Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  ksalefi : (17 Сентябрь 2018 - 06:46 ) @Khellendros, прекрасный человек, спасибо вам огромное!
@  Khellendros : (16 Сентябрь 2018 - 06:33 ) https://yadi.sk/d/Gy_sULIUr5nScA
@  nikola26 : (13 Сентябрь 2018 - 11:48 ) @Alishanda Оленька, ну что ты решилась?
@  ksalefi : (10 Сентябрь 2018 - 03:21 ) Оу. Ну, если бы я собиралась её покупать, то не спрашивала бы, где найти xd. Но всё равно спасибо за ответ.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:42 ) Взять книгу - поискать гуглом в гугле. Купить можно на амазоне, как обычно.
@  Alishanda : (10 Сентябрь 2018 - 08:38 ) Потому что автор сам говорил, что их больше не будет. По этому поводу даже пост в своем фейсбуке километровый сочинил. Потом, видимо, денег еще захотелось - а писать про то, как в очередной раз кто-то бегает за Дрицтом по 10 кругу так-то можно вечно. И привет еще одна книга.
@  BDSM God : (09 Сентябрь 2018 - 12:07 ) Ну первая книга о Заке и Джарлаксое, потом, возможно, будет и о Дриззте. Это всё равно один цикл, а кто-то мне на этом форуме говорила, что книг из цикла больше не будет)
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 08:09 ) Эм... И где можно достать?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 08:07 ) Вестимо
@  ksalefi : (08 Сентябрь 2018 - 04:40 ) Простите, что вмешиваюсь, но-о... Что, Timeless уже в сети есть?
@  Alishanda : (08 Сентябрь 2018 - 01:44 ) Я тут пролистала первую главу Дзирта. И кто бы мог подумать, в чем состоит завязка сюжета и чем будут заниматься герои всю книгу...
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 09:05 ) ...там кто-то еще умудряется от подобного пылать от счастья. В кои-то веке зашла в группу по Дрицтам.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:41 ) Тут отпишусь еще, что Дрицт наверное будет, если там не совсем ппц трэшак, как в прошлой книге. А то это "А потом все они дружно запердели" я не забуду никогда.
@  Alishanda : (06 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Омг. Рэд. Ты доперевел оплот! Меня за него совесть месяц мучила.
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 11:19 ) Спасибо тебе, добрый человек за epub ) Оля, если не ты, то кто !)
@  nikola26 : (05 Сентябрь 2018 - 08:40 ) Вчера вышла книга Timeless Сальваторе. Никто, случаем, ещё не нарыл оригинал?
@  nikola26 : (01 Сентябрь 2018 - 10:48 ) @BDSM God, о Закнафейне и Джарлаксе.
@  BDSM God : (01 Сентябрь 2018 - 01:18 ) Осенью новая книга о Дриззте?
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:46 ) И спасибо за повышение!!!!
@  PyPPen : (26 Август 2018 - 10:23 ) ой, а можете создать подфорум с переводом Песчаной Бури? А то я две главы закончил и пора бы залить)
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 05:04 ) Поправил ссылки на странице http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html и добавил отсутствующие, но сайт сильно лихорадит (
@  nikola26 : (20 Август 2018 - 03:33 ) @Redrick, я только переводы там размещаю. Поковыряюсь и в этом.
@  Redrick : (20 Август 2018 - 03:24 ) Кто там у нас сейчас сайтом занимается? В этой статье http://abeir-toril.r...ed-grinvud.html все ссылки нерабочие. И, подозреваю, не только в этой...
@  nikola26 : (09 Август 2018 - 11:17 ) Давно надо было это сделать. :i-m_so_happy:
@  RoK : (09 Август 2018 - 10:33 ) Благодарствую =)
@  Redrick : (09 Август 2018 - 07:39 ) RoK и PyPPen были повышены до заслуженных пользователей по предложению из народа.
@  Алекс : (25 Июль 2018 - 05:51 ) Буквально вчера прочитал в официальном переводе "Возвышение короля", также "Зверь, путающий следы".
@  Valter : (22 Июль 2018 - 12:56 ) PyPPen, в 4ке он был переведен как "Смещающийся зверь" студией Фантом. В а трилогии Муншае его назвали "Зверь, путающий следы", если я не ошибаюсь.
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:36 ) Во,спасибо огромное. А то и в гугле не вбить, ибо не помню оригинального названия
@  RoK : (21 Июль 2018 - 09:29 ) Displacer Beast - ускользающий зверь ?
@  PyPPen : (21 Июль 2018 - 09:23 ) Сейчас тут будет очень важный, но, возможно, банальный вопрос. Все тут помнят про пантер с щупальцами? Как они называются? Не нашел в словарях...
@  Lord_Draconis : (19 Июль 2018 - 10:32 ) Здравствуйте. Я создал тему http://shadowdale.ru...of-dragonspear/ Надеюсь найдутся желающие. Заранее спасибо за ответ.
@  Redrick : (19 Июль 2018 - 02:48 ) Да.
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:14 ) И у нас новый участник Lord_Draconis. Redrick, это ты зарегил?
@  nikola26 : (19 Июль 2018 - 12:13 ) @Redrick, если её открыть, у нас опять будет куча ботов (
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:36 ) Плохо.
@  nikola26 : (18 Июль 2018 - 08:35 ) Вроде, закрыта.
@  Redrick : (18 Июль 2018 - 08:31 ) Ребят, у нас, выходит, регистрация до сих пор закрыта?
@  Redrick : (16 Июль 2018 - 05:42 ) Какой гений поставил ограничение на ответы в теме, а?
@  Valter : (12 Июль 2018 - 02:08 ) @ Faer, спасибо, посмотрю. 5-ка в игромеханическом плане хороша, но пантеон там забавный.. Они вернули старых, а новые тоже остались.. Тот же Цирик с появлением Бейна, Баала, Миркула и Ллейры вообще не должен был остаться, так как он владел их портфолио. Еще более забавно с Амонатором и Летандером, который вроде как признался, что это он и есть, а сейчас их двое ...О_о
@  Faer : (11 Июль 2018 - 08:25 ) @Valter, привет. Посмотри двушечные Faiths & Avatars и Powers & Panteons (тут описан ее храм). А еще Забытые Королевства Эльминстера (там немного, но чо-нить свеженькое можно накопать)
@  Valter : (10 Июль 2018 - 12:56 ) Всем привет! Есть ли какие-нибудь материалы по богине FR Селуне и ее последователях в худлите или просто более менее подробно? Faiths & Pantheons понятно, но нужно побольше для создания атмосферности и персонажей..
@  Valter : (28 Июнь 2018 - 12:06 ) Вот просто любопытно, кто-нибудь тут смотрит NerdArchy? )
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 05:52 ) Уже, вчера )
@  Redrick : (27 Июнь 2018 - 05:30 ) Мб закрыть на сайте регистрацию? Всё равно одни боты.
@  nikola26 : (27 Июнь 2018 - 12:19 ) @Rogi, хостеры помогли разобраться в проблеме. Была большая нагрузка на mysql, куча новых регистраций на сайте. Пофиксили вроде.
@  Rogi : (27 Июнь 2018 - 11:09 ) последние дня 4 такая же ошибка постоянно была, но сегодня вроде отпустило
@  nikola26 : (25 Июнь 2018 - 11:49 ) Сейчас хостеров попинаю
@  Redrick : (24 Июнь 2018 - 07:58 ) Только у меня попытка зайти на форум демонстрирует страницу Driver Error? Случалось и раньше, но сейчас совсем как-то сложно пробиться.
@  nikola26 : (08 Июнь 2018 - 02:02 ) Если кому интересно, здесь отрывок из новой книги Сальваторе. https://io9.gizmodo....neak-1826486860
@  Faer : (15 Май 2018 - 12:46 ) Успокоил)
@  Redrick : (13 Май 2018 - 06:32 ) На самом деле - не редкость. Таких современных текстов хватает.
@  Faer : (13 Май 2018 - 06:00 ) мне из статьи больше всего интересно одно: насколько тексты в настоящем времени действительно редкость для англ литературы? Я уже в третий раз на подобное натыкаюсь, при том что именно англоязычного читаю сейчас крайне мало. Это мода наметилась или мне так везет?
@  Redrick : (13 Май 2018 - 12:01 ) Касательно чего?) Может, и успокаиваю)
@  Faer : (13 Май 2018 - 07:09 ) Рэд, успокаиваешь себя? ;))))
@  Redrick : (13 Май 2018 - 01:21 ) Согласен не безоговорочно, но текст интересный: https://meduza.io/fe...yatsya-perevody
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 04:34 ) Да, глянула на рутрекере... что-то есть, но этого так мало и не систематизировано... На беговой дорожке скучно бегать) 7 книг ведьмака пролетели в наушники за 3 месяца на беговой...
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Но здесь их нет.
@  Redrick : (30 Апрель 2018 - 04:26 ) Судя по тому, что какие-то аудиокниги где-то появляются, можно сделать вывод, что такие люди действительно существуют.
@  tatianko.k : (30 Апрель 2018 - 03:58 ) Ребят, а начиткой книг на аудиоформат никто не занимается? Таковые вообще имеются?
@  nikola26 : (20 Апрель 2018 - 04:06 ) Подходит к концу перевод Врат Балдура 2. Есть предложение запустить платный перевод последней книги цикла Дом змей - "Отродье идола". Цена перевода 12500руб, переводчик Redrick. Просьба оставить свое мнение по этому поводу.
@  Rogi : (19 Апрель 2018 - 09:29 ) @Faer , загляни в личку)
@  nikola26 : (07 Апрель 2018 - 10:09 ) @Outlawz92 конечно можно любую сумму
@  Outlawz92 : (07 Апрель 2018 - 09:02 ) Ребята, а можно любую сумму выделить, или есть какие-то минимальные цифры?)))
@  pike : (24 Март 2018 - 07:22 ) первая переведена давно, еще в 2002 )
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 12:13 ) http://www.abeir-tor...ate-series.html
@  nikola26 : (24 Март 2018 - 11:23 ) Привет PILIGRIM, спасибо что откликнулся) Это вторая книга, первая переведена давно. А так это вроде трилогия.
@  PILIGRIM : (24 Март 2018 - 10:34 ) Привет, я готов скинуться на перевод. Это первая часть или вторая часть? Я столкнулся здесь с такой проблемой, что начинают переводить какую-нибудь трилогию, переводят 1-2 книги и бросают, в итоге остается чувство, как если бы показали пол фильма.
@  Sanzohoshi : (23 Март 2018 - 04:10 ) Давненько я тут не сиживал...
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:51 ) @Alishanda С возвращением )
@  nikola26 : (21 Март 2018 - 03:46 ) Друзья! У меня есть перевод половины книги "Врата Балдура 2 - Тени Амна", который мне в своё время любезно предоставил pike. Redrick готов взяться за перевод остатка книги. Цена вопроса 6000р. Готов ли кто-то из вас помочь проспонсировать перевод этой книги?
@  Alishanda : (17 Март 2018 - 11:08 ) О. Ура. Я смог зайти.
@  naugrim : (15 Март 2018 - 12:33 ) Наши в космосе http://steamcommunit...s/?id=915432220
@  Faer : (09 Март 2018 - 10:32 ) Спасибо))
@  Redrick : (09 Март 2018 - 09:51 ) Судя по тому, что я нагуглил, этот блок никак не переводился. Переводи просто натиском. https://magic.wizard...chive/onslaught https://mtg.gamepedi...Cycle#Onslaught
@  Faer : (09 Март 2018 - 09:41 ) Рэд, спасибо что отозвался. Я пытаюсь перевести названия Onslaught Cycle from Wizards of the Coast and the Mad Merlin Trilogy from Tor. Но вдруг оно переведено? Первое - что-то матыжное
@  Redrick : (09 Март 2018 - 08:47 ) Я не то, чтобы шарю. Но читал одну книгу (из непереведённых.) И очень слабо, но ориентируюсь в местном лоре.
@  Faer : (09 Март 2018 - 08:22 ) Кто-то шарит в худле по Magic: The Gathering?
@  nikola26 : (07 Март 2018 - 12:21 ) @PILIGRIM у тебя будет возможность внести посильный вклад в перевеоды как раз через недельку. Объявлю позже.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:33 ) Если собирают деньги на какой-то новый перевод, тоже объявляйте.
@  PILIGRIM : (06 Март 2018 - 07:29 ) всем привет! хочу поблагодарить переводчиков и редакторов за проделанную работу, с большим удовольствием прочитал многие произведения. Может, сделаете какой-то кошелек-копилку, куда каждый благодарный сможет закинуть деньги.
@  nikola26 : (04 Март 2018 - 09:21 ) Небольшое объявление! Все переведенные рассказы, добавленные на форум за последнее время, залиты на сайт в соответствующие Антологии, т.к. незарегистрированные на форуме пользователи не имеют прав для скачивания файлов. Для abeir-toril.ru таких ограничений нет.
@  nikola26 : (01 Март 2018 - 08:49 ) @Faer смотри личку по поводу заливки файлов
@  Faer : (01 Март 2018 - 08:39 ) Рэд, ты можешь залить рассказ? (а то мне выдает ошибку)
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 07:58 ) @Rogi, получил)
@  Rogi : (24 Февраль 2018 - 04:27 ) @Faer вроде написал
@  Faer : (24 Февраль 2018 - 12:46 ) @Rogi, продублируй, пзл, на тот же логин, но укр.нет. Майл.ру у меня что-то сбоит
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 11:42 ) @Faer, написал тебе на mail.ru
местная почта не работает у меня(
@  Алия Rain : (23 Февраль 2018 - 10:50 ) С днем защитника Отечества, ребят!)
@  Faer : (23 Февраль 2018 - 07:49 ) я нашелся)
@  Redrick : (23 Февраль 2018 - 01:43 ) Допустим. Why?
@  Rogi : (23 Февраль 2018 - 01:27 ) Всем привет) У кого-то есть связь с Фаэром?
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:19 ) Ещё хочется сказать спасибо, что не забываете. :)) Я редко тут появляюсь, но мыслями иногда возвращаюсь к Долине Теней и всегда упоминаю о ней при случае.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:17 ) Поэтому передаю полномочия любому, кто готов взять на себя этот труд , будь то платно или бесплатно. Я не автор книги, поэтому не мне решать. Сколько брать за перевод, и брать ли вообще - ваше личное дело.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:15 ) Сразу к делу о переводе Отродья - честно скажу, хочется. Сделал первые две - ну сделай и третью! Но то было давно, сейчас всё поменялось. Время не позволяет. Зачастую приходится после основной работы заниматься переводами до глубокой ночи. А в 6:30 подъем и на работу ))) При таких обстоятельствах брать на себя ещё и книгу немыслимо.
@  Gjallarhorn : (07 Февраль 2018 - 06:10 ) Ребят, всех приветствую!
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:55 ) Егор, я с ним связался. Он отпишется здесь позже.
@  Redrick : (07 Февраль 2018 - 05:46 ) Ну, мне не хочется перебегать дорогу Gjallarhorn'у. Если он не возьмётся - у меня это будет 12 700, соответственно. Быстрее 4 месяцев - дороже.
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) так, для справки
@  nikola26 : (07 Февраль 2018 - 05:45 ) Отродье Идола (Vanity's Brood)Лиза Смедман - 12.7 авторских листа.

