Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))

Просмотр профиля: PyPPen
Offline

PyPPen


Регистрация: 15 ноя 2016
Активность: Вчера, 13:06
*****
Мои темы

Кормир. Эпилог

07 Май 2019 - 00:36

Эпилог

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

 Предполагаемые заговорщики собрались в зале Грифонового Клинка. Кровать, на которой лежал больной король, была убрана, а окна, заколоченные во избежание распространения яда, теперь были настежь открыты. За окном светило солнце, а в городе шли празднования.

Кэт кивнула на окно и сказала:

- Горожане рады, что их король жив.

Король, о котором шла речь, сидел за столом и играл в шахматы с мужем Кэт, Джоги Вивенспуром, который только-только сделал ход. Король погладил свою бороду и сделал ответный ход. Это заставило Джоги сложить руки, положить на них подбородок и задуматься.

- Как игра? – спросила Кэт, кладя руки на плечи мужу.

- Просто великолепно, - ответил он. – Я перечитал столько книг по шахматам, но никак не могу пробить его оборону. Каждый раз Азун отбивает мою атаку, да так, что становится хуже мне. Я уже проиграл три игры, а в этой стычке потерял двух слонов.

Кэт поцеловала мужа в голову и подмигнула королю, после чего взяла кувшин с вином и пошла к Вангердагасту, Дунефу и Таналасте, занятым беседой.

- Как идёт игра? – спросил маг.

- Плохо, - ответила Кэт. – Джоги не может пробить мастерскую оборону Азуна.

- Должен ли я открыть ему секрет?

- Секрет?

- Азун никогда не придумывает стратегию. Идеи приходят к нему, когда он поднимает фигуры. На лету он принимает решения и, пока что, слава Богам, они правильные.

Кэт улыбнулась.

- Только не говори об этом Джоги. Когда Азун прятался в нашем поместье, мой муж проиграл ему двадцать семь игр подряд. Он штудировал книги по стратегии, пытаясь найти ту, которую использует Азун. Если он узнает, что подвоха нет, то это уничтожит его.

Джоги застонал, а Азун, со смехом, объявил мат.

- Похоже, он и без того уничтожен, - сказал маг так громко, чтобы Джоги мог услышать его.

- Тесский гамбит, - сказал Джоги. – У меня не было шанса после десятого хода.

 - Ещё один дворянин разбит Пурпурным Драконом, - с улыбкой сказал Азун.

- Сир, могу ли я спросить? – выпалил Дунеф. – Как вы вылечились? Ведь яд блокировал любую магию.

- В этом и ответ, - сказал маг. – Видишь ли, яд содержал в себе зону Мёртвой Магии, что не давало заклинаниям подействовать.

Дунеф выглядел озадаченным.

- Мы начали выкачивать из тела короля здоровую, незараженную кровь, после чего увеличили её количество с помощью простейшего заклинания, и стали закачивать её в тело короля вместо зараженной крови.

- Но ведь это опасно, - сказал Дунеф. – Каковы были гарантии, что король не умрёт?

- Да, это было рискованно, однако в теле короля одновременно всегда было то количество крови, которое было необходимо организму для нормального функционирования.

- Но как это возможно? Потребовалось бы много дней, чтобы совершить это.

- О, парень, это было куда быстрее и куда больнее, чем ты можешь себе представить, - сказал король, присоединяясь к беседующим. Джоги подошёл к жене и принял от неё бокал с вином.

- И я не хочу, чтобы это повторилось – добавил Азун.

- Это и не повторится, - ответил Вангердагаст. – Благодаря этому случаю, мы смогли создать заклинание, которое полностью нейтрализует действие этого яда на человека. Я лишь сожалею, что этой работой занимались Димсварт и Алафондар, пока я был занят более важными вещами.

- Ага, пытаясь обеспечить себе корону и власть, - с иронией добавила Таналаста.

- Судя по всему, успешно, - ответила Кэт.

- Не злись на него, дитя, - ответил король. – В юношестве Вангердагаст преподал мне важный урок о том, что не всегда вещи являются тем, чем кажутся на первый взгляд, и даже самый плохой человек может надеть самую добрую маску. Видишь ли, я был ранен, и королевство могло погрузиться в хаос войны, так что я разрешил Вангердагасту создать такую ситуацию, в которой бы он выглядел тираном и узурпатором. Благодаря этому мы смогли сломить Блефов и их сторонников. Кто-то умер, кто-то будет сослан, а его имущество конфисковано, но я не будут проводить репрессии. История учит, что следует, конечно, отбирать лучших из лучших, но остальных не стоит отбрасывать за ненадобностью.

- Помилование  может стать фатальной ошибкой, - сказал маг.

- Да, но угроза казни еще большей. Дело в том, что благодаря твоему плану, у нас есть список семей, поддержавших Аунадара. Так что теперь у них два выхода – присягнуть мне на верность, и остаться при своём положении, либо лишиться всего. Так что те, кто выбрал первый путь, будут спокойно жить дальше, хоть и под мои тщательным надзором. Те же, кто этого не сделал, уже на полпути в Сембию или Уотердип.

- А из тех, кто решил остаться и присягнуть на верность, получатся самые добросовестные рыцари, каких только видывало королевство за последние двадцать лет, - добавила Кэт.

- Думаю, что дома, которые так и не выбрали сторону, - с улыбкой начал Вангердагаст, - такие как Трусилверы, Хантсилвы и Краунсильсы, так же будут стараться доказать свою верность.

- А что насчёт тех, кто прошёл твоё маленькое испытание? – спросил Джоги, - Что с теми, кто поднял против тебя оружие, когда ты объявил об идее захвата власти, а затем вошли в твой тесный клуб заговорщиков?

Вангердагаст наклонился вперед и сказал:

- Даже не знаю, нужна ли вам награда. Неужели тебе мало всех этих блужданий по пыльным застенкам королевского замка? Туда же не ступает нога обычного человека!

Все засмеялись, а когда смех остановился, Таналаста спросила.

- Отец, а если серьезно – какая награда ждёт тех, кто не оставил тебя в этот трудный период?

- Ну, для начала, все, включая того торговца и арфиста, освобождены от каких либо обвинений в государственной измене. С уходом верного мне Томдора, мне нужна новая правая рука, которая будет бить так же сильно и резко, как и прежде. Дунеф Марлиир, не согласишься ли ты занять его должность?

- Я…я… - Дунеф побелел и сполз со стула на пол, встав на одно колено. – Вы уверены, Сир?

- Ну, думаю, официальное назначение стоит проводить при всех придворных, но я уверен в своём решении сделать такого верного слугу Кормира Хранителем Восточных Пределов. Что до вас, лорд Джоги…

- Прошу вас, Сир, - прервал короля лорд Вивенспур, - я доволен своим положением. Мне не нужны военные звания.

- Это хорошо, потому что я не собирался предлагать вам его, - сказал Азун. – Мне кажется, что лордом Хайхорна, вместо почившего герцога Бхера, должен быть кто-то более…умелый. Прошу меня простить, лорд Вивенспур, но придворные не выдержат и месяца вашего метода борьбы с трудностями, когда вы наседаете на предполагаемого виновника, даже не пытаясь разобраться в причинах.

Все улыбнулись, а Джоги покраснел и опустил голову.

- Нет, лорд Вивенспур, вам я дарую все земли Кормаэрилов, что должно увеличить ваш доход в пять раз. Собственно, как и ваши обязанности! Надеюсь, вы справитесь с этой должностью.

- Ему помогут, - сказала Кэт Вивенспур, беря мужа за руку. Он открыл рот и попытался что-то сказать, но закрыл его и посмотрел на жену.

- Сир, лорд Джоги Вивенспур так  обрадован вашим подарком, что в данный момент потерял дар речи.

Все снова засмеялись, а затем король сказал:

- Лорд Джоги, я с нетерпением жду возможности снова сыграть с вами в шахматы.

На этот раз Джоги смог выдавить из себя печальный смешок.

Таналаста спросила:

- Отец, а когда ты выздоровел, то кому ты рассказал об этом?

- Ну, в первую очередь, твоей матери. Было бы не хорошо, если бы она узнала об этом от герольдов и глашатаев.

- И еще я сообщил об этом Алусейр, - добавил Вангердагаст, - дабы она не ворвалась в Сюзейл, снося все на своём пути.

- То есть, - начала принцесса суровым тоном, - я была единственным членом семьи, кто не знал о том, что отец в порядке?

- Ну, вы могли рассказать об этом Аунадару, а это… - внезапно, в комнате повисла  тишина.

- Еще одна твоя уловка, маг? – спросила Таналаста.

- Простите меня, принцесса, но я обязан защищать королевство.

- Вы воспользовались моей слабостью, но, я надеюсь, вы понимаете, что я не буду вечно этим домашним цветком, который складывается пополам от каждого порыва ветра? Иначе я всю жизнь буду в придворных играх.

- Я и не думал такого, Ваше Превосходительство, - ответил Вангердагаст, игнорируя улыбку, растущую на лице Азуна.

- А я думаю, - сказала Таналаста, скрестив руки на груди. – Все время, пока отец был болен, я чувствовала себя слабой и неготовой к реальности. Но я хочу изменить это. И ты поможешь мне, маг.

Вангердагаст встал и ответил:

- Когда требует наследная принцесса, я обязан сделать все от меня требующееся.

- Я не буду марионеткой в твоих руках. Когда-то давно вы путешествовали по королевству вместе с моим отцом, да?

- Молодому принцу необходимо было познакомиться с людьми, населяющими его страну.

- А что насчёт принцессы?

Вангердагаст задумался.

- Думаю, мы бы могли отправиться в небольшое путешествие, но вам нужны тёплые вещи и удобные сапоги. И будьте готовы, что ванны в придорожных тавернах могут быть хуже, чем в королевском дворце.

Маг потёр подбородок и добавил:

- Еще могут появиться веретигры…

Азун поднял голову, и Таналасте показалось, что она увидела улыбку в уголках его рта.

- Думаю, мой храп не будет сильно мешать вам, – продолжил маг. – А по ходу путешествий я многому научу вас: истории Кормира и вашей семьи, политике и языкам…например, рашеманскому. Вам понравится его гортанность.

- Лучше научи меня магии, - прервала его принцесса.

Никогда за свою жизнь Азун не видел удивления на лице Вангердагаста. Маг запнулся и ответил:

- Ох…я…еще никогда не было Обарскира, владеющего магией…

- Тогда, пора бы такому появиться. Тем более, это поможет мне в придворных делах. Так что, ты поможешь мне, маг?

Вангердагаст посмотрел на собравшихся. Дунеф Марлиир молчал, но его глаза отчётливо призывали мага согласиться.

Джоги взял Кэт за руку и посмотрел ей в глаза. Азун поднял бокал и сказал:

- Решение за тобой, Ванги. Но я разрешаю тебе. Не могу же я отказать старшей дочери.

Вангердагаст вздохнул и, слабо улыбнувшись, сказал:

- Хорошо. Тогда, мы отправимся в путешествие и проведем, так сказать, новый эксперимент над Обарскирами.  Во имя Кормира.


Кормир. 32-33 глава

05 Май 2019 - 11:56

Глава XXXII

Гондагал

 

Год Дракона (1352 г. по Л.Д.)

Четыре больших огня горели к югу от Арабеля. Каждый из огней обозначал местоположение тысячной армии, состоящей из наёмников, ополченцев, Пурпурных Драконов и авантюристов, которые были готовы начать штурм мятежного города с наступлением рассвета.

Сам мятежный город – Арабель, лежал посреди пастушьих полей и ферм, так что с его стен были отчётливо видны красные огни, окружившие город. Ни защитники города, ни нападающие не выспятся сегодняшней ночью.

Посреди самого крупного лагеря красовался богатый пурпурный шатёр, под куполом которого стоял стол, усеянный картами и отчётами. У над столом склонился толстый барон Томдор и лысеющий герцог Бхер. У обоих вельмож были каменные лица, когда они смотрели на большую тактическую карту, на конце которой была фигурка Арабеля.

Во главе стола на деревянном троне сидел Азун Четвертый, семьдесят первый король Кормира из рода Обарскиров. Он внимательно смотрел на карту и поглаживал свою бороду. Маг Вангердагаст, который ходил вокруг стола, обращался к командирам наёмников и ополчения, сидевших на стульях рядом со столом. Иногда маг подходил к королю и что-то шептал тому на ухо, и в этот момент выглядел, как ручной ворон.

- Мы уверены, что он там? – спросил король, глядя на модельку города.

- Он и все его сторонники, - мрачно сказал барон Томдор. Армия короля преследовала сторонников Гондагала по всему северу королевства. Самозваный король Гондагал Первый выкрал древнюю корону из сембийской гробницы и теперь называл себя законным королём Кормира.

Никто не знал происхождения Гондагала, хотя он сам утверждал, что в его жилах течет кровь Обарскиров. Но даже барон Томдор был вынужден признать, что Гондагал был харизматичным и талантливым предводителем – каждый раз, когда его войска, казалось, были зажаты, они растворялись в лесах. После каждого поражения его армия набирала добровольцев, которых было хоть отбавляй. Поначалу, мятеж Гондагала считался простым крестьянским восстанием, но теперь, по прошествии трёх месяцев лета, он смог войти в Арабель и сделать его столицей своего зарождающегося королевства.

Требования Гондагала были просты – он хотел основать своё королевство – от Тилверского залива и до пустыни Ануарох, а так же от Арабеля до Огромного Болота. Конечно, Азун был не согласен на то, чтобы половина его владений стала вотчиной независимого короля.

Гондагал выдвинул свои требования неделю назад, и вот уже семь дней армия короля стягивается вокруг Арабеля, как удавка на шее.

- Он точно где-то служил, - сказал герцог Бхер. – За три дня он укрепил ворота, набрал воды из окрестных рек и озёр и возвёл баллисты на башнях. Кем бы ни был Гондагал, он знает своё дело. Ему нужно просто продержаться достаточно долго в Арабеле, после чего нам придётся отступить.

- А что жители города? – спросил король.

- За годы восстаний арабельцы научились этому делу, - с горечью сказал Бхер. – Все пастбища опустошены, храмы заготовили провизию, как и обычные горожане в своих подвалах. В городе имеется большое количество боевых магов, а солдаты на стенах обучены и готовы к бою.

Один из капитанов наёмников, варвар из земель Бладстоуна, встал и возразил:

- Так давайте сожжём эти проклятые стены и убьём жителей города! Это будет хорошим предупреждением для всех, кто помышляет против короля!

Тишина поглотила шатёр. Вангердагаст медленно подошёл к капитану, который отчаянно искал помощи в лицах других собравшихся, но нашёл лишь изумление.

Маг положил свою тяжелую руку на плечо капитана и сказал:

- Такого не будет, а потому, что в Арабеле живут кормирцы, которые считаются верными подданными короля, пока не поднимут против него оружие.

- Но неужели, раз они восстали, они все еще… - начал наёмник, но остановился, когда рука мага сжала его плечо.

- Это наши люди, - сквозь зубы сказал Вангердагаст. – если мы заставим нашу армию сражаться против своих земляков, то половина дезертирует.

Маг отпустил плечо офицера, и тот потёр его. В руках мага было много силы.

- Как было сказано. Арабель восстаёт часто,  но он всегда возвращается под крыло Пурпурного Дракона, - мягко сказал король. – Еще мои предки поняли, что если выдвигать ответные проблемы восставшим, то это лишь усложнит отношения между королём и подданными.

Наёмник и король пересеклись взглядами, и Азун добавил:

- Более того, эта война не является предлогом для грабежей и бандитизма. Я хочу, чтобы вы понимали, что гражданские не должны быть целью мечей ваших солдат. Донесите до них это, иначе наказаны будете лично вы.

Один из капитанов спросил:

- Неужели, в таком случае, мы не можем убедить этих верных нам арабельцев открыть ворота?

- Нет, - категорично ответил король. – Они запутаны речами Гондагала. Но как только мы сломим его войска, народ встанет на нашу сторону. Здешние жители переменчивые, но надёжные.

- А что с благородными домами? За кого они?

Ответить вызвался герцог Бхер.

- Среди самых выдающихся сторонников Гондагала – Иммердаски и Индезмы, однако самый крупный дом Арабеля – Марлииры, сохранили верность нам, за что, собственно, и были арестованы.

- Большая часть информации, кстати, пришла именно от Марлииров, - добавил Томдор.

- На этой карте – план завтрашней битвы, - сказал Азун, кивая на карту на столе. Пока он говорил, Вангердагаст, с помощью магии, начал двигать фигурки.

