Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  PyPPen : (23 Март 2020 - 09:47 ) Привет! У меня вот просьба - можно создать для меня тему с переводом "Смерти дракона"?
@  Redrick : (17 Март 2020 - 06:08 ) Летом.
@  jackal tm : (16 Март 2020 - 06:02 ) @Redrick большое спасибо тебе и команде за отличный перевод. Не слышно когда следующая книга выходит?
@  nikola26 : (11 Март 2020 - 04:21 ) @larik переводы размещены в Библиографии на abeir-toril. Здесь, на форуме, темы со сбором средств и отдельными главами удалены.
@  Redrick : (11 Март 2020 - 09:46 ) Да вроде бы на месте.
@  larik : (10 Март 2020 - 01:20 ) А куда делись переводы книг сферы грёз и терновый оплот?
@  Redrick : (13 Февраль 2020 - 01:05 ) Спасибо)
@  nikola26 : (12 Февраль 2020 - 09:47 ) Удалил
@  nikola26 : (11 Февраль 2020 - 06:31 ) Поковыряю сайт на днях, попробую удалить.
@  Redrick : (10 Февраль 2020 - 06:18 ) Уберите на сайте ссылку на группу "Мир Forgotten Realms", она сейчас ведёт совсем не туда.
@  nikola26 : (11 Январь 2020 - 02:12 ) @naugrim твои исправления внесу при верстке книги
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)

Просмотр профиля: PyPPen
Offline

PyPPen


Регистрация: 15 ноя 2016
Активность: Сегодня, 20:18
*****

#97018 Смерть дракона. Глава 4 - Глава 5

Написано PyPPen 03 Апрель 2020 - 13:38

Глава 4

Рог прогудел во второй раз, и Алусейр посмотрела на отца, с удивлением обнаружив улыбку на его лице.

Он увидел ликование на лице дочери, и сказал:

- Магия иногда еще может послужить короне, девочка!

Стальная принцесса подняла бровь. Она была рада, что хорошее настроение вернулось к отцу, но она не понимала – почему.

- Ты не ожидал, что Дунеф встретит нас здесь? – спросила она, оглядываясь на знакомый Гноллий Перевал. – Еще вчера ты сказал мне, что нам сильно нужны подкрепления, но теперь, кажется, его прибытие…скажи, дела в Арабеле идут хуже, чем я думаю?

- Нет, нет, девочка! Причина в том, что Дунеф привез с собой…я расскажу тебе потом, а сейчас давай поднимемся вон на тот холм и поставим шатёр, который, я надеюсь, молодой Марлиир тоже привёз.

- Шатёр? Отец, неужели я вижу в тебе зачатки остроумия.

- Следи за словами, девочка! – отрезал король, заходя за спину своей дочери и спускаясь вниз со склона. – Как ты можешь так плохо говорить о короле?

Глаза Алусейр загорелись.

- Ты лучше следи за своими словами, солдат! – прорычала она. - Обарскиры говорят прямо и честно, благодаря чему Кормир и сохраняет своё величие. Почитай об этом, если ничего не знаешь, кроме сражений под стягом Пурпурных Драконов.

- Вы осмелились задеть Стальную Принцессу? – пробормотал кто-то достаточно громко, чтобы девушка, повернувшаяся вслед за своим отцом, могла это услышать. – Неужели в вас появились зачатки остроумия?   

Уголки губ девушки почти поднялись в улыбке, когда она рванула вперед и быстро спустилась по рыхлой земле и скользким камням, покрытыми лозой, чтобы увидеть Дунефа Марлиира, стоящего на коленях перед своим королём.

- Все исполнено, как вы и требовали, Ваше Величество, - искренне ответил Хранитель Восточных Пределов.  – Команда переносчиков ожидает ваших приказаний. Маги стоят рядом с клеткой, которая, как вы и сказали, завёрнута, дабы скрыть от всех её природу.

- Накрыта, чтобы скрыть природу… - пробормотала принцесса, подошедшая к плечу отца. – Во имя всех белоглазых орков Каменных Земель, что это…

- Скажи мне, - прервал девушку король, - каково было выражение лица Элемандера, когда ты пришёл за клеткой и показал ему моё кольцо?

- Полное изумление, - ответил Дунеф с улыбкой на лице, - но когда я сказал ему про твёрдые железные прутья, оно сменилось на отвращение. “Это ниже моего достоинства” пробубнил он и выхватил кольцо у меня из рук, дабы убедиться, что я его не обманываю. Он выругался так, что я даже не запомнил всех слов, а даже если Ваше Величество и хочет услышать все дословно, то я в принципе сомневаюсь, что существует такое выражение, как “слепо-рвущийся избивающий рабов осёл”. После этого он подошёл к доспеху, над которым работал в последнее время, и швырнул его через весь магазин.

Король разразился смехом, похлопал себя по бедру, после чего толкнул Дунефа в плечо, из-за чего тот даже покосился.

- Восхитительно!

- Будет ли кто-нибудь так любезен, - вмешалась в разговор Алусейр, - рассказать мне – почему королевский оружейник изготавливает клетку с толстыми прутьями из железа?

- Девочка, - начал король, кивая на вершину холма и давая понять Дунефу, что он может отправлять команду переносчиков в путь, - мы собираемся поймать хазнеф и обменять его на нашего потерянного Придворного Мага.

- О, - отозвалась принцесса с напущенной лёгкостью. – Вот так просто? Ну тогда, думаю, что все пройдёт как по маслу. Это же звучит так легко, м?

Король пробормотал что-то под нос, что звучало как “прямо как мать”, после чего обернулся и указал вдаль.

- Девочка, ты же уже достаточно набегалась от орков, так?

- Боги, да. - Ответила Алусейр с интонацией ветерана, который устал от боёв и теперь хочет просто спокойствия, -

- Ну  вот, с подкреплениями Дунефа, мы можем развернуться и ударить по ним. Они уже давно наступают нам на пятки, так что не ожидают ничего, кроме продолжения отступления.  Мы дадим им бой на последнем холме позади нас. В тот момент, когда шатёр будет поставлен, мы отступим на этот холм, а орки, которые посчитают, что мы остановились для отдыха, рванут вперед, ведомые желанием кровавой бойни. В этот момент люди Дунефа обойдут их и подопрут с юга, подобно руки, поддерживающий живот, а Боевые маги, которых барон привёл из Арабеля, атакуют их из шатра.

- И перебьём орков. Я с тобой, отец, но как мы будем противостоять хазнеф, которые, безусловно, прилетят на магическую ару заклинаний?

- Маги бросят в монстров лишь слабые заклинания, а когда хазнеф пойдут на снижение, то отступят в шатёр, – сказал король. – Прямо напротив входа будет стоять клетка, а рядом Пурпурные Драконы с железным оружием, готовые изрубить любого хазнеф.

Алусейр покачала головой, затем вдруг пожала плечами и улыбнулась.

- Простыми словами, вы просто деретесь, бегаете и надеетесь, что все пойдёт по плану. Но почему бы и нет, все остальное мы уже перепробовали.

 

***

 

Три молодых Боевых Мага стояли в тёмном входе шатра. Их лица были напряженными и бледными от напряжения. Огненные шары и молнии летели в воющих орков, вздымающихся по склону и пытающихся прорваться сквозь стену, образованную копейщиками. Орочьи тела подбрасывало в воздух от постоянных взрывов и откидывало назад, чтобы после быть отброшенными ещё дальше очередным заклинанием.   

Первому хазнеф потребовалось всего пару мгновений, чтобы появиться с юга, низко над горизонтом.

- Во имя Богов на небесах, а эти монстры быстрые, - сказала Алусейр в плечо Азуна. Она посмотрела на троих Боевых Магов – Штормшолдера, Гаундолона и Марвела Старлаггара, уловив их напряжение и дрожь, вызванные страхом. – Ты уверен, что эти Боевые Маги сгодятся для этого?

Азун проследил за неуверенным взглядом дочери, чтобы увидеть, как один из магов судорожно сплёвывает на землю остатки последнего приёма пищи. Король расправил плечи, пожал ими и ответил:

- Все мы когда-то переживаем наш первый бой, а я не смогу править Кормиром, если за него будут сражаться только седые ветераны.

- Такие же седые, как сражающийся король? – С улыбкой спросила Алусейр.

- Именно, - прорычал король и прыгнул вперед. – Смотри, одна смелая птичка уже приближается…

Второй хазнеф появился над вершиной холма и, решив не тратить время на то, чтобы летать и кричать на сражающихся, сразу атаковал шатёр.

Один маг застонал и в спешке повалился на своего товарища, упав вместе с ним в шатёр. Третий отчаянно держался на ногах, пытаясь убрать со своего пути трусливых товарищей, но в этот момент широкоплечий хазнеф с лысой головой вонзил в него свои когти.

За секунду до столкновения Боевой Маг Ларидер Гаундолон оттолкнул в сторону своих напарников и бросился в шатёр. Хазнеф влетел за ним, подобно вспышке чёрной молнии, чей стремительный полёт закончился треском ломающихся костей и звуком ленивого перекатывания упавшей клетки.

Лейтенант быстро закрыл замок и защёлкнул пару железных щеколд, которые не позволят замку открыться, после чего махнул копейщикам, и те наставили свои оружия на хазнеф, не подпуская того к двери клетки.

- Ваше Величество, - начал лейтенант, - ваша птичка в клетке, и это оказалось проще, чем я думал. Что с остальными хазнеф?

Король пожал плечами.

- У нас только одна клетка.

Азун выглянул из шатра и увидел, как засадный полк Пурпурных Драконов давит орков, прижимая их к основным силам. Хазнеф, которых теперь было трое, атаковали рыцарей, пытаясь сбить с тех шлемы и вцепиться когтями в лицо.

- Достаточно, - отрезал Азун. – Дунеф, старший Боевой Маг готов?

- Да, Ваше Величество. – Ответил барон и указал рукой вдаль. В небе появилось облако из железных кинжалов, осколков и наконечников стрел, которые подобно ливню обрушились на одного из хазнеф. Крик монстра был оглушительным, поскольку он беспомощно повалился прямо в гущу сражения, и его товарищи сбежали задолго до того, как израненный хазнеф нашёл в себе силы подняться невысоко в воздух и улететь вдаль.

- Отлично, это сработало!  Теперь осталось сдержать несколько тысяч орков, пока ты договариваешься с пленным хазнеф, - Алусейр посмотрела на холм, с которого спускался очередной отряд орков, - Кровь Темпуса, какое племя может прокормить столько ртов?

- Договариваться, и верно, - ответил король. – Судя по всему, мы поймали самого худшего из них, после Болдара. Судя по всему, это Люфакс, маг, который  в своё время уступал в магическом искусстве лишь самой Амедагаст.

- Ты ведь никогда не думал, все пойдёт по плану?

Азун ухмыльнулся и собирался уже ответить, но его голос заглушил вой орков, рвущихся на вершину горы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 5

Укусы крыс подсохли и превратились в маленькие красные морщинки, в результате чего бледные груди и живот Таналасты были усыпаны звездообразными шрамами и гноящимися нарывами. Хотя её голова пульсировала, а суставы все еще болели, напоминая о недавней лихорадке, принцесса чувствовала себя на удивление отдохнувшей, бодрой и, наконец-то, в безопасности. Овдин Фоули, выглядевший бледным и избитым, тем не менее, был жив и сидел на краю её кровати. Его глаза были сосредоточенно закрыты, а рука с подготовленным исцеляющим заклинанием была прижата к матке принцессы. Вход в покои Таналасты охранялся целым отрядом Пурпурных Драконов. Пара Магов Войны сидели в прихожей в другом конце комнаты. Даже окна были защищены двумя слоями – они были закрыты железными вставками и укреплены каменным раствором.

Овдин открыл глаза, но его рука все еще была прижата к животу Таналасты. Она чувствовала, как исцеляющий жар богини проникает в её матку и заставляет поясницу болеть и покалывать. Это чувство не было полностью незнакомым принцессе, что немного смущало её. Таналаста попыталась принять чувства, нахлынувшие на неё, и отдаться им без всякого стыда. Такие ощущения были подарком Чонтии, и хотя эти чувства были личными, никто из служителей не должен был их отрицать.

Когда Мастер Урожая поднял взгляд к лицу принцессы, она уже была полна нетерпения.

- Что с ребенком, Овдин? – спросила принцесса с трудом. Хотя исцеляющие заклинания уже и привели её челюсть в здоровое состояние, она все еще болела, работала с трудом, а для безопасности она была перевязана шёлковым  шарфом. – Он был ранен?

Овдин моргнул, прежде чем ответить.

- Вы не чувствовали боли или кровотечения?

Ледяные пальцы принцессы начали в панике царапать грудь.

- Что-то не так?

- Я не могу сказать, было ли что-то, - ответил Овдин. – Это лишь вопрос.

- И ты должен на него ответить, - отрезала Таналаста. Она проснулась совсем недавно и первым делом послала за Овдином. – Как долго я спала?

- Полнедели…ну или так они говорят, - рассеянно ответил священник, потерев повязку на своей руке. – Я сам проснулся только вчера.

- А Алафондар?

- В библиотеке. Сибурт и Офрам с ним, но остальные… - он покачал головой. - Боюсь, орки напали слишком быстро.

Таналаста закрыла глаза и прошептала:

- Пусть земля примет их тела, а души их расцветают.

- Богиня присмотрит за ними, - он сжал руку женщины. – Они были храбрыми людьми.

- Они были, - Таналаста опустила голову и посмотрела между обнаженных грудей на живот, где рука Овдина все еще исцеляла матку женщины. - А что с ребенком? Надеюсь, ты не просто так наслаждаешься поглаживаниями.

Шутка вызвала скромную улыбку на лице обычно веселого священника.

- Со всеми этими стражниками здесь? Нет конечно, - он обеспокоенно оглянулся, а затем сказал:

- К сожалению, я действительно не могу сказать. Я, конечно, мог бы попросить помощи у королевских целителей. Но тогда бы они сразу поняли, что к чему.

Таналаста покачала головой.

- Давай попробуем избежать этого. Я не хочу, чтобы двор Кормира наполнился слухами раньше времени. Для начала надо объявить хотя бы о моём браке.

- И с кем он заключен. – Добавил Овдин.

Таналаста послала в Овдина один из тех редких недовольных взглядов, которые она использовала для тех немногих, кто мог понять её намеки.

- Будет ли иметь твой ответ какое-то значение для ребенка? – Спросила она.

Овдин на мгновение задумался, затем покачал головой.

- Либо у тебя есть ребенок, либо его уже нет, - сказал он. – Если да, то мы можем лишь продолжать изливать на него благодать Чонтии и надеяться, что он избежит последствий связи с хазнеф.

- Пожалуйста, мог бы ты называть это боем? – сухо попросила женщина. – “Связь” звучит так, будто у нас было свидание.

Овдин вздрогнул от её возражения, но не успел извиниться, так как дверь в комнату распахнулась.  Таналаста быстро натянула одеяло к шее и уже хотела отругать незваного гостя, но тут увидела, как её мать уверенно шагает к ней через комнату.

Королева Филфаэрил была красива как всегда – её медового цвета волосы ниспадали на спину, а глубокие голубые глаза смотрели на руку Мастера Урожая, которая все еще лежала на животе Таналасты. Если Овдин и почувствовал смущение, то его лицо не показало этого.

- Мама, - женщина была настолько удивлена, что напрягла больную челюсть. – Ты должна была послать кого-то, кто бы известил нам о твоём приходе.

Филфаэрил продолжала приближаться к кровати. Её шаг становился все более настойчивым и напористым.

- Я пришла, как только услышала, что ты проснулась, - она остановилась у кровати, все еще смотря на руку Овдина. – Я рада, что ты так хорошо себя чувствуешь.

Таналаста почувствовала, как жар поднимается к её щекам, но, решив не играться с матерью, перехватила фразу у Овдина:

- На самом деле, я еще не уверена в своём состоянии, - она махнула на Овдина, - Ты помнишь Мастера Урожая Фоули?

- Как я могла забыть?

Взгляд королевы наполнился едва различимым превосходством, но Овдин встал и поклонился, не отрывая руку от живота принцессы.

- Вы сияете, как и всегда, Ваше Величество.

Не сумев подавить Овдина, королева повернулась к дочери.

- Немного староват для тебя, не так ли?

- Вряд ли это так, мама, - ответила Таналаста. – Мастер Урожая просто заботится о моём здоровье, и ты знаешь это.

Лицо Филфаэрил оставалось все таким же непроницаемым.

- Тебе больше не устраивают придворные целители?

- Я предпочитаю Овдина, - хотя её чувства становились такими же ледяными, как и взгляд её матери, женщина смогла выдавить из себя улыбку, - Думаю, что даже принцесса может выбрать, кто положит руки ей на живот, и это не повлечет за собой политических распрей.

В глазах Филфаэрил промелькнула обида, но она быстро подавила это чувства и вернула лицу невозмутимость. Чуть тепло она сказала:

- Полагаю, тут есть много деталей, но я пришла не за ними. Впрочем, как и не за спорами о Королевском Храме, - королева посмотрела на Овдина и смерила того лёгкой улыбкой. – Так, и как там поживает наша пациентка? Я не думала, что она была травмирована…внизу.

- Ваше Величество, принцесса Таналаста – здоровая женщина, - Овдин незаметно и вопросительно поднял бровь, глянув на принцессу, и та еле-еле отрицательно дернула головой, после чего священник продолжил, не теряя ни секунды:

- Небольшая боль в кишечнике, вызванная слишком длительным сном…в таком случае нет ничего лучше долгой пешей прогулки.

Какими бы незаметными ни были сигналы между Овдином и Таналастой, но они не смогли скрыться от Филфаэрил. Её королевская улыбка стала настолько холодной, что смогла бы заморозить и костёр.

- Прогулка, говорите? – спросила она. – Смотрю, методы вашей Чонтии действительно гораздо более продвинутые, нежели у придворных целителей. Они-то говорили мне не отпускать Таналасту с постели в течение следующих десяти дней.

- Десяти дней?! – принцесса приняла сидячее положение. – Не в их правах…

Овдин жестом попросил принцессу лечь обратно.

- Поверьте мне, - начал он, - придворные целители за эти десять дней наблюдали за принцессой куда меньше, чем я за год. Поверьте, это упражнение пойдёт ей на пользу.

- Я доверяю тебе, - сказала Таналаста. – И это все, что имеет значение.

К счастью, в этот момент заклинание исцеления перестало действовать, рука Овдина остыла, и он убрал её, что позволило женщине полностью закрыться одеялом.

Священник повернулся к Таналасте и сказал:

- Если вы чувствуете себя нормально, то, возможно, я смогу пойти и заняться собственными ранами?

- Да, конечно, Овдин. Спасибо тебе за все.

Мастер Урожая откланялся королеве и принцессе и вышел из комнаты. Как только дверь закрылась, лицо Филфаэрил смягчилось, и она села на место Овдина.

 - Я действительно не хотела навязываться, моя дорогая, - сказала королева, беря дочь за руку, - но когда я услышала, что ты не спишь, то уже больше не могла ждать, чтобы извиниться.

- Извиниться? – Таналаста настороженно смотрела на мать, которая так же искренне, чуть менее чем два месяца назад, отчитывала свою дочь за её намерение основать Королевский Храм. – Серьезно?

Это сомнение, казалось, ошеломило Филфаэрил. Пару мгновений она выглядела напуганной, а затем испустила необычный для неё  смешок.

- Не о храме, моя дорогая. Тебе все равно придётся забыть эту идею до того, как твой отец умрёт счастливым, передав трон тебе, - женщина дипломатично улыбнулась, но когда по взгляду дочери поняла, что это не сработало, то продолжила так же, чуть испуганно:

- Я хотела попросить прощение за то, как обращалась с тобой?

- Обращалась со мной?

- Да, Таналаста, обращалась с тобой, - тон королевы внезапно стал жёстким. – Мы с тобой дворцовые женщины, и пора признать это. Но это не значит, что мы не можем любить других, или Азуна с Алусейр…

- Или даже Ванги. – Вмешалась Таналаста.

Глаза королевы потемнели, но она кивнула.

- Даже Вангердагаста, хотя он хуже всех нас обращается с другими. У нас всех есть свои цели, которые неизбежно ставят нас друг против друга, и единственная возможность остаться любящей семьей – признать это.

Таналасте казалось, будто она впервые в жизни общается ос своей матерью.

- Хорошо…

- Так что я хочу попросить прощения за то, что осудила тебя. Пойми, я была напугана переменами в тебе после твоего возвращения из Хуфду. Я была уверена, что ты не готова стать королевой. – Филфаэрил сделала паузу, чтобы моргнуть и раздавить слезу, после чего продолжила:

- Я думала, что никогда и не будешь готовой, так что сказала твоему отцу выбрать своей преемницей Алусейр. Я делала все, чтобы убедить его, но Вангердагаст был против.

- Вангердагаст? – Таналаста задалась вопросом – что за игру ведет её мать. Весь последний год превратился в ад, и все благодаря Придворному Магу, который пытался сделать из Таналасты такую королеву, которую он хотел видеть на троне Кормира. В конце концов, Таналаста устала от этого и сказала. Что магу придётся либо принять её такой, какая она есть, либо начать переделывать Алусейр. – Ты говоришь это потому, что он пропал?

- Нет! – яростно запротестовала Филфаэрил и замотала головой, но слёзы, все-таки, полились из её глаз. – Он никогда не сомневался в тебе. А я сомневалась. Прости меня.

- Не надо, - сказала Таналаста. – Не надо извиняться. По крайней мере, один раз ты была права – когда Аунадар Блеф и Гаспар Кормаэрил хотели отравить отца, я ужасно показала себя. Я не уверена, что не повторила бы подобной ошибки сейчас, но это не важно – со всеми этими хазнеф Кормир находится на грани катастрофы.

- Боюсь, уже не на грани, - Филфаэрил отёрла слёзы и встала на ноги, принимая знакомый царственный вид, - Болезнь уничтожила все посевы на севере, повсюду бушуют лесные пожары, деревни одна за другой либо вымирают от чумы, либо сходят с ума, а ко всему прочему на севере собирается огромная армия орков…

- И Семь Бедствий  спустятся на нас, - прервала Таналаста. – Разрушение, безумие, война, огонь мор и рой.

- Но ты назвала только шесть.

- Еще одно скоро “придёт”, и когда это произойдёт…

- “Придут легионы мертвецов дьявола, создавшего самого себя”, - закончила Филфаэрил пророчество Алундо. – Но что тогда?

Принцесса покачала головой.

- Не знаю, но мы не должны допустить этого, - она откинула одеяло и подняла ноги с кровати. Посмотрев на дверь прихожей, она рявкнула:

- Корвар!

Филфаэрил взяла дочь за руку.

- Что ты делаешь?

- В цитадели на Гоблинской Горе я сделала что-то, что сильно ослабило Ксанофа, - сказала Таналаста, почти затащив мать в гардероб. – Возможно, я наткнулась на что-то.

- На что? – Спросила королева.

- Точно не знаю. Видимо, мне придётся провести небольшое исследование.

Таналаста сняла с себя постельное белье и отбросила его в сторону, открыла шкаф, но обнаружила, что он был пуст.

Дверь распахнулась, и Корвар Раллихорн, командир стражи принцессы, вошёл в комнату во главе дюжины Пурпурных Драконов, но тут же все они чуть не повалились на пол, стараясь отвести взгляд.

- Я…я прошу прощения, принцесса, - начал Корвар. – Я думал, вы звали.

- Я и звала.

Филфаэрил подняла с пола халат и подала его дочери.

- Найди Алафондара и скажи ему встретиться со мной в библиотеке, - сказала Таналаста, прикрывая халатом обнаженную грудь. – И принеси мне что-нибудь надеть.

- Как прикажете, Ваша Светлость.

Корвар и его люди поклонились и сделали все возможное, чтобы покинуть комнату, не глядя на принцессу.

Когда они ушли, Филфаэрил посмотрела на дочь и сказала:

- Боги, а ты изменилась.

Женщина положила руку на плечо матери.

- Ты не видела и половину того, что со мной стало. Кстати, о половинах – я слышала лишь часть последних новостей. Как там отец?

- И Дунеф, да?

Таналаста закатила глаза.

- Можешь рассказать мне и о нём, но уверяю тебя – сейчас у меня совсем нет причин интересоваться молодым бароном.

- Как жаль. Вы бы были такой красивой парой, - с наигранной обидчивостью ответила королева. Однако в её словах была и доля правды. Король и королева еще не знали о браке Таналасты и её беременности от Роуэна Кормаэрила. Филфаэрил подняла руки, будто пыталась защититься от дочери. – Я не настаиваю…

- Просто обращаешься со мной?

- Возможно, - ответила Филфаэрил с короткой улыбкой, но быстро стала серьезной. – Последнее, что я слышала, что твой отец и Алусейр…

- Алусейр? – ахнула Таналаста. – Так она в безопасности?

- Да, - ответила королева. – Твой отец нашёл её в Каменных Землях, недалеко от Гнолльего Перевала, где должен был встретиться с Дунефом…

- Алусейр была одна? – прервала королеву принцесса. После битвы в Болотных Пустошах, после того, как Вангердагаст пропал, Роуэн каким-то образом нашёл его боевого скакуна Кадимуса и отправился к королю, дабы предупредить того о хазнеф. К сожалению, Таналаста и Алусейр, несколько дней спустя, нашли лишь его следы, которые, по непонятной причине, уходили на север, в Каменные Земли. Алусейр в одиночку отправилась вслед за ними, но это было последнее, что Таналасты слышала и знала о своей сестре или Роуэне. – С ней не было Кадимуса?

- На самом деле, Алусейр оставила тебе послание. Ох, как я могла забыть, - с игривой улыбкой ответила королева. – Она сказала: “Кадимус с отцом, но твой любимый разведчик все еще на охоте”.

Таналаста отошла к кровати и села на неё, внезапно почувствовав себя уставшей и слабой.

Королева подошла к дочери и натянула одеяло ей на плечи.

- Таналаста, прости. Я не думала, что тебя это расстроит.

- Да, это и не должно, наверное, - ответила принцесса. – В последнее время горы стали такими опасными, и я надеялась на более…определенный ответ.

Филфаэрил обняла дочь.

- Я понимаю тебя. Если бы я только могла сосчитать, сколько раз я переживала за жизнь твоего отца…и за то, что он может сбежать с дочерью какого-то мелкого дворянина.

Таналаста покачала головой.

- Роуэн бы так не поступил, даже если бы в Каменных Землях были мелкие дворяне.

- Роуэн? – нахмурилась королева. – Единственный разведчик, которого я знаю с таким именем, это Роуэн Кормаэрил.

Таналаста кивнула и похлопала по кровати.

- Тебе лучше сесть, мама. Мне надо многое рассказать тебе.

 




#97015 Смерть дракона. Глава 2 - Глава 3

Написано PyPPen 31 Март 2020 - 22:48

Глава 2

- Нет, - категорично отрезал старый следопыт, - ни одна лошадь не будет охотно скакать по голой скале, если только всадник не будет направлять её. И если Кадимус пришёл сюда, не оставив следов, а крыльев у него, как вы видите, нет, значит кто-то привел его.

- Его хозяин?

- А кто еще, - ответил следопыт, пожав плечами, а затем вспомнил, что говорит с обеспокоенным королём, а не невежественным новобранцем, и неловко добавил:

- Понимаете, Ваше Величество, опытные наездники не оставляют за собой следов, но…

- Я понимаю, - ответил король, успокаивающе поднимая руку. – Вы хорошо работаете, Пердиваль, продолжайте в том же духе. Возможно, судьба королевства зависит от того, что вы найдёте.

В ответ рейнджер расстроенно поднял брови, а затем молча наклонился и продолжил изучать южный уступ голой скалы. Через несколько секунд он махнул рукой, подав знак, что нашёл следы коня Боевого Мага, и армия двинулась дальше.

Раздался короткий гудок, и армия резко остановилась. За спиной арьергарда бежал человек, спешно размахивающий руками.

- К оружию! – кричал он, - Орки позади нас! Их тысячи!

Король не растерялся.

- Наверх, по холму! Сформируйте кольцо! Копейщики, во внешний круг, лучники – вовнутрь! Живо!

Сержанты и лорды вокруг короля начали раздавать приказы, и армия Пурпурных Драконов хлынула по холму стройной волной.

- Мне нужны люди для набега, - сказал Азун лорду Толону и графу Браервинтеру. – Не более сорока человек, с зоркими глазами и быстрыми ногами. Но не разведчиков – те заслужили отдых.

Пока он говорил, прозвучали короткие завывания боевых рогов, зазывающие назад следопытов, которые забрались на вершины холмов. Некоторые рыцари невольно повернулись назад, чтобы посмотреть на тут толпу орков, о которых говорил солдат из арьергарда.

- Шевелитесь, проклятые Темпусом овцы, - взревел сержант. – Рассматривать достопримечательности будем потом! Сейчас мы на войне!

В ответ на это послышалось несколько жалоб солдат на своего командира. Пурпурные Драконы схватились за копья и начали формировать кольцо вокруг своего сержанта.

- Двигайся, кому сказал?! – Рыкнул один сержант неподвижно стоящему мужчине, но тут же понял, что рявкнул на короля.

Азун повернулся и успокаивающее похлопал мужчину по плечу.

- Продолжайте в том же духе. Я знаю, что вы беспокоитесь о жизни короля, но знайте, что большую часть времени я буду игнорировать вас.

Они обменялись ухмылками, хотя улыбка сержанта и была немного болезненной, после чего вернулись к своим обязанностям – сержант встал в центр формирующегося круга, а король подошёл к двум дворянам, которые, к их чести, приняли решение выбрать нескольких ветеранов, которые бы возглавили отряд налетчиков, а не пытаться снискать славы для себя. Рядом с ветеранами собралось двадцать человек. Хорошо.

- Солдаты, мне нужны быстрые бойцы на этом задании, – начал король. – Если кто-то не уверен в себе, то скажите об этом сейчас, ибо там, в поле, жизни каждого будут завесить от вашей уверенности в себе и в товарищах.

Король посмотрел на холм, где солдат из арьергарда разглядел орков, и оцепенел.

К ним бежал какой-то уставший солдат в пыльной броне. Он показался королю знакомым, но это, скорее всего потому, что Азуну казался знакомым каждый кормирец.

Поток орков тянулся вслед за солдатом, и, казалось, что гоблиноиды двигаются быстрее кормирца. Они собирались убить его прямо на глазах у короля и всей армии.

Азун сжал челюсти. Было бы глупо решиться на отказ от сильной оборонительной позиции и переходить в прямое столкновение с ордой орков, но он и не мог бездействовать, пока его солдата будут убивать.

Он не хотел, чтобы Пурпурные Драконы запомнили это. Любой из них мог стать этим одиноким солдатом в следующий раз, и Азун не хочет, чтобы его поданные считали его бессердечным тираном.

- Слушайте мой приказ – спасти этого рыцаря! Остальные – атакуйте, когда орки подберутся к вершине. – Скомандовал Азун.

- Ваше Величество! – выкрикнул кто-то. – Это безумие, мой король!

Азун обернулся и поднёс руки к бокам рта.

- Я буду говорить только с командирами! – отрезал король. – Каким я буду королём, если позволю этому человеку умереть на моих глазах?

Король, как и офицеры, услышали несколько одобрительных возгласов. Не услышав больше протестов, король и его отряд развернулись и рванули к одинокому солдату, занимая оборонительную позицию между ним и несущейся толпой орков.

Боги, это была настоящая орда. Сотни высоких, бодрых и яростных орков с большими клыками радостно заулюлюкали и подняли свои кривые мечи вверх, когда увидели людей, бегущих к ним навстречу.

Две стремящиеся силы столкнулись друг с другом, разразившись скрежетом стали, криками ярости и грохотами тел. Король указал на запыхавшегося рыцаря, чтобы рыцари оберегали его и не подпускали к нему орков, случайно прорвавшихся сквозь битву. Азун увидел, что Толон и Браервинтер взяли с собой четырёх Пурпурных Драконов и сформировали кольцо вокруг солдата, после чего рванул в битву со старым добрым рвением к драке. С ходу он вонзил свой меч в предплечье орка. Гоблиноид закричал и попытался высвободиться. Внезапно, сквозь звуки битвы Азун услышал крик:

- Отец! Азун! Отец!

Это могла быть только Алусейр, но её голос напоминал плач. Король отступил от битвы и дотронулся до кольца на руке.

- Алеса? Девочка? 

- Ваше Величество! – Подобно завыванию трубы раздался голос Браервинтера, и тогда король понял, что убегающим солдатом и была его дочь.

Азун рванул вниз оставив позади себя основную битву. Он бежал к массе орков, окружившей кольцо из рыцарей, оборонявших одинокую трясущуюся фигуру.

Принцесса Алусейр сидела на земле. Её рот был мокрым от целебного зелья, которое лорд Браервинтер уже успел влить в неё, лицо было испачкано грязью с дорожками, оставленными бегущим потом. Её глаза были тусклыми от усталости, и она дрожала, судорожно втягивая воздух в свои лёгкие.

Возможно, сейчас бы Азун стоял на вершине холма и смотрел, как орки убивают её – одного из лучших бойцов в мире.

- Ласа. – Выдохнул Азун, обнимая дочь. Её объятия были жесткими. Она уткнулась в нагрудник отца и сделала пару вздохов, не позволив себе хныкать перед мужчинами.

- Я…нашла эту рощу…бегала тут от орков…израсходовала всю магию…но никак не могла связаться с тобой через кольцо…как ты нашёл эту рощу?

Битва вокруг них все разгоралась, и визиг умирающих орков растворялись в бряцанье стали о сталь.

- Алеса, - тихо сказал король, слегка покачивая девушку на руках. Не желая потерять то, что чуть не потерял. – Я ищу того, который всегда знает, что делать, даже несмотря на то, сколько раз вы двое скрещивали мечи. Мне нужен его совет. Боевой конь Ванги пришёл сюда, и мы шли след в след за ним, надеясь найти его хозяина живым.

Алусейр покачала головой.

- Кадимус нёс кого-то другого. Вангердагаст пропал.

- Что? В седле был не Ванги?

Она покачала головой.

- Боюсь, он действительно пропал.

Король откинул голову назад, будто его кто-то ударил. Казалось, он совсем не замечает битвы. Орки медленно, но верно оттесняли людей назад.

Король закрыл глаза и мрачно пробормотал:

- Нет. Боги, нет.

Он отпустил дочь, встал и медленно пошёл, будто в тумане. Принцесса и лорды обменялись испуганными взглядами, после чего рванули за ним. Алусейр подхватила с собой зубчатый меч отца.

- Я не понимаю пророчеств! – Пожаловался Азун пустоте вокруг него.

- Отец! – выкрикнула Алусейр, вкладывая меч в его руку. – Король, поговорите со мной!

- Мудрость Ванги покинула меня, когда нужна мне больше всего, - пробормотал Азун. – После стольких лет…

Внезапно, он резко обернулся и огрызнулся:

- Ванги не мог просто пропасть. Он наверняка взялся за что-то, о чем, как обычно, никому не рассказал.

- А что если нет? – Почти шепотом спросила Алусейр.

Король мрачно посмотрел на дочь, а затем спокойно, будто смотрел на улицу из окна своего дворца, ответил:

- Тогда Боги действительно отвернулись от меня.

Раздался зов рога, призывающий отряд на вершину холма, но он затерялся в насмешливом возгласе новой орды орков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3

 

Вангердагаст стоял на самой высокой ступени дворца гоблинов, возвышающегося в центре подземного города гоблином. В одной руке он держал кольцо желаний, а в другой
позаимствованную  булаву. Он смотрел на чёрный бассейн посреди площади, где на двух противоположных его концах собрались две чешуйчатые мембраны, а пространство между ними напоминало глаз рептилии, который наблюдает за тем, как маг наблюдает за глазом, который наблюдает за ним и так далее, напоминая зеркало, которое отражает другое зеркало, или эхо, которое отражает другое эхо, или человека, который размышляет о глубине своей пустой души. Вангердагаст мог и потерять рассудок в таком месте.

Возможно, это уже случилось. Ему казалось, что область, вокруг бассейна, приобрела красный цвет, кроме пары треугольных белых скульптур, которые напоминали гигантские клыки. Вангердагаст даже мог различить острое ухо, размером в парус, бровь, длинной в мост, и пары выгнутых назад рогов. Весь этот обман зрения казался магу мозаикой самого большого дракона, которого он когда-либо видел.

Возможно, Вангердагасту не следовало беспокоиться, раз он не замечал этого раньше. Но тогда он охотился за Ксанофом Кормаэрилом, стараясь захватить того и заставить открыть выход из города. Во время погони было множество боёв, гудящих насекомых и ослепительных вспышек магии, так что даже  самый опытный боец мог пропустить нечто подобное.

Но Вангердагаст не был обычным бойцом. Он возглавлял Братство Боевых Магов, был Придворным Магом Кормира и не пропустил бы подобное мимо себя. Он не мог позволить себе такого. Каждый день жизнь монарха зависела от мага, и из-за этого его чувства были острее клинка любого рыцаря, убивающего дракона. Вангердагаст вспомнил каждый запах, каждый звук, который раздавался рядом с ним, пока он сражался с хазнеф, но он действительно не замечал эту мозаику, пока…ну, до недавнего времени. Течение времени не имело значения в этом месте, и единственное, что его отмечало, это уменьшение живота мага, и он успел уже затянуть свой пояс на две дополнительные дырочки, когда заметил странную мозаику. Либо Придворного Мага обуяли галлюцинации, либо она росла у него на глазах. И оба варианта его не устраивали.

Пара чёрных мембран заскользила по бассейну, покрывая его поверхность свежим чёрным блеском, после чего раздвигалась обратно. Вангердагаст видел, что бассейн мерцает задолго до того, как появилась мозаика, так что, возможно, блеск и не имеет отношения к ней. Все же знают, что мозаики не мерцают.

Вангердагаст надел кольцо и медленно, чтобы не потерять сознание, спустился на площадь. В городе гоблинов не было ничего, кроме воды и камня, а камень есть маг не мог. Он давно прошёл стадию голода и урчащего желудка, но его головокружение было почти постоянным.

Но когда он почти спустился вниз, то проиграл головокружению и упал на ступени. Единственное, что мог сделать маг, это вцепиться в гранитные ступени, чтобы не сползти вниз.

- Тебе нужна еда, - глубокий голос раздался по подземному городу, подобно землетрясению. – Жаркое и большая фляга, чтобы запить его.

Силы Вангердагаста вернулись к нему в один момент. Он вскочил и вгляделся в темноту, выискивая пару желтых глаз, сутулую фигуру или любой другой намек на говорящего. Ничего не увидев, маг подумал бросить пару заклинаний в темноту, но тут же понял, что ничего не добьётся этим. Голод одолел его, и теперь галлюцинации игрались с ним. Не было смысла тратить на них заклинания в том месте, где они были особенно ценны, ибо даже заклинание огня не горело дольше обычного факела.

Бассейн продолжал смотреть на мага, и теперь Вангердагасту казалось, что вся темнота между мембранами сосредоточилась на нём. Маг спустился с нижней ступеньки и присел у того, что было краем головы мозаичного дракона. Казалось, что там, где начинается голова, есть ярко-выраженный холм. Земля под ногами мага задрожала. Вангердагаст вытянул руку и провёл ей по одной чешуйке. Она была размером с турнирный щит и такая же тёплая, как плоть мага.

- Я сошёл с ума. – Прошептал он.

- Да, ты кое-что потерял, но не рассудок, - снова прогремел голос. Большие белые треугольники двигались в такт словам. – Это твой живот, а скоро потеряешь и жизнь, если  не поешь.

Спиной вперед, Вангердагаст начал подниматься по лестнице, но вот его голова снова закружилась, и ему пришлось остановиться. Он протёр глаза костяшками ладоней. Глаз из бассейна все еще смотрел на него.

- Почему ты предпочитаешь верить утомленному разуму, а не глазам и ушам? – спросил дракон. – Я такой же реальный, как и ты. Прикоснись ко мне, и все поймёшь.

- Думаю я…поверю тебе на слово.

Вангердагаст стоял на месте, и его сознание пыталось лихорадочно понять, что он видит. Безумие все еще было самым простым ответом, хотя маг слышал, что безумцы были последними, кто узнавал о своей болезни. Здесь Вангердагаст действительно будет последним, кто узнает об этом. Он был в этой ловушке, городе гоблинов, уже…какое-то время. В этом тёмном месте оно совершенно не имело значения. Единственный способ считать время, была длительность его заклинаний, которые, как казалось магу, кончались слишком быстро.

Маг молчал, и тогда дракон снова заговорил:

- Ты так и будешь продолжать не верить в меня, или все-таки спросишь моё имя?

Вопрос вернул Вангердагаста в реальность. Он решил, что раз уж проиграл схватку с безумием, то ему стоит относиться к дракону так, будто он был настоящим. Он набрался смелости, сел на ступеньку и обратился к дракону:

- Меня интересует, скорее, не кто ты, а что ты, - сказал он. – Если ты какая-то химера, созданная моей греховной душой, то, прошу тебя, давай отбросим все формальности и примемся за дело. Я знаю, какое зло совершал, и совершил бы его снова, даже полностью осознавая последствия, которые ждали меня и других.

- Полностью осознавая? – повторил дракон. – Впечатляет.

- Цириков язык! – выругался Вангердагаст. – Я знаю, что ты призрак, который явился, вероятно, потому, что я позволил Овдину и Алафондару обсудить символы и смыслы.

- В смысле скрыта великая сила, - ответил дракон, - но я пришёл не за тобой, нет. Я настоящий дракон, поверь мне.

- Драконы вылупляются, а не… - Вангердагаст остановился и насмешливо взглянул на проявляющуюся фигуру. - … Формируются.

- Я и вылупился, но это было давно, в те дни, когда руфы бегали по лесам, которыми правили эльфы, - глаз дракона остановился на маге и гаснущей сфере света над ним. – А теперь я пленник, и в куда более жестких условиях, нежели ты.

- Пленник? – спросил Вангердагаст, попутно быстро размышляя. Акцент дракона и его ссылка на руфов, вида буйволов, которые жили в лесах Кормира в древности, говорили  о том, что рептилии было больше четырнадцати сотен лет. Но даже для такого древнего дракона он был слишком большим. Расстояние от его глаз до крайнего клыка равнялось шестидесяти футам, а от лицо до хвоста и все добрые шестьсот. – Не верю. Не родился еще маг, который смог бы заточить такого древнего дракона.

- Как и воина, который бы смог заточить такого великого мага, как ты, - ответил дракон. – И все же я видел, как ты пытался телепортироваться, попасть на другие планы, связать с кем-то, летал туда-сюда и, тем не менее, остаёшься здесь со мной. Не маг заточил меня сюда, и не воин тебя. Мы сами попали в эту ловушку, ведомые лишь своей гордостью и глупостью.

Вангердагаст закатил глаза.

- Если ты собираешься продолжать говорить в таком же тоне…

- О, да, ты пойдёшь и помрешь с голоду!

Оглушающий гул раздался из ноздри дракона, после чего огромный огненный шар вылетел в темноту, врезаясь в гоблинский дом и разбрызгивая в разные стороны камни расплавленного камня.

Вангердагаст поднял бровь.

- Пожалуй, не буду ходить перед тобой.

Чешуйчатая губа дракона отодвинулась и обнажила клыки, из-за которых вырвался тихий рык.

- Если хочешь умереть – пожалуйста, но только оставь свои желания мне.

Маг сложил руки за спиной, пряча кольцо, о котором он думал ранее.

- Желания?

- В кольце, - из ноздри дракона струился жёлтый дым. – Можешь желать что угодно, но в этом месте это все может обернуться против тебя. Ты не понимаешь этого места, маг, и всего одно неверное желание и пуф – нет больше мага.

Вангердагаст нахмурился.

- Ты читал мои мысли?

Дракон разразился хриплым смешком, и облачко серы всплыло над площадью.

Вангердагаст подождал, пока радость дракона утихнет и продолжил:

- Полагаю, ты имеешь в виду, что знаешь природу этого места.

Жёлтые мембраны сомкнулись, скрыв за собой глаз дракона.

- Я здесь давно, а даже если бы у тебя была еда, то ты бы все равно не пережил меня. Если хочешь выбраться отсюда, то тебе нужно объединиться со мной.

Вангердагаст некоторое время изучающе смотрел на дракона, размышляя о том, какие беды обрушатся на мир, если он поможет такому созданию сбежать. Если дракон действительно такой древний, как думалось магу, то его магические способности были равны силам Придворного Мага. В конце концов, он уже видел силу драконьего огненного шара. С другой стороны, Кормир и без того был обречен: со всеми этими хазнеф, гуляющими на свободе и принцессой Таналастой, увлеченной этим рейнджером Роуэном, членом предательской семьи Кормаэрилов, который, ко всему прочему, был горячим поклонником Чонтии.

Маг освободил руки и пошёл вниз по лестнице.

- Полагаю, у тебя есть имя?

- Да, - ответил дракон, - но никто не может его понять. Ты можешь называть меня Налавара.

Маг попытался устоять на своих ногах. В голове мага всплыла старинная история, связанная с этим именем. История, которой не каждый сможет гордиться.

- Что-то не так, маг? – Прогрохотала Налавара.

Вангердагаст поднял голову и увидел, что дракон перестал двигаться.

- Да нет, ничего, просто слабость от голода, - маг надеялся, что Налавара не читает его мысли. Он пошёл вниз по лестнице. – Могу я услышать твоё полное имя?

Мембраны глаза дракона приблизились друг к другу.

- Зачем?

- Людские переводы такие некрасивые, - сказал маг, запустив руку в карман с компонентами. Он достал из кармана щепотку соли и немного сажи, растер их между пальцами и произнёс быстрое заклинание. – Моей знание Старого Вирмиша может тебя поразить. Я испытываю особую любовь к красоте этого языка.

- Неужели? – спросил дракон. Щелочки между мембранами стали еще меньше, но, тем не менее, её губа изогнулась в крокодильей улыбке. – Ну хорошо.

Она испустил ряд грохочущих рычаний и потрескиваний, которые маг перевел как Налаварауфаторил Красный.

- И как тебе моё имя, человек? – Спросил  Налаварауфаторил Красная.

- Прости, но я не понял ни слова. - Соврал маг. На самом деле, имя было названо не на Старом Вирмише, а на древне эльфийском языке. Фраза означала что-то вроде “дева Алавара, помолвленная с Таторилом, изображенная кровью”. Вангердагаст криво улыбнулся и добавил:

- Человеческий слух может быть немного плоским.

- Один из многих недостатков, - согласилась Налавара. – А твоё имя…

- Эльминстер, - соврал маг сквозь зубы. – Эльминстер из Долины Теней. Что ж, как нам выбраться отсюда?

Глаза Налавара раскрылись и стали размером с просторный рабочий стол.

- Для начала, Эльминстер, тебе нужно поесть. Тебе понадобится бодрый ум для предстоящей работы.

- Работы? Ты, должно быть, шутишь. У меня есть кольцо желаний, и я не собираюсь тратить последнее на горшок с кашей.

Подземелье сотрясла дрожь, когда дракон прорычал:

- Только одно желание?

- Только одно, так что нужно быть уверенными.

Вангердагаст не врал, но он и не мог точно сказать, сколько желаний осталось в кольце. Магический артефакт попал ему через руки всех предыдущих придворных Магов, и если кто-то из них и знал, сколько желаний осталось в кольце, то эта тайна умерла задолго до рождения Вангердагаста.

- Скажи мне, что пожелать, и я вытащу нас отсюда.

Длинная струя огня показалась из ноздри дракона.

- Я не дурак, - прогрохотал он. - Подойди ко мне, привяжи себя к моему рогу, и я скажу тебе.

Маг подошёл к рогу дракону, но тот был толщиной со ствол дерева, и даже ставший свободным пояс мага не позволил ему привязать себя к рогу. Вангердагаст объяснил это дракону, после чего обнял рог и сказал:

- Я даю тебе слово, что не отпущу его.

Налавара фыркнула.

- Ну смотри. Если обманешь меня, то желание не сработает.

- Обману? Ты можешь верить моему слову, оно такое же честное, как моё имя.

- Это внушает меньше доверия, чем ты думаешь, Эльминстер. Запомни, если обманешь меня…

- Да-да, могу себе представить, - ответил Вангердагаст. – Ты будешь искать меня по всей Долине Теней и заставишь пожалеть о предательстве. Так что, мы будем загадывать желание?

- Отлично, - проворчала Налавара. – Фокус в том, что мы должны желать не покинуть город, а вернуть его во времени. Снова наполнить гоблинами.

- Гоблинами?

- Гоблинами Гродда. Это вернет нас в те времена, когда гоблины правили этими землями. А оттуда мы сможем использовать заклинание, чтобы вернуться в наше время. Ты знаешь заклинания для перемещения во времени?

- Нет, - проворчал маг. – Хотя, это вряд ли имеет значение.

Он отпустил рог и спустился на площадь, принявшись расхаживать по площади, полный отчаяния. Если бы вероятность срабатывания заклинания была высокой, то дракон, безусловно, настоял бы на том, чтобы Вангердагаст забрался тому в рот, и в случае предательства тот просто съел бы его.

- Постой! – возразил дракон. – Без меня заклинание не сработает.

- Как и с тобой, - ответил маг. – Чтобы ты не хотела, Налавара, но перемещение во времени не означает освобождение из этой ловушки. Красные драконы не настолько доверчивые.

К удивлению Вангердагаста, дракон не разразился гневной тирадой, а лишь рассмеялся, из-за чего земля под ногами мага заходила ходуном, и ему пришлось сесть.