Просмотр профиля: RoK
Offline

RoK


Регистрация: 17 Мар 2018
Активность: 15 Сен 2018 23:03
-----
Мои темы

Королевства Злодеяний. Сумрак

12 Сентябрь 2018 - 00:41

Сумрак

 

Мир был молод.

На берегу Холодного Океана сидела женщина, чьи размеры и фигура напоминали гору - большие бёдра, словно утёсы, и крепкие груди, точно скалистые холмы. А ещё острый подбородок, нос как орлиный клюв и плоские, будто горные плато, щёки. Глаза её - круглы и черны, как пещеры, белые волосы - ниспадают локонами, словно сдуваемый с величественных пиков снег.

Улутиу, Король Океана, не знал имени женщины, да оно и не интересовало его - лишь бы она почаще приходила окунать ступни в его море. И тогда он забирался на её плечи, а затем, скатываясь с них вниз, проскальзывал своим волнообразным телом между её холмов, скользил по животу и дальше, по расщелине промеж плотно сжатых бёдер, заканчивая маленькое путешествие прыжком с её колен и всплеском ледяной воды. И так сильно нравилась Морскому Королю эта игра, что он готов был выбираться на льдистое побережье и повторять её вновь и вновь, не задумываясь о голоде, или усталости, или о чём угодно, кроме наслаждения, равно духовного и плотского.

Да и женщина - имя ей было Отейя - тоже любила эту забаву. Она жаждала ощущать прикосновения влажной шкуры Улутиу на коже, совсем как её лёгкие жаждали глотка воздуха. Её нравилось откинуться, уперевшись руками о промёрзшую землю, и не думать ни о чём, лишь только о ледяных удовольствиях, терзающих тело. И тогда она цепенела, впадая в ступор, столь блаженный, сколь и леденящий, и в конце концов заходилась в абсолютном экстазе. И тогда тело её сотрясалось, дрожью отзываясь в отдалённых землях, размётывая зеленеющие луга на куски и сбивая с горных вершин снега, которые затем скатывались в ущелья со всепоглощающей мощью, не уступающей по силе её удовольствию.

И всё это видел Аннам Всеотец. Яростен был его гнев, и ещё яростнее становился он оттого, что мог он читать мысли их и чувствовать их вожделение - таково было его проклятие. Поднялся он из каньона, в котором лежал, и даже сокрушающий поток вновь оживших вод реки не был столь же свирепым, сколь его негодование. Сплюнул он с отвращением - и буря с дождём и снегом разразилась над седыми просторами Холодного Океана.

Аннам устремился вперёд. Так тяжела была его поступь, что все воздушные создания покидали свои гнёзда и упархивали прочь - гуси и гарпии, орлы и драконы; и так много их было, что само небо потемнело, заслонённое их крыльями. И земные твари бежали, сминая и срывая копытами и когтями растения на своём пути; и морские, плавниками и жабрами взбивая океан в холодную пену.

И понял тогда Улутиу, что перешёл дорогу высшему богу. Смотрел он на его приближение поверх колен Отейи, дёргая усами и прижав уши к голове.

- Отейя! – голос Аннама катился по берегу словно бушующий ураган, и не было на свете ничего, что могло бы сравниться с ним по силе ярости. – Что я говорил насчёт твоих развлечений?

Тёмные глаза Улутиу расширились от ужаса, и он скрылся за громадной фигурой Отейи. Услышал Аннам всплеск воды Холодного Океана, и не понравилось это ему. Двумя размашистыми шагами он сократил расстояние до моря и встал на колени, а когда высмотрел размытый тёмный силуэт, удаляющийся от берега, то вытянул свою длинную руку и выхватил Короля Океана из ледяных пучин.

- Аннам, не вреди ему! – голос Отейи разнёсся по ледяному взморью, словно грохот курящейся горы, и ясно было, что это приказ, а не просьба. – Здесь нет вины Улутиу, он просто играл.

- Я отлично знаю, что порождают такие игры! – Всеотец поднялся во весь свой впечатляющий рост и повернулся к Отейе, а холодная вода срывалась с его руки на землю, проливаясь дождём. – Фирболги, вербииги, фоморы, эттины!

- Только не эттины, - поправила Отейя, а когда продолжила, не выказывала ни малейшего страха перед Аннамом. – Этих ты породил.

- Может и так, но мы сейчас не об этом.

Несомненно, Аннам был бы и рад отрицать этот факт, но Всеотец понимал, что это он создал этих монстров, а Отейя не напомнила бы об этом, будь вместо него кто-то другой. То, что она отказалась пощадить его чувства, ещё больше усилило его гнев, и он подумал, что наказание будет воистину суровым.

Недовольная прерванной игрой, Отейя не обращала внимания на негодование Аннама.

- В чём проблема, Супруг?

- Ты должна быть Королевой-Матерью гигантов, - ответил Аннам. – Должна заселить Торил моим потомством – настоящими гигантами, а не мусорными расами от Улутиу!

- Торил пуст и молод, - возразила Отейя. – На нём хватит места роду великанов.

- Я слышу то же оправдание, что и после твоего танца с Вапраком, того, с крысиным лицом? – требовательно поинтересовался Аннам. – А теперь огры заполонили Осторию! Они повсюду, они точно чума, охватившая империю моих детей, точно вредители, вгрызаются в её поля.

- Возможно, твои дети слабы, а Вапрака – нет.

- Мне следовало утопить самого первого огра, которого ты родила! – разбушевался Аннам, и снежная буря пронеслась над берегом на крыльях ревущих ветров. – Мне следовало раздавить череп Вапрака за то, что он посмел меня обмануть! Но я не сделаю одной ошибки дважды.

Всеотец усилил хватку. Визг, вырвавшийся из горла Морского Короля, был длинным и громким – и всё же просто порыв ветра по сравнению с силой злости Аннама. Улутиу видел свою смерть, и отбивался руками-ластами, пинался ногами-плавниками. Но ничто не могло освободиться из кулака Аннама, сильнейшего из сильных.

- Не смей! – тон Отейи оставался резок.

Аннам не успокоился.

- Это будет тебе уроком.

Всеотец сжал кулак; кости хрустнули, органы лопнули. Улутиу взвыл, и в ответ в пустой дали Холодного Океана вздыбился огромный вал. С ужасающей скоростью он нахлынул на взморье и врезался в высящуюся фигуру, захлёстывая с головой, пытаясь вырвать тело Короля Океана.

Но даже море не могло превзойти Аннама. Стоял он, незыблемый, посреди потока, как колонны его дворца; отступающие воды не вихрились больше вокруг его талии, но всё ещё он держал Улутиу. Морской Король обмяк и затих, однако сердце его ещё билось. Слабо и хаотично, а потому Аннам решил, что наказание оказалось достаточным.

- Как я поступил с Улутиу, так поступлю со всеми твоими любовниками, - объявил Аннам. Всеотец повернулся и махнул рукой в сторону центра Холодного Океана – тело Улутиу взмыло к небесам и устремилось затем вниз, точно падающая звезда. – Больше никаких рас-отродий в королевстве моих детей!

Долго смотрела Отейя на полёт, пока Улутиу не превратился в тёмное пятнышко в небе. Смотрела она, и когда это пятнышко начало спускаться по широкой дуге; смотрела, и когда полёт окончился всплеском посреди айсбергов, где-то далеко в сердце Холодного Океана. Только после этого перевела она взгляд на Аннама, и слезы в её глазах были размером с озёра.

- Не будет больше подобных гигантам, - процедила Отейя.

- И это хорошо, - улыбнулся Аннам, показывая, что его удовлетворил такой ответ. – Ибо я их не потерплю.

Но не было на лице Отейи ответной улыбки. Нет, женщина изогнула губы в оскале, неистовству которого мог бы позавидовать и демон.

- Как и самих гигантов.

- Что? – не поверил Аннам, вновь недовольный.

- Я не порожу больше ни одной расы для тебя, - повторила Отейя. Черный жемчуг гнева блестел в её глазах, ярость столь холодящая, что слёзы застыли, превратившись в лёд, и лавинами покатились по её щекам. – Я люблю детей Улутиу больше, чем твоих. С тобой покончено.

- Я – Всеотец! – голос Аннама вцепился в лицо жены, как бешеный ветер вцепляется в горные склоны. – Ты не можешь не повиноваться мне!

- Почему нет? – отрезала Отейя. – Или ты и меня накажешь так же, как Улутиу? Ну так я только приветствую это!

Злость Аннама взметнулась столь сильно, что он cмог только зареветь – и сразу ветры взвыли так, как никогда раньше не выли, неся на своих крыльях осколки льда, срезавшие траву с земли, и саму землю с камней. Снял с пояса Всеотец свой могучий топор, Небесный Секач, и занёс для удара.

Но не испугала Отейю эта вспышка, ибо правдивы были её слова – с радостью последовала бы она за Улутиу. И когда понял это Аннам, гнев его сменился потрясением. Небесный Секач выскользнул из его руки, пролетев далеко над равнинами, приземлившись в конце на гору и разделив её надвое, и так появился Расщеплённый Пик.

Ничего этого не видел Аннам, ибо мысли его метались как безумные драконы, кружась в голосе диким водоворотом, больше свойственным простым смертным, нежели божеству. Он же Всеотец. Владеть Отейей – его право, и он мог применить силу, если бы захотел. Но Аннам не являлся злым богом, и не обрадовало бы его, если бы результат такого мерзкого союза отправился на этот молодой мир. Эттинов и так достаточно. Что-нибудь худшее могло полностью уничтожить государство его отпрысков, а не усилить его.

Но не мог он и уступить Отейе. Предвидел бог, что Торил будет миром многих народов – не только огров и гигантов, но и людей, дворфов, и даже ужасных существ, поклоняющихся тёмным началам. Понимал Всеотец, что если дети его хотят процветать, то их империю должен вести мудрый и сильный король.

И сказал тогда он Отейе:

- Ты выносишь мне ещё одного великана, величайшего из всех, мудрого, сильного и справедливого, ибо будет он королём великанов.

- Я уже родила тебе титана, - возразила богиня, - пусть он будет их королём.

- Нет! – вскричал Аннам, его мощный голос сотряс Отейю до кончиков пальцев. – Да, титан умён, силён и решителен, но также горд и тщеславен. Империя моих детей заслуживает лучшего короля.

