Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (07 Август 2017 - 03:58 ) Просто декоративная смена сеттинга.
@  Defender : (07 Август 2017 - 02:59 ) Я так понимаю, что это Betrayal at House on the Hill, перенесенный в сеттинг или ожидается что-то принципиально иное?
@  Defender : (07 Август 2017 - 02:58 ) Что господа эксперты скажут про настолку http://dnd.wizards.c...al-baldurs-gate ?
@  Redrick : (29 Июль 2017 - 11:21 ) Костя, если вдруг заглянешь сюда - с днём рождения)
@  Redrick : (21 Июль 2017 - 11:02 ) Пост уже редактированию не поддаётся. Вся важная информация там есть, а кому нужен перевод - его и без ссылки на форуме легко найти.
@  Mogrim : (21 Июль 2017 - 08:30 ) Рэдди, прикрепи ссылку на сбор средств к посту вк) А то ее нет:D
@  Allistain : (19 Июль 2017 - 06:26 ) Жду)
@  Mogrim : (13 Июль 2017 - 11:04 ) *Обнял Аллистайн* Потом распишу тебе рецензию в личку на перевод и остальное:D
@  Allistain : (13 Июль 2017 - 10:36 ) Господа, у кого есть полномочия, удалите подраздел форума о Нежити, плиз
@  Mogrim : (13 Июль 2017 - 12:12 ) Что ж...я дочитал "Нечестивца". Я доволен, мне хорошо:D Спасибо Аллистан за перевод!) Ошибок не обнаружил в ходе чтения
@  Alishanda : (11 Июль 2017 - 06:19 ) Да вроде нет.
@  Redrick : (11 Июль 2017 - 01:01 ) Откуда все эти спамеры лезут... у нас что, кто-то проверочный вопрос при регистрации отключил?
@  Memrik : (07 Июль 2017 - 07:34 ) Оля, пасиб!
@  Mogrim : (06 Июль 2017 - 01:08 ) ААААААААААААААААААААААААА
@  Memrik : (05 Июль 2017 - 10:58 ) Ого! Нечистый появился! Сяпки!
@  Alishanda : (04 Июль 2017 - 12:54 ) Почему мне второй раз достается книжулька с главами в километр? ;(
@  Mogrim : (30 Июнь 2017 - 07:46 ) Э нет, Оля, может и мне нужны!
@  Redrick : (30 Июнь 2017 - 07:44 ) Мне нужны сиськи. Если к ним прилагается девушка.
@  Alishanda : (30 Июнь 2017 - 06:57 ) Ой, ну тебе-то понятно, что незачем!
@  Mogrim : (30 Июнь 2017 - 05:46 ) Зачем сиськи!
@  Alishanda : (30 Июнь 2017 - 04:28 ) О_о. А.. сисек?(
@  Redrick : (30 Июнь 2017 - 11:50 ) Этот день настал.) Увеличение члена в каждый дом!
@  Mogrim : (22 Июнь 2017 - 04:44 ) Тварюги, уже и до гугла лапки протянули!-_-
@  Mogrim : (21 Июнь 2017 - 08:18 ) А я слышал, что где-то тут "Нечестивец" летал, это ведь правда?:В
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 08:33 ) Есть небольшой шанс, что я добью-таки сегодня главу от Оплота. С утра он был почти 100%. Но потом мне прострелили колено...
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 03:22 ) ммм, 3 года на "Долине")
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 09:39 ) Чтоб я ещё помнил, где там админка.
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 09:16 ) Если ты мне дашь пароль от админки сайта, я могу поклацать после обеда.
@  Faer : (19 Июнь 2017 - 08:48 ) @Redrick, с ходу как єто сделать не соображу, и боюсь что-то наклацать впопыхах (мои таланты ты же знаешь)). Так что извиняй
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 06:55 ) и такое возможно? Во делаа
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 05:37 ) Ребят, отключите кто-нибудь на сайте возможность комментирования незарегистрированным пользователям. Идёт волна спама.
@  Valter : (16 Июнь 2017 - 01:07 ) Alishanda, так я другое читал
@  Alishanda : (15 Июнь 2017 - 07:28 ) Я бы ее уже три раза прочиталаб. Еслиб читала.
@  Zelgedis : (15 Июнь 2017 - 11:56 ) @Alishanda что касаемо числа символов, то есть такое.) я как главу прочитывал, то сразу смотрел сколько страниц следующая. =)
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:15 ) Прочитал тут недавно Сумеречную войну Кемпа всю. Что сказать, хорошая история про Кейла у него получилась. Скоро вот сяду за Богорожденного.
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Faer, понял, спасибо! Очень жду! )
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Да конечно лучше водные врата, просто я именно привел, как у вас на сайте написано))
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:39 ) Да, если что я сижу с Оплотом. Просто главы 50 000 символов. Много.
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:38 ) Да. Плиз. Проклятье на этом форуме принадлежит Вызову.
@  Faer : (14 Июнь 2017 - 08:47 ) @Zelgedis, про проклятье это ты загнул, а в черновик я подглядываю))
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 02:00 ) @nikola26 Да я в курсе, но спасибо.)
@  nikola26 : (14 Июнь 2017 - 01:54 ) @Zelgedis так там только 6 последних глав требуют вычитки. Остальные отредактированы вроде. Это про "Водные Врата".
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 01:33 ) @Mogrim Терпи! =)@Valter Всё-таки "Водные Врата" больше подходит по смыслу =). @Faer а вообще жаль черновой вариант.) Прям проклятая книга =)
@  Faer : (13 Июнь 2017 - 07:07 ) @jacksparrow375, то, что гуляет по сети - по факту черновик. Его еще сверять и вылизывать.
@  jacksparrow375 : (13 Июнь 2017 - 08:57 ) А разве Водоспуск не закончен? сколько там всего глав?
@  Mogrim : (12 Июнь 2017 - 10:00 ) *Что-то там бурчит про "Нечестивца"*
@  Faer : (12 Июнь 2017 - 09:48 ) Будет, как только с Вызовом закончу
@  Valter : (12 Июнь 2017 - 09:11 ) Привет! Перевода Водоспуск (The Floodgate) не будет на сайте?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:48 ) Благодарю <3
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:44 ) А на английском тебе вот это может зайти: http://imaginaria.ru...fth-season.html
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:38 ) "Меекхан" Вегнера можешь попробовать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:37 ) Я пока думаю. Всяко надо что-то в поезд прихватить. А то я завтра в часдня приезжаю. За это время можно взвыть от скуки. Может сейчас Этерны вторую часть в электронке поищу
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:25 ) Не читай. Пустая трата времени.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:20 ) Придется читать этот Меч Истины или как его там. Про невнятного чувака и светлую жрицу. А то в питер ночью еду и делать нечего будет
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:44 ) От хоста который под ддос попадает через раз, а виноват сайт про ельфов, другого и не ждала. Огорчают
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:22 ) Ага. Вот почему у меня тогда даты не сошлись. Очень плохо, что они так коварно прячут эту информацию. Надо бить по рукам.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:18 ) И 18 апреля продлен был второй наш домен. Жесть конечно у них, а не биллинг. Нужно пройти квест чтобы найти данные. У нас на хосте все списания в одном месте лежат
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:09 ) Короче деньги были сняты за продление домена последний раз. Эти самые чудесно исчезнувшие 400 ре.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:02 ) Фаэр, а никак не перевожу. Мне не попадалось, кажется.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 01:34 ) Судя по запрошенному отчету с нас списали 1 июня не 9 а 422 рубля. Спросила, чо за нахер
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) И да, с деньгами на счету происходит что-то странное.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) Вообще мы должны жрать по 295 где-то рублей в месяц.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:54 ) Нажеюсь, сейчас узнаем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:46 ) Так вот и я думаю, что 500рэ на 10 дней слишком жирно. Или нам места выделено терабайт? )
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:25 ) Я бы прям наверное даже могла предложить на свою железку переехать, она стоит почти голая, но эт надо нагрузки обмозговать. Мускуль любит очень много кушать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:20 ) Я запросила историю списаний в техподдержке. Не нашла, где посмотреть. Стоит явно не те 350 рублей которые были списаны за 9 дней. Судя по договору мы 10 рублей в день примерно жрем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:06 ) А сколько стоит хостинг в месяц?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 11:00 ) Вот так. Сама удивилась. Надо посмотреть историю списаний. Если таковая тут есть.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 10:58 ) Рэд, ты как переводишь arcanist?
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 10:07 ) Как закончился? Я 30 мая только закидывал.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 06:49 ) Спасибо!
@  Mogrim : (09 Июнь 2017 - 01:04 ) *Хлоп-хлоп*
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:36 ) А тем временем у нас опять закончился хостинг. Но я прилетел и все спас. *типа почесала свое раздутое ЧСВ* =)
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:04 ) Последнее время даже мать с подругами и 'установи скайп тыжпрограммист" усылаю. Если чел считает невозможным сам научиться нажимать 2 кнопки но считает возможным тратить половину моего дня - пускай платит либо деньгими, либо... логайнами, лол. Сложная ситуация с работой сразу убивает всю доброту.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:00 ) Про меня тоже скоро узнают. У меня есть два человека, которые могут попросить у меня все что угодно бесплатно. Потому что они рисуют мне логайнов. На этом благодетельность заканчивается.
@  Zelgedis : (08 Июнь 2017 - 01:27 ) @Alishanda Она только в начале так пишет, главе 4-5 становится меньше подобных деталей, а с середины книги читать становится одно удовольствие.
@  Redrick : (08 Июнь 2017 - 01:07 ) Ко мне никто не бегает. Все знают, что я корыстная скотина и первым вопросом будет "Сколько платишь?"
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:42 ) У меня последнее время образовался какой-то пулл народу, который бегает ко мне с "тыжпереводчик". Даже с "тыжпрограммистом" было меньше. Причем потом очень удивляется, что я не, не буду по-дружески переводить вот эту статью на 20 листов.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:24 ) Ох. Даже не сомневаюсь что Гринвуд страшнее. )) Кстати вот с Каннингем первый раз пришлось заюзать "я переводика". Хорошо баба пишет.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 09:04 ) Гринвуд, в целом, страшнее. Но у меня так практически любой перевод идёт.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 08:58 ) У меня недавно так же перевод Деннинга шел, кстати.
@  Mogrim : (07 Июнь 2017 - 08:43 ) >Я переводчик и в рот я ебал выверты автора.
Теперь я понимаю, Рэд, как идет перевод Эльминстера:D
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 06:27 ) Да, именно так это называется. Я привела цензурную версию. Я же девочка.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) Простите за мой французский.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) На самом деле это называется "Я переводчик и в рот я ебал выверты автора".
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 03:54 ) Пятивесной короче и будут. По аналогии с пятицентовой. Я переводчик, я так вижу.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:13 ) То есь тип в пять раз тяжелее некоторого эталона. Сложно. Пятивесная монета. Лл
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:12 ) Логична. Я так поняла что они... эээ... пятерного весового номинала, если это так можно выразить. Только вот как бы это все теперь он рашан
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:25 ) Ну, для монет из драгметаллов привязка к весу как раз-таки логична.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:20 ) Пятифунтовые они и пишутся как пятифунтовые. А тут какая-то непонятная привязка к весу. )
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:19 ) Уже есть желание сходить к англоговорящему приятелю, может он мне что-то про это расскажет.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:18 ) Это я все поняла. И изначально думала что так как то и есть. Но вот как раз файф вейт и смутило.
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:09 ) здраствуйте
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:08 ) это видимо номинал(как пяти-фунтовые монеты в Англии например)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:01 ) Хотя five-weight меня смущает.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:56 ) То сумму выплачивают в более дорогих платиновых монетах (1 платиновая, скорее всего, =10 золотых), что позволяет уменьшить объём и вес.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Но поскольку две сотни золотых монет - это очень тяжело (можешь сама посчитать)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Всё очень просто. В качестве точки отчёта используется золото.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 12:04 ) Быть может тут кто-то поведает мне, как можно на русский перевести сие: Two hundred gold, paid out in five-weight platinum coins. Мои знания по нумизматике кончились где-то по дороге.
@  Alishanda : (05 Июнь 2017 - 01:07 ) Ну вот. Пока писала сообщеньку это ощущение опять свалилось. Две недели адского пламени...

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 Фев 2011
Активность: 14 Авг 2017 00:44
*****
Мои темы

Эльминстер в ярости: восьмая глава

11 Август 2017 - 18:08

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПРОБУЖДЕНИЕ ДРАКОНА

 

Дроу наступали на Эл со всех сторон, и в их глазах была смерть. Они двигались медленно, готовя свои арбалеты.

Храст. Она присела, сжимая взятые у их павших товарищей мечи, повернув клинки плашмя, чтобы они послужили крошечными щитами. Но чтобы отразить стрелу, прежде чем та ударит в неё, Эл потребуется удача самих богов и невероятная скорость.

Серебряный огонь мог выжигать яд, но как же это было больно. В первую очередь надо защитить глаза и горло...

Они все выстрелили одновременно, и к ней устремилось множество дротиков.

Эл бросилась в сторону, вдоль стены, завертев обоими клинками перед лицом в безумном вихре, который отбросил в сторону по меньшей мере три дротика.

Стрела с силой ударила в запястье и застряла там, в месте, где с неё срубили доспехи. Ещё одна вонзилась в левую грудь, а третья ударила во внутреннюю сторону правого бедра.

Дроу бросились на неё, убрав арбалеты. Большая часть стрел прошла мимо, но горячее жжение, быстро растекавшееся по телу, сказало Эл, что трое задевших её были чем-то отравлены, вероятно — паучьим ядом. Если это был ручной паук или ужальник, яд её замедлит, постепенно парализуя. Нужно было покончить с этим быстро.

Эл бросилась навстречу ближайшему дроу, резанула того по лицу, затем метнулась вбок, чтобы ударить следующего. Затем она развернулась и побежала к стене, пытаясь возвратиться на место, выбранное для последнего боя. Они погнались за ней, как волки.

Когда Эл якобы споткнулась, а затем упала, они набросились на неё. Лишь затем, чтобы увидеть, как она перекатывается, поворачивается на плечах и бьёт ногами. Она перебросила одного бегущего дроу через себя, второго оттолкнула в сторону, затем перекатилась за ним и жестоко подсекла мечом лодыжки.

Тот рухнул с воплем, Эл вскочила на ноги, рассекла ему горло и прыгнула вперёд, чтобы встретить новую волну наступающих: четверых тёмных эльфов в пёстрых доспехах, один из которых хромал из-за старой раны на ноге. За его скакавшим вверх-вниз плечом она краем глаза заметила трупных червей, извивающихся среди камней в поисках мертвецов, и волшебника дроу, который тратил заклинание на нового участника сцены: рыщущего дикого паука. Магу могло показаться, что паука призвала она. Вокруг арахнида из ниоткуда вспыхнул зловещий огонь, заставив паука забиться в конвульсиях — а потом Эл была слишком занята, сражаясь одновременно с четырьмя дроу, чтобы разглядеть ещё что-то.