- Чего же ты, Эльминстер, - начал дракон. – Ты знаешь, что я не просто дракон, как и я знаю, что ты не тот, за кого себя выдаёшь.

Поняв, что пользы ото лжи нет, маг рассмеялся. Смех был вызван, скорее, отчаянием и усталостью, чем хорошим настроением, но, тем не менее, он смеялся. Он был одним из двух живущих ныне людей, кто знал имя “Алавара” и что оно значило для Кормира, и ему казалось невероятно смешным тот факт, что маг был заперт в ловушке с этим существом.

Лорелей Алавара была красивой эльфийской женщиной, живущей в Волчьих лесах в те времена, когда в них как раз начали проникать первые люди. Она была обручена с Таторилом Элианом, молодым красивым охотником, который был достаточно глуп, чтобы ввязаться в спор с группой человеческих браконьеров, убивших медведя. Спор закончился тем, что Таторил стал первым эльфом, погибшем от руки людей в Волчьем Лесе. Горе Лорелей Алавары не знало предела, и она постоянно пыталась убедить короля Илифара начать войну с людьми и прогнать их из леса. Это она организовала убийство Модара Блефа, совершенное за несколько дней до того, как Кормир стал королевством, после чего уничтожила тысячи людей и делала бы это и дальше, если бы её сородичи не устали от неё и не выгнали в Каменные Земли.

Об этой истории знали все члены семьи Обарскиров, но в последствии она передавалась из уст в уста лишь между Придворными Магами и королями. Убийцей Таторила был Андар Обарскир, брат Онефа Обарскира и дядя первого короля Кормира – Фаэрланна Обарскира.  

Согласно истории, переданной Вангердагасту, Андар избежал наказания и спрятался в лесах, когда эльфы пришли мстить за Таторила. Хотя он и был напуган возможным отмщением от эльфов и никогда не ходил в лес, но постоянно говорил своему брату о щедрости и богатстве Волчьих Лесов, чем и убедил того разрешить Модару Блефу построить дом за пределами территорий, дарованных людям эльфами. То, что Кормир появился в результате преступления, было строжайшей тайной, хранившейся Придворными Магами и королями уже более четырнадцати веков, и Вангердагаст не мог удержаться от смеха при мысли о том, что дракон хотела сделать именно его инструментом своего освобождения из заточения.

- Алавара Красная, - сказал маг. – Я-то думал, что даже твоя жажда мести давно угасла.

- Я ищу не мести, а справедливости, - ответила Налавара. – К тому же, я знаю чувство, которое поддерживает могущество Вангердагаста.

Когда она договорила, сфера света, плавающая над её головой, угасла, а под ногами мага появился тёмный круг. Он крикнул и отскочил, но затем почувствовал себя глупо, ибо вещь даже не двигался.

- Возьми это, - сказала Налавара. – Нет причин бояться.

 

 

Маг убрал кольцо желаний в карман и взял в руки простое кольцо командира Пурпурных Драконов, после чего скомандовал:

- Свет.

Сфера золотого света возникла над его головой и осветила землю перед ним. Впереди лежала простая железная корона.

- Что это? – Спросил Вангердагаст.

- Ты знаешь, - ответила Налавара. – Ты всю жизнь так жаждал этого, и теперь тебе нужно лишь захотеть. Загадать лишь одно желание. 

- Желание? – переспросил маг и пнул корону, после чего развернулся и начал уходить в темноту. – Если бы я мог что-то пожелать, то безусловно загадал бы, чтобы тебя никогда не существовало.

- Как скажешь, - усмехнулся дракон. – Любое желание подойдёт.




#97010 Смерть дракона. Пролог - глава 1

Написано PyPPen 28 Март 2020 - 11:44

Смерть

дракона

Эд Гринвуд и Трой Деннинг

 

 

 

 

 

Пролог

- Ненавижу делать такие смелые догадки, - сказала Алусейр, глядя на первые чёткие отпечатки копыт, которые она встретила за три дня, - но эти свинорылые не дают мне покоя.

 Что-то тёмное шевельнулось на гребне хребта позади неё. Алусейр прорычала ругательство и побежала к ближайшей рощице. Орки два дня шли за ней по пятам и уже два дня она не спала, разговаривая сама с собой и не давая себе остаться наедине со своими мыслями об усталости.

Её предположение о том, что Роуэн отправился именно в эту долину, оказалось верным, и благословите Боги этот мокрый след. Роуэн, или кто-то другой, проехал здесь на Кадимусе. Бросив беглый взгляд на след копыта на мокрой грязи, Стальная Принцесса определила, что Кадимус бодро нёс своего наездника прямо на север.

Три дня минуло с тех пор, как Алусейр оставила позади свою сестру, принцессу Таналасту, и Придворного Мудреца Алафондара Эммараска, и отправилась спасать или хотя бы узнавать судьбу своего пропавшего разведчика – Роуэна. Пропавший рейнджер Пурпурных Драконов был членом древней, но объявленной вне закона династии Кормаэрил и отцом еще не рождённого ребенка Таналасты. Кормаэрил или нет, но брак был заключен законный, а значит что и ребенок, если он родится, будет законным наследником престола Кормира.

- Боги неба и Подземья, отец будет в ярости, - пробормотала Алусейр, прячась в тени крон. – Даже не знаю, кем бы я предпочла быть – Таной или Роуэном.

Кривая улыбка возникла по бокам её рта, однако тут же пропала, когда девушка взглянула на мох перед ней.

Мох на деревьях был сорван, а значит Кадимус прошёл между деревьев, вверх по мшистому склону и дальше от дна долины, где в сырую погоду протекал ручей, а в остальное время было удобное пространство для езды. Но зачем было покидать эту долину? На ночлег?

Алусейр поймала себя на том, что зевает. Чтобы проснуться, она хлопнула себя по бедру плоской стороной меча.  Боги, прокляните этих стойких орков. Девушка закатила голову и глубоко вдохнула. Она была слишком уставшей, но внезапно проснулась и почувствовала, как по её коже что-то ползёт. Она почувствовала, как волосы по всему её телу немного привстали. Что-то было не так, но Боги, что?

Тропа огибала чёрное давно умершее дерево. Девушка подняла свой меч. С того места, где она стояла, она могла видеть лишь дюжины деревьев, которые просто стояли и ждали. Вокруг было так тихо, и эта тишина оглушала её.

Алусейр вглядывалась в тёмные ветви деревьев, высматривая хоть какой-нибудь признак жизни, но ничего не нашла. Деревья росли достаточно густо, чтобы даже несколько животных крупнее человека могли быть за ними и остаться невидимыми для глаз Стальной Принцессы. Она прислушалась, пытаясь уловить звуки шагов орков на тропе, но так ничего и не услышала. Странно, её преследователи никогда не славились скрытностью.

Через минуту она пожала плечами и опустила меч, очертив полукруг на земле, будто ожидая, что корни оживут и нападут на неё. Было что-то нездоровое в этих деревьях.

Алусейр внимательно осмотрела ближайшие к ней деревья, будто пытаясь найти доказательства тому, что они ожили и приблизились к ней. Но нет, все было по-прежнему спокойно. Лишь уставшие глаза девушки играли с ней в игру.

Старый трухлявый чёрный обломок. Когда-то давно молния ударила в него, и с тех пор он так и стоит здесь, возвышаясь подобно вздёрнутой руке погребенного великана. Его гнилую кору покрывали…руны.

На коре были высечены руны, которые выглядели новыми, мощными и нехорошими. Корни мёртвого дерева были обнажены из-за свежи-вырытой норы, которая, казалось, была проделана в земле огромной собакой или котом, которая неуклюже разрыла дыру, разбросав землю в разные стороны. Дыра представляла собой рваный овал и была достаточно широкой, чтобы человек мог проползти внутрь. Алусейр отступила назад и в сторону, чтобы попытаться заглянуть внутрь. Алусейр уже видела такие деревья. На каждом из них были высечены руны и под каждым были вырыты норы.

Тяжелое дыхание и шаркающий звук сапог известил принцессу о приближении орков. Алусейр закатила глаза и пошла по ясному следу, оставленному Кадимусом.

Тропа продолжала подниматься, и тёмная взрытая земля открыла девушке странные сокровища. Она увидела закрученный скипетр, напоминающий работу эльфийского мастера, но он был настолько тёмным и невзрачным, что ни один эльф не сделал бы такого. Драгоценные камни, которые должны сверкать, были невероятно тусклыми, а яркий металл был такой же серый, как кузнечный свинец. За скипетром лежал меч великолепной работы, но такой же тусклый, из-за чего казался…истощенным.

Стальная Принцесса нахмурилась и пошла дальше. Это был эльфийский клад? Или захоронение? Если так, то кто осмелился осквернить его?

- Боги, - прошептала Алусейр, - Кормир был таким простым местом, когда я была маленькой. В какой момент в нём появилось столько нераскрытых тайн?

Тут же, будто отвечая на её вопрос и сильно пугая её, из дыры раздался голос. Унылая и скорбная, плавная, но иногда резкая песня эльфийской девы были ни дружелюбной, ни нежной, ибо она состояла из слов, которые Алусейр не понимала.

Если бы позади девушки не было орков, то она отступила. Как бы то ни было, она почувствовала железный привкус страха во рту, а волосы  по всему телу вновь поднялись.

Песня продолжалась, и принцесса смогла распознать несколько слов. Она узнала имя “Илифар”, затем “шаспера”, которое люди превратили в “скипетр”, и что-то, что звучало как “хаеримнум” – она слышала это слово в старых эльфийских балладах, которые пели заезжие эльфийские барды, и означало оно, примерно,  “всё эльфийское”.

Это повторилось. Казалось, песня говорила о том, что скипетр Илифара давал власть над всем эльфийским. Голос песни был неземным, пугающе красивым, напоминающим шипение змеи.  Алусейр поймала себя на том, что дрожит.

Её торопливые ноги заставили её  согнуться и увидеть более чем сотню огромных орков. Их вид был более чем боевым – все они были высокие, смуглые, с кольцами на клыках и огнём в глазах.

Их могучий вожак был почти вдвое выше того существа, чей клык Алусейр использовала как оружие в Каменных Землях, его сильно мятый доспех был украшен ухмыляющимися людскими черепами. Грязный большой палец орка тёр по руне, высеченной на толстом почерневшем дереве.

- Рад познакомиться, принцесса, - прошипел орк. Звук шаркающих сапог все приближался к Алусейр. – Или лучше сказать, мой ужин?

Орк ужасно рассмеялся и его жуткий смех смешался с пением, когда Стальная Принцесса зарычала и отскочила, схватившись за свой магический пояс. Она умрет здесь, если не…

Почти лениво вожак орков шевельнул рукой, его мышцы напряглись, и лезвие его меча стремительно сократило расстояние между собой и принцессой.

Она отскочила, но лезвие, казалось, прошло вниз. По плечу девушки пробежала жгучая боль. Однажды стрела пронзила плечо Алусейр, но это было давно, и девушка уже успела забыть, какое это отвратительное чувство. Но это было еще хуже. Принцесса сжала зубы и отвернулась от дерева, к которому её пригвоздил отвратительный меч. Алусейр пошатнулась, и её стошнило.

Позади неё дерево издало булькающие звуки, будто бы захлёбывалось от того, что было пронзено мечом орка. Принцесса задумалась – какие новые ужасы принесет ей новый вздох.

- Давай, Алусейр Насайя Обарскир, - проревел орк в ритм песне, – стань моей женой перед тем, как станешь моим ужином! Я окажу тебе эту честь!

Смех вождя орков поднялся вокруг неё, подобно рёву грома, и Алусейр вздрогнула,  надеясь, что у неё хватит сил, чтобы побежать. Возможно, после этого она закричала.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1

Весь мир исчез, и живот Таналасты поднялся к её груди. Она ощутила, как холодок пробежал по её телу, а затем её окружила тьма. Её затошнило, она почувствовала слабость и внезапно оглохла, слышал лишь собственное сердцебиение. Её голова дрогнула под давлением тысячи тревожных мыслей, а затем она очутилась в другом месте. Таналаста очутилась на парапете замковой стены. Задыхаясь от гнилого запаха, она пыталась вспомнить где она, во имя Девяти Адов, находилась.

- Телепортирующийся! – крикнул голос за спиной принцессы. – Приготовиться!

Женщина обернулась и увидела необычную угловую башню. Из узких окон показались наконечники четырёх арбалетных болтов.

- Стрельба по готовности! – Прокричал грубый голос.

Когда оружие щёлкнуло, Таналаста, головой вниз, упала на парапет.  Болты прошипели, пролетая мимо неё, стукаясь о камень и рикошетом отлетая в задымленный внутренний двор замка. Она увидела, что двор уставлен кипящими котлами, бочками с арбалетными болтами и пожарными кадками, наполненными водой. В дальнем конце двора она увидела  дубовые ворота, громыхающие под ударами тарана. По крепостным лестницам двигался, казалось, нескончаемый поток женщин, которые подносили войнам на стенах арбалетные болты и котлы с кипящим маслом. Хотя многие из воинов были одет в простые кожаные куртки, некоторые носили на себе доспехи кормирских Пурпурных Драконов.

Вид Пурпурных Драконов наконец-то отчистил разум Таналасты от последствий телепортации, и она вспомнила, что находится в кормирской крепости на Гоблинской Горе. Она, конечно, предпочла бы пройти через главные ворота, но сейчас толпа орков пыталась пробить их своим железным тараном.

Позади неё снова раздался грубый голос:

- Приготовиться!

- Стойте! – прокричала Таналаста, доставая из кармана кольцо-печатку с аметистовым драконом. – Именем Обарскиров, остановите огонь!

Повисла пауза, а затем сержант ответил:

- Во имя Чёрного Меча! Эта женщина, что телепортировалась сюда – Боевой Маг!

- Именно, - ответила она. Таналаста подняла голову и увидела густобрового сержанта, выглядывающего через окно. – И эта женщина – наследная принцесса Кормира – Таналаста Обарскир!

Сержант прищурился.

- Вы не похожи ни на один ваш портрет, который я видел, - рядом с сержантом появился заряженный арбалет. – Вы не будете возражать, если мы спустимся и посмотрим на вас поближе?

- Конечно нет, - ответила женщина, и принесите несколько длинных веревок.

- Сначала мы посмотрим на вас, - ответил сержант. – А до тех пор не двигайтесь. Мы же не хотим, чтобы МакГри пристрелил наследную принцессу, так?

Принцесса кивнула и осталась неподвижной, хотя внутри и вскипела. Она понимала осторожность сержанта, но сейчас более десятка компаньонов Таналасты пересекали долину, и если их не встретят спасательные канаты, то очень скоро орки обнаружат их и прижмут к стене.

Дверь башни открылась, и из неё вышли трое мужчин в полных доспехах Пурпурных Драконов. Двое рыцарей наставили алебарды на женщину, а сержант с тяжелым подбородком взял перстень из её рук.

Он посмотрел на аметистового дракона и белое золото, а затем прошептал проклятие Темпуса.

- Откуда ты взяла это?

- Мой отец подарил мне его на четырнадцатилетние, - ответила женщина и задрала шею, чтобы посмотреть в глаза сержанту. – В соответствии с Руководством по Стандартам и Процедурам лорда Бхера, частью четвертой, пунктом два я полагаю, что часовой должен спросить королевское кодовое слово.

Сержант побледнел, ибо руководство, которое назвала женщина. Было широко известно по всему королевству.

- М…можно назвать мне кодовое слово, пожалуйста?

Таналаста забрала кольцо.

- Булатный Дракон.

Рыцарь побледнел, затем наклонился, чтобы взять руку принцессы.

- Ваше Высочество, прошу простить меня, - он взял женщину за руку и поднял её на ноги, а затем он вспомнил своё поведение, и его лицо стало багрового цвета. – Ваше лицо…я не узнал его. Прошу вашего прощения.

Таналаста поморщилась от того, как, должно быть, она выглядела. Последние два месяца прошли в тяжелом путешествии, а сегодняшний день был самым трудным. Не так давно принцесса и её спутники были вынуждены окунуть своё лицо в грязь, дабы избежать укусов ос.

- Все хорошо, сержант, - ответила Таналаста. – В конце концов, я должна быть испуганной. А теперь принеси мне веревки и нескольких крепких мужчин, чтобы они могли использовать их – мои друзья скоро подойдут к стенам, а за ними следует хазнеф.

При упоминании монстра, лицо сержанта побледнело. Он выкрикнул несколько команд своим солдатам, а затем все трое мужчин бросились выполнять приказ принцессы.

Орки продолжали таранить ворота, и вот уже железная головка тарана пробила небольшую дыру в деревянных воротах. В этот же момент раздался треск и шипение, и Таналаста увидела потоки магии, выпущенные Боевыми Магами из башни над воротами, после чего тем ударов тарана снизился.

Женщина подошла к краю стены и посмотрела в долину. Внизу она увидел широкий лесистый край с бегущей по нему речкой и высокими гранитными скалами. Таналаста внимательно рассматривала долину, выискивая своих товарищей, когда увидела несколько фигур, которые продирались сквозь деревья. Некоторые из них несли раненых, а кто-то и сам хромал. Зелёный лес был настолько густым, что женщина не видела больше двух людей одновременно, но даже так она, к своему ужасу, насчитала лишь десять человек. А ведь когда она оставила их, то отряд состоял из пятнадцати.

Возле крепостного вала раздался звук приближающихся солдат. Таналаста обернулась и увидела крепкого капитана лет сорока, который вёл к ней дюжину Пурпурных Драконом. Четверо мужчин несли железный ящик. Остальные были вооружены железными мечами и арбалетами. Группу сопровождало четыре хмурых Боевых Мага.

Солдаты остановились перед принцессой, а капитан шагнул вперед и поклонился.

- Позвольте представиться, Ваше Высочество, - начал он. – Я – Филмор, комендант Цитадели Гоблинской Горы, - он указал на старого мага. – А это Сармон Зрелищный, король Азун послал его, чтобы он встретил вас.

Сармон вышел и поклонился. Хотя его лицо было обветренным и морщинистым, из-за чего он выглядел намного старше коменданта, его длинные волосы и борода оставались такими же чёрными, как у двадцатилетнего юнца.

- К вашим услугам, Ваше Высочество. Мы ждали вас последние несколько дней, - он протянул руку принцессе. – Король приказал телепортировать вас в Арабель сразу же, как вы прибудете.

- Только после того, как мои друзья окажутся в безопасности, - она проигнорировала руку мага и указала на долину, где её спутники спускались с холма к цитадели. В нескольких сотнях шагов позади них, над рекой, плыло облако мух. – Алафондар Эммараск и Мастер Урожая Овдин Фоули все еще там.

Филмор и Сармон посмотрели за стену и беспокойно изогнули брови.

- Ваше Величество, из-за орков цитадель в опасности, - сказал мг и вновь протянул руку. – Мой ассистент проследит за безопасностью Придворного Мудреца и вашего друга из Хуфду, но я не могу позволить вам рисковать своей жизнью…

Таналаста отстранилась от мага.

- Не советую вам рисковать и телепортировать меня без моего на то разрешения. Приказ вам отдал король, но есть вещи, о которых он не знает.

Глаза Сармона выпучились из-за отказа принцессы и её приказного тона, но он подчинился.

- Как прикажете, Ваше Величество.

Подоспел сержант и его помощники. Они принесли с собой четыре длинных каната, и  принцесса приказала привязать их к зубцам крепостной стены, после чего выбрала четырёх самых сильных рыцарей Филмора, которые должны были поднять компаньонов принцессы. Комендант приказал остальным готовиться к встрече с хазнеф, если тот перелетит за стену.

Со стороны ворот послышался жалостный треск, после чего раздалась команда, за которой последовал шквал молний и огня, который был еще сильнее, чем в прошлый раз, после чего темп ударов тарана снова замедлился. Таналаста задумалась – а будет ли её спутникам безопаснее в цитадели – в воротах появилась широкая вертикальная трещина, и, казалось, маги Сармона не справляются с натиском.

Тревожный шум раздался из долины. Таналаста обернулась и увидела тучу насекомых, летящих над склоном, с которого только-только спустились товарищи принцессы и теперь были в двух шагах от задней стены цитадели.  Компаньонов осталось лишь десять, и трое из них были не в состоянии идти сами. Слава Богам, что Алафондар и Овдин были в целости.

Пока Таналаста смотрела на них, один из рыцарей, что нёс на своих плечах товарища, остановился, положил раненого на землю, после чего снял с себя плащ и надел его на парня. Рядом остановился еще один рыцарь, несущий раненого. Он передал своего товарища на руки солдату, что лежал на земле, а затем указал на угол стены, где стояла Таналаста. Мужчина в чёрном плаще слегка кивнул, после чего оба раненых просто исчезли.

Затем между Таналастой и Сармоном раздался треск, и из воздуха появилось двое мужчин, пахнущих засохшей кровью. Пара больно повалилась на каменную стену, стоная от боли. Лица мужчин были опухшими от укусов ос, и женщина узнала фигуру в плаще лишь по солнечным часам, свисающим с шеи.

- Овдин!

Таналаста упала на колени к своему другу. Человек в его руках был уже мёртв – горло мужчины было порвано, а доспех помят когтями хазнеф. Сам Овдин выглядел не лучше – на левом боку была рана размером с кулак, через которую были видны пару рёбер. Его локоть держал умершего рыцаря за ногу так, чтобы вторая рука священника могла дотянуться до внутреннего кармана магического плаща. Женщина освободила его руку, а затем позволила Пурпурным Драконам оттащить мертвеца.

- Овдин, ты слышишь меня?

Единственным ответом священника был приглушенный стон.

Таналаста указала на помощника Сармона и выкрикнула:

- Телепортируй этого человека в Арабель сейчас же! Этот человек должен жить, и мне плевать, даже если королеве придётся заставить Старшую Руку Тиморы воскресить его, - принцесса увидела, как заколебался маг, и добавила:

- Думаю, тебе стоит поторопиться. Этот человек был последним, кто видел Вангердагаста живым.

- Живым? – переспросил Сармон. – Что вы имеете ввиду?

- Я думала, что уже все слышали, - сказала Таналаста. – после поражения на Болотных Пустошах Придворный Маг исчез.

Сармон посмотрел на Таналасту так, будто она пыталась очернить Придворного Мага.

- В послании Её Величества королевы ничего не говорилось о том, что он может быть мёртв. Сказано лишь то, что он бросился в погоню за одним из предателей Кормаэрилов.

Таналаста почувствовала, как жар поднимается к её лицу, но она осадила себя и не дала своему рту бросить магу грубый ответ.

- Не все Кормаэрилы – предатели, - мягко ответила она. Маг вряд ли хотел обидеть её, так как церемония бракосочетания состоялась далеко в Каменных Землях, и, пока что, она рассказала о неё лишь своим спутникам. – Но когда Вангердагаст пропал, то он преследовал Ксанофа Кормаэрила. Теперь же Ксаноф преследует нас.

Лицо мага потемнело из-за мыслей о судьбе и Придворного Мага, и Цитадели Гоблинской Горы. Затем он кивнул ассистенту и сказал.

- Доставь Мастера Урожая в Арабель прямо сейчас.

Маг кивнул и взял священника за руку, после чего произнёс пару непонятных слов, и пара пропала, оставив после себя лишь отчётливо-слышный треск и лужу алой крови на том месте, где лежал Мастер Урожая. Таналаста долго смотрела на лужу крови, пока Сармон не подошёл к краю парапета и не посмотрел на компаньонов принцессы – слишком уставшие, чтобы бежать даже в таких отчаянных обстоятельствах, они шли по крутому склону к скалистому утёсу, на котором стояла цитадель. Позади них рой насекомых вылетел из леса и двинулся в сторону беглецов.

- Если их преследует Ксаноф, то я могу сказать, что и он тоже хазнеф? – спросил Сармон. – Ведь насколько я знаю, все хазнеф это перерожденные предатели из истории Кормира.

- В большинстве случаев – да, - ответила принцесса. – Но это Ксаноф выкопал их, и, видимо, сам нашёл способ стать им.

Рой насекомых опустился на людей и те, пустившись в усталую рысь, начали ругаться и хлопать себя по лицу. Фигура в плаще натянула капюшон и посмотрела на стену, где стояла Таналаста. Принцесса мельком увидела седую бороду, после чего мужчина поднёс руку к горлу.

В голове принцессы возник образ Алафондара. Его щёки разбухли, а глаза были впалыми, из-за чего он выглядел почти сумасшедшим. Мудрец нахмурился, а затем в голове принцессы раздались его слова:

- Таналаста! Будь умнее! Отправляйся в Арабель! В твоём чреве будущее Кормира!

Таналаста уже хотела что-то ответить, но поняла, что Придворный Мудрец, зовущийся Самым Знающим, как и всегда был прав. И несмотря на то, что ребенок был в чреве всего месяц, он уже ощутимо вырос. Когда королю Азуну Четвертому было уже на несколько лет больше шестидесяти, худшая вещь, которую могла сделать наследная принцесса – рисковать своей жизнью или жизнью своего ребенка.

В такие тяжелые времена любая из их смертей могла означать смерть Обарскиров и, скорее всего, смерть Кормира.

- Я буду ждать вас во дворе цитадели, – ответила Таналаста Алафондару. – Не задерживайтесь!

Как только она закончила, образ мудреца пропал из её головы. У него не было возможности оспорить слова принцессы, ведь магическая застёжка давала возможность общаться телепатически лишь раз в день и очень недолго, да и при том – лишь короткими фразами.

Таналаста отошла от края стены и повернулась к Сармону.

- Кажется, у Филмора и его людей все под контролем. Я буду ждать вас во дворе.

- Конечно, принцесса, нет смысла подвергать себя напрасному риску, - в уголках губ мага играла слабая улыбка, что намекало на то, что он что-то задумал. Он указал на дверь здания, противоположного угловой башне. – Там будет достаточно безопасно, чтобы спрятаться.

- Я не собираюсь прятаться, Сармон. Я буду держаться подальше. – Отрезала принцесса, сбивая улыбку мага.

Лицо Сармона стало нечитаемым.

- Конечно, принцесса. Прошу вас простить меня за плохой подбор слов.

Хотя неискренние извинения раздражали её, Таналаста прикусила язык и спустилась по затхлой лестнице крепостной башни. Комментарий мага лишь сильнее раздражал её. Независимо от причины, Таналаста пряталась в крепости, пока Алафондар и её друзья были в опасности. Это заставляло её чувствовать себя трусихой.

Выйдя из башни, принцесса очутилась во дворе, где её накрыл едкий запах кипящего масла и медный аромат крови. Несколько стонущих раненых Пурпурных Драконов лежало вдоль стены на носилках. Между ними расхаживала пара хмурых священнослужителей и дюжина квалифицированных медсестер. По-видимому, слух о прибытии Таналасты уже распространился по цитадели, ибо пробегающие мимо солдаты здоровались с ней, а женщины вежливо кланялись. Один священник даже предложил заклинание исцеления для лица Таналасты, но она мягко, но твёрдо отослала настырного низкого мужчину, сказав тому, что для его молитв есть более подходящие пациенты.

Когда Таналаста добралась до здания, в которое её отослал Сармон, она обернулась и увидела, как люди Филмора подтягивают через стену первую четверку её компаньонов. Истощённые и окровавленные мужчины были в чуть более лучшем состоянии, чем Овдин. Даже со двора она видела, что не только доспехи рыцарей, но и туники под ними были пропитаны кровью. Когда солдаты отвязали веревки от грудей друзей Таналасты, она почувствовала себя виноватой за то, что эти люди рисковали жизнью ради того, чтобы она могла сбежать.

Рой насекомых поднялся над стеной, и солдаты Филмора начали ругаться и бить себя по лицу, убивая вредителей, подлетевших слишком близко. Пара мужчин зарядила арбалеты, подошли к краю стены и выстрелили, но ответом им был лишь безумный хохот, после чего воздух почернел от насекомых, а мужчины бросили оружие и стоная отскочили от края стены.

Первым, кто пришёл в себя, был Сармон – он вызвал заклинание ветра и направил его на рой, который был отброшен обратно в лес. Пурпурные Драконы подняли арбалеты и принялись их перезаряжать, пока рыцари с канатами сбросили их обратно за стены, а Филмор выкрикивал резкие и короткие команды.

В этот же момент стальная головка тарана орков показалась в воротах, и Пурпурные Драконы начали спускаться со стен и выстраивать боевой порядок перед воротами. Брешь в которых увеличивалась после каждого удара.

Солдаты вытянули еще одного спутника Таналасты, и несмотря на то, что крупный мужчина был измучан и окровавлен, он быстрым взмахом кинжала освободился от веревки и бросился помогать людям Филмора подтягивать остальных.

Заклинание ветра Сармона внезапно пропало, и насекомые налетели на стены. Один из товарищей Таналасты закричал. После чего веревка ослабла. Полдюжины людей Филмора с арбалетами в руках рванула к краю стены и открыла огонь, но их головы окружили насекомые, из-за чего рыцари не смогли открыть огонь, а лишь отстранились, роняя оружие, упали на стену и начали в агонии бить себя по лицу.

Затем раздался еще один крик, и вторая веревка ослабла. Сердце Таналасты упало в пятки. Хотя ни один из криков не был похож на голос Алафондара, принцесса не могла перестать переживать, что мудрец уже мертв.  Только одна веревка все еще была перекинута через стену, но её никто не тянул. Таналаста надеялась, что Алафондару не понадобится веревка, ведь на нём был надет магический плащ, который мог просто телепортировать старого мудреца внутрь замка.

Филмор подбежал к краю стены и что-то крикнул вниз, но тут на его голову налетел рой, комендант закричал и упал за стену. Его люди выхватили мечи и нагнулись за стену, что-то рубя и кромсая, но рой насекомых стал настолько густым, что Таналаста с трудом могла различить, что за ней происходит.

Таран орков наконец-то пробил ворота. Раздался громогласный орочий возглас торжества, после чего таран выехал из ворот. Сутулый орк в броне вошёл в ворота, и был тут же убит дюжиной арбалетных болтов.

На задней стене Сармон внезапно закричал и отшатнулся от края стены. Высокий призрачный силуэт навалился на зубец крепостной стены рядом с магом. Тело монстра было худым и изнеможённым, а на лице виднелись останки бороды. Таналасте больше не нужно было пытаться разглядеть в монстре Ксанофа Кормаэрила, младшего из хазнеф и кузена её мужа Роуэна. Он преследовал отряд Таналасты несколько дней, и принцесса могла узнать его, лишь бросив беглый взгляд.

Ксаноф спрыгнул на стену и, отмахнувшись от нападающих рыцарей, схватил пару Пурпурных Драконов за горло. Раздался омерзительный шлепок, и в руках монстра остались лишь головы рыцарей, а их тела сделали по последнему шагу и, обмякнув, упали на стену.

Сармон указал на монстра и начал читать длинное заклинание. Хазнеф же развернулся к магу спиной и расправил пару своих крыльев. Рудименты были тонкими и квадратными, с рваными краями и окрасом пыльно-серого цвета, из-за чего сильно напоминали крылья моли. Ксаноф двинулся к магу, стараясь держать между собой и магов расправленные крылья. Рой насекомых витал вокруг монстра, из-за чего очертания тела хазнеф были немного размытыми. Голос Сармона повысился на октаву, но, не смотря ни на что, он продолжил чтение заклинания в том же гудящем ритме.

Трио рыцарей с оружием наголо подпрыгнули к хазнеф и нанесли ему три удара по спине. Ксаноф молниеносно махнул ногой, смяв нагрудник одному солдату и сбив второго со стены молниеносным киком в голову. Третий удар монстр остановил простым блоком запястьем, сломав руку бедняги и скинув того со стен цитадели в долину.

Наконец голос Сармона замолчал, и из руки мага вылетела серая волна магической энергии, ударившая Ксанофа в крыло.  Хазнеф сделал два шага вперед и повалился на одно колено. Его голова судорожно дёргалась, а крыло святилось сияющим серебром. Челюсть Сармона обвисла, и принцесса понимала почему – заклинание распыления было одним из самых мощных заклинаний в арсенале любого волшебника, и оно сделало чуть больше, чем просто оглушило монстра.

Сержант башни рявкнул приказ, и полдюжины Пурпурных Драконов навалилась на Ксанофа, начав рубить того железным оружием.  Хазнеф разразился сердитым рычанием, после чего начал дико махать руками и ногами. Одним ударом он пробил рыцарю ногу ниже колена, затем схватился за неё и оторвал одним резким движением. Еще два рыцаря закричали и упали на стену, когда монстр использовал оторванную конечность как дубинку. Ксаноф быстро поднялся и вонзил когти в горло четвертому солдату и сбросил со стены пятого. Сармон поднял руку и, произнеся короткое заклинание, выпустил метеор размером с кулак в голову Ксанофа. От удара монстр отшатнулся, сделав несколько шагов назад, после чего повалился во внутренний двор замка. Вездесущий рой насекомых потянулся за ним.

Хазнеф не подавал признаков жизни, и Сармон подбежал к краю стены, крикнув рыцарям:

- Вы хотите, чтобы он всех нас поубивал. Быстро, затащите его в коробку!

Обезумевший сержант заручился поддержкой еще двух солдат и скинул коробку со стены прямо на хазнеф, после чего быстро спустился вниз, а Сармон просто использовал свой магический плащ и аккуратно спорхнул вниз, прямо в рой насекомых.

Когда Сармон спустился вниз, на месте бойни, на стене, появился Алафондар. Одной рукой он держался за свой окровавленный бок, а второй бил по лицу, отгоняя насекомых и пытаясь прийти в себя после телепортации.

- Сармон, наверху! – крикнула Таналаста. – Алафондар!

Но принцесса не могла перекричать вой агонии сотни орков, которые ворвались в ворота и, несмотря на ливень арбалетных болтов, льющийся на них из бойниц башен над воротами, медленно продвигались вперед. Женщина знала, что им не потребуется много времени, чтобы ворваться во внутренний двор цитадели. Она застегнула магическую застёжку на своей шее и представила лицо Сармона.

Маг ощутил присутствие принцессы в совей голове и удивленно поднял брови.

- Алафондар над тобой. Забери его и отправляемся в Арабель.

Маг посмотрел наверх, затем во двор и кивнул.

- Как только мы упакуем хазнеф. Возможно, мы узнаем, что с Вангердагастом.

- Упакуем? – Таналаста была настолько удивлена, что не заметила окончания действия магической застёжки и говорила сама с собой. – Ты совсем из ума выжил?

Её сердце остановилось. Принцесса достала магические наручи, но в последний момент остановила себя и не надела их. Если Ксаноф придёт в себя, то последнее, что хотелось принцессе, это источать магическую ауру. Хазнеф поглощали магию так же, как растения поглощают солнечный свет и могут чувствовать магию на много миль от себя.

К удивлению принцессы, рыцари смогли выполнить план Сармона – они запихнули хазнеф в железный ящик и закрыли крышку, а маг потянулся к замочной петле.

Приглушенный писк вырвался из угловой башни, и маг рефлекторно обернулся назад. Это и была та возможность, что требовалась Ксанофу. Крышка железного гроба так быстро открылась, что ударила Сармона, и тот отлетел на несколько шагов. Хазнеф сел, запястьем заблокировав удар одного рыцаря, и повернул голову в сторону Таналасты. Сквозь рой насекомых Таналаста разглядела странное угловатое лицо и пару овальных красных глазок, после чего между ней и хазнеф возник солдат, закрыв Таналасте обзор.

Человек размахнулся мечом, но в следующий момент закричал и схватился за живот. Через мгновения рука Ксанофа обхватила шею мужчины и резко дёрнула в сторону.

Держа свои магические браслеты наготове, Таналаста отступила к угловой башне позади неё. Она еще не сталкивалась с Ксанофом Кормаэрилом лицом к лицу, но, зная его ненависть к Обарскирам, нетрудно было догадаться, что он сделает с ней, и с её ребенком, если поймает женщину. Сармон все еще лежал на земле, и у Таналасты не было иного выбора, кроме как забежать в башню и добраться до сторожки над воротами, в которой собрались Боевые Маги, и уже тогда она смогла бы отправиться в Арабель.

Когда Таналаста вошла в башню, она услышала тот же писк, что отвлек Сармона – под ногами принцессы простилалась настоящая волна мохнатых пищащих крыс, одна из которых даже остановилась, чтобы понюхать ногу женщины.

Таналаста сдержала крик и начала подниматься наверх по деревянной лестнице, но внезапно услышала шарканье пары ног позади неё.  Мощная рука схватила её за волосы и дёрнула назад. Таналаста больно упала на пол, все еще сжимая браслеты в руке. Когда она подняла руку, чтобы надеть их, то увидела крысу, цепляющуюся за манжеты плаща женщины. На этот раз она закричала.

Чёрная голая рука прижала руку в браслете к полу.

- Не стоит, принцесса.

Над Таналастой возникло хитиновое лицо, подходящее, скорее, насекомому, чем человеку. Брови были широкие и гладкие, нос длинный и стройный, а рот был выравнен по ширине нижней челюсти. Заклинание Сармона не прошло бесследно, и на боку головы виднелась большая рана, края которой, в прочем, уже начали затягиваться.

Маленькие когтистые лапки крыс начали дёргать за обветшалый плащ, прогрызаясь сквозь ткань и царапая плоть. Ксаноф одной рукой захлопнул дубовую дверь башни и захлопнул тяжёлый замок, будто это была простая защёлка.

- Часовые! – закричала женщина. – Я здесь!

- Так это вы, Ваше Величество, - с улыбкой ответил Ксаноф. Его северный акцент и небольшая хрипотца делали голос хазнеф невероятно схожим с голосом Роуэна, и если бы принцесса услышала его в тёмной комнате, то точно перепутала бы его с голосом своего мужа. – Принцесса, боюсь, что вы так распухли от укусов насекомых, что вашим подданным будет трудно узнать вас.

- Как бы плохо я не выглядела, я все еще остаюсь человеком. А вот ты, какую бы сделку не заключил, лишь проиграл от неё.

Металлические звуки послышались на вершине лестницы, и крысы тут же бросились наверх. Спустя пару мгновений, раздался мужской крик, а за ним ужасный грохот.

Надеясь, что монстр отвлекся, принцесса закричала, прося о помощи, а затем провела свободной рукой вдоль тела, тем самым надев магический браслет до конца. Но не успела она надеть второй, как Ксаноф обернулся и одним движением сорвал магический предмет с руки женщины.

- Вы слишком добры, принцесса.

Прямо на её глазах, рана на голове монстра затянулась, после чего он отбросил потускневший браслет и схватил вторую руку принцессы, выгнув её под неестественным углом. Таналаста почувствовала, как её кости ломаются, но их треск был заглушён криком боли.

Пара солдат спустилась с лестницы, пытаясь скинуть крыс со своих ног. Один из Пурпурных Драконов опустил алебарду и вонзил её под рёбра Ксанофа, оттолкнув того от принцессы и прижав к стене. Однако лезвие не вонзилось в тело монстра, ибо было изготовлено из стали. А лишь холодное железо могло навредить хазнеф.

Ксаноф отбил алебарду и подпрыгнул к солдату, вбив его затылок в каменную стену. На стене появился отпечаток из крови и обломков камня, и мужчина обмяк на пол. Со вторым солдатом он расправился еще проще – заблокировав удар мечом своей рукой, хазнеф просто поймал солдата за подбородок и вырвал тому челюсть.

Горло Таналасты сжалось от боли и отвращения. Она поднялась на ноги, прорвалась сквозь рой крыс и прижалась к стене. Раздалась серия жестких ударов в запертую дверь, но женщина знала, что у неё нет времени ждать, когда солдаты выбьют её, и, нащупав в кармане магическое кольцо, попыталась вдеть в него дрожащий палец здоровой руки.  

Ксаноф проигнорировал стук в дверь и пересёк комнату. Он схватил принцессу за руку, выдернул её из кармана и сорвал кольцо.  Рана на его голове почти полностью затянулась и кожа начала зарастать, когда монстр поглотил магию кольца.

- Ты знаешь, кто сделает это с тобой? – спросил  монстр – Важно знать, кто тебя убивает.

Таналаста кивнула.

- Ксаноф Кормаэрил, - она старалась сдержать дрожь в голосе. Собирается он убить её или нет, но она не хочет радовать монстра своим страхом. – Твой кузен предал моего отца, как и ты. Надеюсь, что вы оба будете гнить на девятом кругу Абисса.

- Я не был предателем, пока твой отец не забрал мои земли, - он схватил Таналасту за челюсть и давил до тех пор, пока она не треснула, и принцесса чуть не потеряла сознание от боли. – Но мы, Кормаэрилы, никогда не испытывали зависти. Нет, отмщение куда приятнее.

Раздался ещё один удар, и дверь треснула. Ксаноф обернулся, после чего обхватил затылок Таналасты, и женщина поняла, что монстр хочет оторвать ей голову.

Стук стал настойчивее, а треск громче. Ксаноф вонзил свои когти в шею женщины. Таналаста знала, что если рыцари не ворвутся сюда, то она не выживет. Внезапно, Таналаста почувствовала спокойствие – она закрыла глаза и начала молиться Великой Матери, чтобы она позаботилась о её душе и душе её неродившегося ребенка.

- Открой им! – Прошипел Ксаноф.

Принцесса открыла глаза и прохрипела что-то, что должно было быть вопросом “что”, но тут же поняла весь смысл ироничной мести хазнеф. Горький смех раздался из глубины её души, ломая измученное тело и вырываясь с краёв сломанной челюсти. Боль текла по ней, как вода. Её рот открылся, и она рассмеялась в лицо Ксанофу, искренне и истерично. Хватка монстра стала сильнее, и женщина подумала, что сейчас она и умрёт, но смех остановить принцесса не могла.

- Нет! – выкрикнул хазнеф, тряся принцессу за горло, но та уже не чувствовала боли. – Прекрати!

- Как? – сквозь смех ответила женщина. – Ты убиваешь Кормаэрила.

- Ты не Кормаэрил! – Выкрикнул в ответ хазнеф, сжимая руку и протыкая кожу шеи принцессы своими когтями.

- Я – нет, но вот Роуэн, - принцесса смогла остановиться и добавила:

- Я ношу его ребёнка.

- Ни за что! -  несмотря на отрицание, челюсть Ксанофа обвисла, а его взгляд опустился на живот женщины. – Он низкородный пёс, недостойный своей фамилии.

- Но все еще мой муж. И твой кузен, - истерика прошла, и теперь она видела маленький лучик надежды на выживание, но вместе с ним пришла и боль. – Кормаэрил мог сесть на трон, и вернуть не только земли твоей семьи…но и править всем Кормиром.

Но игра провалилась. Красные глаза монстра наполнились злобой, и мышцы на руке напряглись. Хазнеф сжал челюсть, и голову принцессы наполнила гудящая боль, но она старалась оставаться в сознании и бороться с врагом до конца.

Несмотря ни на что, она оставалась жива, и хоть голова болела, но шея была в целости. Демон яростно дернул рукой, из-за его тело принцессы, подобно тряпичной куклы, колыхалось над землей.

- Врешь! – Выкрикнул Ксаноф. Его овальные глаза наполнились яростью.

Монстр поставил её на колени и снова попытался оторвать ей голову, но сомнения, казалось, отняли у него силы. Взгляд принцессы сузился до узких щёлочек, а слух почти полностью исчез. Таналаста открыла свой изуродованный рот, и, чтобы не потерять сознание, закричала.

Стук прекратился, и за дверью начали читать заклинание. Монстр обернулся, и на миг принцесса увидела намёк на человечность в его тяжёлых бровях и длинном носе, но когда Ксаноф повернулся к принцессе, его алые глаза были наполнены именно человеческой злобой.

Она пыталась сказать, что её слова – правда, и что Ксаноф вот-вот станет тем, кто убьёт первого Кормаэрила, который мог сесть на трон Кормира, но она была слишком слаба и испытывала слишком много боли.

Всё, что она смогла выжать из себя, это искривленную улыбку.

Но этого оказалось достаточно. В бреду ей показалось, что она увидела, как тёмный дух покидает Ксанофа, оставляя лишь голого мужчину с наполненными ненавистью глазами и сломленной душой.

- Шлюха! – Выплюнул Ксаноф и потянулся за мечом стражника.

Прежде чем он смог нанести удар, Сармон замолчал, после чего дверь разлетелось на множество осколков, откинув Ксанофа в противоположный конец комнаты, но взрыв не задел принцессу. В башню тут же ввалилось несколько Пурпурных Драконов, кашляющих и задыхающихся от серных испарений, оставшихся после взрыва.

Ксаноф мгновенно вскочил и запрыгнул на лестницу, убежав наверх до того, как рыцари сделали хотя бы пару шагов. В башню спешно вошёл Алафондар, а за ним и Сармон Зрелищный.

- Таналаста! – выкрикнул мудрец. – Во имя Биндера! Нет!

Он упал на колени перед женщиной и прижал её голову к своим коленям. Его тело разразилось плачем, и из-за судорог сломанная челюсть Таналасты елозила туда-сюда, доставляя ей жгучую боль.  Она сжала свои ослабшие пальцы на руке Алафондара, останавливая его.

- Во имя пера! Она жива! – воскликнул мудрец и подтянул женщину поближе к себе, обняв и больно прижав сломанную руку, после чего помахал Сармону. – Телепортируй нас в Арабель, живо!




#97009 Сбор средств на перевод

Написано PyPPen 25 Март 2020 - 21:23

Всем привет!

Тут мы собираем денежные средства на перевод романа "Смерть дракона" - последний книги из трилогии "Кормир".

 

Собрано:

На данный момент собрано 2540 из 15 600.

За каждые 625 рублей на форум будут выложены 2 главы

 

Реквизиты:

Qiwi-кошелёк

+7-921-868-14-02

 

Яндекс-кошелёк

410019031885129

Карта Сбербанк

4276 5500 6331 9761
(владельцем карты должен быть указан ОЛЕГ ДМИТРИЕВИЧ Т.)

 

Webmoney-кошелёк

P110617240809

 

Спонсоры

VyachyNOS, Валерий, Алексей Кузьмин




#96940 За Главным трактом. Эпилог

Написано PyPPen 21 Декабрь 2019 - 22:22

 Эпилог

 

 

Таналаста промыла рот от кислого привкуса и умылась. Под присмотром Овдина, лихорадка полностью оставила Таналасту и Алусейр с её отрядом, однако за сегодняшнее утро это был уже третий случай, когда какой-то безобидный запах вызывал у принцессы приступ рвоты.  На этот раз это был запах колокольчика, а в предыдущий – аромат ромашки, стоявший над цветочным полем. Таналаста задумалось о том, что это путешествие в Каменные Земли обернулось для неё неизвестным отвращением к цветам.

- Чувствуешь себя лучше, моя дорогая? – Спросил Алафондар из-за спины принцессы.

Таналаста кивнула.

- Я и не чувствовала себя плохо. Это все из-за этих горных цветов. Их аромат такой приторный.

- Странные симптом для служителя Чонтии, - ответил мудрец, сидевший на своей лошади и задумчиво рассматривающий женщину. – Очень странный.

- Я уверена, что это уйдёт сразу же, как я помолюсь, - почти резко ответила принцесса. Она видела, как подозрительно Алафондар рассматривает её с того дня, как они покинули болота. Она указала на перевязанный торс мудреца. – А твои дела как?

- Достаточно хорошо, чтобы двигаться вперед, что становится все более и более необходимым, - ответил старик и кивнул в сторону Алусейр и её отряда, сгруппировавшихся на краю поля колокольчиков, вызвавших последний рвотный приступ Таналасты. – Поможешь мне?

Женщина подставила плечо и мудрец, оперевшись на него, выскользнул из седла, после чего Алафондар и Таналаста пошли к компании, ожидавшей их. Когда они приблизились к отряду Алусейр, в нос принцессе снова ударил аромат цветущих колокольчиков, вызвавший рвотный позыв, но теперь, с опустошённым желудком, ей не нужно было бояться приступа рвоты.

-… это определенно следы Кадимуса, - подытожила Алусейр, не обращая внимания на подошедшую сестру и мудреца. – Но почему Роуэн решил свернуть на север, когда он был так близок к Гоблинской Горе? – это вне моего понимания.

Услышав описание Алафондара того, как Кадимус сбежал с болота, Алусейр сделала вывод, что тот пересёкся с Роуэном и разведчик, верхом, отправился к королю, дабы доставить послание мудреца.

- Возможно, у него не было выбора, - сказал Овдин, выпрямляя спину и показывая всем стебель с засохшими на нём коричневыми чешуйками. – Это кровь.

- Нет! – запротестовала Таналаста. – Дайте мне посмотреть.

Овдин протянул принцессе окровавленный стебель, но, прежде чем передать ей, сказал:

- Улик не много, так что нам не сделать какие-то конкретные выводы.

- Я могу, - ответила Таналаста. Несмотря на поток исцеляющих заклинаний, которые Овдин и другие священники использовали на болоте, хазнеф так и не появились, и каждый человек в отряде задавался вопросом об их исчезновении. – Мы должны пойти за ним.

- Не мы. Я, - вмешалась Алусейр. – Вы отправитесь к Гоблинской Горе, а я пойду по следу Роуэна.

- Нет! – запротестовала Таналаста. – Роуэн мой муж и…

- Мой разведчик, - отрезала Алусейр. – Если бы ты была кем-нибудь другим, то я отправила бы тебя в Арабель в цепях…и я все еще могу передумать.

Таналаста смерила сестру спокойным взглядом.

-Если бы я была кем-то другим, то мне не пришлось бы проворачивать такие трюки, - хоть внутри неё все и кипело, она заставила себя говорить ровно. – Алусейр, пришло время и тебе, и Вангердагасту, и отцу дать мне то, что до сего дня оставалось исключительно твоей привилегией.

- Что за привилегия?

