Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))

Просмотр профиля: PyPPen
Offline

PyPPen


Регистрация: 15 ноя 2016
Активность: Сегодня, 13:06
*****

#96805 Кормир. Эпилог

Написано PyPPen 07 Май 2019 - 00:36

Эпилог

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

 Предполагаемые заговорщики собрались в зале Грифонового Клинка. Кровать, на которой лежал больной король, была убрана, а окна, заколоченные во избежание распространения яда, теперь были настежь открыты. За окном светило солнце, а в городе шли празднования.

Кэт кивнула на окно и сказала:

- Горожане рады, что их король жив.

Король, о котором шла речь, сидел за столом и играл в шахматы с мужем Кэт, Джоги Вивенспуром, который только-только сделал ход. Король погладил свою бороду и сделал ответный ход. Это заставило Джоги сложить руки, положить на них подбородок и задуматься.

- Как игра? – спросила Кэт, кладя руки на плечи мужу.

- Просто великолепно, - ответил он. – Я перечитал столько книг по шахматам, но никак не могу пробить его оборону. Каждый раз Азун отбивает мою атаку, да так, что становится хуже мне. Я уже проиграл три игры, а в этой стычке потерял двух слонов.

Кэт поцеловала мужа в голову и подмигнула королю, после чего взяла кувшин с вином и пошла к Вангердагасту, Дунефу и Таналасте, занятым беседой.

- Как идёт игра? – спросил маг.

- Плохо, - ответила Кэт. – Джоги не может пробить мастерскую оборону Азуна.

- Должен ли я открыть ему секрет?

- Секрет?

- Азун никогда не придумывает стратегию. Идеи приходят к нему, когда он поднимает фигуры. На лету он принимает решения и, пока что, слава Богам, они правильные.

Кэт улыбнулась.

- Только не говори об этом Джоги. Когда Азун прятался в нашем поместье, мой муж проиграл ему двадцать семь игр подряд. Он штудировал книги по стратегии, пытаясь найти ту, которую использует Азун. Если он узнает, что подвоха нет, то это уничтожит его.

Джоги застонал, а Азун, со смехом, объявил мат.

- Похоже, он и без того уничтожен, - сказал маг так громко, чтобы Джоги мог услышать его.

- Тесский гамбит, - сказал Джоги. – У меня не было шанса после десятого хода.

 - Ещё один дворянин разбит Пурпурным Драконом, - с улыбкой сказал Азун.

- Сир, могу ли я спросить? – выпалил Дунеф. – Как вы вылечились? Ведь яд блокировал любую магию.

- В этом и ответ, - сказал маг. – Видишь ли, яд содержал в себе зону Мёртвой Магии, что не давало заклинаниям подействовать.

Дунеф выглядел озадаченным.

- Мы начали выкачивать из тела короля здоровую, незараженную кровь, после чего увеличили её количество с помощью простейшего заклинания, и стали закачивать её в тело короля вместо зараженной крови.

- Но ведь это опасно, - сказал Дунеф. – Каковы были гарантии, что король не умрёт?

- Да, это было рискованно, однако в теле короля одновременно всегда было то количество крови, которое было необходимо организму для нормального функционирования.

- Но как это возможно? Потребовалось бы много дней, чтобы совершить это.

- О, парень, это было куда быстрее и куда больнее, чем ты можешь себе представить, - сказал король, присоединяясь к беседующим. Джоги подошёл к жене и принял от неё бокал с вином.

- И я не хочу, чтобы это повторилось – добавил Азун.

- Это и не повторится, - ответил Вангердагаст. – Благодаря этому случаю, мы смогли создать заклинание, которое полностью нейтрализует действие этого яда на человека. Я лишь сожалею, что этой работой занимались Димсварт и Алафондар, пока я был занят более важными вещами.

- Ага, пытаясь обеспечить себе корону и власть, - с иронией добавила Таналаста.

- Судя по всему, успешно, - ответила Кэт.

- Не злись на него, дитя, - ответил король. – В юношестве Вангердагаст преподал мне важный урок о том, что не всегда вещи являются тем, чем кажутся на первый взгляд, и даже самый плохой человек может надеть самую добрую маску. Видишь ли, я был ранен, и королевство могло погрузиться в хаос войны, так что я разрешил Вангердагасту создать такую ситуацию, в которой бы он выглядел тираном и узурпатором. Благодаря этому мы смогли сломить Блефов и их сторонников. Кто-то умер, кто-то будет сослан, а его имущество конфисковано, но я не будут проводить репрессии. История учит, что следует, конечно, отбирать лучших из лучших, но остальных не стоит отбрасывать за ненадобностью.

- Помилование  может стать фатальной ошибкой, - сказал маг.

- Да, но угроза казни еще большей. Дело в том, что благодаря твоему плану, у нас есть список семей, поддержавших Аунадара. Так что теперь у них два выхода – присягнуть мне на верность, и остаться при своём положении, либо лишиться всего. Так что те, кто выбрал первый путь, будут спокойно жить дальше, хоть и под мои тщательным надзором. Те же, кто этого не сделал, уже на полпути в Сембию или Уотердип.

- А из тех, кто решил остаться и присягнуть на верность, получатся самые добросовестные рыцари, каких только видывало королевство за последние двадцать лет, - добавила Кэт.

- Думаю, что дома, которые так и не выбрали сторону, - с улыбкой начал Вангердагаст, - такие как Трусилверы, Хантсилвы и Краунсильсы, так же будут стараться доказать свою верность.

- А что насчёт тех, кто прошёл твоё маленькое испытание? – спросил Джоги, - Что с теми, кто поднял против тебя оружие, когда ты объявил об идее захвата власти, а затем вошли в твой тесный клуб заговорщиков?

Вангердагаст наклонился вперед и сказал:

- Даже не знаю, нужна ли вам награда. Неужели тебе мало всех этих блужданий по пыльным застенкам королевского замка? Туда же не ступает нога обычного человека!

Все засмеялись, а когда смех остановился, Таналаста спросила.

- Отец, а если серьезно – какая награда ждёт тех, кто не оставил тебя в этот трудный период?

- Ну, для начала, все, включая того торговца и арфиста, освобождены от каких либо обвинений в государственной измене. С уходом верного мне Томдора, мне нужна новая правая рука, которая будет бить так же сильно и резко, как и прежде. Дунеф Марлиир, не согласишься ли ты занять его должность?

- Я…я… - Дунеф побелел и сполз со стула на пол, встав на одно колено. – Вы уверены, Сир?

- Ну, думаю, официальное назначение стоит проводить при всех придворных, но я уверен в своём решении сделать такого верного слугу Кормира Хранителем Восточных Пределов. Что до вас, лорд Джоги…

- Прошу вас, Сир, - прервал короля лорд Вивенспур, - я доволен своим положением. Мне не нужны военные звания.

- Это хорошо, потому что я не собирался предлагать вам его, - сказал Азун. – Мне кажется, что лордом Хайхорна, вместо почившего герцога Бхера, должен быть кто-то более…умелый. Прошу меня простить, лорд Вивенспур, но придворные не выдержат и месяца вашего метода борьбы с трудностями, когда вы наседаете на предполагаемого виновника, даже не пытаясь разобраться в причинах.

Все улыбнулись, а Джоги покраснел и опустил голову.

- Нет, лорд Вивенспур, вам я дарую все земли Кормаэрилов, что должно увеличить ваш доход в пять раз. Собственно, как и ваши обязанности! Надеюсь, вы справитесь с этой должностью.

- Ему помогут, - сказала Кэт Вивенспур, беря мужа за руку. Он открыл рот и попытался что-то сказать, но закрыл его и посмотрел на жену.

- Сир, лорд Джоги Вивенспур так  обрадован вашим подарком, что в данный момент потерял дар речи.

Все снова засмеялись, а затем король сказал:

- Лорд Джоги, я с нетерпением жду возможности снова сыграть с вами в шахматы.

На этот раз Джоги смог выдавить из себя печальный смешок.

Таналаста спросила:

- Отец, а когда ты выздоровел, то кому ты рассказал об этом?

- Ну, в первую очередь, твоей матери. Было бы не хорошо, если бы она узнала об этом от герольдов и глашатаев.

- И еще я сообщил об этом Алусейр, - добавил Вангердагаст, - дабы она не ворвалась в Сюзейл, снося все на своём пути.

- То есть, - начала принцесса суровым тоном, - я была единственным членом семьи, кто не знал о том, что отец в порядке?

- Ну, вы могли рассказать об этом Аунадару, а это… - внезапно, в комнате повисла  тишина.

- Еще одна твоя уловка, маг? – спросила Таналаста.

- Простите меня, принцесса, но я обязан защищать королевство.

- Вы воспользовались моей слабостью, но, я надеюсь, вы понимаете, что я не буду вечно этим домашним цветком, который складывается пополам от каждого порыва ветра? Иначе я всю жизнь буду в придворных играх.

- Я и не думал такого, Ваше Превосходительство, - ответил Вангердагаст, игнорируя улыбку, растущую на лице Азуна.

- А я думаю, - сказала Таналаста, скрестив руки на груди. – Все время, пока отец был болен, я чувствовала себя слабой и неготовой к реальности. Но я хочу изменить это. И ты поможешь мне, маг.

Вангердагаст встал и ответил:

- Когда требует наследная принцесса, я обязан сделать все от меня требующееся.

- Я не буду марионеткой в твоих руках. Когда-то давно вы путешествовали по королевству вместе с моим отцом, да?

- Молодому принцу необходимо было познакомиться с людьми, населяющими его страну.

- А что насчёт принцессы?

Вангердагаст задумался.

- Думаю, мы бы могли отправиться в небольшое путешествие, но вам нужны тёплые вещи и удобные сапоги. И будьте готовы, что ванны в придорожных тавернах могут быть хуже, чем в королевском дворце.

Маг потёр подбородок и добавил:

- Еще могут появиться веретигры…

Азун поднял голову, и Таналасте показалось, что она увидела улыбку в уголках его рта.

- Думаю, мой храп не будет сильно мешать вам, – продолжил маг. – А по ходу путешествий я многому научу вас: истории Кормира и вашей семьи, политике и языкам…например, рашеманскому. Вам понравится его гортанность.

- Лучше научи меня магии, - прервала его принцесса.

Никогда за свою жизнь Азун не видел удивления на лице Вангердагаста. Маг запнулся и ответил:

- Ох…я…еще никогда не было Обарскира, владеющего магией…

- Тогда, пора бы такому появиться. Тем более, это поможет мне в придворных делах. Так что, ты поможешь мне, маг?

Вангердагаст посмотрел на собравшихся. Дунеф Марлиир молчал, но его глаза отчётливо призывали мага согласиться.

Джоги взял Кэт за руку и посмотрел ей в глаза. Азун поднял бокал и сказал:

- Решение за тобой, Ванги. Но я разрешаю тебе. Не могу же я отказать старшей дочери.

Вангердагаст вздохнул и, слабо улыбнувшись, сказал:

- Хорошо. Тогда, мы отправимся в путешествие и проведем, так сказать, новый эксперимент над Обарскирами.  Во имя Кормира.




#96800 Кормир. 32-33 глава

Написано PyPPen 05 Май 2019 - 11:56

Глава XXXII

Гондагал

 

Год Дракона (1352 г. по Л.Д.)

Четыре больших огня горели к югу от Арабеля. Каждый из огней обозначал местоположение тысячной армии, состоящей из наёмников, ополченцев, Пурпурных Драконов и авантюристов, которые были готовы начать штурм мятежного города с наступлением рассвета.

Сам мятежный город – Арабель, лежал посреди пастушьих полей и ферм, так что с его стен были отчётливо видны красные огни, окружившие город. Ни защитники города, ни нападающие не выспятся сегодняшней ночью.

Посреди самого крупного лагеря красовался богатый пурпурный шатёр, под куполом которого стоял стол, усеянный картами и отчётами. У над столом склонился толстый барон Томдор и лысеющий герцог Бхер. У обоих вельмож были каменные лица, когда они смотрели на большую тактическую карту, на конце которой была фигурка Арабеля.

Во главе стола на деревянном троне сидел Азун Четвертый, семьдесят первый король Кормира из рода Обарскиров. Он внимательно смотрел на карту и поглаживал свою бороду. Маг Вангердагаст, который ходил вокруг стола, обращался к командирам наёмников и ополчения, сидевших на стульях рядом со столом. Иногда маг подходил к королю и что-то шептал тому на ухо, и в этот момент выглядел, как ручной ворон.

- Мы уверены, что он там? – спросил король, глядя на модельку города.

- Он и все его сторонники, - мрачно сказал барон Томдор. Армия короля преследовала сторонников Гондагала по всему северу королевства. Самозваный король Гондагал Первый выкрал древнюю корону из сембийской гробницы и теперь называл себя законным королём Кормира.

Никто не знал происхождения Гондагала, хотя он сам утверждал, что в его жилах течет кровь Обарскиров. Но даже барон Томдор был вынужден признать, что Гондагал был харизматичным и талантливым предводителем – каждый раз, когда его войска, казалось, были зажаты, они растворялись в лесах. После каждого поражения его армия набирала добровольцев, которых было хоть отбавляй. Поначалу, мятеж Гондагала считался простым крестьянским восстанием, но теперь, по прошествии трёх месяцев лета, он смог войти в Арабель и сделать его столицей своего зарождающегося королевства.

Требования Гондагала были просты – он хотел основать своё королевство – от Тилверского залива и до пустыни Ануарох, а так же от Арабеля до Огромного Болота. Конечно, Азун был не согласен на то, чтобы половина его владений стала вотчиной независимого короля.

Гондагал выдвинул свои требования неделю назад, и вот уже семь дней армия короля стягивается вокруг Арабеля, как удавка на шее.

- Он точно где-то служил, - сказал герцог Бхер. – За три дня он укрепил ворота, набрал воды из окрестных рек и озёр и возвёл баллисты на башнях. Кем бы ни был Гондагал, он знает своё дело. Ему нужно просто продержаться достаточно долго в Арабеле, после чего нам придётся отступить.

- А что жители города? – спросил король.

- За годы восстаний арабельцы научились этому делу, - с горечью сказал Бхер. – Все пастбища опустошены, храмы заготовили провизию, как и обычные горожане в своих подвалах. В городе имеется большое количество боевых магов, а солдаты на стенах обучены и готовы к бою.

Один из капитанов наёмников, варвар из земель Бладстоуна, встал и возразил:

- Так давайте сожжём эти проклятые стены и убьём жителей города! Это будет хорошим предупреждением для всех, кто помышляет против короля!

Тишина поглотила шатёр. Вангердагаст медленно подошёл к капитану, который отчаянно искал помощи в лицах других собравшихся, но нашёл лишь изумление.

Маг положил свою тяжелую руку на плечо капитана и сказал:

- Такого не будет, а потому, что в Арабеле живут кормирцы, которые считаются верными подданными короля, пока не поднимут против него оружие.

- Но неужели, раз они восстали, они все еще… - начал наёмник, но остановился, когда рука мага сжала его плечо.

- Это наши люди, - сквозь зубы сказал Вангердагаст. – если мы заставим нашу армию сражаться против своих земляков, то половина дезертирует.

Маг отпустил плечо офицера, и тот потёр его. В руках мага было много силы.

- Как было сказано. Арабель восстаёт часто,  но он всегда возвращается под крыло Пурпурного Дракона, - мягко сказал король. – Еще мои предки поняли, что если выдвигать ответные проблемы восставшим, то это лишь усложнит отношения между королём и подданными.

Наёмник и король пересеклись взглядами, и Азун добавил:

- Более того, эта война не является предлогом для грабежей и бандитизма. Я хочу, чтобы вы понимали, что гражданские не должны быть целью мечей ваших солдат. Донесите до них это, иначе наказаны будете лично вы.

Один из капитанов спросил:

- Неужели, в таком случае, мы не можем убедить этих верных нам арабельцев открыть ворота?

- Нет, - категорично ответил король. – Они запутаны речами Гондагала. Но как только мы сломим его войска, народ встанет на нашу сторону. Здешние жители переменчивые, но надёжные.

- А что с благородными домами? За кого они?

Ответить вызвался герцог Бхер.

- Среди самых выдающихся сторонников Гондагала – Иммердаски и Индезмы, однако самый крупный дом Арабеля – Марлииры, сохранили верность нам, за что, собственно, и были арестованы.

- Большая часть информации, кстати, пришла именно от Марлииров, - добавил Томдор.

- На этой карте – план завтрашней битвы, - сказал Азун, кивая на карту на столе. Пока он говорил, Вангердагаст, с помощью магии, начал двигать фигурки.

- Ополчение нападёт на северные ворота и северо-западную стену, пока наёмники нападут на южную стену, и их цель, скорее, отвлечь на себя внимание, чем пробить оборону врага. К ним присоединится и основная армия. Задача состоит в том, чтобы заставить Гондагала думать, что мы хотим зайти вдоль южной стены к восточным воротам. Азун будет на западном фронте, барон Томдор на восточном, а герцог Бхер в центре основной армии. Тем временем кавалерия и несколько боевых магов перекроют западные и восточные ворота, отрезав путь к отступлению войскам Гондагала.

На карте некоторые фигурки отделились от основной армии, после чего вспышки ударили по южным стенам города.

- С помощью магов мы уничтожим южные стены Арабеля. Возможно, что дома и гражданские пострадают, но мы должны будем молниеносно войти в город, занять дворец наместника и только после этого позаботиться о пожарах и пострадавших.

- Прощай, “Поцелуй”, - сказал Томдор, прощаясь со своей любимой таверной на другой стороне стены, которая должна будет быть снесена.

- Когда стена падёт, - продолжал маг, - войска барона должны будут ворваться в город и открыть южные ворота для войск герцога, которые отправятся к восточным воротам, зачистив все кварталы на своём пути и обеспечив путь для отступления, если таковой нам понадобится. Король же, с основной армией, двинется к цитадели Арабеля, которую должен будет успешно захватить, если остальные группировки не позволят войскам Гондагала перегруппироваться.

- А если они, все-таки, сделают это? – спросил капитан наёмников.

- Если мы возьмём город вокруг цитадели, - начал король, - а у Гондагала не окажется вдвое больше людей и провизии, то долго он не продержится. А теперь идите к своим людям. Мы выступаем на рассвете.

В шатёр вошёл гонец, который сообщил о приближении сембийских наёмников и их недовольстве условиями проживания. Король улыбнулся и кивком приказал Придворному Магу, барону и герцогу остаться.

- Хороший план, - сказал Азун Вангердагасту.

- Плёвое дело, - ответил маг. – Арабель восставал столько раз, что есть целые учебники по его штурму.

Король посмотрел на карту, сложил вместе пальцы рук и спросил:

- Вопрос в том – а что дальше?

- Всеобщая амнистия, - ответил Томдор.

- Да. Накажем Гондагала и его приближенных, а их сокровищами оплатим услуги наёмников, - добавил герцог.

- После победы часть войск должна будет остаться в городе, якобы для ремонта стены, - сказал маг.

- Да, - кивнул король, - нужно убедиться, что восстание подавлено и восстановить обороноспособность приграничного города. Тогда Томдор останется здесь, а Бхер отправится в Хайхорн, чтобы восстановить его.

Кузены короля кивнули.

- Что насчёт дворян? – спросил маг.

- А что насчёт них?

- Мне кажется, что город не удержится под руководством Марлииров.

- Все, что мы знаем о Гондагале, мы знаем от них, – ответил король, - а старый Джолитан Марлиир рисковал двумя дочерями, когда отправил вместе с ними информацию. Мы сами виноваты в том, что в нашем королевстве харизматичный самозванец может собрать армию и захватить пол страны за один сезон.

- Да, но лорд Блеф настаивал на том, что в Арабеле должны править “истинные кормирцы”, а не отпрыски Мерсамбера.

- Тогда лорду Блефу придётся разочароваться. Как я уже и сказал, Марлииры рисковали слишком многим. Кто такие “истинные кормирцы”. Сюзейлцы? Если мы поставим одну из таких семей во главе Арабеля, то город поглотит еще одно восстание еще до конца моего правления.

После этих слов король удалился в свой личный шатёр, а барон и герцог продолжили смотреть на карту, обсуждая завтрашний день. Вангердагаст вышел из шатра и побрёл к краю лагеря, где свет от костров не загораживал звёзды. Он долго смотрел на звёзды, пока из темноты не послышался голос:

- Чёрный меч.

- Бьёт по зеленому щиту, - ответил маг.

- Чтобы начать красную войну, - добавил голос, и из кустов вышел лазутчик Вангердагаста. Пусть Томдор и Бхер зависят от Марлииров. У Вангердагаста были собственные каналы информации.

Шпионом была молодая щекастая девушка, одетая в чёрную кожаную броню и чёрный плащ. На всем её теле сияло лишь золотое кольцо на правой руке. Ножны на обоих боках так же были сделаны из чёрной кожи.

- Я принесла новости.

- говори.

- Гондагал ушёл.

- Ушёл? Что значит ушёл?

- Испарился, как утренняя роса летом, - весело ответила девушка.

- Откуда ты знаешь?

- От одного из его капитанов, да я и сама проверила. Гондагал, его приближенные и все награбленные им сокровища просто пропали из цитадели.

- И какие планы у мятежников?

- Маги сбежали, а оставшиеся лидеры восставших настаивают на освобождении Марлииров, чтобы те сдали город Азуну.

Вангердагаст погладил свой живот.

- Тогда вернись в город и сообщи Марлиирам, что король обещает амнистию всем горожанам и войскам в том случае, если те откроют ворота при приближении королевских войск. Каждый солдат в городе и цитадели должен сложить оружие, и тогда не прольётся ни капли крови.

- Хорошо, я сообщу, - ответила девушка.

Девушка исчезла в тени, а маг, улыбнувшись, развернулся и двинулся к главному шатру.

Гондагал, как и прежде, бежал, однако теперь он оставил Арабель. Видимо, лояльность города будет возвращена королю без кровопролития.

Конечно, стоило проверить эту информацию еще раз, однако Вангердагаст доверял своему шпиону. Видимо, завтра утром, королевские войска без боя зайдут в Арабель, король получит множество букетов, вместо множества мечей, а город вернётся под крыло Пурпурного Дракона.

Вангердагаст дошёл до королевского шатра и обменялся молчаливыми кивками с Пурпурными Драконами, охраняющими его. Он подошёл к шатру и увидел тень двух людей, а так же услышал тихие вздохи.

Проклятье. Даже накануне битвы и после стольких лет жизни Азун не мог удержать кипящую кровь Обарскиров.

Маг подошёл к входу в шатёр, и понял, что тут стоны слышны не были. Он поблагодарил удачу, или случай, за то, что король расположил свой шатёр подальше от посторонних глаз и ушей. На входе стоял лишь молодой охранник, с которым маг обменялся безмолвным кивком.

- Скажи королю, чтобы он связался со мной так скоро, как только сможет. И, когда они будут готовы, уведи эту молодую женщину обратно в лагерь.

Парень посмотрел на мага так, будто тот только что рассказал о летающих собаках.

- Готовы? – переспросил юноша. – Король поставил меня сюда, и с тех пор никто не проходил в шатёр.

Вангердагаст посмотрел на юношу, но не увидел на его лице доказательства лжи. Маг зарычал и зашёл в шатёр, игнорируя протесты стражника, который пошёл вслед за ним.

Придворный Маг быстрым шагом прошёл в заднюю часть шатра и ахнул. На кровати лежал король, его оружие и доспехи лежали на стороне. На нём сидела женщина в красном платье. Она занесла костяной кинжал над головой, готовясь вонзить его в грудь Азуна.

Маг прочитал простое заклинание, и сильный порыв воздуха сбил женщину с её места и опрокинул на землю.

Девушка быстро поднялась и отошла к краю палатки. Молодой стражник дунул в свисток, поднимая тревогу.

Девушка в красном платье улыбнулась и сказала:

- Убийство сорвано, но план свершён. Передайте королю, что Красные Маги Тея благодарны ему за подарок.

Копьё из голубого огня полетело в женщину, но она прочла несколько слов и скрылась в чёрном тумане, а магический снаряд пробил стену шатра и вылетел на улицу. В помещение ворвались стражники с обнаженным оружием.

Внезапно всех ослепила вспышка, исходящая из пояса Придворного Мага.

- Пурпурные Драконы! – выкрикнул маг. – Перестаньте топтать королевское снаряжение! Срочно прочешите королевский лагерь и окрестности. Найдите и верните нарушительницу! Живой или мёртвой! Тейка, в красном платье, босая, с длинными чёрными волосами. Идите!

Он знал, что они ничего не найдут, но, хотя бы, оставят его и короля в покое.

Стражники ушли, а Вангердагаст подошёл к Азуну, проверяя сохранность короля. Казалось, монарх был не в себе. Его взгляд был затуманен, а тело потрясывало. Побочный эффект от магического очарования.

Маг коснулся лба Азуна и пробормотал несколько слов, снимая заклинание.

Король очнулся и ухватился за лоб. Последствия заклинания очарования давали эффект, похожий на похмелье.

- Что случилось? – спросил король.

- Тейская убийца. Мы прогнали её.

- Её? А, точно. Она появилась из ниоткуда. Как её звали? Бриана? Бренна? Не помню. Такая красивая.

- Боги, - пробормотал маг.

- Убийца. Видимо, уничтожения Огненных ножей оказалось мало. Придётся взяться за Красных Магов!

- Для начала Арабель и Гондагал, - сказал маг. – Расправимся с этой угрозой и возьмёмся за Красных магов.

Азун улыбнулся.

- Старый добрый Ванги. Поверь мне…

- Я верю, - прервал маг железным тоном. – Как и всегда.

 

 

 

 

 

Глава XXXIII

На грани

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

Тронный зал был самой древней комнатой во дворце – он видел десятки Обарскиров. Высокие рельефные колонны по обоим бокам зала поддерживали крышу с деревянными створками, выстроенными Палагардом Первым во время очередной реставрации.

В одном из промежутков между колоннами, которые, обычно, были заполнены шепчущими придворными, стояла гробница Первого придворного мага Бакабра Эфара.

В центре зала стоял большой пьедестал со ступеньками, на вершине которого стояли два трона – более низкий и красивый для королевы, и более простой, но гораздо более древний, для короля. Оба были пустыми.

- Почему мы здесь, любимый? – спросила Таналаста, прижимаясь к плечу Аунадара. Никогда раньше они не заходили в тронный зал.

- Некоторые дворяне хотят встретиться с вами, - ответил Блеф, и большие двери тронного зала открылись. Принцесса обернулась и увидела Гаспара Кормаэрила, Мартина Илланса, Моргана Даутингорна, Рета Краунсильса, Кодрина Хантсилва,  Брегора Трусилвера и других.

- Похоже на незапланированную встречу, - сказала Таналаста и подошла к тревожному колокольчику, но, дёрнув за веревочку, девушка лишь обнаружила её у себя в руке. Кто-то надрезал её.

- Это неправильно, - тихо сказала она, после чего подошла к Аунадару и, тряхнув его за рукав, спросила:

- Что все это значит?

- Пришло время встретить будущее, - сказал Аунадар и посмотрел на трон. – Твой отец умер, а Вангердагаст скрыл от нас этот факт, желая стать регентом и короновать себя.

Азун мёртв? При этих словах сознание Таналасты наполнилось горем. Она вспомнила это улыбающееся бородатое лицо, как Азун помогал делать её первые шаги, как она испугалась, когда он впервые усадил её в седло…

Аунадар смотрел на трон, рядом с которым замерцали маленькие огоньки. Открылся портал, из которого вышло трое мужчин – Придворный Маг Вангердагаст, Патриарх семьи Вивенспур Джоги и молодой Марлиир Дунеф.

Наполненные слезами глаза Таналасты округлились от удивления. Неужели будет бой? Она обернулась к Аунадару, но обнаружила, что он вернулся к дворянам.

Она отчаянно переводила взгляд от дворян к троице у трона. Отец, где же ты в эти тяжёлые для Кормира времена?

- Кончины короля, барона и герцога привели к кризису власти в стране, - начал Вангердагаст. – К тому же, они усугубились помешательством королевы Филфаэрил и отсутствием принцессы Алусейр. Местоположение обеих неизвестно, а принцесса Таналаста заявляет, что не готова принимать власть над королевством.

Гаспар Кормаэрил сделал шаг вперед и открыл рот, но Вангердагаст не дал ему начать.

- Сим я объявляю вступление в силу договора о регентстве и объявляю себя, Придворного Мага Вангердагаста, регентом Кормира сроком на пять лет. Если по истечению этого времени в королевстве не появится наследник или принцесса Алусейр или принцесса Таналаста не будут готовы вступить на престол, то я и высшие представители дворянства, армии, духовенства и гражданской власти обсудят дальнейшие действия. В ближайшие пять лет руководство страной буду осуществлять я и только я, без помощи каких-либо советов, - после этих слов маг поднял над головой пергамент и добавил:

- В своих руках я держу документ, подтверждающий мои полномочия регента и подписанный королевой Филфаэрил.

Принцесса уставилась на мага. Её разрывала горечь и обида. Теперь маг захватит престол, а все потому, что она не была достаточно сильной, чтобы помешать ему. Теперь слишком поздно.

Но где была её мама? Где была Алусейр? В эти тяжёлые времена она осталась совсем одна.

Её глаза наполнились слезами. Она повернулась к дворянам, ожидая их ответа.

- Вы ошибаетесь, - жёстко сказал Аунадар.

Глаза Таналасты посмотрели на дверь в зал, и увидели тёмную фигуру. Нет, ошибки быть не могло. Эта улыбка и эти жесты. Фигура прислонила палец к губам, призывая принцессу молчать. Еле справившись с собой, Таналаста перевела взгляд на Аунадара,  пока фигура, никем не замеченная шмыгнула в тень колонн.

- Посмотри на себя, - продолжил Блеф. – У тебя нет союзников. А мы, представители народа Кормира, требуем воцарения законной принцессы, а не старого лжеца!

Его крик эхом прошёлся по Тронному Залу.

- Можете не переживать за неопытность принцессы Таналасты – совет дворян поможет ей в управлении. Я скоро женюсь на ней и, возглавив совет, обеспечу Кормиру справедливую власть, - Аунадар шагнул вперед. – Если вы, лорд-маг, откажетесь от своих притязаний на трон, то сможете сохранить своё положение при дворе, но Братство Боевых Магов навсегда будет расформировано. Дни, когда Обарскиры правили в Кормире, опираясь на силу магов и их заклинаний, прошли.

Словно по команде, в зал ворвались жрецы и дворяне, чьи шаги, казалось, сотрясали весь замок. Они шли вперед, но остановились, увидев открывающуюся потайную дверь в стене, через которую вышла Кэт Вивенспур. Она быстро произнесла несколько слов, и новоприбывших окружил невидимый барьер, не дающий им подойти к Аунадару и его группе дворян. Барьер был безвреден, и спокойно пропускал звук, однако сдержал все удары, которые попытались нанести жрецы и дворяне. Кэт посмотрела на группу Аунадара. Мартин Илланс опустил руку на рукоять меча, но Кэт медленно покачала головой, и Мартин убрал руку.

- Опять грязная магия! – воскликнул Морган Даутингорн, после чего открылась еще одна потайная дверь, и три десятка Пурпурных Драконов встали между заговорщиками и троном.

Их возглавлял мрачный Ларет Гулур, ветеран Туйганских Войн. Опытные гвардейцы держали в руках обнаженные мечи. Их железный взор был устремлен к богато-одетым дворянам.

- Лучше скажите мне, чего будут стоить сто дворян против ста волшебников? – насмешливо спросил Вангердагаст.

Аунадар Блеф криво усмехнулся и сказал:

- У меня есть оружие, которое уничтожит всех магов, - он поднял руку, показал запутанный жест и выкрикнул:

- Услышь нас, леди Брантарра. Красная Колдунья Мёрбанта!

Момент спустя, у плеча Аунадара появилось скопление красных огоньков.

- Приветствую, Вангердагаст, Придворный Маг Кормира, - промурлыкал женский голос. – Зови меня Брантарра, и я являюсь причиной того, что твои заклинания не могли досаждать верным сынам Кормира. Я проклятие Боевых Магов.

Вангердагаст ничего не ответил.

- Это я захватила сознание короля семнадцать лет назад, это я похитила абраксуса из королевской сокровищницы и это я направляла все пешки в этой игре. Я мать того, кто по праву должен занять Драконий Престол.

Дворяне, столпившиеся у барьера Кэт, удивлённо вздохнули.

Голос продолжил:

- Знай, что верные мне люди сделают так, чтобы каждый боевой маг в Кормире был умерщвлен.

Вангердагаст начал спускаться с трона.

- Кто же спасёт Кормир от злой Красной Волшебницы? – спросил маг. Дунеф и Джоги осторожно шли за ним.

- Спасать от меня? Зачем? Я люблю Кормир, а мой сын от Азуна должен…

Но её слова были прерваны новым потоком удивленных вздохов дворян.

Таналаста посмотрела на колонну и снова увидела фигуру, приказавшую ей молчать.

- Короли испокон веков правили Кормиром, - начал Аунадар, - и, несмотря на то, что, по слухам, в Кормире обитают десятки отпрысков Азуна, я заключил соглашение с этой женщиной. И надеюсь, что остальные дворяне поддержат меня.

- А они поддержат? – спросил Вангердагаст. – Лично я бы, на их месте, не стал поддерживать человека, который вступил в сговор с Красными Магами.

Аунадар Блеф покраснел от злости.

- Не смей говорить о лжи, маг! Больше тысячи лет Блефы верно служили Обарскирам, но всегда оставались на вторых ролях. Но пришло время изменить это. Путём слияния династий мы обретем силу, которая будет справедливо управлять королевством и народом, - он повернулся к Таналасте. – Да, любовь моя?

 Губы Таналасты сжались, а глаза наполнились слезами.

- Я не могу поверить своим ушам, Аунадар, - сказала Таналаста. – Ты со мной только из-за моей фамилии? Неужели тебе плевать на меня?

- Не важно, люблю я или нет, – ответил Аунадар. – Имеет значение лишь то, что история движется вперед, и пришло время Обарскирам уступить трон. Династия умерла вместе с Азуном.

Из тени колонны вышел мужчина, и собравшиеся в тронном зале ахнули, когда увидели его. Мужчина поднял руку, и все замолчали.

- Я нахожу ваше предложение неуместным и оскорбительным, - сказал мужчина голосом, который знали все собравшиеся. – Преклони колени предо мной, Аунадар Блеф, ибо я, Азун Четвертый, твой король, приказываю тебе.

Блеф сглотнул, огляделся, после чего посмотрел в глаза Азуну и сказал:

- Хоть я и слуга Кормира, но почему я должен склонять колени перед человеком, который морально подвёл страну и вообще должен быть мёртвым?

- Да, почему ты должен склонить колени перед мертвецом? – промурлыкал голос, и кучка красных огоньков собралась в форму красивого женского лица, которое Вангердагаст видел семнадцать лет назад в шатре Азуна перед осадой Арабеля.

Дворяне прыгнули врассыпную, когда два красных луча из глаз лица ударили в короля.

Лучи столкнулись с невидимым барьером, так и не достигнув груди улыбающегося короля.

Таналаста посмотрела на Кэт и увидела, что женщина держит в руках медальон, от которого тянулись две тонкие ниточки, оканчивающиеся на балконах над троном, в других медальонах, которые держали другие люди. Один был в руках девушки с волосами цвета мёда, а второй у престарелого мужчины в потрёпанной одежде. Принцесса узнала людей, которые помогли ей победить убийц в святилище Тиморы.

Лучи красной энергии ударились об барьер, как мячик об стену, и направились назад, в свою создательницу.  Центр тронного зала поглотил огонь, в котором было видно измученное женское лицо, вопящее от боли. Наконец, магический огонь быстро погас, а лицо с гримасой боли исчезло.

Дымка исчезла, и на её месте появился золотой бык.

- Абраксус! – выкрикнула принцесса и некоторые дворяне, после чего все разбежались в разные стороны, ближе к колоннам.

- Волшебница восстановила игрушку, - с улыбкой сказал Аунадар, после чего подошёл к механизму и, положив руку ему на спину, сказал:

- Чтобы абраксус работал, ему нужно пожертвовать человеческую душу. Так что, Гаспар Кормаэрил, пришло твоё время послужить Кормиру.

Гаспар закричал и, выбежав из тени колонн, упал на пол, хватаясь за грудь. Он снял с себя богатый дублет, и достал мешочек с драгоценностями, куда он положил рубины, подаренные Аунадаром. Гаспар отбросил мешочек в  сторону, но это не помогло – на его груди зияла дыра, через которую можно было увидеть кости. Плоть Гаспара начала растекаться, будто дворянин был сделан изо льда. Спустя несколько секунд криков агонии, тело дворянина обмякло на полу, а спустя еще десять секунд останки Гаспара превратились в лужицу, моментально вспыхнувшую золотым огнём, будто это было какое-то масло.

Золотой огонь принял зеленый оттенок, после чего, подобно стреле, ударил в тело абраксуса, который поглотил снаряд. В его глазах появилось зеленое свечение, и механизм начал двигаться, потихоньку шагая вперед.

Бык начал сгибать колени и шею, а Аунадар, чуть не запрыгавший от радости, указал рукой на Азуна, указывая абраксусу цель. Вангердагаст слегка улыбнулся и закончил читать заклинание.

Внезапно из тени выбежала Таналаста, вставшая между отцом и абраксусом и закричала:

- Нет, Аунадар! Ты не должен этого делать!

- А что мне остаётся? – мрачно спросил Блеф. – Я пойман, как мышь в мышеловке. Толстый маг обыграл меня, и даже твой мёртвый отец восстал, чтобы унизить меня. Но я со всем справлюсь. Присоединяйся ко мне, и шагни со мной в светлое будущее, где я буду заботиться о тебе так, как никто не будет!

Она отшагнула назад, но не посмотрела ни на отца, ни на Вангердагаста, а лишь жестко сказала:

- Нет. Я приказываю тебе остановить это безумие сейчас.

Аунадар лишь отмахнулся, а абраксус продолжил идти в сторону Азуна, молча наблюдающего за сценой. Таналаста выставила руки вперед, будто пытаясь остановить механизм.

- Аунадар, прошу…

Но Блеф лишь обнажил зловещую улыбку и снова махнул рукой. Бык открыл рот и выдавил из себя зелёную газообразную струю, которая устремилась в принцессу, но не достигла её. Вместо этого газ ударился о стенку невидимого барьера и начал распространяться по сфере, в которую, как оказалось, были заключены Аунадар и абраксус.

Джоги недоверчиво посмотрел на Вангердагаста и увидел в его глазах огонёк, присущий хищнику, загнавшему жертву в тупик.

Абраксус снова открыл рот и выдавил еще одну струю газа, благодаря чему газа в сфере стало еще больше. Снова и снова бык продолжал топать на месте и дышать ядом, пока, наконец, всю сферу не заволокло зелёным газом. В зале повисла тишина, нарушаемая лишь топотом механического быка и приглушёнными криками и кашлем Аунадара.

Таналаста развернулась и бросилась в объятия отца, думая о своём вероломном женихе.

Все присутствующие смогли увидеть Блефа, прислонившегося к стенке сферы. Он отчаянно пытался сделать вздох. Казалось, что сфера становилась все меньше и меньше, сжимаясь вокруг абраксуса.

Джоги посмотрел на Вангердагаста и увидел, что по лицу старого мага ручьями бежит пот.

Когда тело мага задрожало, Дунеф и Джоги схватили его за плечи, и молодой Марлиир спросил:

- Что нам делать?

Но маг не ответил. Вместо этого он продолжал сжимать сферу. Для начала, пополам сложилось тело задохнувшегося Аунадара Блефа, которое было зажато между абраксусом и барьером. Затем раздался жуткий звук мнущегося металла, и измученный веками механизм бессильно обмяк.

Таналаста посмотрела на Вангердагаста, который, казалось, вот-вот умрёт. К принцессе подошла Кэт Вивенспур, которая вложила ей в руки медальон, после чего обернулась к сфере и начала колдовать. Под маленьким магическим куполом раздался взрыв, который осветил и сотряс весь тронный зал.

Обессиленная колдунья упала на принцессу и короля, который свободной рукой поймал девушку. Кэт прижалась к груди короля, после чего потеряла сознание. Вангердагаст прекратил заклинание. Сфера пропала. Осталась лишь кучка обгорелых костей и металла.

У трона Вангердагаст опёрся на плечи дворян и прорычал на весь зал:

- Король жив! Да здравствует король!

- Да здравствует король! – подхватил кто-то в толпе.

- Да здравствует Азун Четвертый! – подхватил еще один голос.

- Да здравствует Азун! – в унисон прокричали Пурпурные Драконы, подняв свои мечи.

- Азун! Азун! – кричали собравшиеся дворяне и жрецы.

Все собравшиеся, кроме Вангердагаста, Таналасты и Азуна, склонили колени. Дунеф посмотрел на короля, который милостиво улыбнулся.

Дунеф заметил, что Таналаста не оплакивает свою утрату, хотя она так сильно любила Аунадара. Видимо, еще была надежда.

Марлиир вскочил и, подняв меч над головой, прокричал:

- Да здравствует король Азун Четвёртый!

К нему присоединился Джоги Вивенспур, а когда Азун повернул к ним голову, то Вангердагаст хихикнул как школьница и, наколдовав магический меч, поднял его над головой.

Восторженные звуки заполонили зал, и только Дунеф и Джоги слышали слова мага:

- Что ж, значит, будет праздник.




#96797 Кормир. 30-31 глава

Написано PyPPen 03 Май 2019 - 17:39

Глава XXX

Авантюристы

 

Год Гримуара (1324 г. по Л.Д.)

 

 

 

Придворный Маг со всей силы ударил по двери гостиницы и выкрикнул:

- Балам! Мы должны вернуться на дорогу!

С другой стороны двери послышалось хихиканье и шепот. Вангердагаст снова стукнул по двери и выкрикнул:

- Выходи, а не то я телепортирую тебя и твоих друзей к твоему отцу!

Затем послышался шепот и быстрые шаги. Вангердагаст досчитал до десяти. Затем еще раз. Он уже в третий раз досчитал до восьми, как дверь приоткрылась и оттуда вышел шатающийся принц Азун, уже четвертый из Обарскиров, носящий это имя. Он заправил рубашку и спросил:

- Неужели необходимо кричать, маг? – спросил принц, от которого сильно пахло вином и женскими духами.

- Это единственный способ вбить что-то в твой постоянно утолщающийся череп. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы я телепортировался прямо в твою спальню.

- Дай мне десять минут, маг. Мне нужно собрать свои вещи.

- Даю тебе пять. Пусть твоя дама не отвлекает тебя.

Через шесть минут принц Азун, громко зевая, вышел из двери. На голову он надел широкополую шляпу, на его спине висел рюкзак с вещами, а на поясе в ножнах покоился короткий меч. В свои девятнадцать лет принц уже стал широкоплечим красавцем, узнаваемым в народе, так что магу пришлось скрыть личность Азуна под слоями магии иллюзии.

Вангердагаст с пышной бородой был одет подобающе путешественнику, но не имел оружия – в своих руках маг нёс длинный посох. Азун был уверен, что в этом посохе содержится магии больше, чем во всем Сюзейле вместе взятом.

- Сколько нам идти? – спросил принц.

- Два дня, - ответил маг, - но я думаю, что мы будем идти с тобой весь день и всю ночь, утром передохнём и уже к вечеру придём в Вечернюю Звезду.

- Если бы мы ехали верхом, то были бы там уже сегодня вечером, - не в первый раз заметил принц.

- Ну да. А еще мы могли просто телепортироваться, но тогда бы не встретили людей на пути. А если бы ехали верхом, то не могли бы комфортно говорить, - заметил маг.

- Когда-нибудь, - прорычал принц, - у меня будет своя группа приключенцев. И все мы будем ездить верхом!

Маг улыбнулся и ответил:

- Конечно, парень. А в перерывах между вашими приключениями, ты сможешь рассказать о каждом уголке Кормира, потому что исходил все королевство пешком.

- Парень, - выплюнул принц. – Мой отец в этом возрасте был уже королём.

- И будь благодарен Тиморе, что ты лишён тех сложностей, через которые прошёл король Рихард. Кстати, раз уж мы заговорили об истории – скажи, кто в твоём возрасте уже носил корону?

Азун заворчал, копаясь в своей памяти. Маг и принц выдвинулись вперед, оставляя за своей спиной Таверну Пьяной Совы. Они двинулись вдоль Звёздной Реки, проходя по необхоженной тропинке, скрытой в тени листвы деревьев.

Азун с легкостью перечислил имена тринадцати королей и четырёх королев. Принц мог запросто назвать все дворянские дома Кормира, включая те, что, по тем или иным причинам, прекратили существование. Он также мог рассказать наизусть поэму «Хвост Кормирита», которую он выучил у барда в Пьяной Сове, включая все непристойные её части. Но, в конце концов, разговор снова перешёл на тему уставших ног.

- Я не понимаю – почему мы не можем сказать всем, кто мы такие? – спросил принц, вытряхивая из своего сапога камушек, который уже четверть мили больно натирал его ногу.

- Две причины. Первая – безопасность. Как ты понимаешь, мы вдалеке от магов и Пурпурных Драконов. Конечно, я могу защитить тебя, но я не всесилен, так что нам лучше сохранять инкогнито. Враги и предатели считают, что все Обарскиры прячутся в своих дворцах и городах. Мы не должны развевать эту иллюзию. 

Принц лишь отмахнулся. Это он понимал отлично и даже был рад возможности выбраться подальше от города.

- Вторая – это корона. Когда она у тебя на голове, лицо людей преображается улыбками. От тебя скрыты факты и мотивы. Скажи, осмелился ли бард научить принца Кормира Хвосту Кормирита?

Судя по всему, Азун был готов к этому аргументу.

- Получается, что чтобы узнать свой народ, король обязан врать?

- Я лишь говорю, что никто не является тем, кем кажется, и король должен понимать это. Вот например та официантка.

- А что с ней?

- Ну, я заметил, что она довольно холодно относилась к Баламу, но поутру была гораздо веселее. И это если не считать того, что она провела с тобой ночь.

Принц покраснел и, почесав затылок, ответил:

- Ну, может я и перебрал вчера. Мы выпили много вина из погреба таверны, - сказал принц так, будто это все объясняло.

- Так вот для этого мы и путешествуем по королевству. Не для того, чтобы натренировать твои или мои ноги. Я хочу познакомить тебя с народом.

Спустя два часа пути и небольшого перекуса, они добрались до ущелья, за которым стояла деревня Вечерняя Звезда. Именно здесь вырос Вангердагаст, и тут его принял в свои ученики Джорунгаст, последний Придворный Маг.

- Я мало что слышал про Джорунгаста, - сказал Азун. – В основном то, что он поддержал регента Селембера, узурпировавшего трон моего отца.

- Да, - ответил Вангердагаст, - но и многое другое. На самом деле, он убил Селембера, когда тот пытался прикончить твоего отца и бабушку, за что Рихард выгнал его из Сюзейла. Кормир долгое время был без Придворного мага, пока не родилась твоя старшая сестра, и я не был призван ко двору, чтобы стать её наставником, а впоследствии и твоим. Хотя, конечно, король не разрешил мне пользоваться титулом Придворного Мага.

- Но он же спас моего отца…

- Да, но убил короля. Плохого, но короля. Думаю, Рихард боялся, что это может стать привычкой. Так или иначе, это дало мне один урок.

- И какой?

- Когда я приехал в Сюзейл, то увидел, что королевство абсолютно нормально функционирует без магов уже двадцать лет. Однако появились мелкие проблемы, такие как гильдии воров в Арабеле и чёрный рынок в Мерсамбере. Тринадцать веков тщательного наблюдения Придворных Магов дали плоды, и королевство не развалилось за двадцать лет, но на его лике появились маленькие трещины. И твой отец, как настоящий мудрый король, не затуманил свой взгляд масштабным внешним благополучием и призвал ученика Джорунгаста на службу.

