Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))

Просмотр профиля: RoK
Offline

RoK


Регистрация: 17 мар 2018
Активность: 08 май 2019 22:39
-----
Мои темы

Королевства Загадок. Правила клуба

01 Май 2019 - 01:37


Правила клуба

 

 

- Я этого не делал, - вежливо уверил дворецкий.
Дюжина людей, выстроившихся в линию в прихожей Клуба Браввортов, продолжали стоять не шевелясь, что выглядело угрожающе. Их твёрдые, молчаливые взгляды говорили о том, что присутствующие уже признали слугу виновным, пусть даже пока только в мыслях. Тем не менее, на их лицах отражались странно тусклые эмоции – недовольство вместо гнева, раздражение вместо ярости. Не того ожидаешь от толпы, стоящей перед обвиняемым в убийстве одного из них. Сам дворецкий, впрочем, был этим не удивлён. Бравворты могли быть весьма безразличными, особенно когда дело не касалось чего-нибудь особо экзотичного, как, например, техники кузнечного дела клана давно вымерших дворфов, или марки столового вина, с которой следует подать чёрную рыбу-дьявола с Побережья Мечей.
- Как думаешь, они тебе верят, Утер? – спросил коренастый стражник, крепко держащий слугу за руку, и тут же ответил – Отнюдь, как и я.
- Отнюдь нет, - поправил обвиняемый. При виде пустого взгляда стражника, Утер объяснил: - «Отнюдь» означает «совсем», а не отрицание.
- Подобные заумности лишь доказывают, что ты достаточно умён, чтобы совершить такое преступление, - ответил страж, сильнее сжав руку. – Твоя внешность уже наталкивает на размышления.
Последняя фраза была такой же бессмысленной, как и сдерживающая – предположительно – хватка стражника. Внешностью, которую можно описать только как «демоническая», Утера одарило неудачное заклинание. Кожа огрубела и приобрела закоптело-багровый оттенок; маленькие, но заметные клыки выбивались из-под тёмных губ. Пара загнутых рогов на голове служила не только для усиления впечатления – они были острыми, точно клинок убийцы. Ещё и физической силой Утер теперь обладал не менее устрашающей - если бы он захотел, то смог бы стряхнуть конвоира лишь слабым движением плеча, и разбить кандалы на запястьях, просто потянувшись.
- Лишь одно спасёт тебя сейчас, - продолжал стражник, проталкивая Утера в дверь. – Хороший адвокат.
- Хитроумный оксюморон, - усмехнулся дворецкий, прищурив жёлтые глаза-разрезы. Получившееся выражение являло собой странную смесь веселья и злости. – А говорят, в городскую стражу хотят вступить только кретины.
Небольшой выводок детишек, всегда околачивающихся перед входом в Клуб Браввортов, разразился хором насмешек, когда демоноподобный слуга появился на улице. Он постоянно гонял прочь этих прохвостов, всегда имевших обыкновение обчистить карманы любого члена клуба, достаточно пьяного или глупого, чтобы предоставить им такую возможность. В свою очередь, беспризорники издевались над дворецким всегда, когда выпадал шанс – привязывая палочки к головам в качестве рогов и изображая ужас при виде его устрашающих черт. Но на самом деле эти перепалки давно стали игрой между детьми и слугой. И теперь, увидев наручники на запястьях Утера, они проглотили издёвки и просто таращились на него в подавленной тишине.
Один из стоявших в самом конце группы мальчишек – щуплый, но отважный – подобрал вывалившийся из мостовой камень и прицелился в голову солдата, не защищённую ни шлемом, ни даже волосами. Он отвёл руку назад, готовясь бросить снаряд, но чья-то твёрдая ладонь прервала манёвр. Паренёк вскрикнул от неожиданности. Несколько человек оказались достаточно ловкими, чтобы незамеченными подобраться к уличным сорванцам, никого из них не насторожив.
Артус Цимбер, однако, когда-то и сам шнырял по тем же безнадёжным улочкам и искал убежища в тех же заброшенных лачугах, что эти дети теперь зовут своим домом. Годы походной жизни, полной путешествий, отточили те навыки выживания, что он здесь приобрёл – и укрепили их чуточкой приобретённой мудрости.
- Сделаешь только хуже, - предупредил Артус, высвободив предполагаемый снаряд из хватки паренька и бросив на землю.
Стук камня о камень привлёк злобный взгляд конвоира:
- Что происх?… - но когда он заметил стоящего среди детей мужчину, то прервался на полуслове и покачал головой. – Цимбер. Вижу, все ещё шаришься по выгребным ямам? Не пора ли тебе найти друзей своего возраста?
- Как только я их нахожу, Орсини, ты их тут же арестовываешь, - пересекая грязноватую, мощёную дорожку, он шутливо поинтересовался: - Что же он такого сделал – помял пальто не того человека в оперном гардеробе?
- Только то, что действительно имеет значение, - всё, что сказал Орсини.
Этот ответ заставил Артуса отступить на шаг. Он знал сержанта Орсини ещё с тех времён, когда он сам шнырял по этим улицам. Для Пурпурного Дракона – такое название носили самые доблестные из солдат короля – у него был на удивление гибкий взгляд на закон. Орсини позволил многим ворам избежать поимки – если они действительно в чём-то нуждались, и их преступления были продиктованы лишь выживанием, а не жадностью. Но одну вещь солдат принимал серьёзно – убийство. Он преследовал мужчин и женщин, обвиняемых в оном, со страстью, граничащей со слепой яростью. Будто бы каждое убийство было нападением лично на него самого.
- Меня обвиняют в убийстве нашего дражайшего графа Леонска, - подтвердил опасения Утер.
- Самое время кому-то с ним разобраться, - пробормотал под нос Артус, а затем, громче, уточнил: - А почему они решили, что ты переплюнул в этом деле других «почитателей» графа?
Слуга изогнул зловеще-острую бровь:
- Потому что я – дворецкий, а в библиотеке Браввортов чуточку больше тэйских детективных историй, чем нужно. В итоге свершилось – меня превратили в клише. Наверняка очень гордятся собой.
- Забыл упомянуть тот факт, что это ты оказался первым на месте преступления, - вклинился Орсини – голос жёсткий, тело напряжено. – И полклуба перед этим слышало, как ты угрожал смертью почтенному графу.
Подробности Утер адресовал в ответ Артусу, не вояке:
- Одна из крылатых обезьян сбежала из библиотеки, - пояснил он. – Я преследовал беглянку по всем задним залам, надеясь поймать до того, как леопард леди Элинны её учует. Во время погони я услышал звуки какой-то кутерьмы в одной из комнат. Когда дверь, наконец, удалось открыть – при втором свидетеле, - дворецкий намеренно выделил окончание фразы, но сержант Орсини абсолютно никак не отреагировал. – Тело графа было обнаружено… в весьма неприглядном состоянии.
Утер не стал даже объяснять свою угрозу графу Леонска. Не было необходимости. Артус и сам был в комнате отдыха в тот день, когда граф, используя методы, доведённые им до совершенства в бытность жалким пьянчугой, вызвал очень публичную и очень, прямо-таки пугающе яростную реакцию Утера. Дворецкий редко попадался на подобные приманки, закинутые членами клуба – настолько редко, что данный инцидент живо отпечатался в памяти всех, кто оказался ему свидетелем.
- Ну, - обронил Артус мгновение спустя, - с очищением твоего имени у нас не должно возникнуть особых проблем.
- Судя по использованию множественного числа, могу заключить, что ты поможешь доказать мою невиновность?
Орсини потянул Утера за руку, надеясь заставить того двигаться к зарешёченной повозке, ждущей выше по улице на главной дороге. С тем же успехом офицер мог пытаться сдвинуть здание Клуба Браввортов со своего магически укреплённого фундамента.
- Не трать время, Цимбер, - сказал он. – Городская стража проведёт собственное расследование.
Утер бросил короткий жёсткий взгляд на лысую макушку Орсини.
- И это в точности та причина, по которой мне нужен кто-нибудь хотя бы с толикой мозгов, чтобы найти настоящего убийцу, - дворецкий прорычал слова так, что конвоир задумался, как же глубоко укоренился демонический фасад слуги.
- Сделаю всё возможное, - уверил Артус. – Надеюсь то, что я не состою в клубе, никак не помешает.
- То, что ты не один из Браввортов, лишь ещё больше заставляет меня желать твоей помощи, - хмыкнул дворецкий. С лёгкостью стряхнув вялую хватку Орсини, он положил ладони на плечи Артуса. – Мою защиту не просто будет выстроить. Нужно учесть моё… состояние, а также особенности места убийства.
- Где?
- Комната Переговоров.
С этими словами Утер двинулся по узкой улочке. Орсини пришлось шевелиться, чтобы поспевать за ним – на каждые два широких шага слуги приходилось три его. Артус отстранённо наблюдал за ними. Его ум уже сконцентрировался на сложностях предстоящего задания.
Неверное заклинание, исказившее внешность Утера, сделало его невосприимчивым к любой другой магии, включая заклятья, которые городская стража использовала для определения правдивости утверждений подозреваемых. А ещё чарами не добыть никаких улик с места преступления. Комната Переговоров стала зоной «мёртвой магии» за пару дней до случившейся с Утером неприятности, причём из-за тех же сотрясших мир событий, из-за которых невинное заклинание вышло из-под контроля и изменило беднягу. Вызванная кризисом Смутного Времени нестабильность магического плетения превратила Комнату Переговоров в место магической пустоты, где ни одно заклинание не могло быть прочитано, а зачарованные предметы переставали работать.
Артус всё ещё обдумывал способы, которыми можно было преодолеть неожиданно возникшие препятствия, когда миновал порог Клуба Браввортов.
Несколько членов все ещё шатались во входном зале, однако большинство вернулось к тем делам, что привели их сегодня в клуб. Мрачный малый из Армота, по имени Григ Помладши, обсуждал сильные стороны малхорандских заклятий-ловушек с парочкой женщин-дворфов, близнецов, обеих названных Исилгиовэ - по какой-то неизвестной даже им причине. Сэр Хэмнет Хоклин излагал тонкости охотничьих ритуалов гоблинов племени Батири из Чульта Гарету Трюсильверу, недавно повышенному до капитана за доблесть, проявленную во время крестового похода против Туйганской Орды. В ближайшем углу девушка-эльф по имени Синдрик подсчитывала деньги, собранные ею для Защитного Фонда Лорда Онована, несмотря на тот факт, что этого незадачливого выходца из Долин довольно-таки насмерть перекусила гигантская ящерица, несколькими месяцами ранее.
Они спорили на такие темы и защищали такие доводы, которым немногие за пределами клуба уделили бы хотя бы мгновение своих размышлений. Именно эта коллективная энергия и привлекла Артуса к Браввортам. Интеллект и усилия, концентрируемые на запутанных и тёмных материях этими известнейшими исследователями, этими выдающимися искателями приключений, заставляли его ум работать быстрее, закаляли приверженность его собственному делу – поиску легендарного Кольца Зимы, существование которого письменные источники отвергали уже десятилетия, называя полнейшим вымыслом. А сейчас эта страсть к тайному и неизведанному, эта черта его нанимателей, которая так воодушевляла Утера, укрепляла и решимость его союзника доказать невиновность демонического дворецкого.
Артус проложил путь среди людей в прихожей, но столкнулся с шумным и непроходимым заслоном через несколько шагов по коридору. Горная красавица по имени Гуйгенора, чей буйный нрав словно добавлял огня её длинным рыжим волосам, препиралась с одним из наиболее влиятельных людей из входящих во внутренний круг Клуба Браввортов. Её оживленные жестикуляции мешали Артусу проскользнуть мимо; нескончаемость и непрерывность её гневной тирады не давали возможности вежливо попросить пропустить.
- Ты что, слабак? – бушевала она. – Или слепой? У Утера были и мотив, и возможность для убийства. Он стоял у дверей Комнаты Переговоров в одиночестве, когда я на него наткнулась. Всё ещё можно было слышать, как Леонска копошится внутри – пьяный, но вполне себе живой.
Без промедления Гуйгенора заколотила по дубовой облицовке кулаком. Не то, чтобы это действие удачно передавало те звуки, что она слышала из Комнаты Переговоров, но всё же её целью был эффект, а не точность. А потому, излишняя драматичность увенчалась успехом – внезапно по обеим сторонам живого заслона образовались аж четыре ряда людей, прислушивающихся к её праведному гневу.
- Но использовал ли Утер свою силу, чтобы выломать дверь? – тем временем продолжала Гуйгенора. – Нет! Во имя Торма, он послал меня за ключами! И что же это Утер вдруг делает без собственных ключей? Ответ очевиден – всё это время они были у него с собой! Отослав меня прочь, он использовал личный набор, чтобы открыть дверь, шмыгнуть в комнату и убить графа Леонска. Затем выбрался обратно, вновь запер дверь и ждал, когда я вернусь с запасными. Любой кретин – кроме, возможно, тебя – понял бы, что другого объяснения просто быть не может!
После яростной речи на мгновение повисла потрясённая тишина. Мужчина постарше, с благодушным выражением лица, на кого и была направлена словесная атака, лишь покачал головой:
- Ты слишком сокрушена смертью своего наставника, моя дорогая, - сказал Маррок де Ландуан. – Иначе не обращалась бы ко мне с такой дерзостью.
Гуйгенора несколько секунд запиналась, пытаясь подобрать ответ. Злость на пренебрежительность тона и на смерть друга выплеснулись, наконец, в виде слёз. Грубо оттолкнув Артуса с пути, она пробилась через набитый людьми коридор, совсем так же, как пробивалась за всю жизнь через множество заснеженных горных проходов.
