Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  PyPPen : (23 Март 2020 - 09:47 ) Привет! У меня вот просьба - можно создать для меня тему с переводом "Смерти дракона"?
@  Redrick : (17 Март 2020 - 06:08 ) Летом.
@  jackal tm : (16 Март 2020 - 06:02 ) @Redrick большое спасибо тебе и команде за отличный перевод. Не слышно когда следующая книга выходит?
@  nikola26 : (11 Март 2020 - 04:21 ) @larik переводы размещены в Библиографии на abeir-toril. Здесь, на форуме, темы со сбором средств и отдельными главами удалены.
@  Redrick : (11 Март 2020 - 09:46 ) Да вроде бы на месте.
@  larik : (10 Март 2020 - 01:20 ) А куда делись переводы книг сферы грёз и терновый оплот?
@  Redrick : (13 Февраль 2020 - 01:05 ) Спасибо)
@  nikola26 : (12 Февраль 2020 - 09:47 ) Удалил
@  nikola26 : (11 Февраль 2020 - 06:31 ) Поковыряю сайт на днях, попробую удалить.
@  Redrick : (10 Февраль 2020 - 06:18 ) Уберите на сайте ссылку на группу "Мир Forgotten Realms", она сейчас ведёт совсем не туда.
@  nikola26 : (11 Январь 2020 - 02:12 ) @naugrim твои исправления внесу при верстке книги
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)

Просмотр профиля: Алекс
Offline

Алекс


Регистрация: 10 мар 2018
Активность: 15 май 2020 03:24
-----
Мои темы

Черный Посох: Глава пятнадцатая

09 Май 2020 - 09:40

                                                                                                   Глава пятнадцатая
29 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
Царра внезапно очнулась, резко открыв глаза и увидев прямо перед собой пристально смотрящего на нее Хелбена. На мгновение чисто выбритое лицо Малека Алдханека с глазами оливкового цвета повисло в воздухе, как полупрозрачная маска на лице Хелбена. 
– Ты отщипываешь от меня гораздо больше воспоминаний, чем я ожидал, Царра. Я просто рад, что ни один из нас не помнит, каково это, когда тебя бьют ножом прямо в глаз, – между тем говорил Хелбен, помогая ей сесть. Где-то за время видения Царры, он перенес ее в одно из мягких кресел, стоящих в библиотеке. 
Царра почувствовала, что вопросы еще быстрее польются из нее, чем обычно, но старалась изо всех сил не шевелиться, ощущая пульсирующую боль в голове, особенно возле левого глаза. 
– Вы даже старше, чем все думают, учитель, так ведь? Даже Хелбена-старшего не было тогда, когда существовал Сторнантер. А леди Арунсун – это та самая Лаэраль, первая Королева-ведьма Севера?
– Я был Малеком Алдханеком всего лишь десять лет, начиная с Года Отдыхающего Воина и кончая Годом Улыбающегося Лебедя. За это время я помог построить Сторнантер, восстановить иллюзорность и написать несколько книг, суть в которых люди все еще пытаются постигнуть вот уже пятьдесят шесть десятилетий спустя. Эта личность была действительно значимой для меня только потому, что она позволила мне встретиться с моей второй половиной и решить многие загадки, окружающие нас сейчас. Ты увидела один из важных моментов моей долгой жизни, воспитанница. А теперь скажи миледи, что она сейчас так же прекрасна, как и пять веков назад. – Хелбен показал рукой, и  Царра заметила приближающуюся Лаэраль с дымящейся кружкой, пахнущей корицей и гвоздикой. Если не считать, что у нее сейчас были гораздо более длинные волосы, Лаэраль выглядела так же, как и в видении.
– Как же вы выжили? И почему вы не исцелились сами, леди Лаэраль? – требовательно спросила Царра, она ждала ответ, который был так же связан с эмоциями от видения, как и с ее собственным любопытством. 
Лаэраль скользнула на подлокотник кресла рядом с Царрой, оставив место для Хелбена, который присел рядом с ней. 
– В то время я еще не знала, кто я на самом деле. Мое время было определено лишь несколько десятилетий спустя, хотя все же это был мой последний день в этом Зале для аудиенций. Из-за всего этого я вот уже пять столетий не ступаю ногой в Порт Лласт. – Она на мгновение переключила свое внимание на Хелбена. – Я когда-нибудь говорила тебе, сколько времени нам понадобилось, чтобы избавиться от этого тлеющего предателя после того, как он убил тебя? Честно говоря, этот человек был даже более упрям, как труп, чем при жизни! – Лаэраль усмехнулась, но ее побелевшие костяшки пальцев на руке Хелбена поведали Царре совсем о другом. Она снова увидела напряжение и боль, вызванные этим человеком. 
Хелбен посмотрел на Лаэраль, затем перевел взгляд на Царру, а потом вновь обратился к Лаэраль. 
– В то время я беспокоился только об одном, чтобы ты не похоронила меня слишком глубоко. Я израсходовал много серебряного огня, сохраняя тебе жизнь, так что, все что я смог для себя сделать, это не дать себе покинуть свое тело. Самое тяжелое было чувствовать, как мое тело исцеляется, но мне пришлось лежать там без дыхания в течение четырех дней, пока мое тело лежало в состоянии покоя. Я тебе когда-нибудь говорил, милая, что это были очень хорошие похороны? – Подмигнув Лаэраль, Хелбен повернулся к Царре. – Миледи была самой безутешной женщиной, которую я когда-либо видел на похоронах, пока не увидел вдову лорда Рейвентри около сорока лет назад. У Лаэраль действительно на этот раз был хороший склеп, построенный специально для меня, но к сожалению очень прочный, и должен сказать, его трудно сломать изнутри, особенно когда человека хоронят без его книги заклинаний. 
– Мне было любопытно! – Лаэраль пожала плечами и хихикнула. – Сначала, я собиралась положить его рядом с тобой... в итоге передумала. 
Несмотря на шок от всего услышанного и головную боль, Царра присоединилась к веселью и рассмеялась. 
– Выкапывали себя из многих могил, да учитель?
– Один раз до случая с Малеком, и один раз после, – ответил Хелбен. – После этого третьего испытания, я избавлялся от своих личностей подальше от посторонних глаз и распространял слухи об их исчезновениях. Кроме того, проще построить пустой склеп и спрятать там нужные вещи на потом. Царра, это видение вырубило тебя всего на несколько часов, но тебе еще много чего предстоит переварить в своей голове. К тому же, прошло уже довольно много времени с тех пор, как у тебя была возможность поспать. Мы продолжим наши изыскания позже, этим утром, ведь уже почти рассвело. А теперь, давайте вернемся в Главную Башню, как вы считаете, леди? – Хелбен предложил руку каждой из женщин и повел их к лестнице.
– А как насчет теорий Алдханека? Что шарны были преображены нетерезами, чтобы сражаться с фаэриммами? – спросила Царра. Она протянула локоть трессиму, который слетел со стропил. 
Хелбен улыбнулся. 
– Это одна из моих лучших идей, как сбить всех с столку, моя дорогая. Я придумал ее и написал еще семь книг под другими названиями, которые расширили эту теорию, пока ее не приняли как факт. Это безопаснее, чем позволить людям самим натолкнуться на всю правду об этих вещах до того, как мир будет готов для них. 
– Значит, вы намеренно вводите людей в заблуждение? Вы пишете ложь, чтобы скрыть правду? – Царра поймала себя на том, что снова начинает злиться. – Как вы можете жить с этим обманом? 
Лаэраль успокаивающе положила руку на плечо Царры и улыбнулась. 
– Дитя моя, тех, кто действительно ищет истину, эти, скажем так, препятствия, редко вводят в заблуждение. Только те, кто алчно ищут власти – очевидно, как наш новый враг – принимают эти короткие ответы как должное и обманываются. Кроме того, мы следуем как велениям своих мыслей, так и указаниям Владычицы Тайн. Козни, которые от нас требуются, иногда соперничают с теми, что позволяют себе сотворить последователи Шар, но мы охотно исполняем их, зная, ведь в конечном итоге расширяем понимание магии людьми. 
– Но... – запротестовала было Царра, но Хелбен предостерегающе поднял руку, заставив ее замолкнуть. 
– Ладно, Царра. Довольно протестовать. Пришло время непосредственно узнать один из главных секретов – тот, который может стать и твоей задачей на будущее. О чем шепчутся самые обыкновенные люди, когда догадываются, чем я занимаюсь в своей Башне? Кроме, конечно, обычной паранойи о «захвате Мира» или «сговоре с Жентаримом», которая стала популярной в последние несколько лет? 
– Большинство все же сомневаются, действительно ли вы покинули и лордов, и Арфистов. Да, и бдительный Орган тоже предполагает, что вы производите основные свои магические предметы для Пьергейрона и гвардии в обход должного им налогообложения или надзора. 
– Просто поразительно, как суетится Гильдия Магов, когда им больше не о чем беспокоиться, – вставила Лаэраль. 
– Конечно. Ни Лаэраль, ни я не нуждаемся во сне, если мы этого сами не захотим – или, если не будем ранены и больны. То, что занимает мои ночи – перестань улыбаться Лаэраль, я редко делюсь такими откровениями – это писательство. Я записываю все так, как велит мне наша богиня, или так, как считает мое собственное сердце. Даже, если написанное мной и не является историей, кто может сказать, что в нем нет зерна истины? Иногда я работаю над своими мемуарами, а иногда пишу такие вещи, которые вводят в заблуждение тех, кто ищет более легкие пути к власти. Одна из причин, почему Темные Властелины сотрудничают с нами, заключается в том, что Семмемон оказался более хитрым в некоторых вещах, чем его бывший хозяин. Он видел сквозь толстую паутину интриг, и в результате мы с Семмемоном заключили сделку. 
– А я то гадала, привиделись они мне или нет, – заметила Лаэраль. – Ты не поверишь, как злится Малхор из-за того, что ему приходится действовать с ними вместе. Но, тем не менее, решать проблемы и разгадывать мысленные задачи нужно хорошо отдохнувшим мозгом. Позволь нам уложить тебя в постель, дорогая, – с этими словами Лаэраль взяла Царру под руку и повела ее к лестнице. 
– Ну, теперь-то я точно не смогу уснуть! Я в порядке, – запротестовала Царра. – Все вокруг же так быстро меняется.
Хелбен взял ее под другую руку, одновременно подталкивая Безымянного ближе к полу, и сказал:
– У тебя был несомненно тяжелый день, моя дорогая. Я и так уже достаточно долго переносил все особенности твоего характера. Этот твой гнев вызывается скорее истощением, чем от истинного возмущения. – Он махнул рукой и свет в библиотеке потускнел. – Тебе лучше поспать, а утром мы обсудим твои дальнейшие возражения. Я же проведу ночь, помогая Гамалону. Учитывая нашу потребность быть как можно ближе друг к другу, тебе придется провести ночь в одной из гостевых комнат. Кроме того, ты должна выглядеть освеженной, чтобы должным образом пожелать лорду Вандсу счастливейшего дня рождения, когда мы посетим его завтра. 
– Счастливейшим он будет до тех пор, пока он не будет оскорблен, увидев, что я одела на себя полную амуницию и оружие, – проворчала Царра. – Если наш противник – нежить, как о нем говорят, я не собираюсь быть загнанной им в угол без защиты и оружия. 
– Я и не предполагал ничего другого, моя дорогая, – ответил Хелбен. 
Когда они втроем направились в сторону лестницы, взгляд Царры наткнулся на шкаф, который она раньше не заметила. Сквозь его стеклянные дверцы пробивался мерцающий белый свет, заметный только в тусклой комнате, в которой они находились. Внутри был виден посох, который казался лишь почерневшим куском дерева, оббитый вдоль трещин серебряным металлом. Лезвие топора, вырезанного в верхней части в виде воющей волчьей пасти, казалось, слилось с посохом. Множество рун, вырезанных по всей его длине, также были заполнены серебристым металлом.
– Я никогда не видела этого черного посоха, учитель.
– Значит, я им пользуюсь только в самых крайних случаях. 
– Но почему же? Похоже в нем заключена могущественная магия. 
– Так оно и есть, но сила, заключенная в нем, имеет свои издержки и не предназначена для праздного использования. На самом деле, это и есть настоящий Черный Посох, который связывает мою силу с могуществом Башни.
– Когда же вы в последний раз им пользовались?
– Никогда, с того самого дня, как я по-настоящему стал служить Мистре. А теперь, довольно о прошлом. Если нам повезет, ты никогда не узнаешь, как тяжело прикасаться к этому посоху. Больше никаких вопросов. 
– Хорошо, что мы знаем, как ты любишь нас, дорогой, иначе нас бы сильно раздражали твои полуответы и отказы отвечать на вопросы, – поддразнила его Лаэраль, когда они вышли на лестничную площадку.
– Я не сомневаюсь, что он любит вас всеми фибрами души, леди, – шепотом обратилась Царра к Лаэраль.
– Я знаю, – улыбнулась она. – И поэтому удивительно, что нам понадобилось более пятисот лет, чтобы родить нашего первенца. 
Царра на мгновение разинула рот и крепко обняла Лаэраль. 
– Лаэраль! – рявкнул Хелбен, но затем лицо его смягчилось. – Я думал некоторое время это будет нашим секретом. А ты еще кому-нибудь рассказывала об этом? 
– Только Селун и Аластриэль. Я ничего не могла с собой поделать. Счастливые новости так редки среди нас, а мне так хотелось поделиться ими. 
Хелбен вздохнул и подтолкнул обеих женщин вперед. 
– Я просто надеюсь, что наши враги не пронюхают о ребенке двух Избранных, пока мы не будем готовы сообщить о нем. 
– Ну разве он не мил? Так беспокоится о них... 
– Это они?! – от удивления широко раскрыв глаза, спросил Хелбен. 
– Дорогой, – Лаэраль ласково погладила Хелбена по лицу, когда они начали спускаться по лестнице, – неужели ты всерьез думаешь, что я не знаю, когда ношу близнецов? Может быть, я и не родила столько детей, как Аластриэль, но все-таки. Кроме того, я рада, что тебе уже не нужно будет хвастаться, ведь ты уже дважды создавал близнецов. Кажется ты опять сделал это.  
 

