Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )
@  Faer : (26 Октябрь 2018 - 09:07 ) @nikola26, выкладывай всё)
@  nikola26 : (25 Октябрь 2018 - 04:32 ) @Easter, ничего странного. Я предложил выложить вариант книги, где последние главы не редактированы, на сайт, но коллеги по цеху были против ) Поэтому имеем, что имеем.
@  Easter : (25 Октябрь 2018 - 08:28 ) nikola26, ну, просто странный подход - первая и третья книги есть, а второй нету...
@  nikola26 : (23 Октябрь 2018 - 05:18 ) @Easter, переведены. Только последние 6 глав не редактированы. Или их заново нужно переводить, не помню. Если очень надо, пиши в личку.
@  Easter : (23 Октябрь 2018 - 08:38 ) Народ, а Водные врата переведены? А то на сайте их почему-то нету...
@  Zelgedis : (08 Октябрь 2018 - 12:30 ) @PyPPen Каддерли надо вернуть.) Если у него будет ивл мировозрение после возвращения, то при его опыте и знаниях он покажет тэ где раки зимуют =)
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:33 ) Но у Дзирта и так полно потенциальных соперников - Квентиль, дом Меларн(что уже есть), Эррту, дочь Тосуна, сама Ллос, ну и, наконец, кто-то из его друзей, которых у него, после Героя, больше 30, если учитывать всех дворфов, дроу, девушек Вульфгара и т.д. и т.п.
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:30 ) @Zelgedis Оркус? Как же не из FR. Оттуда, никак иначе. Мб он где-то еще принцует, в этом вопросе я невежлив, но он точно есть в FR. Он и другой принц - Граст, прислуживают и завидуют Демогоргону.

Просмотр профиля: PyPPen
Offline

PyPPen


Регистрация: 15 Ноя 2016
Активность: Вчера, 16:09
*****
Мои темы

Кормир. 8-9 глава

11 Март 2019 - 01:21

Глава VIII

Бойня

 

Год Далёкого Грома (16 г. по Л.Д.)

 

 

Онеф осторожно пробирался через сгоревшие остатки усадьбы Блефа. Лицо старшего Обарскира не выражало эмоций. Ничего не уцелело…никто не уцелел.

Ферма Модара Блефа находилась чуть южнее Сюзейла. Он расчистил поляну от деревьев и выстроил три здания, одно из которых было с каменным фундаментом. Модар разводил коз, и сейчас их обгорелые трупы лежали рядом с телами людей.

Десять мужчин и женщин были убиты без причины, а сам Модар лежал у входа. В его мёртвое тело было вонзено несколько позолоченных тонких копий. Эльфийское оружие. Глаза огромного человека были раскрыты в страхе.

Фаэлтанн, сын Онефа, подошёл к трупу мужчины и поднял с земли его большой меч. Модар никогда не стеснялся махать им, а сейчас он весь был покрыт липкой засохшей кровью. И хотя рядом не было трупов эльфов, все были уверены, что Модар сражался достойно.

Взгляд младшего Обарскира пересекся с взглядом Онефа, и глава семьи почувствовал укол смущения. Двое из Блефов пережили эту ночь, потому что гостили в Сюзейле - Минда, сестра Модара, которая привела с собой Афроинда, которому было всего восемь зим.

Блефы остались на ночь. Афроинд расположился на чердаке, а Минда…ну, Минда ночевала в покоях Онефа. Никто не должен был знать об их свидании, но под утро, над городком Блефов поднялся чёрный дым, и сын Онефа обнаружил обеспокоенную гостью в спальне отца.

Отец и сын отправились на осмотр места происшествия вдвоём, оставив Афроинда и Минду в Сюзейле. Онеф не хотел, чтобы она видела своего брата в таком виде. К тому же, рядом могли остаться агрессивные эльфы.

Сначала Онеф беспокоился о том, что он должен был сказать Минде, но теперь его больше волновало состояние Фаэлтанна. Его сын не в первый раз обнаружил сестру Блефа в покоях своего отца, но этим утром лицо сына Онефа было наполнено гневом. И зол он был не на эльфов, а на отца, за то, что тот опорочил память о его почившей матери.

Когда они покидали Сюзейл, Фаэлтанн лишь прошептал:

- Как ты мог опорочить честь мамы? – после чего снял меч со стены, надел лёгкие доспехи и отправился вслед за остальными.

Он должен был сказать.

Сказать, что Сюзана сама приняла решение покинуть их. Сказать, что Минда была далеко не первой, да и если бы она не приехала в Сюзейл в эту ночь, то сейчас её тело лежало бы рядом с трупом Модара.

Но он не сказал, и теперь глаза его сына осуждающе смотрели на него.

Возможно, потом они поговорят как отец и сын, но сейчас они должны были достойно похоронить погибших. Братья Сильверс собрали все трупы в одну яму. В этот день в небо поднялся еще один столб дыма. Только более черный и маслянистый.

Онеф посмотрел на трупы. Глаза людей были широко раскрыты, а челюсти свободно болтались, будто передавая какое-то немое сообщение. Но это было лишь предупреждение. Предупреждение от людей, которые последние десять лет называли себя друзьями Онефа и его друзей.

- Почему сейчас? – спросил Онеф у пустоты, но привлек внимание сына, -  Почему именно сейчас, после стольких лет союза.

 

*****

   

 

Центром поселений людей был Сюзейл, а центром Сюзейла – усадьба Онефа.

Город, названный в честь жены Онефа Обарскира, находился на холме, у подножья которого находилась лесозаготовка, тщательно контролируемая Бакабром, который следил за тем, чтобы было срублено столько деревьев, сколько было необходимо для постройки жилья. Кололо четырёхсот людей прибыли в город после Онефа, но никто не оспаривал его лидерство.  Если раньше тут было несколько домов, то теперь небольшое поселение обзавелось своими стенами, и вполне могло сравниться с кварталом Импилтура или Чондата.

Год назад они построили верфь, и теперь торговцы обходили стороной заболоченный Мерсамбер. Благодаря контактам с эльфами, Сюзейл мог продавать шкуры животных, орехи и травы, а взамен покупать необходимы инструменты и оружие.

Окна поместья Онефа выходили на город, и, несмотря на то, что постройка была, в целом, небольшой, у неё был каменный фундамент, что заставляло новых поселенцев строить себе такой же.

Онеф даже хотел построить башни, но всегда был слишком занят для этого. Когда он только строил поместье, основой его был большой зал, в котором теперь, по вечерам, собирались семьи Сюзейла, а с ростом популярности города, в поместье Онефа Обарскира стали заглядывать барды, которые сопровождали песнями рассказы местных жителей.

А центром зала был его излюбленный стул. За прошедшее время Онеф изменился – на его лице появились морщины, седина тронула бороду, а талия стала заметно больше, но с уходом жены он так и не нашёл себе постоянную женщину, и, несмотря на то, что в городе появилось множество взрослых дочерей Серебряных Братьев, у Онефа не получалось установить постоянные отношения. По крайней мере, пока.

А держала его память. Память людей Сюзейла о жене Онефа и их спорах. Поначалу он держалась, но в итоге решила уйти, и ни каменный фундамент, ни растущее население не смогли её удержать.

Сюзана забрала с собой младшего сына и отправилась в Импилтур. Их провожал не Онеф, а Фаэлтанн. Его старший сын вырос выше отца, с большими от работы мускулами, загорелой от солнца кожей и острым взглядом, в котором иногда прослеживался дух искателя приключений. В основном это происходило тогда, когда Бакабр рассказывал ему истории об эльфах и их охотах.

Но с момента отплытия Сюзанны прошло четыре года. Фаэлтанн был молод и красив, а Онеф стар и мудр. Дочери из Серебряных семей уважали его, но их глаза загорались при виде младшего Обарскира.

Но затем появилась Минда и её брат Модар. Они пришли в Сюзейл шесть лет назад, сильно отстав от своих Серебряных Братьев Жакара и Тристана.  Но если братья поселились на окраине Сюзейла, то Модару пришлось съехать на поляну, недалеко от поселения. Она была частично отчищена от деревьев ударом молнии или каким-то лесным пожаром. Вода и дичь были рядом, а Сюзейл был достаточно далеко, чтобы обеспечить уединение, но достаточно близко, чтобы защитить поместье Модара в случае опасности.

Или так казалось.

Модар был старым, но огромным мужчиной. Несмотря на лысеющую макушку, он продолжал ухаживать за бородой, которая доходила ему почти до пояса. Когда Блеф злился, он мог перекричать и заткнуть даже Онефа, так что, позволяя Модару поселиться за пределами поселения, Обарскир удерживал потенциального конкурента на отдалении от своей вотчины.

Но, как ни странно, эти двое стали друзьями, делившими эль, сваренный в домашних условиях. Онеф был у кровати умирающей жены Модара, родившей тому Афроинда, а когда Сюзанна покинула Сюзейл, Модар и Онеф всю ночь гуляли по городу, пили крепкий эль и распевали непристойные песни.

Но вот с Бакабром Модару сдружиться не удалось, и Блеф при каждой возможности подшучивал над магом. Тем не менее, он соблюдал все эльфийские запреты, когда развивал своё хозяйство. Время шло, Сюзейл рос, и люди начали поговаривать, что эльфийские ограничения – просто страшные слова, которые должны были запугивать постоянно растущее население Сюзейла.

Тем не менее, Онеф выполнял все требования эльфов, однако Бакабр стал отдаляться от старшего Обарскира, и теперь при каждом посещении Сюзейла, маг проводил время с Фаэлтаном и молодыми людьми, а не со старым другом.

Приезд Минды Блеф еще больше сблизил Модара и Онефа. Её волосы были чернее ночи, а глаза сияли как кусочки серебра. Она была настолько же справедлива, насколько её брат был груб. Её рост не уступал росту брата, и она, так же как и он, на принимала ответа “нет”. В какой-то момент она стала много времени проводить в гостях у Онефа, и, даже если это не нравилось Модару, он ничего не мог с этим поделать.

Минда рассказала, что видела Сюзанну в Импилтуре. Жена Онефа аннулировала брак и вышла замуж за теского купца. Старший Обарскир так никогда и не рассказывал эту историю сыну.

До того дня, как чёрный дым взвился в воздух от поместья Модара.

 

*****

   

Маг появился тогда, когда огонь поглотил тело Модара. Он стоял на другом конце поляны, будто только что вышел из лесной тени, но однажды Онеф увидел магических светлячков, сопровождающих Бакабра. Тогда он понял, что маг перемещался через порталы, а не через лесные просторы.

За прошедшие десять лет Бакабр ничуть не изменился. Он бы так же худощав, а его рыжие волосы так и не тронула седина. В последнее время, в его руках Онеф стал замечать посох, но он никогда не видел, чтобы маг использовал его для поддержки себя.

Когда маг подошёл к ним, братья Сильверс и другие отошли в сторону, а некоторые положили руки на рукоятки мечей, готовые использовать их по назначению сразу же, как только маг начнёт представлять для них угрозу.

Оба Обарскира жестко смотрели на мага. Как только он подошёл к ним, Онеф спросил:

- Ты участвовал в этом?

- Не напрямую, - ответил маг. Фаэлтанн заметил, что ни одна мышца на лице мага не дёрнулась, когда он смотрел на трупы в яме.

Онеф закрыл глаза и помолился Латандеру за то, чтобы души погибших попали в лучшие миры.

Бакабр подошёл к затухающему костру и, закрыв глаза. Вытянул руки и пробормотал несколько фраз, после чего из его рук полился огонь, который тут же поджёг сырые ветки, и новый столб дыма поднялся в кормирские небеса.

- Что ты имеешь ввиду под “не напрямую”? – наконец спросил Онеф.

- Совет Илифара уже некоторое время обсуждал судьбу этой маленькой общины, - с выдохом ответил маг.

- Они были здесь шесть лет! – огрызнулся Онеф.

- Просто краткий день для эльфа…и полуденный сон для драконы. Эльфы долго решают такие вопросы.

- А действуют быстро. Неужели ты не мог нас предупредить?

Онеф ожидал резкого отказа от мага, который бы растоптал последние остатки их дружбы.

- И ты бы хотел умереть здесь, с мечом в руках, защищая людей, Которые нарушили правила?

- Шесть лет!

- Я не думал, что вы так быстро сблизитесь. Зато, другие поселенцы будут держаться поближе к Сюзейлу и не станут нарушать запреты на охоту и вырубку леса.

- Ты серьезно так думаешь? Ты думаешь, что мой народ испугается и не будет мстить? Ты думаешь, что мы станем оберегать ваш лес из-за страха?

Двое стариков, стоящих рядом с Фаэрланном и смотрящих на горящие тела, обернулись к Онефу и Бакабру.  

- Нет, не думаю. Но мой голос уже не имеет того веса, в совете Илифара, какой имел несколько лет назад. Некоторые эльфы указывают на мою человеческую кровь и считают меня твоим шпионом, - маг обернулся к мужчинам, держащим руки на рукоятках своих мечей, а затем повернулся обратно к Онефу, - Скажи, а эти люди верны тебе?

Онеф не ответил.

- Верны ли они тебе, Онеф Обарскир? Будут ли они выполнять твои приказы?

Онеф посмотрел на братьев Сильверс, Рейбертона, Джолиуса Смитта.  Фаэрланна. Они не задумываясь шли за Онефом, когда переехали в Кормир.

- Да, они верны мне, - ответил старший Обарскир, подозрительно сузив глаза.

- Тогда готовы ли они убивать за тебя? Или, готовы ли они не убивать по твоему приказу?

- К чему ты клонишь?

- Я не смог остановить атаку, но я могу остановить войну. Эльфы согласны с тем, что Сюзейл находится в их землях, хотя их и беспокоит рост твоего поселения. Но если твои люди начнут убивать животных и валить деревья, то это, - маг указал на костёр, пожирающий трупы Модара и остальных убитых, - ждёт вас всех.

Онеф промолчал.

- А если бы они вдруг узнали, что все эти убийства совершили орки? – прошептал Бакабр.

- С чего бы мне врать моим людям? – так же тихо спросил Онеф.

- Я к тому, что поверили бы они в твою ложь?

Обарскир посмотрел на своих людей. У братьев Сильверс были большие семьи, у Рейбертона дочь, а жена Джолиуса только-только родила ему сына. Им не нужна была война с эльфами.

- Да, - сказал Онеф, - Я думаю, они поверят мне.

- Отлично. Тогда, скажи, что это было дело рук гоблиноидов. Я, в свою очередь, попытаюсь убедить эльфов в чистоте твоих намерений. Но у меня остался еще один вопрос – почему они подчиняются тебе?

- Потому что они знают, что именно благодаря мне мы можем жить в этих прекрасных землях, не боясь быть убитыми местными обитателями.

Бакабр покачал головой.

- Нет. Это потому, что ты вождь. Ты основал это поселение, и ты - самый сильный голос в нём. Если бы я попросил их что-то сделать, то они бы проигнорировали меня, даже если бы альтернативой было сохранение их жизней. А за тобой они пойдут даже на смерть.

- Что ты такое говоришь, маг? – спросил Фаэрланн, подходя к ним. Он уже некоторое время подслушивал разговор своего отца с магом.

- Я хочу, чтобы твой отец был вождём не только в головах людей, но и в устах. Прими титул короля или герцога, а я обеспечу поддержку лорда Илифара. Модара больше нет, и никто не составит тебе конкуренцию. Можешь жениться на этой Минде и уладить вопрос с её семьёй, - сказал маг, игнорируя резкий выдох Фаэрланна.

Онеф не посмотрел на сына, а принялся внимательно изучать глаза мага. Минда была в поместье Обарскиров, когда эльфы атаковали Блефов, уничтожив единственного конкурента Онефа. Если новый король повесит все грехи на орков и гоблинов, то это обеспечит людям мир, и общего врага с эльфами.

Интересно, какое же участие, все-таки, принял Бакабр в этом нападении?

Онеф смотрел на потрескивающий костер, размышляя о будущем Сюзейла. Если он согласится, то Фаэрланн получит все, после смерти Онефа. Неужели ради крепкой и надежной власти мальчишка не сможет смириться с браком его отца и другой женщины?

Онеф открыл рот и намеренно сказал:

- Нет.

- Но… - попытался возразить Бакабр.

- Эти люди знавали королей, многие из которых были плохими людьми. Народ Сюзейла подчиняется мне не потому, что я так хочу, а потому, что так хотят они. Подчиняются они мне не из-за страха перед эльфами, а из-за уважения ко мне. И поверят в ложь про орков они только потому, что захотят  сохранить свои жизни, а не потому, что верят в любое мое слово. Я сохраню наш секрет о причастности эльфов к этим убийствам, но лишь потому, что я не хочу проливать кровь моих друзей.

Онеф посмотрел на труп Модара.

- Но нет, я не буду твоим марионеточным королем, танцующим под эльфийскую дудку. Я стану королём только если эти люди захотят этого. Вы не вправе давать мне этот титул, а я не собираюсь принимать его. Тем более, если причиной его возникновения будет эта ужасная резня.

Огонь начал угасать,  оставляя после себя лишь дымок.

- Хорошо, - ответил Бакабр, - я передам твой отказ лорду Илифару. Но знай, Онеф Обарскир, эльфы обеспокоены ростом Сюзейла, и если ты не организуешь свою власть, то им придётся принять какие-то действия.

С этими словами маг отвернулся от костра и пошёл к лесу.

- И сколько времени будет приниматься это решение? - спросил Онеф через плечо.

- Десять, может двадцать лет. Эльфы не спешат…

- И когда вы оповестите нас о том, что собираетесь убить нас и сжечь наши дома?

Бакабр Эфар, друг эльфов, что-то пробурчал себе под нос, после чего произнёс несколько слов на сложном языке и исчез в потоке сияющих светлячков.

Отправился к своим друзьям, чтобы сообщить о своей неудаче.

Онефу показалось, что маг пробурчал слово: “приготовьтесь”.

Но Фаэрланну показалось, что Бакабр сказал: “постараюсь

 

 

 

 

 

 

Глава IX

Ликёр

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

- Принцесса Алусейр? Дорогой мой, я полагаю, она отправилась на границу какую-нибудь королевства, где расправляется с дикими животными или орками. Думаю, она сейчас остановилась в одном из королевских охотничьих домиков, где соберутся молодые дворяне, которых она испытает, прежде чем выбрать одного из них себе в мужья.

Бутерброды с креветками и икрой быстро пропали, а слуги Дарлютины носились туда-сюда, принося с кухни изысканные угощения и напитки с кухни, которые должны были скрасить любимое занятие аристократов – сплетни.

Дарлютина Амбершелд была сегодня в хорошей форме. Если взглянуть на неё, а многие мужчины старались делать это почаще, но не на долго, то невозможно было даже подумать, что она ведет своё происхождение от дворцовых слуг. На ней было надето поистине королевское синее платье, украшенное чистейшими драгоценными камнями, а лиф был украшен перьями павлина. Красный шёлк обрамлял её рукава и пол дюжины дерзких вырезов на груди и талии. На каждом её пальце сияли драгоценные кольца, а на одном из них была маленькая фигурка серебряного кораблика, который как воду разрезал  белоснежную гладь волос Дарлютины каждый раз, когда она проводила рукой по голове.

Одна из гостей Дарлютины, Блира Роринхорн, считала это кольцо довольно безвкусным, но предпочитала держать свои мысли у себя в голове, пока была в гостях у леди Амбершелд.

- Но это не имеет значение, - продолжила Дарлютина шепотом, - Ведь, говорят, у Азуна есть целых три сына! Говорят, что они были спрятаны в подземельях Арабеля и Сюзейла этим придворным волшебником, который мечтает сесть на трон, как только с королём что-то случится. Некоторые дворяне потратили много денег, чтобы добраться до одного из них. Подумайте только, если какой-нибудь из лордов сможет получить в свои руки сына Азуна, то после смерти короля смогут выдвинуть этого претендента, который, безусловно, будет марионеткой!

Камни в зелёных серьгах Дарлютины поблескивали, отражая свет свечей, пытаясь подражать бриллиантам и скрыть свою истинную природу стеклянной подделки.

Блира подалась вперед, усердно работая зубочисткой. Она представила, как армии наёмников прочёсывают подземелья столицы в поисках опальных принцев. Она взяла бокал с красным вином, поднесла к своим полным красным губам, сделала глоток и сказала:

- Я видела нашу принцессу в бою, и готова поклясться – если кто-то сядет на трон Азуна против её воли – начнётся гражданская война!

- Почему, Блира, ты вечно все драматизируешь? – спросила хозяйка, специально махнув рукой в сторону окна и махая своими приклеенными бровями, - Кто решится нарушить мир и порядок ради насилия и убийств?

- Да добрая половина всех знатных семей! – ответила Блира, раздув ноздри. Благодаря работе её шести стилисток, румянец не пробивался сквозь макияж, который, ко всему прочему, превращал два лишних подбородка в один, - В Кормире, по меньшей мере, двадцать семей, которые считаю, что их права на трон не слабее прав Обарскиров! - с этими словами она осушила бокал, подчёркивая серьёзность своих слов.

- Вы преувеличиваете, моя дорогая, - ответила Дарлютина, щедро наливая апельсиновое вино в бокал гостьи. Блира благодарно облизнула губы, даже не подозревая, что янтарная жидкость была не лучшего сорта, - Азуну плохо, да, но он все еще жив. И пока что все, буквально все, смотрят на Таналасту. Кажется мне, что это шанс для нашей тихони.

- А достаточно ли она сильна, чтобы удержать власть, которую получит в случае смерти отца?

- Ах, моя дорогая, вы же даже и не подозреваете, что у нашей маленькой любительницы книг есть мужчина, да?

- Не может быть!

- Именно так!

- Расскажите! – взорвалась Блира, чуть не разлив вино из бокала, - Кто же этот мужчина? Талдет Трасильвер? Или тут злобный, что все таскает ей цветы – Хундилав Хантсилв?  Думаю, точно не тот хлыщ, Мартин Илланс.

- Нет и нет, ты не за что не угадаешь. Я не смогла, - леди Амбершелд максимально долго потягивала свой напиток, пока её собеседница чуть ли не подпрыгивала на месте от нетерпения.

- Но хорошо, - чуть не визжа выпалила Блира, - Скажи мне!

- Его зовут, - начала Дарлютина, медленно наполняя свой бокал, - Аунадар, доселе малоизвестный молодой человек, роди из старой и уважаемой семьи Блеф.

- Уважаемой? Кем? – с призрением спросила Блира. Между семьями Блеф и Роринхорн была давняя вражда, причина которой была сокрыта в веках.

- Различные люди при дворе короля, моя дорогая. Говорят, он молод, красив, ловко управляется с мечом и любит принцессу Таналасту. Или, по крайней мере, хорошо изображает это. Настоящий молодой талант!

- Наверняка, беспорядочно машет мечом и валится из седла, - со смешком ответила Блира.

- Как бы то ни было, Таналаста Обарскир слишком долго была в тени своего отца. Пора ей самой начать строить свою жизнь!

- Да, она может попытаться распланировать её, но справится ли она с управлением королевством?

- А кто из нас справится? Возможно, до сего дня принцесса Таналаста вела тихий образ жизни, но совсем скоро все изменится. Но она должна быть благодарна судьбе – у неё есть мужчина!

- Ха, мужчина, - все предыдущие опыты Блиры Роринхорн с мужчинами не оставил в её воспоминании ничего приятного – она считала, что от сторожевых собак больше толку, - Что мы знаем об этом Блефе?

- Что ж, моя дорогая, это вопрос множества споров. О нём говорят много хорошего, но различные женщины поговаривают, что Аунадар Блеф довольно-таки скрытен…

- Но придворные говорят, что Таналаста от него буквально без ума! – прервала Блира, - Говорят, что он даже смог отвлечь принцессу, хотя та была убита горем по умирающему отцу.