Двое попытались пырнуть её ножами, используя мечи только для того, чтобы держать её на расстоянии. Лезвия ножей мерцали, а это значило — они знают, что Эл защищена от обычной стали. У других двоих мерцающего оружия не было, так что Эл обращала внимание лишь на их движения и руки, чтобы не позволить им сбить себя с ног, и игнорировала проходившие сквозь неё, как сквозь дым, клинки. Это позволило ей скользнуть одному за спину, и нож, который должен был выпотрошить её, вместо этого по рукоять вошёл ему живот.

Эл толкнула этого стонущего раненого дроу на воина за его спиной, и бросилась бежать прочь от них — лишь затем, чтобы мгновение пофехтовать с ещё одним изгоем. Одинокий противник отступил — его лицо скорчилось от тревоги, когда он защищался, даже не пытаясь атаковать.

Она резко развернулась от него и бросилась дальше, направляясь к месту, которое выбрала для драки, к гладкому участку камня, который был чуть ниже остальной пещеры. В этот раз она достигла своей цели.

Снова развернувшись кругом, чтобы оказаться лицом к врагам, и большими глотками втягивая в себя воздух, пытаясь восстановить дыхание, Эл смотрела, как изгнанники снова наступают.

На сей раз — тесной стаей, злой и осторожничающей после гибели стольких товарищей. За их спинами припал к земле волшебник.

-Это его не спасёт, - громко произнесла Эльминстер. Внутри неё медленно зашевелился гнев. Она восстановила дыхание; пускай нападают...

Трубите в рога, весело сказала в её голове Симрустар. Настоящее кровопролитие началось.

Сейчас на неё наступало четырнадцать противников. Пятнадцатый лежал среди камней у них за спинами, хватаясь за пронзённый живот и издавая громкие стоны. Самые храбрые черви уже собирались вокруг него.

Время для насмешек. Эл ухмыльнулась надвигающимся дроу, обвела жестом всё ещё торчащие в ней три стрелы — она оставила их на месте, чтобы кровь не так быстро вытекала — как богатая хозяйка, демонстрирующая гостям свои сокровища, затем упёрла руки в бока и насмешливо поманила к себе врагов.

Один дроу тут же издал боевой клич. Он и ещё четверо бросились на Эл, остальные не стали так спешить.

Хорошо. Теперь время уловок. Она встретила их обоими клинками, готовясь убивать, а не просто защищаться, и изобразила поддельную агонию, когда два меча дроу пронеслись сквозь неё. Один из клинков оставил за собой свежее жжение паучьего яда, но в остальном Эл не пострадала — она насадила одного воина на свой меч по самую рукоять и бросила клинок в теле, а второму разрубила лицо.

Они рухнули вместе, один дроу умирал, а второго ослепила хлынувшая кровь, и он не обращал внимания на окружающее, пытаясь обеими руками удержать своё лицо на месте. Эл перерезала ему горло и тем же ударом вонзила меч в шею второго дроу, который шарил рукой по камням, пытаясь найти упущенное в падении оружие.

Оставалось два живых и здоровых дроу. Один наносил ей частые колющие удары, его незачарованный клинок не причинял вреда, но тяжесть ударов и костяшки сжимавшей рукоять ладони постоянно выбивали у Эл воздух из лёгких. Второй присел за спиной у первого и пытался достать до её жезлов, пытаясь вытащить их и отбросить в сторону, не осмеливаясь подойти ближе. Эл отрубила ему пальцы, затем вонзила в себя собственный меч — она не почувствовала ничего, кроме моментальной вспышки холода — чтобы встретить руку дроу, пытающегося её проткнуть.

Он завопил и упал в сторону, вцепившись в разрубленную руку — и Эл перекатилась и неловким рывком через острые камни достала мечом горло хватателя жезлов. Когда он забился в конвульсиях, она перекатилась обратно, чтобы разделаться с последним.

Остальные тёмные эльфы приближались медленно, до них оставалось ещё около семи шагов. Хорошо. Эл запрокинула голову, зарубив коловшего её дроу, и закричала в поддельной агонии — громким, грубым и пронзительным голосом.

Потом она скользнула на землю, в своё углубление, окружённое трупами дроу, как будто мертва — только скрытая рука за спиной вытащила скипетр с пояса и пробудила его. Она лежала неподвижно, выжидая, безвольно раскрыв рот. Изнывая от боли дюжины ран и жжения яда, Эл смотрела сквозь опущенные веки, как вокруг осторожно собираются дроу.

Подойдут они поближе, чтобы позлорадствовать? Или ударят в лицо, в грудь, в горло, чтобы убедиться?

Они сделали и то, и другое — и когда первый тёмный меч устремился вниз, Эл выпустила на волю вихрь клинков.

Это была жестокая магия, не слишком отличавшаяся от барьера клинков, каким пользовались боевые жрецы древности. Когда над ней завертелись и засверкали куски стали, и на камни начала хлестать кровь дроу, Эл призвала быструю вспышку серебряного пламени, чтобы создать вокруг себя мгновенный щит. Когда щит сомкнулся вокруг, она сунула пробуждённый скипетр в шторм наколдованной стали за мгновение до того, как укрыться под своим серебряным пламенем.

Спустя мгновение мир над ней с оглушающим грохотом взорвался.

Взрыв был впечатляющим, встряхнул её, как игральную кость в стакане, несмотря на серебряный щит. Эл услышала и почуяла запах разлетающихся кровавыми ошмётками на камни вокруг дроу... и когда щит угас, и она осторожно перекатилась, чтобы поднять голову, на лицо с высокого свода закапала кровь.

Она встала на четвереньки, чтобы осторожно оглядеться. Не осталось ни единого врага. Волшебника и остальной банды изгнанников больше не было.

Все до последнего были мертвы. И лишь потому, что ненавидели и боялись магию. Или тех, кто использовал магию против них — например, собственных жриц. Никто не должен бояться или ненавидеть магию.

Ах, Эл, для этого нужно, чтобы все носители магии в Королевствах перестали использовать её, чтобы насаждать над другими свою тиранию.

Эл громко вздохнула. Симрустар была права. И как часто она сама бывала одним из этих тиранов?

Перед внутренним взором быстрой мрачной процессией прошли воспоминания, которыми она не гордилась...

Симрустар мудро промолчала. Эл угрюмо вырвала из себя стрелы, затем исцелила раны и изгнала из крови яд болезненной вспышкой серебряного огня.

Когда она перестала беспомощно задыхаться и дрожать, Эл неверной походкой зашагала дальше по туннелю. Теперь она снова осталась одна и была почти что голой — кожаные доспехи висели клочьями.

Ну-ну! У тебя есть я, напомнила Симрустар. Хорошая работа, кстати.

Эл устало кивнула. Она слишком сильно нашумела и использовала слишком много магии, чтобы здесь задерживаться; вся эта суматоха вскоре привлечёт более грозных обитателей Подземья — или сильный патруль дроу, готовый к магическим неприятностям. К тому времени разумно было бы оказаться как можно дальше отсюда. Например, на купающейся в лучах солнца поверхности.

Прихрамывая, потирая свои синяки и ушибы, Эл ковыляла дальше.

Что-то ты не очень хорошо заботишься об этом своём прекрасном новом теле тёмной эльфийки, поддразнила его Симрустар.

Ответ Эльминстер был спокойным, длинным и очень красочным. Он мог заставить покраснеть даже моряков Лунного моря, если бы таковые очутились в низинах Подземья.

 

***

Алоргловенемус в эти дни спал шумно и куда более часто, чем в свои юные годы. Сейчас он был поистине древним, и из своих изысканий и от других встреченных вирмов — погибавших в результате некоторых встреч — знал, что для старших драконов такой сон был в порядке вещей.

Впрочем, никто этот сон не прерывал. Посетители не достигали этой пещеры под похожим на вулкан полым холмом в сердце зловонного болота, заполняющего узкую ложбину между каменными отрогами соседних гор в Громовых вершинах. Ни один незваный гость не пробрался в его логово, хотя однажды в болото ненадолго забрели орки. Так себе еда, зато их было много...

Он свернул язык трубочкой, пытаясь припомнить этот вкус.

Да, так случилось, что сейчас Алоргловенемус бодрствовал — он проснулся мгновением раньше, когда по твёрдому камню под его сокровищами долетело эхо высвобожденной разрушительной магии. Взрыв произошёл семью уровнями ниже его логова.

Древний чёрный дракон встревоженно поднял голову. Здесь было что-то кроме заклинания. Был какой-то запах...

Алоргловенемус сунул тёмную рогатую голову в большой разлом в одном конце пещеры, открывающийся в нисходящую цепочку пещер. Разлом служил ему туалетом, плевательницей и временами ямой для рвоты — поскольку от доспехов, несмотря на сильную разъедающую кислоту, скручивало кишки — и шумно принюхался.

Да. Тот самый запах. Слабый, но характерный, и Алоргловенемус уже чувствовал его раньше. Там внизу был выпущен серебряный огонь, сырой материал Плетения.

Что озадачивало и даже тревожило, учитывая, что Плетение рассыпалось вместе со своей прекрасной богиней несколько периодов сна тому назад.

Древний чёрный дракон нахмурился, медленно покачал головой и испустил глубокий рык, от которого затряслась пещера. Рык возвещал вибрирующим стенам, что дракон был не рад этому конкретному запаху. Запах означал неприятности.

Но Алоргловенемус знал, как разбираться с неприятностями. Он отвёл голову назад и плюнул, с шипением выпустив кислотные пары ядовито-зелёного цвета. От этого кипящего дыхания, прокатившегося вниз по длинным шахтам пещер, на камнях проступила пена.

Зелёный, быстро сереющий поток шипел, трещал и порождал множество мимолётных крошечных вихрей из мерцающей пены, пожирая камни; камни, которые были уже источены до гладкости предыдущими потоками кислоты.

Тремя пещерами ниже последний испаряющийся язык кислоты обогнул груду камней, растворив уступ, на котором она лежала. Почти устало камни посыпались через край, покатились вниз. И разбудили на своём пути нарастающий рёв. В конце концов, намного ниже рёв превратился в небольшой оползень, который в результате подкатился почти к самым ногам Эльминстер.

 

***

Эл остановилась, позволив последним камешкам этой небольшой лавины остановиться прямо перед её сапогами, покачнуться вперёд-назад и в конце концов застыть на месте. Слабый поток воздуха дул в Подземье именно с той стороны, откуда посыпались камни.

И этот поток приносил острую, свежую вонь, и Эльминстер уже чувствовала эту едкую вонь раньше.

Кислота чёрного дракона. Исторгнутая крупным древним вирмом.

Эльминстер вздохнула. У неё на пути — злобный и могущественный дракон. Ну конечно.

Она подошла к уступу и очень осторожно начала прокладывать себе дорогу наверх. Кислота была ещё свежей; Эльминстер следовало быть очень осторожной, если она хотела, чтобы сапоги продержались большую часть пути и ещё дольше.

Подъём казался долгим и неприятным — на пути встречалась не только кислота, но и драконье дерьмо. Выдохнув бесшумное проклятие — почему Мэншун хоть раз не мог подчиниться Мистре? Или почему Госпожа Всех Тайн не могла разделаться с ним или позволить своему достойному доверия Элу разделаться с ним? — Эльминстер нашла свой первый каменный выступ, укрывающий от кислоты, добралась к нему, затем стала искать следующий.

В любое время сюда могли потечь новые подарки с обоих концов чёрного дракона. Что означало, что главной заботой должна стать осторожность. Эх, пробраться по камням вон туда, чтобы попасть туда, а оттуда...

 

***

Для нового тёмноэльфийского тела Мудреца из Долины Теней скупое движение у края утёса прошло незамеченным.

И даже если бы осторожный Эльминстер посмотрел туда, он мог бы мельком разглядеть только крошечную тень, когда кто-то — или что-то — бесшумно слился с неровной стеной пещеры высоко над гладким, истёршимся устьем многочисленных кислотных ручьёв.

У одинокой жрицы дроу, осторожно поднимавшейся из Подземья, появился очень терпеливый преследователь.

***

Лорд-констебль Фарланд поглядел через стол и в лицах людей, посмотревших на него в ответ, нашёл мрачную толику утешения в лицах. Этим двоим он доверял.

Иногда он хотел доверять ещё хоть кому-то в целых Королевствах, но до сих пор нашёл лишь этих двоих. Его старших констеблей. Высокого, покрытого шрамами и немногословного Англура Трелшуна, который был почти на голову выше угрюмого, коренастого и циничного Брадрера Деллоука. Хвала богам, что эти двое были друзьями, поскольку они оба были людьми способными, и сложись всё иначе могли бы стать друг другу смертельно опасными врагами.

Ирлингстар был храстово далеко от остального мира, примостившись на бритвенно-остром каменном хребте, что шёл на восток от Ирлингской горы, одной из Орондстаров. Большинство людей звало их просто «Орондами»: скопление необычайно острых пиков среди Громовых вершин, немного к северо-западу от середины пути между королевством Воющей Дымки и Грозовым Отрогом. Лишь одна дорога шла к замку, и если не углубляться в Каменные земли — не тот поступок, который мог бы совершить здравомыслящий человек — другого способа оставаться в Кормире, при этом оказавшись так далеко от остальной части Лесного Королевства, просто не было.

Именно по этой причине здесь, а не за стенами шарранского Велуна, и располагалась самая надёжная королевская тюрьма. Дворяне в камерах Ирлингстара могли бы порождать множество проблем, будь они ближе к другим кормирцам — нуждавшихся в монетах и восприимчивых к угрозам, обещаниям и хитрым сделкам.

-Маги из вас не лучше чем из меня, - устало сказал Фарланд, - но не обнаружили ли вы хоть малейшие признаки того, что печати были нарушены?

Они оба покачали головами, не тратя зря слов. Они никогда не говорили зря.

Более века тому назад знаменитый королевский маг Вангердагаст наложил первые магические печати на замок Ирлингстар. Суровые и крепкие магические барьеры с тех пор обновлялись ежегодно, и обычно незримый магический купол предотвращал использование большинства заклинаний в крепости, в том числе телепортацию и прорицание, направленные внутрь и наружу. Хоть Волшебная Чума и потрепала печати Ирлингстара, они уцелели, и оставались незаменимы, не позволяя волшебникам на службе благородных семей по своей воле преодолевать тюремные преграды.

-Хорошо, - мрачно сказал Фарланд. - Вы знаете, что делать.

Он встал, подводя итог встречи. Двое старших констеблей направились к двери.

Трелшун должен был разбудить тех немногочисленных стражников, кто сменился с дежурства и во время убийства Аватнара спал, а Деллоук отправился к воротам замка, чтобы приказать кучерам с их фургонами немедленно покинуть крепость, направляясь в Иммерфорд, чтобы запастить там продовольствием. Он поскачет вместе с ними, чтобы передать через ближайшего королевского лорда — лорда Лотана Дурнкаскина в Иммерской крепости — послание королю, доложив об убийстве и прося прислать боевых магов для неизбежно тяжёлого расследования. Выжимка разума нынче слишком часто оставляла и подозреваемого, и проводившего допрос мага без мозгов, так что теперь она осталась в прошлом. Раскрытие преступлений снова стало требовать угроз, наблюдательности и умасливания — а учитывая текущий набор злопамятных, насмешливых, искушённых и очень способных знатных заключённых Ирлингстара, горстке смертельно усталых боевых магов в крепости потребуется любая помощь, которую они смогут получить. И чем быстрее они начнут...