Лицо Маррока казалось полным отеческой заботы за молодую девушку, но Артус уже видел подобное ухмыляющееся, глупое выражение. Почтенный мужчина сохранял эту пустую улыбку для тех, кого находил неприятными, ниже достоинства его персоны, богатой и влиятельной. Маррок был человеком внушительных возможностей, положения и достижений, внушительных даже для настолько украшенного героями военных лет и именитыми аристократами общества, как Общество Авантюристов Бравворт. Разумеется, для него Гуйгенора, без оговорок, была просто выскочкой.
Улыбка не сошла с его лица, когда Маррок заметил стоящего поблизости Артуса. Затем внезапно исчезла, перейдя в выражение сильнейшей усталости.
- Убереги меня Мистра от всякого сброда, - пробормотал вельможа. Артус открыл было рот для ответа, но Маррок уже повернулся к нему спиной и направился прочь.
Бурча что-то сквозь стиснутые зубы, Артус добрался до Комнаты Переговоров. Он следовал путём, который сложно было бы отметить на карте даже несмотря на годы его походной практики; Клуб Браввортов по планировке напоминал лабиринт, да к тому же не был стеснён рамками архитектурной логики – столько магии было использовано при его возведении. В некоторых местах даже углы вели себя не так, как положено углам. А в других кратчайшим расстоянием между точками необязательно была прямая.
Вся эта причудливость делала Комнату Переговоров тихой гаванью для тех немногих членов клуба, кто не был впечатлён магами и колдовством. Сокрытая в одной из наиболее уединённых секций клуба, эта комната полностью могла быть описана выражением «четыре стены и крепкая дверь». В ней не было тайных проходов, магических порталов, и даже окон. Пол и потолок ничем не отличались от своих собратьев в самых обыкновенных и ничем не примечательных домах – может, были чуть более аккуратно подогнаны и, в любое другое время, чище отмыты – но в остальном абсолютно идентичные. Две вещи, которые сейчас явно выделяли Комнату Переговоров среди остальных подобных помещений – количество крови, забрызгавшей все стены, и едва прикрытое, явно страдающее избытком веса тело на столе для переговоров в самом центре комнаты.
- Что ж, возьмём горгону за рога, - произнёс сэр Хидель Понтифакс – маг, хирург, иногда Военный Волшебник и всегда Бравворт. Он подал знак стоящему в дверях Пурпурному Дракону, отлично справлявшегося со своей работой не впускать никого, включая Артуса.
- Будь хорошим солдатиком и дай моему писарю войти. Скорее всего, мне понадобится его помощь, если я хочу закончить медицинский осмотр, который запросил твой сержант.
Артус вырвал пару страниц из журнала, всегда болтающегося на широком кожаном поясе; обитая кожей виверны книга была зачарованной, поэтому даже не открывалась в комнате мёртвой магии. Затем он поднырнул под протянутой рукой стража и поспешил к столу.
- Спасибо, Понтифакс. Я надеялся, ты будешь тут.
Пузатый маг навис над трупом.
- А я всё ждал, что ты появишься. То самое грязное дельце, в котором невозможно не запачкать пальцы. Знаешь, они обвинили Утера.
- Я сказал ему, что помогу очистить его имя.
Понтифакс поднял взгляд.
- Хорошо! Значит, теперь у твоей назойливости есть благородная цель.
Артус пропустил заявление мимо ушей – ведь это, как всегда, было просто добродушное подшучивание со стороны его самого надёжного друга. Он не ответил и даже не почувствовал обычного желания съязвить в ответ, да поострее. В успокаивающей тишине они оба взялись за свою работу. Понтифакс изучал убиенного и периодически бормотал наблюдения для записи. Артус сделал очень грубый набросок тела и оставлял заметки.
- Что ты думаешь о кинжале? – поинтересовался Понтифакс после окончания первичного осмотра.
Граф Леонска, может быть, умер от любого из дюжин глубоких порезов на теле, лице и руках, но самая очевидная и страшная рана была нанесена ножом, торчащим теперь из груди. Лезвие пряталось внутри тела, но золотая рукоять сияла отражённым светом многочисленных свечей.
- Символы жентийские, - отметил Артус. – Какое-то ритуальное оружие?
Понтифакс что-то невнятно пробормотал. Его белые, похожие на облачка брови сошлись вместе над голубыми глазами – словно создавая эффект надвигающейся бури.
- Труп был бы обезображен ещё больше, - ответил он.
Кровь слегка забрызгала руки и одежду графа, но большинство ран были чистыми. Единственное исключение – измазанный багровым рот. Сухим концов пишущего стилуса Артус оттянул разбухшую губу. Зубов не было – все были разбиты, причём многие до самых дёсен.
- Что это? – протянул Артус. Наклонившись поближе, он почувствовал змеящуюся по спине дрожь – мёртвые глаза Леонски словно следили за ним. Совсем слегка дрожащими руками он вытащил из щели между двумя сломанными зубами маленький клочок тёмного материала. – Кожа, похоже. Кусочек кляпа?
- Это бы объяснило, почему Леонска не звал на помощь, когда подвергся нападению, - согласился Понтифакс. Сложив короткие толстые пальцы домиком, маг нервно мерял шагами комнату. – Утер слышал возню, но не крики. Поэтому и не стал выламывать дверь.
- Гуйгенора считает, что пьяный граф просто шатался внутри, когда она убежала за ключами. Когда я пришёл, она терзала Маррока своими подозрениями...
- Только этой молодой особе и делиться подозрениями, - фыркнул Понтифакс. – Когда стража поинтересовалась, почему она вообще там оказалась, она поведала, что Леонска оставил ей записку, в которой звал её в Комнату Переговоров. Но теперь она не может её найти.
- А что касается утверждений о том, - продолжил он, -  что граф всё ещё был жив, когда она услышала шум – это всё чепуха. Убийство вышло весьма продолжительным по времени, и они слышали лишь окончание, не начало.
- Думаешь, Гуйгенора в этом замешана? – спросил Артус, обведя рукой стену c договорами и торговыми соглашениями – все из которых были подписаны в этой комнате. Кровь забрызгала каждый из них. – Какое же оружие она использовала?
- Я слышал о таких убийствах… работе наёмников Козакура, что далеко на востоке. Они называют себя «ниндзя». Иногда они оставляют после себя разбросанное повсюду месиво, прямо как здесь, - сказал Понтифакс. – Выглядит так, будто графа ударили ножом, нанесли порезы, а потом быстро закрутили, чтобы кровь попала на стены.
Никто из мужчин не стал комментировать, что даже для поднятия туши графа понадобился бы кто-то невероятно сильный. Эта мысль пришла в головы им обоим – как и то, что Утер, возможно, был единственной персоной в клубе, кто смог бы сделать такое без волшебства.
Понтифакс вернулся к столу и уставился на открытую дверь.
- Интересно, как этот мерзавец выбрался из комнаты после того, что сделал с Леонска.  Утер сказал, что шумы не прекращались до тех пор, пока не вернулась Гуйгенора с ключами. Дверь оставалась плотно закрытой – и запертой – до тех пор, пока он не открыл её.
- Ты же не думаешь, что убийца всё ещё прячется здесь?
- Комнату уже три раза обыскивали. Проверили на наличие сдвижных панелей и прочей подобной ерунды. Ничего. А никакая магия здесь не сработает.
Артус пнул ногой кучу изношенного тряпья, которую нашёл в углу. Побитый молью плащ, толстые перчатки и длинный запачканный шарф – всё аккуратно свёрнуто и сложено. На самом верху лежала широкополая шляпа, окрашенная в цвет вороньих перьев.
- Всё это принадлежало Леонска?
Понтифакс кивнул.
- В этих лохмотьях его и видели, когда он пришёл в клуб этим утром. Его обычный наряд.
- И не подумаешь, что владелец такой неприглядной одежды будет заботиться о том, чтобы её сложить, да ещё так аккуратно, - Артус приподнял уголок весьма аляповато разукрашенного шарфа и добавил: - Для графа весьма скудное чувство стиля.
- А его навыки общения и того скуднее, - подхватил Понтифакс. – Как и почти всегда по утрам, Леонска вернулся сюда с полным бурдюком вина и единственной целью – упиться до полуобморочного состояния, - он вяло махнул рукой в сторону трупа. – Только вот сегодня ему так и не довелось выбраться отсюда и пойти нарываться на драки, как обычно. Хотя боец из него абсолютно никакой…
- В кои-то веки я полностью с вами согласен, сэр Хидель. Ни одна армия не взяла бы Леонску в военный поход, даже в качестве носильщика.
Артус и Понтифакс повернулись к двери, чтобы обнаружить Маррока де Ландуана, стоящего в проходе и оглядывающего их с отточенным отсутствием интереса.
- Я подумал, что обнаружу тебя здесь, Цимбер. Если ты закончил помогать сэру Хиделю с осмотром тела, я бы хотел перекинуться парой слов.
Вельможа не стал дожидаться ответа. Подхватив Артуса за руку, он вывел его из Комнаты Переговоров и повёл по узкому коридору. Все Бравворты почтительно сторонились к стенам или ныряли в дверные проёмы, пропуская мужчин.
- Пропуск у меня с собой, - предупредил Артус. Он потянулся к нагрудному карману, за тонкой карточкой из кожи, обеспечивающей проход к некоторым помещениям клуба – библиотеке, комнате отдыха, главному бару – хотя он и не являлся полноценным членом. Движение было самопроизвольным; пропуск – единственное, что Маррок когда-либо требовал от Артуса.
- Уверен, так и есть, - отмахнулся Маррок. – Ты считаешь Утера другом, ведь так?
- Конечно.
- Он вляпался во внушительную кучу… проблем.
- Знаю. Я наткнулся на него перед клубом, - поделился Артус. – Он попросил меня…
- Несмотря на то, что там некоторые члены клуба думают, - продолжал Маррок, не заметив или не обратив внимания на то, что он перебил Артуса, - я верю в его невиновность.
- Согласен. Утер попросил…
- Ранее ты застал меня в очень плохом расположении духа. Так же, в прошлом у нас были некоторые разногласия…
Артус сдержал ухмылку. Маррок собственноручно заблокировал его вступление в клуб целых три раза – за столько же лет. В глазах вельможи никакие достижения в качестве учёного, исследователя или историка не могли уравновесить низкого происхождения Артуса.
- И всё же я всегда находил тебя… сообразительным, - пауза ясно дала понять, что Марроку пришлось далеко закинуть сеть поисков, чтобы найти подходящее слово. Следующая фраза показала, насколько далеко: - По-своему.
Такая непреднамеренная пренебрежительность была ещё досаднее потому, что её бросили как бы между прочим. Артус выскользнул из фамильярной хватки дворянина, сделав вид, что шнурует ботинок потуже. После этого какое-то время они шли в тишине, направляясь к невероятной библиотеке в центре здания.
Наконец, Маррок снова заговорил. Артусу показалось, что снисходительности в его голосе при этом слегка поубавилось.
- Политика заслуживает больше твоего внимания, - уклончиво начал он, затем сам себя одёрнул. – Нет, позволь мне быть откровенным. Некоторые из почтенных членов – а Хэмнет Хоклин особенно рьяно – считают Утера виновным. Я уважаю их, но всё же чувствую, что они ошибаются в своих заключениях. С моей стороны будет не очень мудро в открытую подвергать их слова сомнению, но я также должен…
- Раз уж вы так откровенны, - предложил Артус, - как насчёт перейти сразу к той части, где появляюсь я?
- Я хочу, чтобы ты нашёл убийцу.
Артус в третий раз начал было объяснять Марроку, что он уже пообещал Утеру именно это, но решил посмотреть, что хочет сказать вельможа.
- Пожалуй, могу попробовать, - отозвался он.
Сокрытие истинных эмоций никогда не было одной из сильных сторон юноши. И предпринятая попытка привела лишь к тому, что Маррок ошибочно принял столько поспешно надетую маску простофили за полную незаинтересованность.
- Ты отлично подойдёшь для этой роли, Цимбер, - заверил дворянин. – Хотя бы выслушай меня. Ты ведь понятия не имеешь, с какой неохотой я прошу у тебя помощи.
- О, думаю, имею. Но почему я?
- Чтобы поймать преступника, используй другого преступника, - ответил Маррок, и на этот раз оскорбление было тщательно выверенным. – Твой отец был разбойником - даже не думай, что клубу об этом не известно. Ты потерял должность писаря при суде, когда тебя застали за попыткой вытащить его из тюрьмы. Ещё можем обсудить обвинения в убийстве, выдвинутые против тебя в Тантрасе. Нет нужды продолжать, не так ли?
Гнев заставлял слова Маррока звучать резче, делал их острыми точно бритва, но голос при этом оставался спокойным. Они добрались до небольшой, открывающейся в библиотеку комнатки, где небольшая группа мужчин и женщин обсуждала недавнюю экспедицию на дальний север, проспонсированную обществом. Вообще говоря, Артус мог пронестись через весь клуб с копьём в боку, и всё равно бы не привлёк ничьего внимания. В тот момент, когда Маррок де Ландуан вошёл в комнату, именно он стал её центром.
- Вот тот человек, которого нужно спросить, - объявил один из беседующих. – Скажи, Маррок, старина, когда этот йети, Филира, добытый в экспедиции, будет готов к показу?
Превращение экзотических животных в экспонаты, похоже, являлось единственным практическим навыком, которым обладал Маррок де Ландуан. И он ненавидел это обсуждать – факт, который остальные члены всегда особенно выделяли в своих почти нескончаемых дружеских беседах. Маррок никогда и не собирался раскрывать своё необычное умение своим приятелям. Однако мастера, которым Бравворты доверяли свои необычные, часто незаменимые трофеи, так плохо выполняли работу, что вельможе пришлось выступить вперёд и спасти завсегдатаев клуба и библиотеку, в которой все эти ценности и выставлялись, от дальнейших насмешек.
- А? – отсутствующе переспросил дворянин. – А, йети… в любое время.
Благородный господин развернулся обратно к Артусу, и выражение его лица не так уж и отличалось от ужасающего оскала упомянутого снежного зверя.
- Утер для общества важен в большей степени, чем бесполезен и вреден ты, - прорычал он. – Найди убийцу и я… помогу тебе стать полноправным участником.