- Ваши сведения ошибочны, моя дорогая. Королева Филфаэрил – вот кто действительно обезумел от горя. Говорят, когда её ушей достиг слух о ране короля, она начала пинаться, брыкаться и даже выхватила у стражника оружие, требуя, чтобы её пустили к мужу…в общем, её схватили, поместили в карету и увезли подальше от дворца.

- Не может быть!

- Именно. Её увезли в далёкий храм под названием “Утренний Шпиль”, где сказали, что королева помешалась рассудком. Теперь, даже если она получит трон, то точно не будет править единолично.

- Тогда, полагаю, бедной Таналасте действительно не отвертеться. Знаете, леди Дарлютина, слугам ведь запрещено рассказывать нам о таком.

- Я вас умаляю! Лорд-маг Вангердагаст не сможет все контролировать, хотя он пытается. Старый хрыч убежден, что его магия может править  миром. Хотя, поговаривают, что он даже может повлиять на решение суда. Но я слышала, что многие старые династии недовольны, что она принимает какие-то решения государственной важности, хотя король все еще жив. Главы старых домов утверждают, что король может поправиться, а в таком случае действия регента – государственная измена. Но, тем не менее, все Лорды отозвали своих сыновей в родовые поместья и скупили все оружие в портах Мерсамбера, готовясь к гражданской войне.

- Я думала, что армия будет требовать возведения на трон Алусейр. Ты же знаешь, как её любят в тех кругах.

- Все любят Мифриловую Принцессу, но разве сможет она нормально править страной, когда видит врагов во всех соседях? Да и к тому же она пропала где-то в Каменных Землях именно сейчас.

Блира сразу поняла, что Дарлютина больше не намерена обсуждать её госпожу и со вздохом сказала:

- Тогда, полагаю, нас ждёт воцарение скромной Таналасты, которой попытаются манипулировать различные лорды и бароны?

- Конечно! Некоторые из них даже настаивают на коронации безумной Филфаэрил, чтобы без каких-либо преград управлять Кормиром.

- А есть еще претенденты?

Дарлютина улыбнулась.

- Конечно, моя дорогая. Огромное количество мышек бегает по королевскому дворцу, желая посадить на трон дальнего родственника Обарскиров, время для которого, по их мнению, пришло. Лорды нервно ищут каких-либо родственников, которые смогут выйти победителями из грядущего хаоса и, заняв трон, озолотить своих сторонников. Ну или просто стать удобными марионетками. Как по мне, гораздо легче набить труп нашего короля сеном и посадить его на трон – так будет гораздо спокойнее.

- Вы правы! Если королевский двор в ближайшее время не примет внятное решение, то нас ждет эпоха регентств и убийств, которая не приведет ни к чему хорошему!

- И именно к этому нас и приведет регентство Вангердагаста! Он водит дружбу со всеми фракциями в королевстве, так что каждый раз, когда он обвиняет кого-то в измене и предательстве, то избавляется от очередного конкурента и неугодного ему лорда. Подумайте только!

- Интересно, чего он хочет на самом деле? – серьезно спросила Блира. Королевство не могло управляться безумным магом.

- Он самый опасный человек в королевстве, дорогая моя, - сказала Дарлютина, наклоняясь за бокалом, - И если боги будут милосердны, то это скоро изменится.

- Изменится?

- Вангердагаст всегда был верен короне, но как маг – до боли хитер. В устоявшихся условиях он больше слушается своих привычек, нежели долга.

- Да уж, сложно… - ответила Блира, и обе женщины в унисон покачали головами. С этими волшебниками никогда не угадаешь.


Кормир. 6-7 глава

06 Март 2019 - 02:04

Глава VI

Поселенцы

 

Год Огненных Звёзд (6 г. по Л.Д.)

 

 

Онеф Обарскир чувствовал, что за ним следили. С самого утра он ощущал на себе чей-то взгляд, и доходил до него он из леса.

Это не было хорошим явлением, но ничего не поделаешь. Онеф хмыкнул, обхватил топор двумя руками и продолжил валить дерево. Когда он и его родичи впервые прибыли в это место, оно было полностью заросшее кустарниками и кривыми деревьями. Некоторые деревья были уже повалены, а валежника было так много, что им можно было топить дом Обарскиров  в течение четырёх лет.

Он уже не в первый раз валил деревья в этом лесу. Он и его братья делали из дерева частокол и дома, а его жена Сюзана и её подруги мастерили мебель и простые инструменты. Онеф любил свою жену, хотя их вечера стали однообразными – они сидели в тишине, нарушаемой лишь редкими словами женщины о том, что в этом лесу опасно и гораздо спокойнее им бы жилось в Импилтуре.

Онеф приметил себе новую жертву – почерневшее бревно, которое нашли Галан и Фаэртан. Очевидно, это дерево было повалено молнией, так что теперь оно годилось лишь на растопку. 

Кто бы за ним не следил, он мог бы выйти и представиться.

Онеф увидел другого мужчину. Его младший брат Вильям работал не покладая рук. Он спешил закончить свой дом прежде, чем отправится к грубому порту в болотах Мерсамбера, чтобы встретить там новых Обарскиров. Онеф надеялся, что если в городе появятся новые лица, Сюзане станет лучше.

Но он знал, что это точно не его жена сейчас следила за ним. Прошлой ночью они слишком сильно поссорились.

- По крайней мере, мы могли хотя бы вернуться в порт Мерсамбер, - сказала женщина, кладя голову на волосатую грудь Онефа. Она говорила тихо, потому что не хотела будить его многочисленных братьев, которые уже легли спать.

- Когда ты впервые увидела Мерсамбер, ты сказала, что это грязный город посреди болота, - сонно ответил Онеф.

- Да, но там хотя бы есть люди. А тут только гоблины и призраки, прячущиеся за деревьями.

- Здесь нет призраков, - устало ответил мужчина, чувствуя, куда идет разговор, - Дорогая, мы первые люди здесь. Это наш шанс начать все сначала.

- Я знаю, что призраки есть. Их глаза смотрят на меня из-за деревьев, - ответила Сюзана голосом, полным страха.

- Это не призраки. Наверное, просто эльфы. Дорогая, дай мне год, а потом уже примем решение.

- Я уже приняла его. Жду только твоего…

- Мы остаёмся, - ответил он железным тоном. К сожалению, в последнее время он слишком часто прибегал к нему.

- Это ты так думаешь сейчас.

Он почувствовал, как её зубы сомкнулись на его груди. Онеф позволил жене крепко обхватить его запястье, ведь знал, что спорить с ней бесполезно. Сюзана была уверена, что эльфы и призраки желают уничтожить её посевы, а тесные городские улочки лучше, что большие, но пустые земельные владения.

Но затем он посмотрел в окно, во тьму ночи и подумал – а был ли он прав, когда притащил всю свою огромную семью в этот лес посреди Королевств?

Ах, как он хотел, чтоб его мальчики выросли и, однажды, построили свои дома здесь. Конечно, это было рискованно, но этот вариант был лучше того, что предлагала жена – Мерсамбер был скучным и серым городишкой, зажатым болотами с севера и пристанями с юга. Но, может его жена была права? Возможно им стоило попытаться податься на восток, в Сембию. Говорят, там живут беженцы из Чондата, но среди них были и восточные поселенцы.

Или на север. Онеф слышал, что там люди заключили договор с эльфами, и им разрешили заселиться на пустующих землях. Возможно, Сюзане было бы спокойнее там, где много людей, городов и деревень. Возможно, они ушли слишком далеко от цивилизации…

Возможно, когда жена и дочь Вильяма, Карша и Медали, приедут, Сюзана станет добрее.

С этими мыслями Онеф уснул.

Но на следующий день ничего не поменялась, и его жена продолжала ругаться и бубнить.

И теперь, когда последний утренний туман сошёл на нет, кто-то из-за деревьев смотрел на Онефа. Он усмехнулся. Как же хорошо женщины умеют убеждать.

Онеф поднял один тяжёлый кусок дерева. Почерневшая древесина потрескалась, что говорило о его возрасте, но, все-же, его еще можно было использовать.

Железные инструменты на его верстаке, молот, клин и топор, были самыми важными вещами, что Онеф Обарскир привез с собой из Импилтура. Конечно, по пути он купил несколько тяжёлых мечей для своих сыновей, но ему вскоре мог понадобиться плуг, дабы возделывать землю. К сожалению, пока что урожая не было, а значит, нечего было продавать и, соответственно, не на что покупать.

Онеф положил бревно на верстак, и начал вбивать клин молотком в одну из трещин. Когда инструмент был вбит достаточно глубоко, Онеф убрал руки и, размахнувшись молотком, со всей силы ударил по клину. Стук распугал всех птиц с окрестных деревьев, но мужчина был доволен – клин наполовину вошёл в бревно, образуя большую трещину.

Он повторил эти действия еще несколько раз в других местах, после чего поднял бревно и руками разорвал его на две почти одинаковые части. Изнутри дерево было твёрдым, не подверженным гниению. Оно бы хорошо горело.

Когда Онеф поднял голову, то увидел перед собой незнакомца, наконец-то переставшего глазеть и вышедшего поздороваться.

- Доброго утра, - сказал незнакомец.

- Утро, - небрежно сказал и махнул рукой Онеф.

Человек напротив него был худощав и жилист, а его зеленые узкие брюки и салатовая накидка были сделаны эльфами.

Онеф еще несколько секунд смотрел на него, после чего опустил голову и вернулся к работе.

Аккуратная рыжая бородка по краям рта растянулась в улыбке.

- Я могу тебе как-то помочь, - спросил Онеф.

- Скажи – что ты тут делаешь?

- Делю брёвна пополам. Они сами этого не сделают.

- Я имею в виду, что ты делаешь тут, посреди волчьего леса?

- А разве с этим есть какие-то проблемы?

- Эльфы охотятся в этих местах.

- Пускай. Я ужасный лучник. Мой брат погиб во время охоты на кабана. Эльфы могут охотиться здесь столько, сколько им надо. Я фермер.

- И они заметили это. Другие люди приходили сюда и забирали их добычу, а ты поступил иначе.

Онеф поднял глаза и сказал.

- Но ты же не эльф.

Человек протянул руку.

- Бакабр Эфар. Друг эльфов.

Онеф назвал своё имя и пожал руку мужчины. Худощавый человек с аккуратной рыжей бородкой обладал слабой хваткой, будто не держал оружия в руках уже несколько лет. Между мужчинами повисло молчание.

- И все же, меня интересует, - продолжил Бакабр своим приятным голосом, - Почему вы поселились здесь? И я не только про волков, в ближайших землях, но и вообще про лес.

Онеф пожал плечами.

- Там, откуда мы пришли, начались тяжелые времена. Чума. Тирания. Глупые правители. Ну, обычно. Знаешь, когда платить налоги становится труднее, чем противостоять гоблинам, то стоит переехать к гоблинам.

- Все гоблины засели на севере леса.

- Это потому что твои друзья эльфы держат их в страхе, не так ли?

- Они защищают эту землю. И это причина, по которой я пришёл к тебе.

Онеф задумался о словах своей жены. Интересно, как долго этот человек наблюдал за ними?

- Мы прибыли в Мерсамбер и пошли на запад по охотничьим тропам, пока не наткнулись на это место. Я решил остановиться с семьей тут, потому что здесь уже были повалены некоторые деревья, а это куда удобнее, чем валить их самому. Береговая линия недалеко отсюда, так что, при желании, я и мои братья сможем построить небольшой док. Да и вообще эта земля очень плодородна. А что, ты тоже претендуешь на неё?

- Нет. Я был…гостем местных жителей, какое-то время.

- А твои друзья всех их убили, - быстро ответил Онеф.

- Ты знаешь? – удивлённо спросил Бакабр. 

- Я находил осколки мечей тут и там, но решил никому не говорить, дабы моя семья не беспокоилась.

Снова повисла тишина, нарушаемая лишь ударами молота о клин. Наконец, Онеф остановился, поднял взгляд и спросил:

- Так ты тоже здесь, чтобы убить нас?

Бакабр удивленно моргнул. Очевидно, из-за дружбы с эльфами этот человек уже какое-то время не разговаривал с другими людьми. Он прочистил горло и ответил:

- Возможно. Они прислали меня сюда, дабы узнать о ваших намерениях.

- Что ж, я намерен выращивать зерно и строить дома. Сегодня или завтра мой брат отправится в Мерсамбер и приведет сюда свою семью. Если вы хотите убить нас, то я буду признателен тебе и твоим друзьям, если вы сделаете это до того, как прибудет молодежь.

- Сколько вас здесь будет?

- Не знаю, - ответил Онеф, пожимая плечами, - Сейчас нас здесь дюжина, но семья у меня большая, так что, возможно, придет еще дюжина или две. Может быть, кто-то из Мерсамбера решит перебраться к нам. Скажи, а вы собираетесь уничтожить и его?

Рыжебородый мужчина покачал головой.

- Нет. Эльфы претендуют лишь на дикую часть леса Кормантира, или, что более “по-людски” – Кормира. Говоришь, будет три или четыре десятка человек? И все фермеры, как и ты?

- Некоторые – да. А некоторые будут охотиться. Я не знаю. Не могу отвечать за каждого человека на западном берегу.

- Тогда оставьте в покое буйволов. Если вы прогоните стада, то эльфы примут ответные меры. И деревья – используйте только поваленные. Тогда, думаю, вы сможете ужиться с местными.

- А где эти таинственные эльфы? – зло спросил Онеф, - Мы прибыли сюда с моей женой, братьями и их женами четыре месяца назад, и ты – первое разумное существо, что я встретил в этом лесу. И вот ты появляешься, и предлагаешь жестокие условия, пугая жестокой карой. Но что-то я не видел твоих эльфов. Повторяю вопрос – где они?

Мгновение Бакабр смотрел на Онефа, а когда подул сильный ветер, Обарскир подумал, что он сейчас сдует друга эльфов.

- Я покажу тебе их, - сказал худощавый мужчина.

Мужчина взмахнул руками, и под ногами Онефа появилась широкая фиолетовая дыра. Бакабр делал взмахи руками и говорил непонятные слова. Это не был язык южных торговцев или северян. Нет, эти слова были древними, как сами драконы. В один момент из рук худощавого человека стали появляться цветные магические потоки, которые врезались в фиолетовую дыру, заставляя её мерцать.

Онеф отскочил и поднял свой молот,  готовясь защищаться.

Но вдруг его поглотило мерцание, и он очутился…где-то.

- Ты – волшебник! – шикнул Онеф, - Ты мог бы меня предупредить! Моя жена сильно рассердится, если не найдёт меня!

- Ты хотел увидеть эльфов. Смотри же.

Они оказались в зеленом лесу. Земля под их ногами была покрыта мхом, а листва на деревьях была такая густая, что Онефу показалось, будто он оказался в огромном зале с зелеными колоннами. Деревья, землю и небо покрывал полу-прозрачный утренний туман.

Наконец, его зрение сфокусировалось на двух фигурах. Только сейчас Онеф понял, что это были эльфы, сливающиеся с нефритовым лесом. На них были надеты зеленые туники с капюшонами и золотые украшения.

Из леса начали выходить все больше и больше эльфов, но взгляд Онефа зацепился за женщину, чьи черты лица были такими острыми, что ими можно было резать стекло. На ней была надета кольчуга из маленьких звеньев, которые больше напоминали петли, а в руках женщина держала копьё с древком из слоновой кости и золотым наконечником.

Она внимательно посмотрела на гостей, и Онеф почувствовал себя очень грубым и неотёсанным в своих потёртых брюках и льняной куртке.

Затем она улыбнулась, и её улыбка была такой белой, что казалось, будто солнце пробилось сквозь её губы.

Но Онеф заметил, как Бакабр поклонился. Несмотря на то, что на его лице сияла улыбка, мужчина увидел на нём намёк на ревность.

- Что… - начал Онеф, но маг поднял руку и остановил его.

Это начало. Охота.

Вдалеке раздалось гудение рога, и все эльфы, вышедшие из-за деревьев, приняли боевую стойку и подняли свои копья.

Затем над деревьями стали появляться яркие огни – синие, жёлтые и красны. Они мелькали в воздухе, создавая впечатление, будто тысячи невидимых драконов изредка открывали свои разноцветные глаза.

Онефу они больше напоминали фонари, но он был уверен, что это была магия, созданная самими эльфами.

Загонщики. Отряд, находившийся в месте, откуда прозвучал рог, гнал зверя на отряд, ожидающий здесь. Но что за зверь был настолько могущественным, что требовал таких усилий.

Ответ он увидел почти сразу. Для начала, мужчина услышал звук ломающихся деревьев, которые падали под ударами рогов существ.

Огромные мохнатые рогатые звери выбежали из леса целым стадом, ударом своих копыт поднимая в воздух небольшие облачка опавшей листвы. Глаза буйволов были красными от страха, и Онеф испуганно раскрыл глаза, когда посмотрел на эльфов, которые спокойно стояли и ожидали столкновения со стадом диких зверей…но затем быстро разбежались в сторону, пропуская мимо испуганное стадо. Онеф удивленно смотрел на огромных мохнатых существ, которые были такого же размера, как дома, построенные им и его братьями. Он долго смотрел вслед стаду, унесшемуся вглубь леса и оставившему после себя лишь облака пыли.

Буйволы не были добычей эльфов.

Онеф уже хотел задать вопрос, но успел лишь открыть рот перед тем, как застыл от увиденного. Из тени вышло существо, которое было причиной страха буйволов и падения деревьев.

Это был совиный медведь – опасный хищник, но этот был больше любой особи, что когда-либо видел Онеф. Мех монстра в некоторых местах тела подгорел, из-за чего, казалось, глаза существа были наполнены красной яростью. Он нёсся вперед, срезая листья своими когтями и щёлкая клювом.

Фермер завороженно рассматривал существо. Его тело было покрыто коричневыми крупными перьями, а красные яростные глаза окружены маленькими белоснежными пёрышками. Монстр увидел отряд эльфов копейщиков на своём пути и остановился, после чего обернулся к разноцветным огням в небе.

Онеф обнаружил себя стоящим плечом к плечу с улыбающейся эльфийкой, но было уже поздно – совиный медведь атаковал.

Бакабр, стоящий слева от Онефа, поднял обе руки, который засветились, будто это были не конечности человека, а стилизованные фонарики. Через пару мгновений из рук мага вылетела молния, устремившаяся к монстру.

Молния ударила совиного медведя в бок и улетела в небо. В воздухе запахло палёным мехом, но враг не остановился.

Эльфы разошлись, окружая монстра. Если Бакабр что-то не предпримет, то чудовище обязательно убьёт Онефа, мага или женщину.

Онеф представил, как монстр разорвёт эльфийку на части одним ударом, и встал перед ней. Это не остановило совиного медведя. Он лишь высоко поднял руку, сверкая острыми когтями. Обарскир же обхватил свой молот двумя руками и со всей силы ударил по монстру, попадая тому чуть ниже плеча.

Монстр завопил, заглушая гул охотничьих рогов, опустил голову и тяжело врезался в человека. Это было похоже на столкновение с валуном, обмотанным подушками.

Онеф знал, что он летел назад, так что отклонился, чтобы приземлиться не на согнутую спину. Тяжело приземлившись, он открыл глаза и увидел монстра, прорвавшегося через линию обороны.

Он увидел, как эльфийская девушка вонзила своё копьё в  плечо чудища, и, оперевшись на него, вскочила ему на спину, после чего достала свой костяной нож, и, крикнув, вонзила его в затылок совиного медведя. Но это не остановило монстра, который завизжал и бросился в лес, унося девушку у себя на спине.

Бакабр подошёл к Онефу и помог ему подняться на ноги, после чего протянул молот. Обарскир хотел что-то спросить, но маг начал говорить первым:

- Прежде, чем ты что-то спросишь, ты должен увидеть это, - после этих слов маг повернулся в направлении, откуда выбежал совиный медведь. Онеф повернулся в ту же сторону.

Из леса показались утонченные эльфийские наездники. Они сидели верхом на голых спинах грациозных серых оленей, чьи рога были украшены узорами и небольшими серебряными колокольчиками.

Всадники были окружены мерцающими разноцветными огнями.

Затем выехали дворяне. Онеф понял это по их одежде и животных, на которых они сидели. Большие олени с золотыми рогами были одеты в красивые попоны с золотыми цепочками, а наездники носили на себе вьющиеся одежды из зеленого шёлка. Их кукурузные вьющиеся волосы были завиты в длинные косы.

Самый богато одетый эльф подъехал к Бакабру. Маг поклонился и толкнул Онефа в плечо, чтоб тот сделал так же.

Лорд-эльф и мужчина на мгновение встретились взглядами. На лице величественного эльфа зиял шрам. В руке он держал золотой посох с аметистом на вершине, а на голове эльфа был надет простой серебряный венец с тремя зубцами, увенчанными фиолетовыми камнями.

Некоторое время эльф смотрел на Онефа, а затем улыбнулся. Обарскиру показалось, будто улыбка лорда еще ослепительнее улыбки девушки.

Но вот эльф-лорд развернулся и, вместе остальными дворянами, наездниками и пешими охотниками, отправился в лес, вслед за вопящим совиным медведем.

Онеф некоторое время смотрел в лесную тень, пока маг не дотронулся до его плеча.

- Мне кажется, - начал он, - что лорд Илифар тебя одобряет.

- Одобряет? Ты привёл меня сюда не для того, чтобы показать мне эльфов, а чтобы показать меня им?

Лёгкая улыбка показалась на лице мага.

- Если охотничий суд разглядел бы в тебе угрозу, то исход был бы один – череда тяжелых боёв, приведших к смерти твоих родственников и твоей. Но они увидели в тебе храброго человека, который помог уничтожить одного из последних совиных медведей в восточном пределе.

- А что насчёт эльфийки? Она нуждалась в помощи?

- Ах, моя леди Дагаст, - сказал Бакабр, слегка выделяя слово “моя”, - Она просто показушничает. Но, думаю, твой поступок она оценила.

- Это было очень…красиво, - с кивком ответил Онеф.

Маг изогнул бровь.

- Это прекрасно. Эти огни, олени и одежда. Это настолько красиво, что нельзя даже сравнить с Импилтуром или Мерсамбером. Если эльфы стремятся сохранить эту красоту, то я сделаю все возможное, чтобы помочь им.

- Ты удивляешь меня, Онеф Обарскир, - ответил Бакабр, - Я не думал, что в твоём сердце живет душа поэта.

Человек усмехнулся.

- У меня еще много сюрпризов. Среди моих предков и родни много поэтов, героев…и негодяев. Но мы заболтались. Сюзана будет переживать, если я не вернусь домой в скором времени. А еще я хочу пригласить тебя на обед.

Маг кивнул.

- Да, я верну тебя. Но затем должен буду присоединиться к Охоте.

- Я сказал обед! – рыкнул мужчина, хлопнув мага по плечу, - Ты показал мне ваше гостеприимство, теперь я должен показать своё. К тому же, тебе еще предстоит решить одно дельце.

- Какое?

- Ты уже убедил меня остаться здесь, но теперь тебе предстоит убедить мою жену. Она должна согласиться остаться здесь навеки.

   

 

 

 

 

 Глава VII

Алусейр

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

Она взмахнула своими пепельными волосами и посмотрела на своего напарника карими глазами.

- Что-то не так, - сказала она, - Балдред, пора выступать.

Бородатый дворянин в латных доспехах повернул голову.

- Конечно, Ваше Высочество…что-то не так?

Девушка покачала головой и посмотрела на вершину горы, после чего натянула поводья своей лошади и двинулась вперед.

- Брейс, Фелдрин. Следуйте за ней и проследите, чтобы она не пострадала, - сказал дворянин, смотря вслед принцессе.

- Хорошо, - ответили в унисон два младших аристократа, обнажая свои мечи.

- Но что если она не захочет, чтобы мы были рядом? – спросил Брейс.

- Да, - подхватил Фелдрин, - Что если принцесса захочет заняться чем-то самостоятельно?