- Жить своей собственной жизнью, разумеется, - вмешался Алафондар и, взяв принцесс за руки, отвёл их в сторону от солдат и, к счастью, от колокольчиков. – Дорогие мои, Кормир вот-вот встретится с серьезной опасностью, и в эти трудные времена королевству нужны обе его принцессы.

- И я буду с ним. – С кивком ответила Алусейр.

- Хорошо, но этого недостаточно. Если вы хотите помочь Кормиру, то должны работать вместе, а без доверия друг к другу вы не сможете сделать этого.

Алусейр посмотрела на сестру.

- Это не я врала.

- Да, но ты вынудила Таналасту к этому. Ты не доверяла ей делать то, что она должна, не уважала её так, как она заслуживает, из-за чего не оставила сестре никакого выхода, кроме как манипулировать тобой. – Резко ответил Алафондар.

- Или уйти, - многозначно добавила Таналаста. В юности, когда Алусейр устала от всех придворных обязательств и сует, она попросту сбежала в Каменные Земли. – Сейчас не время так поступать.

Младшая принцесса посмотрела на своих рыцарей и, поджав губу, сказала:

- Хорошо, ты можешь пойти со мной, но остальные должны отправиться к Гоблинской Горе…

- Я не закончил, - снова вмешался Алафондар, поворачиваясь к Таналасте. – Что же до тебя…

- Я знаю. Моя ценность для королевства заключается не в умении владеть мечом.

Алафондар поднял бровь.

- Проницательно, но я хотел сказать, что, как человек, уважающий Чонтию, сомневаюсь, что тебе стоит оставаться в Каменных Землях.

- При чём тут Чонтия? – Удивленно спросила женщина.

Алафондар закатил глаза.

- Рвота, моя дорогая. Тебя стошнило из-за запаха цветов, запаха лошади, а когда-то и от простого аромата сосны.

- Меня тошнит, да, - язвительно выпалила женщина, - но если бы и ты пережил лихорадку и терпел постоянную боль в животе, то понял бы меня.

Мудрец ничего не ответил, а младшая сестра только нахмурила брови.

-Что? – спросила Таналаста. – Почему ты так смотришь на меня?

Ответ сам пришёл ей в голову. Действительно, за исключением Таналасты, никто больше не чувствовал себя плохо, да и сама женщина не была подвержена лихорадке или хотя бы усталости. Её живот, казалось, просто и  без всякой на то причины болел, что вызывало рвотные позывы, особенно по утрам.

- Во имя плуга! – Поразилась Таналаста.

- Да, думаю, он тоже поучаствовал в этом, - добавил мудрец. – Теперь и ты понимаешь, почему тебе не стоит в таком состоянии бегать по Каменным Землям.

Но Таналаста почти не слышала его. Она думала о том, что это было худшее время для беременности – к Кормиру подступали Бедствия, и государству жизненно необходимо было сплотиться. И сейчас было самое неподходящее время для беременности. Если она назовёт имя отца, то это вызовет недовольство дворян. Если не назовёт, то это бросит тень сомнения на законность ребенка. И оба варианта приведут к тому, что королю придётся сделать наследницей младшую дочь, а ведь именно сейчас Алусейр нужна Кормиру для равного противостояния с хазнеф и тем, что они с собой принесут.

Но Таналаста тут же поняла, что это все её не волновало. Она чувствовала тепло внутри себя и была уверена, что поступила правильно для себя, своего королевства и своего народа. У неё было достаточно сил, чтобы взглянуть на Кормир, борющийся за выживание и позаботиться о ребёнке. Это и был истинный смысл её видения.

- Почему ты улыбаешься? – спросила Алусейр, кладя руку на плечо сестры. – Когда король узнает, кто отец его внука, то ты захочешь вернуться в Каменные Земли и снова бегать от хазнеф.

- Не думаю, - со смешком ответила Таналаста. – Ты тут воин. Алусейр, пожалуйста, найди моего мужа и скажи ему, что он станет отцом.

 




#96939 За Главным трактом. 20-21 глава

Написано PyPPen 21 Декабрь 2019 - 22:21

Глава Двадцатая

 

Комната была тёмной настолько, что у Вангердагаста даже заболела голова. По полу ползали змеи, а воздухе жужжали облачка чёрных мух, подсвеченные заклинанием света, которое призвал Овдин. Повсюду валялись обугленные трупы орков, покрытые жуками и мухами, а в воздухе витали жёлтые ленточки серы, навеянные влажным болотным воздухом.

Когда маг осмотрел комнату, и не увидел живых орков, он опустился ближе к полу и медленно полетел вперед. Казалось, темнота сжимается вокруг его светящейся палочки, которая обычно освещала двадцать футов вокруг себя, а сейчас свет охватывал едва четверть этого радиуса. Крепость гудела, казалось, из-за магии внутри себя. Было очень жарко, из-за чего со сморщенного лба мага непрерывно стекал пот, какающий на пол и приманивающий к себе шипящих змей.

Приблизившись к дверному проёму, Вангердагаст увидел, что дверная перемычка и стены рядом с дверью покрыты какой-то плесенью. Сама гнилая дверь была распахнута и держалась на одной ржавой петле. Маг жестом приказал священнику приготовиться, а сам медленно поплыл к дверному проёму.

Пролетев через неё, он оказался на развилке двух путей, один из которых вёл к  мраморной лестнице, а другой к закрытой двери. Стены коридора были покрыты той же белой плесенью, что Вангердагаст видел на полях фермеров. Серистые облачка уносились на лестницу и исчезали за поворотом. Воздух в этой комнате был еще теплее, чем в предыдущей.

Вангердагаст подошёл к двери и потянул на себя ручку, из-за чего та отвалилась, а из дыры в гнилой двери посыпались коричневые скорпионы.

Маг выкинул ручку на пол.

- Стоит попробовать пойти вверх по лестнице. – Сказал он.

- Думаю, это лучший вариант. – Подтвердил Овдин.

Никто из них и не заикнулся, хотя оба подумали о судьбе существа, которое могло быть заперто в одной комнате с полчищами скорпионов. Маг залетел на лестничную площадку и осмотрел стены и ступеньки, покрытые белой плесенью. Воздух здесь был настолько горячим и зловонным, что Овдин даже закашлял. Вангердагаст задержал дыхание и поднялся вверх, но даже так его голова закружилось от отвратительного жара и душного воздуха.

Когда он поднялся повыше, две стрелы ударили по его магическому щиту и, отрикошетив, глухо стукнули по стене.  Тут же послышались рявкающие команды, и из небольших проёмов в стене в мага полетели копья. Несмотря на то, что снаряды отскакивали от магического барьера, каждый из них немного отталкивал мага и немного ослаблял щит.

Маг достал из кармана палочку и направил её туда, откуда летели копья, выпустив молнию. Магическая вспышка ударила первого орка, и, отрикошетив от него, ударила в соседнего, затем в следующего и следующего. Воздух наполнился запахом горелого мяса и визгом агонии, а когда магический снаряд угас, то на лестницу опустилась тишина. Если кто-то и пережил эту атаку, то, видимо, он обладал достаточным умом, чтобы не подавать признаков жизни.

- Вангердагаст, сверху! – Выкрикнул Овдин.

Маг поднял голову и увидел, как двое орков спрыгнули на него с верхнего лестничного проёма. Вангердагаст отлетел в сторону и выпустил еще одну молнию в орка, пока второй получил в полёте удар булавой священника.

- Действительно, лучший вариант, - сказал маг. – По крайней мере, они пытаются остановить нас.

Маг поднялся наверх и оказался в небольшой комнате с деревянным столом, который был усыпан раками, змеями и другими болотными жителями.  Комната гудела из-за жужжания мух, и Вангердагаст почувствовал, как пульсировала кровь в его голове. Света его магической палочки не хватало, чтобы осветить стены, но Вангердагст увидел рядом открытую железную дверь. Он оставил священника позади и поплыл вперед, в открытую дверь.

Рядом со стеной лежала куча сена и покрывало поверх него. Рядом валялись чаши, дюжина колец и несколько кинжалов. Все предметы были потускневшими и невзрачными.  Из маленького люка напротив настила доносился омерзительный запах гнилой плоти. На другом конце маленькой камеры Вангердагаст увидел небольшое окошко, через которое он смог рассмотреть лошадей, начавших безумную атаку на орков. Хазнеф нигде не было видно.

Маг вылетел из комнаты и осмотрел зал. Вдоль боковых стен были открыты еще четыре двери, внутри которых так же виднелись соломенные поддоны и разбросанные рядом некогда зачарованные вещи.  На другом конце зала было еще две двери, но открыта была только одна из них. Вангердагаст подготовил заклинание паутины и жестом приказал Овдину открыть дверь.

Священник кивнул и дернул защёлку, но ничего не произошло. Тогда, он потянул дверь на себя, но она не поддавалась. Изнутри донёсся приглушенный стук.

- Таналаста? – едва слышно спросил маг, игнорируя барабанящее сердце. – Это Вангердагаст.

Овдин сердито посмотрел на мага.

- И Овдин. – Добавил Вангердагаст.

Ответа не последовало, и мужчины обменялись беспокойными взглядами.

- Таналаста, мы должны открыть эту дверь, но я хочу, чтобы ты ответила нам, иначе Овдин будет сомневаться. Если не можешь говорить, то постучи так, как стучат члены королевской семьи.

- Я могу ответить. – Ответил голос, похожий на голос женщины, но казавшийся немного ниже обычного.

Вангердагаст сощурился и прошептал:

- Это не похоже на Таналасту…

- И я не думаю, что это смущает Овдина. – Добавил голос из-за двери.

Овдин бросил на мага самодовольный взгляд.

- Это она. – Заключил священник.

Маг же жестом приказал ему взять в руки булаву и нависнуть над дверью.

- Лучше предохраниться.

- И это я еще смущен, - оскорбленно ответил Овдин. – Сколько она была у них в плену? Конечно она охрипла.

- Нет ничего оскорбительного, чтобы предохраниться. – Ответил маг, все еще указывая пальцем наверх.

Овдин закатил глаза, но выполнил команду, а Вангердагаст прочитал заклинание и указал на дверь. Что-то хрустнуло, и защелка открылась, но дверь не открылась.

- Таналаста? – спросил Овдин, раскрывая засаду. – Пойдём.

- Нет.

- Что значит нет? – Священник спустился к полу и хотел открыть дверь.

Маг резко схватил священника и одёрнул его на себя.

- Принцесса, что-то не так? – спросил Вангердагаст. – Вам помочь?

- Я не хочу, чтобы вы видели меня такой, - ответил скрипучий голос из темноты. – Уходите. Это приказ.

- Принцесса, вы же знаете, что я не могу.

Маг открыл дверь и увидел перед собой худую женскую фигуру, сидящую на соломе. Она смотрела в стену своими красными глазами, а исхудалое лицо обрамляли пряди грязных чёрных волос. Хотя черты лица и были искажены – впалые щёки, острый нос и немного кривая челюсть, Вангердагаст все равно распознал принцессу. Он был настолько удивлен её видом, что нехотя навёл на существо магическую палочку.

Принцесса посмотрела на мага и оскалила кривые зубы. Маг увидел чёрные крылья, опускающиеся вдоль спины женщины.

- Почему ты ослушался меня?! Уходи!

Священник прыгнул вперед, отвел в сторону руку мага с палочкой и полетел к женщине, разведя руки, пытаясь обнять её.

- Принцесса! Зачем вы так говорите?

Таналаста увернулась ловко, как змея. Она проскочила под руками священника и отпрыгнула к противоположной стене, присев на корточки и обхватив себя руками. Вангердагаст снова увидел её красные глаза. Изнеможённое тело было лишь жалкой пародией того, что Придворный Маг видел в Орочьем Котле.

- Не трогайте меня. Я сразу же поглощу вашу магию. И вы знаете, что будет дальше. – Она указала подбородком на пол, где были раскиданные различные аксессуары.

- Да, мы знаем, – ответил маг. Он отстегнул застёжку плаща Овдина, хотя и знал, что может случиться с магическим предметом, если женщина прикоснётся к ней. – Но мы должны вывести вас отсюда, чего бы это ни стоило.

Придворный маг стянул плащ с плеч Овдина и предложил его принцессе, но та отказалась.

- Таналаста Обарскир! Кормир потерял столько хороших воинов не для того, чтобы вы превратились в хазнеф! – он накинул на неё плащ. – Теперь наденьте это. Что бы ни случилось, я доставлю вас в Кормир, даже если для этого мне придётся сковать вас паутиной.

- Я сомневаюсь, что ты такой быстрый, - зло ответила Таналаста, сверкнув глазами. Тем не менее, она приняла плащ, накинула поверх нагого тела и застегнула застёжку, которая тут же потускнела. Она подошла к магу, распугивая своими шагами змей и жуков. – Веди, старик.

Вангердагаст был рад, что принцесса вняла голосу разума, и хотел прямо сейчас отправить её в Арабель, но попытка телепортации из этого места, скорее всего, не удастся, а они окажутся в ловушке. Маг вылетел в главный зал и поднялся к потолку.

- Таналаста, - начал он, - не знаешь, здесь есть где-нибудь выход на крышу?

- Нет! – гавкнула принцесса. – Нельзя. Я имею в виду, что это дверью пользуются они.

Таналаста указала на угол зала, и Вангердагаст увидел люк, к которому не вела никакая лестница. Единственным способом покинуть крепость через этот выход – это вылететь, но если маг прикоснётся к Таналасте и попытается вынести её через люк, то она поглотит его магию и тогда они оба окажутся в ловушке.

- Мы можем выйти через болота, - сказала принцесса, пройдя под магом и подойдя к лестнице. – Они этого не ожидают.

Когда они спустились на первый этаж, плащ на плечах женщины потускнел и начал распадаться. Вангердагаст, видя это, хотел как можно скорее вернуться в Арабель. Беспокойство за Таналасту ушло, но вместо него пришла жажда мести. Его живот заболел, а голова закружилась, и к тому моменту, как они сошли с лестницы, Придворный Маг чувствовал себя немощной старухой.

- Это все хазнеф, - пояснила женщина. – Это место хранит в себе болезнь, подобно шкафу, внутри которого заключены рои мух.

Овдин положил руку Вангердагасту на плечо.

- Если хотите, я могу попросить о помощи Богиню.

- Не сейчас, - отрезал маг, посмотрев в коридор. – Мы должны как можно скорее…

- Вангердагаст, это ты?! – прервал мага испуганный голос из-за угла. – Пожалуйста, помоги мне.

Овдин убрал руку.

- Это…

- Алафондар! – Закончил маг.

Вангердагаст забыл о своей головной боли и рванул в зал. Он увидел мудреца, отмахивающегося от чёрных мух и пытающегося прийти в себя после последствия использования пространственного кармана. Позади него маг увидел останки Особого Королевского Отряда – корчащиеся от боли рыцари были покрыты мухами и теперь были лёгкой добычи для орков и хазнеф, мчащихся к крепости.

- Овдин! Скорее, приведи его сюда! – Скомандовал маг.

Когда священник полетел к мудрецу, Придворный Маг спрятал святящуюся палочку в карман, а достал оттуда квадратный кусок металлического листа, и начал читать сложное заклинание.

Овдин вылетел наружу крепости и подлетел к Алафондару, из-за чего мухи тут же разлетелись.

- Вот и мы, друг. – Сказал он, положив руку на плечо мудрецу.

Алафондар повернул голову к священнику. Лицо мудреца было покрыто красными пятнами от укусов, а глаза почти полностью перекрыли отёки.

- Овдин, это вы? Пожалуйста, скажите мне, что Вангердагаст с тобой.

- Да, он здесь, и он не один.

Брови мудреца стянулись в озабоченности, но они быстро подпрыгнули от удивления, когда Овдин взял мудреца за подмышки и, подняв в воздух, затащил в крепость. У дыры в стене крепости парил Вангердагаст, читающий последние слова заклинания. Орки же уже преодолели склон, на котором лежали умирающие рыцари, и теперь во всю неслись к крепости.

Вход в крепость тут же перекрыла огромная железная пластина, а по залу разнеслась серия оглушительных лязгов.

Маг отлетел назад, осматривая продукт своей магии. Зал едва освещали тоненькие лучи света, проникающие в узкое пространство, между железной стеной и остальной крепостью. Хазнеф не смог бы пролезть через эти отверстия, и маг достал святящуюся палочку, повернувшись к остальным.

- Могли ли хазнеф сломать себе шею о столкновение с этой стеной? – спросил Овдин. – Она же железная.

- Вы действительно надеетесь, что нам так повезет? – огрызнулась женщина. – Стена же тоже магическая. Они просто…выпьют её.

- Таналаста? – удивленно воскликнул мудрец. – Что ты здесь делаешь?

- Вы же должны были спасти меня. Или ты совсем выжил из ума, старик.

Вангердагаст выгнул бровь. Конечно, он слышал такие резкие слова из уст Таналасты, но в свой адрес, а не в адрес Алафондара, который был ей как отец.

Седые брови мудреца сблизились друг с другом, что весьма красноречиво изображало боль от услышанного. Он хотел ответить, но сначала замешкался.

- Простите, должно быть, я ошибся. Я думал, вы с Алусейр. По крайней мере, вы точно назвали мне настоящие имена хазнеф несколько минут назад.

- Неужели? – спросил Вангердагаст. Стараясь не смотреть на женщину, он опустил руку в карман и нащупал там клочок паутины. – Я не знал, что ты научил её читать эльфийские глифы.

Мудрец кивнул.

- Конечно. Пост-тауглоровские глифы являются базисом для современной программы обучения принцесс.

Таналаста сверкнула глазами, по очереди изучая всех троих мужчин. Вангердагаст старался выглядеть нейтрально. Алусейр не знала глифов, и маг понял, на что пытался намекнуть мудрец.

Но Овдин, казалось, не так быстро думал.

- Пост-тауглоровские? По имени дракона Тауглора?

- Землекопу все равно не понять, - ответил Вангердагаст, небрежно достав из кармана паутину. – Она что-нибудь еще сказала?

- Она хотела узнать слова из пророчества Алундо, - ответил мудрец, повернувшись к женщине, пытаясь отвлечь её внимание на себя и подавая магу несколько более очевидный сигнал, нежели требовалось. – Вы же знаете текст предсказания, не так ли, Ксаноф? Семь бедствий: пять ушло, одно живёт и еще одно придёт…

- Ксаноф! – Выкрикнул маг, бросая кусочек паутины в самозванца.

Если бы голова Вангердагаста не болела, то он, возможно, был бы достаточно быстрым, чтобы поймать Ксанофа, но тот успел увернуться, и паутина ударилась об стену, сковав десяток змей и бесчисленное количество насекомых.

Маг повернулся и осветил своей палочкой тёмное пространство. Он увидел, как за бога стонущего мудреца цепляется хазнеф, медленно тянущий Алафондара и Овдина вниз, навстречу серным испарениям. Однако монстр не собирался ждать и, откинув голову назад,  собирался укусить мудреца в шею.

Маг быстро навёл палочку на грудь хазнеф и выкрикнул командное слово, после чего раздался оглушительный хлопок и ослепительная вспышка, а затем стук тела Ксанофа, врезавшегося в стену. Вангердагаст схватил священника за спину и подтянул его к себе.

- Ты все еще паришь?

- Пока что да. – Тяжело ответил Овдин.

Когда Вангердагаст проморгался, и зрение вернулось к нему, то он увидел, что удар молнии отбросил Ксанофа прямо в паутину на стене. Конечно, хазнеф не пострадал, и паутина истощалась с каждой секундой, но, по крайней мере, это удержит его на несколько секунд. Лицо хазнеф все еще напоминало внешность Таналасты, однако теперь уже иллюзия спала, и Ксанофу оставалось только извергать проклятия в сторону Азуна.

Маг посмотрел на мудреца, который обмяк в руках священника, но дышал. Раны на его боку в одно мгновение разбухли и загноились. Вангердагаст взял его за руку.

- Таналаста в безопасности?

- Она с Алусейр. – Тяжело ответил Алафондар.

- Точно?

Когда мудрец кивнул, Вангердагаст достал из-за пояса железный кинжал и повернулся к хазнеф. Его оранжевые глаза наполнились страхом, и он стал бороться с паутиной еще яростнее. Он высвободил одну руку и начал рвать паутину острыми когтями.

- Теперь, пришло время платить, предатель. – Мрачно сказал маг.

Вангердагаст прочитал короткое заклинание и метнул кинжал в хазнеф, и тот по самую рукоять вонзился точно в грудь монстра. Хазнеф дико завизжал и начал метаться. Когда его усилия не ослабли, маг понял, что ему придётся приложить еще усилий, ведь монстр не ослабевал и даже оторвал одну ногу и спину от паутины.

Маг передал свою святящуюся палочку священнику и потянулся к его поясу.

- Мне нужен молоток, - сказал Придворный Маг. – Я возьму твою булаву?

Этих слов было достаточно, чтобы Ксаноф достал из груди кинжал и начал им резать паутину, задевая свою плоть. Маг тщетно возился с поясом священника, пытаясь достать булаву, прижатую Алафондаром. Когда Вангердагаст почти освободил булаву, он повернулся, и увидел, что Ксаноф уже стоит на полу. Из зияющей раны на его груди текла чёрная кровь.

Он бросил кинжал в мага и скрылся в дверном проёме. Только магический щит спас мага от смертельного попадания ножа.

- Проклятие! – выругался маг, глядя на мудреца. – Вы сможете помочь ему?

- Конечно, - оскорбленно ответил Овдин. – Но мне нужно попасть в спокойное место, где я смогу вылечить его, а он сможет отдохнуть.

- Тогда я помогу вам, - ответил маг и, оставив булаву на поясе священника, полез во внутренний карман плаща Алафондара. – Прости, старый друг.

Он схватил карман и вырвал его, достав получившийся мешочек. Глядя на дверь, дабы Ксаноф не вернулся, маг начал читать заклинание, из-за которого отверстие в мешочке увеличилось до размера люка. Вангердагаст отпустил его, и он повис в воздухе.

- Вы можете спрятаться там. Потяни край за собой, и закроешь вход в пространственный карман. Никто не узнает, что вы там, но не открывай его, пока я не позову. И даже если тебе покажется, что прошла неделя – все равно не открывай. Время может восприниматься по-разному, и вам может показаться, что прошло десять дней, а на самом деле лишь десять секунд.

Овдин посмотрел на свою булаву, свисающую с пояса, и спросил:

- А что вы собираетесь делать?

- Хочу довести начатое с Ксанофом до конца. Отомстить и остановить бедствия.

- Нет, - простонал мудрец. – Вы откроете дверь…

- Ксаноф уже открыл её, - сказал Вангердагаст, глядя в темноту коридора. – И мне очень хочется дать ей ему по лицу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава Двадцать Первая

 

Серебряный осколок вращался в руке мага, указывая направление. Вангердагаст подлетел к дальней стене и заглянул за угол, в тёмный коридор. Когда он не увидел ничего, кроме насекомых и змей, он полетел вперед. Хоть он и был защищен магическим щитом, и не особо боялся внезапного нападения, однако мудрый охотник всегда с уважением относится к своей жертве.

Вдоль стен коридора располагалась дюжина дверей, каждая из которых прогнила так же, как и та, что закрывала коридор до того, как сюда сбежал Ксаноф. Воздух был все таким же тёплым и зловонным, однако теперь магу стало лучше – перед своим уходом в пространственный карман Овдин настоял на том, чтобы применить магию Чонтии и защитить Вангердагаста от болезней и зла, которые сокрыты в этом месте. К удивлению Придворного Мага, это реально помогло, и даже, казалось, желтый дым расступается, когда маг проходит рядом с ним. Это, конечно, не убедит Вангердагаста принять желание Таналасты об открытии королевского храма Чонтии, однако он обязательно воздаст Богине пару благодарственных молитв, когда вернётся в Сюзейл.

Когда Вангердагаст подошёл к следующему повороту, осколок в его руке встал дыбом, что озадачило мага. Он повертел рукой, и тогда осколок вернулся на своё место и указал в угол. Маг опустился поближе к полу, чтобы все осмотреть. Он взял кольцо командира Пурпурных Драконов у Алафондара, дабы оно освещало путь магу и не занимало руки, хотя зона, которую охватывал свет от кольца, и была меньше, чем у палочки. Ему пришлось приблизиться к полу на расстояние вытянутой руки, и только тогда он увидел, что желтый дым клубится посреди красных змей.

Маг ткнул в угол позаимствованной булавой, и головка оружия тут же исчезло в стене. Вангердагаст нахмурился. Была ли эта та самая болотная дверь, через которую хотела покинуть крепость Лжетаналаста? Очевидно, Ксаноф хотел заманить их в какую-то ловушку, и Вангердагаст подозревал, что он следовал прямо в неё еще с того момента, как телепортировался из Арабеля в Каменные Земли.

Но зачем? Ответ казался магу очевидным – Таналаста и была тем седьмым бедствием, которое должно открыть дверь, которую никто не сможет закрыть. А маг был единственным, кто смог бы остановить принцессу, и поэтому хазнеф заманили его сюда. Вангердагаст поклялся себя, что не даст хазнеф воплотить свои планы в жизнь.

Он убрал булаву за пояс и достал из кармана семечко яблока, и, бросив его на пол, сделал руками пару вращательных движений и прочитал пару слов. В углу тут же появилось чёрное отверстие размером с человека и, дабы исключить возможность внезапного нападения, маг послал в темноту огненную стрелу.

Магический снаряд быстро полетел вниз, но, казалось, что её полёт будет бесконечным. Стрела летела сквозь серные облака, создавая впечатление, будто опускается в глубины Абисса, когда наконец она ударилась об пол и на мгновение осветила небольшой зал с грубыми стенами и квадратными арками, обрамляющими входы в коридоры.

С серебряным осколком в руках, маг начал спускаться в шахту, когда ему в нос ударил невыносимый запах горелой серы. Он приблизился к полу и остановился. Под его ногами дымилась грязь, вода, капающая на пол, заглушала звуки насекомых, а над головой Вангердагаста не было и следа от шахты, по которой он спустился. Он протяну луку к потолку, перекрывшему шахту, и поверхность оказалась похожа на губку. Он надавил на неё, и та поддалась, но была достаточно твёрдой, чтобы маг не смог продавить её насквозь.

- Есть много способов войти, но выход лишь один, - прошипел из темноты Ксаноф мерзким голосом. – Но зачем волноваться?! Такой великий волшебник, как ты, обязательно найдёт дорогу назад.

Маг мгновенно повернулся в сторону, из которой доносился голос, и увидел едва видную летящую сеть. Вангердагаст моментально поднял палочку и выпустил огненную стрелу, которая порвала сеть и ударила Ксанофа в грудь, отбросив его в стену из каменного кирпича. Сеть же попала в мага и отбросила его к потолку, после чего Вангердагаст упал на пол.

Маг повалился в грязный угол. Его ноги согнулись назад и больно ударились об стену, прижатые бёдрами, что было очень болезненно для человека, в возрасте Вангердагаста. Он потратил немного времени, чтобы принять удобное положение, после чего поднялся и слепо бросать вспышки пламени совей палочкой.

Огонь не попал в Ксанофа, зато осветил пространство, и Вангердагаст увидел, что находится в заброшенном подземном городе гоблинов. Все здания здесь были вырезаны из камня и представляли из себя прямой фасад, покрытый насекомыми, с редкими вкраплениями из окон и кривых дверных проёмов, не превосходящих по размеру и метра. В центре площади, на которой оказался маг, располагался небольшой пруд с застоявшейся водой.

Когда огонь погас, Вангердагаст увидел Ксанофа, выползающего из гоблинского дома. Он поднялся на ноги, и маг смог разглядеть его лицо, которое потеряло всякий намек на схожесть с Таналастой. Худощавое лицо было невероятно ужасным в тусклом свете кольца мага. Узкий нос и жидкая борода под губой будто говорили о том, что их обладатель мертв. Рана на груди хазнеф уже почти полностью затянулась, оставив лишь небольшой след.

Маг выровнял палочку на Ксанофе и выпустил в него огненную стрелу. Хазнеф поймал снаряд своей ладонью, но все равно был отброшен назад.

Вангердагаст достал своё железный кинжал и хотел начать резать сеть, но тут увидел, что она состояла из живых змей. И хотя они не могли пробить магическую защиту мага, они неистово атаковали его, и он не смог сдержать испуганного крика.

На другой стороны площади Ксаноф вновь выкарабкался из-под обломков. Его рука горела алым пламенем от огненной стрелы мага.

- Ты же знаешь, что это настоящая амброзия для меня?

Ксаноф откинул голову и втянул в себя магический огонь.

Вангердагаст отшатнулся назад. Он надеялся, что это место не поглощает магию так же, как это делала крепость. ОК его счастью, он смог подняться в воздух, и сделал это настолько несдержанно, что даже слегка ударился об потолок.

- Магия не спасёт тебя, старик, - сказал Ксаноф, позволяя огню стекать по его подбородку, подобно безвредной воде. – Давай разберемся как мужчины.

- Один из нас не мужчина…уже.

Ксаноф лишь пожал плечами.

- Я тот, кем король сделал меня.

Хазнеф шагнул вперед, а маг, скрипя зубами от гнева, начал читать заклинание, которое направит кинжал прямо в глаз монстру.

На этот раз Ксаноф был готов. Когда он увидел, что готовит маг, то скрылся в одном из многочисленных тоннелей. Вангердагаст оборвал заклинание на полуслове и выругался – он мог использовать это заклинание лишь три раза за день, и только что упустил одну из возможностей.

Вангердагаст вооружился булавой и в течение следующей четверти часа ожидал Ксанофа, но тот так и не показался. Тогда маг понял, что вызов был простым бахвальством, ведь если бы хазнеф был так уверен в себе, то уже вернулся бы и закончил битву. Следующие пятнадцать минут маг искал осколок, который позволил ему выследить хазнеф, а когда нашёл и активировал его с помощью простого заклинания,  зашёл в коридор, в котором скрылся Ксаноф.

Тоннель был чуть шире, чем плечи мага, и ниже его роста на голову. Маг летел вперед, стараясь игнорировать мерзкие серные испарения и не обращать внимания на красную твёрдую субстанцию, свисающую с полотка и периодически касающуюся его спины.

Маг продолжал следовать по направлению, указанному осколком, свернув дюжину раз. Вангердагаст пролетел вдоль нескольких дверных проёмов, перелетел через пару площадей и, казалось, вот-вот либо заблудится, либо попадёт в ловушку. Казалось, будто серные испарения тянулись в определенном направлении, а следы на грязи под ногами мага говорили о том, что и Ксаноф следует этому направлению. Тогда Вангердагаст убрал осколок, взяв в левую руку палочку отталкивания, а в правую – железный кинжал.

Ксаноф попытался устроить засаду Вангердагасту, забравшись на стену над выходом из тоннеля на площадь и спрыгнув магу на спину, но Придворный Маг успел увернуться и, наставив палочку на грудь хазнеф, оттолкнул его в тоннель. Хазнеф больно упал на землю, но быстро поднялся и рванул в темноту. Вангердагаст осторожно пошёл за ним, и теперь, перед тем, как выйти на площадь, он доставал осколок и проверял местоположение монстра. Ксаноф попытался устроить подобную засаду еще два раза, но Вангердагаст всегда был на шаг впереди, и после третий попытки хазнеф даже смог ударить монстра по колену позаимствованной булавой.

Ксаноф еле-еле успел отступить в тоннель, но теперь он стал медленнее и всегда был в пределах слышимости Вангердагаста. Маг не отставал от своей цели, и когда звуки хазнеф затихли, маг остановился и достал из кармана серебряный осколок. Пока тот крутился в руке мага, хазнеф вытянул руку из-за угла и выхватил палочку у Вангердагаста.

Он был настолько поражен, что отбежал на десять шагов назад. Однако Ксаноф не атаковал, а лишь скрылся в другом тоннеле. Вангердагаст отправился вслед за ним и нашёл свою палочку в сотне шагов впереди – теперь это был тусклый кусок дерева и стали, потерявший всякую магию. Хазнеф же, казалось, выздоровел и теперь двигался быстрее, так что быстро покинул пределы слышимости мага.

Вангердагаст убрал в карман серебряный осколок и продолжил свою охоту, которая, казалось, превратилась в выслеживание. Пару раз маг хотел было телепортироваться обратно в крепость, но он не мог оставить такое предательство Ксанофа безнаказанным, так что возобновил заклинание полёта и продолжил преследование.

Погоня продолжалась до тех пор, пока хазнеф снова не начал уставать, и тогда Вангердагаст решил проявить инициативу – он ускорился и, догнав Ксанофа, ударил его по спине, после чего потянулся вперед, дабы перерезать кинжалом горло монстра.

И все же, как бы ни устал хазнеф, он все равно был быстрее Придворного Мага. Когда Вангердагаст потянулся вперед, Ксаноф ухватил его за руку и потянул вперед. Маг упал в грязь, а хазнеф получил глубокую рану в шею, но смог избежать смертельного удара.

Странное чувство пронзило руку мага, когда монстр обхватил его руку и начал поглощать магический щит. Вангерадагс взял хазнеф за волосы и попытался одернуть руку, но Ксаноф был сильнее мага. Монстр открыл рот и сжал челюсти на запястье мага, и хоть его зубы и не смогли пробить магический щит, Вангердагаст знал, что случится, как только магия иссякнет.

Маг перевалился на бок, после чего засунул руку в карман и достал оттуда магическую палочку, которую приставил к голове хазнеф и произнёс магическое слово.

Золотая вспышка ослепила Придворного Мага. Магия отбросила его к стене, но он дёрнул рукой и вырвал кинжал из шеи хазнеф, открыв кровоточащую рану. Вангердагаст надеялся, что его магия левитации все еще работает, и поднялся в воздух, к потолку, благодаря Богов за то, что хазнеф поглотил не всю магию.

Хазнеф перевернулся на спину, пытаясь прийти в себя после магической атаки. Он слепо ударил мага своими руками, измазанными чёрной кровью. Его раны уже начали затягиваться благодаря, несомненно, поглощенной магии. Защитные заклинания и магия левитации скоро пропадут, а в прямом столкновении с хазнеф магу не выстоять, так что Вангердагаст решил действовать мудростью.

Он закрыл глаза и представил дворец наместника Арабеля. Завтра маг вернется сюда, заберет Алафондара и Овдина, а затем, с новым отрядом, продолжит охоту на хазнеф. Правосудие можно замедлить, но от него никуда не скрыться. Вангердагаст открыл глаза и увидел, что хазнеф восстановился от последствий заклинание и готов атаковать, и тогда Придворный Маг прочитал заклинание телепортации.

Он испытал знакомое чувство падение, как вдруг его ноги коснулись чего-то мягкого. Перед тем, как вспышки перед глазами погасли, в нос магу ударил знакомый спертый воздух и омерзительный запах серы. Вангердагаст проморгался и увидел перед глазами знакомое гоблинское строение и небольшой пруд по центру площади. Маг подумал, что был в том месте, где оказался, как только спустился по шахте, но он не обнаружил сломанного Ксанофом здания. И вот теперь маг точно заблудился.

- Есть много способов войти, но выход только один, - донесся голос Ксанофа сразу отовсюду. – Теперь, маг, ты жертва, а я…охотник.

 

*****

 

Где-то внутри крепости раздался щелчок, и большие двери открылись, раздвигая раздутые трупы Пурпурных Драконов в разные стороны. Запах плесени и застоявшейся воды наполнил ноздри Таналасты, что вызвало у неё рвотные позывы. Да и вообще, подобное ощущение, в последнее время, приходило к ней очень часто, но не в соответствующие моменты – так например, её стошнило, когда они нашли исхудавшую лошадь Алафондара, но когда они спустились с холма и увидели кучу раздувшихся трупов, с принцессой и её желудком было все в порядке. Женщина уже начала подозревать, что её нервы шалили из-за того, что она солгала своей сестре, ведь, несмотря на возобновление лихорадки в отряде, никто не испытывал подобных проблем.

Алусейр стаяла внутри замка.

- Ничего. Внутри никого.

- Никого? – переспросила Таналаста, выбрасывая разбитую подзорную трубу мудреца в болота. – В этом нет никакого смысла.

Они нашли сломанную трубу мудреца на холме, аккуратно положенную между камней. Видимо, Алафондар наблюдал за крепостью, стоявшую посреди болота, после чего двинулся к ней. Отряд Алусейр внимательно осмотрел окрестности, но не нашёл причин, из-за которых погибло так много рыцарей. Более того, трупов Вангердагаста, Овдина и самого Алафондара нигде не было. Они будто исчезли.

Таналаста вошла внутрь крепости и по небольшой лестнице поднялась на первый этаж, оказавшись в тёмном коридоре, который с одной стороны упирался в лестницу на второй этаж, а с другой уводил за угол в другой коридор. Повсюду ползали насекомые и змеи, но это не казалось женщине чем-то странным в подобном месте. Люди Алусейр сновали тут и там в поисках тайных проходов и фальшивых стен.

Таналаста пошла по коридору направо.

Алусейр последовала за сестрой, звеня своими доспехами, бьющимися об стены.

- Наверху мы обнаружили семь отдельных камер и несколько пустых складских помещений, - сказала девушка-воин. – Но темницы нигде нет. Полагаю, она находится на нижних этажах крепости, которые, вероятно, затоплены.

Таналаста зашла за угол и увидела, как дневной свет пробивается сквозь окно с ровными краями, покрытыми мхом. Стараясь звучать как можно более непринужденно, она спросила:

- Есть какие-нибудь следы Роуэна?

- Роуэн не маленький и сам может о себе позаботиться, - коротко сказала девушка. И хоть звучала она жёстко, тем не менее, Алусейр все равно похлопала сестру по плечу. – Думаю, он, вместе с Вангердагастом и Алафондаром ждёт нас у Гоблинской Горы.

- Если Вангердагаст там, то Роуэна там уже нет. - С горькой усмешкой ответила женщина.

Когда её сестра не ответила, она повернулась и увидела, как Алусейр, обнажая оружие, скрывается за углом. Таналаста помчалась следом и увидела, что её сестра прижимает кончик своего меча к горлу лысеющей головы, торчащей из небольшого черного отверстия на потолке.

- Назови себя, нарушитель! – Потребовала Алусейр. Все произошедшее настолько поразило Таналасту, что ей потребовалось несколько секунд, чтобы узнать Овдина.

Священник, не сводя глаз к лезвия меча, заикаясь ответил:

- М...мастер Урожая Овдин Фоули, миледи.

- Он друг! – выкрикнул Таналаста.

Алусейр опустила меч, но продолжала подозрительно рассматривать незнакомца. Старшая сестра подошла к Овдину, а тот улыбнулся ей и сказал:

- Спасибо, моя дорогая. Леди Алусейр, для меня честь познакомиться с вами. Как я уже представился ранее, Овдин Фоули, к вашим услугам.

Овдин вытащил руку из дыры и протянул её Алусейр. Та не приняла её, а лишь подозрительно посмотрела и спросила:

- Что вы имеете в виду?

Овдин посмотрел под себя и покраснел, понимая, как он выглядел со стороны.

- Простите меня, - начал он. – Вангердагаст велел мне дожидаться его.

Чёрный круг увеличился и Овдин скрылся в нём, а затем, когда портал стал ещё больше, священник вывалился наружу к ногам принцесс, после чего поднялся и поклонился Таналасте.

- Во имя семени, я рад видеть вас! – еле сдерживая эмоции, выпалил священник и обнял женщину. – Но где же Вангердагаст?

- Мы надеялись, что ты нам расскажешь.

Лицо Овдина помрачнело.

- Он отправился за Ксанофом Кормаэрилом, чтобы помешать ему открыть дверь Алундо.

- Как давно? – Потребовала Алусейр.

Овдин пожал плечами, неуверенно указывая на портал над своей головой.

- Через несколько минут после того, как Алафондар связался с Таналастой.

Сёстры обменялись тревожными взглядами, и Таналаста сказала:

- Да дня назад.

- И что нам делать? – спросила Алусейр.

- Предположим, что он потерялся, хотя я и не очень хочу верить в это, - сказал знакомый голос. Девушки посмотрели на портал и увидели, как из него появляется фигура знакомого мудреца. Его глаза были впалыми, а кожа бледная, как алебастр. – Но что нам делать? Вы нашли мою записку?

- Записку? – переспросила Таналаста.

- В трубе, - сказал мудрец, указывая на две части своего изобретения, висящие на поясе Таналасты. – Что кто бы ни нашёл её, он должен отправиться и разбудить орден Спящего Меча.

- Но в трубе ничего не было, - ответила женщина, снимая обломки со своего пояса. – Мы так и нашли её.

Алусейр взяла половинки и, взглянув на них, сказала:

- Что ж, по крайней мере, мы знаем, что Роуэн жив. Эта труба была разрезана мечом.

- А этот Роуэн знает, где искать орден? – Спросил Алафондар.

Таналаста покосилась на сестру, и та ответила:

- Я не упоминала это при нём.

- Тогда, он на пути к вашему отцу, а без телепортации это займёт много времени. Мы должны сами сообщить ему об этом, ибо задержка может стоить Кормиру жизни. – Подытожил мудрец. Из портала показалась исхудалая рука старика, и он потянулся к броши на своём плаще.

- Алафондар, стой! – выкрикнула Таналаста. Она знала, что если мудрец поговорит с королем, то её обман раскроется. – Я передала королю твои подозрения.

- И? Он сказал, что разбудит Спящий Меч?

Таналаста побледнела. Она знала, что ей нечего ответить мудрецу, но она не могла рисковать королевством, продолжая лгать ему.

- Я не уверена. – Ответила женщина.

- Тогда нам необходимо сказать ему напрямую. – Подытожил Алафондар.

Алусейр рявкнула пару команд своим людям, приказывая перегруппироваться и приготовиться к атаке хазнеф, которых может привлечь заклинание псионической связи.

- Алафондар, - рявкнула Алусейр. – Свяжись с королевой. Она точно знает обо всех планах отца, ведь если он уже в Каменных Землях, то это может привлечь к нему хазнеф. Свяжись с ней, и если король еще не покинул Арабель, то передай ей, что я могу взять твою лошадь и через день быть у Спящего Меча.

Когда мудрец закрыл глаза, а его челюсти напряглись, Таналаста повернулась к Алусейр.

- Мне надо тебе кое-что сказать.

- Не сейчас, - отмахнулась Алусейр. – Есть дела поважнее.

- Так и есть, - кивнула Таналаста, ожидая нападения, - Но возможно, ты не так поняла…

- Позже! – Выкрикнула Алусейр и отошла, заканчивая разговор.

Алафондар открыл глаза.

- Я связался с Её Величеством. Она сказала, что Азун будет на месте раньше. А еще она опечалена, что ты, Алусейр, еще не у Гоблинской Горы.

- Расстроилась? Почему? Отец же сам…  - Слова Алусейр повисли в воздухе, когда её лицо исказила гримаса ярости. Она повернулась к сестре и выкрикнула:

- Я вырежу тебе язык, проклятая лгунья!

 

*****

 

Вангердагаст открыл глаза и понял, что он находился в этом самом месте. Повсюду шумели рои насекомых. Его книга заклинаний была открыта на странице с заклинанием воздуха, которым маг разгонял надоедливых насекомых, но, видимо, зря он надеялся, что это поможет.

Он не знал, как долго проспал, но, судя по тяжести в суставах и боли в костях, спал он довольно долго. Его желудок урчал, а жажда почти вынудила его напиться застоявшейся воды из углубления в центре площади. Вангердагаст чувствовал себя подавленным после неудачной попытки телепортации в Арабель, но, по крайней мере, сон омолодил его мысленно. Он понял, что Ксаноф заманил его в карманный план или какое-то место, окруженное магическим барьером, и поэтому магия телепортации не работает. Ему оставалось только выяснить, где он, и тогда маг сможет начать работать над планом побега.

При этом всём, у мага было тайное оружие, невероятно сильный артефакт – кольцо желаний. Желаниями были хитросплетенные заклинания, но по горькому опыту Придворный Маг знал, что их лучше использовать только тогда, когда владелец кольца полностью контролирует ситуацию, так что Вангердагаст боялся использовать его, ведь, если что-то не давало ему использовать телепортацию, сложно и представить, что будет, если он использует кольцо.

Вангердагаст закрыл книгу, повесив её на пояс, и поднял своё тяжелое тело на ноги. Когда он встал, из-за стены, на которую он опирался, раздался грохот, напугавший мага. Он отпрыгнул и посмотрел на стену, увидел пару красных глаз.

- Вы отдохнули, Придворный Маг? – Прошипел Ксаноф.

Забыв о тяжести в ногах, маг помчался в ближайший тоннель и, ударившись головой об  низкий потолок, упал и проскользил в грязи пять шагов. Несмотря на боль в голове, Вангердагаст быстро повернулся на спину, и, начав извиваться и отползая назад, прочитал заклинание и бросил огненный шар в потолок над выходом из тоннеля.

Груда камней рухнула вниз, завалив проход и подняв тучу пыли. Маг быстро прочитал заклинание левитации, после чего задался кашлем. Он быстро полетел по узкому тоннелю, даже не наложив на себя защитных заклинаний. Ему даже и в голову не пришло, что если бы хазнеф мог убить мага, то тот был бы уже мертв.

Последнее, что сделал маг, когда его начало клонить в сон – наложил на себя лёгкое заклинание защиты от зла, которое не должно было дать Ксанофу атаковать Вангердагаста какое-то небольшое количество времени, чтобы маг  успел проснуться и скрыться. Однако, судя по всему, из-за этого простого заклинания Ксаноф вовсе не смог напасть на мага.

Поняв, как он может победить Ксанофа, Вангердагаст остановился и решил продлить и усилить заклинание защиты от зла, но когда он уже достал ингредиенты, но услышал, как к нему из-за спины приближается хазнеф, и тогда, убрав в карман предметы для заклинания, полетел вперед.

- Постой! – выкрикнул Ксаноф, - У нас есть кое-что, что…

Маг развернулся и снова взорвал потолок, после чего поплыл дальше, но уже на следующей площади ему навстречу вышел хазнеф, который слегка присел на корточки и поднял рук.

- Придержи свои заклинания. Мы всегда сможем продолжить сражаться через минуту.

- Тебе нечего сказать, что заинтересовало бы меня, - грубо отрезал маг, однако не напал на хазнеф. Вместо этого он поднял руку и начал пальцами выводить жесты задуманного заклинания. - Только если ты не пришёл подчиниться правосудию.

- Сомневаюсь, - ответил хазнеф, начал когтями повторять движение пальцев мага. – Честно говоря, я думал о чём-то совершенно противоположном.

- Чтобы я сдался тебе? – с усмешкой спросил Вангердагаст. – А я еще думал, что Болдар безумный.

На лице Ксанофа появилась улыбка.

- Речь не о капитуляции. Нам нужна седьмая, а Люфакс говорит…

- Люфакс? – переспросил Вангердагаст. В давние времена Люфакс был первым лидером Братства Боевых Магов и самым высокопоставленным магом, который когда-либо предавал Кормир. – Ты поднял и его?

- Я? Нет, мастер...скажем так, я лишь инструмент.

- Инструмент чего?

Ксаноф закатил глаза.

- Ты же знаешь пророчество про семь бедствий. Пять ушло, одно живёт и еще одно придёт. Неужели мне нужно разбирать его?

- И ты хочешь заполучить меня? – спросил Вангердагаст. Он внимательно осмотрел соперника. Должно быть, этот разговор был каким-то отвлекающим маневром. – Это оскорбление для меня.

Ксаноф пожал плечами.

- Я бы хотел просто убить тебя, но…что ж, если ты откажешься и не подчинишься, то я исполню своё желание, а на твое место мы найдём кого-нибудь другого. Благо, в Кормире нет недостатка в предателях, и ты знаешь это.

- Предатель? Я? – маг разозлился, но понимал, что Ксаноф, вероятно, хочет спровоцировать его на необдуманные поступки. – А что случилось с “давай разберемся как мужчины”?

- Ты забываешь про то, что сюда есть много способов попасть, но выйти можно только одним путём. И этот путь – стать одним из нас.

- Или переступив через твоё мертвое тело, - сквозь зубы ответил маг. – Вот тебе мой ответ.

Маг отступил назад и полетел прочь. Хоть он и хотел побороться с хазнеф, он не решался делать этого без готовых защитных заклинаний. Вангердагаст долетел до предыдущего перекрестка и бросился в первый попавшийся тоннель. Ему было не важно, куда бежать, ведь он уже заблудился.

Зато это было важно для Ксанофа. Он следовал по пятам мага, за приделами зоны, освещаемой кольцом, появляясь на определенном перекрестке и насмехаясь над ним, предлагая присоединиться. Вангердагаст никогда не отвечал на слова хазнеф, а лишь скрывался в очередном тоннеле. Монстр не позволял магу остановиться и прочитать защитные заклинания или выйти на большую площадь, где хазнеф не смог бы на равных бороться с магией Придворного Мага.

Вангердагаст пытался замедлить хазнеф, обрушив ему на голову потолок, но Ксаноф был быстрее и поглощал огненные шары. Тогда маг понял, что лишь утоляет жажду монстра, и убрал палочку в карман, сосредоточившись на прочтении защитного заклинания. Два раза Ксаноф прервал чтение заклинания, из-за чего маг остался без защиты от ядов и тупых ударов, однако ему удалось наложить на себя магию, оберегающую его от режущих ударов клыков и когтей, а это, в данной обстановке, было победой.

Наконец, когда магия защиты от зла закончила своё действие, Ксаноф осмелел и теперь уже начал устраивать на мага засады у выходов из тоннелей или набрасываясь сзади, повторяя своё “приглашение”. Вангердагаст очень хотел снова наложить на себя заклинание защиты от зла, но он чувствовал, что напряжение хазнеф растёт и скоро он нападёт открыто, тогда-то магу и понадобится пара сюрпризов.