Аннам вдохнул, проталкивая воздух не в грудь, но глубже, до самой поясницы, задерживая его там.

- Желай чего хочешь, - ответила Отейя. – Я не подчинюсь.

Всеотец выдохнул, и выдох был не бурей, но благословенным ветерком, полным тепла наступающей весны и обещанием новой жизни; направил Аннам этот поток на Отейю, и омыл он её тело, укрыл, точно вуаль лицо невесты. Затрепетала Королева-Мать.

Помрачнело лицо Отейи, и ни один обсидиан не смог бы сравниться с ним по черноте.

- Что ты сделал, Аннам?

Всеотец улыбнулся, довольный своей маленькой хитростью.

- Не чувствуешь ли ты ответ в своём чреве? – спросил он, и взгляд его был схож со взглядом заметившей добычу виверны. – Внутри тебя – король!

- Король, которому не суждено родиться! – равнины прорезала бездонная трещина, настолько сокрушителен был гнев Отейи. – Я буду вынашивать его до конца времён!

- Ха! Ты не сможешь этого сделать, - возразил Аннам. – Если попытаешься, он будет расти внутри, пока не расколет твоё тело.

Королева-Мать обдумала слова своего мужа, а потом произнесла:

- Тогда я вытолкну его раньше срока и призову наследников Вапрака. Они никогда не откажутся от столь нежного корма!

Рот Аннама раскрылся, исторгнув громы и молнии.

- Он и твой ребёнок! – взревел Всеотец. – Ты не скормишь его ограм!

- Нет, если ты уйдёшь, - заявила Отейя, и кривая усмешка исказила её словно вырезанные из камня губы.

- Предлагаешь сделку?

- Покинь Торил, и тогда я буду носить дитя до тех пор, пока оно само не найдёт путь наружу из чрева, - сказала Отейя. – Но если вернёшься раньше срока, тогда я вытолкну его, и сыны Вапрака буду пировать твоим.

Столь холоден был её голос, что даже облака замёрзли в небе и упали наземь, став горными ледниками.

Улыбнулся Всеотец:

- О, такая игра мне по нраву, ибо семя моё сильно и не будет долго тянуть, - уверил он. – Я вернусь, когда моё дитя – будущий король – позовёт меня по имени, и тогда я буду только наблюдать, как государство моих отпрысков ширится со скоростью ветра, заполняя весь Торил.

Аннам взмахнул рукой в небо. Вырвалась из ладони пятицветная радуга, встал он на неё и удалился наверх шагами длинными, словно реки.

Отейя смотрела, как Всеотец уходит, а когда свод небесный поглотил его, перевела она взгляд в сторону сердца Холодного Океана. И хотя расстояние было неизмеримо огромным, увидела она последствия ужасной мести своего мужа. Там, на покрытой сетью багровых струек глыбе льда, лежал Улутиу – и тело изогнуто под углами, недоступными живым существам. Из ушей струится тёмная кровь, а в пасти пузырится кровавая пена, стекая в серые воды его моря.

- Клянусь – голос дитя Аннама никогда не раздастся вне моего чрева, - и хотя Отейя произнесла это шёпотом, волны поймали слова и донесли до ушей Морского Короля. – Хотела бы я отомстить за твою смерть лучше, но Всеотец всемогущ, и это лишь немногое, что я могу сделать.

Улутиу поднял голову, и улыбка озарила его морду. Он потащил своё тело по льду, туда, где Холодный Океан лизал кромку его смертного одра, а потом погрузил свою лапу в рубиновую воду. Так он лежал долгое время, неподвижно, пока, казалось бы, жизнь не покинула его, и Королева-Мать не закричала от горя. Изо рта её тогда исторглась Стодневная Ночь – и поэтому в северных землях зима и тьма идут рука об руку, как брат с сестрой.

Но Улутиу ещё не отошёл в мир иной. Король Океана перекатился на спину и вытащил конечность из студёной воды – на кончиках пальцев образовались пять кристаллов льда, цветом соответствовавшим драгоценным камням: изумруду, сапфиру, рубину, янтарю, и один прозрачный, словно чистейший алмаз. Морской Король содрал кристаллы с когтей и прижал к шее, и там они и остались висеть, будто на цепи.

Тогда только Улутиу закрыл глаза, и из глотки вылетел длинный вздох – дух его покинул Торил, поднявшись, словно туман от холодной воды, и колышущаяся рябь цветов воспарила от каждого кристалла, затанцевав, подобно призракам, высоко в небе. Так появились Северные Огни. А потом Холодный Океан окружил его смертное ложе водяным смерчем, засыпая изломанное тело вуалью ледяной крошки. Быстрее закружился смерч, и вуаль превратился в саван; ещё быстрее – и саван становится толще… и вот это уже гроб.  Прошло совсем немного времени, и слой льда стал напоминать саркофаг.

Смерч крутился всё быстрее и быстрее, слой за слоем покрывая гробницу снегом, пока насыпь не стала сугробом, сугроб – холмом, а холм затем горой, продолжая расти. Ветры бесновались всё яростней. Море замёрзло, превратившись в бескрайнюю белую пустошь, а небеса стали серыми, словно сталь. Снежные каскады струились с неба. Буря загоняла снежинки во все концы Холодного Океана, на восток и на запад, на север и на юг, и всюду между, и весь пустой простор ледяного моря скрылся, погребённый под белой мглой шторма.

Буря продолжалась, и не было ей конца – месяц за месяцем складывались в года, года в столетия. И всё это время Отейя наблюдала, и хотя голод выл внутри неё, словно окружающая метель, еду она не принимала. Семя Аннама терзало её изнутри, прося пропитания, но Королева-Мать неумолимо отказывала ему, поддерживая в себе жизнь только водой из Источника Здоровья. Не мог ещё не рожденный король-великан накопить сил, чтобы освободиться, и Отейя часто возвращалась к Холодному Океану, смотреть, как снежная гора растёт слой за слоем. Море превратилось в нависшую стену льда, такую высокую, что она скребла небо; наконец она выросла до таких размеров, что даже дно океана не могло её уже сдержать – вылезла она на древний берег и поползла на юг, медленно и неумолимо.

Раздался тогда хохот Отейи, похожий на гул далёкого вулкана, полетев над землёй – ибо на пути великого ледника лежала гордость Аннама, Остория, Империя Великанов.

*****

На полу лежала сфера голубого льда, чья безупречная поверхность была гладка, точно стекло, а внутренность – прозрачна, словно воздух. Создатель сего предмета, титан Ланаксис, стоял рядом. С двух сторон его обступили Нициас, правитель облачных великанов, и Масуд, хан огненных. Ещё здесь были Вилмос, предводитель грозового племени, Оттар, ярл ледяного, и все остальные Сыны Аннама, рожденные Отейей бессменные монархи, коим было уготовано судьбой править расами великанов до тех пор, пока стоит Остория.

С тех пор, как Отейя изгнала их отца, прошла тысяча лет, но даже лишённая опеки, Остория росла и набирала могущество. Она расширилась настолько, что даже за две декады Ланаксис не мог бы добраться с одного края на другой. Почти так же далеко империя протянулась и на юг, где поднимали головы королевства дворфов и людей. Каждая раса великанов владела своей областью обширных земель – Сыны Аннама разошлись повсюду.

Редко когда все Сыны собирались на совет, но когда это происходило, то местом всегда был Мрачный Дворец, обитель Ланаксиса. Сегодня титан собрал своих собратьев на продуваемой всеми ветрами веранде. Ни стены, ни колонны не заслоняли здесь вид на север, где над промёрзшей степью высилась громада Великого Ледника, неотвратимо ползущего на юг, стремящегося поглотить их государство.

- Я собрал вас вместе по важной причине, - оповестил Ланаксис присутствующих. Пока он говорил, чернильные клочья собрались в глубине ледяного шара. Великаны не выказали ни тени удивления: искусство магии для титанов было так же естественно, как для горных великанов – искусство лупить.

- Я отыскал гробницу Улутиу, - продолжал Ланаксис. – Теперь мы можем уничтожить его кристальное ожерелье, и Великий Ледник вместе с ним.

Одобрительное гудение пробежало по рядам Сынов Аннама, ибо ничто другое не ненавидели они так, как Ледник. Голос лишь одного из них, Данмора, тана лесных великанов, не вливался в общий гвалт.

- Ты созвал всех впустую, - голос тана твёрд, как ствол железного дерева. – Разве Отейя не запретила нам подниматься на Великий Ледник?

- Мы не скажем ей, что собираемся туда.

Ещё не закончив предложение, Ланаксис смерил Данмора взглядом. Тан был карликом среди великанов, худого телосложения и едва доходившим до бедра титана. Безволосое тело, слишком большая голова, кожа цвета дуба – всё это делало его больше похожим на представителя одного из родственных великанам существ, нежели на истинного великана; Ланаксис часто удивлялся, а не солгала ли Отейя о настоящем отце лесного гиганта.

- Ты не можешь ослушаться Отейю! - вздрогнул Данмор, - Её наказ…

- Я слишком сильно люблю нашу страну, чтобы дать куску льда стереть её с лица Торила, - прервал Ланаксис. – Я спасу Осторию – и после этого с радостью понесу любое наказание, которому Отейя меня подвергнет.

- Я покажу, где лежит Улутиу, - переключил он внимание на других великанов, - и буду надеяться, что вы поклянётесь мне помочь.

Титан отступил от ледяной сферы и произнёс тайную команду. Чёрный туман рассеялся, явив картину зимней ночи с натянутым через темноту, словно занавес из цветного шёлка, северным сиянием. Огни танцевали всего секунду, затем, поглотив их, из глубины шара вырвалось белое облако ревущего шторма. Ещё мгновение спустя, сквозь шторм проступили очертания зазубренной вершины горы.

Пик приближался, пока наконец вся горная громада не заполнила внутренность шара – и тогда изображение как будто проникло внутрь породы. Скала состояла не из камня, но из чистого голубого льда, расчерченного теми же цветами, что пестрели Северные Огни. Сфера плыла всё ниже, следуя за пляшущей аурой вглубь горы, пока не добралась до озера багровой крови, вмёрзшего в древний лёд в самом сердце ледяного монумента.

И в центре этого озера, обхваченный льдом, висел покрытый мехом и чешуей труп существа – наполовину человека, наполовину выдры. Тело его было тощим, широкие плоские руки заканчивались длинными пальцами с натянутыми между ними перепонками, а ноги вывернуты наружу, напоминая китовый хвост. На груди покоилось ожерелье из пяти кристаллов, из каждого из которых вырывался один из Огней.

- Ледяная гора находится в центре Великого Ледника, - сообщил Ланаксис. Холод сходный с тем, что излучала магическая сфера, пробежал по его спине, ибо титан ненавидел ледник больше, чем всё остальное на Ториле. – Чтобы спасти Осторию, мы должны пойти туда, достать тело Улутиу и раздавить эту побрякушку.

- Легче сказать, чем сделать, - пробурчал Оттар. Пока ледяной гигант говорил, дыхание клубами срывалось с его синих губ, закрывая белое лицо и льдисто-голубые глаза. – Великий Ледник огромен, да и Вечная Буря не облегчит поиски пути.

- Шторм беру на себя! – хвастливо отозвался Вилмос, правитель грозовых великанов. Ростом он был почти с самого титана, но имел фиолетовую кожу и гладкую серебристую бороду. – Но что насчёт ледника? Когда мы достигнем горы, нам ни за что не пробиться через весь этот слой. Может, он километра три толщиной!

На этот вопрос ответил Нициас, облачный великан:

- Лёд меня не тревожит, брат, - голос его был так же невесом, как и его белые волосы. – Вместе мы, Сыны Аннама, можем многого достичь.

Ланаксис широко улыбнулся, удовлетворённый тем, как много братьев его поддержало.

- Нициас, как всегда, ты говоришь мудро и верно.

Нициас вежливо кивнул и продолжил:

- Но я спрашиваю себя, нужно ли нам обсуждать то, как добраться до Улутиу, вместо того, стоит ли это делать. Ослушаться Отейю – такое совершить непросто. Хорошие сыновья чтят матерей.

- Если бы мать любила нас, то остановила бы ледник ещё до того, как он поглотил половину наших земель! – взревел хан Масуд, огненный великан с угольно-чёрной кожей и пламенно-рыжей бородой. – Я за план Ланаксиса, и в печь Отейю!

Возмущённый великан заполнил воздух серными парами, но даже это удушающее облако не помешало остальным присутствующим разразиться приветственными воплями.

Нициас приподнял белую бровь и окинул взглядом веранду, после чего развёл руки, будто бы принимая поражение.

- Похоже, вопрос уже рассмотрен и решён, - облачный гигант бросил уничижающий взгляд на Масуда. – Но я надеюсь, что твоё высказывание о том, как бы бросить Королеву-Мать в печь, всего лишь преувеличение.