Черный Посох: Глава четырнадцатая

09 Май 2020 - 08:18

                                                                                                       Глава четырнадцатая
                                                                                  2 чеса, Год Улыбающегося Лебедя (816 по ЛД)
 
– Джаурн, а где сейчас лорд Блуждающий Клинок, – прогремел голос Малека над ухом его помощника, когда маг вышел из двери, ведущей на потайную лестницу башни. Джаурн дремал у камина, и появление учителя заставило его вздрогнуть, чуть не упав при этом со стула.
– Гм, простите милорд.
«Кого же он искал?» – Джаурн пытался угадать сам, лихорадочно поправляя жилет, который никак не расправлялся, и стараясь не встречаться с сердитым взором, исходящим от лорда Алдханека.
Малек сердито взирал на Джаурна.
– Лорд Рутик Блуждающий Клинок. Барон Восточного Предела. Высокий мужчина со странным существом на лице, которого он почему-то зовет бородой.
Джаурн фыркнул, а затем ответил:
– Я полагаю, что лорд Блуждающий Клинок находится с нашей леди, Королевой Ведьм, на утренней трапезе перед отъездом в поместья герцога Зелхунда на юге. Сейчас он должно быть с ней, потому что она почти не спит, как и вы, милорд.
Маленький колокольчик на каминной полке прозвенел три раза.
– Ступай по коридору Джаурн и приведи оружейного мастера Фоммора и столько стражников, сколько смогут вместиться в Зал для аудиенций. Скажи ему, что готовится переворот и нужно защитить Лаэраль, – приказал Малек, сбросив грязный плащ, откидывая назад свои длинные волосы.
– Но милорд, а как же...
– Иди, мой мальчик, это твое первое важное задание. Доверенных советников тоже не пощадят при попытке убить Королеву, но, конечно же, Королева для них важнее. Мы встретимся с тобой у Трона Грифона. А теперь, иди!
Джаурн колебался лишь одно мгновение и, прежде чем повернуться, он запечатал вход в комнату липкой паутиной, затем открыл потайную дверь за книжной полкой.
– Мне нужно будет еще немного времени на подготовку, милорд.
С этими словами он бросился в темноту, и Малек закрыл за ним дверь.
Ни один звук из внешней комнаты не выдавал присутствия убийц, но Малек владел магией, о которой не знал никто, даже его Королева. Многочисленные заклинания покрывали кафельный пол обеих комнат. Он оставил дверь менее защищенной, чтобы избежать подозрений. На камне, над верхним краем входной арки, было прикреплено зеркало. В нем Малек видел очертания внешней комнаты и четырех незваных гостей, отображающихся по ее поверхности в виде светящихся точек – по паре с каждой стороны дверного проема. Небольшое пламя вырвалось в центр паутины и она быстро поглотила его.
Малек сосредоточился на произношение нескольких заклинаний. Первыми звуками после этого были удивленные возгласы убийц, когда стены и пол потянулись к ним, стараясь схватить их и крепко удержать.
Малек улыбнулся и подумал: «Наконец-то я получил хоть какую-то пользу от моих защитных чар». 
Хлопая в ладоши, он шагнул под арку, активируя магические щиты с помощью своих колец. Как и ожидалось, меч со звоном отскочил от его защиты, не причинив ему никакого вреда.
Выйдя в большую переднюю комнату, он обнаружил там трех мужчин в темных одеждах, старавшихся освободиться от громадных каменных щупалец, двоих из них они уже сковали по рукам. 
– Неужели Черные Клинки пали так низко, что уже не могут обеспечить себе магическую защиту в покоях волшебника? А теперь скажите мне, кто вас нанял, или я попрошу стену сжать вас посильнее. 
За его спиной послышался звук шелеста ткани. Малек обернулся и резко присел на корточки, от кончиков его пальцев разлетелись молнии. Они, потрескивая вокруг него, поразили и уничтожили три стрелы, летящие у него из-за спины. Повернувшись лицом к четвертому из нападавших, Малек мрачно улыбнулся. 
– Я должен был догадаться, что это будешь ты, Варрет. 
– Проклятый чужеземец с Юга, ты даже сейчас меня презираешь? Неудивительно, что я после этого предпочел убить сначала тебя, а не ту шлюху наверху. Я заставлю тебя обращаться ко мне должным образом, прежде чем ты умрешь. – Никогда не выказывающий почтения, лорд Варрет Тришалн, граф Ксорнмурской конницы, глядя на него свирепо осклабился, его бледная кожа на этот раз покраснела настолько, что стали видны его нечесаные и редеющие волосы. Как и всегда, по щегольскому обычаю, Варрет был одет в коричневую мантию и плащ с капюшоном. Сделав пассы руками, он сцепил большие пальцы вместе, посылая дугу пламени прямо в Малека.
Пламя обозначило края его магических щитов, и огненный агат на левом кольце Малека начал зловеще светиться. В то время, как пламя оказалось в опасной близости с его лицом, Малек сделал жест левой рукой и пламя запрыгнуло прямо ему в кольцо.
– Итак, лорд Тришалн, я оказывал вам все уважение, которого вы заслуживали, но воображаемое пренебрежение – это еще не повод для измены. Опусти свои руки. Милость Ее Величества гораздо теплее, чем моя, и у меня нет желания быть в вражде с твоей семьей из-за твоей смерти.
– Единственные смерти на сегодня – это твоя и Королевы ведьм, тетирианец.
Лицо Варрета исказила ярость, когда он выкрикнул заклинание, с которым Малек не сталкивался. От неожиданности замедлилось действие его контрзаклятия, и ему пришлось броситься в сторону, чтобы избежать огненной Драконьей пасти, вырвавшейся из сложенных ладоней Варрета. Огненная пасть сомкнулась на нижней части туловища и ногах Малека, и он закричал от боли, вызванной обжигающим огнем. 
Его одежда загорелась, но все же кожа у него выглядела гораздо лучше, чем рубашка. 
Несмотря на боль, Малек все же сумел сунуть сжатый кулак в огненную пасть и прокричать:
Алакедарт! – Огонь втянулся в драгоценный камень на кольце, оставив лишь мерцание в воздухе, и магия рассеялась.
– Я добавлю это кольцо в свою коллекцию, когда стану придворным магом Сторнантера Алдханек, – пообещал Варрет, подходя ближе и нависая над распростертым Малеком, его руки двигались, вырисовывая замысловатые пассы, а рот начал бормотать новое заклинание.
Испытывая сильную боль, попытавшись встать, Малек схватился за край ковра и сильно дернул, Варрет пошатнулся, не успев закончить заклинание. 
– Теперь моя очередь, дурак, – прошептал Малек и быстро бросил заклинание.
Это было одно из его новых и самых простых заклинаний, высвобожденная магия одновременно переплелась с незаконченным заклинанием Варрета и коснулась его одежды. Мантия и плащ с капюшоном корчась сжимались на теле мага, мешая ему двигаться, не говоря уж о том, чтобы колдовать. Малек воспользовался моментом, когда заклинание окончательно сковало Варрета, и, поднявшись, попытался вытащить из-под него ковер. Он пнул его в живот, сбив ему дыхание и остановив его контрзаклятие против заклинания Ткача. Как и подозревал Малек, Варрет создал защиту только против магии, оставив себя открытым для более примитивных атак. 
Малек одной рукой выдернул маленький калишитовый ковер, и он остался ровно висеть в воздухе в двух футах над полом. Другая рука сотворила еще одно заклинание над лордом Тришалном. Малек, казалось, не заметил, что Варрет наконец-то справился со своей, ставшей одержимой, одеждой. Малек и Варрет завершили свои заклинания почти одновременно. Полупрозрачный купол цвета морской волны появился над Варретом как раз в тот момент, когда он выпустил огненный шар, который, ему на беду, остался внутри купола. Малек посмотрел на обуглившегося и покалеченного аристократа и трех его помощников, все еще сжатых стенами, и покачал головой. Он повернулся ко всем спиной, запрыгнул на свой маленький парящий ковер и, сделав несколько пассов рукой, с хлопком взрывающегося воздуха, телепортировался прочь. 
Малек появился в Зале для аудиенций Дворца Грифона, что в Порте Лласт, где царил полный хаос. Он благополучно оказался под куполом зала, незамеченный лучниками. Клинки сталкивались с клинками, и заклинания раздавались из каждого угла. Малек сразу же опознал главных предателей – лордов Элсмита, Стремительного Огня, Серебряную Пряжку и Блуждающего Клинка – и их свиту, состоящую из гвардейцев и наемников. Более дюжины королевских гвардейцев и почти столько же лордов-предателей лежали мертвыми, истекая кровью на каменный пол. Трон Грифона потемнел от крови, а его хозяйка Лаэраль, Королева-ведьма Севера, распростерлась рядом с ним, ее короткие серебряные волосы слиплись от крови. Бароны Блуждающий Клинок и Стремительный Огонь склонились над ней, лишая ее защитных и жизнеобеспечивающих магических предметов. Крутанувшись вокруг себя, Малек магически создал три одинаковых собственных образа. Четверо Малеков ринулись в бой, держась плотным строем, хотя каждый из них, казалось, делал что-то немного по другому, один стоял, другой опустился на колени, третий просто сидел на ковре во время полета. 
Один Малек забросал главный фланг атакующих магическими стрелами, а другой сотворил стену пламени, загородив вход. Оставшаяся пара поспешила к трону и поверженной Королеве. 
Две массивные, магически созданные, бараньи головы материализовались перед ними и отбросили обоих предателей прочь от Лаэраль, к стенам. 
В то время как его двойник создал магическую ловушку вокруг ошеломленных магов, Малек спрыгнул с ковра и бросился сверху на Лаэраль, закрыв ее своим телом и защищая от дальнейших атак. Сердце Малека бешено заколотилось, когда он перевернул ее на спину, обнаружив два кинжала, по самую рукоять засевших в животе и сердце. Ее темно-изумрудные глаза остекленели, и она едва дышала. 
Он лихорадочно думал, как спасти Лаэраль, но у него не осталось на сегодня больше возможности телепортироваться. Он позволил своему сознанию проскользнуть сквозь его иллюзорное "я", видя, что маги-предатели заглотили наживку и сосредоточили все свои заклинания на его образах. Каждое заклинание просто поглощалось фигурой или его магической защитой, заставляя ее светиться. 
– Ты опоздал Алдханек! Мы убили ее и захватили ее трон. Да здравствует Король Элсмит! – хвастливо прокричал лорд Серебряная Пряжка, выпустив шквал пурпурных огней в сторону того Малека, который стоял у дверей.
Настоящий Малек лишь мельком расслышал хвастливые речи и разглядел летящие в противоположную сторону огненные шары. Он пожелал, чтобы это заклинание было доведено до конца, предоставив ему время для другого, более важного дела. 
– Держитесь, моя Королева! – произнес он, но Лаэраль только моргнула, прерывисто дыша. Она не заметила, как по лицу Малека потекли слезы. – Останьтесь со мною, миледи. Я поклялся защищать вас любой ценой. 
Три светящихся Малека поплыли или подошли на расстояние вытянутой руки к четырем магам-дворянам, ставших предателями, и подняли руки, словно собираясь произнести заклинание. Хозяева и их слуги увидели в этом угрозу и забросали светящиеся фигуры заклинаниями, стрелами и другим оружием. С оглушительным ревом иллюзорные образы взорвались, высвобождая всю поглощенную ими магию через глазные яблоки, открытые раны и из пальцев рук. 
Не имея времени проверить, что стало с его врагами, придворный маг положил одну руку на трон и призвал всю его силу. На месте трона появился огромный хрустальный Грифон, его массивная фигура послужила некоторым прикрытием для двух магов у его ног. Когда это действие было завершено, Малек сосредоточился на другом деле – гораздо более могущественном, более сложном и более личном. На пальцах и в глазах Малека заплясали серебряные язычки пламени, испепеляя два кинжала в теле Лаэраль. Она кричала, пока кинжалы растворялись, потом упала в объятия Малека.
- Лаэраль! Лаэраль! 
Малек слышал, как кто-то выкрикивает приказы и звуки натягивания тетивы у него за спиной, но все это казалось таким далеким. В его мире было лишь окровавленное лицо, лежащее перед ним, расплывчато видимое сквозь собственные слезы. Малек обхватил голову Лаэраль одной ладонью и что-то прошептал над ней, серебряные искры в его глазах росли, а из другой руки в ее раны поползло пламя. 
– Я полюбил тебя с того момента, как впервые увидел твое лицо – за три столетия до твоего рождения. Я твой навеки и навсегда, в течение стольких жизней, сколько мы сможем разделить. Не обращай внимания на яд, любимая. Не обращай внимания на боль. У меня есть дар, которым я могу поделиться и который может спасти тебя, если ты ему позволишь. Если твоей воли будет недостаточно, чтобы оживить себя, возьми и мою любовь! 
Малек глубоко поцеловал ее, направляя силу ей в горло и наполняя ее магическим серебряным пламенем. 
– Позволь серебряному огню зажечься в тебе, любовь моя, и пойми, что ты больше чем смертная. Дальше я не могу ничего тебе сказать, потому что ты должна узнать свою собственную судьбу, прежде чем мы снова сможем соединиться. – Голос Малека говорил в голове Лаэраль, мистически уговаривая ее вернуться к жизни. – Ты будешь знать меня всегда. Мое истинное имя, которое ты должна хранить в своем сердце, – Райтем, и кем бы я не являлся, я всегда буду рядом с тобой. Знай, что я всегда буду верным слугой твоей матери и твоей родственной душой. Теперь исцеляй свое тело и душу, пока ты не будешь готова все вспомнить и понять. 
Малек почувствовал, как сердце Лаэраль забилось сильнее, но он не разрывал объятий, которые их соединяли. Когда серебряный огонь отступил, Малек осторожно опустил Лаэраль на мраморный пол. Они оба лежали обнаженными, огненная магия, которая спасла жизнь Королеве-ведьме, сожгла их одежду. Двигаясь медленно, словно во сне, Лаэраль коснулась широкого ужасного шрама, пересекающего грудь Малека от левой подмышки до правого бедра. 
– Малек? А что такое... 
Малек улыбнулся ей и что-то сказал, но его ответ заглушил рев Грифона. Подняв глаза, они увидели, как хрустальный Грифон встал на дыбы, атакуя тлеющую и сильно обгоревшую фигуру лорда Элсмита, вооруженного коротким мечом, излучающим лазурную энергию. 
Малек повернулся к нападавшему, встав между ним и Лаэраль. Последнее, что он увидел было синее острие короткого меча и грубая гримаса лорда-предателя.
Падая навзничь, Малек Алдханек услышал крик Лаэраль:
– Нет!
Он даже не почувствовал, как его голова ударилась об пол. 