В ответ Балдред лишь улыбнулся и двинул свою кобылу вперед.

Они находились в Каменных Землях, недалеко от Звёздной Горы. Отряд из дворянина и четырех младших местных графов и их свиты находился под командованием принцессы. Но это были не обычные Пурпурные Драконы, а младшие сыновья знатных семей, каждая из которых имела свои земли и власть. А леди, возглавлявшая отряд и находившаяся под присмотром Брайса Скаттенхока и Фелдрина Имбраннета была Алусейр Наксией Обарскир, Мифриловой Принцессой Кормира.

Но Балдред Трусилвер больше не мог думать о принцессе – вот-вот отряд рыцарей должен был наткнуться на искомую группу орков. Эти уродливые гоблиноиды осмелели и атаковали торговый караван прямо рядом с таверной “Вечерняя Звезда”. Рыцари Алусейр несколько раз нагоняли налётчиков, но те каждый раз отступали все выше в горы. И теперь, маленький отряд был вынужден уходить все дальше и дальше в эти опасные земли, в которых, как показывает практика, самый надёжный друг – это наточенный клинок.

Местные жители рассказывали истории об ужасных клыкастых тварях, орках, гоблинах, злых волшебниках и даже драконах, которые периодически спускаются с гор и нападают на честный народ северного Кормира.

До этой недели Балдред даже не верил в существование огненных саламандр, а за последние три дня убил троих. Теперь он понимал, почему вышедшие на пенсию Пурпурные Драконы держатся так величественно, но не требуют каких либо почестей.

Теперь, он, со своими собратьями, должен был остановить орков, и Балдред Трусилвер скорее умрет, чем позволит гоблиноидам снова ускользнуть. Далеко впереди он увидел серебряную вспышку. Возможно, это Даг Иллас, такой же разгоряченный, как и Балдред, бросил своё копьё.

Раздался нечеловеческий вопль. Наконец-то! Они загнали орков! Теперь они были между пологими скалами и отрядом рыцарей.

Если Алусейр говорила правду, то орки прятались в чашеобразной долине, в которую есть только один вход. Балдред посмотрел за спину, на остальных всадников, не бывших членами Пурпурных Драконов, после чего издал боевой клич и пришпорил коня.

 

*****

 

Хоть это было и сложно, но Алусейр узнала мысленное послание Вангердагаста. Она получила телепатическое послание от придворного мага и знала, что ожидать посланца следует именно здесь и сейчас.

Алусейр поджала губы. Наверное, опять политика. Она подъехала к краю скалы и настороженно посмотрела на отряд орков. Интересно, что было в сообщении? Наверное, что-то очень секретное, раз лорд-маг воспользовался почтой и личным орлом.

Она надеялась, что орел приземлится как можно быстрее, чтобы не сильно отставать от остальных рыцарей. Принцесса обнажила кинжал, хранящийся на сапоге, и меч. В Каменных Землях никогда нельзя было чувствовать себя в безопасности.

Орёл спустился на землю, прижимая крылья к талии, после чего начал расти и растягиваться. Плечи орла увеличились в размере, а клюв начал медленно превращаться в человеческий нос. И вот уже спустя несколько мгновений, перед принцессой стояла женщина в алом плаще. Алусейр заметила, что она постарела, но была все так же грациозна и изящна.

- Ласпира! – воскликнула девушка, бросая оружие и снимая перчатки. Она бросилась к женщине, широко расставляя руки для объятий.

 Женщина улыбнулась, но жестко ответила:

- Я рада видеть вас, Ваше Высочество, но я принесла срочные вести.

Алусейр нахмурилась. Видимо, Ласпира принесла плохие новости, но, тем не менее, принцесса бросила латные рукавицу на землю, обняла колдунью и поцеловала её в щёку.

- И все равно я рада тебя видеть. Как там поживает отец?

Ласпира тяжело вздохнула и опустила голову, доставая из-за спины широкое блюдо, украшенное рунами.

Проклятье. Алусейр знала, что это сообщение предназначено для неё. Она взяла блюдо и коснулась рун своими пальцами. Символы исчезли, а в голове принцессы зазвучал голос её отца.

- Дочь моя. Королевство в страшной опасности. Барон Томдор погиб, а я и герцог Бхер держимся из последних сил. Не покидай Каменных Земель и не верь никому, кто будет говорить тебе, что я мёртв, только если это не скажет кто-нибудь из тех немногих, кому мы оба доверяем. Но если я погибну, ты не обязана брать на себя бразды правления, руководствуясь лишь тем, что я якобы хотел бы этого. Следуй зову сердца и знай, что я буду навечно с тобой, моя малышка. Да благословят тебя Боги, Алусейр.

Принцесса сглотнула и чуть не уронила блюдо. Ласпира взяла “письмо” и сказала:

- Прошу меня простить, Ваше Высочество, но я должна отлучиться по не менее важным делам. Да благословят вас Боги.

Колдунья поцеловала Аласу в лоб, после чего превратилась в птицу и взмыла в небеса. Принцесса посмотрела на орла, улетающего в сторону солнца, пытаясь сдержать слёзы грусти и отчаяния.

Она не обязана была быть королевой, и могла возложить эту обязанность на стеснительную Таналасту, которая будет отделять Аласу от трона до конца своих дней. Бедная Тана.

Принцесса опустила голову. Она знала, что однажды настанет день, когда её отец умрет, но…

Нет. Сейчас она не могла страдать и скорбеть. На кону стояло благополучие Королевства.

Алусейр опустилась на одно колено и закрыла глаза, начав безмолвную молитву. Когда она закончила, то не открыла глаза, пытаясь воззвать к магической связи, которая позволяла принцессе связываться с Вангердагастом.

Она подумала о карих глазах Вангердагаста, становившихся красными, когда он злился. Подумала о его белой бороде…и старческом животе, который уже давно вылез за пределы пояса.

На момент, фигура старика немного изменилась, будто она двигалась по королевскому залу или…

- Ваше высочество? – раздался голос Брейса, - Все хорошо?

Слова мужчины сотрясли сознание девушки и прервали зародившуюся ментальную связь.

- Леди Алусейр?

Оно прошло. Проклятые рыцари…нет. Ей надо было успокоиться. Они не знали о том, что произошло с герцогом, бароном и её отцом. Она поднялась, отбросила волосы назад и сказала:

- Да, господа? Или мне стоит называть вас гончие?

- Балдред послал нас, - сказал другой мужчина, почёсывая нос, - Мы думали, что вы захотите сделать что-то самостоятельно…

Очевидно, мужчины не видели орла и его превращения в Ласпиру.

- Приказы Балдреда Трусилвера все же мудры, - с улыбкой ответила девушка, запрыгивая на своего скакуна, которого она оставила у поваленного гнилого дерева.

Она посмотрела на мужчин и увидела две пары суровых, но обеспокоенных глаз. Очевидно, они уже поняли, что оторвали принцессу от важного занятия.

Алусейр вздохнула. Она знала, что они должны ехать к оркам, дабы поскорее уничтожить их.

- У меня было что-то типа видения. От Королевского мага. Вы знаете, что он установил ментальную связь со мной и моей сестрой, когда мы были детьми?

- Да, мы слышали об этом, - ответил Фелдрин.

Женщина посмотрела на него, после чего продолжила:

- С помощью неё мы можем общаться на расстоянии. Полагаю, лорд-маг случайно связался со мной.

- И что же вы видели? – спросил Брейс.

- Возможно, дела королевской важности, но я не поняла, потому что два излишне любознательных рыцаря прервали меня, - огрызнулась Алусейр.

- Прошу меня простить, - сказали оба мужчины в унисон, опуская головы.

- Я не собираюсь отчитывать вас. Вы исполняли приказ и думали о безопасности Королевства, так что…

Они обогнули скалу и девушка, не договорив, открыла рот. Перед ней открылась большая поляна, по которой отряд орков бежал от молодых дворян, которые улюлюкая и крича, гнали гоблиноидов к скалам. Но со своей позиции Алусейр видела, как десятки орков, прячущихся за камнями и кустами, ожидали, когда дворяне под командованием Балдреда Трусилвера подойдут ближе к скалам.

- Балдред! – закричала Алусейр, - Ты дурак! Это ловушка! – девушка обнажила меч, бешено ударила коня по бокам и помчалась вперед.

Двое рыцарей бросились вслед за принцессой.

Но ловушка захлопнулась, когда Алусейр была лишь на полпути к отряду Балдреда. Орки вылезли из своих укрытий, над горами раздался боевой клич. Из-за укрытия показалась молния, поразившая насмерть одного рыцаря. Отступающие орки развернулись на сто восемьдесят градусов и напали на своих преследователей. Рыцари, сраженные копьями и арбалетными болтами, падали на землю, роняя своё оружие. Оставшиеся в живых пытались удержать.

Алусейр яростно рыкнула, сняла с пояса рог и дунула в него. Гул прокатился над всеми Каменными Землями. Рыцари услышали знак отступление и с досадой, а скорее, с облегчением, развернули своих лошадей и двинулись к выходу из долины.

Когда оставшиеся в живых Пурпурные Драконы и Балдред добрались до Алусейр, она взревела так же, как и король:

- Идиоты! Неужели вы можете только кричать! Это же была очевидная ловушка!

- Кто же мог подумать, что орки приведут колдунов? – тяжело дыша, ответил Балдред.

Алусейр широко развела руками.

- Конечно, они не принесут с собой удобные подушечки! Неужели ты хранишь свой мозг в ножнах, и тебе никак его не достать?!

Алусейр посмотрела в сторону долины.

- Я бы приказала отступить и перегруппироваться, но это займёт слишком много времени, и ночью орки перережут нас всех. Так что мы должны вернуться за нашими павшими товарищами. Сформируйте клин у меня за спиной!

В хаосе стучащих копыт и фыркающих лошадей, Алусейр пыталась осмотреть отряд.

- Кто погиб?

- Человек семь, - ответил мужчина с выжженной бородой, - Среди них и Даг Иллас.

- Полагаю, глупость у них в крови, - пробормотала себе под нос Алусейр. Она достала из своего ботинка кинжал и направила его так, чтобы сине-зеленый драгоценный камень, инкрустированный в лезвие, смотрел прямо на долину.

- Расформируйтесь и атакуйте по левому и правому флангу. Сбивайте орков с гор копьями или стрелами, если у вас таковые есть, и следите за каждым кустом. Не топчите погибших, а если в скале увидите пещеру или расщелину – держитесь от неё подальше. Все понятно?! Тогда – вперед!

И вот рыцари рванули вперед. Слова принцессы звучали в их ушах, но сами они молчали. Они были ранены и злы на своих врагов, но если бы принцесса Алусейр не была тем воином, которого они так хорошо знают, то половина из них бы сейчас отступала, а вторая лежала бы мёртвой в этой долине.

Рыцари увидели орков, которые занимались тем, что перерезали горла выживших рыцарей. Они удивленно посмотрели на воинов, возвращения которых не ожидали.

Когда всадники углубились в долину, из-за камней показалась вспышка света, после чего Аласу обдало жаром огня.

Перед отрядом рыцарей возникло пылающее поле огня, и кто-то из воинов крикнул от страха, но принцесса продолжала скакать вперед. Внезапно, огонь пропал, будто был иллюзией, развеянной предводительницей Пурпурных Драконов. Балдред видел, что камень в кинжале Алусейр дымился. Очевидно, он защищал её от действия заклинаний или попросту развеивал их.

Но у него не было времени, чтобы обдумать это – на поляну буквально вывалилось несколько десятков орков. Рыцари рассредоточились и разошлись по флангам, дабы атаковать укрывшихся арбалетчиков.

Брейс Скаттенхок ударил орка по его серо-зеленому лицу. Он почувствовал, как его меч погрузился во что-то мягкое, но не обернулся, чтобы убедиться в смерти гоблиноида.

Принцесса отправилась на правый фланг. Через минуту борьбы с орками, она увидела вход в пещеру, из которой показался огненный шар. Девушка приказала рыцарям расступиться, после чего понеслась вперед. После соприкосновения с землей, рядом с Алусейр, огненный шар, вместо взрыва, оставил после себя лишь маленькое облачко дыма.

Воодушевившись, рыцари с удвоенной отвагой атаковали орков. Спустя пять минут, оставшиеся в живых гоблиноиды трусливо сбежали в горы.

- Что в пещере, Ваша Светлость? – спросил Брейс.  Фелдрин Имбраннет был рядом с ним.

Алусейр сняла шлем и обернулась к рыцарям. Многие из собравшихся готовы были поклясться, что никогда прежде не видели девушку красивее.

- Думаю, тёмная нага. Балдред, надеюсь, в этот раз ты сможешь удержать своих людей от безрассудной атаки.

- Нага? – спросил Фелдрин, - Ваше Высочество, я не хочу вас оскорбить, но откуда вы можете знать это?

Карие глаза Алусейр сверкнули.

- Лорд Имбраннет, вы что-нибудь читали в своей жизни, или только махали мечом? За последние несколько дней мы сражались с огненными саламандрами, гидрами и орками, достаточно смелыми, чтобы напасть на фермы. Откуда бы они могли все здесь взяться?

- Ну…это Каменные Земли, Ваше Высочество. Это все объясняет.

- Вам не кажется это странным? Существа, которые обычно сражаются друг с другом, выстраиваются в ряд и атакуют нас.

- Зентарим, - пробормотал Брейс, - Тёмная Сеть опять использует свою тёмную магию.

- Именно. Очевидно, орки бежали к своему хозяину, работающему на зентов. Если бы это был обычный маг, то после того, как мой кинжал развеял его заклинание, использовал бы что-то более мощное или попросту сбежал бы. Вместо этого мы встретились с огненным шаром.

- Нага истощилась, и теперь вынуждена атаковать слабыми заклинаниями! – воскликнул Брейс. Алусейр улыбнулась. Молодые дворяне Кормира не были совсем уж безнадёжными.

-  Я возьму двоих добровольцев и отправлюсь за нагой, - сказала принцесса, - Если не вернёмся к закату, то приказываю вам со всей яростью обрушиться на пещеру.

Балдред, Брейс и Фелдрин вызвались первыми, но Алусейр оставила Лорда Трусилвера во главе выживших рыцарей, часть из которых тут же отправилась на поиски выживших орков.

Принцесса и её выбранные спутники спешились и отправились в сторону пещеры. Недалеко от входа, Алусейр приказала отряду остановиться и обернулась, проверяя готовность напарников.

Она посмотрела в сторону выживших и дальше, на горизонт. Благодаря тому, что все Каменные Земли были намного выше уровня моря, с вершин скал можно было увидеть весь Кормир. И вот сейчас Алусейр смотрела на юг, в сторону Сюзейла, где дядя Бхер уже лежал холодным, а её отец и дядя Томдор медленно умирали.

Брейс и Фелдрин увидели слёзы в глазах принцессы и смущенно отвернулись.

- Что случилось, Ваше Высочество? – нерешительно спросил Брейс.

Девушка повернула голову, взмахнула пепельными волосами и ответила:

- Пурпурный Дракон не может быть готовым ко всему, - после чего обнажила свой меч и немножко присела.

Брейс и Фелдрин последовали её примеру.

- А теперь, господа, готовы ли вы встретиться с врагом?

- За Кормир! – выкрикнул Фелдрин.

- За Кормир, - ответила Алусейр, и повернулась к темноте пещеры.

Брейс Скаттенхок до своего последнего дня помнил эту битву. Помнил, как принцесса набросилась на нагу, рубя и разрезая её кожу. Помнил, как шипящий монстр со смертельной скоростью разил своим ядовитым хвостом. Помнил крик Алусейр:

- За Кормир и короля Азуна! 

Наконец, он помнил, как огромная змееподобная тварь умерла, издавая звук, подобный крику умирающей девушки.

Когда существо корчилось в своей чёрной маслянистой крови, принцесса перепрыгнула через него и бросила свой кинжал в синий мерцающий магический овал на стене.

По словам самой принцессы, это был портал, открытый Зентаримом, и она закрыла его в тот момент, когда из него показалось существо, похожее на гигантского красного краба.

Магический портал мигнул и исчез, оставив в пещере лишь половинку огромного краба.

Брейс облегченно вздохнул, а потом услышал одобрительные вопли у себя за спиной. Он обернулся и увидел рыцарей, ворвавшихся в пещеру сразу же, как только услышали предсмертные крики наги.

- Ура! Наша работа закончена, принцесса! – воскликнул Ундер Ханткрон, один из молодых дворян.

- Нет, Ундер, - жёстко ответила Алусейр, - Теперь мы должны найти все порталы в этих горах и закрыть их.

- Понимаю, - ответил молодой граф, - Победа не даётся так легко, как поют менестрели.

- Да. Все потому, что менестрели, в отличие от воинов, не убирают за собой.

- Или быстро умирают, - ответил Харандил Громовой Меч.

Алусейр посмотрела на тихого дворянина и кивнула в знак согласия. Она посмотрела на остальных Пурпурных Драконов, каждый из которых встретил её взгляд коротким кивком.

Принцесса улыбнулась, обнажая свою белую улыбку.

- Но на сегодня хватит битв. Давайте найдём тихое место и отдохнём там. А поиски начнём уже завтра.

Рыцари облегченно вздохнули, спрятали свои мечи в ножны и принялись благодарить друг друга. Алусейр улыбнулась и добавила:

- Господа, я искренне горжусь Кормиром, когда думаю о будущем, в котором вы станете баронами и лордами нашего любимого Королевства.

И вот, ночью, когда костры лагерных огней потрескивали, давая пламени лизать ночное небо, Алусейр прогуливалась между бивуаков и слушала смех рыцарей и их немелодичное пение. Смерть Дага Илласа уже начала обрастать легендами о его отваге и героизме.

Шестеро мужчин у самого южного костра не заметили приближения принцессы и продолжили громко говорить:

- Бейн тебя подери, Брейс, ты постоянно меняешь своё мнение.

- Прямо как король Азун, - добавил кто-то.

- Еще бы. Вы слышали? Говорят, что он его сын.

Тут послышался голос Фелдрина.

- Все мы слышали эти сказки, но я не советую тебе, Кефил, говорить о них, когда ты находишься в одном отряде с принцессой Алусейр.

- Да, Кефил. Что ты будешь делать, если она услышит тебя?

- Ба, да я не боюсь её. Да и вообще… - внезапно, он затих, заметя напряжение в глазах других мужчин. Принцесса вышла из тени и нависла над ним.

- Да, Кефил, что бы ты сделал?

- Э, ну…я… - после того, как он несколько секунд мямлил, Кефил подскочил, повернулся к Алусейр и опустился перед ней на одно колено, склоняя голову в поклоне.

- На твоём бы месте, Кефил Роумантл, я бы сперва огляделась, прежде чем говорить о ком-то.

Она игриво толкнула Кефила в сторону груды хвороста, а его попытки извиниться были заглушены общим потоком смеха.

Внезапно, рёв затих, так как все рыцари внимательно прислушались к словам Алусейр.

- Брей Скаттенхок, жду тебя у своего костра после ужина.

 

*****

   

Звёзды сверкали сквозь облака на чистом небе, лишь слегка закрытом облаками. Алусейр лежала у своего костра и вспоминала истории, что рассказывал ей отец. Как же много было в них преувеличения. Большинство из историй произошли с ним ещё до рождения Алусейр, но некоторые из них были явным хвастовством.

Она закрыла глаза и вернулась в Большой Зал, в своё детство. Она видела разных графов и лордов, друг за другом становившихся на колени перед её отцом, восседавшем на троне, и приносивших клятву верности. У трона стоял старый Ванги, который тихо пробормотал:

- Все ли хорошо, Ваше Высочество?

Она вспомнила суровый взгляд отца и нежную улыбку матери, а так же дядю Бхера, рыжего воина, который нежно рассказал ей:

- Вы и ваша сестра Таналаста – наследники трона, но в королевстве есть несколько лордов и леди, которые имеют общих предков с вашим отцом. Конечно, прав на трон у них немного, но они, все же, есть, и отрицать это нельзя.

Она вздохнула и открыла глаза, удивившись веянью холодного ветерка. Сколько же прольётся крови, когда её отец умрёт, а дворяне, типа Брейса, начнут войну друг с другом, основывая свои права на трон дальним родством с почившим королём.

Алусейр услышала шорох. Одним рывком она приняла полу-сидячее положение и обнажила меч, но заметила, что у костра стоял Брейс Скаттенхок.

- Вы вызывали, Ваше Величество, - сказал он.

Алусейр поманила его пальцем к себе.

- Так ты мой брат? – спросила она, когда молодой человек подошёл ближе.

- Ваше Величество, что вы?! Какая разница?! Стоит ли… - Брейс замолчал, так как кончик меча принцессы прислонился к его горлу. Его предводительница вскочила быстрее любого кота.

- Чем старше я становлюсь,  тем меньше терпения у меня становится. Возможно, это связано с тем, что с каждой секундой я на шаг ближе к смерти.

Принцесса вздохнула, и Брейс понял, что она не настолько спокойно, как хотела казаться.

- И еще с каждым годом я всё больше и больше люблю правду… Поклянись мне, Брейс Скаттенхок, и скажи правду – твой отец Азун Четвёртый?

Мужчина сглотнул, чувствуя острый клинок меча и еще более острый взгляд карих глаз.

- Так мне сказали, Ваше Величество.

Тут же она отбросила меч, навалилась всем телом на Брейса и сказала:

- Тогда я не имею права больше угрожать тебе!

Она быстро поцеловала Брейса в лоб и улыбнулась.

Затем, Алусейр развернулась к костру, достала свой кинжал и, ткнув им на котёл, спросила:

- Ты не против варёных грибов?

На секунду Брейс задумался об абсурдности ситуации, затем разразился хохотом.

- Ты находишь грибы смешными? – насмешливо спросила принцесса, затем проткнула один из грибов кинжалом и сунула его в рот Брейса. Неловко поёрзав, мужчина снял зубами гриб и начал его жевать, после чего запил его жидкостью из фляги, предложенной Алусейр.

- Элверкуист!  - воскликнул Брейс, - Ваше Высочество, это подарок достойный… королей.

Девушка улыбнулась.

- Ты мне нравишься, Брейс. Надо признать, ты сражаешься лучше остальных, и раз уж я не могу взять тебя в мужья и открыто признать братом, то хотела бы, чтобы ты был моим другом.

- Да, я понимаю, - ответил он, беря её руку в свои, - Но пропасть между дворянином и королевой иногда так же велика, как и между дворянином и фермером. Ты и твоя сестра всегда были далеки от дворцовых интриг, и неужели ты хочешь довериться обычному дворянину?

Взгляд дубово-карих глаз дрогнул.

- Что ты имеешь в виду? – её рука начала легонько дрожать.

- Прости меня за мою грубость, Алусейр, но меня все детство воспитывали так. Видишь ли, мои воспитатели постоянно твердили мне, что такие как я не могут даже думать о том, чтобы претендовать на корону в обход чистых Обарскиров. Сможешь ли ты довериться мне, зная мою историю?

Алусейр опустила голову, но спустя несколько мгновений подняла её обратно и жестко сказала:

- Смогу. Я смогу довериться тебе. И готова торжественно поклясться, что я не покину Каменных Земель, пока все порталы Чёрной Сети не будут закрыты.

Брейс Скаттенхок поднял руку принцессы к своим губам и поцеловал её.

- Тогда для меня будет честью быть твоим другом.

Его руки опустились и начали  нащупывать пряжки на её доспехе.

- Я знаю, как нам отпраздновать нашу дружбу.  Обычно, братья и сестры не занимаются этим, но, раз уж мы друзья…

- Держи свои руки при себе, “друг” Брейс, - жестко ответила Алусейр, отталкивая его руки и расстегивая застёжки сама.

Брейс подхватил нагрудник принцессы и отложил его в сторону.

- Как я уже сказал, между друзьями не должно быть пропасти. И только руки друга могут обеспечить помощь уставшим рукам и ногам.