- Почему бы и нет? – деланно удивился Данмор, и отвращение ясно было нарисовано на его деревянном лице. – Если они готовы ослушаться Отейю, значит, готовы на что угодно.

- Мы не хотим причинять ей вред, - в безучастных глазах Оттара не было ни тени эмоций, когда он отвечал лемному гиганту. – Как не хотим и того, чтобы она причинила вред государству.

- Отейя дала жизнь нашим племенам! Что государство по сравнению с этим! – возмутился Данмор. – Если бы Королева-Мать попросила, я бы разметал собственный дворец голыми руками.

- А я бы лучше сжёг, - хмыкнул Масуд. – Но разве это значит, что я настолько глуп, чтобы повторять то же самое? Думаю, нет.

Издёвка огненного великана вызвала несколько довольных смешков.

Данмор печально покачал головой и прошёлся глазами по лицам своих братьев:

- Я не буду принимать в этом участие, - тан отошёл от остальных и закончил: - Сейчас я испью из Источника и уйду.

- Выпить можешь, - разрешил Ланаксис. Сыны Аннама периодически пили из Источника Здоровья, прежде чем покинуть Мрачный Дворец; волшебная вода сохраняла разум ясным, а тело – здоровым. – Уйти – нет. Боюсь, ты собираешься рассказать Отейе о наших планах, а потому я настаиваю на твоём нахождении здесь до нашего возвращения. Мои слуги проследят, чтобы ты ни в чём не нуждался.

- Как ты добр, Ланаксис, - в голосе лесного великана горечи было не меньше, чем в древесном подкорье.

Титан улыбнулся, затем глянул в сторону трёх пещероподобных проходов, ведущих внутрь дворца.

- Джульен, Арно! – крикнул он. – Сюда, есть задание для вас!

Как только Ланаксис позвал слуг, Данмор развернулся и бросился к магической сфере, врезавшись в неё с сокрушительной силой. Шар разлетелся на сотни кусочков, высвободив воющую круговерть снега и ветра. Ослеплённые мечущейся бурей, Сыны Аннама взревели от неожиданности и начали беспорядочно метаться туда-сюда, наполняя воздух звуками ударов и стонами при столкновениях друг с другом.

Ланаксис упал на четвереньки и пополз к центру комнаты, шаря руками в растущем слою снега. Тяжёлая ступня опустилась на его запястье, и когда он выдернул руку, рядом свалился на пол великан. Титан, не обращая на него внимания, продолжал водить руками по земле, пока не наткнулся на осколок ледяной сферы. Схватив его, он произнёс управляющее магией слово, в этот раз задом наперёд. Бушующий ветер тут же стих, летающий снег потихоньку начал собираться в толстое одеяло на полу. Как только неразбериха улеглась, пара ног прошлёпала по снегу и остановилась перед Ланаксисом.

- Вызывали? – раздался мягкий голос Джульена.

- Явились быстро! – поддакнул Арно. Его голос был полной противоположностью – низкий и резкий. – Что нужно?

Титан поднял глаза и обнаружил перед собой два абсолютно непохожих друг на друга лица его двухголового слуги-эттина. Черты смуглого Джульена были привлекательны, особенно в сочетании с его тёмными кудряшками и подбородком с ямочкой. Арно же имел внешность бледного курносого громилы с двойным подбородком, украшенным остатками нескольких его последних трапез. Их шеи спускались до общей точки, венчавшей широкоплечее туловище, которое, впрочем, по настоянию Джульена, они поддерживали в относительной чистоте.

Ланаксис поднялся и огляделся в поисках тана, но единственным, что напоминало здесь о лесном гиганте, были полузасыпанные отпечатки ног, ведущие к одному из выходов Мрачного Дворца.

- Похоже, Данмор скрылся, - констатировал Нициас. – Не сомневаюсь, чтобы сделать, то, чего ты опасался – сообщить Отейе о нашей задумке.

Великаны молчали – все они знали, как силён будет гнев Королевы-Матери, когда она узнает об их намерениях.

- Я пойду следом, - предложил Масуд, двинувшись в направлении одного из проходов. – Остановить это отродье не займёт много времени.

Нициас схватил меньшего великана за плечо.

- Сыны Аннама не воюют друг с другом.

- Как и не подводят своих братьев! – Масуд перевёл пылающий взгляд на Ланаксиса, ожидая поддержки. – За это я предлагаю кинуть его в плавильню!

- Не нужно сжигать его, - отозвался титан. – Просто верни обратно, эттин позаботится о нём.

- Нет! Когда Масуд догонит его, между ними произойдёт схватка, - Нициас всё ещё цепко держал огненного великана за плечо. – Данмор пострадает – или даже погибнет.

- Лучше так, чем отпускать! – прогремел Ланаксис. – Если Данмор расскажет Отейе о наших планах, никто из нас никогда не попадёт на Великий Ледник, и Остория будет потеряна!

- Если мы нападём на собственного брата, или даже сделаем его пленником – это будет означать, что мы уже её потеряли, - отрезал Нициас. – Я этого не сделаю.

- А я не позволю леднику смести нашу империю! – сердито уставился Ланаксис на Нициаса.

Облачный гигант возвратил взгляд. В глазах Нициаса не было злости или страха – только решимость, и Ланаксис знал, что его противник не уступит в споре. Гнев титана воспылал жарче, чем печи Масуда, кулаки зачесались от желания нанести удар, но он прижал руки к бокам и не двигался. Многие великаны безмерно уважали Нициаса; ударить его – значит ввергнуть Осторию в хаос, в резню, которая уничтожит государство почти так же верно, как и Великий Ледник.

Вилмос положил ладонь на плечо титана:

- Сожалею, брат мой, - прогрохотал грозовой великан. – Возможно, Нициас прав. Обернёмся против Данмора – уничтожим дух Остории; уверен, никто из нас не желает быть частью такого.

С этими словами Вилмос, как и Нициас, развернулся, намереваясь покинуть веранду. Остальные великаны зашевелились, собираясь последовать за ними. Все знали, что без помощи предводителей облачного и грозового племён даже у Ланаксиса не хватит сил, чтобы добраться до тела Улутиу. Как никто не предложил и открыто противостоять Отейе – столь велика была мощь Королевы-Матери, что только глупец осмелился бы бросить ей вызов.

И всё же Ланаксис не мог спокойно смотреть, как они уходят, ведь вместе с ними его покидало и будущее его родной империи.

- Стойте!

Великаны застыли и посмотрели на титана.

- Прими нашу судьбу, - посоветовал Нициас. – Дай Остории умереть спокойно.

- Я не прошу вас выдвигаться против Данмора, - произнёс Ланаксис. – Я прошу всего лишь дать мне время. Останьтесь до утра. Может быть, я найду способ убедить Отейю позволить нам спасти Осторию.

Нициас и Вилмос переглянулись, и первый из них спросил:

- Ты не поднимешь руки на нашего брата?

- Я оставлю тана в покое, - пообещал титан. – Всё, чего я хочу – время. Если для Остории ещё есть надежда, я найду её сегодня ночью.

Облачный великан кивнул.

- Тогда мы вместе постараемся что-нибудь придумать, - он посмотрел на остальных. – Встретимся у Источника Здоровья завтра на рассвете.

На этом Нициас и другие ушли с веранды в залы Мрачного Дворца. Когда они все исчезли из виду, Ланаксис обернулся и уставился на ледник, горой нависший над его родиной.

- Предатели! – хотя титан произнёс это слово шёпотом, оно эхом разнеслось над равнинами, как будто он прокричал его с вершины самой высокой горы. – Разве им есть дело до Остории?

- Трусы! – поддакнул Арно, - Они боятся сде…

- Тихо! – прошипел Джульен. – Не видишь – Ланаксис думает?

- Нет, Арно прав, - согласился Арно, - они и в самом деле трусы – как и я, дрожащий в тени Отейи.

Титан с силой опустил кулак вниз, и так он был поглощён растущей яростью, что даже не заметил, что этот удар разрушил целую секцию ограждения веранды.

Джульен приподнял бровь.

- Их осмотрительность – всего лишь мера предосторожности. В конце концов, Отейя – богиня!

- Полу- богиня, - поправил Ланаксис. – С меня хватит послушания. Она – мой враг, и я буду относиться к ней соответствующе!

- Что? – подавился Арно. – Напасть на неё? Она перебьёт нас как скот!

Но возражение осталось для Ланаксиса лишь далёким эхом, ибо мысли о гнусном деянии уже заманили его в свою тёмную паутину.  Титан стоял и смотрел на ледник вдалеке, на протяжении многих минут, а потом резко развернулся и зашёл в один из проходов в Мрачный Дворец.

- Раздобудьте пустой сосуд и принесите в мою комнату – и побыстрей. До рассвета нужно многое сделать, - распорядился он. – Ничего не говорите моим братьям. Пусть завтрашние события станут для них сюрпризом.

*****

Вставшее солнце зависло над заснеженным горизонтом, и его багровый диск заполнил собой дальний конец колоннады. Розоватые лучи светила пронизывали галерею по всей длине, скользя почти параллельно полу, и лишь слегка касались бурлящей воды Источника Здоровья, подсвечивая её в рубиновый. Несмотря на яркие цвета, для Ланаксиса в колоннаде было так же холодно, как и на вершине Ледника.

Братья титана уже собрались здесь, но никто из них не поднял взгляд, не посмотрел в его глаза, когда он вышел из Мрачного Дворца. Даже не спрашивая, Ланаксис знал, что великаны так и не нашли пути к спасению Остории. Они возложили тяжесть этого задания на его плечи, но теперь им придётся заплатить за это цену.

Ланаксис приблизился к Источнику. Эттин следовал по пятам, неся поднос с кубками, подобранными по размерам для каждого великана.

- Выпьем, братья.

Нициас и остальные наконец подняли взгляд на хозяина замка.

- Значит, ты пришёл к тому же выводу, что и мы, - протянул облачный гигант. – Осторию не спасти.

Ланаксис не ответил. Вместо этого, он взял с подноса две самых больших чаши и протянул их Нициасу и Вилмосу.

- Зачерпните из Источника Здоровья, - титан улыбнулся, не забыв удостовериться, что гости увидят, как тяжело ему далось это проявление храбрости. – К этому моменту Данмор наверняка уже нашёл нашу мать. Скоро она будет здесь.

Нициас не принял протянутый сосуд.

- Мы все собирались предать нашу родительницу. Мы все должны принять последствия.

Улыбка Ланаксиса застыла на его лице. Титан никак не ожидал столкнуться с претензиями на благородство. Вымотанный долгой ночью трудов, он какое-то время размышлял над подходящим ответом.

- Глупо страдать всем нам, - наконец, сказал он. В голове сердитый голос кричал его трусливым братьям «Выпейте и уходите!» Нужно было подготовить Источник к приходу Отейи. – К тому же, вся вина лежит на мне.

Ланаксис собирался продолжить, но тут пол под его ногами дрогнул. Серия далёких раскатов донеслась с противоположной стороны Мрачного Дворца, каждый громче предыдущего. Отейя приближалась.

- Сожалею, братья, - провозгласил усталый титан, - но, похоже, сегодня у вас уже нет времени пить из Источника.  Джульен и Арно сопроводят вас до выхода.

Эттин поставил поднос с чашами на скамью и пошёл вниз по галерее. Масуд и большинство великанов сразу последовали за ним, но Нициас и Вилмос заколебались.

- Мы не позволим тебе встретить гнев Отейи в одиночку, - голос облачного великана был лёгок, словно вздох. – Мы останемся.

- Я попросил вас покинуть Мрачный Дворец, - ответил Ланаксис, изо всех сил стараясь оставаться спокойным. – Неужели вы не почтите моё желание?

- В таком случае, у нас нет выбора, - согласился Нициас. – Но нам это совсем не нра…

- Мне плевать! – Ланаксис указал пальцем на проход. – Уходите!

Челюсть Нициаса отвисла – великан был слишком поражён, чтобы шевелиться. Ланаксис схватил ладонь Вилмоса и вложил в неё руку облачного гиганта. Титан подтолкнул обоих в сторону остальных великанов, которые уже достигли конца галереи.

- Уведи его! – закричал Ланаксис. Королева-Мать была уже настолько близко, что он мог чувствовать, как пол сотрясается от её поступи.

Вилмос кивнул, и его полный восхищения взгляд остановился на лице Ланаксиса.

- Слушаюсь, - грозовой великан развернулся, утаскивая с собой ошеломлённого облачного. – Но мы не забудем того, что ты сегодня сделал, мой брат.

- Я знаю, - рука титана скользнула в карман одеяний и обхватила склянку, содержимое которое он готовил всю ночь. Шёпотом он добавил: - Никто не забудет.

