старых существ, которых ты можешь когда-либо повстречать. Старше Джарлакса на века.

Атрогейт хмыкнул.

- Посмотри на меня, дварф, - тихо потребовала Ивоннель, и он подчинился, пускай даже с гримасой, которую просто не смог стереть с лица. - Я понимаю твою боль. Я испытывала её много раз.

К своему удивлению Атрогейт обнаружил, что верит ей.

- Она всегда будет там, но она ослабнет, и для тебя, конкретно для тебя, она станет ещё слабее, если ты будешь знать, что справился с этим, почтив память твоей возлюбленной Амбер.

- Ты, значит, думаешь, что знала её?

- Хотелось бы, - искренне ответила Ивоннель. - Но я слышала о ней. Я знаю, что говорят другие об Амбер. Я знаю, что ты ты говорил о ней. Амбер не была трусихой, и если бы она сейчас была здесь, а убит был Атрогейт...

- Если бы!

Ивоннель улыбнулась и кивнула, признавая его правоту.

- Она сказала бы именно так, о чём я и говорю.

Слова попали в цель. Атрогейт не мог с ними спорить.

- И я думаю, что она вышла бы из тьмы в своём сердце, чтобы почтить память Атрогейта. Амбер, если она действительно была такой, как заявляешь ты и остальные, приняла бы мою помощь и боролась бы с ранами, пускай даже только ради того, чтобы причинить огромную боль тем, кто отнял тебя у неё.

На это Атрогейту сказать было нечего. Умная женщина, подумал он. Обратила мои слова против меня самого!

Ивоннель наклонилась очень близко.

- Я собираюсь снова сделать тебя здоровым и сильным, - прошептала она. - Если ты так упёрся в мысли о собственной смерти, так не боись наказать чудовищ, которые отняли у тебя любимую.

- Да, девочка, ты хорошо говоришь.

- И я буду рядом с тобой, Атрогейт. Что скажешь? За Амбер Гристл О'Мол из адбарских О'Молов?

Дварф улыбнулся, тепло и широко, а потом закрыл глаза, когда Ивоннель стала читать заклинание, пославшее волну тёплого исцеления по его телу, заставляя Атрогейта падать и падать в глубокий сон.

 

- Почти с тех самых пор, как я вернулся из Подземья, мы всё время торчим в этом проклятом городе, - сказал Регису Артемис Энтрери, когда намного позже той же ночью полурослик присоединился к ним с Далией в жилище в южном квартале Глубоководья. - И у нас обоих нет ни малейшего понятия, кто здесь друг, а кто здесь враг.

- Времени выяснять у нас тоже нет, - ответил Регис. Он пытался сохранять спокойствие, пытался напомнить себе, что на кону стоит всё, и что главная причина, по которой он решил воспользоваться шансом начать жизнь заново — преуспеть именно в таком положении. Но полурослик не мог отрицать, что Артемис Энтрери его пугает. Регис знал всё, что говорили об этом мужчине, о том, как он вырос и стал лучшим человеком, союзником.

Но продолжал нервно поигрывать с оставшимся обрубком его левого мизинца, потерянного в этой жизни и по странному совпадению почти точно повторяющим обрубок, который он носил почти всю свою первую жизнь, после того, как этот самый Артемис Энтрери отрезал полурослику палец, чтобы отправить послание Дзирту.

Регис задумался: сможет ли когда-нибудь время и хорошие поступки полностью это стереть?

- Значит, ты решил открыто заявить о своём присутствии? - спросил Энтрери, едва сдерживая ухмылку. - Да, я знаю про твои игры во дворце Неверэмбера и про то, как Паук Паррафин выпивал с парой дам из Глубоководья в таверне Плавника в Невервинтере.

- Как ты...

- А если знаю я, знает и половина Глубоководья. По крайней мере, половина из тех, кто хотели бы знать. О чём ты думал, когда в открытую заявился в ту таверну? Неужели ты достаточно глуп, чтобы считать, будто никто не поймёт, что имена Паук Паррафин и Регис принадлежат одной и той же персоне?

- Я... в то время у меня не было причин скрывать свою личность, - попытался объяснить полурослик. - Никто не знал, что я в городе, и поскольку моей целью была законная торговля вином из Кровоточащих Лоз, казалось, что в прикрытии нет необходимости. Тогда мы понятия не имели, насколько глубоким — нет, насколько демоническим окажется заговор.

- Зато теперь имеешь, - парировал Энтрери, - и всё равно пришёл на сегодняшний бал под именем Региса Тополино, или Паука Паррафина, или как ты там себя сейчас называешь.

У Региса скрутило живот, но он усилием воли прогнал это чувство прочь.

- Сильные слова для Баррабуса Серого, - возразил он, вызывав фырканье Энтрери.

- Не притворяйся, что понимаешь меня, - предупредил Энтрери, удерживая своё агрессивное превосходство и не желая обсуждать давно прошедший период своей жизни, когда он был в рабстве. - Спрошу снова: почему ты пришёл сегодня на тот бал?

- Потому что рассчитывал встретить тебя, - ответил Регис, - или Далию, или кого-то из наших людей. В мои годы в доме Тополино ни один бал в Дельтантле не обходился без наших агентов.

- Но в открытую? - вмешалась Далия.

Регис пожал плечами.

- Как мне было получить приглашение, если бы я не представился Регисом из Кровоточащих Лоз, другом короля Бренора Боевого Молота?

Он решительно повернулся обратно к Энтрери.

- Никто не упоминал битву на севере. Никто даже глазом не моргнул, когда они узнали мою личность, хотя скорее всего Кровоточащие Лозы прямо сейчас находятся в осаде.

- Кровоточащие Лозы полностью разрушены, - ответил убийца.

Регис начал отвечать ещё прежде, чем Энтрери закончил предложение, но от тяжести слов убийцы у него перехватило дыхание.

- Госпожа Доннола жива и здорова, - быстро добавил Энтрери, и в его голосе был нечто необычное. Сочувствие? - Почти все жители деревни спустились на трамвае в Гонтлгрим и выжили, но теперь сам Гонтлгрим попал в осаду.

Регис отчаянно и напрасно пытался вернуть себе дар речи.

- Лорды Глубоководья наверняка знают, что происходит в Утёсах, - продолжал Энтрери. - Но не хотят, чтобы кто-то другой, и ты в особенности, знал, что они знают.

- Но почему?

- Потому что тогда им придётся что-то с этим сделать, - сказала Далия, и Энтрери кивнул.

- Бедный маленький дурак, - добавил Энтрери. - Ты по-прежнему надеешься на благородство и альтруизм фаэрунских дворян.

- Король Бренор тоже дворянин, - напомнил Регис.

- Бренор не типичный представитель правящего класса, - сказал Энтрери. - В первую очередь тебе следует это понять.

- Я вовсе не наивный бродяга.

- Ну так прекрати вести себя таким образом.

- Кажется, ты считаешь, что у меня есть какой-то выбор!

- Разумное замечание, - вмешалась Далия.

Энтрери задумался на мгновение, потом кивнул.

- Значит, ты прибыл, чтобы оповестить Глубоководье и собрать войска.

- Я наделся благодаря вашим сведениям сначала отделить друзей от врагов.

Энтрери кивнул.

- Жаль, что всё не так просто. Зато мы знаем главного врага.

- Маргастеры, и скорее всего — сам Неверэмбер.

- Лорд Дагульт остаётся в Невервинтере, насколько я могу судить. Но да, Маргастеры замешаны в этом по уши. Не стоит их недооценивать.

- Я видел их сокровищницу.

- Это всего лишь часть. Судя по всему, они купили молчаливое согласие — если не сотрудничество — ещё нескольких благородных домов и половины городских стражников.

- Этого мы не знаем, - возразила Далия.

- Я предпочитаю считать именно так, - ответил Энтрери. - Мы знаем, что это касается по крайней мере некотрых, а я не верю, что Маргастеры склонны к полумерам.

Когда Далия не стала спорить, наступила неуютная тишина. Повисший в комнате страх можно было почти потрогать, пока Регис не нарушил молчание слабым: «Что будем делать?»

- Мы знаем голову змеи, - тихо ответил Артемис Энтрери и посмотрел этим взглядом, этим ужасным взглядом — ужасным, хотя Регис знал, что на сей раз цель не он! — который стал неотъемлемой частью его репутации за минувшие годы.

- В таком случае, не вижу причины взывать к чувству справедливости соответствующих властей, - согласился полурослик, подражая смертоносному тону убийцы так хорошо, что Энтрери поднял бровь.

Регис принял это за комплимент.

Но его мгновение гордости оказалось недолговечным, поскольку дверь в комнату распахнулась от удара и внутрь влетело нечто, похожее на комок дьявольской грязи.


Глава 9

26 Ноябрь 2019 - 17:50

Глава 9

Эплер виэн

 

- Дом Меларн выступил, - сообщил Громфу Киммуриэль. Они находились в покоях архимага в Главной башне. - Со всеми своими войсками, и, подозреваю, с домом Ханцрин.

- Когда? - спросил Громф. - И где ты пропадал?

Сегодня он был особенно раздражительным из-за бродивших по всему Лускану слухов о вражеском флоте и новостях с юга о продвижении демонических орд.

- Меня отправили поговорить со жрицей Аш'алой.

- Это было несколько десятков дней тому назад.

- Её информация требовала проверки, и я занялся проверкой, ради чего пришлось покинуть этот план бытия.

- Ты отправился к иллитидскому разуму улья, - догадался Громф.

Киммуриэль кивнул.

- Из-за жалкой Жиндии Меларн? - недоверчиво спросил великий волшебник. - Неужели она так тебя напугала, что ты побежал к пожирателям разума? Может быть, ты хочешь, чтобы я нашёл её и уничтожил?

Сарказм Громфа не подействовал на Киммуриэля, равно как и хвастовство архимага, которое при нормальных обстоятельствах было бы вполне оправданным.

- Ну? - поторопил его раздражённый Громф.

- Арахна'хинин'лихи'элдерс, - ответил Киммуриэль. - Мать Жиндия не одна.