Наконец, маг увидел удобное место – выход из тоннеля на площадь. От стены до стены в тоннеле поместилось бы три человека, а до тёмного потолка было около двенадцати футов. Вангердагаст взлетел наверх и увидел на площади Ксанофа, который смотрел на него с плохо скрываемой ненавистью.

- Прячься там сколько угодно, - начал монстр. – Когда ты начнёшь голодать, то все равно присоединишься к нам.

- Очень в этом сомневаюсь, - сказал маг, опусти в руку в карман и начав перебирать ингредиенты. – Пришло время тебе ответить за своё предательство.

Маг молниеносно достал горсть железной пыли и рассыпал её у себя над головой. Глаза Ксанофа стали алыми от ярости, и он унёсся в тёмный тоннель, разгоняя рой гудящих пчёл. Вангердагаст хмыкнул и спустился вниз. Для активации защитных заклинаний ему требовалось посыпать землю вокруг себя серебряной пылью. Сделав это, маг прочитал заклинание и возобновил уже действующие, после чего рванул вслед за хазнеф. Пришло время жертве вновь стать охотником.

Когда погоня только началась, Ксаноф пытался напасть на своего преследователя пару раз, но каждый раз магия защиты от зла даже не подпускала его к магу, из-за чего хазнеф не мог прикоснуться к магу и поглотить магическую силу защитных заклинаний. Вангердагаст продолжал следовать за Ксанофом, стараясь не отставать от него. Через полчаса монстр начал просто убегать от мага, даже не пытаясь напасть на него, а еще через столько же хазнеф начал спотыкаться от усталости. Он пытался оторваться от Вангердагаста, бросая в него рои насекомых и сетки из змей, но Вангердагаст попросту раскидывал их, пользуясь палочкой миротворца.

Наконец, оказавшись в широком тоннеле, Ксаноф просто побежал вперед, надеясь обогнать мага, но, к его несчастью, тоннель заканчивался самой большой площадью во всем подземном городе. Вдоль стен площади стояли изогнутые здание , а где-то  стояли полуразрушенные мраморные колонны высотой в восемь футов и портики из песчаника.

В центре площади располагался небольшой бассейн диаметром в пять шагов, вокруг которого лежали кучки золотистого песка. Чёрная мерцающая вода в нём настолько застоялась, что Ксаноф, случайно влетевший в пруд, даже не утонул в нем. Через два шага по пруду, его ноги прилипли к поверхности, напоминавшей желе.

Вангердагаст даже не замедлился, а лишь достал из-за пояса булаву и нанёс ею удар по затылку монстра. Брызги чёрной крови хлынули в разные стороны, а Ксаноф визгнул и повалился на колени.

Маг приземлился на песок и обернулся посмотреть на противника. Затылок монстра был раздроблен, а из ран торчали поломанные куски черепной кости. Один глаз болтался на щеке, а окровавленные губы растянулись в злобной усмешке.

- Последний шанс, маг, - начал Ксаноф. – если отпустишь меня сейчас, то сможешь изменить и своё мнение.

- Что заставляет тебя думать, что я могу отпустить тебя? – Спросил Вангердагаст, нанося еще один удар.

Ксаноф улыбнулся и нырнул вперед, в тёмный пруд. Маг только успел ударить монстра по лодыжке, после чего тот исчез, а тёмная сиропообразная вода вновь стала спокойной.

Вангердагаст, скорее разозлённый, чем удивленный, осмотрелся. Однажды, Ксаноф уже исчез сквозь каменный пол, так что стоило ли удивляться его побегу сквозь лужу тёмного желе?

Но маг не собирался отпускать хазнеф. Во-первых, он был подлым предателем, а во-вторых, он был единственной возможностью мага попасть обратно на поверхность до того, как семь бедствий уничтожат Кормир. Придворный Маг достал из кармана и надел два кольца – одно позволяло дышать ему под водой, если тёмная жидкость была ей, а второе давала свободу действий и передвижения, что могли сильно понадобиться ему, если эта жидкость была настолько сковывающей, что остановила хазнеф на бегу.

Маг подошёл к  пруду и прыгнул в него, но тут же гладь воды покрыла магическая пелена жемчужного цвета. Маг едва успел поднять подбородок, чтобы при падении  не удариться им. Упав на твёрдую поверхность, Вангердагаст больно ударился плечом и отполз на берег.

Он поднялся на ноги, игнорирую боль в костях. В целом, с ним всё было в порядке, не считая слегка вывихнутого плеча. Он вновь подошёл к бассейну, но в этот раз решил спуститься в него медленнее.

Когда он поднёс ногу к воде, та снова покрылась непробиваемым барьером. Очевидно, пруд был зачарован, дабы не пустить внутрь никого, кто имел благородные намерения.

- Не думай, что все будет так просто Ксаноф! – взревел маг, ища в уголках сознания заклинание, которое разрушило бы магический барьер. – Я иду за тобой!

 

*****

 

После трёх дней, проведенных в седле, король Азун не мог поверить своим глазам, когда у входа Пещеру Скимитара, тайную гробницу ордена Спящего Меча, он увидел красивого жеребца, изнеможённого от  многих дней непрерывной скачки. Его рот все еще пенился, но король не мог не признать благородного скакуна.

- Кадимус!

Азун остановил свою лошадь, спрыгнул с седла и, передав поводья замученному телохранителю, ринулся к скакуну мага.

- Как ты, старина? – мягко спросил король, похлопывая скакуна по шее.

Кадимус дернул головой и повернул голову, как бы указывая королю на седло. На нём была кровь. Много крови. В основном коричневой, но достаточно свежей, что бы быть еще липкой.

- Куциона! – выкрикнул король, подзывая к себе одну из жриц Овдина Фоули. – Быстрее, иди сюда!

Девушка вышла вперед, после чего спешилась, передав поводья рыцарю, и подошла к лошади и королю.

- Проникающий удар, - сказала она, осматривая кровь. – С примесью гноя. Серьезное ранение.

Азун надеялся, что наездник мог использовать заклинание телепортации, но затем отбросил эти мысли, ведь хазнеф не позволили бы магу использовать хоть какое-нибудь заклинание посреди битвы. Затем, с замершим сердцем, король отобрал дюжину Пурпурных Драконов и двух Боевых Магов, которые должны были отправиться вместе с ним в пещеру. Приказав солдатам зажечь факелы, Азун хотел просто надеть кольцо командира Пурпурных Драконов, но не сделал этого по той же причине, по которой отряд добирался до гробницы своим ходом – он не хотел показывать себя хазнеф, дабы не привести их к Спящему Мечу. Что бы ни было сокрыто в этой гробнице, оно могло подождать, пока отряд зажигает факелы.

Как только зажегся первый факел, Азун взял его и повёл отряд вперед, в обход недавно отодвинутого валуна, который до этого закрывал вход в пещеру. После первых шагов внутри узкого проходу, в нос короля ударил запах гнили и разложения, и Азун понял, что со Спящими Лордами случилось что-то ужасное.

- Вангердагаст? – тихо позвал король, но, когда ответа не последовало, монарх пошёл вперед, заворачивая в главный зал.

Этот склеп ничем не отличался от любых других, которые видел Азун – повсюду валялись кости и ржавые доспехи. По-видимому, это было все, что осталось от пятисот рыцарей, некогда добровольно впавших в спячку до тех времен, когда они будут нужны Кормиру.

И только одна вещь была цела – плащ Королевского Разведчика.

- Сир! – Выдохнула Куциона, и, казалось, больше ничего не могла добавить.

Осознавая то влияние, которое может произвести отчаяние на лице короля на его подчинённых, Азун медленно поднял плащ и спокойно обернулся к жрице.

- Позаботься о том, чтоб эти люди были достойно похоронены. Хоть они никогда и не сражались, но всегда были героями.

 

*****

 

Маг кружил вокруг пруда. Его голос и руки дрожали, когда он послал очередное заклинание в воду. За свою жизнь он сражался в стольких смертельных битвах, что не мог и сосчитать, но именно сейчас Вангердагаст был настолько взволнован, что с трудом произносил слова заклинания рассеивания магии. Ксаноф был сильно ранен, раз показал магу путь обратно в Кормир, ведь вряд ли хазнеф позволил бы магу загнать себя в ловушку между дном и самим Придворным Магом. Вероятно, на дне пруда находился портал, и, если Вангердагасту повезет, то портал приведет обратно в Кормир, где Ксанофа и настигнет правосудие.

Маг завис над центром пруда и направил руки на воду. Сконцентрировавшись, он прочитал заклинание, пытаясь вложить в него максимально-возможную магическую силу. Барьер замерцал, и тогда маг начал видеть тёмную воду под жемчужным свечением. Когда магия окончательно исчезла, Вангердагаст даже не подал виду своей радости, а просто бросился в воду вслед за Ксанофом.

Но теперь некая желтая мембрана не пускала его внутрь. Она отбросила его наверх, и маг понял, что падает на потолок, после чего больно ударился и чуть не выронил булаву из рук.

 - Клык пурпурного дракона! – Выругался Придворный Маг.

Придя в себя, маг обхватил оружие, но тут почувствовал какое-то урчание в области живота. Он подумал, что это последствия удара об жёлтую мембрану, но когда начали вибрировать его кости, а само урчание он даже услышал, то понял, что это было не обычная судорога.

Вангердагаст потерял всякую надежду. Он чувствовал себя обессиленным. Подняв голову к потолку, он ждал, что тот вот-вот рухнет на него, но тут дрожь земли сменилась едва-слышным рычанием, напоминавшем мурлыканье кошки или звуки далекого землетрясения. Вангердагаст подлетел к потолку и потрогал его, однако тот все еще состоял из губчатого вещества. Маг надавил посильнее, но перекрытие осталось неподвижным, как воздух в гробу.

Вангердагаст посмотрел вниз и увидел, что чешуйчатая мембрана немного расползлась к двум противоположным краям бассейна, и центр остался зеркально чистым, и маг даже смог увидеть в поверхности воды своё отражение. Он выглядел слишком изнеможённым, со впалыми щеками и красными кругами над глазами. И еще кое-что, что он испытывал каждую минуту с тех пор, как повстречался с хазнеф. Страх.

Он смотрел на своё отражение, пока урчание не стихло. Вангердагаст внезапно понял, что тратит время впустую. Маг покачал головой, ругая себя. Он вел себя подобно новобранцу, а ведь он – Придворный Маг и он не может позволить себе коченеть от страха.

Вангердагаст покрутил головой, разминая болевшую шею, и сжал пронизанные покалывающей болью пальцы на рукоятке булавы. Хоть сил у него осталось немного, но на пару ударов его хватит.

Свободной рукой маг прикоснулся к своей броши, и, к своему великому удивлению, образ Ксанофа в его сознании удивленно поднял брови.

- Скажи мне, что мне делать? – спросил маг у хазнеф. Он, конечно, не собирался предавать Кормир, но он выигрывал поединки и меньшей ложью. – Я не предам Кормир, но я мог бы…

- Поздно, старый дурак, - резко ответил Ксаноф. – Ты уже предал. Предал и присоединился…

Ксаноф хихикнул, и его образ пропал из сознания мага, оставив его совсем одного в подземном гоблинском городе.  Сердце Вангердагаста начало стучать, как молоток, но он сосредоточился на следующем варианте. Он попытался вглядеться в темную глубину пруда и найти там то место, куда сбежал Ксаноф, после чего засунул руку в потайной карман на плаще.

Прошло несколько мгновений мучительного падение, после чего Вангердагаст начал моргать, пытаясь вспомнить – куда он шёл и откуда пришёл. Он увидел перед собой чешуйки жёлтой мембраны, которые появились на двух противоположных сторонах пруда, после чего они стянулись друг к другу и разошлись обратно, оставляя после себя мерцающий блеск, покрывающий гладь воды. Придворный Маг снова увидел своё отражение, и он показался самому себе маленьким и слабым. Настолько слабым, что он даже выронил булаву, которая упала в пруд и отскочила от жёлтой мембраны.

Когда чешуйчатые веки снова открылись, отражение мага, какое-то время, танцевало по краям тёмного пруда, а затем снова вернулось в центр. Вангердагаст не кричал.

Придворный Маг Кормира был слишком горд, чтобы кричать.

 




#96935 За Главным трактом. 18-19 глава

Написано PyPPen 12 Декабрь 2019 - 15:43

Глава Восемнадцатая

 

 

 Возраст Придворного Мага давал о себе знать. После десяти дней изнурительной охоты за хазнеф, последнее, что он хотел делать, это ползать по скалам на четвереньках, шпионя за орками. Для таких дел были следопыты…только вот в живых их уже не было. Сегодня утром Мастер Урожая нашёл пятый труп – как и предыдущие, он был красным, раздутым и покрыт муравьями. О расследовании или вскрытии не могло быть и речи. Труп просто облили маслом, воздали почести погибшему, отправили его душу Милики, после чего сожгли тело. И вот теперь уже Придворному Магу приходилось шпионить.

Взобравшись на холм, он понял, что смотрит на туманную долину Болотной Пустоши. Перед магом раскинулась огромная низина, заполненная золотистой травой, топями, зарослями дряхлых, согнувшихся дубов и редкими ручейками. Повсюду было множество хриплых бакланов  и гоблинов, возившихся среди аморфных облаков.

Где-то в тысяче шагов от местоположения мага, на берегу мелководной речушки, расположился крупный лагерь орков. Мужчины, в стороне от лагеря, тренировались, размахивая своим кривым оружием перед кучами соломы. Женщины и дети же группировались вокруг лагерных костров, а некоторые орки ползали у самого берега, собирая камушки и ракообразных. На краю лагеря, на небольшом островке, стояло двухэтажное здание, построенное из неаккуратных брёвен, грязи и палок. Искривлённые костяные украшения зданий, приделанные рядом с окнами, походили на раннюю кормирскую архитектуру. В крепость вел один вход, сокрытый за большими створчатыми воротами, а из окон второго этажа сочилась странная тёмная аура, наводящая странное предостережение, и бывшая, будто, какой-то пеленой смерти.

В речушке плескались маленькие серебреные рыбки, а над лагерем кружили тучки насекомых, которые, своим жужжанием,  свели бы мага с ума, если бы он остался в этом лагере дольше, чем на десять минут. Земля под ногами орков была полна странных маленьких расщелин, из которых к небесам устремлялись струйки жёлтого дыма. Там, где были видны растения, они засохли и склонились к земле, покрытой плесенью. Земля между Вангердагастом и лагерем  была усеяна истерзанными трупами оленей, которые сгнили настолько, что даже орки не могли это съесть.

Вангердагаст подозвал к себе временно исполняющего обязанности командира и главного мага Боевых Магов Особого Королевского Отряда. Алафондар и Овдин последовали за ними без приглашения, хотя Вангердагаст и не возражал – мудрец нередко пояснял речи Мастера Урожая, которые, к неудовольствию Придворного Мага, были весьма полезны и информативны.

Вангердагаст указал на орочью крепость и ничего не сказал.

- Таналаста внутри? – спросил священник.

- Я узнаю это, когда окажусь внутри. – Ответил Вангердагаст.

- Понятно. Что ж, полагаю, другого способа нет.

Маг расстроился. Он даже не знал, были ли хазнеф внутри. Вангердагаст надеялся, что Овдин предложит простой способ узнать это, но, видимо, они могли лишь взять лагерь штурмом, а сейчас в живых осталось меньше чем половина Особого Королевского Отряда.

- Хорошо, вот мой план, - со вздохом сказал маг и обрисовал стратегию, а затем заставил командиров повторить её, после чего решил дать последний шанс Овдину унизить себя. – Я полагаю, что в крепости прячется хазнеф, ведь обычно орки не практикую боевую подготовку.

- Или не строят здания в кормирском стиле. Да и вообще не любители устраивать спланированные засады. Так чего мы ждём?

- Ничего, наверное. – Ответил маг и кивнул командирам, которые отправились вниз, готовить людей к атаке.

Как только командиры ушли, Алафондар спросил:

- Вы же понимаете, что это место является большим, чем кажется на первый взгляд.

- Вы имеете в виду крепость? – спросил Овдин. – Да, я тоже думал об этом.

- Вы про что? – спросил Вангердагаст.

- Обычно, крепости, стоящие в таких отдалённых от цивилизации местах, являются обителью какого-нибудь духа или, Тимора сохрани, какого-нибудь демона. – Пояснил мудрец.

- Хорошее описание хазнеф, как по мне. – Ответил маг.

- Именно. А значит вам, Придворный Маг, нужно особо тщательно прислушиваться к своему сердцу.

Вангердагаст поморщился.

- Моё сердце подсказывает, что тут не живёт никакого духа – здание, слепленное из грязи, при здешнем то климате, не простоит и больше года.

- Именно поэтому мы и должны подумать о причинах возведение этой крепости именно здесь, - вставил Алафондар. – Вангердагаст, скажите, вы читали “Четыре Природы” Али Бинвара?

- Я слишком занят, чтобы тратить время на чтение, так сказать, вхолостую.

- Слава богу, что я нет, - ответил Овдин. – Вы имеете в виду ту главу об объединении элементов?

В глазах мудреца появился огонёк.

- Именно! В болотах сливаются два элемента – вода и земля, никак не задействуя воздух и огонь. Получается, что пассивные элементы объединены, а активны исключены.

- Идеальные условия для духовного разложения, - ответил Овдин Фоули. – Нам стоит быть осторожнее.

- Верно, но я думал не совсем об этом, ответил мудрец, махнув рукой в сторону горизонта. – Здесь так много камней. Зачем строить крепость из грязи?

Глаза Овдина расширились.

- Потому что грязь сочетает в себе твердость земли и непостоянство воды.

- Да, идеальные материалы для заготовки. Придай форму, добавь немного огня и обдуй воздухом, и у тебя получится настоящая крепость. – Заключил мудрец.

А если придать заготовке правильную форму и зажечь в ней огонь жизни, то у нас получится настоящий голем…или хазнеф. – Тихо добавил священник.

- Что вы имеете в виду? – вмешался маг. – По-вашему, они хотят превратить Таналасту в хазнеф?

- Возможно. Это бы объяснило, почему они так старались не пустить нас сюда. – Ответил мудрец.

- Не глупите. Гробница Болдара была далеко от ближайшего болота. – Запротестовал Вангердагаст.

- Болота высыхают. – Добавил Алафондар.

Вангердагаст хотел запротестовать, но передумал. С момента смерти Болдара прошло больше тысячи лет. За это время могло высохнуть целое море, а засуха и другие катаклизмы могли полностью уничтожить следы его присутствия. Но был еще один вопрос.

- Ну а как же дерево и глифы? Я сомневаюсь, что среди орков есть эльфийские поэты.

- Это одна из загадок, - ответил священник. – В конце концов, многих деталей мы не знаем…

- И среди них – цель возведения крепости, - оборвал Вангердагаст. – Хватит философии. Мы можем спорить весь день, но если принцесса внутри, то мы должны спасти её.

- А если там её нет, то заставит хазнеф сказать нам, где она. – Подытожил Овдин.

Маг начал спускаться с холма, а священник пошёл вслед за ним. Алафондар бросил последний взгляд на крепость, и прокрался к своему укрытию среди валунов. Никто не предложил использовать заклинание, чтобы попытаться увидеть то, что внутри крепости, ведь если бы там не было Таналасты, а был только хазнеф, то магия тут же выдала бы местоположение отряда.

- Удачи вам, друзья. – Сказал Алафондар, прощаясь со священником и магом.

- Вы уверены, что хотите остаться здесь без охраны? – Спросил Овдин.

- Все будет хорошо, тут мне будет куда безопаснее, чем на поле битвы.

- Ты помнишь сигнал, Алафондар? – спросил маг.

- Да. Падающая звезда. Когда я увижу её, то тут же отправлюсь к вам.

-  Хорошо. – Кивнул маг. Если они найдут принцессу, то у них не будет времени, чтобы ждать, а если принцессы в лагере не окажется, то у отряда не сможет долго держаться.

- Только не задерживайся, - сказал Вангердагаст, указывая на плащ мудреца. – И попытайся прожить достаточно долго, чтобы записать все, что увидишь.

- Да-да, я знаю. Мой карандаш – мой меч.

Он снова кивнул, и отвернулся от отряда. Овдин и Вангердагаст уселись в седлах своих лошадей и посмотрели на Особый Королевский Отряд, который уже походил на Особую Королевскую Группу. На каждом мужчине был надет промокший магический плащ, и хотя обычно такими аксессуарами обладали лишь Боевые Маги, отряд настолько уменьшился, что теперь даже у оруженосца было несколько магических предметов.

Придворный Маг кивнул, И боевые Волшебники начали раскидывать металлические крошки, читая заклинания защиты. То же сделал и Вангердагаст, защитив себя и Овдина. Он посмотрел на Алафондара, который щурился в сторону лагеря орков и готовился подать сигнал.

Отряд двинулся к выходу из ущелья, и с каждым мгновением все набирал и набирал скорость.

- Поторопитесь! – выкрикнул Вангердагаст. – отставшие дорого пожалеют!

Они достигли вершины холма прежде, чем Алафондар махнул рукой, и Вангердагаст пришпорил Кадимуса. Воздух наполнился звуками стучащих копыт, и в этот момент из лагеря орков донеслись звуки тревоги и крики орков.

Когда Кадимус достиг вершины холма, то Вангердагаст увидел пять сотен орков, несущихся навстречу Королевскому Особому Отряду. Перед ордой гоблиноидов металось пять чёрных теней. Глаза мага округлились – он никогда прежде не видел больше трёх хазнеф в одном месте за раз.

Особый Королевский Отряд начал спускаться вниз по холму, с каждым мгновением набирая скорость. Орки не собирались отступать и готовы были столкнуться лоб в лоб с отрядом конных рыцарей. Вангердагаст увидел, что хазнеф рванули вертикально вверх и уже были в ста футах над землей. Его ноги болели от того, как сильно он сжимал бока Кадимуса. Когда они пересекли половину холма, маг посмотрел вверх, и увидел, что хазнеф, поднявшись на высоту около двухсот футов, начали снижаться, намереваясь стремительно атаковать вражеские ряды. Вангердагаст коснулся своего магического плаща и посмотрел назад, на Пурпурных Драконов и Боевых Магов.

Он посмотрел вперед и увидел, что орочьи командиры формируют боевое построение, подталкивая трусливых орков. Несмотря на то, что в момент нападения орки тренировались, они уже были вооружены копьями или пиками. Конечно, отряд мага должен был без труда прорвать эту заградительную линию и без магии, но Вангердагаст не хотел зря тратить время и рисковать, когда на них вот-вот нападут хазнеф.

Вангердагаст едва мог различить женщин и детей в лагере, которые криками подбадривали орков, которые уже выстроились в полукруг и готовы были встретить нападавших. Какой же сюрприз их ожидает.

Вангердагаст сунул руку в магический карман на своём плаще, и перед ним появилась большая чёрная дверь. Кадимус пытался уклониться от неожиданно появившейся преграды, но не успел, и влетел в черноту. Маг почувствовал знакомое ощущение бесконечного падения.

Внезапно, глаза мага наполнил свет, но он все еще не мог чётко различить предметы вокруг себя. Его уши снова наполнились звуком копыт, однако теперь он стал в десять раз сильнее. Кадимус наткнулся на что-то мягкое, но крепкое, затем снова и снова. Повсюду начали раздаваться удивленные крики мужчин.

Вангердагаст помотал головой, напомнив себе, что он был в самом центре строя, и его зрение успело сфокусироваться на лошади, скачущей перед ним.

- Стой! – выкрикнул маг и потянул поводья на себя, пытаясь остановить Кадимуса от столкновения с впередиидущей кобылой. – Стой! Стой!

Маг услышал, как остальные бойцы делают то же самое, попутно сильно тряся головами, дабы прийти в себя. Земля в этой части лагеря была изрезана дырами, из которых струился желтый дым, источающий серный запах. К тому моменту, как маг достиг крепости из грязи, все войны пришли в себя.

Вангердагаст посмотрел на лагерь, усыпанный рваными шкурами и инструментами, которые побросали орки в преддверии битвы. Жужжание мух и комаров сводило его с ума. Женщины, вопя от страха, уводили детей к болоту, а к отряду приближалось около дюжины разъяренных орков с копьями, и где-то столько же орочьих женщин с различным оружием – от кривого кухонного ножа до ржавого тесака.

Вангердагаст направил Кадимуса вперед и, пройдя между несколькими Пурпурными Драконами, начал читать заклинание. В отличие от многих других, это – не требовало никаких компонентов, зато для его активизации требовалось произнести длинное заклинание на сложном языке. Пока Вангердагаст читал слова, некоторые орки уже кинули в него копья, а хазнеф полетели обратно к крепости. Хотя Придворный Маг и не видел, что сейчас делают командиры основной армии орков, он был уверен, что скоро они вернутся защищать крепость.

Когда Вангердагаст закончил читать заклинание, перед Особым Королевским Отрядом возник переливающийся всеми цветами магический щит, который полностью ограждал крепость со стороны лагеря. Конечно, хазнеф это не остановит, но оркам придётся идти через болото, а любой, кто решится дотронуться до щита, будет покалечен до неузнаваемости.

Маг вернулся назад, а Пурпурные Драконы уже открыли огонь по оркам из своих луков. Проблема была в том, что над крепостью витал чёрный туман, который сильно мешал лучникам вести прицельный огонь, из-за чего их атаки были так же эффективны, как орочьи попадания по Пурпурным Драконам, защищённым магией.

Вангердагаст спешился и пошёл к командирам, которые выслушивали приказы Овдина.

- Хватит слушать этого землекопа! – свирепо прервал их маг. – Командир, хазнеф скоро будет тут. Прикажи своим людям вести огонь по ним, а не по оркам.

Командир побледнел и ответил:

- Как прикажете.

Он убежал к лучникам, крича на них и выстраивая боевые порядки. Вангердагаст повернулся к командиру Боевых Магов и посмотрел на поднятые ворота крепости. К его удивлению, они были сделаны из чёрного железа. Маг задавался вопросом – как он не разглядел этого со своей наблюдательно позиции.

- Командир, - начал Вангердагаст. – Почему ворота все еще закрыты?

Младший волшебник побледнел.

- Ничего не работает. Мы пробовали огонь и коррозию. Ничего.

- Магия только укрепляет их, - вмешался Овдин. – По сути, тут и железа то не было, пока маги не начали свою работу.

- Тогда попробуйте что-нибудь другое! – Взорвался Придворный Маг.

Он достал из кармана магнит и соскреб им немного железной крошки с магической броши на груди священника, а затем бросил его к стенам, после чего прочитал заклинание. Поток энергии вырвался из руки Вангердагаста и ударил в магнит, из которого тут же появился кроваво-красный луч, осветивший стену. В одно мгновение, стена крепости стала гладкой, и Вангердагаст подумал, что сейчас стены из грязи растают, но как только магический свет погас, маг увидел, что теперь перед ним стена из чёрного мрамора.

Он выругался, и в этот момент его в грудь ударила орочья стрела, которая отлетела в сторону, отраженная магическим щитом.

- Так же было и с воротами. Видимо, Алафондар был прав, - сказал Овдин. – Они используют вашу магию против вас же.

- Очевидно. – Прорычал маг и решил сменить тактику – он бросил заклинание рассеивания магии на стену. Теперь, еще больше участков стены стали состоять из чёрного мрамора.

Залп лучников известил магов о приближении хазнеф. Маг взглянул назад и увидел, что монстры приближаются к его щиту, а их тела были истыканы стрелами. Двое хазнеф, казалось, летели медленнее остальных, а за еще одним тянулась чёрная струйка крови.

- Если не получается магией, то надо грубой силой! – Подытожил Овдин и, выхватив из рук рядом стоящего рыцаря копьё, с разбега нанёс удар по стене, еще не превращённой в мрамор. Палки немного отклонили удар, но, в целом, копьё вошло в стену, раскидав по сторонам ошмётки грязи.

Вангердагаст понял план священника и крикнул отряду лучников:

- Эй вы! Помогите этому дураку! Если внутри Таналаста, то она с нас шкуру сдерет, если с ним что-нибудь случится!

Дюжина рыцарей бросились на стену, помогая Овдину. Маги подобрали с земли орочьи стрелы и последовали примеру Пурпурных Драконов. Вангердагаст некоторое время смотрел на них, а потом перевел взгляд в сторону орков, но из-за тёмного тумана не мог разглядеть ничего за пределами магического щита.

Придворный Маг огляделся по сторонам и увидел рыцарей, ведущих огонь по хазнеф. За каждой группой Пурпурных Драконов стоял один Боевой Маг, которой, с помощью магии, развеивал чёрный туман, что на время возвращало видимость лучникам.

Как только голоса магов стихли, вокруг замка появилась силовая завеса. Один хазнеф врезался в неё, издав леденящий кровь крик, хотя и выглядел,  скорее, удивленным, нежели разозлённым. Три других монстра успели пролететь вперед до того, как магический щит сформировался и, прорвавшись сквозь тонкие ряды рыцарей, вонзили чёрные когти в Боевых Магов.

Один маг успел бросить в хазнеф заклинание паутины, заковав того в липкую ловушку, но два других монстра крепко схватили магов за плечи и подняли кричащих от боли и страха людей в воздух. Туча стрел вылетела  вслед за хазнеф, но те ловко увернулись и выпустили своих жертв прямо над толпой орков. Победоносный визг гоблиноидов свидетельствовал о гибели бедолаг.

Несколько рыцарей бросились к хазнеф в коконе. Паутина уже начала терять свой цвет, и, казалось, Пурпурные Драконы растерялись, не зная, как атаковать монстра. Тогда, один мужчина со всей силы вонзил клинок в кокон, что вызвал яростный рёв. Рыцарь попытался вытащить меч назад, но паутина не выпускала его, и тогда мужчина начала тянуть меч на себя и от себя, расширяя и ухудшая рану хазнеф. Другие Пурпурные Драконы последовали его примеру, и монстр завизжал, когда несколько мужчин вонзили в него железные мечи и начали рвать его плоть.

Внезапно, хазнеф затих, а земля под ногами рыцарей раскололась, а сильнейший поток жёлтого вонючего дыма поднял кокон и мужчин в воздух. Некоторые рыцари прицепились к кокону и их голоса стали хриплыми из-за едкого дыма. Пара человек освободилась от липкой ловушки и упала на землю, а поток дыма исчез так же резко, как и появился.

Кокон с прилипшими к нему мужчинами упал в дыру в земле, лишь для того, чтобы быть подброшенным вверх столпом огня, который выжег бронированных рыцарей до костей. Паутина же просто сгорела, и в воздухе остался висеть хазнеф, который жутко хихикнул и набросился на Боевого Мага, подхватив того раскалёнными когтями и унеся вдаль, его сквозь магическую завесу. 

Четверо хазнеф вернулись к магическому барьеру, но волна стрел и заклинаний отогнали их. Земля раскалывалась тут и там, выпуская из себя язычки пламени, а воздух наполнился запахом серы, из-за которого Пурпурные Драконы и маги начали кашлять и хвататься за горла, а испуганные лошади вырывались и бежали к краю лагеря, но не могли пройти через защитное поле и продолжали бегать в поисках выхода.

Маги отчистили воздух с помощью магии, но Вангердагаст все равно выругался.

До сих пор хазнеф не использовали таких приёмов против Особого Королевского Отряда, и Придворному Магу было страшно подумать, что они могли еще приготовить. Вся его стратегия сводилось к тому, что отряд должен был держать врагов подальше достаточно долго, чтобы успеть открыть двери крепости, быстро осмотреть её и скрыться, но, кажется, и с этим будут проблемы.

Вангердагаст отбросил одного хазнеф в сторону ледяной бурей и повернулся к Овдину. Он и его помощники продолжали неистово бить стену, отбивая от неё куски грязи и других хрупких материалов, и уже проделали тоннель длинной в два фута. Вангердагаст бросился к священнику и, не желая, чтобы он первый попал в крепость, взял его за плечо и отдёрнул назад.

- Пусть первыми идут Пурпурные Драконы, - выпалил маг. – Таналаста не простит  меня, если с тобой что-то случится.

- Конечно. Это было бы столь же прискорбно, как если бы её освободил кто-нибудь другой, - выстрелил Овдин и вырвался из хватки мага, однако не вернулся к рыцарям, ломающим стену, а лишь пожал плечами. – Играйте в свои игры, если хотите, Придворный Маг. Для Таналасты это не имеет никакого значения.

Вангердагаст сдержал язвительный ответ, ведь знал, что он лишь подтвердит правоту мага. Таналаста была проницательной женщиной, а с тех пор, как она стала упрямой, Вангердагаст сомневался, что спасение от руки мага заставит её изменить свои убеждения.

Пурпурные Драконы, наконец, пробили дыру в крепость и посмотрели в неё. Изнутри крепости тут же вырвался затхлый запах влажной земли, после чего рыцари закричали, а их головы скрылись в потоке чёрных ос.

Вангердагаст быстро выставил ладонь и дунул в неё, разгоняя ос сильным потоком воздуха. Два рыцаря упали на землю, дико крича. Овдину и нескольким мужчинам удалось убрать руки пострадавших от их лиц, после чего они увидели множество красных фурункулов, покрывавших лицо Пурпурных Драконов. Овдин тут же начал молиться своей богине об исцелении.

Вангердагаст одёрнул Овдина и сказал:

- Оставь свои заклинания для принцессы! Ей может понадобиться помощь.

Священник выглядел подавленным, но маг не дал ему выбора, просто подняв его на ноги и толкнув в сторону крепости, из дыры в стене которой лился устойчивый поток ос. Дюжина рыцарей натянули на лица плащи и теперь бились об стену своими плечами, разбрасывая в сторону хрупкий строительный материал.

Наконец, участок стены размером в четыре фута рухнул, и пара мужчин упала на колени. В тех места, где их зачарованные наголенники соприкасались с полом, грязь превращалась в чёрный мрамор, и это превращение все расползалось и расползалось, а тем временем рой ос налетел на Пурпурных Драконов, ворвавшихся в крепость.

Вангердагаст направил в проём бурю, превращая часть стены в чёрный мрамор, но, тем не менее, туча ос была отброшена, и уцелевшие рыцари смогли оттащить своих поверженных товарищей за лодыжки.

В спасателей тут же вылетела несколько орочьих стрел, одна из которых пробила одному рыцарю плечо. Вангердагаст достал из кармана кольцо командира пурпурных Драконов, надел его и, активировав магию, бросил в проём.

Кольцо упало по центру большого зала и почти сразу же магический свет, источаемый им, угас, но маг успел разглядеть ос у дальней стены зала и нескольких орков, приближающихся к выходу. Он не увидел Таналасты, и скомандовал:

- Огненные шары!

- Огненные шары? – выдохнул Овдин. – Но они только этого и хотят! Вся крепость превратится в камень.

- Какое нам дело? Мы уже вошли!

Пока маги готовили заклинания, Вангердагаст обернулся и увидел, что его же план обернулся против него – магический щит создал подобие купола, который не выпускал серные испарения, воспламеняющиеся тут и там. Почти все рыцари лежали на земле, хватаясь за горло, а те немногие, что выжили, отступали все ближе и ближе к крепости. На поле не было видно ни одного мага, а лошади, возглавляемые Кадимусом, в яростном испуге метались вдоль барьера. Маг не увидел ни одного хазнеф и осмелился предположить, что они погибли под градом железных стрел.

Его надежды тут же развеялись, когда он увидел мерцание магического барьера. Очевидно, хазнеф впитывали магию, и как только барьер падёт, лошади сбегут, а орда орков ворвётся в лагерь и перебьёт то, что осталось от Особого Королевского Отряда.

Маг не думал, что оркам будет тяжело победить, ведь все лошади сбежали, а рыцарей осталось слишком много, чтобы продержаться до того, как Овдин и оставшиеся в живых маги успеют хотя бы бегло осмотреть крепость.

Из крепости донёсся грохот взрыва. Вангердагаст обернулся и увидел язычки огня, вылетающие из дыры в стене, которая полностью теперь состояла из чёрного мрамора. Маг достал из кармана пергамент, свернул его в трубочку, поднёс к губам, и, обернувшись к выжившим защитникам, прокричал:

- Отступаем к крепости!

Хотя он сам мог едва слышать себя, благодаря магии рыцари услышали его, и тут же рванули к крепости, хотя полдюжины мужчин тут же пропала за облаком едкого дыма. Вангердагаст надеялся, что хотя бы двадцать рыцарей доберутся до крепости.

Вангердагаст схватил ближайшего Боевого Мага за ворот и сказал:

- Как только я войду в крепость, прими командование и закройте дыру железной стеной, но так, чтобы она не касалась стены крепости. Пусть между ними будет расстояние, не больше толщины волоска. Когда рыцари вернутся, телепортируйте всех в Арабель.

- А как же Алафондар? – спросил Овдин. – Вы не отправите ему падающую звезду?

Вангердагаст посмотрел на лагерь орков.

- В укрытии ему будет безопаснее.

Он снова посмотрел на проём, в котором погас последний огонёк, после чего достал из кармана перо и провёл им по своему телу, попутно читая заклинание. Вангердагаст почувствовал приятное покалывание и легкость, после чего он поплыл.

Когда маг воспарил, из-за завесы жёлтого дыма показались рыцари. Все тяжело кашляли, а на доспехах некоторых были следы нападения хазнеф. Когда они увидели Придворного Мага, поднявшегося над землёй, один Пурпурный Дракон выкрикнул:

- Ты куда собрался, маг?!

- Да! – вторил ему другой. – Особый королевский отряд не дезертирует!

Трое мужчин попытались схватить мага за плащ, но тот лёгким движением руки вырвал его из их хватки и прокричал в ответ:

- Дезертирую?! – он достал из кармана палочку и наставил их на мужчин. – Да вы хоть понимаете, что и кому говорите?!

Овдин вклинился вежду ними и поднял руки.

- Вангердагаст, остановись. Посмотри на них, они же ранены. А эти ваши слова – это все ярость, вызванная хазнеф. Ты был болен тем же тогда, в Арабеле.

- Тогда успокой их! – выпалили маг, скрывая свой страх перед возможностями хазнеф. – Увидимся в Арабеле.

- Что? – удивился священник. – Вы отправляете меня назад? Но вам нужен кто-то, кто прикроет вашу спину.

Маг подлетал все ближе и ближе к в дымящейся дыре в стене крепости.

- Если вы не умеете летать, то лишь задержите меня.

- Стойте! – прокричал маг, которого Вангердагаст оставил за главного. – Возможно, я могу помочь.

Придворный Маг обернулся и увидел, как маг водит по телу священника пером. Хазнеф, наконец, впитали в себя всю магию барьера, и тот пал. Обезумевшие лошади, во главе с Кадимусом, тут же выбежали из лагеря, обратив на себя удивленные взгляды хазнеф и орков.

Внезапно, священник воспарил и перекрыл магу обзор.

- Готово! – радостно выкрикнул Овдин.

- Я еще пожалею об этом. – Пробурчал маг и отвернулся, влетев в темноту крепости.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава Девятнадцатая

 

 

 

С места, где прятался Алафондар, крепость казалась просторной коробкой, размером с большой палец, поглощённой жёлтым дымом. Члены Особого Королевского Отряда, а точнее того, что от него осталось, изредка показывались среди жёлтого дыма и казались крохотными точками. Орки представляли собой волну, которая должна была хлынуть за магический барьер, как только четыре тени, хазнеф, окончательно поглотят всю магию. До мудреца доносился запах серы и выжженной плоти, а иногда земля под его ногами немного сотрясалась. Битва затянулась, и Алафондар начал беспокоиться за своих товарищей.

Больше всего мудреца волновало то, что жёлтый дым как-то неестественно стягивался к крепости, и, казалось, она затягивает в себя все – и рыцарей, и орков, и хазнеф, и даже само болото. Алафондар был уверен, что Вангердагаст не сможет проанализировать все детали, даже если и заметит их. Придворный Маг обладал многими талантами, но философское мышление было не одним из них. Особенно в разгар битвы.

Алафондар уже было потянулся к магической броши, но остановился. Ну свяжется он с магом, и что ему скажет? Что заметил что-то странно? Вангердагаст лишь отругает мудреца за то, что тот привлек внимание хазнеф. Нет, если Алафондар хотел помочь им, то ему нужно было больше информации.

Алафондар спустился к подножию холма со всей поспешностью, которую позволяли его стёртые суставы, и достал из седельной сумки подзорную трубу. Когда он показал своё изобретение Придворному Магу десять лет назад, тот лишь раскритиковал приспособление, назвав его “большим моноклем”  и сказав, что зачем нужно такое изобретение, дающее неустойчивое размытое изображение, когда есть простое заклинание ясновидения, но что мудрец пробормотал, что улучшит своё изобретение.

Когда мудрец вернулся на свой пост и поднёс трубу к глазу, то изображение было чёткое, и, благодаря камню, на который маг положил дальний конец трубы, устойчивым. Теперь крепость стала более крупной, и Алафондар смог разглядеть Овдина, летящего позади Вангердагаста, залетевшего в проём в стене, больше напоминающий окно. Ворота крепости, казалось, были покрыты чёрным железом, а стены вокруг пролома и вовсе приобрели глянцевый цвет чёрного мрамора.

Из проёма показались серебряные вспышки, очерчивающие силуэт Придворного мага, и еще часть стены превратилась в чёрный мрамор. Мудрец понял, что некто построил это здание при помощи магии, из-за чего любое воздействие магического воздействия на крепость лишь упрочняло строительный материал, из которого она состояла.

Один Боевой маг начал активно жестикулировать руками, и тогда, к большому удивлению Алафондара, на него напало несколько Пурпурных Драконов. На разъяренных рыцарей упала железная стена, которая тут же перекрыла вход в крепость, а мужчины, пострадавшие от столкновения с магической стеной, поднялись на ноги, и некоторые даже, хромая, вновь угрожающе двинулись к магу.

Алафондар был опечален, что магическая ярость, витающая в воздухе поблизости от хазнеф, одолела рыцарей. Он переместил подзорную трубу и посмотрел на орков, в ряды которых врезались обезумевшие лошади Пурпурных Драконов. Под предводительством боевого скакуна Придворного Мага, Кадимуса, лошади топтали орков и даже смогли отбросить орду немного назад. Мудрецу было интересно, наложил ли Вангердагаст какое-то заклинание ярости на своего скакуна, или это все из-за хазнеф.

Любопытство мудреца улетучилось, когда за спиной Кадимуса, из болотной воды, вылетел хазнеф. Он вытянулся в полный рост, но чуть не был сбит другой лошадью, врезавшуюся в его крыло. Монстр вытянул руку и указал в сторону животных, и тогда земля под их ногами раскололась, а дюжина скакунов пропала в завесе жёлтого дыма, но почти сразу же ослепительная стена огня выбросила обгорелые трупы животных обратно.

Еще один хазнеф вылетел из воды и пролетел над головами лошадей. За его крыльями тянулись какие-то чёрные полосы. Как только монстр удалился, на животных опустилась тёмная непроглядная завеса, а скакуна поддались ярости и начали толкаться друг с другом и давить орков, не успевших вырваться из давки.

Еще один хазнеф подлетел к оркам и начал что-то кричать и жестикулировать, после чего гоблиноиды перегруппировались и ринулись в атаку на монстров, рубя тех своим кривым оружием и, казалось, не заботясь о своей жизни. Некоторые лошади продолжали биться в строю орков, и лишь Кадимус во главе небольшой группы вырвался из давки.

Четвёртый и пятый хазнеф последовали за лошадьми. С их крыльев капали какие-то коричневые капельки, которые, попадая на кожу лошадей, тут же исчезали, а сами скакуны тормозили. Из их рта начинала литься пена, и они, в судорогах, падали на землю. Лишь Кадимус смог добежать до болота, после чего скрылся под водой.

Не дожидаясь появления Кадимуса, Алафондар перевел трубу на последнего хазнеф, который налетел на свирепого жеребца и сжал наги на его боках. Зверь бился с орками, расколов череп одному, раздробив позвоночник другому и затоптав третьего, после чего начал неистово скакать на месте, пытаясь стряхнуть со спины монструозного наездника.

Спустя мгновение, кожа мощного жеребца стала блеклой, мышцы стали вялыми, а лицо наполнилось усталостью. Зверь упал на землю, из последних сил стараясь стряхнуть хазнеф, который оставил свою жертву утопать в болоте и перепрыгнул на другого скакуна.

Алафондар опустил подзорную трубу и опустился за камни. Кровь, бегущая по его венам, стала холодной от того, что он увидел: огонь, тьма, ярость, болезнь и увядание – пять первородных сил, которыми были наделены пятеро призраков, за которыми и охотился Эмперель, пока не пропал. Эмперель был членом ордена Спящего Меча, организации, которая охраняла рыцарей Спящего Меча, легендарных воителей, которые должны были проснуться в тот день, когда сбудется пророчество великого Алундо из Кэнделкипа:

Семь бедствий: пять ушло, одно живёт и еще одно придёт, дабы открыть дверь, через которую хлынут легионы мертвецов дьявола, создавшего самого себя. И сметут они Кормир, если давно погибшие не встанут на его защиту.

Болдар был одним из бедствий Кормира, и теперь он вернулся, принеся с собой тьму и безумие. Остальных шестерых он не знал, но он мог навскидку перечислить дюжину людей, доставивших Кормиру большие несчастья, и то были только короли.

Осталось еще два бедствия – то, что живёт и то, что придёт, и тогда откроется неведомая дверь. Сердце мудреца остановилось. Что если Таналасты была одним из этих несчастий. Вангердагаст постоянно говорил, что её идея о создании королевского храма Чонтии принесет Кормиру одни беды, а Придворный Маг знал достаточно много, чтобы разбираться в подобных вопросах.

Алафондар заставил себя встать. Кадимус показался из воды, вылетел на берег и скрылся в зарослях высокой травы. Остальные лошади лежали мертвыми на земле или мелководье, мешая продвижению орков к берегу. Хазнеф находились в стороне, подгоняя орков вперед и, казалось, совсем не волнуясь из-за того, что Вангердагаст попал в их крепость. Да и с чего бы? Каждое заклинание превращало грязь в прочный чёрный мрамор.

Алафондар посмотрел на крепость, которая уже на три четверти состояла из чёрного мрамора, а облако газа стало таким густым, что мудрец не мог видеть стен строения. Лишь серебряные вспышки сообщали о продвижении  мага. Неспешном, к сожалению. К тому моменту, как он найдёт Таналасту, крепость полностью покроется чёрным мрамором, а жёлтый дым скроет её под собой.

Выжившие рыцари, поражая мудреца, начали выстраиваться в жалкое подобие боевого порядка, злобно подталкивая друг друга. Двое Боевых Магов жестикулировала, строя дюжину калек рядом с крепостью. Алафондар не мог представить, чего они хотели добиться, но, видимо, они стали жертвой безумия хазнеф.

Мудрец уже хотел убрать трубу и спуститься с холма, как увидел рой ос, налетевший на рыцарей. Те развалили свой боевой порядок, начав бить друг друга плоскими сторонами мечей. Маги достали компоненты и начали колдовать, но тут на одного из них налетели чёрные осы, и он упал в агонии, хватаясь за лицо, а затылок второго пробил меч обезумевшего Пурпурного Дракона.

Алафондар поднял трубу наверх. В окнах небольшой башенки, скрытой за роями чёрных ос, он увидел фигуру, и хоть он мало что разглядел, но был уверен, что это был шестой хазнеф, повелитель роев.

Мудрец убрал трубу и спустился вниз по холму, а затем ему резко захотелось броситься навстречу опасности без какого-либо запасного плана. Тогда, он достал из седельной сумки записную книжку, открыл пустую страницу и начал писать.

Тот, кто читает это – я прошу тебя быть верным Пурпурному Дракону и сохранять преданность королю и Кормиру. Если ты связан с орденом Спящего Меча, то знай, что пришло время разбудить его, ибо бедствия пришли, а дверь вот-вот отворится. Если мои слова чепуха до тебя. То позаботься о том, чтобы это письмо попал в руки нашего правителя. И пусть мудрый Огм направит это письмо в верные руки

С уважением,

Алафондар Эммараск, Придворный Мудрец.

Он вырвал страницы из книжки, свернул её в трубочку и скрепил своим кольцом-печаткой, затем засунул письмо внутрь подзорной трубы. Если все пойдёт хорошо, то он сам её и заберет, но если мудрец не сможет вернуться, то трубу найдёт тот, кого король отправит на поиски пропавшего Особого Королевского Отряда, и посыльный обязательно возьмёт диковинное устройство. Мудрец положил его между двумя валунами так, чтоб он привлёк к себе внимание того. Кто будет проходить рядом.

Судя по внешнему виду магического барьера, у Алафондара было очень мало времени, чтобы добраться до Вангердагаста, прежде, чем стена падёт, а маг использует магический карман для эвакуации. Мудрец сжал брошь и представил перед собой лицо Таналасты.

 

*****

 

Когда Таналаста заметила ручей, её спутники почти без сил медленно шли по одному из тех узких крутых каньонов, только из которых, казалось, и состоят Грозовые Пределы, путешествие по которым превратилось для отряда в следования по бесконечному лабиринту с примесью скалолазания. Как и половина отряда, она обливалась холодным лихорадочным потом, и поэтому, когда она увидела внизу, в долине, тёмную линию вскопанной земли, она подумала, что это были ставшие для неё обыденной вещью галлюцинации. С момента последнего целебного заклинания, которое она получила, прошло уже шесть дней, и за это время она видела много странного. Через пять дней после заключения ритуального брака с Роуэном, хотя, казалось, что прошли годы, отряд решился использовать заклинания, чем привлек к себе хазнеф и в бою потерял трёх рыцарей. С тех Алусейр приказал прибегать к заклинаниям лишь в самых тяжёлых случаях.