- Ополчение нападёт на северные ворота и северо-западную стену, пока наёмники нападут на южную стену, и их цель, скорее, отвлечь на себя внимание, чем пробить оборону врага. К ним присоединится и основная армия. Задача состоит в том, чтобы заставить Гондагала думать, что мы хотим зайти вдоль южной стены к восточным воротам. Азун будет на западном фронте, барон Томдор на восточном, а герцог Бхер в центре основной армии. Тем временем кавалерия и несколько боевых магов перекроют западные и восточные ворота, отрезав путь к отступлению войскам Гондагала.

На карте некоторые фигурки отделились от основной армии, после чего вспышки ударили по южным стенам города.

- С помощью магов мы уничтожим южные стены Арабеля. Возможно, что дома и гражданские пострадают, но мы должны будем молниеносно войти в город, занять дворец наместника и только после этого позаботиться о пожарах и пострадавших.

- Прощай, “Поцелуй”, - сказал Томдор, прощаясь со своей любимой таверной на другой стороне стены, которая должна будет быть снесена.

- Когда стена падёт, - продолжал маг, - войска барона должны будут ворваться в город и открыть южные ворота для войск герцога, которые отправятся к восточным воротам, зачистив все кварталы на своём пути и обеспечив путь для отступления, если таковой нам понадобится. Король же, с основной армией, двинется к цитадели Арабеля, которую должен будет успешно захватить, если остальные группировки не позволят войскам Гондагала перегруппироваться.

- А если они, все-таки, сделают это? – спросил капитан наёмников.

- Если мы возьмём город вокруг цитадели, - начал король, - а у Гондагала не окажется вдвое больше людей и провизии, то долго он не продержится. А теперь идите к своим людям. Мы выступаем на рассвете.

В шатёр вошёл гонец, который сообщил о приближении сембийских наёмников и их недовольстве условиями проживания. Король улыбнулся и кивком приказал Придворному Магу, барону и герцогу остаться.

- Хороший план, - сказал Азун Вангердагасту.

- Плёвое дело, - ответил маг. – Арабель восставал столько раз, что есть целые учебники по его штурму.

Король посмотрел на карту, сложил вместе пальцы рук и спросил:

- Вопрос в том – а что дальше?

- Всеобщая амнистия, - ответил Томдор.

- Да. Накажем Гондагала и его приближенных, а их сокровищами оплатим услуги наёмников, - добавил герцог.

- После победы часть войск должна будет остаться в городе, якобы для ремонта стены, - сказал маг.

- Да, - кивнул король, - нужно убедиться, что восстание подавлено и восстановить обороноспособность приграничного города. Тогда Томдор останется здесь, а Бхер отправится в Хайхорн, чтобы восстановить его.

Кузены короля кивнули.

- Что насчёт дворян? – спросил маг.

- А что насчёт них?

- Мне кажется, что город не удержится под руководством Марлииров.

- Все, что мы знаем о Гондагале, мы знаем от них, – ответил король, - а старый Джолитан Марлиир рисковал двумя дочерями, когда отправил вместе с ними информацию. Мы сами виноваты в том, что в нашем королевстве харизматичный самозванец может собрать армию и захватить пол страны за один сезон.

- Да, но лорд Блеф настаивал на том, что в Арабеле должны править “истинные кормирцы”, а не отпрыски Мерсамбера.

- Тогда лорду Блефу придётся разочароваться. Как я уже и сказал, Марлииры рисковали слишком многим. Кто такие “истинные кормирцы”. Сюзейлцы? Если мы поставим одну из таких семей во главе Арабеля, то город поглотит еще одно восстание еще до конца моего правления.

После этих слов король удалился в свой личный шатёр, а барон и герцог продолжили смотреть на карту, обсуждая завтрашний день. Вангердагаст вышел из шатра и побрёл к краю лагеря, где свет от костров не загораживал звёзды. Он долго смотрел на звёзды, пока из темноты не послышался голос:

- Чёрный меч.

- Бьёт по зеленому щиту, - ответил маг.

- Чтобы начать красную войну, - добавил голос, и из кустов вышел лазутчик Вангердагаста. Пусть Томдор и Бхер зависят от Марлииров. У Вангердагаста были собственные каналы информации.

Шпионом была молодая щекастая девушка, одетая в чёрную кожаную броню и чёрный плащ. На всем её теле сияло лишь золотое кольцо на правой руке. Ножны на обоих боках так же были сделаны из чёрной кожи.

- Я принесла новости.

- говори.

- Гондагал ушёл.

- Ушёл? Что значит ушёл?

- Испарился, как утренняя роса летом, - весело ответила девушка.

- Откуда ты знаешь?

- От одного из его капитанов, да я и сама проверила. Гондагал, его приближенные и все награбленные им сокровища просто пропали из цитадели.

- И какие планы у мятежников?

- Маги сбежали, а оставшиеся лидеры восставших настаивают на освобождении Марлииров, чтобы те сдали город Азуну.

Вангердагаст погладил свой живот.

- Тогда вернись в город и сообщи Марлиирам, что король обещает амнистию всем горожанам и войскам в том случае, если те откроют ворота при приближении королевских войск. Каждый солдат в городе и цитадели должен сложить оружие, и тогда не прольётся ни капли крови.

- Хорошо, я сообщу, - ответила девушка.

Девушка исчезла в тени, а маг, улыбнувшись, развернулся и двинулся к главному шатру.

Гондагал, как и прежде, бежал, однако теперь он оставил Арабель. Видимо, лояльность города будет возвращена королю без кровопролития.

Конечно, стоило проверить эту информацию еще раз, однако Вангердагаст доверял своему шпиону. Видимо, завтра утром, королевские войска без боя зайдут в Арабель, король получит множество букетов, вместо множества мечей, а город вернётся под крыло Пурпурного Дракона.

Вангердагаст дошёл до королевского шатра и обменялся молчаливыми кивками с Пурпурными Драконами, охраняющими его. Он подошёл к шатру и увидел тень двух людей, а так же услышал тихие вздохи.

Проклятье. Даже накануне битвы и после стольких лет жизни Азун не мог удержать кипящую кровь Обарскиров.

Маг подошёл к входу в шатёр, и понял, что тут стоны слышны не были. Он поблагодарил удачу, или случай, за то, что король расположил свой шатёр подальше от посторонних глаз и ушей. На входе стоял лишь молодой охранник, с которым маг обменялся безмолвным кивком.

- Скажи королю, чтобы он связался со мной так скоро, как только сможет. И, когда они будут готовы, уведи эту молодую женщину обратно в лагерь.

Парень посмотрел на мага так, будто тот только что рассказал о летающих собаках.

- Готовы? – переспросил юноша. – Король поставил меня сюда, и с тех пор никто не проходил в шатёр.

Вангердагаст посмотрел на юношу, но не увидел на его лице доказательства лжи. Маг зарычал и зашёл в шатёр, игнорируя протесты стражника, который пошёл вслед за ним.

Придворный Маг быстрым шагом прошёл в заднюю часть шатра и ахнул. На кровати лежал король, его оружие и доспехи лежали на стороне. На нём сидела женщина в красном платье. Она занесла костяной кинжал над головой, готовясь вонзить его в грудь Азуна.

Маг прочитал простое заклинание, и сильный порыв воздуха сбил женщину с её места и опрокинул на землю.

Девушка быстро поднялась и отошла к краю палатки. Молодой стражник дунул в свисток, поднимая тревогу.

Девушка в красном платье улыбнулась и сказала:

- Убийство сорвано, но план свершён. Передайте королю, что Красные Маги Тея благодарны ему за подарок.

Копьё из голубого огня полетело в женщину, но она прочла несколько слов и скрылась в чёрном тумане, а магический снаряд пробил стену шатра и вылетел на улицу. В помещение ворвались стражники с обнаженным оружием.

Внезапно всех ослепила вспышка, исходящая из пояса Придворного Мага.

- Пурпурные Драконы! – выкрикнул маг. – Перестаньте топтать королевское снаряжение! Срочно прочешите королевский лагерь и окрестности. Найдите и верните нарушительницу! Живой или мёртвой! Тейка, в красном платье, босая, с длинными чёрными волосами. Идите!

Он знал, что они ничего не найдут, но, хотя бы, оставят его и короля в покое.

Стражники ушли, а Вангердагаст подошёл к Азуну, проверяя сохранность короля. Казалось, монарх был не в себе. Его взгляд был затуманен, а тело потрясывало. Побочный эффект от магического очарования.

Маг коснулся лба Азуна и пробормотал несколько слов, снимая заклинание.

Король очнулся и ухватился за лоб. Последствия заклинания очарования давали эффект, похожий на похмелье.

- Что случилось? – спросил король.

- Тейская убийца. Мы прогнали её.

- Её? А, точно. Она появилась из ниоткуда. Как её звали? Бриана? Бренна? Не помню. Такая красивая.

- Боги, - пробормотал маг.

- Убийца. Видимо, уничтожения Огненных ножей оказалось мало. Придётся взяться за Красных Магов!

- Для начала Арабель и Гондагал, - сказал маг. – Расправимся с этой угрозой и возьмёмся за Красных магов.

Азун улыбнулся.

- Старый добрый Ванги. Поверь мне…

- Я верю, - прервал маг железным тоном. – Как и всегда.

 

 

 

 

 

Глава XXXIII

На грани

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

Тронный зал был самой древней комнатой во дворце – он видел десятки Обарскиров. Высокие рельефные колонны по обоим бокам зала поддерживали крышу с деревянными створками, выстроенными Палагардом Первым во время очередной реставрации.

В одном из промежутков между колоннами, которые, обычно, были заполнены шепчущими придворными, стояла гробница Первого придворного мага Бакабра Эфара.

В центре зала стоял большой пьедестал со ступеньками, на вершине которого стояли два трона – более низкий и красивый для королевы, и более простой, но гораздо более древний, для короля. Оба были пустыми.

- Почему мы здесь, любимый? – спросила Таналаста, прижимаясь к плечу Аунадара. Никогда раньше они не заходили в тронный зал.

- Некоторые дворяне хотят встретиться с вами, - ответил Блеф, и большие двери тронного зала открылись. Принцесса обернулась и увидела Гаспара Кормаэрила, Мартина Илланса, Моргана Даутингорна, Рета Краунсильса, Кодрина Хантсилва,  Брегора Трусилвера и других.

- Похоже на незапланированную встречу, - сказала Таналаста и подошла к тревожному колокольчику, но, дёрнув за веревочку, девушка лишь обнаружила её у себя в руке. Кто-то надрезал её.

- Это неправильно, - тихо сказала она, после чего подошла к Аунадару и, тряхнув его за рукав, спросила:

- Что все это значит?

- Пришло время встретить будущее, - сказал Аунадар и посмотрел на трон. – Твой отец умер, а Вангердагаст скрыл от нас этот факт, желая стать регентом и короновать себя.

Азун мёртв? При этих словах сознание Таналасты наполнилось горем. Она вспомнила это улыбающееся бородатое лицо, как Азун помогал делать её первые шаги, как она испугалась, когда он впервые усадил её в седло…

Аунадар смотрел на трон, рядом с которым замерцали маленькие огоньки. Открылся портал, из которого вышло трое мужчин – Придворный Маг Вангердагаст, Патриарх семьи Вивенспур Джоги и молодой Марлиир Дунеф.

Наполненные слезами глаза Таналасты округлились от удивления. Неужели будет бой? Она обернулась к Аунадару, но обнаружила, что он вернулся к дворянам.

Она отчаянно переводила взгляд от дворян к троице у трона. Отец, где же ты в эти тяжёлые для Кормира времена?

- Кончины короля, барона и герцога привели к кризису власти в стране, - начал Вангердагаст. – К тому же, они усугубились помешательством королевы Филфаэрил и отсутствием принцессы Алусейр. Местоположение обеих неизвестно, а принцесса Таналаста заявляет, что не готова принимать власть над королевством.

Гаспар Кормаэрил сделал шаг вперед и открыл рот, но Вангердагаст не дал ему начать.

- Сим я объявляю вступление в силу договора о регентстве и объявляю себя, Придворного Мага Вангердагаста, регентом Кормира сроком на пять лет. Если по истечению этого времени в королевстве не появится наследник или принцесса Алусейр или принцесса Таналаста не будут готовы вступить на престол, то я и высшие представители дворянства, армии, духовенства и гражданской власти обсудят дальнейшие действия. В ближайшие пять лет руководство страной буду осуществлять я и только я, без помощи каких-либо советов, - после этих слов маг поднял над головой пергамент и добавил:

- В своих руках я держу документ, подтверждающий мои полномочия регента и подписанный королевой Филфаэрил.

Принцесса уставилась на мага. Её разрывала горечь и обида. Теперь маг захватит престол, а все потому, что она не была достаточно сильной, чтобы помешать ему. Теперь слишком поздно.

Но где была её мама? Где была Алусейр? В эти тяжёлые времена она осталась совсем одна.

Её глаза наполнились слезами. Она повернулась к дворянам, ожидая их ответа.

- Вы ошибаетесь, - жёстко сказал Аунадар.

Глаза Таналасты посмотрели на дверь в зал, и увидели тёмную фигуру. Нет, ошибки быть не могло. Эта улыбка и эти жесты. Фигура прислонила палец к губам, призывая принцессу молчать. Еле справившись с собой, Таналаста перевела взгляд на Аунадара,  пока фигура, никем не замеченная шмыгнула в тень колонн.

- Посмотри на себя, - продолжил Блеф. – У тебя нет союзников. А мы, представители народа Кормира, требуем воцарения законной принцессы, а не старого лжеца!

Его крик эхом прошёлся по Тронному Залу.

- Можете не переживать за неопытность принцессы Таналасты – совет дворян поможет ей в управлении. Я скоро женюсь на ней и, возглавив совет, обеспечу Кормиру справедливую власть, - Аунадар шагнул вперед. – Если вы, лорд-маг, откажетесь от своих притязаний на трон, то сможете сохранить своё положение при дворе, но Братство Боевых Магов навсегда будет расформировано. Дни, когда Обарскиры правили в Кормире, опираясь на силу магов и их заклинаний, прошли.

Словно по команде, в зал ворвались жрецы и дворяне, чьи шаги, казалось, сотрясали весь замок. Они шли вперед, но остановились, увидев открывающуюся потайную дверь в стене, через которую вышла Кэт Вивенспур. Она быстро произнесла несколько слов, и новоприбывших окружил невидимый барьер, не дающий им подойти к Аунадару и его группе дворян. Барьер был безвреден, и спокойно пропускал звук, однако сдержал все удары, которые попытались нанести жрецы и дворяне. Кэт посмотрела на группу Аунадара. Мартин Илланс опустил руку на рукоять меча, но Кэт медленно покачала головой, и Мартин убрал руку.

- Опять грязная магия! – воскликнул Морган Даутингорн, после чего открылась еще одна потайная дверь, и три десятка Пурпурных Драконов встали между заговорщиками и троном.

Их возглавлял мрачный Ларет Гулур, ветеран Туйганских Войн. Опытные гвардейцы держали в руках обнаженные мечи. Их железный взор был устремлен к богато-одетым дворянам.

- Лучше скажите мне, чего будут стоить сто дворян против ста волшебников? – насмешливо спросил Вангердагаст.

Аунадар Блеф криво усмехнулся и сказал:

- У меня есть оружие, которое уничтожит всех магов, - он поднял руку, показал запутанный жест и выкрикнул:

- Услышь нас, леди Брантарра. Красная Колдунья Мёрбанта!

Момент спустя, у плеча Аунадара появилось скопление красных огоньков.

- Приветствую, Вангердагаст, Придворный Маг Кормира, - промурлыкал женский голос. – Зови меня Брантарра, и я являюсь причиной того, что твои заклинания не могли досаждать верным сынам Кормира. Я проклятие Боевых Магов.

Вангердагаст ничего не ответил.

- Это я захватила сознание короля семнадцать лет назад, это я похитила абраксуса из королевской сокровищницы и это я направляла все пешки в этой игре. Я мать того, кто по праву должен занять Драконий Престол.

Дворяне, столпившиеся у барьера Кэт, удивлённо вздохнули.

Голос продолжил:

- Знай, что верные мне люди сделают так, чтобы каждый боевой маг в Кормире был умерщвлен.

Вангердагаст начал спускаться с трона.

- Кто же спасёт Кормир от злой Красной Волшебницы? – спросил маг. Дунеф и Джоги осторожно шли за ним.

- Спасать от меня? Зачем? Я люблю Кормир, а мой сын от Азуна должен…

Но её слова были прерваны новым потоком удивленных вздохов дворян.

Таналаста посмотрела на колонну и снова увидела фигуру, приказавшую ей молчать.