- Аххх, - с улыбкой прошипела принцесса, ощущая истинный экстаз, - надеюсь, со своими руками ты управляешься так же ловко, как и со своим мечом. Будет весьма выгодно иметь подобный чемпионский титул, когда королевство находится в страшной опасности.

Затем, ей в голову пришла странная мысль и принцесса невольно напряглась.

- Все хорошо, - спросил смутившийся Брейс, расстегивающий застёжки на поножах Алусейр.

- Да…просто вспомнила кое-что.

- Ты можешь рассказать мне, или это секрет?

- Секрет, - ответила она, но задумалась. Королевство в страшной опасности. Её отец никогда не говорил подобных слов, но вот старый Вангердагаст постоянно использовал их. Алусейр вспомнила о сообщении, принесенном Ласпирой, и удивилась.

Зачем магу потребовалось выдавать себя за её отца?


Кормир. 4-5 глава

25 Февраль 2019 - 14:31

Глава IV

Рейд

 

Год Кожаного Щита (-75 г. по Л.Д.)

 

 

 

Алия Дагаст подкралась к краю поляны. Одетая в свою охотничью накидку с желтыми и оранжевыми пятнами, она была почти невидима в лесу, озарённом закатом Кормантора. Её отряд двигался вместе с ней, и единственным звуком, который они издавали, был редкий треск сухих палочек, раздавленных сапогами.

Они укрылись в тени деревьев у подножья скалы. Поляна осталась от некогда бывшего здесь озера. По краям она была ограничена грубыми пнями и срубленными деревьями. Алия никак не могла понять этих людей, которые думали, что этого будет достаточно, дабы оградить неохраняемый объект от решительного хищника.

А она и другие эльфы из её охотничьего отряда были решительными охотниками. Алия и остальные охотники быстро и элегантно продвигались через укрепления людей, которые пытались подражать эльфам, но в их укреплениях не было ни изящности, ни должной безопасности.

Один из волков, которых привели эльфы, жалобно заскулил. Это могло выдать охотничий отряд, но волки были весьма полезны в борьбе с людьми.

Отряд остановился и прислушался к слабым звукам, доносящимся с другой стороны поляны – опознавательный сигнал другого отряда. Надо было двигаться вперед, но Алия хотела понаблюдать за людьми и убедиться.

В своей голове она услышала голос Илифара, Мастера Скипетров.  Старый эльф всегда советовал наблюдать и говорить…когда люди впервые напали на эльфов, он был одним из немногих сторонников переговоров.

Старый эльф-лорд позволил тяжести годов взять верх, из-за чего с каждым месяцем всё больше и больше людей появлялось в эльфийских лесах, неся за собой хаос и разруху.

Люди сильно напоминали орков, что спускались с гор в поисках добычи и стабильности. Но когда люди поняли, что эльфы не собираются сдаваться, они ушли в ту часть леса, где их не было. Там люди начали вырубать деревья, портить поля и убивать животных, все расширяя и расширяя свои владения. И если ничего не сделать, то однажды леса может не стать.

Алия наблюдала за людьми – их лагерь был усеян неотёсанными постройками из палок и шкур. Эльфы собирали такие укрытия лишь на одну ночь, чтобы укрыться от дождя, а люди жили в таких жилищах постоянно.

По центру лагеря стояла самая большая постройка – видимо, резиденция правящего дикаря. Рядом с крупным зданием стояла небольшая клетка. Алия полагала, что она была предназначена для животных, но нигде не было видно ни коз, ни свиней, ни куриц.

Люди были отдалённо похожи на эльфов, только более уродливые – они были более волосатыми и жирными. Они одевались в те же кожи, из которых делали свои дома. Казалось, будто их тела не соприкасались с водой с последнего дождя. Алия слышала, что люди катались в грязи, чтобы держать блох в страхе, и когда она смотрела на них, то начинала верить в эти истории.

Ветер подул в сторону эльфов, и Алия почувствовала вонь…должно быть волки скулили именно из-за неё.

Среди людей было несколько неотёсанных женщин со спутанными волосами. Алия нигде не видела детенышей людей…    

Несколько людей сейчас возвращалось в лагерь таща за собой тело огромного лося.

Два козла сейчас висели над костром, а еще несколько тел лежали под шкурой, окружённой мухами.  Проклятые дикари! Они не нуждались в еде, но продолжали разорять лес.

Недавно, Алия наткнулась на место борьбы человека с кем-то крупным. Возможно, медведем или лосём. На месте битвы были эльфийские и человеческие стрелы. Она пошла по следу из крови и нашла труп эльфа со срезанными ушами.

Видимо, эльф охотился в этих лесах, но наткнулся на отряд людей, который убил и изуродовал молодого охотника. Тогда, пока старцы оплакивали погибшего, Алия собрала отряд из молодых эльфов и отправилась мстить.

Но она хотела убедиться, что именно эти люди убили эльфа. Как только туша была доставлена в лагерь, люди начали махать руками и радоваться. Их речь была похожа на настоящую, но была уродливой и неотёсанной, как и сами люди. Люди-охотники кричали и указывали на оленя, а другие люди смеялись и жестами показывали, что видали дичь побольше этой.

Алия зарычала. Эти люди охотились только ради забавы, сея разрушения в её доме. Она уже готова была отдать приказ об атаке, но остановилась, вспоминая слова Илифара. Если бы эти охотники были не виноваты в смерти молодого охотника, то эта бойня сделала бы из эльфов тех же дикарей, что и сами люди.

Дверь большого здания распахнулась, и из неё вышел главный человек. Его одежда была более аккуратной, чем у других людей, а так же её украшало несколько драгоценных камней. Он стоял между двух сильных женщин. Телохранители? Наложницы? Или и то, и то?

На поясе лорда висел мешочек, из которого торчали два кусочка плоти. Уши эльфа.

Алия отдала приказ о подготовке к атаке.

Лорд подошёл к костру и отрезал кусок жареного козла, после чего указал пальцем в сторону Алии. Девушка застыла. Неужели он знал о её присутствии? Но затем он стал активно махать руками, и она поняла, что делал лорд.

Он начал объяснять другим людям, что желает подчинить эти земли, а острые уши эльфов будут украшать его дворец. Да как смел этот дикарь претендовать на землю эльфов?!

Алия хотела отдать приказ об атаке, но человеческий лорд махнул рукой, и две его телохранительницы подошли к клетке, вытаскивая из неё какого-то пленника.

Сначала, она подумала, что это был эльф, ибо пленник был худым и бледным, но затем она разглядела в нём человека с рыжеватой бородой. Одна половина его лица опухла из-за огромного синяка, а его руки были скреплены друг с другом за спиной железным браслетом. На нём были надеты рваные брюки и рубашка. Пленник не был похож на своих тюремщиков.

Женщины выволокли мужчину к костру и заставили встать его на колени. Лорд выпятил грудь и улыбнулся. В его улыбке не было верхних и нижних передних зубов.

Лорд задал, судя по интонации, какой-то вопрос, после чего нанёс удар в здоровую половину лица пленника. Рыжебородый человек упал на землю.

Одна из женщин подняла пленника. Лорд снова задал вопрос. Пленник ответил, после чего тут же получил удар, снова отбросивший его на землю. Толпа взревела в одобрении.

Очевидно, толпа была рада зрелищу. Лорд обернулся к толпе, после чего достал одно отрезанное эльфийское ухо и поднял над головой. После одобрительного хохота, он выбросил ухо в огонь и снова задал вопрос.

Алия подняла руку, и остальные эльфы подняли головы, готовясь к атаке.

Охотники неслышно  зарядили арбалеты, а волки так же неслышно выскользнули из поводков. К счастью, люди оказались предсказуемы. Лорд снова ударил пленника, вызывая рёв толпы. Алия опустила руку и рванула вперед.

Потребовалось больше минуты, прежде чем люди поняли, что крики эльфов исходили не из толпы. Два отряда охотников заполонили поляну. Боевые волки прыгали от варвара к варвару. Дюжина людей свалились замертво, сраженные арбалетными болтами.

Волки, обученные так же, как королевские гончие в Миф Дранноре, напали на людей, которые только-только хватались за своё оружие. Животные знали, что врагов надо хватать челюстями за руку, держащую оружие, а если оружия не было, то за промежность. Восемь варваров повалились на землю, в то время как остальные вступили в бой с нападавшими.

Алия вела за собой атакующих – около двадцати эльфов, что бросили свои арбалеты и напали на людей. Второй отряд уже атаковал, но им нужно было действовать быстро, иначе люди могли организовать оборону.

Девушка напала на лорда. Он был тем, кто носил эльфийские уши на поясе, и он заплатит за все грехи своего народа.

Но лорд успел среагировать. Благодаря тому, что волки и эльфы отвлеклись на его людей. Он успел обнажить своё оружие – чёрный грубый меч с одним лезвием. Он что-то рыкнул на варварском языке, но Алия ответила ему лишь тонкой улыбкой, которая обещала человеку быструю смерть.   

Эльфийка напала на человека. Тот попытался увернуться, но тонкий меч порезал его кожу и плоть, что сопровождалось характерным и приятным для Алии звуком. Она повернулась к лорду и увидела, как кровь стекает по его руке и мечу.

Яркая ярость вспыхнула в его глазах. Человек, подобно животному, зарычал, поднял своё оружие над головой и, размахивая им, напал на эльфийку.

Изысканный клинок Алии встретился с грубым оружием человека. Она напряглась и вывернула меч своего врага в сторону, отбрасывая его в сторону, после чего прыгнула на человека, намереваясь разрезать его туловище от живота до шеи.

Но она не успела нанести удар, так как что-то большое и пушистое врезалось в её бок. Как только Алия оказалась на земле, она увидела, что это одна из женщин воинов бросила волка в эльфийку и нависла над ней, но спустя уже несколько секунд сама была сбита волком, вонзившим зубы в руку женщины-варвара.

Алия поднялась на ноги, но нигде не видела своего врага. Очевидно, он скрылся среди сражающихся или отправился на поиски нового оружия.

 В девушку врезался рыжебородый пленник. Он протянул руки и жалобно на эльфийском сказал:

- Освободи меня, пожалуйста.

Алия была поражена. Она и не подозревала, что кто-то из людей может знать Истинный Язык. И что будет делать этот человек, если она освободит его?

Она увидела фигуру волосатого вождя людей, после чего оттолкнула пленника и рванула вперед, быстро выпалив:

- Позже.

Рыжебородый пленник что-то прокричал, но она уже не слышала его слов.

Лорд заметил эльфийку в тот же момент, как она подскочила к нему. Он схватил за плечо сражающегося эльфа и отбросил его в сторону, заставляя Алию отвлечься. Человек не успел найти нового меча, но всё-таки вооружился длинной цепью с колючим металлическим шариком на конце. Он взмахнул своим оружием, и эльфийка, в последний момент, упала на землю, уворачиваясь от смертоносного удара.

Алия быстро встала, но человек быстро махнул рукой, и цепь, обмотавшись вокруг руки девушки, порвала её плоть.

Эльфийка закричала и потеряла равновесие, когда человек потянул своё оружие на себя.

Она была проворнее варвара, но уступала ему в силе и росте. Алия упала к ногам человека, и лишь в последний момент успела увернуться и принять удар ноги в плечо, а не в горло.

Варвар улыбнулся, обнажая свою беззубую челюсть, еще сильнее натянул цепь на себя, а свободной рукой снял с пояса кинжал размером с драконий зуб.

Внезапно, пара рук обхватила голову лорда, и из-за спины варвара послышались слова заклинания.

Между рук возникло синее сияние, в котором скрылась голова лорда. Когда сияние исчезло, голова варвара тоже исчезла. Медленно, как лодка по реке, тело человека сползло на землю.

Оказалось, что рыжебородый пленник, как-то снявший наручники, спас Алию. Девушка встала с земли, подобрала свой меч и осмотрела лагерь. Волки и эльфы все еще сражались с людьми, но те, после смерти своего вождя, были лишь кучкой неорганизованных дикарей. Она так же заметила, что никто из эльфов не отдал жизнь в этом бою.

- Не за что, - тихо сказал рыжебородый на Истинном Языке.

- А вы не из этих, да? – грубо спросила Алия, доставая одно ухо из кармашка на поясе вождя.

- Нет. Они схватили меня вчера. Думали, что я злой волшебник, и хотели заставить меня развлекать их, но потом прибыли вы.

Алия положила ухо в свой рюкзак, чтобы вернуть его родным погибшего.

- Так значит, вас вела месть, - сказал человек, - Жаль. Я думал, вы пришли спасти меня от неминуемой смерти.

Девушка обернулась к магу.

- Вы из Нетерила?

Человек сузил глаза и подозрительно ответил:

- Нетерила больше нет.

- Тогда, ты можешь идти туда, откуда пришёл, человек, - ответила эльфийка. Она смотрела, как остальные эльфы поджигали хижины людей и забрасывали в них тела погибших, попутно срезая их уши.

- Это их не остановит, - сказал человек.

- О чём ты? – спросила девушка, оборачиваясь к рыжебородому бледному человеку.

- Убийства. Если вы убили этих людей, то знайте, что их дети, внуки, сестры и братья будут приходить сюда, пока полностью не заполонят ваш лес. Нет, убийства лишь раззадоривают их.

- Но это единственный вариант защищать наши земли от этих дикарей. Мы вынуждены убивать.

- Да, я понимаю. Но люди знают о южных странах и богатых торговцах, что проживают там. Они знают, что в этих землях много ресурсов и места, а защищает их лишь горстка эльфов.

- Спасибо за предупреждение, но почему вы делаете это?

- Иногда, мне стыдно за то, что я человек, - ответил мужчина, протягивая руку, - Бакабр Эфар.

Алия посмотрела на руку мага и подумала, что хоть он и презирает людей, но предлагает ей человеческий жест.

Она вновь посмотрела на его хрупкую руку. На фоне остальных варваров он смотрелся почти комично. Алия понимала, что без их защиты он умрёт в ближайшие два дня.

Эльфийка пожала его руку.

- Алия Дагаст. А ты…

- Что я?

- Злой волшебник?

- Волшебник – да, злой – нет, - с улыбкой ответил Бакабр, - Но как маг, я нахожу компанию неотёсанных варваров весьма неудобной.

Алия развернулась и пошла к своему отряду. Человек пошёл вслед за эльфийкой, пока та не повернула голову в его сторону.

- Но раз мы не можем убивать варваров, что нам делать с ними? Отдавать земли?

- Вы можете напугать их.

Она остановилась и недоумевающе посмотрела на него. Он улыбнулся и добавил:

- У вас же уже есть волки.

- А ты еще и наблюдательный, - ответила Алия с лёгким акцентом.

- Много у вас волков? – спросил человек.

- Немного.

- Нужно больше. И еще вы можете приручить сов, медведей и прочих животных, что водятся здесь. Сделайте охоту опасной для людей. И разместите прирученных животных у границ людских поселений.

- А если они увидят свирепых животных на границах леса…

- То подумают, что в чаще водятся настоящие чудовища, - закончил за Алию Бакабр, - Немногие люди решат рисковать своей жизнью в глубине леса, когда не смогут справиться с обычными животными на его краю. А вы же сохраните свои земли и охотничьи заповедники.

Алия улыбнулась. Она чувствовала, что слова мага согревают её сердце так же, как и огонь от горящих хат согревал её лицо.

Конечно, когда Илифар узнает о том, что Алия и её люди учинили сегодня ночью, то придёт в ярость. Но если она приведет к нему человеческого мага…

- Ты пойдёшь с нами, - жестко сказала Алия. Это было утверждение, а не вопрос, после которого она повернулась к отряду и приказала тому готовиться к отступлению.

- Конечно, - ответил маг. В его глазах загорелся огонь, и хоть Алия не видела его, она была уверена, что он есть.

 

 

 

 Глава V

Абраксус

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

  

 - Вы посылали за мной, лорд-маг? – спросил человек тоном, который едва можно было назвать почтительным. Аугратар Буруин, Верховный Охотник Малара, не привык отвечать на вызовы кого-либо, кроме короля.

- Да, - с кивком ответил Вангердагаст, - И я считаю, что ваше присутствие в Сюзейле в эти тяжёлые времена – удача для всего королевства.

Охотник хмыкнул и подошёл блюду, на котором лежал жаренный горный дроф. Звеня многочисленными когтями и амулетами, которыми были украшены его охотничьи шкуры, он ловко оторвал ногу дичи и спросил:

- И чью же кровь мне нужно пролить? И да – что случилось с вашими винными погребами? Почему на столе я не вижу ни одной бутылки?

Придворный маг кивнул слуге, и тот быстро поднёс бокал с вином Верховному Охотнику. Жрец схватил сосуд и молниеносно опустошил его, поставив обратно на поднос в руках слуги. Вангердагаст отвернулся прежде, чем кто-то успел разглядеть улыбку на его лице.

Благодаря этому он увидел второго гостя – Алдета Иронсара – Первого Молота Тира, который жёстко смотрел на Аугратара, беззвучно осуждая его за манеры, присущие жрецам Малара. Вангердагаст тепло поприветствовал Алдета и увидел еще одного жреца – Верховного жреца Тиморы Манареха, который уже успел переодеться в чистые молочно-былые одеяния. Очевидно, он уже успел оправиться от смерти герцога Бхера и теперь был готов продолжать работу. Вслед за ним в кабинет вошла Джун Халарн – посол церкви Милила в Сюзейле.  

Каждый из высших священнослужителей прибыл в сопровождении младших жрецов и книжников. Вангердагаст жестами приказал слугам преподнести гостям бокалы с вином и небольшие пирожные,  которыми славилась королевская кухня. Жрецы начали обмениваться приветствиями, и лорд-маг надеялся, что последних троих гостей не придётся долго ждать.

Спустя минуту, через боковую дверь в кабинет вошли мудрец Алафондар и Первый Боевой Маг Кормира калимшанец Эрдет Халансалим, а спустя мгновение в кабинет вошёл и Таун Хелбор – Хранитель Знаний Денеира. Старший жрец Бога знаний держал в руках чёрный посох украшенный рунами, на вершине которого потрескивали молнии.   

Вангердагаст сдержал улыбку, когда увидел посох Хранителя Знаний. С другой стороны, он был самым старым и скромным из всех собравшихся, так почему бы не дать ему повода погордиться собой? Измученный Алафондар взял бокал вина, А Вангердагаст вышел вперед, намереваясь привлечь внимание вельмож к себе и проблеме прежде, чем их взаимное терпение закончится, и начнутся споры.

В дальнем углу комнаты стоял бородатый Эрдет, который пристально осматривал гостей. Вангердагаст снова улыбнулся. Он знал, что боевой маг ищет магические ловушки и другие хитрости, которые могли принести с собой гости.

- Приветствую вас, уважаемые господа и дамы! – торжественно произнёс лорд-маг, - Я рад, что мы собрались вместе в этот нелёгкий для королевства час, когда каждая минута может стоить жизни мужчинам, женщинам и детям, живущих в славном Кормире. В покоях принцессы Таналасты находится человек, который, возможно, заражен какой-то болезнью или находится под действием заклятия. Мы все должны осмотреть его прежде, чем он разнесет возможную угрозу по дворцу или, что много хуже, по всему городу.         

- Мы? – перебил мага Верховный Охотник, - Почему вы и ваши маги не можете сделать этого?

Вангердагаст лишь развёл руками.

- Сил моих магов недостаточно, а принцесса признала моё присутствие нежелательным.

- Прости меня, - сказал Манарех, - но неужели ты хочешь, чтобы мы ворвались в покои принцессы и схватили её любовника?

- И кто же этот любовник? – спросил первосвященник Тира.

- Младший Блеф по имени Аунадар, - ответил Вангердагаст, - И да, насколько я знаю, он любовник принцессы…хотя я и не спрашивал.

После этих слов лорд-маг увидел улыбки, возникшие на лицах жрецов. Эти священники были не лучше обычных людей – они так же полны грязными мыслями, как и любой мирянин.

- Неужели нам необходимо насильно хватать человека, - спросила жрица Милила, - Неужели мы не можем сделать все мирным путём? Для чего такая спешка?

- Судьба королевства висит на волоске, - серьезно ответил маг, - И уж кто-то, а мы не можем медлить, - он повернулся к Манареху и спросил:

- Скажите, ваше сиятельство – был ли Кормир когда-нибудь в такой опасности, как сегодня?

Жрец Тиморы встал и начал торжественную речь.

- Вообще-то, господин маг, каждый раз, когда правитель нашего королевства был при смерти, жизнь придворных и всех небезучастных становилась с ног на голову, но сейчас все в разы хуже – король и могущественнейшие феодалы при смерти, а у нас нет определенного наследника. Светлейший Вангердагаст, вы правы – мы должны действовать как можно скорее.

- Что? – воскликнуло сразу несколько гостей, но Вангердагаст поднял руку, и жрецы успокоились.

- Вчера днём король Азун, барон Томдор, герцог Бхер и младший граф Блеф охотились в Королевском Лесу и были атакованы механическим существом, которое отравило их своим дыханием. С помощью магии все четверо были быстро доставлены в Сюзейл. Герцог Бхер почти сразу умер, а барон и король до сих пор цепляются за свои жизни. Блеф же остался невредим и ускользнул к принцессе Таналасте, которая взяла его под свою защиту. Я хочу знать – не отравлен ли граф и не опасен ли он для окружающих.

Верховный Охотник Малара сплюнул на пол:

- Я занимаюсь охотой, а не ухаживанием за больными. Это ваши обязанности, лорд-маг!

Вангердагаст сдержал улыбку. Он ожидал такого ответа, и он был единственной причиной, почему Верховный Охотник был приглашён сюда вместе с остальными.

Придворный маг вытянул руку, и в ней, буквально из воздуха, появился посох, сияющий слабой светлой аурой. Маг стукнул им по полу и сказал:

- Я сожалею, что доставляю вам неудобство, уважаемые жрецы, но я вынужден просить у вас помощи, так необходимой сейчас Кормиру.

- А что если мы откажемся? – неожиданно спросил Таун Хелбор.

Вангердагаст строго осмотрел каждого присутствующего и сказал:

- Как Регент, я ожидаю вашего подчинения моим указам?

- Регент? – переспросил Буруин, - Вы думаете, что этот титул даёт вам право руководить мной?

- Да, даёт. И, тем не менее, я ожидаю добровольную помощь от вас.

- И с чего бы я должен помогать?

- Ещё тысячу лет назад Великий Гармос Клык сказал, что церковь Малара должна сохранять добросовестность охоты. Если охотник или животное отравлено, то жрец Малара должен восстановить его здоровье, дабы продолжалось честное противостояние, - твёрдо выпалил лорд-маг.

Буруин удивленно уставился на Вангердагаста. Он не думал, что волшебник, даже такого уровня, знает о заповедях Клыка и о том, что каждый жрец Малара обязан придерживаться их.

Лорд-маг осмотрел лица гостей – никто больше не возражал, и тогда он сказал:

- Лорды Алафондар и Халансалим проводят вас в покои принцессы, где вы и изучите младшего Блефа.

Жрецы вывалились из кабинета, подобно авантюристам, спасающимся от дракона. Вангердагаст попытался сдержать улыбку на своём лице, когда представил, как толпа высших жрецов вваливается в покои принцессы для изучения её возлюбленного.

Лорд-маг взмахнул посохом и позволил ему исчезнуть, после чего развернулся и покинул кабинет через боковую дверь.

Он открыл двери и оказался в тёмном коридоре, который заканчивался винтовой лестницей, ведущей на нижние этажи. Пройдя мимо хранилища скипетров и Зала Эндеванора, лорд-маг оказался перед широкими дверьми. Стражники, завидевшие придворного мага, вскочили, и, попутно кивнув, открыли ему двери. Пройдя через них, Вангердагаст оказался перед Банкетным Залом Сатэрвуд, вдоль стен которого стояли мрачные Пурпурные Драконы – элитная гвардия Кормира.