Черный Посох: Глава тринадцатая

09 Май 2020 - 07:55

                                                                                                      Глава тринадцатая
29 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
Царра встала, разминая спину и плечи после слишком долгого сидения за книгой.
– Хелбен, это самая ужасная из тех писанин, чтению которых вы когда-либо подвергали меня за шестнадцать лет обучения. Скажите, он написал это, чтобы наказать людей?
Хелбен закашлялся, закрывая последний пыльный томик, висящий у него перед глазами. Он стоял к ней спиной, так что она не могла разглядеть выражение его лица. Он отправил книги назад, на их места на различных полках, прежде чем ответить:
– Возможно, у Раэлнара нет способностей к поэзии, и действительно у него все запутано. Тем не менее, из того, что мы уже выяснили и обсудили сегодня, что тебе приходит на ум? Каково оно – Наследие Раэлнара?
Царре не нужно было перечитывать стихи. Ее способность мгновенно запоминать позволяла ей пересказать прочитанное по памяти.
– «Золотые знания надменного Нетерила» – это же совершенно очевидно. Он говорит о том, что нужно найти один или несколько Нетерских Свитков. Даже Воло смог бы расшифровать это! 
Хелбен громко фыркнул.
– Нет, боюсь мастер Геддарм скорее выдвинет постулат, что Наследие Раэлнара – это некая форма магического зелья, а поэма – тщательно замаскированный его рецепт.
Хелбен и Царра мгновение смотрели друг на друга, а потом расхохотались.
– Никогда не стоит недооценивать силу ложного пути. Ты применяла его на охоте, когда хотела сбить с толку хищника. Так же и с написанными словами, словно выслеживаешь добычу, – напомнил Хелбен. – А теперь скажи, сможешь ли ты распознать еще какие-нибудь детали Наследия в этих стихах? Мы уже обнаружили некоторые из них, хотя, к сожалению не все.
Царра мысленно повторила восемнадцать строф, содрогаясь от ужасных рифм, сосредоточившись и пытаясь определить, что они могли означать.
– Тот человек, которого я видела снаружи Башни! Очевидно, у него была одна из деталей. Погодите-ка – у вас здесь имеется копия каталога Зачарованных мечей Селчанта? Я хочу проверить одну догадку.
– Четвертый ряд полки «Г», переплет из красной кожи – единственный, на котором нет следов горения.
Царра раньше этого не заметила, но каждая полка, с громадным набором книг на каждой, была помечена эльфийской буквой, и символ «Г» слабо светился, показывая, где ей искать.
После нескольких мгновений перелистывания страниц Царра усмехнулась.
– Я так и знала! Он ведь носит Алмазный клинок Робана, не так ли? Это первый «сон» в шестой строфе!
– Поразительно. Поздравляю, у тебя превосходная логика. Мало кто из моих учеников утруждает себя изучением истории Вилхонского Предела, не говоря уж о его предыстории о мечах в двенадцати городах, – похвалил Хелбен. – Ты же понимаешь, что речь идет не про один из двенадцати правящих мечей, но, безусловно, это клинок отличия. Интересно, так же благороден его нынешний носитель, как и сам Робан?
Царра отложила каталог в сторону и снова вгляделась в страницы книги Раэлнара.
– «А грезите ли вы о той могущественной руке, вернувшей надежду, остановив разрушающую волну, пронесшуюся над землями Глубоководья?» Быть может, в седьмой строфе речь идет о кольце Раурлора, находящемся здесь, в Глубоководье?
– Вполне может быть, – пробормотал Хелбен, роясь в кучах бумаг на столе в поисках чего-то.
– В десятой строфе говорится о сверкающем поясе, и думаю я не ошибусь, если предположу наугад, что это тот пояс, который ношу уже два дня.
Хелбен молча кивнул, сосредоточенно сдвинув брови и выпуская клубы дыма. Она видела уже, как он развлекался этим с Эльминстером, который был способен создавать сложные картины из дыма с движущимися фигурками, которые выглядели как настоящие. Хелбену удалось лишь создать дымчатый образ пояса, который она носила.
– Вы не могли бы мне сказать, что это за пояс? Мне не хватает знаний об эльфийских артефактах, несмотря на мою кровь, – продолжила между тем Царра.
Хелбен покачал головой и произнес:
– В другой раз мы займемся вместе этим делом, и ты сможешь доказать мне, что умеешь проводить исследования. А теперь, что дальше с Наследием Раэлнара? Что еще мы сможем узнать?
Царра продолжала размышлять вслух:
– Вот следующая строфа, которая имеет для меня хоть какой-то смысл. «Снова усни и узри свой очевидный намек. В смехе лиры ты найдешь потаенное Наследие». Ну лира – это явно для рифмы. Однако контекст более ранних строф, намекает на то, что речь идет о золотом свитке. «Смех лиры»? Это не ноты ли, написанные на золоте? Это не то, о чем я много знаю.
– Я тоже подумал об этом, но у меня было больше времени, чем у тебя, чтобы догадаться. Этот предмет, я полагаю, находится совсем рядом, но мы должны дождаться позднего вечера, чтобы забрать его, не потревожив слишком много благочестивых братьев. Продолжай, – добавил Хелбен, не переставая рыться в куче пергаментов.
– Что же это? Вы знаете, где он находится? – спросила Царра.
– Я знаю, где находится все, о чем здесь написано, Царра. Иначе вряд ли я бы стал архимагом Глубоководья. Вопрос остается в том, как много ты узнаешь обо всем этом.
Царра почувствовала, как пульс подскакивает от гнева, и раздражение, охватившее ее, казалось, заразило даже фамильяра. Трессим, которому наскучила погоня за светящимся шаром, приземлился на груду фолиантов, которая тут же рухнула под ним, и он свалился со стола. Быстро подкорректировав свое падение, трессим снова поднялся в воздух и взлетел на одну из ближайших книжных полок, устроился на ней с таким видом, будто заранее спланировал все это. Царра чувствовала его изумление и смущение, но ее ужас от того, что он побеспокоил Хелбена своими действиями, заглушал эти чувства, пока она не увидела, что он неотрывно смотрит на ее лицо.
– Царра, как твой наставник, я должен проверить, как ты понимаешь всю эту ситуацию, и мои наставления лишь только для того, чтобы видеть насколько хорошо ты справишься без моей опеки. В конце концов, тебе придется окончить школу за пределами Башни Черного Посоха, и, похоже, все, что теперь развивается, представляет собой твой последний экзамен.
– Вы заставите меня покинуть Башню? Всего лишь, потому что я теряю терпение из-за того, что слишком много вопросов остаются без ответов? – Рычание трессима и звук хлестания хвостом, доносившиеся из другого конца зала, подчеркивали раздражение Царры.
– Успокойся, Царра, иначе ты снова попадешь в видение. Твой характер вызывает эти видения, как ты не поймешь? Всякий раз, как ты теряешь концентрацию, поддаваясь сиюминутному гневу, дар Дантры к видениям проникает в мои воспоминания. В то время, как я уже помню свои переживания и отбрасываю эти воспоминания, видения Дантры насильно кормят тебя короткими вспышками пережитого мной.
– Так значит то, что я видела – та битва в восьмиугольной башне...
– Да, это было мое воспоминание. На самом деле, это было то самое место, которое мы должны были посетить прошлой ночью, прежде чем твое видение и наша поездка в Рассалантар изменили наш путь.
– Но я встречалась с Тандаром, зеленым магом из Морской стражи, и ему уже больше ста лет! Как вы могли знать его в молодости?
– После всего, что произошло теперь, ты действительно веришь, что я сын Лхестин и Зелфара? – Глаза Хелбена расширились от удивления. – Ты же гораздо умнее меня, даже если я продолжаю притворяться в обратном, ради эмоционального комфорта простых людей. Зелфар был моим сыном.
– Так вы действительно Хелбен-старший?
– Среди прочих имен, которые я носил, да.
– А зачем вы мне сейчас свой секрет рассказываете?
– Потому что ты уже подозреваешь это, и благодаря несчастью, связавшему наши души, и этому драгоценному камню, всегда будешь знать об этом. Даже если мне удастся спасти душу Дантры после того, как я разберусь с Наследием Раэлнара, у меня остаются подозрения, что мои воспоминания останутся с тобой в этой киире навсегда. Тем не менее, наш разговор блуждает по тропинкам, которые лучше всего пройти позже. У тебя есть еще какие-нибудь выводы из этого стихотворения?
– Подождите со стихотворением, Хелбен! Дайте мне минуту, чтобы осмыслить все это.