Отворачиваясь, Маррок беззвучно шевелил губами, словно пытаясь согнать с них мерзкое послевкусие только что сделанного предложения. По дороге он миновал Понтифакса – очевидно, маг следовал за ними из Комнаты Переговоров на безопасном расстоянии. Парочка обменялась сдержанными, если не сказать холодными, приветствиями.
- Маррок аннулировал пропуск, который я тебе выдал, да? – в лоб спросил Понтифакс. – Прости, парень. Он в таком паршивом настроении с тех пор, как померла его любимая гончая. Кажется, он звал её Кезеф, хотя почему кому-то взбрело в голову назвать питомца по имени такого чудовища…
Артус потряс головой, все ещё немного обескураженный предложением Маррока.
- Он собирается помочь с полноправным членством. Если я очищу имя Утера, то стану Браввортом.
- Самое время, - обрадовался Понтифакс. – Конечно, если найдём злодея.
Артус похлопал колдуна по спине.
- Найдём. Так, ты изучи зацепки здесь – записка, как-бы-потерянная Гуйгенорой, кинжал, всякое такое. А я собираюсь кое с кем поговорить. Правда, не без помощи.
- Не без помощи? – повторил Понтифакс, на чьём лице явно читалась озадаченность. – С кем же тебе нужно пообщаться, если ты не можешь сам с ним поболтать?
Искорка триумфа сверкнула в карих глазах Артуса.
- С графом Леонска.
*****
- Душа, которую ты ищешь, не числится в моих записях, - сказала странная, полностью лишённая тела голова, парящая над невысоким алтарём. Слова жужжали в мозгу Артуса, вились вокруг его мыслей точно мухи. Ощущение было столь же необычным, как и черты призрака – а точнее, их отсутствие. Гладкость серого лица нарушали только два выпученных желтых глаза.
- Как такое возможно, о, Писарь Мёртвых? – нараспев протянул коленопреклонённый жрец напротив Артуса.
- Я не знаю причин – только правду, которую до вас и доношу.
- Но ведь все мертвецы – твои подопечные! Можешь поведать нам, где же сейчас душа графа Леонска?
Возникла пауза. Затем две толстые сальные свечи на алтаре начали дымиться. Черные, масляные кольца поднимались вверх, корчась, как змеи, но не поднимались выше подбородка эфемерного создания.
- Раз ты так настойчиво надоедаешь мне, слуга Бога Свиткомарателей, - угрожающе начал Писарь Мёртвых, - то я дам свой ответ лично!
Дым сгустился в подобие развевающегося плаща; неосязаемая голова начала обретать плоть…
Священник потушил свечу привычным взмахом смуглой руки. Призванная сущность в колышущемся плаще на какое-то время задержалась над алтарём, затем растаяла. Её выпуклые жёлтые глаза исчезли последними. Но их зловещий взгляд, казалось, ещё долго пронизывал маленькую молельню, после того, как они наконец пропали.
- Ну и что мы из всего этого узнали, мастер Цимбер? – жрец распустил длинные белые рукава, до этого закатанные выше локтей. – Надеюсь, не только то, как вывести из себя сенешаля Ада.
Артус выпрямил скрещенные ноги и откинулся на коврик для молитв. Его надежды на быстрое расследование убийства не протянули и пары часов с того времени, как он покинул Клуб Браввортов. А сегодня, спустя несколько дней, юноша задумался – а не пытается ли он прыгнуть выше головы? Ритуал призыва Жергала сам по себе занял целых два дня. Не успеет пройти и декады, как сыщик начнёт планировать побег из тюрьмы.
- Ну, мы знаем, что Леонска не то чтобы живой, - произнёс Артус со вздохом. – Понтифакс проверил и убедился. Так почему же душа усопшего не отправилась в Королевство Мёртвых?
- Может быть, она в заточении у какого-нибудь мага? – предположил священник. – Или Жергал солгал нам. Я не обладаю ни могуществом, ни даром убеждения, которые вынудили бы демона сказать правду.
- Впервые, - со смешком объявил Артус, - Зинтерми, последователь Огмы, признаёт свою слабость.
- Слабостями наделены все живые создания, - отметил монах, осторожно собирая компоненты, использованные для призыва. Как и всегда, Зинтерми выполнял простые действия методично и изящно. – Например тебе не хватает способности признавать поражение.
- Это слишком важное дело, - отрезал Артус.
- Любое дело, за которое ты берёшься, становится «слишком важным», - сказал Зинтерми тем же поучительным тоном, который так бесил Артуса в бытность его студентом храмовой школы. – Ты не рассматривал возможность, что Утер действительно виновен?
- Говорю тебе, убийца – Гуйгенора. Её уже несколько дней никто не видел. Она явно залегла на дно. Мы с Понтифаксом собрали достаточно доказательств, способных убедить меня в том, что это совершила она.
- Но недостаточно, чтобы убедить власти, - напомнил священник. – Ты говоришь, что Гуйгенору не так давно застали за разговором с членами консульства Козакуры, но это не доказывает того, что она обучалась с ними, или наняла их ассассинов. Также ты раскопал слухи о неудачном романе между молодой леди и графом, но слухи эти не имеют подтверждения и не обязательно предлагают мотив.
Артус сел.
- Этих подозрений должно быть достаточно, чтобы расследование пошло по другому пути, но Хэмнет Хоклин и его подпевалы оказывают на стражу давление – настаивая на том, чтобы было выдвинуто официальное обвинение, а затем проведён суд. А без надёжной улики против Гуйгеноры – например, обнаруженного у неё кожаного кляпа или пропавшего бурдюка с вином, принадлежавшего графу, или если его дух подтвердит, что это она убила его – произойдёт именно это.
- Может быть, ты ищешь улику, которой не существует.
- Послушай, - раздражённо сказал Артус, - Гуйгенора что-то скрывает. Она утверждает, что родом из Долин. Но это не так. Понтифакс обнаружил, что она родилась в Жентильской Твердыне, что объясняет жентийские надписи на кинжале. – Он хлопнул себя по груди; там, под туникой, всю кожу покрывали пересекающиеся шрамы - работа жентийских палачей. – А если она имеет отношение к Твердыне, жди проблем.
Зинтерми задул последнюю ритуальную свечу. Масляные лампы по бокам от двери не давали комнате полностью утонуть в непроглядной тьме, но всё-таки тени ринулись из дальних углов и заскользили по лицу жреца. -  Твоё прошлое хранит вещи, о которых ты не говоришь с гордостью, - сказал он. – Разве твоя подозреваемая не может позволить себе такой же роскоши? Как минимум, мастер Цимбер, ты должен быть въедливее, беспристрастнее. Может, разберёшь историю Утера с таким же вниманием к противоречиям?
- Что ты имеешь в виду?
- Ты часто повторял его жалобы на законников. Он ведь весьма критически относится ко всем, кто владеет данной профессией, не так ли? Ты будешь удивлён, узнав, что он и сам побывал барристером. На самом деле, Утер – в какой-то мере член клана Фитц-Кевральдов, которые столетиями занимаются адвокатской практикой в Глубоководье.
Это откровение нельзя было назвать зловещим, но Артуса оно все равно смутило. Зинтерми умел подкапываться под фундамент самых тщательно выстроенных теорий Артуса, хотя, похоже, не испытывал по этому поводу никакого триумфа. В этом и заключалась его сила как учителя. Но настоящей причиной, по которой юноша так часто искал его советов, была привычка предлагать лучшее, более надёжное основание взамен разрушенного.
Мудрые слова, сказанные Зинтерми в тот вечер, предсказуемо оказались простыми:
- Собирай факты, прежде чем пытаться доказать теорию. Наблюдай, лишь потом делай заключения.
Возможность проверить этот совет на практике представилась Артусу вскоре после того, как он покинул храм. Может быть, это даже спасло ему жизнь.
Каждую третью ночь с момента убийства Артус посещал усадьбу Маррока де Ландуана. Дворянин потребовал молодого сыщика – потому что на просьбу это было совсем не похоже – предоставлять регулярные отчёты о продвижении поисков преступника. Покинув Зинтерми, Артус снова отправился на самые дальние задворки Сюзейла. Здесь раскинувшиеся земли родового гнезда Маррока c их аккуратно подстриженными садовыми фигурками и вышколенными слугами выступали последним бастионом города, прежде чем позволить путешественнику оказаться окружённым суровыми холмами и ещё более суровыми фермерами и охотниками.
Как и ожидалось, главные ворота были не заперты. Артус устало плёлся по длинной гравийной дороге, а спугнутые звуком его шагов кролики суматошно бросались искать укрытие. Безжизненный лунный свет укрывал мертвенной пеленой абсолютно всё. Сыщик поспешил уверить себя, что такой призрачный вид фруктовых деревьев, колючих изгородей и беспросветно-тёмного особняка – всего лишь игра его напряжённого и почти не отдыхающего воображения. Но правда была такова, что этой ночью даже самый приземлённый и скучный клерк счёл бы это место загадочным и пугающим.
Тёмная фигура отделилась от дерева и исчезла у входа в лабиринт из живой изгороди. Артус видел её всего секунду, но было ясно, что это – женщина. Должно быть, браконьер, решил он. Подобные ей достаточно часто шныряли по поместьям вроде этого – тщательно подстриженные лужайки делали мелкую дичь лёгкой добычей. Но эта особа явно была пьяна, и, скорее всего, сама запутается в силках, не поймав ужин. Артус даже слегка проникся симпатией к бедняжке, чьи голодные дети наверняка дожидаются еды в какой-нибудь лачуге на склоне холма.
Впрочем, сочувствие к ней быстро сошло на нет под напором последнего совета Зинтерми, зудящего на окраине разума весь вечер. Сперва юноша выругался, прокляв жреца за то, что теперь из-за него подозревал всех, даже несчастную пьянчужку. Тем не менее он начал осматривать окружение более тщательно и настороженно. И если бы не это решение, то наверняка парень упустил бы предательский шорох изгороди, раздавшийся прямо перед нападением.
Артус только вступил на нижние ступени ведущей к дому лестницы с колоннами, как женщина выпрыгнула на него из кустов, точно взбесившееся животное. Она как будто даже не замечала царапин, оставленных ветками на голых руках. Обеими ладонями она обхватила большой ритуальный нож. Бросившись к сыщику, незнакомка занесла оружие над головой.
Разворачиваясь к ней, Артус смутно подметил все эти детали – наравне с тем фактом, что профессиональным убийцей напавшая не являлась. Чёрный капюшон, закрывавший её лицо, может, и был излюбленной маскировкой ниндзя, но сама женщина уж точно не принадлежала к числу этих смертоносных ассассинов - атаковала неуклюже, двигалась неловко и скованно.
Артус с лёгкостью уклонился от замаха, затем пнув её ногой в грудь. Когда воздух вырвался из легких противницы, юноша ожидал услышать судорожный вздох, или даже увидеть, как она падает. Но она только лишь отступила на один маленький шажок, вновь занося нож.
Сыщик вытащил из-за обуха сапога собственный кинжал. Драгоценный камень в рукояти источал бледный магический свет, подсвечивая круг, достаточно большой, чтобы вместить обоих бойцов. Парень шагнул в сторону, избегая второго, такого же неуклюжего выпада. Когда нападавшая пролетела мимо, он опустил круглый эфес своего клинка прямо ей на затылок. Удар женщину никак не потревожил.
Однако из-за него ослаб пучок убранных под капюшон волос. Высвободившиеся локоны, словно змеи, устремились к плечам. Сперва Артус даже принял огненно-красные пряди за кровь – настолько насыщенным был их цвет – но затем его лицо озарило узнавание.
- Гуйгенора! – закричал он.
Выкрикнутое имя возымело эффект, которого не смог добиться клинок – женщина прервала атаку. Одной рукой она сорвала маску, скрывавшую бледные, пустые черты её лица. Пальцы другой медленно разжались, и нож выпал на гравий. Золотая рукоять, усыпанная жентийскими письменами – это оружие было близнецом того, что когда-то торчало из груди графа Леонска.
Но тут распахнулась дверь особняка. Из неё, с криками «Что здесь происходит?» и «Берегись, мы вооружены!», хлынула небольшая кучка слуг. Артус лишь на мгновение повернул голову, когда по спускающейся от крыльца лестнице застучали шаги. Этого хватило на то, чтобы Гуйгенора успела вновь скрыться в кустах.
Артус, может быть, и смог бы её поймать, но один из людей Маррока скрутил его сзади. Сыщик не успел даже вскрикнуть, как на него навалились ещё двое, придавив руки к земле и упершись коленями в спину.
- Вам нужна она! – прохрипел Артус. – Это она – убийца!
- Я думаю, теперь у нас достаточно доказательств этого утверждения, - вздохнул с верхней ступеньки Маррок де Ландуан. – Поднимите его, остолопы!
Артус принял протянутую руку слуги в ливрее.
- Кто-то должен оповестить стражу, - обратился он к дворянину.
- Уже сделано, - отозвался тот. – Разумеется, я уволю кретинов, помешавших тебе.
Раздражённым взмахом руки Артус отверг это предложение:
- Пустяки. Сейчас нужно думать о том, как найти Гуйгенору до того, как она причинит вред ещё кому-то. Девушка явно не в себе.
- Не бойся, - фыркнул Маррок. – Мои люди разыщут её. Тем временем, почему бы тебе не зайти внутрь? Стражники захотят выслушать твои показания, когда прибудут.
Во время предыдущих визитов Артуса принимали в фойе. И поскольку это внушительное помещение было построено так, чтобы удивлять – будучи по размеру как две комнаты, которые Артус арендовал у Джона Бритвы, продавца стрел – обязанность отчитываться именно здесь всегда оставляла у юноши ощущение, будто он посыльный, вошедший в дом не с той стороны. Теперь же Маррок вёл его по длинному, устланному коврами коридору, мимо портретов предков и до блеска начищенных доспехов – к большому, заставленному шкафами с книгами кабинету. Комната оказалась в точности такой, какой Артус мог бы её представить, словно картинка из справочника по стилю для старых кормирских толстосумов.