- А что случилось с Джорунгастом?

- Я думаю, что он сделал правильный выбор, - продолжил Вангердагаст, игнорируя вопрос принца. – Между старым и опытным, но незаконным королём и молодым и горячим, но законным принцем, он выбрал второго. Джорунгаст убил Селембера, хотя знал, что за это будет изгнан, но, тем не менее, довёл своё решение до конца. Во имя королевства, а не собственного благополучия. Я думаю, что это важный урок для нас обоих.

Азун снова хотел задать вопрос про Джорунгаста, но его прервали крики, раздавшиеся впереди. Из леса выбежали мужчина и женщина средних лет, одетые в сандалии и халаты.

- Не та одежда, в которой ходят по лесу, - тихо заметил Вангердагаст.

- Помогите! – закричал женщина.

- Призраки! Они захватили наш дом! – выкрикнул мужчина.

- Вы похожи на опытных странников. Помогите нам! – снова воскликнула женщина.

- Успокойтесь, - жестко сказал им Вангердагаст, - давайте познакомимся. Я Борл Мастер, волшебник из Врат Балдура, а это мой ученик – Балам Кавалер. Откуда вы пришли?

-  Мы живём в заброшенном имении за несколько миль оттуда, – начал мужчина. – Решили поселиться там и восстановить его.

- И тогда вернулись дворяне. Они стонали и кричали, выгоняя нас из своего поместья, - закончила женщина.

- Что за дворяне? – спросил Азун.

- Мы не знаем, - ответил мужчина. – В Кормире столько дворянских домов. Судя по всему, они вернулись в свои владения.

- А тот факт, что они защищают свои владения даже после смерти, лишь подтверждает это! – добавила женщина.

- Ну хорошо. Сколько было призраков?

- На самом деле, сэры, мы их не видели, - виновато сказала женщина.

- Не видели?

- Да, но три дня и три ночи с чердака доносился ужасный вой. А сегодня мы нашли одного цыплёнка зверски-убитым. Нам пришлось сбежать, спасая свои жизни.

- Звучит как дело, в котором стоит разобраться, - сказал Азун.

- Знаешь, В Кормире постоянно происходит что-то подобное… - начал Вангердагаст.

- Но, на границе Кормира, мы подписали бумаги о том, что обязуемся помогать людям, нуждающимся в помощи, - с улыбкой сказал Азун.

Маг взмахнул рукой и сказал:

- Только если это нам по пути.

 

*****

 

Поместье находилось всего в четверти мили от них, слегка сбоку от тропы. Мужчина сказал, что они не вернутся в поместье, пока искатели приключений не зачистят его от призраков.

Дом был сделан из прямых каменных блоков. По правому и левому боку к поместью примыкали пристройки, которые, как и основное здание, были покрыты плющом. Могло показаться, будто три дома столкнулись на высокой скорости, и никто не может теперь их расцепить.

У входа висел полуистлевший гобелен с гербом.

- Голдфазеры? – спросил маг.

- Голдфатеры, - поправил Азун. – Мелкий дом, который попытался поднять восстание в Арабеле несколько лет назад, за что были лишены всех земель и изгнаны из Кормира. Те крестьяне имеют полное право занимать эту землю.

Местность вокруг поместья была очищена, но поле за здание все еще было скрыто в зарослях ежевики и молодых деревьев. Сбоку стояли загон для животных и курятник, но они были пустыми, что показалось странным Азуну, и он указал на это Вангердагасту.

- Да, видимо, наш призрак интересуется козами и курицами, - ответил маг.

- Я тоже нахожу это странным, - сказал женский голос, прозвучавший из листвы над магом и принцем. С ветки спрыгнула изящная девушка в кожаных штанах, плотно облегающих её мускулистые ноги. На ней были тонкая белая рубашка и дублёный кожаный жилет. В ножнах на поясе покоился обоюдоострый меч.

Вангердагаст хотел встать между принцем и гостьей, но Азун остановил его. Глаза принца были твёрдыми, а на лице сияла улыбка. Маг знал это выражение, которое принимало лицо принца, когда тот видел перед собой какое-нибудь испытание или красивую женщину.

- Моё имя – Камара Яркая Сталь. Искатель приключений. А вы? – акцент девушки делал её еще более привлекательной.

- Я Балм, странствующий рыцарь. А это мой слуга – Борл, - принц проигнорировал яростный взгляд мага. – Мы встретили на дороге людей, которые утверждали, что в этом поместье поселились призраки.

- Я видела этих “призраков”. Они в спешке покинули здание.

Маг поднял одну бровь.

- Когда я подошла к поместью, то увидела четыре мужские фигуры, которые собирали куриц в мешок. Потом они спешно убрались в лес. Выглядели мужчины вполне обычно.

- Ты думаешь… - начал маг.

- Что это разбойники, которые наткнулись на фермерские угодья, но у них не хватило смелости, чтобы убить хозяев. Это обычные воришки с необычным воображением.

- Тогда давайте поймаем этих курокрадов – сказал Вангердагаст.

- тогда давайте сделаем это, - сказал Азун. – Я имею в виду, я и Камара. А ты, Борл, мог бы вернуться за теми людьми и позвать их обратно. Думаю, когда вы вернётесь, мы уже закончим.

Принц ожидал, что маг начнёт спорить, но тот лишь пару секунд смотрел в лес, после чего сказал:

- Хорошо. Но будьте осторожнее, - и с этими словами Вангердагаст ушёл, оставив пару перед домом.

Камара смотрела вслед уходящему магу.

- Забавный старик, - сказала она. – Маг?

- Нет, учёный-историк, - ответил принц, придерживаясь легенды. Не стоило раскрывать всех способностей его спутника. – А я воин.

- Да еще и отважный, - сказала девушка, сверкая глазами.

Между парой повисла тишина. Азуну казалось, что нефритовые глаза Камары были какими-то монетами из древних империй.

В небе прокричал ястреб и Азун сказал:

- Нам пора разобраться с ворами.

Девушка кивнула.

- Да. Будет нехорошо, если Борл вернётся сюда и обнаружит, что мы не закончили нашу работу.

Азун первым поднялся по ступенькам и вошёл в усадьбу. Убранство было достаточно типичным, для загородного дома. Коридор перед принцем был разделен на две части большой лестницей на второй этаж. Все двери в коридоре были закрыты.

Наверняка, справа была кухня с окнами, выходящими на задний двор, а слева банкетный зал или гостиная. Спальни, скорее всего, были на втором этаже. Азун попытался представить, как воры поднимают козу на второй этаж, и покачал головой. Должно быть, они прячут награбленное где-то еще.

Но в здании было слишком тихо. Даже если бы скот был спрятан в подвал, звери все равно издавали бы какой-нибудь шум.

Могли ли преступники забрать скот и уйти в лес? Азун не знал. Он лишь почувствовал дыхание Камары на своём затылке.

Азун зашёл в дверь справа и, как он и предполагал, очутился в обеденной комнате, дальняя дверь которой, скорее всего, вела на кухню. В комнате большинство пространства занимал большой деревянный стол, который, скорее всего, остался от первоначальных владельцев. На стенах висели пустые шкафчики, а по центру стола стояла пустая коробка и вываленная из неё исцарапанная серебряная посуда.

Видимо, воры решили поживиться более ценной добычей. Азун посмотрел на Камару, которая пошла дальше по коридору. Её мышцы были напряжены, и девушка была готова броситься в атаку в любой момент.

Принц подошёл к комнате напротив и попытался открыть дверь. Заело. Ему пришлось пару раз толкнуть её плечом, пока она не открылась, а что-то покатилось от двери вперед, оставляя за собой кровавую полосу. Голова козла. Вот и скот.

Комната была превращена в скотобойню. Посреди комнаты лежало тело двух коз и одного козла. Старая мебель была залита кровью. Казалось, что кто-то убил всех кур кривым ножом. Половина убитого скота было обглодано.

Азун понял, что в доме поселились не воры, и даже не призраки. Он обернулся назад к Камаре, и понял, что лицо девушки превратилось в подобие кошачьей морды, плечи стали больше и шире, нефритовые глаза превратились из человеческих в кошачьи, а тело покрылось оранжевым мехом в чёрную полоску.

Она была веретигром. Гигантский человекоподобный тигр прыгнул на Азуна, широко раскрыв свою пасть.

Крикнув, принц припал на пол, и огромный монстр пролетел над его головой. Азун успел поднять меч и оставить алую царапину на животе Камары.

Принц обернулся и увидел, как огромный двуногий тигр держится за рану на животе. В один момент рана затянулась. Азун вспомнил, что оборотней можно ранить только серебром, после чего выругался и вылетел в коридор.

Веретигр прыгнул на принца, но тот успел закрыть перед собой дверь. Острые когти мелькнули перед лицом Азуна, но он успел отшатнуться назад.

Принц подумал, что его оружие не нанесет вреда монстру, но продержаться до прихода Вангерадагса он не сможет. Тогда, Азун вспомнил, что он видел ранее, и выбежал из коридора. Когда Камары выбила дверь, то обнаружила лишь лежащий на полу меч. Входная дверь была закрыта, а значит, её жертва была где-то в доме.

И тут она услышала звук скрипящих половиц на кухне. Оборотень прыгнул в комнату и тут же налетел на маленький столовый нож, ударивший её прямо по рёбрам. Рана горела так, будто была смазана кислотой. Серебряный нож!

Принц отбежал, пока Камара пыталась вытащить нож из своего живота, и бросил еще два ножа в монстра. Столовые приборы вонзились в руку оборотня, и Камара закричала от боли.

Когда Камара перевернула стол, Азун вонзил в её бок еще один нож и ударил по лицу серебряным чайником. На лице оборотня появилась ужасная опухоль, а кровь насквозь пропитала белую рубашку и штаны.

Теперь пришло время принцу нападать. В одной его руке был чайник, в другой острый кухонный нож, и, видимо, поняв, на чье стороне перевес, веретигр бросился в окно. Когда Азун подбежал к нему и посмотрел на улицу, то не нашёл оборотня, который скрылся в заросшем саду.

Принц вздохнул, поднял свой меч и вышел на крыльцо. К тому моменту, когда Вангердагаст вернулся вместе с хозяевами дома, Азун сидел на ступеньке крыльца, положив голову на руки. Когда женщина увидела кровь, то потребовала объяснения.

- Успокойтесь, - сказал Азун им. – Ваш призрак оказался веретигром. Никаких потусторонних посетителей, лишь голодный хищник. Я ранил его, но он может вернуться, так что лучше запаситесь серебряным оружием. И будьте осторожнее – в гостиной и обеденной комнатах немного грязно.

Вслед за вошедшей в дом женщиной раздался плач и успокаивающие слова мужчины.

- Мне не стоило оставлять тебя, да? – спросил Вангердагаст.

- Откуда я мог знать?

- А ты и не мог. Но ты должен всегда сохранять осторожность.

 Путешественники остались в поместье до конца дня. Азун заколотил досками разбитое окно, а Вангердагаст помог хозяевам убрать мертвый скот. Из козла вышел отличный ужин.

Веретигр так и не вернулся.

За ужином мужчина рассказывал истории из своего детства, когда в государстве шла война Красных и Пурпурных Драконов. Когда он начал клевать носом, женщина показала гостям комнаты, в которых те могли поспать, после чего разбудила своего мужа и ушла вместе с ним в свою спальню.

Вангердагаст и Азун долго сидели у очага и смотрели в угасающее пламя.

Наконец, Азун сказал:

- Знаешь, а ты прав.

- В чём конкретно? – спросил маг с полузакрытыми веками.

- Все носят маски, и хотя это не всегда плохо, но мне следует быть осторожнее.

- Что ж, значит, день прошёл не зря.

Принц встал и размял плечи, после чего подошёл к двери и сказал:

- Странно, что мы говорили об этом именно сегодня утром. Знаешь, если бы я хуже знал тебя, то подумал бы, что это ты спланировал для меня этот “урок”.

Молодой принц улыбнулся и ушёл в свою комнату, оставив мага наедине с очагом.

- Тогда у тебя еще есть надежда, парень, – тихо сказал маг. – У тебя еще есть надежда.

 

 

 

Глава XXXI

Верность

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

  

 

 - А наша принцесса дала жару, - сказал Раулиган, поднимая стакан над головой. – Думаю, надо чаще давать ей в руки табуретку.

- Чтобы королева крушила всем головы, - с улыбкой ответила Эмфрара и аккуратно стукнула стакан торговца своим.

- Эх, знаешь, - начал Раулиган после того, как отпил немного эля, - я становлюсь слишком старым для таких вот стычек.

- Ты хотел сказать, слишком толстым? – спросила девушка, после чего повернула голову и отрицательно покачала ею на безмолвное предложение подошедшего мужчины. Когда смельчак достал из кармана три золотых льва. Эмфрара снова отрицательно покачала головой. Меценат, разозлённый отказом, отправился к другому столику в поисках спутницы на ночь.

- По крайней мере, - начал Раулиган, - угроза трону устранена.

- Эта угроза трону, - поправила арфист. – Нам еще нужно найти того, кто стоял за убийцами.

 

*****

 

В месте, намного более спокойном, чем “Восходящий Дракон”, на стыке двух коридоров, молодой дворянин шепотом говорил с пустотой.

- Я спрошу вас то же, что спрашивал Вангердагаста и Гаспара Кормаэрила, - сказал Иммарил Эммараск, кузен ныне покойного Энсрина Эммараска. – Что это значит для меня?

- Верность Кормиру, - ответил женский голос.

- Слишком общее понятие, которым можно прикрыть что угодно. Дайте мне что-то более осязаемое.      

- Типичный верный слуга королевства, - ответил женский голос, исходящий из скопления огоньков.

Дворянин пожал плечами.

- Я честен и не скрываю того, чего скрывают прочие аристократы. Я смотрю на тех, кто гребет золото руками в обмен на службу тем или иным господам. Разве я не могу хотеть того же?

- Если я осыплю тебя рубинами, то ты согласишься верой и правдой служить мне?

Дворянин замялся.

- Ну, для начала, я бы хотел побольше узнать о своём нанимателе. Кто ты? Лич, который хочет за что-то кому-то отомстить? Или злой дракон? Или может быть ты Красный Маг, который хочет получить королевство рабов?

- Лучше тебе не знать этого, - ответил голос. – Я предлагаю обмен – ты назовёшь мне союзников Вангердагаста, а я скажу тебе – что я такое.

- Справедливо, - сказал Иммарил, оглядываясь по сторонам. – Большинство Даутингорнов, Роумантлы, Раллигорны,  Скаттенхоки, Иммердаски, Винтерсаны, Вивенспуры, Индимберсы и Индезмы.

- Хм, - прокомментировал голос, - Странный набор мелких домов.

Иммарил пожал плечами.

- Да, многие из них появляются в столице лишь раз в год. Многие крупные дома, в основном, идут против Вангердагаста. Они считают, что смогут управлять Кормиром лучше Обарскиров и Боевых Магов. А недавняя кончина Одрина Драганхорна доказывает, что даже самые богатые, но глупые мечтатели не неприкасаемые. А теперь…

- Я человеческая женщина, опытная в магии, - с ходу ответил голос.

- Это вполне очевидно.  Я бы хотел знать больше.

- Справедливо. Что ж, знай, что однажды я делила кровать с королём Азуном…

- И у вас есть общий сын. Поэтому вы хотите, чтобы все Обарскиры были убиты. Леди, это очевидно, и я думаю, что вы знаете, что в Кормире живут несколько десятков дворян моих лет, которые считают своим настоящим отцом Азуна Обарскира.

Повисла тишина. Наконец, голос спросил:

- И сколько в Кормире таких “сыновей”?

- Леди, у вас не хватит на всех рубинов. Кроме того, говорят, что я и сам Аз…

Моргнула белая вспышка, после которой от Иммарила Эммараска осталась лишь горстка пепла да запах жженого мяса. Скопление красных огоньков исчезло.

Когда стражник вбежал в коридор, из которого донёсся ревущий короткий звук, он остановился, обнажил оружие и принюхался. Только запах горелого мяса. Опять магия. Видимо, какой-то волшебник убил себя заклинанием.

Стражник вздохнул. Он никогда не думал, что в королевском замке станет опаснее, чем на полях сражений. Может, пора бросить все, уехать в деревню и построить пивоварню? Да нет, он не сможет бросить это. Мужчина знал, что хотел еще раз увидеть свою родину в мире и спокойствии перед тем, как сложить оружие и доспехи в долгий ящик.

 

*****

 

Дунеф Марлиир ахнул, когда из тени на него выпрыгнула женщина, которая тут же повалила молодого дворянина на пол и рукой прижала горло Дунефа к своей груди.

Вангердагаст улыбнулся и сказал:

- Два кинжала за поясом и один в левом сапоге.

Ловкие пальцы вытащили оружие из указанных магом мест и бросили кинжалы на каменный пол.

- Кэт, отпусти его, - сказал Джоги Вивенспур, сидящий на кресле в тени. – Простите мою жену, что она так вот набросилась на вас. Иначе бы Ванги испепелил бы вас и, возможно, уничтожил бы какую-нибудь мебель, а Кэт этого очень не любит.

- Отпусти меня! – взвизгнул Дунеф, отталкивая девушку и поднимаясь на ноги. Он повернулся к Вангердагасту и сказал:  

- Проклятый маг! Ты предал Кормир и подвёл королевство на грань войны!

Маг поднял бровь.

- Знаете, - начал он, - в наших молодых дворянах есть огонь, который, мне бы хотелось, горел бы в них и когда они состарятся. Но я рад, что вы так горячо переживаете за судьбу королевства. Должен вам сказать, что далеко не все дворяне придерживаются тех же принципов, что и вы. Хочу заверить вас, Дунеф Марлиир, что все, что я делаю, работает лишь на благо королевство и правящей династии. К слову, когда-то ваши предки сослужили Кормиру ту же службу.

- Избавь меня от своей лжи, - выплюнул Дунеф, садясь в кресло рядом с улыбающимся Джоги и принимая от него бокал вина.

Дунеф выплеснул содержимое бокала в лицо Джоги и бросился к магу, вырывая из-под рукава кинжал, о котором Вангердагаст не знал.

Кэт Вивенспур подняла руку. Готовясь прочитать заклинание, но Дунеф обхватил горло мага рукой и прижал к нему кинжал.

- Молодой человек, - спокойно сказал Вангердагаст, - я бы не хотел убивать молодого дворянина.

- Если таким образом я уничтожу такую угрозу для моего любимого королевства, то я с радостью заплачу эту цену.

- Боги, хотел бы я слышать эти же слова от остальных дворян Кормира! – сказал восхищенный голос откуда-то справа. Кончик кинжала Дунефа покраснел от крови, вытекшей из надрезанной шеи Вангердагаста. Молодой дворянин посмотрел направо и увидел тёмную фигуру, стоящую в дверном проёме.

Разглядев фигуру, Дунеф ахнул и уронил кинжал, а маг тут же подошёл к бутылке с вином, которая стояла рядом с промокшим Джоги Вивенспуром.

- Ты становишься старым, маг, - сказал гость.

- Ага, старым и забывчивым, - ответил Вангердагаст, делая глоток из горла. – Может, мне пора найти себе замену?

Когда Дунеф наконец-то смог говорить, он спросил:

- Но…но если вы тут, то кто сейчас в королевском дворце?

- Важно то, кто вскоре соберется там, - с улыбкой сказал маг. - По причинам этого кроются в прошлом. И скоро мы сможем увидеть плоды свершений минувших дней. Собери своё оружие, Дунеф. Скоро мы отправимся во дворец.




#96796 Кормир. 28-29 глава

Написано PyPPen 01 Май 2019 - 10:33

Глава XXVIII

Драконы, Красный и Пурпурный

 

Год Скалы (1286 г. по Л.Д.)

 

 

 

Король Селембер несся по коридорам замка, ревя направо и налево, вызывая слуг и стражников, но никто так и не преклонил пред ним колено. Его тяжёлые шаги эхом разносились по замку. Стражники пропали со своих постов, а слуги из своих комнат. Куда подевались жрецы, маги? Куда подевался его двор?

Но не могли же они все бросить его? Селембер правил Кормиром уже девять лет и дела шли, в принципе, хорошо. По крайней мере, до тех пор, пока не появился этот выскочка принц.

Из-за него все пошло наперекосяк: урожаи были не собраны, строительства не закончены, и даже обновления во дворце не были доведены до конца. Щиты неверных домов так и остались неубранными и теперь стояли у стен, гобелены лежали на полу. Селембер подошёл к статуе Синей Красавицы, которую он так любил. Сам памятник стоял у пьедестала – рабочие так и не установили его. Регент проклял неверность и праздность придворных.

Селембер остановился у окна и посмотрел на Сюзейл. Город лежал как на ладони. Солнце уходило все дальше за горизонт, и город, по большей части, освещали пожары, отмечающие места сражений между армией Селембера и повстанцами Рихарда. Между воинами законного правителя и повстанцами претендента. Между красными и пурпурными. Пламя пожаров заставляло Селембера думать о его, Красных Драконах, а дым на заходящем солнце напоминал о Пурпурных Драконах.

В Сюзейле, Арабеле, Мерсамбере, Хайхорне – везде шла борьба между  разрозненными, но многочисленными Пурпурными Драконами и малочисленными, но организованными Красными Драконами. Братство Боевых Магов так и не определилось со стороной, и каждый маг засел в своей башне, заняв нейтральную сторону. Даже церкви Латандера, Хелма и Мистры заняли враждующие стороны.

 И все потому, что народ отвергнул успешного правителя ради какого-то щенка.

Девять лет назад брат Селембера, Азун Третий, погиб, оставив после себя лишь малолетнего наследника. Тогда Джорунгаст прибыл к Селемберу и предложил тому стать регентом при маленьком Рихарде Обарскире. Так Красный Дракон получил трон, о котором никогда и не мечтал.

И все шло хорошо. Качество жизни выросло, орки и драконы стали меньше беспокоить Кормир. Казалось бы – надо придерживаться того же курса.

Но нет. По каким-то там историческим законам править должен был шестнадцатилетний Рихард. Селембер отказался складывать с себя обязанности правителя, и тогда принц похитил знамя Пурпурных Драконов и сбежал из Сюзейла, а Селембер воздвиг над королевским дворцом знамя Красного Дракона.

Селембер снял корону и поставил её на подоконник. Вместе со сменой знамени, регент сменил и корону и теперь носил тяжёлую золотую корону Принталера.

Он вздохнул. Когда Пурпурные Драконы будут разбиты, а Рихард выберется из своей норы, тогда можно будет вернуть старую корону. Тогда дела пойдут в гору.

- Кормир будет великим, - пробурчал Селембер и медленно опустил кулак на подоконник. Подобно штормовому великану он должен быть аккуратен, чтобы не разрушить все вокруг себя своей огромной силой.

В коридоре раздалось эхо шагов. Селембер обернулся и закричал:

- Джорунгаст, это ты?!

Но никого не было. Лишь Синяя Красавица смотрела в потолок. Как давно Селембер приказал поставить её на постамент? Десять дней назад? Мудрецы говорили, что её взор обращен к дракону, который собирается её поглотить. Люди поговаривали, что руки и ноги девушки были слишком большими, но Селемберу нравились её сила и дух, с которым она встречала неизбежную гибель. Он считал, что таким должен быть каждый кормирец. Ещё мудрецы говорили, что пока статуя цела, удача будет сопутствовать дому Обарскиров. Селембер глубоко вздохнул.

- Джорунгаст?

Маг не отвечал. Но он появится. Он обязан защищать короля. Селембер прочёл об этом в книге по истории – Ещё Бакабр Эфар был магически связан с короной и должен был защищать её владельца. Все забыли об этом, но только не старый мудрый Селембер.

Но голос Селембера вновь пронёсся по коридорам, оставшись без ответа.

Трусы. Все они трусы. У них нет огня в сердце. Марлииры, Вивенспуры, Даутингорны – все разбежались по своим поместьям в ожидании бури. А эти Краунсильсы, Трусилверы и Хантсилвы? Клялись в верности и Селемберу, и Рихарду. И где теперь их войска?

Но не все успели убежать. Некоторых изменников Селембер жестоко казнил. А кого не успел поймать…что ж, Огненные Ножи были хорошим оружием. Регент использовал свой ум и золото, организовав несколько громких покушений на предателей.

Но они все уходили. Сначала склоняли колени пред Красным Драконом, а затем уходили и уводили своих солдат? Как Кормир может быть великим, когда его костяк состоит из таких вот трусов.

Селембер беспомощно закричал. Но тут он услышал щёлкающий звук замка. Кто-то из слуг пытался спрятаться от гнева господина? Или Джорунгаст, наконец, вернулся?

Регент спустился по каменной винтовой лестнице, громко топая. Справа находился тронный зал, где придворные и офицеры ожидали команд регента. Слева был Храм Четырёх Мечей. Селембер свернул налево. Придворные могли и подождать.

Регент был уверен, что на комнату было наложено заклятие, приглушающие звуки, исходящие извне комнаты. Обычно, здесь было много посетителей, желающих посмотреть на легендарное оружие, но сегодня здесь было пусто. А еще не было ни одного стражника.

В этой комнате покоилось четыре меча, так или иначе влиявших на историю Кормира. Первым был Арсиварр, Клинок Памяти, который был создан еще во времена эльфов, царствовавших в Кормире больше тысячи лет назад. Симилазарр, Хранитель Чести, на котором трусливые дворяне Кормира клялись Селемберу в верности, был столь же широк, как и Клинок Памяти, с выгравированными на нём теми же архаичными рунами. Орбин, магический меч короля Дуара, с которым он прогнал из Кормира орду гоблинов и орков, а так же войско пиратов из Сюзейла был уже более современным клинком. И Риссар, Свадебный Клинок, используемый для кровных клятв и бракосочетаний. Маленький, изящный и, как и современный Кормир, абсолютно бесполезен в реальном бою.

Селембер открыл витрину и взял Орбин. Вдалеке прозвучал тревожный гонг, но за ним не последовало ни топота стражников, ни телепортации магов, охраняющих историческое оружие.

Орбин был покрыт едва заметными рунами, которые можно было разглядеть только при прямом попадании света на клинок. Казалось, что руны извивались, когда Селембер смотрел на них.

Селембер засунул клинок за пояс. Он был готов к битве. У него было оружие, замок и верные люди. На жалких обманщиков ему было плевать. Когда Пурпурный Дракон будет схвачен, а его войска разбиты, все предатели приползут к Селемберу с клятвами верности. Некоторых он пощадит. Другие же будут примером.

Теперь нужно впечатлить своих людей. Нужно оседлать коня и лично ринуться в бой. Нужно дать бой Рихарду. Селембер подумал, что с самого начала бунта он так и не поучаствовал ни в одной битве. Но пора все изменить. Регент улыбнулся от этой мысли.

Ни одного стражника не было на входе в тронный зал. Неужели все сражались в городе?

Тронный зал был центром Кормира и насчитывал более тысячи лет. Слева стояла гробница Бакабра, Первого придворного Мага, а в центре зала стоял пьедестал со ступеньками, на вершине которого, иногда, стояло два трона – для короля и королевы. Сейчас же трон был только один.

У трона стояли женщина и двое мужчин. Селембер не поверил своим глазам.

Джорунгаст был здесь. Конечно, где ему еще быть? И проклятый Рихард в своих бело-пурпурных одеяниях стоял рядом.  И еще тут была Дамия Трусилвер – самая трусливая из всех дворян и доверенное лицо Рихарда. Её живот был раздут из-за ребенка, которого она вынашивала. Неужели что-то осталось от казнённого лорда Трусилвера?

Джорунгаст привел сюда заговорщиков, чтобы Селембер мог провести суд? Ему стоило телепортировать их сразу в темницу.

Маг выглядел измученным, будто три дня спал на голой земле. Его плечи были опущены, и тяжесть лет заметно отражалась на его лице.

- Наконец вы здесь, - сказал Джорунгаст. – Пора покончить с этим раз и навсегда.

Джорунгаст встал боком и посмотрел на обоих Обарскиров. Он должен был решить это дело миром. Во имя Кормира.

- Привет, дядя, - сказал Рихард. Его шестнадцатилетнее лицо изо всех сил пыталось выглядеть серьезным.

- И тебе привет, племянничек. Ты пришёл в дом своего отца, чтобы сдаться и покончить с глупыми играми.

- Да, я пришёл в дом отца, чтобы покончить с этой глупостью, но сдаваться я не намерен. Я хочу поговорить.

- Я убедил прийти его к тебе, - сказал Джорунгаст, - чтобы решить дело миром. Мы пришли из под Улна, где Красные и Пурпурные драконы бьются не на жизнь, а на смерть.

- Если война продолжится, то не останется того Кормира, за который мы воюем, - добавил Рихард. – Сембийцы уже обрывают торговлю, а агенты Зентарима и Красные Маги свободно пересекают наши границы. Мы должны положить этому конец.

- Согласен, - с кивком ответил Селембер. – Я готов принять твою капитуляцию и простить твоих людей. Но тебе придётся отправиться в ссылку в Уотердип или Долины.

Принц выругался. Дамия нежно положила руку ему на плечо, и он спросил:

- Капитулировать? Отказаться от моего трона?

- Твоего трона? А кто девять лет правил в мире и спокойствии? Кто потратил свои лучшие годы жизни на то, чтобы обеспечить процветание Кормиру? Думаешь, теперь я уступлю трон неопытному мальчишке, который всю молодость потратил на охоту и развлечения?

От ярости Селембер покраснел. Ни один щенок не сможет украсть его корону без боя.

- Традиция требует, чтобы корона передавалась старшему сыну предыдущего короля. Были исключения, и тогда правили дочери короля. Девять лет в королевстве не было совершеннолетнего наследника Азуна Третьего. Теперь есть, - гордо заявил Рихард.

- А теперь ты ждёшь, что получишь королевство, как подарок на шестнадцатилетние?

Рихард тоже покраснел, но старался сохранять спокойствие. Он сказал:

- Пока ты сидел здесь, во дворце, со всеми своими стражниками и слугами, я был среди народа. Я пил с солдатами, пахал землю с крестьянами, учил язык странствующих эльфов и общался с торговцами. Мир в стране лишь внешний.

- Молодец. Смотрю, ты хорошо провёл время.

- Я знаю свой народ, и готов принять титул своего отца. Я не хочу сражаться, но, дядя, умоляю тебя – не дели наших людей.

- Хорошая речь, племянник. Дамия помогла? Но нет, ты слишком юн и неопытен в политике. Дворяне съедят тебя заживо.

- Судя по всему, ты такой мастер в политике, что съел заживо всех придворных, - заметил Рихард.

- Мы подумали, - добавила Дамия, - что нам не стоит отказываться от вашего опыта. Мы можем предложить вам титул барона или герцога.

- Я должен отдать мальчишке титул в обмен на какую-то должность в провинции? – брюхо Селембера раздувалось, как горло дракона, готовящегося полыхнуть огнём.

- Я признаю, что твоё правление в качестве регента было успешным и необходимым до…

- Ты хочешь, чтобы я просто так отдал тебе то, над чем так долго работал?

- Не обязательно сейчас, дядя. Ты будешь регентом еще три года, а затем плавно передашь мне корону…

- Нет! Ты получишь корону только через мой труп! Если ты так любишь эту страну, как говоришь, то докажи это на деле!

- Я люблю Кормир и чту предков, дядя, но неужели ты не видишь, как наше королевство раздирает вражда. Народ не выживет, когда им правят два короля – законный и временный.

- Согласен! Маг, убей их.

Тишина повисла в тронном зале.

- Простите? – спросил Джорунгаст.

- Убей их! – выкрикнул Селембер. – Это наш шанс покончить с гражданской войной одним ударом.

- Принц Рихард приехал сюда лишь потому, что я обещал ему неприкосновенность, - ответил маг. Принц медленно подошёл к Дамие и взял меч в ножнах, который она держала в руках.

Глаза Селембера бешено раскрылись, а его рука легла на рукоять Орбина.  

- Я приказываю тебе убить их! Змея не выживет долго без головы!

Маг посмотрел на Рихарда и Дамию, затем на регента и жестко сказал:

- Нет.

Лицо Селембера стало малиновым, как у красного дракона.

- Я нашёл записи Бакабра! Придворные Маги обязаны защищать корону и устранять угрозу! Они – угроза! Убей их!

Джорунгаст посмотрел на Рихарда и сказал:

- Это правда. Бакабр, Амедагаст, Тандердагаст и я обязаны служить короне, а соответственно державе и народу, но с меня довольно. Даже Ифлар Неудовлетворительный  смог отказаться от короны…

Но Селембер больше не слушал. Ярость заслонила его взор и затуманила ум. Красный Дракон снял с пояса меч короля Дуара и бросился к трону.

Джорунгаст схватил лицо регента своими руками. Маг быстро произнёс несколько слов, и его руки вспыхнули. Голова Красного Дракона загорелась, а изнутри его глаз полился огонь. Селембер истошно закричал, уронил меч и упал на пол.

Рихард спустился к телу и, встав перед ним на колени, сказал:

- Он мёртв.

- Да, - ответил Джорунгаст. – Мне пришлось устранить угрозу короне.

- Но король мёртв, - сказала Дамия.

Джорунгаст кивнул и достал из внутреннего кармана своей мантии эльфийский обруч с тремя шипами, увенчанными аметистами. Маг передал обруч девушке, и та, кивнув, надела её на голову Рихарда.

- Да здравствует Рихард Второй, король Кормира. Я бы хотела устроить праздник в честь твоей коронации, но народ нуждается в тебе.

Рихард встал, и Джорунгаст увидел, что глаза нового короля были мокрыми, однако его голос остался твёрдым.

- Благодарю тебя, маг.

- Я лишь должен был устранить угрозу короне, - грустно ответил Джорунгаст, - хоть регент и был моим другом.

- Пусть народ запомнит его величие, а не безумие, - сказала Дамия, будто заканчивая литанию.

- И все же ты убил короля, - сказал Рихард, - а за это преступник несет строгое наказание – смерть. Но я отменяю его для тебя и лишь снимаю с тебя обязанности Придворного Мага. Джорунгаст, отныне ты навсегда изгнан из Сюзейла.

Джорунгаст открыл рот, но тут же закрыл его и кивнул.

- Никто не будет доверять убийце короля. Независимо от его мотивов, - продолжил Рихард. – К тому же. Придворные не поймут, если я оставлю главного союзника Селембера при своём дворе.

- Я понимаю, мой король, – почти с облегчением сказал маг. – Закон есть закон, и я приму своё наказание. Я лишь соберу кое-какие вещи и покину город.

С этими словами маг пошёл к двери, а король крикнул:

- Подожди.

Джорунгаст остановился и обернулся.

- Сир?

- Кормир остался без Придворного Мага. Я приказываю тебе найти лучшего волшебника и обучить его. Когда я женюсь и заведу наследника, я отправлю клич в каждый уголок Кормира, и тогда ты отправишь своего ученика ко мне, чтобы тот стал наставником моего сына. Кормир выживет без придворного мага, но не долго.

- Как пожелаете, милорд, - сказал маг и низко поклонился.

- И спасибо тебе. За преступление, которое ты совершил во имя короны.

Глаза мага стали такими же мокрыми, как и у нового короля.

- Я сделал это от чистого сердца, - ответил Джорунгаст.

И хотя никто не видел, как маг покинул город, больше никто и никогда не видел Джорунгаста в Сюзейле.

 

 

 

 

 

 Глава XXIX

Предательство

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

  

- О Леди Удачи и Тайн! – нараспев сказала жрица, ударяя в серебряный гонг. – Услышь нас! – она сняла свой капюшон, обнажив голову и, дотронувшись до амулета на шее, сказала:

- Услышь нас, Тимора.

Позади неё принцесса Таналаста сняла свой халат, представив миру своё красивое платье и, встав на колени, тихо повторила:

- Услышь нас, Тимора.

Гвеннахт протянула руку Таналасте, и принцесса обхватила её, но гораздо увереннее, чем в предыдущие дни. Это действие не было частью обрядов, но Гвеннахт чувствовала, что принцессе нужны эти прикосновения, дабы она ощущала себя ближе к Богине Удачи. Таналаста настояла на том, чтобы в замке было открыто новое святилище Тиморы, и Первый Жрец Манарех дал ей согласие, хотя и не сомневался, что вскоре его закроют. Как только отпадёт надобность. Тем не менее, Гвеннахт была назначена ответственной за это святилище, и она была рада оказанной чести.

Каждый вечер и каждое утро принцесса приходила сюда и молилась Богине Удачи, что сильно радовало Гвеннахт. Благодаря такому постоянному посетителю, множество церковной утвари и украшений было свезено в это святилище. Кроме того, многие драгоценности были куплены на золото из королевской сокровищницы, которое активно тратилось на новую часовню Тиморы в королевском дворце, несмотря на то, что по соседству было открыто святилище Тира, Лорда Справедливости.

Принцесса проводила много времени в небольшой комнатке, ища в вере совета и спасения от страданий по отцу и нагнетания Вангердагаста.

Принцесса посмотрела на жрицу, и та коротко улыбнулась ей, после чего отпустила руку Таналасты, встала и обернулась к алтарю.

- Леди, услышь нас… - начала жрица, но тут из коридора донеслись звуки ботинок. Кто-то очень быстро бежал. Стражники? Сердце Гвеннахт замерло. Неужели король умер?

Жрица подняла руки над головой, собираясь обернуться и помолиться, но тут принцесса пробежала мимо неё и спряталась за алтарём.

Гвеннахт обернулась и увидела пятерых мужчин в чёрных масках и окровавленными мечами. Они собирались убить принцессу.

Судя по одежде, эти пятеро мужчин были дворянами. Один из них с лёгкостью оттолкнул жрицу в сторону. Та выругалась и подалась вперед, со всей силы ударив своего обидчика кулаком в живот и падая вместе с ним на пол.

Гвеннахт упала на пол и тут же прочитала заклинание, которое заставило все серебряные диски, висящие на стенах, подняться в воздух и завертеться. Святилище наполнилось удивленными криками мужчин, а жрица выкрикнула:

- Принцесса! Моя булава под алтарём! Защищайтесь ею!

Один из мужчин рассмеялся и склонился над жрицей, но тут один из острых дисков со всей силы вонзился тому в затылок, и бандит, с взглядом полным удивления и боли замертво повалился на пол.

Заклинание закончилось, и диски упали на пол. Один дворянин помчался к трясущейся от страха принцессе, но тут в его шею вонзился кинжал жрицы, которая запрыгнула на убийцу и, убив его, повалила на пол.

Гвеннахт быстро поднялась на ноги и, посмотрев в дверной проём, увидела девушку с волосами цвета мёда и в кожаной броне.

- Лови!  - выкрикнула новоприбывшая и бросила жрице меч, который та поймала.

Принцесса Таналаста отошла к стене. Судя по всему, булава была тяжела для неё. Ещё один убийца двинулся в их сторону, но внезапно в часовню влетел мужчина средних лет в потрёпанных сапогах и с кривым мечом. Он врезался в дворянина и повалил его, после чего послышался булькающий звук и тихий стон. Поднялся на ноги только один мужчина, и, что не удивительно, это был не тот, что одет в богатую одежду и чёрную маску.

Тем времени девушка с медовыми волосами подбежала к убийце и, увернувшись от его выпада, разрезала тому горло от уха до уха.

Гвеннахт обернулась, и увидела последнего убийцу, нависшего над ней. Девушка выкрикнула предупреждение, но жрица уже ничего бы не успела сделать…

И тут она увидела, как позади последнего убийцы поднялась фигура принцессы с табуреткой в руках. Со всей силы Таналаста обрушила импровизированное оружие на голову врага.

Удар обрушился на голову дворянина, оставив на ней большую вмятину. Мужчина замертво упал на пол, а принцесса, увидев результат своих действий , отбежала в угол и непроизвольно отчистила желудок.

В комнату ворвались трое мужчин – жрецы Тира. Священники держали в руках булавы и подозрительно осматривали хаос, поглотивший святилище.

- Что здесь случилось? – грубо спросил один из жрецов, хватая рыдающую Таналасту за плечо.

Жрец остановился, когда узнал в рыдающей девушке наследницу престола.

Рыдая, Таналаста ответила:

- Убийцы напали на меня. Эти люди спасли меня.

- Эти люди?

Таналаста оглянулась. Она поняла, что девушка и мужчина, пришедшие на помощь, пропали так же молниеносно, как и появились, в святилище осталась только жрица Тиморы.

Гвеннахт шагнула вперед и мрачно сказала:

- Принцесса собственноручно убила опытных воинов, которые были не просто убийцами, но и еще дворянами предателями. И так будет с каждым, кто осмелится пойти против принцессы Таналасты.

Седовласый жрец серьёзно посмотрел на Таналасту и спросил:

- Что случилось на самом деле?

- То, что и сказала жрица Тиморы, - почти огрызаясь ответила принцесса. – А теперь, не поможете ли вы нам убрать этот беспорядок? Я еще не закончила свои молитвы…

Принцесса обернулась к жрице и серьезно сказала:

- Когда мы закончим, я хочу, чтобы вы кое-что мне объяснили!

Гвеннахт улыбнулась и сказала:

- Конечно, миледи.

 

*****

 

Глаза под лазурной полу-маской светились интересом.

- А что еще предложил Блеф? – спросила девушка.

Дунеф пожал плечами. Это был тяжёлый день, в течение которого он прятался в застенках дворца и подслушивал разговоры придворных. Девушка, казалось, была равнодушна к словам Придворного Мага.

- Я сказал все, что знаю, - немного грубо ответил Дунеф. – Аунадар дал понять магу, что не примет бесконечное регентство, и в случае. Если Вангердагаст попробует провести что-то подобное, то он поднимет против него всю страну, - Дунеф нахмурился. – Но вы упускаете саму суть – Вангердагаст и Аунадар обсуждали лишь детали. Они оба относятся к принцессе, как к пешке, которую посадят на трон и будут управлять! Маг такой же хладнокровный, как и дворяне! Он говорит, что служит короне во имя стабильности Кормира. Ему не важно, кто будет сидеть на троне, но он всегда сохранит свою власть.

Девушка лениво ответила:

- И он не первый. Несколько магов служили трону Кормира, на котором из поколения в поколение сменялись короли. И всегда Придворные маги верой и правдой служили Кормиру. Вангердагаст позаботится о королевстве. Меня же больше интересует Аунадар Блеф. Его мимика и тон, когда он говорил о Таналасте. Я знаю, что прошу тебя о многом, но попытайся вспомнить все.

Дунеф думал достаточно долго, но не о вопросе, интересующем девушку, а о её личности? Кто она такая, что интересуется подобными вопросами? Преданный Кормиру патриот? Тогда зачем она скрывается за маской?

Так и не ответив на вопрос, Дунеф стоял молча. Девушка сказала, что ему нужно вернуться в свою комнату и поспать. И хотя молодой Марлиир действительно устал, он не мог перестать думать о том, что могло произойти в ближайшие дни.

И тогда он решил. Спустившись на второй этаж таверны, Дунеф вышел на балкон и, совершив опасный прыжок, ухватился за голову горгульи, стоящей на карнизе соседнего здания и, подтянувшись, встал на выступ. Конечно, горгулья могла оказаться магическим стражем, который был бы частью тех секретов, что буквально пронизывали Сюзейл, но Марлиир лишь пожал плечами.

Аккуратно пройдя вперед, он встал так, чтобы видеть выход из таверны. Дунеф хотел проследить за таинственной колдуньей, следуя за ней по крышам. И ему нужно было быть осторожнее – кем бы ни была девушка, она явно не дура.

Дунеф подозревал что девушка была дворянского происхождения. Следуя за ней по крышам, он наконец дошёл до променада. Там дворянин залез в широкую клумбу на балконе какого-то поместья и стал наблюдать за девушкой в синем платье, последовавшей к западным городским воротам.

Но она не собиралась покидать город. У ворот она свернула направо, прошла у храма Денеира…куда же она пошла дальше?  Пройдя по крыше храма, Дунеф наконец увидел девушку. Она стояла на мосту и всматривалась вдаль. Неужели она заметила шпиона?

Она всмотрелась в озеро, видимо, наслаждаясь отражением вечерних звёзд, после чего развернулась и побрела…к дому Вивенспуров!

Да! Она посмотрела некоторое время в небо, а затем вошла в ворота Красного Замка. Дунеф уже собирался выйти из-за большой каменной статуи книги и подойти ближе, как тут под ним раздался голос:

- Да, молодой человек, я тоже считаю это изречение мудрым, но зачем вы залезли туда? – спросил жрец Денеира, вышедший из храма. – Лично я считаю более разумным следующую надпись, хотя она и подводит читателя к тщетности бытия. А как вы считаете?

Дунеф аккуратно спрыгнул на землю и осторожно посмотрел на жреца. Он пытался вспомнить, что было написано на памятнике, но ему в голову приходил лишь птичий помёт.

- Я думаю, - осторожно начал Марлиир, - что мы должны действовать как можно увереннее, иначе королевству конец.

С этими словами молодой дворянин развернулся и рванул к мосту, надеясь, что жрец не бросит ему в спину какое-нибудь заклинание.

Но он услышал лишь сухой смешок. Дунеф быстро пробежал через мост и, добежав до стены красного замка, прислонился к ней спиной. Молодой дворянин тяжело дышал, но он не успокоится, пока  не раскроет заговор. Очередной. Он подошёл к открытым воротам Красного Замка и обнаружил, что там нет ни одного стражника, зато напротив, у поместья Кормаэрилов, стояли несколько патрульных, которые смотрели на Дунефа, как на потенциального нарушителя. Молодой дворянин улыбнулся. Небрежно помахал стражникам Кормаэрилов и продолжил рассматривать Красный Замок.

Обойдя стены поместья, Дунеф осторожно перешагнул через кошку, которая лишь дружелюбно мяукнула, и прислонился к стене, надеясь, что не активирует какую-нибудь магическую ловушку.

Ухватившись за вершину невысокой стены, Дунеф подтянулся и, перемахнув через неё, приземлился в цветочную клумбу, после чего, распластавшись на земле, замер. Но ничего не произошло – не прибежали стражники, не сработали заклинания. Тем не менее, Дунеф старался быть аккуратнее, сохраняя осторожность.

Марлиир подобрался к открытому окну и, обнажив свой меч, залез в окно, попутно ломая цветы, росшие в небольшой клумбе на подоконнике. В тёмной комнате не было ни одного человека.

Раздался шорох. Дунеф резко обернулся и увидел на подоконнике кота, который зевнул и запрыгнул в комнату. Дворянин выдохнул и подошёл к дверям комнаты, но тут услышал голоса приближающихся людей. Выругавшись, он подскочил обратно к окну и вновь выпрыгнул из него. Дверь в комнату, в которой он только что был, открылась, и Дунеф понял, что он не спрячется в вялых кустах сада. Тогда он осмотрелся и заметил настенный орнамент, по которому он мог забраться на второй этаж. Дворянин спрятал меч в ножны и, лихорадочно перебирая руками, он забрался на карниз второго этажа.

Снизу, из окна, в которое еще недавно залез Дунеф, показались руки, бережно погладившие раздавленные цветы на подоконнике. Хозяин рук выругался, прокляв кошку, и удалился в комнату.

Дворянин уже хотел было слезать, как вдруг услышал голоса.

И мужчина, и женщина говорили друг с другом в доверительной форме. Дунеф узнал голос девушки – леди в лазурной маске. Он стал внимательно слушать.

- Кэт, не все дворяне злобные интриганы. Мы же тоже дворяне!

Девушка в маске, которую мужчина назвал Кэт, вздохнула и ответила:

- Джоги, дорогой. Не все, да, но те, кто обладает хоть какими-то деньгами и влиянием могут повлиять на Кормир. Королевство же сейчас, как сухой лес – одна искра и начнётся пожар. Кто знает, сколько тайных встреч проходит в Сюзейле прямо сейчас?