Громф с любопытством посмотрел на низкорослого псионика, повторяя про себя сказанное им странное слово. Оно было на старом языке, старше Громфа, старше Мензоберранзана. Когда архимаг наконец его расшифровал, он широко распахнул глаза.

- Захватчик? Жиндии доверили голема-захватчика?

Громф замолчал и сделал глубокий успокаивающий вдох, потом покачал головой.

- Ты уверен?

Киммуриэль не моргнул.

- Значит, это не Лолс вернула Закнафейна из объятий вечного сна, нет, - заключил Громф. - А теперь Паучья Королева хочет его вернуть и выбрала мать Жиндию Меларн своим копьём?

Он снова покачал головой.

- Закнафейн, да? Это должен быть Закнафейн.

- Это старое слово, - ответил Киммуриэль. - Может быть, я оговорился.

- Так следи за языком, - сказал Громф. - Не стоит зря пугать такой перспективой, как голем-захватчик...

- Арахна'хинин'лихи'элдернай, - исправился Киммуриэль, верным способом образовав множественное число.

- Элдернай? - шёпотом повторил Громф. - Он не один?

- Их два, - подтвердил Киммуриэль.

- Тогда Лолс действительно с ней, - сказал Громф. - И мы должны понимать, что наши жизни и преданность...

- Мы не знаем наверняка, что это именно Лолс, - вмешался Киммуриэль.

- Тогда кто? - скептически возразил Громф, но собственный вопрос поразил его ещё прежде, чем псионик смог ответить.

- Есть ещё один разгневанный владыка демонов, именующий себя Демоническим принцем, - напомнил ему псионик.

Демогоргон, понял архимаг, оказавшийся на материальном плане благодаря Громфу и уничтоженный в своей телесной форме благодаря силе Мензоберранзана, направленной сквозь мозг улья иллитидов — направленной не в последнюю очередь этими двумя дроу.

- Ты, разумеется, предполагаешь, что цель големов-захватчиков — Закнафейн, и, возможно, Дзирт До'Урден, - сказал Киммуриэль. - Но не только они заслужили враждебность демонов, способных создавать таких големов. Мне кажется маловероятным, что за Дзиртом пустили такого охотника, хотя мать Жиндия определённо презирает его, поскольку Лолс поймала Дзирта в тоннелях Дамары и оставила в живых. Может быть, обоих послали за Закнафейном.

Теперь настала очередь Громфа качать головой.

- Двух таких созданий нельзя натравить на одну цель — они будут нападать друг на друга из-за вмешательства, настолько сильно они сосредоточены на единственной задаче.

Громф всесторонне обдумал эту проблему. Нападением руководила мать Жиндия — единственное, что позволяло ему надеяться, что он сам не одна из целей. Жиндия ненавидела Дзирта и Джарлакса, и человеческого мужчину Энтрери, поскольку эти трое напали на неё у неё дома и убили единственную дочь — по слухам, жутким кинжалом Энтрери, так что её нельзя было воскресить. Но станет ли Жиндия — станет ли Лолс — тратить захватчика на простого человека?

Громф считал, что это маловероятно.

- Это не Артемис Энтрери, - сказал Киммуриэль, напоминая, что читает его мысли.

- В таком случае, мы должны узнать кто, - потребовал Громф, который начал злиться. - Необходимо выяснить наверняка. Ты узнал у пожирателей разума хоть что-нибудь?

- Разум улья существует не для того, чтобы отвечать на вопросы по моему расписанию, - ответил псионик.

- Надави на них.

- Надавить? Нельзя просто так взять и надавить на иллитидов.

- Неужели я должен напоминать тебе, что это Киммуриэль обрушил мощь разума улья на Демогоргона? Вполне возможно, что несокрушимые големы здесь ради тебя.

Киммуриэль снова пожал плечами.

- Ты сбежишь к иллитидам, если это окажется правдой! - обвинил его Громф.

- Громф сам поступил бы — и поступит — именно так, если окажется, что он — жертва.

- Я не хочу участвовать в этой пьесе, - сказал архимаг. - Мы должны узнать, что за союз стоит за этим приливом мрака. Кто и зачем дал Жиндии арахна'хинин'лихи'элдернай?

- Кто бы это ни был — и кто бы ни стал целью големов — наш мир изменился, архимаг, - заявил Киммуриэль, и Громф мог только согласно кивнуть. Если любая из этих тварей была нацелена на Громфа, ему предстояло провести грядущие десятилетия, даже века, в постоянном бегстве с одного плана бытия на другой — пока его не поймают или не найдётся какой-нибудь способ победить созданий, победить или остановить которых было практически невозможно.

 

Пенелопа Гарпелл скользнула на свою половину большой постели в уютных покоях в Главной башне.

Она замерла и посмотрела на обнажённую спину своего любовника: большую и сильную, широкую, но твёрдую, как гранит, с рельефными мышцами. Пенелопе казалось, что если он встанет и наклонится вперёд, широко разведя руки, можно будет положить на эту спину целый мир — и Вульфгар удержит его. Женщина выждала ещё мгновение, прежде чем усесться сзади, когда он сел на кровати сам, у нижнего края, скрестив ноги и как будто не замечая её возвращения.

Она знала, что у Вульфгара много забот. С юга, из Гонтлгрима, где его приёмный дварфийский отец был королём и обитали многие его друзья, пришли зловещие новости. Кровоточащие Лозы, деревня, которую он помог построить вместе со своим другом Регисом, была полностью опустошена, виноградники сорваны, трамвайная станция — разрушена.

А Вульфгар был здесь во время этого неожиданного нападения и продолжающейся осады Гонлгрима, навещая Пенелопу и разделяя с ней постель. По крайней мере, сейчас Гонтлгрим казался в безопасности, и Бренор послал весточку через волшебный портал, чтобы Вульфгар оставался в Лускане в качестве посла. Пенелопа понимала, что это тоже оказалось для воина тяжким грузом. Больше всего он хотел пройти сквозь врата и вступить в сражение на линии фронта вместе со своими друзьями. Однако он не мог нарушить волю Бренора и поэтому вернулся к Пенелопе.

От мысли, что Вульфгар искал у неё утешения и возможности отвлечься, по спине женщины пробежали мурашки, особенно сейчас, когда она рассматривала его большое и рельефное тело, тело, которому было около двадцати лет отроду, хотя сознание мужчины было намного старше — и намного старше самой Пенелопы. Она была ближе к пятидесяти, чем к сорока, в волосах уже стала появляться седина, а на лице — морщины, главным образом у глаз, потому что она постоянно щурилась во время чтения заклинаний и старых свитков. Пенелопа оставалась сильна и здорова, хотя в некоторых местах стала толще, чем хотелось бы, а в других — не такой упругой, как раньше. Всё это не слишком её беспокоило, но было приятно знать, что она ещё может привлечь внимание таких мужчин, как Вульфгар.

Он с нетерпением и радостью продолжал возвращаться в её постель.

Она подползла, чтобы усесться на коленях позади него, и положила руки по на плечи мужчины, большими пальцами разминая тугие узлы мышц.

- Мой великолепный мужчина, - сказала она. - Почему ты в моей постели на сей раз?

- А почему бы нет? - ответил он, поднимая левую руку, чтобы накрыть её правую.

- Разве есть на побережье Меча женщина, которая не открылась бы для тебя? Разве есть молодая и красивая девушка, которой не хотелось бы оказаться в безопасных объятиях твоих крепких рук? - с этими словами она провела своими руками вниз по плечам к его гигантским бицепсам. - И всё же ты здесь, со мной.

Вульфгар издал короткий смешок.

- Пенелопа Гарпелл, знатная дама Особняка Плюща, сомневается в себе? - он повернул голову, чтобы она увидела его недоверчивый взгляд. - Мало что может удивить меня, женщина, но да, я удивлён.

- Это не сомнение, - отозвалась она, игриво шлёпнув его по плечу. - Всего лишь простая честность.

Она обогнула его сбоку, чтобы посмотреть в хрустально-чистые синие глаза — о, эти глаза! Даже глаза Вульфгара говорили о пугающих и прекрасных контрастах этого человека. Он был тьмой и светом, крепким и сильным, но таким нежным.

- Ты молод, - сказала она. - А я уже нет.

- Мне было сто и четыре года, когда меня убил йети, - с искренним и тёплым смехом напомнил ей Вульфгар.

- Да, но ты переродился и обрёл юность и силу, а также красоту, которая приходит вместе с ними. Ты можешь заполучить практически любую женщину, но всё-таки ты здесь. Почему?

- Эплер виэн, - ответил Вульфгар после короткой паузы.

- Эплер... - Пенелопа тоже замолчала и задумалась над корнями этой фразы — она знала большинство диалектов севера и догадалась, что это утагрдский. Но только сильнее запуталась, попытавшись перевести, и это отразилось на лице женщины.

- Оленьи лепёшки, - сказал Вульфгар.

- Ты считаешь меня оленьим навозом?

- Я считаю тебя честной, - ответил Вульфгар. - Не только с остальными, но и сама с собой. Я считаю, что ты освежающе и чудесно эгоистична.

- Комплименты так и текут с твоих прекрасных губ, - покачав головой, с усмешкой отозвалась Пенелопа. Она отстранилась и посмотрела на него искоса.

- Может быть, эгоистична — неподходящее слово, но я не хотел тебя оскорбить, - сказал ей Вульфгар. - Как раз напротив. Пенелопа Гарпелл знает, чего хочет, и старается это получить. Ты честна с собой и достаточно храбра, чтобы заявлять об этой честности окружающим. Ты разрываешь оковы привычек, традиций и... знаков.

- Знаков?

- Да, - ответил Вульфгар, кивнув. Теперь его мысли прояснились. - Знаков. Они повсюду, в речи или на письме, законы и правила. Некоторые из них важны, некоторые есть просто потому что они есть, потому что их оставил кто-то, где-то и когда-то.

- Как оленьи лепёшки.

Вульфгар рассмеялся.