- Короли испокон веков правили Кормиром, - начал Аунадар, - и, несмотря на то, что, по слухам, в Кормире обитают десятки отпрысков Азуна, я заключил соглашение с этой женщиной. И надеюсь, что остальные дворяне поддержат меня.

- А они поддержат? – спросил Вангердагаст. – Лично я бы, на их месте, не стал поддерживать человека, который вступил в сговор с Красными Магами.

Аунадар Блеф покраснел от злости.

- Не смей говорить о лжи, маг! Больше тысячи лет Блефы верно служили Обарскирам, но всегда оставались на вторых ролях. Но пришло время изменить это. Путём слияния династий мы обретем силу, которая будет справедливо управлять королевством и народом, - он повернулся к Таналасте. – Да, любовь моя?

 Губы Таналасты сжались, а глаза наполнились слезами.

- Я не могу поверить своим ушам, Аунадар, - сказала Таналаста. – Ты со мной только из-за моей фамилии? Неужели тебе плевать на меня?

- Не важно, люблю я или нет, – ответил Аунадар. – Имеет значение лишь то, что история движется вперед, и пришло время Обарскирам уступить трон. Династия умерла вместе с Азуном.

Из тени колонны вышел мужчина, и собравшиеся в тронном зале ахнули, когда увидели его. Мужчина поднял руку, и все замолчали.

- Я нахожу ваше предложение неуместным и оскорбительным, - сказал мужчина голосом, который знали все собравшиеся. – Преклони колени предо мной, Аунадар Блеф, ибо я, Азун Четвертый, твой король, приказываю тебе.

Блеф сглотнул, огляделся, после чего посмотрел в глаза Азуну и сказал:

- Хоть я и слуга Кормира, но почему я должен склонять колени перед человеком, который морально подвёл страну и вообще должен быть мёртвым?

- Да, почему ты должен склонить колени перед мертвецом? – промурлыкал голос, и кучка красных огоньков собралась в форму красивого женского лица, которое Вангердагаст видел семнадцать лет назад в шатре Азуна перед осадой Арабеля.

Дворяне прыгнули врассыпную, когда два красных луча из глаз лица ударили в короля.

Лучи столкнулись с невидимым барьером, так и не достигнув груди улыбающегося короля.

Таналаста посмотрела на Кэт и увидела, что женщина держит в руках медальон, от которого тянулись две тонкие ниточки, оканчивающиеся на балконах над троном, в других медальонах, которые держали другие люди. Один был в руках девушки с волосами цвета мёда, а второй у престарелого мужчины в потрёпанной одежде. Принцесса узнала людей, которые помогли ей победить убийц в святилище Тиморы.

Лучи красной энергии ударились об барьер, как мячик об стену, и направились назад, в свою создательницу.  Центр тронного зала поглотил огонь, в котором было видно измученное женское лицо, вопящее от боли. Наконец, магический огонь быстро погас, а лицо с гримасой боли исчезло.

Дымка исчезла, и на её месте появился золотой бык.

- Абраксус! – выкрикнула принцесса и некоторые дворяне, после чего все разбежались в разные стороны, ближе к колоннам.

- Волшебница восстановила игрушку, - с улыбкой сказал Аунадар, после чего подошёл к механизму и, положив руку ему на спину, сказал:

- Чтобы абраксус работал, ему нужно пожертвовать человеческую душу. Так что, Гаспар Кормаэрил, пришло твоё время послужить Кормиру.

Гаспар закричал и, выбежав из тени колонн, упал на пол, хватаясь за грудь. Он снял с себя богатый дублет, и достал мешочек с драгоценностями, куда он положил рубины, подаренные Аунадаром. Гаспар отбросил мешочек в  сторону, но это не помогло – на его груди зияла дыра, через которую можно было увидеть кости. Плоть Гаспара начала растекаться, будто дворянин был сделан изо льда. Спустя несколько секунд криков агонии, тело дворянина обмякло на полу, а спустя еще десять секунд останки Гаспара превратились в лужицу, моментально вспыхнувшую золотым огнём, будто это было какое-то масло.

Золотой огонь принял зеленый оттенок, после чего, подобно стреле, ударил в тело абраксуса, который поглотил снаряд. В его глазах появилось зеленое свечение, и механизм начал двигаться, потихоньку шагая вперед.

Бык начал сгибать колени и шею, а Аунадар, чуть не запрыгавший от радости, указал рукой на Азуна, указывая абраксусу цель. Вангердагаст слегка улыбнулся и закончил читать заклинание.

Внезапно из тени выбежала Таналаста, вставшая между отцом и абраксусом и закричала:

- Нет, Аунадар! Ты не должен этого делать!

- А что мне остаётся? – мрачно спросил Блеф. – Я пойман, как мышь в мышеловке. Толстый маг обыграл меня, и даже твой мёртвый отец восстал, чтобы унизить меня. Но я со всем справлюсь. Присоединяйся ко мне, и шагни со мной в светлое будущее, где я буду заботиться о тебе так, как никто не будет!

Она отшагнула назад, но не посмотрела ни на отца, ни на Вангердагаста, а лишь жестко сказала:

- Нет. Я приказываю тебе остановить это безумие сейчас.

Аунадар лишь отмахнулся, а абраксус продолжил идти в сторону Азуна, молча наблюдающего за сценой. Таналаста выставила руки вперед, будто пытаясь остановить механизм.

- Аунадар, прошу…

Но Блеф лишь обнажил зловещую улыбку и снова махнул рукой. Бык открыл рот и выдавил из себя зелёную газообразную струю, которая устремилась в принцессу, но не достигла её. Вместо этого газ ударился о стенку невидимого барьера и начал распространяться по сфере, в которую, как оказалось, были заключены Аунадар и абраксус.

Джоги недоверчиво посмотрел на Вангердагаста и увидел в его глазах огонёк, присущий хищнику, загнавшему жертву в тупик.

Абраксус снова открыл рот и выдавил еще одну струю газа, благодаря чему газа в сфере стало еще больше. Снова и снова бык продолжал топать на месте и дышать ядом, пока, наконец, всю сферу не заволокло зелёным газом. В зале повисла тишина, нарушаемая лишь топотом механического быка и приглушёнными криками и кашлем Аунадара.

Таналаста развернулась и бросилась в объятия отца, думая о своём вероломном женихе.

Все присутствующие смогли увидеть Блефа, прислонившегося к стенке сферы. Он отчаянно пытался сделать вздох. Казалось, что сфера становилась все меньше и меньше, сжимаясь вокруг абраксуса.

Джоги посмотрел на Вангердагаста и увидел, что по лицу старого мага ручьями бежит пот.

Когда тело мага задрожало, Дунеф и Джоги схватили его за плечи, и молодой Марлиир спросил:

- Что нам делать?

Но маг не ответил. Вместо этого он продолжал сжимать сферу. Для начала, пополам сложилось тело задохнувшегося Аунадара Блефа, которое было зажато между абраксусом и барьером. Затем раздался жуткий звук мнущегося металла, и измученный веками механизм бессильно обмяк.

Таналаста посмотрела на Вангердагаста, который, казалось, вот-вот умрёт. К принцессе подошла Кэт Вивенспур, которая вложила ей в руки медальон, после чего обернулась к сфере и начала колдовать. Под маленьким магическим куполом раздался взрыв, который осветил и сотряс весь тронный зал.

Обессиленная колдунья упала на принцессу и короля, который свободной рукой поймал девушку. Кэт прижалась к груди короля, после чего потеряла сознание. Вангердагаст прекратил заклинание. Сфера пропала. Осталась лишь кучка обгорелых костей и металла.

У трона Вангердагаст опёрся на плечи дворян и прорычал на весь зал:

- Король жив! Да здравствует король!

- Да здравствует король! – подхватил кто-то в толпе.

- Да здравствует Азун Четвертый! – подхватил еще один голос.

- Да здравствует Азун! – в унисон прокричали Пурпурные Драконы, подняв свои мечи.

- Азун! Азун! – кричали собравшиеся дворяне и жрецы.

Все собравшиеся, кроме Вангердагаста, Таналасты и Азуна, склонили колени. Дунеф посмотрел на короля, который милостиво улыбнулся.

Дунеф заметил, что Таналаста не оплакивает свою утрату, хотя она так сильно любила Аунадара. Видимо, еще была надежда.

Марлиир вскочил и, подняв меч над головой, прокричал:

- Да здравствует король Азун Четвёртый!

К нему присоединился Джоги Вивенспур, а когда Азун повернул к ним голову, то Вангердагаст хихикнул как школьница и, наколдовав магический меч, поднял его над головой.

Восторженные звуки заполонили зал, и только Дунеф и Джоги слышали слова мага:

- Что ж, значит, будет праздник.


Кормир. 30-31 глава

03 Май 2019 - 17:39

Глава XXX

Авантюристы

 

Год Гримуара (1324 г. по Л.Д.)

 

 

 

Придворный Маг со всей силы ударил по двери гостиницы и выкрикнул:

- Балам! Мы должны вернуться на дорогу!

С другой стороны двери послышалось хихиканье и шепот. Вангердагаст снова стукнул по двери и выкрикнул:

- Выходи, а не то я телепортирую тебя и твоих друзей к твоему отцу!

Затем послышался шепот и быстрые шаги. Вангердагаст досчитал до десяти. Затем еще раз. Он уже в третий раз досчитал до восьми, как дверь приоткрылась и оттуда вышел шатающийся принц Азун, уже четвертый из Обарскиров, носящий это имя. Он заправил рубашку и спросил:

- Неужели необходимо кричать, маг? – спросил принц, от которого сильно пахло вином и женскими духами.

- Это единственный способ вбить что-то в твой постоянно утолщающийся череп. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы я телепортировался прямо в твою спальню.

- Дай мне десять минут, маг. Мне нужно собрать свои вещи.

- Даю тебе пять. Пусть твоя дама не отвлекает тебя.

Через шесть минут принц Азун, громко зевая, вышел из двери. На голову он надел широкополую шляпу, на его спине висел рюкзак с вещами, а на поясе в ножнах покоился короткий меч. В свои девятнадцать лет принц уже стал широкоплечим красавцем, узнаваемым в народе, так что магу пришлось скрыть личность Азуна под слоями магии иллюзии.

Вангердагаст с пышной бородой был одет подобающе путешественнику, но не имел оружия – в своих руках маг нёс длинный посох. Азун был уверен, что в этом посохе содержится магии больше, чем во всем Сюзейле вместе взятом.

- Сколько нам идти? – спросил принц.

- Два дня, - ответил маг, - но я думаю, что мы будем идти с тобой весь день и всю ночь, утром передохнём и уже к вечеру придём в Вечернюю Звезду.

- Если бы мы ехали верхом, то были бы там уже сегодня вечером, - не в первый раз заметил принц.

- Ну да. А еще мы могли просто телепортироваться, но тогда бы не встретили людей на пути. А если бы ехали верхом, то не могли бы комфортно говорить, - заметил маг.

- Когда-нибудь, - прорычал принц, - у меня будет своя группа приключенцев. И все мы будем ездить верхом!

Маг улыбнулся и ответил:

- Конечно, парень. А в перерывах между вашими приключениями, ты сможешь рассказать о каждом уголке Кормира, потому что исходил все королевство пешком.

- Парень, - выплюнул принц. – Мой отец в этом возрасте был уже королём.

- И будь благодарен Тиморе, что ты лишён тех сложностей, через которые прошёл король Рихард. Кстати, раз уж мы заговорили об истории – скажи, кто в твоём возрасте уже носил корону?

Азун заворчал, копаясь в своей памяти. Маг и принц выдвинулись вперед, оставляя за своей спиной Таверну Пьяной Совы. Они двинулись вдоль Звёздной Реки, проходя по необхоженной тропинке, скрытой в тени листвы деревьев.

Азун с легкостью перечислил имена тринадцати королей и четырёх королев. Принц мог запросто назвать все дворянские дома Кормира, включая те, что, по тем или иным причинам, прекратили существование. Он также мог рассказать наизусть поэму «Хвост Кормирита», которую он выучил у барда в Пьяной Сове, включая все непристойные её части. Но, в конце концов, разговор снова перешёл на тему уставших ног.

- Я не понимаю – почему мы не можем сказать всем, кто мы такие? – спросил принц, вытряхивая из своего сапога камушек, который уже четверть мили больно натирал его ногу.

- Две причины. Первая – безопасность. Как ты понимаешь, мы вдалеке от магов и Пурпурных Драконов. Конечно, я могу защитить тебя, но я не всесилен, так что нам лучше сохранять инкогнито. Враги и предатели считают, что все Обарскиры прячутся в своих дворцах и городах. Мы не должны развевать эту иллюзию. 

Принц лишь отмахнулся. Это он понимал отлично и даже был рад возможности выбраться подальше от города.

- Вторая – это корона. Когда она у тебя на голове, лицо людей преображается улыбками. От тебя скрыты факты и мотивы. Скажи, осмелился ли бард научить принца Кормира Хвосту Кормирита?

Судя по всему, Азун был готов к этому аргументу.

- Получается, что чтобы узнать свой народ, король обязан врать?

- Я лишь говорю, что никто не является тем, кем кажется, и король должен понимать это. Вот например та официантка.

- А что с ней?

- Ну, я заметил, что она довольно холодно относилась к Баламу, но поутру была гораздо веселее. И это если не считать того, что она провела с тобой ночь.

Принц покраснел и, почесав затылок, ответил:

- Ну, может я и перебрал вчера. Мы выпили много вина из погреба таверны, - сказал принц так, будто это все объясняло.

- Так вот для этого мы и путешествуем по королевству. Не для того, чтобы натренировать твои или мои ноги. Я хочу познакомить тебя с народом.

Спустя два часа пути и небольшого перекуса, они добрались до ущелья, за которым стояла деревня Вечерняя Звезда. Именно здесь вырос Вангердагаст, и тут его принял в свои ученики Джорунгаст, последний Придворный Маг.

- Я мало что слышал про Джорунгаста, - сказал Азун. – В основном то, что он поддержал регента Селембера, узурпировавшего трон моего отца.

- Да, - ответил Вангердагаст, - но и многое другое. На самом деле, он убил Селембера, когда тот пытался прикончить твоего отца и бабушку, за что Рихард выгнал его из Сюзейла. Кормир долгое время был без Придворного мага, пока не родилась твоя старшая сестра, и я не был призван ко двору, чтобы стать её наставником, а впоследствии и твоим. Хотя, конечно, король не разрешил мне пользоваться титулом Придворного Мага.

- Но он же спас моего отца…

- Да, но убил короля. Плохого, но короля. Думаю, Рихард боялся, что это может стать привычкой. Так или иначе, это дало мне один урок.

- И какой?

- Когда я приехал в Сюзейл, то увидел, что королевство абсолютно нормально функционирует без магов уже двадцать лет. Однако появились мелкие проблемы, такие как гильдии воров в Арабеле и чёрный рынок в Мерсамбере. Тринадцать веков тщательного наблюдения Придворных Магов дали плоды, и королевство не развалилось за двадцать лет, но на его лике появились маленькие трещины. И твой отец, как настоящий мудрый король, не затуманил свой взгляд масштабным внешним благополучием и призвал ученика Джорунгаста на службу.

- А что случилось с Джорунгастом?

- Я думаю, что он сделал правильный выбор, - продолжил Вангердагаст, игнорируя вопрос принца. – Между старым и опытным, но незаконным королём и молодым и горячим, но законным принцем, он выбрал второго. Джорунгаст убил Селембера, хотя знал, что за это будет изгнан, но, тем не менее, довёл своё решение до конца. Во имя королевства, а не собственного благополучия. Я думаю, что это важный урок для нас обоих.

Азун снова хотел задать вопрос про Джорунгаста, но его прервали крики, раздавшиеся впереди. Из леса выбежали мужчина и женщина средних лет, одетые в сандалии и халаты.

- Не та одежда, в которой ходят по лесу, - тихо заметил Вангердагаст.

- Помогите! – закричал женщина.

- Призраки! Они захватили наш дом! – выкрикнул мужчина.

- Вы похожи на опытных странников. Помогите нам! – снова воскликнула женщина.

- Успокойтесь, - жестко сказал им Вангердагаст, - давайте познакомимся. Я Борл Мастер, волшебник из Врат Балдура, а это мой ученик – Балам Кавалер. Откуда вы пришли?

-  Мы живём в заброшенном имении за несколько миль оттуда, – начал мужчина. – Решили поселиться там и восстановить его.

- И тогда вернулись дворяне. Они стонали и кричали, выгоняя нас из своего поместья, - закончила женщина.

- Что за дворяне? – спросил Азун.

- Мы не знаем, - ответил мужчина. – В Кормире столько дворянских домов. Судя по всему, они вернулись в свои владения.

