Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ*
Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? и как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо

Просмотр профиля: Алекс
Offline

Алекс


Регистрация: 10 мар 2018
Активность: 05 июл 2019 17:29
-----
Мои темы

Черный Посох: Глава девятая

29 Июнь 2019 - 18:36

                                                                                                  Глава девятая

28 уктара, Год Штормов Молний

(1374 по ЛД)
 
Слова Хелбена были сравнимы с физическим ударом, и Царра остановилась как вкопанная. Ее лицо вспыхнуло, но все же она сдержалась и не прокричала тех слов, которые уже готовы были сорваться с губ: «как вы смеете просить меня об этом, учитель вы или нет?». У Царры зазвенело в ушах – как она считала, побочный эффект от ношения кииры.
Хелбен был в облике толстяка в ливрее Дома Жезлов, и его резкий поворот на каблуках в любое другое время выглядел бы комичным.
– Сейчас не время предаваться детским страхам.
Царра почувствовала его раздражение.
– Детским страхам? Если вы уже просмотрели все мои воспоминания, то должны знать, почему я ненавижу нежить. Это ненависть, а не страх.
Все вокруг видели только толстого маленького охранника и ту, кого он охранял – хорошо одетую аристократку в потрясающем платье аквамаринового цвета, – остановившихся посреди Каламастерского переулка и уставившихся друг на друга.
– Страх – это истинный источник ненависти, Царра. Независимо от того, что произошло с тобой в прошлом, нам все равно нужно встретиться с Синдрой сейчас. Это важно для твоего развития и всего, что должно произойти в последующие дни.
– Все равно, вы всегда так делаете. Знаете, как мы в вас это ненавидим?
– Что делаю? Принимаю соответствующие решения, когда это требуется?
– О, и ехидство тоже. Нет – принимаете решения за всех, кто находится вокруг вас и высокомерно предполагаете, что всегда правы и ваши слова должны быть высечены в камне, словно божественное повеление!
Постоянный звон почти не позволял Царре услышать что-либо еще, кроме слов, звучащих в голове. Хелбен подошел к ней и схватил за руку.
Безымянный вылетел из темноты с другой стороны улицы, его рычание было слышно даже с высоты двух этажей, и он ринулся прямо на Хелбена. Кот сложил крылья за спиной и вцепился задними лапами в капюшон Хелбена, одновременно вонзая когти и зубы в руку, державшую его подругу. Свободной рукой Хелбен схватил трессима за шкирку и держал так, и только вой и раздраженное хлопанье крыльями нарушали тишину. Когда Царра, наконец, высвободилась из руки Хелбена, она заметила, что трессим порвал рукав и разодрал в кровь руку архимага. Она задалась вопросом, почему ее фамильяр не успокаивается, несмотря на ее ментальные призывы, и почему она едва чувствовала его мысли в своей голове. Она также удивилась, почему вокруг распространился тяжелый запах фиалок, заполнил ее нос, такой густой, что от него у нее стали подкашиваться ноги.
– Ты забываешься дитя, – прошептал Хелбен, – забываешь с кем имеешь дело.
– Я... – Царра почувствовала, как гнев быстро покидает ее и она начала падать. Все, что она смогла выдавить, прежде чем упасть на булыжники, это слабый шепот: – Хелбен, помоги мне.
 