- Стоит поблагодарить Тимору, что ты не пострадал, - отметил Маррок из-за барной стойки с впечатляющим ассортиментом. Хотя звучал он при этом слегка раздосадованно. – Бренди?
Артус вежливо отказался. Он хотел было уже присесть на кушетку с великолепной обивкой, но вспомнил свои недавние катания в пыли и передумал. Парень мог бы отряхнуться, но это только привлекло бы внимание к тому, что он прошёл через жилище дворянина, оставляя за свой след из гравия и грязи. Внезапно ему захотелось обратно в фойе - ведь как играть роль посыльного, он, по крайней мере, знал.
В этот момент прибыл лакей, избавив сыщика от необходимости вести неловкие пустые беседы с Марроком.
- Прошу прощения, мь’лорд, - сказал он после осторожного стука в дверь, - Они нашли женщину.
- Вы надёжно её связали? – спросил Маррок, выказывая не больше интереса к теме, чем, к примеру, к вечернему меню своего соседа. – Где она пряталась?
- Верёвки ей не нужны, мь’лорд, - ответил слуга. – Мы нашли её… - он выдержал драматическую паузу, - … плавающей в зеркальном пруду. Мёртвой. Должно быть, рана от кинжала мастера Цимбера стала причиной.
- Клинком я её не задевал, - возразил Артус.
- Ну значит, это кто-то из поймавших её, - торопливо предположил вельможа. – Прошу меня извинить, Цимбер, я на минуту. Должен убедиться, что они не потревожат тело до прибытия стражи.
Маррок отставил бокал с бренди и подошёл к двери, где отдал длинную череду команд подобострастно склонившемуся слуге. Артус побрёл через комнату к шкафам с книгами. Как он и подозревал, он не нашёл ничего полезного, а те несколько свитков, что могли стоить потраченных на них чернил, выглядели нетронутыми – скорее всего даже непрочитанными.
Глухое скуление привлекло внимание юноши к двери слева. Он замер и прислушался. Когда звук раздался вновь, Артус понял, что это жалобный вой собаки. Он попробовал повернуть ручку, и обнаружил, что дверь не заперта – она широко распахнулась на хорошо смазанных петлях.
Комната была полна всевозможных странных существ и ещё более странных приспособлений. Змеевики c жидкостями разных цветов протянулись между лежащими на металлических столах каркасами животных. Шкаф за шкафом оказались забитыми ёмкостями с сердцами, мозгами и другими органами. Целая стена была увешана головами-трофеями всех размеров, форм и видов; другая же выставляла на обозрение любовно рассортированные пилы, ножи и другие инструменты, поблескивающие серебром в свете свечей. А в самом центре стояло чучело йети – с девственно-белой, словно свежевыпавший снег, шкурой и с толстыми мощными лапами, поднятыми над головой в вечной угрозе. Маррок обработал эту добычу так идеально, что казалось, будто зверь застрял между жизнью и смертью.
Что-то кожистое ткнулось в ладонь, и Артус отпрыгнул назад на шаг-другой. Жалко выглядевшая гончая попыталась обнюхать его руку своим носом. Пёс уставился на сыщика жёлтыми, остекленевшими глазами. Заскулил снова. Звук казался пустым, словно доносился откуда-то издалека.
- Кезеф, назад! – Маррок неожиданно возник рядом с Артусом. Он поднял собаку, которая даже не сопротивлялась, и отнёс её по другую сторону порога. Запирая дверь за скулящим животным, дворянин добавил: - Стареет. Сторожевой пёс из него уже никакой, как ты убедился.
Щёлкнул замок двери.
- Сентиментально с моей стороны, но я не смог с ним расстаться.
Артус знал, что эта была самая правдивая вещь из всех, что Маррок де Ландуан когда-либо ему говорил.
Вельможа тем временем продолжил в свойственной ему, лишённой интереса манере спекулировать на тему того, как быстро Утера могут освободить теперь, когда они доказали, что убийца – Гуйгенора, и это даже не подлежит ни малейшему сомнению. Из рассуждений Маррока выходило, что Артус слишком близко подобрался к разгадке тайны, поэтому женщина попыталась заставить его замолчать.
- Разумеется, я сдержу обещание, - закончил рассуждать Маррок, наполнив бокал в третий раз. – Можем провести церемонию вступления в члены клуба завтра же.
Когда сыщик не ответил, лицо Маррока посерьёзнело.
- Тебя что-то тревожит, Цимбер?
- Нет, ничего, - слишком быстро отозвался Артус. Потом выдавил улыбку: - А, ведь это так очевидно, когда меня что-то беспокоит, так что толку отрицать? Я знаю, что существует традиция – новый участник должен предложить обществу подношение. И я задумался, что же я могу такое придумать до завтра.
- Свобода Утера – достаточный подарок, - успокоил Маррок. – Да и душа графа Леонска упокоится с миром, зная, что ты нашёл убийцу.
- Ну конечно, - согласился Артус. – Разве я могу придумать лучший дар, чем правосудие?
Он, наконец, уселся на возмутительно дорогой диван.
- Знаете, думаю, сейчас я всё-таки готов выпить.
*****
Внушительный и величавый Зал Церемоний являл собой разительный контраст – в лучшую сторону – с остальными помещениями Клуба Браввортов. Его пределы освещались настоящими свечами. Ремесленники – не джинны или големы – сплели украшающие его стены гобелены. Одеяния, которые члены клуба здесь носили, не были высвобождены из гардероба какого-нибудь султана или вытащены прямиком из бездны Гадеса. Нет, это были простые мантии, созданные честным трудом, не усыпанные драгоценными камнями или вычурными излишествами из глубин истории. В Зале Церемоний такой одежды было достаточно.
Церемония посвящения тоже оказалась весьма скромной по времени. Она завершилась прежде, чем Артус понял, что она вообще началась. Юноша ожидал больше каких-нибудь ритуалов, больше помпезности. Он бы почувствовал себя обманутым, если бы не был так занят подготовкой презентации своего дара.
Пока церемония не завершилась, Утер отгонял самых любопытных из тех, кто пытался заглянуть под ткань, накрывавшую длинный ящик с подношением Артуса. Как только парень оказался один на простом деревянном помосте в начале зала и приготовился показывать, Хидель Понтифакс, вместе с тремя другими посетителями, передвинули всё ещё накрытую коробку в центр комнаты. Утер чуть заметно качнул головой с великолепными рогами и устроился в дверях. Члены клуба были слишком заняты рассуждениями о том, что же внутри, и даже не заметили, что по другую сторону от этих дверей нетерпеливо мечется сержант Орсини из городской стражи.
- Я благодарен оказанной мне чести, поэтому в знак признательности, - начал Артус, повторяя слова, которые ему было велено произносить, - я предлагаю сему благородному обществу дар непреходящей ценности, символ, по которому вы всегда будете ценить меня как члена общества. Это награда для вас всех.
И как только последнее слово повисло в воздухе, из ящика что-то медленно поднялось. Какое-то время белое покрывало цеплялось за предмет, очерчивая явно человеческую фигуру.
- Я предлагаю вам правосудие, - возвестил Артус. – Я предлагаю вам убийцу графа Леонска!
Простыня слетела, являя взору стоящую в сосновом ящике Гуйгенору. Потрясённые вздохи и недовольные крики прокатились над залом. «Некромантия! - завопил сэр Хэмнет Хоклин, - Так вот как ты демонстрируешь нам свою ценность, ты… ты… хорёк!» В лексиконе Хоклина не было ругательства страшнее.
- Гуйгенора не убивала графа! – рявкнул Артус, перекрикивая толпу. – Она стала жертвой того же негодяя, и по той же причине!
Мёртвая женщина вылезла из короба. Немигающие глаза изучали собравшихся, выискивая преступника. Найдя его, умершая дёргано подняла руку и указала пальцем.
Маррок де Ландуан не пытался сбежать. Как и что-либо возразить. Он просто сбросил накидку, обнажив превосходно скроенный дублет, дорогие, пошитые на заказ штаны и сапоги драконьей кожи. Когда сержант Орсини приблизился, дворянин протянул кинжал, рукоятью вперёд, ближайшему представителю Браввортов.
- Убедись, что это вернётся в оружейную моего поместья, - обронил он.
- Улика! – всё, что произнёс Орсини, перехватывая кинжал и засовывая за пояс. Со мстительной ухмылкой Пурпурный Дракон приказал – какое унижение! – немедленно обыскать Маррока на предмет скрытого оружия или, что даже опаснее, магических компонентов для плетения заклятий.
Толпа участников церемонии окружила сыщика, требуя правдивого рассказа об убийствах. И он объяснил – настолько понятно, насколько понимал сам.
- Граф Леонска подписал себе приговор, когда использовал своё влияние – и значительную часть клубных запасов ликёра – для того, чтобы его протеже получила доступ в ряды Браввортов, - начал юноша. – Маррок в это время отсутствовал по делам и не мог заблокировать её продвижение до полноправного члена общества. После возвращения он убедился, что граф больше не пропихнёт ни одну выскочку в Бравворты.
Как именно Маррок убил Леонску оставалось загадкой для Артуса, хотя никому не пришлось бы слишком уж сильно напрягать воображение, представляя, как граф спьяну неудачно падает на нож или выпивает бокал яда. А вот что произошло дальше, сыщик мог объяснить в деталях.
- Маррок вернул графа из мёртвых и поставил задачу – подставить Гуйгенору, - продолжал парень. – Граф направился обратно в клуб с бурдюком для вина, наполненным его собственной кровью. Добрался до Комнаты Переговоров – уже будучи мёртвым – и подготовил место преступления – ударил себя в грудь жентийским кинжалом, разбрызгал по стенам кровь, как это делают ассассины Козакура. А Маррок уже приготовил кое-что для того, чтобы связать преступление с девушкой – даже устроил встречу с «жертвой» в нужном месте.
- Записка и правда была, - кивнув, сказал Понтифакс.
- А Гуйгенора и правда её потеряла, - согласился Артус. – Думаю, в последующие дни всплывёт где-нибудь в клубе.
- А что случилось с бурдюком для вина? – спросил кто-то из толпы.
Сыщик пожал плечами.
- Должно быть, Маррок приказал Леонска избавиться от этого свидетельства – и тот его съел. Раскрошив все зубы, когда пытался прожевать и проглотить крышку.
Понтифокс прочистил горло:
- Дьявольски хитрый план, - нравоучительно протянул он. – Видите ли, нежить суть создание немагическое, как таковое, поэтому Комната Переговоров никак не влияла на действия бедолаги. И не стоит забывать про дополнительную выгоду – душа графа оказывается запертой в теле, и стража не может вернуть его для допроса.
Артус спустился с помоста.
- На самом деле я нужен был Марроку только для того, чтобы найти все улики, которые он подготовил. Он и Гуйгенору убил и заставил, в качестве завершающего штриха, напасть на меня – и, может быть, попутно убрать, - сыщик помял свою церемониальную одежду. – Одному Огме известно, насколько сильно он не хотел видеть меня среди членов клуба. Если бы я не распутал этот клубок, то тоже мог бы плохо кончить, рано или поздно.
Понтифакс продолжил распространяться обо всех деталях расследования, удерживая народ на месте, пока Артус сбегал. Юноша миновал небольшую группу жрецов, уже начавших высвобождать душу Гуйгеноры из её трупа. Сыщик хотел бы, чтобы священники смогли сделать то же самое и для графа Леонска, чьё тело сожгли прошлой ночью. Бедняга наверняка до самого конца осознавал всё, что с ним происходит, глядя на пламя своего погребального костра с тем же безжизненным выражением лица, с которым он встретил Артуса в тот день, в Комнате Переговоров.
- В поместье Маррока есть собака, её, вероятно, вы тоже не откажетесь упокоить, - обратился парень к сержанту Орсини. Солдат как раз вёл вельможу к выходу. – Животину зовут Кезеф. Найдёте её в мастерской, около кабинета.
- Вы этого не сделаете, - отрезал де Ландуан, окинув Пурпурных Драконов высокомерным взглядом. – Эта гончая будет ждать меня по возвращении домой через денёк-другой, иначе я удостоверюсь, что ваша шайка до конца своих дней будет отскребать птичье дерьмо с корабля короля.
Потрясение на лице Артуса вызвало у Маррока де Ландуана ухмылку.
- У меня столько влияния, что сброду, подобному вам, никогда его не измерить. Даже если обвинения справедливы – заметьте, я сказал «если» - меня точно из-за них не повесят. Просто посмотрите вокруг, если не верите.
Артус последовал совету, когда сержант Орсини вытолкал дворянина из комнаты.
На каждого человека, смотревшего на новопосвящённого Бравворта с почтением и одобрением, приходился тот, кто смотрел с негодованием. Больше того, именно наиболее именитые и влиятельные члены были теми, кто уставился на сыщика с неприкрытой злобой. Презрение к новичкам не было прерогативой только лишь Маррока.
- Ты выглядишь угрюмым, когда следует праздновать, мастер Цимбер, - заметил Утер.
Артус лишь пожал плечами.
- Я вовсе не уверен, что хочу и дальше входить в состав этого клуба.
- Чепуха.
Дворецкий окинул хмурых, насупленных Браввортов жёлтыми глазами-прорезями и обернулся обратно к юноше:
- Может, они и не приветствуют тебя с распростёртыми объятиями, но они определённо проявляют уважение. Ты разоблачил одного из них – независимо от того, вздёрнут его за преступление или нет.
- Они ненавидят меня за это.
- Возможно, - признал Утер. – Но и боятся. А страх – полезная вещь, когда имеешь дело с могущественными мужчинами и женщинами. Честно говоря, это та причина, по которой мне чуточку льстило то, что они считали меня способным на убийство.
- А ты не способен? – уточнил Артус. Поколебавшись немного, прежде чем продолжить, он сказал Утеру то, на что отважились бы очень немногие: - Я думал, законники – особенно барристеры из клана Фитц-Кевральдов – способны на всё.
Гримаса, которая исказила черты лица дворецкого после этих слов, и вправду была пугающей. Чёрные губы растянулись в улыбке. Затем человек с внешностью демона тихо и глубоко рассмеялся.