- А тот факт, что они защищают свои владения даже после смерти, лишь подтверждает это! – добавила женщина.

- Ну хорошо. Сколько было призраков?

- На самом деле, сэры, мы их не видели, - виновато сказала женщина.

- Не видели?

- Да, но три дня и три ночи с чердака доносился ужасный вой. А сегодня мы нашли одного цыплёнка зверски-убитым. Нам пришлось сбежать, спасая свои жизни.

- Звучит как дело, в котором стоит разобраться, - сказал Азун.

- Знаешь, В Кормире постоянно происходит что-то подобное… - начал Вангердагаст.

- Но, на границе Кормира, мы подписали бумаги о том, что обязуемся помогать людям, нуждающимся в помощи, - с улыбкой сказал Азун.

Маг взмахнул рукой и сказал:

- Только если это нам по пути.

 

*****

 

Поместье находилось всего в четверти мили от них, слегка сбоку от тропы. Мужчина сказал, что они не вернутся в поместье, пока искатели приключений не зачистят его от призраков.

Дом был сделан из прямых каменных блоков. По правому и левому боку к поместью примыкали пристройки, которые, как и основное здание, были покрыты плющом. Могло показаться, будто три дома столкнулись на высокой скорости, и никто не может теперь их расцепить.

У входа висел полуистлевший гобелен с гербом.

- Голдфазеры? – спросил маг.

- Голдфатеры, - поправил Азун. – Мелкий дом, который попытался поднять восстание в Арабеле несколько лет назад, за что были лишены всех земель и изгнаны из Кормира. Те крестьяне имеют полное право занимать эту землю.

Местность вокруг поместья была очищена, но поле за здание все еще было скрыто в зарослях ежевики и молодых деревьев. Сбоку стояли загон для животных и курятник, но они были пустыми, что показалось странным Азуну, и он указал на это Вангердагасту.

- Да, видимо, наш призрак интересуется козами и курицами, - ответил маг.

- Я тоже нахожу это странным, - сказал женский голос, прозвучавший из листвы над магом и принцем. С ветки спрыгнула изящная девушка в кожаных штанах, плотно облегающих её мускулистые ноги. На ней были тонкая белая рубашка и дублёный кожаный жилет. В ножнах на поясе покоился обоюдоострый меч.

Вангердагаст хотел встать между принцем и гостьей, но Азун остановил его. Глаза принца были твёрдыми, а на лице сияла улыбка. Маг знал это выражение, которое принимало лицо принца, когда тот видел перед собой какое-нибудь испытание или красивую женщину.

- Моё имя – Камара Яркая Сталь. Искатель приключений. А вы? – акцент девушки делал её еще более привлекательной.

- Я Балм, странствующий рыцарь. А это мой слуга – Борл, - принц проигнорировал яростный взгляд мага. – Мы встретили на дороге людей, которые утверждали, что в этом поместье поселились призраки.

- Я видела этих “призраков”. Они в спешке покинули здание.

Маг поднял одну бровь.

- Когда я подошла к поместью, то увидела четыре мужские фигуры, которые собирали куриц в мешок. Потом они спешно убрались в лес. Выглядели мужчины вполне обычно.

- Ты думаешь… - начал маг.

- Что это разбойники, которые наткнулись на фермерские угодья, но у них не хватило смелости, чтобы убить хозяев. Это обычные воришки с необычным воображением.

- Тогда давайте поймаем этих курокрадов – сказал Вангердагаст.

- тогда давайте сделаем это, - сказал Азун. – Я имею в виду, я и Камара. А ты, Борл, мог бы вернуться за теми людьми и позвать их обратно. Думаю, когда вы вернётесь, мы уже закончим.

Принц ожидал, что маг начнёт спорить, но тот лишь пару секунд смотрел в лес, после чего сказал:

- Хорошо. Но будьте осторожнее, - и с этими словами Вангердагаст ушёл, оставив пару перед домом.

Камара смотрела вслед уходящему магу.

- Забавный старик, - сказала она. – Маг?

- Нет, учёный-историк, - ответил принц, придерживаясь легенды. Не стоило раскрывать всех способностей его спутника. – А я воин.

- Да еще и отважный, - сказала девушка, сверкая глазами.

Между парой повисла тишина. Азуну казалось, что нефритовые глаза Камары были какими-то монетами из древних империй.

В небе прокричал ястреб и Азун сказал:

- Нам пора разобраться с ворами.

Девушка кивнула.

- Да. Будет нехорошо, если Борл вернётся сюда и обнаружит, что мы не закончили нашу работу.

Азун первым поднялся по ступенькам и вошёл в усадьбу. Убранство было достаточно типичным, для загородного дома. Коридор перед принцем был разделен на две части большой лестницей на второй этаж. Все двери в коридоре были закрыты.

Наверняка, справа была кухня с окнами, выходящими на задний двор, а слева банкетный зал или гостиная. Спальни, скорее всего, были на втором этаже. Азун попытался представить, как воры поднимают козу на второй этаж, и покачал головой. Должно быть, они прячут награбленное где-то еще.

Но в здании было слишком тихо. Даже если бы скот был спрятан в подвал, звери все равно издавали бы какой-нибудь шум.

Могли ли преступники забрать скот и уйти в лес? Азун не знал. Он лишь почувствовал дыхание Камары на своём затылке.

Азун зашёл в дверь справа и, как он и предполагал, очутился в обеденной комнате, дальняя дверь которой, скорее всего, вела на кухню. В комнате большинство пространства занимал большой деревянный стол, который, скорее всего, остался от первоначальных владельцев. На стенах висели пустые шкафчики, а по центру стола стояла пустая коробка и вываленная из неё исцарапанная серебряная посуда.

Видимо, воры решили поживиться более ценной добычей. Азун посмотрел на Камару, которая пошла дальше по коридору. Её мышцы были напряжены, и девушка была готова броситься в атаку в любой момент.

Принц подошёл к комнате напротив и попытался открыть дверь. Заело. Ему пришлось пару раз толкнуть её плечом, пока она не открылась, а что-то покатилось от двери вперед, оставляя за собой кровавую полосу. Голова козла. Вот и скот.

Комната была превращена в скотобойню. Посреди комнаты лежало тело двух коз и одного козла. Старая мебель была залита кровью. Казалось, что кто-то убил всех кур кривым ножом. Половина убитого скота было обглодано.

Азун понял, что в доме поселились не воры, и даже не призраки. Он обернулся назад к Камаре, и понял, что лицо девушки превратилось в подобие кошачьей морды, плечи стали больше и шире, нефритовые глаза превратились из человеческих в кошачьи, а тело покрылось оранжевым мехом в чёрную полоску.

Она была веретигром. Гигантский человекоподобный тигр прыгнул на Азуна, широко раскрыв свою пасть.

Крикнув, принц припал на пол, и огромный монстр пролетел над его головой. Азун успел поднять меч и оставить алую царапину на животе Камары.

Принц обернулся и увидел, как огромный двуногий тигр держится за рану на животе. В один момент рана затянулась. Азун вспомнил, что оборотней можно ранить только серебром, после чего выругался и вылетел в коридор.

Веретигр прыгнул на принца, но тот успел закрыть перед собой дверь. Острые когти мелькнули перед лицом Азуна, но он успел отшатнуться назад.

Принц подумал, что его оружие не нанесет вреда монстру, но продержаться до прихода Вангерадагса он не сможет. Тогда, Азун вспомнил, что он видел ранее, и выбежал из коридора. Когда Камары выбила дверь, то обнаружила лишь лежащий на полу меч. Входная дверь была закрыта, а значит, её жертва была где-то в доме.

И тут она услышала звук скрипящих половиц на кухне. Оборотень прыгнул в комнату и тут же налетел на маленький столовый нож, ударивший её прямо по рёбрам. Рана горела так, будто была смазана кислотой. Серебряный нож!

Принц отбежал, пока Камара пыталась вытащить нож из своего живота, и бросил еще два ножа в монстра. Столовые приборы вонзились в руку оборотня, и Камара закричала от боли.

Когда Камара перевернула стол, Азун вонзил в её бок еще один нож и ударил по лицу серебряным чайником. На лице оборотня появилась ужасная опухоль, а кровь насквозь пропитала белую рубашку и штаны.

Теперь пришло время принцу нападать. В одной его руке был чайник, в другой острый кухонный нож, и, видимо, поняв, на чье стороне перевес, веретигр бросился в окно. Когда Азун подбежал к нему и посмотрел на улицу, то не нашёл оборотня, который скрылся в заросшем саду.

Принц вздохнул, поднял свой меч и вышел на крыльцо. К тому моменту, когда Вангердагаст вернулся вместе с хозяевами дома, Азун сидел на ступеньке крыльца, положив голову на руки. Когда женщина увидела кровь, то потребовала объяснения.

- Успокойтесь, - сказал Азун им. – Ваш призрак оказался веретигром. Никаких потусторонних посетителей, лишь голодный хищник. Я ранил его, но он может вернуться, так что лучше запаситесь серебряным оружием. И будьте осторожнее – в гостиной и обеденной комнатах немного грязно.

Вслед за вошедшей в дом женщиной раздался плач и успокаивающие слова мужчины.

- Мне не стоило оставлять тебя, да? – спросил Вангердагаст.

- Откуда я мог знать?

- А ты и не мог. Но ты должен всегда сохранять осторожность.

 Путешественники остались в поместье до конца дня. Азун заколотил досками разбитое окно, а Вангердагаст помог хозяевам убрать мертвый скот. Из козла вышел отличный ужин.

Веретигр так и не вернулся.

За ужином мужчина рассказывал истории из своего детства, когда в государстве шла война Красных и Пурпурных Драконов. Когда он начал клевать носом, женщина показала гостям комнаты, в которых те могли поспать, после чего разбудила своего мужа и ушла вместе с ним в свою спальню.

Вангердагаст и Азун долго сидели у очага и смотрели в угасающее пламя.

Наконец, Азун сказал:

- Знаешь, а ты прав.

- В чём конкретно? – спросил маг с полузакрытыми веками.

- Все носят маски, и хотя это не всегда плохо, но мне следует быть осторожнее.

- Что ж, значит, день прошёл не зря.

Принц встал и размял плечи, после чего подошёл к двери и сказал:

- Странно, что мы говорили об этом именно сегодня утром. Знаешь, если бы я хуже знал тебя, то подумал бы, что это ты спланировал для меня этот “урок”.

Молодой принц улыбнулся и ушёл в свою комнату, оставив мага наедине с очагом.

- Тогда у тебя еще есть надежда, парень, – тихо сказал маг. – У тебя еще есть надежда.

 

 

 

Глава XXXI

Верность

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

  

 

 - А наша принцесса дала жару, - сказал Раулиган, поднимая стакан над головой. – Думаю, надо чаще давать ей в руки табуретку.

- Чтобы королева крушила всем головы, - с улыбкой ответила Эмфрара и аккуратно стукнула стакан торговца своим.

- Эх, знаешь, - начал Раулиган после того, как отпил немного эля, - я становлюсь слишком старым для таких вот стычек.

- Ты хотел сказать, слишком толстым? – спросила девушка, после чего повернула голову и отрицательно покачала ею на безмолвное предложение подошедшего мужчины. Когда смельчак достал из кармана три золотых льва. Эмфрара снова отрицательно покачала головой. Меценат, разозлённый отказом, отправился к другому столику в поисках спутницы на ночь.

- По крайней мере, - начал Раулиган, - угроза трону устранена.

- Эта угроза трону, - поправила арфист. – Нам еще нужно найти того, кто стоял за убийцами.

 

*****

 

В месте, намного более спокойном, чем “Восходящий Дракон”, на стыке двух коридоров, молодой дворянин шепотом говорил с пустотой.

- Я спрошу вас то же, что спрашивал Вангердагаста и Гаспара Кормаэрила, - сказал Иммарил Эммараск, кузен ныне покойного Энсрина Эммараска. – Что это значит для меня?

- Верность Кормиру, - ответил женский голос.

- Слишком общее понятие, которым можно прикрыть что угодно. Дайте мне что-то более осязаемое.      

- Типичный верный слуга королевства, - ответил женский голос, исходящий из скопления огоньков.

Дворянин пожал плечами.

- Я честен и не скрываю того, чего скрывают прочие аристократы. Я смотрю на тех, кто гребет золото руками в обмен на службу тем или иным господам. Разве я не могу хотеть того же?

- Если я осыплю тебя рубинами, то ты согласишься верой и правдой служить мне?

Дворянин замялся.

- Ну, для начала, я бы хотел побольше узнать о своём нанимателе. Кто ты? Лич, который хочет за что-то кому-то отомстить? Или злой дракон? Или может быть ты Красный Маг, который хочет получить королевство рабов?

- Лучше тебе не знать этого, - ответил голос. – Я предлагаю обмен – ты назовёшь мне союзников Вангердагаста, а я скажу тебе – что я такое.

- Справедливо, - сказал Иммарил, оглядываясь по сторонам. – Большинство Даутингорнов, Роумантлы, Раллигорны,  Скаттенхоки, Иммердаски, Винтерсаны, Вивенспуры, Индимберсы и Индезмы.

- Хм, - прокомментировал голос, - Странный набор мелких домов.

Иммарил пожал плечами.

- Да, многие из них появляются в столице лишь раз в год. Многие крупные дома, в основном, идут против Вангердагаста. Они считают, что смогут управлять Кормиром лучше Обарскиров и Боевых Магов. А недавняя кончина Одрина Драганхорна доказывает, что даже самые богатые, но глупые мечтатели не неприкасаемые. А теперь…

- Я человеческая женщина, опытная в магии, - с ходу ответил голос.

- Это вполне очевидно.  Я бы хотел знать больше.

- Справедливо. Что ж, знай, что однажды я делила кровать с королём Азуном…

- И у вас есть общий сын. Поэтому вы хотите, чтобы все Обарскиры были убиты. Леди, это очевидно, и я думаю, что вы знаете, что в Кормире живут несколько десятков дворян моих лет, которые считают своим настоящим отцом Азуна Обарскира.

Повисла тишина. Наконец, голос спросил:

- И сколько в Кормире таких “сыновей”?

- Леди, у вас не хватит на всех рубинов. Кроме того, говорят, что я и сам Аз…

Моргнула белая вспышка, после которой от Иммарила Эммараска осталась лишь горстка пепла да запах жженого мяса. Скопление красных огоньков исчезло.

Когда стражник вбежал в коридор, из которого донёсся ревущий короткий звук, он остановился, обнажил оружие и принюхался. Только запах горелого мяса. Опять магия. Видимо, какой-то волшебник убил себя заклинанием.

Стражник вздохнул. Он никогда не думал, что в королевском замке станет опаснее, чем на полях сражений. Может, пора бросить все, уехать в деревню и построить пивоварню? Да нет, он не сможет бросить это. Мужчина знал, что хотел еще раз увидеть свою родину в мире и спокойствии перед тем, как сложить оружие и доспехи в долгий ящик.

 

*****

 

Дунеф Марлиир ахнул, когда из тени на него выпрыгнула женщина, которая тут же повалила молодого дворянина на пол и рукой прижала горло Дунефа к своей груди.

Вангердагаст улыбнулся и сказал:

- Два кинжала за поясом и один в левом сапоге.

Ловкие пальцы вытащили оружие из указанных магом мест и бросили кинжалы на каменный пол.

- Кэт, отпусти его, - сказал Джоги Вивенспур, сидящий на кресле в тени. – Простите мою жену, что она так вот набросилась на вас. Иначе бы Ванги испепелил бы вас и, возможно, уничтожил бы какую-нибудь мебель, а Кэт этого очень не любит.

- Отпусти меня! – взвизгнул Дунеф, отталкивая девушку и поднимаясь на ноги. Он повернулся к Вангердагасту и сказал:  

- Проклятый маг! Ты предал Кормир и подвёл королевство на грань войны!

Маг поднял бровь.

- Знаете, - начал он, - в наших молодых дворянах есть огонь, который, мне бы хотелось, горел бы в них и когда они состарятся. Но я рад, что вы так горячо переживаете за судьбу королевства. Должен вам сказать, что далеко не все дворяне придерживаются тех же принципов, что и вы. Хочу заверить вас, Дунеф Марлиир, что все, что я делаю, работает лишь на благо королевство и правящей династии. К слову, когда-то ваши предки сослужили Кормиру ту же службу.

- Избавь меня от своей лжи, - выплюнул Дунеф, садясь в кресло рядом с улыбающимся Джоги и принимая от него бокал вина.

Дунеф выплеснул содержимое бокала в лицо Джоги и бросился к магу, вырывая из-под рукава кинжал, о котором Вангердагаст не знал.