– Время – это роскошь, которой сейчас так мало, моя дорогая. Единственный раз, когда мне пришлось планировать и думать, это когда мы вчера спокойно работали втроем. Пока ты оставалась без сознания, я трудился над киирой и сделал татуировку на твоем лбу, чтобы камень мог принять измененную магию. Лаэраль связалась со многими агентами, которым я доверил необходимые секреты и другие задачи. Некоторые из них владеют многими из этих унаследованных артефактов. Эти люди, в свою очередь, связались со своими агентами. Мы уже поговорили с остальными участниками этой драмы и вскоре свяжемся с ними еще раз.
– Но вы все еще не рассказали мне, что происходит. Откуда вы узнали, что делать?
– Мои планы составлялись на протяжении столетий. Те, кто должен был узнать об них заранее, исполняли их по мановению либо моей руки, либо руки Мистры.
– Руки Мистры?
– В последние месяцы богиня посылала мне во сне знамения. В них были редкие образы трех людей, молний и городской печати. Эти сны повторялись достаточно часто, чтобы я понял, что это послания от нее. Я должен был исключить любые другие возможные объяснения и варианты, прежде чем понять, какое Наследие было ключом.
– Так вот почему вы весь прошлый год посещали дворянские вечеринки! Я считала, что это не в вашем характере, и думала, что вы бываете только на тех мероприятиях, которых не можете избежать, таких как семейные сборища Таннов или приемы во дворце.
– Нет, они определенно мне не нравятся. Даже семейные вечеринки терпимы лишь короткое время. И теперь, к несчастью, лорды Агундар, Чистая Скала, Илитул, Илзиммер, Джензил и Гонтил считают меня своим другом из-за этих моих посещений. – Хелбен печально покачал головой и провел рукой по волосам, как будто стряхивая с них свое разочарование.
– Значит, Мистра не говорит тебе всего, поэтому тебе нужно больше информации?
– Если бы это было по другому, ее вряд ли бы звали Леди Тайн. Даже новая Мистра понимает это. Нет, она только оставляет мне намеки и напоминания о предыдущих моментах, включая те, которые я не помнил с того дня, как был избран. Татуировки на твоем лице, киира и все другое – были одними из них.
– Вы знали, что все это произойдет? Вы знали, что это произойдет все шестнадцать лет?
– Я уже восемьдесят лет знал, что что-то должно случиться, Царра. Только после того, как мы впервые встретились, и я узнал, как тебя зовут, ко мне пришло понимание, что это будет. Я уже давно знаю, что ты будешь играть важную роль для Мистры и ее Плетения. Но мне не известно о твоей судьбе в этом предприятии.
– Но вы, кажется знаете все о Наследии Раэлнара.
Хелбен фыркнул.
– Это потому, что я все это выдумал. Только те глупцы, которые верят в него, думают, что смогут найти Нетерские Свитки по его подсказкам. Это логическая ловушка, чтобы скрыть высшую тайну и выманить тех, кто может попытаться узурпировать власть, которая не принадлежит им по праву.
– Что?
Позади них Безымянный снова поднялся в воздух, его низкий рык разнесся по комнате. Он летал и метался между полок, пытаясь стряхнуть эмоции, которые передавались ему от своей подруги. В ответ на ее крик высокие хрустальные цилиндры начали вращаться, издавая при этом дивную мелодию.
– Не кричи, Царра. Этот крик расстраивает твоего фамильяра и может повредить мои кристаллы знания Вайренни. Успокойся, прошу тебя, иначе ты попадешь в новое видение.
Несколько мгновений единственными звуками в комнате были затихающий гул кристаллов, дыхание Царры, да шаги Хелбена, передвигающегося от полки к полке. Когда он дотрагивался до корешков книг, стоящих на полках, они срывались с места и, перелетая через весь зал, громоздились на столе, их обложки при этом весело хлопали. Хелбен вернулся к столу и посмотрел на Царру.
– Ты помнишь неприятности с фаэриммом два лета тому назад? С тех пор события, которые происходят сейчас, были неизбежны.
– Не меняйте тему разговора, мастер. Какое отношение ко всему этому имеют фаэриммы? – спросила Царра. – Они не нападали ни на нас, ни на кого другого в радиусе сотен миль от Глубоководья, по крайней мере, насколько нам известно.
 Хелбен махнул рукой в сторону стола, и руки выросли, как на деревянной его поверхности, так и вдоль ножек, и начали хватать упавшие предметы. Руки разложили ворох книг в аккуратные стопки, пока вся территория у стола и беспорядок на нем не были расчищены. Хелбен положил здесь же один свиток и три больших тома и жестом подозвал Царру.
– Ты же не невежественна и не глупа, Царра. Я надеялся ты сама все поймешь, как только тебе представится такая возможность. – В голосе Хелбена слышалось раздражение. – Ну ладно. Начнем с самого простого. Против кого чаще всего сражаются фаэриммы? 
– Против Нетерила и его архимагов. Так это все из-за Нетерских свитков? Но вы же говорили...
– Терпение. Были ли у них еще какие-нибудь могущественные враги?
Царра хлопнула ладонью по столу.
– Тот самый шарн! Боги, я чувсвую себя глупее чем отиуг. – Ее лицо покраснело от смущения.
– Не ругай себя, – продолжал Хелбен. – В сложившейся ситуации больше тайн и загадок, чем большинство волшебников видят за всю свою жизнь. Нам потребовались эти знания, и мы черпаем их от самых основ. Итак, что же изменилось сейчас в Королевствах по сравнению с прошлыми тысячелетиями?
Гнев Царры вспыхнул с новой силой, но она сумела сдержать себя и осталась спокойной. Она ненавидела снисходительность, но понимала, что Хелбен хочет вернуть ее на свое место, его ученицы. Тем не менее, они вдвоем смогли бы теперь сыграть в эту игру, и Царра зачитала Хелбену лекцию, которую они заучивали в последний месяц.
– Нетерезы снова появились в Королевствах и их близорукое и своекорыстное использование могущественной магии угрожает всем нам. Они несут с собой темную магию, не магию Мистры, которая может угрожать непредвиденными последствиями для Плетения. Стены Шарнов, которая когда-то удерживала фаэриммов под Анавроком, больше нет. Эти два события, прежде всего второе, должны быть серьезно изучены, поскольку я считаю, что они принесут нам серьезные последствия, о которых мы даже не подозреваем. Однако, их не следует бояться – страх помешает вам увидеть то, что нужно, и вы уже не сможете противостоять заклинанию или предотвратить катастрофу. Уважайте своих врагов, понимайте все, что вы узнаете о каждом событии. и никогда не позволяйте своим эмоциям помешать вам узнать все, что вы хотите. Когда-нибудь от этого будет зависеть ваша жизнь.
Хелбен улыбнулся ей, похвалив:
– Слово в слово. Хорошо. Твоя феноменальная память не пострадала. Ты заставила меня немного поволноваться, моя дорогая. Так вот, ты изучила все сведения о Нетериле прошлого, и у тебя сейчас больше знаний, чем у многих из шарнов – по крайней мере больше, чем у большинства тех, кто все еще дышит. Ты спросишь, где тут связь? У тебя есть почти все необходимые факты, ну так собери их вместе.
На лице Хелбена появилось нетерпеливое выражение, которое она часто видела у своего отца, когда они охотились на дичь для пира.
Царра расхаживала вокруг стола, так как на ходу, ей казалось, лучше думается, к тому же она хотела выйти из-под пристального взгляда Хелбена. Он наблюдал за ней, не глядя перебирая фолианты.
Царра начала размышлять вслух:
– По какой-то причине шарны нападают, когда у нас собираются артефакты Наследия вместе, и ударяет молния. У них есть некоторые неизвестные нам сведения о фаэриммах и Нетериле. – Обратив внимание на свои исследования и недочитанный том на столе, она вспомнила кое-что. – Погодите минутку – вы заставили меня изучать всевозможные способы выживания, которые могли бы использовать нетерезские архимаги, чтобы проверить есть ли еще другие. В своих размышлениях о прошлой магии Камарленн из Хунабара говорил о теории, согласно которой шарны сражались с фаэриммами, потому что они были преобразованы нетерезами.
– Да, именно так и говорит этот источник, – согласился Хелбен, кивнув головой. – Прошу тебя, продолжай.
– Я пыталась найти источники, на которые он ссылался, но в нашей библиотеке и Библиотеки пяти мудрецов в городе не было ни одной соответствующей книги. Я доподлинно узнала, что Малек Алдханек – маг-историк, которого изучал Камарленн – был придворным магом первой Лаэраль, правительницы Иллускана и первой Королевы-ведьмы Севера. Он умер, а рогатая леди – нет.
Царра прервала себя, почувствовав, а потом и услышав, как уши ее наполняются ревом, предвещавшим одно из видений Дантры. Царра боролась с ним, но видение оказалось слишком сильным. Она упала на пол как раз в тот момент, когда потеряла сознание. И снова она ощутила запахи еще до того, как видение завладело ею: пыль, плесень, запах только что выделанной кожи и вонь немытых мужчин в тесном помещении.