Наконец, отряд спустился вниз, в долину, и все услышали журчащий ручей, скрываемый от их глаз высокой вербой, растущей в дюжине шагов от них. В тридцати шагах от ручья вздымалась южная стена каньона, покрытая соснами  и крутая, будто лестница крепостной стены.  Манимые холодной водой, отряд бросился сквозь ивы и, упав на колени, опустили свои рты к ручью и начали втягивать воду в себя, подобно животным на водопое.

Таналаста сделала уже третий глоток, когда почувствовала ставший знакомым запах навоза. Она сделала еще один глоток, затем встала и пошла вверх по течению, пробираясь сквозь ивы, пока не увидела знакомо выглядящую вскопанную землю.

Тропа вскопанной земли была широкой, около десяти футов. Повсюду были следы копыт в три ряда, а поверх них были одинокие и свежие следы сапог с гладкой подошвой.

Роуэн.

Принцесса хотела вернуться назад и рассказать об увиденном, но успела только обернуться и увидеть Алусейр, выходящую из-за ив. Она подошла к земле и присела, взял горстку навоза и скатав его между большим и указательным пальцем.

- Они прошли здесь недавно, - сказала Алусейр. – Может, десять дней назад.

- Это Вангердагаст. Посмотри, они шли в три ряда, а согласно Боевому руководству Стальной Принцессы по управлению и тактике, такой боевой порядок принимается, когда отряд защищает магов.

- Ты это читала? – подняв бровь, спросила Алусейр. – Я сомневаюсь, что хотя бы половина рыцарей в нашей армии хотя бы открывали обложку.

- Потому что изложение сухое. Возможно, я смогу помочь тебе переписать книгу, когда всё это кончится.

Алусейр ответила так же жестко и коротко, как писала книгу:

- Только если будет заказ, - Алусейр указала на следы копыт. – Тогда, полагаю, ты и читала мою небольшую книгу по следопытскому делу.

- Конечно. И поняла, что ты не читала Ланафара Маньона, - ответила женщина и, игнорируя поджатую губу сестры, подошла к следам и присела у них. – Этот след почти наверняка принадлежит Роуэну, так как у него не было лошади, а, судя по глубине отпечатка, он в добром здравии. – Сказала Таналаста, указывая на след.

- Хорошо, - кивнула Алусейр. – Полагаю, теперь ты счастлива.

- Счастлива я буду тогда, когда снова увижу его, - ответила женщина и встала, глядя на следы. Конечно, он не был рядом с ней, но ей было приятно от того, что она стоит там же, где стоял и он. – В своей книге Ланафар утверждал, что возраст следа можно определить только по степени его плохо-видимости.

- Еще бы, - вредно ответила сестра. – Если бы он утверждал что-то иное, то был бы лжецом.

Таналаста ничего не ответила и позволила своей сестре самой изучить следы. К тому моменту, рыцари уже закончили утолять жажду и подошли к принцессам. Некоторые мужчины решили сами исследовать следы, но они все еще копались в навозе, когда Алусейр встала и сказала:

- Они прошли здесь где-то от семи до пятнадцати дней назад. Следы Роуэна не такие отчётливые, но я думаю, что он был тут около восьми дней назад.

- Тогда, возможно, он уже нагнал их. – Вмешалась Таналаста.

Алусейр несколько мгновений изучала сестру, а затем выпалила:

- Даже и не думай! Мы идём к Гоблинской Горе и точка. Джентльмены, наполните водой свои бурдюки и выдвигаемся. Мы должны быть на вершине этого холма до наступления темноты.

- Но почему? – продолжала её сестра. – Вангердагаст, должно быть, где-то близко.

- Вангердагаст может быть где угодно. Как и Роуэн.

- Но он собирается вернуться этим путём. Это то, что он хочет нам показать, Алусейр нахмурилась, и женщина поняла, что начинает побеждать. – Роуэн опытный следопыт, и он не оставил бы после себя настолько явный след.

- Нет, - ответила младшая принцесса. – Роуэн не мог знать, что мы придём сюда.

- Он знал, что мы проедем через Болотный Перевал, а он всего в двух днях к югу отсюда. Эта же трапа идёт с запада. Так или иначе, когда-нибудь мы должны были встретить его следы.

Некоторые члены отряда тихо согласились со старшей принцессой, и тогда, бросив свирепый взгляд на подчинённых, Алусейр ответила:

- Мне кажется, ты делаешь слишком много выводов по одному следу. Если ты ошибаешься…

- Нет, - прервала Таналаста. – Я знаю Роуэна.

Не стоило этого говорить. Лицо Алусейр стало резким. Она откупорила свой бурдюк и пошла к ручью.

- Моё решение окончательное, - сказала она. – Я не буду заставлять своих людей бесцельно бегать по Грозовым Пределам только потому, что ты хочешь прыгнуть к кому-то в кровать.

Челюсть Таналасты упала, и не только потому, что она не привыкла обсуждать романтические дела при всех.

- Так вот в чём дело, - сказала она, идя вслед за сестрой. – Ты действительно настолько не хочешь моей встречи с этим человеком, что подвергнешь свой отряд еще одному приступу лихорадки, путешествуя по этим пустошам только для того, чтобы разлучить нас?

- Мы говорим о Роуэне Кормаэриле, а значит беспокоиться нам не о чем! – выпалила Алусейр. Рыцари, закончившие набирать воду, отошли в сторону, отстранённо рассматривая небо или свои ноги. – Поверь мне, Вангердагаст не позволил бы твоему маленькому развлечению зайти дальше, чем оно может.

- Это не развлечение! – выплюнула Таналаста. Её накрыла волна холодного гнева, и она посчитала, что пора доказать, что среди Обарскиров не одна упрямая принцесса. – Вангердагаст ничего не сможет с этим поделать.

Алусейр подняла бровь.

- Тебя совсем лихорадка подкосила? Если хочешь, Вангердагаст позаботится и об этом. Но я тебе гарантирую, что твой Роуэн проведет в пустыне Ануарох больше времени, чем верблюжьи погонщики.

- Вангердагаст больше не обладает такой властью. По крайней мере, над Роуэном.

- О чём ты говоришь? Официально или нет, но Придворный Маг обладает такой властью над людьми в Кормире, какую превосходит только власть Обарскиров.

- Именно. Алусейр, пришло время тебе узнать правду.

- И что же ты сделала? – Сощурившись, спросила младшая принцесса.

- Не можешь терпеть? Ты ведь, вроде как, искушенная в таких делах, - ответила Таналаста, не в силах скрывать самодовольство. Она повернулась к отряду и громко сказала:

- Я, Таналаста Обарскир и Роуэн Кормаэрил, совершили ритуальное бракосочетание, и теперь Роуэн официально является мужем принцессы Обарскир.

Алусейр вышла вперед.

- Господа, я полагаю, вы достаточно мудры, чтобы не распространяться о словах моей больной сестры. Надеюсь, вы понимаете, что произойдёт, если вы не сдержите язык за зубами.

Изнеможённые рыцари  несколько мгновений, а затем закрыли открывшиеся от неожиданности рты и разошлись по своим делам.

- А ты?! – резко прошипела Алусейр, повернувшись к сестре. – На что ты рассчитывала? Сбежать с ним? Да как только отец услышит об этом, он тут же накажет Роуэна. Жалко, ведь он хороший парень и не заслуживает изгнания.

- А этого и не будет, - быстро ответила женщина. – Только если король не захочет отправить туда же и меня. Я влюблена в Роуэна и не расстанусь с ним.

- Влюблена? – пораженно спросила Алусейр. – ты наследная принцесс! Думай о королевстве, эгоистичная ты ведьма.

- Эгоистичная? – удивительно спокойно спросила Таналаста. – Алусейр, не тебе говорить мне об эгоизме. Неужели ты готова пожертвовать моим счастьем ради того, чтобы продолжать таскаться по Каменным Землям и спать с любым молодым дворяшкой, который тебе приглянется.

Тревога ушла с лица Алусейр, и она, неожиданно улыбнувшись, сказала:

- Ты старший наследник, а от меня не никто и не требует большего, - сказала она, пнув каштан в реку. – Более того, все уверены, что ты будешь лучшей королевой, нежели я.

- Тогда почему ты пытаешься оградить меня от Роуэна. Если ты доверяешь мне, то почему в этом вопросе не полагаешься на моё мнение?

- Дело не в нём, - ответила Алусейр, встретившись со взглядом сестры. – Видишь ли, я уже была с ним…

- Алусейр!

- Я знаю, он, наверняка, рассказывал, но тут дело в другом. В политике. Таналаста, во имя всего святого, его кузен пытался убить нашего отца.

- Я знаю политику.

- Ну конечно, если про неё написано в книге… - Алусейр не продолжила, позволив словам повиснуть в воздухе. – Я только хочу сказать, что я точно не собираюсь становиться королевой, так что, если ты решишь эту проблему с отцом и Вангердагастом, я буду только рада.

- Но ты мне не поможешь, да?

Алусейр лишь развела руками, показывая свою беспомощность, а затем взяла бурдюк сестры и опустилась на колени, чтобы наполнить его.

- Ну хорошо.

Таналаста хотела закончить и сказать, что Алусейр, как минимум, придётся смириться с последствиями, но тут в её голове возник образ Алафондара Эммараска. Судя по его тяжёлому дыханию и взгляду, он был чем-то сильно напуган. Его слова начали доноситься до сознания женщины.

Таналаста, не открывай двери! Хазнеф это бедствия! Дьявол, создавший сам себя! Вангердагаст и Овдин в крепости, все остальные мертвы! Жди или отправляйся к болотам! Таналаста, пожалуйста, ответь…

- Таналаста?

Теперь это был голос Алусейр, которая взяла сестру за руку. Таналаста жестом попросила сестру помолчать и попыталась связаться с Алафондаром.

Я с Алусейр, в безопасности, в двух днях пути от болот. Знаю имена четырёх хазнеф. Болдар, Сюзана, Мерендил и Мелинет. Их выпустил Ксаноф Кормаэрил.

- Таналаста! – выкрикнула Алусейр, дёргая сестру за руку. – Что происходит?

- Видимо, нам понадобятся заклинания исцеления – со мной связался Алафондар.

- Что он сказал?

- Он и Вангердагст сейчас находятся в Болотных Пустошах, - быстро проговорила Таналаста, стараясь ничего не забыть. – Кажется, он верит, что предсказание Алундо вот-вот сбудется. Ну знаешь, о семи бедствиях…

- Пять ушло, одно живёт, и еще одно придёт. Конечно я помню. Я перечитала его, как только узнала, что Эмперель пропал.

- Нам нужно сообщить об этом королю, - сказала Таналаста, закрывая крышку своего бурдюка. – И передай своим людям, чтобы они готовились. Судя по словам Алафондара, хазнеф сейчас заняты Вангердагастом, но это не значит, что мы можем расслабляться.

Алусейр кивнула и уже повернулась к отряду, чтобы начать отдавать приказания, но посмотрела на сестру:

- Спроси у него, что он хочет от нас? Мы можем добраться до них за два дня, но это будет все, на что способен мой отряд в своём положении.

- Я спрошу.

Таналаста составила максимально короткую фразу и представила лицо отца. Когда Азун, снимающий корону, возник перед ней, она передала ему короткое сообщение:

Отец, семь бедствий здесь. Отряд Вангердагаста погиб, но он сам, Овдин и Алафондар в целости, в Болотной Пустоши. Мы с Алусейр в двух днях пути от них. Отправляемся на помощь.

Лицо короля озарилось облегчением, когда он услышал о том, что обе его дочери живы, но тут же наполнилось ужасом, когда услышал об их плане. Он резко возразил:

Нет. Нельзя рисковать жизнями двух принцесс. Возвращайтесь в Арабель. За Вангердагастом я пошлю армию. С твоей матерью все хорошо, но она подавлена.

Образ Азуна исчез из сознания Таналасты, и она поняла, что смотрит себе под ноги.

- Все хорошо? – Спросила Алусейр.

Таналаста притворилась, будто все еще общается с отцом, дабы продумать план действий. Когда Алусейр шагнула к ней, женщина подняла голову и сказала:

- Он ответил, что мама в порядке, но подавлена.

- Что это значит?

- Не знаю, - пожала плечами Таналаста, - но он думает, что мы его поняли.

Алусейр на мгновение задумалась.

- Полагаю, это хорошие новости. Но каковы его приказания?

- Он сказал, что в смутные времена мы не можем оставить Придворного Мага и Придворного Мудреца в беде, - ответила Таналаста, солгав сестре насчёт слов отца, но при этом сказав и правду. – Мы должны всеми силами помочь им.

Алусейр закрыла глаза, и вдохнула.

- Хорошо, а что мне с тобой делать?

Таналаста развела руками.

- Не знаю, взять с собой? Отец не успел сказать про это.




#96927 За Главным трактом. 16-17 глава

Написано PyPPen 21 Ноябрь 2019 - 20:57

Глава Шестнадцатая

 

 

На третьем этаже была видна фигура с алыми сверкающими глазами, бледным лицом с искривленными чертами и копной чёрных запутанных сальных волос. Низко на лбу можно было разглядеть полоску потускневшей короны, которая, казалось, вот-вот спадёт на шею существа. И это было все, что смог разглядеть Азун из своего укрытия. Когда существо отошло от окна, король перестал вглядываться вдаль и отвернулся от щели.

- Это наверняка хазнеф, - сказал король, поворачиваясь к Меральде Марлиир. – Спасибо вам, миледи, что позволили нам шпионить из вашего дома.

- Всегда пожалуйста! – громко ответила женщина, одетая в бальное платье и украшенная многочисленными аксессуарами. – Когда Дунеф описал мне похитителя королевы, я была крайне удивлена, увидев, как это чудовище приземляется в Белую Башню.

- Ты уверена, что королева была с ним, мама? – Спросил Дунеф. Он, как и остальные члены отряда, собравшиеся в комнате леди Марлиир, был полностью укомплектован и одет в боевые доспехи.

- Я всегда узнаю королеву, даже если она не такая лучезарная, как обычно, - нахмурившись ответила женщина, а затем перевела взгляд на Азуна. – Я не могу представить более неудобного места для укрытия. Насколько я знаю, Белая Башня является арсеналом Боевых Магов.

- Ну не показываться же ему в Цитадели, – ответил Азун лишь на одно предположение женщины. Хоть он и был ей благодарен, за то, что она разрешила Пурпурным Драконам использовать её комнату в качестве наблюдательного пункта, но король не хотел прямо говорить Меральде, что Белая Башня и взаправду была местом хранилища всех магических артефактов Братства Боевых магов, что и без прямого подтверждения было предметом сплетен во всех частях королевства. – Во всяком случае, я не думаю, что стоит заочно называть нашего врага глупым. В конце концов, ему удавалось скрываться от нас в течении десяти дней.

Азун посмотрел на Хранителя Восточных Пределов, а затем на его мать и на дверь. Барон кивнул и положил руку на плечо матери.

- Мама, ты знаешь, что я ненавижу делать это, но не могла бы ты...

- Что?

- Мы весь день обсуждали план нападения, и у нас у всех пересохло в горле, - сказал Дунеф и повёл мать к двери. – Конечно, я мог бы послать за этим слугу, но мы тут обсуждаем дела государственной важности, и я бы не хотел, чтобы кто-либо, кому мы не можем доверять, услышал хотя бы слово из нашего обсуждения.

- Ох, ну конечно. Как я сама не поняла, - ответила Меральда с улыбкой на лице. – Конечно, я что-нибудь принесу.

- Да, это было бы весьма кстати, - добавил король. Он чуть не лопнул, пока ждал закрытия дверей, и как только они сомкнулись, Азун повернулся к Меруле Чудесному и спросил:

- Сколько людей ты  сможешь телепортировать туда за раз?

- Одновременно? Вместе со мной, не больше четырёх. Однако, мы могли бы вызвать…

- Мы не можем ждать! – отрезал Азун. – Каждая секунда промедления может стоить королеве жизни.

Король посмотрел на Пурпурных Драконов. Конечно, было много добровольцев, ведь каждый хотел спасти королеву, но Азун выбрал двоих, которые, как он знал, отлично владеют и мечом, и арбалетом. Рыцари подошли к Дунефу, а Мерул спросил:

- А кто четвертый?

- Ты сейчас смотришь на него.

- Мой король! – выпалил маг с округлившимися глазами. – Я все понимаю, но есть все риски…

- Она моя королева, - отрезал Азун. – А кроме того, моя жена.

- Да, но вы сами же сказали, что хазнеф достаточно хитер, и это все может быть ловушкой.

- Я не спрашиваю твоего мнения, Мерул.

Маг, будто бы не заметив последнего замечания, продолжил:

- Кроме того, как только вы телепортируетесь, пару мгновений вы будете абсолютно беспомощны, и…

- Мерул!

Маг замолчал и выглядел он более, чем подавленным. К королю подошёл Мунган Кейн, один из монахов Овдина, и сказал:

- Ваша Светлость, слова Мерула несут в себе здравый смысл.

Король посмотрел на собравшихся и громко спросил:

- Что, все в этой комнате, хотят бросить мне вызов?

- Я не об этом, - ответил монах, подняв ладони на уровень плеч, - Вы и королева Филфаэрил многое сделали вместе, и именно вы должны пойти за ней, но даже если вы и выживете при столкновении с этим монстром, то он может попросту сбежать.

Король задумался, а затем ответил:

- Ты прав, Мунган, - король подошёл к Мерулу и стянул плащ с его плеч. – Мне нужен доброволец, который останется на вершине башни и будет охранять вход. Может статься, что этому человеку придётся сразиться с хазнеф один на один.

Почти все собравшиеся рыцари подняли правые руки вверх. Король признательно кивнул им, а затем передал плащ седому рыцарю, который был настолько же проницателен, насколько хорошо обращался с мечом.

- Ты знаешь, как обращаться с этим? – Спросил Азун.

Мужчина кивнул.

- Я служил Боевым Магам пару лет, так что знаю, как обращаться с магическими артефактами, - ответил мужчина и накинул плащ на плечи. – Хазнеф не пройдёт, и для меня будет честью умереть в бою с ним.

Король мрачно кивнул и сжал плечо рыцаря, а затем повернулся к Мерулу.

- Есть еще кое-что, - сказал Мунган Кейн. – Я должен отправится вместе с вами.

- Чтобы представлять Церковь Чонтии? – Со смешком спросил маг.

- Я смогу побороть безумие, которое демон вызвал у Вангердагаста. – Мрачно ответил монах.

Глаза Мерула вспыхнули.

- Я не собираюсь трать свою магию на…

- Это магия принадлежит мне, - вмешался Азун. – До тех пор, пока корона лежит на моей голове.

- Так и есть, Ваше Величество, - ответил Мерул с поклоном, не отрывая глаз от священника. – Благодарю Вас, что указали мне на мою ошибку.

- Не за что. Вам так же не стоит забывать, что Мастер Овдин и его люди сильно помогли королевству, когда излечили меня и Придворного Мага от безумия. И эта услуга, весьма вероятно, может скоро понадобиться королеве.

Лицо Мерула приняло выражение могильного камня.

- Понимаю. Что ж, если вы желаете, чтоб один из рыцарей был заменен на простого священника…

- Я не этого желаю, - прервал мага король. -  Мы отправимся в башню с помощью магии и попытаемся продержаться до прибытия Мунгана и остального отряда.

Монах побледнел, но кивнул.

- Я понимаю. Но, если вы не хотите брать меня с собой, то возьмите хотя бы Чонтию, - с этими словами Мунган залез в свой карман и достал оттуда пять деревянных амулетов с изображением розы, и раздал их королю и членам его отряда.

Мерул усмехнулся и отдал амулет обратно жрецу.

- Мне это не нужно. – Заявил маг.

Но Мунган продолжил настаивать:

- Это для защиты короля.

- Хотите держать Чонтию поближе к королю? – спросил маг, и бросил амулет на пол, а затем посмотрел на короля. – Надеюсь, из-за отсутствия у меня веры, вы не будете сомневаться в моей верности?

Азун не знал, что ответить. Он чувствовал, на какие слова маг делал акценты. Король посмотрел на рыцарей, которые сжимали амулеты, но были готовы последовать примеру мага, и вздохнул – возможно, в своей благодарности Овдину, король позабылся и позволил Чонтии зайти слишком далеко.

- Делайте, как подсказывает вам ваша совесть, - сказал Азун, а затем вернул амулет Мунгану. – Думаю, я смогу оставаться в своём уме до вашего прибытия.

- Вы уверены, что хотите рискнуть жизнью королевы? – спросил священник и повесил амулет на пояс короля, рядом с ножнами– На всякий случай, он будет с вами.

Рыцари кивнули на подобное замечание и повесили амулеты на свои пояса. Все, кроме Дунефа Марлиира. Хранитель Восточных Пределов надел амулет на шею.

 

*****

 

Филфаэрил лежала рядом с грязным телом хазнеф, едва прикрытым грязными обносками. Комната, в которой они находилась, все больше напоминала спальную комнату короля, нежели оружейное хранилище, а куча гнилых плащей под королевой все больше напоминали перину. Оружейные стойки начали превращаться в изысканные дубовые шкафы, но Филфаэрил знала, что обстановка вокруг принимает тот внешний вид, о котором мечтает в данный момент Болдар.

 Королеву пробрала дрожь. Но она сглотнула и приблизилась к хазнеф, а затем нежно провела пальцем от его уха к груди, задевая шрамы и жидкую щетинку на туловище Болдара. Ей пришлось приложить все свои усилия, чтобы заманить монстра туда, где Азун и Вангердагаст смогли бы победить его.

Хазнеф открыл рот и языком достал из него несколько колец, потускневших от высосанной из них магии. Королева хихикнула, стараясь выглядеть безумной, затем взяла еще одно кольцо, лежащее рядом с их импровизированной кроватью, и приложила к губам Болдара.

- Еще одно? – сладостно спросила женщина.

Болдар открыл тёмные глаза и посмотрел в бойницу, через которую был виден дворец Марлииров. Королева знала, что монстр еще слишком подозрителен, чтобы её план мог увенчаться успехом.

- Не хочешь? – спросила королева и убрала себе кольцо в бюст достаточно глубоко, чтобы сверху было видно лишь маленькую его часть. – Тогда, я оставлю это себе.

Хазнеф посмотрел на бюст своей заложницы, разглядывая кольцо. Лицо монстра казалось безликой маской, и Филфаэрил подумала – не была ли её ложь раскрыта? Несколько дней подряд она становилась все податливее и податливее, но впервые решилась обмануть своего тюремщика.

Возможно, она слишком сильно рисковала. Кем бы ни был этот монстр, он был достаточно хитер, и уже не раз доказал это, ежедневно меняя укрытие и устраивая засады на Боевых Магов. Сначала Филфаэрил казалось странным, что Болдар не унёс свою пленницу из Арабеля, ведь если бы он просто хотел жить в своих грёзах, то мог поселиться в любых руинах на краю мира, где было бы куда безопаснее, чем в одном из крупнейших городов Кормира. Но тогда она стала замечать закономерность – если хазнеф долго не боролся с магами, то его иллюзии начинали слабеть. И тогда королева поняла, что монстр питается магией, а без неё слабеет, и именно тогда она решила обманывать своего похитителя, приводя его в места с магическими артефактами и надеясь однажды заманить его в Белую Башню.

И вот они здесь, но где спасательный отряд? Неужели Азун бросил её. Заклинания безумия понемногу действовали на королеву, и она задумалась – а что если Азун, видя, что его жена не может сбежать самостоятельно, разочаровался в ней? Может, ей тогда лучше остаться с Болдаром? В конце концов, он прожил около тысячи лет, и был могущественнее даже самого богато человека. Нет. Азун любит её. А любит ли? Она была королевой, а он королём, и их отношения всегда были формальны настолько же, насколько и романтичны. В конце концов, она слышала все эти слухи о детях, которые сильно похожи на её мужа.

Королева помотала головой, отгоняя безумные мысли, навеянные заклинаниями. Нет, Азун не оставит её. Ни в этой жизни, ни в сотни других.

- В чём дело, моя голубушка? – спросил Болдар, обнажая гнилые клыки. – Нервничаешь перед нашей первой брачной ночью?

Хазнеф показал язык и выхватил им кольцо, запихнув его себе в рот.

 

*****

 

Азун вышел из портала, но оказался не в магическом арсенале, а в тёмной спальне, украшенной невыразительными фресками с изображениями порочных отношений женщины и природы. Сначала он подумал, что Мерул случайно телепортировал его в поместье каких-то развратных дворян – вероятно, Иллансов или Блефов, но затем король увидел хазнефа, лежащего на кровати с шёлковым бельём. Его лицо впилось в груди женщины, лежащей на крыле монстра и одетой в полупрозрачную блузку, и эта картина смутила короля. Это не могла быть Филфаэрил. Его жена никогда не позволила сделать такое ни одному мужчине, кроме её мужа!

- Двигайтесь, Сир. – Услышал король из-за своей спины.

Азун почувствовал, как две пары рук подталкивали его вперед, и он шагнул в комнату, надеясь, что это все какая-то кошмарная иллюзия. На его левой руке висел щит с изображением пурпурного дракона, а в правой он держал железный меч, так как Вангердагаст запретил использовать магическое оружие против хазнеф.

Женщина, казалось, начала бороться, но все равно закричала, предупреждая монстра об угрозе. Тот еле-еле смог сдвинуться, так как Филфаэрил придавила одно его крыло, а уж тем более хазнеф не смог броситься на нарушителей спокойствия. В монстра тут же вылетела дюжина золотых снарядов, но он успел закрыть своё тело свободным крылом.

Женщина повернулась к Мерулу и выкрикнула:

- Нет…не надо магии!

И тогда он узнал свою жену, одетую в почти невидимую блузку, которая могла посрамить любую развратную женщину в Арабеле. Он был настолько ошеломлён, что чуть не выронил оружие.

Пурпурные Драконы обнажили мечи и бросились на демона, который смог освободиться от хватки королевы и сбросить её на пол. Азун оскалился и двинулся вслед за отрядом рыцарей, кипя от гнева. Как его жена могла предать его ради какого-то…какого-то монстра?

Рыцари столкнулись с хазнеф, рубя и коля его своими железными мечами. Один Пурпурный Дракон вонзил меч в руку монстра, из-за чего тот открыл своё тело, что позволило Хранителю Восточных Пределов клинок между рёбер чудища. Третий удар пришёлся на шею монстра и был настолько сильным, что смог бы даже отрубить голову огру.

Филфаэрил сжалась под ногами монстра и с ужасом наблюдала за битвой. Азун взглянул на неё – в его ушах гудела кровь, а глаза налились яростью, и он выкрикнул:

- Шлюха!

Глаза женщины расширились, и она хотела отползти, но тут над её головой пронеслись чёрные когти монстра, которые перехватили удар, направленный ему в шею. Хазнеф отбил удар и тут же оторвал руку рыцаря по локоть, после чего второй рукой ударил по голове Пурпурного Дракона, который ранил руку монстра. Двое мужчин тут же упали на пол – один кричал от боли, а второй был уже мертв.

Азун рванул вперед, к Филфаэрил. Крыло монстра преградило ему путь, но король проскочил под ним, а демон завопил, так как Дунеф нанёс еще один удар в его живот. Король развернулся и ткнул мечом в спину хазнеф. Удар такой силы должен был переломить позвоночник любого существа, но из-за жёсткой шкуры монстра, меч вонзился в его тело лишь на длину фаланги большого пальца.

Азун услышал глухой стук, и посмотрел вниз, где сжалась Филфаэрил. Мерзкая блузка обтягивала её тело.

- Азун… - Хныча начала она.

- Предательская шлюха!

Он выдернул меч из тела монстра и двинулся к женщине, но тут же увидел перед собой тёмную стену. У него не было времени увернуться, и крыло хазнеф со всей силы ударило короля и отбросило его в дубовый шкаф. Король тяжело повалился на пол, а на него сверху упал водопад из браслетов и амулетов.

 Дунеф проскочил под крылом монстра и рванул к королеве, но получил удар по голове. Барон отшатнулся и упал на стену. Его шатало, но он стонал, а значит был жив.

Теперь, когда не осталось воинов, крепко стоящих на ногах, Мерул выкрикнул командное слово и выпустил молнию из руки, направив смертоносное заклинание в монстра. Чудище закрылось крылом, и молния взорвалась, разлетевшись на тысячу маленьких искр. И хоть хазнеф и защитился от заклинания, взрыв, всё-таки, сбил его с ног.

Филфаэрил подпрыгнула на ноги и рванула к магу, размахивая руками.

- Нет, не используй магию!

- Осторожней с ней, Мерул! – выкрикнул король. – Она предала нас.

Этих слов было достаточно, чтобы остановить королеву. Она обернулась и посмотрела на Азуна. Внезапно, её полностью покрыла паутина.

- Ты это заслужила! – Выкрикнул Мерул, бросивший заклинание на королеву.

Хазнеф прыгнул между магом и королевой. Мерул тут же хлопнул в ладоши и выпустил два потока огня в монстра, но тот прикрылся крылом, при соприкосновении с которым огонь гас, а крыло засветилось оранжевым цветом. Монстр старался защитить и себя, и королеву.

Король вскочил на ноги, но его схватил за руку пошатывающийся Дунеф.

- Ты слишком слаб, барон, - сказал король. – мы с Мерулом позаботимся о монстре, а ты пригляди за шлюхой. – Азун указал на лежащую на полу королеву.

Дунеф посмотрел на Филфаэрил.

- Королеву? Мой король, ваше сознание затуманено, - Дунеф посмотрел на пояс короля и снял с него амулет Чонтии. – Наденьте это на…

- Нет времени.

- Делайте как я говорю! – вырвалось из Дунефа, и он надел амулет на шею короля. – а теперь скажите: “Чонтия, спаси нас”

- Да как ты…

- Делайте как я говорю!

Дунеф удивился своему тону, но его мысли прервал крик мага:

- Ваше Величество? Вы поможете?

Король посмотрел в ту сторону, откуда доносился крик мага, но увидел лишь два чёрных крыла. Азун рванул было туда, но Дунеф остановил его.

- Пожалуйста, Сир. – Простонал барон.

- Хорошо, только отпусти меня! - Король побежал к хазнеф, крича на бегу:

- Чонтия, спаси нас!

И в этот момент, прежде чем король успел опустить свой меч, комната приняла свой натуральный облик – дубовые шкафы приняли облик оружейных стоек, а кровать превратилась в кучу тряпья. Тут же Азун понял гениальный план его жены. Она заманила хазнеф сюда и обманула его, создав для спасительного отряда элемент внезапности. Как же, вероятно, ей было тяжело слушать его яростные обвинения.

- Дунеф, королева! – выкрикнул король, и тут же остановился. Чуть не напоровшись на острые когти. Затем, король нагнулся, уворачиваясь от удара второй руки хазнеф. – Спаси королеву!

Король отвлёк все внимание монстра, и тот был вынужден отвернуться от Мерула. Азун парировал удар раненой руки чудища, затем удар второй руки, и тут же нанёс удар в ключицу монстра.

Хазнеф вскрикнул и навалился на Азуна, но то быстро упал на пол и откатился. Звук гремящих доспехов наполнил комнату. Король врезался в оружейную стойку, и на него снова осыпались всевозможные амулеты и браслеты, и, будучи уверенным, что монстр вот-вот запрыгнет на него сверху, король повернулся на спину и выставил меч в слепом блоке.

Но атаки не последовало, а монстр лишь издал какой-то булькающий звук. Азун вскочил на ноги и увидел, как Мерул, висящий на спине монстра, порезал ему горло железным кинжалом. Король подскочи и ударил мечом в живот чудища, но шкура вновь почти полностью блокировала удар.

Хазнеф отскочил назад, пытаясь стряхнуть мага со спины, а Азун увидел Дунефа, бегущего к королеве с плащом мага. По изначальному плану, именно Дунеф должен был запрыгнуть на монстра, пока Мерул накинет на королеву плащ и телепортирует её, но король был рад, что его люди не замешкались.

Из-за прочной дубовой двери, закрывающей вход в арсенал, послышался шум доспехов множества рыцарей. Хазнеф, как и король. Понял, что приближаются новые Пурпурные Драконы. Монстр ударил Мерула по лбу, после чего послышался треск, и маг бессильно обмяк и упал на пол.

Хазнеф посмотрел на Дунефа, но в этот момент, к радости короля, барон нашёл правильный карман на магическом плаще и исчез вместе с королевой.

Король бросился к дубовой двери, но хазнеф прыгнул и повалил Азуна.

- Похитил королеву, - прошипел он. – Узурпатор!

Король отошёл от двери, дабы его ей не задело, когда Мунган и отряд ворвутся в комнату, и обернулся к хазнеф. Хоть из дюжины ран монстра текла чёрная вязкая вонючая субстанция, монстр все равно выглядел хуже.

- Кто ты? – спросил Азун. – Что ты?

- Болдар, законный король Кормира.

Чудище явно было безумным, но спорить времени не было – король услышал, что рыцари были уже за дверью. Он выкрикнул:

- Давай, Мунган!

Священник выкрикнул пару слов, и дверь разлетелась на множество щепок. Отряд рыцарей ворвался в комнату, а хазнеф взглянул на них и свирепо взревел. В этот же миг комнату накрыла непроглядная тьма.

Началась жестокая, но быстрая битва. Король отскочил к стене и начал махать перед собой мечом. Конечно, это бы его не спасло от ударов монстра, но если вдруг хазнеф решит напасть на короля, то у него хотя бы будет время откатиться.

С пугающей регулярностью Азун слышал звук доспехов, падающих на пол, и пару раз его клинок сталкивался с невидимой угрозой. Король все ждал, что монстр вот-вот нападёт на него и разорвёт его стальной нагрудник, но атаки не последовало. Наконец, король нащупал в кармане магическое кольцо, активировал его и вызвал свет, который осветил комнату. Повсюду лежали Пурпурные Драконы, некоторые из них стонал, а некоторые сохраняли мертвецкое молчание.

Судя по ранам, многие рыцари убили друг друга, и лишь Мунган, и двое мужчин рядом с ним, судя по разорванному горлу, был убит хазнеф. Самого монстра нигде не было, но, судя по слабому ветерку, кто-то открыл люк, ведущий на крышу.

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава Семнадцатая

 

 

 

Таналаста лежала на руках Роуэна. Из глаз принцессы текли слёзы, а голова до сих пор болела. Алусейр готовила выживших лошадей к отъезду, а священник отпевал Эмпереля. Таналаста сжимала в руках сумку погибшего агента, и она точно помнила, что хотела передать её Алундо из Кэнделкипа, но не помнила почему, но была слишком ослаблена лихорадкой, чтобы пытаться вспомнить.

Таналаста увидела стальную перчатку, появившуюся над ней, и испугалась, что это был Йахту Звим, который пришёл, дабы затянуть её в свой Бастион ненависти. Женщина вцепилась в руку Роуэна и сказала:

- Возьми это, - Таналаста всучила Роуэну сумку, - и передай Алундо из Кэнделкипа…и расскажи про Ксанофа.

- Таналаста, ты не настолько больна. – Ответил мужчина и отвёл руку принцессы в сторону.

Перчатка приблизилась к её лицу, и Таналаста уже могла чувствовать жар, исходящий от неё. Она откинула подбородок и сказала:

- Нет, Роуэн. Поцелуй меня. Я хочу умереть…

- Не умрешь же ты на моих руках, - прервал её воин. – Все будет хорошо. Сейчас Сибурт облегчит твою болезнь.

- Сибурт?

Принцесса увидела, что из перчатки торчит толстое запястье, а на самой стальной рукавице был выведен символ Торма, любимого божества Алусейр и обоих священников её отряда. Сибурт положил перчатку на лоб принцессы и помолился за исцеление “верной дочери Кормира”. Вспоминая спор с Вангердагастом и отцом, Таналаста сомневалась, что Лояльная Ярость захочет исцелять служительницу Чонтии, и продолжала протягивать сумку Роуэну. Перчатка вмиг стала очень горячей, а голова женщины наполнилась вибрацией, вызвавшей боль и непроизвольный стон.

- Мужайтесь, принцесса, - сказал священник с неаккуратной бородой и тёмными кругами под глазами. Выглядел он так же, как чувствовала себя Таналаста. – Торм приносит немного боли, но он унесет её, и это цена за исцеление.

Немного боли? До скорее у Таналасты вытекут глаза, прежде чем она исцелится. Казалось, будто кто-то пробил ей голову топором. Принцесса прислушивалась к пульсации в висках и молила Чонтию, чтобы та даровала ей силы перенести исцеление Торма.

Она закрыла глаза, стараясь изо всех сил стоять на ногах. Казалось, её мозг вот-вот вскипит. Но тут перчатка похолодела и покрылась влагой. Сквозь закрытые глаза Таналаста увидела красный свет, и по её телу прокатилась холодная волна, моментально облегчившая боль.

Когда она открыла глаза, то увидела перед собой лишь жемчужный блеск и Сибурта, чей взгляд был устремлен куда-то далеко, за пределы разрушенной крепости. Пот стекал с его лба и бороды, капая на перчатку и тут же, с шипением, испаряясь.  Женщине стало лучше - туман исчез из её глаз, и она уже прочно стояла на ногах, но священник все равно не отпускал её, прижимая перчатку к её лбу, пока сталь не стала холодной.

Священник убрал перчатку и снял её с руки, которая стала красной из-за жара.

- Вы все еще слабы. Пейте побольше, и здоровье вернётся к вам.

- Я чувствую себя лучше, спасибо, - ответила Таналаста и слезла с рук Роуэна, однако когда она сама встала на ноги, то чуть не упала от бессилия. – Хотя я понимаю, что вы имеете в виду.

Послышался свист, и Таналаста посмотрела на источник – Алусейр закончила приготовления и теперь ждала только их. Рядом с ней было все, что осталось от её отряда – второй священник, дюжина изнеможённых рыцарей и пятнадцать лошадей, на которых хоть и были узды и поводья, но не было седел, дабы изголодавшие животные хоть чуть-чуть отдохнули.

- Что ж, пора идти, - сказал Роуэн, и вместе с Таналастой и Сибуртом двинулся к Алусейр.

Когда Таналаста приблизилась к сестре и остальным, она посмотрела на исхудавших лошадей и с горечью спросила:

- Зачем мы их мучаем? Можно было бы оставить их здесь, и даже если они не выживут, то умрут в спокойствии.

- И что нам это даст? – огрызнулась Алусейр. – Если лошади поправятся, то это сократит нам пять или шесть дней пути. А если нет, то все равно хуже не станет.

Алусейр повела отряд к выходу из крепости, а Таналаста встала на месте, как вкопанная. Пять или шесть дней. Это намного быстрее, чем сроки возвращение Роуэна. Женщина понимала, что это значит – как только отряд двух принцесс настигнет точки встречи, Боевые маги телепортируют его в Арабель без гонца, который не успеет так быстро нагнать отряд, а уж родители Таналасты позаботятся, чтобы ни один Кормаэрил не подошёл бы к королевской чете и на пятьдесят шагов. Если кто-то узнает об интрижке принцессы и члена мятежного дома, это вызовет политический резонанс по всему Кормиру.

- В чём дело? – спросил Роуэн, и протянул Таналасте руку. – Если ты все еще слаба, то я могу понести тебя.

- Нет, - ответила Таналаста и остановилась, пока остальные не уйдут вперед. – Роуэн, ты не можешь покидать меня завтра.

- Но я должен, - ответил он шепотом. – Вангердагаст понятия не имеет…

- Он скоро сам все узнает. А если и нет, то уж точно сможет позаботиться о себе.

Роуэн нервно посмотрел на спину Сибурта.

- Таналаста, ты еще слишком слаба. Поговорим об этом позже…

- Нет! – она схватила его за руки. – Роуэн, ты должен знать, что у меня есть к тебе чувства. Надеюсь, у тебя ко мне тоже.

- Конечно, - ответил он,  лукаво улыбаясь. – Ты же не из тех принцесс, кто целует каждого, кто готов помочь им в обмане хазнеф.

Таналаста не ответила на его улыбку.

- Ты так и не ответил на мой вопрос.

Роуэн отвел взгляд.

- Хоть ты и выше меня по положению, но для меня ты, скорее, женщина, чем принцесса.

- Это значит да?

Роуэн кивнул.

- Тогда мы не должны позволять Алусейр разлучать нас, - продолжила она. – Ты знаешь, что она пытается сделать.

- Я сомневаюсь, что мы беспокоим её.

- Конечно нет. Её беспокоит то, что как только король узнает о моих отношениях с членом дома Кормаэрил, корона с моей головы упадёт на неё.

Роуэн насторожился.

- А этот страх обоснован?

Хотя она слышала боль в его вопросе, Таналаста решила ответить прямо и честно. Он это заслужил.

- Конечно. Кормаэрилы – опальная семья, и если наследная принцесса выйдет за одного из них, то другие дома могут потерять уважение к правящей династии, которой они были верны во время недавней смуты, не смотря ни на что. А прочие и вовсе могут решить, что у Обарскиров короткая память.

- Что ж, тогда у короля не останется иного выбора, как короновать Алусейр.

- Не нам решать, что ему делать. Поверь, Роуэн, отец может быть удивительным человеком. Шахматы научили его, что иногда лучше отступить, чем проиграть.

Роуэн обдумывал эти слова, а Сибурт обернулся к паре.

- Если принцесса слишком слаба, чтобы идти самостоятельно…

- Принцесса достаточно сильна, - оборвала священника Таналаста. – Если нам понадобится помощь, мы позовём вас.

Сибурт хмыкнул и ответил:

- Хорошо. Я буду ждать зова о помощи.

Испытывая внезапную неприязнь к священнику, Таналаста сверлила его спину взглядом, пока тот не отошёл достаточно далеко, и тогда она взяла Роуэна за руку и пошла к Алусейр и отряду.

- Ты не знаешь, что планирует сделать Алусейр, когда мы достигнем Гоблинской Горы. Я тебе гарантирую, что как только мы окажемся там, она вызовет Боевых Магов с помощью кольца, и уже через пять минут они появятся и отправят нас в Арабель, а тебе повезет, если тебя не оставят здесь.

Роуэн посмотрел на Таналасту.

- Но ведь тогда ты окажешься в безопасном городе.

- Да, и мы никогда больше не увидимся.

- Не надо так драматизировать. Я смогу и сам добраться до какого-нибудь города.

- Драматизировать? Думаешь, ты сможешь пройти сквозь патрули на границах Кормира и шпионов Вангердагаста? Король и Придворный Маг сделают все, чтобы ты не увидел ни одного города, пока я не забеременею от другого мужчины.

Роуэн поморщился.

- Но что ты предлагаешь? Если я не буду подчиняться приказам твоей сестры, то проведу остаток своих дней в подземельях, без всякой надежды на реставрацию доброго имени Кормаэрилов.

Отряд Алусейр уже собрался, и каждый человек стоял рядом с лошадью. Таналаста не ответила Роуэну, потому что знала, что он был прав – он не могла ослушаться короля или Алусейр, а Вангердагаст был достаточно могущественен и беспринципен, чтобы посадить молодого человека в казематы за нарушение какого-нибудь закона.

- Ты прав, я не могу просить тебя бросить вызов Алусейр, - Таналаста говорила, не сводя глаз с кустарника, осматривая маленькую змейку в нём. – Значит, я пойду с тобой.

- Что? – чуть не выкрикнул Роуэн. Он бросил осторожный взгляд на Сибурта, и продолжил, понизив голос:

- Меня, конечно, радует твоё желание быть со мной, но Алусейр никогда не позволит этого.

- Она может приказывать тебе, но не мне. Она не моя хозяйка.

- Таналаста, пожалуйста, не надо. Если ты пойдёшь со мной, то это опустит меня до уровня Гаспара и Ксанофа.

- Ты никогда не станешь таким же, как они.

- Я бы стал, если бы ставил свои желания выше клятвы Пурпурного Дракона, - ответил Роуэн и отвел Таналасту в сторону, подальше от маленькой змейки, которая, как и все в этих землях, могла оказаться ядовитой. – Я разведчик, и моё задание – найти Вангердагаста и сообщить ему ваш путь. А ты, в данный момент, учёный, который обладает важной информацией, которую непременно должен узнать король и Придворный Маг.

- И я передам. Когда мы с тобой вернёмся в Арабель.

Роуэн покачал головой.

- С Алусейр тебе будет безопаснее.

- Серьезно? – Таналаста демонстративно взглянула на болезненно выглядящих рыцарей. – Ты думаешь, что хазнеф будет легче найти двух людей, двигающихся быстро и незаметно, чем отряд калек?

- Конечно нет, но ты же еще слишком слаба

- Сибурт сказал, что скоро все пройдёт. Температура пошла на спад и…

Таналаста замолчала. Роуэн был, когда священник исцелял её, и он слышал все, что он сказал. Женщина отвернулась и сделала шаг в сторону отряда, а затем остановилась и посмотрела через плечо.

- Ты не хочешь, чтобы я шла с тобой?

Роуэн поник. Женщина все поняла. Она высвободила руку и пошла к отряду.

- Таналаста, я не сомневаюсь в твоих способностях, просто…

Принцесса резко обернулась.

- Этого достаточно, Роуэн. И ты можешь звать меня принцесса Таналаста, если так тебе будет удобнее.

 

*****

 

Вангердагаст услышал приглушенный стук среди дряхлых сосен, но не смог определить, с какой стороны от дороги он был, и тут же остановился, подняв руку. Весь Особый Королевский Отряд, шедший в строю за спиной Придворного Мага, замер на месте. Вангердагаст услышал лязг мечей готовящихся к бою рыцарей. За последние полтора дня отряд потерял около десяти человек из-за постоянных орочьих засад и стремительных атак хазнеф. Теперь даже писк белочки настораживал Особый Королевский Отряд.

Маг обернулся к отряду.

- Мы могли бы быть тише?

Он подождал, пока все шепоты и звуки утихнут, а потом вновь посмотрел вперед. Долина представляла собой множество змеевидных дорожек, огражденных склонами, поросшими дряхлыми соснами. Из-за сосен доносился стук, который время от времени будто менял положение и мог напоминать либо стук копыт, либо взмахи крыльев.

Кадимус принюхался, а затем из-за сосен выбежала рыжая кобыла без стремян и наездника, а лишь с седельными сумками, и ворвалась в долину, не замечая ни Вангердагаста, ни Особый Королевский Отряд. Рядом с кобылой парил хазнеф, который пытался нагнать её и нанести удар в бок.

Придворный маг поднял руку и, произнеся пару слов, выпустил дюжину золотых снарядов в монстра. Хазнеф не успел защититься, и магия отбросила его назад, бросая тело на деревья и ломая ветки. Пурпурные Драконы тут же бросились на хазнеф – за последние два дня они научились тому, что медлить с этим чудищем нельзя, а Вангердагаст натянул поводья и отправился вслед за лошадью без наездника. Он узнал её.

Это была лошадь Таналасты.

 

*****

 

Лошадь не фыркала, не издавала жалобных звуков, а просто остановилась, закрыла глаза, и легла на землю. Таналаста смотрела на Алусейр, которая лениво дёрнула поводья лошади, а когда та не двинулась, девушка лишь сильнее потянула их на себя.

Но Таналасту заботило не это. Как она могла настолько ошибиться в чувствах Роуэна? Их поцелуй был таким искренним, но она читала, что мужчины переживают такие моменты, скорее, физически, нежели духовно. Может, он нуждался в чем-то…единовременном? Все её влечение к Роуэну было вызвано его благородством. Таналаста жалела, что этот человек был таким добродетельным. А ведь если бы он её использовал, то у неё, хотя бы, было право злиться, а так она могла лишь смущаться до тех пор, пока Роуэн не отправится к Вангердагасту.

Наконец, Алусейр перестала дёргать поводья. Это была уже вторая лошадь, умершая за десять часов. Она посмотрела на Таналасту.

- Ты что-то хочешь сказать?

Женщина лишь беспомощно развела руками.

- Я думала, что она сможет встать.

Алусейр злобно посмотрела на сестру, затем свистнула своим людям и, указав на умершую лошадь, сказала:

- Давайте, снимаем шлемы.

Мужчины застонали. Они потратили много сил, чтобы похоронить первую лошадь, дабы не привлечь стервятников или чего похуже, и им не нравилась перспектива заниматься еще одним погребением на ночь глядя, да и еще с тринадцатью лошадьми, которые могут преставиться в любой момент.

Роуэн встал на колени, решив помочь остальным. Таналаста старалась не смотреть на него, но понимала, что она должна взаимодействовать с ним. Во благо всего отряда.

- Для тебя есть другое задание, - сказала она, схватив мужчину за руку и указав на тёмную полосу, уходящую за горизонт. – Мне кажется, что там может быть расщелина, а значит и вода. Сходи туда и разведуй территорию. Узнай, можем ли мы остановиться на ночь там.

- Подожди минутку, - быстро вставила Алусейр, прежде чем Роуэн успел уйти. – Таналаста, это мой отряд, и тут я командую.

- Но я не могу стоять в стороне, пока ты не справляешься со своими обязанностями, - ответила Таналаста и встретилась с взглядом сестры, которая была, скорее, уставшей, нежели разозленной. – Если мы не передохнём, то к утру нам придётся похоронить всех лошадей, а вслед за ними и твоих людей. – С этими словами женщина взглянула на рыцаря, который до сих пор безуспешно боролся с застёжками шлема.

- Таналаста права, - ответил Роуэн. Стеклянный взгляд Алусейр перенеслись к нему, но мужчина не дрогнул. – Вы должны были отправить меня на поиски воды еще два часа назад. И эта вода нужна не только лошадям.

