Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ*
Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? и как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Сегодня, 10:49
*****
Мои темы

Чума заклинаний. Глава двадцать вторая

19 Август 2019 - 16:32

Глава двадцать вторая

Год Тайны (1396 ЛД) Тауниссик, море Павших Звёзд

 

Символ Лазури на груди Рейдона вспыхнул ледяным предупреждением, пульсируя с каждым новым ударом сердца. Как будто монах не знал, что все эти рыболюди затронуты порчей.

Оставаясь в оборонительной стойке, Рейдон схватил ударившее в него древко копья. Он дёрнул, потащив кво-тоа вперёд, прямо на поднятое колено. Голова кво-тоа хрустнула, и существо упало. Монах перехватил копьё и принялся вращать им, как посохом. Он крутанул копьё одной рукой, обрушив звучный удар на голову другого кво-тоа. Он подался в обратную сторону, чтобы задеть второго врага, затем положил на древко вторую руку, чтобы вонзить тупой конец копья в горло третьему. Кво-тоа попытался закричать, но вместо этого задохнулся. Древко увеличило область досягаемости Рейдона, но удары оружия были не так сильны, как усиленные Символом кулаки монаха.

Задыхающийся кво-тоа вскрикнул, попытался обернуться, но вместо этого осел кровавой грудой. За телом стоял капитан, его странный щёлкающий меч был усеян каплями воды и крови, маниакальное выражение превратило его лицо в жуткую маску. Нечто в этом выражении и форме головы мужчины напомнило Рейдону самих кво-тоа.

- Новые враги на подходе, дружище шу, - выдохнул капитан. Он указал мечом на рыболюдей, марширующих сквозь искусственный дождь. Ухмылка капитана стала ещё шире. - Новые трупы.

Символ Рейдона неожиданно похолодел, как снежная буря. Монах поднял взгляд. Сквозь текущую с потолка воду он заметил... огромную стаю летучих мышей? Нет. Единственное существо с длинными конечностями уродливых чёрных мускулов. Это было то самое чудовище, которое показывал ему Путеводная Звезда. Гефсимет.

Огромный кракен сжимал в одном из щупалец шар размером с голову, а в другом — человекоподобную статуэтку из камня, казавшуюся детской куклой рядом с Гефсиметом. Он нависал над разворачивающейся сценой, щупальца мелькали и переплетались над головой, как будто читая заклинание, которому требовались жесты всех его многочисленных конечностей.

Ещё полдюжины отрядов кво-тоа, как по приказу, бросились через заполняющийся водой зал. Прежде чем они достигли Рейдона, Гефсимет потянулся вниз и поставил свою куклу рядом с монахом. Рейдон увидел, что на самом деле статуя вдвое выше его. Ещё один каменный исполин, подобный тому, которого он разрушил по прибытии в это помещение.

Статуя шагнула вперёд, вздымая руки.

Рейдон бросился на неё. Из фокуса своей концентрации он направил силу, раскалывающую камень, в основание правой ладони. Нити прохлады протянулись из груди вниз по руке, переплетаясь с его фокусом. Волшебный шрам Рейдона, Символ Лазури, помогал ему по собственной воле.

Статуя с клешнями краба окатила его багровой жидкостью.

- Рейдон, нет! - услышал он чей-то крик, наверное, невидимой девушки, а может — паникующей волшебницы. Потом его поглотила тишина.

 

*****

Когда коралловый купол запечатал монаха, к Ануше вернулся страх, плотным кляпом угрожая задушить девушку. Ей казалось, что Рейдон Кейн способен справиться с любым вызовом, как с теми угрозами, что они встречали на поверхности. Вместо этого кракен первым же действием нейтрализовал его.

Волшебница Серена рядом с ней, похоже, плакала, даже обрушив волну молний на ближайшую фалангу кво-тоа. Треск грома отшвырнул вверх тормашками шестерых или семерых рыболюдей. Они рухнули оглушёнными и покалеченными грудами. Но в пещеру продолжали прибывать новые. Плач Серены стал громче, пока она готовила новый удар. Она всхлипнула: «Мы все умрём!»

Ануша стояла рядом с Яфетом. Его взгляд был прикован к кракену, а может быть — к шару, который держал кракен. Страх девушки приобрёл конкретные очертания.

- Подожди! - посоветовала Ануша, решив, что колдун готов в одиночку бросить вызов Гефсимету. - Подожди помощи Рейдона! Я могу освободить полуэльфа, как освободила вас!

Не оглядываясь, она бросилась сквозь толпу чешуйчатых тел. Она призвала свой клинок сновидений и по пути размахивала им вокруг. Она представила клинок таким же настоящим и острым, как лезвие Ангула.

Проход Ануши оставил кровавую брозду в надвигающихся рядах кво-тоа. Её доспехи и оружие состояли из материи снов, и кровь их не запятнала. Девушка решила, что так должно быть, и так было. Существа могли заметить призрак девушки лишь по кровавым следам, которые оставались за ней. Кво-тоа визжали и гибли.

Ануша достигла места, где статуя законсервировала Рейдона. Капитану Фостеру пока что удалось избежать этой судьбы, но чем он сейчас занимался? Фостер стоял на коленях в воде лицом к эйдолону, вложив меч в ножны и протянув руки, как будто в мольбе. Мужчина напевал что-то мелодичное — возможно, молитву.

Странные жидкие звуки его песни возымели определённый эффект. Статуя покачнулась, попыталась сделать шаг, замерла, задрожала, потом отступила вбок.

- Что бы ты ни делал, продолжай, - прошептала она и нырнула в камень, поглотивший Рейдона. Она только что справилась с тремя такими же каменными гробницами и знала, что искать. Почти сразу же она заметила тело Рейдона. Ануша схватила неподвижного монаха под мышки и потянула, но руки девушки соскользнули. Она попыталась снова, вспомнив, что нужно приказать его плоти стать такой же, как её сновидческое тело — похожей на дым в воздухе. Она потянула опять, и через секунду мужчина освободился из каменных объятий.

Рейдон как ни в чём не бывало тут же возобновил свою атаку. Пока Фостер отвлекал внимание эйдолона, монах прыгнул и ударил статую в грудь основанием ладони.

В помещении эхом разошёлся треск ломающегося камня. Статую неожиданно усеяла сеточка синих огненных линий. Толще всего линии были в месте удара.

Ануша вышла из-за спины Рейдона и обрушила на каменного исполина свой сновидческий меч. Сила отдачи удивила её.

- Нет! - неожиданно воскликнул Фостер. - Не бейте её!

Её? Анушу удивило, что пират неожиданно назвал так статую и хотел её защитить. Неужели его разум поработил Гефсимет?

В ответ на безумную просьбу капитана Рейдон бросил в его сторону озадаченный взгляд, но не прекратил атаковать каменную фигуру. К монаху устремились каменные клешни, но он увернулся, скользнув вбок и за спину статуе. Оттуда он обрушил вихрь жалящих ударов. Натиск Рейдона сопровождался звуком хрустящего камня, показавшимся Ануше похожим на звуки работы в шахте. Руки и ноги полуэльфа каким-то образом стали твёрже камня.

Кво-тоа, заполняющие пещеру, остановились, вылупив свои глазки на Рейдона. В следующий миг разрушение статуи завершилось. Монах стоял на груде скользкого мокрого камня над прибывающей водой. Его волосы прилипли к голове под постоянным дождём, одежда промокла, но в это мгновение он казался непобедимым. Монах поднял взгляд и уставился на кракена, как будто бросая вызов.

Огромное, скользкое от слизи чудовище не обрушило на мужчину свои толстые, как деревья, конечности, как ожидала Ануша. Вместо этого Гефсимет свернул свои щупальца подобно жутким облакам. Словно в ответ закричали все до единого кво-тоа. Это был звук непреодолимого безумия. Безумия, угрожавшего заразить Анушу своей жуткой атональной громкостью.

Вопящие кво-тоа хлынули в атаку, забыв о построениях, дисциплине и страхе смерти.

Волшебница закричала с таким отчаянием, что Ануша расслышала её даже в рёве рыболюдей. У Серены дрожали плечи, но она сумела возвести периметр жгучего пламени, как будто отмечая место для своего последнего боя.

Рейдон прыгнул с груды камня, схватил Фостера за полы его плаща и бросился назад к Яфету, Серене и Ангулу. Пират позволил утащить себя, но его взгляд не отрывался от кучи камней. Ануша решила, что Фостер уже сошёл с ума. А может и нет. Несмотря на поникший вид, капитан не выпустил из рук меч.

Монах воспользовался свободной рукой, чтобы отбрасывать кишащих между ним и его целью кво-тоа. Даже после того, как сильный удар сбивал рыболюдей с ног, их крики почти не меняли тональность.

Ануша шла вместе с ним, помогая Рейдону отражать когти, удары копий и укусы.

На пути Рейдона неожиданно возник кво-тоа крупнее прочих своих собратьев. Рыбочеловек держал гарпун с привязанной верёвкой. У него был широкий, скользкий от слизи щит. На спине висело несколько дополнительных гарпунов.

Монах немедленно перенёс всю инерцию своего движения в руки. Встав, как вкопанный, он бросил Фостера по высокой дуге, достать до которой гарпунёру не хватило нескольких футов. Пиратский капитан с громким всплеском рухнул внутри защитного кольца пламени, пылающего, несмотря на то, что с потолка продолжала хлестать холодная вода.

Полёт капитана отвлёк Анушу, и Рейдона, возможно, тоже. Когда Фостер приземлился, гарпунёр бросил своё копьё с широким наконечником. Оно попало Рейдону в левую ногу. Из раны хлынула кровь — в свете летающих огоньков она казалась чёрной.

Рейдон запоздало отдёрнулся. Древко сломалось, но наконечник с прикреплённой верёвкой остался в ране. Гарпунёр с жуткой силой дёрнул. Скользкая, залитая водой поверхность подвела монаха, и он упал. Кишащие, вопящие кво-тоа налетели на него в мгновение ока.

 

*****

Яфет был загипнотизирован движением щупалец огромного кракена, который по необъяснимой причине не помог своим рабам расправиться с ними. Единственный удар одного из его щупалец в десять футов толщиной раздавил бы двух-трёх человек сразу. Почему кракен сдерживается?

Колдун решил, что чудовище играет с ними, как кот с мышью. Вряд ли кракену часто удавалось так поразвлечься.

Впрочем, его толпящимся и вопящим слугам помощь не требовалась. Краем глаза Яфет увидел, как рухнул шу под напором извивающихся чешуйчатых тел.

Я буду следующим, решил он.

Три кво-тоа у огненного кольца зашипели — Яфет даже не знал, что рыбы способны так хорошо подражать змеям — и прыгнули через стену пламени. Огонь вспыхнул, моментально поджарив всех троих.

Серена прошептала:

- Я смогу удержать ещё четырёх, может пятерых — если на нас накинется больше, периметр не выдержит.

Её глаза были красными от скорби, и она смотрела на Яфета, как будто ожидая от него ответов.

Он чувствовал себя таким же уставшим и измученным. Он не мог дать надежду волшебнице. Одной лишь близости кракена хватало, чтобы убить героизм и задушить порывы даже самых храбрых людей.

Яфет огляделся, надеясь заметить Анушу. Конечно же, её нигде не было видно. Может быть, девушка даже вернулась в своё физическое тело. Колдун не стал бы её винить. На самом деле, Яфет даже надеялся, что она сбежала.

Не хотел, чтобы Ануша видела, как он умирает.

Орда корчащихся кво-тоа там, где упал Рейдон, продолжала дрожать и извиваться. Монах по-прежнему сражался под слоем чешуйчатых тел. Поразительно.

Яфет заставил себя снова взглянуть на нависший над ними кошмар.

Сердце Снов было так близко! Он видел артефакт, обвитый кончиком одного из многочисленных щупалец Гефсимета. Камень как будто сиял собственным анти-светом. Артефакт был слишком близко, чтобы Яфет мог продолжать его игнорировать.

Он посмотрел на Ангул. Брать ли оружие, которое, по словам Рейдона, было выковано ради убийства аберраций? Он хмыкнул. Нет, он никогда раньше не держал меча — даже игрушечного, в детстве.

Придётся полагаться на дары Владыки Летучих Мышей.

 

*****

Когти рвали Рейдону спину, лицо и обнажённые предплечья. Зубы впивались в его лодыжки, открытую грудь и даже в уши. Сотни ртов кричали свою бесконечную, безумную песнь, пытаясь раздавить Рейдона весом своих туш и утопить его, удерживая голову монаха под прибывающей водой.

Огромное число борющихся тел было единственной причиной, по которой Рейдон до сих пор не пал под их натиском. На других кво-тоа приходилось куда больше царапин и зияющих ран от когтей и укусов, чем на самого монаха.