Черный Посох: Глава двенадцатая

17 Март 2020 - 15:58

                                                                                                    Глава двенадцатая
29 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
Ашемми улыбнулась и заговорила на общем:
– Одно лишь ее лицо говорит о многом эвае'н. Черный Посох, наконец-то, объединил нас в своем драгоценном ученике.
– Хелбен? Как мы можем союзничать с ними? – Царра вцепилась в навершие Мхорнатила так, что побелели костяшки пальцев, потрясенно и недоверчиво глядя на своего наставника. Хелбен молчал.
Безымянный тоже разделял чувства Царры, он выгнул спину и весь ощетинился от гнева. Приземлившись на стол рядом с Царрой, он громко зашипел на пару магов и, стараясь выглядеть как можно более угрожающим, широко распахнул крылья.
– Хелбен? – снова спросила Царра, стараясь не смотреть на Семмемона или Ашемми. Она не испытывала желания всречаться с их насмешливыми глазами. – Что здесь происходит? Откуда нам знать, что все это не его...
Семмемон, рассмеявшись, перебил ее:
– Честно говоря, девочка, если ты веришь всем тем слухам, которые слышала обо мне, тебе не мешало бы быть готовой проглотить любую ложь, которую распространяет народ о твоем грозном наставнике.
– По крайней мере, она не из тех, кто считает, что все эльфы должны прятать свои страсти и скрывать свои эмоции, – заметила Ашемми, глядя Царре в глаза. – Самое полезное, что маг может узнать от чужого фамильяра, – это их истинное эмоциональное состояние. Даже самые умные животные склонны отражать чувства своих хозяев.
– Хватит, вы все, – рявкнул Хелбен. – Сейчас не время и не место для подобных распрей. Мы все встретимся через две ночи на условленном месте. Ты отдал ему предмет, который я тебе сделал?
Семмемон кивнул и сказал:
– Да, палочка теперь в его руках. Он влюблен в артефакты Шун и носит один из них открыто – дуэльный перстень Гуракса, если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь. Учитывая, как мало северян утруждают себя знанием Юга, он выделяется, как сажа на снегу. Я не смог пробиться сквозь его личину, но до боли очевидно, что он скрывает себя в иллюзии. Имея терпение, можно легко заметить такие вещи, не так ли, маленькая полуэльфийка?
Царра одарила, притворно улыбающегося Семмемона, сердитым взглядом, который еще больше подчеркивался грозным рычанием и хлещущим хвостом Безымянного, в знак предупреждения полностью выпустившего свои когти. Семмемон только закатил глаза и вздохнул.
– Этот Дамлат воняет нежитью, хотя никто из вас – за исключением, возможно трессима – не смог бы учуять эту вонь, – добавила Ашемми. – Либо он некромант, ищущий еще большей силы, или он сам нежить и выдает себя за живого человека.
– Нежить? Хелбен? – мысленно вскричала Царра, ее гнев вновь возрос. – Вы должны мне...
– Терпение! Твой темперамент изматывает мои собственные нервы, воспитанница. Объяснения будут даны, как только мы останемся одни. А теперь успокойся.
Послание Хелбена поразило Царру своей мощью, но его лицо не выдавало ни малейших изменений в эмоциях или особом внимании к двум бывшим Темным Властелинам.
– Этот факт мне давно известен, – произнес Хелбен. – А теперь нам всем пора уходить, пока от нашего присутствия здесь не возникло больше вопросов, чем ответов.
Семмемон изобразил поклон, а Ашемми кивнула Хелбену и Царре. Руки магов начертили заклинание, и они исчезли. Воздух колыхнулся за ними с легким свистом и мягким хлопком.
Хелбен огляделся и печально покачал головой. Его глаза поймали жесткий взгляд Царры, и он сказал:
– Моя дорогая, этот твой гнев приведет тебя к преждевременной смерти, если ты не укротишь его. Я знаю, что у тебя много вопросов, но, как и многое в жизни волшебника или колдуна, они должны ждать своего подходящего момента для броска.
Он вышел из разрушенной гостиницы и направился по траве, и Царра последовала за ним. Безымянный же, однако, занялся едой, оставшейся в нескольких упавших тарелках.
 