- Именно. И ни у кого нет храбрости или здравого смысла, чтобы избавиться от них. Но ты не наступаешь в них, нет. Пенелопа лишена притворства. У тебя нет никакой тайной стороны. Разве ты не понимаешь, моя прекрасная и чудесная подруга? Ты не просто та, кого я желаю, ты такая, каким хочу быть я сам.

Мгновение Пенелопа пыталась это переварить.

- Я твоя любовница или твой учитель?

- Да, и намного больше! - заявил Вульфгар. Он игриво потянулся вниз и коснулся внутренней стороны колена женщины, затем легко, очень легко — может быть, даже не касаясь, просто дразня её кожу! — провёл пальцами вверх по внутренней стороне бедра.

- Ты моя правда, - искренне сказал он. - Ты моя героиня.

Пенелопа развернулась и оседлала его, не отпуская взгляд. Она охнула, когда он подался вперёд, чтобы соединить их.

- Но вокруг так много красивых девушек, - сказала женщина, на этот раз просто играясь с ним. - Разве ты их не желаешь?

- А что, ты мне когда-то запрещала?

Пенелопа запрокинула голову и хитро покосилась на него.

- Ты ревнуешь? - с коварной усмешкой спросил Вульфгар.

Она вернула ему взгляд.

- Только если ты занимаешься этим без меня, - подразнила она и наклонилась вперёд, чтобы поцеловать его, и они держали поцелуй всё время, пока занимались любовью, долгий единственный поцелуй, затем слились вместе на простынях, чтобы заснуть в объятиях друг друга.

 

Спустя какое-то время Пенелопу и Вульфгара разбудил звук колокольчиков.

- Что? - спросил великан, а когда осознал, где звонят колокольчики — сразу за дверью Пенелопы — рассмеялся.

- Ну конечно, - сказал ей мужчина, когда она поднялась на локтях и стряхнула волосы с лица. - Простого стука в дверь тебе недостаточно.

- Это не моих рук дело, - заверила его женщина. Она перекатилась на спину, села и натянула на себя простыню.

- Госпожа, мы можем войти? - раздался за дверью голос Громфа Бэнра.

Вульфгар недоумевал. Покои Пенелопы, как у большинства великих волшебников, обитающих в этом крайне необычайном здании, были надразмерными, карманами сверхизмеренческого пространства намного крупнее физической области, которую они занимали в Главной башне.

Но ему показалось, что Громф стоит сразу за настоящей дверью — несмотря на тот факт, что настоящая дверь сейчас находилась даже не на одном плане бытия с архимагом.

Или на одном?

- Волшебники такие странные, - проворчал мужчина.

- Входите, - ответила Пенелопа и взмахнула рукой. Дверь отворилась, впуская двух самых нелюбимых знакомых Вульфгара: Громфа Бэнра и Киммуриэля Облодру. Волшебники, с немногочисленными исключениями, нервировали Вульфгара, поскольку он их не понимал, но в сравнении с Киммуриэлем Громф был желанным гостем за ужином.

Двое дроу подошли к основанию кровати, Киммуриэль посмотрел прямо на Вульфгара и фыркнул с явным пренебрежением.

- У нас проблемы, - заявил Громф.

- Мы слышали, - ответила Пенелопа.

- Вы слышали о Кровоточащих Лозах и осаде Гонтлгрима, но мы говорим о другом, - поправил Киммуриэль.

- К Лускану идёт флот, огромная боевая армада, - пояснил Громф. - Мы считаем, что Порт Лласт был разграблен, хотя вестей оттуда нет, а дальше флот отправился на север.

- К Лускану, - сказала Пенелопа.

- Похоже на то. Старший капитан Курт собирает корабли, чтобы принять вызов, чтобы мы могли по крайней мере узнать их намерения, - продолжал Громф. - Мы подозреваем, что они собираются сразу же атаковать, но нам нужно знать больше об их диспозии и силах.

Пенелопа кивнула.

- Я смогу всё это выяснить, - объяснил Киммуриэль. - И я хочу взять тебя, Вульфгар, чтобы ты меня охранял.

- Конечно, - сказала Пенелопа, прижимая простыню к груди. Она посмотрела на любовника и пообещала: - Мы их остановим.

- Не вы, госпожа, - сказал ей Громф. - Он. Вы отправитесь домой в Длинное Седло.

Пенелопа нахмурилась и гневно взглянула на архимага.

- Громф не может... - начала она.

- Отправляйтесь к Кэтти-бри, госпожа, - оборвал он. - И защитите её.

- Она способна сама о себе позаботиться, - гневно ответила Пенелопа и могла бы продолжить мысль, но Вульфгар положил ей руку на плечо.

- Что вам известно?

- Эта тьма больше, чем вам кажется, - объяснил Громф, обращаясь скорее к Пенелопе, чем к Вульфгару. - Пришло великое зло, у него есть задача и цель, и эта цель — избранные люди. Думаю, оно нацелено на мужчину, которого больше всего любит Кэтти-бри, но не могу быть полностью в этом уверен. Если это так, ей тоже может угрожать опасность, и поэтому я прошу вас отправляться к ней.

- Кэтти-бри сильнее меня, - ответила Пенелопа. - Если она не сможет защититься сама, тогда что делать мне?

- Расставить вокруг соглядатаев из Особняка Плюща, - сказал ей Громф. - И если тьма приблизится, отослать Кэтти-бри прочь, далеко-далеко, на другой конец Фаэруна или даже на другой план бытия.

- О чём ты бормочешь, маг? - потребовал Вульфгар. Он двинулся вперёд, простыни спали, обнажая напряжённые мускулы на его руках и груди.

Громф не обратил на него внимания.

- Вы хотите, чтобы Дзирт сделал последний вздох, зная, что Кэтти-бри уже умерла? Зная, что из-за него их ребёнок был убит? - спросил он Пенелопу.

Тон его голоса удивил женщину, поскольку был полон неожиданной человечности.

- Госпожа, отправляйтесь к Кэтти-бри и проследите за её безопасностью, - сухо подытожил архимаг.

Пенелопа повернулась к Вульфгару. Оба были встревожены и растеряны.

- Нужно идти, - сказал ему Киммуриэль. - Мы должны узнать правду об этой армаде, что плывёт на Лускан. Корабли уже готовятся.

Вульфгар кивнул.

- Ты же умрёшь там, - прошептала Пенелопа.

- Это моя правда, - тихо ответил Вульфгар. - Я ненавижу знаки. Я люблю тебя, потому что ты игнорируешь знаки — но это я игнорировать не могу. Я дорожу знаком дружбы и не могу, не должен его игнорировать.

Он поднял её лицо, чтобы посмотреть в глаза.

- Как и ты.


Глава 8

21 Ноябрь 2019 - 13:56

Глава 8

Командир Жиндия

 

Год Возрождения Дварфийского Рода

1488 по Летосчислению Долин

 

- Мы с ними встретимся? - спросила верховную мать Жиндию Кирнилл Меларн, первая жрица дома Меларн. Они и их подчинённые, 350 солдат дома Меларн — половина из этого рабы, гоблины и кобольды, плюс более сотни драуков — вышли из Подземья в каменистой и холмистой местности, известной как Утёсы, всего в нескольких милях от разрушенного недавно города полуросликов Кровоточащие Лозы и входа в дварфийский комплекс, где правил Бренор Боевой Топор.

Более важным, чем место его правления, был тот факт, что Бренор является лучшим другом еретика Дзирта До'Урдена, которого Жиндия намеревалась поймать или убить, как и отца Дзирта, Закнафейна, которого загадочным образом похитили из могилы и воскресили.

С точки зрения Жиндии этот акт похищения души был величайшим оскорблением для её дорогой госпожи Лолс.

- Мы должны, - ответила Жиндия жрице. - Они — наше пушечное мясо, которое выманит дварфов из их нор.

- Зачем они нам? - спросила Кирнилл, обернувшись, чтобы взглянуть на других «солдат», которых дом Меларн взял с собой на поверхность: пару огромных големов, изготовленных в форме пауков. Поистине чудовищные создания, эти захватчики были одними из самых дорогих конструктов нижних планов, сотворённых с единственной целью ценой огромных трат и жертвоприношений. Их использовали владыки демонов и демонические богини. Захватчик был создан, чтобы вернуть назад единственное существо, живым или мёртвым.

Только самые ценные из преступников могли заслуживать подобных расходов, и Паучья Королева, богиня Лолс, через своих прислужниц-йоклол явственно согласилась со мнением Жиндии, что Дзирт и Закнафейн таковыми являлись.

- Способны ли дварфы остановить наших... - Кирнилл замялась, пытаясь подобрать слово, чтобы верно описать могущественных существ перед нею, и наконец остановилась на: - ...священных пауков? Может ли хоть что-нибудь их остановить?

- Не будь опрометчива, - пристыдила её мать Жиндия. - Наша богиня доверила нам самых дорогих конструктов Бездны. Самоуверенность здесь неуместна.

- Но что может остановить их, кроме завершения миссии?

- Их по-прежнему можно победить. Нет, - сказала Жиндия, заглушив очередное возражение, - я не недооцениваю их силу. Их создали величайшие лорды демонов, и это — могущественные союзники, которых следует ценить, превосходящие силой всё, что способны выставить мы против наших врагов. Но они не бессмертны, никогда не считай их такими. Да, они наверняка захватят или убьют Дзирта До'Урдена и Закнафейна, но затем вернутся обратно в Бездну, а мы останемся здесь — сражаться с грозным и окопавшимся противником.

- Но вы добьётесь величия, моя верховная мать, - кланяясь, сказала Кирнилл. - Вы сделали то, что не сумели сделать Бэнры, и когда мы вернёмся...

- Когда мы победим двух еретиков, а потом захватим дварфийский город и все окрестные земли, мы вернёмся с истинной победой. Лишь тогда я добьюсь того, чего заслуживает Лолс: чтобы её самая преданная и любящая верховная мать наконец стала главной матерью Мензоберранзана. Время Бэнров подходит к концу. Давно пора возвратиться к чистой преданности Госпоже Хаоса, дроу давно пора стать неоспоримыми владыками Подземья, постоянно запуская руки на поверхность, чтобы напомнить еретикам наверху, что мы, а не они, избранные создания настоящей богини.