Фарланг опустился по задней лестнице, ведущей в покои магов. Что ж, похоже, им придётся подождать ещё несколько дней. Иммерфорд, по-прежнему с каждым летом заметно разраставшийся, был одним из самых молодых поселений в Кормире, расположившись у брода, где Восточный Путь пересекал Иммерскую реку. Но глушь между городом и лордом Дурнкаскином, восседавшим в своём сверкающем новом замке Иммер, была поистине глухой, глубоким болотом там, где не было бритвенно-острых скал, покрытых густыми, тёмными лесами, кишевшими волками. Между Иммерфордом и Ирлингстаром не было ни единого поля, фермы или хутора, потому что кормирцы не были настолько глупы, чтобы пытаться заниматься здесь земледелием или разводить скот.

Дурнкаскина не обрадует доклад Деллоука, но Дурнкаскин вечно был недоволен. Дракон в небесах, пятеро боевых магов, служащих в Ирлингстаре, тоже не слишком обрадуются, но с этим он ничего поделать не мог.

Не говоря уже о том, что они испугаются, а значит иметь с ними дело станет ещё сложнее...

Фарланд достиг основания лестницы, прошёл сквозь арку, повернул направо — и замер.

По коридору прямо перед ним текла длинная влажная полоса свежей крови.

Она вытекала из-под двери прихожей, в которую выходили покои всех боевых магов.

-Господа маги? - резко позвал он.

Зловещую тишину никто не нарушил.

Сглотнув проклятие, лорд-констебль Ирлингстара достал из ножен меч и распахнул дверь, следя за тем, чтобы не наступить на кровь.

Ещё до того, как дверь открылась, он знал, что обнаружит внутри.


Эльминстер в ярости: седьмая глава

11 Август 2017 - 18:07

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
УБИЙСТВО В ИРЛИНГСТАРЕ

 

За те долгие годы, что Обарскиры правили Лесным Королевством, среди королевских магов и самых доверенных царедворцев встречались разные люди, но глупцов среди них было мало.

Поэтому дела в Кормире обычно устраивали таким образом, чтобы одно должностное лицо или солдат во время своей смены или дежурства следили за выполнением обязанностей другого должностного лица или солдата. Так и вышло, что в замке Ирлингстар лорд-констебль Гелнур Фарланд был надзирателем над пленниками, командиром тех, кто пленников охранял, нёс ответственность за эту охрану, но самой крепостью не командовал. Ступенькой выше Фарланда стоял сенешаль Ирлингстара Мартин Аватнар, который отдавал приказы лорду-констеблю и отвечал за физическое состояние замка, но на самом деле главной его задачей было следить за лордом-констеблем, который мог чересчур сдружиться с богатыми и обходительными знатными пленниками.

Аватнар был напыщенным небольшим мужчиной, невысоким и толстым. Несмотря на это, он гордился своей внешностью, расхаживая по Ирлингстару в начищенных до блеска посеребрённых доспехах. Он не был глуп или ленив, и в своё время донёс на трёх лордов-констеблей, которых в результате быстро перевели и с одним из которых вскоре произошёл «несчастный случай», по подозрению многих — вовсе не случайно. Аватнар знал, что весточка об этом достигла его ушей в качестве деликатного напоминания не отклоняться с пути смиренной преданности.

Впрочем, отклоняться он вовсе не собирался. Кормир был лучшей страной во всех Королевствах, и, разумеется, наилучшим местом, чтобы лелеять мечты о почётной отставке в загородном имении с достойным винным погребом, достаточным поголовьем свиней и рофов, чтобы каждый вечер есть жаркое, если оно не надоело, и красивой молодой женой, удовлетворяющей нужды мужа — даже если тот невысок, скверно держится на ногах и страдает от старческих шишек на стопах.

А если лорд-констебль Фарланд его недолюбливает — что ж, какая жалость! Эта нелюбовь превратилась в настоящее знамя, означавшее, что Аватнар подобающим образом выполняет свои обязанности. Сенешаль, которого любят — это мягкий сенешаль, или даже сенешаль, с охотой принимающий взятки. А он не собирался становиться ни тем, ни другим, именем Дракона на Престоле, о нет, только не Мартин Аватн...

И в это мгновение кто-то оборвал его мысли.

Навсегда.

Кто-то возник из тёмного, зияющего дверного проёма позади прогуливающегося сенешаля — дверь должна была быть закрыта, а Аватнару на самом деле следовало это заметить, хотя, строго говоря, проверка внутренних дверей крепости входила в обязанности констебля — и быстро сорвал с сенешаля его шлем с пышным плюмажем. Шлем всегда был чуточку велик Аватнару и легко сошёл с головы — прямо вверх, в воздух. Затем тот же неизвестный со свирепой силой ударил кочергой, вилкой вперёд, в обнажённый и лысеющий затылок сенешаля, разбив крупный череп Аватнара, как сырое яйцо.

Маленький человечек качнулся вперёд, но ещё не успел упасть, и этого мгновения как раз хватило, чтобы вернуть шлем на место. За миг до того, как Мартин Аватнар рухнул лицом вниз, будто крупная свежая камбала, которую со шлепком бросили на разделочную доску, чтобы превратить в фарш для рыбного соуса.

Обладатель кочерги бесшумно растворился, и в коридоре воцарилась могильная тишина. Она продержалась какое-то время, прежде чем вдалеке раздался далёкий стук сапог, бегущих в ночи в правильном — или в неверном, зависит от точки зрения — направлении.

Мартин Аватнар был человеком скрупулёзным и холодно-вежливым. Это входило в его обязанности, но обязанности эти он выполнял слишком уж хорошо. Поэтому никто в замке Ирлингстар его не любил. Даже личные слуги. Что же до заточённых здесь благородных пленников, они не слишком-то жаловали любых тюремщиков. Так что, когда двое заключённых наткнулись на тело Аватнара, не стоило ожидать, что они станут сильно по нему горевать. На самом деле, если бы не стражник, сопровождавший этих двоих и поспешивший осмотреть распластанную на камнях фигуру в доспехах, они быстро бы забрали у тела ключи и оружие. Но раз уж не вышло, два лорда просто наклонились поближе, чтобы убедиться, что облачённый в сияющие доспехи сенешаль Ирлингстара мёртв, ухмыльнулись, удостоверившись в этом, затем прислонились к ближайшей стене, сложив руки на груди и наслаждаясь поднявшейся среди тюремщиков суматохой.

-Я просто опустошён из-за этого, - весело произнёс один из заключённых.

-О? - подхватил другой. - Я глубоко скорблю.

-Опустошён, да? Меня когда-то опустошили, - оскалился третий, присоединившись к ним.

-Убирайтесь отсюда, - прикрикнул на них стражник. - Это всех касается.

Ни один из заключённых лордов не двинулся с места.

-Шевелитесь, - приказал стражник. - Уходите. Сейчас же.

-А иначе что? - насмешливо поинтересовался один из лордов, широко раскрыв глаза, изображая преувеличенный испуг.

-Иначе я посчитаю вас его убийцами и казню на месте, - спокойно ответил стражник, наполовину вытащив меч из ножен. - Прежде, чем вы успеете передать весточку своим семьям или кому-либо ещё.

Заворчав, трое лордов как можно медленнее оторвались от стены, разбрасываясь грубыми жестами и оскорблениями, и отступили. Но недалеко.

Глядя на них и не убирая руку с рукояти меча, страж отпер дверь и ударил в тревожный гонг, находившийся в кладовой за нею. Затем он встал над телом, хорошенько его рассмотрев.

Дела в замке пойдут скверно.

Они уже были достаточно плохи, и если он чему-то и научился за годы своей службы, то прежде чем пойти на лад, ситуация в Ирлингстаре станет хуже.

Намного хуже.

 

***

Маленькое глазное яблоко, как всегда, висело в воздухе сразу за пределами его досягаемости. Безмолвный взгляд насмехался над ним.

Мрелдрейк пытался не смотреть на него, но всё равно каждый миг чувствовал тяжесть чужого внимания, пытаясь ловко и аккуратно управлять своей новой магией. Несколько последних заклинаний превратились в суматошную, потную возню.

Это было сложно, храст его подери! Сжать пустой воздух в острое, режущее лезвие уплотнённой силы, в сконцентрированную вокруг его собственной воли кромку, чтобы он мог «видеть» её на любом расстоянии, сквозь прочные стены и другие не пропускавшие взгляда барьеры. Такая кромка способна была резать камень, если за ней стояла достаточно сильная воля.

Куда более сильная, чем та, которой, похоже, обладал Рорскрин Мрелдрейк. Даже испытывая отчаяние или суровую решимость. Всякий раз, когда он подводил дрожащее лезвие силы к стене или к полу, заклинание рассыпалось, а он шатался, хватаясь за раскалывающуюся от боли голову, полуослепший от неожиданного потока слез, забывая, где он находится и что пытается сделать.

Прямо сейчас в голой комнате, очень похожей на ту, где был заточён он сам, по другую сторону прочной на вид стены свободно бегала курица. Поклёвывая, не торопясь, даже взмахивая крыльями... пока его кромка силы гонялась за ней в попытках обезглавить.

Казалось, это такой простой приказ: «Отруби голову вон той птице».

Образ комнаты снова покачнулся перед мысленным взором Мрелдрейка, и он с проклятием попытался в очередной раз собрать воздух в острое, чистое лезвие. И... сумел. Он промок от пота, быстро терял силы, а эта храстова курица, кажется, собиралась взлететь!

Птица снова замахала крыльями, поднимаясь в воздух и громко кудахтая. Она пронеслась по комнате, вихляя влево-вправо, поднимаясь и опускаясь. Казалось, что курица насмехается над ним, как и бдительный глаз в воздухе.

Сдохни, проклятая птица, сдохни!

Мрелдрейк яростно обрушил на курицу свою силу воли, взмахнув незримым клинком вверх.

Курица покорно приземлилась, сложила крылья, моргнула и начала клевать.

Она подняла голову, сделала несколько шагов, огляделась — и снова опустила голову за долю мгновения до того, как клинок Мрелдрейка промчался сквозь место, где только что находилась куриная шея.

-Нееет, тлуинова маленькая харрука! - завопил он, и образ соседней комнаты снова задрожал перед его мысленным взором. Клинок силы начал распадаться, дрожать и готов был рассыпаться.

-Нет! Не сейчас!

В резком приступе ярости он снова сузил клинок и повернул его, не беспокоясь о том, зарубит ли курицу или заставит умереть от удушья, забрав весь до последнего вздоха воздух в комнате для своего лезвия. Эта курица обречена!

Клинок, ещё тоньше и острее прежнего, полетел вниз. Курица опустила голову, чтобы поклевать, сделала два медленных шага вперёд, не выпрямляясь, затем неожиданно попятилась, чтобы заморгать и с довольным видом оглядеться.

И тогда-то он наконец попал в неё — и срубил голову с лёгкостью сильного ветра, так, что курица даже не пикнула. Окровавленная голова с приземлилась позади с мокрым шлепком, когда его обострённое сознание ринулось вперёд, и комната вокруг завертелась, задрожала... и исчезла.

Мрелдрейк сполз на пол, истощённый. Едкий пот заливал ему глаза. Он снова увидел перед собой собственную тюремную камеру. Тайная дверь, о которой до сегодняшнего дня ему было неизвестно, связывала его комнату с той, где он только что отрубил голову курице. Дверь медленно отворилась сама по себе, открывая крошечный, безголовый комок перьев, лежащий в луже крови.

-Ну наконец-то, - из пустого воздуха над головой раздался голос одного из его тюремщиков. - Прогресс, которым все мы можем гордиться.

Да, в этих словах скрывалась насмешка.

-Рорскирн Мрелдрейк, ты заслужил свой обед. Хорошая работа.

Слишком измотанный, чтобы отвечать, Мрелдрейк лежал, закрыв глаза, уже зная, что скажет голос дальше.

-И он совсем свежий. Убит всего пару мгновений назад, фактически. Курица!

 

***

-Ты видел, как смотрела на нас леди Глатра? - прошептала Амарун. - Я едва не дрожала от страха. Она уж точно не хочет, чтобы мы работали на короля и престол. Зато наверняка обрадуется, если никто из нас не переживёт эту ночь!

Арклет улыбнулся.

-Думаешь, Ганрахаст просто так сказал ей, что им срочно и немедленно необходимо поговорить наедине, когда они уходили? Или что король, похоже, оставил больше дюжины стражников, вставших на ночь дозором вокруг наших стен?

Рун нахмурилась.

-Считаешь, она осмелится...?

Наследник дома Делькаслов пожал плечами.

-Это будет не первый раз, когда боевой маг — или высокопоставленный царедворец — решит немного «помочь» руке Тиморы. Или даже наиболее вероятному ходу событий. Лично я сомневаюсь, что Глатра настолько храбра, но, как говорят — кто предупреждён, тот вооружён.

Он остановился перед нужной дверью и негромко постучал.

-Моя мать выбрала для тебя эту комнату, поскольку на двери есть прочные засовы — вот здесь и вот здесь — и ты целую ночь сможешь удерживать снаружи хоть весь Кормир. Окно слишком маленькое, чтобы большинство мужчин сумело в него пролезть, и расположено высоко на наружной стене — а под ним уже стоят на страже несколько наших людей. О, и здесь нет никаких тайных ходов.

Они обменялись улыбками. Арклет добавил:

-Над тобой только крыша, а внизу — крыша второго банкетного зала, находящаяся на высоте двенадцати человеческих ростов над полом. У нас есть только две лестницы, достаточно длинных, чтобы достать до неё, и вряд ли мы проглядим человека, пытающегося проскользнуть туда с такой большой лестницей...

-Но если она и предпримет что-то, - прошептала Амарун, - она воспользуется магией, а не мечами и штурмующими твой дом пурпурными драконами, не так ли?

Арклет пожал плечами.

-У нас есть защитные печати. Если они недостаточно крепки — что ж, полагаю, на том всё и кончится.

Он ухмыльнулся.

-Ты правда думаешь, что одна злобная волшебница на службе Короны пойдёт на все эти хлопоты, чтобы наказать прославленную Тихую Тень?

Рун не улыбнулась в ответ.

-Арклет, - прошептала она. - Я думала не о себе. Я тревожусь за тебя.

 

***

Лорд-констебль Ирлингстара окинул взглядом коридор, тело мёртвого сенешаля и всех собранных им пурпурных драконов. Здесь присутствовал каждый бодрствующий стражник в замке, за исключением сменившихся с дежурства, часовых на лестницах, и, разумеется, магов. Все они теперь подчинялись ему.