Но он не выдерживал. Из оставленной гарпуном раны сочилась кровь, и с каждым мгновением мысли становились всё более расплывчатыми из-за бесконечного крика. Он сумел удерживать голову над водой достаточно долго, чтобы ещё раз отчаянно втянуть в себя воздух. Один из его врагов вырвал наконечник гарпуна из ноги монаха. Кровь хлынула сильнее.

Его зрение сузилось, а крики вокруг углубились, как будто он вошёл в тоннель. Он знал, что его подводит восприятие.

Милозвучный любопытный голос из ниоткуда спросил: «Папа? Ты ранен?»

- Нет, Эйлин, - автоматически ответил он. - Просто немного устал.

- Давай поиграем!

- Нет, сначала папа должен закончить одно дело...

Рейдон сморгнул своё видение. Он не хотел быть уличенным во лжи, даже если эта ложь была адресована воспоминаниям о его дочери.

Пламя волшебного шрама на его груди замерцало, как будто готовясь угаснуть. Монах забыл об этом. Он постепенно терял контроль. Он выбросил Эйлин из головы и сосредоточился на Символе, и татуировка снова запылала ярким и холодным светом, освещая полости тёмной, живой горы, которая погребла монаха под собой.

От боли кво-тоа зажмурили свои широкие глаза, когда неожиданное очищающее сияние опалило их. Рейдон воспользовался этой возможностью и начал пробиваться наверх, как человек, плывущий против течения. Течение состояло из холодных, чешуйчатых, мокрых рыболюдей. Он больше не мог извлечь из Символа ту же энергию, которой воспользовался ранее, чтобы превратить статую в груду камней. Он чувствовал, что не дал шраму срока на восстановление. Тот устал, как и сам монах. Вспышка энергии, которую он сумел извлечь из Символа, уже угасала, и его конечности пылали от перенапряжения.

Когтистая лапа впилась в его левый бицепс. Из-за неудобного положения Рейдон не мог её оторвать. Лапа начала сжиматься.

Затем кво-тоа ниже монаха укусил его за стопу — ту самую, которую чуть не откусил изменённый чумой гуль в Звёздном Покрове.

Его вопль вырвался наружу потоком пузырей. Этот старый укус гуля так до конца и не зажил, и вся боль от него вернулась троекратно.

Вотчаянном жесте монах протолкнул свободную руку прямо вверх, мимо корчащихся тел, судорожно пытаясь за что-то ухватиться.

Кто-то схватил его за руку и потянул. Рука была маленькой, но сильной. Достаточно сильной, чтобы поднять его и вытащить из-под барахтающихся кво-тоа. Она потащила монаха ещё выше, пока Рейдон не оказался в десяти футах над водой. Должно быть, его спасла Ануша. Снова. С помощью спасительницы он выбрался из-под живой горы, не считая двоих кво-тоа, которые удержали свою хватку.

Один висел на его бицепсе, второй не отпускал ногу.

Рейдон задышал свободно, делая большие глубокие вдохи. Когда его тело наконец освободилось от дюжины царапающихся врагов, он смог занести свободную ногу, чтобы обрушить свирепый удар коленом в голову кво-тоа, хватающегося за его руку. Раздался хвост костей, враг перестал вопить и обмяк, а затем рухнул вниз.

Тот, что кусал его вторую ногу, пытался ухватиться покрепче, но держал челюсть плотно сомкнутой на ступне Рейдона.

Большой кво-тоа с гарпунами выбрал именно этот момент, чтобы бросить новое копьё. На этот раз Рейдон заметил атаку. Он поднял обе ноги и вывернулся, чтобы жующий его кво-тоа прикрыл монаха от гарпунёра. Копьё вонзилось твари в спину. Тот забулькал и упал.

Вытянувшая монаха рука задрожала. Девушка устаёт, понял Рейдон. Он представить не мог, как она вообще может его удерживать. Прежде чем девушка его выпустила, он взмахнул ногами назад, потом резко вперёд, и отпустил руку Ануши.

Рейдон закрутил сальто в воздухе и приземлился точно в середине огненного периметра волшебницы, не пропускавшего воду.

Его раненая нога с истерзанной ступней подвернулись, как Рейдон и ожидал. Он сумел удержаться от падения ничком в холодную воду, рухнув на колени. Боль от удара через копчик передалась по спине и заставила застучать зубы.

Поток воды, до сих пор бивший ровным столбом, неожиданно прекратился, как будто по приказу Гефсимета. Скорее всего, так и было.

Хриплые вопли кво-тоа полностью стихли, как и фоновый рёв хлеставшей воды. Ливень холодных капель с потолка прекратился в тонкие струйки. Туман, окутавший помещение, стал рассеиваться. Тысячи кругов на поверхности воды, затопившей помещение примерно на фут, исчезли.

Без постоянного дождя поверхность воды успокоилась, превратившись в идеальное зеркало. Рейдон увидел отражение монолитов, куполов, кво-тоа и окутанную тенями, страшную фигуру огромного кракена, нависшую над всем происходящим.

Он увидел в воде собственное усталое отражение и отражения товарищей, включая женщину в золотых доспехах посередине между ним и Яфетом. Она стояла на поверхности воды, как на твёрдой почве.

Яфет проследил за взглядом Рейдона и его глаза раскрылись шире.

- Ануша, беги!

- Бежать? - недоверчиво переспросила девушка. - Я не стану снова убегать! Я...

Из хитинового клюва, что торчал из отверстия под огромной тушей Гефсимета, полился голос.

- Я вижу тебя, призрак. Хватит твоего вмешательства.

Серена зажала ладошами уши и закрыла глаза.

Колдун прокричал отчаянную паутину волшебных формул и указал пальцем на исполина. Сверкающий изумрудный узел губительной силы ударил из пальца Яфета, поднимаясь выше и выше. Достигнув мягкой плоти огромного кракена, он принялся закручиваться вокруг чудовища, петля за петлёй, как будто пытаясь его обездвижить. Там, где зелёная энергия касалась чудовища, его шкура покрывалась ожогами. Запах, похожий за запах жарёного мяса и собачьих экскрементов, пронёсся по залу.

Колоссальные щупальца Гефсимета вздрогнули. Зелёные петли в мгновение ока распались отдельными звеньями и угасли.

Одинокое щупальце вытянулось из туши Гефсимета, сжимая круглый камень. Камень опустился рядом с отражением Ануши.

У Рейдона замерло сердце. Он бросился к рукояти Ангула и почувствовал, как с треском рвётся нога.

Его пальцы сжали холодный, гладкий металл рукояти. Даже этого краткого касания было достаточно, чтобы изгнать боль от гарпуна в ноге и пылающий огонь на месте ступни. Он протащил себя ещё несколько дюймов и схватился за рукоять обеими руками.

Какая-то часть его беспокойства пропала. Обещание новой силы пронзило мускулы, начинаясь с рук и быстро расходясь по всему телу. Когда энергия достигла груди, его Символ ответил пульсацией света, почти такой же яркой, как чистый огонь меча. При помощи Символа монах сумел защитить свои мысли от подавляющей личности Ангула.

Рейдон вырвал клинок из камня и обернулся, поднимая оружие над головой.

Сердце Снов в хватке слишком крупного щупальца Гефисмета парило всего в десяти футах над отражением Ануши в воде. Рейдон услышал, как девушка кричит самой себе: «Просыпайся! Просыпайся!»

Но она не проснулась. Она посмотрела на Яфета и сказала:

- Я... выпила зелье сна!

Облик Ануши исказился, растянулся и удлинился. Её слова превратились в крик испуганной агонии. Как вода, воронкой стекающая в дыру, её растянутый образ обвился вокруг чёрного камня, прежде чем его жестоко засосало внутрь.

В отражении на воде не осталось ни малейшего намёка на девушку.

Мучительный крик Яфета утонул, когда взрывом возобновились сумашедшие вопли кво-тоа. Толпа начала приближаться к кольцу защитного огня Серены.

Призрак скорби по Ануше вцепился в Рейдона. Но сейчас монах был согласен с Ангулом; самое главное — погрузить пылающий клинок в нечистую тушу Гефсимета.

Очевидно, кракен решил точно так же. Чудовище — сотни футов извивающегося ужаса — хлестнуло вперёд сразу всеми своими отростками, кроме того, в котором было зажато Сердце Снов.

Одно из щупалец пронзило влажный воздух, как снаряд из баллисты. Оно целиком ударило в тело Фостера, в мгновение ока придав капитану такую же скорость. Тело мужчины пронеслось по воздуху, пропав из виду в дальнем конце пещеры.

Другое щупальце десяти футов в обхвате, как падающий дуб ударило в то место, где стоял колдун Яфет. За мгновение до удара Рейдон увидел, как Яфет шагнул внутрь своего плаща и пропал.

Орда кво-тоа выбрала этот миг, чтобы пробить периметр, принеся в жертву пламени несколько особей. Сумасшедшим тварям было уже всё равно. Чешуйчатые лапы выживших схватили Серену.

Волшебница выкрикнула заклятье, пропустившее ток через двух коснувшихся её существ. Им на смену пришли другие четверо и вытащили волшебницу за периметр угасшего круга. Испуганные крики Серены нельзя было расслышать за бесконечным победным воем кво-тоа.

Трое из щупалец Гефсимета устремились к Рейдону. Его умение позволило уклониться от двух. Третье задело монаха — так сильно, что выбило его из оборонительной стойки, и даже настолько сильно, что он едва не выронил Ангул.

Используй меня, пока тебя не убили, прозвучала безмолвная мольба Ангула в сознании Рейдона.

- Использую, - пообещал Рейдон. Он сумел снова сомкнуть обе руки на рукояти.

Монах снял свою мысленную блокаду, полностью открываясь воздействию меча. Боль, даже в ступне, пропала, и беспокойство за судьбу Ануши и остальных было забыто. Единственная мысль пылала в его мозгу: смерть Гефсимету. Клинок Лазури триумфально полыхнул в его неожиданно радостной хватке, его звёздно-синий огонь воспламенил и вскипятил стоячий, сырой воздух пещеры.

Потом щупальце обвилось вокруг груди Рейдона. Монаха подняли в воздух и затрясли, как терьер трясёт крысу, чтобы сломать ей шею. Но Ангул был словно якорь, и Рейдон черпал равновесие из меча, хотя его кровь металась взад-вперёд между ногами и головой. Он обрушил меч на щупальце.

Импульс презрительной силы из щупальца с Сердцем Снова опередил его удар на долю секунды, едва высветив силуэт Гефсимета зеленовато-чёрным сиянием.

Вместо того, чтобы погрузиться в щупальце, Ангул отскочил от скользкой плоти, как от адамантина. Монах опять едва не выронил меч.

Ангул пришёл в ярость. Рейдон почувствовал, как клинок потянулся внутрь себя, а возможно — и к Символу монаха в поисках дополнительной силы. Рейдон позволил ему получить всю энергию, которую требовал клинок.

Он поднял Ангул, и бело-голубое сияние клинка стало вдвое ярче. Лазурный рассвет в первый и последний раз просиял над пещерой. Вместе с Ангулом они сказали:

- Любая порча будет уничтожена.

Монах ударил и рассёк схватившее его щупальце. Он начал падать вместе с отрубленным куском.

Рейдон пролетел пятьдесят футов, сгруппировался и перекатился. Помощь Символа Лазури ему не потребовалась. Монах отпрянул с пути отрубленного щупальца, иначе оно раздавило бы Рейдона. В мгновение ока он уже двигался снова, перепрыгнув обрубок, разбрызгивающий фиолетово-чёрную кровь, и бросившись в атаку на внезапно взбесившуюся гору плоти.

Он сделал сальто над одним щупальцем и отрубил другое. Он был полон решимости вонзить Ангул по самую рукоять в мозг Гефсимета.

Существо прокашляло три волшебных слога. Зрение Рейдона дрогнуло — нет, не его зрение; это очертания кракена стали размытыми и дрожащими. Монах телепортировался достаточно часто, чтобы мгновенно узнать эффект. Гефсимет сейчас сбежит!

Единственное, что было важнее убийства огромного кракена — уничтожение его артефакта. Только ради этого он перенёс столько бед, чтобы вернуть Ангул.

Рейдон припал к земле, напрягая мускулы, напитывая их лазурным огнём из Ангула и своего знака. Он прыгнул.

Монах полетел вперёд, будто на незримых крыльях, оставляя за собой небесно-голубой след. Щупальце, сжимавшее артефакт, растворялось в пустоте вместе со всем остальным трусливым кракеном.

Рейдон взлетел ему навстречу. За миг до полного исчезновения конечности Ангул отсёк её. Отрубленное щупальце и Сердце Снов снова приобрели резкость.