- Но сначала, - резко продолжила она, - мы должны защитить то, что уже имеем. Големы-захватчики почувствовали, что Дзирт и Закнафейн где-то рядом, под землёй. Без моего контроля — и он действительно слабеет! — они бросятся прямо в тоннели, чтобы наткнуться на стены короля Бренора.

- И они разрушат эти стены.

- Разрушат, если мы будем умны. Наши союзники среди людей и дварфов, вместе с армией демонов, предоставленной купцами дома Ханцрин, прощупают дварфов и узнают для нас их силы и слабости, и благодаря этим слабостям, захватчики из Бездны нанесут обжигающий удар королю Бренору и его друзьями.

- Простите моё неблагоразумие, - взмолилась Кирнилл с очередным поклоном.

Мать Жиндия ответила улыбкой — нетипичной для неё, поскольку эта улыбка была неподдельной. Первая жрица Кирнилл, которая была раньше матерью дома Кенафин и могла бы претендовать на то же звание, когда этот дом слился с домом Хорлбар, никогда по-настоящему не оказывала настоящего и искреннего уважения своей сопернице, Жиндии. Однако положение дел изменилось после того, как Жиндия безжалостно и как следует наказала Аш'алу, третью дочь Кирнилл. С тех пор, как они оставили Аш'алу в молочной ванне, где её медленно пожирали черви, Кирнилл наконец-то осознала истинный баланс власти. Разумеется, это была одна из причин, по которым Жиндия поступила так жестоко. Аш'ала, конечно, заслужила свою омерзительную и жуткую судьбу, но для Жиндии было не менее важно, чтобы первая жрица Кирнилл, представляющая собой постоянную угрозу, увидела это.

- С такой силой в нашем распоряжении очень легко стать самоуверенными, даже небрежными, - сказала Жиндия в редком жесте понимания. - Нам следует поддерживать бдительность, раз будущее кажется таким прекрасным.

 

Двое дварфов в унисон вздохнули и одновременно покачали головой. Их реакции, манеры и внешность были настолько схожи, что любой случайный наблюдатель наверняка принял бы их за отца и сына.

- Кто ж знал, что этот дурень Атрогейт закорешился с тёмными эльфами? - саркастично спросил Френкин, младший из пары.

Бронкин снова вздохнул и почесал голову. Его жёлтые волосы были собраны в тугие косички, прилегавшие к черепу плотными рядами и свисающие ниже плеч, чтобы смешаться с огромной жёлтой бородой.

Френкин наоборот позволял своим жёлтым волосам болтаться свободно, но всё равно практически одновременно с дядей Бронкином потянулся точно так же почесать голову.

Внизу на выступе перед ними стояли двое людей, женщин Маргастер, вместе с горсткой дроу и чудовищными созданиями — полудроу-полупауками — окружившими женщин-дроу и просачивающимися сквозь многочисленные тени леса. Дюжины этих мерзких мутантов бродили вокруг, и даже для дварфов, которые и сами путались с демонами, проклятые гиганты казались просто... неправильными.

- Сдаётся мне, не надо было слушать этих треклятых Маргастеров, - признался Бронкин. - Хоть мы и получили Терновый Оплот.

- И получим Гонтлгрим, - с широкой усмешкой заметил Френкин.

Бронкин пожал плечами, не желая пока что это учитывать.

- Теперь половина наших парней полудемоны, и весь Север нас ненавидит.

- Только если мы не сможем победить, - напомнил Френкин.

Бронкину пришлось кивнуть, поскольку это была правда. Как бы все благородные лорды и леди побережья Меча не заявляли об обратном, «сила в правде» оставалась всего лишь популярным заблуждением, тогда как выражение «кто сильнее — тот и прав» казалось ближе к реальности. И глядя на армию демонов, заполнивших окрестности разрушенной деревни полуросликов — теперь вместе с дроу и их мерзкими чудовищами-драуками, и с деньгами, хранящимся у Маргастеров и лорда Неверэмбера — победа действительно казалась близка.

И по условиям сделки с Инкери Маргастер, Бронкин Каменная Шахта станет вторым королём Гонтлгрима, получив силу огненного предтечи, величайшую магическую кузню во всём Фаэруне и дружбу с лордом Дагультом Неверэмбером, правителем Невервинтера и Глубоководья — и Лускана, поскольку этот город тоже вскоре должен был пасть.

Это стоило жуткого чувства внутри, когда он глядел на своих союзничков.

Сначала победим, а потом будем думать, как избавиться от демонов, молча сказал себе Бронкин.

 

Трамвай к Кровоточащим Лозам тихо стоял на поднятой платформе напротив тёмного подземного озера у стен Гонтлгрима. За ним простиралась широкая входная пещера, похожая на тёмный лес с её сталагмитами и сталактитами. Иногда укреплённые дварфийские посты, устроенные в одном из таких образований, сверкали вспышкой факела, освещая ту или иную область достаточно, чтобы расчёты многочисленных боковых катапульт успели её рассмотреть, или чтобы запустить снаряд в нарушителя.

Но по большей части огромная пещера была тихой — настолько, что это даже нервировало. Демоны были там, в больших количествах. Каждый дварф мог чувствовать их, как припавших к земле львов, готовых к прыжку.

Ожидание и планирование.

И ожидание было хуже всего.

- Сколько ты можешь дать мне? - спросил король Бренор. Он шёл вместе с Джарлаксом и Закнафейном вдоль берега подземного озера у городской стены.

-Что ты хочешь от меня услышать, друг мой? - отозвался Джарлакс. - У меня не так много солдат, и я не знаю, насколько хорошо их тактика сработает с твоими дварфами.

- Я возьму всех, кого ты сможешь дать, - сказал Бренор. - Главное, пошли своих парней наверх, чтобы жалить треклятых монстров.

- Посмотрим, что я смогу сделать, - пообещал Джарлакс.

- И скажи тем волшебникам в Главной башне, чтоб побыстрее зажгли своей магией врата в Серебряные Кордоны, - ответил Бренор после долгого взгляда на наёмника-дроу. Он провёл с Джарлаксом достаточно времени, чтобы начать доверять эксцентричному дроу, но также для того, чтобы понять, что для Джарлакса важнее всего сам Джарлакс. Однако ему пришлось принять уклончивое обещание дроу как есть. - У меня недостаточно бойцов, чтобы напасть на них, но дайте мне эти врата, и я приведу ребят из Мифрил-Халла, Фелбарра и Адбара, и тогда вы увидите, как разлетаются в клочья демоны, можешь не сомневаться!

Джарлакс засмеялся и кивнул, и бросил взгляд на Закнафейна, который, похоже, ничего не понял. Проблема заключалась не в языке, ведь с помощью Кэтти-бри оружейник уже неплохо овладел всеобщим языком народов поверхности, а в самом смысле слов.

- Это три дварфийских крепости в земле, называемой Серебряными Кордонами, - пояснил Джарлакс. - Наш добрый Бренор дважды был королём Мифрил-Халла, прежде чем вернуть себе древнюю родину дварфов Гонтлгрим.

Закнафейн поднял белую бровь.

- Если врата телепортации откроются в назначенном месте в тоннелях между этими тремя цитаделями, король Бренор сможет в кратчайшие сроки привести сюда десять тысяч тяжеловооружённых солдат-дварфов.

- Мы отбросим этих собак до самого побережья Меча и утопим их в океане, - провозгласил Бренор, и Джарлакс кивнул, не подвергая сомнению его слова.

- Но судя по тому, что говорил мне Громф, это займёт ещё какое-то время, - ответил Джарлакс. - Магия растёт, но учитывая опасность предтечи, ей требуется тщательное наблюдение.

- Да, моя девчонка сказала то же самое, - буркнул Бренор и начал подниматься по лестнице к мосту, пересекавшему озеро и ведущему к трамвайной платформе. - Значит, нам придётся держаться.

- И значит, мы будем держаться, - заключил он с мрачной решимостью.

- Здесь так необычайно тихо, - заметил Джарлакс, когда подошёл к дварфу на мосту, и все трое вместе с Закнафейном посмотрели на тёмный лес каменных деревьев.

- О, они там, даже не сомневайся, - заверил его Бренор.

- Там мой сын, - добавил Закнафейн.

- И в этом тоже можно не сомневаться, - заметил со смешком Бренор. - Верь в него. Он побывал в передрягах по всему миру и сражался со всем, что могло сражаться. Верь в него, - повторил король.

Закнафейн с любопытством посмотрел на дварфа с оранжевыми волосами, как будто недоумевая, и Джарлакс подумал, что Закнафейн не ожидал слов утешения по поводу Дзирта от дварфийского короля. Но Джарлакс, конечно, знал, что Бренор был большим другом Дзирта, чем когда-либо мог стать Закнафейн, и даже большим отцом, чем Закнафейн. Не по вине самого Закнафейна, нет, просто потому, что Дзирт и Бренор провели вместе несколько веков, поддерживая друг друга, защищая друг друга, рассчитывая друг на друга.

Оружейник смотрел теперь на него, и Джарлакс кивнул Закнафейну. Дзирт мог о себе позаботиться.

Нет, его волновал их противник.

- Я не сомневаюсь, что они там, добрый дварф, - сказал Джарлакс, - но это демоны. Демоны. Воплощённый хаос. Вечно жаждущий крови. Они там, но что они делают? Почему здесь так тихо?

- Да, я тоже об этом думал, - сказал Бренор. Он посмотрел на Закнафейна и тепло улыбнулся — белые зубы за спутанной оранжевой бородой сверкнули в свете факела. - Твой парень, наверное, немало их прикончил!

- Не в первый раз, - сухо добавил Джарлакс, и все трое оглянулись на большой аванзал Гонтлгрима.

- Нет, - решил Бренор. - Они по-прежнему там. Демоническая мразь. Я их чую.