Глядевшие на него в ответ лица были мрачны. Разумеется, стражи замка Ирлингстар были обеспокоены. Поначалу они были не столько напуганы, сколько злы, но это изменилось, когда кухонную прислугу нашли перебитой, а большую часть съестных запасов крепости — исчезнувшими или специально испорченными. Солдаты очень грубо затолкали заключённых обратно в их камеры и заперли там — и лорд-констебль всем сердцем соглашался с таким суровым обращением. Скалящиеся убийцы.

-Они опустошили ночные горшки в открытую бочку с элем, - возмущённо воскликнул один из драконов, - и помочились на каждый пудинг!

-Птица? Сосиски?

-Пропали, - был унылый ответ.

Лорд-констебль Фарланд не стал тратить время на ругательства. Он просто указал на двух солдат и приказал:

-Охраняете кухни. С этого момента они не должны оставаться без охраны ни на миг. Выберите ещё двоих, которые вас сменят.

Затем указал ещё на четверых.

-Обыщите всё. Каждый дымоход, все специи в кладовой, всё. Откладывайте всё испорченное и даже возможно отравленное, и убедитесь, что дымоходы не заложили, и на кухнях и в кладовых нас не ждут мелкие ловушки. Когда закончите, один из вас — ты, Иллоухонд — доложит мне. В моём кабинете, где я буду совещаться с обоими старшими констеблями.

Фарланд медленно оглядел всех собравшихся стражников, постаравшись, насколько сумел, придать лицу спокойное и равнодушное выражение, и коротко добавил:

-Начнётся подстрекательство. Обращайте пристальное внимание на любые сведения, которые могут случайно выдать заключённые, но крепко держите себя в руках. Я ожидаю, что вы будете вести себя как профессиональные ветераны, каковыми и являетесь. Возвращайтесь к своим обязанностям.

Взглядом и кивком головы приказав Трелшуну и Деллоуку следовать за ним, он повернулся на каблуках и начал длинную прогулку обратно к себе в кабинет, не потрудившись бросить второй взгляд на останки сенешаля Аватнара.

Это была новая головная боль, в которой он совсем не нуждался, но в заботе богов о том, чтобы тщеславные и глупые люди пожинали плоды своей глупости, было что-то уместное, даже приятное. А если бы боги проследили за тем, чтобы в Кормире было больше Трелшунов и Деллоуков, и куда меньше Аватнаров...

Впрочем, этого лорд-констебль от богов не ожидал. У них и так был длинный, очень длинный список вещей, о которых следовало позаботиться, и некоторые из пунктов этого списка уже несколько веков ждали своей очереди.

 

***

Осталось шестнадцать

Эльминстер кивнула; она слишком тяжело дышала, чтобы ответить Симрустар вслух. Это новое тело было таким же ловким и проворным, как и красивым, и она сумела найти небольшую полосу ровного, гладкого камня под ногами, прижавшись к стене тоннеля, но её превосходили числом... намного превосходили.

Когда драка началась, их было тридцать на одного, и по меньшей мере один из этих изгнанников-дроу был волшебником, который раз за разом накладывал на Эл остановку заклятий, оставаясь далеко за пределами её досягаемости, пока остальные наступали, размахивая оружием.

В первые безумные мгновения только заклинание железной стражи сохранило ей жизнь. Нескольких противников помогло убить страстное желание одного из нападавших, выраженное громким криком «Оставим от неё достаточно, чтобы потом позабавиться!». Изгои замешкались, не желая обходиться с её туловищем по-настоящему жестоко, хотя так изрубили большую часть доспехов Эл, что те повисли клочьями и хлопали её по телу, не обеспечивая никакой защиты.

Им всего раз хватило здравого смысла наброситься на неё разом, пытаясь не убить, а схватить за руки и ноги и сбить на землю, чтобы удержать одним лишь числом и грубой силой. Тогда кто-нибудь смог бы проткнуть её мечом или перерезать горло. Наконец, они сбили её с ног. Распростёршись на земле и тщетно забившись в чужой хватке, Эл обожгла тех, кто её держал, крошечной искрой серебряного пламени. Она надеялась, что никто не поймёт, чем на самом деле является этот смертоносный мгновенный поток.

В мгновение ока находившиеся ближе всего к ней противники оказались слишком мертвы, чтобы хоть что-нибудь понять. Они пошатнулись и рухнули, испуская клочья дыма и распространяя вокруг запах палёного мяса. Менее пострадавшие зашипели ругательства и бросились в стороны. Одинокая жертва с трудом встала на ноги и повернулась к ним лицом, задыхаясь и истекая кровью от укусов зачарованных клинков, которые железная стража могла лишь ослабить.

Эл стояла одна, вокруг чёрным дымящимся кольцом валялись поджарившиеся мертвецы. Выжившие дроу перед ней снова сбились в кучу.

Их маг что-то шипел своим товарищам, возможно — объясняя, что он может позаботиться, чтобы их стрелы преодолели любую защиту, которая найдётся у одинокой паучьей жрицы, если все вместе они отойдут и дадут залп из арбалетов. Эл не стала ждать, пока они приготовятся к стрельбе, вместо этого бросившись к ближайшему дроу и замахиваясь своим изогнутым мечом в свирепом ударе. Тёмный эльф легко парировал, с торжествующей усмешкой отводя клинок в сторону — и тогда она вывернула запястье, чтобы меч вонзился в висевший на его поясе арбалет, сломав его, прежде чем отпрыгнуть назад и побежать дальше.

Следующий дроу увидел, что она сделала, и повернулся, чтобы заслонить арбалет собственным телом. Она воспользовалась этим, чтобы описать вокруг него тесный круг. Он поворачивалсяся к ней лицом до тех пор, пока не потерял равновесие, и она быстро совершила ту же рубящую атаку, но в этот раз после парирования её клинок рассёк глотку противника.

К тому времени все дроу начали наступать на Эл. Она отступила обратно на открытое пространство, пока клинки самых быстрых изгнанников резали ей спину. С доспехов посыпались новые куски кожи, когда она преодолела кольцо скрюченных, обгоревших тел, развернулась, и присела для рывка, разрубившего одного преследователя, который оказался слишком близко и бежал слишком быстро, чтобы вовремя остановиться.

Он рухнул слишком тяжело и неловко, утащив за собой меч Эл, и она снова отпрыгнула назад, чтобы освободить пространство и дать себе достаточно времени на то, чтобы подхватить мечи погибших, прежде чем шестнадцать выживших изгоев настигнут её.

У неё был скипетр, который мог испепелять по одному дроу за раз, если действовал как другие подобные виденные ею жезлы, но для это требовалось достаточно времени, чтобы использовать его на одной покорной цели за другой. От любого удара меча жезл взорвётся — а от этого железная стража не спасёт её прекрасное тело.

Привлечённые запахом пролившейся крови и обгоревшего мяса, на стену тоннеля выползли могильные черви длиной с руку дроу. Вокруг Эл, цепляясь к ней, как неприятные запахи, висели остановки заклятий вражеского волшебника. Они скорее подавляли, а не останавливали заклинания, но даже одной остановки было достаточно, чтобы замедлить магию настолько, чтобы Эл не выжила в ближнем бою — а этот навозный мешок, храст его побери, наложил сразу шесть.

Теперь дроу заосторожничали и медленно окружали её, держа наготове мечи и не отрывая взглядов.

-Я не люблю драться, - громко произнесла Эльминстер, ни к кому конкретно не обращаясь. - Лучше бы меня оставили в покое, чтобы я могла проводить свои дни, экспериментируя с Искусством. Пробовать новые вещи, создавать, чувствовать потоки...

Симрустар в её голове кивала с молчаливым согласием и одобрением, и они обе вспоминали выпущенную на свободу магию, прекрасное мерцание, утекающее в ночь...

Дроу наступали.

Эл прижалась к стене, прежде чем шестнадцать изгоев смогли её окружить, уступая большую часть ровной каменной поверхности ради того, чтобы за спиной был твёрдый камень. Всё, что им нужно было сделать — нападать по четверо за раз, по одному с каждого бока и двое спереди, и не позволить ей увести кого-то в сторону... отразить все удары сразу она и надеяться не могла

Из выжженных в мозгу заклинаний Эл уже использовала железную стражу. Сейчас могли оказаться полезными сторожевые клинки, кража времени, и... эй, погодите-ка! Если она... да...

Да, согласилась Симрустар.

Нельзя их насторожить. Нужно молча сотворить вихрь клинков, а затем придержать его до тех пор, пока они не осмелеют достаточно, чтобы приблизиться. Да, рухнуть на землю и заставить их думать, что сразили её. А потом...

И они пошли в атаку.

 


Эльминстер в ярости: шестая глава

05 Август 2017 - 16:50

ГЛАВА ШЕСТАЯ
ОПАСНОСТЬ ПО НАЙМУ

 

«Торговля Лурса» не входила в число тех лавок, где можно было встретить самых надменных богачей Сюзейла. Лучше всего её грязный, пыльный интерьер — тёмный лабиринт, заваленный украденными, сломанными и изношенными товарами вех сортов, от ржавых пил и тесаков до лохмотьев, которые лет тридцать назад были изысканными нарядами — описывало словечко «убогий». Торговля шла оживлённо, поскольку потребность в «бывших в употреблении» всегда превосходила имевшиеся монеты, но немногие клиенты заходили дальше прилавка, где любого вошедшего сквозь парадную дверь встречал владелец с фонарём и два его ухмыляющихся молодых помощника, покрытых шрамами.

И совсем уж мало посетителей проходили сквозь дверь по соседству со входом в торговый дворец Лурса, а тем более взбирались по тёмному и узкому лестничному пролёту за ней, чтобы достичь верхних помещений: конторы Турбранда и Арли, Вендры из Страждущего Кнута и «Импорта роскоши Сияющего моря».

Вероятно, происходило это потому, что здание располагалось в бедной, неблагополучной западной части Сюзейла. А может быть, потому, что Турбранд был мёртв ещё дольше тех десяти лет, что Арли гостил в подземельях Короны, или потому, что Вендра была старше многих бабушек и выглядела соответственно, а кроме того, соглашалась отведать собственного кнута уже не так легко, как когда-то. Но, опять же, причина могла состоять в том, что «Импорт роскошей» когда-то процветал, завозя в Сюзейл нелегальные снадобья и порошки, которые сейчас запросто можно было приобрести в дюжине сюзейльских лавок, и с тех пор опустился до продажи затейливых и крайне скудных нарядов мужчинам, которые слишком стыдились приобретать подобное в лавках, куда могут заглянуть женщины.

В общем, дела шли попросту скверно, и на двери «Импорта роскоши» в задней части коридора на втором этаже была прибита новая вывеска, сообщая заинтересованным сюзейльцам, что в боковой комнате «Импорта» теперь разместилась новая контора. Вывеска кратко гласила миру: «Опасность по найму».

Судя по облику двух бедно одетых мужчин, без дела закинувших ноги на стол, сидя в кривобоких креслах, угрожавших окончательно рухнуть и приземлить их на потёртый, скрипящий арендованный пол, вывеска говорила правду.

Более привлекательный из двух выживших партнёров этой новой фирмы был известен под именем Друнан «Вестник рока» Харбранд. Он был высоким мужчиной, который всегда одевался в чёрное с головы до пят и носил глазную повязку, которая казалась бы более угрожающей, если бы он давным-давно не приобрёл привычку сдвигать повязку с одного глаза на другой. Харбранд только что вернулся после беседы с новым клиентом, которая проходила — по её настоянию, будь проклята осторожность — в более привлекательном окружении. Вернувшись, он с триумфом швырнул оплату за заключённую сделку на свободный столик, где та приземлилась с приятным весомым грохотом.

Чувство ликования отступило, когда он начал рассказывать партнёру по бизнесу подробности соглашения, и сейчас они довольно мрачно смотрели на тяжёлый мешок с золотыми монетами.

Партнёр был ниже, уродливее Харбранда и куда менее элегантен. Даже не превратись неоднократно сломанный нос в огрызок отдалённо вертикальной формы, многочисленные пересекающиеся шрамы на руках, голове, туловище и костяшках слишком ясно давали миру понять, что он был драчуном. И вряд ли удачливым. Но Андарфиск «Кулаки» Хокспайк подобную оценку не одобрял, и по большей части люди не смели высказывать её в его присутствии, учитывая, что в ножнах на его гниющей, жирной и многократно штопанной кожаной одежде помещалось больше дюжины кинжалов.

-Храст! - буркнул он, сплюнув на пол с достаточной точностью, чтобы попасть, - я знал, что здесь есть какой-то подвох! С дворянами всегда так!

Харбранд мрачно вздохнул.

-По крайней мере это работа. Я слишком устал питаться крысами и выброшенными кухонными обрезками.

Их клиентом была леди Донингдаун, жестокий матриарх недавно опозорившейся мелкой благородной семьи Сюзейла. Она предложила им столько золота, что нельзя было отказаться, за выполнение «определённой задачи» — с упомянутым Хокспайком подвохом; угрозой, что партнёров выследят и убьют, если они откажутся от предложения сейчас, после того, как узнали подробности.

-Не забывай, - мрачно добавил Харбранд. - Там сидел старик Скаллгрин, а по бокам от него — четыре человека со взведёнными и готовыми к стрельбе арбалетами, нацеленными на меня. С отравленными болтами, как она случайно проговорилась. Если она прилагает такие усилия, чтобы никто не узнал о нашем найме — ну, если мы успешно выполним задачу, то по той же самой причине её головорезы нас убьют.

-Ха. И почему бы ей просто не поручить это своим громилам, а заодно сберечь золото и наши шеи?

-Потому что у неё тоже есть враги, которых она боится, и она не хочет рисковать, оставаясь без охраны, пока её люди будут этим заниматься, - терпеливо объяснил Харбранд. - Я бы так и поступил.

Партнёр бросил на него мрачный взгляд и снова сплюнул на пол.

Их задача казалась достаточно простой. Нужно было отправиться в далёкую крепость-темницу, замок Ирлингстар в Громовых вершинах на восточной границе Сюзейла. Не в известную каждому кормирцу тюрьму — ограждённый шарранский котёл Велуна, а в небольшой замок, о котором мало кто слышал и куда король Форил Обарскир посылал своих особых пленников — например, лордов-изменников, чересчур опасных, чтобы заточать их вместе с убийцами и головорезами, верность которых они могли купить, или агентов Сембии, Западных Врат и других враждебных государств-соседей, которые могли использовать публичное заточение как повод для войны, покушения на короля или чего-то подобного.

Партнёры должны были вызволить из Ирлингстара сына и наследника леди Донингдаун, а затем в целости и сохранности переправить его через границу в Сембию. Официально юного Джерессона Донингдауна, отличавшегося горячим нравом, бросили в Ирлингстар за убийство и отданный наёмникам приказ убить ещё двоих человек, с которыми он повздорил за игрой в карты — приказ, который быстро был исполнен. Однако весь Кормир знал, что в действительности Джерессона «Яростного» отправили в Ирлингстар за то, что он присоединился к заговору юных дворян, сговорившихся со спонсорами из Сембии убить всю королевскую семью и посадить сембийца на трон Лесного Королевства.