                                                      * * * * *
Троица появилась в вестибюле Башни Черного Посоха, напугав нескольких младших учеников, которые поклонились и побежали вверх по лестнице. Хелбен сбросил плащ и положил его в шкаф. Он и Царра молча посылали друг другу мысли, пока воспитанница тоже снимала плащ.
– Итак, что мы узнали, расспросив Паука и Риссу?
– То, что очевидцы плохо разбираются в происходящем во время битвы заклинаний? – предположила Царра.
– Верно, но вряд ли это поможет. Паук увидел, как волшебник в плаще и кожаной накидке наложил на графа мощное заклинание молнии, пробившее дыру в передней стене, пытаясь добраться до него. Это похоже на обычное заклинание?
Так мысленно беседуя, Хелбен и Царра с Безымянным поднялись по главной лестнице Башни. Царра следила за Хелбеном, ожидая дальнейших действий, но он не произнес никакого командного слова и не коснулся ни одного камня. Поэтому они так и остались в реальной башне и просто поднимались на гостевой уровень.
– Нет, это похоже на то, что случилось с нами, – наконец, мысленно ответила Царра. – Но требуется понять, почему Рисса считала, что граф напал на какого-то посыльного с молнией только за то, что тот оказался у них на пути.
– Возможно, ее суждения были предвзяты по отношению к этому молодому человеку – недуг, распространенный среди девушек из таверны. Тем не менее, большая часть разрушений в гостинице произошла, когда молнии соединились вместе и по дуге устремились к небу так же, как это случилось здесь. По крайней мере, я бы мог помочь им с восстановлением здания.
– Вы всегда путешествуете с рубинами размером с кулак ребенка, учитель? – Царра позволила себе криво усмехнуться, пытаясь скрыть смущение, вызванное неизменной миной Хелбена.
– Только тогда, когда я ожидаю сопутствующих разрушений – получается, слишком часто. Тем не менее Мистра одарила нас по крайней мере одним человеком в Рассалантаре, который мог бы научиться магии, чтобы починить гостиницу в ближайшее время.
– Как... почему мы оказались в Рассалантаре, мастер? Это же больше двух дней езды на север от города! Последнее, что я помню – это когда мы свернули на улицу Селдат в сторону Поворотного Двора.
– Похоже, что непредсказуемые видения Дантры все еще действуют, и ты поддалась одному из них, – мысленно ответил Хелбен. – Очевидно, ты цепляешься за мою память, и она какое-то время подавляет тебя. Так вот, пока ты бродила по моему прошлому, мы были вызваны магией непредвиденных обстоятельств, которую я даровал Гамалону. Когда он отправился в Тетир, я вручил ему один магический предмет и дал клятву ответить на его зов. Неисповедимы пути Мистры, не правда ли? Мальчик пережил все войны за восстановление своих земель, но судьба приготовила ему такую участь именно сейчас, когда мы заняты другими проблемами. Я не мог проигнорировать призыв кольца, как и не мог оставить тебя без чувств в твоих видениях, посреди улицы. Поэтому мы с тобой отправились в гостиницу «Спящий Дракон», ты встретилась со своим первым шарном, а затем мы вернулись сюда.
– Какое отношение ко всему этому имеют шарны? Может из-за молний? Или, может быть, это осуществление одного из пророчеств Алаудо, дабы соответствовать названию нынешнего года?
– Я отвечу тебе на эти вопросы позже, – произнес Хелбен, подходя к одной из дверей гостевой комнаты. – Сейчас мы должны осмотреть нашего раненого друга и родственника.
– А он не сможет подождать, пока вы мне не объясните кое-что? Я думала мы очень спешим! – Царра схватила своего наставника за плечо и удержала, не дав ему дотронуться до ручки двери. Она почувствовала его нарастающий гнев, но и поняла, что уже не сможет остановить слетающие с ее губ слова. – Вы не можете держать меня в неведении, Хелбен. Я тоже связана со всем этим, так же как и раненый там человек. У меня такое чувство, будто я меньше чем за день уже дважды умирала, а вы так и не ответили мне обо всем правдиво. Расскажите мне, что происходит. И что случилось вчера вечером? Ответьте мне!
Хелбен пристально смотрел на нее. К своей чести, Царра расправила плечи и не сдвинулась с места, не уподобляясь другим, испытавшим на себе то, что многие считали заклинанием под названием «зловещий взгляд Черного Посоха». Это мгновение, казалось, растянулось на целую вечность, наконец, Хелбен тихо выдохнул, его взгляд смягчился, а лицо расслабилось.
– «Позаботься, сначала, о своих раненых, ибо никогда не знаешь, откуда последует следующая атака». Прости меня девочка. Я забыл, что мы тоже ранены так же сильно, как и Его Превосходительство там. – Он посмотрел вверх и в сторону, потом сказал: – Лаэраль, присмотри за Гамалоном. Мы будем находиться в моей библиотеке. – Взгляд Хелбена мгновение блуждал по стене, очевидно, Лаэраль ему что-то отвечала, но Царра не услышала что именно. Затем он повернулся к своей подопечной. – А теперь идем, если ты хочешь получить ответы на свои вопросы. Просто помни, что это ты сама просила эту информацию, и знай, что бремя нести ее может оказаться гораздо тяжелее, чем ты думаешь.
Хелбен поднялся по лестнице в башне, за ним следовала Царра. Повернувшись, он коснулся ее плеча правой рукой, а левой начертил узор на покрытии каменной лестницы.
Юлемн, – прошептал он.
Царра ощутила знакомое чувство в животе, и они оказались на уровне башни, где она никогда не бывала. Затем они поднялись еще на несколько ступенек, и Царра улыбнулась.
Хелбен убрал руку и сказал:
– Ты ведь никогда не видела мою настоящую библиотеку, не так ли? Заметь, ты всего лишь восьмой мой ученик, который увидел эту комнату. Честно говоря, мне кажется, что даже Эльминстер посещает это место чаще, чем у меня появляется такая возможность.
В отличие от других, обычных уровней башни, библиотека представляла из себя открытую на всем протяжении комнату, без каких-либо разделяющих стен. Пол прерывался лишь в одном месте, там где был лестничный колодец. У стены напротив лестничной площадки находился массивный камин, поленья в нем мгновенно вспыхнули по щелчку пальцев Хелбена. Перед камином, образуя дугу, стояли четыре мягких кресла, возле каждого из них были скамеечки для ног, приставлены столики и парили над головой мягко светящиеся шары. Лишь только Царра и Хелбен ступили на гранитный пол, два шара увеличили свою яркость, приблизились и поплыли, зависнув в нескольких футах над их левми плечами. Трессим сердито взлетел над одним из них и ударил по нему лапой, пытаясь убрать его подальше от своей подруги, но оказалось, что он был недосягаем для него.
Куда бы Царра не посмотрела, она видела лишь книжные полки, стоящие вдоль стен от пола до потолка, периодически перпендикулярно стенам между двумя полками выступали стеллажи, образуя дополнительные места для полок. У концов всех полок стояли стеклянные шкафы с любопытными светящимися предметами. Она ощутила, что у нее перехватывает дыхание при виде всего этого, и когда она снова вдохнула, запах легкой пыли и едва заметный намек на плесень успокоили ее. Она никогда не видела эльфийской библиотеки, несмотря на то, что была полуэльфийкой, кроме тех немногих книг и свитков, которые хранила ее мать. Она задумалась, не похожа ли легендарная потерянная библиотека Кормантира на эту.
По приблизительным подсчетам Царры, в комнате было по меньшей мере пятьдесят книжных полок и более дюжины стеллажей с бесценными книгами и артефактами. Она видела книги, прикованные цепями к полкам, две полные полки массивных томов, переплетенных в белую драконью шкуру, которая холодила ее даже на расстоянии, и множество книг с крылышками на обложках, которые не взлетали только потому, что были прикреплены к полке легкими цепями. Царра немного понаблюдала за трепыхающимися книгами, а затем заметила то, что могло быть хранителями библиотеки Хелбена – золотые статуи, стоящие в нишах под потолком, похожие на эльфийских лучников, дворфов-арбалетчиков и даже на одного золотого бугбера с массивным топором на плече. Она задумалась о магии, которая сможет оживить эти статуи.
Хелбен обошел лестничный колодец слева, слегка постукивая по шару, увеличивая его освещенность. Царра последовала за ним на некотором расстоянии, ее взгляд был отвлечен семью огромными хрустальными стержнями, парящими внутри стеклянных шкафов, и большими инкунабулами, лежащими на открытых полках. Надписи на них выглядели лишь смутно знакомыми. За лестницей, напротив камина, тянулся длинный ряд рабочих столов, заваленных большими стопками растрепанных рукописей, свитков и массивных фолиантов.
– События прошедшего дня застали меня врасплох, не столько неожиданно, сколько неконролируемо разворачиваясь. В последнее время мои сны тоже были заполнены предзнаменованиями Мистры, некоторые из них, в спешке, я неверно истолковывал. – Хелбен говорил, стоя спиной к Царре, роясь среди груды бумаг, разыскивая что-то среди связок пергаментов и книг. – Ах! Конечно. Должно быть здесь.
Хелбен вытащил из одной из стопок тонкий, зеленый кожаный фолиант и протянул его Царре. Она нашла свободное место на столе и положила книгу, раскрывая ее на титульном листе.
– «Руководство Раэлнара по утраченным Наследиям, том первый, которых будет четыре», – прочитала она вслух. – «Подарок нашему самому уважаемому Верховному лорду Ларуну в ознаменование завершения строительства Великого Замка Глубоководье и в честь нового Наследия, основанного в этот восьмой день чеса в Год Согнутой Монеты[3]». – Она подняла глаза и спросила: – Почему я раньше не слышала об этой книге?
– Это редкий том, и я имею удовольствие владеть обоими томами – это самое полное собрание за пределами Хранилища Мудрецов. Раэлнар умер, так и не закончив третий том, не говоря уж о четвертом. У меня есть также рукопись его неполного третьего тома.
– И как они оказались у вас? Вы украли их из библиотеки Замка, когда были там лордом? – ехидно спросила Царра.
Его единственным ответом была приподнятая бровь, тут же скрытая вспышкой пламени от указательного пальца, когда Хелбен закурил трубку. Он показал ей, что пламя на пальце все еще горит, предлагая ей продолжить чтение вслух.
– «Это будет учет земель и владений, огня и любви, светил и наследий, всего, что было утеряно в песках времени. Здесь я открою многие тайны, утерянные из истории, хотя и не в порядке их появлений и не географии тех мест, в которых они были. Нет, обо всем этом я буду говорить на основе тех наставлений, которые требуют мои покровители. Итак, первый том содержит Наследия, известные и утерянные в человеческих королевствах, известных как Джаамдат и Империя Шун». – Царра перевернула страницу, качая головой. – Этот парень более многословен, чем Каппиян Флормастир.
– Заклинаю тебя, не говори ничего и избавь себя от ненужных мучений. Он бесконечно болтает о безделушках и свиданиях многих знатных дам, прежде чем доберется до чего-нибудь существенного. Информация, которая нам нужна, находится под закладкой, – проворчал Хелбен, уткнувшись носом в один из трех других томов, которые плавали в воздухе перед ним.
Царра дотронулась до маленького лица, нарисованного на шелковой полоске, выступающей над страницами ближе к концу книги. Лицо смешно надуло щеки и дунуло, заставляя страницы быстро шуршать перелистываясь, пока книга не открылась в нужном месте. Она улыбнулась тяжело дышащему карикатурному лицу и начала читать:
– «Свод Свитков».
____________________
[3] 975 по ЛД
 