 

- Вы должны давить на них без остановки, - сказала остролицая верховная мать дроу троице предводителей в Кровоточащих Лозах, под сенью деревьев напротив двух тоннелей, что вели в недра горы.

Бронкин смотрел на беловолосую женщину, постоянно качая головой от недоверия. Дварф решил, что по меркам эльфов она достаточно красива, хотя ей стоило бы набрать вес, но в остальном дварф не знал, что и думать. На её платье, наверняка очень дорогом, было так много пауков, что у Бронкина кружилась голова, и он был почти уверен, что по крайней мере некоторые были настоящими пауками, живыми и ползающими, а не просто брошью или декоративной вышивкой. Маргастеры предупреждали его, что эта дама особенно рьяно относилась к своей так называемой Паучьей Королеве, но Бронкину её рвение казалось уж слишком чрезмерным.

Бронкина бесила даже её манера разговаривать, каждое резкое слово заставляло его чувствовать себя так, как будто кто-то провёл корой старого и крючковатого дуба ему по затылку. Казалось, что эта женщина-дроу едва способна извергать слова, так крепко была стиснута её челюсть, а когда слова всё же выходили наружу, они обладали шипящим звучанием костра под проливным дождём.

Больше всего ему хотелось просто ударить её, но Инкери и Альвидла предупредили Бронкина, что она была важна для их дела — на самом деле, это мать Жиндия из дома Меларн дала им возможность победить Гонтлгрим и захватить все прибрежные земли к северу от великого Глубоководья.

- Хорошо, верховная мать, - пообещала Инкери. - С этими чудесными безделушками, которые дали нам ваши слуги, мы запрём дварфов в их норах.

Она посмотрела на дроу из свиты матери Жиндии, которую хорошо знал Бронкин: Черри Ханцрин, доставившую множество волшебных филактерий клану Каменная Шахта.

Черри тоже ему не нравилась.

- Но проклятый огненный мешок в этой пещере, - вмешался Бронкин. - Они будут убивать нас по десять за одного.

- В том-то и прелесть наших демонических союзников, - сказала ему мать Жиндия. - Пускай дварфы Бренора убивают манов и других младших демонов. Старшие демоны просто откроют волшебные врата в Бездну, чтобы призвать новых.

- Да, но Каменную Шахту они не заменят, так что я не стану посылать своих парней в мясорубку Бренора.

Женщина-дроу с явным презрением фыркнула в ответ и хлестнула своим оценивающим взглядом по женщинам Маргастер.

- Об этом я и спрашиваю, и мне нужен ответ, - продолжал Бронкин. - Так что скажи мне и скажи сейчас. У некоторых моих ребят есть ваши демонические кореша внутри драгоценностей, и демоны выходят наружу с яростью и силой. Но они проигрывают — я видел, как некоторые проигрывают — становятся дымом и пропадают. И иногда мой дварф встаёт снова, слабый, но живой, а иногда — не встаёт. Так в чём дело? Что творится с моими парнями, когда демона побеждают?

- Спроси тех, кто встаёт, - холодно посоветовала ему мать Жиндия.

- Я спрашиваю тебя, - ответил он так же холодно.

- Всё как ты и сказал, дварф. Некоторые выживают после шока от разрушения их демонического спутника, некоторые — нет.

- Тогда ты понимаешь, почему я не буду посылать весь клан Каменная Шахта в пещеру, полную катапульт, баллист и арбалетов. Для этого у нас полно демонов, не слившихся с моими дварфами, но...

- Но? - резко вмешалась мать Жиндия. - Мы поймали Бренора и его друзей в западню.

- Где им самое место, - сказал Бронкин.

- Да — пока они не откроют порталы в Серебряные Кордоны на востоке, и все дварфы севера не объединятся против вас, - рявкнула она.

- Против нас, - поправил Бронкин.

Но мать Жиндия пожала плечами и усмехнулась своей жуткой усмешкой. В конце концов, она могла сбежать туда, куда не осмелятся сунуться дварфы Бренора. Мог ли клан Каменная Шахта заявить то же самое?

- Давите на них, - сказала она, скорее, двум Маргастерам, чем Бронкину.

- Эти войска ведёт Бронкин Каменная Шахта, - сообщила ей Инкери, и Жиндия оглянулась на дварфа, едва сдерживая злобную ухмылку.

- Так вот, эти пауки, которые по тебе ползают, - спросил Бронкин, едва сдерживая рык, - ты их держишь на закуску?

- Закуску? - эхом отозвалась мать Жиндия, как будто искренне недоумевая, а за её спиной обе женщины Маргастер уставились на Бронкина, качая головами и умоляя его быстро сменить тему.

Дварф фыркнул.

- Я пошлю вниз демонов, целые орды чудовищ, но парни из плоти и крови в этот мешок не пойдут, пока я не размягчу немного Бренора.

- Закуску? - снова повторила Жиндия.

Бронкин издал горловой звук и сплюнул на землю, потом пошёл прочь, выкрикивая приказы готовиться к штурму.

Мать Жиндия за его спиной устремила свой мрачный взор на двух женщин Маргастеров.

- Каменная Шахта хорошо надавит на Бренора, - пообещала Инкери. - Старшие демоны создают порталы с тех самых пор, как мы разрушили деревню. Их целый легион.

- И все голодны, - с усмешкой добавила Альвидла.

- Вы двое возглавите войска, - сказала мать Жиндия. Маргастеры переглянулись, но посмотрев обратно на неё, покачали в унисон головами.

- Мы как можно быстрее отправляемся в Глубоководье, - пояснила Инкери. - Слишком много событий происходит одновременно, и очень важно, чтобы мы были под рукой у лорда Неверэмбера, помогая ему держать лордов Глубоководья в их дворцах и не выпускать на поле боя.

- Если мощь этого города обрушится на нас, мы потерпим поражение, - добавила Альвидла.

Губы Жиндии изогнулись в жуткой улыбке.

- Не будь так уверена в этом, - спокойно сказала она.

Инкери и Альвидла опять переглянулись, заинтригованные. Неожиданное прибытие дома Меларн с его небольшим войском могучих драуков встревожило их. Драуки и кое-что ещё, считали они, хотя Жиндия только намекнула на своё тайное преимущество. Возможно, это был просто блеф, но если так, Жиндия в совершенстве освоила это искусство. Её уверенность заражала.

И в то же время — серьёзно нервировала.

- Впрочем, неважно, - продолжала Жиндия. - Отправьте этого глупого дварфа и его подопечных в их прибрежную крепость, где они смогут держать оборону.

Она оглянулась вокруг.

- Это поле битвы возьмёт под контроль мой дом.

- Бронкин больше всего хочет Гонтлгрим, - заметила Альвидла.

- В таком случае ему стоит вести себя так, как будто овчинка стоит выделки, - был короткий ответ Жиндии.

 

Следопыт-дроу вышел на поверхность исходящего тоннеля, где покидал гору трамвай из Гонтлгрима, чтобы прибыть к платформе на станции в Кровоточащих Лозах — станции, которая была разрушена, как и всё остальное в деревне. Сейчас Дзирта это не беспокоило, поскольку он знал, что дварфы помогут Регису с Доннолой и их сородичам отстроить её заново, превратив в нечто величественное.

Если смогут выжить.

Дзирт смотрел на деревню сверху вниз, стоя на потолке, поскольку не пересёк границу волшебного разворота гравитации, который позволял трамваю катиться «вниз», поднимаясь из горы по потолку тоннеля. Эта точка была отмечена простым поворотом рельс, которые спускались с потолка, чтобы перевернуть трамвай обратно в область, не затронутую магией.

Что за прекрасное творение, подумал он. А теперь эти демоны хотят его разрушить.

«Что они смогут сделать?» - размышлял Дзирт, обдумывая свои варианты. Может быть, ему стоит попытаться обезглавить нападающих? Ему и союзникам наверняка придётся разделаться с главными демонами среди вражеского войска, иначе эта мерзкая компания продолжит приводить сюда младших извергов, чтобы бросать их в атаку бесконечными волнами.

Эта мысль кристаллизовалась несколькими мгновениями позже, когда в поле зрения появилась орда врагов, пересекавшая разрушенную деревню, направляясь прямиком к трамвайным тоннелям. Едва задумываясь о движениях, действуя на одном инстинкте, следопыт-дроу прыгнул вперёд через границу гравитации, ухватился за опору и зацепился ногами за опускающиеся рельсы, когда начал падать. Он подтянулся и прижал себя к тому, что стало теперь потолком. Дзирт обратился к своим навыкам монаха и следопыта, и к своим врождённым способностям дроу, и практически слился с камнем, расположившись так, чтобы полностью скрыться из вида.

И как раз вовремя, поскольку демоны — уродливые гуманоиды, хромающие, как нежить, летающие чазмы, могучие двуногие вроки, похожие на птиц, и все прочие сорта отвратительных чудовищ — собрались толпой внизу. Если бы ситуация не была такой отчаянной, и Гонтлгриму не предстоял бы очередной жестокий бой во входной пещере, следующие мгновения могли бы показаться Дзирту довольно забавными, поскольку демоны, очевидно не знавшие об изменении гравитации, начали махать конечностями и падать... вверх!

Даже летающие чазмы, с их раздутыми человеческими лицами и похожими на хоботок носами кружились, виляли, бились о стены и потолок, так сильна была дезориентация.

Однако их продвижения это не остановило. Ряды наступающих демонов никак не хотели заканчиваться, и если более крупные и древние демоны разгадали странные чары, младшие чудовища продолжали шагать в тоннель и падать вверх, врезаясь в потолок.

Дзирт решил, что любой нанесённый им урон может помочь в битве внизу, и пока чудовищная процессия продолжалась, он мог лишь надеяться, что внезапное падение нанесёт немало травм.

Потому что если нет, врагов будет очень много.

Возможно даже слишком.

Он ещё очень, очень долго смотрел, как демоны проносятся мимо, и понял, что скорее всего такое же войско направляется по тоннелю справа от разрушенной трамвайной станции, где обратной гравитации не было, и где трамвай просто катился вниз к станции Гонтлгрима.