Кэт Вивенспур подняла руку. Готовясь прочитать заклинание, но Дунеф обхватил горло мага рукой и прижал к нему кинжал.

- Молодой человек, - спокойно сказал Вангердагаст, - я бы не хотел убивать молодого дворянина.

- Если таким образом я уничтожу такую угрозу для моего любимого королевства, то я с радостью заплачу эту цену.

- Боги, хотел бы я слышать эти же слова от остальных дворян Кормира! – сказал восхищенный голос откуда-то справа. Кончик кинжала Дунефа покраснел от крови, вытекшей из надрезанной шеи Вангердагаста. Молодой дворянин посмотрел направо и увидел тёмную фигуру, стоящую в дверном проёме.

Разглядев фигуру, Дунеф ахнул и уронил кинжал, а маг тут же подошёл к бутылке с вином, которая стояла рядом с промокшим Джоги Вивенспуром.

- Ты становишься старым, маг, - сказал гость.

- Ага, старым и забывчивым, - ответил Вангердагаст, делая глоток из горла. – Может, мне пора найти себе замену?

Когда Дунеф наконец-то смог говорить, он спросил:

- Но…но если вы тут, то кто сейчас в королевском дворце?

- Важно то, кто вскоре соберется там, - с улыбкой сказал маг. - По причинам этого кроются в прошлом. И скоро мы сможем увидеть плоды свершений минувших дней. Собери своё оружие, Дунеф. Скоро мы отправимся во дворец.


Кормир. 28-29 глава

01 Май 2019 - 10:33

Глава XXVIII

Драконы, Красный и Пурпурный

 

Год Скалы (1286 г. по Л.Д.)

 

 

 

Король Селембер несся по коридорам замка, ревя направо и налево, вызывая слуг и стражников, но никто так и не преклонил пред ним колено. Его тяжёлые шаги эхом разносились по замку. Стражники пропали со своих постов, а слуги из своих комнат. Куда подевались жрецы, маги? Куда подевался его двор?

Но не могли же они все бросить его? Селембер правил Кормиром уже девять лет и дела шли, в принципе, хорошо. По крайней мере, до тех пор, пока не появился этот выскочка принц.

Из-за него все пошло наперекосяк: урожаи были не собраны, строительства не закончены, и даже обновления во дворце не были доведены до конца. Щиты неверных домов так и остались неубранными и теперь стояли у стен, гобелены лежали на полу. Селембер подошёл к статуе Синей Красавицы, которую он так любил. Сам памятник стоял у пьедестала – рабочие так и не установили его. Регент проклял неверность и праздность придворных.

Селембер остановился у окна и посмотрел на Сюзейл. Город лежал как на ладони. Солнце уходило все дальше за горизонт, и город, по большей части, освещали пожары, отмечающие места сражений между армией Селембера и повстанцами Рихарда. Между воинами законного правителя и повстанцами претендента. Между красными и пурпурными. Пламя пожаров заставляло Селембера думать о его, Красных Драконах, а дым на заходящем солнце напоминал о Пурпурных Драконах.

В Сюзейле, Арабеле, Мерсамбере, Хайхорне – везде шла борьба между  разрозненными, но многочисленными Пурпурными Драконами и малочисленными, но организованными Красными Драконами. Братство Боевых Магов так и не определилось со стороной, и каждый маг засел в своей башне, заняв нейтральную сторону. Даже церкви Латандера, Хелма и Мистры заняли враждующие стороны.

 И все потому, что народ отвергнул успешного правителя ради какого-то щенка.

Девять лет назад брат Селембера, Азун Третий, погиб, оставив после себя лишь малолетнего наследника. Тогда Джорунгаст прибыл к Селемберу и предложил тому стать регентом при маленьком Рихарде Обарскире. Так Красный Дракон получил трон, о котором никогда и не мечтал.

И все шло хорошо. Качество жизни выросло, орки и драконы стали меньше беспокоить Кормир. Казалось бы – надо придерживаться того же курса.

Но нет. По каким-то там историческим законам править должен был шестнадцатилетний Рихард. Селембер отказался складывать с себя обязанности правителя, и тогда принц похитил знамя Пурпурных Драконов и сбежал из Сюзейла, а Селембер воздвиг над королевским дворцом знамя Красного Дракона.

Селембер снял корону и поставил её на подоконник. Вместе со сменой знамени, регент сменил и корону и теперь носил тяжёлую золотую корону Принталера.

Он вздохнул. Когда Пурпурные Драконы будут разбиты, а Рихард выберется из своей норы, тогда можно будет вернуть старую корону. Тогда дела пойдут в гору.

- Кормир будет великим, - пробурчал Селембер и медленно опустил кулак на подоконник. Подобно штормовому великану он должен быть аккуратен, чтобы не разрушить все вокруг себя своей огромной силой.

В коридоре раздалось эхо шагов. Селембер обернулся и закричал:

- Джорунгаст, это ты?!

Но никого не было. Лишь Синяя Красавица смотрела в потолок. Как давно Селембер приказал поставить её на постамент? Десять дней назад? Мудрецы говорили, что её взор обращен к дракону, который собирается её поглотить. Люди поговаривали, что руки и ноги девушки были слишком большими, но Селемберу нравились её сила и дух, с которым она встречала неизбежную гибель. Он считал, что таким должен быть каждый кормирец. Ещё мудрецы говорили, что пока статуя цела, удача будет сопутствовать дому Обарскиров. Селембер глубоко вздохнул.

- Джорунгаст?

Маг не отвечал. Но он появится. Он обязан защищать короля. Селембер прочёл об этом в книге по истории – Ещё Бакабр Эфар был магически связан с короной и должен был защищать её владельца. Все забыли об этом, но только не старый мудрый Селембер.

Но голос Селембера вновь пронёсся по коридорам, оставшись без ответа.

Трусы. Все они трусы. У них нет огня в сердце. Марлииры, Вивенспуры, Даутингорны – все разбежались по своим поместьям в ожидании бури. А эти Краунсильсы, Трусилверы и Хантсилвы? Клялись в верности и Селемберу, и Рихарду. И где теперь их войска?

Но не все успели убежать. Некоторых изменников Селембер жестоко казнил. А кого не успел поймать…что ж, Огненные Ножи были хорошим оружием. Регент использовал свой ум и золото, организовав несколько громких покушений на предателей.

Но они все уходили. Сначала склоняли колени пред Красным Драконом, а затем уходили и уводили своих солдат? Как Кормир может быть великим, когда его костяк состоит из таких вот трусов.

Селембер беспомощно закричал. Но тут он услышал щёлкающий звук замка. Кто-то из слуг пытался спрятаться от гнева господина? Или Джорунгаст, наконец, вернулся?

Регент спустился по каменной винтовой лестнице, громко топая. Справа находился тронный зал, где придворные и офицеры ожидали команд регента. Слева был Храм Четырёх Мечей. Селембер свернул налево. Придворные могли и подождать.

Регент был уверен, что на комнату было наложено заклятие, приглушающие звуки, исходящие извне комнаты. Обычно, здесь было много посетителей, желающих посмотреть на легендарное оружие, но сегодня здесь было пусто. А еще не было ни одного стражника.

В этой комнате покоилось четыре меча, так или иначе влиявших на историю Кормира. Первым был Арсиварр, Клинок Памяти, который был создан еще во времена эльфов, царствовавших в Кормире больше тысячи лет назад. Симилазарр, Хранитель Чести, на котором трусливые дворяне Кормира клялись Селемберу в верности, был столь же широк, как и Клинок Памяти, с выгравированными на нём теми же архаичными рунами. Орбин, магический меч короля Дуара, с которым он прогнал из Кормира орду гоблинов и орков, а так же войско пиратов из Сюзейла был уже более современным клинком. И Риссар, Свадебный Клинок, используемый для кровных клятв и бракосочетаний. Маленький, изящный и, как и современный Кормир, абсолютно бесполезен в реальном бою.

Селембер открыл витрину и взял Орбин. Вдалеке прозвучал тревожный гонг, но за ним не последовало ни топота стражников, ни телепортации магов, охраняющих историческое оружие.

Орбин был покрыт едва заметными рунами, которые можно было разглядеть только при прямом попадании света на клинок. Казалось, что руны извивались, когда Селембер смотрел на них.

Селембер засунул клинок за пояс. Он был готов к битве. У него было оружие, замок и верные люди. На жалких обманщиков ему было плевать. Когда Пурпурный Дракон будет схвачен, а его войска разбиты, все предатели приползут к Селемберу с клятвами верности. Некоторых он пощадит. Другие же будут примером.

Теперь нужно впечатлить своих людей. Нужно оседлать коня и лично ринуться в бой. Нужно дать бой Рихарду. Селембер подумал, что с самого начала бунта он так и не поучаствовал ни в одной битве. Но пора все изменить. Регент улыбнулся от этой мысли.

Ни одного стражника не было на входе в тронный зал. Неужели все сражались в городе?

Тронный зал был центром Кормира и насчитывал более тысячи лет. Слева стояла гробница Бакабра, Первого придворного Мага, а в центре зала стоял пьедестал со ступеньками, на вершине которого, иногда, стояло два трона – для короля и королевы. Сейчас же трон был только один.

У трона стояли женщина и двое мужчин. Селембер не поверил своим глазам.

Джорунгаст был здесь. Конечно, где ему еще быть? И проклятый Рихард в своих бело-пурпурных одеяниях стоял рядом.  И еще тут была Дамия Трусилвер – самая трусливая из всех дворян и доверенное лицо Рихарда. Её живот был раздут из-за ребенка, которого она вынашивала. Неужели что-то осталось от казнённого лорда Трусилвера?

Джорунгаст привел сюда заговорщиков, чтобы Селембер мог провести суд? Ему стоило телепортировать их сразу в темницу.

Маг выглядел измученным, будто три дня спал на голой земле. Его плечи были опущены, и тяжесть лет заметно отражалась на его лице.

- Наконец вы здесь, - сказал Джорунгаст. – Пора покончить с этим раз и навсегда.

Джорунгаст встал боком и посмотрел на обоих Обарскиров. Он должен был решить это дело миром. Во имя Кормира.

- Привет, дядя, - сказал Рихард. Его шестнадцатилетнее лицо изо всех сил пыталось выглядеть серьезным.

- И тебе привет, племянничек. Ты пришёл в дом своего отца, чтобы сдаться и покончить с глупыми играми.

- Да, я пришёл в дом отца, чтобы покончить с этой глупостью, но сдаваться я не намерен. Я хочу поговорить.

- Я убедил прийти его к тебе, - сказал Джорунгаст, - чтобы решить дело миром. Мы пришли из под Улна, где Красные и Пурпурные драконы бьются не на жизнь, а на смерть.

- Если война продолжится, то не останется того Кормира, за который мы воюем, - добавил Рихард. – Сембийцы уже обрывают торговлю, а агенты Зентарима и Красные Маги свободно пересекают наши границы. Мы должны положить этому конец.

- Согласен, - с кивком ответил Селембер. – Я готов принять твою капитуляцию и простить твоих людей. Но тебе придётся отправиться в ссылку в Уотердип или Долины.

Принц выругался. Дамия нежно положила руку ему на плечо, и он спросил:

- Капитулировать? Отказаться от моего трона?

- Твоего трона? А кто девять лет правил в мире и спокойствии? Кто потратил свои лучшие годы жизни на то, чтобы обеспечить процветание Кормиру? Думаешь, теперь я уступлю трон неопытному мальчишке, который всю молодость потратил на охоту и развлечения?

От ярости Селембер покраснел. Ни один щенок не сможет украсть его корону без боя.

- Традиция требует, чтобы корона передавалась старшему сыну предыдущего короля. Были исключения, и тогда правили дочери короля. Девять лет в королевстве не было совершеннолетнего наследника Азуна Третьего. Теперь есть, - гордо заявил Рихард.

- А теперь ты ждёшь, что получишь королевство, как подарок на шестнадцатилетние?

Рихард тоже покраснел, но старался сохранять спокойствие. Он сказал:

- Пока ты сидел здесь, во дворце, со всеми своими стражниками и слугами, я был среди народа. Я пил с солдатами, пахал землю с крестьянами, учил язык странствующих эльфов и общался с торговцами. Мир в стране лишь внешний.

- Молодец. Смотрю, ты хорошо провёл время.

- Я знаю свой народ, и готов принять титул своего отца. Я не хочу сражаться, но, дядя, умоляю тебя – не дели наших людей.

- Хорошая речь, племянник. Дамия помогла? Но нет, ты слишком юн и неопытен в политике. Дворяне съедят тебя заживо.

- Судя по всему, ты такой мастер в политике, что съел заживо всех придворных, - заметил Рихард.

- Мы подумали, - добавила Дамия, - что нам не стоит отказываться от вашего опыта. Мы можем предложить вам титул барона или герцога.

- Я должен отдать мальчишке титул в обмен на какую-то должность в провинции? – брюхо Селембера раздувалось, как горло дракона, готовящегося полыхнуть огнём.

- Я признаю, что твоё правление в качестве регента было успешным и необходимым до…

- Ты хочешь, чтобы я просто так отдал тебе то, над чем так долго работал?

- Не обязательно сейчас, дядя. Ты будешь регентом еще три года, а затем плавно передашь мне корону…

- Нет! Ты получишь корону только через мой труп! Если ты так любишь эту страну, как говоришь, то докажи это на деле!

- Я люблю Кормир и чту предков, дядя, но неужели ты не видишь, как наше королевство раздирает вражда. Народ не выживет, когда им правят два короля – законный и временный.

- Согласен! Маг, убей их.

Тишина повисла в тронном зале.

- Простите? – спросил Джорунгаст.

- Убей их! – выкрикнул Селембер. – Это наш шанс покончить с гражданской войной одним ударом.

- Принц Рихард приехал сюда лишь потому, что я обещал ему неприкосновенность, - ответил маг. Принц медленно подошёл к Дамие и взял меч в ножнах, который она держала в руках.

Глаза Селембера бешено раскрылись, а его рука легла на рукоять Орбина.  

- Я приказываю тебе убить их! Змея не выживет долго без головы!

Маг посмотрел на Рихарда и Дамию, затем на регента и жестко сказал:

- Нет.

Лицо Селембера стало малиновым, как у красного дракона.

- Я нашёл записи Бакабра! Придворные Маги обязаны защищать корону и устранять угрозу! Они – угроза! Убей их!

Джорунгаст посмотрел на Рихарда и сказал:

- Это правда. Бакабр, Амедагаст, Тандердагаст и я обязаны служить короне, а соответственно державе и народу, но с меня довольно. Даже Ифлар Неудовлетворительный  смог отказаться от короны…

Но Селембер больше не слушал. Ярость заслонила его взор и затуманила ум. Красный Дракон снял с пояса меч короля Дуара и бросился к трону.

Джорунгаст схватил лицо регента своими руками. Маг быстро произнёс несколько слов, и его руки вспыхнули. Голова Красного Дракона загорелась, а изнутри его глаз полился огонь. Селембер истошно закричал, уронил меч и упал на пол.

Рихард спустился к телу и, встав перед ним на колени, сказал:

- Он мёртв.

- Да, - ответил Джорунгаст. – Мне пришлось устранить угрозу короне.

- Но король мёртв, - сказала Дамия.

Джорунгаст кивнул и достал из внутреннего кармана своей мантии эльфийский обруч с тремя шипами, увенчанными аметистами. Маг передал обруч девушке, и та, кивнув, надела её на голову Рихарда.

- Да здравствует Рихард Второй, король Кормира. Я бы хотела устроить праздник в честь твоей коронации, но народ нуждается в тебе.

Рихард встал, и Джорунгаст увидел, что глаза нового короля были мокрыми, однако его голос остался твёрдым.

- Благодарю тебя, маг.

- Я лишь должен был устранить угрозу короне, - грустно ответил Джорунгаст, - хоть регент и был моим другом.

- Пусть народ запомнит его величие, а не безумие, - сказала Дамия, будто заканчивая литанию.

- И все же ты убил короля, - сказал Рихард, - а за это преступник несет строгое наказание – смерть. Но я отменяю его для тебя и лишь снимаю с тебя обязанности Придворного Мага. Джорунгаст, отныне ты навсегда изгнан из Сюзейла.

Джорунгаст открыл рот, но тут же закрыл его и кивнул.

- Никто не будет доверять убийце короля. Независимо от его мотивов, - продолжил Рихард. – К тому же. Придворные не поймут, если я оставлю главного союзника Селембера при своём дворе.

- Я понимаю, мой король, – почти с облегчением сказал маг. – Закон есть закон, и я приму своё наказание. Я лишь соберу кое-какие вещи и покину город.

С этими словами маг пошёл к двери, а король крикнул:

- Подожди.