 

 

Прикрепленный файл Правила клуба.docx
Размер: 49,89К
Количество загрузок: 2


Королевства Загадок. Следы на снегу

01 Март 2019 - 01:35

Огден улыбнулся. Это было его любимое дело.

Было намного лучше, когда Мэра, ещё будучи жива, делила с ним хлопоты по управлению «Белым Рогачом», гостинице, что они вместе построили. Кухня бы уже наполнилась ароматами пекущегося хлеба и варящейся похлёбки, а также сладким запахом остывающего эля.
Лучше было, даже когда Роберт, старый друг, протягивал руку помощи – по крайней мере когда дело касалось процессов добавления хмеля и брожения. Роб в основном заглядывал только для того, чтобы не дать вдовцу свалиться в пучину отчаяния в первые несколько месяцев одиночества. Когда у него родился первенец, Роб стал навещать лишь время от времени. После рождения второго сына Огдену пришлось рассчитывать лишь на себя.
Но даже спустя все эти годы одиночества, проведенные без сколько-нибудь приемлемого общества, варка пива для таверны была одним из немногих удовольствий старика.
Запыхавшийся голос из общего зала нарушил мечтательное сосредоточение владельца:
- Огден!
Вздрогнув от неожиданности, Огден позволил котелку с дымящейся выпивкой накрениться, упершись о его круглое пузо. Зашипев от боли, он наклонил посудину над краем деревянной бочки перед ним. Поток янтарной жидкости продолжил свой бег, ныряя в бочку и разбрызгивая клочья пены.
- Не сейчас, приятель! – крикнул в ответ Огден. – Я процеживаю сусло. Это очень деликатная часть проц…
Туша размером с медвежью ввалилась в кухонную дверь, на которой отсутствовал засов.  Повернулась к хозяину таверны и воззрилась сидящими на розовом лице крохотными круглыми глазками. Из широкого носа-пятачка текло. На подбородке вошедшего молодого парня явно была заметна первая поросль.
- Но Огден, это ведь…
- Что бы это ни было, оно подождёт до тех пор, пока я не опустошу котелок, - Огден спрятал счастливую улыбку за однодневной щетиной. Он никогда не брился в день, когда варилось пиво – ещё одна из его маленьких радостей; хотя натыкаясь на зеркало, всегда беспокоился, видя, как седина отвоёвывает себе место у привычного коричневого.
- Но…
Огден накрыл рот большого юноши свободной рукой. Котелок вновь сдвинулся, и старик обошёл бочку, крепко прижимая ладонь к губам Портноя.
- Досчитай до двадцати, - велел Огден. Почувствовав, как губы парня зашевелились, добавил: - Про себя!
Густые брови Портноя собрались складками от усилий, но маленькие глазки горели решимостью, пока он пытался выполнить повеление. Это должно занять его на какое-то время, подумал Огден, с облегчением улыбнувшись. Сын его сестры не был совсем уж идиотом, но его частенько принимали за такового.
Старик вытер руку о тяжёлый передник, прежде чем снова взяться за котелок.
- Давай-ка, держи бочку покрепче, - указал Огден. Портной заколебался, раздумывая, а не уловка ли это, чтобы сбить его со счёта. Решив, что лучшая стратегия – это подчинение, он вцепился в дубовую ёмкость.
- Я пытался сказать тебе, что…
- Ш, ш! Вот так, - перебил Огден. – Теперь наклони в другую сторону. Осторожнее, оно все ещё весьма горячее…
Руками Портной управлялся намного лучше, чем мозгами. Толстые пальцы, словно тиски, держали бочку как раз под таким нужным углом, чтобы позволить Огдену влить остатки солодового сусла, особо не разбрызгивая. Когда котелок наконец опустел, пивовар одарил племянника улыбкой. Возможно, вскоре ему придётся показать пареньку весь процесс от начала и до конца. Ведь это достаточно просто.
- Хорошо, - Огден накрыл бочку крышкой. Будущему элю понадобится ещё несколько часов, чтобы остыть, а потом уже можно всыпать хмеля и разлить по бочкам. Через пару месяцев он получит ещё одну партию вкусного эля, которым можно потчевать жителей Мирлоха. – Это последняя.
Он повернулся к молодцу. Ещё только пятнадцати лет, он уже возвышался над ветераном войны и весил больше него на четыре стоуна. Тем не менее Огден умудрился снисходительно, с отцовской заботой посмотреть на парня, при этом глядя на его широкое лицо снизу-вверх.
- Так что ты так суматошно пытался мне рассказать?
- Это Коул, - ответил Портной. – Волшебник.
- И?
- Он мёртв.
*****
- Присмотри за деревней, пока меня не будет, старина.
Лорд Доннелл всегда говорил одну и ту же фразу, покидая округ Мирлох. Это даже стало своеобразной шуткой для двух ветеранов Войны Тёмных Сил. Она вела их через годы восстановления после победы над Казгоротом, и продолжала жить уже во время правления Алисии, дочери Тристана и их новой королевы.
- А думаешь, кто за ней присматривает, пока ты здесь, а? – всегда был ответ Огдена.
Сотни раз Доннелл оставлял деревню на попечение Огдена, и всегда была эта безобидная шутка. По возвращении Доннелл говорил:
-  И чем ты только занимался всё это время? Я надеялся увидеть какие-нибудь улучшения, новая башня-другая, хотя бы. Ты настолько же обленился, насколько растолстел.
- Это всё из-за лысины, мой лорд, это она тормозит меня, - оправдывался Огден. А затем приглашал старого друга на ужин.
И остаток дня они проводили в таверне Огдена, «Белом Рогаче». Зайдя внутрь, лорд рассказывал все, что случилось за время его путешествий, а хозяин делился тем, что он об этом думает. А спустя несколько часов лорд Доннелл поднимался и запускал толпу, неизменно собиравшуюся и подслушивающую у дверей, ожидая возможности зайти.
- Да начнутся сплетни!
И он уходил, чаще нетвёрдой походкой, к своему величавому поместью. Жители деревни тут же набивались в залу, где Огден начинал делиться слухами, которые по их с лордом совместному решению должны были распространиться далее. Тогда же ему удавалось продать и бочку пива.
Огден очень ценил эти отношения, и хотел сохранить их. Именно поэтому он так тяжело воспринял новость, что кто-то умер в тот момент, когда лорд Доннелл пребывал в отъезде – в Кэр Калидире, на аудиенции у королевы Алисии. Он должен был вернуться сегодня, так что Огдену лучше бы предоставить какие-нибудь ответы к тому времени, как он прибудет. Положив большие ручищи на широкие плечи Портноя, он посмотрел тому прямо в глаза.
- Он – что?
- Он мёртв, дядя Огден.
- Ты в этом уверен?
- Они сказали, он не живее камня.
- Что ж, полагаю, «они» знают, о чём говорят, - Огден с сомнением нахмурился, глядя на племянника. – Что за «они»?
- Дэр и Эован. Они говорят – Энид увидела ‘го утром, когда принесла ‘му молоко и яйца.
- А сам-то ты его видел?
- Нет, я сразу побежал домой.
- Молодчина, - сказал Огден. Портной не был дураком, хоть и выглядел похоже. Мужчина развязал фартук. – Ты пока приберись на кухне, а я схожу проверить.
*****
К тому времени, как Огден добрался до домика Коула, он пожалел, что не взял с собой свою трость для ходьбы. Прошлой ночью выпал первый снег, обелив низкие горы, отделявшие Долину Мирлок от восточного Гвиннета. Даже в такой дали от моря ветра дули беспрепятственно, пока не натыкались на эти каменистые холмы. С собой они приносили северо-восточный холод, глубоко проникающий в старые раны пивовара. Оставленный топором северянина шрам по-прежнему пересекал голень от колена до лодыжки. Каждую зиму он напоминал о себе - единственное дитя его бурной молодости.
К счастью, дом мага находился менее чем в двух километрах к северу, а глубина снега составляла ещё только пять или семь сантиметров - недостаточно для того, чтобы сделать неразличимыми борозды на засеянных ячменем полях, мимо которых он шёл. Мужчина миновал принадлежавшие ближайшим фермерам домики с белыми крышами, достаточно близко, чтобы помахать, но достаточно далеко, чтобы избежать досужих расспросов о том, куда он идёт, и о его необычной задаче.
Снова пошёл снег, но слабый, неспособный засыпать следы тех, кто прошёл путь до обители волшебника раньше Огдена. Все цепочки вели от центра деревни, отправной точки всех сплетен и слухов. Владелец таверны следовал вдоль сходящихся цепочек, пока они не слились в одну линию. Вскоре он увидел группу столпившихся на безопасном расстоянии от двери в дом Коула жителей, которые, скрючив шеи, заглядывали в маленькое окошко.
Большинством были соседи Коула, но некоторые пришли посмотреть аж из центра поселения. Не то чтобы ффолки Мирлоха не любили мага - просто он был диковинкой, на которую любопытно посмотреть издалека. Коул прибыл сюда из-за моря по приглашению Кеана, придворного колдуна и - если слухи со двора Доннелла верны - человека, что вскоре примерит на себя корону верховного короля. С момента отречения короля Тристана городки и веси островов Муншаез приобрели моду на городских волшебников. Каждый захудалый лорд стремился заполучить такого, выделив кусок земли в обмен на сомнительные обещания защиты и помощи.
Обитатели Мирлоха сильно удивились, когда их рассудительный лорд Доннелл объявил, что дарует сто акров земли долговязому чужеземному магу. Старожилы предполагали, что Кеан поручил тому задание - приглядывать за долиной Мирлох, что прямо за западными холмами. Именно в Мирлох отправились на покой старый король Тристан и его жена, друида Робин. Этой теории оказалось достаточно, чтобы убедить людей, что Доннелл не поступил легкомысленно или, что хуже, не поддался моде. Со временем пересуды улеглись.
Но все равно никто не питал к волшебнику тёплых чувств. Нельзя сказать, что он держался особняком, хотя и посещал «Рогача» лишь дважды или трижды в месяц. Когда он участвовал в обсуждении каких-либо сплетен, обычно это были самые безобидные темы. На ярмарках он никогда ни с кем не танцевал и не заигрывал, хотя глазки большинства деревенских девушек частенько останавливалась на его стройной фигуре – факт, который определённо не добавлял ему привлекательности в глазах мужской половины поселения. Тёмная фигура Коула всегда ошивалась по краям толпы. Он никогда не обособлялся от ффолков, но никогда по-настоящему не был и их частью.
Смерть всех делает интереснее для соседей, подумал Огден, присоединившись к безмолвной кучке ффолков. Пару мгновений он постоял с ними, наблюдая, как дыхание людей клубами расходится шире и растворяется в воздухе. Даже несмотря на позднее утро, солнце было слишком слабым, чтобы полностью изгнать морозец.
Огден заметил в толпе светлые волосы Энид. Тощая девчушка была единственным ребёнком Конна и Бранвен, разводивших скот и державших кур. Все жители деревни знали её – по утрам она разносила свежее молоко и яйца тем, кто торговал с её отцом. У двери в жилище колдуна стояло накрытое ведёрко и корзинка. Ещё одно ведёрко, пустое, лежало у ног девушки, погрузившись в снег. Её глаза встретились с глазами пивовара сразу же, как только он её заметил.