- Я не слышал ни об одной, - ответил мужчина. Дунеф узнал это имя. Джоги Вивенспур – известный авантюрист.

- Мы не знаем точно. Я лишь могу сказать, что в королевстве есть две фракции. Ты ведь согласен с этим.

Джоги тяжело вздохнул и ответил:

- Согласен. Ты узнала что-нибудь новое?

- Ну. Только то, что сегодня утром пятеро дворян попытались убить принцессу Таналасту во время её ежедневной утренней молитвы, - сердце Дунефа застыло, но продолжило биться, когда он услышал:

- Она убила их всех.

- Таналаста? – голос Джоги был полон недоверия.

- Арфист и её друг. Жрица Гвеннахт встретилась со мной после того, как Пурпурные Драконы закончили вынюхивать всё вокруг.

- И что же это были за дворяне предатели?

- Все молодые – Энсрин Эммараск, мальчишка Даутингорнов,  младший Крит, Илланс и Белогарн.

- А они что, уже стали совершеннолетними?

- Это не к месту, Джоги. У каждого из них был огромный красный рубин.

- Неужели Общество Людей с Огромными Красными Рубинами? – издевательски спросил мужчина. – Что это значит?

- Понятия не имею. Но в убийцах не было ничего особенного.

- А я думаю, что идея совета, которую придумали Гаспар Кормаэрил и Аунадар Блеф, и которую поддерживают многие патриархи крупных домов, вынуждает более мелких дворян рисковать, иначе они могут быть вообще отстранены от какого-либо управления страной.

- Согласна. Более того, многие дома будут готовы прекратить вражду с более “тяжёлыми” семьями, ради того чтобы получить место в совете, и выйти из под власти Обарскиров.

- Но подчиниться другим семьям, имеющий больший вес. Когда в совете появится первая фракция, которая будет продавать свои голоса, дело дойдёт до открытого насилия – единственной надежды на власть проигравших в голосовании.

- Как думаешь, - спросила Кэт, - сколько продержится мир в совете? Пять месяцев?

- Думаю, три, - ответил Джоги. – Думаю, что как только какой-нибудь из домов, участвующих в совете, перестанет прикладывать силы к поддержанию мира в стране, начнутся первые вооруженные столкновения.

- Согласна. Даже молодой дворянин, которого я взяла себе в помощь, уже выбрал одну из сторон, - девушка сделала паузу, - Джоги, скажи – кто поддерживает Вангердагаста?

- Ну, Вивенспуры! – ответил он.

- А еще?

- Насколько я знаю, Даутингорны, Скаттенхоки, Иммердаски, Винтерсаны, Индимберсы, Роумантлы, Индернсы и Роаулинхорны. Еще есть Роринхорны, которые не согласны ни на совет, ни на королеву.

- Может ли это быть связано с тем, что Роринхорны ненавидят Блефов и Вангердагаста? – с улыбкой спросила девушка.

- Ну конечно, только вот они-то говорят, что не поддерживают ни одну из фракций исключительно из соображений справедливости.

- Справедливости для Кормира? Гость, которого мы ожидаем, говорил то же самое, так?

Джоги устало вздохнул.

- Я слишком сильно устал с ним. Он делает всего три вещи, и все три хорошо – спорит, требует и волнуется. Я очень жду, когда все это кончится.

Кэт поморщила нос.

- Мне не нравилась эта идея со шпионажем с самого начала.

Джоги вздохнул и ответил:

- Мне тоже, но ты же знаешь, что это необходимо. Да и Вангердагаст занимался и занимается этим гораздо больше нас.

- Да еще и успешно. Столько лет он был Придворным Магом, попутно ведя закулисные игры и создавая альянсы. И все это во имя Кормира.

Стоя на карнизе, Дунеф кивнул. Получается, Вангердагаст был тем злодеем, который создавал государству все эти проблемы. Это и объясняет, почему никто не мог спасти герцога и барона – магия регента банально не позволяла жрецам найти лекарство.

На улице показалась вспышка света, и, посмотрев в её сторону, Дунеф улыбнулся.

Из телепорта посреди сада вышел старый Вангердагаст. Придя сюда, он облегчает Дунефу задачу. Дворянин сполз на землю и обнажил меч.

Вангердагаст зашёл в широкие двери поместья, которые сами начали закрываться за его спиной. Дунеф, сверкая клинком, проскочил в закрывающиеся двери и пошёл вслед за магом, прогуливающимся по пустым коридорам Красного Замка.

Глупый старик даже не заметит удара! Одним движением руки Дунеф уничтожит угрозу для Кормира, такую же, как и сотни других, устраняемых предыдущими Придворными Магами.

Умри волшебник! Дунеф постоянно повторял про себя эти слова, не решаясь сказать их вслух.

Пусть твоя смерть послужит на благо Кормиру!




#96792 Кормир. 26-27 глава

Написано PyPPen 29 Апрель 2019 - 19:28

  Глава XXVI

Смерть Далмасса

 

Год Стены (1227 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

Рос Марлиир, один из младших членов падшего дома Марлииров из Мерсамбера шёл по улицам города, охотясь на короля. На поясе висел зазубренный кинжал, обильно смазанный ядом.

Падение Мерсамбера произошло спустя одно поколение после установления восточной границы Кормира с Сембией. Как только король Принталер подписал договор о чётком разграничивании своего королевства, удавка начала медленно затягиваться на горле портового города. Наконец, чтобы сохранить торговлю на весомом уровне и не обанкротиться, семья Марлиир открыто объявила войну Кормиру, подписав договор с пиратами и призвав их в свой город.

И тогда Далмасс, могучий король-воин, захватил Мерсамбер.

Рос Марлиир был представителем младшей ветви своей семьи. В том время, как патриарх дома и более знатные Марлииры были мертвы, Рос и несколько его родственников не намеревались сдаваться. И теперь он шёл по улицам Мерсамбера, выискивая короля-захватчика.

В городе шло празднование, что еще больше злило Роса. Празднующими были купцы, торговцы и мелкие воры, по типу Скрилов и Элдрунов, которые прежде без конца твердили Марлиирам, что те должны сопротивляться Кормиру.

Но когда король объявил о намерении присоединить Мерсамбер к Кормиру, эти семьи тут же покинули Марлииров, а кто-то, и Рос подозревал, что это были Элдруны, открыл ворота для королевской армии, пустив их в город в разгар битвы. Теперь эти предатели поднимали бокалы и читали тосты за того, кого еще недавно называли врагом города.

Отец Роса лежал мёртвым в мерсамберийских болотах, вместе с последними Джантисами и Аурубансами. Могучие предводители армии Мерсамбера были убиты. Рос был слишком далёким родственником патриарха Марлииров, и с поражением Мерсамбера сила, которая заключалась лишь в фамилии Роса, пропала.

Но Рос Марлиир не был одинок. Все в городе знали, что король Далмасс выбрал поместье Марлииров в качестве своей временной ставки. Но Однорукий Элос рассказал Росу, что королева Джаласса Хантсилв заболела, и теперь король приехал в городской храм в надеждах найти толкового целителя. Ювелир Джек Андрос рассказал Марлииру, что король перенёс свою жену в храм Илматера в центре города и отправился в таверну Расколотый Щит, дабы выпить со своими офицерами. Когда Рос достиг таверны, то старый рыбак сказал, что король отменил фестиваль Рыбьего Брюха. Он так же сказал, что похотливый король взял с собой бочонок эля и двух красивых молодых девушек и удалился из таверны. За определенную плату рыбак вспомнил, куда он направился, а за еще большую плату навсегда забыл, что рассказал эту информацию Росу Марлииру.

Он заплатил цену старому рыбаку и отправился на поиск дома, в котором развлекался король и молодые девушки. Мерсамбер стоял на трёх островах посреди болота, каждый из которых был соединён с остальными множеством мостов. И король уединился с девушками  на самом дальнем острове.

Улицы и мостовые были заполнены гуляками и подвыпившими солдатами, которые только закончили праздновать взятие города и присоединение его к Кормиру, но слух о том, что король прибыл в город, породил новую волну гуляний.

На дальнем острове почти не было гуляк, которые отправились в другие части города. Лишь несколько пьяных людей стояли вдоль мостовой и бросали оскорбления в баржи, проплывающие по реке. Дом, на который указал старый рыбак, был двухэтажной древней и слегка наклонившейся постройкой, с гнилой черепицей на крыше.

Когда Рос подошёл к зданию, то из него выбежала девушка. Маленькая белокурая куколка с голубыми глазами была едва одета. На её плечах лежало одеяло, тащившееся за ней как плащ. Увидев Роса, она остановилась, но её голубые глаза тут же наполнились слезами, и она пошла в сторону моста, шлёпая босыми ногами по каменной улице.

Он нашёл вторую девушку на вершине лестницы на втором этаже. Девушка так же была едва одета. Её миндалевые волосы были распущены, а карие глаза с ужасом смотрели на открытую дверь.

Был ли король-захватчик еще и насильником, который довёл девушек до безумия? Рос подошёл к двери и увидел комнату в беспорядке. Мужская и женская одежда была разбросана по комнате, а на большой двухместной кровати, сломанной пополам, лежал король Далмасс. Голый и мёртвый.

Рос положил руку на кинжал и осторожно подошёл к трупу. Тело уже начало синеть,  рот застыл в безмолвном боевом кличе, а глаза тупо уставились в потолок.

Рос осторожно дотронулся до короля. Холодный. Проклятие! Кто-то опередил Роса Марлиира, когда тот получил возможность отомстить.

В комнате подул небольшой ветерок, и Рос понял, что он здесь не один.

Мужчина обернулся и обнаружил у себя за спиной пузатого, широкоплечего старика с непонятным гербом, вышитым у него на груди. Человек был одет в дорогую мантию. Рос не узнал его, но, судя по внешнему виду, это был Придворный Маг Кормира Джорунгаст.

Рос хотел было начать оправдываться, но маг одним движением руки отодвинул его в сторону, подошёл к трупу и потрогал его шею. Слегка выругавшись, он достал из внутреннего кармана мантии книжку, открыл её и прочитал несколько слов на странном языке. Светлячки запрыгали на страницах книги, а затем маг прислонил её ко лбу короля.

Светлячки затанцевали на лбу короля, но тот так и остался бездвижным. Джорунгаст надавил на книгу двумя руками, но так ничего и не произошло.

- Ну вот и все, - сказал Джорунгаст. – Король умер. Окончательно. Видимо, сердце подвело его из-за сильной страсти, - маг обернулся к Росу. – Вы были здесь, когда это произошло?

- Я. Нет. Я  только пришёл сюда, - сказал Рос и кивнул в сторону дверного проёма, за которым, на лестнице, сидела девушка с миндалевыми волосами.

- Единственный свидетель?

- Нет. Была еще одна девушка, которая спешно покинула дом.

Джорунгаст пристально посмотрел на Роса.

- А вы привели этих девушек?

- Нет, маг. Я не торгую телами. Я – Рос Марлиир, один из последних Марлииров благодаря этому человеку.

- И вы пришли сюда с отравленным кинжалом в поисках мести?

- Я пришёл в поисках справедливости.

- Справедливости, - выплюнул Джорунгаст. – Это так в наши времена называется жажда крови?

Рос не ответил, а лишь сощурил глаза.

- А как вы нашли короля.

- Это неважно. Я пришёл с плохими новостями – королева Джаласса поправилась и вернулась в поместье Марлииров, но погибла, по-видимому, из-за аллергии на рыбу, которую подавали на ужин. Как и короля, её не спасло никакое заклинание. Она умерла всего за пару часов до короля. Я боюсь за ваш город, Рос Марлиир.

Рос удивился. Казалось, сами Боги доказывали всем, что захват Мерсамбера был не самым мудрым шагом. Молодой Марлиир даже забыл, что маг так и не ответил на его вопрос.

Наконец, он спросил:

- Вы боитесь за мой город?

- Ну конечно. В городе сейчас присутствует семитысячная королевская армия, которая пьёт и гуляет. Представьте, если они узнают, что их король и королева погибли в Мерсамбере, причём не самым понятным образом. Знаете, что начнётся?

- Они разрушат город, - тихо сказал Рос, впервые осознав возможные последствия. Его взору предстали разрушенные мосты, горы трупов и горящие дома.

- Мерсамбер будет оставлен, только вот Мерсамбера больше не будет. Хорошо, что вы не приложили к этому убийству руки – месть последовала бы незамедлительно, и никакой маг, воин или пират не смогли бы вас защитить.

Джорунгаст посмотрел на труп короля и вздохнул.

- Боюсь, что и без вашего участия город подвергнется погромам. Возможно даже, что семьи, предавшие армию Мерсамбера, сбегут из города, а когда беспорядки стихнут – вернутся и провозгласят независимость Мерсамбера. И тогда снова придёт Кормир. И так год за годом. В войне будут умирать дети и старики. Эх, иногда Боги играют в жестокие игры.

Рос Марлиир уставился на мага, понимая, что ему не безразлична судьба Мерсамбера.

Он почувствовал, как комок подступает к его горлу, но, одновременно, его раздирало чувство гордости. Он еще никогда не думал о судьбах государств и народов. Не зря Придворного Мага считают умнейшим человеком в королевстве.

- Что если он умрёт не здесь? – внезапно спросил Рос. – Что если вы телепортируете его обратно в поместье моей семьи, в кровать ко своей жене. Тогда, можно будет обставить все так, что они умерли во сне.

Джорунгаст покачал головой.

- Не поможет. Слишком многие слуги слышали, как королева жаловалась на плохое самочувствие за ужином. Все подумают, что её и короля попросту отравили мерсамберийцы.

- Проклятие! – воскликнул Рос. – Мой город обречен! Хотел бы я саморучно убить Далмасса, чтобы вина за его смерть была только на мне.

- Благородная мысль, но это тоже не спасло бы город. Только если…

- Только если что?

Маг внезапно выпрямил спину.

- Рос Марлиир, готовы ли вы верой и правдой служить Палагарду Второму, наследнику Далмасса?

Юноша удивленно уставился на мага. Зачем он спрашивает такое, зная о намерениях дворянина?

Джорунгаст продолжил:

- При этом вы получите высокий титул и королевское звание для себя и своего дома.

Рос вздохнул, взял книгу с лица Далмасса и передал её Джорунгасту, сказав:

- Я, Рос Марлиир, клянусь служить верой и правдой Драконьему Трону, во имя моего города и моей семьи.

Джорунгаст взял книгу и сказал:

- Надеюсь, вы готовы…

Рос поднял бровь и посмотрел на мага, который начал бродить по комнате.

- Видите ли, Далмасс Обарскир был достаточно слабым королём – он был очень падок на битвы и другие…мирские развлечения. Но, как король-воин, он должен был умереть в бою. Можете ли вы помочь мне обеспечить видимость этого?

- И каким же образом? – сузив глаза спросил Рос.

- Я телепортирую тело короля в поместье Марлииров, где мы погрузим его и тело королевы Джалассы в королевскую карету. Поутру, королевская чета будет срочно вызвана в Сюзейл и король, будучи пылким и яростным человеком, решит отправиться как можно быстрее, а значит – без эскорта. Ну а там на него нападут разбойники, что, в целом, не удивительно, когда страну раздирают война и хаос. Как вы относитесь к Огненным Ножам?

- В Мерсамбере не любят эту гильдию воров.

- Тогда они и организуют нападение. Король погибнет в бою, а не в кровати, как и подобает воину, а поскольку события произойдут далеко от города, то Мерсамбер избежит беспорядков.

Рос задумался. План был сложным и рискованным, но, если он сработал, то все было бы шикарно.

- Вы хотите, чтобы я выдал себя за короля? А разве это не запрещено?

- Конечно, но если вас поймают с трупом короля, то кого вызовут, чтобы опознать вашу личность? Можете на меня рассчитывать.

- Ну хорошо. А взамен я получу высокий пост в Мерсамбере?

- Высокий пост – да, но не в Мерсамбере. Это будет слишком подозрительно.

- Я не хочу жить в каком-то захолустье, пусть даже если я буду бароном в тех местах.

- А что насчёт Арабеля? Это большой город с большим количеством знатных домов. И титул наместника Арабеля сделает вас достаточно независимым от королевского трона.

- Арабель подойдёт, - быстро ответил Рос.

- Более того, я дам вам столько золота, чтобы, когда вы стали таким же старым, как я, то смогли купить себе все, что пожелаете. От вас я хочу лишь клятвы молчания – пообещайте, что не расскажете о том, что скоро произойдёт, ни родственникам, ни друзьям.

- Клянусь своим именем и верностью Драконьему Трону. Но от вас бы я хотел услышать клятву защищать Мерсамбер.

- Более того, скажу я вам, что король Далмасс рассматривал Мерсамбер не иначе как еще одно приобретение, о котором бы он вскоре забыл. Его племянник, Палагард Второй, более вдумчивый, так что я смогу убедить его улучшить и развить Мерсамбер. Договорились?

Рос улыбнулся.

- Джорунгаст, мы  можем считать сделку заключенной. Я буду верен своей клятве, как верующий верен своему Богу.

- Богу? Оставьте это более мелким дворянам, у которых не хватает своих сил.

Рос Марлиир лишь беспомощно хмыкнул.

- А теперь стойте. Я должен придать вам внешний вид короля.

Маг прочитал несколько заклинаний, пока Рос стоял неподвижно. Когда Джорунгаст закончил, дворянин посмотрел в зеркало, а затем на труп на кровати. Сходство было максимальным.

- Вы должны показаться как можно большему количеству солдат, - сказал маг. – Пройдитесь по главной улице города, но не говорите много. Попытайтесь изобразить подобие опьянения.

- Но кто изобразит королеву? – спросил Рос.

- У меня есть пара подруг, которые имеют такую же железную волю, как и вы. Слава Богам, что придворные не знают о смерти королевы.

- Не думаю, что следует посвящать в детали еще больше людей, - сказал Рос и посмотрел в дверь. Джорунгаст обернулся вслед за взглядом дворянина и увидел девушку в лёгкой одежде, которая без движения сидела на месте, и испуганно смотрела на то, что происходит в комнате.

- Хорошая ли это идея – превращать уличную девку в королеву? – спросил Джорунгаст, потирая подбородок, а затем сам ответил на свой же вопрос:

- С другой стороны, это весьма увлекательно.

Потребовалось не много времени, чтобы объяснить девушке выгоду в наличии усадьбы, огромного гардероба, армии слуг и мужа в виде будущего наместника Арабеля. В конце концов, на другой чаше весов лежала мучительная смерть.

- Раздевайся, - невозмутимо сказала девушка Росу, - и надевай одежду, разбросанную по всей комнате. Эта одежда. Теперь, должна тебе подойти.

Рос переоделся в богатые одежды короля и обернул труп Далмасса в одеяло, завязав узел. Тем временем Джорунгаст придал девушке внешний вид королевы Джалассы. Рос передал магу тело короля. Завёрнутое в одеяло, после чего на удивление сильный маг начал читать заклинание, по завершению чего его и девушку накрыла волна огоньков.

Маг и девушка начали медленно пропадать, а маг напоследок сказал:

- И вот еще что – в Арабеле очень любили Далмасса. Подумайте о том, чтобы поставить там ему памятник.

- Как только узнаю о том, что инфраструктура Мерсамбера начала улучшаться. Тогда и подумаю, - грубо ответил Рос.

Затем маг улыбнулся и, вместе с девушкой и трупом короля, исчез. Рос осмотрел комнату в поисках украшений или других улик, которые бы свидетельствовали о том, что здесь умер король.

Закрыв дверь в комнату и выйдя на улицу, Рос обнаружил, что ему немного сложно управлять новым, более большим телом. К счастью, ему нужно было разыграть опьянение, так что неловкость и пошатывания были весьма к месту.

На мосту Рос столкнулся с белокурой девушкой, которая шла обратно, чтобы проверить – а действительно ли на её руках от сердечного приступа умер король? Каково же было её удивление, когда она увидела монарха перед собой, да еще и в добром здравии.

Он поцеловал её в лоб и пошёл дальше. Рос старался обмениваться рукопожатиями с как можно большим количеством солдат и офицеров, чтобы все запомнили, что король вернулся в свою временную ставку, откуда, поутру, срочно выедет в Сюзейл. Уже через неделю страна погрузится в траур по погибшему в западне королю, а через две недели новый наместник Арабеля будет отдыхать в своём новом дворце вместе со своей новой женой.

 

 

 

Глава XXVII

Переговоры

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

 Старый дворянин закончил говорить и пристально посмотрел на мага, пытаясь определить степень его заинтересованности.

- М-да, серьезные проблемы, - ответил Вангердагаст на речь аристократа.

Альбрен Даутингорн обладал умением видеть ложь и тупые громкие слова, который используют лишь для отвода глаз и иллюзии поддержания разговора.

К сожалению, у Вангердагаста не было времени выслушивать проблемы каждого человека – у Придворного мага было много работы. Нужно было попытаться сделать так, чтобы к концу недели королевский дворец не превратился в кладбище дворян. Люди, желающие переделать Кормир так, как им хотелось, стали как никогда сильны, и именно сейчас королевство отчётливо напоминало человека, привязанного к четырём лошадям, рвущихся в разные стороны.

Вангердагаст улыбнулся старому Альбрену своей самой теплой улыбкой и сказал:

- Если вы поддержите моё регентство, то я обещаю вам, что передам это дело в королевский суд и лично прослежу за его ходом.

Два человека обменялись кивками мудрых стариков, преисполненных мудрости и взаимного уважения, и разошлись. Вангердагаст прошёл через Зал Чести, в котором имена павших солдат были выгравированы на камнях, и прошёл в Палату Драгоценных Звёзд, где некоторые дворяне собрались в ожидании Вангердагаста. Пришло время забить их голову пустыми обещаниями, которые будут выполнены, если сильные мира сего поддержат регентство лорда-мага.

Когда маг был на полпути к цели, к нему подбежал юноша и, низко поклонившись, сказал:

- Милорд, лорд Аунадар Блеф желает встретиться с вами в зале Танцующего Огня. Он передаёт, что это дело государственной безопасности.

- Конечно, он так и сказал, - ответил маг. – Я понял. А теперь возвращайся к своему хозяину.

Паж поклонился и побежал обратно. Вангердагаст оглянулся, проверяя – не наблюдает ли кто за ним. Когда посыльный скрылся на лестнице, маг подошёл к стене и положил свою руку на ничем не примечательный кирпич. Он произнёс слово силы, и просунул свою руку вперед, будто камня и не было. Из выемки он вытащил маленький тканевый мешочек, из которого достал кольцо, браслет и кулон, после чего прочитал заклинание еще раз, и камень вновь стал твёрдым.

Вангердагаст надел все три украшения и направился на встречу с Аунадаром. Лучше с этим покончить сейчас, пока маг был защищён от ядов, газов, простейшей магии и физических атак. В зале Танцующего Огня стаяло множество очагов, с танцующим магическим огнём, за которым всегда всем нравилось наблюдать.

Конечно, маг сомневался, что Аунадар рискнёт попытаться убить Придворного Мага, таким образом оставив Кормир без мудрого направляющего. Хотя, учитывая его связи с Таналастой…м-да, поистине великое будущее ждёт Кормир.

Двое стражников открыли двери перед Вангердагастом, который прошёл вперед и обнаружил одинокого Аунадара в компании бутылки вина и двух бокалов. Услышав, как двери за его спиной закрываются, маг легко улыбнулся и пошёл вперед.

- Значит, вы хотите поговорить с мудрым Придворным Магом? Тогда говорите, ибо я трачу своё драгоценное время.

Пронзительные карие глаза буквально напали на мага.

- Да, у меня есть пара вопросов к вам, которые, как я считаю, касаются безопасности всего Кормира.

Маг остановился и поднял брови.

- Важные вопросы безопасности? У юнца, который провёл последние несколько лет, охотясь на кабанов? Нонсенс.

Аунадар налил в бокал янтарного вина, по-видимому, это был Огненный Поцелуй, и сказал:

- Не важно, чем я занимался последние годы. Теперь я мужчина, а не мальчик, который, вдобавок ко всему, помолвлен с будущей королевой Кормира. Пожалуйста, избавьте меня от вашего пренебрежения – оно унижает вас еще больше, чем меня.

- Тогда говори, - сказал маг, убирая одну руку за спину.

Аунадар положил руку на рукоять рапиры.

- Колдовать во время переговоров – тяжелое нарушение, лорд-маг.

Вангердагаст закончил заклинание и сел на невидимое кресло.

- Парень, раз ты позвал на встречу мага, то будь готов к заклинаниям. И поскольку старший здесь я, и, причём, не только по возрасту, то я буду решать – что является тяжёлым нарушением, а что нет.

Аунадар поджал губы, но меч отпустил. Молодой Блеф сложил руки на груди и серьезно сказал:

- Лорд-маг, я бы хотел прекратить наши ссоры. По крайней мере, на ближайший час.

Вангердагаст поднял бровь и кивнул, разрешая дворянину продолжить. Молодой Блеф вздохнул и сказал:

- Мы согласны назначить вас регентом, если вы согласитесь на некоторые условия.

- Мы? Кто мы? Вы говорите за принцессу? Или за дом Блеф?

- Мы – это все дворяне, которые придерживаются моего мнения, и не важно – Блефы они или нет. И поверьте – меня поддерживает очень много домов. Так вы хотите услышать мои условия, или мне стоит огласить, что Вангердагаст – старый безумный тиран, которого нужно выгнать из королевства?

Вангердагаст улыбнулся. Аунадар сказал “мои условия”, а не “наши” и даже не заметил.

- Хорошо. Я выслушаю ваши условия насчёт мудрого управления Кормиром.

    

*****

 

- Брантарра? Мы здесь!

Перед молодым дворянином появилось несколько красных огоньков, которые быстро сформировали два немигающих ало-красных глаза. Встреча произошла в пыльной заброшенной подсобке королевского дворца.

Из темноты раздался женский вздох. Неужели все дворяне Кормира теперь были подобны этим жалким пресмыкающимся?

- Это хорошо, - сказал голос из ниоткуда, что заставило пятерых богато-одетых мужчин напрячься и обнажить оружие.

Женщина продолжила:

- Готовы ли обеспечить себе и Кормиру светлое будущее? 

Первым ответил самый смелый – Энсрин Эммараск:

- Да, миледи, мы готовы.

- Тогда протяни руки.

Дворянин неуверенно протянул руки, и из темноты выпал огромный рубин размером с большой палец. Внутри драгоценного камня будто переливалась какая-то энергия. Тут же из темноты упал еще один камень, а за ним еще три.

- По одному на каждого, - сказал голос, - но теперь вы должны их отработать.

- Как, госпожа?

- Идите к святыне Тиморы, только что построенной в королевском дворце. Принцесса Таналаста будет сегодня молиться там. Убейте её.

Кто-то ахнул. Кто-то шумно сглотнул. Внезапно комната наполнилась звуками обнажающихся мечей.

Наконец, Энсрин сделал самую смелую вещь, которую он делал за свою короткую жизнь. Он спросил:

- Убить принцессу Таналасту?

- Да. И лучше вам поторопиться – она начинает молитвы рано утром. В святыне будет лишь одна жрица и принцесса. Никаких стражников. Но не задерживайтесь, иначе можете навлечь на себя жрецов Тира, которые будут молиться своему Богу в то же время и совсем неподалёку.

Энсрин поднял меч и сказал:

- Будет исполнено, леди!

Остальные кивнули в подтверждение слов Энсрина.

- Отлично, - промурлыкала Брантарра. – Сделайте это, и я озолочу вас. Вам никогда больше не придётся поднимать свои мечи. А теперь идите.

Энсрин кивнул и достал из-за пазухи чёрную маску, которую надел на своё лицо. Остальные дворяне последовали его примеру. Пока они надевали маски, голос еще раз вздохнул.

Пятеро мужчин в  масках вышли в коридор дворца с обнаженным оружием и быстрым шагом отправились к святыне Тиморы. Пурпурный Дракон, встретивший их в коридорах, не успел и раскрыть рот – пять клинков вонзились в его тело и лицо. Труп стражника остался позади авантюристов, которые, к своему удивлению поняли, что убивать не так сложно.

Женщина в пятнисто-чёрном кожаном доспехе бежала по кровавому следу. Неужели начался кошмар? Дворяне с окровавленными мечами бродили по коридорам королевского дворца.

Арфист Эмфрара свернула за угол и увидела мужчину, склонившегося над истерзанным стражником. Она рванула вперед, на ходу обнажая свой кинжал.

Мужчина в маске взмахнул мечом, но женщина на бегу упала на колени и проехалась по надраенному полу под линией удара меча, попутно ударяя по мечу нарушителя, выбивая оружие из его рук.

Девушка быстро встала и обернулась. Мужчина снял маску и выкрикнул:

- Эмфрара! Спасибо хоть что не убила.

- Раулиган? Как ты…

- Не важно. Куда важнее поймать остальных – судя по ранам, убийц несколько, - сказал торговец, потирая запястье.

- Но куда они пошли? – спросила арфист.

- Не знаю, но нам нужно выяснить это как можно быстрее, - сказал торговец, подбирая с пола изогнутый меч. – Пойдём.

 

*****

 

Аунадар улыбнулся и сказал:

- Тогда слушайте – я, мои сторонники и принцесса Таналаста согласны сделать вас регентом на пять зим, но каждое своё решение вы будете принимать под чётким надзором и с согласия принцессы Таналасты.

Придворный маг покачал головой.

- Пока что все, что вы говорите, прописано в документе. Наверное, есть что-то еще?

- Только одно. Помимо Таналасты на ваше решение должен будет влиять совет дворян из представителей двенадцати домов. Если две трети совета против, то решение принято не будет.

- Совет из дворян? Он будет выборным? И как они будут выбираться?

- Выборным?

- А как вы хотите? Член совета должен входить в него, примерно, год, после чего должны проводиться выборы нового члена совета на освободившееся место. Или вы хотите, чтобы члены совета сохраняли своё положение на протяжении всех пяти лет? Тогда в государстве появится дюжина королей, и Кормир погрузится в хаос, а на такое я не соглашусь.

- У вас есть альтернатива?

- Каждый член совета может находиться на своём месте в течение года, а после год не смогут входить в совет. Каждый член совета, наместник каждого города и области, придворные мудрецы Алафондар и Димсварт, а так же каждый член семьи Обарскиров и я сможем выдвигать одну кандидатуру в совет. А победителем будет тот, кто наберет большинство голосов, а не две третьи.

- Можем ли мы расширить совет?

- На время – да.

- А что если членов совета будет меньше двенадцати?

- Не думаю, что на Фаэруне найдётся человек, который откажется вступить в совет, управляющий государством.

- Но что если совет откажет этим кандидатам, и не будет избирать их?

- Ну, - протянул маг, - им придётся принять решение и нового члена, так как иначе вся эта затея с советом дворян ничего не стоит.

- Но если они, всё-таки, откажутся?

- В таком случае я сниму с себя регентские обязанности и передам власть кому-то из Обарскиров. Я не желаю работать с твердолобыми баранами.

- А только ли Обарскиры должны сидеть на троне? – внезапно спросил Аунадар.

Маг пожал плечами.

- Если вы хотите, чтобы Кормир оставался Кормиром, то я должен ответить “да”. Больше тысячи лет назад эльфы передали корону именно Обарскирам. Это уже неписанный закон.

Аунадар усмехнулся.

- Избавьте меня от этих сказок. А даже если это и правда – какой толк от этой легенды. Вы думаете, что эльфы вернутся и накажут нас за то, что страной правит человек с другой фамилией?

Вангердагаст не ответил на вопрос Аунадара. Пусть это будет еще один вопрос, на который Аунадар не может ответить.

Аунадар посмотрел в камин, а затем сказал:

- Хорошо, я согласен на ваши условия, а именно – совет дворян будет выборным, причём на ваших условиях, а страной будет руководить один из Обарскиров, - затем он улыбнулся и сказал:

- А скажите – только сын короля Обарскира может продолжить династию, или любой член этой семьи.

- Вы намекаете на слухи про многочисленных бастардов Азуна?

Аунадар кивнул.

- Что ж, подобные случаи будет рассматривать совет, придворные мудрецы и регент. Если мы посчитаем нужным, то выведем доскональную родословную каждого бастарда, а затем во всеуслышание на весь Кормир объявим её. И если мы посчитаем нужным, то такой человек сможет претендовать на престол.

- Справедливо, - ответил Аунадар, махнув рукой, - А что насчёт членов совета? Кто, по-вашему, должен войти в него.

- Я бы наоборот послушал мнения вашего и других крупнейших дворян, а затем лично бы проверил биографию каждого кандидата. В случае провала такого теста кандидат потеряет жизнь.

- Опасный тест. И как он будет проходить? Поединок с вами? Или опасное задание?

- Мне нравятся оба варианта. Какой нравится вам?

- Хватит играть со мной, маг! – огрызнулся Аунадар. – Вот, предположим, совет сформирован и они согласны с вашими решениями. Что дальше?

- А это не так важно. Конечно, совет ограничивает меня, но он должен быть подспорьем для меня и правителя Кормира, а не соперником. И они не могут принимать решение об отстранения с должности Придворного Мага или короля.

- Хорошо, - кивнул дворянин, - такие условия выглядят приемлемо. Скажите, вы действительно раньше уже думали о таком совете?

- Это хорошая идея. Так дворяне смогут непосредственно взглянуть на ту власть, которая ложится на плечи короля, а не ругать руководство страны, опираясь лишь на слухи, как оно обычно и бывает.

Аунадар нахмурился.

- Не злитесь на меня, молодой Блеф, - сказал маг, покачивая указательным пальцем. – Лучше ответьте на мой вопрос.

- Что за вопрос? – спросил все еще злой Аунадар.

- Предположим, что моё регентство и совет утверждены, и они в мире и согласии работают вместе. Что произойдёт через пять лет, если Таналаста будет так же не готова принять правление?

- Откуда мне знать? Так или иначе, мы оба знаем, что она никогда не сравнится, в наших глазах уж точно, с архетипом короля Кормира.

- Радостно то, что вы уже знаете, как мы будем думать через пять лет. Оно и не удивительно – каждый  дворянин лучше короля знает, как надо управлять королевством.

Аунадар вздохнул и поставил пустой бокал на стол.

- Вы никогда не закончите считать людей вокруг вас глупцами?

- Я живу так всю жизнь, - просто ответил маг.

- Так или иначе, мы позаботимся о том, чтобы Таналаста заняла своё законное место, несмотря на всех, кто попытается помешать этому. Не думаю, что даже Придворный Маг сможет остаться невредимым, когда каждый человек в королевстве восстанет против него.

Вангердагаст поднял брови, но промолчал. Аунадар торжествующе улыбнулся и сказал:

- Еще я слышал, что в королевской сокровищнице есть предмет, который, по слухам, защищает разум владельца от постороннего вторжения. Я бы хотел, чтобы это предмет носила Таналаста, но только после того, как нейтральный маг, не из Кормира, осмотрит его и докажет его подлинность. Более того, каждый член совета должен иметь подобный предмет. Надеюсь, вы понимаете, почему дворянин, опирающийся на слухи, не доверяет магам из Кормира, - он одарил Вангердагаста сладостной улыбкой и спросил:

- Не хотите выпить?

Маг отрицательно покачал головой.

- Яды из Вестгейта нынче очень солёные.

Аунадар скривил губы.

- Мне не нравится ход ваших мыслей, маг.

Вангердагаст пожал плечами.

- Я управляю государством, а не учавствую в конкурсе симпатий молодых дворян.

- Да, вы пытаетесь управлять всем миром. И я остановлю вас. Волшебники слишком долго сосали кровь Кормира.

- Ах, какие слова. “Во благо Кормира!”. Этими словами оправдывается все, от хладнокровного убийства, до подлого отравления. Обычно, людей, бросающихся такими словами, называют либо самонадеянными дураками, либо самовлюбленными тиранами. А кто вы?

Аунадар сжал кулаки.

- Что ж, - начал дворянин, - думаю, что вы хорошо уяснили свои права в качестве регента.

- О, не переживайте. В конце концов, еще свежи предания о предыдущем регентстве.

В потайной комнате за камином мурашки пробежали по коже Дунефа Марлиира. Холод в голосе лорда-мага, казалось, мог заморозить весь Сюзейл.




#96790 Кормир. 24-25 глава

Написано PyPPen 27 Апрель 2019 - 00:51

Глава XXIV

Сембийцы

 

Год Мягких Туманов (1188 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

Король Принталер так размахивал руками, стоя перед костром, что Джорунгаст подумал, что вот-вот, и венценосный улетит.

- Если они хотят войны, то получат её!  - в очередной раз прорычал Принталер.

- Война – не то, чего они хотят, - спокойно сказал маг. – Им нужен лишь Мерсамбер. И лучше захватить его без боя.

Король, придворный маг, и кучка магов и дворян собрались у Штормового Разрыва, горного массива, который служил границей между Кормиром и чондатскими колониями в Сембии, теперь превратившимися в конфедерацию городов, управляемой не королями или магами, а торговцами и их золотом. Спокойный прежде переход в горах теперь периодически переходили торговые караваны.

Лагерь кормирского короля был на той стороне перевала, которая была частью Кормира. На другой же стороне стоял лагерь сембийцев. На вершине перевала красовалось несколько чёрных палаток, в одной из которых король Принталер встречался с представителями сембийцев.

Три дня подряд король и Придворный Маг беседовали с представителями сембийских торговых домов, но каждый раз они возвращались в лагерь, так и не урегулировав ситуацию. И каждый раз король все больше и больше говорил об открытом столкновении.

Камнем преткновения был, конечно же, Мерсамбер. Независимый город на территории Кормира имел множество связей с Сембией. Официальных и не очень.  И вот теперь купечество города желало присоединиться к торговому союзу Сембии, теневые купцы и дворяне желали остаться независимыми, а крупнейший дворянский род города, Марлииры, желали присоединения Мерсамбера к Кормиру.

Джорунгаст ратовал за сохранение Мерсамбером независимости. Много раз дела государственной важности решались именно благодаря нетрадиционным методам, которые были доступны только из-за независимости портового города.

И независимость была лучше правления Сембийцев. Если торговые дома получат город по западную сторону от Штормовых Пиков, то это начнёт развращать другие Кормирские города. А что если Арабель решит поклясться в верности золоту, а не Драконьему Трону?

Джорунгаст смог убедить Принталера в том, что Кормир должен защищать Мерсамбер, и не важно, каким он будет в итоге – кормирским или независимым. Официально, встреча короля и сембийцев должна была установить точные границы между государствами, но вопрос Мерсамбера проскакивал постоянно. Аргумент Принталера был прост: Мерсамбер должен остаться независимым, а поскольку он находится на территории Кормира, то и решение о его статусе должен принимать хозяин этой земли – король Кормира.

И каждый раз сембийцы отказывали ему, из-за чего король возвращался в лагерь злым. Сейчас Принталер расхаживал вокруг костра и выплёвывал ядовитые слова:

- Воры, обманщики, торгаши, лжецы! – чуть не ревел король. – Как мои предки терпели таких соседей  столько лет?!

- Потому что раньше они были не близкими соседями, - ответил Джорунгаст. – Раньше сембийцы воевали с местными эльфами и своими чондатскими хозяевами. Теперь, когда они свободны, то сами вольны выбирать своё будущее.

- Видимо, их будущее охватывает часть Кормира. Мы должны дать им бой!

Несколько дворян одобрительно выкрикнули в ответ королю. Придворный маг так же заметил, что часть его магов кивнула в ответ на заявление Принталера. Джорунгаст поднял брови и удивленно покачал головой.

Принталер, сын короля Палагарда и королевы-воительницы Энчары из Эспарина, вырос сильным и отважным человеком, как и хотели его отец и мать. У него были широкие плечи и пронзительные голубые глаза, которые он унаследовал от своего отца. А так же бойкий язык и сильный дух, который доводил армии до крови, а именно этого сейчас стоило избежать.

Джорунгаст вздохнул. Он тоже вырос, хотя, скорее, в талии. Его плечи были все так же широки, как и в молодости, но старость ощутимым грузом ложилась на них, и рядом с Принталером маг напоминал пекаря или довольного монаха.

И если король раззадорит знать своими речами, то ничто не остановит их от боя, а если война не ограничится одним, генеральным сражением, то кормирская сталь проиграет длительную войну сембийскому золоту.

Но, справедливости ради, надо признать, что и сембийцы вели себя на переговорах не как дипломаты, а как ростовщики и банкиры. Кодлос был формальным лидером сембийцев, но он должен был совещаться с другими торговцами по любым вопросам – хитрый Хомфаст и похожая на грифа леди Тренка объединили свои усилия в попытках сделать  Мерсамбер сембийским. Старый Банесси сам был родом из Мерсамбера и хотел присоединить свою старую родину к новой. И Джолита Пар, которая просто сидела там, и никогда ничего не говорила, а лишь наблюдала, подобно пауку, который плетет свою паутину.

Каждый день они принимали Принталера не как короля, а как простого посла. Не называли его “Ваше Величество” или “Сир”. Они постоянно посылали Джорунгаста проверять записи своих летописцев, но каждый раз это была пустая трата времени. Магу казалось, что торговцы не хотят войны, но зачем-то тянут время.

Принталер теперь же отказывался обсуждать даже незначительные торговые вопросы, а лишь настаивал на том, что судьбу Мерсамбера должен решать король Кормира. Его можно понять, ведь сембийцы тянули время и апеллировали к ложным историческим данным. Но для чего? Зачем они тянули время? Джорунгаст считал, что торговцы из Сембии собирались потратить своё золото в других землях, купив себе большую армию наёмников.

Наконец, Джорунгаст прочистил горло и сказал:

- Возможно, нам стоит вернуться в Сюзейл? Я думаю, для сембийцев это будет понятный знак, если завтра утром они не увидят нас здесь.

Принталер остановился и посмотрел на огонь, будто ища ответа среди углей. Наконец он сказал:

- Ещё один день. Еще раз я встречусь с этими торгашами и попробую договориться, иначе…они увидят, что значит злить Пурпурного Дракона.

К королю подошли Яркин и Фессилион Краунсильсы, которые были не только друзьями короля, но и информаторами Джорунгаста. Они отошли в сторону, и Принталер начал рассказывать им, что такого не было во времена его отца, а Краунсильсы лишь кивали. Другие дворяне и маги разбились на маленькие группки и начали обсуждать дальнейшие варианты развития событий.

Джорунгаст не знал, что и думать. С одной стороны, он сочувствовал королю, так как эти клерки из Сембии были коварнее дроу, но с другой стороны – настало время ораторов, а не воинов, и король должен был решить дело миром.

Лорд-маг улыбнулся, когда вспомнил, как шли дела во времена Палагарда. Специально для коронации нового короля была создана новая корона, которую кто-то украл. Молодой король чуть не отправил армию в далёкий Прокампур в Васте, так как именно на гильдию воров из этого города пали подозрения. Истинный похититель, пиратский лорд Иммуск, в итоге был пойман, а корона возвращена владельцу. А ради чего – новая корона представляла из себя уродливого и тяжеловесного монстра из золота. Спустя пару месяцев Палагард отправил её в сокровищницу и вернул себе на голову древний обруч. Который всегда носили короли Кормира. И всё же этот золотой монстр чуть не начал войну, а теперь, возможно, золото сембийцев развяжет её.

Джорунгаст встал, отряхнул свой плащ и пошёл к королю. Его сопровожда молодая помощница. Судя по взгляду окружающих, все думали, что у мага получится склонить короля к уступкам, но далеко не все были с этим согласны.

Он спустился к озеру вслед за королём, но решил пока не беспокоить его. Близился разгар лета, но ночью дул приятный ветерок. Озеро окружали невысокие фруктовые деревья. Очевидно, кто-то планировал здесь плантацию, но покинул это место, оставив после себя только эти живые памятники. Луна освещала маленькие плоды, которые источали приятный запах.

И в этот момент Джорунгаст услышал звуки битвы и удары металла о металл. Лорд-маг рысью бросился вперед, а его помощница старалась не отставать.

Маг прорвался через заросли и увидел, что два Краунсильса уже лежали на земле, еле дыша, а король сражался с золотым механическим горгоном, чья массивная голова была окружена каким-то зелёным дымом.

Джорунгаст обернулся к помощнице и выкрикнул:

- Беги в лагерь и приведи сюда всех!

Девушка какое-то время смотрела на короля и монстра, а затем развернулась и побежала в лагерь.

Король боролся против золотого быка, нанося ему несколько ударов, после чего отпрыгивал назад. В темноте маг увидел искры, которые выбивал Принталер своими ударами.

Джорунгаст подбежал к одному из Краунсильсов, но не смог определить, к кому именно – настолько его лицо было обезображено. Мужчина был жив, но задыхался. Яд. Маг аккуратно положил его голову, и рванул к королю. Он мало что мог сделать, пока не подоспеют целители.

Король наносил удары и уворачивался от ядовитого дыхания монстра, но существо, которое, наверное, было того же вида, что и горгон, выглядело так, будто могло продолжать бой до утра. А король явно не мог. Принталер, по лбу которого тек пот, отчаянно посмотрел на мага, после чего увернулся от нового потока ядовитого дыхания.

Джорунгаст боялся колдовать, так как его магия могла задеть Принталера, но выбора не было. Король нанёс еще один удар, который, как и все предыдущие, не возымел никакого эффекта, и увернулся от нового потока яда.

Джорунгаст выпустил молнию из своей руки. Электрический разряд ударил золотого горгона, и тот, сделав один шаг вперед, застыл на месте, будто превратился в камень.

Король опустил меч и, тяжело дыша, сказал:

- Спасибо. Эта штука напала, когда…

Маг поднял руку, прося короля замолчать. Он прислушался к тиканью внутри быка. Будто кто-то сидел внутри монстра и бил ложкой по стеклянному стакану.

Джорунгаст подошёл к монстру. Теперь он увидел, что это было не живое существо, а механизм, по типу голема, но в форме быка. И внутри него раздавались щелчки, которые, судя по всему, были признаком того, что механизм пытается оправиться от урона, нанесенного ударом электричества.

Маг жестом приказал королю отойти и осторожно подошёл к голему. Он медленно провёл рукой по его голове, пока не нашёл маленький поднос в подбородке. На нём лежало несколько изрезанных трав. Судя по всему, их сок и создал тот яд, которым были отравлены Краунсильсы.

Щелчки становились все громче. Очевидно, механизм скоро мог ожить. Джорунгаст провел рукой по позвоночнику голема и нащупал маленький гвоздик на стыке спины и шеи.

Горошины пота побежали по лбу мага. Повернув гвоздик он может деактивировать существо…или наоборот запустить его. Стоило ли ему подождать рыцарей и магов?

Голем начал двигать челюстью, пытаясь выдохнуть яд. Джорунгаст закрыл глаза, прочитал молитву Мистре и повернул гвоздик. Существо застыло на месте. Щелчки затихли.

В этот же момент из зарослей показались воины короля.

- Магический механизм? – спросил Принталер.

- Определенно, - ответил Джорунгаст, - но в Кормире таких нет. Кто-то специально оставил его здесь.

- Сембийцы! – взревел король. – Клянусь честью, это война.

- Вероятно, да. Может быть, это сделал кто-то сам, без поддержки всех купцов, но это не повод для начала войны, а лишь попытка разрешить приграничные споры. Предлагаю использовать этот механизм для того же самого.

Король долго смотрел на мага, а потом кивнул. Он приказал целителям заняться Краунсильсами, после чего подошёл к механизму.

Джорунгаст тщательно осматривал голема, когда обнаружил маленькие заклёпки. Он позвал четырёх сильнейших рыцарей и приказал им готовиться к тяжёлому подъему.

Поутру в палатке на вершине перевала собрались пятеро сембийских купцов, которые с нетерпением ожидали опаздывающего кормирского короля. Принталер прибыл на встречу с улыбкой на лице. Ночью он сражался за свою жизнь, но никак не показывал этого.