Джорунгаст остановился и обернулся.

- Сир?

- Кормир остался без Придворного Мага. Я приказываю тебе найти лучшего волшебника и обучить его. Когда я женюсь и заведу наследника, я отправлю клич в каждый уголок Кормира, и тогда ты отправишь своего ученика ко мне, чтобы тот стал наставником моего сына. Кормир выживет без придворного мага, но не долго.

- Как пожелаете, милорд, - сказал маг и низко поклонился.

- И спасибо тебе. За преступление, которое ты совершил во имя короны.

Глаза мага стали такими же мокрыми, как и у нового короля.

- Я сделал это от чистого сердца, - ответил Джорунгаст.

И хотя никто не видел, как маг покинул город, больше никто и никогда не видел Джорунгаста в Сюзейле.

 

 

 

 

 

 Глава XXIX

Предательство

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

  

- О Леди Удачи и Тайн! – нараспев сказала жрица, ударяя в серебряный гонг. – Услышь нас! – она сняла свой капюшон, обнажив голову и, дотронувшись до амулета на шее, сказала:

- Услышь нас, Тимора.

Позади неё принцесса Таналаста сняла свой халат, представив миру своё красивое платье и, встав на колени, тихо повторила:

- Услышь нас, Тимора.

Гвеннахт протянула руку Таналасте, и принцесса обхватила её, но гораздо увереннее, чем в предыдущие дни. Это действие не было частью обрядов, но Гвеннахт чувствовала, что принцессе нужны эти прикосновения, дабы она ощущала себя ближе к Богине Удачи. Таналаста настояла на том, чтобы в замке было открыто новое святилище Тиморы, и Первый Жрец Манарех дал ей согласие, хотя и не сомневался, что вскоре его закроют. Как только отпадёт надобность. Тем не менее, Гвеннахт была назначена ответственной за это святилище, и она была рада оказанной чести.

Каждый вечер и каждое утро принцесса приходила сюда и молилась Богине Удачи, что сильно радовало Гвеннахт. Благодаря такому постоянному посетителю, множество церковной утвари и украшений было свезено в это святилище. Кроме того, многие драгоценности были куплены на золото из королевской сокровищницы, которое активно тратилось на новую часовню Тиморы в королевском дворце, несмотря на то, что по соседству было открыто святилище Тира, Лорда Справедливости.

Принцесса проводила много времени в небольшой комнатке, ища в вере совета и спасения от страданий по отцу и нагнетания Вангердагаста.

Принцесса посмотрела на жрицу, и та коротко улыбнулась ей, после чего отпустила руку Таналасты, встала и обернулась к алтарю.

- Леди, услышь нас… - начала жрица, но тут из коридора донеслись звуки ботинок. Кто-то очень быстро бежал. Стражники? Сердце Гвеннахт замерло. Неужели король умер?

Жрица подняла руки над головой, собираясь обернуться и помолиться, но тут принцесса пробежала мимо неё и спряталась за алтарём.

Гвеннахт обернулась и увидела пятерых мужчин в чёрных масках и окровавленными мечами. Они собирались убить принцессу.

Судя по одежде, эти пятеро мужчин были дворянами. Один из них с лёгкостью оттолкнул жрицу в сторону. Та выругалась и подалась вперед, со всей силы ударив своего обидчика кулаком в живот и падая вместе с ним на пол.

Гвеннахт упала на пол и тут же прочитала заклинание, которое заставило все серебряные диски, висящие на стенах, подняться в воздух и завертеться. Святилище наполнилось удивленными криками мужчин, а жрица выкрикнула:

- Принцесса! Моя булава под алтарём! Защищайтесь ею!

Один из мужчин рассмеялся и склонился над жрицей, но тут один из острых дисков со всей силы вонзился тому в затылок, и бандит, с взглядом полным удивления и боли замертво повалился на пол.

Заклинание закончилось, и диски упали на пол. Один дворянин помчался к трясущейся от страха принцессе, но тут в его шею вонзился кинжал жрицы, которая запрыгнула на убийцу и, убив его, повалила на пол.

Гвеннахт быстро поднялась на ноги и, посмотрев в дверной проём, увидела девушку с волосами цвета мёда и в кожаной броне.

- Лови!  - выкрикнула новоприбывшая и бросила жрице меч, который та поймала.

Принцесса Таналаста отошла к стене. Судя по всему, булава была тяжела для неё. Ещё один убийца двинулся в их сторону, но внезапно в часовню влетел мужчина средних лет в потрёпанных сапогах и с кривым мечом. Он врезался в дворянина и повалил его, после чего послышался булькающий звук и тихий стон. Поднялся на ноги только один мужчина, и, что не удивительно, это был не тот, что одет в богатую одежду и чёрную маску.

Тем времени девушка с медовыми волосами подбежала к убийце и, увернувшись от его выпада, разрезала тому горло от уха до уха.

Гвеннахт обернулась, и увидела последнего убийцу, нависшего над ней. Девушка выкрикнула предупреждение, но жрица уже ничего бы не успела сделать…

И тут она увидела, как позади последнего убийцы поднялась фигура принцессы с табуреткой в руках. Со всей силы Таналаста обрушила импровизированное оружие на голову врага.

Удар обрушился на голову дворянина, оставив на ней большую вмятину. Мужчина замертво упал на пол, а принцесса, увидев результат своих действий , отбежала в угол и непроизвольно отчистила желудок.

В комнату ворвались трое мужчин – жрецы Тира. Священники держали в руках булавы и подозрительно осматривали хаос, поглотивший святилище.

- Что здесь случилось? – грубо спросил один из жрецов, хватая рыдающую Таналасту за плечо.

Жрец остановился, когда узнал в рыдающей девушке наследницу престола.

Рыдая, Таналаста ответила:

- Убийцы напали на меня. Эти люди спасли меня.

- Эти люди?

Таналаста оглянулась. Она поняла, что девушка и мужчина, пришедшие на помощь, пропали так же молниеносно, как и появились, в святилище осталась только жрица Тиморы.

Гвеннахт шагнула вперед и мрачно сказала:

- Принцесса собственноручно убила опытных воинов, которые были не просто убийцами, но и еще дворянами предателями. И так будет с каждым, кто осмелится пойти против принцессы Таналасты.

Седовласый жрец серьёзно посмотрел на Таналасту и спросил:

- Что случилось на самом деле?

- То, что и сказала жрица Тиморы, - почти огрызаясь ответила принцесса. – А теперь, не поможете ли вы нам убрать этот беспорядок? Я еще не закончила свои молитвы…

Принцесса обернулась к жрице и серьезно сказала:

- Когда мы закончим, я хочу, чтобы вы кое-что мне объяснили!

Гвеннахт улыбнулась и сказала:

- Конечно, миледи.

 

*****

 

Глаза под лазурной полу-маской светились интересом.

- А что еще предложил Блеф? – спросила девушка.

Дунеф пожал плечами. Это был тяжёлый день, в течение которого он прятался в застенках дворца и подслушивал разговоры придворных. Девушка, казалось, была равнодушна к словам Придворного Мага.

- Я сказал все, что знаю, - немного грубо ответил Дунеф. – Аунадар дал понять магу, что не примет бесконечное регентство, и в случае. Если Вангердагаст попробует провести что-то подобное, то он поднимет против него всю страну, - Дунеф нахмурился. – Но вы упускаете саму суть – Вангердагаст и Аунадар обсуждали лишь детали. Они оба относятся к принцессе, как к пешке, которую посадят на трон и будут управлять! Маг такой же хладнокровный, как и дворяне! Он говорит, что служит короне во имя стабильности Кормира. Ему не важно, кто будет сидеть на троне, но он всегда сохранит свою власть.

Девушка лениво ответила:

- И он не первый. Несколько магов служили трону Кормира, на котором из поколения в поколение сменялись короли. И всегда Придворные маги верой и правдой служили Кормиру. Вангердагаст позаботится о королевстве. Меня же больше интересует Аунадар Блеф. Его мимика и тон, когда он говорил о Таналасте. Я знаю, что прошу тебя о многом, но попытайся вспомнить все.

Дунеф думал достаточно долго, но не о вопросе, интересующем девушку, а о её личности? Кто она такая, что интересуется подобными вопросами? Преданный Кормиру патриот? Тогда зачем она скрывается за маской?

Так и не ответив на вопрос, Дунеф стоял молча. Девушка сказала, что ему нужно вернуться в свою комнату и поспать. И хотя молодой Марлиир действительно устал, он не мог перестать думать о том, что могло произойти в ближайшие дни.

И тогда он решил. Спустившись на второй этаж таверны, Дунеф вышел на балкон и, совершив опасный прыжок, ухватился за голову горгульи, стоящей на карнизе соседнего здания и, подтянувшись, встал на выступ. Конечно, горгулья могла оказаться магическим стражем, который был бы частью тех секретов, что буквально пронизывали Сюзейл, но Марлиир лишь пожал плечами.

Аккуратно пройдя вперед, он встал так, чтобы видеть выход из таверны. Дунеф хотел проследить за таинственной колдуньей, следуя за ней по крышам. И ему нужно было быть осторожнее – кем бы ни была девушка, она явно не дура.

Дунеф подозревал что девушка была дворянского происхождения. Следуя за ней по крышам, он наконец дошёл до променада. Там дворянин залез в широкую клумбу на балконе какого-то поместья и стал наблюдать за девушкой в синем платье, последовавшей к западным городским воротам.

Но она не собиралась покидать город. У ворот она свернула направо, прошла у храма Денеира…куда же она пошла дальше?  Пройдя по крыше храма, Дунеф наконец увидел девушку. Она стояла на мосту и всматривалась вдаль. Неужели она заметила шпиона?

Она всмотрелась в озеро, видимо, наслаждаясь отражением вечерних звёзд, после чего развернулась и побрела…к дому Вивенспуров!

Да! Она посмотрела некоторое время в небо, а затем вошла в ворота Красного Замка. Дунеф уже собирался выйти из-за большой каменной статуи книги и подойти ближе, как тут под ним раздался голос:

- Да, молодой человек, я тоже считаю это изречение мудрым, но зачем вы залезли туда? – спросил жрец Денеира, вышедший из храма. – Лично я считаю более разумным следующую надпись, хотя она и подводит читателя к тщетности бытия. А как вы считаете?

Дунеф аккуратно спрыгнул на землю и осторожно посмотрел на жреца. Он пытался вспомнить, что было написано на памятнике, но ему в голову приходил лишь птичий помёт.

- Я думаю, - осторожно начал Марлиир, - что мы должны действовать как можно увереннее, иначе королевству конец.

С этими словами молодой дворянин развернулся и рванул к мосту, надеясь, что жрец не бросит ему в спину какое-нибудь заклинание.

Но он услышал лишь сухой смешок. Дунеф быстро пробежал через мост и, добежав до стены красного замка, прислонился к ней спиной. Молодой дворянин тяжело дышал, но он не успокоится, пока  не раскроет заговор. Очередной. Он подошёл к открытым воротам Красного Замка и обнаружил, что там нет ни одного стражника, зато напротив, у поместья Кормаэрилов, стояли несколько патрульных, которые смотрели на Дунефа, как на потенциального нарушителя. Молодой дворянин улыбнулся. Небрежно помахал стражникам Кормаэрилов и продолжил рассматривать Красный Замок.

Обойдя стены поместья, Дунеф осторожно перешагнул через кошку, которая лишь дружелюбно мяукнула, и прислонился к стене, надеясь, что не активирует какую-нибудь магическую ловушку.

Ухватившись за вершину невысокой стены, Дунеф подтянулся и, перемахнув через неё, приземлился в цветочную клумбу, после чего, распластавшись на земле, замер. Но ничего не произошло – не прибежали стражники, не сработали заклинания. Тем не менее, Дунеф старался быть аккуратнее, сохраняя осторожность.

Марлиир подобрался к открытому окну и, обнажив свой меч, залез в окно, попутно ломая цветы, росшие в небольшой клумбе на подоконнике. В тёмной комнате не было ни одного человека.

Раздался шорох. Дунеф резко обернулся и увидел на подоконнике кота, который зевнул и запрыгнул в комнату. Дворянин выдохнул и подошёл к дверям комнаты, но тут услышал голоса приближающихся людей. Выругавшись, он подскочил обратно к окну и вновь выпрыгнул из него. Дверь в комнату, в которой он только что был, открылась, и Дунеф понял, что он не спрячется в вялых кустах сада. Тогда он осмотрелся и заметил настенный орнамент, по которому он мог забраться на второй этаж. Дворянин спрятал меч в ножны и, лихорадочно перебирая руками, он забрался на карниз второго этажа.

Снизу, из окна, в которое еще недавно залез Дунеф, показались руки, бережно погладившие раздавленные цветы на подоконнике. Хозяин рук выругался, прокляв кошку, и удалился в комнату.

Дворянин уже хотел было слезать, как вдруг услышал голоса.

И мужчина, и женщина говорили друг с другом в доверительной форме. Дунеф узнал голос девушки – леди в лазурной маске. Он стал внимательно слушать.

- Кэт, не все дворяне злобные интриганы. Мы же тоже дворяне!

Девушка в маске, которую мужчина назвал Кэт, вздохнула и ответила:

- Джоги, дорогой. Не все, да, но те, кто обладает хоть какими-то деньгами и влиянием могут повлиять на Кормир. Королевство же сейчас, как сухой лес – одна искра и начнётся пожар. Кто знает, сколько тайных встреч проходит в Сюзейле прямо сейчас?

- Я не слышал ни об одной, - ответил мужчина. Дунеф узнал это имя. Джоги Вивенспур – известный авантюрист.

- Мы не знаем точно. Я лишь могу сказать, что в королевстве есть две фракции. Ты ведь согласен с этим.

Джоги тяжело вздохнул и ответил:

- Согласен. Ты узнала что-нибудь новое?

- Ну. Только то, что сегодня утром пятеро дворян попытались убить принцессу Таналасту во время её ежедневной утренней молитвы, - сердце Дунефа застыло, но продолжило биться, когда он услышал:

- Она убила их всех.

- Таналаста? – голос Джоги был полон недоверия.

- Арфист и её друг. Жрица Гвеннахт встретилась со мной после того, как Пурпурные Драконы закончили вынюхивать всё вокруг.

- И что же это были за дворяне предатели?

- Все молодые – Энсрин Эммараск, мальчишка Даутингорнов,  младший Крит, Илланс и Белогарн.

- А они что, уже стали совершеннолетними?

- Это не к месту, Джоги. У каждого из них был огромный красный рубин.

- Неужели Общество Людей с Огромными Красными Рубинами? – издевательски спросил мужчина. – Что это значит?

- Понятия не имею. Но в убийцах не было ничего особенного.

- А я думаю, что идея совета, которую придумали Гаспар Кормаэрил и Аунадар Блеф, и которую поддерживают многие патриархи крупных домов, вынуждает более мелких дворян рисковать, иначе они могут быть вообще отстранены от какого-либо управления страной.

- Согласна. Более того, многие дома будут готовы прекратить вражду с более “тяжёлыми” семьями, ради того чтобы получить место в совете, и выйти из под власти Обарскиров.

- Но подчиниться другим семьям, имеющий больший вес. Когда в совете появится первая фракция, которая будет продавать свои голоса, дело дойдёт до открытого насилия – единственной надежды на власть проигравших в голосовании.

- Как думаешь, - спросила Кэт, - сколько продержится мир в совете? Пять месяцев?

- Думаю, три, - ответил Джоги. – Думаю, что как только какой-нибудь из домов, участвующих в совете, перестанет прикладывать силы к поддержанию мира в стране, начнутся первые вооруженные столкновения.

- Согласна. Даже молодой дворянин, которого я взяла себе в помощь, уже выбрал одну из сторон, - девушка сделала паузу, - Джоги, скажи – кто поддерживает Вангердагаста?

- Ну, Вивенспуры! – ответил он.

- А еще?

- Насколько я знаю, Даутингорны, Скаттенхоки, Иммердаски, Винтерсаны, Индимберсы, Роумантлы, Индернсы и Роаулинхорны. Еще есть Роринхорны, которые не согласны ни на совет, ни на королеву.

- Может ли это быть связано с тем, что Роринхорны ненавидят Блефов и Вангердагаста? – с улыбкой спросила девушка.

- Ну конечно, только вот они-то говорят, что не поддерживают ни одну из фракций исключительно из соображений справедливости.

- Справедливости для Кормира? Гость, которого мы ожидаем, говорил то же самое, так?

Джоги устало вздохнул.

- Я слишком сильно устал с ним. Он делает всего три вещи, и все три хорошо – спорит, требует и волнуется. Я очень жду, когда все это кончится.