- Так это ты нашла его, Энид?
- Да, констебль.
Огден моргнул. Он и забыл, то Доннелл официально наделил его этим званием несколько лет назад. Они тогда оба напились на одной из ярмарок, и Огден точно не помнил, было ли это шуткой или честью. А сейчас его первый раз назвали «констеблем» по-настоящему.
- Как давно это произошло?
- Чуть больше часа назад. Он был последний в очереди на доставку.
- А ты доставляла ему продукты каждый день?
- Через один.
Огден покивал, пытаясь выглядеть мудро и задумчиво в глазах остальных жителей. Некоторые тоже кивнули, выражая уверенность в выбранной им стратегии допроса. Другие остались безучастными, храня своё мнение при себе. Огден собирался сделать то же самое. Он не имел понятия, пригодятся ли вообще ответы Энид, но подозревал, что нет.
Кивнул ещё разок, он предложил:
- Ну что ж, взглянем.
- Дверь заперта, констебль, - это сказал Мэйн Фергюсон, темноглазый мальчуган того же возраста, что и Энид. В одной руке Мэйн держал длинную ветку, сорванную совсем недавно. Огден подозревал, что парнишка пытался потыкать ею тело волшебника через окно. Мэйн мельком взглянул на Энид, прежде чем обернуться к трактирщику. Огден знал, что паренёк хотел убедиться – девочка наблюдает за ними.
- Задняя тоже? – уточнил Огден.
- Ага, а окна с другой стороны тоже на засове, - поделился мальчик. – Но через переднее его отчётливо видно.
- Я так понимаю, проскользнуть через каминную трубу ты не пытался?
- Эээ, нет, сэр. Вы же не хотите, чтобы я попробовал, да?
Было очень похоже – Мэйн надеется на то, что Огден не попросит его проникать в дом мага, но ему нужно было покрасоваться перед Энид. Кто знает, что может ожидать в камине колдуна? Энид спрятала под тонкой ручкой улыбку, но Мэйн не заметил её веселья.
- Прямо сейчас – нет, но пока крутись поблизости.
- Так точно, констебль!
Мэйн гордо повернулся к девочке и принял её улыбку за одобрение. А может, он и не ошибся, подумал Огден. Может, Портной не самый тугодум в городке.
Маленькая толпа расступилась перед пивоваром, давая тому пройти к окну. Заглянув, он увидел тело волшебника, растянувшееся на полу рядом с добротным обитым креслом и заваленным столом. Крови Огден не увидел, но времени, в течение которого он наблюдал, хватило, чтобы понять – Коул не дышит.
Огден повернулся к выжидающим зрителям.
- Что ж, давайте заглянем внутрь.
- Вряд ли ты захочешь ломиться в дверь мага, - предостерёг Старина Ангус. Древний фермер скорее всего был первым после Энид, кто добрался на место трагедии. С тех пор, как его сыновья взяли управление его землёй на себя, он проводил дни, бродя по деревне и посещая каждого, кто не отказался бы часок-другой с ним поболтать.
- Ага, - добавил Мэйн голосом, полным осведомлённости. – На вас наверняка падёт проклятье, или вы во что-нибудь превратитесь, или уменьшитесь…
- Скорее всего, - перебил Огден, торжественно посмотрев на Мэйна. Коул никогда не демонстрировал каких-то выдающихся способностей, но никто не сомневался в том, что он всё-таки волшебник. Коул всегда будто бы знал о каких-то тайнах - обычно всяких пустяках, связанных с соседями. К счастью, сам он сплетни не распространял. Но знающей улыбки, кивка или покачивания головой, которыми он обозначал подслушанное, было достаточно, чтобы убедить жителей деревни в том, что маг наблюдал за всеми подобными глупостями через магическое зеркало, или кристалл, или источник, или ещё что-то.
Огден улыбнулся пареньку.
- Поэтому я хочу, чтобы ты проскользнул в окно, вот тут, и открыл мне дверь.
Глаза Мэйна расширились и побелели, словно пожаренные яйца.
- Но что если…
Но он так и не закончил, поскольку вмешалась Энид:
- Уф, я сделаю это, - перевернув, она поставила пустое ведёрко на землю и забралась на подоконник прежде, чем кто-либо успел сказать хоть слово.
- Энид! – пискнул Мэйн, но когда девочка обернулась и вопросительно вскинула золочёную бровь, добавил лишь: - Осторожнее там.
Раздражённо выдохнув, девочка проскользнула в открытое окно, грациозно, точно шелки. Несколько мгновений спустя передняя дверь отворилась, и Энид вышагнула обратно.
Огден одобряюще кивнул молодой отважной женщине и вошёл в избу. Остальные начали было напирать, но констебль взмахом велел оставаться на местах.
- Мне сейчас понадобится свет. Отойдите, пока не осмотрюсь.
В основном, все подчинились.
Солнечный свет струился через проход, освещая тело мага и стол, за которым он умер.
На столе лежала книга, связка пергаментных листов и три свежих свечи в канделябре. Остальная часть комнаты была уютно обставлена – несколько стульев, ещё один стол, низкий, и несколько шкафов, один из которых был полностью забит книгами и свитками. Даже у Огдена – одного из немногих в Мирлохе, кто хранил свои письма – не было книг. Несколько имелось у лорда Доннелла – хроники первых королей и сказки ффолков – и Огден часто их читал и перечитывал. Хозяин таверны был достаточно смышлёным, чтобы понимать, где заканчивается история и начинается легенда, но когда дело касалось магии, пребывал в блаженном неведении. Желанием копаться в манускриптах колдуна он не горел.
Огден присел рядом с мёртвым волшебником. Положив ладонь тому на грудь, он почувствовал уходящее тепло. Мужчина не мог умереть прошлой ночью. Должно быть, он был ещё жив незадолго до визита Энид этим утром.
На теле не было каких-то жестоких ран, хотя когда-то аккуратную голубую тунику забрызгало чернилами. Жидкость собралась в лужицу на полу рядом с трупом, и поблёскивающий ручеёк тянулся под стол. Проведя по нему взглядом, Огден обнаружил опрокинутую чернильницу, валяющуюся у одной из ножек. Он не стал её поднимать и закончил осмотр.
Коул выглядел так, будто просто потерял сознание. Черные усы нелепо смотрелись на посмертной гримасе, а глаза были закрыты. Руки и ноги подогнулись, как при падении, но сломанных конечностей как будто бы не наблюдалось. Огден заметил тёмное пятно на правой руке мага и поднялся, чтобы ещё раз осмотреть поверхность стола.
В момент смерти Коул писал письма. На первый взгляд они казались безобидными посланиями, друзьям или родственникам. Огден понял, что все они завершены; ни одно из них не прерывалось внезапно, как он того ожидал. Значит, какого-то не хватает.
Кто-то у двери прочистил горло. Хозяин таверны поднял взгляд и увидел поселенцев, с нетерпением заглядывающих внутрь.
- Что-нибудь нашёл? – спросил Старина Ангус.
- Хмм… - отозвался Огден. Звук, который он использовал, когда не имел ответа. Констебль вновь переключил внимание на мертвеца – пожалуй, взглянет ещё разок, прежде чем вызвать Меган, которая здесь приберётся и подготовит тело к погребению.
Глаза пивовара изучали комнату в поисках улик. У окна он заметил широкую синюю миску, наполовину заполненную молоком. Должно быть, Энид задела её, когда прошмыгнула в комнату – белые следы маленьких ножек испещрили деревянный пол. Коту колдуна понадобится новый дом, подумал трактирщик.
Всё остальное было в порядке, так что Огден обернулся к телу. Осторожно перевернул усопшего мага на спину. Под ним нашлось недостающее письмо. Единственная страница оказалась прижатой рукой волшебника, когда тот упал. Почерк также был его, но в конце начинались большие, корявые буквы, размазанные, хотя и понятные. Огден уставился на послание, не веря своей удаче.
Последняя неуклюжая строчка:
- Ниал Эриксон уби…
*****
В конце концов Огдену не пришлось посылать за Меган. Весть о смерти Коула достигла её вскоре после того, как Портной рассказал дяде о случившемся, и женщина знала, что нужна там. Умелая и мудрая, Меган представляла собой что-то среднее между простым ффолком и друидами. Она знала, как обращаться с травами и кореньями, а ещё могла ловко зашивать раны. А если ни одно средство не помогало, это она была той, кто моет и одевает мёртвого, прежде чем сшить края последней раны -  погребального савана.
А ещё она приходилась Ниалу Эриксону женой.
Эриксон – ближайший сосед мага – жил один с тех пор, как Меган оставила его одного около шести лет назад. Она покинула их жилище на следующий день после того, как их дочь вышла замуж за пастуха из северного округа и оставила деревушку Мирлох. Вскоре после этого и сыновья Меган разбежались кто куда, в поисках своей судьбы по всему Каллидиру – оставив жалкого и злобного Ниала на ферме одного. Никто не спрашивал, почему Меган ушла от него, но у каждого была своя версия. Некоторые говорили, муж её бил. Он проявлял жестокость даже к животным, которых она иногда заводила в качестве питомцев. А за целительские способности считал её ведьмой; да, северяне – суеверный народ. Те же, кто повеселее, предполагали, что всему виной богатырский храп Ниала. Куда более мерзкие слухи впутывали в это их дочь. Но не важно, кто во что верил - все равно никто не знал, какую роль сыграл сам Ниал, ибо он редко появлялся на людях, и многие его побаивались.
Сейчас Меган жила в городке поблизости, в хижине, оставшейся пустовать после смерти владельцев несколько лет назад. Лорд Доннелл передал ей права на дом без промедлений, поскольку знал цену целителям. В своём собственном уголке она обменивала своё мастерство на еду, которой хватало на существование, и даже немного торговала. Остальные ффолки приносили ей часть урожая независимо от того, требовалась ли им её помощь или нет. Такова природа ффолков - отложить на зиму чуточку больше.
Загорелые веснушчатые руки коснулись лица мёртвого волшебника. Огден помог женщине поднять тело на кухонный столик, где сейчас она заканчивала его осмотр. Целительница подняла каждое веко и изучила неподвижные глазные яблоки. Затем с трудом разжала стиснутые челюсти, заглянув в рот.
- Следов яда нет, - наконец, озвучила она вердикт, - по крайней мере тех видов, что мне известны.
Меган стряхнула с глаз прядь рыжих волос. Время щадило женщину. Хотя по возрасту она почти догнала Огдена, снегу ещё только предстояло обелить её волосы.
Огден разочарованно закряхтел. Он надеялся, что знахарка расскажет о яде, который не оставляет следов - и о том, что давным-давно научила Ниала Эриксона делать такой. С того самого мгновения, когда он увидел прощальную записку мага, констебль ни капли не сомневался в виновности бывшего мужа целительницы. Оставалась лишь одна проблема - найти доказательства, и он надеялся справиться с ней до возвращения лорда Доннелла.