Алусейр нахмурилась, но все равно не выглядела злой. Скорее, болезненной.

- Может, ты и прав, но я все еще командир.

- Тогда тебе не стоило забывать о своей роли и позволить Сибурту позаботиться о твоей лихорадке.

Поскольку двое священников в отряде Алусейр могли использовать лишь ограниченное число заклинаний для исцеления в день, они могли вылечить лишь треть отряда в сутки, что значит, что каждый мог получить лечение лишь раз в три дня, а гоблинской крепости вся группа подхватила какую-то болезнь, которую лишь ослабляли заклинания священников. Как бы они не старались, симптомы возвращались раз в два дня. И Алусейр стойко держалась и отказывала в лечении вне очереди, дабы не обделить ни одного из своих людей необходимыми заклинаниями.

- Я плохо знаю ратное дело, но понимаю в управлении, - продолжила Таналаста, - и, как говаривал знаменитый тактик Аосинин Трусилвер: “Если кто-то должен вести людей в бой, то он должен быть трезвым”.

Алусейр хотела оспорить эти слова, но Роуэн прервал её:

- Принцесса, вы должны позволить Сибурту осмотреть вас. Так у всех нас будет больше шансов выбраться отсюда.

Алусейр посмотрела на рейнджера, затем на остальных рыцарей, которые молча кивнули, и сказала:

- Ладно, отправляйся на разведку. Остальные, почему лошадь еще не похоронена?!

Рыцари склонились к земле и начали шлемами рыть яму, а Алусейр позволила Сибурту осмотреть её и произнести последнее доступное ему заклинание исцеления на сегодня. Роуэн же уже сделал дюжину шагов в направлении, указанном Таналастой, но тут остановился и поднёс руку ко лбу, скрывая глаза от солнца.

- Принцесса Таналаста, я не вижу той расщелины, о которой вы говорили. Не могли бы вы показать мне её?

Женщина хмыкнула и подошла к Роуэну.

- Вон там. Видишь ту тень?

- Да, теперь я вижу. – Ответил мужчина, глядя на принцессу.

Таналаста повернулась к Роуэну и увидела, что он смотрит не туда, куда она указывает, а в её глаза.

- Прости за уловку, - сказал он. – Я хотел извиниться.

- Извиниться? – спросила принцесса фыркнув. – Тебе не за что извиняться.

- Боюсь, я дал тебе повод думать плохо обо мне.

- Ерунда. Король обязательно узнает о твоей доблести, и, возможно ты даже получишь награду в виде земельного надела. – Ответила Таналаста с наигранным великодушием.

- Таналаста. Как думаешь, я здесь ради жалкого куска земли?

Принцесса уловила горечь в его голосе и приспустила царственно задранную голову.

- Я знаю, Роуэн. Просто хочу, чтобы ты знал, что моя глупость тебе не навредит.

- Твоя глупость?

- Да. Я бросилась на тебя, как тролль на золото, а ты был достаточно честен и не воспользовался этим, - Таналаста покосилась на Роуэна. – Хотя честнее было бы сказать мне сразу, что я веду себя как дура.

- Если бы я сказал это, то соврал бы, - ответил Роуэн и  схватил Таналасту за руку, а когда она отдёрнула её, то снова взял женщину за руку. – Если мои чувства и отличаются от твоих, то только потому, что они сильнее. Я был восхищён тобой с первого момента встречи.

Женщина была слишком ошеломлена, чтобы вновь отдёрнуть руку. Неужели он опять говорит то, что она хочет услышать? Однако его действие говорят об обратном. Таналаста лишь покачала головой.

- Если бы это было так, то ты бы никогда не оставил меня с Алусейр и Вангердагастом, который использует все свои силы, дабы мы никогда не встретились.

Роуэн посмотрел на заходящее солнце.

- Возможно, оно и к лучшему.

- Что? – воскликнула принцесса и ухватила Роуэна за вторую руку. – Не держи меня за идиотку. Если не хочешь быть со мной, то так и скажи. За всю жизнь я наслушалась речей людей с двойными стандартами, и ты, прямо скажем, не очень хорош в этом.

Глаза мужчины дрогнули.

- Мои слова так же чисты, как и мысли. Но я сын опального дома, и моё сближение с кем-либо из Обарскиров ослабит королевскую власть.

Принцесса замялась.  Теперь, когда она поняла ход мыслей мужчина, она чувствовала и ту боль в словах Роуэна. Много мгновений прошло, прежде чем она подняла голову и сказала:

-Роуэн, я понимаю тебя. Прости меня за мои слова, и теперь, когда ты объяснил мне своё поведение, я благодарю тебя за то, что ты честен со мной и жестоко честен с собой.

- Прости, Таналаста. Все, что произошло между нами, не должно было происходить.

- В самом деле? Ты не готов отстаивать свои убеждения о Богине?

- Конечно готов, но ты так и не поняла до конца смысл того видения. Что если я не тот, кто тебе предначертан.

- Ты тот. Я знаю. И ты знаешь.

Роуэн выглядел подавленным и ничего не ответил.

-  Это будет мой выбор, - продолжила Таналаста, пытаясь сломить Роуэна. – Если я выберу Силверворда, то Эммараски обидятся, если Эммараска, то не одобрят Трусилверы, если Трусилвера, то Хоклины начнут сплетничать, и кто угодно будет недостоин для Марлииров. Все, что я могу сделать – отстаивать свой выбор, который обязательно падёт на преданного человека, заслуживающего доверия. И этот человек – ты, Роуэн.

- Даже если это будет стоить тебе короны? Или, как минимум, верности дворян?

- Это будет лишь одно из решений, которые я принимаю, и с последствиями которых я рада жить. А если корона окажется на моей голове, то моя сила будет куда сильнее потерь, вызванных потерей лояльности некоторых домов.

Роуэн покачал головой.

- Скольких домов стоит один человек? Нет. Конечно, хорошо принимать какие-то решения по своей воле, но обо мне будут думать так же, как и а Аунадаре Блефе – будто бы я пытаюсь воспользоваться тобой так же, как и он, дабы достичь величия для себя. Это сильно ослабит корону.

- Ты такого плохого мнения обо мне? По-твоему, все думают, что я привлекаю лишь мошенников и подлецов?

Роуэн побледнел.

- Я не это имел в…

- Лучше нам не продолжать этот разговор, - сказала Таналаста и указала в сторону расщелины. – А теперь отправляйся на разведку.

 

*****

 

Кобыла чуть не раздавила ногу Вангердагаста, когда недовольно фыркнула и пнула землю, в ответ на его попытки заставить лошадь опустить голову.

Овдин Фоули подошёл к магу и сказал:

- Друг мой, эта лошадь многое пережила. Не стоит вынуждать её.

- Она переживет еще больше, если не подчинится, - прорычал Вангердагаст. – Скажи ей это.

- Я не думаю, что…

- Скажи ей это. Возможно, это прояснит её мысли.

Овдин начал размахивать руками и цокать языком. Лошадь опустила уши  и одним глазом посмотрела на мага, а когда тот оскалился, начала фыркать и издавать шлёпающие звуки языком во рту.

Когда она закончила, Вангердагаст нетерпеливо спросил:

- Ну, и что ты узнал?

- У лошадей не такая память, как у нас. В основном, её мысли заняты тем, что хазнеф охотился за ней круглые сутки.

- И все?

- И ещё она сказала мне, что женщина ушла со своим жеребцом.

- Своим жеребцом? – чуть не выкрикнул маг. – Что еще за жеребец?

 

*****

 

 

“Ущелье” оказалось извилистым руслом реки, в котором куда больше было ив, нежели воды. Однако, отряд смог найти тоненький ручеёк, бегущий промеж зарослей. Таналаста отчётливо слышала, как лошади принялись безудержно втягивать живительную влагу. Женщина разгребла кучку гнилых листьев, дабы на земле соорудить небольшое святилище Чонтии. Хоть принцесса и устала за день, но работа руками отвлекла её от мыслей о Роуэне, а значит это того стоило.

Таналаста была, скорее, разочарована, чем зла. Она знала, что дворяне воспримут его как еще одного обманщика, который решил воспользоваться доверчивой женщиной, но после Аунадара, они будут воспринимать так кого угодно? Все что она могла сделать, это лишь быть терпеливой и вместе со своим избранником на деле доказать дворянам, что они ошибались. И в Роуэне она разочаровалась не потому, что он указал на очевидный исход, а потому, что он не верил в то, что он может быть иным. Если он не верил в то, что может  быть по-другому, то как может она поверить в это?

Достав из земли камень размером с кулак, она повернулась, чтобы отложить его, но увидела перед собой мокрые ботинки рейнджера. Подавив удивленный крик, женщина отложила камень к остальным, и заговорила с Роуэном, не поднимая глаз.

- Пришёл сказать, чтобы я не думала о тебе плохо? – спросила женщина, растирая гнилые листья и разбрасывая их по расчищенной площадке. – Или решил соответствовать этим мыслям?

- Думаю, что так я себя и вёл, - ответил он и встал на колени, начав растирать листья. – Прости меня. Я вёл себя как узколобый дурак.

- Ты же не ждешь, что я соглашусь с этим?

- Жду. Мои слова обоснованы трусостью и эгоистичными переживаниями за собственную репутацию.

- Напомню, что ты говорил, что заботишься об авторитете короны.

Роуэн пожал плечами.

- Значит, я думал о двух вещах. Или не думал вообще. Во всяком случае, я надеюсь, что ты сможешь простить меня.

Таналаста погрузила пальцы под землю, мешая гумус. Хоть мужчина и извинился, но он ни слова е сказал про то, что верит силы принцессы и то, что она сможет поменять мнение окружающих насчёт себя. Как она могла быть с ним, если он не верит в неё?

- Спасибо за разъяснения, Роуэн. Я боялась, что выставив себя в глупом положении перед аристократами, выставлю так же и тебя.

- Теперь ты искажаешь мои слова, - лицо Роуэна стало резким. – Я пришёл сюда, чтобы сказать, что согласен с тобой. Почему ты не слушаешь меня?

- Я и слушала, - ответила Таналаста. Её не понравилось услышанное, и она лишь покачала головой. - Может, тебе стоит уйти?

Роуэн смотрел на неё пару мгновений, затем выбросил из рук гумус, встал и сказал:

- Как пожелаешь.

- А… - Таналаста хотела было сказать Роуэну пару слов, при мысли о том, что, возможно, завтра утром она в последний раз увидит его, но что это даст? Он все равно не верил в неё. – Да.

Он уже хотел было уйти, но тут остановился и повернулся к ней.

- Нет.

- Нет? – Спросила Таналаста, скорее, растерянно, чем расстроенно.

Он поцеловал её и обнял так сильно, что даже заставил приподняться. Таналаста не была зла, потому что была удивлена. Об этом она мечтала чуть ли не с первого момента встречи, и вот тепер, наконец-то, он выполнил свой мужской долг. Хоть это и было ужасно по-мужски, но её тело отреагировало на это невероятным возбуждением; таким же яростным, как и у гоблинской крепости. Безусловно, это и было божественное провидение. Она водила руками по его телу, желая обнять каждую часть Роуэна, но она не могла позволить себе полностью отдаться страсти, пока ум находился в конфликте с телом.

Она поставила руку на грудь мужчины и попыталась оттолкнуть его, но он лишь сильнее впился в её губы и положил руку на грудь, что вызвало бурю удовольствия. Она прикусила губу Роуэна чуть сильнее, чем обычно это делалось, и это, наконец, заставило его остановиться.

- Роуэн! – воскликнула принцесса. В её голосе было больше страсти, нежели гнева, чего она не хотела. – Что это было?

- Думаю, ты понимаешь, - ответил он и приложил два пальца к кровоточащей губе, а затем посмотрел на них. – Я думал о женщине, которую узнал и полюбил, а не о принцессе.

- Полюбил? – спросила женщина. Очень удобное слово, однако, ей понравилось. – Ты, тот, кто так заботится о короне?

Роуэн пожал плечами.

- Я все еще беспокоюсь, но мне не так страшно, если ты сможешь защитить меня от Вангердагаста, - в его тоне была лишь доля шутливости. – Я не хочу доживать остаток жизни в виде жабы.

Таналаста смотрела на него, пытаясь поверить в то, во что сердце давно уже верило. Нет, он не забыл своей клятвы Пурпурного Дракона, а просто пришёл к тому же выводу, что и принцесса.

- Раз ты надеешься на мою защиту, то, должно быть, действительно влюблён, - с улыбкой она взяла его за плащ и подтянула к себе. – Но, в отличие от принцев, принцесса может целовать любую жабу, какую только захочет.0

Она слизнула кровь с его губ и страстно поцеловала его, несколько мгновений ожидая ответа. Не прерывая поцелуя, Роуэн аккуратно положил Таналасту на землю и принялся гладить её тело. Какого бы место не касалась его рука, женщина чувствовала желание плоти. Безусловно, о нём и говорило пророчество Чонтии. Ведь любовь к этому мужчине была сильнее любых сомнений принцессы.

Она повернула голову в сторону, и Роуэн принялся целовать шею женщины.

- Роуэн, - задыхаясь начала она. – Нам нужен план.

- У меня уже готов.

Он ослабил её пояс и провёл рукой по животу под туникой. Таналаста позволила своим глазам закатиться от нахлынувшего удовольствия.

- Нет…

Когда рука мужчины достигла груди женщины, принцесса спросила:

- Но что насчёт будущего?

Роуэн остановился.

- Я все еще не смогу взять тебя с собой, - он уже начал оттягивать руку, но женщина прижала её локтем, призывая продолжить. На лице мужчины появилась глупая улыбка, и, неизвестно как сдерживаясь, он добавил:

-  Я не знаю, сколько времени мне понадобится, чтобы найти Вангердагаста и…

- И я должна доставить информацию королю как можно скорее, да. – Закончила она и начала шарить рукой по пряжке ремня мужчины. Он выгнулся, дабы принять более удобное для женщины положение, а когда она закончила, то задрала своё платье до пояса. Роуэн приступил к выполнению мужского долга, и живот Таналасты, казалось, наполнили бабочки. Тогда она почувствовала себя самой счастливой женщиной на планете. Женщина приподнялась и поцеловала мужчину в шею.

Наконец, Роуэн тихо застонал и затих. Таналаста испугалась, что сделала что-то не так из-за своей дрожи, или, может, Роуэн переволновался, ведь, как писала Мириам Баттеркейк в своём трактате “О доброй жене”, такое с мужчинами может случаться, но это оказалось не так – внезапно он перестал двигаться и внезапно поцеловал женщину.

Когда он закончил, то посмотрел ей в глаза и сказал:

- Есть только одна вещь, которая не подвластна королям и магам, и лишь мы контролируем её.

- Я знаю. – С кивком ответила Таналаста.

Она хотела стянуть тунику через голову, но Роуэн схватил её за руку.

- Я не об этом. У меня есть одна идея, но ты должна быть готова рискнуть короной.

- Мне тридцать шесть лет. Если я не могу принять решение сейчас, то что я за королева?

Роуэн улыбнулся и отстранился, достав из кармана штанов мешочек. Он открыл его и достал оттуда одно семечко и положил на ладонь. Таналаста долго смотрела на него, прислушиваясь к пульсации в висках и сердцебиению.

- Обряд семени? – Спросила она.

- Да. Если ты будешь со мной.

Принцесса пару мгновений смотрела на семя, а затем спросила:

- Ты делаешь это ради меня или ради королевства?

- Ни то, ни другое. Я делаю это ради себя. – Ответил Роуэн, продолжая держать семя.

Таналаста услышала это, и её сердце вернулась на место.

- Хороший ответ, - сказала она, и, положив руку на семя, начала читать заклинание:

- Великая Мать, благослови нас и все, что мы растим, дабы оно стало здоровым и сильным.

Она разрыла пальцами небольшую ямку в земле, затем взяла флягу и вылила пару  капель в неё, а Роуэн продолжил:

- Мы приготовили это ложе с любовью.

Они вместе опустили семя в ямку, и Роуэн закапал ямку двумя парой движений руки.

Таналаста продолжила заклинание:

- Во имя Чонтии, пусть корни того, что мы зачали сегодня, росли глубоко…Стебель был крепким…Цветок блистал…А плодов было великое множество.

Они закончили, по очереди вылили  по капле воды на свежую посадку, после чего поцеловались, и теперь Роуэн уже мог стянуть с принцессы её тунику.




#96919 За Главным трактом. 14-15 глава

Написано PyPPen 15 Ноябрь 2019 - 13:53

Глава Четырнадцатая

 

 

 

Особый Королевский Отряд вышел из портала в сопровождение треска, напоминающего грохот молнии, затем члены группы поудобнее уселись в своих сёдлах, игнорируя головокружение и тошноту. Наконец, когда тьма в их глазах уступила свету, они смогли увидеть перед собой изуродованный временем гнилой чинар. Тёплый ветер поднял в воздух пыль и песок и ударил в глаза членам отряда.

Что-то острое полетело в сторону группы, но атака была остановлена магическим щитом.

- Засада! – закричал Вангердагаст, только-только вышедший из портала. – Орки!

Чёрное крылатое существо схватило Придворного Мага за руку и подняло его над землей. Спустя мгновение, Вангердагаст уже мог видеть весь отряд, состоящий из двадцати магов и сотни солдат, который окружили десятки рычащих орков. Маг выругался. Хоть он и ожидал засады, но не планировал телепортироваться в сердце орочьей орды.

Маг вытащил из кармана свинцовый шарик, взял его большим и указательным пальцем, а затем выкрикнул несколько командных слов, после чего тело Придворного Мага покрылось серебром и потяжелело в десятки раз. Хазнеф вскрикнул от неожиданного увеличения веса добычи и замахал крыльями, стараясь удержать себя в воздухе. Вангердагаст схватил монстра за его руку, но не потому, что боялся упасть – он, как и все остальные маги в отряде, были защищены магией от любых физических повреждений.  Вангердагаста захватила безумная жажда крови, та же, что и во время его первой встречи с хазнеф. Он захотел спустить монстра на землю и изрубить его кинжалом.

Когда маг поднял взгляд, то, к своей радости, обнаружил, что его похитителем был тот самый хазнеф, с которым маг сражался на вершине плато. Монстр смотрел на жертву красными от ненависти глазами, а чёрный дымок, вырывающийся из раздувающихся ноздрей, сталкивался с жёлтыми клыками, торчащими из раскрытой пасти хазнеф. Вангердагаст выхватил со своего пояса кинжал, и тогда, видимо, монстр осознал всю бессмысленность борьбы и выпустил мага из своих когтей.

Но в своём безумном гневе маг забыл о целесообразности своих действий – он изо всех сил вцепился в хазнеф, но тяжёлое металлическое тело тянуло Вангердагаста к земле. Спустя пару мгновений, плечевой сустав мага хрустнул. Волшебник закричал, разжал руку и упал на землю, в груду камней.

Когда он упал и покатился по склону, то успел увидеть, как дюжина стрел с железными наконечниками вылетели в сторону монстра. Хазнеф завизжал, и Вангердагаст улыбнулся от мысли о том, что, как минимум, один снаряд нашёл свою цель. Маг упёрся ногами в землю и остановил свой спуск, но, когда попытался встать, то обнаружил, что не в силах понять собственное тяжёлое тело.

Нехотя Вангердагаст отменил заклинание и поднялся на ноги, все еще сжимая в руках железный кинжал и увидел, как раненый несколькими стрелами хазнеф стремительно улетает на север.

Пара копий ударила мага в спину и повалила его на землю. Хоть копья и не могли пробить магический щит, но это все равно было неприятно. Вангердагаст сплюнул, выпустил из рук кинжал и нащупал в кармане самую толстую магическую палочку.

Маг встал и выпрямился, но орки, видя, что их оружие не нанесло магу вреда, вновь ткнули в него  копьями. Боль вновь пронзила плечо Вангердагаста. Он отшатнулся вперед, а затем выкрикнул:

- Дегенераты! Даже кобольдовы отпрыски поняли, что оружие не работает!

Маг поднял палочку на орка и, выкрикнув командное слово, выпустил несколько снарядов, после чего быстро отвернулся, дабы кровавый фонтан не залил ему лицо. Тут Вангердагаст почувствовал, что кто-то схватил его за колено и, опустив взгляд, увидел, что один орк пытается повалить его на землю.

Вангердагаст, удивленный подобному проявлению мужества у трусливого существа, поднёс палочку ко лбу орка, который не издал ни звука, когда золотые снаряды разорвали его голову на множество мелких ошмётков. Маг стряхнул с ноги обезглавленное тело и затем быстро пригнулся, увернувшись от еще одного орка с занесенным над головой кривым копьём. Вангердагаст поднял палочку и выпустил еще один поток снарядов в монстра, но удивился своему радостному возгласу, вызванному видом орка, пораженного смертельными снарядами.

Маг услышал гул у себя за спиной и обернулся, обнаружив перед собой поле битвы. Тут и там мерцали молнии и мигали магические щиты. Конечно, оружие орков не могло нанести вреда Боевым Магам из Особого Королевского Отряда, а вот магия опытных волшебников уничтожала орков, как огонь уничтожает сухие деревья в разгар лета. Пурпурные Драконы тоже не отставали, и Вангердагаст увидел, как один рыцарь отрубил три головы одним ударом, однако тут же, рядом с воином, упал огненный шар и уничтожил дюжину орков за раз, в одно мгновение сжигая тела орков до костей.

Вангердагаст оторвался от созерцания битвы и принялся смотреть в небо в поисках хазнеф. Он увидел маленькое темное пятнышко далеко в небесах, за пределом досягаемости стрел, и, когда шум битвы утих, маг нехотя оторвался от наблюдения за крылатым монстром и двинулся в сторону утихшей битвы.

- Убрать магию! – громко скомандовал Придворный Маг, пытаясь взглядом найти священника, который бы залечил его раненное плечо. – Всем Пурпурным Драконам приказываю вооружиться железным оружием!

Особый Королевский Отряд нехотя подчинился – маги погасили магические щиты, а Пурпурные Драконы, отерев кровь с мечей, нехотя убрали их в ножны, после чего обнажили железное оружие.  Вангердагаст смотрел на все это с тихим нетерпением. Все прошедшие два дня он обеспечивал Особый Королевский Отряд железным оружием от лучших кузнецов Арабеля, но все равно не был доволен результатом. Судя по всему, эти хазнеф были молниеносными существами, и мешкать было нельзя, а Вангердагаст даже и представить не мог – сколько их и как они отреагируют на вторжение на их территорию.

Когда он и Боевые Маги с помощью магии осматривали каньон, где Вангердагаст в последний раз видел Таналасту, здесь не было ни единого признака присутствия крылатых монстров или орков, но, судя по всему, хазнеф таки почуял магическое присутствие, и смог заранее определить искривлённое дерево, у которого вскоре должен был появиться Особый Королевский Отряд. Видимо, хазнеф как-то смог привести на это место орду орку. Конечно, противопоставлять гоблиноидов Пурпурным Драконам было бессмысленно, однако Вангердагаст понял, что найти пропавших принцесс будет нелегко.

Маг подошел к авангарду отряда, где несколько мужчин в пятнистых кожаных доспехах тащили по земле раненых орков. Следопыты на ломанном орочьем языке угрожали  гоблиноидам жестокими пытками. Если те не скажут, “куда отправились женщина и мужчина верхом на куске мяса”. Испуганные орки указывали сразу во всех направлениях, а это был верный признак того, что они понятия не имею, что случилось с Таналастой и Роуэном.

- Вы тратите время впустую! – прервал допрос Придворный Маг. – Лучше найдите мне следы Таналасты да побыстрее!

Следопыты кивнули, и задержались лишь для того, чтобы избавить орков от их страданий, после чего разбежались в разные стороны в поисках следов.

К Вангердагасту подошёл хмурый Овдин Фоули, ведший лошадь мага.

- Ненужные убийства, - сказал священник. – Это еще аукнется нам.

- Это не земли Чонтии, – прорычал Вангердагаст. Он взял с собой Мастера Урожая только по настоянию короля, однако проповеди о правильном обращении с орками только раздражали Придворного Мага. – В конце концов, мы поступаем милосердно. Бог орков – Груумш, жаждет только крови, а значит у раненых орков два пути – либо умереть от голода, либо стать рабами. Гоблиноиды не заботятся о раненных.

- Тогда вам повезло, что мы не орки, - ответил Овдин, передав поводья магу и начав читать заклинания исцеления над плечом Вангердагаста. – Но это были необычные орки. Скажите, вы тоже почувствовали эту неестественную жажду крови?

- Вы тоже это почувствовали?

- Конечно, - ответил Овдин и потянул плечо мага на себя. – Думаю, их свело с ума та же магия, что и вас.

Вангердагаст выкрикнул, когда его плечо вернулось в своё здоровое положение, а затем опустился на колени, стараясь не стонать.

- Жажда битвы ослепляет людей, - продолжил священник. – Интересно, как много всего хазнеф еще приготовили для нас.

- Полагаю, вы уже знаете ответ, - сказал маг и встал на ноги. Каждое движение рукой отдавалось болью. – У вас есть какое-то предложение?

- Не у меня. У Чонтии, - ответил Овдин и приложил руку с готовым исцеляющим заклинанием к плечу мага. – богиня поможет нам всем.

- Мне не нужна её помощь, отрезал Вангердагаст, одернув руку. Он достал из плаща пузырёк с целебным зельем и осушил его. – А нашей экспедиции не нужна её защита.

- Этот пузырёк был благословлён Богиней, - ответил жрец, указывая на пустой сосуд. – Какая разница, как именно вы принимаете её помощь?

- Разница в том, что эту помощь мы получаем взамен нескольким потраченным золотым, - ответил маг. По его плечу разлилась теплая энергия, и Вангердагаст бросил пузырёк в камень, - и это все, что требует от нас Темпус.

Овдин покачал головой.

- Я не враг вам, Вангердагаст.

- Тогда почему королю пришлось уговаривать меня, чтобы взять вас с собой?

- Потому что вам может пригодиться моя помощь, - ответил Мастер Урожая, сдерживая гнев. – Придворный Маг, я не хочу занять ваше место. Я всего лишь беспокоюсь за Таналасту.

- Вы не думаете о Таналасте, - отрезал маг и запрыгнул на спину Кадимуса. – Если бы это было так, то вы со своими людьми уже давно вернулись бы в Хуфду.

Маг дёрнул поводья и направил Кадимуса к искривленному дереву, оставив Овдина позади. Проблема была в том, что Мастер Урожая был способным человеком, и Вангердагаст понимал это, но это и было проблемой. После того, как Овдин Фоули вылечил Придворного Мага от безумия, авторитет Мастера Урожая в глазах дворян сильно вырос, и идея создания Церкви Чонтии в Кормире под покровительством короля сильным мира сего уже не казалась такой безумной. И теперь, мало того, что король настоял на присутствии жрецов Чонтии в Особом Королевском Отряде, Азун попросил этих землекопов помочь в поисках похищенной королевы.

Если чонтиты преуспеют в этом деле, то порядочный Азун почувствует потребность посодействовать своей дочери в основании новой Церкви, и каким бы хорошим не был Овдин, нет никакой гарантии, что его приемник будет таким же и не захочет навязать королевству господство одного Бога. Прошло более тринадцати сотен лет, когда эльфы назначили Бакабра Эфара Хранителем Короны, и каждый человек на этой должности тратил огромные усилия для воспитания приемника. И Вангердагаст не собирался нарушать эту славную традицию, во многом благодаря которой Кормир достиг своего величия.

Рядом с деревом расхаживал мудрец Алафондар, щурящийся на глифы и копируя их в свой дневник. Он был настолько поглощён работой, что не заметил подъехавшего к нему Вангердагаста, пока Кадимус не упёрся мудрецу в шею и не фыркнул, из-за чего Алафондар уронил свой дневник и карандаш.

- Ну что, старый друг, это стоило твоего путешествия сюда? – Спросил Вангердагаст.

Алафондар поправил очки на носу и поднял подбородок на мага, дабы увидеть его.

- Очень занимательно, и даже немного странно, - ответил мудрец, после чего поднял с земли дневник и карандаш и продолжил записывать. – Судя по всему, это глифы времен Первого Царства, а может даже уже и после Тауглора.

- Первого Царства? – озадаченно спросил маг. – То есть, времен Фаэрланна?

- Тогда это был бы Фаэрланнский диалект, не так ли? – спросил Алафондар, глядя на Вангердагаста поверх очков так, будто тот был первокурсником. – Нет, когда я говорю Первое Царство, то имею в виду времена правления Илифара.

- Илифара Мастера Скипетров? Первого короля эльфов?

Алафондар кивнул.

- Да, правление Илифара и называется Первым Царством. Оно началось около четырнадцати веков назад, где-то за сто лет до коронации Фаэрланна и за пятьдесят лет до переезда Обарскиров в Кормир.

Вангердагаст посмотрел на окружающие его болота и пустоши, пытаясь представить на их месте густой лес и королевство эльфов.

- Но глифы – не самое интересное. – Добавил Алафондар.

- Нет? 

- На самом деле, дерево не такое старое. Точно могу сказать, что оно было здесь через триста лет, после ухода эльфов из Кормира.

Придворный Маг не привык сомневаться в словах мудреца.

- А ты это знаешь, потому что…

- Благодаря этому.

Алафондар провёл рукой по глифам, и воздух вокруг наполнился пением эльфийки. Из-за чего лошади и рыцари вскрикнули.

Мудрец перевёл слова песни:

Пусть Тело его  питает это дерево.

Дабы Древо росло и восполняло дух.

Который вернет его к жизни.

Так опустошение принесет беспокойный сон.

Так скорбь посеет семена разрухи.

Так убийцы погубят сыновей своих сыновей.

Иди сюда, Безумный Болдар, и приляг среди корней.

Когда мудрец закончил, маг переспросил:

- Болдар Безумный?

- Именно, - ответил Алафондар и провёл пальцем по строчке глифов. – А Болдар Безумный умер через триста лет после коронации Фаэрланна и ухода эльфов из Кормира.

- Впечатляет, - ответил Вангердагаст. Он знал, как заставить глифы петь, но не мог перевести их. – Но что это значит?

- Что значит? Это ты мне скажи, что это значит.

- У меня напрашивается лишь один ответ – какая-то эльфийка нанесла эти глифы через триста лет после того, как его родичи покинули эти земли. – Ответил маг. Краем глаза, он увидел, что следопыты уже возвращаются с донесениями.

- Именно. Какая-то эльфийка жила в одиночестве триста лет, а знаешь, что подобное делает с эльфами? Я боюсь и представить.

Вангердагаст подошёл к корням и спуску в пещеру под деревом, взглянул на глифы и вспомнил горестный голос, которым воспроизводились глифы.

- Да, я тоже.

- Возможно, я смогу узнать больше, когда спущусь вниз. – Добавил мудрец.

- Боюсь, у тебя не получится. Мы собираемся уходить.

- Уходить?! Да как же так? Нужен, как минимум, день, чтобы все исследовать, и затем еще один, чтобы провести раскопки.

- У нас нет дня, - жестко ответил Вангердагаст, глядя в небо в поисках хазнеф. – Возможно, у нас нет даже и часа.

- Но...

- Это военная экспедиция, Алафондар. Наша задача – найти принцесс и вернуть их в Арабель.

Огонь в глазах Алафондара погас.

- И верно.

Его голова опустилась, и он пошёл к своей лошади, но развернулся и спросил:

- А может, вы бы отправились вперед, а я…

- Ты видел хазнеф в действии. Скажи мне, хотел бы ты встретиться с ним в бою, даже если бы за твоей спиной была дюжина драконов?

Мудрец секунду подумал и  ответил:

- Забудь.

Вангердагаст кивнул и повернулся к следопытам.

- Вы нашли что-нибудь?

- Да, - ответил солдат в пятнистом кожаном доспехе. – Мы нашли несколько старых следов между Ушами Мулов.

Вангердагаст позволил лёгкой улыбке появиться на своём лице.

- Неужели принцесса одумалась и решила вернуться в Кормир?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава Пятнадцатая

 

 

 

Воздух пах горелым мясом и плесенью,  и в тесной гробнице Таналаста почувствовала тошноту и головокружение. По спине принцессы пробежали мурашки, когда она увидела перед собой труп в доспехах, лежащий посреди тесной комнатки. Расколотый щит лежал по обеим сторонам от тела, из небольших трещинок в доспехе и из-под забрала шлема росла плесень, покрывавшая тело. Конечности трупа так же были покрыты одеялом из плесени, и лишь небольшая пометка в виде головы ястреба на груди трупа говорила о том, что это был Эмперель Рууск, хранитель “Спящего Меча”.

Дымный факел освещал комнатушку, и Таналаста смогла разглядеть чёрные корни, свисающие с потолка, которые росли и в другой гробнице. Повсюду свисали нити паутины, а на полу валялись обрывки гнилой кожи, ржавые пуговицы и запонки и пара драных подошв.

Она убрала несколько ржавых находок в карман для дальнейшего осмотра и подошла к трупу. Как только женщина приблизилась к телу, ей в нос ударил резкий запах гнилой плоти, и Таналаста еле успела отвернуться, дабы отчистить желудок не на труп. Когда ей полегчало, то её виски пульсировали, а колени дрожали. Она ругала себя, ведь разложение было естественным продолжением жизни, и подобное восприятие оскорбляло Богиню Мать.

Женщина выдохнула и подошла к телу. В один момент она подумала, что лучше оставить тело здесь, но Эмперель Рууск был храбрым рыцарем, и заслуживал достойного погребения. Таналаста вставила факел в расщелину на полу, сняла с пояса веревку и, подняв меч рыцаря с пола, подошла к телу. Просунув меч под спину трупа, она, пыхтя, перевернула его на бок, и принялась обвязывать тело веревкой.

Когда она закончила, суставы руки, которой женщина держала меч, болели, а дыхание периодически перехватывало. Таналаста положила труп обратно на спину и обошла его, дабы обвязать его с другой стороны, но когда она ткнула мечом под спину трупа, то что-то не дало ей продолжить движение. Таналаста вытащила меч и, поборов тошноту, засунула руку под спину, ухватив какой-то ремень и потянув на себя.

В её руках оказалась сумка с водостойкой отделкой из воска. Хотя крышка сумки и не была закрыта на замок, но её, хотя бы, прикрывало тело Эмпереля. Таналаста могла представить лишь одну причину, почему у мёртвого рыцаря под боком была открытая сумка.

- Благослови тебя Великая Мать, Эмперель Рууск. – прошептала женщина.

Женщина отложила сумку, и снова приподняла труп мечом, обвязывая его веревкой. Завязав надёжный узел, женщина потащила тело к выходу, но у границы комнаты и тоннеля, голова трупа за что-то зацепилась, и на сухой шее появилась небольшая трещина.

Таналаста вздохнула, подошла к голове и запустила руку под шлем, сдирая с головы кожу и сухие волосы. Когда она перетащила труп через порог, то тут же вязала пригоршню грязи и отёрла ей свою руку от останков человека. Злилась Чонтия или нет, но Таналаста не могла терпеть подобное на своих руках.

Когда труп лежал в тоннеле, принцесса оставила его и подошла к сумке. Открыв её, она обнаружила пару кусочков угля, небольшой дневник, несколько магических колец, похожих на её собственные, но тут было еще и кольцо с головой ястреба – печатка ордена “Спящего меча”, и несколько рулонов шёлка в относительно хорошем состоянии. Принцесса развернула один из свёртков. Он был длиной в один фут и с грубыми краями, что свидетельствовало о том, что его вырезали из более крупного полотна. Женщина свернула его обратно и развернула второй.

Судя по рисунку, Эмперель плотно приложил холст к дереву и закрасил все углём, из-за чего рисунок идеально повторил изгибы коры, а главное – эльфийские глифы. Хотя они и были немного затёрты, но Таналаста смогла разобрать их. Они так же повторяли смысл тех глифов, которые недавно читала женщина. Тут была и эпитафия телу, которое должно было питать дерево, и строчка про возрождение дерева, и проклятие, обрекающее убийц убить своих потомков, но последняя строчка, призыв, была другой:

Иди сюда, Неверующая Сюзана, и приляг среди корней.

По спине Таналасты пробежали мурашки. Подобно Болдару Безумному, Сюзана была её предком. По сути, одним из самых древних. Она была женой Онефа  Обарскира и пришла вместе с ним в, казалось бы, пустынные земли, где помогла построить поселение, ставшее, впоследствии, столицей Кормира. Да и сама столица была названа в честь неё. Конечно, пророчество могло быть обращено к другой Сюзане, но это было мало вероятно – традиционно имя Сюзана носило в себе оттенок слабости и предательства, еще с тех пор, как жена Онефа осознала, что не готова переносить невзгоды вместе с мужем и, забрав своего ребёнка, вернулась в Импилтур, так что у людей Кормира это было непопулярным именем.

Принцесса даже не свернула этот свёрток, и развернула третий. На нём было написаны те же глифы, что Таналаста прочитала на конском каштане над этой пещерой. Эти глифы призывали Мелинета Туркасала, который предал своего зятя - короля Дуара и, по сути, продал Сюзейл пиратам за пятьсот мешков с золотом.

Женщина медленно развернула еще один свёрток, но как только увидела имя леди Мерендил, аристократки, которая пыталась убить принца Азуна Первого руками молодой ученицы Бакабра Эфара, то к ней вернулась сердцебиение, ведь все остальные названные люди были её предками.

Таналаста открыла дневник Эмпереля, который вёлся на древнем диалекте языка хафлингов. Это было сделано для того, чтобы запутать неподготовленных читателей, но принцессе понадобилась минута, чтобы вспомнить правила древнего диалекта и еще минута, чтобы прочитать записи. Первая часть описывала скучную поездку вдоль Лунного Моря, но как только появилась заметка о нарастающей угрозе орков в Каменных Землях, записи становились интереснее и интереснее. Эмперель описывал ход своего расследования, начавшегося с прибытия в деревушку  Халфар, где десять человек были убиты одним убийцей.

Некто прибыл в таверну Халфара и начал рассказывать окружающим о том, что он собирается отомстить королю за то, что тот несправедливо обошёлся с его семьей, а когда гостю посоветовали идти с подобными речами подальше, он голыми руками убил хозяина таверны и скрылся в ночи.

Местный командир отправил отряд стражников за убийцей, но и те погибли, и тогда Эмперель. После небольшого расспроса местных, отправился по следу убийцы. Он нашёл его в какой-то гробнице, и узнал в нем Гаспара Кормаэрила, одного из погибших сторонников Аунадара Блефа. Между ними произошло сражение, но Эмперель проиграл и сбежал в Халфар, за новой лошадью. В ходе размышлений, он пришёл к выводу, что убийца был больше похож на брата Гаспара – Ксанофа. 

Таналаста оторвалась от чтения. Ксаноф был знаком ей. Он был одним из многих кузенов Роуэна, пустившихся в авантюры, вместе с Таэрилоном, Боронтом, Челдрином, Фалром и Хоронтаром, которые все путешествовали по долинам в поисках богатств и славы. И все они постоянно влипали в различные передряги и были вынуждены просить отца Таналасты о выкупе. Король Кормира же, в свою очередь, всегда выручал молодых дворян, ибо королевству не нужны были внешнеполитические проблемы, а Кормаэрилы всегда щедро оплачивали заступничество короля. Так было до тех пор, пока Гаспар Кормаэрил не предал своего монарха год назад. Теперь же Кормаэрилы были лишены дворянского достоинства, и Таналаста слышала, что Боронт и Челдрин погибли, а Хоронтар убирает выгребные ямы в Даркхолде.

Таналаста вернулась к дневнику. Битва с Ксанофом оказалась сложной – убийца двигался с невероятной скоростью и был по-звериному  вынослив. К тому же, он умел высасывать магическую силу из зачарованных предметов и оружий. К концу битвы, Эмперель остался без своего магического кинжала, застёжки и колец, среди которых была печатка, благодаря которой Эмперель мог связываться с Вангердагастом. Принцесса могла только гадать, сколько еще людей в Кормире носят подобное кольцо.

В конце концов, Эмперель смог сильно ранить своего врага, и тот скрылся, предварительно убив лошадь агента. Тогда он вернулся в Халфар за новой лошадью и рулонами шёлка, а затем вернулся к искривленной ели и зарисовал глифы. Таналаста сравнила рулоны с описанием и поняла, что под елью лежала Сюзана.

Через несколько дней Эмперель снова напал на след убийцы, и тот провел его через земли орков и кончался недалеко от места Битвы Сломанной Кости, рядом с которой стоял гнилой вяз, с нанесенными на нём точно такими же глифами, как и на ели.

На зарисовке с вяза было имя леди Мерендил. Она сверила заметки Эмпереля из журнала с зарисовками на шёлке – имя Болдара, нанесённое на чинар в пустошах и имя Мелинета, нанесенное на конский каштан во дворе гоблинской крепости.

Последняя запись была поистине жуткой. Судя по всему, Эмперель попал в какую-то смертельную западню, а последняя запись гласила: Хелм, защити нас! Их род – наша погибель.

Когда принцесса закончила чтение, она закрыла книгу, и почувствовала, что её голова болит, а по лбу стекает пот. Она вернула дневник в сумку Эмпереля, даже не задумываясь, сколько времени провела в гробнице, пока не услышала голос Алусейр со стороны входа в гробницу:

- Да сгорят мои кости! – это было любимым проклятием среди заядлых игроков в кости. – Тана, ты там? Я уж подумала, что вечность забрала тебя.

- Я в порядке, - ответила женщина, посмотрев на свой факел. Только сейчас она поняла, что её самочувствие ухудшилось из-за чтения в темноте и тошнотворного воздуха. – Я читала дневник Эмпереля. Его записи о расследовании и смерти.

- Он оставил это для потомков? – спросила Алусейр и спустилась в гробницу. Она выглядела куда лучше, чем чувствовала себя Таналаста. – Не очень похоже на него.

- Я его не знала, так что не могу сказать. Однако, эти записи сильно помогут нам в расследовании.

- Расследование? Не будет никакого расследования, пока над нашими головами летают эти ужасные хазнеф. Мы едем домой.

Таналаста засунула шёлковые свертки в свою сумку.

- Меня это не беспокоит. Твоя жизнь теперь важнее.

- Ну уж нет, - резко отрезала Алусейр. Таналаста уже передала ей желание отца, но та лишь посмеялась. – Что бы там ни было у тебя с отцом, это между вами. Не втягивая меня в это.

- Это между ним и тем, на кого он укажет.

- И что мне теперь делать? – Алусейр упала на колени рядом с Таналастой. – Он прикажет мне быть королевой? А еще что? Может мне выйти за дворянина с длинным титулом и коротким…мечом?

Пока Алусейр пробиралась по тоннелю, ведущему в гробницу, она вся испачкалась в земле, а задев ногой труп Эмпереля, на неё попили еще и останки человека, но, казалось, женщину-воина это не беспокоило. Она взяла факел и взглянула в глаза Таналасты, приставив свободную руку к её лбу.

- Да ты вся горишь! – Алусейр грубо подняла сестру на ноги, из-за чего около полудюжины шёлковых свитков упали на пол. – Мне не стоило позволять тебе спускаться сюда.

- Кто-то же должен был спуститься сюда, принцесса, - сказал Роуэн, внезапно появившийся в гробнице. – А Таналаста лучше нас всех разбирается во всем этом.

- Она наследная принцесса! А теперь давай, помоги мне вывести её отсюда. Нужно показать её Габорлу.

- Постойте! – запротестовала Таналаста. – Мне нужны эти свитки!

- Куда больше тебе нужно выйти отсюда. Давай, идём. - Алусейр толкнула Таналасту, но та схватилась за стену и запротестовала:

- Это подсказки! Они наши предки!

Роуэн поднял один свиток и развернул его.

- Таналаста, успокойся. Тут ничего нет. Тебе нужно выйти на свежий воздух.

- Со мной все хорошо, - продолжала протестовать Таналаста. – На некоторых свитках имена хазнеф, и это мои предки – Болдар Безумный, Сюзана Обарскир, Мелинет Туркасал и леди Мерендил.

- Леди Мерендил не наш предок! – запротестовала Алусейр. Она схватила Таналасту за руку и с силой развернула её к себе. – У нас нет на это времени. Мы должны идти, хазнеф может вернуться в любой момент.

Алусейр толкнула сестру в тоннель, а та выкрикнула:

- Ксаноф Кормаэрил освобождает их!

Роуэн положил руку на плечо Алусейр.

- Принцесса, дайте сказать своей сестре.

- У нас нет на это времени, - жестко отрезала Алусейр, но, тем не менее, подала руку сестре и помогла подняться ей на ноги. – Ты уверена, что это так?

Таналаста кивнула, подошла к свиткам, взяла один из них и показала Роуэну.

- Ты узнаёшь эти символы?

Мужчина кивнул и спросил:

- Но при чём здесь Ксаноф?

- Если я не ошибаюсь в своих догадках, то это он выкапывает эти гробницы и освобождает хазнеф.

Тогда Таналаста взяла журнал Эмпереля и прочитала им историю прибытия Эмпереля в Халфар и его расследование.

Когда она прочитала последнюю строчку, Алусейр спросила:

- Их род – наша погибель. Что это значит?

- Не Ксаноф же вывел эти глифы на деревьях. – Добавил Роуэн.

- Мы не узнаем этого, пока не поймаем Ксанофа или не найдём все гробницы. – Ответила Таналаста.

- Или дадим Вангердагасту разобраться во всем этом, - отрезала Алусейр. – Сейчас же мы отправимся через Болотные Пустоши к Гоблинской Горе. Там мы наверняка встретим подразделение Пурпурных Дракон и отправим посланца к Вангердагаста, который обязательно присоединится к нам.

Роуэн и Таналаста беспокойно переглянулись, и Алусейр заметила это.

- Что?

Ответить вызвался Роуэн:

- Во время вашей э… дискуссии с Таналастой по поводу того, кто реальный наследник трона, никто не упомянул одну важную вещь.

Алусейр нахмурилась.

- Кто-то из вас собирается рассказать мне о ней?

- Мы больше не можем рассчитывать на Вангердагаста, - ответила Таналаста. – Возможно, нам больше не безопасно связываться с ним.

- Ты же сказала, что он вернулся в Арабель.

- Так и есть, - ответила Алусейр, из последних сил гордо поднимая подбородок. – Но мы не хотели больше идти вместе с ним.

- И мы вырвались из его заклинания в последнюю секунду, - выпалил Роуэн. – Конечно, это было, скорее, случайностью, однако…

- Вы что?! – Алусейр рванула к Роуэну, подобно львице. – Ты подставил жизнь наследной принцессы под угрозу невзирая на приказания Придворного Мага?

- Это было моё решение, - вмешалась Таналаста, встав между сестрой и мужчиной. – Мы просто…

 Алусейр оттолкнула женщину и продолжила отчитывать Роуэна:

- Ты глупец или просто помогаешь Ксанофу?

Лицо Роуэна покраснело, но он просто сжал челюсть.

- Ты не имеешь права так разговаривать с ним! – выкрикнула Таналаста и оттолкнула сестру, а затем подошла к ней. – Это было моё решение, а Вангердагаст не имеет права телепортировать меня куда-либо без моего желания!

Алусейр долго смотрела на Таналасту, а затем перевела взгляд на Роуэна и подняла бровь.

- Только не говорите мне, что вы…

- Нет, - отрезал мужчина. – Ничего такого.

- Не тебе спорить со мной, - продолжила Таналаста, - и не тебе читать мне лекции о важности моего положения, сестра.

Алусейр моргнула, несколько секунд помолчала и спросила:

- И когда вы покинули бедного старика?

- Семь дней назад, - ответила женщина, - в пустошах. Недалеко от могилы Болдара.

- У чинара. – Добавил Роуэн.

- Вы шли пешком…тогда почему он просто не телепортировался к вам?

- Он бы телепортировался, если только… - оборвала фразу Таналаста.

- Если только что? – нетерпеливо спросила Алусейр.

- Если только он не последовал за нашей лошадью, - закончил Роуэн. – За нами охотилось двое хазнеф, и мы нагрузили лошадь всеми нашими магическими оружиями и приспособлениями, и отправили лошадь вперед.

- Куда?

- На юг от Ушей Мулов. Думаю, этот след приведет Вангердагаста к Красному Источнику.

Алусейр обреченно покачала головой.

- И что вы хотели этим добиться? Сбежать? – она посмотрела на Таналасту и добавила. – Думаю, я знаю ответ.

- Мне это не нужно. – Ответила женщина.

- Этого я и боялась, - добавила Алусейр. – Уши Мулов где-то в двух днях пути отсюда.

Роуэн кивнул.

- Я понимаю.

Таналаста резко перевела взгляд с сестры на мужчину и спросила так, будто они поняли что-то, чего не поняла она:

- Что? Чего ты понял?

Роуэн взял руки Таналасты в свои и сказал:

- Я оставлю вас и отправлюсь к Ушам Мулов. Алусейр и ты отправитесь к Гоблинской Горе, и я присоединюсь к вам через десять дней…если только Вангердагаст позволит мне.

- Нет, я не отпущу тебя. – Запротестовала Таналаста.

- А не тебе выбирать. – Отрезала Алусейр.

- Мне. Ты сама сказала, что я все еще наследная принцесса.

- А это моя компания, - удивительно мягко сказала Алусейр, - и здесь я отдаю приказы.