Едва дождавшись, когда два великана отвернутся, он извлёк маленькую бутылочку из кармана. Колонны коридора теперь сотрясались постоянно – настолько тяжелы были шаги Отейи. Титан подозревал, что, если бы не разделяющая их громада дворца, богиня уже бы смотрела на него.

Ланаксис вытащил пробку и направил поток крошечных голубых кристалликов в пузырящуюся воду Источника. Несколько клубов бирюзового дыма поднялись из водоёма, затем вода приобрела обычный цвет; титан понял – яд растворился.

Галерея тряслась так сильно, что вода выплёскивалась из Источника. Ланаксис увидел громадную фигуру, появившуюся из-за угла Мрачного Дворца и плавно двигающуюся к концу колоннады.

- Стойте, трусы! – грохотал голос Отейи. – Вернитесь и встаньте со своим братом.

Нициас и Вилмос, только что добравшиеся до последней колонны, остановились и преклонили колена. Ланаксис разглядел, что далеко на промёрзшей равнине остальные братья развернулись и неохотно побрели назад.

Тёмно-сиреневая, сумрачная тень заслонила галерею, когда гороподобная Отейя вышла на открытое место, заслонив красный диск солнца. Хотя Королева-Мать была всё такой же огромной, как и раньше, из-за долгого голодания черты её лица стали острее и резче, а её кожа, даже несмотря на выпиваемые богиней порции воды из Источника, стала серой как у мертвеца.

- Возьмите у Отейи кубок, - обратился Ланаксис к эттину. – После дороги она, должно быть, умирает от жажды.

Эттин поклонился Королеве-Матери, затем поковылял вниз по проходу, выполняя приказ Ланаксиса.

Отейя внимательно изучила титана чёрными глазами, но ничего не сказала, дожидаясь, пока его братья не вернутся, становясь на колени рядом. Явился даже коротышка Данмор – хотя он позаботился о том, чтобы встать подальше от своих братьев.

Масуд вернулся последним.

- Мои братья и я – не трусы, - сплюнул огненный великан, бросив обвиняющий взгляд на титана. – Ланаксис отправил нас прочь, потому что мы не заслуживаем твоего гнева. Мы не сделали ничего плохого, разве что выслушали его.

- Данмор рассказал другое, - возразила Королева-Мать. Её грохочущий голос, казалось, заставлял вибрировать сами каменные колонны и гранитный пол. – Он сообщил, что вы все собирались отправиться на Великий Ледник. Сказал, что все вы хотели найти гробницу Улутиу.

- Данмор рано ушёл, - возразил Оттар; ледяной великан избегал смотреть на Ланаксиса. – И не мог слышать то, о чём мы говорили позже.

- Это правда? – Отейя обратила взгляд своих чёрных глаз на титана.

- Вполне, - на этих его словах как раз вернулись Джульен и Арно, притащив внушительных размеров чашу Отейи, и склонились на колени у края водоёма, наполняя её. Ланаксис продолжал: - Это была моя идея, ослушаться тебя. Всё, что делали остальные – всего лишь внимали.

Титан встретил взгляд Королевы-Матери и смолк; ледяное спокойствие овладело им. Он не ощущал ничего – ни страха, ни злости, ни даже нетерпения. Не имело значения, какое наказание выберет Отейя для него. Скоро она выпьет, и тогда Остория будет спасена.

Уголки камнеподобных губ богини дёрнулись, как будто она вот-вот улыбнётся. Как только эттин поднялся и понёс её чашу обратно, она посмотрела на братьев титана.

- Ланаксис будет наказан за вас всех.

Многие великаны выдохнули с облегчением, а Масуд спросил:

- Значит, мы можем идти?

- Можете, - согласилась Отейя. Она наклонилась забрать свой кубок из рук эттина. – Но до того момента, как Ланаксис вновь пригласит вас выпить воды из Источника Здоровья, может пройти какое-то время. Думаю, мои сыновья Джульен и Арно должны наполнить и ваши чаши, прежде чем вы уйдёте.

Когда эттин повернулся забрать ёмкости, мозг Ланаксис заволокло белой мглой, его мысли бросились вскачь, будто погоняемый ветром снег. Он не мог позволить братьям выпить, но не мог и остановить их, не раскрыв план. Титан посмотрел на кубок Отейи – он ещё не был поднят. Может быть, она знала, что вода отравлена? Ждала, чтобы посмотреть – даст ли он выпить её и братьям?

Ланаксис отчаянно пытался вернуть контроль над разумом, утихомирить бурю сомнений, затуманивающую мысли. Чтобы спасти Осторию, он должен довести игру до конца – независимо от последствий. Ему нельзя быть таким же, как его братья – боящимся жертвовать и рисковать. Если Отейя осушит свой кубок раньше Сынов Аннама, он успеет остановить их; если нет – он будет править Осторией один, без глупых и трусливых посредников между ним и его подданными.

Уже неся вместе с Арно поднос с кубками к колодцу, Джульен поймал взгляд Ланаксиса и вопросительно поднял бровь.

Ланаксис взял с подноса самый большой сосуд.

- Я сам наполню чаши моих братьев, - возвестил он, погружая ёмкость в бурлящую воду.

Пока титан набирал жидкость в каждый из кубков, холодные капли пота стекали по его лицу и телу под одеждой. Он не обращал внимания на эти неудобства; сохраняя вежливую улыбку, он кивал каждому великану, наполняя соответствующую чашу.

Когда титан закончил, он обернулся к эттину.

- Можешь отнести Сынам Аннама.

Арно побледнел, но Джульен смог сдержать себя в руках и отнёс поднос в другой конец прохода. Эттин пробирался между великанами, позволяя каждому из них забрать свой кубок. Горя от нетерпения как можно скорее покинуть Мрачный Дворец, Сыны Аннама проглотили яд, не поморщившись и не выказав своим видом, что попробовали отраву.

Лишь Ланаксису было явно нехорошо. Отейя всё ещё не подняла свой сосуд, и теперь разум титана глодала мысль о том, что он убил своих братьев зря. Ноги дрожали, ледяная слабость наполнила живот, а на лицо будто навалили снега – так ему было холодно. И чем больше великанов опускали пустые кубки, чем хуже становилось титану. К тому времени, как Данмор, наконец, забрал с подноса последнюю чашу, Ланаксиса шатало.

Данмор выплеснул содержимое ёмкости на землю. Колени Ланаксиса едва не подкосились от шока, он тяжело опёрся на колонну, стараясь взять себя в руки.

- Данмор, зачем ты тратишь бесценную воду Источника? – титан боялся, что уже знает ответ: Отейя велела тану не пить, как не выпила и сама. – Ты обижаешь меня.

Лесной великан покачал головой.

- Мои намерения – прямо противоположны. Это я навлёк на тебя гнев Отейи; негоже мне пить из Источника.

- Ты прямо высказал своё неодобрение, и я благодарен тебе за это, - успокоил Ланаксис. – Джульен, Арно, наберите для него ещё один кубок.

Данмор вновь помотал головой:

- Нет. Все Сыны Аннама должны разделить твоё наказание, - ответил он. – С моей стороны – я не буду пить из Источника Здоровья, пока ты не пригласишь меня.

Ноги и ладони титана покрылись липким потом, ледяная волна боли медленно распространилась по конечностям. Он ни на секунду не поверил Данмору – тан не пьёт, потому что Королева-Мать рассказала ему про яд.

Отейя перевела взгляд с Ланаксиса на его братьев.

- Теперь можете идти, дети мои, - сказала она. – Похоже, от ожидания наказания Ланаксису совсем плохо. Боюсь, если мы заставим его ждать ещё дольше, он свалится без чувств.

Великаны потянулись прочь из колоннады, один за другим скрываясь за громадой тела Королевы-Матери. Отейя не обратила на них внимания. Подняв свой кубок к пещероподобному рту, она одним глотком осушила содержимое. Грубая, но довольная улыбка заиграла на её устах, и она рыгнула – как и всегда, когда пила из Источника Здоровья.

К своему удивлению, Ланаксис не ощутил никакой радости. Ему казалось, что там, где должно быть его сердце, теперь глыба льда, гонящая по венам не кровь, но ледяное же крошево. Титан неконтролируемо затрясся, его кожа похолодела и онемела, но слезы, катящиеся по щекам, жалили, словно укусы гонимого ветром снега. Он спас Осторию.

Отейя склонилась, возвращая чашу эттину. Солнечный свет сиял над её спиной, омывая розовым сиянием бледную кожу Ланаксиса. Лучи казались на удивление тёплыми и уютными, и титан начал надеяться, что принятое утром ужасающее решение не погубит всё тёплое и хорошее, что в нём оставалось.

- Тебе не обязательно разделять наказание с Ланаксисом, - предложила Отейя эттину. – Можешь остаться с Вилмосом или Нициасом.

- Может, основать своё королевство? – отозвался Арно. – Устал быть слугой.

- Это невозможно, - ответила Отейя. – Ты слишком ужасен. Даже на Ториле не найдётся места для целой нации подобных тебе.

- Тогда мы останемся, - ответил Джульен. Прежде чем он подошёл к титану, голова эттина отправила тоскливый взгляд вслед Данмору, замыкающему процессию удаляющихся великанов. – Ланаксис всегда был добр к нам.

- Как пожелаешь, - сказала Отейя. Королева-Мать снова выпрямилась во весь свой внушительный рост, и снова её необъятная фигура заслонила солнечные лучи, погрузив Источник Здоровья в холодную тьму. – А теперь я скажу, каким будет наказание Ланаксиса.

Титан стоял прямо, приободренный кратковременным объятьем солнца и знанием о том, что он спас Осторию.

- Я готов, - сообщил он, - но сперва, могу я кое-что сказать?

Ланаксис знал, что он не сможет повлиять на решение Королевы-Матери. Он всего лишь тянул время, позволяя отраве возыметь действие до того, как Отейя приведёт наказание в исполнение. Прямо сейчас где-то умирали его братья, и пройдёт совсем немного времени, прежде чем Королева-Мать последует за ними.

- Можешь говорить, - разрешила Отейя. – Но пользы не будет. Я уже наложила на тебя своё проклятие.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты не чувствуешь мою тень? – спросила Отейя. – Когда я уйду отсюда, она останется. До тех пор, пока остаёшься в её пределах, ты будешь тем, кто есть сейчас, полным сожалений и чувства вины за то, что посмел замышлять против меня. Но ты можешь уйти, когда захочешь – только в этом случае, ты больше не будешь бессмертным королём титанов. Ты станешь смертным, будешь становиться старым и немощным, и в итоге умрёшь. Выбор за тобой – ждать в холодном сумраке, в надежде, что я сжалюсь и когда-нибудь освобожу тебя, или уйти и…

Конец фразы исчез, прерванный резким вздохом. Королева-Мать схватилась за грудь и плюхнулась на землю. От столкновения колонны заходили ходуном; половина воды из Источника Здоровья выплеснулась и растеклась по полу, всё ещё пузырясь.

- Что ты сделал? – задыхаясь, спросила Отейя. Она наклонилась вперёд, и её голова нависла над колоннадой, словно огромная глыба, уже несколько столетий готовая сорваться.

- Он убил тебя, - ответил Данмор. Лесной великан появился в маленьком промежутке между бедром богини и первой колонной. – Как и своих братьев.

Лицо Отейи приобрело цвет молочного кварца, а вокруг головы начали собираться пепельно-серые облака.

- Его братья мертвы?

- Все, кроме меня, - подтвердил Данмор, бросив взгляд к выходу из галереи. – Сыны Аннама вповалку лежат на заснеженной равнине, такие же безжизненные и неподвижные, как и Улутиу в своей гробнице.

Королева-Мать застонала в агонии – из-за рассказа Данмора или от предсмертной боли, Ланаксис не знал. Затуманившимися глазами, такими же серыми, как снежные облака вокруг её головы, богиня посмотрела вниз. К удивлению титана, её взгляд был больше печален, нежели полон гнева.

- Почему?

- Чтобы спасти Осторию, - ответил титан.

Из последних сил, что у неё ещё оставались, Отейя покачала головой.

- Глупое дитя. Остория никогда не стала бы тем, чем ты – или Аннам – хотели, - она говорила голосом не громче падающего снега, мягким и приглушённым; таким тихим, что Ланаксис больше ощущал слова нутром, чем воспринимал ушами. – Империя великанов поработила бы мир – это не та судьба, что уготована Торилу.

Глаза Отейи заволокло белой пеленой; она резко выпрямилась и закинула голову назад. Глубокий, рокочущий крик сорвался с её губ и взмыл в небо, полный разрывающей облака и утихомиривающей ветра ярости. Королева-Мать опрокинулась на спину, стукнувшись об землю с такой силой, что пошатнулось само основание Мрачного Дворца. Трещины прорезали галерею, проглатывая разлитую воду из Источника, а колонны начали падать.