Гефсимет исчез. Воздух с грохотом грома хлынул в освободившееся от великанской туши пространство.

Волна звука ударила по ровной дуге, которую чертил монах в воздухе, и отбросила его. Оглушительная волна прошлась по пещере, сбивая в воду всех до последнего кво-тоа и обрывая их припадочные крики.

Рейдон перевернулся в воздухе, чтобы вернуть себе контроль над падением. Рядом падало отрубленное щупальце. В отличие от предыдущего обрубка, этот хлестал и содрогался, как разъярённый питон. И действительно — Сердце Снов на конце щупальца казалось маленькой головой. Не в силах уклониться, монах получил болезненный удар по всему телу, смахнувший его на затопленный пол.

Когда из рук Рейдона выпал Ангул, монаха охватила боль. Чувство было такое, как будто в его ступню, ту самую проклятую ступню, на всю длину вбили гвоздь. Он открыл рот и захлебнулся.

Тело предало монаха неожиданным отчаянным кашлем. Он сумел поднять голову над водой, но ничего не видел из-за судорожных попыток избавиться от воды в лёгких.

Цзай цзы, возьми себя в руки, подумал Рейдон. В храме Сянь тебя хорошо обучили — тебе не нужен волшебный меч, чтобы исцелить свои раны!

Вернув свой фокус, он перестал кашлять и осмотрелся.

Толпы кво-тоа, заполнявшие пещеру вместе с водой, валялись практически неподвижно, как марионетки с обрезанными ниточками. Примерно в десяти футах он увидел под водой мерцающий свет Ангула. Даже с такого расстояния Рейдон чувствовал ярость клинка из-за того, что его выронили.

Ни капитана пиратов, ни волшебницы нигде не было видно, по крайней мере — отсюда. Однако он увидел Яфета, стоящего над щупальцем с Сердцем Снов.

Рейдон встал, сделав хромающий шаг к колдуну.

- Будь осторожен, - посоветовал он. - Не трогай...

Монах замолчал, когда колдун медленно обернулся. Обеими руками Яфет держал тёмный круглый предмет.

- Брось его, немедленно! - приказал Рейдон потрясённым голосом. - Мы должны его уничтожить!

- Нет, - раздался охваченный печалью голос Яфета. - Пока что нет. Внутри камня спит Ануша. Я должен её разбудить. Это моя вина, что она не может проснуться!

- Если ты не отпустишь камень, он заберёт и тебя, - предупредил Рейдон. Он скользнул к мерцающей полосе Ангула.

Яфет проигнорировал монаха. Он целиком сосредоточился на камне. Он смотрел в камень, как в хрустальный шар. Он начал читать скользкие от магии слова.

- Что ты делаешь? Остановись, иначе потревожишь его! - крикнул Рейдон.

Яфет проигнорировал его. Колдун закричал в камень голосом, усиленным волшебным тремоло:

- Проснись! Проснись! Ануша, если ты там, просыпайся! Забудь про трижды проклятый эликсир!

Символ на груди Рейдона так стремительно похолодел, что дыхание монаха превратилось в пар.

- Проснись! - снова крикнул Яфет изо всех сил своего заклинания.

Сердце Снов вздрогнуло в руках колдуна. Оно проснулось.

В камне проступила щель — открывающийся глаз. Рейдон встретился с древнейшим взглядом этого ока.

Это было всё равно, что смотреть на облака какого-то далёкого, исхлёстанного бурями мира. Облака окружали пустой, как смерть, зрачок.

Яфет охнул.

Рейдон сделал ещё два шага, опустил руку в воду и достал Клинок Лазури. Только это оружие могло уничтожить артефакт. Он резко развернулся и бросился к колдуну с криком:

- Отпусти его!

- Нет, - ответил Яфет. - Так легко я Анушу не оставлю.

Великое око моргнуло. Тьма в центре зрачка потекла наружу, опутав плащ колдуна собственным губительным воздействием.

Яфет шагнул назад во тьму и исчез.

 

 

 

 

Так заканчивается первая книга «Господства аболетов». История продолжится во второй книге — «Город мучений».


Чума заклинаний. Глава двадцать первая

19 Август 2019 - 16:32

Глава двадцать первая

Год Тайны (1396 ЛД) Тауниссик, море Павших Звёзд

 

Во рту стоял медный привкус. Кровь? Он изогнулся, глаза чуть не закатились в глазницы в поисках чего-то знакомого. Где он?

Тусклый красный свет тянулся наверху и по бокам. Огонь? Точки света пылали крошечными угольками, всё ярче и ярче, пока не слились в единую красную дымку.

Он вышел на дорогу из костей посреди багровой равнины под кровоточащим небом.

Он продолжал идти, потому что знал, что должен сделать нечто очень важное. Где-то в той стороне, куда он идёт, наверное. Нечто очень серьёзное, он был уверен. Чувство срочности пылало сразу за границей сознания, готовое вот-вот разбить стекло между раздражением от незнания и страхом от понимания. Но он никак не мог точно вспомнить, что должен сделать...

Он остановился. Дорога почему-то казалась знакомой, как будто он уже видел её во сне. Или, по правде говоря, в кошмаре.

Возможно, он видит сон прямо сейчас. Это могло бы объяснить пробелы в сознании. И то, почему на нём нет одежды. Да он даже собственное имя не может вспомнить! Разве во сне такое нормально?

Он снова зашагал вперёд. Может быть, в конце дороги сон закончится, и он проснётся. Было бы неплохо. Может быть, это даже правда. Он ускорил шаг.

Спустя какое-то время он осознал, что далёкий рёв, который он слышит, может быть водопадом. Звук раздавался где-то впереди. Решение было правильным! По крайней мере, он направляется к чему-то интересному. Он удвоил скорость.

Дорога опускалась ниже уровня окружающей равнины. Сумрачные стены пронизанного жилками камня вставали по бокам. Рёв странно звучал в похожем на ущелье проходе, почти как... крики?

Звук, и так достаточно нервирующий, вызвал иное воспоминание. Он уже слышал такой звук раньше. Он опять задумался, не кошмар ли это. Тот факт, что он не мог вспомнить собственную личность, в совокупности с криками приобрёл зловещее значение.

Он резко остановился на краю уступа. Он смотрел в бездонную пропасть, простиравшуюся за пределы способности его взгляда различать детали, как будто бесконечную в своей глубине. Ему казалось, что бездна пронизывала мир и выходила на другой стороне, оставаясь пустотой, длящейся вечно...

Следующий удар сердца принёс с собой воспоминание о его личности.

- Я Яфет! Клянусь проклятыми договорами фей, я — Яфет!

С именем пришло осознание, что он потерял плащ. Затем колдун понял, где находится.

Он стоял на краю багровой дороги, где демоны охотились за теми, кто отдал свои души пыльце путешественников. Сюда рано или поздно попадал любой, принимавший волшебный яд. Благодаря своему договору Яфет избегал этой судьбы намного дольше всех остальных.

Раз он снова находится здесь, значит, его удача истекла.

На этот раз не было никакого Владыки Летучих Мышей, которой спустился бы с кровоточащего неба и спас его от полного разложения. Да Владыка и не сумел бы. Благодаря коварству Яфета, он был заточён в собственном замке. А может, Владыка сумел освободиться самостоятельно, и из-за этого Яфет потерял свою защиту. Так или иначе, колдуну пришёл конец.

С пересохшим ртом и выпученными глазами Яфет таращился в бездну. Он попробовал отодвинуться от края. Боль опалила ноги, как будто кости приковали его к месту, неожиданно выпустив крючья в мускулы. Он покачнулся. Носки ног нависли над бесконечной пропастью. Его внутренняя борьба заставила осыпаться участок земляного выступа. Посыпались вперёд и вниз галька и пыль. Пропали из виду.

Раздавались вопли хриплых, испуганных глоток. Он резко повернул голову и увидел, что это не единственная дорога, ведущая в великую пропасть. Сотни других проходов виднелись в стенах бездны, некоторые выше того, на котором стоял он, другие ниже — последние остановки на дорогах из костей. И по ним шли другие жертвы. Шли с криками, протестами и мольбами, а потом, продолжая кричать, бросались в пустоту.

Он хотел отвести глаза. Но ужас заставил его следить за каждой новой жертвой, проносящейся мимо. Некоторых зияющий разлом бесконечной тьмы поглощал. Но многие другие не достигали этой границы — по крайней мере, не достигали её одним куском. Поскольку в этом промежутке между бесконечным падением и ложной надеждой на спасение охотились демонические создания. Они носились по воздуху на чешуйчатых крыльях, хватая в воздухе пролетающие тела своими когтями, шипастыми хвостами, длинными языками и другими отростками, слишком жуткими, чтобы рассматривать их подробнее.

Когда демон налетал на падающего крикуна, голос его жертвы становился вдвое громче в своём забытом богом отчаянии, затем резко обрывался. Остатки каждой трапезы наконец освобождались, мокрые и беззвучные, и падали во тьму.

Яфет сам не смог сдержать вопль, когда против собственной воли шагнул в пустоту. Он упал. Он махал руками, как и все остальные, но это лишь усиливало его ужас. Он приказал себе прекратить трепыхаться, но было невозможно делать что-то другое.

С пылающего неба опустился силуэт. Он приблизился с беспощадной уверенностью и выхватил колдуна из воздуха.

Почему демон не рвёт его? И тогда колдун понял — это не демон.

Это была Ануша. Ануша в золотых доспехах сна, хотя и без шлема. Золотые крылья выдумки росли из её спины. Крылья бились в сильном и спокойном ритме, поднимая их обоих.

Она держала его, а он — её. Она поднимала его всё выше и выше. Он посмотрел в её тёмные глаза и потерялся. Он был так же дезориентирован, как при взгляде в бездну, но страх покинул его.

Яфет сказал:

-Ты спасла меня, Ануша. Я обязан тебе жизнью. Я...

Она только улыбнулась. Яфет крепче прижался к ней.

 

*****

Вздрогнув, Яфет открыл глаза. Его окружало огромное тёмное пятно, тут и там усыпанное крохотными, подвижными огоньками света. Он лежал на чём-то сыром и болезненно твёрдом.

- Где... - начал он, потом закашлялся. Горло болело, как будто от криков. Или от слоя каменной пыли. В глазах был песок, а тело ныло от ушибов. И с каждым вздохом левую сторону груди пронзала боль.

Он потёр глаза, чтобы слёзы смыли пыль. Когда зрение прояснилось, он увидел, что неприятный предмет, на котором он лежит — небольшой коралловый купол. Написанные там слова гласили: «Яфет Донард. Законсервирован для воскрешения 1396 г.»

Мужской голос, гладкий и мягкий, но со странным акцентом, произнёс:

- Ты свободен от камня. Ануша тебя вытащила. Ты был погребён в этом коралловом гробу.

Яфет снова закашлялся и разглядел темноволосого мужчину, который к нему обращался. На том была распахнутая на груди шёлковая куртка, обнажавшая огромную татуировку, сиявшую лазурным блеском. Стройная фигура мужчины указывала на толику эльфийской крови. Меч, пылающий таким же небесно-голубым огнём, торчал из булыжника перед мужчиной, как будто за неимением ножен тот сунул клинок в камень.

- Где Ануша? - спросил Яфет.

-Может быть, стоит незримая рядом. Хотя судя по её молчанию, Ануша пытается достать из ближайших гробниц остальных.

Яфет встал. Измученные, покрытые ушибами конечности запротестовали, но он вздохнул с облечением, когда почувствовал, как шевелятся вокруг складки плаща. Потеря плаща ему просто приснилась! И то, что он едва не погиб от последней стадии употребления пыльцы, должно быть, тоже был сон.

Или нет? Мужчина сказал, что Ануша вытащила его из кораллового купола. Может быть, сновидческое тело девушки вытащило его не только из каменной оболочки?

Синяя вспышка на ближайшем к Яфету куполе осветила две фигуры — женщину в доспехе и другую женщину, обмякшую в руках первой.

- Ануша! - имя слетело с губ Яфета вопреки его собственной воле.

Ануша вытащила вторую женщину, Серену, из камня, и уложила её на грубую поверхность, как Яфета. Она махнула рукой, хотя синий огонь, выхвативший её силуэт, уже начал гаснуть. Прозвенел её голос.

- Ещё один?

Она указала на купол с именем Фостера.

- Да, - ответил колдун, улыбаясь до ушей. Как и во сне, на девушке не было шлема.

- Один момент, - она повернулась и пропала.

Серена закашлялась. Судя по звукам, её горло так же пересохло, как и у Яфета. Волшебница была покрыта белой пылью, которая придавала ей нездоровую бледность. Очевидно, на нём был такой же слой.