Джерессона требовалось доставить в Боушотгард, охотничий домик в поросшей лесом северной Сембии, где «Опасность по найму» должна была получить остаток обещанного им золота.

-И могилку на прощание, могу поспорить, - угрюмо буркнул Хокспайр.

Он проследил взглядом, как Харбранд встал и сунул мешок с монетами в их обычный тайник в стенке уборной, и снова сплюнул на пол.

-Дворяне, - проворчал он. - Ненавижу работать на дворян. Проблемы, ничего кроме проблем.

Харбранд невесело улыбнулся.

-Проблемы - вечные спутники золота. Монеты, только монеты. Вот что делает их благородными.

-Вот как? Не происхождение? Не хорошее воспитание?

Харбранд фыркнул.

-Ты замечал когда-нибудь хоть намёк на хорошее воспитание у кого-то из дворян в этой стране?

Он позволил наступить тишине, затем фыркнул.

-Я так и думал.

 

***

-Больше всего, - медленно сказал Ганрахаст, - нас интересует эта «Госпожа Призраков», которая гналась за вами через портал Шаг Долин. Кто... что она, храст, такое?

Шторм поморщилась.

-Общая ошибка Эльминстера и Мэншуна. Её зовут, или звали, Симмаррой. Давным-давно она была любовницей и ученицей Мэншуна — как и её мать и двое старших сестёр. В конце концов, Мэншун устал от них и захотел избавиться — и тогда послал убить Эльминстера. Они, конечно, не справились. На эту миссию он не пустил только Симмарру, вместо этого заставив её наблюдать за смертью родных. Обезумев от гнева и боли, она напала на Мэншуна. Тот легко одолел её заклинаниями, сковал своей магией и попытался убить ударом кинжала. Вы видели торчавший у неё из груди клинок, когда она шла через дворец.

-Ошибка Эльминстера заключалась в том, что он дал ей защиту, но не стал защищать её сам, - догадался Ганрахаст.

Шторм мрачно кивнула.

-Мэншун не смог убить её, и не знал — тогда не знал — почему. Она сбежала, и веками скрывалась от него под фальшивыми личинами, совершенствуя свои навыки в Искусстве, ожидая подходящего времени, чтобы отомстить Эльминстеру и Мэншуну. Она решила, что это время настало.

Шторм пожала плечами.

-И оказалась почти права.

-Почти, - горьким эхом повторила Глатра, покачав головой. - Жизнь Эльминстера всегда представляет собой лишь долгую череду подобной жестокости и неверных решений?

Шторм бросила на неё спокойный взгляд, который каким-то образом содержал в себе больше вызова, чем любой гневный взгляд исподлобья.

-Да. Как и жизнь Мэншуна, и Вангердагаста, и любого волшебника, который хочет завладеть властью, превзойти остальных или защитить престол. И ты, возможно, проживёшь достаточно долго, чтобы понять это, Глатра Баркантл.

Глатра ответила гневным взглядом.

-Мне не требуются поучения...

Поймав строгий взгляд своего короля, она умолкла на полуслове и поинтересовалась уже более вежливо:

-Так мы избавились от вашего вмешательства в дела двора и наших лордов? Или у вас ещё остались незаконченные дела в Кормире?

Улыбка Шторм была дружелюбной.

-Остались, так что до поры вы от нас не избавитесь. Прости меня, Форил, но таковы приказы Мистры. Она считает, что боевые маги важны для светлого будущего всех Королевств. Поэтому следует разоблачить и изгнать всех коррумпированных волшебников среди них — как и среди ваших царедворцев. Не поднимая при этом слишком большого шума в среде жаждущих власти благородных лордов, которые наверняка почуют раздробленность и слабость и поспешат этим воспользоваться.

Вместо возгласов гнева и возмущения три гостя безмолвно обменялись многозначительными взглядами.

-Хорошо, - тяжело промолвил король, поднимая руку, чтобы остановить любые слова, которые могли произнести Ганрахаст или Глатра. - Весьма своевременно. Да начнётся чистка.

Он посмотрел на Арклета.

-Поскольку лорд Эльминстер и леди Шторм служат власти высшей, чем Драконий Трон, мне необходим избранник, чья верность будет принадлежать мне. Личный агент, необъявленная длань моей королевской воли, который не является старшим рыцарем и действует независимо. Арклет Делькасл, готовы ли вы...

-Я готов, - решительно сказал Арклет. - Я буду вашим агентом, ваше величество.

-Это опасная работа, - предупредил король.

-Таковы мои ожидания, - отозвался Арклет таким же мрачным тоном. Это заслужило ему искреннюю королевскую улыбку.

Амарун поймала взгляд короля.

-Меня вы в стороне не удержите, - твёрдо заявила она. - Куда Арклет, туда и я.

Король Форил снова улыбнулся.

-Разумеется. Так случилось, что я намеревался нанять тебя на службу в качестве советницы лорда Делькасла. За, хм, четыре сотни львов в месяц?
Амарун потрясённо заморгала. На другом конце стола леди Марантина не очень-то успешно пыталась скрыть улыбку, но Глатра рядом с королём нахмурилась, пошевелилась, будто собираясь что-то сказать, поймала очередной быстрый королевский взгляд — и промолчала.

Рун обнаружила, что пытается сглотнуть слюну — горло неожиданно пересохло. Она склонила голову.

-Ваше величество я согласна. Надеюсь, что вы — что мы оба — не совершаем ошибки, но я буду служить вам. С радостью.

-Хорошо, - решительно ответил король, сунув руку под плащ. Расстегнув массивный пояс с деньгами, висевший у него на талии, он положил его на стол и бросил взгляд на королевского мага.

Ганрахаст без единого слова один за другим снял с себя не менее семи таких же поясов. Когда они легли перед Амарун, король сказал ей:

-Пятьдесят львов в одном поясе; плата за первый месяц. Не могли бы вы немедленно приступить к работе?

-Д-да, ваше величество, - сумела ответить ошеломлённая танцовщица из клуба.

-Хорошо. Отправляйтесь прямо в постель и хорошенько выспитесь. Я хочу, чтобы к завтрашнему полудню вы оба оказались на пути в замок Ирлингстар у нашей восточной границы. Похоже, что самая худшая наша проблема находится там. Сембия — или некто действующий из Сембии — решил воспользоваться текущим беспокойством среди знати, чтобы захватить эту крепость и освободить худших из заточённых там злодеев, чтобы те строили козни против Кормира. Мне необходимо помешать этим попыткам. Я отправил подкрепление расквартированным там боевым магам, но обнаружил, что мне требуются верные и способные люди внутри этой крепости, которые не принадлежат к магам Короны — знать волшебникам на королевской службе не доверяет и лишь завидев, настраивается враждебно.

Арклет нахмурился.

-Хмм. Я знаю некоторых лордов, которых вы... которые, эм, решили там поселиться. Может пролиться кровь.

-Да, - согласился король, прямо встретив его взгляд. - К несчастью, такие вещи случаются, когда юный дворянин, которого только оправили в Ирлингстар из-за неудовольствия Короны, встречается со старыми соперниками и другими горячими головами в закрытой и отдалённой крепости.

-Что ж, - мрачно ответил Арклет. - Я понимаю.

Дракон Кормира снова полез за пазуху и поставил на стол перед Арклетом и Амарун две небольших железных фляги.

-Универсальное противоядие. Помогает от большинства известных ядов. Боюсь, что оно может вам пригодиться, учитывая, сколько лордов, по слухам, отравляют свои кинжалы.

-Форил, - заговорила леди Делькасл, и тон её был далёк от радостного. - Мне кажется, что ты собираешься запятнать доброе имя дома Делькасл. Мой сын и наследник будет опозорен публичным обвинением в измене. Нет, не просто обвинением — тюремным заключением. В качестве изменника Короны. Это меня беспокоит.

Король Форил поклонился ей.

-Госпожа, боюсь, что так и будет. Молю, примите мои извинения. Могу указать на то, что учитывая текущие настроения в Кормире, оценка Делькаслов в глазах людей — по крайней мере знати и тех, кто стремится занять место знати — несомненно вырастет. Более того, позже я обещаю публично и неоднократно извиниться перед вами за свою ошибку и несправедливое решение, от которого пострадал ваш сын, когда меня обвели вокруг пальца лживые лорды своими ложными показаниями. Я также назначу его на официальный пост — с титулом, содержанием, каретой и лошадьми; всё как подобает.

-Устные королевские обещания, - сухо сказала леди Марантина, — достойны деклараций, на которых они не написаны.

Король ухмыльнулся, будто крайне довольный собой подросток, и повернулся к Ганрахасту. Королевский маг с каменным лицом сунул руку под плащ и достал свиток, который вычурным жестом развернул, чтобы продемонстрировать собравшимся за столом.

Это был уже составленный, подписанный королевский указ с печатью, подтверждающий всё то, что только что пообещал король.

Амарун посмотрела на большой, нерастрескавшийся пергамент, потом на грудь Ганрахаста, и покачала головой.

-Как вы всё это унесли?

-Магия, - смиренно отозвался тот. - Всё благодаря магии.

 

***

Дроу, которая стала Эльминстером, прекратила размышлять о том, как она может подготовить молодую Рун — и о сложностях, которые неизбежно возникнут, когда она предстанет перед Амарун Белой Волной в обличье тёмного эльфа, пускай и прекрасной женщины-дроу — и шагнула в сторону, опустившись у стены тоннеля среди сталагмитов и каменной крошки.

Я тоже услышала, сказала Симрустар. Кто-то приготовил оружие.

Эл безмолвно кивнула. Благодаря её недавней работе с серебряным огнём и волшебными книгами в разрушенной цитадели дроу, заклятье железной стражи она могла призвать усилием воли — без жестов, компонентов или чтения магических формул. Могла. Но железная стража совсем не защищала от зачарованных дротиков и другого оружия, или против яда. Если возникнет нужда, она может воспользоваться серебряным огнём — которого благодаря тому, что дроу в крепости сотворили с Симрустар было так много, что пламя постепенно вытекало наружу, но Эл не хотела тратить его, если можно было этого избежать.

Она услышала ещё один негромкий звук, практически неуловимый звяк. Металл коснулся камня или другого металла; возможно, украдкой вынутый клинок. Уже в другом месте. Значит, прямо впереди её ожидают несколько вооружённых сталью врагов. Дроу, скорее всего, учитывая, как ловко прячутся, но это могут оказаться и дварфы, гномы или даже люди. И который из этих врагов окажется самым терпеливым?

Эл проделала неплохой путь, следуя опустевшим после гларага тоннелем, и ушла далеко от разрушенной цитадели, двигаясь быстрее, чем любой осторожный преследователь, не использовавший крылья и не пробиравшийся по потолку. Она пристально следила за сводами впереди и позади себя — и не замечала там ничего, кроме редких летучих мышей, жуков и пауков. Всех более крупных или более разумных существ, очевидно, испугал или сожрал глараг.

И всё же по пути встретилось несколько пещер, в которых великий червь мог повернуть в сторону. Она продолжала следовать навстречу ветру, поскольку что тоннель шёл примерно в желаемом направлении, хоть и был весьма извилистым. Сейчас глараг уже мог ползти другим путём. Чистая удача не могла длиться вечно даже для любимчиков Тиморы... и, похоже, везение Эльминстера из Долины Теней только что прекратилось.

Её уши уловили едва слышное шипение, свистящие отзвуки слов, которых она не смогла разобрать. Кто-то шептал на подземном всеобщем другому на ухо; кто-то с высоким, тихим голосом. Если это не дроу, то она — арахномант.

Впрочем, это новое тело никоим образом не сможет её защитить. Жриц Лолс даже в лучшие времена не любили, а пойманных в одиночку, скорее всего...

Ты не в одиночестве, Эл, язвительно напомнила Симрустар. Что дальше?

А дальше, конечно, пришло время швыряться заклинаниями.

Архимагу с подготовленными заклятьями потребовалась бы лишь доля секунды. Для подготовленного и целого Избранного Мистры, с Богиней и Плетением, которые можно было бы призвать на помощь, всё оказалось бы ещё проще. Но тому, во что превратился сейчас этот конкретный Избранный...

Эл прижалась спиной к сливающимся каменным колоннам — сплавившимся сталактитам и сталагмитам — которые окружал небольшой лес мелких каменных клыков, и снова опустилась на землю.

Кажется, там, в тоннеле, что-то шевельнулось?

Да, кто-то пытался прокрасться вперёд и обойти её с фланга. И вон там тоже — движение, не вперёд или назад, поднятая рука, пальцы, мелькающие в сложных жестах. Бесшумный язык знаков дроу.

Позволив себе скупую улыбку, Эл сотворила долгое, осторожное заклинание, подчиняющее камень, на истрескавшийся свод тоннеля впереди — прямо там, где, скорее всего, и поджидали незримые противники. Если использующий Искусство придавал камню форму, которая крепилась недостаточно прочно — большого перевёрнутого гриба, например — а затем пытался быстро её раскатать...

С резким треском и грохотом вниз рухнул большой кусок каменного свода, разбившись в гуще криков и воплей. Во все стороны посыпались обломки.

Эл не стала смотреть на это или злорадствовать. Она уже выхватила ножи и повернулась, чтобы встретить...

Того, кто скрытно зашёл к ней с фланга. Тёмный эльф перескочил через камни у дальней стены и бросился к ней, на бегу выстрелив из арбалета.

Первый брошенный Элом нож поймал арбалетный дротик в воздухе, и оба снаряда отлетели в сторону. Второй нож отскочил от наруча на поднятой руке несущегося к ней дроу. А третий угодил прямиком в глаз воину, превратив последние мгновения его бега в вихляющие, спотыкающиеся предсмертные шаги.

Эл бросилась назад, повернувшись в ту сторону, где рухнул потолок. Оттуда к ней бежали новые воины-дроу, у некоторых текла кровь из оставленных разлетевшимися осколками камня порезов. Все до единого — мужчины, разношёрстный ии потрёпанный отряд, облачённый в разномастные заштопанные куски доспехов, где-то подобранные или без сомнения украденные. Изгои, числом семеро — хотя нет, их было не меньше девяти. Ни один из которых не станет щадить одинокую жрицу, а тем более подчиняться ей, какой бы высокой или угрожающей та не казалась.

Скрежет меча по камню позади Эл заставил её резко развернуться и отпрыгнуть к стене туннеля.

Сзади к ней приближались ещё пятеро дроу, неприятно ухмыляясь.

Окружённая намного превосходящим по численности врагом, и...

Обречённая?

-Симрустар, - вежливо сказала Эл. - Ты не помогаешь.

Дроу бросились на неё со всех сторон.


Эльминстер в ярости: пятая глава

05 Август 2017 - 16:36

ГЛАВА ПЯТАЯ
ИЗ УБИЙСТВЕННО ХОРОШЕЙ СЕМЬИ

 

-Дорогой пирожочек, - как можно старательнее изображая соблазнительное мурлыканье, остроумно пророкотал Мирт, - скушай пирожочек.