- Что скажешь про послание? – прочитав ей слова, Огден ожидал от Меган какой-нибудь реакции. Сама она писем не хранила, хотя наверняка и являлась самой образованной из всех жителей деревеньки – ну, по-своему.
Сначала женщина не ответила, вместо этого подойдя к окну. Обхватив руки, она выглянула наружу, глядя на жителей, с трудом удерживающихся от того, чтобы не уставиться в ответ. Когда целительница повернулась обратно к Огдену, её нога зацепила кошачью миску с молоком, отправив посудину катиться по деревянному полу. Молоко перелилось через край и забрызгало её ботинки.
- А где кот? – спросила женщина.
- Должно быть, снаружи, - отозвался пивовар. Он понял, что, какое бы зло Ниал ей не причинил, она до сих пор к нему небезразлична. Вся эта ситуация, должно быть, даётся ей очень тяжело.
- Бедняга, - сказала она. – Я заберу его, как только найдётся.
Целительница подобрала миску и сунула её в ведро для мытья посуды. Сполоснула, затем вытерла какой-то тряпкой. Огден ждал – молча и терпеливо.
- Если ты имел в виду, считаю ли я, что Ниал мог убить мага, то да. Мог бы, - Меган посмотрела Огдена прямо в глаза. – Возможно, голыми руками. Может, клинком. Но чего в Ниале Эриксоне нет, так это подлости и коварства.
Огден кивнул. Хитрость не была незнакома северянам, но среди них это было столь же редкое явление, что и доброта.
- Был ли у него мотив? – уточнил Огден.
- Не секрет, что Ниал имел виды на поля, прежде чем лорд Доннелл подарил их Коулу. Если бы мальчики остались с ним ещё пару-тройку сезонов, Ниал рассчитывал, что смог бы выкупить участок.
- Но они ушли.
- Да, - согласилась женщина. – Мы все.
- Значит, ты думаешь, у него был повод, - подытожил Огден.
- Достаточный – для него. Но, думаю, он мог бы так поступить только в гневе. Не будучи вне себя от злости, он не убил бы этого человека.
Огден верил этому, так что проблема оставалась неразрешённой. Где же доказательства?
Эриксон хотел землю Коула, поэтому убил волшебника. Таковой оставалась версия Огдена.
- Но зачем Ниалу убивать Коула? Ему никогда не обработать столько земли в одиночку, - Портной всегда умел задавать очевидные вопросы, когда самому Огдену это не удавалось. В более спокойное время трактирщик ценил это качество. Но, что важнее, он больше оценит ощущение присутствия объёмной фигуры племянника за спиной, когда придёт время поговорить с Эриксоном. Вернуться до таверны и забрать паренька - стоило того.
- Некоторые люди не могут простить себе собственных провалов, - объяснил Огден.
- Но ведь это не Коул забрал у Ниала часть угодий.
- Нет, но Ниал всё ещё может считать именно так. У некоторых северян в сердце лёд, и нельзя сказать, что их рассуждения всегда справедливы.
- Это глупо, - без обиняков сказал Портной.
- Ага, - согласился Огден, - именно так.
Некоторое время они шли в молчании, пока Огден не нарушил его:
- Это Энид проникла внутрь, чтобы открыть дверь.
- Да? – племянник изобразил безразличие, но Огден-то знал. Сердце Портноя была захвачено девчушкой с самого детства. К несчастью, из них двоих Мэйн проявлял больше всего активности в завоевании её внимания. У Портноя же просто не хватало на это духу.
- Да. Я попросил Мэйна это сделать, но тот стушевался.
- Да?
- Да. Думаю, в глазах Энид он слегка опустился.
На последнее Портной ничего не сказал, но Огден наблюдал за ним краем глаза. Парень улыбнулся, а дядя увидел, как его губы беззвучно произнесли слово «хорошо». На этом он и остановился.
Когда они добрались до фермы Ниала, в разум Огдена закрались первые серьёзные сомнения. Если это Ниал убил Коула, как он потом покинул дом, умудрившись закрыть дверь изнутри на засов? Как ему удалось сразить мага, не оставив ни следов, ни ран? Ниал был не из тех, кто стал бы травить человека, если мог сломать его об колено.
К тому времени, как Огден и Портной подошли к дому предполагаемого убийцы на расстояние ста метров, Огден преисполнился уверенности, что пошёл по неправильному пути. Отвернувшись от избы, он начал обходить ферму по кругу. Портной послушно последовал за дядей, даже не спросив, почему они повернули. В конце концов, они добрались до озерца позади усадьбы Ниала, которое полностью замёрзло. Лёгкий ветерок смел снег с его поверхности, обнажив гладкий, твердый лёд.
Огден развернулся, и они с мальчиком вернулись по своим следам. Затем прошли вдоль другой стороны, в итоге вновь придя к пруду. С этой стороны, ближе к дому, трактирщик увидел место, откуда Ниал вырезал кусок льда. Плоская глыба лежала рядом на земле. Синие тени следов северянина вели петляющей вереницей от дома к кромке воды и обратно.
Огден моргнул, когда ступню внезапно пронзила боль; рядом пыхтел от усталости Портной. Парнишка мог бы и избавиться от кое-какого лишнего веса, подумал Огден. Вместе они остановились перевести дух и оглядеть заснеженное поле.
- Что ты видишь, приятель?
- Эм… Дом Ниала? Амбар? Колодец? Вон те деревья? – глаза юноши забегали по окрестностям в поисках других вариантов.
- Всё верно, но чего ты не видишь?
Портной нахмурился и уставился на участок, который они очертили своими перемещениями. Огден изучал мальчика – кем он всё ещё считал Портноя, несмотря на то, что юноша вымахал выше дяди – ожидая проблеска логических размышлений. Портной, конечно, никогда не станет деревенским старейшиной, но все же между его ушами росло кое-что большее, нежели просто мох.
Или по крайней мере Огден всегда на это надеялся.
- Отпечатки! – вскричал парнишка. – Они не ведут прочь с участка!
- Да, - согласился дядя. – Они идут от дома до амбара, затем вьются к пруду.
При виде неровной цепочки следов Огден нахмурился, размышляя, почему она такая рваная. Он надеялся, что Эриксон не напился. Северянин и в трезвом-то виде был непереносим.
- Он не покидал ферму с прошлой ночи, - добавил Портной. – С того времени не выпало достаточно снега, чтобы скрыть его следы.
Холод заставил прилить кровь к щёкам, и парень, сияя, ждал от Огдена какого-нибудь выражения одобрения. Мужчина наградил его кивком, но нахмурился.
- Если, конечно, он не научился летать, как же тогда Ниал добрался до дома Коула и обратно?
- Похоже, это был кто-то другой, - протянул Портной. В его голосе явно звучало разочарование, и Огден понимал его чувства.
- Возможно.
Констебль с самого начала с подозрением относился к той записке. Откуда у убитого может найтись время накарябать такое послание? И что за убийца может оставить его у трупа, пусть даже и не умеет читать?
- Посмотри туда, - произнёс Портной. Глаза Огдена проследили за направленным в сторону фермерского домика взглядом племянника – в ту сторону, откуда сейчас к ним тяжело топала закутанная в меха фигура. Человек приблизился; его дыхание пышными плюмажами собиралось в воздухе позднего утра.
- Отличный денёк, да, Ниал Эриксон? - поприветствовал Огден.
- Констебль, - коротко отозвался тот. Голос его был твёрд, точно зимний гранит. Посреди грязной светлой бороды алели губы, хотя остальная кожа была каменно-бледной.
- Как ты думаешь, выпадет ли ночью ещё снег?
- Что тебе нужно? - отрывисто рявкнул северянин. Жёсткий взгляд его словно говорил - никакой больше досужей болтовни.
- Колдуна Коула убили, - перешёл к делу Огден.
- Ну а какое это имеет отношение ко мне? – мужчина принял угрожающий тон, и Портной неуютно заёрзал. Хотя парнишка и не уступал в размерах северянину, его дядя знал, что тот пугает его племянника.
- Может, и никакого, - отозвался Огден. Скользнув взглядом мимо собеседника к его дому, он затем вновь встретился с ним глазами. – Но маг перед смертью записал твоё имя.
Эриксон выглядел по-настоящему изумлённым.
- Но зачем ему?..
- В таком случае, ты не возражаешь, если мы здесь немного осмотримся?
Эриксон уставился на трактирщика. Неровные морщины изрезали лицо громилы, а глаза превратились в узкие щели. Огден заметил, что облачков дыхания мужчины больше не видно, и напрягся, ожидая нападения. Как бы он сейчас хотел, чтобы с ним пришёл не только Портной!
Наконец, Эриксон нетерпеливо выдохнул и рыкнул:
- Ладно. Только шевелись! – быстро развернулся, и поковылял обратно к дому. Портной колебался, выжидающе глядя на дядю. Огден кивнул, и они оба поспешили последовать за Эриксоном к его хижине.
- Не упускай из виду его следы, - предупредил констебль. – Разузнай, куда он ходил этим утром. Потом загляни в сарай. Я проверю жилище.
- Ага, - поддакнул племянник. Дрожа от предвкушения, точно щенок гончей на своей первой охоте, он отправился прочь.
Огден проследовал за Эриксоном до двери в лачугу, но на пороге остановился. Крыльцо было чисто подметено, но с одной стороны снег покрыла россыпь белого льда. Ну хотя бы испорченное молоко выкидывает, подумал Огден. Должно быть, Эриксон гораздо более ответственный хозяин, чем многие о нём думают. Трактирщик зашёл внутрь.
Встретивший его запах сразу же изменил представления Огдена о способностях Эриксона к ведению домашнего хозяйства. Даже через аромат дыма от горящего дерева пробивалась вонь нестираной одежды. По левую руку констебля стоял стол, заставленный грязными горшками и мисками. Одна из посудин, маленькая неглубокая плошка, разбилась совсем недавно. Похоже, Эриксон не моет ничего, пока не использует всю имеющуюся посуду, подумал Огден.
Шагнув к столу, владелец таверны едва не поскользнулся на подвернувшемся под ногу предмете. Под столом лежала груда картофеля, наполовину осыпавшаяся из-за неверного шага. Чуть поодаль, прислоненные к стене, стояли ещё три полных мешка того же овоща.
Огден осторожно отступил назад и повернулся, оглядывая комнату. Заметил кучу шкур и одеял на единственной кровати. Рядом – три стула, выставленные в ряд вдоль стены, с горой вонючей одежды на каждом. Неподалёку, пламя камина защёлкало и зашипело, когда Эриксон ткнул в него железной кочергой.
- Я всё утро не покидал своего участка, - сказал северянин. Тон его голоса смягчился, но всё равно оставался угрюмым и недружелюбным.
- Да, этому верю, - признал Огден.
Эриксон заворчал, одобряя такой ответ, но затем выпятил челюсть, будто защищаясь:
- Тогда что тебе здесь нужно?
- Хмм, - только и ответил констебль, бросая последние взгляды на обстановку, затем вновь вышел наружу. Там он увидел, что напряжённо хмурящийся Портной возвращается из сарая.
- Только овцы, - отчитался юноша. – Овцы, корм и всё остальное, что ожидаешь увидеть в сарае.
Его дядя лишь кивнул. Он был близок к тому, чтобы определить связь между домами Эриксона и Коула. В большинстве своём два этих жилища не могли быть ещё больше непохожи друг на друга. И всё-таки что-то продолжало сверлить разум констебля. Ах да, мужчина ещё и поприветствовал его именно так, «констебль». Он знал, что в деревне сегодня неприятности.