Ануша появилась из последнего купола в новой вспышке лазурного пламени с капитаном Фостером на руках. Яфет заметил, что она тащит довольно массивного мужчину без особых усилий. Её способности росли.

Фостер едва приоткрыл веки и прошептал:

- Воды.

Колдун сложил ладони чашечкой и опустил их в лужу. Он пронёс воду три шага и вылил на белое, покрытое золой лицо и в открытый рот мужчины. Рот содрогнулся, открылся и закрылся странным рыбьим движением. Фостер охнул, когда вода коснулась его. Коже капитана вернулся цвет. Серена уже стояла самостоятельно и что-то бормотала себе под нос.

Яфет повернулся к Ануше, пламя которой уже почти пропало. Неожиданно путаясь в словах, он сказал:

- Я рад тебя видеть.

- Яфет! Мне так жаль, что я тебя бросила! Было слишком далеко...

- Здесь небезопасно, - оборвал её хриплый голос Фостера. - Где чудовище?

Яфет виновато оторвал взгляд от блекнуших очертаний Ануши и оглядел раскинувшийся вокруг простор. Он искал намёки на извилистые щупальца в тенях. Огоньки золотисто-зелёного цвета порхали над куполами, обелисками из коралла и лужами морской воды, усеявшими огромный подземный зал. Больше ничего.

Тогда заговорил незнакомец.

- Мы не видели великого кракена, хотя встретили несколько слуг Гефсимета.

Он указал на груду обломков рядом с собой. Яфет узнал символы на разбитых камнях — это был заточивший его в камне эйдолон, которым управлял Гефсимет!

- Ты уничтожил шагающую статую? - спросил Фостер.

Мужчина кивнул и поморщился, глядя на меч, торчащий из камня.

- Да, с помощью Ангула.

Он поднял взгляд и объявил:

- Я Рейдон Кейн, монах храма Сянь. Я здесь, чтобы уничтожить Гефсимета и его омерзительный артефакт.

- Твоя помощь будет весьма кстати! - пришёл в восторг Фостер. - Кажется, мы доказали, что наших собственных сил недостаточно.

Серена нахмурилась. Яфет тоже нахмурился, но не потому, что Фостер умалил их способности, а из-за заявленного желания Рейдона уничтожить Сердце Снов. Эта вторая цель не устраивала колдуна.

Яфет решился заговорить:

- Если мы уничтожим Гефсимета, его артефакт наверняка будет бессилен.

Может быть, монах позволит обвести себя вокруг пальца. Фостер с поблёскивающими глазами подмигнул колдуну. Капитан хотел уничтожения Сердца Снов не больше самого Яфета.

Брови монаха немного сдвинулись, как будто от удивления; затем он резко встряхнул головой. Он сказал:

- Артефакт — это источник проблемы. Его уничтожение необходимо, иначе какое-нибудь другое существо присвоит его ради собственных зловещих целей, или, что ещё хуже, ради вызова из недр земли тех, кому в действительности принадлежит камень.

Меч испустил внезапную лазурную вспышку, слово подчеркнув слова монаха.

Яфет кивнул, с виду соглашаясь, но на самом деле раздумывая, как ему поступить.

Легкомысленным тоном, как будто пересказывая анекдот, Фостер сказал:

- Что ж, не будем пересчитывать монеты, не открыв сундук, ладно? Чудовище по-прежнему где-то рядом, и сначала нам придётся с ним разделаться. После этого можно будет поговорить об уничтожении.

Яфет снова кивнул. Может быть, он сумеет убедить полуэльфа-шу отказаться от желания разрушить артефакт. Рейдон спокойно встретился взглядом с капитаном, ничего не отвечая.

- Вы с ума все посходили? - воскликнула Серена. - Гефсимет вчистую нас одолел. Я не собираюсь драться с ним снова! Нам нужно выбираться отсюда. Я ухожу.

Она бросила отчаянный взгляд в сторону Яфета, как будто умоляя его о поддержке.

Колдун сказал:

- Серена, мы не можем сбежать, не встретившись с Гефсиметом. Если мы разделим силы, он просто убьёт нас по одиночке. Вместе, на сей раз с помощью Рейдона и Ануши, у нас может получиться победить кракена.

- Что за Ануша? - спросила Серена. - Дай угадаю — призрак, верно? В любом случае, ты должен понимать, что лжёшь самому себе.

Голос женщины стал громче, эхом расходясь по залу.

- Мы пришли сюда впятером, помнишь? Сомневаюсь, что Ногах и первый помощник согласились бы с тобой по поводу наших талантов в области командной игры. Я бы у них спросила, но вот беда — они уже мертвы!

Последние слова Серена прокричала.

- Серена, тихо, - раздался встревоженный голос Ануши откуда-то слева.

Волшебница резко обернулась, высматривая девушку.

- И ты! - воскликнула она. - Следовало разделаться с тобой при первой же встрече, девочка-призрак. Сомневаюсь, что твоё умение прятаться поможет против кракена!

Фостер хмыкнул.

- Серена, она спасла тебе жизнь, - запротестовал Яфет, несмотря на нежелание участвовать в детских капризах волшебницы. В его висках гневно застучала кровь.

- Нет времени на ссоры, - вмешался Рейдон Кейн. - Что-то приближается.

Далёкий рокот стал громче. Яфет уже какое-то время слышал этот шум, но не обращал на него внимания. Теперь он понял. Это был звук текущей воды. Большого количества воды.

Поток воды сорвал верхушку с кораллового купола меньше чем в десяти шагах от Яфета. Верхняя часть коралла взлетела вверх с такой силой, что ударилась в потолок зала и разбилась на осколки. Соединивший пол и потолок гейзер продолжал бить столбом хлещущего моря, холодный и грозный, готовый заполнить всё помещение, если ему не помешать.

Вниз посыпались вода и осколки камня.

Один из осколков прочертил кровавую линию на левой щеке Фостера. Тот выругался на незнакомом Яфету языке.

Серена прошептала волшебное слово, и возник обычный с виду деревянный щит. Он начал кружиться вокруг хозяйки — но не успел защитить её от камня, задевшего голову.

Напитавшись бьющей водой, лужи на полу начали сливаться друг с другом. Пелена водной взвеси размыла снующие в воздухе огоньки. Далёкие купола и обелиски потеряли резкость. Но внимание Яфета привлекли движущиеся на периферии тени.

Всего в трёх-четырёх десятках футов из дымки возникла фаланга примерно из двадцати волочащихся кво-тоа с копьями. Их кожа блестела от влаги. Похоже, тварей не тревожила прибывающая вода, которая уже захлёстывала ноги.

Серена выпустила тугую струю пламени, мгновенно поджарив переднего рыболюда. Яфет вторил ей собственным шипящим взрывом колдовства, выпустив другому кво-тоа кишки. Жертва остановилась и ничком рухнула в воду. Их товарищи не дрогнули — они затоптали пострадавших, даже не взглянув на них.

- Твой меч! - крикнула Серена, указывая на пылающий клинок.

- В Ангуле пока нет необходимости, - ответил монах.

Продвижение кво-тоа на мгновение остановилось — рыболюди метнули копья. Плащ Яфета обернулся вокруг копья, которое пыталось проникнуть сквозь глазницу в его череп, отбросив оружие прочь. Ещё одно копьё ударилось в вертящийся щит Серены, расколов его.

- Если твой клинок действительно так силён, как выглядит, он нужен нам сейчас! - надрывно крикнула волшебница.

Рейдон подобрал копьё, которое раскололо Серене щит. Он швырнул его обратно в наступающую толпу, пронзив горло одному кво-тоа. Он ответил:

- Эго меча подавляет личность носителя. Я предпочитаю не поддаваться ему без абсолютной необходимости.

Капитан пиратов прищурился, неожиданно охваченный алчностью.

- Ему? - переспросил Фостер. Рейдон не ответил и как будто бы не обратил внимания на жадность Фостера. Вместо этого он бросился на фалангу, с каждым шагом оставляя мелкие кратеры в воде. Меч монаха запылал ярче, как будто злясь, что его игнорируют. Несмотря на всю свою яркость, пылал он напрасно, оставаясь торчать в камне.

Капитан Фостер оглянулся разок на Ангул, потом бросился за Рейдоном, достав свой механический меч. Капли воды собирались струйками, стекая с клинка Фостеру, как будто оружие было выковано из перьев утки вместо металла.

Фаланга кво-тоа, лишившись троих из первоначальной дюжины, сплотилась перед монахом и сняла со спин новые копья. Кво-тоа выдвинули их перед собой, намереваясь проткнуть мужчину.

Рейдон прыгнул, и его траектория превратилась в дугу. Он легко пролетел над самым высоким остриём. Он приземлился в гуще фаланги. Построение рассыпалось, когда все кво-тоа сразу попытались развернуться вовнутрь. Руки монаха замелькали, как лопасти водяного колеса, вспышкой ударов, которые Яфет едва различал. Казалось, что лазурная татуировка на груди Рейдона светится всё ярче с каждым убитым созданием.

Фостер врезался во внешний круг отвлёкшихся рыболюдов. Он мгновенно сразил двоих своим ядовитым механическим клинком, открыв дыру в и без того дрогнувшем построении.

- Слишком просто, - прошептал Яфет. Он осмотрел края зала и заметил движение.

- Вон там! - крикнул он, показывая рукой. По меньшей мере три других отряда копьеносцев кво-тоа показались в тумане. Вместе с ними были новые существа, похожие на кальмаров размером с гончую, и другие — настолько деформированные, что колдун не мог их распознать.

Яфет прошептал серию волшебных слов и направил губительный луч в один из отрядом, опалив их глаза и замедлив продвижение.

- Яфет, наверху! - крикнул ему на ухо голос Ануши. Он поднял взгляд.

Кракен вернулся.


Чума заклинаний. Глава двадцатая

19 Август 2019 - 16:31

Глава двадцатая

Год Тайны (1396 ЛД) Тауниссик, море Павших Звёзд

 

Ануша повторяла путь, которым шла несколько часов назад. Ей не приходилось протискиваться между скрюченными корнями и длинными ветками; она шла, как призрак, не обращая на деревья внимания. Однако на сей раз её спящее физическое тело находилось на несколько миль ближе. Девушке не приходилось напрягаться изо всех сил, чтобы удержать себя на месте.

С другой стороны, Ануше не хотелось отходить слишком далеко, когда её тело было так близко и оставалось уязвимым. Дважды она останавливалась, чтобы прислушаться к какому-то воображаемому шуму, затем бросалась назад к лодке — проверить сохранность дорожного сундука. Оба раза Счастливчик радовался её возвращению. Оба раза тревога была ложной.

Наступила глубокая ночь, а она даже не приблизилась к тому, чтобы отыскать Яфета.

- Я не боюсь, - сказала девушка. Правда ли, тут же задумалась она? Почему она по-прежнему медлит здесь, за границами поселения, хотя знает, куда нужно идти?

- Я не боюсь! - повторила девушка.

Несмотря на решимость, она всё равно взвизгнула от неожиданности, когда вспышка лазурной синевы упала с небес и приземлилась где-то в зарослях. Ануша ожидала взрыва, который должен был сопровождать удар падающей звезды, но ничего не услышала.

Следует ли ей проигнорировать это? Что, если огнепад — на самом деле какой-то колдовской сигнал Яфета? Ануша повернулась и направилась прямо к точке удара.

Вместо куска обгорелого небесного камня она нашла человека. Точнее полуэльфа, хотя его человеческий родитель явно происходил из Теска или дальше с востока.

Мужчина был одет в сандалии, свободные штаны и затейливую шёлковую куртку, открытую до пояса. Пылающий меч в его руке и татуировка на груди горели одинаковым небесно-синим огнём. Ануше показалось, что цвет пламени не похож на Волшебную Чуму. Оттенок каким-то образом был чище, чем тот, что ассоциировался у неё с кошмарами.

Человек стоял в обожжённом кратере, но телесного урона от своей жёсткой посадки не получил. А вот разум мужчины, судя по выражению его лица, мог и не выдержать; открытый рот и пустые глаза были красноречивыми признаками безумия.

Наверху раздались охотничьи кличи. Часовые тоже заметили драматичное прибытие.

Один из часовых рухнул с неба. Его извивающаяся фигура была подсвечена зеленоватым сиянием. Наездник кво-тоа держал длинное, тонкое копьё из коралла, нацелив его прямо в сердце мужчины. За пикирующей тварью оставался чёрный след.

Полуэльф резко поднял пустой взгляд и прищурился. Когда чудовище налетело на него, мужчина поднял меч. Казалось, его сейчас проткнёт жестокое копьё наездника, но он грациозно ускользнул в сторону. Одной рукой он проткнул своим пылающим мечом пронёсшееся мимо тело моркота. Лезвие меча рассекло чудовище, как простую бумагу. Свободной рукой он выхватил наездника из седла. Неподвижное тело моркота, истекая кровью, рухнуло в заросли деревьев на другой стороне поляны.