- Вы опоздали – резко начал Кодлос. – Вчера вы говорили о том, что мы не уважаем вас, а сегодня…

- Не опоздал…а задержался, - ответил король. Кодлос пару раз моргнул, а Принталер обернулся к входу и махнул рукой.

Четыре рыцаря, тяжело пыхтя, ввезли в палатку повозку с чем-то большим и накрытым тканью. Джорунгаст, вошедший в палатку вслед за повозкой,  широко улыбался, а торговцы любопытно переглянулись.

- Видите ли, - начал король, не давая возможности сембийцам начать говорить, - вчера вечером я отправился на прогулку в заброшенный сад у моего лагеря, и там меня поджидало это.

Король кивнул, и Джорунгаст стащил тканевое покрывало с золотого горгона. Четверо торговцев подались вперед, а лицо Джолиты Пар приняло пепельно-серый окрас.

- Этот механизм, своего рода голем, не встречается в Кормире, однако я знаю, что это…

- Абраксус, маг, - нетерпеливо закончил за Джорунгаста Банесси, - таких создавали в Чондате, для охраны или, наоборот, нападений. Чтобы запустить Абраксуса, необходимо принести человеческую жертву, - когда старый торговец закончил говорить, его глаза изумлённо округлились,  и он посмотрел на Джолиту.

- В Чондате, говоришь. – Таинственно начал Принталер. – Это объясняет наличие его на территории Сембии. Джорунгаст, ты разобрался, как он работает?

- Да. Здесь, рядом с позвоночником, есть небольшой рубильник, который запускает механизм. Если его повернуть…

- В этом нет необходимости! – выкрикнула Джолита Пар.

Леди Тренка, Кодлос и Хомфаст посмотрели на Джолиту, которая вообще редко открывала рот.

Король продолжил:

- Как сказал многоуважаемый Банесси, абраксус был стражником. Так он и оказался здесь – абраксус был охранником границы чондатских колоний, которая пролегала именно здесь.

Леди Тренка улыбнулась и поправила очки.

- Вы хотите убедить нас, что этот механизм просто стоял здесь в течение сотен лет?

- А тогда что это может значить, леди? – спросил Джорунгаст. – Этот механизм не обладает своей волей. Либо древние сембийцы поставили его на границе своих земель, ибо у них нет причин ставить его здесь, если граница пролегала в другом месте, а Штормовой Разрыв – единственная дорога для торговых караванов и снабжения, либо современные сембийцы поставили его здесь. Но тогда напрашивается вопрос – зачем?

Пока маг говорил, Джолита встала со своего места, подошла к леди Тренке и что-то взволнованно сказала ей на ухо.

Дослушав мага, леди Тренка заговорила с королём:

- Я поняла вашу точку зрения, Сир, но мы, Кодлос, вынуждены попросить времени для обсуждения этой информации.

Кодлос удивленно моргнул и спросил:

- Но ведь мы только начали…

- И продолжим, когда обсудим новую информацию. Прошу простить нас, Ваше Высочество.

- Как пожелаете, - с поклоном ответил король.

Пятеро торговцев спешно покинули палатку, а Принталер повернулся к Джорунгасту.

- Как думаешь, сколько времени им понадобится?

- В зависимости от того, насколько злы они будут на Джолиту.

- Тренка назвала меня “Ваше Высочество”, - с улыбкой заметил король.

- И сиром. Хотя выглядела она так, будто глотала слизней.

- Как думаешь, что будет с Джолитой?

- Вполне вероятно, что домой она уже не вернётся.

- Ты позаботишься об этом?

- Я? Конечно нет. Благодаря ей мы получили то, чего добивались три дня. Я бы дал ей медаль!

 

 

 

 

Глава XXV

Ложь, шпионы и убийцы

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

- Мы почти готовы…ну, знаешь…почти… Еще пара деталей и можем начинать, - сказал Одрин Драганхорн и огляделся по сторонам. – Но нужно соблюдать осторожность – у этого Братства Боевых Магов повсюду шпионы.

Лорд Даутингорн ответил:

- Гончие псы Вангердагаста.

Одрин моргнул своими водянистыми глазами и сказал:

- Некоторые, конечно, но многие другие работают на других господ…знатных господ. Поверь мне, мои шпионы тоже повсюду, - он шмыгнул своим широким носом. – Может, ты спросишь себя – к чему спешка? А я отвечу – слышал, что случилось с Олмером Кормаэрилом и Соргаром Иллансом? Они были найдены мёртвыми в своих постелях вчера утром. Оба патриарха были зарезаны.

Другой дворянин кивнул.

- Да. Я вообще удивлен, как долго эти змеи продержались среди живых. Странно, что они не продали парочку из своих отпрысков.

Одрин улыбнулся.

- Абисс тебя подери, пора завести пару детей.

Лорд Даутингорн покачал головой.

- Нет, ты должен освободить Кормир от гнилой династии. Думаю, это дело затянется лет на десять-двенадцать. А за то время в этих условиях уже подрастёт множество детей из дворянских семей, и когда ты выйдешь на этот рынок, то обнаружишь, что он забит “товаром”.

Одрин ухмыльнулся, а затем резко посерьезнел и сказал:

- Я совсем забыл тебе сказать – поговаривают, что обоих патриархов убил один и тот же убийца из дома Кормаэрилов.

Лорд Даутингорн поднял брови, и Одрин продолжил:

- После убийств Боевые Маги активизировались и начали выхватывать предполагаемых убийц, но когда они напали на их след и ворвались в их логово, то обнаружили лишь трупы и зону мёртвой магии!

- Зона мёртвой магии? Это похоже на работу кого-то действительно могущественного.

- Да, и, как ты знаешь, во всём Кормире есть только один человек, который способен на такое. Когда это все произошло, я как раз беседовал с нашим уважаемым лордом-магом…

    

*****

 

Стук в дверь был слабым, будто кто-то постучал лишь ногтем.

В бассейне находилось двое людей – Гаспар Кормаэрил и хрупкая красивая девушка. Дворянин подплыл к бортику и взял бокал с голубым дымящимся вином, крайне редким товаром в Кормире.

Дворянин сделал глоток и сказал:

- Войдите.

В зал вошёл человек в чёрном фраке, дворецкий, и сказал:

- Господин, срочные новости – Одрин Драганхорн рассказывает всем об убийствах и обвиняет в них дом Кормаэрилов!

- Уже! Надо же, как хорошо. Отлично, Туфар! Отправлю к нашему болтливому господину Элиаса, позови его сюда. А сам иди и поешь. Позже у меня будет задание для тебя, - после этих слов Гаспар улыбнулся змеиной улыбкой и кивнул, отпуская дворецкого, а сам повернулся к девушке, которая поплыла к другому концу бассейна.

Девушка подплыла к противоположному краю, взяла палочку и ударила ей по небольшому металлическому блюдцу. Двери отворились, и в комнату вошёл человек в кожаной броне, который преклонил колени перед Гаспаром.

- Слушаю вас, господин.

- Пришло время заняться болтливым Одрином Драганхорном. Надо же, чтобы хоть кто-нибудь воспринял его всерьез. И разберись с Туфалом до того, как он начнёт сплетничать на кухне.

- Сию минуту, господин.

Убийца вышел из комнаты, а Гаспар подозвал к себе девушку. Она подплыла к нему и погрузилась в его объятия.

- Сложно это все, - начал дворянин. – Приходится разбираться со всеми, кто знает о моих планах. Только так дом Кормаэрилов сможет удержаться на плаву.

Девушка отстранилась и с ужасом посмотрела в глаза Гаспара.

Тот лишь холодно ухмыльнулся, после чего быстро обхватил руками горло девушки и начал топить её.

    

*****

 

Человек в мантии прошёл сквозь двери. Стражники молча кивнули ему. Один из Пурпурных Драконов сказал:

- Давно я не видел лорда Алафондара. Интересно, где он был?

Второй мужчина пожал плечами:

- Не знаю, но теперь он, очевидно, идёт к Вангердагасту, чтобы рассказать ему какие-то плохие новости. Интересно, что…

Тёмная фигура неподалёку оторвалась от колонны и погладила рукой в чёрной перчатке свой подбородок. Действительно, какие вести он принёс? И где он был?

    

*****

 

Наследная принцесса Кормира Таналаста уткнулась в подушку и рыдала так, как еще никогда не рыдала. Подушка промокла от её слез, а рёбра девушки болели, но она не могла остановиться.

- О Боги! – взмолилась она.

- Моя Таналаста! – Воскликнул Аунадар и бросился к принцессе. Его успокаивающие руки коснулись её плеч. – Я только что вернулся от твоего отца. Он пропал из комнаты, но жрецы говорят, что он жив.

- Он умирает! – воскликнула она. – Умирает! Они спрятали его от меня, меня, его единственной семьи! И только наш могучий лорд-маг и два его помощничка могут видеться с ним, а я вынуждена ждать, пока от отца не останется лишь хладный труп!

Она резко села и бросила свою мокрую подушку в другой край комнаты.

- Таналаста… - беспомощно сказал Аунадар, а принцесса лишь яростно рыкнула и вцепилась в другую подушку, пытаясь порвать её своими ногтями.

Аунадар обнял её и, пережив пару секунд борьбы, поцеловал её, попутно успокаивающе гладя по голове.

Спустя пару мгновений Таналаста сказала:

- Я в порядке. Спасибо, Аунадар, можешь отпустить меня.

Аунадар отпустил девушку и откинулся на спинку дивана.

- Я не слишком хорошо справляюсь с этим, да? – спросила Таналаста.

- Дорогая. Я не думаю, что кто-либо вообще хорошо справляется со смертью родных. Мы такие, какими нас создали Боги, и можем лишь делать то, что можем. Так что улыбайся, а то я не видел твоей улыбки уже несколько дней.

Девушка стёрла с лица слёзы и криво улыбнулась.

- Ты самый милый из людей, мой Аунадар.

- О, я и тебя обманул?

Девушка улыбнулась и дала ему поцеловать себя, после чего легла на диван, опрокинутая весом дворянина.

- Нет, Аунадар, я не могу. Как бы сильно мне не хотелось этого, но я не могу. Слишком много поводов для беспокойства. Дворяне поговаривают, что в Королевском Лесу собираются повстанцы, а этот мерзкий старик пихает мне в нос этот дурацкий приказ о регентстве при каждой встрече. Я не могу потратить свои, возможно, последние дни жизни, кувыркаясь с тобой на диване. Что если заговорщики ворвутся сюда и убьют нас? Что тогда?

- Тогда, мы навсегда будем вместе, - легкомысленно ответил Аунадар, но когда увидел ярость в глазах Таналасты, продолжил:

- Но ты права. Я не могу отвлекать тебя сейчас. Из-за своей крови, ты обязана обеспечить справедливость своему королевству, и я, со своей стороны, пытаюсь сделать все возможное, чтобы помочь тебе.

- Что именно ты делаешь? – спросила Таналаста. Её глаза настороженно сузились.

- Я опрашивал дворян об их верности и кому она принадлежит – наследной принцессе Таналасте Обарскир или лорду-регенту Вангердагасту.

- И что они отвечали? – спросила принцесса. Её пальцы начали беспокойно теребить подушку.

- Большинство будут стоять на законной стороне, но многие, все же, сомневаются в твоих способностях. Я считаю, что если ты хочешь справедливо править королевством, то нам придётся пойти на некоторые уступки дворянам.

- Какие именно?

- Многие аристократы бредят идеей создания дворянского совета, который будет иметь право наложить вето на твоё решение или, наоборот, ввести новый указ без твоего согласия.

Таналаста кивнула.

- А что говорят те, кто был наиболее близок к моему отцу?

Аунадар лишь развёл руками.

- Только слухи.

- Тогда расскажи о слухах!

Молодой Блеф подался вперед и начал говорить:

- Поговаривают, что твоя сестра, Алусейр, не вернулась в Хайхорн а укрылась где-то в Каменных Землях.

Таналаста вздохнула.

- Это похоже на неё. Что-то еще?

- Я не могу решиться, моя дорогая. Ведь эти слухи могут оказаться ложью.

- Говори уже!

- Речь о твоей матери. Говорят, что убийца напал на неё и нанёс удар отравленным кинжалом. Жрецы Латандера…

- Нет! Мама! Нет!

Аунадар обнял её, но она не ударилась в истерику или плач. Таналаста лишь нервно рвала подушку своими ногтями. Наконец, она отбросила подушку и сказала:

- Аунадар, это не все, не так ли?

- Да. Есть еще кое-что про Вангердагаста.

Имя волшебника исказило лицо принцессы, и она выплюнула:

- Говори.

- Многие видели его встречающимся с крупнейшими дворянами страны и разговаривающим с ними. Возможно, он околдовывал их или давал им золото из королевской казны.

- Он пытается купить себе их верность, - спокойно сказал Таналаста. Казалось, она начала прикидывать, сколько стоит Кормир. А Аунадар подумал, сколько же придётся потратить, чтобы предотвратить эту сделку.

- Согласен, - сказал Аунадар. – Более того, его мудрецы. Димсварт и Алафондар также разъезжают по стране, беседуя с дворянами и командирами наёмников.

- Лорд-регент, - презрительно сказала Таналаста. – С другой стороны, со стороны дворян разумно довериться Вангердагасту. Симбул доказала силу правителя-мага, сдерживая Красных Волшебников и защищая свой Агларонд.

- Магам нельзя доверять, Тана, и ты знаешь это, - сказал Аунадар, кладя руки ей на плечи и начал массировать их. Его прикосновения так успокаивали её.

- Ах, Аунадар…

- Я всегда буду рядом и сделаю все, что пожелаешь.

- Тогда продолжай и расскажи мне еще.

- Я мало что могу сказать. Я не могу следить за ним, но не нужно быть придворным мудрецом, чтобы понять, что у Вангердагаста ничего не получается. Все знают старую мудрость – Придворный Маг верен короне, а не тому, кто её носит.

Дунеф Марлиир, все это время сидевший в шкафу, вылез в потайной тоннель и закрыл фальш-панель. Он согласился с молодым Блефом. Да, Дунеф и сам думал, что Вангердагаст что-то замышляет.

Таналаста сняла руки Аунадара и сказала:

- Спасибо тебе огромное за поддержку, но мне нужно выйти на улицу и подышать свежим воздухом. Я не могу целыми днями сидеть во дворце, даже если маги попытаются похитить меня и женить на этом старом колдуне.

Девушка вышла из комнаты, позвав с собой и Аунадара. Больше Дунеф ничего не слышал. Он лишь вздохнул и пошёл по коридору.

Птица, изображенная на гобелене над кроватью  Таналасты, внезапно начала меняться в форме, после чего превратилась в аморфную жидкость и стекла на пол. Из жидкости тут же появилась высокая девушка с горящими глазами. Эмфрара потёрла затёкшую спину и выскользнула в дверь.




#96788 Кормир. 22-23 глава

Написано PyPPen 25 Апрель 2019 - 17:50

Глава XXII

Последний дракон

 

Год Драконьей Ярости (1018 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

- Мне это не нравится, - пробубнил принц Азун, второй из Обарскиров, носящий это имя. – Мы подобны кроликам, ждущим охотника.

- Твоё возражение принято, - ответил молодой маг Джорунгаст, - И должным образом проигнорировано.

- Ты же тоже не хочешь быть здесь.

- Верно, но кто-то же должен защищать тебя.

Джорунгасту не нравился молодой принц. Он надеялся, что уважаемый Тандердагаст проживёт достаточно долго, и Джорунгаст будет служить новому королю. Но не этому. Кому угодно, но только не ему. Называть этого избалованного, трусливого мальчика сиром и хозяином? Джорунгаст покачал головой.

Даже его голос раздражал мага. И, несмотря на то, что Джорунгаст был всего на три года старше принца, детский писк Азуна все равно нервировал его.

 Двое мужчин ждали у холма, близ Сюзейла. Принц был худощавым и слабым, а Джорунгаст мускулистым и широкоплечим. Сторонний наблюдатель, вероятно, подумал бы, что худой был магом, а в сильном и высоком мужчине текла кровь Обарскиров.

Позади них из столицы Кормира в небеса поднимался столб дыма, а все из-за того, что обезумевшие драконы обрушились на королевство как гром среди ясного неба. Сюзейл, Арабель, Мерсамбер и другие крупные города были охвачены пламенем, а более мелкие поселения и вовсе превратились в  горстку угольков.

Сюзейл сильно пострадал – доки и порт, построенные из дерева, были начисто сожжены. Каменные здания удержались, хотя стёкла, все-таки, расплавились. Но три огромных красных дракона, спустившихся с небес, теперь бродили по городу, разрушая постройки в поисках жертв.

Замок короля, стоявший на холме над городом, был защищён магией, и лишь королевский сад полностью сгорел. Во дворце короля Арангора собрались выжившие горожане и дворяне.

Король возглавил отряд Пурпурных Драконов и, едва успев запрыгнуть в доспехи, в сопровождении Тандердагаста отправился на юг, в доки. Принц Азун Второй и отряд ополченцев отправился на запад, где самый маленький из драконов разорял склады. Третья группа отправилась на юго-запад, на выручку попавшим в западню дворянам. Хоть эта группа и была самой маленькой, их возглавили лорды Хантсилв, Трусилвер, Илланс, Блеф, Даутингорн и Драганхорн. Старшими по положению из дворян были Геррин Вивенспур и молодой маг Джорунгаст.

Все три отряда справились со своими драконами, но сам король был сильно ранен в бою.

Отряд Геррина нашёл своего дракона бродящим по улочкам города в поисках жертв, будто кошка, которая смогла проникнуть в кладовку и теперь выискивала мышей. Отряд рыцарей и дворян стремительно атаковал дракона, и Джорунгаст едва успел выпустить пару заклинаний перед тем, как рыцари приблизились к врагу.

Пока маг рассматривал труп красного дракона, его и отряд рыцарей накрыла большая тень. Джорунгаст обернулся и увидел огромного дракона, который был больше любой из когда-либо виденных им особей. Исполинский монстр спустился на королевский замок. Любой человек, родившийся в Кормире, не видел существа, которое могло бы сравниться по размерам с этим драконом.

Джорунгаст и остальные застыли на  месте и лишь наблюдали за полётом исполинского монстра.

Чёрные чешуйки дракона с возрастом потеряли свой вороновый оттенок, и теперь были пурпурными. Огромный дракон одним взмахом крыльев потушил некоторые огни в городе, а западное крыло замка, на которое приземлился монстр, рухнуло под его весом.

Пурпурный Дракон Кормира вернулся.

Первым опомнился Геррин. Ругнувшись, он отправился ко дворцу. Раненые рыцари и лорды пошли вслед за ним. По всему городу все вооруженные люди собирались в группы и отправлялись к дворцу Обарскиров.

Джорунгаст был подавлен размерами дракона. Он пытался вспомнить хотя бы одно заклинание, которое могло бы поразить такого монстра, но в его голове было лишь имя. Тауглор. Чёрный Рок.

Дракон неторопливо разрушал западное крыло, круша крыши и древние стены. Джорунгаст был спокоен, так как все беженцы собрались в восточном крыле, а в западном были лишь гостевые комнаты, обеденные залы и…

Лаборатория Тандердагаста, в которой тот хранил различные взрывоопасные смеси и растворы.

Джорунгаст задыхался. Пытаясь догнать лорда Вивенспура. Тяжело-бронированные рыцари чувствовали себя еще хуже, так что маг крикнул, пытаясь задержать лорда.

Но они опоздали. Дракон разрушил половину замка, проломив крышу комнаты с реагентами, после чего раздался взрыв и драконий рёв.

Взрывная волна отбросила мага и лорда назад, и те покатились вниз со склона, сбивая рыцарей на своём пути. Вспышка была настолько яркой, что её можно было увидеть в Арабеле.

Когда маг пришёл в себя, то дракон уже прыгнул в небеса и отправился на северо-запад. Перед тем, как покинуть Сюзейл, он поджёг оставшийся в целости замок, и теперь беженцы были вынуждены выбегать из всех дверей и выпрыгивать из окон, пытаясь сбежать от неконтролируемого пламени.

Геррин тут же подбежал к горящему замку и начал организовывать работы по локализации пожара. Джорунгаст подумал, что в Вивенспуре соединились все качества, необходимые королю – самопожертвование, доблесть и отвага. И все это отсутствовало в единственном сыне Арангора. 

Маг услышал плач одной служанки и посмотрел наверх, увидев открытое окно, из которого валом валил дым. Тогда Джорунгаст закрыл глаза и, абстрагировавшись от окружающего его хаоса, произнёс несколько тайных слов, после чего начал медленно подниматься вверх.

Он поднялся к окну, где девушка, дрожащая от паники и с красными от дыма глазами, уже была готова выпрыгнуть. Она крепко обвила руками шею Джорунгаста, и тот медленно спустил её на землю.

Пока они спускались, маг увидел, что рыцари начали гасить огонь взмахами гобеленов, плащей и чем-либо другим, что попадалось под руку. Геррин Вивенспур же организовал передачу воды из озера, названного в честь Азуна Первого, к пылающему замку. Подоспевшие маги начали призывать тучи, пытаясь помощь в борьбе с пламенем, бушующим в городе и в замке.

Когда маг опустил девушку на землю, то та отказалась отпускать его шею, после чего Джорунгаст с улыбкой выслушал её признания в любви и принял поцелуй. А потом поймал ледяной взгляд принца. Тогда маг и понял, что девушка была молодой дворянкой, за которой ухаживал принц.

Маг холодно отстранился. Но ущерб уже был нанесён. Принц Азун был не таким красивым и воспитанным, как молодой Джорунгаст.

Ну конечно, молодой Азун испугался дракона, но готов был разорвать мага на части из-за ревности.

Это было три дня назад. С тех пор горожане похоронили погибших, построили временные приюты для обездоленных и потушили пожары. Половина города и четверть королевского замка была разрушена, а треть населения столицы погибло, однако, казалось, Боги еще следили за Кормиром – тронный зал и Храм четырёх Мечей остались нетронутыми. Колыбель королевства перенесла этот болезненный удар, но лишь едва-едва.

Арангор, который, по мнению Джорунгаста, из-за своего просиживания штанов на троне, стал толстым и ленивым, не терял времени – он отправил гонцов во все города Кормира, чтобы определить урон, нанесённый драконами. Небольшая армия, во главе с лордом Хантсилвом, отправилась на север в Арабель, где пара зеленых драконов до сих пор сеяли хаос и разрушение.

Затем пришла весть из Королевского Леса – Тауглор спрятался там, очевидно, залечивая раны, полученные после взрыва. Судя по всему, дракон не собирался возвращаться в горы, а лишь ждал выздоровления, после чего нанёс бы еще один удар по Сюзейлу.

Военный совет состоялся в королевском зале. Король был сильно ранен и не мог пройти и шага без дикой боли. На его троне были разложены мягкие подушки, а сам Арангор был укутан одеялом. Каждое его слово сопровождалось стоном.

Какой же слабак этот король. За эти слова Тандердагаст обвинил бы молодого мага в измене. Интересно, а все короли, которым служил старик, были такими же тюфяками?

- Пурпурный Дракон всему виной, - сказал король.

Геррин Вивенспур ответил:

- Не думаю. Драконы никому не подчиняются, а лишь объединяются в группы ради единой цели.

- Откуда ты знаешь? – спросил король.

Лорд посмотрел на Тандердагаста в поисках поддержки, и тот сказал:

- Наши мудрецы и историки знают, что у цветных драконов нет королей. Они верны лишь земле и себе. Что бы ни побудило их атаковать нас, это же подтолкнуло и Тауглора. Он не руководит атаками, а лишь участвует в них.

- Но почему именно сейчас? – король закашлял, и едва различимо добавил:

- Во время моего правления.

Тандердагаст пожал плечами.

- Это не первое нападение драконов на королевство, да и Тауглора Чёрного видели прежде.

- Да, но в полях и лесах. И всегда он был символом слабой власти. Что говорят люди по поводу его нападения на королевский замок?

- Не важно, - отрезал лорд-маг. – Важнее то, что мы собираемся делать.

И именно решение этой проблемы привело мага Джорунгаста и Азуна Второго на этот холм. Принц был одет в лёгкую броню, а маг вооружён одной из палочек своего наставника. Двое молодых людей ожидали дракона.

- Мне это не нравится, - сказал принц.

- Ты уже говорил это. Почему ты не мог сказать об этом тогда, когда тебя спросили?

- И чтобы все подумали, что я трус?

- Лучше отказаться и считаться трусом, чем провалиться и доказать всем, что ты слабак.

Худощавый принц гневно посмотрел на мага.

- Ты мне тоже не нравишься.

- А придворными магами становятся не из-за одобрения вельмож. Так же, как и королями.

- Но меня-то одобряют.

- Женщины – да. И то лишь некоторые, - ответил маг и позволил себе злостно улыбнуться.

- Если бы я был там, то спас её, - запротестовал принц. Маг хотел ответить, но тут раздался рев, вызвавший дрожь земли. Оба мужчины обернулись на восток, к источнику звука, и увидели точку на горизонте.

Чуть попозже они увидели две фигуры, одна из которых гналась за другой. Джорунгаст рассмотрел виверну – дальнего родственника драконов. Виверны были меньше своих прародителей и не имели передних лап. Верхом на виверне сидел Тандердагаст. Лорда Геррина, который отправился в лес вместе с магом, нигде не было видно.

За виверной и магом летел дракон, который даже с расстояния казался огромным. Утреннее солнце сверкало в его пурпурных чешуйках. Мощные мышцы двигали крылья, которые с каждым взмахом все набирали и набирали обороты, ускоряя дракона. С кончиков пальцев Тандердагаста постоянно сыпались какие-то заклинания, которые все, как один, отскакивали от чешуи дракона.

Всего за минуту виверна с магом и дракон приблизились к принцу и молодому чародею, после чего резко снизились и развернулись в воздухе. Дракон последовал за ними, но из-за его больших размеров он чуть не врезался крыльями в землю, когда разворачивался вслед за своей жертвой.

Джорунгаст понял, что без защиты городских стен он чувствовал себя еще более маленьким, слабым и одиноким, когда сравнивал себя с исполинским драконом.

Дракон вновь развернулся и уже второй раз пролетел над ними, и тогда Джорунгаст услышал крик принца Азуна:

- Палочку! Используй проклятую палочку!

Тандердагаст и виверна развернулись в третий раз, уводя за собой дракона. В глотке монстра Азун усмотрел набирающийся воздух. Очевидно, он собирался использовать своё огненное дыхание, дабы больше не играть в кошки-мышки с назойливой виверной и её наездником. Азун снова крикнул на Джорунгаста и тот начал лихорадочно обшаривать свои карманы в поисках палочки.

Дракон извергнул поток кислоты, а не огня, в котором исчезли виверна и маг. Джорунгасту показалось, что его наставник использовал какое-то заклинание и, на его месте и месте виверны стались лишь блёстки, которые и исчезли в потоке кислоты.

Джорунгаст прокричал слово на нетерильском языке, и из его палочки вырвался большой шар голубого пламени, который ударил дракона прямо в живот. Монстр закричал.

Монстр завертелся в воздухе, пытаясь сманеврировать и не упасть на землю. Джорунгаст начал читать новое заклинание, а Азун прокричал:

- Получай, мерзкая ящерица! Тебе никогда не победить истинных хозяев этой земли!

Маг был готов поклясться, что дракон услышал их, так как после слов принца раздался рёв, заглушивший крик наследника трона Кормира.

Джорунгаст прочитал последнее слово заклинания и ударил свою лошадь и лошадь принца по боку, после чего два скакуна, ускоренных заклинанием скорости, понесли своих наездников в сторону города.

Дракон начал снова подниматься в воздух, но из-за заклинания наездники стремительно увеличивали расстояние между собой и монстром.

Джорунгаст оглянулся, но увидел лишь огромный зубастый рот с острейшими клыками, после чего развернулся обратно и еще быстрее погнал лошадь вперед. Слева он услышал смех принца. Неужели раздолбай совсем сошёл с ума?

Дракон начал медленно набирать высоту, и Джорунгаст, обернувшись, вновь выпустил голубой снаряд прямо в голову монстру. Тот с лёгкостью уклонился от него, но чуть не ударился подбородком о землю.

Джорунгаст и Азун достигли долины, которую по бокам обрамляло два холма.

Оба юноши пришпорили своих лошадей, и, когда они достигли края долины, принц и маг развернули своих скакунов, а Азун поднял руку с мечом вверх.

Дракон летел низко, почти задевая своими крыльями землю. Азун опустил руку, и иллюзия пропала – вместо холмов в долине стояли деревянные полу-башни, в окнах которых расположились арбалетчики. Солдаты сделали залп, и их снаряды больно вонзились в брюхо и грудь дракона.

Большинство болтов просто отскакивали от толстой чешуи дракона, лишь раздражая его, но некоторые из снарядов попадали в мембрану крыльев, пробивая её насквозь.

Дракон попытался затормозить, но он летел слишком быстро и низко, так что тело упало на землю и покатилось вперед, оставляя за собой широкую и глубокую борозду. Азун услышал громкий хруст, будто мачта корабля сломалась пополам. Должно быть, дракон сломал одно из своих крыльев во время этого тяжёлого приземления.

Когда дракон упал, солдаты побросали арбалеты, взяли мечи и ринулись на упавшего монстра.

Принц спешился и готов было побежать к солдатам, но Джорунгаст, чуть не выпав из седла, остановил его.

- Это мои люди – запротестовал Азун, - и я должен быть вместе с ними.

- Ага. Отлично будет, когда они потеряют наследника своей страны. Нет, ты должен подождать здесь, а когда настоящие воины, лорд Геррин и Тандердагаст, появятся…УФ! 

Азун ударил настолько стремительно, что Джорунгаст не успел и моргнуть. Локоть принца выбил из лёгких мага воздух, и тот беспомощно повалился на землю. Когда мир перестал вращаться вокруг него, то принц был уже на полпути к битве.

Солдаты облепили дракона как муравьи. Они били и рубили, но лишь каждый десятый удар попадал по плоти дракона. Для Тауглора их удары были сродни укусам комара.

Он не собирался сдаваться букашкам. Одним взмахом здорового крыла он сбил с ног дюжину солдат, и еще двоих хвостом. Его дёсны кровоточили, но он быстро и стремительно раскрыл пасть и перекусил пополам одного солдата с топором.

И принц ворвался в этот круговорот смерти.

Где же лорд Геррин? Ждать Тандердагаста точно не было смысла, так как он либо умер, либо был тяжело ранен. Джорунгаст достал палочку и направил на дракона, но принц был на линии огня. Проклятый Азун. Огненный шар разорвал бы и Тауглора, и Азуна…возможно Кормиру будет лучше без этого слабака?

Джорунгаст убрал палочку и побежал вслед за принцем. Он сказал себе, что даже под пытками не признается, что побежал на помощь Азуну.

Принц нанёс удар и, как ни странно, меч вошёл очень глубоко. По легенде, клинок был создан самой Амедагаст, и Азун поверил в это, когда лезвие рассекло чешую, будто желе, и вошло в бедро дракона до самой кости.

Дракон взревел и отпрыгнул, попутно сбив с ног еще десяток солдат и чуть не вырвав оружие из рук принца.

Но Азун не отступил и нанёс еще один удар, который оставил рану на брюхе Тауглора. Дракон взревел и плюнул кислотой. Люди, попавшие под неё, кричали в агонии, но у дракона не было времени наслаждаться их страданиями – он обвил шею вокруг принца и сомкнул челюсти на его груди.

Джорунгаст закричал, но когда дракон поднял голову, то маг увидел принца в целости и сохранности. Дракон снова щёлкнул зубами, но принц снова ушёл от смертельной атаки.

Джорунгаст растерянно огляделся, но Тандердагаста нигде не было. Куда же подевался мастер? Конечно, молодой маг сам мог выпустить очередной огненный шар в дракона, но взрыв мог задеть самого Джорунгаста или Азуна…

Маг подбежал к животу дракона, на котором зияла рана, с сочащейся из неё багровой кровью, после чего посмотрел на Азуна, который зацепился за ноздрю дракона и держался за неё, пока монстр вращал головой. Принц извернулся и вонзил меч в глаз дракона, вызвав поток чёрной жидкости с золотыми крапинками.

Дракон заревел и наклонился, а маг, не ожидая ни секунды, всунул палочку в пустую глазницу и выпустил огненный шар. Голова дракона воспламенилась, и тот, обезумев от боли, сбил мага с ног своей когтистой лапой. Последнее, что видел Джорунгаст, это как принц Азун вонзает свой меч глубоко в мозг Тауглора.

Джорунгасту казалось, что он потерял сознание всего на мгновение, но когда маг пришёл в себя, то увидел, что вокруг лежат раненые солдаты, среди которых ходят жрицы Тиморы. Когда одна такая положила руку на колено Джорунгаста, он отмахнулся от неё, быстро встал, и пошёл к трупу дракона, у которого стояли Азун, Геррин и Тандердагаст и тихо беседовали.

Лорд Геррин был сильно обожжён и весь покрыт восстанавливающей мазью. Тандердагаст имел несколько крупных ожогов и пару сильных ушибов, а так же бандаж, поддерживающий его руку. Азун же вообще не пострадал.

Джорунгаст всегда удивлялся удаче детей и королей.

Увидев молодого мага, Тандердагаст сказал:

- А вот и ты, парень. Я рад, что ты с нами. Прости, что мы, с лордом Геррином, не смогли присутствовать, но вы, судя по всему, отлично справились сами.

- Да, но, боюсь, в пылу битвы я потерял вашу палочку.

Тандердагаст хихикнул.

- Маленькая потеря. Я прощаю её тебе. Азун рассказал нам о твоей храбрости, которую ты проявил в бою с  Тауглором Чёрным.

Джорунгаст удивился. Неужели принц не сказал им о том, как маг застыл, когда впервые увидел дракона? Не сказал, что Джорунгаст не хотел пускать Азуна в битву?

- Рад, что ты пришё1л в себя, - сказал Азун. – Нужна помощь в поисках палочки.

Джорунгаст медленно кивнул.

Геррин и Тандердагаст отошли к скоплению жриц, а Азун и Джорунгаст отправились на поиски палочки в затоптанном поле.

Наконец Джорунгаст сказал:

- Я побежал за тобой только потому, что ты хотел убить себя, очевидно.

- Я знаю. Лорды то думают так же. Но мы должны хранить это в тайне, чтобы никто не знал об этом. Но, несмотря на все проблемы, у тебя все хорошо получилось.

Глаза Джорунгаста загорелись.

- Как и тебя, - сказал маг, а затем добавил:

- Сир.

Принц улыбнулся.

- Я знаю, что ты не любишь меня, а я все еще недолюбливаю тебя, но, вероятно, Тандердагаст уйдёт с поста Придворного Мага, а значит, что в один прекрасный день, ты будешь служить мне. Думаю, мы привыкнем друг к другу.

Джорунгаст кивнул и ответил:

- Я тоже так думаю. Но сделай мне одолжение – больше никогда не вступай в бой.

- Только если ты будешь прикрывать меня своей магией.

Принц пошёл вперед, а Джорунгаст остановился и подумал, что голос Азуна был не таким уж и раздражающим.

 

 

 

 

  

 

 

Глава XXIII

Короткие встречи

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

- Ах, наконец-то наш Арабель становится цивилизованным, - сказала Дарлютина Амбершелд, взмахнув своей рукой. Кольца с драгоценными камнями на её руке отсвечивали солнечный свет, а затем она взяла стакан с ликёром и поднесла его к губам.

- Что ты имеешь ввиду? – спросила Блира Роринхорн, широко раскрыв свои карие глаза.

- Ну, сегодня утром нашли парочку патриархов древних домов. Самое интересное, что из их грудей торчали кинжалы с гербами других древних домов, но из Сюзейла! Однако, о погибших ходили разные слухи, так что никто не будет сожалеть об этой потере.

- О нет! - воскликнула Блира. – Прямо в своих кроватях? Но кто?

- Говорят, что принцесса Алусейр прислала своих убийц, чтобы те убили дворян и подставили другие великие дома, - понизив голос сказала Дарлютина.

- Но зачем ей это? Я слышала, что Алусейр плевать на дворян.

Дарлютина рассмеялась, и это заставило её подбородки дёргаться.

- Очень ловко подмечено, дорогая моя.

Блира покраснела и поднесла бокал с ликёром к губам.

- Неужели ты не видишь, моя дорогая, что погибли главы именно тех семей, которые во всеуслышание объявили о своей лояльности лорду-регенту Вангердагасту. Поговаривают даже, что она отправила обоз с золотом в Сембию, чтобы оплатить услуги наёмников, которые должны напасть на королевский дворец, и Алусейр не хочет, чтобы кто-то мешал ей.

Блира взвизгнула от удивления, чуть не разлив содержимое своего бокала:

- Рейд во дворец! Дарлютина, дорогая, ради всех Богов, расскажи мне.

- Говорят, что она хочет вырвать Азуна из лап Вангердагаста. Хотя, вероятно, он уже стал пустым зомби, который живёт только благодаря действию злых чар мага и его приспешников.

Блира коротко и глубоко втянула воздух и прижала бокал к груди.

- Это все так захватывающе, - с этими словами она поднесла бокал ко рту и осушила его одним глотком. – В Кормире происходят эпохальные события, и, кажется, весь мир следит за нами.

- Да-да, моя дорогая, именно за нами, - сказал Дарлютина, нежно поглаживая щёку собеседницы и не замечая протянутый ей пустой бокал.

   

*****

 

Пока две аристократки в возрасте обсуждали последние слухи, внизу, у входа в  поместье, капитан стражи, Ларет Гулур, ветеран Туйганских Войн, кратко кивнул знакомому магу – Энсибалу Фрину, когда они увидели фигуру, отошедшую в сторону от прохожих и сверкающую сапфирами в кольцах. 

- Должно быть, это был кто-то из Сильвервордов, - тихо сказал Ларет своему напарнику, морща брови и пытаясь вспомнить имя знакомого дворянина. Пухлый юноша с длинными белыми волосами и пушистыми усиками вышел из тени навстречу стражникам. Боги, неужели молодые вельможи не понимали, как глупо они выглядели, пытаясь выглядеть старше своих лет.

- Знай, пешка Вангердагаста, что последний, кого ты увидишь в этой жизни – Амманадас Сильверворд, - прорычал юноша.

Амманадас, точно! Ларет почти улыбнулся, но увидел выскользнувший из рукава пухлого дворянина острый стилет.

Маг попытался закричать, но сталь перерезала его горло, и ярко-алая кровь струей хлынула на стену поместья. Кто-то в толпе закричал, и люди тут же бросились в разные стороны, подальше от убийцы.

Амманадас отскочил, но капитан Ларет уже достал из ножен свой меч и ударил им по затылку юного дворянина. Острый меч пробил череп, и тело Силверворда повалилось на булыжники. Ларет бросился к своему товарищу, но на войне он слишком часто видел умирающих от смертельных ран людей и без труда определил, что его напарника уже ничего не спасёт.

- Гулур! Гулур! – воскликнул кто-то из поместья. Это был старший командир Хатлан, начальник караула.

- Срочно вызывайте жрецов! Мальчишка попытался убить Энсибала, потому что тот верен Вангердагасту! – Ларет огляделся в поисках дворян, которые, возможно, пытались сейчас скрыться в толпе.

- Что, еще один?! – прокричал Хатлан. – Это уже не первый случай! По всему Сюзейлу прошла уже дюжина нападений! Проклятые юнцы! – с этими словами Хатлан скрылся в толпе в поисках целителя.

Ларет склонился над магом с затуманенным взглядом, отбросил оружие и попытался руками прижать рану напарника, но все его мысли были о том, что весь Кормир зальёт кровью, как и этот тротуар, если все пойдёт так же.

   

*****

 

- Ты слышал? Ещё один дворянин напал на волшебника! Средь бела дня! – говорящий человек ворвался в комнату, задыхаясь не то от усталости, не то от самой новости.

- Значит, началось, - мрачно сказал Раулиган, и его лицо было таким хмурым, будто одна из построенных им башен скоро упадёт.

Дунеф Марлиир, молодой дворянин из Арабеля, лениво зевал, выслушивая рассказы Эмфрары, старой подруги Раулигана. Но когда человек ворвался в большой зал на втором этаже здания напротив королевского дворца, все как один обернулись к новоприбывшему.

Женщина улыбнулась и поцеловала Дунефа в щёку. Дворянин покраснел, но надеялся, что девушка не заметила этого. Боги, почему он думает о женщинах, когда Кормир рушится?

- Во дворце говорят, что принцесса Алусейр скрылась еще глубже в Каменных Землях, - сказала Эмфрара и провела своими пальцами по руке Дунефа. Дворянин сглотнул.

Раулиган ухмыльнулся. Он знал, какие мысли по поводу Эмфрары обосновались в голове Дунефа. Молодой дворянин старался не смотреть на знающую улыбку торговца-архитектора и сосредоточился на девушке, которая добавила:

- Еще я слышала, что Вангердагаст планирует предательство.

Дунеф удивился и повернулся к девушке, но, увидев перед собой её пышные губы и почувствовав на себе её тёплое дыхание, его сознание обмякло, но он подстегнул себя. Это было слишком важно!

- Ты была во дворце? – спросил Дунеф. Эмфрара улыбнулась и кивнула. Дворянин старался игнорировать ощущение её волос, касающихся его руки.

- Конечно я бываю там. По работе…

- А? – спросил Дунеф, но когда понял смысл сказанного,  лишь добавил:

- О!

Он надеялся, что не покраснел достаточно сильно, чтоб вызвать насмешки Эмфрары и Раулигана. Дунеф и не заметил, как спросил:

- А ты можешь незаметно провести меня туда?

- Зачем? – тихо спросил Раулиган, наклонившись к другой стороне стола. Дунеф был удивлен близостью этих вопрошающих глаз и попытался придать своему лицу уверенности.

- Эм…а… - начал дворянин, но прочистил горло и более уверенно ответил:

- Происходит что-то нехорошее, и я не собираюсь сидеть сложа руки.

Его собеседники переглянулись и загадочно посмотрели на аристократа. Дунефа преисполнило чувство гордости за свои слова и себя самого.

- Да, я знаю путь, пройдя по которому мы останемся незамеченными, - тихо сказала Эмфрара.

- Тогда пойдём сейчас, - ответил Дунеф. – Я не намерен ждать долго.

И вот уже спустя полчаса Дунеф шёл вслед за агентом Арфистов, не зная обо всех альтер-эго своей спутницы. Молодой дворянин широко улыбался, чувствуя себя по-настоящему живым впервые за многие годы.

   

*****

 

- Подожди пару секунд здесь и потом ползи за мной, - сказала Эмфрара, заползая под кусты. Дунеф обернулся и посмотрел на Пурпурных Драконов, патрулирующих сад, после чего пополз под кустами вслед за девушкой. Спустя несколько метров он увидел разбросанную в разную сторону землю, и это говорило о том, что эти путём пользовались уже не раз и не два. Она подползла к стене замка и подозвала к себе Дунефа.

- Смотри, как делаю я, и повторяй то же самое.

Девушка тихо встала и аккуратно вдавила носком ноги один кирпичик снизу, после чего надавила на другой правой рукой. С тихим скрежетом остальные кирпичи разошлись в стороны, образуя тонкий проход. Эмфрара отпустила кирпичи и резко шмыгнула вперед, сверкая бледной кожей ноги.

Дунеф поднялся на ноги и, надавив на те же кирпичики, быстро ввалился в образовавшийся проход, упав на пол коридора, пахнувшего плесенью.

Пару секунд Дунеф лежал и принюхивался к специфическому запаху, после чего резко подскочил, удивившись тому, что он делал это.

- Возьми это, - в полной темноте прошептала Эмфрара ему на ухо, - и положи в мешочек, где хранишь драгоценные камни и рекомендательное письмо от отца.

Дунеф вздрогнул. Откуда она знала, что было у него в мешочке на поясе? Но затем расслабился – очевидно, каждый молодой дворянин носил примерно одно и то же, и девушка просто была знакома с многими молодыми аристократами. Он взял то, что Эмфрара протянула ему, и понял, что это был тонкий скрученный свиток.

- Не порви. На этом свитке указано, что ты посыльный человека, чьего имени не можешь раскрыть. Если тебя, всё-таки, заставят рассказать, то скажи, что это послание от принцессы Алусейр лорду-магу Вангердагасту. Сейчас иди вперед и поднимись по ступенькам. Когда зайдёшь в тупик, то увидишь кольцо на стене. Дерни его, и попадёшь за синие занавески. Иди целенаправленно, будто знаешь, куда идёшь, но не быстро. Не убегай от стражников и, молю, не сожги это место. Удачи, юная надежда Королевств.

А затем её губы вцепились в его, а потом раздался быстрый стук каблуков, после чего тишина. Дунеф улыбнулся, проверил свиток на поясе, и, найдя стенку руками, медленно двинулся вперед по тёмному коридору. Он подумал о том, что не так должен был попасть сын семьи Марлиир в королевский дворец Кормира, но такой метод более захватывающий. Интересно, кто такая эта Эмфрара?

   

*****

 

 

- Вот бы еще хоть разок увидеть, как он улыбается мне! – рыдая сказала Таналаста.

- Твой отец еще жив. Это ли не доказательство его силы? – мягко спросил Аунадар Блеф, кладя руку на плечо своей возлюбленной.

Принцесса разрыдалась тяжёлыми слезами горечи, не пытаясь скрыть свои эмоции. Она села на ступеньку, после чего обняла Аунадара и уткнулась в его грудь. Её рыдания были настолько сильными, что содрогалось все тело принцессы. Аунадар оглянулся, после чего наклонился к её уху и прошептал:

- Дорогая, что бы ни случилось с этим миром или твоим отважным отцом, знай, что я всегда буду рядом с тобой. Я буду с тобой и сейчас, когда враги окружают Кормир. Они смотрят и наблюдают за тобой. Будь сильной, королева моего сердца. Будь сильной, королева Кормира.

Она успокоилась, подняла своё заплаканное лицо и, посмотрев на Аунадара, тихо произнесла его имя.

Неужели король умер? Дунеф хотел подойти и предложить помощь принцессе, но слова Аунадара ввели его в ступор. Королева? Молодой дворянин обдумывал это, попутно пытаясь понять, куда он вышел. Должно быть, он попал в королевское крыло дворца.

Дунеф старался не шуметь, идя по чистому каменному полу. Он был так удивлен чистоте дворца – даже за занавесками не было пыли!

Дунеф выглянул из-за угла и посмотрел на наследную принцессу Таналасту. Девушка в богатом строгом платье сидела на ступеньках лестницы, уткнувшись головой в грудь мужчины. Судя по лицу, это был молодой Аунадар, наследник дома Блеф. Руки мужчины обвивали принцессу, а его губы касались макушки девушки.

Молодой Марлиир внимательно осмотрел Аунадара. На его лице не было и намёка на улыбку, а глаза были холодными и…торжествующими. Был бы таким же Дунеф, если бы его избранница сердца так же страдала? Он пару раз моргнул и снова осторожно посмотрел за угол.

- Если бы не ты, Аунадар, то я не знаю, что бы делала…

- Но я с тобой! Позволь мне быть твоим щитом. Твоим гончим псом. Вместе, мы пройдём этот этап.

Откуда он взял эти слова? Из сембийского сборника стихов?

- Ох, Аунадар. Я должна пойти к отцу. Возможно, ему станет лучше, если он проснётся и увидит меня рядом.

- Тогда пойдём.

Дунеф смотрел им вслед и думал. Да, что-то было определенно не так. Но кто хорошо понимает эти дворянские игры? Конечно! Раулиган! Дунеф улыбнулся и пошёл назад, к тайному проходу. Его походка буквально излучала всю его гордость.  Как будто от него зависело будущее Кормира.

А что, может это действительно так?

    

*****

 

 

- Раулиган Гларастил, торговец и архитектор башенных строений. Строим быстро, дёшево, а главное – на века! – торжественно представился Раулиган человеку, подсевшему за стол к Дунефу и торговцу.