В центре зала стояло кольцо из магов, которые в один момент развернулись и угрожающе наставили свои палочки на прибывшего придворного мага, но как только они увидели лицо гостя, то развернулись назад, склонившись над двумя койками, на которых без сознания лежали король Азун и барон Томдор.

Над койками висел шар магического света, который освещал усталые лица магов, экспериментирующих над телами отравленных вельмож. Магами руководил Димсварт, который поднял свой уставший взгляд на присоединившегося к кругу магов Вангердагасту, но никак не отреагировал на его приветствие и вновь опустил взгляд на тело барона.

Вангердагаст отвернулся и покачал головой, пытаясь вспомнить неотложное дело, которым он занимался до того, как магическая палочка короля была сломана, активировав спасательное заклинание. Внезапно, в зал вошла уставшая Гвеннахт. Лорд-маг взял её за рукав и сказал:

- Пойдёмте.

Как только стражники закрыли дверь за спиной мага и жрицы, она остановилась и спросила:

- Я что-то сделала не так?

- Нет. Вы должны отправиться на нижний этаж, найти там какого-нибудь слугу и попросить его разместить вас в какой-нибудь комнате, где вы сможете поспать.

Будто по повелению Богов, с лестницы показалась гувернантка Магланна, которая казалась не менее уставшей, чем Гвеннахт. Маг повторил ей свой приказ и слуга, взяв жрицу под руку, увела её вглубь дворца.

- Возможно, и придворному магу стоило бы поспать, - пробубнил себе под нос Вангердагаст, проходя через двери, ведущие в Зал Белшора, в которой хранился механизм, поразивший короля, барона и герцога.

Сейчас эта комната пустовала и была освещена лишь магическим огнём, горящим в светильниках на стенах.

Огни блестели в отражении на золотых пластинах быка. Механизм был окружен защитными заклинаниями и двумя женщинами, склонившимися над существом и внимательно изучающими его.

Одну женщину маг знал – Ласпира Интре была его заместителем и незаменимым помощником. Она все еще была красива, хотя небольшие морщинки по бокам рта давали знать о годах, отданных женщиной служению Кормиру. Мягкий магический свет, который висел над её острым носом, освещал механические ноздри быка. Не отрывая взгляд от абраксуса, женщина подняла руку и поприветствовала мага. За всю свою долгую жизнь Вангердагаст еще никогда не встречал мага, который мог делать столько вещей одновременно. Она махнула одним пальцем, создавая заклинание, которое аккуратно повернуло несколько шестеренок в ноздрях механизма.

Вторую женщину маг видел прежде, но никогда не думал встретиться с ней здесь. Она откинула голову назад, стряхивая длинные волосы медового оттенка с лица, и улыбнулась лорду-магу. Вангердагаст видел её в “Cмеющейся Девушке” – таверне на окраине Сюзейла. Тогда она танцевала на столе в весьма вульгарном одеянии. Лорд-маг мог бы засмущаться, но он был уверен, что она не знала его, ведь паутина иллюзорных заклинаний была слишком сложной, и никто не мог разглядеть истинную личину мага за внешностью незаурядного фермера.

Затем, он подошёл к девушке и спросил:

- А вы…

- Эмфрара Андрил, - ответила девушка теплым, как пламя, голосом, - Лорд-маг, не сомневайтесь в моих намерениях. Убеждаю вас, они дружественные. Позвольте только мне показать вам…

Она дотронулась своими тонкими пальцами до медальона, крышка которого тут же открылась. Девушка подняла подбородок, позволяя магу получше разглядеть содержимое медальона. Вангердагаст увидел маленькую серебреную арфу. Арфист.

Маг сощурил глаза. Арфист, который танцует в грязных тавернах в непристойной одежде? Но как она попала сюда?

- Вас послал Эльминстер?

- Великий Заклинатель? Не думаю, что он даже знает, что я здесь. Ах, я однажды встретила его. Он сказал, что я танцую так же красиво, как и эльфы некогда танцевали в Миф Дранноре. Вы представляете?

Вангердагаст не ответил и лишь отвернулся.

- Я привела её сюда, - послышался голос Ласпиры, - потому что она некогда победила и разобрала гигантского механического паука. Я посчитала, что она очень сильно поможет нам.

Маг хмыкнул и пошёл к двери. Перед выходом из зала он обернулся и сказал:

- Простите мне мою грубость. Я очень устал и не всегда отдаю себе отчет о своих действиях.

Эмфрара улыбнулась и ответила:

- Ничего страшного. Я буду ждать вас снова в “Смеющейся Девушке”.

Ласпира рассмеялась, а Вангердагаст лишь неловко приложил руку ко лбу.

- Абраксус, девушки. Вы уже нашли какие-нибудь резервуары, где мог содержаться ядовитый газ?

- Нет, - хором ответили девушки, а Эмфрара добавила, - В его подбородке есть небольшое пустое пространство, но сейчас оно пустое. Пусковой механизм, судя по всему, был где-то на спине механизма.

- Он был собран недавно?

- Не думаю, - ответила Ласпира, - На пластинах, где нет царапин и порезов, металл выглядит поношенным. Некоторые пластины выглядят более новыми, что значит, что их периодически меняли.

- Можем ли мы вернуть его к рабочему состоянию?

- Только если вы считаете, что ремонт механизма будет мудрым решением… - колеблясь ответила старшая женщина.

Вангердагаст махнул рукой.

- Я лишь спросил, а не отдал приказ.

Маг на мгновение задумался и спросил:

- Что приводило этот механизм в действие?

- Я не могу сказать точно, но нам кажется, что для приведения механизма в действие, необходимо пожертвовать жизненную силу человека или животного, - ответила Ласпира.

- А жертва должна добровольно отдать свою жизнь? И где должен пройти ритуал – в близости к механизму, или в отдалении?

Ласпира и Эмфрара развели руками, демонстрируя своё незнание, но младшая девушка добавила:

- В южных странах подобные жертвы приводятся в действие путём принесения в жертву конкретной персоны.

- Мало ответов, много спекуляций…Тем не менее, вы преуспели. За это вам моё спасибо.

Маг снова развернулся и пошёл к двери. Он уже положил руку на дверную ручку, но снова повернулся и спросил:

- Как думаете, кто мог направить такое оружие против короля Кормира?

Ласпира вновь развела руками, а Эмфрара улыбнулась.

- Ах, теперь, господин маг, вы просите нас отправиться в мир чистых спекуляций.

Вангердагаст махнул рукой, предлагая ей продолжить.

Она пожала плечами.

- Ну, если оставить в стороне различных безумцев или обитателей Подземья, таких как иллитиды, дроу, фаэримы и прочие существа, что хотят превратить наш мир в поле для развлечений, это мог быть буквально кто угодно – Красные Волшебники Тея, Зентарим, может даже Тайное Братство Лускана или какие-нибудь отдельные архимаги из Калимшана или Халруаа.  В мире столько разных безумцев, которые движимы жаждой власти и денег. Торговые дома Сембии, может какие-то маги из Туйганской Орды. Это может быть буквально любой внешний враг, но я бы искала угрозу внутри.

Вангердагаст поднял бровь, а Эмфрара продолжила:

- Да. Редко когда внешний враг знает, как и когда лучше ударить, а этот удар был очень точным.

- Благодарю вас, - спустя пару мгновений ответил маг, - Надеюсь, когда тяжёлые времена пройдут, мы снова встретимся с вами, леди.

- Не такая я и леди, - с улыбкой ответила арфист.

- Тогда, возможно, вы заглянули бы ко мне и попробовали пару бокалов вина? – спросил маг.

- Не знаю, я пью только лучшее вино.

- Тогда вы не разочаруетесь, - ответил лорд-маг и открыл дверь.

Ласпира закатила глаза, а затем громко сказала:

- Девочка, ты знаешь, как много девушек ступали на этот путь?

Вангердагаст, Придворный Маг, Почетный Регент Кормира, Ректор колледжа Боевых Магов, Верховный Маг Сюзейла, Председатель Совета Магов и Повелитель Каменных Земель обернулся и злобно посмотрел на смеющихся женщин.

- Следите лучше за абраксусом, - жестко сказал маг и, выйдя из зала, хлопнул дверью.

- Так что же нам делать дальше? – спросила Эмфрара, - Когда старый весельчак ушёл, а мы уже исследовали каждый миллиметр механизма.

- Во-первых, будь осторожнее. Вангердагаст очень любит подслушивать и очень сложно избежать его внимания, когда ты находишься в королевском дворце. А насчёт второго я не знаю. Я хочу попытаться наложить несколько защитных заклинаний на сам механизм и посмотреть на его реакцию.

Арфист пристально посмотрела на старшую женщину.

- Думаешь, это сработает?

- С магией никогда не угадаешь.

 

*****

   

 Вангердагаст медленно шёл по коридору, ведущему на кухню, где он надеялся найти остатки супа или, хотя бы, вчерашних куриных ножек, как вдруг ему навстречу вылетел разгорячённый слуга.

- Лорд-маг, лорд-маг! Меня прислал к вам лорд Алафондар. Он передаёт, что они проверили молодого Блефа. Он не заражён и сейчас отдыхает в Покоях Красного Князя. Так же, он вместе с лордом Халансалимом передали, что очень ждут встречи с вами.

- Что ж, - лишь сказал Вангердагаст, после чего приподнял свою мантию, доходящую до пола, развернулся и побежал по лестнице, словно какой-то молодой паж.

 

*****

   

- И ты невредим, - повторил Вангердагаст, - В то время, как один умер, а еще двое находятся при смерти. Ты невредим и вообще не заражён. Ты не находишь это интересным, Аунадар? Подумай только, подозрительно было бы, если бы ты послал отряд против зверя, который сразил всех, кроме одного, и это один абсолютно невредим?

- Что вы хотите этим сказать? – спросил лорд Блеф младший. Его лицо выдавало его напряжение, ведь последние несколько часов его тыкали, толкали и проводили над ним различные магические ритуалы.

Алафондар и изнеможённый Эрдет Халансалим стояли в другом конце комнаты и держали в руках магические палочки. Когда рука напряженного Аунадара потянулась к мечу, маги подняли своё оружие, останавливая гневного вельможу.

- Что я хочу сказать? – сказал Вангердагаст мягким голосом, - Нет, я хочу только узнать ваше мнение. Своё-то я уже знаю. Или вы думаете, что старый толстяк в плаще недостоин вашего мнения?

- Довольно! – крикнул Аунадар, - Возможно ты забыл маг, но я – сын благородного отца, а не какой-то фермер в мантии и с палочкой в руках, которому повезло получить место при дворе! Может я не достиг твоих лет, но я достаточно храбр, а мои предки ходили по этой земле еще до Обарскиров! Ты не имеешь права так со мной говорить!

Ответом ему было лишь молчание…холодное молчание. Его последние слова упали, как камень в бездну, а немигающие серые глаза сохраняли спокойствие, будто были нарисованы.

- Насколько я знаю, - мягко начал лорд-маг, - Блефы всегда долго держали обиду в себе, пока дело не доходило до открытой вражды. А если ты хочешь знать о моём происхождении, то впредь знай, что я веду свой род от самого Бакабра Эфара, а это значит, что мои предки были здесь задолго до самых даже самых старых династий. Да только не это придает престиж моей персоне.

Затем, тон мага изменился на жёсткий, и он добавил:

- А еще, долголетие твоей династии ничего не говорит о твоей верности.

- Что ты такое говоришь? – сказал Аунадар, почти взмолившись.

- Я, а точнее, корона, должна знать о твоём отношении к этому делу. Я должен знать, могу ли я доверять человеку, который в скором времени может стать отцом нового короля. Конечно, с согласия принцессы и королевы-матери Филфаэрилы. Потому что ты будешь в таком положении, когда сможешь взрастить будущее нашего Королевства, или разрушить его.

Аунадар облизнул высохшие губы.

- Что ты хочешь от меня? – спросил Блеф младший. Он видел, как в другом конце комнаты Эрдет начал совершать пасы руками.

На лбу Аунадара появилась испарина, но это и неудивительно. Есть ли в этом королевстве дворянин, которому нечего скрывать?

- Поклянись в верности королевству. О, я знаю, что ты уже преклонил перед королём колени, и сделаешь это снова, если король придёт в себя, но сейчас мне нужны твои слова.

- Полагаю, - начал Блеф, - что альтернатива заключается в том, что ты и твои маги сами заставите меня рассказать все, что вам нужно?

Вангердагаст медленно кивнул.

Аунадар встал на колено и сказал:

- Тогда, я клянусь в верности короне. Я клянусь чем угодно и обещаю, что готов служить Кормиру и после своей смерти.

Внезапно, в руках Вангердагаста появился удивительный рунный клинок, который он приставил прямо к губам молодого аристократа.

- Клинок, что я держу – Симилазарр, Хранитель Чести. В давние времена, любой представитель знатного дома должен был приносить присягу именно на нём. Поцелуй этот меч и повтори свою клятву, - после этих слов, два мага в другом конце комнаты одновременно сделали шаг вперед.

Аунадар поцеловал меч, повторил все сказанное и добавил:

- Более того, я клянусь всеми силами помогать принцессе Таналасте.

Вангердагаст кивнул и сказал:

- Хорошо сказано.

Клинок исчез так же быстро и внезапно, как и появился.

Аунадар встал, и теперь он казался более уверенным и царственным, будто какая-то магия клинка успокоила его.

- Со своей же стороны, - начал лорд, - я бы хотел знать, что мне делать? Как помочь Таналасте править мудро и, что делать, если, не приведи Илматер, Король погибнет, а Таналаста так и не решится править? Кто займёт трон в этом случае.

- Я сам задаюсь этим вопросом, - честно ответил маг, опуская голову в пол, - Посмотрим. Но сейчас я хочу сказать тебе спасибо, Аунадар Блеф. Ты можешь идти.

Аунадар застыл на месте. Красный цвет наполнил его лицо.

- Ты отпускаешь меня? Да кто ты такой? Кто дал тебе право распоряжаться людьми в этом замке?

- Ты можешь пойти вместе со мной и я покажу тебе королевский указ, подписанный сперва Рихардом, а затем и Азуном. Согласно этому указу, я могу править королевством до тех пор, пока на троне не будет правитель, который будет в силах руководить королевством, - тихо ответил Вангердагаст, наслаждаясь удивлением юнца.

- Это указ был подписан мальчишкой. Сейчас же Азун – взрослый мужчина, у которого есть взрослые дочери.

- Тем не менее, указ никто не отменял. Так или иначе, зачем ты тратишь моё время, Блеф? Пока королевство рушится, ты предпочитаешь злиться и спорить. Хочешь проверить мою власть? Выйди из этой комнаты и отдай приказ стражнику, а я отменю его. Посмотрим, чей приказ он выполнит. Хотя, ты и так знаешь ответ.

- Плевал я на стражников, жадных до даже ломанных грошей! Что если благородные люди перестанут тебе подчиняться?

- Думаю, они будут рады своей жизни в обличии жука-навозника или поганки.

Внезапно, двери распахнулись, и в комнату ворвалась растрёпанная Гвеннахт, которая, видимо, узнала какие-то новости, которые оказались важнее её сна.

- Лорды! Господин Димсварт обнаружил, не знаю, как, но обнаружил, что король, герцог и барон были отравлены ядом, невосприимчивым к обычным заклинаниям. Этот яд оседает в крови жертвы, и как только это происходит, тело пораженного невосприимчиво к какому-либо восстановлению.

Она качнулась так, будто собиралась упасть в обморок, однако Вангердагаст схватил её за плечо и не позволил ей упасть. Он передал женщину в руки Алафондара и сказал:

- Тогда ничто не спасёт короля и барона от гибели.

Он обернулся к Аунадару и сказал:

- Блеф! Вы узнали секрет государственной важности. Это и будет проверка вашей верности.

Маг развернулся и быстро пошёл к дверям.

- Стойте! – выкрикнула Гвеннахт, - Я пойду с вами.

- Тогда идёмте, - ответил маг, не желая сейчас спорить с женщиной.

- Куда вы, лорд-маг? - спросил Алафондар, - Если над королевством собираются тучи, то я должен присутствовать там.

- Используйте ваш камень для прорицаний, чтобы следить за мной. Мы должны как можно быстрее добраться до умирающего короля.

С этими словами маг стремительно покинул комнату и быстрым шагом отправился к лестнице. Гвеннахт и Аунадар следовали за ним.

Маг вывел их в коридор, но на полпути остановился и повернулся к стене. Вангердагаст надавил на настенный канделябр, после чего стена, подобно двери, отодвинулась в сторону. Маг без промедления шагнул в тёмный коридор, пахнущий плесенью и пылью. На его поясе тут же засветился зеленый камушек, освещая тоннель салатовым свечением.

- Куда мы идём? – спросила Гвеннахт.

- В место, где скрыты секреты, - ответил маг.

- Туда, где пленники мучаются в кандалах? – спросил Аунадар, поднимая одну бровь.

- В место, где магические предметы скрыты от посторонних рук, - кисло ответил Вангердагаст, - Даже если эти руки благородные.

Они вышли к почти крутой лестнице и, спустившись по ней, оказались на небольшом перекрёстке. Маг без промедления пошёл налево, а через несколько шагов остановился и повернулся к правой стене. Совершив несколько пассов руками, он толкнул стену, которая со скрипом отодвинулась в сторону.

Маг прошёл в еще более темный коридор, а Аунадар, пропустив жрицу вперед, замкнул цепочку.

- Держи свой меч в ножнах, Блеф, - сказал маг, - А не то стражи, с которыми мы встретимся далее, быстро отделят твою голову от её привычного положения на твоих плечах.

Аунадар не ответил, даже когда вдоль стен стали появляться ниши, в которых покоились бронированные фигуры. Впереди что-то заскрипело, и маг быстро пробормотал тихое, но поспешное заклинание.

На тупиковой стене перед магом появилось сиреневое переливающееся кольцо размером  с дверь.

- Это телепорт? – спросил Блеф.

- Отчасти, - ответил маг доставая из-за пазухи металлический диск. Он дотронулся изделием до телепорта, и металл стал плавиться в руках Вангердагаста, принимая форму…ключа.


Кормир. 2-3 глава

19 Февраль 2019 - 21:59

Глава II

Передача власти

 

Год Хорошей Охоты (-205 г. по Л.Д.)

 

 

Эльф стоял перед высокой башней, вздымающейся над окрестными деревьями прямо в небеса. На вершине башни был встроен большой магический камень, вырезанный в форме пылающего огня. Камень горел ярко-красным светом в ожидании гостя.

Эльф достаточно хорошо знал силу своего народа, так что он не оглядывался на надписи, нанесенные на камень над входом в башню, бывшие предупреждением для гоблинов и других проходимцев.

Подумав о магии, эльф повернулся к башне и прочитал слова:

- Мы охраняем этот лес. Осторожно, это наша земля.

Мужчина улыбнулся. Скоро эти слова станут правдой.

В этот момент башню накрыла крупная тень, а затем ещё две. Он уже привык к внезапным появлениям своих друзей, и был готов встречать их. Ветер поднял с земли маленькие красные и оранжевые листья, которые закружились вокруг ног эльфа. Три крылатых гостя снижались на поляну перед башней, и все больше опавших листьев поднималось в воздух. Наконец, гости эльфа изящно приземлились на свои изогнутые задние лапы.

Крупнейший из крылатых гостей эльфийского лорда, покрытый тёмно-фиолетовыми чешуйками, взмахнул крыльями и, успокоившись, застыл на месте.

На лице эльфа появилась слабая улыбка. Очевидно, дракон хотел, чтобы хозяин башни испугался или поднял руки, закрываясь от хлещущих листьев,  но он знал, что это была просто примитивная демонстрация силы.

С хладнокровной уверенностью эльф двинулся навстречу гостям. Его мягкая зеленая накидка тащилась за ним сзади, а слегка длинные серебристые волосы скрывались под чёрным капюшоном. Накидка была украшена золотыми полосами, а кое-где виднелись янтарные узоры и вкрапления. Из-за ветра, вызванного приземлением драконов, капюшон слетел с головы эльфа и задрал его волосы назад, и лишь тонкий обруч с тремя шипами и рубином на лбу не позволил прическе Кеана превратиться в гнездо.

В правой руке эльф держал изогнутый посох, увенчанный камнем в виде парящей птицы. На его поясе висело пару десятков магических палочек, каждая из которых была убрана в оригинальный футляр. Эти боевые палочки сделали эльфа известным боевым магом еще до того, как он пришёл к власти. На поясе также висели ножны, в которых покоился изогнутый меч с изящным навершием. Некоторые из палочек были окружены слабой светящейся аурой, просачивающейся сквозь футляры. Они были одной из причин, почему дом Амаратарр подчинялся этому молодому эльфу. Он правил, потому что благодаря своему оружию, отваге и несгибаемости однажды победил самого ужасного врага, которого когда либо встречал дом Амаратарр – ужасного Тауглора. Драконы же не понаслышке знали о заслугах эльфа, но, тем не менее, сохраняли уверенность и спокойствие – даже если страх и был, то они не собирались показывать его кому-либо из смертных. Даже если этот смертный был могучим воином и магом.

Эльф уверенно шёл к драконам, хотя для них он был лишь зелёной точкой на фоне красно-оранжевого осеннего леса.

Двое меньших драконов, один красный, другой синий, держались на почтенном расстоянии от своего повелителя из рода чёрных драконов. Это сразу давало понять, что они были лишь сопровождением.

- Илифар Нельнуив, - взревел чёрный дракон, - прозванный Мастером Скипетров.

- Тауглориморгориус, - ответил эльф, кланяясь - прозванный Тауглором, Чёрным Роком.

Чёрный дракон вытянул крыло в сторону синего дракона, и сказал:

- Глорианкифсанус, - синий поклонился, -  и Мистинарпераднакс, - красный совершил тот же жест шеей, что и синий, - А вы привели своих последователей?

- Они ожидают в башне, - не задумываясь, ответил эльф.

- У вас есть какая-то веская причина, чтобы вызвать меня? – спросил огромный чёрный дракон, скрывая раздражение за вежливым тоном.

- Поговорить с вами, а не вызвать, - спокойно ответил эльф, - Видите ли, нам нужно обсудить вопросы, касающиеся сосуществования наших рас. Думаю, вы не будете против.

- Ну конечно. Бои между нашими родичами постоянно гремят по всему лесу. Полагаю, ваши раны с нашей последней встречи уже зажили?

Эльф коснулся шрама на своём лице. Рубец зиял от виска до подбородка и был живым напоминанием того, что даже самые великие войны должны дважды подумать, прежде чем вступить в схватку с Чёрным Роком.

Эльф провёл пальцем по шраму, когда заметил расползающуюся зубастую улыбку на лице Тауглора, после чего дрогнул и ответил.

- Эльфийские заклинания сильно помогают в восстановлении. А драконьи заклинания настолько же хорошо справляются с ранами, которые я нанёс вам во время нашей последней встречи?

Улыбка Чёрного Рока стала ещё шире.

- Раны? О, нет, пара горелых чешуек и немного крови это не раны. Но, я думаю, что нам пора прекратить обмен любезностями и перейти к теме встречи.

- Да. Я хотел бы поговорить о борьбе эльфов и драконов. Мы должны прекратить её, - гордо сказал Мастер Скипетров.

- Борьбе? А, вы говорите о наших маленьких играх в охотников и жертв. Или о том, что банда ушастых коротышек пытается ужиться в нашем доме? Или может вы говорите о том, как наш огонь сжигает ваши примитивные бедные укрытия, которые вы называете домами? Вы говорить об этой борьбе?

- Я имею в виду ту борьбу, во время которой гибнут эльфы и драконы.

- Значит, вы готовы сдаться? – триумфально спросил Тауглор.

- Мы готовы показать, что победа достанется вам немалой кровью, - не менее триумфально ответил Илифар.