- Зачем бы человеку вырезать лёд из пруда? – спросил Огден, обращаясь больше к себе, нежели к племяннику.
В любом случае, парнишка ответил:
- Буэ. Кто вообще будет пить воду оттуда? – даже он знал, что от стоячей воды, пусть даже и замороженной, выпившему, скорее всего, поплохеет.
- Да и чистого снега кругом полно.
Портной пожал плечами и взглянул на лицо дяди. Брови Огдена сошлись в нетерпеливом сосредоточении. Юноша повторил это выражение. Семейное сходство было потрясающим, тем не менее никто из ффолков его не замечал.
- Он не хотел достать что-то из озерца… - неуверенно начал трактирщик.
- …Он хотел что-то туда положить! – закончил за него племянник, широко улыбаясь.
- Пойдём, посмотрим, - позвал Огден. Они оба зашагали к замёрзшей воде.
- Хватит, - загремел за их спинами голос. Обернувшись, пара увидела Эриксона, всё ещё сжимающего кочергу. Её конец светился красным. – Вы уже достаточно осмотрели.
- В общем-то, верно, - согласился Огден. Теперь он знал, что точно должен быть привести с собой больше людей. Он понял, как Эриксон убил мага, понял, на что тот рассчитывал. К тому времени, как трактирщик вернётся с подкреплением, Эриксон уже сможет уничтожить улики вместо того, чтобы просто спрятать. Но как северянин отреагирует, если они с Портноем останутся?
- Ну, тогда мы пойдём, - предложил констебль. – Двигайся, парень.
Он похлопал племянника по локтю, хотя глаза неотрывно следили за раскалённым прутом в руке северянина. Портной последовал бездумно, всё ещё размышляя над тем, что же Эриксон мог положить в холодную воду.
Они подошли к пруду тем же путём, которым пришли. Эриксон следовал за ними. Когда трактирщик оглянулся, то увидел, как нервно ходит ходуном кончик кочерги, и в то же мгновение пожалел, что притащил с собой Портноя. Присутствие здорового парня служило бы сдерживающим фактором для большинства людей, но Эриксон был в отчаянии, а потому опасен. Огден ускорил шаг, и племянник сделал то же самое.
- Достаточно далеко, - теперь голос северянина спокойный и уверенный. Огден знал, что это означало – их конвоир принял решение.
- Беги, парень! Приведи помощь! – Огден толкнул Портноя и повернулся, встречая крепкого громилу. Может, у него и не получится обезвредить противника, но по крайней мере он выгадает для паренька достаточно времени, чтобы вернуться в деревню. Эриксон громко и низко заревел. Рывком завершив поворот и встав лицом к лицу с нападающим, констебль низко присел, подняв вверх левую руку. И почувствовал, как удар железного прута сломал кость.
Вся сила вмиг покинула изувеченную руку, а северянин уже вновь занёс раскалённый стержень. Лицо Эриксона превратилось в мешанину вен и жил; он скривился так сильно и яростно, что его рот угрожал занять собой все остальное пространство. Его глаза закатились.
Он превращается в берсерка, мимоходом подумал Огден. Он разорвёт меня на куски. Констебль собрался и шагнул к врагу, вложив затем весь свой вес в один низкий, стремительный удар. Его кулак врезался точно ниже грудной клетки Эриксона, и зловонное дыхание громилы зарядом ударило в лицо Огдена.
- Угх! – белые хлопья усыпали его бороду, но Эриксон лишь улыбнулся ещё шире. – Ха!
И он впечатал свой лоб в лицо Огдена. Трактирщик почувствовал, как нос сплющился с тошнотворным хрустом. Перед глазами вспыхнул красный свет. Он почувствовал, что его мозг неприкаянно болтается где-то внутри черепа, а земля ходит волнами под ногами. Констебль попытался отступить, но ноги подвели его – столкновение от тяжёлого удара об землю выбило весь воздух из лёгких. Огден беспомощно лежал в снегу.
А Эриксон возвышался над ним – гигант на фоне белого неба. Обеими руками он поднял кочергу над головой. Чёрный стержень вздымался всё выше и выше – так высоко, что уже мог бы пронзить и крышу мира, подумалось Огдену. А потом он увидел, что поднимается и сам Эриксон.
- Нет! – хриплый крик принадлежал Портною, но всё, что трактирщик мог увидеть, это большую неуклюжую фигуру северянина, летящую по воздуху. Затем услышал тяжёлый хлопок и неразборчивый всхрюк. Он всё ещё ощущал свои конечности словно марионетка с обрезанными нитями, но всё же смог развернуться на звук.
Менее чем в пяти метрах лежал Эриксон, оглушённый и потрясённо моргающий. Большая тень ползла к нему по снегу, а сразу за ней – тяжёлые, всё ускоряющиеся шаги Портноя.
Северянин поднялся навстречу новому врагу – его ярость угасла, но воля отчаяния по-прежнему с ним. Металлический прут так же остался в его хватке.
- Портной, нет! – попытался крикнуть его дядя, но голос был таким же слабым, как и избитое тело. Да и парень не услышал бы сейчас даже самый громоподобный рёв, судя по целеустремлённому наклону головы.
Юноша достиг обидчика, когда Эриксон замахнулся своим оружием. Палка ударила Портноя по большому круглому плечу и погнулась, но удар того даже не замедлил. Оба здоровяка повалились на землю, и Огдену показалось, что он почувствовал дрожь от столкновения. Констебль попытался встать, но смог лишь опереться на четвереньки. Взглянув вверх, он увидел, что Эриксон и Портной уже поднимаются. И теперь железный прут был у мальчика.
Северянин посмотрел на искорёженное оружие в руке парня, а затем на лицо своего противника, который как будто даже не заметил могучего удара. После этого развернулся и бросился наутёк.
Портной кинулся за ним.
- Стой! – просипел Огден. Голос возвращался, а с ним и часть силы. Он с трудом встал на колено и неопределённо махнул в сторону убегающего фермера. – Смотри, куда он идёт.
Эриксон бежал неуклюже, подволакивая одну ногу по скользкому льду пруда. Пока пара наблюдала, нога громилы вывернулась, и тот с ужасающим треском упал навзничь. Даже с такого расстояния Огден смог увидеть синие линии, расходящиеся из-под тела рухнувшего мужчины.
Он попытался подняться, но сперва одна, а затем и другая нога провалились через растрескавшуюся поверхность прямо в бесстрастную воду. Кривые клыки льда скрипели и стонали, и северянин погружался всё глубже. Шаря руками в поисках спасения, он его не находил. Констебль встретился взглядом со своим противником в последний раз, после чего лицо громилы застыло. Не издав ни звука, Эриксон исчез в ледяном озере.
*****
-… И когда мы обыскали пруд в том месте, где он вырезал кусок льда, мы нашли сумку, - голос Портноя стал низким и пугающим. Похоже, в нём открывался талант рассказчика. Для него это было не так-то и просто, ведь он всегда чувствовал себя неловко в местах скопления народа. Он также оставил в стороне те моменты рассказа, где он испугался больше всего – и это тоже помогло.
- А что же было внутри? – театрально прошептала Энид. Она уже слышала эту историю раньше, но всё больше других жителей собирались у дверей «Рогача», ожидая, пока лорд Доннелл и Огден закончат обсуждать дневные события. Среди присутствующих были и охранники лорда, которым самим было приказано ждать снаружи вместе с остальными. Как и прочие, они сгорали от любопытства и желания узнать больше про смерть мага Коула. К счастью, для этого в их распоряжении имелся этот большой парень.
- Кот волшебника!
После первых понимающих охов, аудитория обескураженно затихла.
- Кот? – Мэйн опоздал, и теперь был озадачен откровением Портноя.
- Он был его фамильяром, понимаешь? Если погибает фамильяр – умирает и маг, - Портной не знал этого наверняка, пока ему не рассказал дядя, который и сам проконсультировался у Меган – все были вполне уверены, что она ведьма, хотя у неё и не было собственного фамильяра.
- Оу! – теперь слушатели кивали и подталкивали друг друга локтями.
- Дядя Огден увидел молоко и разбитую миску в доме Ниала. Эриксон слишком злобен, чтобы наливать животным молоко, поэтому он, должно быть, выставил его, чтобы заманить бедное существо поближе. Затем схватил, сунул в картофельный мешок и утопил в пруду.
- И так Ниал убил Коула, даже не покидая собственных угодий, - подытожила за парня Энид. Мэйн одарил их с Портноем подозревающим взглядом – который заставил большого юношу почувствовать себя неуютно, но в то же время со смутной гордостью.
- А почему вы не видели кошачьих следов, ведущих с дому Ниала? – весьма разумно поинтересовался один из жителей постарше.
Портной кивнул, ожидая и такой вопрос.
- Кот пересёк пруд, а там ветер сдувал снег прежде, чем ему удавалось лечь плотным слоем. А там, где он шёл от водоёма до двери, Ниал затёр его следы своими. Потому тропинка так плутала – ему пришлось ходить везде, где прошло животное…
За спиной Портноя открылась дверь таверны. Наружу вышел лорд Доннелл, высокий статный мужчина с аккуратно подстриженной тёмной бородкой. Его синий зимний плащ выглядел лучше, чем одежда окружающих, но не настолько, чтобы казаться не к месту. Позади стоял Огден – его сломанную руку перетянули и наложили на неё шину, и теперь она висела на чистой льняной перевязи. Сломанный нос заплыл и почернел, но почти вернулся в исходную форму. Лица обоих мужчин приятно румянились – и не сказать, чтобы только от того, что они сидели слишком близко к очагу.
- Да начнутся сплетни! – объявил Доннелл. В его глазах читалась усталость – от путешествия, от печальных новостей, не говоря уже об огденовском эле – но он выглядел удовлетворенным, если не обрадованным, докладом его констебля.
- Подозреваю, с этим ты слегка опоздал, - обронил Огден, глядя на племянника. Большой юноша выглядел словно ребёнок, которого застукали за воровством соседских яблок.
- Но я думал, не будет ничего страшного в том…
- О, ничего страшного и нет, приятель, - вмешался Доннелл. – Но рассказал ли ты всю историю? – он повернулся к толпе. Заходящее солнце заставляло его отбрасывать густую, здоровенную тень на стену здания. – Рассказал ли ты о том, как сразился с Ниалом Эриксоном один на один, победив вооружённого воина-северянина голыми руками?
- Ну…
- Ты это сделал? – взгляд подозрения от Мэйна превратился во взгляд почтения. Мальчик никогда не увидел, что Энид тоже посмотрела – без удивления, но с нежностью – и улыбнулась Портною.
- Я знала, что ты не рассказываешь свою часть, - сказала она.
- Ну…
- Ну что ж, - продолжил лорд Доннелл, приглашая возбуждённую толпу зайти в тёплые объятья «Рогача», где они услышат окончание истории из уст самого Огдена. – Воистину, да начнутся сплетни!

 

Прикрепленный файл Следы на снегу.docx
Размер: 42,07К
Количество загрузок: 2