- Приди, Всеотец! – возопил Арно в небо.

- Отейя мертва! – вторил ему Джульен. – Спаси нас! Спаси Осторию!

- Глупцы!  Всеотец не придёт, - звоном донёсся откуда-то сверху голос Данмора. – Без Сынов Аннама Остория потеряна – как и расы всех великанов. Без своих бессмертных королей они погрузятся в вечный хаос и дикое безумие – это так же верно, как и то, что вы утонете во всепоглощающей тьме своих холодных сердец.

Пол раскрошился под ногами, а вокруг взметнулись отвесные каменные стены. Ланаксис почувствовал, что падает вниз, и понял – началось его погружение вглубь промёрзшей равнины, а вместе с ним и Мрачного Дворца и всей Остории. Скоро ничего не будет напоминать об империи великанов, кроме свалившихся колонн и разрозненных остатков древних дворцов; и показалось титану тогда, что даже вечный холод тени Отейи – недостаточное наказание за такое злодеяние.

Пошёл снег – большие, тяжёлые хлопья. Как Данмор и предрёк, в небе Ланаксис не видел ничего – лишь пустой, промозглый сумрак.

 


Королевства Злодеяний. Украденные заклинания

31 Август 2018 - 00:45

Украденные заклинания

 

 

На висящей снаружи магазина Баррина Тикара вывеске красовалось изображение крутящегося колеса, с подписью под ним: «Магические компоненты и инструменты для каждодневного пользования». Я рассмотрел дверь, подметив глубокий, насыщенный цвет и изгибы деревянной резьбы. Потрясающий образец искусства, представитель славной старины, причём вырезанный из материала, доступного только в Кормире. У владельца такой двери должно быть достаточно денег, чтобы приобрести магический замок. Замок, из-за которого воры – такие как я – останутся стоять на улице.

Я только что прибыл в Кендил, тихую деревушку у подножия Закатных гор, совсем недалеко к востоку от Асбрауна. Было в селении что-то меркантильное – большая часть зданий представляла собой ухоженные, побелённые до блеска домики, декорированные длинными цветочными горшками и причудливыми национальными узорами. Таверна выходила на подметённую мостовую, а ещё дальше вниз по улице расположилось маленькое святилище, прославляющее Сьюни Огневласую, богиню красоты и покровительницу любви.

Пощупав карман безрукавки, я удостоверился, что кое-какая полезная магия, имеющаяся и у меня, все ещё на месте. У вора всегда полно трюков и чар, а знание того, что я прибыл сюда отлично подготовленный, вселяло в меня уверенность перед встречей с владельцем заведения.

Зайдя внутрь, я остановился и осмотрелся. Здесь никого не было, кроме старого толстого продавца в зелёном фартуке, запустившего мясистую руку в копну своих седых волос. Он стоял перед стеной полок, заставленных рядами стеклянных и жестяных банок, различных коробок и корзин мудрёного плетения. И хотя свет от толстых коротких свечей, расставленных промеж товаров, отражался от этих обыденных сокровищ яркими искорками, из-за значительного количества тёмного дерева большая комната оказывала гнетущее впечатление.

Торговец покосился, когда я распахнул дверь и остановился пригладить бороду и поправить косу.

- Баррин Тикар? – уточнил я, подходя к отполированной каменной стойке.

- Н-да, - отозвался он, - а кто спрашивает?

- Меня зовут Арек Адар. По торговому пути в Триэль прошло сообщение, что ты хочешь отыскать где-то в Закатных горах определённый эликсир. Со мной говорил эльф по имени Латин Огнеход.

Купец не ответил сразу, вместо этого внимательно изучив. Наконец он улыбнулся, при этом его губы скрылись за сетью морщин, из которых, казалось, состояло всё его лицо.

- Огнеход заходил часом раньше и велел ожидать тебя, - склонившись, он продолжил вполголоса. – Он сказал, ты умеешь доставать труднодоступные древние предметы.

Я кивнул. Из его уст это звучало так, будто я какой-то заурядный добытчик фамильных ценностей, но правда-то была далеко не столь ординарна.

Я – похититель магических предметов. Я крал даже иконы, из всех городов, усыпавших берега реки Чионтар. Странствия заводили меня и в Кормир, и дальше. И да – я люблю древности. В этих старинных артефактах столько романтики, столько очарования. В наше время всё по-другому – из-за магов, сотнями заполонивших Сердцеземье и толкающих свои грубые магические поделки. Какая скука.

- Так это правда?

- Возможно.

Когда он скривил губы, я заметил кончик языка, выстрельнувшего, чтобы смочить их.

- Оглянись вокруг, - предложил торговец. - В этом магазине я продаю магические настои и бальзамы. Всё это сварено народами южной гряды Закатных гор; раньше элита больших городов с презрением относилось к такому, но теперь это не так. Я нанял нескольких агентов, и они отправились по отдалённым уголкам в поисках вещичек, которые я мог бы продавать. Один из них вернулся из деревни Урлок и рассказал, что они варят там Эликсир Весны. Он настолько действенный, что не только омолаживает человека, но и возвращает силу юности.

- Ни разу не слышал, ни об эликсире, ни о деревне.

- Я могу дать карту.

- Путешествие в неизведанные земли Закатных гор может получиться опасным. Сам знаешь, Жентарим и всё такое. Красные Плащи, опять же. Ну и прочие монстры тоже.

Баррин Тикар затряс головой.

- Да, да, понимаю. Дополнительная премия за опасные условия труда будет включена в вознаграждение. Хочешь попытаться?

- Сначала расскажи побольше об этом Эликсире Весны.

- По-видимому, его добывают из какого-то секретного источника. Расположение его хранится народом гор в тайне, так же, как и заклинание для создания самого зелья. Мой коллега уверен, что именно в этом причина долголетия и крепкого здоровья населения Урлока.

- И почему бы твоему помощнику тогда просто не отправиться в деревню и не купить для тебя некоторое его количество?

- Мы пытались - но Джиг Элбари, тот самый дворф, который и варит тоник, не хочет его продавать.

- Так ты хочешь, чтобы я украл его?

- Именно.

Я всегда делаю паузу, разогревая клиента простым способом - подозрительностью, с которой отношусь к нему и его заданию. От воров люди ждут осторожности. Это часть нашего маленького ритуала, позволяющего набить себе и своим услугам цену. Лично я вдобавок обнаружил, что это отличный способ направить переговоры в нужное мне русло.

Купец повернулся налить себе чаю из отдельно стоящего самовара и наконец-то нарушил повисшую тишину.

- Ну хорошо. Я воздам за твои усилия и возмещу твоё время с лихвой. Если добудешь Эликсир Весны, я утрою твою плату. Ну как, подсластил пилюлю, а?

Два дня спустя я, вместе со своим верным вороным конём Стелсом, двигался по узкому пути, ведущему через южный отрог Закатных Гор, намереваясь выполнить задание Тикара. С трудом различимая дорога была усыпана опавшей листвой и мокра от бархатистого тумана, стелющегося клубами под копыта моей лошади. Мы пробирались через тёмный, мрачный лес, к тому же начинало смеркаться. Вокруг уже начали пиликать ночные насекомые, приветствуя ночь незамысловатой симфонией.

На пути я встретил множество заброшенных дворфских шахт. Заросли здесь закрывали солнце, и когда я проходил эти места, воображение подпитывало моё беспокойство.  В какой-то момент мне даже почудились голоса призрачных трудяг, кромсающих камень своими кирками и молотами. Хуже того, карта Баррина мало чем помогала добраться до Урлока.

Я уже подумывал, а не разбить ли мне лагерь на ночь, когда Стелс в очередной раз повернул и остановился, зафыркав и замотав головой. В стороне от дороги, загороженная скопищем валунов и низкой стеной запутанной растительности, открывалась большая поляна. Прищурившись, я разглядел прыгающие между деревьями огоньки маленьких ручных фонарей. Прислушавшись в том направлении, я расслышал возбуждённые голоса и скрежет доспехов.

Направив Стелса вперёд, я зашёл в тень от камней, намереваясь скрыть наше осторожное приближение. Остановившись, я несколько раз моргнул - воровской приём, позволяющий глазам приспособиться к темноте.

Гоблины. Мне доводилось утаскивать мечи у их подобных, а потому я уверенностью мог сказать, что суматоха на поляне вызвана гоблинами. Уродливыми, вонючими, трусливыми гоблинами. Ну и где Красные Плащи, когда они на самом деле нужны?

Гоблины - самые отчаянные бандиты с большой дороги во всех Королевствах, им не важно, на кого нападать. Я огляделся, высматривая тех из существ, кто мог затаиться в зарослях вдоль дороги. Я даже взглянул наверх, подумав, что они в любой момент могут спрыгнуть на меня с деревьев. За исключением гама на поляне, кругом было тихо. Я спешился.

Укрываясь за камнями, я подобрался достаточно близко для того, чтобы насчитать шестерых гоблинов и одну женщину-дворфа. Она пыталась удержать толпу на расстоянии отчаянным рёвом и деревянным посохом. Твари отвечали тычками своих мечей. Один размахнулся дубиной. Дворфка увернулась, огрев другого нападающего посохом. Тот упал, и женщина удостоверилась, что он не поднимется, завершив свой манёвр сильным пинком.

Учитывая, что я всё-таки не герой, должен признать, что сперва я хотел развернуться и убежать от этой проблемы. Я здесь для того, чтобы найти Эликсир Весны, а не спасать народ от мерзких маленьких грабителей. Кроме того, там, где есть гоблин, найдётся и багбир, а то и парочка огров. Дрожь пробрала меня, когда я представил такую возможность.

И всё же, оставление дам - любой видовой принадлежности - в беде не входило в список проступков, которые я мог легко себе простить. Поразмышляв над ситуацией, я к тому же понял, что перспектива напугать этих монстров до потери сознания доставляет мне удовольствие. В моей голове внезапно сложился план, когда я вспомнил о своём светолове.

Я добыл его во время незначительного дельца в доме мелкого лорда в Скорнубеле. Светолов, удобная штучка, благодаря заклинанию позволял тушить пламя в радиусе ста шагов, при этом создавая такую густую тень, что даже чультской пантере было бы непросто в ней ориентироваться. Оформленный в виде цилиндра и выкованный из обработанной латуни, предмет был толщиной с предплечье эльфа.

Вернувшись к лошади, я тихо и на ощупь расстегнул седельную сумку, осматривая темнеющий лес на наличие рыскающих огров. Когда пальцы нащупали нужный мне инструмент, я поспешил вернуться с ним к камням.

Я тихонько крался к месту драки; меркнущий дневной свет выступал моим союзником. Мне было видно, как гоблины дразнят дворфа, и из-за этой игры они не замечали моего приближения.

Остановившись под нависшей кроной ивы, я направил латунную трубку на врагов и пробормотал простое заклинание, освобождающее магию. В ту же секунду пламя фонарей погасло, и поляна погрузилась в непроницаемую тьму. Гоблины заорали хором. Я быстро рванулся; мои собственные глаза едва успели подстроиться под темноту, прежде чем мой кулак коснулся челюсти первого гоблина. Он всхрюкнул, и я тут же двинул в ту сторону светолов, ориентируясь на звук – в результате с силой заехав по морде. Повинуясь инстинктам, я присел, почувствовав движение меча и краем глаза заметив мельтешение. Схватив другого гоблина, я впечатал его в дерево. Оставшиеся бросились врассыпную, оступаясь на скользкой тропе.

Может, герой из меня и никакой, но добрую драку я люблю - особенно когда знаю, что выйду из неё победителем.

Я прочитал отменяющее заклинание, и те из фонарей, что ещё остались, вновь вспыхнули, заставляя тьму отступить. Я наклонился за одним, мимоходом бросив взгляд на перепуганную дворфку, всё ещё сжимающую в руках посох.

- Я не причиню тебе вреда, - сухо бросил я, - благо, не убийца.

Несколько мгновений женщина просто пялилась на меня. Заметив, что её борода того же светлого оттенка, что и моя, я не смог сдержать лёгкой улыбки и попытался скрыть её, притворившись, что свистнул Стелсу.

- Я твоя должница, уважаемый, - сказала дворфка, опустив оружие. - Если бы ты не появился вовремя, я была бы уже мертва.

- Пожалуйста, - отозвался я.

- Что я могу сделать, чтобы вернуть долг?

- Рассказать, есть ли поблизости таверны. Не хочу разбивать лагерь, когда кругом носятся гоблины.

Она кивнула и показала на дорогу.

- Таверна есть в деревне под названием Урлок. Она где-то в пяти километрах выше по дороге, но её тяжело найти - она скрыта в глубокой лощине. Я покажу.