Человек закатил глаза и сказал:

- Нет, я ищу не вас, - после чего встал и сел за свободный столик. Раулиган посмеялся и свистнул, подзывая к себе официантку.

Девушка с самыми красивыми и длинными ногами, которые когда-либо видел Дунеф, подошла к столу.

- Чего желаете, сир?

- Кувшин с Огненным Драконом и две высоких кружки для меня и моего друга.

Официантка кивнула, а когда разворачивалась – одарила Дунефа самой тёплой улыбкой из возможных, после чего удалилась за барную стойку.

- Ну, парень? – спросил Раулиган, когда Дунеф вернул свой взгляд к торговцу.

- Ничего интересного – ни скелетов в шкафах, ни злых личей.  Только Аунадар утешал принцессу Таналасту.

- И?

- Это выглядело…неестественно, - пробормотал Дунеф. – Кажется, он был рад тому, что король умирает.

- И что с того? Конечно он радуется, ведь после смерти Азуна и восшествии Таналасты на престол, он сможет управлять Кормиром если  не как король, то уж точно как регент. Он не первый дворянин, который влюбляется не в девушку, а в её фамилию.

- И то верно, - сказал Дунеф и откинулся на спинку кресла как раз в тот момент, когда официантка принесла горячее вино. Она дружески сжала плечо дворянина и пошла назад, а Дунеф, не стесняясь, обернулся ей вслед. Раулиган ухмыльнулся и налил горячее вино в стеклянные высокие кружки. Эх, если бы он был молод…

Дунеф повернулся к торговцу и хотел начать говорить, но Раулиган не дал ему шанса.

- Пурпурные Драконы не видели тебя? Или нам ожидать, что почётный караул скоро придёт сюда в поисках молодого Марлиира.

Юноша покачал головой.

- А этот свиток. Ты должен был кому-то передать его?

Дунеф снова покачал головой, после чего опустил руку на пояс и снял с него свёрнутый свиток.

- Интересно, что там написано? – пробормотал себе под нос Дунеф.

- Так открой его.

- Но Эмфрара…

- Сказала дать тебе его первому стражнику, который тебя остановит. Так?

Дунеф осторожно посмотрел на торговца, затем на свиток, после чего его рука потянулась к узелку и развязала его одним лёгким движением. Неожиданно для себя, Дунеф стал с интересом читать написанное.

Красивым почерком было написано несколько строк:

“Носителем этой грамоты является Дунеф Марлиир, который с благословения Алусейр Обарскир прибыл в Сюзейл со срочным посланием, которое должен принести в таверну «Восходящий Дракон» ”. Снизу стояла подпись в виде цветка с тремя красными лепестками.

- Ну что там? – спросил торговец.

- Возьми! Прочитай, - чуть не крича сказал Дунеф, и бросил свиток Раулигану.

Торговец прочёл свиток, после чего взял веревочку и замотал свиток обратно.

- Что ж…вот ты и достиг места назначения.

- Но откуда Эмфрара знала? Что я вернусь сюда? Неужели она хотела, чтобы я прочёл его именно здесь? – затем глаза Дунефа сузились. – Это ты сказал ей?!

- Боги, парень. Ты теперь видишь заговор за каждым фонарным столбом Сюзейла? Выпей ка лучше вина. Жизнь становится легче, когда твой язык быстрее мыслей…если ты понимаешь, о чём я.

Дунеф нахмурился.

- Интересно, а действительно ли это письмо написано леди Алусейр?

- Я думаю, что ответа ты не узнаешь. Так не лучше ли выпить?

Дунеф поднял кружку и сказал:

- Ты прав. Так будет спокойнее.

Раулиган усмехнулся.

- Знаешь, ты ведь сам хотел, чтобы она показала тебе тайный проход. А теперь ты, видимо, стал частью какого-то плана. А ведь мог бы обратиться ко мне – я знаю больше десятка тайных проходов в замок, но я не агент Вангердагаста или женщина с сомнительной репутацией.

Дунеф кивнул и отпил горячего вина.

- Больше десятка, говоришь?

Но Раулиган не успел ответить – к столу подошла официантка, наклонилась перед Дунефом и, казалось, чужим голосом сказала:

- Встретимся у углового стенда в Отличных Сапогах Ургана.

Затем она улыбнулась, подмигнула и быстро скрылась на лестнице.

Дунеф несколько секунд смотрел в потолок, затем перевёл взгляд на Раулигана и спросил:

- Где это?

- Я знаю, но тебе потребуется гид. Пойдём!

    

*****

 

Когда солнце ушло с небосвода, уступив место восходящей луне, лавки на торговой улице Сюзейла начали закрываться, но фонарь над входом в Отличные Сапоги Ургана все еще горел.

Раулиган хлопнул Дунефа по плечу и сказал:

- Что ж, теперь я ухожу, парень. Постарайся не попасть в передрягу.

- Ты тоже! – ответил дворянин уходящему торговцу, после чего вздохнул и положил одну руку на ручку входной двери, а другую на рукоять меча.

Он обернулся и посмотрел на Раулигана, но торговец уже пропал, будто поглощенный какой-то магией. Вечерняя улица была пустой и тихой. Дунеф пожал плечами и вошёл в лавку.

Хозяина нигде не было. Казалось, магазин был заброшен. Дунеф увидел примерочную и двинулся к ней, едва не дрожа от напряжения.

Он подошёл к занавеске и быстро отодвинул её клинком меча. В примерочной, перед зеркалом, спиной к входу, стояла девушка в синем платье. Одна её нога была поставлена на табуретку, и девушка что-то рассматривала в зеркале.

- Простите, я не хотел, - быстро сказал Дунеф.

- Ну что же вы, - сказала девушка, обернувшись к дворянину. Верхняя половина её лица была скрыта за лазурной полу-маской. – Вы очень даже вовремя. Если вы Дунеф Марлиир, конечно.

- Мне повезло быть Дунефом Марлииром, миледи, - сказал юноша и низко поклонился. Когда он поднял голову, то оглянулся, проверяя – не пришли ли еще за ним Пурпурные Драконы, после чего повернулся к девушке и спросил:

- А вы?

- Друг короны, - ответила девушка. Это была не Эмфрара, хотя у них была одинаковая хрипотца в голосе. - Я знаю, что вы были в замке этим утром. Согласитесь ли вы проводить меня туда?

- Конечно, леди, - без колебаний ответил Дунеф. Ему казалось, что это была Алусейр Обарскир, хотя он и никогда не видел её.

Будто читая его мысли, девушка сказала:

- Я не королевских кровей, но верна короне. А вы?

Дунеф посмотрел в её изумрудные глаза и сказал:

- Я верен короне, миледи. И готов поклясться тем, чем захотите.

- Я не хочу разводить драму. Если вы порядочный человек, то мне будет достаточно вашего слова.

После этих слов. Дунеф Марлиир почувствовал себя настоящим героем.

Девушка отодвинула табуретку и ковёр под ней, после чего просунула два пальца в маленькие дырочки на полу и отодвинула в сторону скрытый люк.

- Следуй за мной, - сказала девушка и скрылась в подвале. Дунеф медленно спустился по каменным ступенькам и оказался в тёмной комнате, заполненной ботинками и пропитанной запахом кожи. Тёмный подвал освещал только свет, исходящий из ладоней девушки. Она была магом!

Их взгляды пересеклись, после чего девушка пошла вперед по длинному коридору. Дунеф пошёл за ней. Каменный коридор был длинным, и пах землей и выгребными ямами. Спустя пять минут ходьбы они достигли развилки и повернули направо, затем снова направо и еще десять минут ходьбы вперед. Наконец, они достигли небольшой лесенки, которая привела их в пыльную комнату, заставленную коробками и обклеенную паутиной.

Колдунья повернулась к дворянину и прошептала:

- А теперь иди тише. Мы почти в самом сердце дворца.

Дунеф кивнул и пошёл за девушкой, придерживая свой меч, чтобы тот не царапал стены коридора. Они прошли через несколько заброшенных комнат и несколько раз видели отдалённый свет фонаря, но каждый раз девушка в синем останавливалась и, посмотрев за угол, продолжала путь.

В очередной раз она посмотрела за угол, а затем махнула Дунефу рукой и пошла вперед. Они шли через комнату, в которой стоял стол, с разбросанными на нём картами, а на скамейках по бокам от него спало двое стражников.

- Они не будут спать долго. Мы должны поторопиться, - сказала девушка и пошла вперед. Они дошли до каменной лестницы, которая упиралась в закрытую решетку. Девушка сняла одну заколку со своей головы, и, просунув её в замок и подёргав в разные стороны, открыла запертую решетку.

Впереди был еще один тоннель, в конце которого, кажется, стояла какая-то статуя.

Когда они подошли поближе, то Дунеф увидел, что это была каменная статуя горгульи, к голове которой была приделана стальная цепь. В потолке было отверстие, по размерам подходящее статуе. Судя по всему, это было не случайное обрушение, а хитроумная ловушка. Когда девушка и дворянин вплотную подошли к горгулье, то они увидели пожелтевшие кости, торчащие из-под статуи. Рука скелета тянулась куда-то в сторону, к недостижимой безопасности.

Дунеф посмотрел на девушку.

- Не торопись, - сказала она ему. – Там впереди еще две таких же.

Они пошли вперед, пока девушка не остановилась у очередной арки, которая, на первый взгляд, ничем не отличалась от других. Она коснулась стены, после чего беспрепятственно вошла в неё, будто попросту слилась с камнем.

Удивлению Дунефа не было предела, когда рука девушки появилась из стены и нетерпеливо поманила его к себе. Когда дворянин подошёл к стене, рука ухватила его за ворот и втащила в стену. Дунеф очутился в тесном коридоре, освещенном только магическим светом из рук колдуньи. Он обернулся и обнаружил позади себя чёрную дымку, которая полностью заволокла проход. Видимо, это была какая-то иллюзия или просто магическая дверь.

Рука девушки хлопнула Дунефа по плечу, после чего они пошли вперед, пока не поднялись по крутой лестнице в небольшую комнату. Колдунья обернулась и сказала:

- Сейчас мы в замке, а точнее – под ним, в хранилищах, которые были опечатаны по приказу принцессы Таналасты. Мы не можем больше рисковать нашим раскрытием, так что больше я не буду колдовать. Стой на месте.

Затем свечение пропало. Девушка совершила несколько пасов руками и завершила действие, коснувшись век Дунефа. Дворянин отступил на пару шагов, после чего проморгался и понял, что теперь может видеть в темноте. Изумрудные глаза девушки будто бы улыбнулись ему.

Придя в себя, он спросил:

- Но если это опечатанные подземелья замка, то как мы сможем пройти здесь? Говорят, что только Вангердагаст обладает ключами, которые…

Слова Дунефа оборвались, когда девушка достала из лифа цепочку с тремя оригинальными ключами.

- Видимо, слухи врут, - сказала девушка. – А теперь обнажи меч – возможно, впереди нас ждёт опасность.

В комнате Дунеф увидел три арки, и девушка прошла в ту, что вела налево. В помещении, в которое они попали, было несколько маленьких бочек, на каждой из которых было изображение летящей птицы с тремя звёздами над головой. Следующее помещение имело высокий потолок, поддерживаемый тремя колоннами, и множество коробок. Деревянная лестница была приставлена к одной из колонн. И тут с вершины колонны упал какой-то сгусток тумана с щупальцами, которые, казалось, двигались по собственному желанию и независимо друг от друга.

- Дунеф, ударь его! – выкрикнула девушка и отпрыгнула назад, попутно совершая пасы руками. Дворянин недолго думая, подпрыгнул с сгустку, и проткнул его. В этот же момент бирюзовый светлячок, выпущенный из рук девушки, коснулся клинка Дунефа, после чего оружие, казалось, стало тяжелее. Однако магия возымела эффект – туманный сгусток зашипел и исчез.

Дунеф тяжело дышал, а когда обернулся, то обнаружил, что девушка пошла дальше по комнате. Он пошёл за ней и спросил:

- Что это было?

- Магический страж. Моя магия, сама по себе, ничего бы не сделала ему.

Девушка вставила один из ключей в дверь перед собой и отворила ей. За ней в воздухе висел шлем, как будто тот был на голове у человека. Затем он немного повернулся в сторону девушки и дворянина, после чего стремительно вылетел в дверной проём, навстречу нарушителям.

Девушка отскочила в сторону, а Дунеф едва успел припасть вниз. Шлем с горящими огнём глазами с силой врезался в колонну за спиной у Дунефа, после чего раздался взрыв, сотрясший комнату.

Дунеф резко вскочил и замахнулся мечом на шлем, который теперь, почему-то, светился фиолетовым. Он собирался ударить его, но увидел девушку, которая приказала ему остановиться. Дунеф застыл на месте и опустил меч.

- Летающий шлем? – спросил аристократ.

- Еще один страж. Но теперь он на нашей стороне. Дальше будут еще подобные, но из-за того, что теперь этот шлем на нашей стороне, остальные не тронут нас. Если ты, конечно, не нападёшь на них.

Они пошли вперед и дошли до узкой комнаты, в стенах которой было множество ниш, в каждой из которых стоял полный доспех. Фиолетовый шлем летел перед девушкой и освещал коридор. Два раза он пролетал через какой-то магический барьер, который загорался слабым фиолетовым пламенем и тут же пропадал.

Колдунья игнорировала это и продолжала идти вперед. Наконец они достигли двери, на которой была лишь одна замочная скважина. И ради этого они пришли сюда?

Девушка выбрала один из ключей, вставила в замочную скважину и повернула ключ в ней. Что же было за дверью? Возможно, Вангердагаст и собрание магов? Или королевская сокровищница.

Девушка в синем платье вошла в комнату, а Дунеф, подняв меч, прошёл за ней. Облачка пыли поднимались от каждого их шага. И вот, дворянин увидел рыцарей, которые, очевидно, устроили им засаду…а, нет, это были лишь богато-украшенные доспехи, стоящие на стендах у стен.

Стены комнаты были заставлены сундуками, а на шкафу у дальней стены лежал череп дракона, с инкрустированными в него изумрудами.

Рядом стоял стол, охраняемый чучелом минотавра. На столе стояла витрина, в которой покоилась корона. Дунеф удивленно посмотрел на неё, а особенно на огромный рубин в ней. Корона была богаче и изысканнее того обруча, что носил Азун. На стене висели булавы и мечи, но из них выделялись обгорелый строительный клин и молоток.

В одном из шкафов поблёскивала какая-то синяя жидкость, которую, видимо, кто-то разлил.

Девушка внимательно посмотрела на жёлтую карту, которую достала из своего лифа. Когда Дунеф хотел посмотреть на карту, девушка пробормотала:

- Да, все так, - после чего убрала её в свой лиф и сказала:

- Нам пора идти. Страж не будет вечно на нашей стороне.

- Постой. Разве мы пришли сюда не за чем-нибудь, что спасёт жизнь королю? – спросил Дунеф.

Девушка кивнула.

- Да, и я не нашла того, чего искала. Теперь мы знаем гораздо больше.

- Мы? Ты – может быть, но не я.

- Пойдём, - сказала она, и Дунеф, пожав плечами, подошёл к ней, после чего пара покинула комнату.

Девушка проговорила пару слов, после чего пыль на полу в комнате поднялась и вновь опала, скрывая их следы.

- Золотой бык, - начала она, - который поразил короля – это механическое устройство, называемое Абраксусом. Когда-то давно он появлялся в Кормире, но его одолели, а останки от него спрятали в этой комнате. И вот его нет здесь.

- Значит, кто-то, кто обладает допуском в эту комнату, или, как и ты, с помощью магии смог пройти через стражей, украл абраксуса, и, с его помощью, попытался убить короля. Во дворце предатель!

- Именно. И это подводит нас к твоему более сложному заданию…




#96778 Кормир. 20-21 глава

Написано PyPPen 18 Апрель 2019 - 18:15

Глава XX

Битва с Повелителем Ведьм

 

Год Жажды Меча (900 г. по Л.Д.)

 

 

Это была не та встреча, на которую, по мнению Аосинина Трусилвера, у них было время, но пропустить её они не могли. Король Галагард и Придворный Маг Тандердагаст занимались приготовлениями к штурму, но эльфы, прибывшие к людям, требовали немедленной встречи.

И выглядели они ужасно. Уже в течение нескольких месяцев Слава Кормира, королевская армия, вновь и вновь разбивала армию Повелителя Ведьм. В болотах, забытых храмах и ущельях – нежить колдунов была растоптана боевыми лошадьми кормирских солдат, но каждый раз армия врага восставала из мёртвых. Буквально.

Лучшие некроманты Повелителя Ведьм всегда сбегали с поля боя, чтобы заново воссоздать армию. Сейчас же Слава Кормира прижала последних наёмников Повелителя и всё их снабжение в замке на западной окраине Огромных Болот. Победа в этом месте навсегда ослабит Повелителя Ведьм.

Но накануне битвы гонцы сообщили королю, что в тылу армии появился эльфийский дворец с золотыми шпилями.

И из него вышли не обычные эльфы, которые нередко появлялись в Кормире, а высшие эльфы, которые появились в королевстве впервые со времен падения Миф Драннора.

- Хуже времени они выбрать не могли? – пробурчал себе под нос Тандердагаст. Не считая его, все его спутники были закованы в тяжёлые доспехи. Среди них был король, Первый Жрец Хелма и Аосинин Трусилвер, кузен короля.

- Ты рискнёшь оскорбить их и приобрести нового врага? – тихо спросил король.

- При всем уважении, милорд, но кто сказал, что они уже не враги нам? – спросил один из рыцарей, дворянин из рода Даутингорн. – Эльфы всегда были коварны. Помните, как пятнадцать зим назад они разгромили сембийцев и наёмников из Чондата, хотя Миф Драннор уже пал.

- Не говорите глупостей, – Прервал Тандердагаст. – Сембийцы вырубали лес, считая, что после падения эльфийских городов, их раса потеряет могущество, но сила эльфов всегда была в лесах, а не в городах. А теперь тише, ведь слух эльфов такой же острый, как и их уши.

Один из Иллансов пошутил насчёт эльфийских ушей, но его товарищи шикнули на него, после чего группа вошла в большое белокаменное здание.

Убранство дворца было почти неземным. Повсюду лежали широкие подушки, на которых бездельничали богатые эльфы. Когда люди вошли в здание, богато-одетые эльфы посмотрели на гостей, как на безродных собак, после чего вернулись к своим делам. Вдалеке грустно играла лютня, к которой присоединился высокий голос, пронизывающий слух свиты короля.

В центре здания стоял огромный мраморный трон охраняемый двумя стражниками в экзотических доспехах.  В мраморе, из которого был сделан трон, было вырезано три сидения, два из которых пустовало, а третье было занято полу-живой фигурой.

Аосинин потянулся к своему мечу, ибо подумал, что фигура была одним из некромантов Повелителя Ведьм, но затем он увидел, что на троне сидел эльф и, судя по всему, очень древний эльф.

Эльф был облачен в настолько тонкую кольчугу, что она казалась прозрачной. Его доспехи были такими же архаичными, как и у охранников, стоящих у подножья трона, но гораздо более тонкими. Щёки и глаза эльфа были впалыми, а серебристо-седые волосы прядями свисали с головы.

Аосинин никогда не видел настолько старого эльфа, который, казалось, чем-то было похож на Тандердагаста.

Эльф подождал, пока компания людей приблизится к трону, после чего заговорил. Его голос звучал будто книга, открывшаяся впервые за столетие:

- Так это потомки Фаэрланна и Онефа? Я ожидал большего.

Король вышел вперед и представился:

- Я Галагард Обарскир Третий, король Кормира, называемый так же Лесом Волков и Землёй Пурпурного Дракона. Это Тандердагаст, кровь от крови самого Бакабра Эфара и самые могущественные дворяне моего королевства.

Эльф долго смотрел на них, и Аосинин подумал – может ли эльф использовать заклинание смерти не моргнув? Наконец он сказал:

- Я  Оторион Кеови,  последний из дома Илифара. Мастера Скипетров. Вы знаете обо мне?

- Да, мы слышали о Илифаре и его подвигах, - сказал Тандердагаст, - но коронация Фаэрланна прошла почти девять веков назад, так что многие записи не сохранились. Но мы рады приветствовать вас в Кормире.

Эльф пронзительно посмотрел Тандердагасту в глаза:

- Ты потомок Бакабра? Видимо, очень далёкий, хотя, очевидно, магия наполняет твоё  тело и позволяет тебе жить долго.

Но маг решил проигнорировать сарказм и ответил:

- Как и в тебе, эльф. Я удивлен, что такая царская особа удалилась за пределы Эвермита.

Эльф кивнул.

- Я сопротивлялся призыву в Эвермит много лет, ибо вынужден бороться с демонами, заполонившими Миф Драннор и людьми, безжалостно вырубающими леса.

- Можно узнать, зачем вы прибыли, лорд-эльф? – спросил король.

- Я здесь ради охоты. Скажите, где тут пасутся буйволы.

- Боюсь, они давно вымерли, лорд Оторион, - сказал Тандердагаст.

- Тогда совиные медведи. Они еще остались тут? Или пумы? Или руки?

- Их тоже не осталось.

Эльф холодно посмотрел на людей.

- Вот как…вы не очень-то хорошо заботились о наших землях, да?

Король вышел вперед и ответил:

- Мы хорошо заботимся о лесах – у нас есть заповедники, деревья которых видели Лорда Илифара. Конечно, их мало, но больше, чем у соседней Сембии, которая безжалостно вырубает леса.

Тандердагаст хотел заговорить, но Галагард не дал ему шанса:

- Мы защитили эти земли от драконов, орков, пиратов и злых волшебников, а завтра отправимся в последний бой с силами некроманта Повелителя Ведьм. Мы оберегали этот лес, как и обещали лорду Илифару, и нам не за что извиняться.

Аосинину показалось, что он увидел лёгкую улыбку на лице Оториона.

- Что ж, вижу, что в потомках Фаэрланна течет его кровь. Он всегда горел огнём и был непреклонен, в то время, как Бакабр хитрил и увиливал. Я рад видеть, что, по крайней мере, в потомках Обарскира течёт та же кровь. Но скажите – разве я не могу поохотиться в ваших землях?

- Всегда пожалуйста, лорд Оторион, - сказал король. – Прошу прощения за то, что на этой земле не осталось достаточно опасных животных, но прошу, чтобы вы не беспокоили жителей этих земель – они, как и земля, находятся под моей защитой.

Эльф кивнул и король продолжил:

- А теперь, я вынужден просить вас извинить нас – мне с моими братьями необходимо вернуться назад и готовиться к нашей собственной охоте.

- Завтра пройдёт тяжёлая битва, лорд Оторион, и нам бы пригодилась любая помощь, - быстро выпалил Тандердагаст.

Эльф улыбнулся.

- Час назад у меня был посланник Повелителя, который сказал то же самое, подкрепляя слова явными обещаниями и завуалированными угрозами. Я сказал ему то же, что скажу и вам – я здесь ради охоты. Но посланник попросил меня передать привет от Люфакса, Тандердагаст.

Лицо мага помрачнело, но он низко поклонился и пошёл вслед за королём и рыцарями. Никто из эльфов не обращал на них внимания.

Во время пути назад все обсуждали предстоящий бой. Было решено разместить свежих, но необученных добровольцев из Мерсамбера на левом фланге. Пурпурные Драконы и маги будут на правом фланге, а ополченцы из Арабеля, которые были очень ненадёжными, разместятся в центре, вместе с ополчением из Сюзейла и королём. Дворянские семьи из провинций вступят в бой немного позже и попытаются обойти врага с тыла.

Когда король со свитой вернулся в лагерь, то обнаружил лишь тишину и спокойствие. На горизонте виднелись огни, горящие в лагере Повелителя Ведьм. Гоблины и орки из армии некромантов предпочитали сражаться по ночам, но сейчас они приняли решение отдохнуть перед битвой, которая, почти наверняка, состоится на рассвете.

Когда план был утверждён, дворяне разошлись по своим лагерям, а маги отправились медитировать. В главном шатре осталась лишь горстка.

Наконец, король заговорил:

- Я хочу в последний раз проверить периметр. Трусилвер, за мной.

Двое мужчин тихо шли по лесу, периодически осматриваясь, и, наконец, Аосинин не выдержал и спросил:

- Мой король, а кто такой Люфакс?

Король долго смотрел на равнину, которая на рассвете превратится в поле боя. Он представлял, как орки и гоблины танцую т вокруг костров, молясь своим богам.

- Люфакс – конкурент Тандердагаста. Он был соперником Придворного Мага еще до того, как тот получил эту должность.

- Надо же, - ответил Аосинин, - Я и не думал, что в Кормире были маги до того, как появился Тандердагаст.

Галагард улыбнулся и ответил:

- Маги были всегда. Они живут вечно, а их вражда еще дольше. Я лишь надеюсь, что Тандердагаст не забудет о своей миссии, даже если на поле боя появится его враг. Но даже лорд-маг не такой старый, как, например, этот эльф, Оторион. Он-то был здесь еще до того, как сюда пришли наши предки.

- Не думал, что эльфы живут так долго.

- Они и не живут, но, очевидно, магия поддерживает жизнь в нём. Меня беспокоит то, что эльф вернулся в надежде найти монстров и леса, а не домашний скот и поля.

- Беспокоит?

Мужчины прошли через ворота и обменялись приветствиями со стражниками.

- Все, что мы построили за девять веков – это одна его жизнь. Что если завтра мы проиграем битву? Тогда монстры построят здесь своё королевство? А вспомнит ли кто наши имена через девять веков, или мы будем забыты так же, как эльфы, жившие на этих землях до нас?

- Завтра мы не подведём, - ответил Аосинин, загнанный в тупик.

- Три месяца мы были в походе. Три месяца мы спали в доспехах и жили в палатках. Но что если мы проиграем? Тогда я бы предпочёл провести эти три месяца с женой и детьми – Катлой, Рихардом и Таналаром. Что же случится с ними, если мы падём?

- Мы не подведём вас, - снова сказал Аосинин. – Вы же должны быть сильным и уверенным, и тогда армия пойдёт за вами хоть в Абисс!

- А что если я не уверен? Что если у меня не осталось сил на этот шаг?

- Тогда я буду рядом с вами, чтобы напомнить о том, что мы все защищаем Кормир. И если мы проиграем, то никто уже не победит проклятого Повелителя Ведьм.

Когда Галагард и Аосинин прошли мимо еще одного часового, который отдал им честь, лорд Трусилвер увидел в его глазах гордость за своего короля.

Аосинин посмотрел на короля, жесткие черты лица которого освещал огонь. Галагард смог улыбнуться.

Люди пойдут за ним. Если битва будет выиграна, то король может удалиться в свой дворец и провести побольше времени с семьей. В конце концов, за них он и сражается.

 

*****

 

Утро наступило слишком рано. С первыми лучами солнца оруженосцы проснулись и разбудили своих господ, которые быстро встали и надели свои доспехи. Для некоторых это утро будет последним.

Сквайры принесли доспехи Аосинину и королю. Туловище, ноги и руки были покрыты сталью, но забрало шлема было открыто – Галагард, игнорируя предупреждения приближенных о смертоносных стрелах, оставил забрало поднятым, аргументируя это тем, что армия должна видеть своего короля.

На другом конце долины раздался звук рогов и барабанов. Враг тоже готовился к бою.

Солнце вознеслось на небеса, а армия Кормира сформировала боевой порядок. Вдоль рядов солдат ходили священники Хелма, брызгающих в солдат освященной водой, благословляя воинов Слезами Хелма.

Аосинин запрыгнул на своего огромного жеребца в доспехах и, закрепив последний ремень, взял в руки поводья. Его сквайр, молодой Даутингорн возглавил группировку ополченцев из Арабеля, выстроившихся за спиной у лорда Трусилвера.

Люди Арабеля были испуганы, хотя старались не показывать это, дабы проявить себя в битве и снять со своего города ярлык “Мятежный Арабель”. Тем не менее, они были испуганы, и даже благословение Хелма не могло рассеять этот испуг.

Воины из Мерсамбера были потомками пиратов и разбойников, населявших этот болотистый город. Они выглядели так, будто могли в одиночку разгромить Повелителя Ведьм, и, если король продолжал бы медлить, то бросились бы в атаку без приказа.

Маги дали понять, что закончили приготовления, и Тандердагаст отправился к королю. Под Придворным Магом был пятнистый жеребец, который был обучен отступать, если наездника не было в седле, из-за чего скакун пережил множество битв.

Король Галагард восседал на чёрной лошади, облаченной в пурпурные доспехи. На её шлеме красовался декоративный рог, зачарованный Тандердагастом на защиту от заклинаний. Доспехи короля были наполированы до блеска и отражали солнце, будто в зеркале. На груди Галагарда разместился пурпурный Дракон – символ Кормира, принятый после пиратского восстания.

Звук рогов и барабанов становился все громче. Войска Повелителя Ведьм не желали ждать. Скоро они появятся.

Наконец барабаны и рога смолкли, и на холме показались войска Повелителя. Под дикий гул они беспорядочно рванули вперед. Море гоблинов и орков изредка перемежалось с командирами-ограми. По центру всего этого хаоса шёл отряд наёмников и троллей. Некромантов нигде не было видно, что, в общем-то, было во время всех битв короля с армией Повелителя Ведьм.

Мерсамберийцы двинулись было вперед, но были остановлены криками своего генерала - лорда Марлиира.

Король поднял руку. Его железный взгляд был устремлен на армию соперников. Если он и сомневался в чём-то, то никак не показал этого.

Король Галагард опустил руку, и под звуки кормирских рогов Слава Кормира двинулась в долину. Аосинин Трусилвер ехал в авангарде, рядом с Тандердагастом. Молодой Скаттенхок и старый, суровый Тандерсорд ехали вместе с ними.

Когда армия короля преодолела половину пути до вражеской армии, в небеса взмыли огромные летучие мыши, покрытые мехом и с мертвецки-белой кожей.  На их спинах сидели люди в чёрных доспехах и шлемах с оленьими рогами. Лейтенанты Повелителя Ведьм. 

Налётчики, вооруженные арбалетами, обстреляли отряд Аосинина, и только каждый второй мерсамбериец пережил атаку.

Тандердагаст прокричал имя Люфакса. Видимо, его старый враг был среди атакующих лейтенантов, хотя Аосинин не мог точно сказать, кто именно. Маг начал произносить слова заклинания. Когда Аосинин понял, что это было за заклинание, он потянулся к Тандердагасту, пытаясь его остановить, но из-за тяжелого доспеха не дотянулся, и маг взмыл в воздух. Обученная лошадь развернулась и побежала обратно в гору.

То тут, то там в небеса поднимались маги, готовые принять бой с наездниками Повелителя.

Орки и гоблины остановились. Огры командовали своими подопечными, пытаясь выстроить их в подобие боевого построения. Но так и не успели сделать это, когда армия Кормира ударила их.

Маги в небесах начали битву. Наездники на летучих мышах ударили раскатами молний, а в ответ на них обрушились огненные снаряды и стрелы, выпущенные учениками Тандердагаста из Братства Боевых Магов. Лорд-маг надеялся, что у Повелителя Ведьм не припасено никаких трюков в рукаве.

Аосинин со своим отрядом рванул в гущу сражения, рассчитывая атаковать предателей и наёмников в толпе орков и гоблинов, но на близком расстоянии рассмотрел их пустые глазницы и полусгнившие тела. Нежить.

В отличие от скелетов, с которыми Аосинин сражался в предыдущих столкновениях с Повелителем Ведьм, зомби были наделены остатками былой силы. Трусилвер вспомнил вчерашние костры в лагере врага и понял, что это был не акт поклонения богам, а ужасный ритуал, в результате которого Повелитель Ведьм лишился людей в своей армии, но приобрёл верных солдат, так необходимых в генеральном сражении.

Когда Арабельцы увидели, с чем и предстоит столкнуться, то уже были готовы повернуть назад, но к ним подъехал Галагард, яростно крича и обнажая свой меч. Увидев короля, воины застыли, после чего с криком устремились к нежити.

Аосинин Трусилвер ехал вслед за королём, попутно отбиваясь от напирающих орков и нежити. Повсюду шла битва, лошади падали под рыцарями, ополченцы бились с нежитью. Слева зомби лишился головы после сильного удара широкоплечего солдата с секирой, но это не остановило его, и он продолжил напирать вперед. Люди умирали повсюду, но Аосинин не терял присутствие духа и продолжал бой.

По двум бокам от короля ехали жрецы Хелма, которые непрерывно читали заклинания, изгоняющие нежить. Но вот Аосинин заметил, как зомби стащил одного жреца с лошади и больше тот уже не показывался. Зато лорд Трусилвер с радостью обнаружил, что зомби сражаются не только против воинов Кормира, но и гоблинов и орков.

Мир превратился в море крови с островами из отрубленных конечностей. Конь Аосинина давил гоблинов, рискнувших подойти к нему, а один раз задними копытами пробил череп одному орку, который ткнул  жеребца своим кривым тесаком. Кто-то попытался стащить Трусилвера с его скакуна, но лишь стянул перчатку рыцаря.

Какой-то мелкий гоблин запрыгнул на спину Аосинина, снял с него шлем и начал царапать лицо лорда, но тот голой рукой стащил гоблина и скинул его с себя. Когда Аосинин поднял голову, то увидел на земле молодого Скаттенхока, пронзённого тремя гоблинскими мечами.

Спустя пятнадцать минут Аосинин насчитал уже семь орков и пять гоблинов, пронзённых мечом Трусилвера. Он огляделся по сторонам, но не обнаружил никого из дворян. Даутингорн, Краунсильс, Скаттенхок – все были убиты и лежали на земле. Король же куда-то пропал. Очевидно, его оттеснили вражеские войска.

Аосинин из последних сил пытался удержать своего коня под контролем, когда увидел, как в толпе появился огромный тролль, который напал на короля, чей скакун так же начал брыкаться и вырываться.

Между королём и троллем возник конный рыцарь, судя по отметкам – юный Блеф, который был такой же хорошей жертвой для монстра, как и Галагард. Тролль нанёс удар, разорвав доспехи и плоть лорда от талии до шеи. Человек неистово закричал и провалился в толпу толкающихся мертвецов и ополченцев.

Жертва Блефа выиграла время королю, который, за исключением самого Аосинина, был последним конным рыцарем на поле боя. Король пронесся перед троллем и одни взмахом руки отрубил тому голову, которая упала в толпу гоблинов.

Аосинин знал, что это не убьёт тролля, но перестал думать об этом, так как отвлёкся на орка с секирой. Действительно, тролль начал расталкивать гоблинов, на ощупь пытаясь найти свою голову.

Галагард развернулся коня и пересекся взглядами с кузеном, после чего махнул ему мечом в знак приветствия. Аосинин понял, что в этот день Слава Кормира не одна. С ней король.

Своим клинком король указал на левый фланг, где мерсамберийцы медленно теснили гоблинов и орков. Если бы они не справились и проиграли войсками повелителя, то орда некромантов смогла бы обойти войско короля по левому флангу и прижать его, после чего медленно раздавить.

Хриплым криком Аосинин сплотил вокруг себя арабельцев и двинулся на помощь мерсамберийцам. Впервые за всю битву арабельцы издали радостный клич.

Битва возобновилась с новой страстью, но звуки боя заглушил гладкий звук рога. Такой звук мог издавать только один боевой рог – эльфийский.

Пока Аосинин скакал вперед, он смотрел на правый фланг, где в толпу врезались эльфийские войны в архаичных доспехах, некоторые из которых ехали верхом на оленях, чьи рога были украшены железными наконечниками. Десяток эльфов взлетел в небеса, присоединяясь к борьбе магов против наездников на огромных летучих мышах.

Один их вид вселил в сердце Аосинина надежду, ведь доспех каждого эльфа буквально сиял, и хоть их было и немного, но они все были вооружены великолепным оружием.

Огры падали, как подкошенная трава, и уже через пару минут эльфы проникли в сердце орочьего построения.

Без своих командиров гоблины и орки попытались сбежать с поля боя, но были убиты эльфами, которые издали боевой клич и ещё больше напугали гоблиноидов.

Эльфийские воины пронеслись сквозь армию врага и встретились с мерсамберийцами и арабельцами, объединившись с которыми, атаковали зомби.

Серебряные мечи эльфов пронзали гнилую плоть и, быстрее, чем думал Аосинин, почти вся нежить упала на землю. Заразившись боевым духом эльфов, люди продолжили напирать на гоблинов и орков.

Эльфы подъехали к королю и тот, подняв над головой свой окровавленный меч, в приветствии заорал:

- Я рад, вашей помощи, друзья!

- Помощи? – удивившись спросил Оторион со своего богато-крашеного седла. – Мы приехали охотиться, и сегодня утром я решил, что моей целью будут гоблиноиды и нежить.

Король поровнял своего скакуна с оленем лорда-эльфа и вместе они отправились на помощь уставшему сюзейлскому ополчению. Воины увидели эльфов, воспряли духом и атаковали армию Повелителя Ведьм с новой силой.

В воздухе десяток летучих мышей развернулись и удалились в сторону Огромного Болота. Тандердагаст разрядом молнии успел убить одного наездника, но остальные скрылись вдали.

После боя Аосинин, Галагард и Оторион поднялись на вершину холма. В низине жрецы Хелма ухаживали за ранеными, а солдаты сжигали тела троллей. Тандердагаст подошёл к ним, весь в крови и обожжённый,  и объяснил, почему он покинул поле битвы – это было личное, и он обязан был уничтожить своего давнего врага.

Оторион повернулся к Галагарду и сказал:

- Хорошая охота.

Тот лишь пожал плечами и ответил:

- Приятно осознавать, что населяющие Кормир существа еще могут бросить эльфам вызов.

Эльф положил руку на плечо короля и сказал:

- Послушай меня человек, и прислушайся к моим словам, ведь за свою жизнь я скопил приличный запас знаний. Легко управлять на расстоянии, и гораздо сложнее отправиться в бой в авангарде. Легко приказывать, но воодушевлять гораздо сложнее. И просто захватить, но управлять… знаешь, у меня были сомнения насчёт тебя, но когда я увидел, как тот человек пожертвовал своей жизнью, чтобы выиграть для тебя время, то все понял. Запомни, что любовь народа дороже любого золота из твоей сокровищницы.

- Я знаю, - с улыбкой сказал король и ударил себя в грудь окровавленной перчаткой. – Это дороже, чем все золото по всему Фаэруну. И до тех пор, пока люди верят в меня, я буду верить в себя, - с этими словами Галагард посмотрел в глаза Аосинину.

- Я рад, что ты понимаешь это, - ответил Оторион. – Но я лично видел, как твой род справляется с этой землёй и считаю, что лорд Илифар и Бакабр были бы довольны.

- Так ты и твои эльфы останетесь здесь? Мы были бы очень рады, а я позабочусь о том, чтобы все королевство узнало о вашем вкладе в сегодняшнюю победу.

Эльф махнул рукой.

- Мы останемся здесь на год или два, но ни один эльф не может долго противиться зову Эвермита. Да и не думается мне, что такая же хорошая охота, как сегодня, будет ждать нас в этих прекрасных лесах.

Король, лорд и эльф медленно спустились в низину, где раненые солдаты рассказывали друг другу о своём героизме и делились впечатлениями о дне, когда они спасли Кормир.

 

 

 

 

  

 

    

Глава XXI

Колдовство и политика

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

- Впечатляющее защитное заклинание, - сказал Вангердагаст, глядя на работу трёх волшебников, двое из которых были калишитами, а символы на их поясе говорили об их высоком ранге. Дом Кормаэрил не жалел денег на защиту… или они хотели произвести сильное впечатление на регента.

Человек, который пришёл вместе с Вангердагастом улыбнулся, но его холодные карие глаза остались непроницаемыми.

- Никогда нельзя быть слишком осторожным в вопросах безопасности, - ответил он, продолжая небрежно облокачиваться на стену.

Вангердагаст махнул рукой и трое магов уселись на скамейки, сняв с поясов магические палочки на тот случай, если лорд-регент попробует напасть на их хозяина и нанимателя.

Вангердагаст понял недвусмысленный намёк и сел на нечто невидимое. Никто из присутствующих не видел, как регент наколдовал себе невидимую скамейку, но по глазам магов читались их мысли: “А этот старый дурак не так слаб, как мы думали”.

Дворянин с холодными глазами лениво оттолкнулся от стены ногой и поставил бокал с вином на богато-украшенный столик.

- Вы бы хотели объявить себя регентом в ближайшие два дня, или я ошибаюсь? – спросил Гаспар Кормаэрил.

- Вы правы, но придётся подождать, вероятно, дней шесть или семь, после чего я объявлю себя регентом. Но мне нужна поддержка именитых домов…например, дома Кормаэрил.

Холодные глаза не дрогнули.

- Думаю, что за последние дни вы наслушались красочных речей, лорд-маг. Как и я. И знаете, я начал ценить открытые и короткие разговоры, которые не отнимают у меня много времени.

Вангердагаст кивнул и махнул рукой, жестом показывая то, что дворянин может  продолжить. Маги, охраняющие своего нанимателя, дрогнули.

- Я поддержу ваше регентство, если мои условия будут выполнены. Знаете, я не из тех, кто против идеи магократии, более того – я считаю, что ваш многолетний опыт демонстрирует ловкость в государственном управлении, а это именно то, что нужно Кормиру, и что не всегда присутствовало у Обарскиров.

Вангердагаст кивнул.

- Я рад это слышать. И каковы же ваши условия?

Гаспар ухмыльнулся.

- Видите ли, с некоторыми людьми мне приятно работать…я бы сказал – удобно. Моё требование таково – вы должны согласиться на создание дворянского совета, в который будут входить только семьи, получившие моё согласие. В первую очередь, это будут старейшие дома – Блефы, Кормаэрилы, Краунсильсы, Даутингорны, Эммараски, Ханткроны, Хоклины, Хантсилвы, Трусилверы, Роумантлы и Иллансы, - Гаспар прервал неторопливое перечисление дворян и посмотрел на Вангердагаста, убедившись, что наёмные маги пристально следят за каждым действием Придворного Мага. – Скажите, лорд-маг, вы согласны с этим списком?

- Он почти полностью соответствует моим представлениям. Я так же планировал создание подобного совета, так как ни один регент не может править без помощи и согласия сильных мира сего.

Молодой Кормаэрил кивнул.

- Я рад это слышать. По моему замыслу, перечисленные семьи, и, возможно, Вивенспуры, Марлииры и Винтерсаны, смогут отправлять любого своего члена для участия в совете. Поначалу, конечно, главы семей захотят присутствовать лично, но им нужно будет объяснить, что в совет отправлять лучше самых талантливых, - Гаспар снова улыбнулся, но сохранял твёрдость взгляда. – Вы должны будете встречаться с советом раз в десять дней, хотя лучше раз в три дня, и обсуждать с ними все вопросы, касающиеся финансирования Пурпурных Драконов, регулярной армии и Братства Боевых Магов, налогообложения, социальной и внешней политики. Ни одно королевское решение, которое больше не будет королевским, не должно приниматься без согласия совета.

Вангердагаст кивнул.

- Я так понимаю, решения будут приниматься с согласия совета.

Гаспар снова улыбнулся.

- Да. Все решения.

Его взгляд снова метнулся к трём магам.

Вангердагаст вежливо улыбнулся:

- Пока мне это не кажется безосновательным, но можем ли мы решить этот вопрос с советом?

- Да. Кроме того, я хочу, чтобы каждый член совета мог нанимать в телохранители одного любого мага из Братства Боевых Магов. Об этом маге вам будет известно лишь его имя.

Вангердагаст поднял брови.

- Конечно, так гарантируется неприкосновенность члена совета и его намерений, но в долгосрочной перспективе это может привести к проблемам для королевства. Считаете ли вы мудрым такое право.

Спокойствие Гаспара было сродни леднику.

- Конечно, я все обдумал, и ни одно моё требование не является необоснованным. Но подождите, у меня осталось два последних, наиболее…необычных требования.

Вангердагаст ухмыльнулся. Несмотря на холодность и расчётливость парня, он не был лишён юношеского максимализма.

- И что же это за требования?

- У вас тоже будет голос в совете, но он всегда должен быть отдан за то решение, которое принимает член дома Кормаэрилов, будь то я или мой представитель. И под страхом смерти вы никогда не должны говорить об этом.

- Значит, у дома Кормаэрил будет два голоса.

- Именно. Как я уже сказал, никто не должен будет знать об этом условии. Кроме того, вы ни за что не должны прислушиваться к совету представителей дома Илланс.

- Давних врагов Кормаэрилов, - закончил за него Вангердагаст. – Это все?

- Да. Я так понимаю, что эти условия немного жестче, чем вы планировали изначально?

- Мелочи, - небрежно ответил маг. – Однако я тоже хочу выставить одно условие. Я полагаю, что от совета будет польза, только если все решения будут приниматься незамедлительно, а если какой-то вопрос требует длительного обдумывания, то  его принятие можно отложить только с согласия двух третьей всех членов совета.

Гаспар нахмурился, но кивнул.

- Полагаю, вы хотите иметь надёжный совет, решения которого не будут обоснованы ничем, кроме как добросовестностью его членов.

- Именно.

- Тогда я согласен, - ответил Гаспар и выпил немного вина. – Полагаю, вы понимаете, что никто не должен знать о сегодняшней встрече, иначе… - Гаспар кивнул в сторону магов.

- Я Придворный Маг, и понимаю такие вещи, милорд.

Гаспар улыбнулся, напоминая довольного змея.

- Что ж, лорд-маг, возможно, теперь вы зададитесь вопросом – нужна ли вам вообще поддержка Кормаэрилов и стоит ли регентство такой цены. Знайте же, что в последнее время я провёл много бесед с другими дворянами. Будьте уверены, что все перечисленные мною дома, возможно, за исключением трёх, которые, вероятно, поддержат принцессу, потребуют от вас тех же условий. Вы можете отказаться от регентства и тогда принцесса Таналаста, которая уже добивается моей поддержки, изгонит вас из Кормира. В лучшем случае. Или же вы можете согласиться на мои условия.

- Милорд, я надеюсь, что вы не воспримите мои слова, как оскорбления, но я искренне удивлен, что молодой и неизвестный доселе член Кормаэрилов обладает такой политической образованностью.

Гаспар снова улыбнулся:

- Вы знакомы с Олмером Кормаэрилом и Соргаром Иллансом?

Вангердагаст кивнул. Олмер Кормаэрил был главой своего дома и оказывал поддержку группе пиратов, похищающих девушек для публичных домов далеко за пределами Кормира. Соргар Илланс некогда был авантюристом, а теперь стал патриархом своего дома. Лысеющий старик добился этого положения благодаря насилию и шантажу.

- Я знаю о них, и гораздо больше, чем хотелось бы.

Гаспар снова улыбнулся.

- так вот оба они сегодня вечером загадочно умрут…но я не приложу к этому руки. Я проведу всю ночь в обеденном зале поместья Кормаэрилов. А с рассветом ваших ушей достигнут и новости о том, как Гаспар Кормаэрил может эффективно управлять своим домом.

Вангердагаст поднял бровь.

- Весть о кончине…таких людей не расстроила бы меня, но я беспокоюсь за то, что в одну ночь могут умереть лидеры двух крупных домов, которые враждуют друг с другом. Это будет слишком подозрительно.

Гаспар пожал плечами.

- Лично я считаю, что излишняя осторожность некоторых домов приведет королевство к хаосу, к которому мы уже медленно, но верно, приближаемся.

Молодой человек оставался холодным.

- Каждый раз, когда родственники умирают насильственной смертью, перед людьми становится выбор, между верностью стране и верностью роду. Уверены ли вы в том, что родственники погибших сделают правильный выбор?

Гаспар осторожно поставил пустой бокал и медленно встал со стула.

- Сделают, ибо все понимают, что будет с королевством, если в тяжёлые времена у его руля будут стоять те, кто думают о толщине своих карманов.