Обладательница более длинных ног из двух красивых и раскрепощённых девушек, нанятых им на вечер, одарила его бесовской улыбкой и открыла рот, чтобы укусить протянутый ей Миртом пирожок с мёдом. Лорд Глубоководья услужливо сунул туда сладость.

Затем он откинулся назад. Голова немного кружилась. Аромат наполнявшего ванну подогретого вина проник ему в ноздри и ударил в голову. Звёзды и шторма, к такой жизни он мог бы и привыкнуть!

-А мне, милорд? - прошептала ему на ухо вторая спутница — Ларин, да, так её звали. Её слова сопровождались смехом, чтобы не звучать слишком серьёзно.

-И тебе, дорогая, - ответил Мирт, поворачиваясь, чтобы поцеловать её. У девушки во рту уже был медовой пирожок, и сильный толчок языка отправил сладость ему.

Лорд Глубоководья обнаружил, что ухмыляется под неизбежным дождём крошек. Ларин ловко скользнула по его груди, нежно погружая его в вино, пока оно не пропитало пирожок, и тот легко скользнул вниз по горлу.

Девица для удовольствий повыше — Арелль, да, нужно снова привыкнуть запоминать имена — потянулась мимо него, чтобы взять засахаренные и набитые орехами фрукты с пряностями, лежавшие среди медовых пирожков на плавающем в вине подносе. Она поглощала фрукты с таким развратным энтузиазмом, будто это были её любовники. Мирт засмеялся, целиком погрузившись в вино и вынырнув обратно, породив при этом взрыв веселья и вихрь скользящих по нему гладких ног и рук.

В Сюзейле ему по-настоящему нравилось.

Например, здесь он избавился от роли хорошо известной цели, которая в Городе Роскоши стала даже чересчур привычной. Сюзейл не был и в половину настолько крупным, богатым или жестоким, как его любимое Глубоководье, зато предлагал вдоволь развлечений и опасностей, а ещё — готовых удовольствий за деньги вроде тех, которыми Мирт наслаждался прямо сейчас, и... ну, Мирт очутился в самом сердце важных событий в переживающем перемены королевстве. В конце концов, он много лет не был таким живым и не получал столько удовольствия.

-Милорд, - прошептала Арелль, скользя вверх-вниз вдоль его мокрой от вина груди, - не желаете... добавки?

Она взяла пригоршню засахаренных сладостей с корицей и протянула ему.

-После того, как я расправлюсь с этими сладостями? - усмехнулся он, и её взгляд заплясал.

-Конечно же.

Не желая оставаться в стороне, Ларин прижалась ко второй его руке.

-Да, - удовлетворённо решил Мирт вслух, хотя говорил это скорее себе, чем подругам, - побуду здесь ещё немного.

Остаться здесь вместо того, чтобы отправиться в долгое выматывающее путешествие к Глубоководью в фургоне или в седле. Учитывая, что магия, похоже, стала куда менее надёжна, а доступных магов, которые могли бы телепортировать стареющего лорда Глубоководья через половину Фаэруна за любую разумную плату и со значительными шансами, что он окажется именно там, где хотел, живым и... не пострадавшим, осталось гораздо меньше.

 

***

Эльминстер прихорашивался.
Высокое, узкое зеркало, как и спальня, в которой оно находилось, не пострадало от атаки беснующегося гларага. Зеркало обладало странной, изгибающейся и неровной формой, похожей на полумесяц, а его «стекло» представляло собой лист отполированной слюды, который магией превратили в цельную сверкающую чёрную пластину, отражавшую всё, что находилось перед ней.

Прямо сейчас перед ней находился Эльминстер в своём новом теле. Он крутился туда-сюда на своих длинных, стройных ногах, выпячивая таз и принимая одну за другой впечатляющие позы.

Ощущалось это юное тело не хуже, чем выглядело внешне. Сильное, стройное, гибкое — хотя черты и лица, и фигуры были немного островаты — и привлекательное, о да, во имя Мистры и Шаресс...

Он — теперь она, хах — повернулась, следя в зеркале, как движется тело.

-О голодные богини, да, - прошептал Эльминстер, поворачиваясь снова, чтобы выпятить зад навстречу своему отражению, присовокупив к этому бесстыдно мелькнувший язык. - Я привлекаю даже самого себя. Хотя немногие мужчины отважатся приставать к такой милашке, учитывая репутацию, которой дроу, хм, наслаждаются...

Ох, заканчивай уже, козёл ты старый. Я даже в самые юные и горячие годы не была настолько ужасной! Мы же торопимся, забыл? Порталы? Целующиеся с пауками жрицы? Может быть, вернётся заскучавший глараг?

-Госпожа, - запротестовал Эл, - дай мне минуточку. Ты представляешь, как долго я мучился от боли, таскаясь в стареющем теле, которое с каждым днём подводило меня всё чаще и чаще?

Представляю, Эльминстер. Но подумай вот о чём: тебе предстоит пережить всё это старение заново, таскаясь по Королевствам ещё одну тысячу лет, а если и не тысячу — всё равно ещё долго после того, как от меня станется одна лишь память. Угасающая память...

-Госпожа, ты не будешь забыта! - моментально ответил Эл. - Я клянусь тебе в этом.

Он принял новую позу.

-Порадуйся вместе со мной! Оцени плавную линию талии, таза, бедра и лодыжки! Такого у меня никогда раньше не было!

Но не потому, что ты не пытался — если то, что я слыхала, правда, насмешливо сказала Симрустар. И ты говоришь, как мясник, который решает, куда обрушить свой тесак!

Эльминстер издал грубый звук, взмахнул одной рукой с длинными пальцами в совсем уж неприличном жесте, и с текучей грацией принял новую позу.

Ах, как хорошо было обладать телом, которое снова подчинялось его воле — без онемений, уколов боли и вечной ломоты в костях!

Эл присел, а затем подпрыгнул, потом ещё раз и ещё, серией лягушачьих прыжков по комнате — просто потому что мог. Потом он колесом выкатился через дверь в прихожую, которая, похоже, наполовину служила гардеробом, а наполовину — оружейной.

Оттуда он выскочил под звенящий аккомпанемент приятного смеха в голове. Симрустар, похоже, одобряла его гимнастику.

Теперь что-нибудь, чтобы прикрыть его столь мягкую и фигуристую шкурку...

Он не смутился бы, появись это тело в Королевствах без всяких полупрозрачных мантий — выкрашенных ужасным образом в навозные, блестящие жёлтые и лиловые цвета там, где они не были чёрными или кроваво-бордовыми — которые он видел на большинстве бездоспешных женщин-дроу в павшей цитадели, но некоторые чёрные доспехи дроу ему нравились. По большей части кожаные, а не гладкие и ребристые. И ножи, да, ножами тоже следовало обзавестись. Повсюду были зловеще-острые небольшие обсидиановые кинжалы с изогнутыми чёрными клинками, прекрасно сбалансированные для метания — а он всегда ценил хорошие метательные ножи.

Однажды, примерно двенадцать веков тому назад, он убил Верховного Чародея ножом в глаз, а потом была та небольшая дуэль в Корманторе. Не говоря уже об отрезанном у зулькиира пальце, когда он разрушил заклинание, которым так гордился тот тэянец...

Сколько ещё времени ты потратишь впустую, вспоминая о прошлых победах? Желчно поинтересовалась Симрустар в глубинах его разума. Я, к сожалению, больше не могу себе позволить пустую трату времени...

-Прости, - буркнул Эл и начал поиски. Торопливо.

Несмотря на эту спешку, потребовалось немало времени, чтобы найти доспехи на его фигуру — местный фасон облегал кожу слишком тесно, из-за чего очень важно было найти подходящий размер — но тряпок, корсетов и кинжалов в пристёгивающихся ножнах хватало. Хорошей тряпке есть множество применений, так что Эл набрал сразу несколько кусков ткани. Затем он пристегнул по всему телу кинжалы, не забыв прикрепить парочку под мелкими, аккуратными грудями, и ещё троицу — спереди под корсетом в качестве дополнительной брони.

ёмный эльф из хорошей семьи так бы не поступил, - пробормотал Эл, - но, боюсь, я не таков. Я всего лишь испорченный и падший человек.

Он крутанулся на месте, просто чтобы почувствовать, что может сделать это безболезненно, и засмеялся, когда к нему пришла новая мысль.

-Я смогу носить эти высокие сапоги! Наконец у меня есть подходящие для этого ноги!

Как оказалось, примерять сапоги не по размеру бывает больно, но вскоре Эл нашёл подходящие, хорошо севшие сапоги из кожи ящера с блестящим эбеновым оттенком. По крайней мере, в зеркале они смотрелись неплохо.

Симрустар фыркнула в глубинах его разума. Громко.

Теперь подходящий меч — все клинки дроу поблизости вместо длинных и прямых с большим радиусом действия были изогнутыми, но с его ловким телом он сможет прыгать к врагу и обратно, вместо того, чтобы наклоняться и подаваться вперёд, что постепенно вошло у него в привычку за многие годы, на протяжении которых стареющее тело постепенно слабело и теряло гибкость. И ему потребуется посох.

Затем — две верёвки с крюками вроде тех, что всегда носят с собой патрули дроу; их можно будет обмотать вокруг его стройной талии и устроить на самых больших бёдрах, что у него когда-либо были. Потом заплечный мешок, еда и питьё — особенно питьё — в таком количестве, чтобы мешок едва закрывался.

Поторопить. Ты хуже эльфийской девы, наряжающейся на свой первый бал!

-Сомневаюсь, подруга, - отозвался Эл, шагая по коридорам в поисках кухонь или кладовых, которые можно было бы разграбить. - Сильно сомневаюсь.

Он обнаружил и то, и другое, буквально наткнувшись на небольшую трапезную, значительную часть которой занимал овальный стол, заваленный неподвижными, безвольными дроу. Они раздавили или расплескали под собой почти всю еду, но арка в конце комнаты вела в похожие помещения, расположенные вокруг центральной кухни — кухни, смежной с кладовыми.

Огибая лежащих или ковыляющих вокруг дроу, у которых не осталось мозгов, чтобы заметить, как среди них снуёт храбрая жрица в воинских доспехах, Эл вволю набрал съестных припасов из кладовых крепости. Хорошее вино хранилось в пузатых, хрупких, абсолютно непрактичных бутылях и графинах, но солдатский паёк лежал в поясных сумах двойной толщины, и там был сыр, толстые куски вяленого мяса ящеров, и множество лепешек хлеба странников, который так ценили живущие близко к поверхности дроу.

Он взял столько, сколько смог унести, вместе с побитой железной кружкой, которую повар использовал как измерительный сосуд, и острым маленьким кухонным ножом длиной с его новоприобретённые пальцы, сложил всё в два заплечных мешка, которые держались друг на друге, как два неровных раздувшихся мочевых пузыря. Половину одного занял чей-то большой, испачканный каменной пылью старый тёмный плащ. Эльминстер покинул разрушенную цитадель, направляясь туда же, куда уполз глараг — так, чтобы слабый ветерок дул ему в лицо.

Ветер Подземья мог дуть из Королевств Наверху, из знакомых ему земель, и представлял единственный ориентир в этом бесконечном подземном лабиринте. Симрустар была права...

Разумеется.

Да, и спасибо тебе. Симрустар была права; не стоило слишком задерживаться в округе, чтобы не попасть в передрягу, когда появятся новые дроу и увидят, что случилось с их могучей цитаделью.

Нет, Эльминстер собирался как можно быстрее вернуться на поверхность, избежав при этом гибели своего нового тела или долгих задержек. Впрочем, путей наверх поблизости он припомнить не мог.

Зато мест, которых стоило избегать, он помнил великое множество. Заброшенный Ултул, с тамошними фаэримм и созерцателями, патрули великанов, которые выходили из Мэримидры. Но если держаться слишком далеко от этих угроз, он рискует угодить в распростёртые объятья охотничьих отрядов дроу, которых по мере приближения к Кормиру — и дроускому городу Сшиндилрину — будет всё больше.

Некоторые пути — если они пережили первые катаклизмы Волшебной Чумы и столетие после неё — вели вверх к пещерам Каменных земель, а некоторые — к пещерам Грозовых отрогов...

Лучшим выбором может стать маршрут через Громовые вершины, если обитающие в верхних пещерах драконы и драколичи отсутствуют, спят или чем-то заняты. Ха — если. Этим путём он выйдет на поверхность у восточной границы Кормира, где крепостей пурпурных драконов мало и встречаются они редко. У Эльминстера хватит заклинаний, чтобы избежать внимания кормирских солдат и без затруднений достичь центральных областей королевства, где он сможет приступить к исполнению поручения Мистры. Которое он помнил дословно: «Поставь мне на службу боевых магов Кормира — тем способом, который посчитаешь наиболее подходящим. Стань их главой или уговори их предводителей. Они должны с готовностью стать нашими союзниками, подмогой и шпионами для всех моих Избранных».

Правильно разыграв свои карты, Эльминстер сможет сделать это, не оповестив Мэншуна о своём возвращении сразу же. О, этот больной злодей вскоре всё узнает, и с ним рано или поздно придётся разделаться... но если получится — то лучше поздно. Он видел слишком много мужчин и женщин — и представителей эльфийского народа тоже — которые сражались с излюбленным противником, растрачивая свои жизни на поиск способов предотвратить вражеские планы и уничтожить его; но в конце концов, кроме этой борьбы они ничего в жизни не добивались.

А ты разве не совершил такую же в точности ошибку? В его сознании вызывающе прозвенел голос Симрустар. Только не говори мне, что ты слишком глуп, чтобы это заметить!

Эл вздохнул.

-Я даже слишком ясно осознаю это, госпожа. В конце концов, этот очевидный вывод столетие за столетием хлестал меня по щекам.

И значит?

-И значит, у Эльминстера из Долины Теней есть занятия поважнее, чем зацикливаться на единственной задаче или бороться с единственным врагом. Поскольку я начал мстить за свою семью, свергнув Верховных Чародеев, и в процессе приобрёл дар Искусства, я узнал, что могу быть кем-то большим, чем просто убийцей в тенях, и что Божественная Мистра желает моей службы. С тех пор у меня всегда есть занятия поважнее.

Когда мы впервые повстречались, я плыла по течению, не зная подходящей цели или награды — лишь порчу, упадок и медленное увядание моей семьи и моего города. Это стало одной из причин моего интереса — у тебя впереди было столько всего... я это чувствовала.

Эл ухмыльнулся.

-Я слишком часто и сам это чувствовал, - сказал он внутреннему голосу. - Обычно плеть заклинания, но иногда — поцелуй клинка.

Ну ладно, острослов. Итак, Громовые вершины?

-Громовые вершины, - подтвердил он. У этих путей были и другие выгодные стороны. Они скрещивались и пересекались, чтобы в конце концов выйти на поверхность дюжиной разных пещер. Всегда оставались хорошие шансы, что хотя бы одна из этих пещер не будет заблокирована, занята или охраняема.