#96918 За Главным трактом. 12-13 глава

Написано PyPPen 15 Ноябрь 2019 - 13:52

Глава Двенадцатая

 

 

Придворный Маг очнулся на кровати, со связанными конечностями, окруженный врагами королевства. На нём не было его магического плаща и какого-либо другого магического снаряжения, а обнаженное тело было прикрыто лишь окровавленным покрывалом. Вокруг стояли знакомые лица – справа стоял мастер Урожая Овдин, держащий в руках мокрую ткань и медный таз. Рядом стояли настороженные Алафондар Эммараск и Мерул Чудесный, высматривающие любой признак того, что маг читает их мысли. Он не мог дать им увидеть это, иначе они тут же убьют его.

Слева стоял король Азун Четвёртый. Его рука была подвешена фиксирующей повязкой, а плечо перебинтовано окровавленной марлей. Хорошо. Видимо, маг все-таки навредили монарху…хоть он и не помнил, как именно.

Его голова болела от переносицы до затылка. Мысли приходили медленно и лишь на короткое время. Казалось, что его скальп распух, но одновременно был невероятно тугим. Его тело ныло, а живот был пустым настолько, что Вангердагаст был готов съесть хоть кошку, хотя не хотел доставлять удовольствия своим мучителям, умоляя их о пище.

Овдин, судя по всему, и наносил увечья магу. Окровавленные инструменты, от иголок до небольшого резака, были аккуратно выложены по размеру. Маг отвернулся, зная, что они положили их сюда специально, чтобы лишний раз запугать его. Если бы его руки не были связанны, то он уже бы выхватил один из инструментов и показал своим мучителям ошибочность их выбора. Хотя, если бы его руки были свободны, ему бы не понадобилось оружие. Он же, в конце концов, Придворный Маг Кормира.

Если бы он только мог вспомнить хотя бы одно заклинание.

Некоторые заклинания не требовали специальных компонентов или жестов, а лишь произнесения определенных слов, но его враги позаботились и об этом. Они были такими же умными, как и мудрыми, и если Вангердагаст хотел спасти корону, то ему нужно было быть не хуже их. Маг поднял голову на Мерула и сказал:

- Помоги мне, и я прощу тебя. Направь свои заклинания против них, и, когда я получу корону, ты будешь награждён.

Мерул побледнел и посмотрел на Овдина, а тот, в свою очередь, повернулся к королю и сказал:

- Не обращайте на это внимание. Стандартное шоковое безумие. Вы сами бредили, говоря, что Роумантл и Хоклин, завидовавшие вашему отцу…

- Да-да, - прервал его король, поднимая руку. – Я хорошо знаком с безумием, которое может быть вызвано ранами, нанесенными необычными существами.

- Безумие? – переспросил маг, пытаясь поднять левую руку. – Развяжите меня, и я позволю вам сбежать из Кормира.

Азун покосился на Овдина.

- Надеюсь, это скоро пройдёт.

Он подошёл к магу и, взяв его руку, сказал:

- Старый друг, я знаю, что твои мысли запутанны, но постарайся вспомнить – что случилось с принцессой? Моя дочь в безопасности?

В глубине сознания мага, под безумием, появился небольшой просвет вины.

- С принцессой? С Таналастой?

Король кивнул.

- Да, друг. Она не вернулась с тобой.

Маг вспомнил битву в каньоне, а в месте с воспоминаниями вернулся и гнев.

- Она бросила мне вызов! Наглая блудница! – Выкрикнул Вангердагаст. Его виски вздулись от напряжения.

- Блудница? – повторил Азун. - Получается, она все еще с тем Кормаэрилом.

- Испортил! Он испортил её! – Продолжал восклицать маг.

- Так она в безопасности? – снова спросил Азун.

Маг попытался сесть, но как только поднял голову от подушки, наблюдатели толкнули его назад. Он покачал головой, будто пытаясь отделаться от какого-то заклинания, а затем приподнял голову с подушки, но тут же король надавил на лоб и прижал голову мага к кровати.

- Не души меня! Как я могу что-то говорить, когда ты душишь меня?!

- Я не собираюсь никого душить. – Спокойно ответил Азун.

Вангердагаст лежал подозрительно тихо и смотрел на короля.

- Откуда мне знать? – Подозрительно спросил Придворный Маг.

- Вангердагаст, я никогда не причинил бы тебе вреда.

- То есть, ты бы не воспользовался случаем, чтобы убрать конкурента?

Азун покачал головой.

- Конечно нет. Ты мой Придворный Маг и самый близкий друг. Пожалуйста, попытайся вспомнить что-нибудь о Таналасте.

- Ослабь это, - маг кивнул на левую руку. - Отвяжи только это, и я скажу тебе.

Азун вопросительно посмотрел на Овдина, но тот покачал головой и ответил:

- Он ничего не скажет вам. Он может уничтожить нас одним движением руки.

-Не слушай землекопа! – вмешался маг. Его мысли лихорадочно пытались вспомнить какое-то заклинание, которое помогла бы ему сбежать. – Он просто боится меня.

- И правильно делаю.  

Маг повернулся, чтобы взглянуть на священника, и увидел, как тот достал из кармана жёлтый порошок и сдул его в сторону мага, но Вангердагаст успел зажмурить глаза.

- Вангердагаст, - начал мастер Урожая. – Ты знаешь, где ты находишься? Знаешь, почему у тебя болит голова?

Вангердагаст закрыл глаза.

- Голова у меня болит потому, что вы со мной что-то сделали.

- Не мы, а существо, которое ты привел с собой. Оно напало на тебя, а затем набросилось на короля…

- Лжёшь!

Наконец, в сознании мага появились слова, необходимые для заклинания ослепления. Конечно, оно работало лишь на одного человека, но если маг выберет правильную цель, то успеет дотянуться до одного из пыточных ножей.

Вангердагаст повернулся к королю и начал читать заклинание, как вдруг услышал бормотание священника, и на лицо мага упало несколько капель, сбрызнутых Овдином. Маг выкрикнул последнее слово, и тут все вокруг потемнело, а сам Вангердагаст начал будто падать в какую-то бездну.

Спустя какое-то время, Придворный Маг очнулся на кровати, со связанными конечностями, окруженный врагами королевства. На нём не было его магического плаща и какого-либо другого магического снаряжения, а обнаженное тело было прикрыто лишь окровавленным покрывалом. Вокруг стояли знакомые лица – справа стоял мастер Урожая Овдин, держащий в руках мокрую ткань и медный таз. Рядом стояли настороженные Алафондар Эммараск и Мерул Чудесный, высматривающие любой признак того, что маг читает их мысли. Он не мог дать им увидеть это, иначе они тут же убьют его.

Слева стоял король Азун Четвёртый. Его рука была подвешена фиксирующей повязкой, а плечо перебинтовано окровавленной марлей.

Вангердагаст не помнил, как именно его враги смогли поймать его. Он только запомнил какой-то запах, ощущение которого тут же улетучилось. Маг поднял голову и разглядел деревянные балки на потолке, которые казались ему знакомыми. Так или иначе, он должен попытаться вспомнить какое-нибудь заклинание, которое поможет ему бежать из плена.

- Вангердагаст? – спросил священник с крысиным лицом. – ТЫ знаешь, где ты находишься?

Конечно, он знал. Он был в башне для особо опасных заключенных. Но он никогда не признает это, дабы не доставлять удовольствия своим тюремщикам.

Вангердагаст почувствовал руку на своём плече. Он повернулся, и увидел короля Азуна Четвертого.

- Вангердагаст, друг, ты узнаешь меня?

- Конечно, - ответил маг, но помедлил, пытаясь вспомнить заклинание. – Как я мог забыть узурпат…короля?

Азун облегченно выдохнул.

- Слава Богам. Скажи, ты помнишь мою дочь, Таналасту? Ты помнишь, что случилось с ней?

Маг вспомнил битву в каньоне, как хазнеф сбил его с коня телом окра, затем иллюзорные ворота, за которыми стоял обнаженный хазнеф с безумными глазами, затем битву и рейнджера, который вырвался из рук мага и принцессу, последовавшую за ним.

- Крайне нечетко. - Смущенно ответил Вангердагаст. Он хотел сесть, но связанные руки помешали ему.

- Мог бы ты…

- Конечно. – Быстро отрезал Азун и достал из-за пояса кинжал, дабы разрезать путы, но тут Овдин наклонился через кровать и остановил короля.

- Не стоит. – Чётко сказал мастер Урожая.

- Ещё нет?! – воскликнул маг, повернувшись к священнику. – Освободи меня, иначе, клянусь, ты будешь жалеть об этом дне, когда корона станет моей!

Азун устало вздохнул, и маг понял, что, кажется, он теряет возможность обмануть своих тюремщиков. Маг повернулся к королю.

- Кажется, возвращается, - заявил маг, сосредоточив мысли на заклинании, которое могло бы помочь ему сбежать. – Вам нужно только отвязать одну мою руку, тогда я дёрну бороду, и все станет лучше.

Король покачал головой.

- Сколько еще? – Спросил он у священника.

Овдин лишь пожал плечами.

- Мой король, вы, должно быть, не помните, сколько времени на восстановление ушло у вас, а ваши раны, хочу заметить, были куда легче, чем у Придворного Мага.

Вангердагаст несколько раз моргнул и, повернувшись к Овдину, сказал:

- Подождите. Кажется, мне становится лучше.

- Да? – переспросил Овдин. – Тогда попытайтесь вспомнить, что случилось с принцессой.

Вангердагаст кивнул, вспомнив заклинание планарной двери. Оно было не больше дюжины слогов. Он был уверен, что совсем скоро окажется этажом выше. Его тело начало немножко подниматься в воздухе, как вдруг рука Овдина вжала тело мага в простыню, а несколько капель упали Вангердагасту на лоб.

Вангердагаст  очнулся на кровати, со связанными конечностями. Он был обнажён, а тело было прикрыто лишь окровавленным покрывалом. Он был окружён врагами королевства - справа стоял мастер Овдин Фоули, держащий в руках мокрую ткань и медный таз. Рядом стояли настороженные Алафондар Эммараск, с налитыми от чтения кровью глазами, и Мерул Чудесный, со странно впалыми для человека такой комплекции щеками и в пыльном плаще. Они настороженно оба смотрели на Вангердагаста, будто ожидая какого-то подвоха.

Слева стоял король Азун. Его рука была подвешена фиксирующей повязкой, а новая стальная пластина прикрывала зубчатую дыру на парадных доспехах.

- Азун? – обеспокоенно спросил маг. – Ты дрался?

- Слава Богам! – воскликнул король и обнял мага. – Ты снова среди нас!

Вангердагаст посмотрел на руку на его предплечье.

- Как-то слишком самонадеянно, мой король, - ответил маг, и хотел уже отодвинуть короля от себя, но обнаружил, что его рука привязана к кровати. – Что это? Развяжите меня немедленно!

Овдин схватил мага за вторую руку и наклонился к нему.

- Возможно позже, - сказал он. – А сейчас скажи – ты знаешь, где находишься.

Маг нахмурился.

- Ну конечно, в своей башне…где-то во дворце… - Начал маг, глядя на балки, но не мог вспомнить ни одного здания в городе, где были бы такие же потолки. Он несколько секунд думал, а затем воскликнул:

- Вы похитили меня!

Азун тихо проклял Чонтию и уже готов было уйти, но Овдин покачал головой и сказал:

- Одну минутку, сир.

Король посмотрел на священника.

- Только одну, - ответил Азун. – Даже если у моей дочери больше нет шансов, то я должен попытаться спасти свою жену.

Маг поднял голову.

- Королеву?

- Да, - кивнул Овдин, - королеву Филфаэрил. Ты помнишь её? Помнишь, что с ней случилось?

- Конечно, - ответил маг, вспоминая битву в каньоне, как Таналаста бросилась за Роуэном, телепортацию в конюшню и то, что он пытался спасти королеву. – Она в порядке?

- Сложно сказать, - ответил король. В последний раз, когда мы видели её, она была жива.

Сердце Вангердагаста замерло.

- С тех пор, как вы в последний раз видели её?

- Боюсь, хазнеф похитил королеву, - ответил Овдин. – Мы почти нашли их, но монстр, вместе с королевой, скрылся от нас.

- Во имя Тауглора! – воскликнул маг. Он снова попытался подняться, но вновь его привязанные руки не пустили его. Маг в замешательстве посмотрел на шёлковые перевязки. – Отпустите меня! У нас есть дела поважнее.

- Им придётся подождать, - ответил Овдин. – Для начала вам нужно победить демона внутри вас.

- Демона?

- Внутри каждого из нас есть так называемый “демон”. Это мысли, которые мы храним в самом тёмном уголке сознания, но из-за тяжёлых травм, несущими с собой помутнение рассудка, эти мысли могут вылезать наружу. Так было у короля, и то же происходит с вами сейчас.

Вангердагаст посмотрел на Азуна.

- Что за чушь? – Спросил маг.

- Вангердагаст, послушай.

- Пф, а еще чего? – огрызнулся маг. – Слушать этого землекопа. Неужели ты поддался Таналасте?

На лице короля появилось эмоция безнадёги, и он молча отвёл взгляд.

- Боюсь, мы не можем тебя отпустить, - впервые вмешался Алафондар. – Мы так и не смогли убедить тебя рассказать нам о Таналасте.

- Что значит “убедить”? Таналаста с Роуэном Кормаэрилом. Они оторвались от меня  не телепортировались, - маг посмотрел на всех присутствующих. - Кто-нибудь расскажет мне, что здесь происходит?

- Для начала, ты должен победить своего демона. – Ответил Овдин.

- Победить?

- Да, пока он полностью не поглотил тебя. Прямо здесь и сейчас, перед нами всеми. Ты должен заглянуть внутрь себя и сказать, чего хочет твой демон. Так ты сможешь победить его.

Маг начал подозревать.  Они пытались вытащить из него какое-то признание, но зачем? Неужели он недостаточно служил Кормиру, чтобы его король боялся его? Или он завидует его силе? Вангердагаст уже хотел было обругать короля за его мелочность, но понял, что эти мысли и хотел услышать Овдин. Если он упрекнет короля или, как бы это ни было глупо, начнёт предъявлять свои права на корону, это окончательно убьёт уверенность Азуна в силах своего друга. А Овдин будет тут как тут, и сам заменит мага на должности главного королевского советника, а его монахи встанут на место Боевых Магов.

Вангердагаст повернулся к жрецу и прошипел:

- Ты грязный землекоп со змеиным языком. Как ты смеешь требовать от меня высказывать тебе мои мысли?! Скорее, грибы вырастут в выгребной яме, которую ты называешь домом, чем я познакомлю тебя с моими “демонами”.

Маг быстро вспомнил заклинание, которое он мог привести в исполнение лишь произнеся пару слогов, и начал чтение. Овдин вздохнул и уже запихнул ткань в ведерко с водой, но король схватил его за руку.

- Думаю, он уже пришёл в себя.

Вангердагаст быстро прочитал заклинание, и вот, спустя минуту, он превратился в хомячка, который быстро выскочил из-под покрывала и шмыгнул в угол комнаты, пробегая под ногами Мерула и Алафондара. Через несколько мгновений там стоял обнаженный старик, злобно уставившийся на собравшихся.

- Вы так и будете на меня смотреть или передадите мне халат?! У нас много дел!

- Вы еще не готовы. – Ответил Овдин, обойдя кровать.

- Мастер Урожая, если я еще услышу от вас хоть слово о “демонах”, то, клянусь Пурпурным Драконом, вы, до конца своих дней, будете прятаться в прогнивших деревьях королевского сада от полчищ дятлов.

Овдин посмотрел на короля, но тот лишь улыбнулся и пожал плечами.

- Думаю, в Вангердагасте всегда жили некие “демоны”, - сказал король и посмотрел на Мерула и добавил:

– Вы слышали? Верните Придворному Магу его снаряжение.

Мерул кивнул и отправился к ближайшему шкафу, за одеждой Вангердагаста, который, в свою очередь, поклонился Азуну и сказал:

- Благодарю, сир. Я рад, что хоть кто-то из нас “снова среди нас”.

С этими словами он провёлся руками по бороде и  по остаткам волос на голове. Его пальцы нащупали шрамы на макушке, которые были зашиты и уже начали зарастать.

- Во имя Тауглора! – воскликнул маг. – Сколько я был без сознания?

- Ты…спал пять дней. – Неуверенно ответил король.

- И вы не могли меня разбудить? – обратился маг к священнику. – Вы, жрецы, что же, совсем ни на что не годитесь?

Лицо Овдина приняло бурное выражение, и когда он уже был готов ответить, Азун взял Вангердагаста за плечо и отвел его к столу.

- Друг, нам надо много чего обсудить и поговорить о том, чего мы с тобой не знаем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Глава Тринадцатая

 

 

На севере, возвышаясь над золотыми дюнами Ануароха, в небе над руинами замка, чернел рой монстров, на встречу к которому шли Таналаста и Роуэн.

Следы Алусейр и её отряда вели прямо к руинам.

Женщина хотела высказать свои опасения, но промолчала. За последние четыре дня следования по следам Алусейр и побега от групп гноллов и гоблинов, двое путников научились понимать друг друга без слов. Роуэн проследил за взглядом, а затем достал из сумки плащ и протянул его Таналасте.

- Не беспокойся, - начал он, - если бы Алусейр была в опасности, то она давно бы уже вызвала Вангердагаста.

- И как часто она так делала при тебе? – это был риторический вопрос, и она не ждала ответа. – А тем более, чем бы помог маг? Хазнеф невосприимчивы к его магии. Это если не говорить об их количестве. – Закончила девушка, снова взглянув на рой демонических созданий.

Роуэн обернулся назад и посмотрел на пару пятнышек, круживших над горами.

- Я думаю, что все еще можно надеяться на лучшее – если бы вопрос с нарушителями был решен, то зачем этим монстрам продолжать охотиться?

Роуэн закрыл сумку и взял в руки импровизированное копье, сделанное Таналастой из железного кинжала мужчины и крепкой ветки вяза. Хоть оружие и было громоздким, оно могло позволить Роуэну нанести более сильный удар и держаться от противника на расстоянии. Принцесса накинула на плечи плащ и, последовав примеру мужчины, спряталась за серебристым камнем. Равнина была почти чистой, а солнце, еще не закрытое тучами, отлично освещало её.

Они передвигались короткими перебежками: от камня к камню, от куста к кусту. Путники постоянно посматривали на небо, но и не забывали о бесчисленном множестве змей и насекомых, населявших степи. Однажды даже Таналаста еле увернулась от внезапно вылезшего из расщелины в земле скорпиона, а Роуэн в последний момент успел проткнуть копьем змею, готовившуюся к прыжку на мужчину.

По мере их приближения к руинам замка, они все отчётливее видели маленькие черные крылатые пятнышки, которые поднимались из руин и направлялись к основному рою. Хотя Таналаста и Алусейр не были особо близки, картина погибшей сестры, окруженной окровавленными хазнеф, вновь и вновь запускала волны мурашек по коже принцессы.

Казалось, Роуэн чувствовал возрастающее беспокойство Таналасты – он начал двигаться быстрее, подчас игнорируя маскировку. Женщина ценила это, но понимала, что если их заметят, то они точно уже ничем не помогут. Женщина обернулась и увидела, что рой приближается к ним с удвоенной скоростью. Она хотела сказать об этом мужчине, но тут Роуэн остановился и выпрямился.

- Роуэн, что ты делаешь? – спросила женщина, переживая о том, что сейчас их могут увидеть монстры или напасть из-за спины какие-нибудь скорпионы или змеи. – Что ты делаешь? – Спросила она, беря его за руку.

- Это не хазнеф.

- В каком смысле? – спросила принцесса, глядя на рой в небе. Они были слишком далеко, и она не могла различить отдельные фигуры. – Откуда ты можешь знать?

- Посмотри на края тучи, - ответил Роуэн, - Они пушатся.

Принцесса внимательнее посмотрела на черную тучу, подобно чёрной дыре зияющей на фоне золотых дюн.

- Перья?

- Вполне возможно.

- Стервятники? – Спросила принцесса. Её сердце остановилось. – Но почему так много.

Мужчина пожал плечами.

- Возможно, одна из лошадей Алусейр умерла и теперь лежит там, привлекая падальщиков.

- Нет, их слишком много. – Возразила Таналаста.

Они двинулись вперед. Женщина пыталась сдержать своё воображение. В конце концов, Алусейр не раз избегала смерти, встречаясь со многими опасными существами. А в этот раз с ней был большой отряд молодых Пурпурных Драконов. Но как еще объяснить такое огромное скопление падальщиков? Только тем, что во дворе замка лежало три-четыре десятка мёртвых рыцарей.

Когда они приблизились, то Таналаста разглядела башню, возвышающуюся над руинами. Судя по архитектуре, это было одно из тех строений, что были описаны Артуром Шуртмином в его книге “Золотой век гоблинов” – башня была сделана из песчаника и тёмного строительного раствора. Ближе к вершине башни была заметна выпуклость, а само строение будто клонилось вниз в одну сторону под своим весом. Судя по окнам, в башне было. По меньшей мере, восемь этажей.

Вдоль все башни виднелось несколько алых полос. Некоторые утверждали, что это свидетельство того, что в качестве одного из ингредиентов строительного раствора гоблины использовали кровь, хотя, Артур Шуртмин,  который, возможно, слишком любил своё дело, чтобы быть объективным, утверждал, что гоблины рисуют вертикальные полосы, когда хотят, чтобы та или иная вещь казалась больше. Так или иначе, правду теперь уже не узнать – гоблинское королевство прекратило своё существование задолго до начала истории Кормира, и оставило после себя лишь руины, разбросанные между Ануарохом  и Грозовыми Пределами.

Это немного успокоило Таналасту – обычно, в подобных руинах, обитают различные низшие существа, так что, возможно, стервятники слетелись на отряд гоблинов и кобольдов, перебитых рыцарями Алусейр.

Когда Таналаста и Роуэн приблизились к воротам, принцесса учуяла запах разложения, горелой плоти и свежи-вырытой земли. По мере их приближения, запах становился все плотнее и плотнее, и даже звёздообразные листья конских каштанов, растущих за стенами замка, казалось, пожелтели от этого запаха. Женщина вспомнила текст книги Артура Шуртмина и определила, что они приближаются к руинам с запада – гоблины золотого века всегда ровняли свои ворота по заходящему солнцу.  Наконец, путники смогли услышать звуки стукающих клювов пирующих падальщиков и незнакомый настойчивый скрипучий звук, прерываемый стуком с неровными интервалами.

Принцесса подошла к открытым воротам и заглянула за них. Оказалось, что во дворе был лишь один конский каштан. Его листья пожелтели от времени, а к изогнутому стволу были привязаны поводья двух десятков изголодавших и обессиливших лошадей, которые еле-еле находили силы, чтобы стряхивать с себя стервятников. Еще несколько лошадей лежали рядом, покрытые тучами мух и падальщиков, а прямо под одним из окошек лежала горка обгоревшей брони и костей. Недалеко от горки останков пара падальщиков пытались отобрать друг у друга кость. По всему двору были разбросаны поржавевшие мечи и обугленные кости, а в углу, у стены, зияло недавно вырытая яма.

Внимание женщины привлёк стук. Она обернулась и увидела несколько камней, скатывающихся по грязи с небольшого холмика. Сощурив глаза, Таналаста разглядела объект, лежащий на вершине холма – большое кожаное крыло прикрывало тело и постоянно немного то опускалось, то приподнималось.

Таналаста почувствовала, что Роуэн сжал её руку, и обернулась к нему.

- Мы должны выманить его. Он что-то сторожит и, скорее всего, это выжившие рыцари. – Прошептала она.

Мужчина кивнул.

- Тогда, я зайду сзади.

- А я останусь здесь и буду в безопасности, – закончила за него женщина. – Нет. Даже если ты и сможешь обойти его, одного удара тебе не хватит. Мы должны атаковать вместе и быстро.

Роуэн побледнел, заглянул за ворота и сказал:

- Прости меня, но нам стоит рассматривать тот вариант, что ты – последний наследник короны Кормира.

- Моя сестра жива.

- С чего ты взяла? Они сжигали трупы павших, а значит, вероятно, были поражены какой-то болезнью…

- Это не важно. У вас же в отряде было несколько священников, маг и несколько сумок с зельями.

- Зелья кончились или побились, маг умер при первом столкновении с хазнеф. А священники…даже если они и живы, то у отряда, судя по всему, почти не осталось провизии и воды. Посмотри на лошадей. А человек продержится вдвое меньше.

- Под замками всегда есть колодцы. Так или иначе, не думаешь же ты, что я буду стоять в стороне, когда речь идет о жизни моей сестры. Да даже если она мертва, кто-то наверняка еще держится в башне.

- Полагаю, нет, - ответил Роуэн и протянул Таналасте копье. – Держи. А я попробую достать какой-нибудь меч.

Таналаста отказалась принять оружие.

- Нет. Я недостаточно сильна, чтобы управиться с копьем, а тем более, если ты заберешь меч, то хазнеф может обнаружить пропажу, и это разрушит мой план.

- План?

- “Обман Королевы”, - с улыбкой заявила Таналаста. – Борей Каспес использовал его для победы в Королевском Турнире в девятьсот семьдесят восьмом году.

Роуэн выглядел неуверенным. Он выслушал детали, а затем, неохотно кивнув, согласившись с планом и добавив несколько предложений. Вырыв пяткой сапога небольшую траншею параллельно воротам, он показал женщине, как упасть на плечо, чтоб не удариться. Мужчина повторил это движение пару раз, после чего достал из рюкзака магическое кольцо и браслет, и, протянув их принцессе, сказал:

- Только будь внимательнее, - сказал Роуэн, - это не шахматы, и если хазнеф сделает что-то неожиданное, то тебе придётся думать быстро.

Таналаста кивнула.

- Так и сделаю.

Она уже собиралась уйти, как вдруг развернулась и поцеловала Роуэна прямо в губы. Это был долгий поцелуй. Мужчина, казалось, был в замешательстве, но принцесса отпустила его только после того, как, по её мнению, мысли Роуэна наполнились чем-то еще, кроме хазнеф.

Таналаста отстранилась от Роуэна, а затем, заглянув в его тёмные глаза, сказала:

- На счастье.

- И верно, мне очень повезло.

Мужчина положил одну руку на её плечо женщины, а вторую на её бедро, после чего сильно надавил и прижал тело принцессы к стене. В этот момент, когда его губы соприкоснулись с её, сознание Таналасты наполнил невыразимый голод, а по коже бежали мурашки от прикосновения рук Роуэна, однако, при всем желании, она не могла отрицать, что выбрала не лучшее время для первого поцелуя.

Она хотела попытаться оттолкнуть его, но, кажется, Роуэн не понял этого. Наверное, дело было в том, что Таналаста не особо и старалась. Одна рука мужчины гладила женщину по бедру, а вторая аккуратно прикоснулось к груди. Женщина обмякла в экстазе и, казалось, по прошествии часа, смогла найти в себе силы и желание, дабы прервать этот первый поцелуй.

Когда она оттолкнула его, на лице мужчины появилось искреннее выражение стыда и недоумения. Его щёки окрасились в красный цвет, и он сказал:

- Т…Таналаста, прости меня, я думал… - мужчина опустил взгляд, явно не в силах смотреть принцессе в глаза. -  Я думал, что ты этого тоже хотела.

- Хотела и хочу, - с улыбкой ответила она и взяла Роуэна за руку. – Но не кажется ли тебе, что сейчас лучше сохранять ясность ума.

Роуэн облегченно выдохнул.

- Согласен. Я…просто еще никогда первый поцелуй не был таким…ну, таким.

- А что ты ожидал, когда впервые поцеловал принцессу? – С улыбкой спросила Таналаста, а затем, разглядев на лице Роуэна мелькнувшее чувство вины, спросила:

 - Или ты уже так делал?

Роуэн поднял глаза, и уже хотел было начать отвечать, но принцесса махнула рукой и сказала:

- Не важно. Лучше мне не знать об этом, а то у меня может пропасть желание спасать эту маленькую…

- Но…

- Роуэн! Это приказ!

Принцесса развернулась и вошла в ворота, держа кольцо в руках. Она увидела крыло хазнеф и занервничала. Конечно, согласно плану, больше всего рисковал Роуэн, однако и сама Таналаста испугалась, что не сможет сыграть роль приманки, из-за чего они оба погибнут. Она проверила свой плащ, после чего медленно двинулась к ближайшему железному мечу, считая каждый шаг.

Когда она прошла десять шагов, то надела магическое кольцо и браслет. Затем, Таналаста представила лицо сестры, попытавшись связаться с ней. Перед её взором возникло лицо Алусейр – её щёки были впалыми, а глаза закрыты и, казалось, она лежала в каком-то тёмном месте. Подумав о худшем, Таналаста испугалась за сестру.

Учуяв магию, хазнеф очнулся ото сна, поднял голову и посмотрел своими белесыми глазами на Таналасту. Принцесса вскрикнула, сигнализируя Роуэну о том, что монстр заметил её и пора приводить план в исполнение.

Хазнеф взобрался на холмик, на котором спал, и, скакнув на месте, рванул к принцессе, которая уже развернулась и побежала к воротам. Глаза Алусейр, застывшие в сознании Таналасты, немного приоткрылись.

Женщина выбежала через ворота, отправив ментальное сообщение:

- Железный меч там, в двадцати шагах от ворот!

Ей было тяжело передавать ментальные сообщения на бегу, однако глаза Алусейр раскрылись еще шире, и она спросила:

- Таналаста?

Но принцесса не могла ответить – кольцо позволяло лишь отправить небольшое послание в одну сторону. Единственное, что она слышала, это были звуки воздуха, разрываемого взмахами крыльев хазнеф.  Она пробежала через небольшую траншею, вырытую Роуэном, после чего упала на землю. Таналаста услышала треск и вскочила, победно ликуя.

Но это было преждевременное ликование.

Роуэн стоял перед воротами, уперев древко копья в траншею. Таналаста ожидала увидеть безжизненное тело монстра, насадившего самого себя на смертоносное оружие, но вместо этого хазнеф скатывался вниз по древку, попутно дёргаясь и пытаясь вырвать оружие из рук воина.

Хотя это хазнеф, в целом, выглядел как два других, его лицо и плечи были более мужественными, нос больше напоминал свиной, чем человеческий, над большим лбом красовались три острых рога, а изо рта при каждом выдохе вырывалась небольшое чёрное облачко. Его руки были такими длинными, что хотя из его спины торчала лишь половина копья, Роуэну приходилось уворачиваться от взмахов длинных конечностей.

Таналаста положила левую руку на запястье правой и крикнула:

- Роуэн, ложись!

- Что? – спросил он, увернувшись от очередного взмаха руки, увенчанной чёрными когтями. – Если я отойду…

- Я сказала, отойди!

Не дожидаясь его реакции, она выкрикнула командное слово.

Роуэн тут же упал на землю. Покалывание пронеслось через руку принцессы, а четыре золотых снаряда вырвались из магического браслета и устремились к монстру. Он попытался закрыться крыльями, но из-за копья, пронзившего его грудь, у хазнеф не удалось скрыть все своё тело. Магические снаряды ударили монстра в грудь, отбросив его обратно во двор замка.

Хазнеф ударился об землю и немного прокатился по ней, сломав копье. За спиной монстра принцесса увидела дюжину шатающихся фигур, вышедших из башни. Хазнеф, оперевшись на руки, привстал, готовясь взлететь.

- Что теперь? – Измученно спросил Роуэн, поднявшийся на ноги.

Таналасты протянула ему руку и выкрикнула:

- Хватайся!

На этот раз не нужно было повторять. Мужчина взял женщину за руку, а принцесса засунула вторую во внутренний карман плаща, активируя заклинание телепортации. Бездна поглотила их, а уже спустя мгновение они очутились во дворе замка, рядом с горкой костей и обгоревших доспехов. Перед собой они видели спину хазнеф, из которой торчало обломанное древко копья.

- Меч! – выкрикнула Таналаста, но когда Роуэн посмотрел под ноги, то железного меча там уже не было.

Монстр обернулся к своим жертвам и уже приготовился напасть на них, как вдруг, с ветки конского каштана на монстра спрыгнула Алусейр, вооруженная ржавым мечом. Она вонзила меч в череп хазнеф, но клинок, казалось, отскочил от черепа, отрезал одно ухо и вонзился в ключицу монстра.

Хазнеф взревел, молниеносно развернулся и размахнулся, готовясь прикончить Алусейр. Но не успел он опустить руку, как к нему подбежал Роуэн, подхвативший с земли обломок копья с железным кинжалом на конце, и вонзил его в спину монстра. Чудище вновь взревело и развернулось, собираясь порезать лицо мужчины острыми когтями, но в этот же момент Алусейр одним ударом порезала крылья монстра и заднюю сторону его бедер.

Хазнеф снова взревел, развернулся, но в этот раз лишь отбросил в сторону женщину, закованную в доспехи, и, со скоростью удара молнии, выскочил через ворота замка.

Таналаста подбежала к Алусейр, которая закрыла глаза и дышала короткими вздохами.

- Алусейр! Все хорошо?! Тебе больно?!

- Ну конечно мне больно! Тебя когда-нибудь били веслом? – спросила Алусейр и приоткрыла один глаз. – Да и вообще – Таналаста, что ты здесь забыла. Это не место для наследницы престола.

Видя, что с её младшей сестрой все в порядке, Таналаста улыбнулась и ответила:

- Именно, Алусейр.




#96904 За Главным трактом. 10-11 глава

Написано PyPPen 22 Октябрь 2019 - 22:16

Глава Десятая

 

 

 

К тому моменту, когда они спустились в каньон, солнце уже поднялось над горизонтом. Ландшафт каменного лабиринта был еще более пустынным, чем на Гнолльей Равнине – вокруг были лишь грязные каменные стены и крайне редкие чахлые кустарники. Путники остановились у грязного родника и дали своим скакуна напиться воды. Маг залез на возвышенность и стал изучать небо, посреди которого уже сияло полуденное солнце, выискивая хазнеф. Вангердагаст заметил силуэт с кожистыми крыльями, которые немного покрутился в воздухе над струйкой дыма от заклинания мага и отправился на запад, видимо, за орком с магической приманкой в зубах.

Маг посмотрел в небо еще несколько мгновений, а затем бросился к роднику.

- Мы должны уходить, - сказал маг после того, как монстр скрылся в небесах. – Где-то через пять минут демон обнаружит мою приманку и бросится за нами.

Роуэн кивнул, передал магу поводья Кадимуса и повернулся к лошади Таналасты.

- Кхм…друг мой, не думаю, что тебе действительно стоит ехать вместе с принцессой. Кадимус куда больше её скакуна, так что мы будем передвигаться куда быстрее, если ты поедешь со мной. – Сказал маг и протянул рейнджеру руку.

- Ну хорошо. – Ответил Роуэн и уже повернулся к магу. Принцесса, конечно же, запротестовала. Она выпрыгнула из седла и сказала:

- Будет быстрее, если мы поменяемся лошадьми, - быстро сказала она, опустив взгляд на живот мага. – Мы с Роуэном весим немногим больше, чем ты один. Быстрее мы будем двигаться, если ты позволишь нам с Роуэном ехать на Кадимусе.

- Прекрасная идея, но вы знаете, как темпераменты…

- Кадимус, скорее, трус. А у меня не было проблем с тем, чтобы контролировать его. Или ты забыл, кто вернул его тебе на Тропе Каменного Снаряда?

- Ну хорошо, - сказал маг, слезая на землю. – Я не могу спорить с вами, пока хазнеф не найдёт нас.

Они обменялись лошадьми, после чего двинулись в каменный лабиринт. Вангердагаст постоянно смотрел в небо, но быстро понял, что это бессмысленная затея. Роуэн вели их вперед и маг задавался вопросом – откуда рейнджер знает дорогу в этом извилистом лабиринте. Роуэн вёл отряд вперед, петляя между проходами и развилками, иногда возвращаясь на прежденее место и двигаясь в новом направлении, угадать которое было невозможно. Поначалу маг думал, что у мужчины есть какая-то собственная система следов и вершин окружающих их скал, но когда поднял голову вверх, то  понял, что это не так – пик каждой скалы был абсолютно идентичен другим.

После двух часов скитания по каменному лабиринту, они, наконец, достигли небольшого пруда, окруженного каменными обломками, после чего трио остановилось и позволило лошадям напиться мутной воды. Вангердагаст снова посмотрел в небо, пытаясь по солнцу определить своё местоположение, но все было тщетно.

- Роуэн, как ты определяешь путь? Даже я потерял всякую ориентацию в пространстве.

- Ты хочешь узнать еще один трюк, которого не знает Придворный Маг? – хихикнула принцесса. – Не думаю, что нам стоит рассказывать тебе.

- Есть много уловок, которых я не знаю, но вы постоянно учите меня им.

- Ну хорошо, - ответил Роуэн и подошёл к магу, держа в руках небольшой металлический жезл с дырочками, сделанными под разным углом. – Это – необычный вид карты. Эти дырочки вдоль всего стержня…

- Ты определяешь путь, ловя в стержень солнечные лучи под определенным углом. – Прервал его Вангердагаст.

Принцесса рассмеялась.

- Очень хорошо, Ванги. Ты еще можешь стать следопытом.

- Когда у тебя есть магия, тебе не нужны палки. – Сказал Вангердагаст, возвращая стержень рейнджеру.

- За исключением тех случаев, когда тебе нельзя ею пользоваться. – Ответила Таналаста, указав пальцем на запад, где в небесах маячила маленькая чёрная точка.

Эти слова заставили Вангердагаста вспомнить о хазнеф. Он обернулся и увидел следы, которые оставляли лошади путников на грязи.

- Принцесса, я обещал больше не поднимать этот вопрос, но…

- Я не вернусь в Арабель, пока не найду Алусейр. – Жёстко отрезала она.

- Послушайте меня. Не безопасно путешествовать по горам с демоном на хвосте. Давайте вернёмся в Арабель, а оттуда продолжим поиски, но уже вместе с Боевыми Магами и Пурпурными Драконами.

- Когда мы вернемся в город, король прикажет мне остаться в замке. Пойдёшь ли ты против его слова?

- Нет, но я просто предложил. Посмотрите, – маг указал на следы. – Как только хазнеф найдёт их, им не составит труда выйти на нас.

- Времени у нас будет больше, чем вам кажется, - вмешался Роуэн. – Эти каньоны очень узкие, и сложно увидеть что-то мелкое на их дне, даже находясь на вершине обрыва. Что уж говорить о небесах.

- Надеюсь, ты прав, - ответила принцесса, - однако Эдвин Норлок в своём трактате «О хищных птицах» писал, что оные имею куда более острое зрение, чем мы, люди.

- Я эту книгу не читал, но в этом есть смысл – как бы иначе птицы охотились? – задал риторический вопрос самому себе смущенный Роуэн.

- Однако, хазнеф не птица…

- Но мы не будем рисковать, - прервал принцессу маг. Он достал из кармана льняную перчатку и надел её на руку. – Напомните мне больше не спорить с вами.

Таналаста прищурилась.

- Не говори, что это…

- Нет. Уговор есть уговор. Когда хазнеф нагонит нас, атакуйте его всем, что у вас есть. Этим вы выиграете мне немного времени.

Таналаста посмотрела на перчатку, а затем кивнула и ответила:

- Как скажешь.

Таналаста сверилась с картой Роуэна, а затем путники направились в узкий проход, из которого веяло запахом влажной земли. Ущелье было настолько узким, что иногда колени Вангердагаста прижимались к бокам лошади, а даже в самом широком его месте две лошади не смогли бы стоять рядом. Хуже места для сражения быть и не могло – Вангердагаст постоянно прижимал ноги к бокам лошади, чтобы хоть как-то протиснуться вперед, и посматривал в небеса, в поисках демона.

В течение следующих четырёх часов путники видели хазнеф дважды – в первый раз, вдалеке, когда отдалённый крылатый силуэт был не больше ногтя, который мог и вовсе быть просто большим стервятником, а во второй, когда они могли отчётливо различить демона, кружащего над каменным лабиринтом в поиске жертв, у мага не осталось сомнений.

Предположив, что монстр напал на след, Вангердагаст снова предложил телепортироваться в Арабель, но Таналаста лишь попросила его отъехать и не мешать проезду, после чего они ехали в тишине до конца дня. Когда солнце начало скрываться за каменными стенами, маг уже потерялся во времени. Каньон, казалось, становился все глубже и глубже, а воздух стал затхлым и спертым.

- Скоро мы покинем Каменные Земли, и уже через несколько часов достигнем того места, где я в последний раз видел леди Алусейр. – Сказал Роуэн.

- Ты имеешь в виду древние склепы? Заманчиво. – нетерпеливо ответила принцесса.

Маг уже хотел процитировать старый афоризм про любопытную кошку, но тут он услышал стук под ногами своей лошади.  Вангердагаст посмотрел вниз и увидел золотой отблеск из расщелины в камнях. Маг нахмурился и уже начал представлять, как золотая монетка попала в каньон, но затем поднял голову и выкрикнул:

- Осторож…

Нечто квадратное упало в каньон и ударило мага в грудь так сильно, что он вылетел из седла и упал на камень под копытами лошади. Удар выбил воздух из его груди, и, когда он пришёл в себя. То обнаружил, что лежит на спине и стонет. Он увидел вокруг себя шумящие магические снаряды и услышал ржание лошадей, после чего понял, что начался бой.

Маг  принял сидячее положение и обнаружил у своих ног торс без головы и конечностей. Он с омерзением оттолкнул изуродованное тело от себя и, рассмотрев орочью броню, понял шутку хазнеф, вернувшего приманку магу. Не смешно.

Лошадь наступила на лодыжку мага, и он, шикнув на коня, схватился за ногу. Вангердагаст посмотрел на своих спутников – Роуэн уже спрыгнул с седла, а Таналаста надела на руку магический браслет и, выкрикнув командное слово, выпустила в приближающегося крылатого монстра четыре золотых снаряда. Маг понял, что теперь пора действовать. Он разжал руку и понял, что перчатка пропала.

- Вангердагаст! – выкрикнула женщина. – Я одна не справлюсь.

Он увидел, что Кадимус встал поперек ущелья, закрыв путь к отступлению, и как бы женщина не пыталась отвести его в сторону, испуганный конь не слушался её команд. Вангердагст посмотрел на Таналасту и увидел, что принцесса безрезультатно хлопала по магическому браслету, который мог использоваться лишь раз в минуту. Конечно, это был отличный магический инструмент с крайне коротким временем перезарядки, но в разгаре битвы каждая секунда могла стоить жизни. Вангердагст проследил за взглядом принцессы и увидел хазнеф своими глазами.

Размах крыльев демона был слишком большим, и хазнеф не мог влететь в ущелье, так что он спускался по стене головой вниз. Его белые глаза смотрели на Роуэна, готовящегося встретиться с демоном, имея в руках лишь меч и ржавый кинжал.

Ну, это должно быть проще простого.

Вангердагаст быстро извлёк из кармана свёрток паутины и направил его в сторону демона, произнеся заклинание. Хазнеф повернул голову в сторону мага, после чего разжал когти и начал падать на Роуэна, готовясь разорвать того от бедра до плеча, но тут в ноги демона ударил липкий снаряд, резко остановивший падение монстра.

Маг облегченно вздохнул. Он увидел магическую перчатку под копытами свой лошади, поднял её, сдул с неё пыль и, надев, поднялся на ноги и произнёс заклинание. Когда маг закончил читать заклинание, перчатка слетела с его руки и поднялась в воздух. Вангердагаст запустил руку в карман, достав из него мешочек с засохшими мёртвыми светлячками, и положил одного из них на ладонь  магической перчатки.

Пока Вангердагаст читал заклинание, хазнеф бил крыльями по стене каньона, пытаясь высвободиться из паутины, прилепившей демона к стене ущелья. Когда у демона ничего не получилось, монстр подтянул лапы к ногам и быстрым движением острым когтем порвал щёлкнувшую напоследок паутину, продолжив падение. Роуэн отпрыгну и, отбив мечом два взмаха крыла демона, рванул вперед и вонзил ржавый кинжал в шею монстра.

По всему ущелью пронёсся ужасающий крик. Хазнеф ударил мужчину крылом, и тот отлетел прямо в Кадимуса. Таналаста, Роуэн и их скакун повалились в кучу, а хазнеф поднялся на ноги. Вангердагаст увидел, что сквозная рана, которую он нанёс хазнеф пару дней назад, полностью зажила, но из шеи демона, там, где торчал ржавый клинок, безостановочно текла чёрная кровь.

Голос Таналасты, выкрикивающей командные слова, пронёсся над каньоном.

Принцесса снова хлопнула по браслету, и на этот раз из него показалось четыре золотых снаряда, устремившихся к демону. Кожаное крыло, прикрывшее тело монстра от магических снарядов, посветлело и начало просвечивать, из-за чего можно было увидеть все кости крылатого монстра.

Магический снаряды разбились на тысячи искр, столкнувшись с крылом демона, которым он ловко прикрыл тело, несмотря на внешне серьезную рану.

Вангердагаст сжал руку и направил её на демона, а магическая перчатка сжала светлячка и рванула к монстру. Хазнеф еще убрал крыло, но готов был подпрыгнуть, когда к нему подлетела перчатка. Маг направил руку на голову монстра и отмахнулся раскрытой ладонью, а магическая перчатка повторила его движения, разжав кулак и дав пощёчину хазнеф.

- Свет!

Шар яркого света охватил голову демона. Хазнеф закричал и отскочил от мага, но свет двигался вслед за ним.

Вангердагаст опустил руку, и перчатка соскочила с его руки на землю. Маг произнёс какое-то заклинание, сживая руку так, будто в неё был вложен кинжал, и перчатка поднялась в воздух. Она подлетела к демону и крепко обхватила рукоятку кинжала, застрявшего в шее монстра. Вангердагаст вертел полу-сжатой рукой вверх и вниз, а перчатка повторяла эти движения, дергая меч в ране.

Демон завизжал и раздвинул крылья, крутя крыльями и руками в разные стороны. Сфера света все еще окружала его голову. Перчатка вытащила меч из раны и начала бить демона в разные части тела. Визжащий хазнеф пытался поймать бестелесного соперника, но из-за сферы света видел перед собой лишь обжигающий свет.

Когда меч взлетел над грудной клеткой демона, маг опустил руку вниз, заставляя перчатку вонзить оружие в туловище монстра, после чего разжал руку. Хазнеф яростно взревел, поднялся в воздух и, ударяясь об стены каньона, улетел прочь.

Вангердагаст хотел было нагнать демона, но даже раненный хазнеф был быстр, как лев. Маг остановился и обернулся, увидев, что Таналаста пересела обратно на свою лошадь и подавала руку Роуэну. Мужчина не был ранен, но все равно шатался от  столкновения со стеной. Кадимус все еще стоял поперек каньона и ошеломленно смотрел на людей. Вангердагаст в одно движение вскочил в седло.

- Уходим! – выкрикнул маг. Обычно, такое заклинание света держалось полдня, но он не сомневался, что демону потребуется куда меньше времени, чтобы развеять его. – Хазнеф я не убил, так что мы должны поторопиться.

- Да, но теперь мы его ранили, - ответила Таналаста, сжав пятки на боках своей лошади и заставив ту двигаться. – Это уже успех.

Вангердагаст двинулся за принцессой, попутно подзывая к себе магическую перчатку и, дабы не потерять кинжал Роуэна, забрал у неё его. К удивлению мага это был просто кинжал из кованого железа. Демоны ненавидели железо, но не мог же быть хазнеф простым демоном. Маг почистил кинжал о плащ, а затем убрал его в седельную сумку, выхватывая из воздуха магическую перчатку и убирая её в карман.

Путники отправились дальше по каньону, как вдруг, у поворота, Таналаста резко скомандовала и остановила группу. Вряд ли путь им перекрыли орки, да и хазнеф не мог так быстро избавиться от заклинания, но, на всякий случай, маг запустил руку в карман и нащупал кусочек серы.

Вангердагаст посмотрел через плечо принцессы и увидел кованные ворота посреди каньона, преграждающие путь.

- Во имя девяти ворот Абисса, что они тут делают? – Воскликнула рейнджер, посмотрев через плечо принцессы. Мужчина лишь закрыл глаза и покачал головой.

- Ты уверен, что это верный путь? – Спросила женщина.

- Абсолютно, - ответил Роуэн. – Должно быть, это иллюзия. Мы встретились с подобной, когда входили в первую гробницу.

- Иллюзия? – спросил Вангердагаст. Он проехал вперед, произнёс длинную строку мистических непонятных слов, а затем выкрикнул:

- Прочь!

Двери исчезли, а за ними стояла сутулая низкая фигура с малиновыми глазами и красным носом. Её чёрные сальные волосы спутались под ржавым и погнутым подобием короны и ниспадали на лицо, прикрывая алые глаза. На его спутанной бороде было видно отверстие рта, из которого торчали жёлтые клыки и красный язык.

- Что? Без стука? – прохрипел незнакомец. Он вскинул руки вверх и сделал ими движение, которое Вангердагаст не смог опознать. – Вы просто заставили их исчезнуть?

Под плащом человек был абсолютно гол – под рёбрами, обтянутыми бледной обсидиановой кожей и был виден небольшой животик, размером с суповую чашу. На кончиках его пальцев виднелись жёлтые обломанные ногти, за спиной были сложенные крылья, а по волосам и плечам бегало огромное количество каких-то паразитов.

- Еще… - попытался сказать Вангердагаст, - еще один хазнеф?

- Конечно, - взволнованно ответила Таналаста. - Алусейр же открыла три гробницы!

- Это только те, о которых мы знаем…

Хазнеф что-то выкрикнул, расправил крылья и, когда они коснулись стен каньона, двинулся к незваным гостям.

- Достаточно! Пора уходить. – Выкрикнул маг и попытался дотянуться до запястий путников, но Роуэн выхватил кинжал из-за пояса мага и спрыгнул с лошади.