Черный Посох: Глава одиннадцатая

08 Февраль 2020 - 19:05

                                                                                                                     Глава одиннадцатая

 29 уктара, Год Штормов Молний
 (1374 по ЛД)
 
Рейгару потребовался почти час, чтобы добраться по тропинке до Оленьих Вод. Ночь выдалась пасмурной и тучи скрыли луну. Поэтому он сначала пропустил покрытый мхом и полуразрушенный камень, проезжая мимо и принимая его за угол упавшего каменного здания. Но, преодолев уже достаточное расстояние и так и не найдя Олений Камень, Рейгар вернулся к нему, и лишь когда соскреб мох определил его как голову оленя, поняв, что рога стерлись из-за погодных условий или действий вандалов. Он повернул коня на север по давно не используемой тропке, время от времени спешиваясь и прорубая густой подлесок.
Луна уже стала пробиваться сквозь тучи, когда Рейгар приблизился к поместью. Как и ее указательный камень, усадьба Оленьи Воды знавала лучшие дни. Центральный особняк был трехэтажным, от него отходили два двухэтажных крыла на восток и на запад. Весь парадный фасад и большая часть второго этажа западного крыла превратились в груду обломков. Рейгар не мог определить цвет камня при лунном свете, но в целом он был светлее, если сравнивать его с темным камнем, который образовывал окружающие веранды, выступающие балконы и другие детали и украшения. В каждом углу зубчатых стен, кроме разрушенного, над краем крыши Рейгар заметил каменного оленя, вставшего на дыбы. Особняк был величественным, и его архитектура напомнила Рейгару некоторые старые здания в Северном Районе, особенно дом Броссфезер на Площади Симмикан. Если проверить каменный щит над главной дверью, то там может оказаться, как он подозревал, такой же герб из медных пластин.
Рейгар, давно привыкший к звукам ночного города, внимательно прислушивался к шуму вокруг. Даже с наступлением зимы, еще многие животные квакали, вопили, пищали или выли в ночном воздухе, и бродяга слышал, как они разбегаются от него прочь в высокой траве, камышах и подлеске, расположенном рядом. И все же он был рад, что не беспокоится сейчас о производимом его кобылой шуме. Приблизившись на расстояние оклика к особняку, он услышал пронзительные, неземные крики и слова произносимых заклинаний. В то время, как большая часть Оленьих Вод оставалась в тени, в восточном крыле поместья с задней стороны дома вспыхивали и потрескивали синие и золотые огни.
Рейгар пустил кобылу галопом по гравийной дорожке, ведущей вокруг здания. Грунт под копытами лошади был рыхлый, и это замедляло ее ход. Рейгар вытащил Алмазный клинок из ножен левой рукой и был доволен уже тому, что он, для разнообразия, сейчас не искрился. По крайней мере, он уже приготовился к новой битве, и поэтому вздохнул с облегчением. Из ножен, висящих у правой ноги, он вытянул свой второй короткий меч, немагический, но все же, бродяга хотел, чтобы все оружие у него было наготове. Проехав еще немного, он услышал, как Дамлат выкрикивает заклинание, и последовавший затем рев пламени и треск молний. Он снова поймал себя на мысли, что не слышит смеха Дамлата – маг всегда радостно хихикал между своими заклинаниями, и Рейгар понял, что уже в течение нескольких недель, он не слышит от него этого хохота.
«Рейгар, старина, как тебе удалось не заметить этого до сих пор?» – спросил он себя, покрепче сжав рукояти своих коротких мечей. Он должен быть осторожен, иначе у него может оказаться больше, чем один враг, с которыми ему придется сразиться прямо сейчас, а не в более подходящее время.
Гравийная дорожка расширялась у задней части поместья, предоставляя место для экипажей и упряжек шириной в три лошади. Ему не нужно было столько места, и поэтому он направил свою лошадь вверх по ступенькам крыльца, охватывающего всю заднюю часть поместья. Свет и шум прорывалиь сквозь давно разбитые от пола до потолка окна, где восточное крыло соединялось с центральным зданием. Рейгар спрыгнул с лошади, бесшумно приземлившись, и привязал поводья к каменным перилам крыльца. Он скользнул в тень между оконными проемами, оценивая ситуацию, прежде чем прыгнуть в одно из них.
Рейгар заглянул в то, что когда-то было превосходным обеденным залом, но все его великолепие было давно разрушено. В разных местах, по углам и вдоль стен, громоздились кучи звериного дерьма, а также опавшая листва, грязь и другой естественный мусор, заброшенный ветром через отсутствующие окна. Некоторое количество этого мусора прилипло к стенам и оконным прутьям, безмолвно обрамляя картину внутри. Длинный стол, за которым, возможно, когда-то обедало человек двадцать, лежал в центре просторной комнаты, расколотый и покосившийся, а стулья превратились в щепки. В шкафах, стоящих когда-то вдоль стены напротив Рейгара, в которых хранились фарфор и стеклянная посуда, все еще держались несколько небольших стеклянных полок, но большинство были разбиты, а все, что стояло на них, было давно разграблено. Следы взрывов на стенах и полу, а также тлеющие остатки большого шкафа, служили еще одним доказательством битвы заклинаний, произошедшей всего несколько мгновений назад.
Едкий запах различных заклинаний и дыма был терпим, но Рейгар понял, что Дамлат – или то существо, с которым он сражался – выпустил гораздо больше боевых заклинаний, чем обычно. Он знал, что маг запоминает очень мало атакующих заклинаний, если только не собирается ввязываться в неизбежную драку. Обычно его репертуар состоял из множества исследующих заклинаний и приемов, это позволяло паре скрываться от любых потенциальных противников. Но в этот день Дамлат – или тот, кто выдавал себя за него, – казалось, рвался в бой. Рейгар посмотрел сквозь разбитые окна и понял, что битва уже вышла за пределы столовой. Бродяга отступил в сторону и легко проскользнул внутрь, пробираясь к ближайшей двери, через которую он мог видеть, потрескивающую золотым цветом, энергию.
Он заглянул в вестибюль с величественными мраморными лестницами, поднимавшимися над головой Рейгара на верхние этажи по обе стороны комнаты. Люстра давно упала на твердый мраморный пол, ее металлический остов был искорежен и местами сломан, но все еще держал несколько уже высохших масляных ламп. Дамлат стоял в центре этой массивной круглой люстры, сплетая сине-зеленую сферу энергий и направляя ее вверх, в центр куполообразной комнаты. Рейгару пришлось пройти вперед по небольшому коридору, образованному лестницей, ведущей наверх, чтобы увидеть цель Дамлата.
То, что парило в центре комнаты отражало энергию от своей маслянистой черной шкуры, громадные глаза спереди закрывались, защищаясь от яркого света. Две его массивные конечности раскинулись в стороны, и сине-зеленая энергия, сверкающая по всей его фигуре, скапливалась вокруг кончиков этих конечностей. У основания, где Рейгар ожидал увидеть ноги, он разглядел только хвост, оказалось туловище существа напоминало каплю. Все три головы существа ревели от боли и гнева, челюсти в них были распахнуты и двигались в стороны или полностью откидывали голову назад. Рейгар вздрогнул испытывая радость хотя бы от того, что ему не придется сражаться с этим существом, чем бы оно ни было. Его кожа постоянно двигалась и перемещалась, пальцы, глаза и рты постоянно формировались и исчезали, сохраняя аквамариновую энергию, дугой проходящую через его тело все время.
Битва ненадолго остановилась, и Рейгар прислушался, вместо того, чтобы броситься на помощь союзнику, которому он больше не доверял.
– А теперь, тварь, объясни мне, почему ты беспокоишь меня, – вопросил Дамлат. – Нет никаких упоминаний о хранителях в Наследии Раэлнара.
– Мы не зззнаем никакого Раэлнара... Хранители насссс... – прошипело существо. – Молнии и шшштормы будят насссс... Просссыпатьсссся от дремоты хоччетссся... И зззапомните...
– Запомнить что? Я уже знаю, что вы шарны, существа могущественные и таинственные. Я без колебаний убью тебя, если твои ответы окажутся ничтожными. – Дамлат сжал правую ладонь, и аквамариновые шары медленно соединились, окутывая тело шарна зеленоватыми дугами энергии. Все его головы взревели, как и, по меньшей мере, половина ртов вдоль его рук и туловища.
– Зззагляни, маленькое сссоззздание, – вскричал шарн, – в нашшш раззум, ессссли оссссмелишшшьсссся.
Дамлат рассмеялся, но смех был глухим и злым, в отличие от того радостного веселья, которое любил слышать от него Рейгар.
– Не принимай меня за малолетнего дурачка, шарн. Я уже знаю достаточно, и не буду рисковать своим рассудком, копаясь в твоих головах.
– Вина ззза нашшше пробужждение лежжит на вассс... Вы ожживляете душши, не понимая, ччто делаете... Обрывки прошшлого вссспыхивают и влияют на нашшши умы... Вы напомнили нам о сссебе... Сссилы, которые возздейссствуют на нассс, дробят нашшш раззум на множжжессство ччассстей... Вы принесссли нам боль памяти...
Рейгар пристально наблюдал за шарном, замечая, что его голос становится все печальней. Еще он заметил случайные лица, выдавливающиеся из акульей кожи, когда шарн говорил, хотя речь все еще  исходила из массивных голов, расположенных на поверхности туловища.