У следившей за мужчиной Ануши от изумления отвисла челюсть. Его мастерство превосходило всё, что когда-либо видела девушка — даже ту ледяную эладрин в замке Яфета. Полуэльф, наверное, был героем древности. Но в тех историях, что рассказывал её наставник, подобный воин не упоминался.

Мужчина держал трепыхающегося кво-тоа за горло. Он потребовал:

- Скажи мне, где искать чудовище Гефсимета.

Кво-тоа удвоил свои усилия в попытке освободиться из похожей на тиски хватки незнакомца.

Намёк на движение в небе привлёк внимание Ануши.

- Осторожно! - крикнула она. Двое часовых верхом на моркотах рухнули бок-о-бок, как ястреб на кролика, собираясь поймать мужчину между двумя молниеносными копьями.

Меченосец отпустил пойманного кво-тоа и прыгнул вверх. Полуэльф легко взмыл футов на десять. Часовые пронеслись под ним. Один случайно проткнул кво-тоа, отпущенного мужчиной. Другой попытался в последний момент поднять своё копьё, но меченосец, закрутив сальто в воздухе, разбил древко единственным взмахом своего меча.

Часовые поднялись назад в небо. Мужчина легко приземлился на ноги, двигаясь с грациозностью и экономностью действий, которые у Ануши обычно не ассоциировались с мечниками.

Он окинул взглядом место, откуда Ануша выкрикнула своё предупреждение, не смог увидеть её, потом подобрал кво-тоа, которого выхватил из седла. Тот уже обмяк из-за раны, нанесённой его собратом. Мужчина сказал: «В мире нет места аберрациям». Он рассёк неподвижное тело мечом на две части. Ануша охнула.

Голова мужчины взметнулась. Его глаза пылали. Неужели он увидел девушку?

Очевидно, нет. Он продолжил осматривать местность, потом сказал:

- Я должен найти Гефсимета. Я должен...

Его лицо исказилось, как будто мечник пытался вспомнить нечто жизненно важное.

Затем он напрягся и отбросил своё оружие прочь, словно меч обжёг ему руку. Меч вонзился остриём в землю.

Оружие продолжало пылать, но татуировка полуэльфа немедленно потемнела. Его лицу вернулось человеческое выражение, и он вытер лоб тыльной стороной ладони.

Тревожный крик раздался слева от Ануши, где был расположен город.

- Ангул, - сказал мужчина, очевидно обращаясь к мечу, - если хочешь уничтожить Гефсимета, ты должен поклясться Символом Лазури, которому служим мы оба, что больше никогда не станешь подчинять мой разум.

Меч продолжал пульсировать небесно-синим огнём.

- Он может говорить? - воскликнула Ануша, не успев остановить себя.

Мужчина поднял взгляд. Его лицо было необычайно спокойным. Он сказал:

- Нет, невидимка. По крайней мере, только с тем, кто его держит. Кто ты?

- Ануша, - ответила девушка. - Я, эм, я тоже хочу уничтожить Гефсимета. Я с друзьями. Нас разделили, но я пытаюсь их найти.

Мужчина наклонил голову, покосившись на кружившихся в небе часовых. Похоже, сейчас они соблюдали расстояние. Увидев полуэльфа в действии, Ануша не могла их винить.

- Ты поможешь нам? - спросила она. - На моих друзей напали, и мы разделились. Я не знаю, что случилось потом. Но знаю, что им нужна помощь!

- Кто твои друзья? Такие же незримые духи?

- Нет! И я не дух. Я просто, эм, присутствую здесь не полностью — поэтому меня сложно заметить. Мои друзья — Яфет, он выучил заклинания и проклятия у какого-то существа, заточённого в Фейвайльде, и Серена — она говорит, что волшебница, и тоже читает заклинания. И капитан Фостер. Он пират. На самом деле, Серена и капитан мне не друзья, только Яфет.

Мужчина потёр подбородок, потом спросил:

- Сколько тебе лет, Ануша?

У неё покраснели щёки. Девушка была рада, что мужчина её не видит. Она была вынуждена признать, что лопочет, как ребёнок. Девушка ответила:

- А как тебя зовут, человек, который упал с неба?

Он неожиданно и резко поклонился.

- Рейдон Кейн, ученик храма Сянь.

- Ты монах?

Мужчина кивнул и добавил:

- А также хранитель Символа Лазури и невольный носитель Ангула, чьё чувство морали следует подвергнуть сомнению, несмотря на рвение меча убивать зло. Я многое пережил и проделал долгий путь, чтобы попасть сюда и уничтожить Гефсимета с его артефактом.

- О! Что ж, тогда ты поможешь мне?

- Я не чувствую в тебе скверны, и пока ты не докажешь, что недостойна доверия, я буду тебе доверять. Я уже знаю, что этому клинку доверять нельзя.

С этими словами полуэльф схватил меч. Его лицо посуровело. Его рука задрожала. Но самообладание вернулось его чертам. Он сказал:

- У нас нет времени на более подробные инструкции, Ануша. Пожалуйста, покажи мне путь. Я могу следовать твоим устным указаниям.

Ануша подобрала с земли камень и объяснила:

- Просто иди за ним.

Она устремилась к городу. Тревога и страх немного отпустили девушку. Теперь, когда ей задышалось легче, девушка задумалась — а если бы не появление полуэльфа, смогла бы она найти в себе достаточно храбрости?

Ануша отбросила эти мысли — не было смысла гадать. С появлением Рейдона Кейна она позволила себе надеяться, что увидит Яфета снова.

Ануша провела Рейдона в Тауниссик. Даже ночью неправильные, похожие на коралл строения и чистые пруды сияли бледным, водорослевым светом. Кво-тоа, раньше нежившиеся в прудах, отсутствовали, но зловещие фигуры виднелись за каждым окном в городе. Тусклый свет в помещениях позади бросал тень на их пустые лица. Часовые продолжали кружить в небесах и держали Рейдона в центре круга.

- По крайней мере, они сохраняют расстояние, - сказала Ануша, пытаясь разрядить обстановку чем-то более полезным, чем крики или нытьё.

- Они позволят нам войти, потом закроют выход — чего ещё, кроме такой трусливой тактики, можно ожидать от затронутых скверной созданий? - голос полуэльфа звенел праведным гневом. Меч опять взял власть над его разумом?

Она подбежала к крупному зданию. Рейдон легко держался с ней вровень.

Вырезанные на стенах извилистые глифы мерцали зелёным и слабым красным светом. Она нырнула внутрь, ученик храма Сянь — следом. Они прошли через парадный зал с низким потолком, где жидкость из фонтанов в форме рыб стекала в три бассейна. Из двух арочных коридоров Ануша выбрала правый и бросилась вниз по узкой лестнице. Барельефы с изображением голов кво-тоа торчали из стен через равные промежутки. Их глаза источали жёлтое сияние.

После первой развилки лестница вышла в прямой тоннель, который Ануша пролетела, не задерживаясь — в одной руке камень, которым она указывала путь Рейдону, в другой — сновидческий клинок.

Они вошли в палату, освещённую троицей больших, диаметром футов в десять, бюстов кво-тоа на высоких стенах. В помещении стояла гранитная плита — Ануша вспомнила, что та обрушилась и запечатала выход. Кто-то отодвинул её в сторону.

Воду из центрального бассейна спустили, и теперь там осталась укрытая слизью полость в полу. Внутри, как увядшие листья, лежали мёртвые бледные рыбы. Дыра в бассейне вела к спускающейся вниз винтовой лестнице, теперь открытой воздуху.

- Рейдон, здесь мы и разделились, - воскликнула девушка. - Я не знаю, что случилось, когда меня утащило прочь, но в последний раз бассейн в полу был наполнен водой.

- Как долго... - вопрос Рейдона затих, когда монах поднял глаза.

Ануша проследила за его взглядом. На одном из бюстов кво-тоа у них над головами сидел дракон, похожий на ленивого степного кота. Между его вытянутых лап лежали останки гуманоидов, но отсюда Ануша не могла разглядеть их получше. У неё скрутило живот, хотя сновидческое тело и было нематериальным.

Дракон, заметив, что привлёк внимание монаха, потянулся. Его крылья распахнулись, как перепончатая рука с длинными пальцами, раскрывшаяся, чтобы царапнуть по потолку. Он зевнул, обнажив окровавленные когти длинной с предплечье Ануши. Глубоко посаженные глаза дракона и пустые носовые впадины были похожи на череп. Из его челюсти торчали большие шипы, а вдоль надбровных дуг шли два ряда мелких рогов.

- Ты несёшь скверну, которой я не потерплю, - обвинил Рейдон дракона холодным, как железо, голосом.

- Вы вошли сюда и нашли свою смерть, - раздался в ответ шершавый рокот дракона. Чудовище напряглось, готовясь к прыжку.

Ануша крикнула:

- Где другие нарушители, которые вошли сюда несколько часов назад?

Дракон застыл при звуках её голоса. Его глаза обшарили помещение, ноздри раздулись. Крылья сложились назад и улеглись вдоль спины.

- Они сошли вниз, чтобы высказать своё почтение Гефсимету, - прошипел дракон, глаза которого блестели от интенсивности его поиска.

- Лжец! - воскликнула Ануша.

Брови дракона сошлись, как будто в озадаченности от того, что он не смог отыскать жертву. Язык его тела сейчас кричал об осторожности — чудовище больше не собиралось обрушиться на Рейдона.

- Ты назвала меня лжецом? Ты ошибаешься, невидимка. Меня зовут Скатрис, - сказал дракон. - Я позволю тебе и твоему другу-шу узнать, кто в этом зале лжец. Быть может, это ты? Гефсимет и твои друзья находятся внизу.

Дракон вытянул массивный коготь и указал на лестницу на дне покрытого слизью бассейна.

Ярость охватила Анушу. Она отвела руку и бросила свой сновидческий меч, как копьё. В её глазах оружие действительно удлинилось в полёте, став настоящим копьём. В последний момент Скатрис каким-то образом почувствовал этот осколок сна и увернулся. Копьё пронзило одно из крыльев дракона.

Тот взревел от гнева и растерянности, испустив поток зелёной жижи, опалившей стены. Копьё на миг удержало чудовище на месте, хотя дракон бешено забился, пытаясь избавиться от пригвоздившего его предмета.

Боль пронзила голову Ануши, сразу за глазами. Девушка охнула, и в тот же миг копьё исчезло. Боль ослабела, но осталось тупое ноющее чувство, напоминая ей, что уловки сна не могут изменять реальность бесконечно.

Дракон, освободившийся от незримого шипа, не сбежал. Вместо этого он припал к своему насесту, полагаясь на камень в качестве защиты от незримых атак. Он прошипел:

- Даже сейчас твои друзья отдают свои бессмертные души пустоте, что лежит между звёздами. А ты возишься здесь.

Он расхохотался, насмешливо и хрипло.

Рейдон изучал Скатриса. Клинок Лазури был обнажён в его руке. Язычки синего пламени бежали по клинку.

- Рейдон, пойдём! Мы нужны Яфету!

Монах нахмурился. Капля пота застыла у него на губе. Он свирепо посмотрел на дракона, но сказал:

- Внизу ждёт ещё большая мерзость, Ангул.

Полуэльф заставил себя отвернуться и шагнул в раскрытую дыру. С необычайной грацией он скользнул по скользкой, почти вертикальной стене в бассейн, легко избежав шахты с лестницей.

Ануша прыгнула следом — совсем не так изящно. Впрочем, её никто не видел, и простое падение не могло повредить девушке. Она подумала, не призвать ли сновидческий клинок снова, но решила подождать. Голова по-прежнему ныла. Было ясно, что бросив копьё в дракона, она надорвала свою способность влиять на реальный мир.

Монах бросился вниз по узкой винтовой лестнице. Ступени были скользкими от недавно стёкшей воды. Он ни разу не споткнулся. Ануша незримой тенью летела следом.


Чума заклинаний. Глава девятнадцатая

19 Август 2019 - 16:30

Глава девятнадцатая

Год Тайны (1396 ЛД), Тауниссик, море Павших Звёзд

 

Ануша не знала, что происходит на острове. Eё сновидческое тело охватила тревога.

Она вытащила сундук из коридора на главную палубу. Главной шлюпки не было, оставались лишь две лодки поменьше. Счастливчик шёл за ней. Цепь собаки обрубил единственный взмах её сновидческого меча. Для глаз любого пирата всё выглядело так, как будто сундук сам по себе скользит по промасленным доскам палубы.

- Призрак!