- Ну уж нет. – Ответил рейнджер с округлившимися от гнева глазами. Хазнеф был в десяти шагах от него.

- Роуэн! – Воскликнула женщина, попытавшаяся слезть с седла.

Мужчина обернулся к ней и сказал:

- Я должен сражаться. Отчасти, жизнь и свобода этого монстра – моя вина.

Таналаста посмотрела на хазнеф – его длинный язык извивался между зубами. Он готовился прыгнуть вперед. Вангердагаст нагнулся и протянул руку Роуэну.

- Не глупи! Дай мне руку!

Роуэн поколебался и сделал шаг назад. Хазнеф безумно хихикнул и подпрыгнул в небо, а Вангердагаст уже начал читать заклинание, представляя перед собой конюшни дворца наместника в Арабеле. Маг схватил принцессу за плечо, но она дернулась вперед, к Роуэну, и вырвалась из хватки Придворного Мага. Тут что-то ударило мага по голове, мир вокруг него потемнел, и Придворный Маг начал подать назад.

Казалось, он падал целую вечность. В какой-то момент, мага затошнило, он потерял ориентацию в пространстве. Ему показалось, что его все-таки настигла быстрая смерть, - нет ни боли, ни страха.  Но тут он больно приземлился на землю, чувствуя лишь как нечто тёплое и грязное касалось его шеи.

На мгновение свет вернулся в глаза Вангердагаста, и лишь для того, чтобы он увидел коричневый влажный нос Кадимуса, который все который проскочил мимо лица мага и ударился об землю. Через мгновение он почувствовал, как его тело оказалось погребено под тяжёлой мохнатой тушей и учуял запах потной кожи скакуна.

Несколько мгновений Вангердагаст лежал без движения. Маг старался прийти в себя, игнорируя боль и вонь в носу. Он прислушался и уловил удивленные голоса нескольких мужчин и женщин.

Маг протянул руку, вонзил пальцы в мягкую землю, подтянул себя наверх и, внезапно, освободился от веса, навалившегося на него. Некоторые голоса казались ему знакомыми. Вангердагаст сел на колени и увидел перед собой подолы нескольких платьев, около пятидесяти копыт и услышал лязг брони. Когда его зрения прояснилось, он увидел перед собой чистые стены конюшни, и лишь тогда понял, где оказался.

Маг поднял голову и увидел перед собой нескольких вооруженных Пурпурных Драконов, знакомого мужчину в пыльной походной одежде и золотой короной на голове, пухлого мага с густыми бровями, женщину с медовыми волосами и холодными как лёд голубыми глазами и тонкого мужчину с обветренным лицом. Азун, Мерул, Филфаэрил и Овдин смотрели на Вангердагаста со смесью ужаса и удивления на своих лицах.

Что-то трепеталось рядом с Вангердагастом. Он повернул голову и увидел кожаное крыло.

- Бегит… - Попытался выкрикнуть он. Маг быстро встал на ноги, развернулся лицом к монстру и попытался прикрыть своих друзей от нападения, но тяжёлая рука ударила его по голове и отбросила в сторону. Вангердагаст с кровоточащим лбом врезался в Кадимуса и тяжело повалился на пол. Его зрение помутилось. Он выдохнул и засунул руку в карман.

Дюжина Пурпурных Драконов бросилось на монстра, но тот с лёгкостью увернулся от них, как орёл от стаи сусликов, подлетел к королю, выбил меч из его рук и выкрикнул ему прямо в лицо:

- Узурпатор!

Одной рукой он сорвал корону с головы короля, а второй сильно ударил его в грудь, пробивая доспех и отбрасывая в сторону, подобно тряпичной кукле. Вангердагаст почувствовал прилив тошноты и наступление темноты на его взор, но надеялся, что успеет использовать свою любимую палочку до того, как потеряет сознание.

Гвардейцы напали на демона, коля и рубя его, но тот с лёгкостью раскидал их и подпрыгнул в воздух, ловя струи молний и огня, выпущенные Боевыми Магами. Рассмеявшись, демон прикрыл тело крылом, защитившим его от заклинания, и рванул вперед,  приземлившись на королеву. Маги резко перестали сыпать заклинаниями в монстра. Филфаэрил закричала, а затем крылья монстра обхватили её.

Глаза мага начали закрываться, когда он, наконец-то, нащупал свою палочку.

- Не бойтесь, моя королева, - с другой стороны кожаной стены  раздался голос монстра, смешанный с безумным смехом. – Я не причиню вам вреда.

Хазнеф крепко обхватил королеву за плечи и взмыл в воздух. Веки Вангердагаста опустились, и теперь он смотрел будто через замочную скважину. Из последних сил Вангердагаст поднял руку в сторону улетающего демона и выкрикнул командное слово, после чего его взор накрыла тьма.

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава Одиннадцатая

 

 

Изогнутые руны и письмена были выдолблены на коре чинара и были такими же четкими, как и в тот день, когда их вырезали. Таналаста внимательно изучала их, и хоть она потратила не один год на изучение эльфийского, принцесса не смогла узнать этот стиль, но была уверена в его архаичности. Буквы плавно перетекали из одной в другую, из-за чего все слова казались единым произведением. Хотя это определенно был один из диалектов Высоко Уилтана, внешний вид надписи был слишком древним и архаичным даже для Раннего Века Оториона.

Пусть Тело его  питает это дерево

Дабы Древо росло и восполняло дух

Который вернет его к жизни

Таналаста закончила читать и отошла от дерева. Помимо своего необычного написания и упоминания людей, это была стандартная эпитафия погибшему эльфу, которая выводилась на каждом Дереве Тела – своеобразным мемориалам эльфам, населявших Кормир больше тысячи лет назад. Когда уважаемый эльф умирал, его друзья хоронили его под деревом, выводя на коре подобные слова. Таналаста не знала всех подробностей этого отряда, но она читала, что таким образом общество отдавало дань уважения тем, кто имел особое значение при жизни. Считалось, что так дух конкретного эльфа будет увековечен. Женщина не раз встречала подобные эпитафии во время путешествия с Вангердагастом и всегда удивлялась величию этих деревьев.

Хотя это дерево разительно отличалось от других эльфийских монументов – ствол чинара почернел, кора покрылась пятнами, ствол был расколот надвое, а ветки вздымались в небо под кривыми и неестественными углами. Пожелтевшие листья свисали с веток подобно дряблым старческим рукам, которые пытались ухватить что-то, что пронесется под ними. Но больше всего этот монумент от других отличала огромная яма, вырытая у корней древнего дерева.

Таналаста подошла к дереву и продолжила читать.

Так опустошение принесет беспокойный сон

Так скорбь посеет семена разрухи

Так убийцы погубят сыновей своих сыновей

Таналаста почувствовала, что её желудок будто опустел и забеспокоился. Подобные проклятия были редкостью в эльфийском творчестве, даже в довольно агрессивную эпоху правления короля Оториона. Конечно, в Королевской библиотеке было мало литературы  до времен короля Оториона – по-видимому, ранним кормирцам была не интересна эпоха Высоко Уилтана, но принцесса не могла поверить, что до эпохи Оториона у эльфов были приняты проклятия. Помимо одной известной резни и парочки менее значительных случаев, эльфы эпохи Илифара были вполне мирными.

Таналаста прошла вокруг дерева и дочитала последнюю строчку.

Иди сюда, Безумный Болдар, и приляг среди корней.

Принцесса ужаснулась, вспомнив хазнеф в короне, исчезнувшего вместе с Вангердагастом. Она отошла на шаг назад и прикрыла рот рукой, пытаясь успокоить сердце, бушевавшее внутри. Болдар Безумный был её предком, одним из первых королей Кормира, более одиннадцати веков назад. Согласно легендам, он убил не один десяток наложниц, пока одна из жертв, которую безумный король хотел выбросить из окна башни, не утащила монарха за собой. Несчастная женщина погибла на месте, но, скорее, не от падения, а от ужасных ран, которые нанёс ей безумный король.

Мало кто знает, что Болдар пережил падение, и несколько дней дожидался Бакабра Эфара, первого Придворного Мага, из-за заграницы. Каково же было облегчение народа, когда король умер, так и не дождавшись мага. По прибытию, Бакабр официально объявил о смерти короля и приказал сжечь сильно раздутый труп, одетый в королевский наряд.

Сложно как-то объяснить поспешное решение мага, но Таналаста не могла и подумать о том, что Придворный Маг мог использовать этот инцидент как возможность решить дилемму, возникшую перед ним. Хоть Болдар и был безумным, но он был королём Кормира, а значит Бакабр был обязан служить ему. Но Придворный Маг все видел и понимал, что хоть правление безумного короля и проходит, в целом, успешно – развивается Сюзейл, а поселенцы осваивают все новые и новые просторы Кормира, но его персона не могла помочь развитию молодого королевства в долгосрочной перспективе, и после такого инцидента они точно не захотят подчиняться вконец обезумевшему королю. Что если Болдар пережил падение с башни, а маг попросту подменил тело, объявив короля умершим, а настоящего Обарскира отправил куда-то, доживать свою жизнь?

Внезапно, за спиной Таналасты раздался шелест листьев. Она молниеносно развернулась и увидела Роуэна, который обошёл дерево за спиной Таналасты.

- Все хорошо, принцесса? Вы выглядите…озабоченной.

- Я озадачена… и напугана, - ответила принцесса не сводя глаз с дерева. – На других были такие же руны?

- Они были одинаковыми. – Ответил Роуэн, даже не взглянув на руны.

- Меня интересует другое – они были точь в точь такими же? – спросила принцесса, указывая на имя Болдара Безумного, написанное на эльфийском. – Особенно эти.

- Думаю, да, – слегка смущенно ответил мужчина. – Честно говоря, я даже не вижу разницу между этими рунами и теми, что по соседству. Мне очень жаль.

- Не стоит. Невозможно выучить какой-либо из древне-эльфийских диалектов без пользования Королевской библиотеки.

- Боюсь, что даже когда у моей семьи был к ней доступ, я не пользовался им. Да и вообще никогда не изучал языки.

Таналаста улыбнулась.

- Высокий Уилтан, скорее, не язык, а музыка. Послушай.

Принцесса подошла к дереву и провела пальцем по рунам. Мелодичный женский голос, столь же измученный, сколько и угрожающий, раздался из ниоткуда и пропел надпись. Глаза Роуэна округлились от удивления, а Таналаста лишь улыбнулась еще шире, хотя и сама почти ничего не поняла – человеческое ухо не могло полностью воспринимать Высокий Уилтан без предварительной подготовки.

- Я никогда ничего подобного не слышал! – Выпалил Роуэн.

- Это эльфийский духовный голос. – Объяснила Таналаста, вздрагивая от измученного голоса.

Принцесса прошла вокруг дерева, вслух переводя каждый глиф для того, чтобы рейнджер все понял, и для того, чтобы самой быть уверенной в правильности перевода. Когда она закончила, Роуэн побледнел. Он спросил:

- Это эльфы сделали их? – спросил он, имея в виду хазнеф. – Зачем?

- Во-первых,  нам надо узнать, кто написал эти надписи. А затем, мы должны узнать о связи хазнеф с деревьями. Именно поэтому я и спрашивала у  тебя о схожести этих рун.

Роуэн пожал плечами.

- Я понимаю. Если бы я только мог…

- Ты не мог бы, - прервала его женщина. – Думаю, я пойму все, что мне нужно из заметок Алусейр.

- Заметок?

Таналаста выдохнула.

- Алусейр ничего не записывала, да?

- Её целью был поиск Эмпереля.

- Да уж я представляю, как она спешила, - Таналаста обошла дерево и подошла к дыре у корней. – Она хотя бы заглядывала внутрь гробниц?

- Да, так мы и нашли это, - сказал Роуэн, снимая с пояса железный ржавый кинжал и протягивая его женщине. – Он был во второй гробнице.

Таналаста внимательно изучила оружие. На краях были видны царапины и следы удара кузнечного молота.

- Кованный, м? Я удивлена, что он еще не развалился. Нет, это точно не эльфийская работа. Судя по всему, меч был сделан более тринадцати столетий назад.

- Как вы это сделали? Я не видел никаких отметок.

- Смотри. Первую сталелитейную мастерскую в Сюзейле построили в семьдесят пятом году, в год Опоясывающей Смерти. До этого люди выплавляли своё оружие в наземных печах и ковали его в общественных кузницах, - Таналаста вернула кинжал Роуэну. - Благодаря этим следам молота можно сделать вывод, что оружие было сделано до семьдесят пятого года. Конечно, возраст клинка и его более-менее рабочее состояние подтверждает умение мастера, однако уже после открытия сталелитейной мастерской никто не повёз бы в Кормир железо, когда в ходу сталь. А значит, это просто оружие изготовленное хорошим мастером в первые года существования Кормира.

- Понятно, - с кивком ответил Роуэн. – Есть что-то, чего вы не знаете?

- Ну конечно. Если послушать Вангердагаста, то можно заполнить целые тома того, чего я не знаю.

Роуэн хихикнул, а затем посмотрел туда, где пропал Придворный Маг около получаса назад. Таналаста проследила за его взглядом. Хазнеф с шаром света на голове все еще кружил над лабиринтом. Хотя Вангердагаст наложил заклинание около получаса назад, оно уже начало истощаться. Таналаста, решив, что с этим надо заканчивать, достала из кармана кольцо с Пурпурным Драконом и надела его на палец. Небольшой шарик магического света тут же появился рядом с ней.

- Продолжай наблюдать за ним. – Сказала она и подошла к дыре у корней.

- Что вы собираетесь делать? – Спросил Роуэн, схватив Таналасту за руку.

Хотя это и казалось чем-то грубым, от Роуэна этот жест выглядел как простое проявление беспокойства. Она похлопала его по руке и ответила:

- Хочу посмотреть там все и найти то, что упустила моя сестра.

Роуэн отошёл на шаг и, кивнув, ответил:

- Тогда не задерживайтесь там.

Таналаста посмотрела в сторону хазнеф.

- О, поверь, я сделаю все быстро, - принцесса поправила кольцо и шагнула в темноту, но резко остановилась. - И разве я не просила тебя называть меня просто Таналастой? Без всякого официоза.

- Как прикажите, принцесса. – Ответил Роуэн с упрямой улыбкой.

Она пнула в мужчину грязь, развернулась и зашла в дыру. Спёртый воздух и все более плотная темнота заставили тело принцессы покрыться мурашками, а челюсти болели от напряжения. Принцесса сразу поняла, что стержневого корня у дерева нет. Впереди она увидела нечто, что напоминало тело, и оно было окружено маленькими чёрными корнями. Наконец, пройдя сквозь несколько черных корней, свисающих с потолка, Таналаста добралась до маленькой пустой комнатки с плиткой на полу, на котором лежало несколько непонятных тканевых изделий и несколько потускневших застёжек и пуговиц.

Женщина втянула спёртый воздух склепа и чуть не визгнула, когда что-то мягкое прилипло к её щеке. Она быстро убрала это рукой. Таналаста посмотрела на причину своего беспокойства и увидела паутину. Она осмотрелась по сторонам и поняла, что это был шёлк сырец, закрывающий собой все стены, пол и потолок.

Первым её побуждением был побег, ибо смотря на паутину, она думала лишь о пауках, но Таналаста переборола себя – заставила себя сжать челюсти, подошла к стене и начала срывать с него тонкие нити. К её удивлению, шелк так и не заканчивался, и принцесса уже прорыла небольшой тоннель длиной в десять шагов, пока, наконец, не докопалась до земли.

Таналаста вздрогнула, осознав то, насколько давно умерло дерево над ней, из-за чего процесс восстановления почвы был нарушен. Она развернулась и подошла к горсти пуговиц. Женщина подняла одну из них, и золотое покрытие было настолько стёрто, что она еле-еле смогла разглядеть изображенного на ней дракона с расправленными крыльями. Все сомнения по поводу личности хазнеф улетучились – на пуговице была изображена эмблема короля Болдара. Опасаясь быть атакованной неведомым злом, Таналаста выбросила пуговицу в сторону и начала выбираться из склепа.

Роуэн стоял у выхода, держа лошадь за поводья и наблюдая за каньоном. Принцесса еще не успела окончательно выползти из ямы, когда мужчина уже спросил:

- Когда вернется Вангердагаст?

Таналаста подняла голову и увидела беспокойство на лице мужчины.

- Думаю, к завтрашнему вечеру. Сомневаюсь, что у него было подготовлено два заклинания телепортации, так что ему придётся подготовиться.

Лицо Роуэна приняла выражение настоящего горя.

- Тогда, нам лучше поторопиться.

Он протянул ей руку. Таналаста хотела было уже взяться за неё, но вместо этого Роуэн стянул с её пальца магическое кольцо.

- Расстегни седельные сумки.  Используем кольцо в качестве приманки. – Пояснил мужчина.

- Тебе не кажется, что этот трюк устаревает? – спросила Таналаста, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду от пыли и грязи. – В прошлый раз его надолго не хватило.

- Это новый.

Роуэн снял с кобылы седельные сумки и седло, затем привязал кольцо к гриве лошади. Таналаста посмотрела на север, где первый хазнеф все еще кружил над каменным лабиринтом. Магический шар на его голове потускнел, из-за чего принцесса могла разглядеть спутанные чёрные волосы монстра. Но хуже всего было второе маленькое черное пятнышко в небе, которое все приближалось и приближалось к ним. Принцесса подскочила к лошади и начала расстёгивать сумки.

- Завяжи узел посвободнее. Дай ей шанс, - сказала Таналаста. – Эта лошадь сильно помогла нам, и я хотела бы, чтобы у неё был шанс выжить.

Роуэн кивнул, затем ослабил узел. Он привязал кольцо к гриве лошади, но таким узлом, чтобы долго оно не продержалось.

- Готово. Думаю, без седла и сумок у лошади будет больше шансов вернуться домой, чем у нас.

- Справедливо.

Принцесса сняла сумки со спины лошади, а затем сильно размахнулась и шлёпнула лошадь по бедру. Животное заржало и бросилось на юг, в каньон между Ушами Мула. Таналаста сняла наручи, убрала их в сумку, затем расстегнула застёжку плаща и проверила себя на другие магические аксессуары, которые могли бы выдать их местоположение.

- И куда теперь? – Спросила Таналаста, убедившись, что больше не излучает магию.

Роуэн указал на юго-запад от Ушей Мула и сказал:

- Вот туда. Через двадцать шагов увидишь следы от копыт. Иди по ним, а я пока попытаюсь скрыть следы нашего присутствия здесь.

Хотя Таналасте и не нравилась перспектива разделения их и без того маленького отряда, она признала разумность его плана и уверенно пошла в указанном направлении. Как Роуэн и обещал, вскоре женщина увидела следы лошадей, оставленные отрядом Алусейр. Она сняла плащ и начала заметать следы, стараясь помочь рейнджеру замести следы и попутно проклиная свою сестру за неосторожность.

Через двадцать шагов следы копыт начали пропадать, и принцесса, слегка покраснев, поняла, что Алусейр намеренно оставила следы, дабы помочь Роуэну определить направление движения. Тем не менее, Таналаста продолжила заметать едва заметные следы. Таналаста изменила свою тактику и теперь старалась прятаться за камнями, избегая кустов, которые могли повредиться от её прикосновения.

Женщина обернулась и увидела, что маленькое пятнышко в небе принимает все более отчётливую форму галочки. Пройдя еще немного вперед, она заметила несколько следов, сместившихся на юг, после чего пошла по ним, залезла на небольшую возвышенность и осмотрелась по сторонам, обнаружив Роуэна в пятидесяти шагах позади себя. Тогда, не дожидаясь мужчину, она повернулась и бросилась вверх по склону.

Когда женщина поднялась на вершину, то обернулась и увидела, что хазнеф был слишком близко – женщина могла детально рассмотреть его крылья. Тогда она встала на четвереньки и, проползя еще несколько шагов, стараясь наступать только на камни, прыгнула в куст и повернулась на спину, чтоб посмотреть на хазнеф.

Роуэн отставал от неё на десять шагов. Таналаста едва слышно шикнула ему, и тот, резко упав на землю, откатился в куст, накрылся своим плащом и стал еле заметным даже для принцессы.

Измученные и уставшие, они ждали, пока хазнеф облетит хребет где-то около полумили от них. Сначала демон повернулся к увядшему чинару, но затем развернулся и полетел к солнцу.

Таналаста вылезла из куста, поднялась на ноги, позвала Роуэна, а затем указала на гребень и шикнула:

- Роуэн, быстрее!

Мужчина выкатился из куста, поднялся на ноги, махнул плащом по земле и быстро подбежал к женщине.

- А ты…быстро двигаешься, - тяжело дыша, сказал Роуэн. – Я  не был уверен, что смогу нагнать тебя.

- Это все страх, не так ли? – ответила принцесса и посмотрела на следы Алусейр, ведущие вниз по хребту. – Если ты будешь напуган так же, как и я, то с отставанием у тебя проблем не будет.

Они еще раз посмотрели на небо, после чего вылезли из куста и поднялись на ноги.

- Я не боюсь только потому, что мне нечего терять. Ты же когда-нибудь станешь королевой. Скажи, почему ты тогда отошла от Вангердагаста?

- Король приказал мне найти Алусейр, чтобы я передала ей кое-что.

- Не верю. Это оправдание, а не причина. Поверь мне, я буквально чувствую, что отношения между тобой и Придворным Магом натянуты, как тетива.

Они спустились с хребта в широкую впадину, увидев резко вздымающиеся Грозовые Пределы на юге и горный хребет на севере. Роуэн махнул плащом по земле, стирая следы копыт. Таналаста посмотрела в небо, которое, впервые за долгое время, было чистым и без присутствия на нём монстров.

- Ты постоянно будто пытаешься вынудить его на что-то, - продолжал Роуэн, попутно стирая следы копыт плащом. – На что?

Принцесса сверкнула злобным взглядом, обернулась, споткнулась о камень и чуть не упала.

- Даже если бы это было и так – не тебе допрашивать принцессу.

- Так значит теперь снова принцесса. Ну уж прости, но когда ты отскочила от мага, читающего заклинание телепортации там, в ущелье, ты совершила очень странный поступок. И теперь я обязан узнать его причину.

- Ну хорошо, – с каждым шагом Таналасте было все сложнее поддерживать темп Роуэна, а тот, казалось, становился лишь бодрее. -  Наверное, ты знаешь о том, как Аунадар Блеф использовал меня…Я хочу завоевать уважение будущих подданных. Я должна быть сильной королевой, которая может настаивать на своём, защищая свои принципы. И если я вернусь в безопасность при малейшей опасности – то что я за королева такая?

- Нет. – Ответил Роуэн остановившись.

Пройдя два шага, Таналаста тоже остановилась.

- В чем дело, Роуэн?

- Обманывая людей, ты лишь теряешь их уважение. Я не знаю, что ты должна передать Алусейр, но я почти уверен, что это сообщение не стоит твоей жизни, которую ты можешь потерять, спасаясь от двух монстров.

Принцесса посмотрела в небо и, увидев два пятнышка вдалеке, сказала:

- У нес нет на это времени. Идём.

- Тебе не нужно завоёвывать моё уважение. Ты уже сделала это, показав свою отвагу и интеллект. Теперь покажи, что уважаешь меня.

Таналаста закатила глаза.

- Тогда мы сможем пойти?

Роуэн кивнул.

Принцесса кивнула, а её взгляд упал, после чего она не смогла поднять его.

- Тогда, полагаю, ты должен знать еще и то, что я осталась здесь из-за тебя.

- Из-за меня?

Принцесса кивнула.

- Придворный Маг всегда и везде напоминает всем вокруг, что я начинаю становиться старой для продолжения рода.

- Я слышал это, но как…

- Ты дашь мне договорить? – огрызнулась женщина, махнув рукой в сторону хазнеф. – У нас не так много времени.

- Конечно. – Кивнув, ответил мужчина.

- На празднование дня рождения моего отца должна была произойти моя помолвка с Дунефом Марлииром, но я расстроила её, - принцесса стиснула зубы. – Мало кто знает, но когда приглашение на праздник пришло в монастырь Хуфду, где я провела последний год, я сказала Мастеру Урожая, что отправлюсь в Арабель и приму предложение Дунефа.

- А что сказал Мастер?

- Он лишь пожелал мне счастья, сказав, что Дунеф – достойный мужчина, - резко ответила она. - Но потом, когда я гуляла в горах, у меня возникли сомнения.

Роуэн кивнул, будто его не удивила мысль о принцессе, в одиночку гуляющей в горах, кишащими орками.

- Когда я достигла верховья реки Орк, воздух наполнился пением птиц, а свет приобрёл золотой оттенок. Из кустов показался блистательный серый жеребец, несший на себе старуху с жемчужными глазами и кольчуге. Она проигнорировала меня и подъехала к воде, дав жеребцу утолить жажду, и пока он пил, из его ноздрей полилась чернильная тьма, трава вдоль берега почернела, а иголки на соснах почернели и опали.

- Это был не сон?

- Я была уверена в этом так же, как уверена в том, что этот разговор – не сон. Старуха посмотрела на меня, покачала головой и по её щеке сбежала одинокая слеза.

- И ты подумала…

- Я ничего не подумала, - отрезала Таналаста. - Я просто испугалась, развернулась и побежала, куда глаза глядят. В итоге, я заблудилась, а день почти закончился, но, когда вышла к густым зарослям ивы и черешни, то услышала смех женщины. Я бы повернула назад, но подумала, что она сможет подсказать мне дорогу до монастыря.

- И что дальше? – Озабоченно спросил Роуэн.

- Я продралась через заросли и увидела молодую красивую женщину, стоящую рядом с белым жеребцом, пьющим из маленького пруда. Конь был белоснежны и с сияющими подобно  алмазам, глазами. Сначала я подумала, что это обычный конь, пока не спросила у женщины дорогу, а жеребец не поднял голову…

- Это был единорог. – Закончил за неё мужчина.

- Да. Золотой рог и раздвоенные копыта. На мой вопрос женщина лишь хихикнула, запрыгнула на единорога и ускакала в лес. Там, где единорог оставлял следы, моментально вырастали кусты и цветы.

Роуэн долго молчал, а затем спросил:

- И потом ты очутилась в монастыре?

- Почти, - немного удивленно спросила принцесса. - Я открыла глаза и поняла, что нахожусь у реки Орк. Как ты узнал?

- Если бы тогда ты не оказалась в знакомом месте, то это все было бы просто видением, - ответил Роуэн, а затем выражение его лица сменилось с испуганного на ошеломленное. - Так ты думаешь, что это на самом деле был единорог?

Таналаста пожала плечами.

- Не знаю, но скажу, что ты, пока что, лучший кандидат на мужа, которого я встречала с тех пор. И, думаю, это не просто совпадение, что я нашла твоё святилище у Орочьего Котла.

Роуэн покачал головой.

- Но ведь моя семья…

- Но сейчас то ты не бесчестен со мной, - на юге  Видение у реки Орк было не о политике, а о любви.

Роуэн ничего не ответил, а лишь побледнел и, казалось, был слишком ошеломлен, чтобы что-то ответить.

Женщина взяла его за руку и спросила:

- Ну а теперь-то мы можем пойти?

 

*****

 

Филфаэрил сидела одна в абсиде тихого тронного зала, украшенного большими арками с рифлёными мраморными колоннами. Хотя в зале и пахло плесенью, потолочные своды были украшены красивыми золотыми вставками. Это были простые изделия, произведенные тысячу лет назад, когда Кормир только-только зарождался, а Арабель был просто скоплением таверн и гостиниц. Королева не могла представить, чтобы какая-нибудь арабельская семья могла вложиться в постройку такого зала, чтобы потом просто позволить ему тухнуть и гнить.

С другой стороны, с момента внезапного появление Вангердагаста, ничего не имело смысла. Почему вместе с ним телепортировался какой-то монстр, почему он похитил её, и почему теперь просто оставил здесь и ушёл. Была ли это своеобразная тюрьма, или монстр просто развлекался?

Какими бы важными не были те вопросы, их важность меркла по сравнению с теми, что постоянно возвращались к ней. Больше всего Филфаэрил волновала судьба Таналасты, Азуна и Вангердагаста. Так или иначе, в этом тронном зале ответов не было.

Но женщина заставила себя сидеть на своём простом троне, куда её посадил монстр, не двигаясь и пытаясь найти хотя бы намёк на присутствие её похитителя, следуя плану Вангердагаста: во-первых, не двигаться и дождаться спасательной группы Боевых Магов. Во-вторых, не давать поводу обидчику навредить жертве. В-третьих, сражаться или бежать только в том случае, если на другой чаше весов неизбежная смерть. Придворный Маг убеждал, что спасательная группа прибудет через несколько минут после того, как о похищении станет известно, но Филфаэрил сидела на троне уже несколько часов, а спасатели подавали меньше признаков присутствия, чем похититель. Очевидно, что с планом мага что-то пошло не так.

Королева встала и спустилась с трона, после чего остановилась, но монстр не подал признаков присутствия. Тогда она прошла вперед, к бронзовой решетке, перекрывающей зал. Монстр не закрыл дверцу, так что королева свободно прошла через неё, но затем моргнула и обнаружила, что смотрит на трон, будто что-то развернуло её на сто восемьдесят градусов.

Тогда Филфаэрил обернулась на каблуках и обнаружила перед собой незапертые дубовые двери, за которыми виднелось тёмное фойе. Она приоткрыла их, но снова увидела перед собой бронзовую решетку, за которой, на помосте, стояли два деревянных трона. Женщина нахмурилась, закрыла двери, а когда открыла и прошла внутрь, то вновь увидела ту же картину.

Королева развернулась, прошла через бронзовую решетку и закрыла её. Она подозревала, что её похититель на уйдёт просто так, но, видимо, монстр специально оставил её здесь и наложил какую-то иллюзию, пытаясь сломить психику женщины. Как знал каждый манипулятор – лучший способ контролировать кого-то, это контролировать его психику. Надо признать, что это сработало отлично.

Когда она обернулась, то снова прошла через решетку и пошла вперед, проходя через арки, но всегда, когда оборачивалась, обнаруживала, что решетка и трон совершенно не отдалились от неё. Она обернулась и вновь увидела перед собой

Тогда Филфаэрил смирилась с тем, что её темница настолько же надёжна, как и все остальные, после чего развернулась и вернулась на своё место. Она села на деревянный трон, сохраняя спокойствие, и, представив перед собой бородатое лицо Вангердагаста, потёрла свой перстень.

Но в её сознании было так же тихо, как и в этом тронном зале. Филфаэрил представила дюжину причин, почему маг молчал, и не хотела, чтобы хотя бы одна из них была правдой. Если Вангердагаст не отвечает, то он, вероятно, либо не может ответить, либо не слышит её зова.

Наконец, раздался звук фанфар, а в далёких дверях показался ужасный монстр. Крылья были сложены за его спиной, на голове красовалась ржавое подобие короны, а красные глаза сверкали в сторону королевы. В руках монстр нёс какое-то тряпьё, которое могло быть неким подобием одежды, а с его длинных когтей стекала кровь.

- Миледи, - проскрежетал монстр, низко кланяясь, - прошу вас простить меня. Я задержался только потому, что вынужден был разбираться с предателями.

Когда монстр приблизился к пьедесталу, Филфаэрил смогла разглядеть одежды, которые он нёс – чёрные непромокаемые плащи с бронзовыми застёжками на шее. Боевые Маги таки добрались до неё. Королева обнаружила, что её ногти нервно скребут подлокотники трона.

Фантом сбросил тряпье на пол и поднялся к королеве.

- Нет смысла звать кого-либо, - прошептало чудище, отравляя воздух зловонием засохшей крови. – Я всегда буду рядом с вами. Всегда.

Когда монстр подошёл к ней, он сбросил на пол тряпьё и мягко взял её руку в свои. Королева невольно вздрогнула и вжалась в трон. Филфаэрил дрожала, пока чудище аккуратно сняло с её руки кольцо, измазав её в тёплой крови.

- Ты что же, боишься, что я причиню тебе боль?

Филфаэрил ничего не ответила, а лишь задалась вопросом – действительно ли она сошла с ума?

Монстр сжал ладонь с кольцом королевы и прикрыл глаза, сладостно постанывая. Его крылья чуть-чуть приоткрылись, обнажая тощий торс чудища. Филфаэрил отвернулась в отвращении, но поборола это в себе и повернулась обратно. Затем быстро запустила руку в волосы, нащупав в них острую заколку, которую быстро вытащила и с размаху вонзила монстру в живот, выкрикивая командное слово и активируя смертельную магию магического оружия.

Монстр застонал и раскрыл ладонь, выронив кольцо на пол. Но он не упал.

Филфаэрил вскрикнула и снова выкрикнула командное слово, надавив на заколку. Внезапно, трон под ней заскрипел и развалился, а королева оказалась на полу, сидя поверх обломков гнилой скамьи. Королева была слишком смущена произошедшем и не понимала, почему трон превратился в скамью, но точно знала, что вся магия в её кольце окончательно истощилась.

На секунду тронный зал потемнел, и Филфаэрил показалось, что она оказалась в темном подвале. Колонны превратились в стойки для бочек,, освещаемые далёким светом, а арки -  в гнилые деревянные балки на потолке.

Монстр вытащил из живота оружие и удивлённо уставился на королеву, а затем сказал:

- Посмотри, что ты сделала с нашими тронами! – монстр указал на обломки, а потом уставился на королеву красными глазами. - Когда ты стала такой толстой? Посмотри, ты же большая, как свинья!

Ужасное чувство отчаяния охватило её, и тут королева почувствовала, как её тело увеличивается в размерах, её сознание наполнилось отчаянием, а живот заурчал. Она посмотрела на свои ноги, но обнаружила лишь бесформенные куски плоти. Филфаэрил закричала и попыталась сбежать, но не смогла сдвинуться с места вес собственного тела.

- Кто ты? – выкрикнула Филфаэрил, удивленная той требовательности, что все еще тлела в её словах. – Что ты делаешь со мной?

Монстр опустился перед королевой на колени и аккуратно запустил руку в её волосы. Филфаэрил бы хотела отбросить её, но королева не смогла поднять свою потяжелевшую руку. Внезапно, монстр сжал её волосы и отдёрнул голову женщины назад.

- Зачем ты заставляешь меня делать это? Думаешь, я хочу творить такое со своей королевой?

- Твоя королева? – выдохнула Филфаэрил, найдя в себе силы посмотреть в безумные глаза монстра. Комната за спиной монстра вновь превратилась в тронный зал. – Я твоя заложница, и когда король узнает…

 Монстр со всей силы ударил королеву по лицу, заставив её тучное тело катиться по полу, пока оно не врезалось в колонну. Монстр подпрыгнул к женщине, схватил её за подбородок и откинул голову назад.

- Я король! А ты моя королева!

- Я королева короля Азуна. – Отрезала женщина.

Тронный зал вновь принял очертания тёмного подвала. Королева вновь увидела очертания стоек для бочек и гнилых балок и поняла, что единственный её шанс на спасение – цепляться за реальность.

- Я Филфаэрил, королева короля Азуна Четвёртого.

Стойки для бочек стали видны более отчётливо.

- Есть только один король. Я!

Монстр вновь ударил женщину, и в её глазах потемнело.

- Я король Болдар, а ты моя королева!

Королева начала дрожать, и стойки вновь превратились в колонны, когда она вспомнила, как в молодости, вместе с подругами, пугали друг друга страшными историями про Безумного Короля и его убитых любовницах.

- Б…Болдар Безумный?

- Король Болдар, муж королевы Филфаэрил! – монстр прижал острую заколку к груди королевы. – Повтори!

- К..король Болдар… - женщина вновь остановилась и поняла, что если она будет следовать приказам монстра, то утонет в безумии. Она расправила плечи и подняла подбородок. – Я скорее умру!

Почти тут же её тело приобрело ту стройную форму, которой оно и обладало, а королева обнаружила, что лежит на полу в сыром винном погребе.

Монстр растерянно оглянулся, пожал плечами и сказал:

- Как пожелаете, миледи.

Он поцарапал заколкой туловище королевы и оставил четыре небольших пореза у изгиба её груди. Она закрыла глаза, удивляясь тому, что чёрный туман смерти еще не забрал её жизнь. Магия заколки должна была мгновенно убить женщину. Филфаэрил приготовилась встретить смерть от магического оружия и отдать свою душу Сьюн, но когда открыла глаза, обнаружила, что Глаза Болдара все еще смотрят на неё.

- Неужели это все? Я так быстро выпил всю магию? Интересно, - монстр отбросил заколку и сверкнул гнилыми клыками. – Ну что, не хотите ли вы отказаться от своих слов, миледи?




#96903 За Главным трактом. 8-9 глава

Написано PyPPen 22 Октябрь 2019 - 22:16

Глава Восьмая

 

 

 Листья капусты уже начали сворачиваться и принимать коричневый оттенок по краям, а кочаны разваливаться, когда фигуры в рваном коричневом плаще шла по полю, не обращая внимания на злобные крики фермера, кидающего в незнакомца комья грязи вслед за оскорблениями. В сумерках незнакомец был всего лишь пошатывающейся фигурой, ростом с обычного человека и с яркими красными глазами, сияющими своей злобой из-под капюшона.

- Это сигнал, - сказал Азун. – Мы должны действовать.

- Хорошо, сир, - ответил Дунеф Марлиир. – Давайте покончим с этим сбродом.

-  Они не  сброд, а просто хотят помочь. - Ответил король. Он спрятал себя и свою лошадь в тени ясеня.

- Помочь? Но кому? – Дунеф последовал в тень вслед за королём. - Величество не думает, что они специально сеют панику, дабы заручиться вашей поддержкой и открыть королевский храм. Надо сказать, если это так, то у них получается, ибо болезнь распространяется, и уже половина земель в окрестностях Арабеля погублена, а этих землекопов называют героями.

Дюжина всадников ворвались на поле из тени, и, выкрикивая обещания о расплате, понеслись к незнакомцу, который игнорировал их и продолжал плестись дальше, проходя в двух шагах от места засады отряда короля.

- Если болезнь захватит половину королевства, то да, их будут называть героями, однако это означало бы, что мы не справляемся со своими обязанностями, лорд Хранитель. Кроме того, о болезни знают не только Овдин и его монахи.

- Вы правы, крестьяне повсюду видят эту фигуру. Я слышал, что сегодня в Боспире народ сжёг на костре еще одного человека, хотя его рост был куда меньше, чем у этого. А все из-за того, что какой-то фермер увидел человека в чёрном плаще, занимающегося своими делами.

Азун поморщился. Это было уже седьмое происшествие за три дня и частота подобных происшествий, казалось, лишь росла. Ему стоило прислушаться к Дунефу раньше и послать солдат, дабы схватить “Безымянных Булав”, однако король не хотел, чтобы друзья его дочери возвращались в Арабель в кандалах. Более того, он подозревал, что Дунеф сделал подобное предложение из-за обиды на принцессу.

Ну конечно он не был таким. Дунеф хорошо исполнял свои обязанности и не позволил бы эмоциям помешать работе. Король был уверен в нём и его предложениях. Действительно, как только мастер Овдин и его люди будут схвачены, паника перестанет распространяться среди фермеров, а значит и прекратятся убийства невинных.

Незнакомец в плаще и красными глазами скрылся в кустах, а монахи, верхом на лошадях, ворвались за ним в лес, но едва успели затормозить, чтобы не нарваться на отряд пурпурных Драконов, вооруженных копьями. Конечно, забрала шлемов были подняты, как и копья, однако выражение лица рыцарей не оставляло сомнений в степени их готовности к схватке.

Хоть монахи и смутились этой встрече, но все же попытались пройти сквозь строй солдат, однако опущенные копья преградили им путь. Монахи попытались объехать отряд, но лишь наткнулись на еще один плотный строй Пурпурных Драконов. Даже после этого Безымянные Булавы не придали этому происшествию значения больше, чем случайной встрече.

- Что вы делаете?! – воскликнул Овдин, указывая в том направлении, в котором скрылся незнакомец в плаще. – Мы упускаем распространителя болезни! Он опасен для королевства.

- Вряд ли, - сказал Мерул Чудесный, выходя из-за дерева. Он снял капюшон и его глаза перестали светиться красным. – Я не один из тех, кто ездит по деревням и пугает народ рассказами о голоде и смерти.

Плечи Овдина опустились, и священник убрал булаву за пояс.

- Мерул Чудесный? Объяснитесь. Вы прерываете миссию королевской важности.

- Правда? – спросил Азун, выехавший из тени в сопровождении Дунефа Марлиира и Пурпурных Драконов. – Я не помню, чтобы в Пурпурных Драконах появилось особое формирование под названием “Безымянные Булавы”.

Все жрецы обернулись к Азуну и побледнели при виде короля.

- Ваше Величество! – Воскликнул Овдин.

Овдин вскочил с седла и преклонил колени перед королём. Вслед за Мастером Урожая последовали и остальные монахи, да так резко, что некоторые рыцари привели копья в боевое положение, но король успокоил их движением руки, а затем снова посмотрел на монахов и сказал:

- На самом деле, я даже не помню, чтобы отправлял хоть каких то священников с…как вы сказали, Лорд Хранитель?

- С делами неотложной важности, Сир. – Ответил Дунеф.

- Ах да, - ответил король, освежая память, а затем покачал головой. – Я совершенно точно уверен, что не отдавал подобных приказов.

- Я знаю, мой король, – ответил Овдин, - но мы были вынуждены выдумать подобный королевский приказ.

- Выдумать? – спросил Мерул, угрожающе шагнувший к Овдину и посмотревший в глаза Дунефу. – Подобное делает из вас врагами королевства, Мастер Урожая.

Азун прикусил язык, стараясь сдержать приступ гнева. Очевидно, маг пытался сделать все, чтобы выставить жрецов и принцессу изменниками. Должно быть, он все еще переживал за положение Боевых магов в Кормире, особенно после того, как на трон сядет Таналаста, даже несмотря на то, что Азун лично пообещал Боевым Магам сохранение их статуса.

- Возможно, такой приказ отдала вам принцесса Таналаста? – Спросил Мерул, поглядывая на Дунефа.

Азун старался сохранять невозмутимое лицо и молчание. Этот вопрос попадает под юрисдикцию барона, и если бы король вмешался в разговор, то это могло быть расценено как поддержка культа Чонтии или недоверие своей дочери Таналасте, наследной принцессе.

- Мне очень жаль, но принцесса не поручала нам ничего подобного, - ответил Овдин, глядя на короля. – Нам самим пришлось пойти на подобный шаг, когда мы встретили фермера, встречавшегося с разносчиком болезни…

- Высоким мужчиной в плаще, - прервал король, обрадованный тем, что может взять разговор под свой контроль. – Вы в курсе, что эти слухи породили несколько случаем насилия?

Овдин виновато опустил голову и стянул с себя пурпурный плащ.

- Боюсь, поэтому-то нам и пришлось выдавать себя за специальное боевое формирование Пурпурных Драконов. Прошу прощения, мы думали, что расспросы солдат останутся незаметными.

- Может, так и было бы, если бы вы вели себя как солдаты, а не останавливались, чтобы прополоть каждое поле и починить каждую дверь. Из-за этого все убеждены, что правительство страны начало создавать специальные формирования священников из-за критичности болезни.

- До этого еще может дойти, мой король.

- А я уверен, что вам только этого и надо, - вмешался Дунеф. – Но я не позволю вам из-за жажды известности и власти сеять панику среди людей. Да будет вам известно, что фермеры начали жечь поля своих соседей из-за первых проявления болезни, а за последние три дня было зафиксировано уже семь случаев убийства людей, подходящих под описанного вами разносчика болезни.

Лицо Овдина побледнело, но он продолжал смотреть на Азуна.

- Я сожалею, но это ничего не меняет, - ответил Овдин. – Мы должны восстанавливать поврежденные поля, поймать распространителя и остановить эпидемию, а до тех пор мы должны своими руками останавливать распространение болезни.

- И его поймают, - ответил Азун. – Множество отрядов Пурпурных Драконов осматривают каждую тропинку к северу от Главного тракта, и в один момент мы поймаем распространителя. Но я не верю, что эта болезнь распространяется сама, тем более если учитывать крестьян, сжигающих поля соседей при первых признаках коричневых листьев.

- Я уверен, что ваши люди поймают распространителя, но уверяю вас, что эпидемия распространяется сама, а значит мы должны помочь земле, и если не как “Безымянные Булавы”, то хотя бы как скромные служители Чонтии.

- Боюсь, это невозможно. – Ответил Дунеф.

Наконец, Овдин обратил внимание на Хранителя Восточных Пределов.

- Почему? Вы арестовываете нас?

- Боюсь, что вы не оставили Лорду Хранителю выбора, – с усмешкой ответил Мерул. – Вы совершили преступление, наказание за которое – смерть.

- Смерть? – воскликнула одна из монахинь, молодая рыжеволосая девушка. – Но мы же просто хотели помочь!

Мерул смерил девушку язвительной ухмылкой.

- Это была лишь инициатива принцессы, но…

- Не её, - отрезал Овдин, бросив взгляд на монахиню и шагнув к Дунефу. – Делайте, что должны, Лорд Хранитель, но, прошу вас, не медлите с поимкой этого бродяги. Может показаться, что болезнь не распространилась, но лишь потому, что мы сдерживали её.

Двигаясь медленно, чтобы не тревожить рыцарей, Овдин подошёл к седлу, вытащил булаву из петли и передал Дунефу рукояткой вперед.

Азун бросил на Мерула злобный взгляд, который не оставлял сомнений в недоверии монарха к действиям мага. Маг сделал вид, что не заметил этого и отвернулся. Он был уверен, что Придворный Маг защитит его от гнева короля, но надменность мага была лучшим аргументом к тому, чтобы обделить Боевых Магов королевским доверием даже на фоне проблем, доставленных Таналастой.

Дунеф держал руки на своём седле, и даже не потянулся к булаве.

- Думаю, уважаемый Мерул погорячился, - сказал Дунеф и бросил быстрый взгляд на короля, ловя лёгкую улыбку и короткий кивок. – Я так понимаю, что плащи Пурпурных Драконов вам выдали по приказу Придворного Мага перед тем, как вы отправились с принцессой с целью оборонять её во время путешествия в Каменные Земли?

- А значит, это и было королевское поручение, что и оправдывает ношение вами этих плаще, - закончил за него король. Хотя он и доверял Дунефу, он не мог позволить, чтобы Безымянные Булавы были полностью прощены. Только не после той работы, которую они проделали, чтобы взять под контроль беспорядки, спровоцированные отрядом Овдина. – А повинны вы в том, что нарушили мой приказ, и бросились гоняться за разносчиком эпидемии вместо того, что бы отправиться в Каменные Земли.

С выражением облегчения на лице Овдин повесил булаву на пояс и сказал:

- Действительно, Ваше Величество. Если говорить начистоту, то лорд-маг планировал именно такой расклад.

- Вот как? – сказал Азун, жестом приказывая Овдину замолчать. - В таком случае, ему придётся кое-что объяснить мне.

- Но…

Азун поднял руку, прервав Овдина, и продолжил:

- Королева захочет услышать об этом происшествии, причём в точности до мельчайшей подробности. Так что вы отправитесь со мной в Арабель и будете моими гостями до тех пор, пока королева Филфаэрил не будет удовлетворена вашим объяснением.

Овдин потупил взгляд, когда понял смысл сказанного, а затем резко поклонился и ответил:

- Как пожелаете, Ваше Величество.

- Хорошо. А на обратном пути, надеюсь, вы расскажите мне и Мерулу все, что узнали про этого бродягу и болезнь, - король бросил взгляд на мага. – Думаю, Боевые Маги имеют смутное представление о том, что происходит.

Овдин легонько улыбнулся.

- Всегда рад, Ваше Величество. Я и Мерул неплохо сдружились в время нашего путешествия. Думаю, будет приятно снова поболтать.

- Безмерно. – Едва слышно прорычал маг.

Азун быстро улыбнулся тихой ярости мага.

- Отлично, - ответил он, чувствуя, что все снова под контролем. - Дунеф, где нам лучше расположиться на ночлег? Уже поздно, а я не хотел бы выгонять того бедного фермера из его хижины на ночь.

- Конечно, Ваше Превосходительство. – Ответил Дунеф и кивнул солдатам, которые тут же начали разбирать снаряжение и готовиться к ночлегу.

Азун посмотрел на ночное небо, на котором уже начали появляться первые звёзды.

- Я уже так давно не делал этого, - тихо сказал он, прикоснувшись к кольцу и подумав о Вангердагасте. – Слишком давно.

 

*****

 

 

Вангердагаст стоял на зеленой лужайки, на краю Орочьего Котла, давая Кадимусу и скакуну Таналасты время для отдыха и слушая слова Азуна.

- Сегодня я буду спать под звёздами, старый друг.

Маг тяжело вздохнул и опустил глаза. В целях сохранения постоянного контакта, он изготовил для королевской семьи специальные кольца, которые позволяли им связываться с магом, даже если Вангердагаст снимал кольцо, чтобы принять ванну или поработать в лаборатории. И сейчас маг пожалел о своей дальновидности. Конечно, не впервые – был еще неловкий случай с водяной нимфой, но сейчас он переживал куда больше.

- А я вовсе не буду спать, благодаря тебе, - тихо пробубнил маг себе под нос. – Как там обстановка?

- Все хорошо. Вы с Таналастой можете вернуться в любой момент.

- Боюсь, мы не можем. Я проиграл Таналасте спор, и сейчас мы у Орочьего Котла. – Сказал маг, перебирая магические артефакты в седельных сумках.

- А какова была ставка?

- Лучше вам не знать. Скажу лишь, что стало только хуже.

- Она продолжает настаивать на строительстве храма?

- Хуже.

- Что может быть хуже?<