Кивнув, я поймал поводья Стелса и пристроился за ней. Какое-то время мы шли в тишине, пока я не догадался спросить у неё про дворфа Джига Элбари.

- Я о нём слышала, - подтвердила она. - Но этот старый дворф из скрытных, настоящий отшельник.

- Как я понимаю, у него есть кое-какие старинные магические штуковины.

- Да, он этим занимается. Варит для народа настойки и зелья. Когда-то даже работал доктором в одной из близлежащих шахт, так что, думаю, он многое знает о путях предков.

- Что-нибудь знаешь о его Эликсире Весны?

Дворфка рассмеялась.

- Каждый в этих краях о нём знает, - она затихла, вперив в меня задумчивый взгляд. - Ты не отсюда, а раз так, то ты, должно быть, агент очередного торговца из низин. Они продолжают доставать нас!

****

С начала следующего дня прошло уже много времени, прежде чем я нашёл глубокое ущелье, которое, по словам трактирщика из Урлока, должно привести меня в Сияющую Лощину, где и обитает Джиг Элбари. Я осадил Стелса, рассматривая заросший папоротником и лишайниками проход передо мной. Вокруг меня сомкнулись деревья, а солнце почти село; издалека доносились раскаты грома.

От таких замкнутых, мрачных мест по моей спине бежали мурашки. Будучи подростком, я слышал наставления о том, как тщательно стоит избегать их. На самом деле, конечно, я знал, что это просто способ держать горного паренька в послушании и в безопасности; тем не менее, я не мог избавиться от ощущения, что по этим диким коридорам можно добраться до ведущих в само Подземье туннелей.

Минутная слабость от помыслов о возвращении невольно заставила меня крепче обхватить бока Стелса. Конь заржал и забил копытом по заросшей мхом земле, словно был недоволен мой трусостью. Всё же здравый смысл говорил мне, что обитатели Урлока могли и соврать насчёт дороги к убежищу Элбари. Ведь они не горели желанием указать направление предыдущему агенту Баррина Тикара – поэтому здесь оказался я. И хотя спасенная мной от своры гоблинов дворфка очень настойчиво просила трактирщика помочь мне, не уверен, что тот прислушался.

Глубоко вздохнув, я дёрнул поводья - мы двинулись вглубь расщелины.

В этом ущелье царила прохлада, почти холод, но несмотря на это пот струился по моему лбу, похоже, забирая с собой всю влагу, в том числе изо рта. Едва уловимые лесные звуки окутывали меня всё плотнее, и с каждым свистом и шорохом желудок сжимался всё крепче. Гром приближался.

Копыта Стелса врезались в клокочущий по дну оврага поток. Вода нежно пела, заполняя воздух журчанием и заглушая моё беспокойство. Сосредоточившись на звуке, я не ослабил бдительности, ожидая каких угодно ужасов, которые могут здесь таиться. Прошёл час, прежде чем я смог вновь свободно вздохнуть.

Хозяин таверны сказал, что в конце этого маленького каньона будет дом. Когда каменные стены немного разошлись, я и вправду его увидел - лачугу из полуосыпавшихся камней и прогнившего дерева. Похоже, в большей степени её обитателя от разгула сил природы охраняли всё же обступившие строение деревья, образовавшие в вышине плотный навес. Но всё равно земля кругом оказалась влажной, и Стелс дважды поскользнулся на ведущей к домику тропке.

- Эй? - позвал я. - Кто-нибудь дома? Эй?

Через ущелье пронёсся ветер, не перекрытый ничьими голосами. Я подтолкнул Стелса вперёд, решив последовать вслед за потоком воздуха, мимо развалившейся хибары.

За годы моих скитаний по Закатным горам, я встречал множество таких лачужек. Было время – тогда молодость ещё составляла мне компанию – когда я устремился бы внутрь в поисках сокровищ, но в большинстве своём я натыкался на защитные заклинания. То, что проникновение в такие жилища стоит слишком многих усилий, я усвоил отлично.

Ущелье, однако не закончилось, и большие папоротники вновь заслонили и без того тусклый свет. Коню пришлось сбавить темп и ступать осторожно; звук шагов заглушала вода. Вскоре поток влился в тихое озерцо. Там, окружённый армией стеклянных бутылей, стоял старый дворф, склонившись над кромкой воды.

Моё приближение застало его врасплох. Он отшатнулся, уронив с головы остроконечную коричневую шляпу. Та упала прямо в озеро и осталась покачиваться на волнах, словно бумажный кораблик с полным прорех парусом.

- Ты кто? - осведомился дворф.

- Меня зовут Арек Адар. А ты Джиг Элбари?

Он кивнул.

- Я пришёл спросить твоего мудрого совета, для бабушки - зрение подводит её.

Старый дворф пристально посмотрел на меня, а потом неожиданно залился смехом, перемежая гогот писком и присвистами.

- В поисках мудрого совета? Для человека? Ох, сомневаюсь. Правду говори, что тебе от меня нужно?

- Я могу заплатить.

- Конечно можешь, юноша, - старец наклонился далеко вперёд, доставая головной убор из водоёма. Нахлобучив его на голову, он уставился на меня пронзительными, тёмными глазами.

- Ты ведь один из этих надоедливых торговцев из низин?

Вор может учуять добычу с десяти шагов; Джиг Элбари уже попался. Может, ему было одиноко или скучно. Неважно. Он присоединился к игре.

Ждать ответа дворф не стал.

- Что ж, у тебя есть деньги, у меня - зелье. То, что ты так далеко забрался, многое говорит о твоей храбрости. Не видел огров или троллей по пути сюда?

- Нет, - ответил я, почувствовав, как на затылке вздымаются волосы.

- Ну, на обратном пути наверняка встретишь, - хихикнул он вновь.

Я понаблюдал, как он наполняет бутылки чистой водой из озерца.

- Знаешь про Эликсир Весны? - какое-то время спустя спросил старый дворф.

- Никогда не слышал о таком, - буднично соврал я.

- Очень дорогой, но того стоит. Одна фляга может омолодить человека. А знаешь, это просто вода. В эликсире нет никакой магии, хотя большинство и считает, что какие-то волшебные слова придают ему его свойства. Чепуха, - Джиг широко ухмыльнулся и дёрнул себя за волосы. - Но воду нужно набирать в ночь голубой луны, и только один месяц в году Селуна появляется на небосклоне целиком дважды. Мы увидим такое ещё раз в Мидвинтере, но не раньше.

- При всём этом, я всё ещё не понимаю, почему он должен быть дорогим. Ты можешь запасти сразу несколько флаконов.

- Я так и делаю, но не всё так просто, - возразил дворф. - Зелье должно настояться, состариться. Выпьешь до того, как оно будет готово - а это около пятидесяти лет - и толку не будет. Кроме того, нужно не только приготовить его во второе полнолуние, но и выпить потом во время него.

- И как понять, что тебе досталась бутылка именно с готовым зельем?

Старец рассмеялся.

- Никак. В том-то и проблема - большинство хочет гарантий. Они просто не верят, когда я убеждаю, что снадобье готово.

- Я так понимаю, у тебя найдётся бутылочка с настоявшимся эликсиром? - уточнил я.

Он кивнул.

- Найдётся. Ты хорошо умеешь судить простых смертных, юноша? Веришь ли в мою честность и правдивость? Хочешь ли купить Эликсир Весны?

- Может быть.

- Тогда следуй за мной к дому, поговорим, - дворф собрал свои склянки и позвенел прочь, скрывшись за стеной папоротников.

Я проехал за ним, и он пригласил меня внутрь своей развалюхи, не раздумывая.

Шахтёрский фонарь на краю сухой раковины давал немного света, но местечко все равно казалось серым и тесным, заставленным расшатанными стульями и двумя кривыми деревянными столами. Каждый свободный сантиметр и каждая ровная поверхность были заставлены бутылками. Ёмкости стояли везде, переливаясь и поблёскивая в сиянии фонаря. Элбари скинул свежую порцию на сиденье комковатого кресла.

- Всё сделано на основе воды из источника? - поинтересовался я.

- Верно. Смешать с кое-какими горными травками – и водица поможет против всего, что беспокоит тебя, - он подвёл меня к самому маленькому из шатких столиков и начал ковыряться в бутылках. Отыскав то, что нужно, дворф вручил это мне. – Вот бутылочка эликсира. Единственная, что у меня есть.

- Сколько она стоит?

- Тридцать тысяч трикраунов за штуку.

Неудивительно, что Баррин Тикар решил нанять меня украсть её!

- Ты что, спятил? Это возмутительно!

- Я же говорил, что зелье дорогое. Неужели твоя бабушка не настолько дорога тебе? С этим она вернёт и зрение, и молодость.

- Мне не по карману.

- И ты не можешь быть уверен, что оно сработает, - добавил он.

- Если оно настоящее, почему ты сам его не выпьешь? – спросил я.

- Я не хочу снова быть молодым. Один раз в жизни – этого для меня достаточно. Я предпочту деньги, - потеребив свою длинную, жёсткую бороду, он осмотрел комнату. – Что ж, стоило попробовать. Уж зрение вернуть я могу помочь. Понадобится немного бальзама из рутворта, усиленного заклятием прозрения.

Старец подошёл к раковине – и я не упустил свою возможность.

Большинство воров всегда носят с собой стандартные инструменты, которые легко можно купить – отмычки и резаки стекла. Некоторые также могут использовать волшебные предметы, добытые где-либо – такие, как магические мешки с наложенными на них заклинаниями уменьшения больших предметов, для простоты транспортировки. Но всё же одна из вещей, на которые полагается хороший вор, это врождённая способность. В те годы, когда я зарабатывал на жизнь мошенничеством, ловкость рук являлась самым полезным из моих навыков. Дворф отвернулся, потеряв драгоценную бутылочку Эликсира Весны из виду и предоставив мне шанс её стащить.

Слегка двинувшись, я немного развернулся в сторону, закрывая от дворфа поверхность стола. Поскребя склянкой по дереву, я сделал вид, что вернул её на место. За несколько мгновений, однако, я плавно передвинул соседнюю ёмкость ближе к свободному пространству и сунул Эликсир Весны за подкладку рукава накидки.

Продолжая искать, Элбари переместился к другому столу.

- А, вот же она, - воскликнул он, развернувшись затем ко мне. – Пять золотых, и твоя бабуля снова сможет видеть. Нужно использовать бальзам три раза в день.

- Я прослежу за этим, - улыбнувшись, успокоил я.

*****

После визита к Джигу Элбари я понял одну вещь: Баррин Тикар – обманщик и скряга. Он мог бы купить эликсир по исходной цене, но вместо этого предпочёл украсть. Не могу, конечно, винить людей в том, что они выбирают подобную тактику – иначе я лишился бы работы. И всё-таки подобные персонажи беспокоили меня, если скрывали свои мотивы.

Стоя в центре магазина, я перенёс вес тела на ноги, на случай, если придётся рвануться к двери. Баррин Тикар облизал губы и посмотрел на своих помощников. Оба являлись лунными эльфами, чья тронутая серебром красота придавала им вид статуй, ждущих, когда заклятье какого-нибудь волшебника освободит их из темницы камня. Расположившись по бокам старого торговца, каждый из них опирался на поблескивающий, упирающийся остриём в пол скимитар. В завершении картины, язычки пламени сотни свечей трепыхались на полках позади стойки. Красивое зрелище, только моя настороженность не позволяла им любоваться.

- Эликсир у тебя? – потребовал Тикар.

- А моя плата? – задал я встречный вопрос.

- Разумеется.

- Тогда покажи.

- Сначала товар.

- Нет.

Он щёлкнул пальцами и эльфийские статуи ожили. Они приближались, подняв оружие.

- Обыщите его, - приказал их хозяин.

Я медленно отходил, готовясь встретить наёмников и вытаскивая охотничий нож из ножен. Почувствовав, как на внутренней стороне бедра натянулась кожа моих брюк, я какое-то мгновение пытался вспомнить, какой из своих трюков я спрятал в сапоге. Эльфы напали прежде, чем мне это удалось.

Я замахнулся на одного, но клинок прошёл слишком далеко от цели, разрезав лишь воздух и только разозлив нападающего. Тот ударил меня наотмашь по лицу, и боль звоном отозвалась в ушах. Я зарычал и пнул его сообщника в живот. Эльф на секунду скрючился, быстро оправившись с ответным рыком. Отступая, я пытался прорваться к двери, но наёмники прижали меня к стене. Обездвиженный, я не мог ничего сделать, пока они обыскивали меня.

- С собой нет, - сообщил один из эльфов.

- Где ты его спрятал? – допытывался Баррин Тикар.

- Договор расторгнут, торговец, - бросил я, - от меня ты ничего не получишь. Отправь одного из своих прихвостней в горы за зельем.

- Ты собирался получить деньги и сбежать.

На этих словах я получил ещё один удар по голове; комната закружилась.