- В таком случае нам не о чем говорить, - быстро ответил Тауглор, сгибая бёдра и расправляя крылья, готовясь к прыжку в небо, - В следующий раз хорошо подумайте, прежде чем пробуждать меня ото сна, - после этих слов меньшие драконы так же расправили крылья и согнули лапы.

- Подождите минутку. Это наша последняя возможность поговорить, - сказал эльф, вскидывая руку.

Чёрный дракон взмахнул крыльями.

- Тогда говори, маленький злодей, - с этими словами он повернул голову, чтобы видеть эльфа одни глазом.

- Сюда придёт еще больше моих сородичей. Мы просто защищаемся от вашего народа, который пытается разрушить то, что мы построили. Но наши народы не так многочисленны, как люди или гоблины, и потеря одного ощутимо бьёт по остальным.

- Твой народ – захватчики, - поправил Тауглор, - Мой же народ обитал в этом месте многие века. Мы должны беспрепятственно охотиться и размножаться.

- Но мы еще можем разрешить дело миром. Вы просто должны позволить нам остаться там, где мы уже осели.

- И что? Избегать вас? Запомни – я охотился в этих местах еще когда был малолеткой с мягкими чешуйками, а эти земли принадлежали драконам даже тогда, когда был жив самый старый из моих предков. Более того – всю свою жизнь я боролся с другими драконами – зелёными, красными и синими. И вот они все подчиняются мне, Тауглору Чёрному Року. И даже если я соглашусь на твои условия, я должен верить, что твои эльфы не попытаются вытеснить нас с наших же земель?

Когда дракон закончил, его слова эхом прокатились по башне.

- Мы должны остановить вас, эльфов, пока вы не отобрали у нас наши земли.

- Хорошо, - сказал Илифар, - Тогда, начинайте сейчас.

Тауглор с удивлением уставился на маленького эльфа, в ожидании того, что приготовил коварный остроухий. Ему не пришлось долго ждать.

- Я так понимаю, вы говорите за всех драконов в этих землях? – спросил Илифар.  

- Я повелеваю этими землями по праву крови, - взревел Тауглор, - Какого бы цвета дракон не был, он подчиняется мне, и того же я требую от твоих эльфов! Вы должны признать мою власть!

- Я признаю вашу власть над драконами, но не над эльфами, - Илифар отдернул накидку и достал золотой свиток, - Это послание из великого Миф Драннора. В нём официально признаётся моя власть над эльфами этих земель.

- Над эльфами, но не над землей, - фыркнул дракон, - Вы простые захватчики, как люди и гоблины, и либо признаете мою власть, либо будете уничтожены.

- Мы не признаем вашу власть, но я могу увести своих людей на север, где мы и установим границу.

- Тебе следует поступить именно так, хотя, должен признать, что вы были бы вкусным угощением, - с ухмылкой ответил Тауглор.

- Я сказал, что могу, старый змей, - жестко ответил Илифар, сохраняя уверенность на лице, - А не собираюсь. Только если ты не убедишь меня.

- Убедить тебя? – сурово спросил дракон, - С какой стати? Вы недостаточно мудры, чтобы понять, что твои сородичи идут на верную смерть, пытаясь противостоять нам. Вы не охотники. Покиньте наши земли.

- Вы говорите, что повелеваете всеми драконами, - сказал Илифар, выпрямляясь во весь рост, - Если вы прикажете, то остальные послушаются вашего приказа?

- Я предлагаю Договор Чести, - торжественно объявил эльф.

Дракон издал лающий звук, который лишь отдалённо напоминала смех.

- Договор Чести со смертными? Он заключается лишь между драконами для того, чтобы решить спор и сохранить жизнь всем спорящим.

- Именно. Вы против меня. Битва будет продолжаться, пока кто-то из нас не подчинится другому. Кто выиграет, тот и займёт лучшие земли, - эльф замолчал в ожидании того, что его оппонент заглотит наживку.

  Лес накрыла тишина, нарушаемая лишь весенним ветром. Красный дракон беспокойно осматривался по сторонам, ожидая засады, пока синий, кажется, погрузился в раздумья.

- Мы выиграем, и ты уведешь своих людей за северные горы, - прорычал Тауглор.

- Если вы выиграете, да. Но если победителями выйдут мои войны, вы оставите эти земли?

Глаза дракона сузились.

- Почему я должен соглашаться?

Илифар стукнул посохом и его люди вышли из башни. Тауглор увидел двадцать эльфов, которые вынесли пять черепов драконов. В лбы скелетных останков были вбиты драгоценные камни.

Эльфы положили черепа за спиной у Илифара и вернулись в башню. На протяжении всего времени, эльф-лорд пристально вглядывался в лицо Чёрного Рока. Выражение лица Тауглора оставалось спокойным, но Илифар видел, как раздулись мешочки на шее дракона. Он знал, что там хранилась чёрная смертельная кислота, и напряжение этих мышц свидетельствовало  о том, что дракон начинал злиться.

Синий дракон попытался изобразить уверенность своего хозяина, но широко раскрытые глаза выдавали его страх. Красный же вовсе не скрывал своих чувств, и лишь страх и уважение по отношению к Тауглору удерживали его на месте.

- Эти драконы были убиты за последний месяц. Количество же камней в их лбах свидетельствует о том, сколько эльфов было убито в бою с ними, - Илифар старался звучать как можно серьезнее, но не провоцировать дракона на бой.

- Получается, что это был неравный для вас бой, - надменно ответил Тауглор.

- Ага, - только нас больше. Даже если сто эльфов сложат головы в попытке убить тебя, их деяния будут чтимы тысячами. Можешь ли ты сказать то же самое про свой народ? Сколько всего драконов в твоих землях?

Тауглор некоторое время думал, после чего сказал:

- В таком случае, Договор Чести?

- Именно. Народ проигравшего уйдёт из этих земель, а победивший обещает не охотиться на них. Тауглориморгориус я бросаю тебе вызов.

- Согласен. Но никто из нас не использует магическое оружие или смертельные дыхание. Вы готовы?

Илифар вздохнул.

- Как и всегда.

Он отбросил посох и снял свою накидку, показав свету свою серебряную кольчугу. Тауглор не стал дожидаться и напал на эльфа. Илифар ж взмахнул накидкой в сторону дракона.

Как только лапа Чёрного рока пронзила плащ, дракон взревел и отпрыгнул назад. Оказывается, изнутри накидка была обита мелкими кристаллами, порезавшими лапу дракона в сотнях мест. Это было похоже на то, будто Тауглор сжал в своей лапе гигантского дикобраза.

Илифар воспользовался отвлечением дракона и, подобрав посох, отпрыгнул в сторону. Он быстро снял патронташи с палочками и обнажил кривой меч, идеально наточенный для того, чтобы пробиваться сквозь драконью чешую и впиваться в  мягкую плоть.

- Ты не сказал, что твой плащ был оружием, - сказал Тауглор, немного присев. Два других дракона отошли к краю поляны, чтобы не мешать битве.

- А ты не сказал, что не дашь мне снять его, - с улыбкой ответил Илифар. В его улыбке читалась насмешка, хотя взгляд оставался все таким же твёрдым и решительным.

Эльф бросился на дракона, ударив того своим посохом, но Тауглор с легкостью отвёл этот удар в сторону. Однако Илифар предвидел подобное развитие событий и полоснул мечом по раненой лапе дракона.

Сознание Чёрного Рока пронзило множество иголочек, будто в его плоть погрузили раскалённый металл. Дракон взревел и вырвал лезвие из рук эльфа. Илифар отступил и нервно сглотнул – в его руках осталась рукоять клинка, но лезвия в ней не было.

Почти сразу же Тауглор ударил другой лапой. Удар был медленным и неуклюжим, но, тем не менее, сбил эльфа с ног и повалил того на камни.

Тауглор наклонил шею и сомкнул челюсти на ноге эльфа. Илифар чувствовал, как грубые зубы, напоминающие, скорее, кинжалы, разрезали его плоть и вскрикнул.

Тауглор взмахнул шеей и, описав дугу в воздухе, отпустил эльфа, который с треском приземлился на ступеньки башни. Илифар быстро вскочил, но почувствовал боль в груди.

Он не успел среагировать, и Тауглор снова сомкнул челюсти на его раненой ноге. Клыки скрипнули о кость, и Илифар застонал.

Теперь Илифар приземлился на плечо, и удар был достаточно сильным, чтобы вывихнуть его. Эльф успел разглядеть клинок своего меча, застрявший в лапе дракона, и богато украшенный посох, который лежал в паре метров от Илифара. Очевидно, что дракон просто играл на публику – других драконов и эльфов в башне. Он хотел показать, насколько слабы и глупы эльфы, которые рискнули противостоять могучему Чёрному Року. Дракон снова опустил шею и широко раскрыл пасть. Он мог запросто проглотить Илифара, но кто тогда исполнил бы уговор? Эльф откатился к своему посоху, а челюсти дракона сомкнулись на пустоте.

Илифар обхватил посох, но у него не было сил, чтобы подняться на ноги, которые сейчас лежали на земле под неестественным углом. Из последних сил эльф-лорд поднялся, использую посох как костыль и, используя его же подскочил, вонзив своё оружие в пасть дракона. Когда Тауглор попытался сомкнуть челюсти, древко посоха впилось в его нижнюю десну, а камень, в виде птицы, раскололся, впиваясь острыми осколками в тёмно-фиолетовое нёбо дракона.

Тауглор взревел и отступил, что дало возможность эльфу перевести дух. Боль в ногах пробирала Илифара до костей, но, тем не менее, он смог подняться на колени.

Дракон попытался достать посох из своего рта когтем, но лишь еще больше вогнал оружие себе в нёбо. По краям глаз дракона появились огромные слезы.

Мешочки на шее дракона вздулись, и Илифар понял, что Тауглор хочет избавиться от проблемы расплавив посох кислотой. Это было ужасно. Эльф, зная о природе своего оружия, упал на землю и откатился в кусты.

Тауглор выплюнул поток чёрной кислоты, которая ослабила древко и, наконец, посох сломался.

И тут пасть дракона взорвалась. Сломавшись, посох выпустил на волю заточённое в нём заклинание огненного шара.

Тело дракона отбросило назад. Из его разорванной челюсти и ноздрей валил дым. Красный дракон не выдержал и подпрыгнул в небо, быстро уносясь к северным вершинам. Синий же долго смотрел на Тауглора и стоял на месте как вкопанный, будто ожидая нападения.

Илифар услышал, как из башни к нему выбежали эльфы, один из которых протянул искривлённый деревянный посох, который эльф-лорд принял, и, используя как костыль, поднялся с колен. Он посмотрел на свои ноги – левая была бесповоротно изуродована,  а правая ощущалась так, будто была переломана в дюжине мест. Еле-еле, Илифар подошёл к телу Тауглора, глядя на его сгоревшую челюсть и глаза, из-под которых тоже валил дым.

Эльф поставил посох на лицо дракона и спросил:

- Сдаёшься?

- Ты не должен был использовать магию, - прохрипел дракон.

- А ты не должен был использовать своё дыхание, - эльф не двигал посохом, надеясь, что Тауглор посчитает этот инструмент таким же смертоносным, как и предыдущий.

- В конце концов, - продолжил Илифар, - Это твоё дыхание тебя и погубило. Так что? У нас, эльфов, есть честь. А у драконов она есть?

Тауглор Чёрный Рок откашлялся и слабо кивнул, после чего что-то рыкнул синему дракону на драконьем языке. Эльф-лорд убрал посох с лица дракона и отошёл к своим людям.

- У нас, драконов, есть честь, - ответил Тауглор, тяжело поднимаясь, - Драконы, верные мне, не потревожат эльфов, верных тебе. Глор отправится на север и оповестит всех драконов о том, что я жив, и что мы уходим на север. Но знай, что мы соблюдаем договор, и ждём того же от вас. Ты выиграл только землю, однако горы и болота будут принадлежать драконам, и однажды, эльф, ты или твои потомки пожалеют о договоре, который ты заключил со мной.

После этих слов, Глор подпрыгнул в воздух и отправился на север в надежде догнать трусливого красного дракона. Тауглор же сложил крылья и тяжёлой поступью удалился в лес.

Чёрный Рок проиграл. Илифар выиграл королевство ценой тела одного лишь эльфа. Хороший размен. Он знал, что Тауглор был старым драконом, и ему придётся очень долго спать, прежде чем он восстановится от ран, полученных сегодня.

Из башни выбежало несколько десятков эльфов, которые окружили своего лидера. Жрецы начали читать слова лечебных заклинаний, пока остальные начали радоваться и благодарить Илифара за его самопожертвование и подвиг.

Эльф дождался, пока чёрный хвост дракона не скроется в тени лесов, после чего закрыл глаза и отдал себя во власть жрецов и их Богов.

И так, уснув, Илифар Нельнуив увидел сон, в котором он сражается против великого дракона, но драконом был он сам. Пробудившись, он никому не рассказал о своём сне, но пронёс его с собой до самого конца своей жизни.

Глава III

Смерть в Сюзейле

 

Год Перчатки ( 1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

Герцог Бхер, Верховный Маршал Кормира, погиб через несколько минут после того, как охотничий отряд был доставлен в столицу. Как только его положили на койку, и над ним склонился Высший жрец Тиморы Манарех Эсквин, герцог изверг из своего рта поток почти чёрной густой крови, которая залила руки и туловище жреца.

Жрец тут же подозвал к себе младших священников, но герцог лишь крякнул, повернулся на бок и умер. Сердце Манареха и некоторых младших жрецов не выдержало, и, развернувшись, они быстро покинули зал.

Вангердагаст выругался. Разбежавшиеся испачканные в крови священники разнесли бы дурные вести о жуткой кончине герцога Бхера, и это было совсем не на руку придворному магу. Королевство только что получило сильный удар, и Вангердагаст был сильно разозлён священниками, глядящими на него как испуганные кролики.

Придворный маг был высоким стариком с небольшим старческим животом и крупными плечами. Из-за постоянно действующих заклинаний, воздух вокруг мага потрескивал. Его глаза были остры, как меч, а взгляд пронзителен, как копьё. Благодаря своему авторитету, Вангердагаст без слов смог убедить оставшихся священников остаться на месте и приняться за спасение остальных пострадавших.

Одна из жриц не обращала внимания на придворного мага. На ней, как и на остальных, была надета синяя мантия, а длинные волосы собраны в жёсткий пучок на затылке. Она встала на колени перед телом герцога и достала из-под мантии свиток.

- У меня есть заклинания, - сказала она, пытаясь объяснить окружающим свои действия, - Возможно, у меня получится воскресить герцога.

Вангердагаст положил руку на плече девушки.

- Лучше позаботиться о живых, - сказал он жестким голосом, указывая на две другие лежачие фигуры.

Король лежал неподвижно, будто уже став памятником самому себе, пока барон Томдор нервно барахтался, пытаясь за что-то ухватиться. Трое стражников пытались успокоить барона, сдерживая его руки.

- Но Лорд-маг! Я могу попробовать вернуть его святейшество к жизни!

- А двое других умрут. Юная леди, помогите тем, кому требуется помощь, а герцог от вас уже никуда не убежит.

Она открыла рот, чтобы возразить, но затем её брови опустились, и она сказала лишь:

- Да, сир, - после чего водоворот синих мантий бросился к барону Томдору и королю.

Девушка оттолкнула в сторону солдат, после чего положила руку на лоб барона и произнесла несколько слов, после чего Томдор успокоился и обмяк. Вангердагаст приказал солдатам принести останки механизма, напавшего на короля, в замок.

После этого жрецы подняли короля и барона и переложили их на подобие носилок. Глаза вельмож были широко открыты, будто они пытались что-то рассмотреть своими пустыми глазами. Барон нервно дёргался, даже несмотря на заклинание жрицы, а король лежал неподвижно, но напряженно. Вангердагаст видел, что все мышцы в теле Его Превосходительства были напряжены.

Жрецы бросились читать различные заклинания, попутно споря друг с другом. Один из жрецов Денеира утверждал, что им необходимо было перенести короля и барона в храм. Женщина посмотрела на Вангердагаста, но придворный маг стоял неподвижно, глядя на короля, будто мрачная статуя.  

А конце концов спор решил высший жрец Денеира Таун Хелбор. Он сказал, что им необходимо позаботиться об умирающих вельможах прямо сейчас, в ответ на что жрица Тиморы лишь кивнула и принялась накладывать заклинания исцеления на короля.

Вангердагаст продолжал стоять с угрюмой гримасой на лице, не замечая стражников с пурпурными драконами на щитах, которые требовали объяснения. Когда придворный маг пришёл в себя, он быстро опустил руку на пояс и снял с него маленький серебреный свисток.

Маг со всей силы дунул в свисток, обратив на себя взгляды всех присутствующих в комнате, после чего перешёл к быстрой раздаче указаний, которые стражники и жрецы безоговорочно выполняли.

Он так же приказал половине всех жрецов покинуть помещение вмести со всеми стражниками. Лишь одного стражника, самого ловкого, Вангердагаст отправил за королевой Филфаэрил. Еще пару стражников маг отправил с заданием, выпроводить из замка всех слуг и поваров, дабы те не разнесли паники, а так же найти Манареха и вернуть его в комнату, пока он не сбежал в город и не рассказал всем о кончине герцога и тяжёлом состоянии короля.

Двери в комнату распахнулись и в зал вошли Алафондар и Димсварт – королевские астрологи и предсказатели, которые были друг другу что-то типа соперников. Они оглядывались по сторонам в попытках сориентироваться в бушующем хаосе.

Алафондар выглядел так, будто он не спал всю предыдущую ночь. За ним по пятам шёл молодой паж, несший с собой тяжёлую сумку с томами и свитками. Димсварт же, казалось, был прерван прямо во время работы или ужина, так как в левой руке он держал огромную чёрную сумку с серебряными застёжками, а в правой – все еще тёплую прожаренную куриную ногу.

Оба мудреца кивнули Вангердагасту и потребовали от жрецов предоставить отчёт о состоянии короля и барона.

Наконец, заговорил Таун:

- Бесполезно. Я перепробовал все известные мне заклинания и эликсиры. Даже попробовал ритуал изгнания танар’ри. Но все бесполезно – я не смог выяснить, что поразило короля и барона.

Таун Хелбор был лысеющим стариком с редкими волосами над ушами. Обычно он выглядел комично, но сейчас был бледным, как и король, лежащий на койке.

- А развеять магию? – спросил Димсварт.

- Я пытался, - ответил Вангердагаст, - Не получилось. Заклинание замедления яда тоже не подействовало.

- У нас получилось лишь только убрать страх, - ответил какой-то молодой жрец Тиморы.

- Возможно, это лишь симптомы и стоит присмотреться к ним? – задумчиво проговорил придворный маг, поглаживая свою седую бороду.

- Тогда, если мы не можем остановить болезнь, то стоит попробовать облегчить симптомы, - сказал Алафондар своим низким голосом.

Вангердагаст кивнул.

- Вы правы. Мы не знаем, что это – болезнь, яд или комбинация проклятий, но мы должны попытаться облегчить симптомы.

Маг обернулся к жрецам:

- Сконцентрируйтесь на понижении температуры тел. Следите, чтобы дыхательные пути были открыты, а сердца бились. И наложите заклятие рассеивания страха на короля – мы не знаем, что с ним там происходит. Можете использовать пиявок, но только в крайнем случае. Где тот, кто был с ними? Где Аунадар Блеф?

Жрецы проигнорировали вопрос мага, сконцентрировавшись на больных. Дыхание короля было быстрым и прерывистым, но после рассеивания страха Азун успокоился. Теперь, маг не был так уверен, что король и барон покинут Фаэрун и отправятся к Богам.

Вангердагаст осмотрел комнату. Два мудреца переходили от короля к барону и наоборот, останавливаясь лишь для того, чтобы поделиться наблюдениями. Священники бегали взад-вперед, таская с собой свитки и книги. Паж Алафондара присел в стороне, но выражение возбуждения на его лице выдавало его погруженность в происходящее.

Королевский маг повернулся к стражнику и дворецкому и спросил:

- Вы видели, куда делся молодой Аунадар Блеф?

Когда ответом стало лишь быстрое отрицательно покачивание головой, Вангердагаст отправил стражника на поиски и приказал доставить молодого дворянина в библиотеку королевского мага. Затем он приказал двум стражникам охранять комнату от любых посторонних, после чего покинул её.

Библиотека Вангердагаста, по крайней мере та, о которой знали остальные – большой зал, стены которого были заставлены высокими книжными шкафами. Придворный маг обошёл стеллаж и достал с него три тома – трактат о инфекциях, о токсинах и о часовых механизмах.

Вангердагаст уселся в любимое кресло, обитое кожей сахуагина, положил тома на небольшой деревянный столик, а один из томов поместил на подставку в виде руки, которая тут же ожила и начала переворачивать страницы.

Спустя некоторое время маг слегка кивнул, и магическая рука подлетела к узору в виде рыцарских шлемов на краю шкафа, и нажала на него. Узор мягко вдавился, после чего раздался щелчок и  три тома на верхней полке ближайшего шкафа раздвинулись, открывая невидимое укрытие.

Вангердагаст достал из ниши серебряное блюдо, украшенное рунами, после чего магическая рука вновь надавила на узор, вновь скрывая нишу. Маг же начал бормотать под нос непонятные слова, глядя на блюдо.

Раздался аккуратный стук в дверь. Вангердагаст положил руку на статуэтку элементаля воды, которая могла стрелять молниями, и сказал:

- Входите!

Дверь отворилась, и за ней стоял молодой стражник, который быстро рассказал о том, что лорд Блеф Младший сейчас находится в комнате принцессы Таналасты. Маг кивнул, после чего послал магической руке мысленный приказ, и та вылетела из библиотеки. Стражнику он сказал названия нескольких томов, которые он должен передать некоторым магам. Юноша кивнул и побежал по коридорам королевского дворца.

Вангердагаст со строгим выражением лица шагал по фиолетовым коврам, всем своим видом давая понять слугам, что произошло что-то страшное.

Он молча прошёл мимо стражников и беспрепятственно вошёл в комнату принцессы, которая принадлежала юному Азуну, когда на троне сидел Рихард, хотя изменения, внесенные принцессой, были видны сразу – из комнаты пропали все рваные кресла и столы с картами королевства и городов. Вангердагаст пробирался через филигранные белые стулья и обитые кожей фиолетовые диваны, на которых лежали мягкие подушки. Как обычно, он задумался о том, что в этой комнате было много зеркал. Из-за своей профессии, маг расценивал зеркала как ворота в разные миры, из которых могут вырваться неописуемые ужасы, а не как предмет роскоши.

Принцесса Таналаста сидела на своём любимом диване, облаченная в тёмно-синее платье с высоким горлом и открытыми плечами, из-за чего выглядела, скорее, как жрица, а не как наследница трона. Её тёмно-каштановые волосы были заплетены в пучок на затылке и свободно ниспадали на плечи, а когда принцесса опускала голову в смятении, то закрывали ей лицо. Как сейчас, например.

Аунадар Блеф стоял на коленях перед принцессой и поглаживал её руку. Лицо Таналасты было бледным и мокрым от слёз, от чего она казалась немного старше своих тридцати шести лет. Смятый платок в её руке говорил о том, что это были не первые пролитые слёзы принцессы. Когда молодой аристократ увидел Вангердагаста, он встал и поприветствовал придворного мага лёгким поклоном.

- Ваше Превосходительство…

- Герцог Бхер умер, - прервал его Вангердагаст. Принцесса вздрогнула, будто слова были для неё ударом, - Барон Томдор и король находятся в опасном состоянии из-за действия того, что убило герцога. Почему вы покинули нас, Аунадар?

Молодой дворянин моргнул и посмотрел на серьезное лицо мага, которое, казалось, было твёрдым, как камень, который выдерживает удары самых сильных штормов. Он пару секунд недоумевающе смотрел на Вангердагаста, после чего ответил:

- Простите, но разве я был нужен там?