С этими словами Гаспар развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Двое магов калишитов поднялись со своих мест и подошли к Вангердагасту, собираясь проводить того к выходу. Они переговаривались друг с другом на своём языке, который, как они думали, был неизвестен Вангердагасту.

- Насколько же это слабое государство, если правителем здесь всерьёз может стать старый толстый дурак, - сказал один калишит. Второй усмехнулся.

Они резко замолчали, когда по одному взмаху руки Вангердагаста их окружило тридцать копий придворного мага, каждая из которых весело усмехнулась и исчезла, как и сам маг.

    

*****

 

Вангердагаст появился в башне над двором королевского замка, как раз вовремя, чтобы выглянуть из окна и увидеть Гаспара Кормаэрила, который подошёл к Аунадару Блефу.

Два дворянина по-дружески пожали руки, после чего Блеф запихнул руку в карман и достал оттуда  горсть больших рубинов цвета заката и ярко-зеленых изумрудов. Интересные друзья и цели были у молодого Кормаэрила.

- Тяжёлая судьба ожидает королевство, когда в тяжёлые времена у его руля будут стоять люди, думающие о толщине карманов, - пробормотал Вангердагаст.




#96775 Кормир. 18-19 глава

Написано PyPPen 12 Апрель 2019 - 13:32

Глава XVIII

Коты и волшебники

 

Год Пустого Очага (629 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

Тандердагаст, новый член Братства Боевых Магов, аккуратно слез по карнизу. Он бы мог использовать простое заклинание левитации, но боялся, что Люфакс защитил своё поместье от заклинаний и тех, кто их использует. Так что ему пришлось вернуться к тому, чем он развлекал себя в детстве.

Этим холодным осенним вечером ему хотелось, чтобы на нём было что-то теплее, чем его рубаха и простые леггинсы, но не его одежды мага, которые так развевались на ветру, что могли унести своего носителя в воздух, подобно воздушному змею.

Возможно, это бы был хороший способ сбежать от Люфакса, который с первого дня их совместной с Тандердагастом работы заявил:

- Ты здесь только потому, что твоя тётка Амедагаст – Придворный Маг. Но даже не пытайся меня использовать. Это я буду кататься на твоей спине до того момента, пока она не проломится.

И хоть связь между Тандердагастом и Амедагаст была лишь в общности рода, Придворный Маг была далека от племянника. Молодой маг с радостью бы отправился на раскопки в древние города или в библиотеки Миф Драннора, но он вынужден шпионить, ползая по крышам Сюзейла.

Сначала Тандердагаст подумал, что Люфакс видит в нём соперника, и что Амедагаст сделает так, как некогда сделал Бакабр Достопочтенный, выбрав себе в ученика свою дочь. Но затем все стало хуже – Люфакс давал младшему магу самые грязные задания, а затем из-за клеветы старшего мага все стали думать, что Тандердагаст был просто дураком.

Снизу послышались шаги, и маг прижался к стене. Два патрульных Пурпурных Дракона прошли мимо. Они были плотно укутаны в свои фиолетовые плащи, так что не смотрели ни по бокам, ни наверх.

Вооружённые люди зашли за угол, и маг облегченно вздохнул. Он посмотрел на город, который был заново отстроен после смуты Пиратского Царства. Замок Обарскиров блистал так же, как и в до разрушения, и теперь охранялся в разы лучше.

Тандердагаст решил вернуться обратно в королевский замок и лично встретиться с Амедагаст, которая постоянно была занята. Из-за клеветы Люфакса у молодого мага было мало сторонников, и ему приходилось шпионить самому.

Люфакс был вторым, после Амедагаст магом, по статусу в королевстве. Он руководил Братством, но внушал всем лишь отвращение, своим постоянным бахвальством и извращенностью. Но всех, кто выступал против него открыто, он уничтожал, распуская слухи и подсылая убийц.

Но в последнее время стало все еще хуже и загадочнее – постоянные ночные посещения Люфаксом дворянских домов, отстранение высокопоставленных членов Братства и продвижение на их должности друзей Люфакса.

Тандердагаст рассказал об этом Амедагаст, но она ответила лишь:

- Тогда за ним стоит присмотреть, верно?

И вот он был тут, на карнизе дворца в эту холодную осеннюю ночь.

Он чуть не упал вниз, когда из-за угла на карниз прыгнул чёрный кот и протяжно мяукнул.

Что делал кот на втором этаже? Ладно, главное, было то, что Тандердагаст не упал. Коты и кошки были повсюду. Маги завезли их в Кормир после Мерсамберской Чумы, и с тех пор изящные животные будто оберегали столицу от подобных бедствий.

Амедагаст очень любила этих животных, и каждый раз, когда Тандердагаст приходил в офис Придворного Мага, его встречала дюжина кошек, которые либо шипели друг на друга, либо самодовольно бродили по шкафам и рабочим столам.

Король Драксий же, напротив, не любил кошек из-за своей невыносимой аллергии. Он всегда говорил, что если бы вместо кошек были собаки, то никаких проблем не было бы. Однажды он даже приказал убрать всех кошек из королевского дворца, но вредителей стало так много, что король Драксий был вынужден вернуть животных в свой дом.

Чёрный кот обвил его ноги. Он посмотрел на него изумрудно-зелеными глазами и жалобно мяукнул.

- Прости, друг, но еды для тебя у меня нет, - сказал маг, но кот продолжал крутиться вокруг его лодыжек. Наконец, он поднял кота и прижал его к груди, из-за чего пушистый комочек довольно замурлыкал.

Тандердагаст вздохнул и пошёл вперед по карнизу. Почему маги не могли проводить тайные встречи в более приятном месте?

Целью молодого мага был кабинет одного из Эммарасков – Эльмариэля, который находился во дворце Первого Боевого Мага Братства. Этот молодой человек был одним из друзей Люфакса, так что неудивительно, что юнец уже обладал поместьем, которое больше чем на половину превосходило его родовой дом.

Когда маг добрался до кабинета, то не был разочарован – в окне горел свет свечей, а из трубы валил дым, ударивший в нос коту, который от этого тихо чихнул и продолжил спать на руках Тандердагаста.

- Слабость! – рявкнул старший маг. Люфакс говорил в полный голос, и Тандердагаст мог расслышать каждое слово. – Это наша главная проблема. Амедагаст стареет, а все мы знаем, что случилось с королевством, когда Бакабр Достопочтенный умер. Обарскиры не могут защитить Кормир без магии, которая стоит за их троном.

Тандердагаст приблизился к окну и увидел, что за столами собралось около тридцати человек, шестеро из которых были старшими магами Братства. Они, как и всегда, были одеты в свои красно-чёрные мантии и увешаны старыми амулетами и медальонами. Остальными же собравшимися были дворяне и торговцы, но Тандердагаст сильно удивился, когда узнал членов семьи Блеф, Даутингорн, Илланс, Голдфатер и Краунсильс. Мощная группа. Люфакс стоял у камина, а Эльмаэриль Эммараск рядом с ним.

Все глаза были прикованы к широкоплечему Люфаксу. Его острые скулы и большой нос делали его очень мудрым на вид. Красно-коричневая длинная борода и бритая голова придавали старшему магу буйный, но одновременно мудрый образ.

- Когда магия была слаба, слабым было и королевство. Без магии принцы и короли Кормира не смогут удержать власть, и именно поэтому я создал Братство Боевых Магов.

Тандердагаст хмыкнул. Братство создала Амедагаст, а не Люфакс. Она основала его для того, чтобы контролировать магов, которых становилось все больше и больше, а так же для того, чтобы передать им свои знания.

- Но Придворный Маг ослабела, - продолжил Люфакс, размахивая указательным пальцем. – Она чаще проводит время на других планах, изучая магию. Она потеряла интерес к Кормиру, но отказывается уходить в отставку.

Послышались одобрительные шёпоты.

- Тем временем, король Драксий, по наставлению леди Амедагаст, запретил дворянским семьям вырубать лес, а так же не раздал земли недавно покоренного Арабеля Сюзейльским семьям, оставив земельные владения за семьями из Арабеля, будто они и не поднимали никакого восстания.

Комнату накрыла новая волна одобрительных возгласов.

- Как видите, Обарскиры ослабели, а Придворный Маг отдалилась от служения именно Кормиру. Старухе больше нужен посох, чем благополучие королевства.

Снова звуки одобрения. Люфакс пользовался своим обаянием и положением, хотя Тандердагаст прекрасно знал, что его двоюродная бабка отлично справляется со своей работой. Однажды она сказала ему, что день, когда ей понадобится посох, это будет днём её похорон.

- Настало время для перемен. На трон должен сесть другой человек, а рядом с ним должен быть другой Придворный Маг. Иначе Кормиру конец.

Люфакс прочистил горло и продолжил:

- Мы авангард. Собравшиеся здесь – лучшие маги, дворяне и торговцы Кормира. У нас есть все, чтобы привести наш возлюбленный Кормир к величию. Не хватает только подходящего оружия. Мой друг, Эльмаэриль, вернулся из экспедиции в Нетерильские руины, принеся с собой артефакт из давних времен, когда маги правили миром. С этим оружием мы сможем победить слабого Драксия и тщеславную Амедагаст.

Люфакс остановился и посмотрел в окно. Тандердагаст припал вниз. Его заметили? Видимо нет, ведь когда он поднялся, то Люфакс продолжил свою речь:

- Мы – настоящая сила. Вместе мы сможем управлять Кормиром лучше любого короля или многовекового дряхлого мага. Главное – быть готовыми и вовремя нанести удар.

Тандердагаст хотел бы больше узнать о планах Люфакса, но кот на его руках проснулся и мяукнул. Он обнажил свои когти, которые прорезали рубашку мага и врезались в его плоть.

Маг быстро отошёл от окна. Разъяренный комок шерсти шипел не на мага, а на нечто, что было за его спиной.

Тандердагаст обернулся и разглядел размытые черты невидимого существа, которые напоминали силуэт тролля с большими клыками, блестящими как лёд.

Видимо, это и было то оружие, которое привёз с собой Эльмаэриль из экспедиции. Тандердагаста обнаружили и отправили этого монстра, чтобы он разобрался с ним.

Маг отпустил кота и начал читать заклинание защиты, но руки монстра обвили его как змеи. Тандердагаст подавил крик, чтобы не спугнуть собравшихся заговорщиков.

Монстр сбросил мага с карниза на землю, из-за чего взгляд Тандердагаста затуманили маленькие огоньки.

Маг приземлился на твёрдые каменные плиты тротуара. Кот испуганно выпрыгнул из его рук и сел напротив Тандердагаста, по ушибленному плечу которого бежал мучительный холод.

Маг проморгался и понял, что лежит не на тротуаре, а на полу замка. Но как он оказался здесь? Мог ли монстр телепортировать его внутрь дворца Люфакса?

- Ты должен доложить обо всем королю, - внезапно сказал кот.

Тандердагаст помотал головой, уверенный в том, что говорящий кот был следствием его падения. Но нет. Кот сиял изумрудными глазами и говорил голосом Амедагаст.

- ты должен добраться до короля раньше, чем монстр Люфакса, - повторил кот. – Король в своём кабинете. Иди к нему, а я позабочусь о заговорщиках.

Тандердагаст дёрнул головой, медленно поднимаясь на ноги, но кота окружили какие-то странные огоньки. Когда они пропали, кот удивленно мяукнул.

Маг подхватил кота и помчался по замку. Он никогда не был здесь, но всегда знал, как найти кабинет короля – свет там горел днём и ночью.

Сначала налево, затем направо и снова налево, и вот уже Тандердагаст стоял перед двухметровым широкоплечим Пурпурным Драконом, который поднял свой боевой топор с рукояткой из слоновьей кости и сказал:

- Стой, молодой маг. Зачем ты пришёл к королю в столь поздний час?

Тандердагаст глубоко вздохнул. Что он мог сказать? Что шпионил за Первым Боевым Магом, а потом кошка сказала ему, что король в опасности?

Вместо этого маг бросил кота в стражника и, произнеся несколько древних слов, коснулся лба Пурпурного Дракона. Стражник, поймавший кота, успел издать лишь тихое проклятие, после чего рухнул на пол и отдался сну. Тандердагаст взял кота и, ворвавшись в дверь, оказался в комнате короля Драксия Обарскира.

Девушка в розовой пижаме визгнула и спряталась под одеяло. Король стоял у камина в ночной рубашке и с кочергой в руке. Окно за ним было открыто, чтобы дым выветривался как можно быстрее.

- Что это та… - начал король.

Звёзды в окне стали размытыми, и Тандердагаст увидел блеск клыков. Со всей силы он бросил кошку в окно.

Кот дико зашипел, летя через комнату, но его шипение было заглушено ревом монстра, в лицо которого вонзились острые кошачьи когти.

В воздухе появились длинные струйки крови. Кот спрыгнул на пол и быстро помчался к камину.

Драксий напал на невидимое существо, яростно избивая его кочергой.

- Мой меч… - крикнул он магу, - … он у кровати!

Маг быстро подбежал к большому мечу, который был слишком велик для его маленького тела, и, взяв его, обернулся к королю. Монстр стал более заметным – его тело и каплевидную голову покрывали кровоподтёки и раны.

Тандердагаст крикнул и бросил королю ножны с мечом. Король отбросил кочергу, поймал меч и, освободив его из ножен, обернулся обратно к монстру. Из под одеяла послышался плач и молитвы.

Теперь король радостно взревел, когда его меч погружался в плоть монстра. Радость заразила и Тандердагаста, руки которого засияли жемчужно-голубым свечением, из которого вылетело несколько дротиков, вонзившихся в туловище монстра.

Монстр упал на пол и, попытавшись подняться на ноги, окончательно распластался под ногами Драксия, который последним мощным ударом разрубил монстра пополам.

Внезапно в комнате повисла тишина. Король, тяжело дыша, несколько мгновений настороженно держал меч, пока не убедился в том, что вместе с кровью из тела монстра ушла и жизнь.

- Ну, это было немного неожиданно, - наконец сказал король. – Ты же щенок Амедагаст? Как ты узнал, что эта штука придёт  сюда, - спросил он у Тандердагаста.

- Ваше Величество, кот…

- Позвольте, я отвечу, - прервала Амедагаст. Молодой маг подпрыгнул на месте и даже король дрогнул, когда посреди комнаты появилась магическая проекция Придворного Мага с серебряными волосами и простым посохом в руках.

Магическая проекция продолжила говорить:

- Я отправила вам Тандердагаста, дабы он предупредил вас о готовящемся покушении. Как видите, он преуспел. Я бы сделала это сама, но мне пришлось отправиться разбираться с самими заговорщиками. Знайте, что среди них есть могущественные маги, и если я не вернусь, то Тандердагаст будет отличным советником.

Затем проекция исчезла. Маг сглотнул. Он никогда не видел Амедагаст настолько серьёзной. Конечно, она может победить Люфакса, но всех старших магов Братства…затем он вспомнил о посохе в её руке и её слова о дне, когда ей понадобится посох.

Снаружи раздался грохот. Над Сюзейлом вознеслась яркая вспышка, на мгновение ослепившая Драксия и Тандердагаста. Когда они подбежали к окну, то увидели, как столб огня поднимается ввысь, в небеса над Кормиром.

- Подожди меня, - сказал король магу. – Я оденусь и мы двинемся.

Маг кивнул и вышел из комнаты. Он уже знал, что они найдут там – взорванный этаж дворца Люфакса с разбросанными повсюду телами. Скорее всего, взрыв был вызван тем, что враги сломали посох Амедагаст. Это происшествие будет хорошим уроком для любого заговорщика, помышляющего против короны, и никакая жертва не будет чрезмерной.

Уснувший магический стражник все еще сидел у стены. Король в доспехах и с короной на голове вышел из комнаты и сказал:

- Пойдём, парень. Возможно, нам стоит позвать Братство Боевых Магов.

- Нет, - жестко ответил Тандердагаст, глядя в глаза королю. Он уже чувствовал, как бремя ответственности ложится на его плечи. – Боевые Маги или, как минимум, их предводители – и есть заговорщики. Я лично слышал это.

Драксий долго смотрел на Тандердагаста, затем по-дружески положил ему руку на плечо и сказал:

- Тогда мы справимся одни. Как и всегда. И вот еще что, парень – хорошо подумай о том, что здесь произошло и что ты увидел.

Затем король пошёл по коридору, раздавая приказы всем, кого увидит.

- Хорошо подумать? – тихо повторил себе Тандердагаст. Неужели король не хотел знать имён заговорщиков? Почему он ушёл, так и не узнав подробности?

Видимо, он хотел сохранить веру в людей.

Маг пожал плечами и пошёл вслед за королём.

 

 

 

 

 

 

 

Глава XIX

Шахматы

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

 Двое мужчин сидели за шахматным столом и наслаждались неспешной игрой в шахматы. С виду казалось, что боевые маги бездельничали, но на самом деле вели шпионаж.

Они следили за тем, чтобы у комнаты умирающего короля не ходили дворяне. Особенно, в компании принцессы Таналасты. В эти нелёгкие времена разумные решения мог принять только регент.

Часы с серебряными цифрами и стрелками пробили полдень, когда Куфрин Шандарн нахмурился, изучая порядок изящных белых фигурок из лунного камня. Говорят, что лицо фигуры короля соответствовало лицу короля Кормира Галагарду, только вот ему это уже не поможет. Маг вздохнул, взял фигурку башни и передвинул её вперед, после чего поднял взгляд. Хадлин Ротюр встретился с ним взглядом, после чего без колебаний сделал ход. Это был невысокий коренастый человек, лоб которого почти всегда был покрыт потом. Но Хадлин был лучшим магом, чем Куфрин, и они оба знали это. Тем не менее, ранг Куфрина был выше, чем у Хадлина, но оба мага постоянно проходили тесты на лояльность, периодически проводимые руководством Братства Боевых Магов, а в частности Первым Боевым Магом Халансалимом. Те, кто проваливали эти тесты, обычно, просто исчезали.

Куфрин снова нахмурился и передвинул свою другую башню, с гербом Мерсамбера, вперед. Хадлин же пронзил своими магами на летучих мышах, аналоге благородных рыцарей Куфрина, пешку оппонента и убрал её с доски.

- Минус один маленький дракончик, - спокойно объявил Хадлин.

Куфрин кивнул и продолжил рассматривать доску. В королевском замке было тихо, будто в гробу. Это давало возможность магам спокойно поиграть в шахматы. Двое других магов, Имбласкос и Дурдув, предпочитали играть в кости с Пурпурными Драконами.

Куфрин сосредоточился на игре, где разглядел тёмного священника Хадлина, который мог убить одного из трёх маленьких дракончиков Куфрина.

Боковым зрением маг увидел, как в коридоре мелькнула тень. Он поднял голову и увидел Аунадара Блефа, который посмотрел в лицо мага и нахмурился. Казалось, будто за последние несколько дней на лице молодого дворянина появились новые морщины. Куфрин посмотрел на Хадлина, который взглядом следил за приближающимся Блефом, затем посмотрел на напарника и пожал плечами. Технически, они  должны были остановить Блефа, ведь он был одним из тех дворян, которых запретили пускать к королю, но он, возможно, мог стать мужем будущей королевы, а значит – королём. Никто не хотел обижать возможного будущего короля.

Более того, поговаривали, что Придворный Маг, Вангердагаст, планирует отобрать корону о Обарскиров, пока Азун при смерти, но еще жив. В том случае, если это случится, начнётся гражданская война и принцесса Таналаста выиграет, то Кормир станет самым небезопасным местом для магов на всем Ториле.

Но где же сейчас Вангердагаст? Некоторые дворяне открыто заявляли, что пытаться сесть на трон при живом короле – форменное предательство, которое невозможно скрыть какой-то исписанной бумажкой, и такой человек не мог управлять чем-либо, какова бы ни была его настоящая сила.

Говорят, что уже вчера пропал один Боевой Маг. По Братству ходят страшные слухи, вспоминая которые Куфрин потерял всю концентрацию и решил озвучить один из слухов:

- Ты слышал что-нибудь про Галдоса? 

Хадлин, не поднимая взгляда от доски, ответил:

- Нет. Он будто канул в воду. Говорят еще, что никто не может найти принцессу Алусейр. Видимо, она где-то спрятана ото всех. Но зачем?

- А кто вообще знает, что случилось в Каменных Землях? Говорят, там видели агентов Зентарима. Эх, если бы я был на месте лорда Халансалима.

Хадлин хмыкнул:

- Когда поднимешься до такого уровня, дай мне знать.

Куфрин лишь усмехнулся.

Хадлин лениво спросил:

- Ты будешь ходить? Или мы так и будем болтать языками?

- Дай мне подумать.

Куфрин двинул своего рыцаря вперед, после чего заметил, что оставил короля без прикрытия и поморщился.

Хадлин пожал плечами и убрал одного из маленьких дракончиков.

- Вот и принцесса Таналаста думает. И никто, даже Вангердагаст, не может дать точных прогнозов о будущем Кормира.

Куфрин поднял брови и обернулся, дабы убедиться, что дверь в комнату принцессы закрыта, после чего сказал:

- А что, леди Ласпира не может проникнуть в её мысли?

- Она могла бы, но Таналаста и Аунадар носят амулеты защиты разума, которые вручил Азун своим дочерям.

Теперь Куфрин пожал плечами.

- Да уж, такие безделушки есть далеко не у всех. Повезло Аунадару с избранницей сердца.

Он посмотрел на доску и убрал своего епископа с опасной позиции.

- Ах, леди Ласпира, - восхищенно сказал Хадлин. – Единственная женщина, о которой я мечтаю. Если бы она была чуточку моложе, а я чуточку старше…

- Только вот никто не видел её уже несколько дней, - угрюмо прервал Куфрин. – Как и мудреца Алафондара.

- Как и Галдоса, - добавил Хадлин, после чего убрал с доски еще одного маленького дракончика Куфрина.

Он удрученно посмотрел на всех дракончиков, которых убрал его оппонент, и приготовился сделать ход королевой, но в последний момент увидел хитрую ловушку, приготовленную Хадлином. Тогда Куфрин взял своего короля и переместил за спины епископа и рыцаря, которые теперь должны были рискнуть собой.

Хадлин улыбнулся.

- Я рад, что ты не использовал это глупое калишитское правило – если коснулся фигуры, то должен ходить ею.

С этими словами Хадлин передвинул своего тёмного мага вглубь вражеского поля, и теперь угрожал обеим башням Куфрина.

- Кто научил тебя играть? Неужели сам Придворный Маг? – воскликнул Куфрин, глядя на тщетность своего положения. Пока он пытался спасти остатки своей армии, вражеский король Гондагал был в безопасности под прикрытием двух башен…что ж, придётся использовать последний туз, который остался у Куфрина в рукаве.

- Я слышал, - начал Куфрин, - что некий маг помог жрецам обнаружить яд, который убил барона и теперь убивает герцога и короля. Это токсин, который воздушно-капельным путём попадает в кровь человека и с её помощью разносится по всему организму. А излечить этот яд магическим путём невозможно, ибо он создаёт в организме зону мёртвой магии, - с этими словами он двинул рыцаря вперед.

Хадлин присвистнул. Зоны мёртвой магии были наследием Смутного Времени, когда Боги спустились с небес и бродили среди смертных.

- А медицинским путём его можно нейтрализовать?

Куфрин пожал плечами.

- Над этим работают.

Хадлин задумчиво откинулся назад:

- Кто же это сделал? Может, Красные Волшебники или какой-нибудь лич. Но зачем?

Почти небрежно он сделал ход.

- Кто-то пытается стать королём Кормира, - ответил Куфрин.

Хадлин невесело усмехнулся.

- Да, а это каждый третий здесь и в Арабеле. Но заговорщик использовал яд – оружие тех, кто избегает магии и мечей. Скорее всего, какой-то дворянин.

- Ты думаешь, что это мог быть Блеф? – спросил Куфрин. – Тогда почему он просто не женится на Таналасте и не займёт трон, чтобы избежать кровопролития?

- Нет, я не думаю, что заговорщик – молодой Блеф. Мне кажется, что это сделал кто-то другой, чьи бархатные слова сами по себе сильны, но им требуется поддержка мечей, проливающих кровь.

- Ты перечитал тетирскую поэзию? – спросил Куфрин и двинул вперед своего рыцаря.

Хадлин усмехнулся и сказал:

- Ага. Так же перечитал, как и ты книг по игре в шахматы, - с этими словами тёмный жрец младшего мага изящно скользнул по доске и сбил рыцаря.

Куфрин устало продвинул одну из башен вперед. Если эта игра имела отношение к будущему королевства, то Кормиру осталось недолго.

- Так что ты думаешь про молодого Блефа?

Хадлин снова пожал плечами.

- Его целует Таналаста, а не я. Ты же знаешь, как я отношусь к этим дворянам, но из своих наблюдений скажу, что он с готовностью выполняет те редкие приказы, что отдаёт принцесса. Только вот вопрос – проверяет ли она результат? Она же совсем не выходит из своей комнаты.

- Похоже, кровь Обарскиров сильно испортилась.

- Хах, а огромный поток дворяшек встаёт в очередь к принцессе, которая должна выбрать мужа, от которого будет рожать сыновей. Тебе занять место?

- Ну уж нет. Боюсь, дорогой друг, что мне кое-чего не хватает.

- Выносливости?

- Глухоты, - категорично ответил Куфрин. – Ты слышал принцессу, когда в бухгалтерских документах она находит какую-нибудь несостыковку. А как общается с кредиторами? Боги, ни Кормир, ни легендарный Миф Драннор, ни даже Уотердип, закопанный в золото не стоят этого.

Хадлин усмехнулся и передвинул своего священника в безопасное место.

- Что нового в городе?

Благодаря более высокому положению Куфрина, он слышал больше слухов и новостей, чем Хадлин, и охотно делился ими с другом:

- Ну, регент Вангердагаст медленно, но верно набирает сторонников своего регентства. В основном, это старые дома, по типу Краунсильсов и Драганхорнов. В другой стороны, Аунадар Блеф, действуя от имени принцессы Таналасты, собирает в единый лагерь противников этой идеи.

- И кто же победит? – спросил Хадлин, но прежде, чем его друг успел даже открыть рот, он добавил:

- Нет, забудь. Лучше скажи – чьё видение, по-твоему, будет лучшим для Кормира?

- На самом деле, я уже думал об этом. А кто нет? С одной стороны, Вангердагаст был бы хорошим правителем. И ему не нужны были бы все эти дворяне и аристократы. На все важные должности он смог бы посадить магов, которые безоговорочно подчиняются ему. Таким образом, в Кормире не осталось бы коррупции, а приказы сверху исполнялись бы быстрее и добросовестнее.

- Да, но как к этому отнесутся обычные люди. Твоя модель очень уж напоминает модель империи Нетерил.

- Конечно они плохо отнесутся. Обычные люди не доверяют магии. Они думают, что это то оружие, которое может использовать против них их противный сосед. Более того, они считают, что все маги такие же противные, как и этот сосед. Да еще и со всеми этими бардами, которые постоянно напоминают, что Придворный Маг Амедагаст погибла борясь именно против магов.

Хадлин мрачно кивнул и сказал:

- К тому же, есть чёткие представления о власти Обарскиров у дворян. Как только одна из принцесс выйдет замуж за представителя какого-либо дома, представители других домов посчитают себя более достойными кандидатами на трон. И конечно начнётся гражданская война, которая будет продолжаться до тех пор, пока все великие семьи не вымрут. Но если на трон сядет маг, то все они сплотятся против него.

- Ага, а когда победят, начнётся война уже между домами.

- И все же нам придётся сделать выбор, - напомнил Хадлин. – А ведь его могут сделать те, кто организовали нападения на короля. Нам стоит выяснить, кто это такие, до того, как кровь начнёт литься по улицам Сюзейла.

- Я думаю, что это сделали торговцы из Сембии или даже Вестгейта, возможно даже из Амна. Эти торговцы всегда смотрят на Кормир, как на корзину с дорогими фруктами. И без короля в неё очень легко засунуть руку. Возможно даже, они подкупили каких-нибудь дворян, и теперь хотят посадить одного из них на трон, чтобы тот был их марионеткой.

- Не думаю, - ответил Хадлин. – Это больше похоже на внутренний заговор.

- То есть, ты думаешь, что какой-то амбициозный дворянин смог раздобыть яд, который создаёт зону мёртвой магии? Тогда, он должен был привлечь какого-нибудь сильного мага, раз даже Лорд Вангердагаст не смог вылечить короля.

- Если только он сам не сделал это… Ну а с ядом очень просто – все решают деньги. Богатый торговец мог позволить себе привезти яд из туйганских земель, или Чульта. Или может даже из Мацтики? Это не проблема.

- Согласен, но почему ты считаешь, что это именно внутренние враги. Как по мне, у Кормира достаточно внешних врагов, которые давно точат зубы и чистят мечи.

- Но неужели они хотят получить приз поврежденным? – спросил Хадлин. – Ведь они-то должны знать, что за смертью Азуна последует гражданская война. Нет, внешние враги, которые хотят получить часть богатств Кормира, должны знать об этом. А вот какие-нибудь дворяне понимают, что приза без войны они не получат. Вот и пошли на рискованный шаг.

- Ну хорошо. Тогда Кто? Алусейр? Она не хочет корону. Мифриловая Принцесса наслаждается военными походами. Таналаста так же наслаждается своей работой. Аунадар Блеф? Ну, он бы рад прислуживать, но у него не хватило бы сил и ума сесть на трон, а если бы и хватило, то он был бы убит в ближайшую неделю. Остальные дворяне все поголовно хотят увеличения своей власти, но никто не сможет выпрыгнуть на место Обарскиров, ведь все дома обмениваются взаимными сдерживающими ударами. У них нет единого лидера, и они неспособны действовать сообща.

- Продолжай говорить, потенциальный обвиняемый, - с сарказмом сказал Хадлин.

Куфрин вздохнул и продолжил:

- Армия в целом, лояльна Обарскирам. Люди всегда подозревают магов, но если бы среди нас был бы составлен какой-то заговор, то мы бы с тобой знали об этом. Кроме того, все действия магов в Кормире контролирует Вангердагаст.

- Все смыкается на нём, верно? – мрачно спросил Хадлин.

Оба мага мрачно кивнули. Вангердагаст был достаточно силён, чтобы создать такой яд, а Алафондар, который мог воспрепятствовать воцарению регента – исчез. Он постоянно о чём-то шептался с различными дворянами, а своим подчинённым бросал лишь короткие приказы. Более того, обычно, Придворный Маг отлично распространяет слухи, но сейчас он не делал этого. Что за игру ведет старый маг?

- Не знаю, но если Вангердагаст так же верен короне, то лекарство от яда будет найдено в ближайшие дни.    

- Слишком поздно для Бхера.

- Да, но не для Томдора и Азуна. Пока жив король, Кормир переживёт этот кризис. Бывало и хуже.

Хадлин вздохнул.

- Ты оптимистичен.

- Нет, я…

Он так и не сказал этих слов, так как из комнаты барона вышла жрица Тиморы, Гвеннахт, лицо которой было таким же белым, как и фигурки Куфрина.

Маги обменялись взглядами, а затем Куфрин сказал:

- Леди, мы можем вам чем-нибудь помочь?

- Молитесь, - ответила девушка дрожащим голосом. – Помолитесь за Кормир…и за себя…барон Томдор умер.

- Надо бы проверить, - угрюмо сказал Хадлин, практически вплотную передвигая своего тёмного мага к королю Куфрина.

- Да, пойдём, - обреченно ответил маг, понимая, что ему поставили мат. Маги встали и спешно пошли к комнате барона, хотя никакой надобности в спешке уже не было.

Когда они ушли, фигурка королевы, которую так и не передвинул Куфрин, начала растекаться по доске, после чего она упала на пол и из неё выросла высокая женщина в красивом синем платье. На её тонкой шее висел медальон на чёрной ленте, а волосы  медового оттенка подчёркивали глаза цвета пламени.

Арфист Эмфрара, которая помогала Ласпире изучать механизм, отравивший короля, разжала кулак, в котором была белая фигурка королевы, и поставила её на то место, где она должна была стоять.

- Да уж, проверьте, господа, - с улыбкой прошептала она, после чего скользнула к стене, где своими тонкими пальцами нащупала кнопку, открывающую секретную дверь. Она, не оглядываясь, проскочила во тьму, и дверь за её спиной захлопнулась. Снова в зале стало тихо, как в гробу.




#96770 Кормир. 16-17 глава

Написано PyPPen 08 Апрель 2019 - 23:29

Глава XVI

Прикосновение короля

 

Год Морских Князей (432 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

- Никогда не было так плохо, - обреченно пробормотал Элварин Краунсильс в темноте. Как Королевство переживёт это?

Она огляделась по сторонам, осматривая последнего Обарскира. Он ожидал шпиона, который принесет ему желанную победу.

Их первую победу за три долгих года бедствий в Кормире. Или очередное сокрушительное поражение.

Всё началось со смерти Бакабра. Он всегда воспринимался, как несменный защитник Кормира, а теперь, когда он ушёл, все шло из рук вон плохо. Конечно, Амедагаст, его ученица и преемница, была лучшим магом, которого знала Элварин, но она была лишь тенью своего наставника.

И со смертью Первого Придворного Мага  королевство стало напоминать мыльный пузырь, который нужно защищать от любых внешних угроз, желающих лопнуть его.

Сначала пришла чума, которую принесли искатели приключений из Мерсамбера. Сюзейл превратился из сияющей столицы в склеп, заваленный трупами. Жрецы пытались исцелять народ, но когда заболевших стало  слишком много, целители оставили свои заклинания для себя.  Зря, ведь народ взялcя за мечи…и когда бойня затихла, власть в городе, буквально, захватили жрецы Талоны.

Затем драконы спустились с гор и уничтожили некоторые поселения и торговые маршруты. Говорят, что даже мифический пурпурный дракон был замечен на западе.

И затем восстал Арабель. Мятежом руководил Комитет Торговцев, к которым присоединились более мелкие города. Было сложно бороться с восставшими, когда половина страны умирала от болезней, а другая сражалась с драконами. Королевская армия проиграла восставшим, и казна Сюзейла была разграблена.

Потом появилась орда орков, пришедшая из Каменных земель. Обычно, такая угроза заставляла восставших объединиться под единым знаменем и вернуться в лоно королевства, но в этот раз все было иначе. Орда гоблиноидов проникла в сердце Кормира.

И когда король Дуар намеревался разбить орду, его собственный тесть, Мелинет Туркасал, продал Сюзейл пиратам за пятьсот мешков золота.

Когда король уничтожил армию орков и вернулся в столицу, то обнаружил ворота запертыми. Вождь пиратов – Минотавр Магат, искалечил всех жителей и разграбил казну, из которой Дуар планировал оплатить  услуги наёмников, воевавших с ним против орков.

С тех пор прошло три года, и с каждым днём количество лоялистов уменьшалось. Многие, в том числе и Краунсильсы, отправились на север или на запад, в Уотердип. На данный момент, королю были верны лишь двадцать семей.

Элварин осмотрела поляну, слабо-освещенную луной, и людей, собравшихся на ней – кузину Элварин Глорию Трусилвер, Джотора Туркасала, который сбежал от своей семьи,  Омарлу Драганхорн и Динтерона Блефа. Это были последние Пурпурные Драконы в стране. Остальные собравшиеся были слугами и оруженосцами, не считая короля Дуара и Амедагаст.

Огромный Дуар выделялся даже среди Обарскиров. Его крупные мускулистые плечи поникли – с момента предательства Мелинета, король отчаялся, и несколько раз был близок к тому, чтобы сдаться. Смерть предателя от рук пиратов лишь немного ослабила его боль. Король спал в доспехах, а его одежда была грязной и потрёпанной. Единственной новой вещью на нём был меч, который специально для него зачаровала Амедагаст – Орбин, Клинок Справедливости.

За все время своего правления король Дуар превратился из монарха Кормира в беженца, скрывающегося в Королевском Лесу. Орки, поняв, что государство разорено, ушли на север. Драконы, чьё неистовство прошло, ушли в горы и окунулись в спячку. Магат же назначил за голову Дуара цену большую, чем заплатил за Сюзейл, и среди обездоленного народа Кормира было много желающих разбогатеть.

   Народ Кормира. При этой мысли Элварин покачало головой. Дворяне всегда предавали короля, Арабель с завидной регулярностью объявлял о своей независимости, но народ всегда сплочался вокруг короля.  Какими бы ужасными не были обстоятельства, простые люди всегда горой стояли за своего правителя.

И вот, наконец, хорошие новости – кузен Элварин, Аграст Хантсилв, сообщил, что силы лоялистов захватили Хайхорн и их пополнившиеся ряды готовы пойти в бой с королём. Но это случится, только если Дуар одержит победу в предстоящем столкновении.

Амедагаст, Дуар и Элварин целый день корректировали стратегию, и, в конце концов, приняли решение атаковать дом Дхуар, члены которого были одними из главных сторонников пиратов Магата.

Элварин нахмурилась. Дедушка Дуара возвёл  Дхуаров в статус дворян, даровав им земли в центре Кормира. В течение нескольких десятков лет они постоянно подрывали авторитет Обарскиров, и когда Сюзейл был захвачен Магатом, они тут же поклялись ему в верности.

Послышался шум, который напоминал звук треснувшей ветки, и все замерли, а Амедагаст повернулась к источнику. Элварин знала, что в волшебнице течет кровь эльфов, но в последнее время ей казалось, что это была холодная вода. Ходили слухи, что в молодости какой-то дворянин разбил ей сердце. Похоже, что волшебница затаила обиду, и Элварин надеялась, что неверным любовником был не Краунсильс.

Все замерли и посмотрели в сторону тёмного леса. Из кустов осторожно вышел высокий мужчина. Он был одет в простую хлопчатую рубашку и льняные штаны. Его седые волосы небрежно торчали из под соломенной шляпы. В своих руках мужчина держал тусклый фонарь, который еле-еле освещал ночную поляну.

Фермер помахал фонарём.

Амедагаст махнула рукой и мужчина, улыбнувшись, пошёл к ней.

Фермер подошёл к дворянам и, увидев короля, тут же припал на одно колено. Дуар подошёл к мужчине, нагнулся, поднял его и обнял за плечи. Элварин видела это уже много раз – король ценил каждого верного человека, что доказывали его прикосновения к ним.

Оба обменялись парой тихих фраз, после чего король обернулся к Амедагаст и Элварин и сказал:

- Магат здесь.

- Это точно он? – спросила волшебница.

- Еще бы, - ответил фермер. – Огромный монстр с рогами с мою руку. Он и его люди собрались в банкетном зале поместья и, судя по всему, пробудут там какое-то время. И их очень много.

- Значит, победа будет слаще, - сказал Дуар.

- Вы знали? – спросила Элварин. – Знали, что Магат будет тут?

- Мы подозревали, - ответила за короля Амедагаст. – Поэтому и выбрали поместье Дхуаров. Если мы возьмём его, то сможем воссоединиться с силами Хайхорна, но представьте, в каком замешательстве будут пираты, если мы прикончим их лидера.

И что будет, если вы погибните? – подумала Элварин, но сказала:

- Хороший план, Ваше Величество. Но сегодня полнолуние, и нас заметят сразу же, как мы выйдем из леса.

- Пьяные охранники будут больше интересоваться тем, что внутри поместья, а не снаружи. Вы знаете, где находится банкетный зал Дхуаров.

- Да, - томно ответила Элварин. – А еще я помню, что у здания толстые стены. Леди Амедагаст заготовила какое-нибудь подходящее заклинание?

Амедагаст бросила на Элварин холодный взгляд, но дворянка сдержала его. Если король пойдёт в бой, то нужно было обговорить все детали.

- План уже готов, - тихо сказал Дуар. – Верь мне, и следуй за мной так же, как и прежде.

Затем все собравшиеся двинулись в сторону поместья, оставив лошадей позади. Они знали, что если лошади и понадобятся им, то только потому, что их план будет провален.

Поместье Дхуар  и небольшой городок были окружены невысоким частоколом. Вдоль стен располагались караулы стражников, так как в последнее время на поместье часто нападали банды гоблинов и орков.

Патриархом семьи был лорд Дхуар, а его приближенные, такие как мерзкая сестра лорда Пелла, были жалкими предателями, и лишь Трина Кормаэрил, жена лорда, отличалась хоть каким-то пониманием чести и справедливости. Элварин надеялась, что леди Трина выживет этой ночью, но затем она покачала головой и поняла, что еще больше она хотела, чтобы король и его отряд пережили эту ночь.

Банкетный зал был отдельным корпусом и располагался в пристройке, где раньше был какой-то храм. Леди Трина говорила, что это был храм Моандера – древнего божества гниения и разложения.

И это был отличный дом для такого бога – городок окружали болота и торфяные топи, которые служили ему лучше любых стен. Фермер знал дорогу, и он вел отряд за собой. На протяжении всего пути Элварин боялась, что кто-то заметит их, но если так и было, то тревогу никто не поднял.

Они вышли к расчищенной поляне, недалеко от городка. Лорд приказал срубить все деревья вокруг его владения, чтобы лучше прослеживать движение. Благодаря полнолунию Элварин смогла разглядеть кривую деревянную башню, выстроенную у частокола.

И что теперь? Амедагаст станет невидимой и пролетит над стенами? Элварин до сих пор не могла поверить, что король пошёл на такой риск.

Король что-то шепнул фермеру, и тот, выйдя на поляну, открыл ставни маленького фонаря, позволяя свету пролиться наружу. Спустя пару секунд он закрыл ставни, но тут же снова открыл, через мгновение закрыв. Он повтарил так несколько раз. Долго-коротко, долго-коротко.

С башни показался огонёк, который светил две секунды, после чего погас и тут же появился, чтобы через мгновение погаснуть.

Король кивнул и отряд с обнаженными мечами и топорами двинулся на поляну.

Элварин подошла к фермеру и спросила:

- Вы помогли законному королю. Как вас зовут?

- Дэдук, миледи.

Король развернулся и сказал:

- Я не забуду тебя, мой друг, - с этими словами он положил руку на его плечо и, как только король убрал её, фермер упал на колено. Дуар улыбнулся и поднял мужчину, а потом развернулся и вместе с Элварин пошёл за остальными.

Пока они шли по полю, дыхание девушки было прерывистым и частым. Видимо, у Даура был свой шпион за стенами, который поможет королю попасть за частокол.

Или это была ловушка, и как только отряд короля подойдёт к частоколу, на стенах появятся лучники, которые расстреляют короля и его подданных.

Как только они подошли к воротам, Элварин разглядела небольшую щёлочку между ними. Амедагаст вышла вперед и открыла их шире, пропуская внутрь первую пару людей – Дуара и Элварин. Как только они вошли, девушка начала искать взглядом их помощника, но так ничего и не нашла.

Затем, Амедагаст и остальные зашли внутрь, а волшебница закрыла ворота на большой засов, после чего произнесла несколько странных слов, и группу короля окружил тёмно-зеленый свет. Очевидно, больше не было смысла прятаться.

Холодные стены поместья, освещенные зеленым светом, создавали жуткое ощущение неминуемого поражения, но Элварин приободрилась, когда услышала пьяные крики изнутри поместья.

Дуар указал на деревянное здание с соломенной крышей, рядом с которым смеялись трое пьяных солдат. Амедагаст кивнула и вытянула руки в сторону дома. Из её ладоней вылетела огненная стрела, попавшая в соломенную крышу, которая тут же подхватила пламя.

Реакция последовала незамедлительно. Изнутри горящего здания послышались крики мужчин и женщин.

Двери каменного поместья тут же отворились, и наружу высыпалось несколько охранников во главе с самим лордом Дхуаром. За его спиной показалась огромная фигура минотавра Магата.

Слуги с вёдрами выбежали из поместья и ринулись тушить горящее здание. Стражники же, заметив поджидающих их воинов короля, обнажили оружие. Пурпурные Драконы, выкрикнув боевой клич, ринулись в бой.

Магат был облачен в чёрные доспехи из Чондата, который он надел, видимо, чтобы впечатлить гостей. Забрало его шлема было опущено, и из-за этого казалось, что лорд был зловещим заводным солдатиком. Ренегат обнажил свой длинный, слегка изогнутый меч, клинок которого поблескивал от света луны, и напал на короля.

Дуар обнажил свой меч. Его диадема отражала свет луны, создавая подобие нимба на голове монарха. Увидев, что минотавр напал на короля, Элварин бросилась на помощь, на ходу сильно толкая Пеллу, но кинжал сестры лорда нашёл свою цель.

Когда маленький клинок пронзил бок Элварин, девушка упала, попутно сбив с ног Пеллу. Сестра лорда быстро перевернулась и набросилась на леди Краунсильс, царапая ей лицо своими длинными ногтями.

Элварин попыталась оттолкнуть её, но, казалось, что в этой маленькой женщине была заключена сила быка.

Пелла занесла руку для еще одного удара, и Элварин с ужасом разглядела её кисть – на маленькой ладони было несколько ртов с острыми зубами и зелёными губами. Леди Краунсильс попыталась отвернуться, но Пелла опустила свою зубастую ладонь на щёку Элварин.

Она вскрикнула, когда зубы маленького рта впились в её щёку. В уши Элварин ударил хриплый смех Пеллы.

Но затем смех резко прервался – тонкая рука схватила волосы леди Дхуар и потянула их за себя, из-за чего хватка челюстей на ладони ослабла.

Элварин моргнула, прогоняя слёзы, и дёрнула головой, смахивая с лица кровь.

Амедагаст потянула Пеллу на себя. Леди Дхуар размахивала руками, пытаясь уцепиться за волшебницу, но никак не могла дотянуться. Придворный маг вытянула руку в сторону, и её кисть внезапно загорелась синим пламенем.

Амедагаст со всей силы ударила горящей рукой Пелле по лицу. Волосы женщины тут же загорелись синим пламенем, которое быстро перешло на её мантию. Леди Дхуар покатилась, но спустя пару мгновений её тело безвольно обмякло на земле.

Жуткий вопль Пеллы отвлёк Магата, и этого хватило, чтобы Дуар проткнул насквозь грудь минотавра.

Меч упал на землю. Магат попытался что-то сказать, но нашёл в себе силы лишь для того, чтобы повернуться, после чего с грохотом повалился на землю.

Со смертью Магата битва прекратилась. Солдаты лорда сложили оружие, а некоторые попытались сбежать, но были остановлены запечатанными вратами. Беглецы хотели сдаться, но Пурпурные Драконы перерезали всех до единого.

Элварин тяжело поднялась. Рана на лице и рана в боку конкурирующе ныли. Леди Краунсильс была уверенна, что от укуса на её щеке останется шрам. Она искренне надеялась, что Амедагаст сможет сказать, что за заклятие дало Пелле такое оружие, и были ли зубы челюстей отравлены.

Из дверей усадьбы вылетела девушка с белыми волосами и в синем платье. Элварин настороженно подняла меч, но не было нужды останавливать Трину Кормаэрил, чьи объятия чуть не снесли короля с ног.

Элварин хмыкнула и сказала громче, чем хотела:

- Ха, так это и был наш шпион? Я должна была догадаться.

Амедагаст не ответила. Её лицо было холодным, а брови сведены. Она молча обернулась и пошла к раненым.

Элварин посмотрела на Дуара и Трину. Победа. Теперь, поместье Дхуаров было захвачено, и король мог объединиться с силами Хайхорна. А после смерти Магата пираты, скорее всего, отступят из Сюзейла. Пройдут дни и годы, но Кормир выживет.

Никогда не стоит недооценивать силу прикосновения короля. С этими мыслями, леди Краунсильс обернулась и, используя меч как трость, пошла вслед за Амедагаст, которая уже начала распаковывать лечебные зелья и травы.