Темноволосая женщина со шрамами стояла между ней и ближайшей лодкой, широко раскрыв глаза. Это была та же самая пиратка, что едва не раскрыла Анушу несколько дней назад. Женщина смотрела не на неё, а на отражение Ануши в тёмном стекле сигнального зеркала, что стояло в трёх футах от сундука.

На краткий миг раздражение заставило девушку забыть о своей тревоге. Да сколько на этом проклятом корабле отражающих поверхностей?

Ануша отпустила сундук и призвала свой меч. Оружием она разбила сигнальное зеркало. С этого момента, решила девушка, каждое встреченное зеркало она будет разбивать.

Пиратка закричала: «Нападение призрака!» и убежала, нырнув в открытый трюм. По кораблю пронеслись вопросительные возгласы, а в ответ им — крики.

- Великолепно, - прокомментировала Ануша, убирая свой меч. Меч угас, как сон. Она схватила свой сундук и потащила изо всех сил, быстро дотолкав его к перилам. Укрытый полосами мрака Тауниссик был почти невидим в начавшихся сумерках.

Ануша осмотрела механизм, удерживающий лодку. Какая-то лебёдка с кучей толстых канатов и узлов. Она подумала, не рубануть ли всё это мечом. Нет, лодку сначала надо опустить...

В ответ на раздающиеся в трюме вопли о «Призраке!» пираты на судне подняли тревогу. Ануша нашла защёлку, удерживающую лебёдку неподвижной. Она крепко ухватилась за сундук и рывком поставила его в лодку. Повторить такое во плоти она бы не смогла, и всё равно чуть не потеряла концентрацию и не рухнула через перила.

Ануша прыгнула в раскачивающуюся лодку и подозвала к себе Счастливчика. Собака взволновано гавкнула и присоединилась к ней. Ануша открыла защёлку. Ручка лебёдки завертелась, и лодка упала на волны рядом со скользким бортом «Зелёной сирены». Оказавшись в воде, Ануша рассекла канаты несколькими взмахами мерцающего клинка снов, потом взялась за вёсла.

И тут её план чуть не провалился. Тянуть, толкать, рубить и тащить вещи в сновидческой форме было гораздо проще, чем держать и манипулировать отдельным предметом на протяжении долгого времени, не говоря уже про два предмета одновременно. Вёсла продолжали выскальзывать из её рук, пока она пыталась вставить их в уключины.

У неё над головой из-за перил высунулись несколько голов — все кричали, некоторые тыкали пальцами. Один из мужчин вопил: «Призрак похитил собаку капитана!»

Кто-то другой воскликнул: «Клянусь ржавым трезубцем Амберли, вы несёте какую-то чушь! Это не призрак — это вор с заклинанием невидимости!»

В ответ раздались крики несогласия, прозрения и изумления. Начался спор о том, смогли ли волшебники заново освоить искусство обманывать взгляд с помощью магии.

Ануша продолжала сражаться с вёслами. Отчаяние не помогало ей сосредоточиться. Неожиданно она вспомнила, каких стараний потребовало от неё обучение плавному письму под суровым присмотром наставника. Прибегнув к похожим усилиям, она перестала обращать внимание на пиратскую болтовню и медленно, методично поставила в уключину одно весло, потом другое. Теперь грести стало намного проще.

Быстрыми взмахами вёсел она направила шлюпку к Тауниссику, оставляя позади пиратские споры. Счастливчик уселся на носу лодки и какое-то время служил носовой фигурой.

На полпути к острову мелкие точки, за которыми оставались туманные полосы мрака, приобрели очертания кво-тоа верхом на кальмарах. Ануша неожиданно вспомнила, какую роль играла Ногах в первой высадке. Бывшая жрица постоянно читала заклинания, чтобы отвести от их отряда внимание часовых и Гефсимета. Ануша перестала грести и присмотрелась к далёким летунам. Их маршруты как будто не изменились. Пока что часовые не заметили её шлюпку посреди темнеющего моря. Неужели Ногах ошиблась? Учитывая, в какую засаду попали остальные, казалось возможным, что бывшая жрица добилась полной противоположности своей цели. Ануша продолжила грести.

Её темп всё возрастал, и наконец девушка стала махать вёслами, как сумасшедшая. Почему нет? Ей была не нужна передышка. Работа была не трудной, всего лишь однообразной. Она неслась по воде. Вскоре она достигла шлюпки, оставленной первым отрядом в густых зарослях мангров. Насколько можно было судить, никто не нашёл и не потревожил это место.

Девушка задалась вопросом, что стало с гребцами первой высадки. Наверняка ничего хорошего.

Ануша задумалась, нужно ли ей целиком вытащить сундук на берег или оставить его в лодке для быстрого бегства. Она решила оставить его в лодке.

- Счастливчик! - обратилась она к псу. - Хороший мальчик! Хороший мальчик! Жди здесь, Счастливчик. Сидеть! Жди, пока я не вернусь, ладно?

Счастливчик попытался лизнуть её протянутую руку и уселся прямо на крышке сундука. Чем она заслужила доверие такого преданного и невинного создания? Девушка погладила пса по голове и повернулась к острову.

 

*****

Рейдон падал сквозь разлом между «всё» и «ничего», сквозь пространство, не предназначенное для людей. Свет колол глаза и обжигал лицо. Стучали зубы. Все кости в его теле пытались вырваться из мясной оболочки. Грудь болела, он снова и снова пытался втянуть немного воздуха. Но воздуха не было. Серая дымка всё сильнее и сильнее заволакивала взгляд...

Раздирающая синяя парабола выхватила его из этого антипространства. Рейдон и Ангул пролетели десяток футов и рухнули на выстланный плиткой пол.

Монах не смог подавить долгий, хриплый кашель, хотя с каждым новым приступом рёбра пронзала боль. Он лежал на боку, почти в позе зародыша, пытаясь обуздать бунтующее тело. Когда кашель превратился, он стал отдыхать.

Куда Путеводная Звезда выбросил его на сей раз?

Помещение представляло собой большой каменный зал, наполненный большими, тускло мерцающими прямоугольными предметами. Большинство торчали из пола, но некоторые выходили из стен. Несколько штук свисали с потолка. Древние магические письмена сияли на блоках; источником мерцания каждого предмета было это сияние. Две стены рухнули, и многие блоки были расколоты, а их руны — потемнели.

Из каждого каменного блока выступали одна-две тонких трубки пульсирующего света. Свет собирался в тугие пучки, и пучки эти держали свешивающиеся с высокого потолка каменные гаргульи. Многие световые трубки были оборваны, их свет угас, а другие змеились в беспорядке по усыпанному обломками полу.

Здесь было холодно. Дыхание Рейдона паром вырывалось изо рта, его лицо и руки уже замёрзли.

Кроме холода, ему пока что больше ничего не угрожало, не считая нанесённых Меловым Скакуном ранений.

Он закрыл глаза, чтобы сосредоточиться. Он представил свою грудь и кости, которые в виде энергетических линий соединялись в его туловище. Они были потрескавшимися и спутанными, некоторые сломались. Импульсы боли из таких линий шипами расходились по всему остальному телу. Он представил, что эти шипы — настоящие, а потом вообразил, как их острые концы стираются. Подобные трюки помогали ему сосредоточиться. Когда острая боль достаточно ослабела и монах смог продолжить, он мысленно ухватился за каждую повреждённую и сломанную кость, и расправил их одну за другой. Новые шипы боли пронзили его тело — этих он притупить не мог. Но монах не останавливался до тех пор, пока не срастил все кости до единой.

Рейдон наконец отпустил свой фокус. Резкую боль сменила тупая и ноющая. Он ещё немного полежал в холодном зале, полном каменных обломков и странных предметов. Монаха терзали случайные мысли о его прежней жизни. Он видел Эйлин, игравшую во дворе их дома в Натлехе. На девочке было жёлтое платье, и она где-то испачкала лицо. Она держала в руках целую кучу диких нарциссов из их сада. Рейдон чувствовал их запах.

Монах улыбнулся. Эйлин ответила бесовской улыбкой, которую он так хорошо знал. Сдавило сердце.

- Эй, девочка, - прошептал он призраку. Горло перехватило. Эйлин засмеялась и исчезла.

Новая боль вырвала его из снов наяву. Его тело лежало на чём-то твёрдом и болезненном. Он подвинулся и увидел, что этим предметом был Ангул. Какое-то время монах смотрел на его тусклое лезвие. Его зрение расплывалось от невыплаканных слёз, рождённых воспоминаниями.

Монах тёр глаза, пока они не прояснились.

Он схватил холодную рукоять Ангула и встал. Отсюда он смог лучше разглядеть зал. Полосы света, которые ещё не выгорели, вели к единой точке в сердце палаты. Он подошёл туда, немного оберегая одну ногу.

Посередине лежала смятая, полузасыпанная фигура, похожая на оболочку от последней трапезы какого-то фантастически огромного паука. Фигура была человекоподобной, вырезанной из хрусталя, камня, железа и более экзотических компонентов, но она испортилась. Её поверхность заржавела и растрескалась. Фигура была наполовину погребена под частично обвалившимся потолком. На её смятой железной груди виднелся знакомый узор — Символ Лазури.

- Путеводная Звезда?

Фигура не отвечала. Несмотря на это Рейдон был уверен, что находится в присутствии искусственного существа, которое когда-то служило сторожем Звёздной Бездны.

- Ты здесь?

Он наклонился и постучал по лбу голема. Ему показалось, что в каменных глазах идола мелькнула искорка света. Монах не был уверен.

- Ты исчерпал свои силы, когда вытащил меня из владений Мелового Скакуна? - спросил он. - Если так, то спасибо тебе. Надеюсь, это не станет последним твоим деянием. Я недостоин подобной жертвы.

Он нахмурился.

- Ты принёс себя в жертву, чтобы спасти меня — хотя мы были едва знакомы.

Его мысли обратились вспять. Он прошептал:

- А вот я оставил умирать в одиночестве самое дорогое, что было в моей жизни, пока сам спал в безопасности.

Сказав это вслух, Рейдон понял, что подсознательно спроецировал благородный поступок голема на себя. Жалкое самоуничижение, и для кого?

Он был человеком со всеми полагающимися слабостями в куда большей степени, чем когда-либо это признавал. Он был просто глупцом с раздутым эго, подобным любому другому глупцу, которые проживали жизни, убежденные, что они обучены и подготовлены лучше других — пока не узнавали правду.

Монах с отвращением отвернулся. Его колено задело каменный блок, который лежал ближе к голему, чем все остальные. Знаки на плите вспыхнули. Их формы затрепетали и потекли, пока на глазах у монаха не сложились в слова на всеобщем. Он прочитал:

 

Рейдон,

Если ты это читаешь, значит у меня закончился последний запас оживляющего элана. Не бойся, ты не заперт здесь. С помощью своего Символа ты можешь получить доступ к управлению Звёздной Бездной и в последний раз телепортировать себя в Фаэрун. Ты должен отправиться к виденной нами морской горе, где расположился Гефсимет. У тебя есть Символ. Не волнуйся об отсутствии у тебя опыта. Сосредоточься на волшебной мантии Звёздной Бездны, и ты сможешь использовать её, как я когда-то. Отправляйся к Гефсимету. Одолей великого кракена. Уничтожь артефакт Кссифу, которым он владеет. От тебя многое зависит, Рейдон. Хотя у меня нет души или существования, которое продолжилось бы после моей физической смерти, я всеми фибрами своего угасающего бытия желаю тебе удачи.

Твой друг, Путеводная Звезда.

 

- Я вдвойне недостоин твоего доверия, - прошептал Рейдон.

Он долго смотрел на каменную плиту. Прочитанные им руны изменились, сложились в большое кольцо. Кольцо оторвалось от камня и повисло вертикально перед Рейдоном. Внутри появилось изображение.

Рейдон увидел остров с кво-тоа наверху и огромным чудовищем в затопленных пещерах внизу.

Изображение в прорицательном круге показало ему поверхность острова. Была ночь, но огни и свечение выхватывали силуэты часовых, продолжавших кружить над островом.

- Ангул, ты готов? - монах поднял меч. Лазурный свет на рукояти клинка продолжал мерцать — не слабее, но в то же время не ярче.

Он вспомнил, когда видел клинок в последний раз. Это было более десяти, наверное, даже более двадцати лет назад.

Кирил стояла перед Ангулом, взвешивая, не отказаться ли от клинка, ставшего для эльфийки проклятием из-за своего необычайного фанатизма. В мыслях Рейдона снова прозвучали слова Путеводной Звезды: «Жизнь Ангула — жизнь всего лишь наполовину. Без живого носителя клинок из осколка души разрушится, и тогда его душа сможет упокоиться с миром. Останется лишь мёртвая полоса стали в форме меча».