Дзирт вылез из тоннеля, продолжая ползти по потолку, затём пересёк руины станции, направляясь ко второму тоннелю, и стал спускаться. Прежде чем деревня скрылась из вида, он оглянулся, и тогда Дзирт До'Урден понял причину этого неожиданного натиска.

Драуки.

Если здесь были драуки, значит здесь были дроу, а если здесь были дроу, значит у Дзирта не было никаких сомнений по поводу их роли предводителей этого демонического вторжения.

Что поднимало новый вопрос: почему не знал Джарлакс?

Однако сейчас он не мог об этом беспокоиться, потому что демоны были уже далеко, далеко внизу в тоннеле и скорее всего приближались ко входной пещере у стен Гонтлгрима. Возможно, битва уже началась.

Дзирт подул в свисток, висевший на шее, и побежал вниз по тоннелю. Вскоре его догнал Андахар, огромный скакун-единорог, и следопыт вскочил на его широкую, крепкую спину, схватившись за сверкающую белую гриву. Они мчались вниз, во тьму горных глубин.

 

- Это не так странно, как кажется, - объяснял Бренор Джарлаксу и Закнафейну, пока они шагали по трамвайной станции, наблюдая за просторной пещерой. - У нас есть метательные машины — боковые катапульты, по большей части — нацеленные на каждую прямую дорожку. Метающие дробь, зажжённую, если мы захотим, но против демонов — наверное нет, да?

- Кажется, здесь не так много прямых проходов, - ответил Закнафейн.

- Больше, чем ты думаешь, - заверил его Бренор. - Мы прорезали их, но разглядеть их трудно, и у нас есть другие со стенами, специально вырезанными, чтобы отражать выстрел за угол.

Закнафейн посмотрел на Джарлакса, и Бренор расхохотался, когда Джарлакс просто пожал плечами и кивнул.

- Нет никого лучше нас в подготовке огневых мешков, эльф. Никого, - настаивал дварфийский король. - У нас каждый участок пола под наблюдением, мы готовы его осветить и готовы поразить.

- Сколько здесь дварфов? - спросил Закнафейн.

- Дюжина расчётов катапульт, вполовину меньше — баллист, полсотни парней с арбалетами, и всегда дюжина Кишкодёров, готовых прикрыть отступление, - сказал Бренор. - У нас есть тоннели над потолком, чтобы доставить их по эту сторону озера, и сотня стражников по другую сторону стены в тронной зале, готовых выйти и оказать поддержку. И я в кратчайшие сроки могу доставить сюда ещё пять сотен, даже не сомневайся.

Весьма довольный собой, Бренор вызывающе скрестил руки на своей выпяченной груди.

- Они вам потребуются, - сказал Закнафейн, пока дварф ещё даже не успел закончить свой жест.

- Э?

- Что тебе известно? - спросил Джарлакс.

- Шшш, - произнёс Закнафейн. - Я слышу их.

Как только он это сказал, дальний конец пещеры взорвался пламенем и воплями, и длинные тени уродливых чудовищ замерцали и затрепетали среди клочьев огня, а затем и волшебного света.

- Их много, - согласился Бренор. - Что у тебя для меня есть, эльф?

Джарлакс посмотрел на Закнафейна.

- Пещера похожа на вызов, - с усмешкой сказал Закнафейн. - Много неровных стен, миллионы выступов, достаточно широких для того, кто может их чувствовать. Он подмигнул Джарлаксу и достал мечи. - Как думаешь, ты ещё можешь скакать и прыгать, крутиться и вертеться?

Несмотря на очевидную мрачность ситуации — крики и взрывы приближались с каждой секундой — Джарлакс широко улыбнулся.

- Я постарел, так что утром наверняка будет всё болеть. Но бьюсь об заклад, я от тебя не отстану.

- Ни за что в жизни.

- Может быть, именно так.

- Парни, - вмешался Бренор. - У нас тут бой идёт.

- Несомненно. Какая здесь лучшая огневая позиция? - спросил Джарлакс.

- А? - Бренор потряс головой, потом указал в пещеру по левую сторону от трамвайной станции. - Длинный и широкий проход, много расчётов...

Дварф замолчал и снова потряс головой, ведь два дроу уже исчезли, перемахнув через стену станции. Бренор заметил их в последний миг: Джарлакс бежал по поверхности сталагмита слева, Закнафейн делал то же самое справа. Дварф вздрогнул, когда оба прыгнули друг к другу, описывая обороты, за которыми Бренор не мог уследить, встретились в воздухе посередине и обменялись местами, бросившись бежать дальше.

- Всё это началось, когда моя девочка нашла Дзирта на склоне холма в Долине Ледяного Ветра, - пробормотал Бренор. Он позвал своих командиров стражи, достал кружку эля из своего волшебного щита, опустошил её одним глотком, а затем отправил в полёт вместе с громкой отрыжкой.


Часть 2

19 Ноябрь 2019 - 08:54

Часть 2

Каждый фронт

 

Если верить мудрости магистра Кейна, утверждающего, что я создан из того же вещества, что и весь окружающий мир, значит мы едины. Все мы, всё вокруг нас.

Представляет ли собой это наблюдение истину или всего лишь философскую игру ума? Ведь ни верховные матери Мензоберранзана, ни дварфы Гонлтгрима, ни даже моя возлюбленная жена, которая видит своё будущее в Роще Единорогов внутри Дома Природы, где держит двор богиня Миликки, не разделяют этой концепции.

Значит ли это, что магистр Кейн узрел истину за пеленой религий и догм материального мира? Или что его истина не противоречит остальным; что его истина, возможно, всего лишь иная точка зрения на тот же самый вопрос?

Я испытываю огромную радость и удовлетворение, понимая, что этот древний человек, принявший меня в ученики, не станет злиться на мой вопрос. Нет, он одобрит его, он даже требует от меня таких вопросов, поскольку его единство видения требует интереса и любознательности, открытого сердца и открытого разума. Я не могу отрицать силу правды Кейна. Я видел, как клинок проходит сквозь него, не потревожив бренную плоть.

Он способен пройти сквозь каменную стену. В теле брата Афафренфера он превратился в сверкающую пустоту, окутанный дыханием дракона, лишь чтобы затем восстановиться в телесной смертной форме и сразить чудовище.

Мне приходит на ум, что волшебник или старшая жрица способны на то же самое при помощи различных заклинаний, и я знаю, что Киммуриэль может повторить многие из достижений магистра Кейна благодаря своей странной магии разума.

Да, возможно Киммуриэль Облодра и магистр Кейн похожи сильнее, чем готовы признать. Обоим не требуется сознательно призывать стихии или некое богоподобное существо ради использования своих сил. Для Киммуриэля, как и для верховного магистра Кейна, это силы дисциплинированного разума.

И я задаюсь вопросом — едина ли их философия? Или они получают некую скрытую энергию из разных источников?

Признаю, что обожаю эти загадки, но в то же время меня беспокоит кажущееся спокойствие и смирение, демонстрируемые моим наставником. Опять же, если я должен верить мудрости магистра Кейна, что я состою из того же материала, что и весь мир вокруг, значит мы едины. Мы все, всё вокруг нас. Придаёт ли нам форму сознание и мышление? А что тогда насчёт камней и облаков? Не наше ли сознание придаёт им их форму?

Не уверен, что сам верховный магистр может ответить на эти вопросы, но данная философия неизбежно вызывает ещё один вопрос, который как будто вовсе его не тревожит: если все мы едины, все состоим из одного вещества, и таким образом наши конечные судьбы связаны, тогда ради чего мы различаем добро и зло? Почему меня должны беспокоить эти концепции, если все мы из одинакового материала, если все мы в конечном итоге вольёмся в вечность всего? Если мне предстоит смешаться с кусками огра? Или демона?

Однако этот вопрос Кейна интересует, и его ответ прост и, по моему мнению, удовлетворителен. В его глазах вселенная стремится к добру и справедливости, и последней наградой для всех нас станет это место братства и спокойствия. Братья и сёстры Жёлтой Розы говорят, что во всём этом действительно присутствует философский и моральный компас, и такая выгода — не просто временное удобство, но долгострочное изменение во вселенском масштабе.

Возможно, они правы. А может быть, всё это впустую, и нет никакой последней награды и наказания за границами этой бренной оболочки. Эти ответы предназначены для тех, кого по нашему мнению не существует, кто вернулся в ту вечность или пустоту, которая может ожидать всех. Пока что, говорит Кейн и повторяю я, мы должны следовать тому, что в нашей душе и в сердце. Вера во вселенскую вечную гармонию и единство не противоречит вере в добро, в любовь, в радость, в дружбу и в сестринство.

Я обрёл мир в этом монастыре, устроившемся в Галеновых горах Дамары. Истинный мир и смирение, и в этом свете, когда я возвращаюсь домой в Длинное Седло или Гонтлгрим, или в тех случаях, когда я рядом с Кэтти-бри или остальными, я знаю, что я стал лучшим другом.

 

— Дзирт До'Урден


Глава 7

15 Ноябрь 2019 - 08:37

Глава 7

Обнажившееся

 

Немного позднее Закнафейн вышел из «Сочащегося миконида», пошатываясь.

За его уходом наблюдал от края бара Джарлакс, понимающе улыбнувшись, когда Закнафейн шагнул слишком далеко вбок и врезался в дверной косяк, о который не так уж и незаметно опёрся.

Командир наёмников, не торопясь, прикончил свою выпивку, прежде чем уйти. Снаружи он обошёл здание, оказавшись в переулке, где произошёл поединок. Там в особом месте он использовал свою переносную дыру и вошёл обратно в таверну, в комнату, которая была пуста, как он знал, и забрал со стены дыру. Он использовал заклинание из кольца на левой руке, а потом, став невидимым, выскользнул через открытую дверь, бесшумно прошёл по коридору и через общий зал вдоль стены, чтобы снова покинуть «Миконид».