Да, он отправится этим маршрутом, чтобы выйти к границам Кормира и там, вдалеке от Сюзейла и бдительного взора Мэншуна, или раз уж на то пошло — Вангердагаста и Глатры, попробует под чужим именем вступить в ряды боевых магов. Либо в своём новом теле, объяснив его как результат магической ошибки — или проигранной волшебной дуэли — или в другом, если сумеет каким-то образом заполучить человеческое тело.

Затем он пойдёт медленным, но надёжным путём, заводя друзей среди боевых магов, чтобы приобрести вес и уважение, расширив таким образом своё влияние.

В твоём изложении всё кажется таким простым. Надеюсь, так и будет.

-Как и я, - согласился Эльминстер, осторожно шагая по тоннелю, прекрасно осознавая все опасности, грозящие одинокому существу, странствующему в Подземье.

Странно, но у него не было никаких дурных предчувствий, а прошлая ярость испарилась. Сейчас он был весел и чувствовал себя счастливым и беспечным впервые за долгое время.

Почему?

Симрустар была тут как тут.

Он усмехнулся и обнаружил, что отвечает следующее:

-Я снова вернулся к работе на службе Мистры — ради этого я живу и в этом преуспеваю.

Довольный, он двинулся дальше, напевая себе под нос.

 

***

Несмотря на одиночество и на то, как сильно он жаждал, чтобы кто-нибудь — кто угодно — посетил его, поговорил с ним или хотя бы просто произнёс его имя, теперь, когда это произошло, Рорскрин Мрелдрейк был совсем не рад. Он был напуган.

В темницу Мрелдрейка вошёл лишь один мужчина в капюшоне, хотя через приоткрытую дверь он заметил — ему показали — клубящуюся тьму высотой с человека, предупредившую, что его гость был не один.

Это оказался один из волшебников в рясах. Он принёс с собой мешок, набитый тряпичными сумками и мелкими, хрупкими глиняными горшками — ни стекла, ничего железного, чем можно было бы колоть или резать — и опустил его со словами:

-Магические ингредиенты, что ты так спокойно просил.

Мрелдрейк покраснел, вспомнив собственные гневные вопли сквозь запертую на замок и на засов дверь. Ему не хватало всякой всячины — и выдержки тоже не хватало.

Но любому увлеченному своей работой магу не терпится её продолжить. Впервые в жизни он создавал нечто полезное и важное. Не просто хитроумную разновидность заклинания, изобретённого кем-то другим несколько веков назад. Нечто... новое. Нечто, в чём были заинтересованы его тюремщики, подтверждая подозрения Мрелдрейка о магической слежке.

Его посетитель прислонился к стене, скрестил руки на груди — руки были человеческими, мужскими, казались сильными, но не молодыми — и заявил:

-Пришло время небольшой демонстрации, Мрелдрейк. Покажи нам, чего ты добился.

Мрелдрейк обнаружил, что истекает потом.

-Это... не так уж много.

Гость вздохнул.

-Так уж случилось, что я немного знаком с процессом магических экспериментов и создания заклинаний. Я понимаю, что работа может продвигаться медленно, а достижения могут быть небольшими. Однако я заинтересован даже в небольших твоих достижениях. Впечатли меня.

-Я... да, конечно, - Мрелдрейк посмотрел в свои записи, вытер рукавом лоб, сделал глубокий вдох и выпалил:

-Что ж, вы знаете, что я пытаюсь найти способ сделать воздух твёрдым, как хорошо известная стена силы, только с острой режущей кромкой. Чтобы в конце концов получить незримый клинок, который может наносить удары издалека, но это в итоге, и...

-Слова я могу послушать где угодно, - тихо сказал человек в капюшоне. - Покажи мне.

Мрелдрейк бешено закивал, пробормотал согласие и снова зарылся в записи. Затем он указал в конец комнаты, где развесил нитки, вырванные из сукна своей мантии, привязав их к верху и низу кресла с открытой спинкой, на котором застыли капли свечного воска.

-Смотрите, - выдохнул он. - Я...

Он взметнул руки и оставил любые объяснения, произнеся вместо этого магическую формулу и одну за другой аккуратно касаясь вещей, которые принёс его тюремщик: утиные перья самки, осколок стекла, чешуйка металла от клинка, испившего крови в битве, человеческий волос, капля эльфийской крови. Он сжал в кулак пальцы, которыми трогал эти вещи, ударив воздух ребром другой ладони, как будто разрубая далёкие нити мечом.

Одна из нитей покорно разорвалась, обрубленные концы взметнулись под действием незримой силы, что разрубила их.

Мрелдрейк посмотрел на них, тяжело дыша. Он намеревался каким-то образом сделать себя — живого, целого Рорскрина Мрелдрейка — частью этой магии, чтобы тюремщики не смогли просто избавиться от него, когда он доведёт заклинание до совершенства. Но сейчас, пока он ещё не сумел этого добиться, такое намерение нужно было хранить в секрете. Иначе они в мгновение ока уничтожат его и найдут какого-нибудь другого злополучного мага, который сделает за них эту работу.

Эта мысль вернула Мрелдрейка к тому, что беспокоило его с самого начала. Он был не слишком умелым волшебником. Они должны были это заметить. Так зачем же им потребовался Рорскрин Мрелдрейк?

-Я... я не могу... магия быстро угасает по мере удаления от компонентов, и я пока не пытался увеличить дальность её действия.

Он задыхался, зная, что истекает потом. Он использовал свой волос и был связан с заклинанием лично; заподозрит ли прислонившийся к стене человек, что он намеренно пытается связать себя с магией?

Что бы ни подозревал его тюремщик, он казался удовлетворённым.

-Ты определённо не терял времени даром, Мрелдрейк. Продолжай в том же духе, и попытайся не рассыпаться от страха во время каждого визита. Мы знаем о твоих мыслях больше, чем тебе, без сомнения, хотелось бы — и любой дурак может догадаться о твоих замыслах.

Когда Мрелдрейк застыл, парализованный этими словами, человек в капюшоне шагнул к двери, добавив через плечо:

-Дай нам знать, если тебе потребуется перерыв. Мы заполним его, обсуждая с тобой сведения о боевых магах и повседневной жизни в королевском дворце Сюзейла.

-З-з-зачем? - осмелился спросить Мрелдрейк.

Человек в рясе остановился, неторопливо обернулся к своему пленнику, прежде чем небрежно пожать плечами, и негромко ответил:

-Как говорили маги более великие, чем любой из нас, всегда здорово узнавать что-то новое.


Эльминстер в ярости: четвёртая глава

30 Июль 2017 - 17:03

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
ЗДЕСЬ И ТАК СЛИШКОМ ОПАСНО

 

Небольшое облачко тумана в вышине пересекло великий зелёный простор пастбищ, торопясь на юг к неприступным стенам высокобашенного Сюзейла. Облако, которое не мог развеять или сдуть в сторону даже сильнейший ветер, направлялось прямо к кормирской столице, позаботившись о том, чтобы держаться выше, чем мог бы доверять своему глазу любой из пурпурных драконов-лучников, и казаться простым комком тумана, не напоминая формой человека.

Из полуразрушенного особняка Дардулкина дом был так себе. Тем не менее, туман возвращался домой.

Вскоре, разумеется, всё это будет принадлежать ему: все охотничьи угодья и пастбища, каждый дворец, особняк и дом.

Да, вскоре. Благородным лордам не терпелось дождаться возможности достать мечи и броситься друг на друга — сразу после того, как закончат убивать каждого ненавистного царедворца и членов пришедшей в глубокий упадок правящей семьи Обарскиров. Расколотые, уставшие от старых традиций и жаждущие крови, они станут игрушками Мэншуна.

Мэншуна, которому никто не посмеет перечить. Нетерезы красовались и смеялись в небесах, но были столь слабы, что им требовалось скрываться, чтобы править в Сембии и других местах, брать власть как воры там, где действительно могущественные маги смело провозгласили бы о себе и испепелили бы всех несогласных.

Симбул, возможно, и вернула себе на время здравый рассудок, но была слаба, что ей пришлось притвориться, будто она говорит от имени мёртвой богини, желая, чтобы Мэншун — вместе с её прирученным пёсиком Эльминстером — занялся для неё собиранием зачарованных побрякушек.

Ха. Мэншуну Могущественному не требовались магические предметы. Мэншуну никогда больше не понадобится возиться с ними. Мэншуну...

Эта мысль сбежала от него и пропала, когда башни Сюзейла взметнулись ему навстречу. Усиливающийся морской бриз принёс с собой запах соли, водорослей и мёртвой рыбы — этот туман мог чувствовать запахи и не обладая носом.

Ещё одна интересная особенность вампиризма, подумал Мэншун, перелетая городскую стену. Оказавшись в городе, он поднялся выше, не из страха перед заклинаниями боевых магов или наблюдателями на стенах, но помня о защитной магии особняков знати, которая могла — случайно или намеренно — простираться высоко в небеса над их башенками и величественными садами.

С высоты на улице внизу он разглядел что-то необычное. Небольшая величественная процессия, блеск начищенных доспехов, человек в камзоле герольда посередине... глашатай Короны, окружённый парой человек, которые могли быть только боевыми магами, а позади и впереди — по двое пурпурных драконов в доспехах. Крупные мужчины в самой лучшей броне; должно быть, это какое-то важное официальное заявление.

Мэншун с разгоревшимся любопытством стрелой ринулся вниз, стараясь держаться прямо над улицей, куда не должны были доставать магические печати. Камзол герольда должен быть ему знаком...

Да. Он следил за вестником Дарком Драгонетом, а рядом с ним определённо были боевые маги. Ветераны, судя по их виду, хотя Мэншун ни одного не узнал. Сопровождавшие их пурпурные драконы были огромными, мускулистыми и суроволицыми великанами. Ни один из трёх человек, которых они сопровождали, тоже не улыбался. Так-так. Кого-то ждут плохие новости.

Мэншун опустился ниже как раз тогда, когда мрачная процессия прибыла на порог Зала Амбершильдов.

Высокий камень, ярко блестящие медные двери высотой в два человеческих роста, по бокам от них скульптуры крылатых львов на каменном постаменте, достаточно широком, чтобы двенадцать взрослых мужчин легко там поместились; городской особняк благородной семьи Амбершильдов. Толстошеиеее любители традиций, которые сопротивлялись попыткам Мэншуна совратить их точно так же, как сопротивлялись реформам короля Форила Обарскира. Каменные головы на мощных плечах.

Мэншун скользнул вниз в затейливую каменную резьбу, окружавшую величественные парадные двери Амбершильдов, чтобы подслушать происходящее. Дверь украшали дельфины и морские волчки, бьющиеся с мерфолками и людьми с копьями верхом на существах, похожих на виверн; очень воинственно и без сомнения впечатляюще.

-Нет, мне приказано не входить, а прочитать сообщение с порога, - говорил привратнику глашатай. - Позовите его, пожалуйста.

Если бы туман в весёлом удивлении мог выгнуть бровь, Мэншун именно так бы и поступил. Всё лучше и лучше.

Ждать пришлось недолго. Бесспорно, верные приверженцы традиций.

-Да? - лорд Амбершильд наградил глашатая кратчайшим из кивков.

Дарк Драгонет поклонился, затем величественно и строго провозгласил:

-Именем короля лорду Амбершильду приказано выслушать мои слова!

Лорд коротко кивнул, и герольд продолжил.

-Такую же весть прямо сейчас разносят всем главам благородных домов, находящимся в Сюзейле. Король Форил Обарскир, что восседает на Драконьем Троне и обладает законной и абсолютной властью над всем Кормиром, принял во внимание недоверие главных родов этой земли к его последним указам. Королевским решением Совет Драконов отменяется, и следующий сезон король проведёт в личных встречах с каждым лордом, пожелавшим аудиенции, чтобы с глазу на глаз откровенно обсудить их идеи касательно управления Кормиром и будущего страны, чтобы выслушать все мнения и чаяния. Знати Кормира выражается глубокая благодарность за посещение совета и за крепкую любовь и заботу о королевстве. Вас просят мирно возвратиться в свои дома, к делам, отложенным ради посещения столицы, пока мудрый король Форил обдумает то, что вы сказали ему, и начнёт проводить эти встречи.

На это лорд Амбершильд ответил ещё одним коротким кивком.

-Передай мою благодарность, добрый глашатай, - холодно сказал он и захлопнул дверь перед носом Дарка Драгонета.

Глашатай пожал плечами и развернулся, махнув пурпурным драконам, чтобы те следовали за ним. Мгновение спустя люди Короны уже спешили прочь, чтобы прочитать то же объявление перед новой аудиторией.

Бледной дымкой повиснув в воздухе над дверью в Зал Амбершильдов, Мэншун злорадствовал.

-Обарскиры последней отчаянной хваткой цепляются за Драконий Трон, - прошептал он сам себе. - И их руки соскальзывают. Вскоре воспрянет моя империя.

 

***

-Глеммераивский суп, - с гордостью провозгласила леди Марантина Делькасл, поставив между ними дымящуюся супницу.

Поймав взгляд сына, она резко добавила:

-Да, я приготовила его сама. Глеммераив я не ловила — ловля сетями морских черепах не входит в список моих умений — но сделала всё остальное. И земляного гаранта я тоже поймала в силки сама.

Арклет наградил её широкой, восхищённой и искренней улыбкой.

Ещё мгновение она с подозрением смотрела в его глаза, затем расслабилась и улыбнулась сама, плавным движением ловко сняв крышку с супницы, чтобы не позволить каплям влаги пролиться на стол, и потянулась за черпаком.

Мать Арклета не только пригласила Шторм и Амарун на поздний ужин в особняке Делькаслов, надеясь услышать всё о происходящем при дворе, она также прогнала всех слуг, чтобы «держать подальше чужие уши», и подавала блюда сама.

Арклет явным образом был потрясён, но осторожно воздерживался от любых комментариев о том, насколько хорошо его властная драконица-мать справлялась с обязанностями прислуги. Леди Делькасл была не менее ловкой и внимательной, чем любая плавно скользящая по полу служанка — и намного, намного более вежливой, чем обычно. И терпеливой.

Хотя она заявила, что хочет услышать последние придворные новости, болтовню о будущем Кормира и узнать, что говорят и делают различные лорды, Марантина Делькасл до сих пор не попыталась заставить гостей сплетничать. Обычно она набрасывалась на каждое произнесённое слово, с жестоким энтузиазмом безостановочно обхаживая собеседников или угрожая им, как будто в безумной спешке вытащить из них новое сочное откровение.

Увидев, что её улыбка становится всё более и более вымученной, Арклет пожалел мать. Служанку она изображала идеально, но кто знает, когда именно ожидание окажется для неё слишком долгим и мать взорвётся?

-Уверен, что визит глашатая стал настоящей неожиданностью, матушка, - вежливо сказал он, подливая всем вина, прежде чем это успела сделать она. - Ты наверняка хочешь узнать о том, что мы видели и слышали в городе и окрестностях, не так ли?