Воспоминание угасло, но Рейдон тревожно прищурился.

Если он не ошибся, значит, когда Кирил отдала клинок Меловому Скакуну, Ангул потерял живого носителя. У меча не было живого носителя годами...

- Именем спокойного учения Сянь, надеюсь, что ты не сломан! - воскликнул Рейдон.

Меч продолжал дремать, как тогда, когда монах вырвал его из камня.

Щёки Рейдона полыхнули жаром. Он сдержал желание разбить меч на каменном обелиске, хотя именно этого ему сейчас больше всего хотелось.

Нет, сказал он себе. Я наследник Сянь. Сосредоточься. Успокойся, иначе не сумеешь сдержать своё обещание победить Гефсимета во имя Эйлин.

Рейдон расслабил грудь и плечи, выпрямился.

- Ангул, - сказал он спокойным, но властным голосом. - Заклинаю тебя, пробудись! Враг, ради уничтожения которого тебя выковали, готов уничтожить Фаэрун с помощью древнего артефакта. Ты был создан зря, если не сможешь ему помешать.

Тусклое мерцание рукояти как будто стало чуточку ярче от его слов.

Хотя нет. Оно совсем не изменилось.

Рейдон ещё несколько раз попытался воззвать к мечу, а потом решил, что осколок души внутри клинка слишком ослаб, чтобы слышать подобные обращения.

Монах посмотрел на Клинок Лазури. Это был инструмент Хранителей Символа Лазури. Символа, живым воплощением которого стал он сам.

Он расстегнул куртку, открывая знак на своей груди. Он положил рукоять меча прямо на знак и пожелал, чтобы тот пробудился.

Что-то зудело в уголке его разума. Вопрос, такой слабый, что монах решил, будто ему показалось.

Рейдон снова обратился к своему Символу. На этот раз он ясно услышал немой вопрос, вопрос, заданный без единого слова.

Кирил, это ты? Неужели моя Звёздочка вернулась?

Монах спросил:

- Ангул?

Ответа не было. Рейдон нахмурился и в третий раз озарил клинок своим Символом.

Голос, не громче прежнего, снова заговорил в голове у монаха.

Я так устал. Так устал. Почему ты молчишь, Кирил? Я думал, что ты избавилась от меня, наконец отказалась от этой расколотой души, которой никогда не дано будет познать мир. Я тебя не виню. У меня нет, совсем нет никакой выдержки, как ты слишком хорошо знаешь...

Рейдон опять обратился к клинку.

- Кирил ушла.

Моя Звезда... Она была для меня всем, а я был её проклятием.

- Ангул, послушай меня.

Ангул? Так меня зовут? Нет, как-то иначе...

- Тебя зовут Ангул. Я говорю правду.

...Я помню. Я Ангул. Я был спутником и праведным орудием Кирил. Но я выполнил свой обет. Моя задача исполнена, и покой зовёт меня. Зачем ты меня потревожил?

- Новому носителю нужна твоя сила. Порча грозит этому миру, угроза, ради искоренения которой ты был создан. Ты нужен!

Так устал..

- Ангул, аболеты из древних эпох готовы отравить мир поверхности, - умолял Рейдон. Казалось, что клинок активно ему сопротивляется, активно пытается снова раствориться в полном неведении и забвении.

Оставь меня. Может быть, на этот раз я смогу воссоединиться с Кирил целиком и полностью...

Рейдон в четвёртый раз ударил клинок вспышкой Символа Лазури.

Как свеча начинает лесной пожар, так и его знак наконец воспламенил Ангул. Тонкая, как пергамент, личность, с которой он взаимодействовал, подобная призраку по своей чувствительной, мимолётной натуре, обуглилась и сгорела до тла. Под ней был истинный Ангул, свирепый, яркий и беспощадный.

Порчу необходимо искоренить, провозгласил голос, абсолютно лишённый боли и утраты предыдущей персоны. Голос с нетерпением ждал предстоящего, жаждал избавить мир от любых существ, неприспособленных, чтобы ходить по его поверхности.

Рука Рейдона исчезла в нимбе горячего, обжигающего пламени, пламени, которое выжгло его собственную жалость к себе, его сомнения, его фокус, и его полуосознанное желание отказаться от всей этой эскапады. Нечто большее, чем вдохновение, охватило монаха — это была убеждённость в собственной правоте, полная и абсолютная. Некоторые вещи нельзя, невозможно терпеть. Ангул был главным, лучшим и единственным средством в этом убедиться. Гефсимет и его камень порчи будут стёрты с лица земли. Рейдон знал это — они с Ангулом станут инструментом, который совершит это праведное деяние.

А после, решил Рейдон, он обратит свою длань против многочисленных меньших духовных зол, по-прежнему отравляющих Торил.


Чума заклинаний. Глава восемнадцатая

18 Август 2019 - 16:14

Глава восемнадцатая

Год Тайны (1396 ЛД) Чумные Земли, Вилхонские дебри

 

Под ногами Рейдона струились синие, зелёные и золотые цвета, как будто какой-то бог перевернул мольберт создания, расплескав перемены по всему миру. Краска продолжала течь, загустевая и смешиваясь, и создавала ещё более необычные цвета и текстуры.

Воздух представлял собой дрожащую дымку оранжевого и сапфирового цвета, был пропитан запахами жасмина и лакрицы. Рейдон практически не видел рук. Как будто он шёл сквозь основание не излучающего жара и приятно пахнущего пламени. Ему было интересно, представляют ли пляшущие цвета саму Волшубную Чуму или это просто побочный продукт затаившейся под землёй инфекции. К счастью, его тело не подавало признаков болезни или распада... в отличие от Хэдина. Аватара Ясеневой Матушки своей песней вела монаха сквозь яркую муть. Её голос был ветром в сосновом лесу и направлял его. Каждый шаг встречал твёрдую землю по ногой. А вот женоподобное существо из коры, корней и листьев презирало ходьбу. Вместо этого она вырастала в каждой новой точке местности, которую желала посетить.

Из пылающей дымки показалось последнее её воплощение. С каждой новой манифестацией точное сочетание цветов, шипов, корней и коры, формирующих человекоподобную фигуру, немного различалось.

Когда их взгляды встретились, песня прекратилась. На этот раз её глаза были двумя цветущими ирисами.

Рейдон спросил:

- Ты каждый раз посылаешь вперёд корни, прежде чем подняться из земли?

Аватара склонила голову набок. Она сказала:

- Зачем посылать новые корни, если моя корневая система уже простирается под всеми Чумными Землями?

- А! - Рейдон задумался, правду ли говорит Ясеневая Матушка по поводу размеров её корней. Если так, её настоящий размер, включая подземные корни, был просто невообразим.

Аватара продолжала смотреть на него.

- Это странно, - сказала она.

- Что? - может быть, он заразился и не заметил? Монах быстро проверил свои руки и ноги.

- Я чувствую две сущности в твоей плотской форме, хотя раньше ощущала лишь одну. Я беспокоюсь.

- Приветствую, - раздался голос. Голос Путеводной Звезды. Рейдону стало легче дышать.

- Не беспокойся, аватара, - пояснил монах. - Ты чувствуешь присутствие моего друга, Путеводной Звезды. Я рассказывал о нём, когда мы встретились. Путеводная Звезда, где ты пропадал?

Голос раздался снова.

- Восстанавливался после усилий, которые потребовались, чтобы доставить тебя к воротам Ормпетарра.

- С тобой всё хорошо?

- Да, Рейдон. Пока что. Потребовалось больше силы, чем я ожидал, но у меня ещё остался последний заряд. И это очень удачно, поскольку после нахождения Ангула я могу отправить тебя прямиком к Сердцу Снов.

Покрытая листьями фигура аватары зашуршала, как будто привлекая к себе внимание. Она сказала:

- Путеводная Звезда... Я уже слышала это имя. Эстрапланарное место встречи богов.

- Совпадение, не больше, - раздался голос разумного голема, в котором отчётливо слышалось удивление. - Но что ты такое? Я чувствую, что ты — намного больше, чем человекоподобная фигура, которую видит Рейдон.

- Я аватара Ясеневой Матушки, - сказала женщина, как будто это всё объясняло.

- А! - ответил голем.

Рейдон сказал, нарушая затянувшееся молчание.

-Она ведёт меня к Меловому Скакуну — созданию, которое искали Кирил и её спутник, когда вошли в эти изменчивые земли. Аватара считает, что Кирил и дварф были убиты.

- Печальные новости, - заметил Путеводная Звезда. Затем: - Веди. Теперь, когда я восстановил контакт с Рейдоном, я больше не буду вас отвлекать, пока не потребуются мои услуги.

Тело Ясеневой Матушки распалось. Несколько мгновений спустя её голос раздался впереди, снова затянув свою песню.

Монах продолжил путь сквозь пылающие миазмы, следуя за одноразовыми живыми вехами в виде аватары.

Таким образом прошла значительная часть дня. Однородность синеватого тумана вокруг затрудняла оценку времени. Наконец, Рейдон пробился сквозь дымку в новый регион.

Он стоял у начала могучего каньона, длинного и с крутыми склонами. Склоны каньона состояли из огромных слоёв различных оттенков, как будто отмечавших какие-то невообразимо долгие отрезки времени. Осадочные слои состояли из дюжины оттенков коричневого. Некоторые слои сильнее походили на хрусталь, чем на камень. Один слой казался подозрительно похожим на плоть. Стены каньона поднимались на сотни футов по обе стороны.

Аватара стояла на самом краю тумана, не желая выходить. Она указала вниз, в ущелье.

-Иди по этой расселине, не отклоняясь влево или вправо, и в конце ты найдёшь Мелового Скакуна.

- Ты дальше не пойдёшь? - спросил Рейдон. Он удивился, когда понял, что не желает расставаться с единственным спутником, представляющим собой что-то кроме бесплотного голоса.

- Я сказала, что мои корни простираются подо всеми Чумными Землями. Это правда, за исключением этого скопления в самом сердце Чумных Земель. Я чувствую, что это фрагмент иного мира, хотя его природа пострадала от Волшебной Чумы не меньше, чем Торил. Я не могу послать свои корни за его край.

Рейдон задумался, не напомнить ли аватаре про её обещание отвлечь скакуна, чтобы он смог найти меч. Он решил, что не стоит. Если она передумала, слова монаха ничего не изменят.

- Спасибо, что проводила, Ясеневая Матушка.

Женщина неплохо изобразила поклон.

- Как я уже говорила, ты мой первый герой. Может быть, если Меловый Скакун тебя не убьёт, ты вернёшься и расскажешь мне о своих подвигах и о том, что наполняет тебя подобной решимостью.

- Жду с нетерпением, - ответил Рейдон, ответив на её поклон.

Многочисленные ветви, лозы и ростки аватары расплелись и с шорохом втянулись в почву.

- Путеводная Звезда?

- Я здесь, Рейдон.

Монах нахмурился, кивнул и шагнул в расщелину. По обеим сторонам поднимались крутые склоны, но путь расширялся, и вскоре он уже шёл по плоской поверхности в сотне футов от каждой стены. Тропа петляла из стороны в сторону по дну каньона. По ней лениво текла мутная жидкость. Это могла быть вода, хотя Рейдон почти ожидал, что жидкость в любой момент может загореться синим огнём. Каньон казался слишком обычным, чтобы лежать в середине Чумных Земель.

Чем дальше он шёл, тем выше становились стены. Вскоре он уже оказался в глубокой тени, и пришлось тщательно выбирать место для каждого шага по грязной тропе. Монаху стало интересно, насколько высоки стены. Они возвышались во мраке — каждый утёс как могучая плотина, построенная великанами.

Тут и там от основного каньона отходили высохшие притоки, но Рейдон следовал совету аватары и двигался прямо.

На одной из таких развилок паслось трое зверей — они были огромны, с дракона величиной, но с виду не настолько свирепые. Они стояли на четырёх лапах и обладали длинными гибкими шеями, но их глаза были пустыми, как у скота. Крыльев не было. Рейдон проскользнул мимо великанских животных, не привлекая к себе внимания. Монах молча поблагодарил провидение, что Путеводная Звезда не высказал вслух одно из своих наблюдений, хотя возможно он был несправедлив к разумному голему.

Впереди каньон заканчивался. Огромный белый утёс заполнял разлом от стенки до стенки. Неужели это снег? Он не сверкал в лучах заходящего солнца, как снег или лёд. Известняк? Нет, конечно нет.

Видимо, это был мел.

Рейдон шёл вперёд.

Он прошёл ещё несколько миль к белой стене, и за это время наступила темнота. Над головой засияли звёзды, ярче и намного пестрее, чем когда-либо видел Рейдон. Он не был знатоком небес, и не мог утверждать, видит ли знакомые созвездия здесь, в сердце Чумной Земли. Путеводную Звезду он спрашивать не стал.