Он ускорил шаги, следуя по маршруту, который должен был избрать Закнафейн. Сегодня ночью на крышах не было агентов дома До'Урден, защищавших оружейника.

Логика подсказывала Джарлаксу, что ему незачем волноваться. С его навыками и приёмами пещерных прыжков Закнафейн мог избежать встречи с кем угодно, даже когда в его жилах плескалось значительное количество алкоголя. В конце концов, сколько раз Закнафейн в одиночку приходил в Браэрин? Однако по какой-то причине, возможно чисто подсознательной, у Джарлакса покалывало кожу на бритом затылке.

Он со всех ног мчался вперёд. Волшебные сапоги делали его бег абсолютно бесшумным. Наёмнику показалось, что он приближается к Закнафейну, когда он заметил кого-то ещё — того, кто читал заклинание, стоя лицом к переулку, в который должен был свернуть Закнафейн.

Джарлакс бросился к ближайшему зданию, дотронулся до эмблемы своего дома, которую верховная мать Бэнр лично вручила ему, и оттолкнулся от земли, взлетев на крышу. Он медленно пересёк крышу и осторожно выглянул в переулок.

Там неподвижно застыл Закнафейн.

Абсолютно неподвижно. Он не моргал и даже как будто не дышал.

К нему шла женщина, которую Джарлакс прекрасно знал. Она приблизилась к оружейнику, перекатывая в руках кинжал.

- Ох, Даб'ней, - прошептал Джарлакс, качая головой и думая о такой напрасной потере.

 

- Ах, оружейник, твоя глупость так изумительна, - сказала Даб'ней, стоя прямо перед мечником дома До'Урден. - Враги не могут тебя отравить, зато ты сам травишься выпивкой!

Она покачала головой и вздохнула.

- Не ожидала, что ты так легко утратишь бдительность. Неужели ты думал, что не будет никаких последствий после поединка с моим братом, никакой вражды? Сколько зловещих личностей потеряли деньги в это битве?

Она катнула кинжал в руке и медленно приблизила его к лицу Закнафейна.

- Следует быть особенно осторожным, если ты — главный игрок в игре расходов и прибыли, не так ли? - спросила она. - Или ты ненавидишь себя так сильно, что тебе просто всё равно?

Она засмеялась.

- Сам великий Закнафейн утратил осторожность и попал под действие моего заклинания — чар, которые я никогда бы не осмелилась наложить на тебя, не будь ты так пьян. Кажется, я переоценила твои навыки, твою ментальную дисциплину и твоё стремление к совершенству. Это меня разочаровывает.

Даб'ней снова вздохнула.

- Сегодня тебе повезло, Закнафейн До'Урден, - сказала она, опуская клинок. - Поскольку у меня нет желания вредить тебе. Никакого.

Сверху на крыше, с готовым сразить Даб'ней нацеленным жезлом в руках, Джарлакс чуть не рассмеялся от облегчения.

Тогда рука Закнафейна шевельнулась — одним движением вытаскивая меч и разворачивая его для удара, почти мгновенно, как он тренировался каждый день. Клинок завершил свой разворот прямо у шеи Даб'ней, прежде чем Закнафейн, секунду посмотрев женщине в глаза, перехватил его и вернул в ножны практически так же быстро.

- Это мне следует испытать разочарование, если ты считаешь, что сумела хотя бы просто приблизить этот кинжал к моей шее, - спокойно ответил Закнафейн потрясённой жрице, которая выглядела так, будто готова рухнуть в обморок.

- Пойдём со мной, - взяв себя в руки, произнесла Даб'ней и повела Заканфейна прочь.

Джарлакс испытал облегчение, огромное облегчение — практически такое же огромное, как и изумление от этих неожиданных событий. Он не знал, что и думать обо всём этом, включая совместный уход этих двоих.

Был ли кто-нибудь, кого Даб'ней хотела убить больше, чем Закнафейна, учитывая что оружейник сделал с её братом, с родственником, с которым она сохранила необычайно крепкую связь?

Был ли кто-нибудь, кого Закнафейн хотел убить больше, чем жрицу Лолс — любую жрицу Лолс?

Джарлакс ничего не понимал.

Поэтому пошёл следом.

Он отследил их до гостиницы, в которой Даб'ней останавливалась, когда не ночевала в помещениях Бреган Д'эрт в Клорифте. Он тайно наблюдал за их перемещениями снаружи, выжидая, пока зажгутся свечи в угловой комнате верхнего этажа, которая, как он знал, принадлежала Даб'ней, и перебрался на крышу над эти местом. Он прождал достаточно, чтобы они успели устроиться, затем осторожно установил свою переносную дыру, сделав её маленькой, чтобы заглянуть внутрь, не привлекая их внимания — по крайней мере, так наёмник надеялся.

Джарлакс услышал их ещё до того, как закончил устраивать дыру, но не понял, что слышит, и когда он посмотрел вниз, увидев голую пятку, затем вторую, поднятую вверх, его изумление было абсолютным. Ноги Даб'ней... и Закнафейн между ними.

Потрясённый Джарлакс убрал дыру и побрёл прочь. Он чувствовал себя так, будто земля под ногами превратилась в зыбучие пески. Его мнение об этих двоих разбилось вдребезги.

Очень многое нужно было переосмыслить: иерархию его наёмного отряда, позиции его лейтенантов, само его существование. Почему Закнафейн решил поиграть со жрицей Лолс по собственной воле, если эта игра не включала в себя смертоносное оружие?

На протяжении всего пути в свои покои в Клорифте непоколебимый Джарлакс не мог перестать качать головой.

 

- Я благодарна за то, что ты не убил его, - сказала Даб'ней, лёжа рядом с Закнафейном на боку, опираясь на локоть.

Закнафейн не мог не замечать её красоту, её деликатные черты и изгибы, её грациозную шею и спадающие по ней длинные волосы. Ему пришлось неоднократно напомнить себе, что она — жрица Лолс, и эта красота была скорее приманкой, нежели истинным сокровищем.

Однако Даб'ней считала, что поймала его в переулке беспомощным, и всё равно не нанесла удар. Почему он сомневается в ней сейчас?

Потому что она жрица Паучьей Королевы, и оставив оружейнику жизнь, сможет использовать его ради какого-то более великого зла? Или чтобы поиграть с ним перед тем, как убить?

Закнафейн не собирался расслабляться, как бы ему этого — поразительно! — не хотелось.

- Я не привык, что жрицы заботятся о своих братьях, - ответил он. - Или о любом другом мужчине.

Даб'ней пожала плечами, потом покачала головой. Волосы упали ей за спину, полностью открывая Закнафейну обнажённое тело перед ним.

- Или вообще о ком угодно, раз уж на то пошло, - продолжил Закнафейн.

Это вызвало смех.

- Хотела бы я поспорить, но увы — похоже, мы считаем, что превосходим всех и вся. Так учит нас госпожа Лолс.

- Но ты с этим не согласна?

- Я такого не говорила.

- И не надо.

Закнафейн усмехнулся, потянувшись, чтобы нежно провести тыльной стороной ладони по щеке Даб'ней. Она закрыла глаза, когда он погладил её ухо, лёгким, похожим на ветерок прикосновением, потом перешёл к боковой части шеи.

- Но да, ты так и сказала.

Красные глаза Даб'ней резко распахнулись, и в них вспыхнул гнев — хорошо знакомый Закнафейну, который всю свою жизнь провёл под пятой жриц Лолс.

Но гнев очень быстро прошёл.

- Это почему же?

- Дувон — или мне следует сказать Авинвеса Фей? — больше не обладает для тебя какой-то практической ценностью и не будет обладать ею даже в будущем, - пояснил Закнафейн. - Когда Джарлакс продал Дувона матери Биртин, он предлагал на продажу и тебя.

Лицо Даб'ней напряглось.

- Ты, конечно же, знала об этом, - продолжал Закнафейн. - И знала, почему Джарлакс пытается это сделать. Наличие жрицы Лолс в его наёмном отряде заставляло Джарлакса выделяться сильнее, чем ему бы хотелось. И неудивительно. Благородная Даб'ней Тр'арах могла стать погибелью для Бреган Д'эрт.

- Но не стала.

- Нет, - согласился Закнафейн. - И мать Биртин не захотела тебя — даже по цене ниже, чем у твоего брата, простого мужчины. Я удивлён, что это не повергло — и не повергает — тебя в ярость.

Даб'ней просто пожала плечами.

- Это беспокоило меня сильнее, чем тебя, - говорил оружейник. - Но потом я понял, что на то есть весомая причина, которую ты прекрасно осознаёшь.

Он снова погладил лицо и шею женщины.

- Ты в немилости у Лолс. Ты была в немилости тогда, когда продавали Дувона, и остаёшься сейчас.

- Она по-прежнему даёт мне свои дары. Мои заклинания не отказвыают.

Закнафейн пожал плечами, как будто это не имело значения — хотя, конечно же, имело. Чтобы потерять заклинания, тем более — меньшие чары, которыми ограничивались возможности Даб'ней, жрица должна была совершить нечто большее, чем просто лишиться благосклонности богини. Требовалось разъярить Лолс до такой степени, чтобы богиня оставила жрицу беспомощной перед лицом исполнителей её гнева.

Паучья Королева играла в свои игры иначе.

- Я часто плохо относилась к Дувону, когда он был ребёнком, - призналась Даб'ней. Её взгляд миновал Закнафейна, и он понял, что женщина не смотрит в какое-то конкретное место в комнате. Её мысленный взгляд был обращён очень далеко, в прошлое дома Тр'арах.

- Даже больше, чем следовало. Мне это нравилось: удары плети, власть, которую я имела над ним. Она ударяет в голову, эта власть. Мне сказали не беспокоиться о его боли, его криках, его сердце, я хотела в это верить — и поверила. И всё стало таким простым.

- Но вы сблизились, - предположил Закнафейн.

- Едва ли. Я ожидала, что он погибнет на поле боя, когда мы напали на дом Симфрей. Я ожидала, что он умрёт от твоего клинка, Закнафейн.