Кэт поморщила нос.

- Мне не нравилась эта идея со шпионажем с самого начала.

Джоги вздохнул и ответил:

- Мне тоже, но ты же знаешь, что это необходимо. Да и Вангердагаст занимался и занимается этим гораздо больше нас.

- Да еще и успешно. Столько лет он был Придворным Магом, попутно ведя закулисные игры и создавая альянсы. И все это во имя Кормира.

Стоя на карнизе, Дунеф кивнул. Получается, Вангердагаст был тем злодеем, который создавал государству все эти проблемы. Это и объясняет, почему никто не мог спасти герцога и барона – магия регента банально не позволяла жрецам найти лекарство.

На улице показалась вспышка света, и, посмотрев в её сторону, Дунеф улыбнулся.

Из телепорта посреди сада вышел старый Вангердагаст. Придя сюда, он облегчает Дунефу задачу. Дворянин сполз на землю и обнажил меч.

Вангердагаст зашёл в широкие двери поместья, которые сами начали закрываться за его спиной. Дунеф, сверкая клинком, проскочил в закрывающиеся двери и пошёл вслед за магом, прогуливающимся по пустым коридорам Красного Замка.

Глупый старик даже не заметит удара! Одним движением руки Дунеф уничтожит угрозу для Кормира, такую же, как и сотни других, устраняемых предыдущими Придворными Магами.

Умри волшебник! Дунеф постоянно повторял про себя эти слова, не решаясь сказать их вслух.

Пусть твоя смерть послужит на благо Кормиру!


Кормир. 26-27 глава

29 Апрель 2019 - 19:28

  Глава XXVI

Смерть Далмасса

 

Год Стены (1227 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

Рос Марлиир, один из младших членов падшего дома Марлииров из Мерсамбера шёл по улицам города, охотясь на короля. На поясе висел зазубренный кинжал, обильно смазанный ядом.

Падение Мерсамбера произошло спустя одно поколение после установления восточной границы Кормира с Сембией. Как только король Принталер подписал договор о чётком разграничивании своего королевства, удавка начала медленно затягиваться на горле портового города. Наконец, чтобы сохранить торговлю на весомом уровне и не обанкротиться, семья Марлиир открыто объявила войну Кормиру, подписав договор с пиратами и призвав их в свой город.

И тогда Далмасс, могучий король-воин, захватил Мерсамбер.

Рос Марлиир был представителем младшей ветви своей семьи. В том время, как патриарх дома и более знатные Марлииры были мертвы, Рос и несколько его родственников не намеревались сдаваться. И теперь он шёл по улицам Мерсамбера, выискивая короля-захватчика.

В городе шло празднование, что еще больше злило Роса. Празднующими были купцы, торговцы и мелкие воры, по типу Скрилов и Элдрунов, которые прежде без конца твердили Марлиирам, что те должны сопротивляться Кормиру.

Но когда король объявил о намерении присоединить Мерсамбер к Кормиру, эти семьи тут же покинули Марлииров, а кто-то, и Рос подозревал, что это были Элдруны, открыл ворота для королевской армии, пустив их в город в разгар битвы. Теперь эти предатели поднимали бокалы и читали тосты за того, кого еще недавно называли врагом города.

Отец Роса лежал мёртвым в мерсамберийских болотах, вместе с последними Джантисами и Аурубансами. Могучие предводители армии Мерсамбера были убиты. Рос был слишком далёким родственником патриарха Марлииров, и с поражением Мерсамбера сила, которая заключалась лишь в фамилии Роса, пропала.

Но Рос Марлиир не был одинок. Все в городе знали, что король Далмасс выбрал поместье Марлииров в качестве своей временной ставки. Но Однорукий Элос рассказал Росу, что королева Джаласса Хантсилв заболела, и теперь король приехал в городской храм в надеждах найти толкового целителя. Ювелир Джек Андрос рассказал Марлииру, что король перенёс свою жену в храм Илматера в центре города и отправился в таверну Расколотый Щит, дабы выпить со своими офицерами. Когда Рос достиг таверны, то старый рыбак сказал, что король отменил фестиваль Рыбьего Брюха. Он так же сказал, что похотливый король взял с собой бочонок эля и двух красивых молодых девушек и удалился из таверны. За определенную плату рыбак вспомнил, куда он направился, а за еще большую плату навсегда забыл, что рассказал эту информацию Росу Марлииру.

Он заплатил цену старому рыбаку и отправился на поиск дома, в котором развлекался король и молодые девушки. Мерсамбер стоял на трёх островах посреди болота, каждый из которых был соединён с остальными множеством мостов. И король уединился с девушками  на самом дальнем острове.

Улицы и мостовые были заполнены гуляками и подвыпившими солдатами, которые только закончили праздновать взятие города и присоединение его к Кормиру, но слух о том, что король прибыл в город, породил новую волну гуляний.

На дальнем острове почти не было гуляк, которые отправились в другие части города. Лишь несколько пьяных людей стояли вдоль мостовой и бросали оскорбления в баржи, проплывающие по реке. Дом, на который указал старый рыбак, был двухэтажной древней и слегка наклонившейся постройкой, с гнилой черепицей на крыше.

Когда Рос подошёл к зданию, то из него выбежала девушка. Маленькая белокурая куколка с голубыми глазами была едва одета. На её плечах лежало одеяло, тащившееся за ней как плащ. Увидев Роса, она остановилась, но её голубые глаза тут же наполнились слезами, и она пошла в сторону моста, шлёпая босыми ногами по каменной улице.

Он нашёл вторую девушку на вершине лестницы на втором этаже. Девушка так же была едва одета. Её миндалевые волосы были распущены, а карие глаза с ужасом смотрели на открытую дверь.

Был ли король-захватчик еще и насильником, который довёл девушек до безумия? Рос подошёл к двери и увидел комнату в беспорядке. Мужская и женская одежда была разбросана по комнате, а на большой двухместной кровати, сломанной пополам, лежал король Далмасс. Голый и мёртвый.

Рос положил руку на кинжал и осторожно подошёл к трупу. Тело уже начало синеть,  рот застыл в безмолвном боевом кличе, а глаза тупо уставились в потолок.

Рос осторожно дотронулся до короля. Холодный. Проклятие! Кто-то опередил Роса Марлиира, когда тот получил возможность отомстить.

В комнате подул небольшой ветерок, и Рос понял, что он здесь не один.

Мужчина обернулся и обнаружил у себя за спиной пузатого, широкоплечего старика с непонятным гербом, вышитым у него на груди. Человек был одет в дорогую мантию. Рос не узнал его, но, судя по внешнему виду, это был Придворный Маг Кормира Джорунгаст.

Рос хотел было начать оправдываться, но маг одним движением руки отодвинул его в сторону, подошёл к трупу и потрогал его шею. Слегка выругавшись, он достал из внутреннего кармана мантии книжку, открыл её и прочитал несколько слов на странном языке. Светлячки запрыгали на страницах книги, а затем маг прислонил её ко лбу короля.

Светлячки затанцевали на лбу короля, но тот так и остался бездвижным. Джорунгаст надавил на книгу двумя руками, но так ничего и не произошло.

- Ну вот и все, - сказал Джорунгаст. – Король умер. Окончательно. Видимо, сердце подвело его из-за сильной страсти, - маг обернулся к Росу. – Вы были здесь, когда это произошло?

- Я. Нет. Я  только пришёл сюда, - сказал Рос и кивнул в сторону дверного проёма, за которым, на лестнице, сидела девушка с миндалевыми волосами.

- Единственный свидетель?

- Нет. Была еще одна девушка, которая спешно покинула дом.

Джорунгаст пристально посмотрел на Роса.

- А вы привели этих девушек?

- Нет, маг. Я не торгую телами. Я – Рос Марлиир, один из последних Марлииров благодаря этому человеку.

- И вы пришли сюда с отравленным кинжалом в поисках мести?

- Я пришёл в поисках справедливости.

- Справедливости, - выплюнул Джорунгаст. – Это так в наши времена называется жажда крови?

Рос не ответил, а лишь сощурил глаза.

- А как вы нашли короля.

- Это неважно. Я пришёл с плохими новостями – королева Джаласса поправилась и вернулась в поместье Марлииров, но погибла, по-видимому, из-за аллергии на рыбу, которую подавали на ужин. Как и короля, её не спасло никакое заклинание. Она умерла всего за пару часов до короля. Я боюсь за ваш город, Рос Марлиир.

Рос удивился. Казалось, сами Боги доказывали всем, что захват Мерсамбера был не самым мудрым шагом. Молодой Марлиир даже забыл, что маг так и не ответил на его вопрос.

Наконец, он спросил:

- Вы боитесь за мой город?

- Ну конечно. В городе сейчас присутствует семитысячная королевская армия, которая пьёт и гуляет. Представьте, если они узнают, что их король и королева погибли в Мерсамбере, причём не самым понятным образом. Знаете, что начнётся?

- Они разрушат город, - тихо сказал Рос, впервые осознав возможные последствия. Его взору предстали разрушенные мосты, горы трупов и горящие дома.

- Мерсамбер будет оставлен, только вот Мерсамбера больше не будет. Хорошо, что вы не приложили к этому убийству руки – месть последовала бы незамедлительно, и никакой маг, воин или пират не смогли бы вас защитить.

Джорунгаст посмотрел на труп короля и вздохнул.

- Боюсь, что и без вашего участия город подвергнется погромам. Возможно даже, что семьи, предавшие армию Мерсамбера, сбегут из города, а когда беспорядки стихнут – вернутся и провозгласят независимость Мерсамбера. И тогда снова придёт Кормир. И так год за годом. В войне будут умирать дети и старики. Эх, иногда Боги играют в жестокие игры.

Рос Марлиир уставился на мага, понимая, что ему не безразлична судьба Мерсамбера.

Он почувствовал, как комок подступает к его горлу, но, одновременно, его раздирало чувство гордости. Он еще никогда не думал о судьбах государств и народов. Не зря Придворного Мага считают умнейшим человеком в королевстве.

- Что если он умрёт не здесь? – внезапно спросил Рос. – Что если вы телепортируете его обратно в поместье моей семьи, в кровать ко своей жене. Тогда, можно будет обставить все так, что они умерли во сне.

Джорунгаст покачал головой.

- Не поможет. Слишком многие слуги слышали, как королева жаловалась на плохое самочувствие за ужином. Все подумают, что её и короля попросту отравили мерсамберийцы.

- Проклятие! – воскликнул Рос. – Мой город обречен! Хотел бы я саморучно убить Далмасса, чтобы вина за его смерть была только на мне.

- Благородная мысль, но это тоже не спасло бы город. Только если…

- Только если что?

Маг внезапно выпрямил спину.

- Рос Марлиир, готовы ли вы верой и правдой служить Палагарду Второму, наследнику Далмасса?

Юноша удивленно уставился на мага. Зачем он спрашивает такое, зная о намерениях дворянина?

Джорунгаст продолжил:

- При этом вы получите высокий титул и королевское звание для себя и своего дома.

Рос вздохнул, взял книгу с лица Далмасса и передал её Джорунгасту, сказав:

- Я, Рос Марлиир, клянусь служить верой и правдой Драконьему Трону, во имя моего города и моей семьи.

Джорунгаст взял книгу и сказал:

- Надеюсь, вы готовы…

Рос поднял бровь и посмотрел на мага, который начал бродить по комнате.

- Видите ли, Далмасс Обарскир был достаточно слабым королём – он был очень падок на битвы и другие…мирские развлечения. Но, как король-воин, он должен был умереть в бою. Можете ли вы помочь мне обеспечить видимость этого?

- И каким же образом? – сузив глаза спросил Рос.

- Я телепортирую тело короля в поместье Марлииров, где мы погрузим его и тело королевы Джалассы в королевскую карету. Поутру, королевская чета будет срочно вызвана в Сюзейл и король, будучи пылким и яростным человеком, решит отправиться как можно быстрее, а значит – без эскорта. Ну а там на него нападут разбойники, что, в целом, не удивительно, когда страну раздирают война и хаос. Как вы относитесь к Огненным Ножам?

- В Мерсамбере не любят эту гильдию воров.

- Тогда они и организуют нападение. Король погибнет в бою, а не в кровати, как и подобает воину, а поскольку события произойдут далеко от города, то Мерсамбер избежит беспорядков.

Рос задумался. План был сложным и рискованным, но, если он сработал, то все было бы шикарно.

- Вы хотите, чтобы я выдал себя за короля? А разве это не запрещено?

- Конечно, но если вас поймают с трупом короля, то кого вызовут, чтобы опознать вашу личность? Можете на меня рассчитывать.

- Ну хорошо. А взамен я получу высокий пост в Мерсамбере?

- Высокий пост – да, но не в Мерсамбере. Это будет слишком подозрительно.

- Я не хочу жить в каком-то захолустье, пусть даже если я буду бароном в тех местах.

- А что насчёт Арабеля? Это большой город с большим количеством знатных домов. И титул наместника Арабеля сделает вас достаточно независимым от королевского трона.

- Арабель подойдёт, - быстро ответил Рос.

- Более того, я дам вам столько золота, чтобы, когда вы стали таким же старым, как я, то смогли купить себе все, что пожелаете. От вас я хочу лишь клятвы молчания – пообещайте, что не расскажете о том, что скоро произойдёт, ни родственникам, ни друзьям.

- Клянусь своим именем и верностью Драконьему Трону. Но от вас бы я хотел услышать клятву защищать Мерсамбер.

- Более того, скажу я вам, что король Далмасс рассматривал Мерсамбер не иначе как еще одно приобретение, о котором бы он вскоре забыл. Его племянник, Палагард Второй, более вдумчивый, так что я смогу убедить его улучшить и развить Мерсамбер. Договорились?

Рос улыбнулся.

- Джорунгаст, мы  можем считать сделку заключенной. Я буду верен своей клятве, как верующий верен своему Богу.

- Богу? Оставьте это более мелким дворянам, у которых не хватает своих сил.

Рос Марлиир лишь беспомощно хмыкнул.

- А теперь стойте. Я должен придать вам внешний вид короля.

Маг прочитал несколько заклинаний, пока Рос стоял неподвижно. Когда Джорунгаст закончил, дворянин посмотрел в зеркало, а затем на труп на кровати. Сходство было максимальным.

- Вы должны показаться как можно большему количеству солдат, - сказал маг. – Пройдитесь по главной улице города, но не говорите много. Попытайтесь изобразить подобие опьянения.

- Но кто изобразит королеву? – спросил Рос.

- У меня есть пара подруг, которые имеют такую же железную волю, как и вы. Слава Богам, что придворные не знают о смерти королевы.

- Не думаю, что следует посвящать в детали еще больше людей, - сказал Рос и посмотрел в дверь. Джорунгаст обернулся вслед за взглядом дворянина и увидел девушку в лёгкой одежде, которая без движения сидела на месте, и испуганно смотрела на то, что происходит в комнате.

- Хорошая ли это идея – превращать уличную девку в королеву? – спросил Джорунгаст, потирая подбородок, а затем сам ответил на свой же вопрос:

- С другой стороны, это весьма увлекательно.

Потребовалось не много времени, чтобы объяснить девушке выгоду в наличии усадьбы, огромного гардероба, армии слуг и мужа в виде будущего наместника Арабеля. В конце концов, на другой чаше весов лежала мучительная смерть.

- Раздевайся, - невозмутимо сказала девушка Росу, - и надевай одежду, разбросанную по всей комнате. Эта одежда. Теперь, должна тебе подойти.

Рос переоделся в богатые одежды короля и обернул труп Далмасса в одеяло, завязав узел. Тем временем Джорунгаст придал девушке внешний вид королевы Джалассы. Рос передал магу тело короля. Завёрнутое в одеяло, после чего на удивление сильный маг начал читать заклинание, по завершению чего его и девушку накрыла волна огоньков.

Маг и девушка начали медленно пропадать, а маг напоследок сказал:

- И вот еще что – в Арабеле очень любили Далмасса. Подумайте о том, чтобы поставить там ему памятник.

- Как только узнаю о том, что инфраструктура Мерсамбера начала улучшаться. Тогда и подумаю, - грубо ответил Рос.

Затем маг улыбнулся и, вместе с девушкой и трупом короля, исчез. Рос осмотрел комнату в поисках украшений или других улик, которые бы свидетельствовали о том, что здесь умер король.

Закрыв дверь в комнату и выйдя на улицу, Рос обнаружил, что ему немного сложно управлять новым, более большим телом. К счастью, ему нужно было разыграть опьянение, так что неловкость и пошатывания были весьма к месту.