- Вы – единственный человек, переживший эту ситуацию и не потерявший сознание, - быстро ответил маг, едва скрывая раздражение, - Вы можете быть заражены болезнью или ядом, и первое, что вы сделали по прибытию в королевский дворец – отправились к потенциальной наследнице трона.

Лицо Аунадара покраснело, а в глазах появился огонь. Таналаста встала с дивана и сжала руку дворянина. Тот посмотрел на девушку сверху вниз, после чего осознал необходимость этикета. Он прочистил горло и сказал:

- Прошу меня извинить. Просто я хотел отправиться к своей любимой и быть тем человеком, который скажет ей…

Маг резко сел на стул и, сложив руки на коленях, сказал:

- Тогда расскажите и мне.

Таналаста села на диван, и Аунадар рассказал историю битвы. Вангердагаст требовал от молодого дворянина самых мелких деталей, плоть до последовательности ударов атаковавших золотого быка.

- Сначала спешился Бхер, затем его величество, а затем и барон.

- Но если это так, то это не состыкуется с вашими словами о том, что барон атаковал первым.

- Оба кузена атаковали одновременно, с разных сторон! – почти протестующе заявил Аунадар.

Вангердагаст посмотрел на Таналасту, в надежде, что найдет ответ в её глазах, но она лишь переводила печальный взгляд с мага на дворянина и обратно. Аунадар вздохнул и ответил:

- Полагаю, герцог Бхер был отравлен дыханием быка.

Маг кивнул, будто веря каждому слову дворянина:

- Барон тоже попал под дыхание механизма?

- Да, - ответил Аунадар, - он был бледен и сильно потел.

- Вы упомянули, что набросили плащ на лицо, когда напали на быка. Зачем вы сделали это?

- Я думал, что это был горгон – монстр, который может своим взглядом превращать живых существ в каменные статуи.

- Но это был не он. Это был абраксус – механизм, который можно сравнить с големом.

Глаза дворянина вспыхнули, а затем сузились в подозрении.

- Значит, вы видели подобные механизмы прежде?

- Мой наставник рассказывал мне о них, - Вангердагаст замолчал, оставив вопрос Аунадара без ответа. Дворянин и маг долго смотрели друг на друга, пока принцесса беспокойно переводила взгляд с одного на другого. Наконец, маг продолжил:

- Значит, когда абраксус, а вместе с ним король, герцог и барон, пали, вы сломали палочку и вызвали спасательный отряд?

- Я… - запнулся Аунадар. Он посмотрел на Таналасту, будто ожидая от неё подсказки, - Я достал её из сапога короля, но не знал, как пользоваться ею. Барон Томдор показал мне.

- Нам повезло, что барон оставался в сознании достаточно долго, чтобы дать вам наставления.

- Полагаю, так и есть, - тихо ответил Аунадар, и его плечи поникли. Таналаста встала и нежно обняла его.

Вангердагаст кивнул. Он понял, что юноша думал об этом, когда рассказывал эту историю принцессе.

- Я…я понимаю, - ответил Аунадар и сел  на диван. Вслед за ним села и принцесса, которая нежно обняла молодого дворянина за плечи, после чего слегка потрясла его. Он посмотрел ей в глаза и слабо улыбнулся. Но он не видел, что Вангердагаст не спускает с его лица глаз.

- В будущем, юный лорд Блеф, - наконец заговорил Вангердагаст, - если вы будете вовлечены в предприятие, которое может грозить жизни одному из членов королевской семьи. Вам стоит предупредить некоторых знающих людей. Полагаю, вы понимаете, кого я имею ввиду.

Аунадар поднял голову. Его глаза блестели от слез, но он твёрдо сказал:

- Конечно, ваше превосходительство.

Вангердагаст поднял голову и встретился с взглядом покрасневших глаз принцессы.

- Мой отец…он… - Таналаста не смогла больше выдавить из себя ни слова.

- Не знаю, ваша светлость. Я знаю только то, что уже сказал вам. Судороги отпустили короля и барона, но они никак не реагируют на лечебные заклинания.

Старшая принцесса побледнела, и её лицо стало белым, как молоко. Теперь пришла очередь Аунадара Блефа обнимать свою возлюбленную. Он что-то прошептал ей на ухо, после чего его взгляд пронзил придворного мага.

- Ваша светлость, - продолжил маг, - Мудрецы Алафондар и Димсварт уже приступили к осмотру короля и барона. Я так же сейчас отправлюсь туда и попытаюсь помочь им, но если случится худшее…

Таналаста подняла руки, будто защищаясь от удара:

- Нет, - тихо прошептала она.

- Ваша светлость, - продолжил маг, - если, всё-таки, это случится, было бы мудрее…

- Нет! – воскликнула Таналаста и подняла голову. Слёзы, текшие из её сапфировых глаз, не мешали гореть в них огню.

- И все же королевство…

- Я сказала нет! Я отказываюсь думать об этом, пока есть другие варианты. Это понятно?

- Но Ваше Величество, - сказал маг, мягко поднимая брови.

Принцесса встала так же жестко, как и многие мужчины Кормира могли бы сделать это.

- Это…понятно? – жестко процедила Таналаста. Аунадар вскочил и мягко положил руку ей на плечо. Его левая рука легла на рукоять меча.

Вангердагаст некоторое время недоумевающе смотрел на убитых горем принцессу и дворянина, потерявших голову, после чего поклонился и ответил:

- Как всегда. Если мы узнаем больше о том, что поразило короля и барона, я тут же сообщу об этом вам.

- Сделайте так. Я буду молиться за барона и моего отца. А теперь идите.

Маг взглянул на Аунадара. Тот коротко кивнул, будто прощаясь с равным. Вангердагаст слегка поклонился, развернулся и пошёл к выходу из комнаты.

Перед тем, как выйти в коридор, маг еще раз обернулся на пару – момент силы принцессы прошёл, и вот она уже сидела на диване с содрогающимися от плача плечами. Аунадар Блеф нежно обнимал её, что-то шепча на ухо. Казалось, весь мир стал невидим для них. Вангердагаст покачал головой и вышел из комнаты.

Придворный маг глубоко вдохнул, услышав, как стражник закрывает дверь на замок, после чего поднял голову, дабы разглядеть живопись на потолке коридора – эльфы, маги, драконы и люди сражались в беззвучной бесконечной битве, не обращая внимания на дворцовую суматоху.

Вангердагаст опустил взгляд и увидел знакомую жрицу в синем одеянии, бегущую к нему навстречу.

- Как вас зовут, юная леди? – с ходу спросил маг.

Девушка несколько раз моргнула, после чего быстро ответила:

- Гвеннахт, ваше превосходительство. Также, иногда меня зовут Жрецом Чёрных Клинков.

Затем, с торопливостью, которая так нравилась Вангердагасту, она продолжила:

- Судороги барона и короля прекратились, однако они бледны как сама смерть. Температура их тел повысилась, но холодные компрессы немного ослабили её. Мастер Хелбор запретил пользоваться пиявками, но некоторые жрецы взяли немного крови для гаданий и экспериментов.

Она остановилась отдышаться, убирая пряди волос со своего лица.

Маг медленно кивнул:

- Есть идеи относительно причины отравления?

- Никаких. Солдаты доставили механизм в Залы Белшора, следующую комнату за Сатарвом…но, думаю, вы и так знаете, где это. Один взгляд на быка говорит о том, что король и барон были отравлены ядом, но их организмы никак не реагируют на любые лечебные средства, что мы применяли. И еще одно…

- Да, миледи.

- Я попыталась использовать заклинание оживления мертвецов на герцоге. Оно не сработало.

-  Учитывая все остальное, это не удивительно, - ответил маг с лёгким намёком на усталость в голосе.

- Но так не должно быть.

- А что должно быть, когда герцог отдал душу Богам, а ваш король при смерти? – мягко спросил Вангердагаст.

Девушка замялась.

- Прошу прощения, ваше превосходительство.  Я не хотела проявить никакого пренебрежения обязанностями. Просто я считаю, что в такой ситуации мы не должны останавливаться ни перед чем. В этом зале было использовано больше заклинаний, чем в Уотердипе и Шадоудейле вместе взятых, и все равно не смогли разбудить ни одного из раненых!

- И это выбивает из колеи всех нас, - тихо сказал Вангердагаст и обратил свой взгляд за спину девушки, на дверной проём в зал, где жрецы боролись за жизнь короля и барона.

- Но господин маг. Что произойдёт, если мы не сможем спасти жизнь короля?

- И правда, что же произойдёт? – спросил маг у пустоты, печально оборачиваясь к двери в покои принцессы Таналасты.


Кормир. Пролог - 1 глава

08 Февраль 2019 - 15:16

Кормир

Книга Первая

Эд Гринвуд и Джефф Грабб

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«И на этой земле мы будем стойко стоять,

До последнего нашего дня, сэр;

И не важно, что задумал наш враг учинять,

До последнего дня мы Кормирцы, сэр»

 

Фрагмент из строевой песни Кормирской армии.

Мастер-бард Чанталас

 

 

 

 

 

 

 

Пролог

Земля Драконов

 

Безымянные времена (около -400 г. по Л.Д.)

 

 

Тауглор, Повелитель Леса, начал снижаться, совершая простой для него вираж. Звук рвущегося ветра превратился из визга в гудящий гул, и верхушки деревьев, будто по команде, поднялись Тауглору навстречу. Он издал глубокий гортанный рёв, пугая тем самым буйволов, пасущихся на поляне. Мохнатые животные трусливо рванули в разные стороны в поисках укрытия, не смея даже оборачиваться на того, чья тень полностью накрыла целое стадо парнокопытных.

Это не понравилось Тауглору. Дракон взревел второй раз и, резко изменив направление полёта, он перекрыл буйволам путь к укрытию. Около двух десятков мохнатых животных развернулись и побежали обратно к поляне, где Тауглору было наиболее удобно встретиться с ними.

Огромный чёрный дракон взмахнул крыльями, ускоряясь в надежде обогнать животных и прибыть на лесную опушку раньше, чем они. Каждый взмах огромных чёрных крыльев с шумом рубил душный летний воздух, но Тауглор, тем не менее, отчётливо слышал, как пыхтящие буйволы ломают кусты и ветки на своём пути, спасаясь от ужасного дракона. Начав снижаться навстречу буйволам, Тауглор прижал крылья к туловищу, дабы не повредить их об высокие дубы. Через пару мгновений дракон вырвался из лесных зарослей на опушку как раз в тот же момент, что и стадо буйволов.

Тауглор расправил крылья, снижаясь прямо на стадо мохнатых животных. Огромная тень затмила солнце, и лишь тусклый свет просвечивал сквозь тонкие мембраны крыльев дракона. Буйволы хотели было повернуть назад, но было уже поздно – издав триумфальный третий рёв, дракон приземлился прямо посреди стада парнокопытных. Буйволы бросились в разные стороны, на Тауглор был не намерен оставлять их в живых, разя всех с яростной точностью.

Один буйвол бросился влево, но огромные когти раздробили позвоночник животного, в то время как одним взмахом левой передней лапы Тауглор вспорол брюхо сразу двум буйволам. Четвертое животное жалостно завопило, когда чёрный дракон сомкнул челюсти сквозь его мохнатое тело.

Умирающий зверь дергался и брыкался, еще не понимая, что смерти ему не избежать. Дракон поднял шею и потряс животным в своих челюстях, как кот трясет мышью, после чего взмахнул головой и отпустил безжизненное тело животного, которое, подобно большому мохнатому и мокрому камню, рухнуло на землю в сопровождении хруста ломающихся костей.    

Тауглор Чёрный, хозяин Леса, удовлетворённо осмотрелся. Остальные буйволы в страхе разбежались в разные стороны, оставив на поляне своих погибших родичей. Дракон довольно посмотрел на мохнатые безжизненные булыжники со свежими малиновыми прожилками, после чего услышал тяжёлое дыхание умирающего буйвола, который неудачно попал прямо под приземлившегося охотника.

Тауглор безучастно смотрел на животное, которое наблюдало за драконом одним налитым кровью глазом. Когда хозяин Леса навис над раненым буйволом, его глаз широко раскрылся, наполняясь страхом. Он попытался подняться на ноги, сопротивляясь боли, вызванной переломанным позвоночником, но Тауглор ловким движением когтя вспорол ему брюхо, и всякая жизнь в один момент улетучилась из взгляда бедного животного.

Пришло время обеда. Дракон наклонил голову к мёртвому животному. Мощные мышцы раздвинули челюсти, открывая доступ к глотке Тауглора. Куски мяса медленно двигались по глотке дракона, и если бы кто-то был на поляне, он мог бы увидеть, с каким наслаждением Тауглор поглощает убитого буйвола. Вкусив самые изысканные внутренности животного, дракон облизнулся, после чего быстрым ударом пробил череп парнокопытного и быстрым движением языка захватил в рот его содержимое.

Но чавканье трапезничающего дракона было прервано громогласной прочисткой горла. Тауглор тут же поднял голову и посмотрел на пришельца сузившимися глазами. На краю поляны стоял еще один чёрный дракон, но молодой, вероятно, не старше десяти зим. Его чешуя была все еще мягкая, будто он только-только выбрался из яйца. Судя по блёкло-серым пластинкам на животе, этот был из выводка Казариалы, а ловкие движения молодого дракона лишний раз доказывали его родство с младшей внучкой Тауглора. Молодой дракон шагнул вперед, очевидно намереваясь попытаться отобрать одну из туш.

Тауглор опустил голову и издал низкий рык. Он был не намерен делиться своей добычей, пока не будет уверен, что его желудок полон, а тем более он не намерен отдавать часть своей добычи какому-то малолетке, который показал себя настолько дерзким, что попытался украсть еду Тауглора Чёрного.

Старший дракон поднялся на задние лапы и расправил крылья настолько, чтобы их края соприкасались за затылком Тауглора. Его тень полностью накрыла молодого дракона, и на секунду старший дракон задумался – будет ли этот детеныш настолько дерзким, что рискнёт повторить движение. Но страх наполнивший его глаза говорил сам за себя. Младший дракон опустил голову и покорно отступил.

Возможно, молодой дракон хотел попытаться украсть еду у старого дракона, края чешуек которого уже стали фиолетовыми, но вид Тауглора Чёрного дал понять, что это был не какой-то старый беззубый змей и что прародитель всех местных чёрных драконов все еще может постоять за себя.

- Каково твоё имя, юноша? – спросил Тауглор самым глубоких из всех возможных тонов, подчёркивая, что это было требование, а не вопрос.

- Крестон, - немного погодя ответил младший дракон намного более высоким голосом, - Из выводка Казариалы из Миртанола и Херсиола, кровь от крови великого Тауглориморгориуса, Чёрного Рока Миров.

- Твоя мать нередко была импульсивной. Узнай у неё про шрам над её левым глазом. Только задавай этот вопрос со всей возможной осторожностью и почтением.

Младший дракон кивнул.

- Подожди на краю поляны, а потом можешь забрать остатки. В следующий раз советую прийти пораньше, чтобы научиться охотиться и ловить дичь самостоятельно.

Младший дракон снова кивнул и отошёл на край поляны, не спуская глаз с Тауглора. Хотя старший дракон и не назвал своего имени, он был уверен, что юноша узнал своего праотца.

Ловким движением языка, Тауглор схватил в рот содержимое черепа еще одного буйвола и с ленивой лёгкостью проглотил его.

Наконец, хозяин Леса утолил свой голод, однако он намеривался съесть все вкусные внутренности каждого буйвола. Обернувшись, он быстро взглянул на младшего дракона, который подобно дрожащей статуе стоял на краю поляны и наблюдал за каждым движением Тауглора.

Каждые десять лет он встречался с чёрными драконами, своими отпрысками, о которых даже не знал. Прошло уже больше сотни лет с тех пор, как он в последний раз навещал свой выводок. Но это было уже четвёртое поколение, и оно было почти оскорбительным в своём незнании. Пожалуй, Чёрному Року Миров следовало еще раз пронестись над своими владениями, напомнив отпрыскам о своём величии.

Тауглор чуть не вздохнул. За то время, пока он занимался охотой и вёл праздную жизнь, в его владениях поселились красные и синие драконы. Он также знал, что нередко синие и красные сами охотятся, а остатки их пиршеств достаются чёрным драконам. Тауглор был недоволен этим, ведь он создавал выводок охотников, а не падальщиков.

Но этим следовало озаботиться в другой день. Яркое летнее солнце беспощадно палило, и чёрные мухи слетелись к трупам буйволов. Молодой дракон все еще ждал своей очереди, нетерпеливо сжимая и разжимая когти. Сначала Тауглор хотел спалить пламенем из своего рта оставшиеся трупы, но решил сжалиться над юношей. Голодный охотник – плохой охотник.

Старший дракон выгнул спину и раскрыл рот. Издав почти кошачий зевок, после чего взмахнул крыльями и прыгнул в небо. Взмахи крыльев ворошили воздух, создавая приятный холодок, обдувающий туловище Тауглора.  

Дракон обернулся и посмотрел на младшую особь. Крестон все еще стоял на краю поляны. В его глазах было больше решительности, но он не отважился выйти вперед, пока не убедится, что старший дракон наелся и ушёл.

Тауглор подавил усмешку и продолжил набирать высоту. Да, ему следовало пролететь над своими владениями, дабы напомнить их обитателям о том, кто был их настоящим господином.

Владения Чёрного Рока раскинулись перед ним бескрайним зеленым полем с редкими проплешинами-полянами. Верхушки деревьев скрывали животных и прочих обитателей бескрайнего леса, расступаясь лишь перед массивной горной грядой цвета корицы.

Владения Тауглора были ограничены скалами по трём сторонам и внутренним морем с четвёртой. На западе находилась молодая горная гряда с все еще острыми и неприступными вершинами. На севере находился огромный горный массив, прекрасно справляющийся с ролью границы между владениями Чёрного Рока и павшими государствами человеческих волшебников. Из-за своих высот, над массивом часто собирались грозовые тучи, избивающие горные вершины молниями практически ежедневно. Восточные горы тоже были подвержены частым ударам молний, но их вершины были завалены снегом. Между восточными горами и внутренним  морем проходила тонкая полоска суши.

Все, что было между этими горами, принадлежало Тауглору.

C четвёртой стороны владения Чёрного Рока ограничивала тонкая серебряная полоска моря, появившегося так давно, что даже сам Тауглор знал о природе его происхождения лишь из рассказов своих давно умерших предков. Прибрежная зона была полностью заболочена, будто море намеревалось захватить сушу. Побережье было усеяно ивами, тополями и прочими водолюбивыми растениями.

Тауглор мог бы с лёгкостью преодолеть внутреннее море, но там находились владения других драконов, и вода была отличной границей, обозначающей конец владений одних драконов, и начало владений других.

Тауглор был повелителем этих мест, несмотря на то, что в горах жили красные и синие драконы, некоторые из которых были даже старше Чёрного Рока, но все они были дряблыми стариками, которые лишь раз в тысячелетие выбирались из своих убежищ в поисках еды. И все они уважали Тауглора и не претендовали на его место. Драконы, жившие у озера в центре владений Чёрного Рока, так же подчинялись ему и его выводку. Все остальные же были уничтожены или выгнаны из долины.

Тем не менее, Тауглор старел – чешуйки на его хребте приобретали фиолетовый оттенок, а злые глаза меняли свой цвет с ядовито-желтого на тёмно-пурпурный. Его сон длился целый месяц, пока организм не начинал требовать еды. Неужели скоро он уподобится старым синим и красным драконам, что спят в горах и, возможно, даже не подозревают, кто владеет этим местом?

Мысль о том, что кто-то из его детей или внуков мог занять его место повелителя, разозлила Тауглора, но он постарался избавить от неё свой драконий мозг.

Чёрный Рок пролетел над высокими деревьями, спугнув птиц-падальщиков, населявших стволы дубов. Птицы разлетелись в разные стороны, подобно буйволам, но в этот раз Тауглор даже не моргнул. Да, ему определенно стоило пролететь над своими владениями, выяснив, кто из его выводка может претендовать на его положение.

Ноздри Тауглора раздулись – он учуял новый запах. Воздух наполнился ароматом гари. Возможно, это красные драконы подожгли лес во время охоты, или несколько адских гончих вновь спустилось с северного хребта.

Дракон свернул и двинулся к западному склону. Уже через час солнце коснулось вершин гор западной гряды, а Тауглор так и не понял, откуда исходит запах гари. Он точно был где-то на западе…

Чем дальше на запад летел Тауглор, тем отчётливее ощущался запах гари. Наконец, он увидел тонкую полоску дыма, вздымающуюся над верхушками деревьев. Чёрный Рок изящно спикировал, разрезая свистящий воздух.

Огонь горел у основания огромного разветвлённого дуба, ветки которого могли бы даже выдержать на себе молодого дракона.

Тауглор взмахнул крыльями и затормозил в воздухе. Он позволил своему телу провалиться вниз, ломая меньшие ветки и разбрасывая листья во все стороны. Чёрный дракон приземлился между деревьями и сфокусировал своё зрение на источнике огня.

Огонь горел посреди круга из камней. Очевидно, что огонь, вызванный ударом молнии или дыханием какого-нибудь дракона, не был бы так аккуратно обставлен. Нет, это работа меньших рас…людей, гоблинов или дворфов.

Очевидно, что стоянка не была заброшена. Тауглор развернулся и попытался спрятаться в густых лесных зарослях. Иногда гоблинские охотники заходили в эти земли, и в этом не было ничего необычного. Изредка можно было встретить нетерильских беженцев, изнеможённых без своей магии. Дворфы же не любили леса по непонятным Тауглору причинам, однако пару раз они забредали во владения Чёрного Рока в поисках каких-то редких металлов.

Тауглор ждал. Он знал, что гуманоиды, увидевшие гигантского дракона, летящего в сторону их лагеря, попытаются спастись бегством через горы, и, если повезет, то они предупредят своих сородичей, которые впредь не будут беспокоить Повелителя Леса.  

Справа послышалось какое-то движение. Тауглор быстро повернул голову в сторону шороха, и его взгляд лишь на секунду пересёкся с взглядом нарушителя, но этого было вполне достаточно, чтобы разглядеть его.

Во владения Тауглора проник эльф, более худой, чем люди, выше дворфов и куда приятнее на вид, чем гоблины или другие их родичи. Эльф был одет в зеленую одежду, чтобы лучше спрятаться в летнем лесу. Нефритовые тугие штаны и жилетка были частично скрыты зелёной пятнистой накидкой с капюшоном. Единственный металлический отблеск исходил от стальных поножей.

Эльф быстро скрылся в тенях деревьев. Тауглор знал, что он больше не вернётся на свою стоянку. Дракон так же подозревал, что нарушитель попытается покинуть долину через западные горы.

В глазах эльфа Тауглор увидел удивление размерами черного дракона. Но там не было страха, нет – только уважение и спокойная решительность. Он решил бежать от дракона не из-за страха, а из-за мудрости, и если этот эльф когда-нибудь вернется, то это будет уже на его условиях.

Тауглор долго сидел и смотрел на затухающий огонь в кострище брошенного лагеря. Встреча с эльфом встревожила его, и Чёрный Рок размышлял о последствиях этого происшествия. Наконец, когда тени полностью поглотили владения Тауглора, он подпрыгнул и несколько раз сильно взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух и направляясь на восток, к своему логову.

И все же мысль об эльфе никак не покидала голову Тауглора. Он не собирался сражаться, но и не удирал как трусливый зверь. Ко всему прочему, ходили слухи, что если где-то увидеть одного эльфа, то значит за кустами сидит еще сотня.

Это была еще одна причина, по которой Тауглору следовало посетить свою родню – если они так же видели злоумышленников, то следовало что-то предпринять.

Нужно было уничтожить эльфов во владениях Чёрного Рока, и, если повезет, выжившие сбегут из долины и предупредят родичей об опасности. Тауглор улыбнулся, предвкушая запах смерти и горящей плоти.