-В самом деле, - благодарно отозвалась леди Делькасл. - Мне... не терпится узнать о сплетнях, которые могли достичь ваших ушей. О том, какие лорды подчиняются королю и поддерживают его, какие партии в открытую заявляют о неподчинении, кто какую позицию занял. Сделал ли уже король из кого-нибудь жестокий пример для остальных? Я...

Она резко захлопнула рот, яростно затрясла головой и снова улыбнулась.

-Прошу прощения, я опять начала тараторить без умолку.

Она бросила взгляд на сына и сухо добавила:

-Да, дорогой, я готова была взорваться. Твоё возрастающее опасение было слишком очевидным.

-Ваш глеммераив, - произнесла Шторм с ложкой в руке, - просто восхитителен.

-Спасибо, - с искренним удовольствием отозвалась Марантина Делькасл, взявшись за собственную ложку. - Вам понравилась нотка горчицы?

-Горчица и... дэрадорнское вино... потомившееся на медленном огне, прежде чем вы добавили бульон гаранта, - медленно сказала Шторм, дегустируя последнюю ложку. - Прекрасная готовка.

-Лучший суп, что я когда-либо пробовала, - тихо добавила Амарун. - Хотела бы я уметь так готовить.

Леди Делькасл просияла.

-Ты научишься, Рун, ты научишься. Признаю, в последнее время я слишком редко появляюсь на кухне, но...

Она прервала себя, рубанув воздух ладонью, как топором палача.

-Позже. Сначала сплетни!

Шторм почти сумела подавить весёлое фырканье, из-за чего Арклет торопливо сказал:

-Что ж, матушка, королевство по-прежнему лихорадит — правда, это не такие уж и свежие новости. Наиболее преданные лорды, те, что помудрее, как Спурбрайт и Вивернспур, всеми доступными способами пытаются успокоить страну — и пытаются заставить самых горячих голов вернуться из Сюзейла обратно в их семейные крепости до того, как начнутся неприятности. А такие, как леди Харвендур и леди Донингдаун, тем временем расплёскивают свой обычный словесный яд, распространяя злобные сплетни и настраивая друг против друга как можно больше лордов и леди. Целый городской гарнизон пурпурных драконов патрулирует улицы, постоянно сменяя друг друга...

-Толпами, а не патрулями, - пробормотала Шторм.

-Да, толпами, чтобы не позволить телохранителям лордов сражаться друг с другом. Если кто-нибудь получает кулак в лицо, драконы появляются раньше, чем раздаются первые крики. Корона пытается сдержать любые беспорядки.

-Среди всё нарастающего потока жалоб благородных лордов на злоупотребления солдатами властью против невиновных и преданных граждан, как я подозреваю, - сухо сказала леди Делькасл.

-Ну конечно. Но законные жалобы тоже были.

-О? Например?

-Ну, к примеру жалоба о неспособности Короны, хм, «искоренить или по меньшей мере приструнить» банды разбойников, чьи набеги на северо-восточных границах королевства становятся всё более дерзкими.

-Обычные орки и головорезы к северу от Хуллака? Воспользовались всем этим шумом и тем, что лорды собрались в Сюзейле на совет?

-Вроде того, но некоторые набеги действительно были наглее обычного. Звери Броудшильда, к примеру, нападали на города — и не только ночью, чтобы...

Он замолчал, когда рядом напряглась Шторм, а выражение лица матери изменилось. Проследив за её взглядом, Арклет бросил быстрый взгляд через плечо.

В комнату без объявления и без сопровождения слуг вошли три молчаливых гостя в длинных, тёмных плащах. Их капюшоны были подняты, скрывая лица, а руки — и любое оружие, которое они могли сжимать — прятались в длинных, просторных рукавах.

-Да хранят нас пурпурные драконы! - воскликнула леди Делькасл, скорее, удивлённая, чем напуганная. - К нам вторглись!

Она повернула покорно засиявшее кольцо на своей левой руке, а потом поднялась на ноги, чтобы воскликнуть:

-Стойте! Стойте и покажите себя!

Арклет уже вскочил с кресла и его меч выскользнул из ножен.

-Уберите сталь в присутствии короля! - рявкнул ему тот, что был пониже, пошире — и стоял поближе.

Арклет узнал этот голос даже раньше, чем его обладательница откинула капюшон: боевая волшебница Глатра Баркантл. Остальные двое сняли капюшоны не так быстро, оказавшись королевским магом Ганрахастом и... королём Форилом Обарскиром, Драконом Кормира.

Арклет глубоко поклонился королю, и Амарун быстро поднялась на ноги, чтобы отодвинуть кресло, освободить место и преклонить колени. Шторм вставать не стала, но улыбнулась и кивнула стареющему монарху в знак безмолвного дружеского приветствия — а Марантина Делькасл одарила его своим лучшим гневным взглядом.

Не обращая внимания на жезл в руке Глатры, который нацелился на неё, матриарх семьи Делькасл процедила:

-Есть ли какая-нибудь причина для этого нежеланного и необъявленного вторжения в мой дом? Неужели Кормир настолько низко пал, что больше не требуется просить приглашения, посылая сначала герольдов, чтобы просить оказать вам честь, согласившись на встречу? Неужели королевство вступило в войну? Или вы просто совсем забыли подобающие манеры и права граждан — те самые права, о которых вы трубите день и ночь, швыряя их в лицо любому высокорожденному?

-Матушка, - произнёс Арклет.

Леди Делькасл повернулась к нему.

-Не матушкай мне тут, щенок! Я выносила и вырастила тебя и ожидаю твоей преданной поддержки! Я...

-Я просто хотел указать, - оборвал её Арклет, - что ты задала его величеству достаточно вопросов и ему требуются один-два вздоха, чтобы ответить, прежде чем ты похоронишь его под следующей частью своей тирады. Как мужчина, я знаю, когда приближаюсь к пределу вопросов, на которые могу ответить за раз — а мой разум куда менее занят, чем разум нашего Дракона.

-Это уж наверняка, - с едким триумфом ответила ему мать. - Разумные мысли слишком редко...

-Кормир не вступил в войну, - вежливо вмешался король Форил, голос которого немедленно заставил всех замолчать. Он добавил с кривой ухмылкой:

-Пока что.

Король сделал шаг вперёд.

-Я искренне извиняюсь за вторжение в ваш дом, и за, хм, нарушение семейного спокойствия, Марантина. Я не стал бы так поступать, будь обстоятельства менее суровыми. Я взываю к вашей любви к Кормиру, чтобы вы проявили терпение, и уверяю, что при нашем вторжении не пострадал ни один из ваших людей. Здесь ли ваш друг и коллега Эльминстер?

-Что? - спросила леди Делькасл одновременно с тем, как Арклет и Амарун оба ответили:

-Нет.

-Зачем вы его ищете? - спокойно спросила Шторм.

-И почему здесь? - резко добавил Арклет, заслужив одобрение матери. Она энергично кивнула в поддержку его вопроса, по-прежнему грозно взирая на гостей. - Разве Эльминстера видели в особняке Делькаслов?

-Нет, нет, - успокаивающим голосом ответил Ганрахаст. - Мы, хм, проследили за лордом Делькаслом до этого места.

-Как? - изумив всех, с неожиданным запалом воскликнула Рун. - Вы что, следите за Арклетом?

-Ах, нет, нет, - торопливо ответил Ганрахаст с мягкой неловкостью храмового жреца, не привыкшего к резким вопросам, - мы просто надеялись обнаружить его в обществе леди Шторм, - он кивнул Шторм, - и лорда Эльминстера.

-Не уклоняйтесь от вопроса, - рявкнула леди Делькасл. - Вы нашли моего сына с помощью магии, я так понимаю? Как именно? В этом доме и в большинстве других стоит защита для предотвращения подобной слежки, волшебные печати, которые, уверяю вас, завтра же обновят и удвоят, но я требую ответа — каким способом и по какому праву вы...

-Этот способ, - сухо ответила Глатра, - является государственной тайной.

Во внезапно наступившей следом за её словами тишине она осознала, что все присутствующие смотрят на неё с кислым выражением лица. Даже Ганрахаст.

-Мне что, можно рассказать больше? - глупо спросила его Глатра. - Разве это мудро?

Королевский маг вздохнул.

-Скажи им, - пробормотал он, взмахнув рукой, как величественный оратор, представляющий умелого докладчика.

Глатра вздохнула, заметно раздражённая и сомневающаяся, затем сказала сидящим вокруг стола:

-Вам наверняка известно имя Вангердагаста. Присутствующих вряд ли удивит его продолжающееся по сей день существование. Так вот, когда лорд Делькасл недавно помогал магу Эльминстеру вселиться в тело боевого мага Эпплкрауна, Вангердагаст наложил на Арклета... кое-что. Он только сейчас рассказал нам, и мы немедленно этим воспользовались.

-И явились сюда. Долго этот след будет держаться?

-Вам надо спросить Вангердагаста, но он дал нам понять, что наше использование оборвало действие следа, - неохотно ответила Глатра.

Леди Марантина Делькасл громко и впечатляюще фыркнула.

-Как будто можно доверять хоть чему-нибудь, что говорит старый ужас, - сказала она, обращаясь к потолку. - Я помню ночь, когда он сказал мне, как глубоко он уважает меня, а утр...

-Не сейчас, леди Делькасл, - поспешно сказала Глатра. - Пожалуйста, не сейчас.

Улыбка короля Форила была немного печальной.

-Мы поспешили сюда, чтобы встретиться с вами, лорд Делькасл, надеясь также найти леди Шторм и лорда Эльминстера. Мы не желаем вражды между Драконьим Троном и Эльминстером, способным убить или ранить множество боевых магов, учитывая что Корону и двор в настоящее время осаждают бунтующие дворяне и скрывающиеся в Сембии и других местах враги королевства — но его кражи волшебных предметов в Кормире должны прекратиться.

-Форил, - со слабой улыбкой спросила леди Делькасл, - ты наконец научился умению издавать жёсткие указы? Конечно, поздновато, но...

-Научился, Марантина, - вежливо сказал Дракон Кормира, и его негромкий голос снова заставил всех замолчать. - Но не будем уходить от темы. Я слишком долго медлил, и из-за этого теперь приходится спешить. Леди Шторм — сейчас я обращаюсь к маркизе Иммердаск, как её монарх — где мы можем отыскать Эльминстера?

Шторм прямо встретила королевский взгляд.

-Я не знаю. Ни его судьба, ни текущее местонахождение мне неизвестны. Он в спешке отправил нас троих обратно в Кормир. Но будьте уверены, что ему больше не требуется похищать ничью магию за исключением нескольких определённых вещей. Ни одна из которых, насколько я знаю, больше не находится в Лесном Королевстве, а тем более — не является собственностью Драконьего Трона.

-Предметы синего пламени? - прорычала Глатра, как будто допрашивая пленника, совсем не желающего сотрудничать.

-Предметы синего пламени, - подтвердила Шторм.

-Как мы можем тебе доверять? - прямолинейно спросила Глатра. - Простите меня, леди Иммердаск, но вы, Избранные — вы, арфисты, раз уж на то пошло — известны готовностью сказать что угодно, лишь бы вышло по-вашему, и у нас нет средств удостовериться в ваших словах.

Шторм ехидно ей улыбнулась.

-Мы прямо как царедворцы, или боевые маги, или благородные лорды, не так ли?

-Вот! Именно об этом я и говорю! Вы пытаетесь увести меня в сторону...

-Леди Глатра, - твёрдо сказал король Кормира, - довольно.

Он посмотрел на не сокрушающим взглядом и погрозил пальцем, чтобы погасить любые возражения, затем повернулся обратно к Шторм.

Которая вежливо сказала:

-Я хочу напомнить присутствующим, что знаю Эльминстера очень давно, и вместе с ним мы служим одному божеству. Прости меня, Глатра. Выслушай меня, посмотри в мои глаза и реши, насколько искренне я говорю: Эльминстер в первую очередь служит богине Мистре, как и я, и эта служба важнее даже его любви к Кормиру — но уже многие века он тем или иным способом оберегает Кормир. Эльминстер сражался с врагами Кормира дольше, чем любой король или королева, любой королевский маг или полководец, любой старший рыцарь и галантный пурпурный дракон, чтобы этот край смог выжить, уладить все дела, найти собственный путь и выковать собственную судьбу.

-Простите, леди Иммердаск, - ответила Глатра. - Думаю, что вы говорите искренне и не хочу вас оскорбить, но должна указать, что красивые речи — только красивые речи. Вы ссылаетесь на благородство намерений Эльминстера, но в последнее время он действовал как вор, неоднократно и очень грубо выступая против законной власти — а сейчас вообще исчез. Вы говорите о его долгой службе королевству, но прямо сейчас он может быть где угодно и делать что угодно!

-И после этого царедворцы считают грубыми нас, дворян, - сказал потолку Арклет.

Шторм успокаивающе положила ладонь ему на плечо и сказала Глатре:

-Действительно, может. Но я много раз беседовала с ним, провела с ним больше времени, чем все ныне живущие, и могу сказать, что Эльминстер очень сильно хочет сотрудничать с боевыми магами — закулисно, не угрожая независимости Драконьего Трона и не пробуждая среди вашей знати опасений, что ещё один зловещий волшебник пытается заставить их плясать под его дудку. Он свяжется с вами, когда сможет. Сейчас им руководит преданность Мистре.

-Я принимаю это, - провозгласил король Форил. - Давайте больше не будем подвергать сомнению истинность того, что сказала нам леди Шторм. Мы можем верить, что Эльминстер прекратил похищать волшебные предметы Короны и будет нашим союзником. Хорошо.

Он кивнул Ганрахасту и Глатре, будто отдавая им бессловесный приказ, начал поворачиваться... и затем снова обернулся, чтобы посмотреть Шторм прямо в глаза.

-А вы? Можем ли мы рассчитывать на вашу верность?

Шторм спокойно встретила его взгляд.

-В первую очередь я слуга Мистры, а во вторую — арфист, но на протяжении нескольких веков защита Кормира была одним из самых важных моих устремлений. Спросите Алусейр или Ванги, и вы услышите подтверждение этих слов. Я буду помогать Кормиру любым возможным способом, если мне не запретит Мистра.

-Вы говорите об Утраченной Богине, как будто она ещё жива, - задумчиво заметил Ганрахаст.

-Да, - вызывающе отозвалась Шторм. - Говорю. Не сомневайтесь в моей искренности или здравом уме, королевский маг. Это будет ошибкой.

Глатра помотала головой.

-Кто-нибудь здесь может предположить, хотя бы предположить, что вас следует заставить рассказать нам о происходившем на протяжении последних десяти дней? Вы днём и ночью носились по дворцу, побывали в заброшенном крыле, в королевском склепе и, похоже, в каждой кладовой в здании; Мудрец Долины Теней легкомысленно похищал любые королевские сокровища, обладавшие хоть какими-то чарами; этот парад, когда вы вошли во дворец, чтобы воспользоваться порталом Шаг Долин... всё это?

Шторм улыбнулась.

-Сколько у вас свободного времени? Здесь есть, что рассказать...