Дамлат в гневе затряс руками, взирая на существо, и прокричал:
– Мне нет никакого дела до ваших умов, кроме того, что в них. Обрывки прошлого – поведай мне о них поподробнее! Я уже владею многими, но не всеми. Расскажи мне о них побольше, чтобы я мог завладеть несколькими Нетерскими свитками.
Рейгар нахмурился. Дамлат никогда раньше не проявлял интереса к древним знаниям Нетерила, не говоря уже о поиске источников их древней магии. Хотя Рейгар знал, что Дамлат любит историю, но намеренно игнорировал волшебную историю Севера, в отличие от интриг Южных Земель.
Происходящий обмен репликами подтвердил Рейгару, что человек выдававший себя за Дамлата, был самозванцем. Бродяга огляделся, проверяя, не разбил ли маг – кем бы он ни был – лагерь или, по крайней мере, не сложил ли он где-нибудь собранные ими артефакты. Он ничего не обнаружил, но за спиной волшебника начало формироваться светло-фиолетовое свечение.
Пара рук с черной кожей и четырьмя когтями выскользнула из скопления фиолетовых искр и начала рисовать в воздухе мистические символы. Маленькие рты в центре ладоней шептали загадочные слова. Луч оранжевого цвета вырвался из другой пары рук и окутал мага с Юга, его фигура замерцала и разбилась вдребезги. Иллюзорный Дамлат исчез, и Рейгар увидел его истинный облик.
Маг был одет в оливково-зеленую мантию, украшенную золотыми рунами, капюшон был надвинут на лицо, хотя раньше у Дамлата оно было открытым. Колдун обернулся, увидел висящие руки, созданные Рейгаром и шарном, и расхохотался. Бродяга ахнул, разглядев, что руки волшебника превратились в скелет, как и большая часть головы. Остались лишь клочки серовато-черной кожи на лбу и на правой стороне лица. Красные искры мерцали в темных глазницах, наводя на мысль о глазах, в которых не осталось ничего физического. Вокруг тела и поверх оливкового одеяния лич был обмотан ремнями из черной кожи, к ним была прикреплена большая круглая серебряная пластина, покрытая рунами.
Рейгар и раньше сражался с немертвыми магами и колдунами, и он понял, что этот лич выдавал себя за Дамлата, но как долго?
– А, Рейгар. Ну что же, теперь ты знаешь, маленький мошенник. Скверно. Ты был полезной пешкой, даже более невольной, чем тот тупица в храме, – проговорил лич, его безгубые челюсти двигались, изображая магически созданную речь. – И все же, пока эта тварь не лишила меня более чем низменной иллюзии...
Лич, бывший Дамлатом, быстро взмахнул рукой, и в свободно парящие руки шарна полетели ледяные голубые стрелы. Рейгар находился достаточно близко для того, чтобы почувствовать быстрое понижение температуры и заметить лед с инеем, которые прилипли к некогда влажной черной шкуре. Пурпурные искры погасли, когда руки проступили сквозь них, и Рейгар увидел, что на стене позади лича появился иней, как если бы Дамлат прислонился непосредственно к ней.
– Впечатляет, шарн. Твоя способность обойти заклинание, предназначенное для подавления заклинателей, интригует. Я узнаю, как ты это делаешь, от тебя же, но не раньше, чем ты расскажешь мне больше о прошлом.
– Ты просссто поссслужжил пробужждению и не претендуешшь на сссокровищща, маленький личч. Мы пряччем ззагадки горазздо более древние, ччем ты и те, кто интересссовалссся этим до тебя, могут сссебе предссставить, и никогда не иззвлеччете изз этого выгоду. – Шарн, казалось, улыбался, его безглазые головы повернулись к личу и обнажили зубы.
Рейгар шагнул вперед, выставив перед собой оба меча в защитном кресте. Он знал, что не в силах остановить ни то, ни другое существо, но надеялся удержать внимание лича на себе, чтобы, по-возможности, позволить шарну напасть снова. Рейгар похолодел, когда сообразил, что его друг либо стал нежитью, либо был уже мертв и его душу вытеснил лич.
– Ты Дамлат и тебя прокляли, – спросил он, – или ты тот ублюдок, который убил его?
Как только Рейгар полностью вошел в комнату и приблизился к свету, из Алмазного клинка посыпался сноп голубых искр, как и с кольца на левой руке лича. Рейгар остановился как вкопанный, а лич отступил назад, за упавшую люстру, оставив парящего шарна между ними. Поток искр прекратился.
– Твой друг Дамлат тоже умер, произнося лишь какие-то молитвы, но не имея полезных заклинаний, чтобы сражаться за свою жизнь. Если тебя это утешит, он умер с именем Переплетчика на устах.
Рейгар застыл, осознав, что предполагаемая смерть его друга стала реальностью. Единственное оружие, имеющееся у него, которым он мог воздействовать на это существо, было подаренное ему Дамлатом – Алмазный меч. Поскольку было очевидно, что короткий меч был важен для лича, Рейгар принял решение за долю секунды и нырнул в дверной проем. Услышав только лишь один слог в скрипучем голосе лича, он уже почувствовал, как магия врезалась в него. Хотя Рейгар остался стоять неподвижно лицом к двери, ему показалось, что его сильно ударили о стену. Он стоял ошеломленный и пойманный в ловушку в собственном теле.
– А-а-а, – усмехнулся лич. – Нет, подойди поближе, юный Рейгар. Ты был таким полезным инструментом в последние несколько месяцев. Покажи шарну, что у нас здесь есть.
Немертвый маг снова взмахнул костлявыми пальцами, и Рейгар почувствовал, как Алмазный клинок выгнулся и вырвался из его хватки, при этом повернув его парализованное тело к шарну. В тот момент, когда меч пересек центр большой комнаты, он поглотил немного лунного света от окна и дыр в крыше, и выпущенный из него поток искр соединился с кольцом на руке лича.
Лич направил полет меча прямо в шарна, острием вперед, и тот издал вскрик, напомнивший Рейгару звук ударившего о щит меча. Голубые искры соединились с другой магией и заплясали по телу шарна. Собственные движения шарна притянули зеленоватые энергетические шары ближе, и их энергия тоже разлилась по его жидкой форме, вызывая скорбный стон, звучавший так, словно пять или шесть раненых людей и животных стонали одновременно. Рейгар напряг мускулы, надеясь стряхнуть с себя магию и убежать хоть куда, даже в пустыню, лишь бы больше не встретиться лицом к лицу с этими двумя существами. Ему удалось сделать только два шага, прежде чем магия лича закрыла ему выход тяжелой ледяной стеной.
– Не сейчас, мой мальчик. У меня все еще есть задания для тебя, а также секреты, которые нужно выудить у этого существа. Иногда, однако, разумно дать понять, что ты привлекаешь внимание аудитории.
Не прерывая слов, лич стащил с руки искрящееся кольцо и положил его на пол там, где стоял. Он махнул рукой в сторону двери, скрытой от глаз Рейгара, подзывая кого-то или что-то. Лич повернулся и взмахом руки положил и сверкающий Алмазный клинок на пол.
Рейгар попятился, увидев сверкающее сооружение перед собой, но обошел его в надежде обнаружить другой выход за дверью позади лича. При этом он заметил, как скелет наклонился вперед, держа, покоившийся на пыльной, потертой подушке, маленький драгоценный камень, сильно искрящийся и как будто живой.
Как только скелет отошел на определенное место, между мечом, драгоценным камнем и кольцом образовались дуги молний, и шарн закричал, когда стрелы пронзили его тело. Молнии образовали треугольник, и энергия соединилась в один массивный разряд, который вырвался вверх.
Ни шарн, ни каменный и стеклянный потолок не помешали стреле вылететь в ночное небо. Скудный лунный свет исчез, когда быстро образовались облака, и было хорошо видно, как молния прокладывает путь за горизонт.
– Ну, – сказал лич, – я мог бы получить от него больше, но, по крайней мере, теперь я знаю, что его можно убить, несмотря на слухи о шарне, говорящие о другом. Хм. – Он распахнул свой плащ и потянулся к нему костлявой рукой, вытаскивая из магического кармана маленькую металлическую черепную шапочку. Лич надел ее на голову и повернулся, пристально уставившись на Рейгара. – А теперь, малыш, давай расставим все по местам. У меня есть для тебя еще одно задание...
Мысли Рейгара спутались от страха и отвращения, когда он стиснул зубы.
– Я никогда не буду работать на тебя, ублюдок! – закричал он, надеясь удержать внимание лича на своем лице, а не на ноге, которая скользнула под кольцо люстры.
Когда рука лича поднялась, чтобы произнести заклинание, бродяга ударил ногой вверх, швырнув ему в лицо большой осколок металлической люстры. Одновременно Рейгар выхватил из-за пояса кинжалы и метнул их в грудь лича. Все три снаряда благополучно отскочили от защитного заклинания, и лич завершил свои магические пассы.
– Бесполезное неповиновение, – усмехнулся лич. – Твоя воля – моя, Рейгар Каменный клинок, сирота, вор и святой искатель Огма. Я позволял тебе быть самостоятельным, пока это помогало мне маскироваться, но теперь скорость определяет мой курс. Будь спокоен, пока твой учитель ставит перед тобой задачи.
Алые отблески в глазницах лича вспыхнули, и Рейгар закричал, когда магия лича вторглась в его мысли, замораживая разум с каждым ударом сердца. Последнее, что Рейгар услышал, теряя сознание, был голос лича в его голове, говорящий:
– Да, удобный козел отпущения – это последнее, что мне нужно. Черный Посох, несомненно, раскроет правду, но не раньше, чем будет слишком поздно... особенно, если ты не можешь опротестовать и раскрыть все истины...