Но все же в глазах эльфа не было страха.

 

 

 Глава I

Охотничьи игры

 

Год Перчатки (1369 г. по Л.Д.)

 

 

 

Король Кормира поднёс к губам серебряный рог и три раза дунул в него, вызывая три пронзительных звука, пронесшихся по лесу. Лишь скрип кожаного седла нарушал тишину, пока в ответ не раздались три таких же пронзительных гула, за которыми последовал еще один, весьма энергичный.

Король улыбнулся, обнажая свои белые ровные зубы.

- Кажется, Громовой Меч недалеко от нас…километр или полтора. Но, судя по всему, у них есть добыча, и они не намерены возвращаться. Что ж, можем не беспокоиться о них в ближайшее время.

Двое из трёх сопровождающих короля, такие же старые, как и он сам, кивнули и посмеялись над какой-то внутренней шуткой, а тот, что был моложе и одет в жёсткие охотничьи шкуры, резко кивнул, будто король произнёс какие-то мудрые слова.

- Возможно, они поймали Призрачного Оленя, - с улыбкой на лице сказал один из стариков своим заикающимся глубоким голосом. Барон Томдор был крупным мужчиной, даже без выпирающего живота – его плечи и руки были большими, как у жеребца. Он был кузеном короля, как и второй старик, что был в их компании. Он провел рукой по непослушным чёрным волосам, тронутым сединой и наклонился в седле вперед, чтобы получше видеть верховного маршала Кормира.

Герцог Бхер потёр лысую голову и ответил:

- В таком случае они точно не хотят, чтобы их беспокоили, - сказал он с уважением, а затем потёр свой старый лук и со смешком добавил:

- А в охотничий домик вернутся под вечер, с пустыми руками и неутолимой жаждой.

- Согласен, - ответил Его Величество, - А вы, юный Аунадар Блеф, что вы думаете об этом?

Юноша нервно сглотнул, но его ответ был точным и уверенным.

- Если они действительно гоняются за Призрачным Оленем Королевского леса, то я бы не стал делать ставку против него. Конечно, среди охотников Верден Трасильвер, а отряд возглавляет Лысая Джул, но Призрачный Олень ускользал от любых охотников на протяжении уже многих поколений. Кроме того, будут ли они пытаться умертвить добычу самого Короля Кормира, - и после небольшой паузы он добавил:

- Сир.

Король расслабленно улыбнулся и ответил:

- Может, поэтому он до сих пор жив, м? Ладно, давайте спустимся к подножью горы. Там и находятся те руины, на которые ты хотел посмотреть. И прошу, пока мы в лесу, отбрось все эти любезности, по типу “сир” или “милорд”. Мне нравится моё настоящее имя – Азун. Жаль только, что за свою жизнь я слышал его раз или два.

- Как пожелаете си…Азун, - крякнул юноша, а затем с улыбкой добавил, - Ваше Величество.

Король развернул своего жеребца и двинулся вниз по склону, сквозь папоротниковые заросли. Юноша направился вслед за ним, хотя его кобыла неуверенно пыхтела и брыкалась.

Кузены короля остались на месте, наблюдая за юношей.

- Что вы думаете о молодом Блефе? – спросил Томдор, указывая подбородком на удаляющегося молодого человека.

Герцог Бхер пожал плечами.

- Ну, у него есть потенциал. Воспитанный, но не бесхребетный; вежливый, но не унижающийся; у него много знаний, но он достаточно мудр, чтобы не показывать все сразу.  Вы уже знаете, что Филфаэрил одобрила его. По крайней мере, лучше ваших предыдущих кандидатов.

- Его одобряет не только королева, - обиженно ответил барон, - он нравится и наследнице.

Двое вельмож развернули своих лошадей и двинулись вслед за королём и Аунадаром. Барон Томдор добавил:

- Знаете, они ведь познакомились в королевской библиотеке.

- Я слышал её, хотя каждый раз слышу разные версии. Осталось только разыграть эту историю в театре, под звуки арф и свирелей. Думаю, коллектив Рыцарей Разбитых Сердец отлично справится с этим. Согласно последней версии, как только взгляд Аунадара пересекся со взглядом наследной принцессы, наш молодой герой-любовник тут же схватил её и повалил на стол, разбрасывая в разные стороны свитки и тома, после чего порвал платье и расцеловал все лицо и шею, и только после этого придворные смогли освободить дочь короля из цепких лап юноши. И как только, вроде бы, все закончилось, принцесса высвободилась из рук слуг и запрыгнула на Аунадара, повалив его на соседний стол и вернув должок.

Двое стариков недоверчиво покачали головами, а Томдор добавил:

- Хуже всего то, что найдутся те, кто поверят в эту историю и разнесут её по всему миру.

Герцог Бхер кивнул и сказал:

- И все же я целиком и полностью за, если Таналаста действительно любит его. Это всяко лучше, чем бесконечные женихи, которых бы начал подбирать король, с последующим несчастливым браком.

-  Не думаю, что наш король дошёл бы до такого, - ответил Томдор, - Конечно, это весьма выгодно, но Пурпурный Дракон слишком любит обеих своих дочерей, и его любовь не ограничивается одними лишь отцовскими поцелуями и объятиями.

- Да, но наш уважаемый волшебник не очень деликатно намекнул королю о величии династии и том, что возраст преследует всех, так что Его Величеству лучше поскорее обустроить жизнь своих потомков. Думаю, вы можете представить, насколько успешными были эти аргументы.

Барон Томдор, Повелитель восточных Пределов, пожал плечами и снял со спины копьё.

- Думаю, он улыбнулся и проигнорировал слова придворного мага, - сказал он, - Знаете, мне кажется, что Вангердагаст слишком обеспокоен. Благополучие династии Обарскиров поддерживает жизнь в короле не хуже, чем магия в нашем дорогом Ванги, - затем барон похлопал себя по животу и добавил:

- Знаете ли, возраст преследует всех нас, хотя на ком-то это отражается сильнее.

- Вы определенно правы, - сказал герцог Бхер, потирая свою лысину, - И все же мы всегда будем в тени нашего кузена. Пройдет еще несколько лет, мы начнём сбривать свои бороды и считать зубы, а Его Величество продолжит вытаскивать нас на охоту для проверки женихов для своих дочерей.

- А еще очки! – с улыбкой добавил Томдор, - О Боги, избавьте нас от такой участи.

- Боги? Думаю, если одна из дочерей короля когда-нибудь выйдет замуж, то и нас оставят в покое, - с сомнением сказал герцог, - Таналаста почти стала профессиональным волшебником, но в ней нет ни страсти, ни таланта управления, да еще она и слишком…спокойная. Вы видели её во время последнего суда? Тише воды, ниже травы. Я бы сказал…королевским полевым цветком.

Лошадь герцога забрыкалась, будто не соглашаясь с наездников. Бхер успокоил скакуна и продолжил:

- Вы видите её во главе армии? Лицом к лицу с яростным врагом? Лично я вижу её в кабинете, среди свитков и томов. Нет, это не тот Обарскир, что нужен Кормиру.

- Да уж, все семейные черты передались молодой Алусейр, - сказал Томдор, осторожно осматривая ближайшие деревья, - Эго и ярость бурлят в ней, а когда она приходит во дворец, слуги даже делают ставки на то, сколько времени пройдёт прежде, чем Алусейр начнёт ссориться с королём из-за политики. А сейчас она довела до совершенства умение фехтования, и скорее уж она наденет доспехи и отправится на поле битвы, чем окажется на троне.

- Получается, что одна совершенно не хочет управлять, а второй никто не передаст трон. Видимо, ребенок Алусейры, а скорее Таналасты, унаследует власть после Его Величества Азуна Четвёртого…а до тех пор мы так и будем ездить в этот лес. Думаете, он вытащил вас из Арабеля, а меня из Хайхорна только ради встречи? Заметьте, на подобных охотах никогда не присутствует Вангердагаст. 

- Какую же ответственность он возложил на наши плечи!

Герцог хихикнул, после чего барон продолжил:

- Безусловно, наши мнения для него так же важны, как и отчёт Вангердагаста в пяти томах о Аунадаре и всей династии Блеф, вплоть до самого её основателя.

- А я говорю, что Тана сама смогла бы выбрать себе приемлемого супруга. Она достаточно умна, что доказала, когда отвергла того Илланса…Мартина…

Томдор улыбнулся.

- Мартин Фрайо Илланс, самый перспективный дворянин во всем Кормире. Знаете, когда Таналаста отвергла его, он сел на лошадь и отправился прямо к Алусейр.

Герцог рассмеялся:

- Смелый юноша. Держу пари, она переломала ему обе руки.

- На самом деле, только вывих плеча, - фыркнул барон, - когда проломил стол, через который его бросила принцесса. Уже месяц прошёл, а он продолжает утверждать, что получил вывих в баре.

- Мне никогда не нравился этот парень из Иллансов, у него зубы большие, как у оборотня. Резцы размером с мой большой палец! И он всегда так улыбается, будто хочет показать их. Как будто спрашивает: “Хотите посмотреть, что я ел на завтрак?”

Барон фыркнул и выпрямился в седле.

- Да уж. Хорошо, что обе принцессы отказали ему. Я бы не хотел отправиться на охоту вместе с ним.

- Возможно, скоро произойдёт “несчастный случай на охоте”, - загадочно проговорил герцог, - проблема, что была в нашем королевстве со времен регентства Селембера. И если меня спросят, то я поддержу версию короля.

- Я тоже, - так же загадочно ответил барон.

Вельможи продолжали двигаться друг за другом, не спуская подозрительного взгляда с окружающего их леса. Они знали, что король и молодой жених Таналасты уже достигли развалин старой башни у реки.

Король мог сойти за мужчину лет сорока, если не обращать внимания на седые прожилки на его голове и бороде. Он был стройным и мускулистым, а так же превосходил своих кузенов в армрестлинге, фехтовании, верховой езде и прочих видах спорта, что только можно было придумать.

На нём был странный охотничий наряд – белый кожаный доспех с фиолетовыми вкраплениями, даже на перчатках и сапогах. Меч Азуна покоился в потёртых старых ножнах, висящих на не менее старом и потёртом поясе, который мог быть случайно принят за обноски и брошен в огонь дворецким. На его голову была надета простая пустая диадема, а на шее висел старый потрёпанный шарф – талисман удачи от его супруги королевы. В седле король держался уверенно, с прямой спиной. Его лицо было уверенным и красивым, но в нём не было никакой надменности или высокомерия.

Молодой Аунадар казался менее мужественным и уверенным, впрочем, как и любой смертный рядом с королём Кормира. Однако его хорошая фигура и правильные манеры выделяли его среди прочих молодых дворян. На нём была надета чёрная кожаная броня с золотыми узорами и тёмно-золотой плащ, отчего юноша выглядел совсем мрачно на фоне короля Азуна.

Конечно, молодой человек мог одеться и более ярко, но тогда он рисковал затмить своего возможного свёкра. Барон Томдор очень надеялся, что подобный жест был холодным расчётом, а не счастливой случайностью.

Король поднял руку и указал на вершину башни, подобные которой были разбросаны по всему Кормиру и использовались для быстрой передачи информации. Томдор вспомнил ночь, когда король вернулся из Теска после триумфальной победы над Туйганской Ордой. Тогда на вершине всех башен горели большие красные кострища, свет от которых заслонял звёзды.

Эти башни были памятниками древнему эльфийскому государству, некогда существовавшему на территории Кормира. Изнутри здание было исписано рунами и письменами, которые  сейчас были скрыты от глаз длинной и толстой лозой.

Томдор отлично знал историю своей родины, которую ему рассказал Рихард, отец Азуна. Теперь король рассказывал эту историю молодому Аунадару. Он рассказывал о драконах, которые правили этой землей, об эльфах, что правили здесь после них, и людях, поселившихся здесь после эльфов. Мораль истории была понятна любому мало-мальски смышлёному человеку:

- Мы не хозяева этой земли. Она была здесь до нас и будет после. Мы лишь стражи, и должны сделать лучшее за то время, что Боги отвели нам, - важно сказал король.

Томдор подумал, что если Азун говорит с Аунадаром об истории, то, должно быть, уже принял решение насчёт него. Конечно, он будет консультироваться с Ванги, Бхером и самим Томдором, но, видимо, решение он уже принял. Он не мог не посоветоваться со своими кузенами, которых называли “столпы Кормира”, и которые всегда оставались в тени. Многие рыцари погибли, желая занять их места.

Томдор и Бхер обменялись таинственными улыбками и кивками, после чего медленно подъехали к королю и юноше.

Барон посмотрел на башню. Кто-то был в ней с тех пор, как он был здесь – лоза у входы была раздвинута, а камни, преграждающие вход, были отодвинуты в сторону. Внутри что-то блестело. Будто монета или чей-то доспех.

Томдор открыл рот и хотел указать на, как он думал, браконьеров, скрывающихся в башне.

- Да? – спросил Бхер, но не получил ответа. Нечто вырвалось из башни, подобно разъярённому жеребцу, вырвавшемуся из стойла. Никто не успел разглядеть движений нарушителя, и лишь золотая вспышка отчётливо отпечаталась в воспоминаниях барона.

Четверо охотников на секунду застыли, глядя на существо. Нарушитель напоминал быка, но его тело было покрыто золотыми отполированными чешуйками. Его голова была увенчана острыми и сильно закрученными рогами, кончики которых чуть не касались янтарных глаз монстра. Он издал яростный и триумфальный вопль, с которым из его рта и ноздрей вырвалась волна пара, после чего бык спрыгнул со ступенек и бросился на троих всадников.

Ближе всех к монстру были Азун и Аунадар, которые спрыгнули со своих лошадей. Король обнажил меч в полёте и изящно приземлился на ноги, готовясь встретить монстра. Юноша же был менее удачлив – он запутался в своём плаще, но вовремя среагировал и, совершив кувырок после приземления, быстро встал и обнажил свой меч.

Золотой бык яростно напал на охотников. Чтобы не свалиться со своих скакунов, королевские кузены с бешеными глазами потянули на себя поводья, подчиняя лошадей, после чего обнажили свои мечи и бросились на монстра. Никто прежде не встречался с подобным монстром, но сейчас не было даже возможности думать о том, что это такое и откуда оно тут взялось. Возможно, Вангердагаст или мудрец Алафондар смогли бы разгадать природу существа, но сначала его придётся убить.

Барон и герцог пронеслись мимо быка, встречая того шквалом ударов, но никто из них так и не смог пробить бока быка.

Такие яростные удары обычно валили замертво любого оленя или даже быка, но этот…все удары отскакивали, не оставляя и царапины на бронированной шкуре быка.

Бык снова взревел и молниеносно дёрнул головой в сторону герцога Бхера, вспоров рогами живот его лошади. Скакун успел жалобно заржать, после чего повалился на землю, выбивая наездника из седла.

Томдор отвел свою лошадь в сторону и с размаху бросил копьё в монстра. Смертоносный снаряд лишь высек несколько искр и отлетел в сторону.

- Кровавая Бешаба тебя подери! – выкрикнул барон, отстёгивая себя от седла и спрыгивая с лошади, которая была лишь лёгкой мишенью для монстра.

Золотой бык гнался за скакуном без наездника, пока тот не прыгнул в реку и понёсся на другой берег.

Томдор посмотрел на своих напарников и выругался. Все телохранители были сейчас в другой части леса, с отрядом Громового Меча. Все четверо были одеты в лёгкие доспехи, а их оружие больше подходило для потрошения хряков, а не борьбы с магическим монстром.

Должно быть, золотой бык был какой-то зачарованной машиной – он скрипел и звенел при каждом движении. Значит, нужно было уничтожить то, что контролировало или заставляло двигаться монстра. Томдор взглянул на дверной проём, ведущий в башню, но не увидел и намёка на кого-то, кто бы контролировал чудище.

Бхер медленно поднялся на ноги, но его лицо уже было покрыто потом.

- Какие же мы старые, прошептал барон, поднимая над головой свой тяжёлый меч.

 Аунадар и Азун заняли свои позиции – король выпрямился, готовясь встретиться с чудищем, в то время как юноша скорчился, явно побаиваясь встречи с монстром.

Бык бросился на барона Томдора, но крик короля отвлек чудище, что дало возможность единственному оставшемуся верхом вельможе нанести удар по быку.

Удар был настолько сильным, что у барона чуть не вывалились все зубы, но, тем не менее, клинок вошёл в подколенный сустав монстра, и это сильно обрадовало Томдора.

Барон с силой выдернул свой зазубренный меч из тела существа, после чего отъехал он него на несколько метров и развернул лошадь. С огромным удовлетворением Томдор увидел, что монстр начал хромать.

Издав боевой клич, кузен короля рванул на раненое существо, но был ошарашен, когда бык быстро развернулся и врезался своим бронированным боком в лошадь под бароном. Старик упал на землю, но быстро встал, встречаясь с янтарным взглядом монстра. Бык открыл пасть и обдал лицо Томдора обжигающим паром, который сопровождался странным запахом, напоминающем аромат горелого апельсина.

Барон отпрыгнул назад, после чего отступил еще на пять шагов. Он задумался о природе существа - не мог ли это быть какой-то трансформированный человек, который был в обиде на корону?

Аунадар решил использовать преимущество и напал на быка, но допустил ту же ошибку, что и кузены короля – он попытался пробить спину зверя. Его клинок звякнул об золотые чешуйки и отлетел в сторону. Молодой Блеф выругался и отпрыгнул от быка, уворачиваясь от смертоносного взмаха рогами, но не удержал равновесие и распластался в зарослях папоротника.

Король и герцог уже подоспели к быку. Барон сжал зубы, проклиная короля за то, что тот снова лез в битву, но таков был он – просить его постоять в стороне во время драки, было немыслимо. Томдор сжал зубы и снова атаковал ноги быка. Меч попал прямо в цель, но эффект был не таким хорошим, как в прошлый раз.

И тут барон почувствовал, что воздух вокруг него становится сжатым и тяжёлым, будто лес решил навалиться на сражающихся охотников.

Глаза барона заполнились тьмой, и он видел лишь янтарные глаза быка. Томдор резко покрылся испариной и ощутил огромную слабость. И это точно не были последствия многих лет обжорства. Нет, это было воздействие магии…смертельной магии.

Томдор посмотрел на Бхера – лицо герцога было бледным и уставшим, и, очевидно, отражало лицо самого барона. Герцог кивнул барону, но продолжил атаковать ноги чудища, не отставая от Азуна и его действий.

Глаза Бхера приобрели болезненно зелёный цвет. Несколько ударов, и ни барон, ни герцог не смогли продолжать драку, и были вынуждены уворачиваться и падать, прячась от смертельных ударов монстра.  Томдор упал на землю, после чего оперся на локти и попытался встать, но лишь беспомощно повалился на мох.

Темнота полностью захватила глаза барона, и лишь тонкая полоска света позволила ему разглядеть широко-раскрытые глаза герцога Бхера. Томдор поднял свой меч, и, вонзив его в землю и оперевшись на него, попытался подняться на ноги.

- Яд! – взмолился герцог. Он попытался схватиться за Томдора, но его хватка ослабла, и он бессильно упал на землю.

Яд…да, это было похоже на правду, учитывая то, что монстр был механизмом. Томдору и Бхеру нужно было как можно скорее заканчивать битву и спешить в Сюзейл, к лекарям.

Барон посмотрел по сторонам, но нигде не увидел монстра. Его голова гудела, а глаза застилала тьма, и все-таки Томдор смог увидеть золотую вспышку.

Молодой Аунадар поднялся и попытался атаковать быка, но все его попытки не увенчались успехом – чудовище будто не обращало внимание на юношу и пыталось раздавить вечно уворачивающегося Азуна золотыми копытами. Пока Томдор наблюдал, король успел отскочить и ткнуть мечом аккурат в глаз монстра. Последовала вспышка, и глазное яблоко монстра, оказавшееся самым настоящим драгоценным камнем, отлетело в ближайшие кусты.

Бык загудел, а оранжевый дым показался теперь не только из ноздрей и рта, но и пустой глазницы.

Яд. Он мог навредить королю. Томдор поднялся на ноги и отвлёк на себя монстра. Бык напал на барона, но он был умелым воином, и, парировав выпады рогов быка, вогнал меч в пустую глазницу, разгоняя в стороны оранжевый пар.

Бык же лишь мотнул головой, вырывая меч из рук барона, который тут же оступился и упал, отчего темнота в его глазах стала еще гуще.

Король набросился на чудовищный механизм и вонзил меч в его второй глаз, после чего бык снова раскрыл рот и выпустил облачко очень густого оранжевого пара.

Бык сильно толкнул короля, и тот упал на одно колено, но сделал рискованное движение, выставив свой меч в сторону монстра. Ему повезло – чудище налетело прямо на меч, вогнав его себе в пасть по рукоять.

Клинок вышел с задней стороны головы быка, сопровождаясь металлическим треском и вытекающей чёрной жидкостью.

Острые рога монстра застыли в сантиметре от глаз короля. Спустя пару мгновений, бык повалился на бок и, издав несколько механических звуков, перестал двигаться.

Тишина в мгновение ока спустилась на поле битвы, заполонённое оранжевым паром. Король поднялся на ноги, его плечи часто опускались и поднимались. Аунадар, единственный из воинов, все еще держащий меч в своих руках, подошёл к телу монстра и пару раз ткнул в него клинком своего оружия. Томдор поднялся на ноги и двинулся к королю. Он должен был сказать ему, что герцогу Бхеру требовалась скорейшая помощь.

Барон остановился. Король стоял неподвижно. Кожа вплотную облепила его лицо, на котором застыла гримаса ужаса. По его седой бороде стекал пот.

Король только губами произнёс несколько слов, после чего упал к рогам быка. Барон Томдор почувствовал предательскую слабость в коленях и беспомощно упал на пол.

- Что случилось?! – закричал Аунадар, - Герцог и король отравлены? Бык же даже не касался их!

Томдор обмяк на руках подбежавшего к нему юноши. Он знал, что должен был заставить его действовать, иначе дом Обарскиров погибнет.

- Ботинок, - хриплым голосом сказал барон. Ощущения были такие, будто кислота разъедала его горло изнутри, - Правый ботинок…короля…там…палочка.

Аунадар несколько секунд смотрел на Томдора, будто пытаясь понять смысл его слов, после чего бросился к королю и, сняв с него ботинок, достал аккуратную палочку из слоновьей кости, вшитую прямо в корпус сапога короля.

Томдор кивнул, мысленно проклиная юношу за его медлительность. Полоска света в его глазах становилась все меньше, а темноту заполоняли различные змеи, пауки и бесы, готовые забрать сознание барона как только его воля дрогнет.

Аунадар подошёл к барону с палочкой и непониманием на лице.

- Сломай её, - попытался прорычать барон, но его слова были лишь хриплым шёпотом.

Юноша застыл с палочкой в руках. Возможно, он не расслышал слова Томдора, а возможно его язык уже начал заплетаться. Он повторил свои слова, но юноша остался неподвижен.

Из последних сил барон схватил юношу за руки и сжал их. Палочка, зажатая между сильными руками Аунадара Блефа, сломалась, подобной хрупкой кости.

Раздался знакомый гул, и на поляне появилась серебреная монета, которая спустя пару мгновений увеличилась до размера дверного проёма, после чего разделилась, открыв множество порталов, из которых на лесную поляну хлынули солдаты в фиолетово-белых тонах, жрецы Тиморы в своих серых одеждах и волшебники в фиолетовых робах. Последним появился Вангердагаст, одетый в знакомые красно-чёрные одеяния. Придворный маг сыпал приказами направо и налево.

Маг присел у тела короля, после чего задрал голову и что-то закричал, но барон Томдор уже не слышал ничего. Полоска света окончательно покинула его зрение, и его сознание провалилось в темноту.

Все хорошо. Король спасён. Вангердагаст позаботится о нём. Все хорошо.

С этой мыслью барон позволил себе ослабить хватку…