Она посмотрела оружейнику прямо в глаза.

- Я даже надеялась на это.

- А теперь благодарна за то, что я его не убил?

Даб'ней снова пожала плечами. Закнафейн видел, как ей тяжело. И женщину можно было понять. Сердце вело её в направлении, диаметрально противоположном всему, во что её учили верить и практиковать — знакомая Закнафейну ситуация.

- Что-то изменилось после той катастрофы в доме Симфрей, - призналась она.

- Я не считаю случившееся такой уж катастрофой.

Это заставило Симфрей встретиться с Закнафейном глазами.

- Полагаю, я тоже — оглядываясь назад спустя все эти сто лет, - согласилась она. - Я многому научилась в Бреган Д'эрт. Хотя, наверное, точнее будет сказать, что я многому разучилась. К моему удивлению, Джарлакс держал Дувона в узде, и дело было не только в том, что брат боялся Джарлакса.

- Он был счастлив, - догадался Закнафейн.

Даб'ней кивнула.

- А теперь он снова Дувон, - признала она. - И у тебя было полное право его убить. И до сих пор есть — может быть, это будет самым разумным вариантом.

- Но ты не хочешь, чтобы я это сделал.

- Умоляю тебя.

- И снова я должен спросить «Почему?»

- Потому что нечто большее изменилось внутри меня, - сказала она. - Оказавшись без моего дома, без ежедневных ритуалов Паучьей Королевы и постоянных напоминаний о неполноценности мужчин, без постоянного подкрепления эгоистичной природы дроу, я стала иначе смотреть на мир — не только на Дувона, но и на весь мир вокруг.

Настала её очередь потянуться и ласково погладить Закнафейна по лицу.

- Я нахожу мужчин куда более приятными, когда они ложатся со мной по собственной инициативе и желанию.

Закнафейн схватил её за запястье и отвёл руку, не отпуская.

- И снова я не могу забыть от том, что ты сохраняешь великую силу госпожи Лолс.

- Не такую уж и великую, - скромно признала Даб'ней. - Совсем нет. У меня никогда не было достаточно могущественных заклинаний, требующих божественного разрешения или внимания. Но да, она по-прежнему даёт мне магию, - призналась жрица. - Почему должно быть иначе?

- Ты только что объяснила, почему.

- Не надо себя обманывать, вечно гневающийся Закнафейн, - сказала она. - Джарлакс тоже пользуется милостью Паучьей Королевы — и всегда пользовался.

- Я никогда не видел, чтобы он молился ей или кому-то другому.

В ответ Даб'ней только пожала плечами.

- Обещаешь, что мне не грозит расплата от рук Даб'ней? - напрямик спросил Закнафейн.

Ещё одно пожатие плеч.

- Это зависит от того, разгневаешь ты меня или нет, - игриво сказала она. - Или от того, сумеешь ли ты удовлетворить меня, когда мы наедине.

- Значит, я опять твой слуга?

- По собственной воле!

Закнафейн обнаружил, что отвечает на её ухмылку собственной.

- Но ты всё-таки пыталась схитрить в моём поединке с Дувоном. Сдержала бы ты его клинок, если бы жульничество принесло свои плоды?

Казалось, она искренне изумлена.

- Жульничество?

- Ты не признаешь, что предпочла бы победу Дувона?

- Я предпочла, чтобы вы вовсе не сражались — и не только потому, что я потеряла целый мешок золота.

- Ты поставила на Дувона.

- Да.

- Но ты хорошо его знаешь, и знала, что он не мог меня победить.

- Это тоже правда.

- Потому что ты сжульничала?

- Я ничего не делала.

Закнафейн с сомнением посмотрел на неё, потом понял, в чём хитрость.

- Потому что ты знала, что кто-то другой пойдёт на уловки.

Даб'ней пожала плечами и не стала отрицать.

- Кто?

- Нападение на тебя в бою не было ни божественным, ни волшебным, - заявила она.

- Кажется, оно было похоже на то, что ты пыталась проделать сегодня ночью в переулке.

- Нет. Это было не заклинание, дарованное Лолс, и не заклинание, прочитанное магом.

Когда Закнафейн не понял, она объяснила яснее.

- Кто среди нас буквально спит с Облодра? - спросила Даб'ней.

- Магия разума, - прошептал оружейник, скорее обращаясь к себе, чем к Даб'ней. Он даже не рассматривал возможность псионической атаки — дом Облодра обычно не интересовался такими вещами, как дуэли в Браэрине.

- Кто же? - снова спросила Даб'ней.

Закнафейн мог только пожать плечами — он понятия не имел.

- Ах да, разумеется. Ты десятилетиями не был в Клорифте, - сказала она. - Тогда спрошу проще, любовничек. Кто среди Бреган Д'эрт получит наибольшую выгоду от гибели Закнафейна До'Урдена?

- Я больше не из Бреган...

- Ты ошибаешься, - настаивала Даб'ней. - Ты по-прежнему любимчик Джарлакса, сам знаешь. И кое-кто не может с этим смириться.

Закнафейн постарался сохранить спокойное выражение лица, обдумывая её аргументы. Но ему пришлось не раз и не два поморщиться, пытаясь переварить зловещий итог. Это могло стоить ему жизни, но что по его мнению было ещё хуже, это могло заставить его оставаться внутри дома До'Урден!

- Почему ты сказала мне об этом? - спросил он.

- Потому что я потеряла целый мешок золота, - её выражение было мрачным, таким, которое Закнафейн привык видеть у жриц Лолс, и в это мгновение, если бы при нём был меч, он мог бы убить Даб'ней.

Но секунду спустя она просто пожала плечами в очередной раз, напомнив ему, что таков был путь дроу — даже среди союзников, и Закнафейн невольно обрадовался, что у него в руке нет меча. Он не собирался злиться на Даб'ней из-за того, что она пыталась извлечь выгоду из внутренней информации. Разве поступил бы он иначе, поменяйся они?

 

Джарлакс удивился, когда Закнафейн вернулся в «Сочащийся миконид» той же ночью, но заметив мрачную гримасу оружейника, когда тот подошёл к столу, сумел догадаться о причине.

- Ты знал, - прорычал Закнафейн, стоя перед командиром наёмников и демонстративно не садясь.

- Я много чего знаю.

- Хватит игр, Джарлакс.

- Друг мой, всё вокруг — игра. Не мог бы ты сузить горизонты своего вопроса?

- Мне хочется выйти с тобой в переулок и разрезать тебя на кусочки.

- А мне что-то не очень.

- Джарлакс!

Джарлакс показал Закнафейну пустые руки, потом медленно встал.

- Давай отойдём.

Закнафейн начал спорить, но потом дал знак Джарлаксу идти вперёд и последовал за ним в комнату рядом с общим залом. Наверняка кто-то попытался приложить ухо к двери, но Джарлакс достал свою переносную дыру и жестом показал Закнафейну пройти в неё.

Оружейник замешкался, глядя на Джарлакса с нескрываемым подозрением.

Тот тяжело вздохнул, отложил свой кошель и вошел внутрь, а когда следом прошёл Закнафейн, потянул за края, создавая надизмеренческий карман.

- Побыстрее, - сказал наёмник. - Я не хочу, чтобы мой кошель украли.

- Ты знал — ты знаешь, — кто сделал это, - заявил Закнафейн.

- Сделал что?

- Атаковал мой разум в бою с Дувоном Тр'арахом, - сплюнул Закнафейн. - Аратис Хьюн.

- Скорее, Кувайлин Облодра.

- Нанятая Аратисом Хьюном, - процедил оружейник сквозь стиснутые зубы.

- По всей видимости, - подтвердил Джарлакс.

- Где он?

- Там, где тебя не касается, оружейник дома До'Урден.

Закнафейн с отвисшей челюстью уставился на него.

- Прости, что я так формален, но ты не оставил мне выбора. Если ты нападёшь на Аратиса Хьюна, тогда дом До'Урден нанесёт серьёзный удар Бреган Д'эрт, и в таком случае верховная мать Бэнр скажет словечко-другое — или, скорее отвесит пару ударов плёткой — матери Мэлис.

- Не играй в эти игры!

- Всё вокруг — игра.

- Заткнись! - раздражённо зарычал Закнафейн. - Просто заткнись. Почему ты его не наказал? Почему он ещё жив?

- Потому что он представляет для меня ценность.

- Он пытался меня убить.

Пожатие плечами Джарлакса заставило Закнафейна поникнуть.

- Мы дроу, дружище Закнафейн. Мы все дроу. Ты дроу. Таков наш удел, таков наш путь. И значит, мы всегда начеку, и только так мы выживаем.

- А если его коварство раскроют?

- Кто? Перед кем? Хочешь, чтобы я передал твоё обвинение Правящему Совету? Уверен, верховные матери как следует им займутся.

- Не будь глупцом. Он пытался меня убить, а значит, я сам его убью.

- Нет.

- Нет?

- Мы это уже проходили. Он представляет для меня ценность, сейчас, когда ты проводишь свои дни на службе матери Мэлис, он мне нужен. Ты не можешь его убить.

Закнафейн пристально уставился на него.

- Ты собираешься прикончить каждого дроу, который может использовать твою гибель ради собственной выгоды? - спросил Джарлакс. - Если да, ты будешь мёртв или будешь один.

- Речь и о Джарлаксе тоже?

- Хорошо подмечено, друг мой. Ты будешь один, не считая моей прекрасной компании.

- Потому что ты делаешь это, чтобы выжить, не так ли?

- Ах, Закнафейн, обещаю тебе — если мы двое окажемся заперты в пещере и будем голодать, я тебя не убью. Но если ты погибнешь первым, не могу обещать, что не буду тебя есть.

Закнафейн просто покачал головой, не в силах сдержать зарождающуюся улыбку.

- Если будешь гнаться за своей желанной кончиной, ты не найдёшь союзников, даже меня, - со всей серьёзностью предупредил Джарлакс. - Забудь об этом.

Джарлакс встал и шагнул в сторону общего зала, зная, что Закнафейн смотрит ему вслед.