Рядом со звёздами сверкал ещё один источник света. Когда сумерки сгустились, белый утёс впереди засиял, источая мерцание, похожее на лунный свет. Когда мерцание стало ярче, утёс действительно стал походить на саму Селун в фазе полнолуния, спустившуюся на землю и пойманную меж двух стен каньона. А может быть, не пойманную, а просто отдыхающую, готовясь снова взлететь в небеса.

Наконец, Рейдон спросил в никуда:

- Это и есть Меловый Скакун? Луна, упавшая на землю?

- Если луна, то не луна Торила.

- Как близко мне следует подойти?

- Эта местность притупляет мои чувства. Я едва могу поддерживать с тобой связь. Что-то мешает.

Монах кивнул. Он был сам по себе, несмотря на голос конструкта и его страсть поучать Рейдона. Оказалось, что монах рад узнать об ограничениях голема. Рейдон смертельно устал от всезнающих сущностей, намного превосходивших его самого. С другой стороны, именно ему предстояло сразиться с врагом, намного превосходящем Путеводную Звезду даже в лучшем его состоянии.

Рейдон шёл, пока не оказался примерно в сотне шагов от изрытого утёса, сверкавшего собственным небесным светом. Он приставил руки ко рту и прокричал:

- Приветствую! Я ищу Мелового Скакуна! Давайте поговорим и найдём общую выгоду!

Звёзды как будто поблекли над головой, а белый утёс налился светом, начал сиять всё ярче и ярче, пока Рейдону не пришлось сощуриться.

По каньону пронёсся звук, похожий на рёв широкой реки — такой громкий, что земля затряслась. Рейдон услышал повторяющиеся нотки в этом ошеломительном звуке. Слова. Он пропустил несколько первых слов, но наконец разобрал:

- ...пришел задать вопрос, я требую подарка. Какой дар ты предлагаешь, паломник?

Рейдон наклонил голову, не зная, что ответить. Он спросил:

- Ты Меловой Скакун?

- Кто же ещё? - ответил оглушительный голос. - Если ты пришёл задать вопрос, сначала тебе придётся предложить свой дар. Ты предлагаешь свою или чужую жизнь в качестве платы? Артефакт? Секрет?

Рейдон был здесь не затем, чтобы обращаться к силе оракула, на которую претендовало это существо, но у монаха действительно был вопрос о Кирил и её мече. Он сказал:

- Я не ищу тайного знания, совета мудреца или видений будущего. Я хочу лишь узнать о местонахождении одного из твоих бывших гостей, мечницы по имени Кирил, и её спутника-дварфа.

- Какой дар ты предлагаешь в обмен на мою помощь? - повторил голос, от которого дрожала земля.

Монах хотел сказать, что у него нет дара, но вовремя остановился. Вместо этого он обратился к своим познаниям, пытаясь придумать что-то интересное, чтобы удовлетворить желание неподвижного утёса.

Путеводная Звезда неожиданно признёс:

- Я знаю несколько секретов. Вот один из них: эльфийское королевство Сильдеюр, скрытое в Юирском лесу, не вымерло, как считают многие. Некоторые его части попали в царство фей, именуемое Фейвайльдом. Многие звёздные эльфы воссоединились со своими родичами, эладрин.

Монах вздрогнул, вспомнив прежний разговор с големом о Сильдеюре. Тогда Путеводная Звезда предположил, что королевство «погибло», а не перенеслось в иной мир. Если это правда, что некоторые части эльфийской страны уцелели, зачем же конструкт заставил Рейдона считать иначе?

Он покачал головой, понимая, что сейчас не время для таких размышлений. Вместо этого монах стал ждать ответа Мелового Скакуна.

Свет утёса поблек на долгое время, затем засиял снова. Раздался голос:

- Ты вручил мне дар неизвестного прежде знания. Отвечу тем же: когда мечница Кирил, геомант Тормуд и драгонет Зет пришли ко мне, они попросили о проходе в новый мир, который лежит за западными морями. Я создал такой портал. Они покинули этот континент много лет назад и отправились на Вернувшийся Абейр.

У монаха скрутило живот. Он понятия не имел, что такое Вернувшийся Абейр и где он находится — по ту сторону океана или на другом плане бытия. Однако казалось очевидным, что цель, которую он уже готов был настичь, ускользнула. Кирил и её клинок сейчас могут быть где угодно. Мрачное чувство поражения и гнева угрожало разорвать его спокойную сосредоточенность в клочья.

Путеводная Звезда сказал:

- Должно быть, тебе вручили поистине великий подарок в обмен на такой далёкий портал.

- Поистине. Осколок души, заточённый в полосу острой стали.

- Ангул? - воскликнул Рейдон. - Они оставили меч у тебя?

- Да. Великий дар, который я по-прежнему храню.

- Можем ли мы увидеть его? - попросил Путеводная Звезда, оборвав Рейдона, прежде чем тот смог потребовать клинок. - Мы много слышали про этот меч и хотели бы взглянуть на твоё величайшее сокровище.

- Сокровища, подобные Ангулу, следует открывать восхищённым взорам, - согласился Меловый Скакун.

Сильная дрожь попыталась сбить монаха с ног, когда утёс просто развернулся передней стороной вверх. Взметнулись клубы белой пыли. Скрежет камня кинжалом вонзился Рейдону в уши. Когда утёс остановился, открылась впадина, ведущая вглубь утёса. Внутри белый тоннель мерцал тем же светом, что и снаружи.

Рейдон бросился в проём и дальше по гладкому коридору, чтобы спастись от пыли. К счастью, внутри воздух был чист. Проход немного изгибался, так что всего через двадцать шагов он потерял вход из виду.

Проход вывел монаха в большой сводчатый зал, похожий на сокровищницу безумного короля. Огромные щиты, светящиеся мечи, усыпанные самоцветами посохи, скульптуры из разных материалов и волшебная одежда были выставлены вдоль стен и свисали с потолка. В центре зала находилось свободное пространство шириной футов в тридцать. Рейдон направился туда.

Он заметил, что множество фигур, которые монах сначала посчитал скульптурами, на самом деле были охотничьими трофеями, из которых изготовили чучела или иным способом сохранили. Он увидел тигра, мумию с амулетом, эттина и других чудовищ. Он также увидел мужчину в мантии волшебника, женщину в облегающей кожаной одежде со сверкающим тычковым кинжалом и других разумных существ.

Монах вышел на широкое пространство, окружённое несколькими колоннами из алебастра. В центре стояло существо. Оно источало такое же сияние, что и утёс. Его тело походило на тело кентавра, только стройнее. Рейдон решил, что существо из камня, не из плоти... хотя его поверхность обладала жутким молочным оттенком и казалась текучей. Может быть, это был какой-то волшебный мел.

- Добро пожаловать в мою крепость, - сказало кентавроподобное создание. - Желаешь взглянуть на осколок души?

- Да, - ответил Рейдон. - Это ты — Меловый Скакун? Сначала я подумал, что на это имя отзывается утёс, с которым мы говорили.

Кентавр сказал:

- Будь это правдой, я отличался бы огромным размером, но нет. Я тот, кого ты видишь.

Он подался вперёд и сообщил:

- Я сообщил тебе это, не ожидая подарка.

- Ты очень любезен, - ответил монах, хотя не мог не задуматься, что за существо этот Меловый Скакун, раз ожидает плату за любой разговор.

- Теперь взгляни на Клинок Лазури, Ангул, что хранит в себе осколок человеческой души. После этого я заберу последний твой подарок.

- Что ты имеешь в виду? - спросил Рейдон, оглядываясь на чучела.

Меловый Скакун не ответил, вместо этого взмахнув одной молочной ладонью. Как восходящее солнце, вспыхнул свет и ослепил Рейдона.

Рейдон заморгал. По щекам покатились слёзы. Он вытер их и на полу между собой и жемчужного цвета кентавром увидел булыжник почти пяти футов диаметром. Из булыжника рукоятью вверх торчал длинный меч. Глубины камня озарялись слабой искрой.

- Душа уже угасла? - спросил Рейдон. В последний раз, когда он видел клинок в руках его хозяйки, двадцать лет тому назад, тот сверкал лазурным светом и пульсировал от праведной силы.

- Она просто спит, - ответил Меловой Скакун. Он продолжил: - Ты взглянул на моё сокровище. Взамен я заберу свой дар.

Вместе со словами кентавра задрожал пол. В помещении эхом раздался тот же самый звук, что сопровождал открытие тоннеля.

- Ты закрыл вход? - спросил Рейдон. Монах сомневался, что вход открылся шире.

- Дар — это ты, - объявил Меловый Скакун, двинувшись вперёд. - Я не хочу, чтобы ты убежал.

Существо подняло одну из своих рук. Пальцы расплавились и потекли, превратившись в длинный и тонкий клинок, лезвие для снятия кожи.

- Пожалуйста, оставайся неподвижен; я не люблю чинить свои трофеи.

Монах отбросил свои тревоги и сосредоточился, позволяя телу и разуму слиться воедино. Он перескочил через булыжник с Ангулом, развернувшись в воздухе, чтобы коснуться камня ладонями. Его восприятие времени замедлилось. Оказавшись над камнем, он оттолкнулся изо всех сил, ударив ногами вперёд. Его удар пришёлся высоко в человеческую грудь Мелового Скакуна.

Отдача пронзила ступни, икры и колени Рейдона. Сеточка трещин разбежалась от места столкновения. Монах оттолкнулся от врага под дождём каменных осколков, сделав обратное сальто. Он приземлился за границей досягаемости длинных рук противника — даже той, что превратилась в клинок.

Молочный оттенок существа принялся теплеть, пока Меловый Скакун не приобрёл цвет свежей крови. Он прыгнул.

Рейдон пригнулся, избежав сверкнувших рубиновых копыт и одновременно поднырнув под взмах клинка. Он обрушил собственный удар на правый бок противника. От столкновения заболели костяшки, и, что ещё хуже — его обожгло. Красный цвет существа был не просто видимостью — кентавр раскалился!

- Рейдон, возьми меч, - посоветовал голос Путеводной Звезды.

- Ангул не поможет мне против Мелового Скакуна, - выдохнул Рейдон, избежав новой атаки. - Каким бы странным и аморальным не казалось бы это существо, я не чувствую в нём порчи. Мой собственный Символ остаётся спящим.

- Ты должен взять меч, иначе я не смогу тебя вытащить. Сооружение, внутри которого вы сражаетесь, удаляется, хотя я не могу понять — в пространстве или во времени. Моя связь с тобой слабеет. Через несколько секунд она оборвётся. Ты окажешься пойман с Меловым Скакуном, возможно — навсегда, в качестве одного из его трофеев.

Кентавр встал на дыбы и рухнул вперёд, ударив передними копытами. Монах уклонился, но рука-клинок задела его запястье. Существо было невообразимо быстрым, прочным, как камень, и горячим, как кузнечный горн. Монах прыгнул назад, встав на руки, как будто чтобы сбежать, но это был трюк; продолжая стоять на руках, он ударил ногой, угодив в пылающий красный глаз существа, когда оно подалось вперёд и вниз. Хруст, похожий на звук треснувшего кристалла, музыкой прозвучал в ушах Рейдона.

Но кентавр отреагировал не так, как живое существо. Он обрушил вниз свою руку и свой клинок, и едва не проткнул монаха. Тот снова прыгнул на ноги и бросился мимо кентавра, пытаясь зайти ему за спину. Снова на ногах и в пяти футах за Скакуном...

Кентавр лягнул его. Только годы тренировок спасли монаха, и вместо того, чтобы расколоть ему голову, удар просто зажёг искры в глазах и колоколом ударил в уши.

Рейдон рухнул на землю, едва избежав второго удара. Пол был холодным и жирным.

- Меч! - снова поторопил Путеводная Звезда заметно более слабым голосом, словно кричал с большого расстояния.

Рейдон не стал тратить воздух, пытаясь объяснить, что и так следует совету конструкта.

- Сейчас или никогда, - уже наполовину тише раздалось предупреждение Путеводной Звезды.

Рейдон бросился в сторону, сделав кувырок к булыжнику, зная, что открывается для атаки. Меловый Скакун не стал сдерживаться. Один раз кентавр ударил его копытами, прежде чем монах встал, вытащив себя на камень.

Когда холодная рукоять Ангула оказалась в руках Рейдона, кентавр снова встал на дыбы, лягнув его передними копытами в живот и плечо. Рейдон перекатился назад. Вес его падающего тела вырвал Ангул из камня.

- Есть! - услышал он восклицание Путеводной Звезды. Из ниоткуда возник шар синего цвета и поглотил монаха.