 

 

 

 

 

 Глава XVII

Встречи

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

Мужчина в дублете, украшенном десятками драгоценных камней, встал на одно колено, вытащил свой меч и, положив его на руки, сказал:

- Находясь в здравом уме и добром здравии, я, Эмбрин Краунсильс, клянусь своей честью,  мечом и рукой, что этот меч держит, что будет верой и правдой служить вам, лорд-регент. Я буду сражаться за то, чтобы последние члены тиранической династии Обарскиров были повержены, а трон Кормира занял поистине благородный дом, - его последние слова эхом оттолкнулись от стен маленькой комнаты.

- Встань, друг мой, - сказал человек, перед которым Эмбрин стоял на колене. – Я запомнил твои слова.

Лорд Краунсильс неуверенно встал, убрал меч в ножны и, закутавшись в плащ, вышел из комнаты.

Человек долго смотрел вслед лорду. Это был уже пятый человек за день, который принёс ему присягу верности. Конечно, никто не делал это на публике, ведь в Сюзейле слово “регент” было сродни слову “тиран”. Или имени Селембер.

Лорд-регент. Вангердагаст посмотрел вдаль, представляя себя с короной на голове. Затем он быстро проморгался и вернулся к своим книгам. С королевством могут случиться странные вещи, когда светлые умы генерируют идеи…

 

 

*****

 

Недалеко от дворца, в уютной обеденной комнате, один дворянин повернулся к другому и сказал:

- Если мой сын когда-нибудь вернётся из экспедиции по Каменным Землям, проводимой принцессой Алусейр, то я отправлю его в Уотердип на пару месяцев. Я не хочу, чтобы в грядущем хаосе он был выбран кандидатом на трон, после чего его тут же могут убить.

- Скаттенхок на троне? – размышлял Сардин Винтерсан. – Знаете, а я даже вижу это. Скажите, он до сих пор пытается подарить весь мир принцессе?

Нардет Скаттенхок выглядел самодовольным.

- Не то слово! Гонец, приехавший в город, рассказал мне, что видел, как принцесса поцеловала моего сына. Прямо в губы!

Сардин ухмыльнулся и провёл по своим длинным волосам, тронутым сединой.

- Я ничего не хочу сказать, друг мой, но поговаривают, что принцесса целуется как лошадь.

Лорд Скаттенхок рассмеялся, хотя смех его был немного сдержанным и суховатым.

В помещение вошёл Одрин Драганхорн. Его оранжевый камзол был расстёгнут. На нём красовалось несколько золотых звёздочек, которые почти дублировали медали, вручаемые самым доблестным солдатам.

Лорда окружали дамы в самых лучших платьях, какие только можно было найти в Сюзейле. Из-за их роскошности, пухлый низкий человечек между ними казался раздутым павлином.

Конечно, ни Сардин, ни Нардет не сказали свои мысли вслух, ведь их дома были мелкими провинциальными семьями, в то время как дом Одрина был одним из крупнейших, древнейших и сильнейших домов в Кормире. Оба дворянина лишь улыбнулись и сказали:

- Привет, дружище Одрин! – воскликнул Нардет.

- Как дела, старый друг? – восторженно поинтересовался Сардин.

- Все лучше, чем вы можете себе представить, друзья мои! – ответил Одрин, размахивая руками. – Я слышал, что наш дорогой лорд Эмбрин Краунсильс только что встречался с лордом Вангердагастом по какому-то важному вопросу.

Главы домов Скаттенхок и Винтерсан обменялись взглядами.

- Мы слышали об этом, - сказал Сардин, - так что можешь говорить свободно.

Затем, лорд Винтерсан подмигнул одной из девушек. Девушка, стоявшая позади Одрина, удивлённо раскрыла глаза.

Лорд Драганхорн улыбнулся.

- Пожалуй, я понимаю, о чём ты.

С этими словами он нагнулся поближе к лордам и прошептал им:

- Вам стоит увидеться с придворным магом. Видите ли, я назначил его регентом.

 

*****

 

Тем временем предполагаемый ставленник Одрина быстро проскользнул за занавеску в своём кабинете. За ней на постаменте стоял бюст Бакабра Эфара, а у левой стены стоял шкафчик с аккуратно сложенными полотенцами и бутылочками с маслами.  Рядом со стеной стояли четыре статуэтки горгулий, которые символизировали  предыдущих четырёх Придворных Магов Кормира. Пол в помещении был составлен из чёрных и белых плиток, расположенных в шахматном порядке.

Игнорируя суровый взгляд предка, Вангердагаст положил руку на лысую голову бюста, после чего спустил её к носу и три раза нажал пальцем на левую ноздрю, затем три раза на правый глаз и столько же на левый. Нажав один раз на правую ноздрю, придворный маг убрал руку, а под полом послышался скрип. Несколько плиток разъехались в разную сторону, позволяя свету из под пола пролиться в комнату.

Пройдя в тайную комнату, Вангердагаст оказался у тупиковой стены, из-за которой отчётливо доносились голоса. Маг со вздохом слегка оттолкнул фальшь-панель и оказался в шкафу-гардеробе. Он прислушался к голосам.

- … бывало и хуже, Тана. Кормир выкарабкивался и из худших передряг, - говорил Аунадар Блеф. – Если Боги, всё-таки, решат забрать твоего отца, то ты должна сесть на трон и править так, как хотел бы он.

Принцесса лишь рыдала.

- В любом случае, я буду рядом, любовь моя.

Вангердагаст подумал, что, вероятно, он держал её плечо одной рукой, а второй поглаживал принцессу по голове. Маг хотел улыбнуться, но следующие слова молодого Блефа смутили его:

- Я и некоторые другие дворяне будем с тобой, что бы не задумал этот старый маг… Знаешь, я слышал, что он хочет объявить себя регентом, создав с помощью заклинания какой-то документ, который, якобы, подписал твой отец. Вангердагаст то скажет, что он будет править до тех пор, пока ты не будешь готова сесть на трон или пока у тебя не появится наследник, но я-то знаю, что как только он сядет на трон – Обарскирам его больше не видать.

Таналаста снова взвыла, а затем прошептала:

- Но что мне делать? Со всеми его заклинаниями и книгами…он знает, где хранятся сокровища отца, и его авторитет заставит любого дворянина делать что угодно.

- Не всех. Некоторые сохранили чистые помыслы. И я рад, что я среди этих немногих.

- Ох, Аунадар. Я так рада, что ты рядом со мной, когда вокруг столько злых людей, которые только и ждут, пока я совершу какую-нибудь ошибку, чтобы сказать: “Ага! Мы знали! Она не способна править! Бросьте её в кровать к тому дворянину, чтобы мы могли воспитать её сына как настоящего короля”.

- Моя принцесса, я уверен, что ты можешь править. И я готов лично сразиться со всеми волшебниками Фаэруна, если это потребуется!

- Ах, Аунадар.

Вангердагаст поморщился, но тут раздались влажные звуки слюней, которые говорили о том, что Таналаста и Аунадар снова сплелись в поцелуе. Маг был готов выскочить из-за стены и потребовать, чтобы они продолжили разговор.

Когда они закончили, Аунадар сказал:

- Я должен идти, сладкая моя. Даже сейчас регент запускает свои щупальца под трон. Я и мои друзья должны продолжать борьбу. Чтобы Таналаста Обарскир взошла на трон.

- Аунадар, не говори так. Отец выздоровеет и…

- Да, но пока он не в силах править, ты должна занять его место. Но теперь я должен идти.

- Ох, Аунадар, береги себя. Люди Вангердагаста повсюду.

- Я вернусь к тебе, моя принцесса.

С этими словами дворянин вышел, захлопнув за собой дверь, а Таналаста вновь разразилась рыданиями.

Вангердагаст некоторое время слушал её, затем пожал плечами, развернулся и ушёл. Что ж, Таналаста хотела быть настоящим Обарскиром, но царствование – это не игра.

Маг открыл дверь шкафа и беззвучно подошёл к принцессе, которая прижала лицо к коленям, сидя на диване, на котором, в обнимку с Аунадаром, проводила вечера.

Вангердагаст громко вздохнул и сел рядом с принцессой, которая быстро подняла голову и уставилась на мага. Её лицо было бледным, как у мраморной статуи. Исключение были лишь глаза, из которых буквально лились слёзы.

- Ты! – удивленно сказала она. – Как ты попал сюда?!

- Магия, - с улыбкой ответил маг. – Знаете, это она делает королевство сильным.

Таналаста встала и повернулась к магу. Её лицо сияло ненавистью.

- Ты мне угрожаешь, колдун?!

Маг встретил её выпад со смертельным спокойствием.

- Дитя, я никому не угрожаю.

Губы Таналасты сжались.

- Я должна приказать бросить тебя в темницу, где тебя изобьют и обезглавят за то, что ты ворвался в покои принцессы без приглашения. Может ты пришёл, чтобы заделать себе наследника, м?

Вангердагаст закатил глаза.

- Нет, миледи, я здесь не за этим.

Сказав это, маг достал из под плаща пергамент. Таналаста удивилась, когда увидела на нём королевскую печать, но затем, ожидаемо, сощурила глаза.

- Нет, это не поддельный магический указ, о котором говорит Аунадар. Если вы присмотритесь, то заметите, что эта печать не принадлежит вашему отцу.

Таналаста осторожно взяла пергамент, видимо, ожидая какой-то магической ловушки, после чего всмотрелась в печать Филфаэрил, которую всегда носила с собой королева.

Девушка разломала печать, а затем завороженно раскрыла пергамент.

- Как вы видите, - устало начал маг, - это указ о возведении меня в статус регента, подписанный вашей матерью. Я подумал, что раз вы и ваш молодой человек не уважаете документ, подписанный вашим отцом и дедом, то я должен обратиться к вашей матери. Теперь же этот документ ждёт лишь вашей подписи. Конечно, я уже получил все необходимые мне полномочия, но я не хотел бы ссориться с дочерью Азуна в самом начале моего регентства.

- Вы хотите, чтобы я подписала это? – рявкнула принцесса, раздувая ноздри.

- Я хочу, чтобы вы обдумали все последствия вашего отказа. Придворные Маги всегда были регентами, начиная с Бакабра Мудрого и заканчивая…ну, мной. Те же, в свою очередь, всегда защищали корону и государство от посягательств.

- Вы просто хотите заставить меня отдать вам корону, - закипая от ярости, прошептала Таналаста.

- Нет, девочка, - прямо сказал маг. – Если бы корона была моей целью, то она бы уже была у меня. Вы знаете это, и ваш Аунадар постоянно напоминает вам об этом.

- Тогда почему вы все еще не забрали корону? Или не стали регентом? – чуть не крича спросила Таналаста. – Что за игры вы ведете?!

- Жизнь – моя единственная игра, принцесса. Моя цель – спокойствие государства, и никакой дворянин-интриган, захватчик или глупая принцесса не остановят меня. Я веду всего одну игру и мои ставки никогда не носили краткосрочный характер.

Не сводя взгляда с Вангердагаста, Таналаста начала мять края пергамента.

Вангердагаст выхватил документ из рук принцессы им, подняв брови, спросил:

- Я так понимаю, вы не подпишите это?

- Никогда! Я не знаю, какую магию вы использовали на моей матери, чтобы заставить её подписать это, но со мной этот трюк не пройдёт. Что вы с ней сделали?

Вангердагаст моргнул.

- Сделал с ней? Девочка моя, вы перечитали романов. Вы же тоже обучались магии какое-то время. Вы же тоже в каком-то роде волшебни…

- Никакая я не волшебница! Убирайся! – воскликнула принцесса, махая рукой в сторону выхода.

- От проблемы не убежать, - сказал маг, тяжело поднимаясь. – Если вы не хотите управлять королевством, то кто-то сделает это за вас.

- Кто-то, это ты? – насмешливо спросила Таналаста.

- Или кто-то другой. Если вам все равно, то на трон может сесть хоть предприимчивый сембийский торговец, агент Зентарима, жрица Ловитар. Кто знает? Поймите, что решение о том, кто будет править королевством, должны принять вы. Самостоятельно. Без Аунадара, без ваших подруг, без Алафондара, Димсварта и даже меня. Иначе это не будет вашим решением.

- Выход там, - холодно ответила принцесса.

Маг сделал подобие поклона и сказал:

- До встречи, принцесса Таналаста.

- Надеюсь, что она не произойдёт никогда!

- Должен ли я сказать, что пока вы не примите решение, встречи со мной для вас неизбежны?

С этими словами маг вышел через дверь и, отойдя на пару шагов, прислушался к звуку бьющегося стекла и рыдания. Видимо, Таналаста в гневе бросила графин об стену.

- Как же сложно работать с детьми, которых так долго оберегали от окружающего мира, - пробубнил себе под нос Вангердагаст. Потом он вспомнил Алусейр Обарскир, залитую кровью и дерущуюся с разбойниками, и добавил:

- Слава Богам, что есть запасной план.

 

*****

 

Дойдя до Красного Замка, Вангердагаст посмотрел в открытые ворота и с удовлетворением для себя отметил, что леди Вивенспур всё так же тщательно ухаживает за садом. Устало маг поплёлся по главной аллее, ведущей к входу в замок.

Двери открылись, и на лестницу вышел Джоги Вивенспур – красивый молодой человек в желто-фиолетовых кожаных штанах, фиолетовой рубашке, подвязанной золотым поясом, изысканном полушубке и простых, но удобных на вид коричневых башмаках.

Маг вздохнул с облегчением. Он встретил того, кого и искал, избегая часового ожидания и болтовни со слугами.

Джоги принюхался, осмотрелся по сторонам, и, радостно улыбнувшись при виде мага, сказал:

- Старый друг, Ванги…точнее, я хотел сказать, лорд-регент Вангердагаст. Приветствую! Как управляется королевством?

- Об этом я бы и хотел поговорить с тобой? Мы можем присесть?

Джоги глубоко вздохнул.

- Это звучит серьёзно. Тогда, пойдём в сад.

Когда маг и дворянин сели на деревянную скамейку в тени тополя, маг начал говорить:

- Возможно, ты слышал, что герцог Бхер погиб, барон Томдор на волоске от смерти, а король тяжело болен и, ожидается, что он тоже погибнет. Так вот  это правда.

Джоги тяжело вздохнул.

- Да, слухи доходят даже до нас. Но что случилось?

- Происшествие на охоте, но, мы подозреваем, что имела место быть измена. Я тебе обо всем расскажу, но прежде мы должны обсудить то, почему я здесь. В эти суровые времена я должен официально стать регентом. Филфаэрил вне себя от горя, принцессу Алусейр не найти, а Таналаста по уши влюблена в молодого дворянина, который перечитал сказок и теперь хочет построить идеальное королевство. Я должен стать регентом, и другого выхода нет.

- И что это значит?

- Мне нужна поддержка на тот случай, если принцесса Таналаста и группа дворян решат, что я не должен быть регентом. И я хочу знать, поддержит ли меня Вивенспуры?

На несколько мгновений в воздухе повисло молчание.

- Я не знаю, Ванги. Это так быстро…

- Таналаста уже собирает вокруг себя коалицию. Мне нужно знать – с кем останутся Вивенспуры.

Джоги замялся, затем быстро встал и, положив руку на рукоять меча, спросил:

- А…а барон и король еще живы?

- Да и да.

- А принцесса Алусейр – она в Каменных Землях? Ты отправил ей сообщение?

- Да. Но почему ты спрашиваешь?

- Я не могу принять решение за всю семью, если не буду обладать всей полнотой информации. Что ответила принцесса?

- Пока ничего.

- Ты что-то от меня скрываешь, - подозрительно сказал Джоги. – Что?

- Многие благородные дома, чья слава переходит из поколения в поколение уже сотни лет, дали ответ и без расспросов, - маг тяжело встал. – Джоги, если ты чувствуешь, что не можешь дать однозначный ответ, то так и скажи, но если ты хочешь светлого будущего для Кормира и твоей семьи, то советую тебе запрыгивать в лодку, пока она не уплыла без тебя.

Рапира Джоги выскользнула из ножен.

- Ванги, я всегда был верным воином короны. Я вызываю тебя на дуэль, если, конечно, ты не поклянёшься, что будешь служить Азуну, а если душу короля таки заберут Боги, то ты обязуешься сделать все, чтобы принцесса Таналаста или принцесса Алусейр взошли на трон, после чего будешь служить им верой и правдой, как и некогда их отцу.

Маг встал. Его лицо исказила эмоция отвращения.

- Неужели все дворяне этого королевства обменяли мозги на мечи? Если ты думаешь, что я смогу дать и выполнить такое обещание, то ты огромный дурак, - с этими словами маг встал напротив аристократа. – К тому же, я дерусь заклинаниями, а не мечами.

Руку мага окружило синее свечение.

Джоги выронил меч - его рука начала покрываться чешуей и превращаться в крыло. Мало кто знал, но особенностью семьи Вивенспур было умение превращаться в виверн.

- О, нет, это совершенно не честно, - сказал Вангердагаст, снимая  с пояса магическую палочку.

Сияние поглотило палочку. Вангердагаст направил её на виверну, и струя золотой энергии ударила оборотню в грудь. Раздался влажный щелчок, и через мгновение перед магом стоял Джоги Вивенспур в своей человеческой форме.

- Прежде, чем один из нас сделает что-то глупое, а другой пострадает, я бы хотел…

Придворный Маг был опытным волшебником и не раз показывал себя в сражениях и магических дуэлях, так что когда за своей спиной он услышал первые тихие слова заклинания, то быстро наложил на себя магический щит.

Град магических стрел, который должен был отбросить мага на другой конец замка, превратился в россыпь сияющих искр, окативших Вангердагаста.

- Приятно познакомиться, Кэт, - сказал маг, оборачиваясь к разъяренной медвноволосой девушке. – Вы прервали наш с Джоги разговор.

- Разговаривали? – огрызнулась девушка. Её изумрудные глаза всегда восхищали Вангердагаста, который, тем не менее, не отвлекался и думал – была ли Кэт единственным магом в Красном Замке? – Это так разговаривает Придворный Маг?

Вангердагаст махнул рукой, и меч Джоги плавно поднялся и лёг в руку владельца. Дворянин ошеломленно посмотрел на него, но опомнился и убрал оружие в ножны.

- Вы правы, - сказал маг. – Ненавижу говорить, когда кто-то пытается убить меня.

- Что это значит, лорд-маг? Вы приходите сюда и нападаете на моего Джоги прямо в его собственном саду.

Вангердагаст поднял руку.

- Вы правы. Я приношу извинение за это недоразумение.

- Если бы так… - сказал Джоги, и лицо исказила улыбка. Маг улыбнулся в ответ и, хлопнув дворянина по плечу, сказал:

- Если ты защитишь меня от своей разъярённой жены, то я смогу поговорить с вами двумя. На благо королевства.

- Попытаешься убедить нас. Что будешь хорошим регентом? – серьезно спросил Джоги, но, тем не менее, пошёл вверх по лестнице.

Маг покачал головой.

- Ты сделал выбор, пока многие дворяне все еще оценивают стороны. Ты понял суть, хотя многие соглашаются без расспросов. Нам нужно поговорить, Джоги.

- Ты не будешь пытаться переубедить меня?

- Я не посмел бы, - сказал маг, входя в ворота Красного Замка.

 

*****

 

На другом конце королевства человек ёрзал на своём стуле, ожидая встречи. Где же она? Не мог же он провести в этом шкафу с мётлами всю свою жизнь.

Он рассматривал маленькую комнатку, которой, очевидно, не пользовались уже несколько лет. Метла были покрыты толстым слоем пыли, что лишний раз подтверждало то, что ими давно не пользовались.

Мужчина рассматривал  узкий проход, ведущий в комнату. Комнатку с деревянным столом освещала лишь мерцающая свеча, которая никак не задевала владельца больших красных глаз, появившегося на другом конце стола.

- Приветствую, - промурлыкал мягкий голос.

- Брантарра, - ответил мужчина. Он знал, что её имя было лишь прикрытием. Как и её извивающийся призрачный образ.

- Думается мне, все прошло гладко.

- Не так гладко, как хотелось бы. Король еще жив, как и один из его кузенов. Ваша заводная игрушка не справилась.

- Не игрушка. Моим был лишь тот смертельный яд. Механизм же уже известен в Кормире, даже если о нём не знают его правители. Ну и как поживает наш король?

- Плохо. У него мало шансов, но они есть. К тому же, его постоянно окружает орда дворян и куча стражников и жрецов.

- Если вы хотите убить его, то просто обязаны нанести удар первым.

- Ваш яд должен был убить его, - прошипел мужчина.

- Плохой плотник всегда винит молоток, - ответила темнота. Мужчина был уверен, что губы, произнесшие эти слова, растянулись в улыбке.

- В любом случае, то, что король все еще жив, сильно мешает нам – придворный маг уже начал какую-то игру. Вы можете что-нибудь сделать с ним?

Голос рассмеялся.

- Сделать что-то? И что же? Ворваться в комнату короля и начать кидаться огненными шарами? Если бы я могла что-нибудь сделать, то, думаешь, я бы не воспользовалась этой возможностью? Нет, тут нужно лишь потерпеть.

- Брантарра… - начал мужчина, но мягкий голос оборвал его:

- Терпение. А пока, у меня для тебя кое-что есть, - Усики чёрного дыма вытянулись и коснулись стола, а когда исчезли, на столе остался лишь большой рубин.

- Когда ты впервые активировал Абраксуса, то пришлось пожертвовать одним из твоих слуг. Этот камень позволит тебе сделать то же, но на расстоянии.

- Но механизм разобрали.

- Тише. Дай его тому, кто будет рядом, но не магу и не человеку царских кровей. Когда придёт время встречи с придворным магом, ты поймёшь, что надо делать.

Мужчина взял камень и осторожно покрутил его в своей руки в чёрной перчатке.

- Я не до конца доверяю вам, – Наконец сказал он.

- Как и я тебе. Но мы доверяем друг другу достаточно, чтобы объединиться ради общей цели. Поверь, нужно лишь терпение, и результат не заставит себя ждать.

Красные глаза исчезли, что говорило о том, что разговор окончен. Мужчина убрал камень в карман и медленно пошёл назад, к более обжитым комнатам дворца.

Как только он ушёл, красные глаза вновь возникли в темноте.

- А  у этого есть хребет. А теперь он защищён. Что ж, пришла пора дёрнуть за другие ниточки.




#96765 Кормир. 14-15 глава

Написано PyPPen 03 Апрель 2019 - 23:32

    Глава XIV

Ученик

 

Год Прыгающего Зайца (376 г. по Л.Д.)

 

 

- Райман, Тарьян, Болдар Безумный, Гатлара, Ифлар…

Бакабр цыкнул языком.

- Райман, Тарьян, Болдар Безумный, Ифлар, Гатлара,  Родерин Бастард, Тагрив…

- Который Тагрив?

- Тагрив Младший – выплюнула Амедагаст, и старый маг позволил девушке продолжать перечислять правителей Кормира.

Бакабр заставлял своих учеников повторять историю, а Амедагаст ненавидела это. Венценосные головы, знатные семьи, прошлое и настоящее, легенды и сказки – все это перемешалось в её голове, но она должна была знать это, чтобы получить должность писца при дворе короля Аглонда.

А Бакабр Эфар нуждался в ней. Старый маг был тощим, как скелет, а его голова была гладкой, как стекло. Единственная прядь волос на его голове свисала с подбородка, с которого когда-то свисала роскошная рыжая борода. Старик стал совсем немощным – он перемещался при помощи деревянной трости, а иногда придворные и вовсе перетаскивали стул, на котором сидел маг. Бакабру нужен был помощник, а лучше наследник. У королевства всегда был Придворный Маг, и скоро может потребоваться новый.

И им должна была стать Амедагаст, вызванная из далекого Миф Драннора. Она была отпрыском самого Бакабра, и это несомненно – девушка была худощава и с острым лицом, а её рыжие волосы были заплетены в косичку, ниспадающую на спину. Её матерью была любовница Бакабра – эльфийка Алия Дагаст. Волшебница хотела бы услышать историю любви человека и эльфийки, а не историю Кормира.

- Чтобы служить Кормиру, ты должна понимать Кормир, - сказал старый волшебник. – Факты лишь инструмент.

Амедагаст полностью выглядела как человек, но благодаря воспитанию матери, у неё всегда был настороженный и острый взгляд, которым она разила неприятелей. Бакабр всегда говорил, что если ты выглядишь как боец, то тебе не обязательно быть бойцом.

Урок продолжался большую часть дня. Легендарные клинки Кормира, начиная с меча Фаэрланна, Ансиварра. Сколько раз Арабель выходил из состава королевства, и сколько раз его покидал Мерсамбер. Легенда о пурпурном Драконе и все прецеденты его появления.

Были и магические уроки. Визуализация и медитация. Теория и практика. Личные руны и божественные вмешательства. Амедагаст спрашивала себя – увидит ли она когда-нибудь страну, которую её учили защищать?

В середине дня в комнату ворвался посыльный и вызвал Бакабра к королю. Маг начал бубнить и, хромая, двинулся к выходу, приказав ученице учить географию. Девушка кивнула и в течении минуты прислушивалась к удаляющемуся бормотанию старого мага.

Амедагаст взяла свитки и в течение двадцати минут смотрела в них, после чего моргнула и поняла, что ничего не запомнила, будто кто-то украл её знания. Она выглянула в окно. На улице был ранний весенний день, и яблони в саду только начали цвести.

Девушка закрыла свитки и смотрела в окно еще двадцать минут. Бакабр сказал изучать географию, но не сказал как.

Она собрала свитки и положила их в свою сумку, к бутылке портвейна, а затем встала и быстро покинула кабинет придворного мага.

Большой королевский дворец растянулся вдоль холма и буквально нависал над Сюзейлом. Прочие дворяне, что понастроили свои дома вокруг королевского дворца, которым некогда была лишь Башня Фаэрланна, были выгнаны с холма вниз за какой-то мятеж около шестидесяти лет назад. Замок Обарскиров был важным центром государства – тут был и суд, и монетный двор, и дом для правящей династии.

Амедагаст проигнорировала город и пошла вдоль дворца, к красивому королевскому саду. Ухоженные деревья, с яблоками, грушами и персиками на ветвях были расставлены вдоль аллеи. Иногда, виднелись клумбы, с чахлыми лилиями, ромашками или колокольчиками. В глубине сада начинался лабиринт из живых изгородей, у которого стояла побеленная беседка и статуя, камень для которой был привезен из самого Миф Драннора.  Вдалеке виднелись высокие крыши – дома Трусилверов, Хантсилвов и Краунсильсов, а рядом была небольшая россыпь огней – поместья Блефов, Туркасалов, Деолуров и этих выскочек Кормаэрилов.

Амедагаст выбрала одну из беседок, как место для наблюдения. Она поморщилась при одной мысли о географии, но, тем не менее, достала свитки из сумки.

Девушка опустила голову, внимательно вглядываясь в бумагу, которую перебирала у себя в сумке, как вдруг врезалась во что-то очень прочное, будто в стену. Она начала падать назад, но крепкие руки ухватили её за плечи, остановив её падение.

- Простите меня, леди. Вы в порядке? – спросил молодой мужской голос.

Когда Амедагаст вернула устойчивое положение, она подняла глаза и посмотрела на юношу. Он был таким же высоким, как и она, и широкоплечим, а его улыбка была обрамлена в аккуратную бородку. На нём была надета свободная рубашка и простые штаны для верховой езды. На поясе висел короткий меч, а голову украшал простой золотой обруч.

- Вам стоит смотреть, куда вы идёте, - быстро сказала Амедагаст, пока её мозг обрабатывал информацию. Она знала, что такой золотой обруч носили только принцы и принцессы Кормира, а на данный момент в стране был лишь один принц. – Если вы будете так добры, Ваше Величество, - поспешно добавила молодая колдунья.

- Я попробую, - сказал мужчина, улыбаясь, и Амедагаст поняла, что её лицо покраснело. Она не знала, чего стыдится, ведь, по словам Бакабра, нравоучать королей было одной из главных задач придворного мага.

- Могу я спросить, почему вы пришли в сад? – спросил мужчина. Девушка была поражена его голосом – она думала, что у такого мускулистого мужчины должен быть глубокий и грубый голос, но принц говорил нежно и культурно.

- Я…я должна была изучить некоторые свитки по приказу мастера Бакабра, и решила сделать это на свежем воздухе, - сказала Амедагаст и увидела, как лицо принца принимает ликующее и, одновременно, удивленное выражение.

- Так вы и есть секретный проект старика? Это же вас он доставил в замок под покровом ночи и держал в своём кабинете, как в тюрьме? Слуги уже две недели спорят о вашей природе. Кто-то говорит, что вы – чудовище, которое должно дать магу вечную жизнь, а кто-то, что вы прекрасная женщина, которую маг спас от пурпурного Дракона. Видя вас, я склоняюсь ко второму.

Краснота лица Амедагаст превратилась в настоящий румянец.

- Я тоже, но я сама прибыла сюда посреди ночи. Это чистое совпадение.

- Как всегда говорил Бакабр – совпадений не бывает, особенно когда дело касается Придворного Мага!

- И я не была заключена в его кабинете, хотя иногда было похоже, что так. Мы занимались изучением истории этой земли, которую я должна хорошо узнать прежде, чем меня представят королевскому двору.

Она протянула принцу руку.

- Я Амедагаст, маг из Миф Драннора и ученица Придворного Мага Бакабра Эфара. 

Мужчина упал на одно колено, и девушка чуть не подскочила от удивления. Он взял руку девушки и поцеловал её запястье. Его дыхание было теплым, а губы мягкими.

Да, он смог бы составить конкуренцию придворным эльфам из Миф Драннора.

Он встал и широко, будто щенок, улыбнулся. Амедагаст ожидала, что он высунет язык, но принц сказал:

- Моё имя Азун, наследник короля Аглонда и других Обарскиров, начиная с Фаэрланна. Но я предпочитаю, чтобы меня называли Азун Первый, так как я считаю, что после меня будут и другие.

- Я знаю, - ответила девушка. – Диадема выдала вас.

Азун коснулся своей диадемы, будто впервые узнал о ней, и, улыбнувшись, ответил:

- Мастер Бакабр говорит, что все члены королевской семьи должны носить на себе какие-то регалии, во избежание некоторых преступлений, которые могут с нами приключиться. В противном случае я бы выглядел как один из стражников.

Амедагаст заметила, что улыбается во весь рот.

- Дело в том, что я очень люблю конную езду, и каждый день практикуюсь.

- Понятно, - ответила девушка. – Ну, мне пора заняться делами. Бакабр строгий учитель.

- История?

- География, - сказала девушка, поднимаясь на ступеньки беседки. – Местная география.

Азун пожал плечами.

- Позволь мне помочь тебе. Я много знаю о Кормире, как ты могла понять.

Амедагаст улыбнулась, зашла в беседку и села на скамейку, положив сумку на колени.

- Солдатские Поля?

- Большой кусок земли к северо-западу отсюда, - быстро ответил Азун.

Она кивнула.

- Используется для военных учений.

- Там находилось поселение, уничтоженное гоблинами еще до появления Сюзейла, и именно там Кайлан Драганхорн из Арабеля заработал себе имя, убив синего дракона. И там же Гатлара разместила своих рейнджеров, когда пришла захватывать трон у своего брата Ифлара.

Девушка моргнула. Она знала о синем драконе, но не о двух других фактах.

- А что ты знаешь про Мейбл?

- Город, почти такой же старый, как и Сюзейл. Его основали лесорубы, когда эльфы покинули Кормир. Поначалу город был независим, но войска Обарскиров покорили его. А затем он восстал. И так продолжалось очень долго. Сейчас город входит в состав Кормира, но он сохранил большую долю самоуправления. Говорят, что даже бешеный кобольд сможет поднять восстание в Мейбле. Хотя, так не говорят в присутствии горожан из Мейбла. Они очень обидчивые, если не сказать больше.

Так и прошёл день. Девушка без конца слушала принца. Она удивилась, когда узнала, что именно Бакабр был учителем Азуна, а принц посмеялся, когда узнал, что старик такой же занудный, как и прежде.

Они достали хлеб из сумки девушки и съели его, запив портвейном. Амедагаст перестала оглядываться по сторонам, выглядывая Бакабра, который, должно быть, уже давно вернулся и теперь придумывал наказание для ученицы.

Девушка подскочила от одной мысли об этом, разбудив уснувшего Азуна. Она быстро собрала свитки и вылетела из беседки, сказав:

- Я должна срочно вернуться! Ста…мастер Бакабр заставит меня заниматься два дня без сна, если подумает, что я весь день болталась в саду.

- Увидимся завтра? – спросил принц. – Я буду здесь после занятий.

Девушка развернулась и, помахав рукой, ответила:

- Я буду здесь, если меня не убьют или не запрут!

С этими словами она унеслась ко дворцу. Её длинные одежды развевались на ветру.

Когда она вернулась в кабинет мага, Бакабр действительно был там. Он склонился над столом, изучая какие-то руны.

- Ты училась? – спросил он, не поднимая взгляда.

- Конечно, мастер Бакабр.

- Тогда расскажи мне что-нибудь из географии Кормира.

Девушка выдохнула.

- Солдатские Поля. Раньше там стояло поселение, уничтоженное гоблинами, а так же там прошла битва с синим драконом, в которой Кайлан Драганхорн получил своё имя. Руины Мерсамбера используются пиратами в качестве порта, и нередко власти прибегают к экспедициям против них. Хайхорн был первым укреплением, построенным на вершине Штормовых Пиков, так как дворфы массово сбежали из Анаурии в эти горы.

Она остановилась, чтобы набрать воздуха, но маг остановил её.

- Достаточно. Хорошо, но не совсем точно. Кайлан Драганхорн нашёл там труп дракона и вонзил в него свой меч, объявив убийство своим достижением. Он так часто говорил об этом, что теперь это стало достоянием семьи. Но все остальное точно. А теперь иди. Через десять минут приступим к изучению философии Латандера.

Амедагаст поклонилась и пошла в свою комнату. Она не могла видеть широкую улыбку своего отца, которая расползлась по всему лицу.

 

*****

 

Амедагаст и Азун встречались в беседке каждый день в течение месяца. Принц рассказывал ей историю своей семьи и слухи, распространяющиеся среди придворных.

- Сейчас мелкие дворяне заняты подготовкой к великому фестивалю в конце месяца. Каждый хочет показаться моему отцу. Оу, а еще там будут кулачные бои. 

Амедагаст рассказывала про эльфийскую культуру, политическую ситуацию вне Кормира и про чудеса Миф Драннора. Азун восторгался и расспрашивал волшебницу про эльфийскую поэзию и изобразительное искусство.

По вечерам Амедагаст отчитывалась перед Бакабром, а старый волшебник исправлял неточности принца. Пару раз молодая колдунья даже начала спорить с придворным магом, но он указал ей на то, что если принц и говорил правду, то только потому, что не знает некоторых фактов. Амедагаст соглашалась, но неохотно.

Однажды утром Азун сказал:

- Ты знаешь, что ты будешь моим придворным магом?

Амедагаст была удивлена.

- Бакабр придворный маг. Я лишь его ученица.

- Старый Бакабр был придворным магом с незапамятных времен, и он никогда не брал учеников. А теперь взял тебя. Возможно, он уже чувствует свой возраст, и собирается уйти в отставку, стать личём или что там делают старые волшебники. А ты станешь моим придворным магом.

Мысль о том, что Амедагаст может стать придворным магом, удивила девушку. Да, она хотела достичь таких высот, но Бакабр жил очень долго благодаря своим чарам, и даже теперь, когда он был старым и немощным, маг казался неуязвимым и вечным.

Во время ужина с Бакабром она затронула эту тему:

- Да, - сказал маг, - у Кормира всегда был король и придворный маг, и второй всегда был советником первого. Придворный маг всегда исправлял ошибки короля и направлял его, и без этих двух Кормир не стал бы настоящей нацией. И да, когда-нибудь ты станешь придворным магом, хотя и не в ближайшее время – тебе надо многому научиться.

Месяц прошёл, и начались весенние праздники, на одном из которых Амедагаст была представлена королю Аглонду и королеве Эриэль. Волшебница поклялась в верности Кормиру на Симилазарре, мече, который известен также под именем Хранитель Чести. Затем Амедагаст была представлена дворянам. Во время церемонии, она заметила, что Азун и Бакабр широко и гордо улыбались.

Потом начался большой пир, который был гораздо более грубым, чем любое пиршество при дворе Миф Драннора, но тут люди буквально сочились жизненной силой. Танцы были сногсшибательными, и в центре внимания была молодая колдунья в зеленом платье и рыжими волосами, обхваченными золотым ободком, которая танцевала с благородными сынами и сплетничала с благородными дочерями. Когда дворяне смотрели на девушку, их глаза были наполнены любопытством, и  в них был лишь намек на уважение и страх.

Её нравилось это – уважение и интерес, и если это сопутствовало её будущей должности, то она готова принять её сию минуту.

Наконец, она заметила, что Азуна нигде не было. Остальные аристократы были здесь, значит, принц удалился по каким-то личным делам. Амедагаст отделалась от надоедливого Туркасала, который хвалился своей охотой на медведей, и отправилась на поиски принца.

Она нашла его в беседке, и он был не один. Он сидел на скамейке, а на его коленях лежала девушка, возможно молодая дочка семьи Блеф. Она была одета в красное платье с до неприличия низким вырезом на спине и груди. Она открывала рот, ловя виноград, который бросал ей Азун, а принц, со своего положения, прекрасно мог разглядеть все прелести  молодой дворянки.

Амедагаст была достаточно близко, чтобы услышать хихиканье девушки и голос Азуна, читающего эльфийские стихи и бросающего виноградину ей в рот в конце каждой строфы.

Именно Амедагаст научила его этим стихам. Она поняла, что дрожит, хотя ночь была тёплой.

Девушка развернулась и быстрым шагом двинулась к дворцу, где крики и смех наполняли воздух. Она остановилась у ворот и потрогала своё лицо. Слез не было. Хорошо, это было уже что-то.

Однако выражение лица Амедагаст выдало её. Как только она прошла через ворота, девушка встретилась лицом к лицу с старшей аристократкой из дома Мерендил. Судя по рассказам Азуна, это была старая и мелочная старуха, которая обожала сплетни.

Старая леди посмотрела на Амедагаст, а затем сказала:

- А, молодой принц снова наносит удар.

- Честно говоря, мне все равно, кого “ударит” молодой принц, - ответила волшебница.

Леди Мерендил положила руку на плечо Амедагаст.

- Ты тоже попала в его чары, да? Это общая черта всех Обарскиров – как только они получают желаемое, то их порядочность испаряется.

Волшебница не ответила, и леди отвела её в сторону, продолжая шепотом:

- Знаешь, дорогая. Ты не первая, с кем он так обошёлся. Азун продолжит делать так же, пока кто-нибудь не проучит его, подобно тому, как собака, которую уже дважды ударили по носу, подумает, прежде чем цапать хозяина за руку.

- Просто, его действия заставляют меня…злиться, - ответила девушка, чувствуя слёзы в уголках глаз.

- Бедняжка. Но я знаю, как уравнять счёт. Тебе интересно?

Она секунду думала, а затем кивнула. Он использовал стихи, которым она его научила, чтобы впечатлить какую-то девку!

- Я знакома с группой иностранных торговцев, которые в один момент пострадали от политики Аглонда. Стальные Лорды. Они хотят отомстить королю. Думаю, если мы накажем еще и Азуна, то убьём двух зайцев одним выстрелом.

- Убьём? Нет, знаете…

- Извини меня за некорректные слова, - прервала её леди, блаженно улыбаясь, - Видишь ли, план состоит в том, что мы похитим принца, и будем держать его взаперти до тех пор, пока король не согласится с требованиями Стальных Лордов. А если король узнает, что к этому привело увлечение Азуна женщинами, то он будет держать своего сына на коротком поводке.

Амедагаст задумалась. Возможно, стоило напугать принца прежде, чем он успеет навредить доброму имени Обарскиров.

Леди приблизилась к лицу колдуньи.

- Есть ли место, где Азун присутствует один, без охраны?

Когда они встречались в саду, рядом не было никаких охранников, что означало…

Что означало, что та встреча не была случайностью – Азун все заранее распланировал.

- Мы встречаемся в беседке в королевском саду, после его занятий по верховой езде, - выпалила Амедагаст.

- Отлично, - ответила леди, расплывшись в улыбке.

- Он же не пострадает?

- девочка моя, а где же тогда веселье? – с этими словами леди Мерендил растворилась в толпе.

Через несколько минут девушка отправилась на поиски своего учителя, рассматривая аристократов, некоторые из которых все еще танцевали, но большинство уже разделились на небольшие группки и были заняты обсуждением чего-либо.

Амедагаст нашла Бакабра в широком кресле. Маг беседовал с молодым Краунсильсом, но, заметив девушку, сказал:

- Вы должны меня извинить, но мне действительно пора удалиться.

Краунсильс поклонился и отошёл. Девушка помогла магу подняться, буквально чувствуя его старость и немощность. 

- Благодарю тебя, - сказал он. – Если бы мне пришлось выслушать план лорда Краунсильса о перестройке Мерсамбера еще раз, то я умер бы прямо там.   

Девушка учуяла запах эля, которым веяло вокруг мага.

- Лорд Бакабр, - рискнула она.

- Хммммм?

- Вы когда-нибудь служили плохому королю. Я имею в виду, действительно мерзкого и лицемерного человека.

- Это два разных вопроса. Видишь ли, судьба одарила Кормир, у которого никогда не было плохого короля. Безумный – да. Неудовлетворительный – да. Жадный, мелочный, жестокий – да, да и да. И конечно похотливые. Но никогда не было плохих королей. Эльфы сделали правильный выбор, передав корону Фаэрланну Обарскиру.

- Но если они были безумными, жестокими и похотливыми, то зачем вы им служили?

- Потому что я служу короне, а не голове, которая её носит. Видишь ли, каким бы слабым или омерзительным не был король, всегда есть надежда на его потомство. Я прожил более четырехсот лет и видел, как Кормир вырос из маленького поселения в нечто стоящее. Если для этого придётся стерпеть власть неудовлетворительных королей, то я смогу это пережить. Я всегда говорил себе – делай то, что можешь, и этого будет достаточно.

Они дошли до комнаты Бакабра, после чего маг пожелал девушке спокойной ночи и удалился. Амедагаст несколько минут стояла в коридоре, прислушиваясь  к отдалённой музыке и размышляя о глупых мужчинах и слабых женщинах.

Затем она вернулась в свою комнату и нашла старое заклинание, которое привезла с собой из Миф Драннора.

 

*****

 

На следующий день Азун казался несколько измученным, но он так же был одет в свою одежду для верховой езды и, спешно вбежав по ступенькам, принц вбежал в беседку.

Амедагаст оторвала безучастный взгляд от тома, перевела его на Азуна и сказала:

- Ты сегодня позже, чем обычно.

- Я устал после вчерашнего вечера, - с улыбкой сказал он. – Под конец праздника я скучал по тебе.

- Угу. У меня были дела, и я должна была помочь мастеру Эфару добраться до его комнаты. А с тобой я бы хотела поговорить о перестройке Мерсамбера.

- О-хо, Краунсильс добрался и до тебя, - сказал Азун, улыбаясь, что теперь раздражало девушку. – Знаешь, его семья выиграет, если она получит в распоряжение все земли, близ древнего портового города. А его родственники, Трусилверы, выиграют, если побережье будет зачищено от пиратов и контрабандистов.

Азун рассказывал ей о всех тонкостях мерсамберского вопроса, но Амедагаст не слушала его. Она смотрела на клумбы, цветы, деревья и статуи. Её казалось, что за чем угодно могут скрываться похитители.

И тогда она заметила лёгкое движение на краю лабиринта. Любой, кто не искал бы угрозы, спутал его с тенью падающего дубового листа.

Но Амедагаст искала, и безошибочно узнала контрабандные плащи из Кормантора, которые делали своего носителя практически невидимым, за исключением лёгкой ряби по краям силуэта.

Но это было не похищение. Легкий блеск серебряного наконечника арбалетного болта говорил о том, что послание должно было быть жёстче, чем леди Мерендил обещала.

Тем временем, Азун продолжал:

- И видишь ли, получается, что Краунсильсам нужна помощь Драганхорнов, Блефов и Туркасалов, но те не хотят усиления Краунсильсов. Получается, что помочь могут только новые дома, типа Кормаэрилов, а они…Эй!

Амедагаст первая заметила поднятое оружие и рванула в сторону убийцы.   

Принц был тяжелее девушки, но тоже успел припасть. Арбалетный болт пролетел мимо того места, где еще секунду назад была голова Азуна.

Амедагаст выкрикнула что-то непонятное и выставила руки перед собой. Заклинание, которое колдунья искала предыдущим вечером, сорвалось с её пальцев в виде огненных ворон, которые безошибочно нашли нападающих.

Двое нападавших упали на землю. Их лица были изуродованы до неузнаваемости.  Но Амедагаст не хотела убивать всех, и двое других убийц сбросили с себя загоревшиеся плащи и упали на ступеньки беседки. Девушка хотела использовать еще одно заклинание, но принц уже подскочил к ним со своим обнаженным коротким мечом наперевес.

Убийца резко подпрыгнул, но Азун проткнул его грудь клинком, и тело врага упало вниз со ступенек, забрав с собой меч.

Второй убийца напал на принца со своим зазубренным мечом, но Азун оказался проворнее, и оттолкнул врага ударом сапога в грудь.

Волшебница осмотрелась в поисках убийц, но никого не нашла. Через несколько мгновений в сад ворвались королевские стражники, и магический огонь на кончиках пальцев Амедагаст погас.

Азун приказал стражникам убрать мёртвых, а раненых исцелить и допросить.

В сад вошёл Бакабр, тяжело опирающийся на свою трость.

- Мастер, - начала Амедагаст, - леди Мерендил…

-…уже на полпути к Сембии, где должна будет воссоединиться со своими дочерями, - закончил маг. – Мы уже отправили отряд за ней, и, думаю, мы сможем остановить её. Я удивлён, что ты попыталась остановить убийц сама, хотя и рад, что у тебя действительно получилось.

Амедагаст хотела начать оправдываться, но передумала и сказала:

- Да, мастер. Впредь я буду предусмотрительнее.

Азун подошёл к магам и обнял девушку.

- Если бы не твоя ученица, Бакабр, мы бы оба были трупами! Они будет отличным Придворным Магом!

Амедагаст цыкнула, сняла руки принца со своего плеча и сказала:

- Запомни, Азун, если я когда-нибудь стану Придворным Магом, то буду служить короне, и не важно, что под ней – голова или тыква.

Амедагаст развернулась и пошла в сторону дворца.

Принц смотрел ей вслед, после чего повернулся к Бакабру с немым вопросом, но маг лишь пожал плечами.

 

 

 

 

Глава XV

Гостиная комната

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

- Лучше не спрашивать, что в этих сосисках, но Боги, как же они хороши!

- Ох, - Дунеф пытался звучать как можно более безразлично, как и полагает дворянину и рыцарю, но у него не получилось.

- Впервые в Сюзейле, парень? – искренне спросил торговец. – Тогда должен предостеречь тебя – ты наверняка проголодаешься как конь, спустившийся с гор, но не бросайся на аппетитно выглядящую еду. Многие из пряностей, которые могут показаться тебе вкусными, сделаны из дешевого мяса, не говоря уже о том, что если поспешишь, то рискуешь обжечь свой рот так, что он будет болеть целый месяц!

- Благодарю вас, мастер… - сказал Дунеф, скорее желая остановить поток советов, нежели действительно узнать имя собеседника.

- Раулиган. Раулиган Гларастил. Мастер дерева и камня. Строю дома и башни невероятной прочности! – слова бородатого торговца звучали как заученный лозунг. Он поднял лоб и спросил:

- Скажи, добрый господин, не нужна ли твоему замку новая башня?

- Да, но это, вообще-то, не мой замок, и я не могу им распоряжаться.

- А как, стесняюсь спросить, тебя зовут?