На мосту Рос столкнулся с белокурой девушкой, которая шла обратно, чтобы проверить – а действительно ли на её руках от сердечного приступа умер король? Каково же было её удивление, когда она увидела монарха перед собой, да еще и в добром здравии.

Он поцеловал её в лоб и пошёл дальше. Рос старался обмениваться рукопожатиями с как можно большим количеством солдат и офицеров, чтобы все запомнили, что король вернулся в свою временную ставку, откуда, поутру, срочно выедет в Сюзейл. Уже через неделю страна погрузится в траур по погибшему в западне королю, а через две недели новый наместник Арабеля будет отдыхать в своём новом дворце вместе со своей новой женой.

 

 

 

Глава XXVII

Переговоры

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

 

 Старый дворянин закончил говорить и пристально посмотрел на мага, пытаясь определить степень его заинтересованности.

- М-да, серьезные проблемы, - ответил Вангердагаст на речь аристократа.

Альбрен Даутингорн обладал умением видеть ложь и тупые громкие слова, который используют лишь для отвода глаз и иллюзии поддержания разговора.

К сожалению, у Вангердагаста не было времени выслушивать проблемы каждого человека – у Придворного мага было много работы. Нужно было попытаться сделать так, чтобы к концу недели королевский дворец не превратился в кладбище дворян. Люди, желающие переделать Кормир так, как им хотелось, стали как никогда сильны, и именно сейчас королевство отчётливо напоминало человека, привязанного к четырём лошадям, рвущихся в разные стороны.

Вангердагаст улыбнулся старому Альбрену своей самой теплой улыбкой и сказал:

- Если вы поддержите моё регентство, то я обещаю вам, что передам это дело в королевский суд и лично прослежу за его ходом.

Два человека обменялись кивками мудрых стариков, преисполненных мудрости и взаимного уважения, и разошлись. Вангердагаст прошёл через Зал Чести, в котором имена павших солдат были выгравированы на камнях, и прошёл в Палату Драгоценных Звёзд, где некоторые дворяне собрались в ожидании Вангердагаста. Пришло время забить их голову пустыми обещаниями, которые будут выполнены, если сильные мира сего поддержат регентство лорда-мага.

Когда маг был на полпути к цели, к нему подбежал юноша и, низко поклонившись, сказал:

- Милорд, лорд Аунадар Блеф желает встретиться с вами в зале Танцующего Огня. Он передаёт, что это дело государственной безопасности.

- Конечно, он так и сказал, - ответил маг. – Я понял. А теперь возвращайся к своему хозяину.

Паж поклонился и побежал обратно. Вангердагаст оглянулся, проверяя – не наблюдает ли кто за ним. Когда посыльный скрылся на лестнице, маг подошёл к стене и положил свою руку на ничем не примечательный кирпич. Он произнёс слово силы, и просунул свою руку вперед, будто камня и не было. Из выемки он вытащил маленький тканевый мешочек, из которого достал кольцо, браслет и кулон, после чего прочитал заклинание еще раз, и камень вновь стал твёрдым.

Вангердагаст надел все три украшения и направился на встречу с Аунадаром. Лучше с этим покончить сейчас, пока маг был защищён от ядов, газов, простейшей магии и физических атак. В зале Танцующего Огня стаяло множество очагов, с танцующим магическим огнём, за которым всегда всем нравилось наблюдать.

Конечно, маг сомневался, что Аунадар рискнёт попытаться убить Придворного Мага, таким образом оставив Кормир без мудрого направляющего. Хотя, учитывая его связи с Таналастой…м-да, поистине великое будущее ждёт Кормир.

Двое стражников открыли двери перед Вангердагастом, который прошёл вперед и обнаружил одинокого Аунадара в компании бутылки вина и двух бокалов. Услышав, как двери за его спиной закрываются, маг легко улыбнулся и пошёл вперед.

- Значит, вы хотите поговорить с мудрым Придворным Магом? Тогда говорите, ибо я трачу своё драгоценное время.

Пронзительные карие глаза буквально напали на мага.

- Да, у меня есть пара вопросов к вам, которые, как я считаю, касаются безопасности всего Кормира.

Маг остановился и поднял брови.

- Важные вопросы безопасности? У юнца, который провёл последние несколько лет, охотясь на кабанов? Нонсенс.

Аунадар налил в бокал янтарного вина, по-видимому, это был Огненный Поцелуй, и сказал:

- Не важно, чем я занимался последние годы. Теперь я мужчина, а не мальчик, который, вдобавок ко всему, помолвлен с будущей королевой Кормира. Пожалуйста, избавьте меня от вашего пренебрежения – оно унижает вас еще больше, чем меня.

- Тогда говори, - сказал маг, убирая одну руку за спину.

Аунадар положил руку на рукоять рапиры.

- Колдовать во время переговоров – тяжелое нарушение, лорд-маг.

Вангердагаст закончил заклинание и сел на невидимое кресло.

- Парень, раз ты позвал на встречу мага, то будь готов к заклинаниям. И поскольку старший здесь я, и, причём, не только по возрасту, то я буду решать – что является тяжёлым нарушением, а что нет.

Аунадар поджал губы, но меч отпустил. Молодой Блеф сложил руки на груди и серьезно сказал:

- Лорд-маг, я бы хотел прекратить наши ссоры. По крайней мере, на ближайший час.

Вангердагаст поднял бровь и кивнул, разрешая дворянину продолжить. Молодой Блеф вздохнул и сказал:

- Мы согласны назначить вас регентом, если вы согласитесь на некоторые условия.

- Мы? Кто мы? Вы говорите за принцессу? Или за дом Блеф?

- Мы – это все дворяне, которые придерживаются моего мнения, и не важно – Блефы они или нет. И поверьте – меня поддерживает очень много домов. Так вы хотите услышать мои условия, или мне стоит огласить, что Вангердагаст – старый безумный тиран, которого нужно выгнать из королевства?

Вангердагаст улыбнулся. Аунадар сказал “мои условия”, а не “наши” и даже не заметил.

- Хорошо. Я выслушаю ваши условия насчёт мудрого управления Кормиром.

    

*****

 

- Брантарра? Мы здесь!

Перед молодым дворянином появилось несколько красных огоньков, которые быстро сформировали два немигающих ало-красных глаза. Встреча произошла в пыльной заброшенной подсобке королевского дворца.

Из темноты раздался женский вздох. Неужели все дворяне Кормира теперь были подобны этим жалким пресмыкающимся?

- Это хорошо, - сказал голос из ниоткуда, что заставило пятерых богато-одетых мужчин напрячься и обнажить оружие.

Женщина продолжила:

- Готовы ли обеспечить себе и Кормиру светлое будущее? 

Первым ответил самый смелый – Энсрин Эммараск:

- Да, миледи, мы готовы.

- Тогда протяни руки.

Дворянин неуверенно протянул руки, и из темноты выпал огромный рубин размером с большой палец. Внутри драгоценного камня будто переливалась какая-то энергия. Тут же из темноты упал еще один камень, а за ним еще три.

- По одному на каждого, - сказал голос, - но теперь вы должны их отработать.

- Как, госпожа?

- Идите к святыне Тиморы, только что построенной в королевском дворце. Принцесса Таналаста будет сегодня молиться там. Убейте её.

Кто-то ахнул. Кто-то шумно сглотнул. Внезапно комната наполнилась звуками обнажающихся мечей.

Наконец, Энсрин сделал самую смелую вещь, которую он делал за свою короткую жизнь. Он спросил:

- Убить принцессу Таналасту?

- Да. И лучше вам поторопиться – она начинает молитвы рано утром. В святыне будет лишь одна жрица и принцесса. Никаких стражников. Но не задерживайтесь, иначе можете навлечь на себя жрецов Тира, которые будут молиться своему Богу в то же время и совсем неподалёку.

Энсрин поднял меч и сказал:

- Будет исполнено, леди!

Остальные кивнули в подтверждение слов Энсрина.

- Отлично, - промурлыкала Брантарра. – Сделайте это, и я озолочу вас. Вам никогда больше не придётся поднимать свои мечи. А теперь идите.

Энсрин кивнул и достал из-за пазухи чёрную маску, которую надел на своё лицо. Остальные дворяне последовали его примеру. Пока они надевали маски, голос еще раз вздохнул.

Пятеро мужчин в  масках вышли в коридор дворца с обнаженным оружием и быстрым шагом отправились к святыне Тиморы. Пурпурный Дракон, встретивший их в коридорах, не успел и раскрыть рот – пять клинков вонзились в его тело и лицо. Труп стражника остался позади авантюристов, которые, к своему удивлению поняли, что убивать не так сложно.

Женщина в пятнисто-чёрном кожаном доспехе бежала по кровавому следу. Неужели начался кошмар? Дворяне с окровавленными мечами бродили по коридорам королевского дворца.

Арфист Эмфрара свернула за угол и увидела мужчину, склонившегося над истерзанным стражником. Она рванула вперед, на ходу обнажая свой кинжал.

Мужчина в маске взмахнул мечом, но женщина на бегу упала на колени и проехалась по надраенному полу под линией удара меча, попутно ударяя по мечу нарушителя, выбивая оружие из его рук.

Девушка быстро встала и обернулась. Мужчина снял маску и выкрикнул:

- Эмфрара! Спасибо хоть что не убила.

- Раулиган? Как ты…

- Не важно. Куда важнее поймать остальных – судя по ранам, убийц несколько, - сказал торговец, потирая запястье.

- Но куда они пошли? – спросила арфист.

- Не знаю, но нам нужно выяснить это как можно быстрее, - сказал торговец, подбирая с пола изогнутый меч. – Пойдём.

 

*****

 

Аунадар улыбнулся и сказал:

- Тогда слушайте – я, мои сторонники и принцесса Таналаста согласны сделать вас регентом на пять зим, но каждое своё решение вы будете принимать под чётким надзором и с согласия принцессы Таналасты.

Придворный маг покачал головой.

- Пока что все, что вы говорите, прописано в документе. Наверное, есть что-то еще?

- Только одно. Помимо Таналасты на ваше решение должен будет влиять совет дворян из представителей двенадцати домов. Если две трети совета против, то решение принято не будет.

- Совет из дворян? Он будет выборным? И как они будут выбираться?

- Выборным?

- А как вы хотите? Член совета должен входить в него, примерно, год, после чего должны проводиться выборы нового члена совета на освободившееся место. Или вы хотите, чтобы члены совета сохраняли своё положение на протяжении всех пяти лет? Тогда в государстве появится дюжина королей, и Кормир погрузится в хаос, а на такое я не соглашусь.

- У вас есть альтернатива?

- Каждый член совета может находиться на своём месте в течение года, а после год не смогут входить в совет. Каждый член совета, наместник каждого города и области, придворные мудрецы Алафондар и Димсварт, а так же каждый член семьи Обарскиров и я сможем выдвигать одну кандидатуру в совет. А победителем будет тот, кто наберет большинство голосов, а не две третьи.

- Можем ли мы расширить совет?

- На время – да.

- А что если членов совета будет меньше двенадцати?

- Не думаю, что на Фаэруне найдётся человек, который откажется вступить в совет, управляющий государством.

- Но что если совет откажет этим кандидатам, и не будет избирать их?

- Ну, - протянул маг, - им придётся принять решение и нового члена, так как иначе вся эта затея с советом дворян ничего не стоит.

- Но если они, всё-таки, откажутся?

- В таком случае я сниму с себя регентские обязанности и передам власть кому-то из Обарскиров. Я не желаю работать с твердолобыми баранами.

- А только ли Обарскиры должны сидеть на троне? – внезапно спросил Аунадар.

Маг пожал плечами.

- Если вы хотите, чтобы Кормир оставался Кормиром, то я должен ответить “да”. Больше тысячи лет назад эльфы передали корону именно Обарскирам. Это уже неписанный закон.

Аунадар усмехнулся.

- Избавьте меня от этих сказок. А даже если это и правда – какой толк от этой легенды. Вы думаете, что эльфы вернутся и накажут нас за то, что страной правит человек с другой фамилией?

Вангердагаст не ответил на вопрос Аунадара. Пусть это будет еще один вопрос, на который Аунадар не может ответить.

Аунадар посмотрел в камин, а затем сказал:

- Хорошо, я согласен на ваши условия, а именно – совет дворян будет выборным, причём на ваших условиях, а страной будет руководить один из Обарскиров, - затем он улыбнулся и сказал:

- А скажите – только сын короля Обарскира может продолжить династию, или любой член этой семьи.

- Вы намекаете на слухи про многочисленных бастардов Азуна?

Аунадар кивнул.

- Что ж, подобные случаи будет рассматривать совет, придворные мудрецы и регент. Если мы посчитаем нужным, то выведем доскональную родословную каждого бастарда, а затем во всеуслышание на весь Кормир объявим её. И если мы посчитаем нужным, то такой человек сможет претендовать на престол.

- Справедливо, - ответил Аунадар, махнув рукой, - А что насчёт членов совета? Кто, по-вашему, должен войти в него.

- Я бы наоборот послушал мнения вашего и других крупнейших дворян, а затем лично бы проверил биографию каждого кандидата. В случае провала такого теста кандидат потеряет жизнь.

- Опасный тест. И как он будет проходить? Поединок с вами? Или опасное задание?

- Мне нравятся оба варианта. Какой нравится вам?

- Хватит играть со мной, маг! – огрызнулся Аунадар. – Вот, предположим, совет сформирован и они согласны с вашими решениями. Что дальше?

- А это не так важно. Конечно, совет ограничивает меня, но он должен быть подспорьем для меня и правителя Кормира, а не соперником. И они не могут принимать решение об отстранения с должности Придворного Мага или короля.

- Хорошо, - кивнул дворянин, - такие условия выглядят приемлемо. Скажите, вы действительно раньше уже думали о таком совете?

- Это хорошая идея. Так дворяне смогут непосредственно взглянуть на ту власть, которая ложится на плечи короля, а не ругать руководство страны, опираясь лишь на слухи, как оно обычно и бывает.

Аунадар нахмурился.

- Не злитесь на меня, молодой Блеф, - сказал маг, покачивая указательным пальцем. – Лучше ответьте на мой вопрос.

- Что за вопрос? – спросил все еще злой Аунадар.

- Предположим, что моё регентство и совет утверждены, и они в мире и согласии работают вместе. Что произойдёт через пять лет, если Таналаста будет так же не готова принять правление?

- Откуда мне знать? Так или иначе, мы оба знаем, что она никогда не сравнится, в наших глазах уж точно, с архетипом короля Кормира.

- Радостно то, что вы уже знаете, как мы будем думать через пять лет. Оно и не удивительно – каждый  дворянин лучше короля знает, как надо управлять королевством.

Аунадар вздохнул и поставил пустой бокал на стол.

- Вы никогда не закончите считать людей вокруг вас глупцами?

- Я живу так всю жизнь, - просто ответил маг.

- Так или иначе, мы позаботимся о том, чтобы Таналаста заняла своё законное место, несмотря на всех, кто попытается помешать этому. Не думаю, что даже Придворный Маг сможет остаться невредимым, когда каждый человек в королевстве восстанет против него.

Вангердагаст поднял брови, но промолчал. Аунадар торжествующе улыбнулся и сказал:

- Еще я слышал, что в королевской сокровищнице есть предмет, который, по слухам, защищает разум владельца от постороннего вторжения. Я бы хотел, чтобы это предмет носила Таналаста, но только после того, как нейтральный маг, не из Кормира, осмотрит его и докажет его подлинность. Более того, каждый член совета должен иметь подобный предмет. Надеюсь, вы понимаете, почему дворянин, опирающийся на слухи, не доверяет магам из Кормира, - он одарил Вангердагаста сладостной улыбкой и спросил:

- Не хотите выпить?

Маг отрицательно покачал головой.

- Яды из Вестгейта нынче очень солёные.

Аунадар скривил губы.

- Мне не нравится ход ваших мыслей, маг.

Вангердагаст пожал плечами.

- Я управляю государством, а не учавствую в конкурсе симпатий молодых дворян.

- Да, вы пытаетесь управлять всем миром. И я остановлю вас. Волшебники слишком долго сосали кровь Кормира.

- Ах, какие слова. “Во благо Кормира!”. Этими словами оправдывается все, от хладнокровного убийства, до подлого отравления. Обычно, людей, бросающихся такими словами, называют либо самонадеянными дураками, либо самовлюбленными тиранами. А кто вы?

Аунадар сжал кулаки.

- Что ж, - начал дворянин, - думаю, что вы хорошо уяснили свои права в качестве регента.

- О, не переживайте. В конце концов, еще свежи предания о предыдущем регентстве.

В потайной комнате за камином мурашки пробежали по коже Дунефа Марлиира. Холод в голосе лорда-мага, казалось, мог заморозить весь Сюзейл.