- Последний шанс, - предупредил Тикар. – Где эликсир?

Сплюнув кровь, я разразился проклятием:

- Иди ты к Шар! И пусть Леди Потерь преследует тебя по пятам!

От моего ответа стало только хуже.

- Убедись, что он ещё нескоро сможет что-либо украсть, - отдал приказ торгаш.

Я извивался в сильных руках, удерживающих меня на месте. Выбитый из моей хватки нож куда-то отлетел, а мои ноги оказались заблокированы ногами наёмников. Один из них схватил кисть моей руки. Прежде, чем я смог отреагировать, прежде, чем смог выпутаться, эльф заломил её и резко крутанул. Волна агонии побежала вверх, вырвав крик из моего горла.  Они выбросили меня на пустую улицу и захлопнули дверь, отрезая мои вопли.

Я лежал в сточной канаве, уставившись на небо. Как долго – не могу сказать. Орудуя метлой, прошёл мимо дворник, поглощённый выполнением вечерних обязанностей и не обращающий на меня внимания. И всё это время боль в руке только росла, а вместе с ней и ярость.  Наконец, я перекатился, поднялся и вернулся к резной двери лавки Баррина Тикара. Заглянув в окно, я увидел только пустоту и темноту внутри – старый торгаш и его телохранители покинули помещение через какой-то задний ход.

Вытянув здоровую руку, я нащупал во тьме один из стыков витого орнамента деревянной двери. Сунув пальцы в глубокую выемку, я вытащил наружу маленький пузырёк Эликсира Весны, спрятанный мной ранее.

Месть притупляет чувства. Ничто не имеет больше такого же значения, как желание поквитаться с обидчиком, и, раз дело касается меня, я заставлю Тикара страдать. За то, что он сделал со мной, старый торгаш поплатится тысячекратно.

Рука искалечена. Священник, при всей его целительной магии, не был до конца уверен, что я смогу полностью восстановиться. Мне повезло – моё хранилище добытых ценностей по крайней мере обеспечит мне пропитание, пока я не приобрету былую подвижность. Услышав прогноз, я возвратился в своё укрытие в Закатных горах.

Сопровождаемый луной, я держал путь к стене кустарников и камней, скрывающей от чужих глаз вход в убежище. Водопад, питаемый ручьём, переваливался через гранитную грань верхнего уступа горы, и я свернул, двигаясь на звук его ласкового пения.

Стелс пробрался в широкий лаз, образованный несколькими большими валунами, и остановился, достигнув двери в логово. Я не спешил слезать, медлил, вдыхая холодный воздух, что заполнял лёгкие и бодрил дух, и никакой треклятый эликсир не смог бы сравниться с ним. Конь издал тихое ржание, будто соглашаясь со мной. Наконец я соскользнул наземь, застонав, когда повязка на руке зацепилась за седельное крепление, и хлопнул Стелса по крупу. Мой четвероногий спутник побрёл в укрытие своей каменной конюшни.

Моя нора располагалась в глубокой пещере в склоне горы, с которого хорошо просматривался Остров Дуба - кусочек земли, нарушающий гладь широкого горного озера. Там виднелись развалины деревни, где я вырос – руины, остатки домов. Я часто сюда возвращался, хотя селение уже оставили на растерзание призракам да воспоминаниям. Люди - включая и мою семью - ушли, променяв горную волю на жизнь в низине.

Дверью служил вращающийся кусок скалы, насаженный на стержень. Оттянув врезанную в камень ручку, я вошёл, почувствовав умиротворение при виде знакомого окружения.

Зажёгши стоящий на полке около входа фонарь, я плечом закрыл каменную дверь. Взгляд скользил по выхваченным из темноты восхитительным вещицам, которые я здесь хранил, и с каждой минутой настроение становилось всё лучше. Я прошёл вглубь, но, как обычно, задержался, чтобы прикоснуться к старинным магическим артефактам. Многие из них были созданы в Сердцеземьи, и не меньшее количество прибыло в Закатные горы по старым торговым путям.

Я крал как и у крестьян, так и у вельмож. Знать обычно обладала редкими, забавными безделушками, которые я любил и которыми украсил свой дом - такими, например, как банкетный стол, вырезанный из пород северного дерева в Год Высокой Мантии, когда король Азун Четвёртый захватил Кормир. Давным-давно он был отполирован до блеска каким-то умельцем, и так же гладко, словно шёлк, обволакивала его магическая сила. Три коротких слова нараспев перед торцом стола - и заклинание начинает действовать; вкуснейшие, изысканнейшие блюда появляются на обеденной поверхности.

Спрос на классический антиквариат был огромен, и цена ему не уступала. Местные торговцы не могли себе такое позволить, а потому предпочитали скупать более приземлённые товары, добытые у простых жителей. Особенно пользовались популярностью сшитые при помощи магии одеяла, согревающие даже в самые холодные из дней, и листья драцены, раньше росшей в вымершем городе Шун и используемой тамошними магами для призыва фен-шуя - удачи.

Я зажёг ещё фонарь, благодаря чему пещеру заполнил тёплый оранжевый свет. Моей целью являлась определённая вещь, припрятанная здесь. Открыв верхний ящик сундука-хранилища, я достал и освободил от мягкой бумаги мою любимую ценность. Аккуратно сняв обёртку полностью, я держал на весу старую домотканую шаль.

Прошитая золотом и платиной, расчерченная линиями маленьких бронзовых бусинок, шаль имела форму наконечника стрелы, не имея при этом бахромы или каймы, что только подчеркивало простоту её покроя. А что насчёт ценности и древности платка? За границами понимания.

Я выкрал этот кусок ткани, вместе с сопутствующим заклинанием, у одного горного волшебника, который использовал его для пленения врагов. Применив немного изобретательности, можно было заточить жизненную силу цели в самой канве артефакта. Когда я заполучил его, то обнаружил, что в нём уже заключено много людей.  Обратив чары, я освободил их – целыми и невредимыми.  Благодарные за свободу и за предоставленный шанс отомстить человеку, сотворившему такое, пленники покинули меня. Пустая накидка была тщательно запакована и убрана подальше, но я знал, что однажды мне представится возможность использовать её магию на ком-то наподобие Баррина Тикара.

Воры – мастера маскировки. Она помогает свести к минимуму вероятность обнаружения при выполнении задания, и, со своей стороны, я к таким возможностям отношусь серьёзно. Слишком много я кочую по городам и деревням Сердцеземья, слишком велик риск быть узнанным моими многочисленным врагами.

Этой ночью я шёл по Кендилу в грубой коричневой льняной одежде. Длинные светлые волосы и борода окрашены тёмным. Завершая образ, я нанёс ещё пару штрихов – ложный шрам через скулу и повязка на глаз. Добавив хромоту, я понадеялся, что она отвлечёт ненужное внимание от грязных бинтов на повреждённой руке.

Я зашёл в лавку Тикара прямо перед закрытием, тихо ожидая у двери, когда торгаш закончит с покупателем. Старик посмотрел на меня и как будто собрался вызвать своих головорезов.

Понизив голос до появления хрипотцы, я начал прежде, чем торговец перейдёт к действиям:

- Ты владелец магазина?

- Ну. Что надо?

- Я только что прибыл в город; люди говорят, ты любишь скупать старинные ценности?

- Кто это сказал?

- Какой-то лунный эльф в таверне. Он был пьян, но я всё же решил, что стоит проверить. Тяжёлый год, запасы на исходе. Распродаю скарб, знаешь ли.

Торгаш смотрел на меня – молча, недоверчиво и что-то прикидывая. Через какое-то время любопытство взяло верх над осторожностью.

- Что у тебя?

Я доковылял до стойки, широко улыбнулся и наклонился, не забыв дыхнуть на него. Старик аж дёрнулся от запахов лука и ржаного хлеба.

- Что у меня? У меня шаль, - заговорщицким тоном сообщил я. - Пропитанная могучей магией с гор.

- Дай взглянуть, - потребовал тот.

Я распахнул свою сумку и осторожно вытащил ткань, разложив её на каменном прилавке. Пряжа замерцала в свете магазинных свечей. На секунду глаза Баррина Тикара расширились, но потом, будто их владелец вспомнил о своём статусе, он вновь натянул маску безразличия.

- Что она делает? - уточнил он.

- Создаёт монеты прямо из воздуха - золотые, серебряные, платиновые, ну и медные.

Рот торговца приоткрылся при этих словах, но после короткого прерывистого вдоха, старик покачал головой.

- Никогда не слышал о таких вещах. Это подделка.

- Нет. Видишь эти волокна в пряже? Они полны металла, даже светятся. Именно эти нити проводят магическую энергию, создающую деньги. Жаль, я больше не могу её использовать.

- Почему?

- Стоит прочитать заклинание, как сила платка рассеивается. Каждому владельцу она вывалит гору золота, серебра и платины, но лишь раз. Я использовал свою возможность, и теперь могу получить лишь медяки, и то немного.

Толстяк наклонился и легко коснулся шали.

- Говоришь, она очень старая? Насколько? Откуда она взялась?

- Принадлежала жившему в Закатных горах дворфу, сшита ещё до начала Первой Войны Врат Орков в Тае.

- Настолько старая, значит? - удивился Тикар. - Есть подтверждающие документы?

Я засмеялся.

- От дворфа? Спятил? - на смену усмешке пришло хмурое недовольство.

Он фыркнул и скрестил руки, оперев их на своё объёмное пузо.

- Нужна демонстрация. Даже если ты можешь создавать только медяки, сделай это - чтобы я увидел, что свойства шали действительно соответствуют твои словам.

Прежде, чем кивнуть, я сосчитал до десяти. Выпрямился. Подобрал магический платок со стойки и накинул себе на плечи. Мягкая, волнистая, невесомая, точно паутинка, ткань. Как она сияла, по сравнению с моей грубой льняной одёжкой! Медленно заворачиваясь в неё, я слегка изогнулся и схватил подсвечник. Ноздри Тикара затрепетали.

Будучи по природе осторожным, я провёл некоторое время, планируя эту встречу. Я сшил маленький кожаный мешочек, скроив его так, чтобы он тут же раскрылся, стоило только потянуть тонкую, почти незаметную нить, ведущую к застёжке. Такая кропотливая работа – с моей-то повреждённой рукой – заняла дни, но в итоге всё работало, как надо. Поместив горсть монет внутрь и регулируя натяжение нити, я мог высвободить сразу несколько штук. Перед посещением лавки Баррина Тикара я перекинул мешочек через плечо и закрепил под плащом.

Теперь, стоя посередине магазина, я пробормотал бесполезную фразу и высыпал медяки. Три штуки покатились по полу.

Старый торговец нахмурился.

- Давай-ка ещё раз.

Я повторил движения и словесную чепуху, высыпав остатки содержимого. Выглядело неплохо – будто шаль и вправду работает.

- Теперь я попробую, - потребовал торгаш. – Дай сюда.

Я покорно подчинился, наблюдая, как он пакует своё тело в платок.

- Что там надо сказать, чтобы сделать золото? – потребовал он.

Покопавшись в кармане штанов, я выудил клочок пергамента. Заклинание, призывающее истинную силу шали, я записал на нём.

- Умеешь читать?

Вместо ответа он выхватил огрызок и прошептал слова древнего заклятья.

Шаль засветилась. Со своего места я чувствовал исходящее от окутанного магией человека тепло. В свете свечей я мог рассмотреть, что обволакивающий его пузырь приобрёл чёткую текстуру, подобную плетению ткани; он искрил и сиял. В какой-то момент мне даже пришлось отвернуться – настолько ярким стало свечение. Прошла минута, и теперь было уже слишком поздно - торговцу не выбраться без моей помощи.

Он понял, что оказался в ловушке. Растущий страх лишь питал сдерживающую силу накидки; старик начал молить о пощаде, но оболочка заглушала его голос. Я смотрел, как по его жирным щёкам скатываются слёзы безысходности, пока, наконец, он не прижал руки к вискам и не открыл рот в крике. Но прежде, чем он успел издать хоть звук, шаль поглотила его.

С искрами и мерцанием он исчез, а шаль упала на пол с тихим шелестом. Я подобрал её, ощутив тяжесть – сама сущность торговца теперь была вплетена в канву. Накинув платок на плечи, я пошатнулся под его весом, но через мгновение накидка вновь стала невесомой и шелковистой. Медленно повернувшись, я улыбнулся, а затем и рассмеялся. О, какая сладкая месть!

Баррин Тикар останется в своей плетёной тюрьме на годы, всё понимающий, но тем не менее беспомощный. И только когда я состарюсь и пойму, что следующая голубая луна станет для меня последней, я всё-таки освобожу его. А когда сделаю это – заставлю смотреть, как я глоток за глотком выпиваю принадлежащий ему, такой желанный Эликсир Весны.