Высокий и неуклюжий мужчина выдохнул, назвав своё имя:

- Дунеф Марлиир.

Если этот торговец действительно строил башни и дома, то у него точно имеется много вопросов.

- Из Марлииров из Арабеля?

Еще один выдох.

- Да. А это…? – спросил дворянин, указывая на девушку с подносом.

Раулиган бросил взгляд через плечо.

- Да, Брандина, но если это то, за чем ты пришёл, то ты ошибся адресом. Бордель находится…

- Я пришёл за едой, - отчаянно сказал Дунеф. - Стоять в этой очереди к королю на протяжении часов весьма изнурительно.

- О, вы были при дворе? Думается мне, что это место сейчас гудит, как рой пчел.

- Да, много людей бегает туда-сюда, хлопая дверьми, но неужели так происходит не всегда?

- Боги, парень, конечно же нет. В обычное время вельможи медленно прогуливаются по замку с высокомерной улыбкой на лице, будто знают то, чего не знаешь ты. На самом же деле они просто наслаждаются своим приближенным к короне положением.

- Да, думаю, что начинаю понимать.

Борьба Марлииров против Далмасов в Мерсамбере – часть восстания Красного Копья в поддержку регента Селембера, которое обострилось из-за убийства королевских сборщиков налогов. Чтобы победить в этой борьбе, Марлиирам пришлось научиться аккуратнее вести игру и бороться за выживание при помощи торговли информацией. Эти навыки передались и Дунефу. Одним из главных его умений было умение маскировать скуку под интерес.

- Когда твой взор затуманивается, то тебе пора проморгаться, - весело сказал торговец, дружески хлопнув Дунефа по плечу. Аристократ поморщился, вспоминая своего дядю, который говорил ему то же самое в детстве.

- Значит, Марлииры хотят вернуться ко двору, а? Удачное время они выбрали, скажу я тебе. Ну, я имею в виду умирающего короля и все такое.

- Я слышала, что он умер вчера, а они держат это в секрете, - сказала официантка, принесшая поднос с обглоданными костями поросёнка и посудой. Она шумно поставила его на стол.

- Брандина, нет! Если бы король был мёртв, то все эти подонки, - сказал торговец, махая рукой в сторону, - сейчас уже бы разошлись, планируя свои тёмные дела в своих дворцах.

- Ха, - криво выкрикнула молодая девушка. - Думаешь, зачем этому старому придворному магу все эти волшебники, типа того южанина? Все они заставляют рот и глаза трупа двигаться. Дворяне то думают, что заключают договоры с королём, а на самом деле…Ой, - крякнула она, посмотрев на Дунефа, - я слышала, что Раулиган разрекламировал вам наши фирменные сосиски. Желаете ли заказать их?

- Ах, нет, спасибо за предложение, милая леди, - поспешно ответил Дунеф.

Девушка улыбнулась и поклонилась.

- Слышал, Раули, господин назвал меня милой. Возможно, плохие манеры иногда не повредят, м?

- Ха. Просто парень не знает тебя хорошо так же, как я.

Девушка быстро обернулась, сняла с блюда крышку, и угрожающе занесла её над головой. Дунеф увидел содержимое блюда, и его лицо исказил ужас и отвращение.

- Что, парень, никогда не видел угрей в соусе из мяты и лайма? – спросил торговец. – Если ты из Мерсамбера, то должен был попробовать их за свою жизнь раза два-три.

- Я-то видел, конечно, - сказал Дунеф, - но чтобы их ели живыми.

- Так ведь это куда лучше, чем если бы тебе принесли их мёртвыми и холодными…  

- Я, пожалуй, закажу те сосиски, - быстро сказал аристократ официантке.

- Хорошо, но только вам придётся подождать их час или полтора – повар должен приготовить их с нуля.

- Великолепно, - обреченно ответил Дунеф. – Просто великолепно.

С этими словами аристократ тяжело поднялся со своего стула, и пошёл к выходу. В последний момент он вспомнил про свой недопитый кислый эль, развернулся, взял кружку и одним глотком осушил её.

- Сэр! – бросила Брандина, - Это наш лучший чёрный эль, а ваши сосиски будут готовы нескоро. Вы заплатите? И куда вы собрались?

- О…простите. Я думал, что вы принесете их мне наверх, в комнату.

- На втором и третьем этажах находится гостиная и жилые комнаты “Восходящий Дракон”. Я то, конечно, не против, чтобы вы пошли туда с едой, тем более, что она будет вкуснее любого блюда, что вы сможете купить там, но хозяйка заведения, Каладрия, точно будет против. Я отпущу вас, только если вы заранее оплатите еду.

- О, конечно, у меня и в мыслях не было оставить вас без оплаты, - сказал Дунеф. Он достал из своего кармана тугой кошель, что подметили Брандина и Раулиган. Дворянин достал три монеты и положил их в руку официантки, которая с сомнением посмотрела на аристократа, но когда получше разглядела монеты – ахнула.

- Золотые львы! Сэр, это в десять раз больше, чем эти угри стоят.

- Тогда пусть это будут мои чаевые. И еще оплатите этими деньгами счёт мастера Раулигана. Только прошу, пусть он съест этих угрей здесь, и не будет брать их с собой наверх, - с этими словами аристократ развернулся и пошёл к лестнице, тяжело стуча ножнами с мечом по ножкам столов и стульев.

- Да, Сэр! – весело сказала Брандина, а когда Дунеф поднялся по лестнице, развернулась к торговцу и спросила:

- Он сумасшедший?

- Нет, просто богатый, - с улыбкой сказал Раулиган. – Возможно, самый богатый из всех дворян в Кормире.

- Ну, значит, когда король поправится, этот дворяшка быстро приблизится к трону, если продолжит так же раскидывать деньги перед королём, - сказала Брандина, рассматривая монеты в руке, будто не веря своим глазам.

- Нет, девочка. Обарскиры приближают к себе только верных людей.

Девушка подняла взгляд от золота и посмотрела в сторону лестницы.

- Думаешь, есть хоть кто-то, кто неверен Обарскирам?

Раулиган пожал плечами.

- Просто он дал тебе много золота, и теперь ты о нём хорошего мнения. На самом же деле, многие дворяне гораздо хитрее, и так же покупают себе союзников каждый день.

- Наверное, ты прав, - сказала Брандина, - но кто сказал, что король, перед которым они склонят колени, будет из Обарскиров?

- Есть Таналаста. И Алусейр.

- Они прячутся от своей участи. Одна прячется в бумагах, а вторая в боях. Я действительно сомневаюсь, что следующий правитель Кормира будет из Обарскиров.

- Если такое случится, то будут ли вообще эти земли Кормиром?

Брандина пожала плечами.

- Не думаю, что королевство держится лишь на одной семье. Мне кажется, что в замке нет никаких мужчин наследников семьи Обарскир, и если король и барон Томдор умрут в ближайшее время, или уже умерли, то, я гарантирую тебе, Драконий Трон займёт другая семья. А когда кто-то из дворян займёт трон и начнёт навязывать свою власть остальным, то все вельможи Кормира, увидев, как просто сесть на трон, начнут замышлять переворот.

- Ты уже наняла мага, который сделает твои окна и двери огнеупорными?

- Что? Что за чушь ты несешь?

- Если верить твоим словам, то скоро начнётся гражданская война, которая будет продолжаться до тех пор, пока наиболее сноровистый дворянин не получит контроль над армией. Как думаешь, Брандина, где будут идти основные боевые действия?

- О Боги, - шепнула официантка, побледнев как мука.

- Именно. Возможно, выяснение отношений между семьями продлится годами. Надеюсь, старый Азун не оставит нас.

- Семьями? Как та, из которой родом этот милый Дунеф?

- Да. Его семья была настолько нелояльна Обарскирам, что придворный маг Вангердагаст, скорее всего, прямо сейчас отправил бы нашего Дунефа в темницу.

- Именно его?

- Да. Его семья два или три раза предавала корону, а в последний раз они оказали крупную финансовую помощь Селемберу Змею.

- И они сохранили свои головы? Как тогда этот Дунеф вообще осмелился приехать в Сюзейл?

- Как думаешь, почему десятки таких вот неверных дворян прибыли в Сюзейл сейчас, когда король умирает? Говорят, Азун был отравлен, и это мог сделать кто угодно, даже этот Дунеф. Возможно, он прибыл сюда месяц назад, отравил короля, и теперь кружит здесь, подобно стервятнику, пытаясь вырвать любую власть, какую только можно. Помяни моё слово – скоро в город прибудут еще сотни дворян, которые будут кружить над умирающим Азуном.

Официантка мрачно посмотрела на Раулигана.

- Да, нас ожидают тёмные дни.

Раулиган улыбнулся и открыл рот, показывая Брандине полу-живого угря, все еще извивающегося на языке торговца.

Девушка поморщилась и махнула рукой.

- Все, уходи наверх! И возьми кружку эля для этого милого Дунефа!

 

*****

 

“Восходящий Дракон” – самая популярная таверна Сюзейла, которую, в последнее время, постоянно навещали различные дворяне со всех концов Кормира. Казалось удивительным то, что близ королевского дворца нашлось место таверне, где люди могут собираться и сплетничать за едой и элем.

Каладрия Итбек приехала из Чоссента всего лишь год назад и тут же выкупила второй и третий этаж огромного здания. Она наняла строителей, которые проделали дыры для дверей между комнатами, снесли несколько стен, и вот во владении у Каладрии была новенькая гостиница с большим общим залом и жилыми помещениями. Конечно, ей пришлось смириться с тем, что несколько магазинчиков на первом этаже предлагали еду и напитки за более лучшую цену, но это не мешало Восходящему Дракону пользоваться популярностью – даже в первой половине рабочего дня здесь можно было встретить дюжину посетителей, лениво потягивающих сидр и поедающих фирменные пироги с яблоками.

Точно так же было и сейчас -  в большой гостиной комнате, освещенной солнцем, собралось около десяти посетителей, которые расселись вдоль окон, открывающих вид на королевский сад.

Двое торговцев за одним столиком громко смеялись. Между их локтями было несколько пустых кружек. У барной стойки сидел стройный дворянин и красивая девушка, чью компанию, очевидно, вельможа оплачивал. За столом по центру сидело шестеро жрецов Тиморы, которые возбужденно, но тихо, что-то обсуждали. Очевидно, они говорили о болезни короля. Капитан наёмников сидел за угловым столиком. Его тяжелые сапоги на ногах лежали на единственном стуле. Видимо, он кого-то ждал. На его кожаной куртке виднелся значок с гербом, изображающий волка, прыгающего между трёх деревьев.

И был Дунеф Марлиир. Он время от времени поглядывал на значок наёмника и попивал эль. У напитка был дымный тяжёлый вкус, но это нравилось Дунефу. Это даже было лучшим, что с ним случилось за день. Аристократ уже почти потерял надежду увидеть живого Азуна, но очередь к королю, казалось, становилась только длиннее.

Дунеф помнил тот день, когда в последний раз видел короля так ясно, будто это было вчера, а не двенадцать лет назад, когда семья Дунефа осаждала Арабель, в котором засели войска Гондагала.  Смеющийся бородатый человек в кожаной куртке благодарил генералов, которые отбили город у мятежников. Каждый его шаг был пропитан энергией настоящего короля Кормира. И тогда маленький Дунеф выкрикнул имя короля и заплакал, почувствовав единение с остальными мужчинами и женщинами, которые приветствовали короля в своём городе. Старые воины благоговейно рассказывали, как они ходили в бой с этим молодым человеком, как они преклоняли колени перед ним, а слёзы текли по их щекам и усам. И по их взгляду Дунеф понимал, что они испытывают те же чувства, что и он.

- Согреты теплом его короны, - как то раз сказал один бард. Неважно. Дунеф понимал, что этот смеющейся человек, грациозно спрыгнувший со своей лошади, всегда будет его королём, независимо от того, какая болезнь поразит его. Азун всегда будет королём Кормира, и только одно это могло заставить Дунефа отдать свою жизнь за него. Дунеф, и тысячи людей с пурпурным драконом на груди…

- Уже пьян, парень? Как насчёт второй кружки, или я должен проявить акт самопожертвования и осушить её самому.

Дунеф дёрнулся, поднимая взгляд на улыбчивого Раулигана, который поставил две кружки с холодным элем на стол и сел на свободный стул. Все это время собравшиеся посетители выкрикивали: “Эй, старый Раули!”, “Где обещанная кружка” и “Когда ты вернёшь мои деньги, пройдоха?”

Торговец улыбнулся и, обернувшись к девушке и худому мужчине, крикнул:

- Эй, Тесса! Напомню, что ты должна мне поцелуй!

Девушка убрала подол длинного платья с бедра и показала небольшие чёрные ножны с клинком, прикрепленные к её ноге.

- Иди сюда, дружочек.

- А как насчёт мужчины, купающегося в золотых львах? – спросил торговец.

- Которого ты, полагаю, обчистишь до нитки? – спросила девушка. - Хотя, у тебя, как всегда, не хватит умения, так что просто познакомь меня с этим человеком.

- Что ж, - сказал Раулиган, делая глоток, - Дунеф, рад познакомить тебя с этой милой особой. Девушка с острым языком и не  менее острым клинком – Тесса. Сейчас она наслаждается компанией красивого господина, но некогда была пиратом Моря Упавших Звёзд. Девушка улыбнулась, но не отпустила руки дворянина, которого Раулиган представил как Иткура Онзибара – независимого купца из Амна, который прибыл в Сюзейл чтобы заключить выгодные торговые контракты.

Купец из Амна дёрнулся, когда пьяные торговцы взревели от смеха.

Раулиган улыбнулся и представил Дунефу поддатых торговцев – Гормона Тулстара, скупщика клинков и зачарованных предметов, и Аталона Дайвари, купца из Саэрлуна, который, в последнее время, подумывал о переезде в Сюзейл. Когда же Раулиган представил Дунефа Марлиира, к сожалению молодого аристократа, люди в комнате утихли, будто внимательно изучая гостя.

 - Приехали в город, чтобы посмотреть, как умирает старый враг? – спросила Тесса. Раулиган увидел, как лицо Дунефа становится красным, и решил ответить за него:

- Ну откуда бы? Парень только прибыл в Сюзейл и толком не знает, что здесь происходит. Я бы и сам не прочь узнать.

После этого заявления двое пьяных торговцев, Амнский купец и девушка начали шумно обсуждать политику, а Дунеф уткнулся в кружку, разглядывая мутное дно. Когда какофония стихла, говорить продолжил лишь скупщик оружия:

- … и Придворный Маг продолжает созывать всех, даже самых мелких дворян, - с этими словами Гормон посмотрел на Дунефа, который поперхнулся элем.

Все замолчали в ожидании ответа, и, когда Дунеф откашлялся, он громко сказал:

- Никакого приглашения к нам не приходило. Старшие члены моей семьи уже некоторое время говорили о том, что пришло время встретиться с королём, а когда по стране прошла весть о его болезни, меня спешно отправили в столицу.

- Некоторое время, - зычно повторил  Аталон Дайвари, тыча своей кружкой в сторону Дунефа.

- Молчал бы, Аталон, - резко ответила Тесса. – Каждый день сидишь здесь, и осуждаешь любую власть в стране.

- Будто ты здесь не каждый день, - хихикнув добавил Раулиган, вызвав смешки от разных людей по всему залу.

Купец из Амна прочистил горло и сказал:

- Вообще, я согласен с Аталоном. Всё происходящее выглядит так, будто кто-то специально спланировал нападение на короля, будто зная, что все знатные семьи Кормира отправят своих членов сюда, в Сюзейл, дабы в последний раз о чём-то попросить умирающего монарха. В этой обстановке расследование, которое ведется крайне узким кругом лиц, сможет сделать виновником преступления кого угодно, и это решение будет невозможно оспорить. Таким образом, какая-то из семей может быть публично обвинена, а значит и уничтожена, на глазах у всего высшего света Кормира.

- Или это просто удобная возможность собрать все дома в одном месте, – добавил Раулиган, - без конкурентов, которые, вероятно, будут не допущены к королю или в Сюзейл вовсе.

- Или, - сказала Тесса, - это предлог собрать всех дворян в одном месте, и устранить неугодных в обстановке всеобщей суматохи.

Попав под перекрестный огонь из догадок и предсказаний, Дунеф Марлиир почувствовал себя таким одиноким в этом городе, где острые взоры горожан будто пытались заживо растерзать аристократа из мелкой семьи. Он сделал еще один глоток из кружки, надеясь, что никто не заметит, как его руки начали дрожать.

- Но кто мог распланировать все настолько точно, чтобы смертельно отравить короля, но при этом держать его жизнь на волоске так долго, - спросил Гормон, и все затихли.

- Вангердагаст, - сказал Аталон, размахивая стаканом. – И его маги.

Раулиган фыркнул.

- Ну уж нет. Если бы они хотели власти, то получили бы её уже много лет назад с помощью банального подчинения сознания молодого Азуна. Нет, виновник происшествия – кто-то настолько умный, что смог обыграть регента и его волшебников.

Все кивнули, а купец из Амна сказал:

- Я тоже так думаю. Придворный Маг слишком занят сейчас.

Снова все кивнули.

- Очень важные дела, от которых зависит судьба Кормира, - сказала Тесса.

Гормон хмыкнул и махнул кружкой Дунефу.

- Маг скоро и до тебя доберется.

- А я с радостью заверю его в своей верности короне, - грубо ответил дворянин.

- А что если он попросит вас присоединиться к плану, по установлению нового порядка в Кормире? – спросила Тесса, помахивая указательным пальцем.

- Маг у руля королевства? – спросил Раулиган. – Сембийцы не допустят такого. Если так случится, то тут же начнётся война.

- Только для того, чтобы свергнуть Вангердагаста и утвердить кого-нибудь, кто будет удобен торговым домам Сембии, - ответил купец Иткур, громко опуская свою кружку на барную стойку. – В мире достаточно магократий – Тей, Халруаа.

Гормон махнул рукой.

- Люди, это всего лишь догадки. Все что мы знаем, это то, что герцог Бхер умер, барон Томдор и король Азун находятся при смерти, регент Вангердагаст проводит частные беседы с аристократами, чьи дети слоняются по городу в поисках, видимо, бесплатных графств.

- Может, они их и получат, - пробубнил Аталон. Гормон не обратил на это внимание и продолжил:

- Некоторые считают, что регент принуждает дворян приносить клятву верности ему, а некоторые уверены, что он формирует оппозицию власти, пока та ослаблена.

- Или может он водит всех за нос, создавая ворох заговоров, которые потом все раскроет и будет героем для всего королевства, - сказала Тесса, кивая в сторону Дунефа.

- Но зачем все это?! – запротестовал Раулиган, размахивая руками. В одной из них он держал кружку, но, судя по всему, она уже опустела. – Все же мы слышали о доспехах, которые исцеляют раны, когда надеты поверх них, и о заклинаниях, с помощью которого можно получить нового короля из частей старого. А еще я слышал, что на Обарскирах, их дворце и жилом комплексе рядом с ним толстым слоем лежат защитные заклинания. Неужели это ничего не значит?

- Предатель может быть среди волшебников, - сказала Тесса. – Тогда и магия, наложенная на дворец, не будет мешать ему.

Гормон кивнул.

- Я слышал, - начал Аталон, - что леди Ласпира и другие приближенные регента начали обыскивать подземелья на предмет каких-нибудь древних лекарств, но принцесса Таналаста отозвала их и приказала опечатать подземелья.

- Видимо, она хочет, чтобы её дорогой папочка умер, - пробормотала Тесса.

Аталон лишь развёл руками.

- Она лишь сказала, что то, что ранило её отца, может прийти из подземелий, и приняла решение запечатать их, пока не настанут более спокойные времена, хотя, она-то должна знать, насколько хорошо охраняются подземелья.

- Погибель Обарскиров за углом, - мрачно сказал амниец. - Да в этих подземельях полно всего неисследованного – живые доспехи, Зал Вестников Меча….

- Украденные сокровища и чучела врагов Обарскиров, да-да, - пренебрежительно закончил за него Гормон. – Я тоже слышал все эти легенды.

- Но некоторые из них весьма красочные, - сказал Аталон. – Например, вы верите в то, что Гондагала Пропавшего видели в Мерсамбере?

- Я слышала, что он сбежал из Хайхорна, - ответила Тесса, - и именно он стоит за тем, что произошло с Азуном!

- Ага. Он и безымянный сын регента Селембера, - съязвил Аталон.

- Что? А разве не сам Селембер? – саркастично спросил Гормон.

Тесса наклонилась и зловеще прошептала, но так, чтобы слышали все:

- Ну, вы можете смеяться надо мной, но я слышала от человека, которому очень доверяю, что леди Ласпира, второй по рангу маг, после Вангердагаста, пропала. Говорят, что она была запечатана в подземельях замка по приказу принцессы Таналасты.

- Это похоже на правду, - задумчиво сказал Гормон.

- Сомневаюсь, - быстро добавил Иткур. – Как по мне, солдаты сейчас слишком заняты, чтобы запечатать все выходы, которыми может воспользоваться маг.

- Заняты?

Иткур усмехнулся:

- Да. Поговаривают, что в некоторых районах города проходят столкновения между Пурпурными Драконами, верными Таналасте, и сторонниками Вангердагаста. В королевском дворце, поговаривают, друзья регента, Димсварт и Алафондар, устроили кровавую баню.

- У людей богатое воображение, - фыркнула Тесса, - Я слышала, что Алафондар погиб, защищая королеву от убийц, и та, смертельно раненая, погибает рядом с мужем.

- Сколько слухов! – воскликнул Иткур. – но на деле же мы ничего не знаем! Что происходит во дворце?

- Я слышал, как один дворянин спрашивал у торговцев на рынке про укромное место, где можно спрятаться, - начал Гормон. – Поговаривают, что все дворяне, что встречаются с принцессой Таналастой, обречены на смерть.

Аталон кивнул.

- Я тоже слышал об этом. Вчера двое были найдены убитыми в королевском саду.

Раулиган поднял кружку и громко сказал:

- Я знаю все. Мой друг, стражник, охраняющий короля, сказал мне, что жрецы намерены сделать из нашего короля ходячий труп и навеки посадить его на трон.

Гормон фыркнул.

- Даже если и так, неужели они думают, что народ поддержит эту идею?

- А примут ли они Вангердагаста в качестве короля, когда он женится на королеве Филфаэрил? – спросила Тесса. – Я слышала этот слух несколько раз.

- Да-да-да, - с отвращением прервал её Гормон. – Волшебники, дворяне и Пурпурные Драконы захватят трон. А еще Красные Маги и Зенты готовятся напасть на Сюзейл, уничтожив его изнутри.

- Но это так! – воскликнул Раулиган. – Я знаю, что королевский садовник работает на Зентарим и, периодически, меняет форму. Если это не магия, то что?

- Вот и разваливается наше королевство, - с выдохом сказала Тесса.

- А виноват в этом Вангердагаст, - добавил Гормон.

Дунеф сидел и молча слушал все эти слухи. Внутри него закипал гнев и злоба. Неужели для этих людей ничего не значила жизнь короля? Он снова вспомнил смеющегося бородатого мужчину, который сказал:

- Неважно, откуда я родом. Не смотрите на корону на моей голове – я буду сражаться за честь и свободу, и благодаря этому буду лучше чем сембийцы или туйганцы. Вот увидите – имя Азуна Четвертого прославится в веках, как образчик чести и добродетели!

 Молодой дворянин моргнул и привстал. Все смотрели на него. Ему казалось, что его тело сейчас взорвётся.

Дунеф  заметил, что даже Раулиган смотрит на него.

- Люди, как по мне, Вангердагаст просто пытается удержать королевство в целости до тех пор, пока король не поправится.

Тесса сузила глаза.

- Что, Марлиир, поддерживаешь регента?

- Что ты имеешь в виду? – спросил Дунеф, чувствуя, как его дрожащая рука ползёт к клинку. Его взгляд пересёкся с холодным взглядом девушки.

- Ваша семья была так же близка к трону во время войны с королём Далмасом или принцем-регентом Селембером? Или Марлииры предпочитают не ворошить старое? – спросила Тесса.

-Я… - начал Дунеф, но понял, что ему нечего сказать. Действительно, его семья несколько раз поднимала восстание против властей. Эта девушка, казалось, знала, о чём говорила. А еще она знала, как обращаться с клинком. Дунеф даже не заметил, как она достала свой короткий меч и занесла его над головой. Она казалось ему такой спокойной, уверенной и…

Он понял, что покраснел.

- Леди, я не хотел вас обидеть. И никого из присутствующих. Я просто был шокирован тем…

- Пренебрежительно говорили о Кормире? – спросила Тесса. – Парень, это не значит, что мы не любим его.

Все молчали, пока Аталон не прервал тишину:

- Что ж, опять в гостиной Восходящего Дракона все закончилось как обычно.

Внезапно, в комнату вошёл мужчина в простом коричневом плаще, подвязанном обычной веревкой. Его строгие глаза будто оценивали молодого Марлиира и его одежду.

Никто бы и не подумал, что в эту таверну может прийти сам регент Вангердагаст. Все посетители резко замолчали, наблюдая, как Придворный Маг подошёл к наёмнику за угловым столиком, обменялся с ним молчаливым кивком и сел на единственный свободный стул.

Внезапно, звуки улицы пропали – стих скрип колёс, замолкли лавочники.

Магия. Вангердагаст наложил заклинание тишины, чтобы никто не слышал его разговор. Дунеф посмотрел на мага и наёмника. Они обменялись парочкой быстрых немых фраз, после чего встали и покинули посещение. Как только маг спустился по лестнице, звуки улицы наполнили гостиную.

Все молчали, пока Тесса не спросила:

- Зачем регенту нанимать наёмников? Для борьбы с Пурпурными Драконами? Или мятежными дворянами?

- Да… а кому верны Драконы? – спросил Гормон.

- Это мы скоро и узнаем, - тихо добавил Аталон.

- Да уж…не лучшее время ты выбрал для визита, парень, - сказал Раулиган Дунефу.

Молодой дворянин лишь пожал плечами.

- Если я нужен королевству…

Тесса улыбнулась.

- А что если из-за твоего патриотизма, ты будешь втянут в борьбу, которая разорвёт Кормир на части?

Дунеф попытался что-то ответить, но его прервал Гормон:

- Да, не припомню я времён хуже. Больше всего мне сейчас интересно – как это время переживет Кормир?




#96762 Кормир. 12-13 глава

Написано PyPPen 27 Март 2019 - 16:27

Глава XII

Неудовлетворительный король

 

Год Солнечного Дракона (245 г. по Л.Д.)

 

 

Саграст Драганхорн, дворянин Кормира и управляющий дома Обарскиров ёрзал на своём стуле из черного дерева, размышляя – достаточно ли он силён, чтобы сделать то, что требуется.

Комнате на втором этаже “Барана и Утки” была не лучшим местом для встречи с предателями, да и вообще Саграст предпочёл бы не быть предателем, но правление безумного Болдара, а теперь его слабого наследника Ифлара, не оставляло управляющему выбора.

Комната была грязной и поломанной, и напоминала ему о первых днях Кормира. В те времена в Сюзейле все было меньше, хотя такие таверны были распространённым явлением в сельской местности и далёком Мейбле. Стены были грубыми и неотесанными, а на полу было множество трещин. Но был у этого места и несомненный плюс – вряд ли Саграст мог встретить здесь кого-нибудь из аристократов. Наверное, поэтому маг и предложил это место для встречи.

Гнилые деревянные ставни на окнах были раскрыты, и в комнате царил запах улицы. Это был первый день лета, и воздух был наполнен запахами людского пота, лошадей и гнилого мяса, перебивающими аромат кислого и зернистого тёмного эля, который был вынужден смаковать Саграст.

Он отодвинулся от окна, зная, что, конечно, вряд ли его кто-то здесь узнает, но лучше соблюдать осторожность. Если хоть кто-то узнает о сегодняшней встрече Саграста, то дворянина ждёт очень жёсткий суд короля Ифлара.

Со своего места у окна он мог видеть большую часть города. Большинство домов были деревянными с грубыми соломенными крышами и лишь несколько домов на центральном холме имели каменный фундамент. До недавнего времени стены города тоже были деревянными, и лишь жалобы солдат, защищающих город от набегов гоблинов, заставили короля Илифара построить каменные стены вместо частокола.

Конечно, крепость Фаэрланна была каменной, начиная с подземных темниц и заканчивая верхушкой башни, торчащей как осиновый кол из груди вампира, и будто осуждающей Саграста за преступление, которое он собирался совершить. Узкие окна башни были перекрыты решётками по приказу Болдара…интересно, стоит ли кто сейчас за этими окнами, выискивая предателей в городе.

Когда он обернулся, то увидел мага, который неслышно вошёл в комнату. Впрочем, он всегда ходил беззвучно.

Бакабр Достопочтенный, верховный волшебник Кормира, растянулся на стуле, будто детская кукла.

Маг, как всегда, казался изнеможённым. На его бороде виднелись лишь полоски её первоначального рыжего цвета, а длинные волосы отступили к макушке. Его одежды зелёного цвета, который считался “его” цветом, напоминали о старых временах.

- Хорошо, что вы пришли, - сказал маг.

- Когда тебя вызывает маг, ты не можешь просто притвориться, что тебя нет дома, - ответил Саграст, слегка кланяясь. Бакабр был самым могущественным человеком от Сюзейла до Мейбла, а после смерти Болдара три зимы назад и самым опасным.

- Как обстоят дела с молодым королём?

Саграст выпустил воздух из щёк и сел напротив мага.

- Он не желает принимать никаких решений. И никому не позволяет делать это. Ифлар проводит все время среди скульптур и картин, либо устраивая балы и наслаждаясь музыкой бардов. На эльфийском языке говорит уже почти весь королевский двор, и он приближает к себе любого, кто может сказать на древнем языке хотя бы несколько предложений.

- Раньше было лучше, - покачивая головой, сказал маг. – Райман славный, который первый расширил границы города и Тарьян Старый, отец Болдара, который видел, как из Кормира ушли последние эльфы.

- Да, и Райман убил последнего красного дракона, Виверваутера, а Тарьян подавил первое крестьянское восстание в Мейбле. И Ифлар слабый король, управляемый своими придворными, что сильно…беспокоит людей, типа меня.

- Убеди меня, - сказал маг. – Почему, по-твоему, всё так плохо?

Саграст облизнул губы. Видимо, еще был шанс, что волшебник посвятит его в планы своей группы.

- С каждым днём гоблинов и орков на дорогах становится всё больше, и к ним все чаще присоединяются воры и головорезы, а вся стража сидит в башне короля, как дети, боящиеся теней. На рынках прослеживается дефицит, а женщины вынуждены носить на поясе кинжалы и ножи, дабы чувствовать себя в безопасности на улицах Сюзейла.  Если в Мейбле начнётся восстание, то король пойдет на поводу у сепаратистов, а в руинах Мерсамбера недавно был замечен пурпурный дракон.

Маг фыркнул.

- Каждый раз, когда люди ждут плохого предзнаменования, им мерещится Пурпурный Дракон. На самом же деле, скорее всего, это был красный дракон на фоне солнца, или маленький чёрный дракон, которого не разглядели издалека. Все остальное – сущая правда, но не надо мешать её с выдумками обывателей.

- Многие дворяне отказываются платить налоги, - продолжил Саграст, - и создают свои маленькие армии. Трио семей Сильверсов – Хантсилв, Краунсильсы и Трусилверы, слишком близки к королю и не замечают ужаса, которые бушует среди простого народа. Они лишь благодарят богов, что Ифлар не такой, как его отец, Болдар, но даже Безумный Король твёрдо держал бразды правления, пока был в своём уме. Сильверсы попросту не видят, как рушится королевство! 

- А ты видишь.

- Я представляю…группу дворян. В основном, наши семьи возвысились со времён правления Фаэрланна. Благодаря этому у нас примерно одинаковый взгляд на происходящие вещи – королевство было ранено Безумным Королём, и теперь может быть добито слабым. Крупные дома только и ждут этого, чтобы захватить свои территории, но наши семьи будут поглощены в этом конфликте. И мы слишком слабы, чтобы уберечь королевство от раскола.

- И твоё решение – убийство, - сказал маг голосом холодным, как сталь.

Саграст развёл руками.

- Нет, господин волшебник, конечно нет. Я верой и правдой служу Ифлару, и он неплохой человек, но плохой король. Понимаете, королевству нужен решительный лидер.

- И чего же хочешь ты и твои сторонники?

Саграст снова облизнул губы. Он хотел, чтобы маг хотя бы раз моргнул, а затем задумался, что если скажет сейчас то, что хотел, то Бакабр может по одному щелчку пальцев телепортировать заговорщика в темницу.

- У Ифлара есть сестра Гатлара, - сглотнув, сказал Саграст.

- Молодая и энергичная, да, - кивнул маг. – Настоящий Обарскир. Я слышал, она, вместе со своими рейнджерами, навела порядок в Восточных Пределах. Но власть в Кормире всегда передавалась от отца к старшему сыну.

- Да, но если бы она родила ребенка, то это бы решило все проблемы! Сам Ифлар бесплоден, что доказывает отсутствие потомства при таком большом количестве супруг, а если бы Гатлара смога родить ребенка мужского пола, то можно было бы заставить Ифлара сложить свои полномочия в пользу племянника.

- Не припомню, чтобы она упомянула хоть одного мужчину, которым интересуется.

- Мы думаем, что подходящей партией для неё сможет стать Каллимар Блеф.

- Вы думаете, или Каллимар? – спросил маг. – Да и вообще, знает ли Каллимар о ваших планах?

- Ну, - сглотнув, сказал Саграст, - Я не думаю, что вам стоит знать имена тех, кто знает о моих планах.

Маг улыбнулся.

- Знаете, я нахожу некоторое сходство между Каллимаром и Модаром, основателем династии Блеф, который пришёл в Кормир два века назад. Он так же жесток и скор на решения. Как и Модар, Каллимар резок и твёрд. И вы думаете, что такая женщина, как Гатлара, которая проводит все своё время в лесах и грязи, заинтересуется таким мужчиной?

- Ну…мы думали…

- Что я просто взмахну руками, и заставлю её полюбить Каллимара? Но я знаю, что вы так не думали, но хотели, чтоб так я подумал, - глаза волшебника были остры, как мечи. – Вы пережили Болдара, и теперь служите Ифлару. Чего же вы хотите, Саграст Драганхорн?

- Я надеялся…мы надеялись, что вы поможете нам в этом деле, - Саграст вздрогнул, потому что понял, что мог сформулировать фразу лучше, и теперь надеялся, что Бакабр не обиделся.

Маг только кивнул.

- Значит, вы хотите, чтобы я присоединился к вам, и помог убедить Гатлару, что брак с Каллимаром – необходимая мера для сохранения королевства, а затем убедить Ифлара в том, что ему лучше бы отказаться от трона, так?

- Ну конечно, мы очень ценим любую помощь, которую вы… - Саграст замешкался, и поток его слов был прерван удивительным действием, которое совершил Бакабр. Он рассмеялся.

Он был сухим и жутким, какой он, наверное, был у личей и скелетов. Саграст никогда не слышал его прежде и надеялся, что больше не услышит.

- Знаете, когда я шёл на встречу с вами, лорд Драганхорн, я ожидал услышать предложение по типу: “убить короля и подставить служанку”, но ваше предложение гораздо ближе к цивилизованному решению вопроса.

Маг подался вперед и жестко спросил:

- Как думаете, если бы я мог вот так запросто заменить короля, я бы не сделал этого в то время, когда королевство страдало от безумства Болдара.

Саграст попытался что-то ответить, но маг проигнорировал его и продолжил:

- Я обязан защищать короля и корону, даже если из-за этого будут страдать люди. Такие обязанности на меня возложили эльфы, и теперь, в общем-то, я в ответе за все проблемы, которые появились во времена правления Болдара и Ифлара. Знаете, это очень по-эльфийски – как бы много они не говорили, их взгляд не уходит дальше их длинной жизни. И так Тарьян оставил после себя единственного сына, Болдара Безумного, которого я лечил самыми сильными заклинаниями и припарками. Поверьте мне, лорд Драганхорн, он продержался дольше, чем должен был.

Саграст кивнул. Болдар умер три зимы назад, когда пытался выбросить из окна свою супругу. Жертва безумного короля ухватила своего убийцу и утащила его вниз, с вершины башни Фаэрланна. Бакабр в это время был за границей и не видел смерти короля.

Маг продолжил:

- Когда Болдар умер, на трон сел малолетний Ифлар, у которого из родственников в живых была только сестра Гатлара, которая была настолько хороша, что придворные засомневались в её родстве с Безумным Королём. Я знаю, что она популярнее короля в западной части королевства, а дворяне втайне надеялись, что Ифлар по-быстрому сделает себе наследника и умрёт от оспы, но, к сожалению, у этой жизни другие планы на молодого Обарскира, и моя клятва не позволяет мне действовать против короны.

Бакабр поднял взгляд.

- Как вы сказали? Он неплохой человек? Возможно, это потому, что мы слишком сильно оградили его от влияния Безумного Короля, тем самым убив в нём тот огонь, что горел в Обарскирах со времен Онефа. Мы сами создали такого неудовлетворительного короля.

Маг вздохнул.

- Несмотря на то, что Болдар был сумасшедшим, народ простил ему его ошибки. Он был сильным правителем, а Ифлар мягок, обходителен и аккуратен. Возможно, самый мягкий из всех Обарскиров, и за эту робость его не любят. За все время правления Болдара мне пришлось сорвать пять заговоров. Так вот столько же я сорвал лишь за три года правления Ифлара.

Затем, Бакабр понизил голос и сузил глаза.

- Но ваш план – первый, который не включает убийство короля. Моё мнение о дворянах Кормира растёт…хотя, спасёт ли это вас от смерти за измену?

Лицо Саграста приобрело цвет старого сыра.

- Мы хотим только лучшего для королевства…

- Вы хотите лучшего для себя! – выпалил маг, сверкая огнём в глазах. – Я не вижу тут ни одного из Сильверсов, и тут нет ни Рейбертонов, ни Мускалинов. О да, я знаю, какие дома закупаются оружием и наёмниками. Кому они будут служить? Кто будет править теми, кто готов погрузить королевство в войну из-за несбывшихся надежд? Дворянин из молодого дома, чья репутация основана лишь на его  служении короне, а даже не голове, на которой она лежит?

Саграст долгое время молчал, затем шумно сглотнул. Он хотел заговорить, но маг улыбнулся и опередил его:

- Хорошо. Я буду стоять в стороне и не мешать вашим планам по поиску нового короля. Как думаете, сколько на это уйдёт времени?

- Думаю, нам потребуется год, чтобы привлечь Гатлару и Каллимара на нашу сторону, - ответил Саграст, вздохнув от облегчения.

- Вы молоды и оптимистичны, - сказал маг, и дворянин испугался, что его одарят еще одним приступом смеха, - Ну, допустим, Гатлара и Каллимар познакомятся. И что дальше? Что будет делать Саграст Драганхорн?

- Попытаюсь помочь им понравиться друг другу, обеспечу достойный медовый месяц, а затем удостоверюсь, что их сын не будет иметь каких-либо болезней, которые помешают ему править.

- Хорошие союзники у лорда Блефа, - улыбнувшись, сказал маг.

- Среди которых есть и могущественный маг, я полагаю. Мы должны будем помочь новому наследнику получить должное образование, после чего он сможет объявить о своих правах на трон.

- И вы думаете, что королевство выдержит два десятка лет правления короля Ифлара?

- Я думаю, что если у Гатлары и Каллимара будет наследник, то мы пройдём через это.

Волшебник замолчал, прислушиваясь к битве, разгорающейся за окном. Драка авантюристов? Или восстание добралось и до Сюзейла?

- Тогда, нам лучше начать как можно быстрее? – спросил наконец маг, протягивая свою костлявую руку дворянину.

Саграст хотел протянуть руку магу, но остановился и спросил:

- Скажите, зачем вы делаете это? Со всем вашим могуществом и властью…

- Я мог встретиться с тобой где угодно, но решил, что если уж и убивать предателя, то в каком-то месте, которое будет не жалко.

Глаза Саграста округлились и наполнились ужасом за секунду до того, как его тело и всю комнату поглотила вспышка.

 

*****

 

 Когда свет погас, Саграст обнаружил себя на ступеньках перед высокой башней. Ему казалось, что все его органы поменялись местами, и лишь когда кровь хлынула к животу и ушам, он услышал шум, который поднялся вокруг него.

Множество придворных сновали туда-сюда, таская с собой бумаги и отдавая приказы. Королевская стража в красных кожаных жилетах и с длинными пиками стояла у входа, беспристрастно взирая на город.

Маг, удивлённый происходящему не меньше Саграста, схватил одного из пробегающих мимо дворянина, которым оказался молодой представитель Трусилверов, и спросил:

- Что здесь происходит?

Аристократ уже хотел было грубо ответить, но увидев, кто его схватил, смиренно сказал:

- Гатлара, сэр. Она вернулась.

Саграст покачал головой.

- Странно. Она же должна была быть в Западных Пределах.

Дворянин кивнул.

- Да, но король вызвал её в столицу, и она вернулась в Сюзейл в сопровождении своих рейнджеров. Она только-только вошла в башню, и говорят, что король был в полном боевом обмундировании.

Бакабр отпустил дворянина, развернулся и быстрым шагом двинулся к башне. Саграст последовал за ним.

- Вот надо было королю сделать это сейчас, - пробубнил себе под нос маг. Казалось, что происходящее было для него сюрпризом, как и для всех остальных. Саграст же понял, что за выкрики он слышал из окна таверны – призыв к рейнджерам Гатлары. Но было ли это приветствие или яростный вызов?

Большинство дворян, видимо, были уверены в том, что Гатлара нападёт на короля, и поэтому решили сбежать из Башни Фаэрланна. Бакабр и Саграст быстро вошли в башню, направившись в прихожую, которая вела в большой приёмный зал. Там-то король и встретился со своей сестрой.

У дверей, ведущих в зал, Саграст увидел четырёх стражников Ифлара. Суровые воины в красных куртках были высотой два метра и полностью перекрывали двери. Бакабр же двинулся к ним без замедления.

Один стражник попытался перекрыть ему путь, но маг продолжал идти вперед, пока лезвие алебарды чуть не упёрлось ему в живот. Тогда Бакабр поднял голову и сурово посмотрел в лицо стражнику, который виновато опустил глаза, убрал своё оружие и попытался что-то неуверенно сказать. Так же сделали и остальные стражники. Бакабр быстро прошёл в зал, а Саграст прошмыгнул вслед за ним. Стражники за их спинами вновь перекрыли вход, мешая кому-либо еще войти.

Тяжёлые сапоги Саграста стучали по гладкому полу, пока Бакабр беззвучно скользил по нему. Пройдя по коридору, они дошли до широких двустворчатых дверей. Маг дёрнул ручку, но двери не поддались, и он сказал пару слов на эльфийском. Сначала Саграст подумал, что это были слова какого-то заклинания, но затем понял, что маг попросту выругался. Он жестом приказал дворянину отойти, после чего вытянул одну руку и стал произносить замысловатые фразы на непонятном гортанном языке. В этот раз это точно было заклинание, ведь руку Бакабра окружило синее сияние, которое было будто сплетено из синей паутины. Когда сияние стало плотным, оно внезапно вытянулось и коснулось дверного замка. Внутри двери послышался щелчок, и двери открылись вовнутрь.

Тронный зал был центром старого Сюзейла и первым помещением, построенным Онефом Обарскиром, хотя за годы своего существования зал сильно изменился – пол и стены стали каменными, по краям зала с потолка свисали различные гобелены, а у правой стены стоял высокий трон, на вершине которого стоял король Ифлар в доспехах и с обнаженным мечом. У подножья трона стояла Гатлара, и её оружие тоже было готово быть использованным по назначению.

Белый доспех короля с бронзовым нагрудником был украшен золотыми вставками, а спину доспеха прикрывала изысканная накидка цвета бронзы с узорами цвета меди, изображающими экзотических животных. Это был церемониальный доспех, и Саграст осознал, что у Ифлара не было настоящего доспеха. На его голове красовался эльфийский  обруч – символ власти, передаваемый от короля к королю.

Гатлара была одета в пятнисто-зеленую кожаную броню своих рейнджеров. Капюшон кожаной куртки был отброшен назад, обнажая миру ярко рыжие короткие волосы и блестящие от гнева глаза. Увидев их, Саграст подумал о безумии Болдара.

Бакабр, очевидно, был того же мнения, и уже поднял руку, чтобы бросить какое-нибудь заклинание в девушку.

- Стой! – закричал Ифлар, тыкая тяжёлым мечом Фаэрланна в сторону мага.

Бакабр неуверенно опустил руки и шагнул к королю. Саграст последовал за ним.

- Я рад, что ты не утратил умения слышать меня, - сказал король.

- Мой повелитель, я слышал, что вы… - начал маг, но король прервал его:

- Мы с сестрой обсуждали государственные дела, и я отозвал свою стражу. Если бы я знал, сколько это вызовет переживаний, то заранее предупредил бы тебя и сестру, чтобы она не приводила всех своих людей сюда.

- А что я должна была подумать? – спросила девушка ледяным голосом? – ты внезапно отозвал меня из Западных пределов, оставив эту часть страны без защиты.

- А королевству что-то угрожает? – спросил Ифлар.

Девушка оскалилась.

- Я говорила тебе. По Кормиру пошла трещина, расползание которой сможет остановить хороший король.

- А я хороший король? – спросил Ифлар, нежно улыбаясь.

Гатлара отстранилась, тщательно подбирая слова.

- Ты очень хороший человек и мой брат, но ты плохой король, - сказала женщина, и тишина повисла в зале. – Но ты мой король, и я буду выполнять твои приказы, какими бы глупыми они не были.

- Благодарю за честность, - наконец сказал Ифлар. – Я знаю, что я хороший человек, но плохой король, и сейчас я собираюсь послужить своему королевству, - с этими словами он снял обруч со своей головы. – Преклони колени, сестра моя.

Женщина упала на одно колено, и Саграст, зная, что произойдёт, подался вперед, но рука Бакабра остановила его. Теперь дворянину было понятно, почему молодой Трусилвер был ошеломлен – у старичка была хватка гиганта.

Король отложил меч и обхватил обруч двумя руками.

- Я люблю это королевство и любого, кто носил эту корону, но знаю, что я достоин её меньше одного человека. И теперь я хочу отречься от своего титула в пользу этого самого человека.

Он положил обруч на голову своей сестры.

- Встань же, первая королева Кормира!

Девушка встала с колен.

- Брат, когда я увидела тебя в доспехах, то подумала…

- Это неважно. Сейчас Кормиру нужна мудрость и сила. Дай ему это и сделай то, что не смог сделать я.

Гатлара медленно кивнула. Ифлар спустился с трона и подошёл к Бакабру.

- Я рад, что ты не остановил меня. Надеюсь, её будет защищать легче, чем меня.

Маг кивнул, но ничего не сказал.

Ифлар посмотрел на Саграста.

- И спасибо тебе, Саграст Драганхорн. Когда я узнал о твоём заговоре, то это, как и все предыдущие, заставило меня задуматься – как я могу править королевством, если с каждым разом меня предают люди, которые все ближе и ближе ко мне. Но теперь мне будет нужна помощь, чтобы убедить дома Кормира последовать за женщиной.

Рот Саграста был сухим. Он смог лишь сказать:

- И что вы будете делать, мой лорд?

- Я думаю отправиться на север, в Кормантор. Надеюсь, эльфы примут меня, и я смогу заниматься искусствами, а дворяне Кормира не будут искушаться попытками возвращения меня на трон. Бакабр, ты сможешь это устроить?

- Как пожелаете, мой повелитель, - ответил маг, глубоко кланяясь.

Саграст посмотрел на девушку. Она небрежно поправляла корону, затем посмотрела на дворянина и улыбнулась ему. Он тут же преклонил колени. Как он мог не видеть этого? Все