                                                                                                                       * * * * *
                                                                                 Разгар лета, Год Одинокой Свечи (1238 по ЛД)
Человек, одетый во все черное, влетел во двор четырехэтажной каменной башни, расположенной у подножия горы Глубоководье, каждый дюйм стены, окружающей башню, покрывали фиалки. Все охранники, дежурившие во дворе, подняли головы и отдали честь архимагу города, но Хелбен-старший отмахнулся от них и подал особые сигналы, давая понять страже, чтобы они не присоединялись к нему. Несмотря на долг каждого из них, никто не стал спорить с магом, живущим уже много веков. Старший из них, посмотрев вверх и назад, подал Хелбену знак рукой. 
Хелбен поднял глаза и увидел четырех чересчур ретивых учеников, пролетающих у него над головой. Одной рукой он помахал часовым в знак благодарности, другой гневно начертал заклинание. Шепот архимага с подветренной стороны донесся до ушей старшего из его учеников.
– Тандар, сама Мистра не спасет вас, если ты или кто-либо другой вмешаются в события сегодняшнего дня. Если бы мне нужна была помощь, я бы сообщил об этом, когда выходил из вашего класса несколько минут назад. Оставайтесь и наблюдайте со стороны, если хотите, но не смейте никуда следовать за мной без особых на то распоряжений.
Хелбен прервал заклинание, даже не выслушав ответ молодого чондатанца. Учитель в нем гордился тем, как его ученики проявляют инициативу и достаточно энергичны, но сам он с содроганием вспомнил похороны семи учеников за последние десять лет.
– Больше ничего, особенно сегодня, – с гневом прошептал он. По крайней мере, нет нужды отвлекать Кассандру, учитывая, что она с леди Симтул занята этим вечером свадебными хлопотами.
Хелбен, взглянув на башню, понял, что прошло уже более двух десятков лет с тех пор, как он закрывал ее дверь, несмотря на то, что она находилась всего в нескольких минутах ходьбы от башни Арунсуна. Она производила странное впечатление, даже в рамках Глубоководья: один из немногих примеров архитектурного стиля Шун, страны, расположенной к северу от Амна. Башня стояла на восьмиугольном каменном фундаменте высотой в два этажа, ее твердокаменные стены были гладкими, если не считать непонятные знаки, высеченные на их поверхности, по паре стрельчатых окон с каждой стороны и двери, расположенной на северо-восточной грани. По обеим сторонам от входа располагались два небольших минарета, примыкающих к основанию с восточной и северной стороны. Многие верили, что минареты генерируют огромную защитную и наступательную магию, направленную против незваных гостей. На самом же деле, они были всего лишь декоративными снаружи и скрывали комнаты для туалета и омовения внутри, но Хелбен на опыте знал, что полезно оставлять без ответа чужие страхи и сказки о волшебниках. Два верхних этажа наиболее лучше сливались с обликом Глубоководья, более темные камни и кирпичи местного производства оканчивали основу башни. На вершине сооружения находился наиболее показательный признак архитектуры Шун – пирамида, которая показывала, что это дом знати. Пирамида была из хрусталя, и это указывало на то, что башня принадлежит колдуну.
В левой руке он держал смятый пергамент, на котором было начертано послание, призывающее его в эту башню по неотложному делу. Оно было подписано знаком колдуньи Синдры Вэндс, и телепортация пергамента прямо ему в руку предполагала либо осведомленность, либо силу, позволившую ему преодолеть защиту его дома. Кровь на листке явно намекала на неприятности, и этого было достаточно для того, чтобы Хелбен прервал лекцию об этике чар. В правой руке он держал свое новое оружие – посох из темного дерева, украшенный множеством бриллиантов и оббитый сверху-донизу блестящей сталью. Он не понимал, почему образ этого посоха преследовал его во сне в последнее время и почему Мистра настояла на создании этого оружия и на том, чтобы он использовал его в этот день. Он понимал, что его предупреждали о событиях грядущего дня, но вольность и ненадежность в толковании снов удерживали его от осознания этого, до настоящего времени.
Уверенный в особой своей роли в предстоящих событиях, Хелбен спокойно прошел через уличные ворота и зашагал по тропинке к двери в башне Синдры. Как и в своих снах, он обнаружил возле двери и минаретов башни поле магической тишины, которое он сразу рассеял. Однако, в отличие от снов, дверь криво висела на одной петле и была покрыта вмятинами, с которых еще капала кислота.
Кто бы ни был виновен в этих разрушениях, он мог нанести удар быстро и бесшумно. Не было другого способа причинить такой ущерб, не встревожив при этом соседей или стражу. Произнеся быструю последовательность слов заклинания, Хелбен отменил все возможные наложенные чары на расстоянии десяти шагов от двери и послал магию вокруг, чтобы обнаружить любых скрывающихся или невидимых существ, а также, тихо произнеся несколько слов, позволил шепоту унестись по ветру, для того, чтобы узнать, сможет ли хозяйка восьмиугольной башни ответить ему.
– Внучка? – вопросил он в пустоту, шагнув через порог. Несмотря на то, что он и дочь его дочери не разговаривали годами, все же приступ беспокойства о семье прокрался ему в душу, нарушая сосредоточенность.
Прихожая, как и ее хозяйка, всегда выглядевшая безупречно, Хелбен знал это, теперь была опозорена беспорядком и хаосом. Кто-то явно пришел в ярость, рассчитывая на магическую тишину, встретив явный отпор. Хелбен принюхался и, ощутив несколько точек заклинаний на стене, удивленно поднял брови.
– Никаких запахов серы, никакого обугливания в месте взрыва. Любопытно.
Архимаг, медленно пробираясь, заглянул в четыре комнаты на первом этаже, гобелены, ковры и мебель в которых теперь были разбросаны кем-то, явно что-то безуспешно искавшим. Он прошествовал по затихшей башне до центральной лестницы и, поднимаясь по ней, останавливался только тогда, когда замечал следы взрывов там, где они были оставлены заклинаниями на каменных ступенях и стенах. Он знал, что огненные заклинания Синдры оставляют запах горящего кедра, уникальный эффект от действия ее колдовства. Но некоторые точки взрыва и места, где Хелбен обнаруживал магию, были либо влажными, либо холодными на ощупь, иногда совмещая эти свойства. Его глаза сузились и он сжал кулаки.
– Теперь-то я понял кто ты, щенок-предатель.
Наложив на себя заклинание, Хелбен шагнул в сторону каменной колонны, поддерживающей лестницу. Слившись с колонной, он огляделся вокруг, удостоверяясь, нет ли каких-либо признаков движения или других разрушений внутри башни. Наконец, почувствовав сгусток холода, несмотря на пульсирующий источник магического тепла на вершине башни, он заставил себя подняться вверх и врезался в стену прямо перед этим местом. У него было лишь несколько мгновений для заклинания, определяющего, безопасно ли перед этой стеной, прежде чем вступить в бой.
Стены комнаты были наклонены внутрь, встречаясь в пятнадцати футах над головой, указывая, что это был верхний этаж башни – сама пирамида. Ее стены и пол мерцали магией, они были прозрачными, что позволяло мельком увидеть темнеющее небо снаружи. Хелбен увидел перед собой окровавленное тело Синдры Вэндс, оно лежало наполовину на лестнице, наполовину на полу. Она была одета в простенькое платье, было ясно, что она спала, когда на нее напали, складки одежды затвердели от мороза и льда. Ее кожа была тускло-серой, ноги раздроблены, и рука, на которую она упала, также разбилась при падении. Создавалось впечатление, что тело ее замерзло вмиг, о чем свидетельствовало минимальное количество крови на полу.
Хотя Хелбен и знал уже, кто напал на Синдру, все же появление бывшего ученика застало его врасплох. Этот человек был одет в мантию василькового цвета, изящно расшитую полосками золотой ткани и украшенную его семейным гербом и личным знаком – тремя сосульками, свисающими с нижнего края пирамиды. Бронзовый ободок на его лбу сиял магической силой, и слабый оливковый блеск от него отбрасывал желтоватую тень на его глаза. Он скрестил руки на груди – классическая защитная поза, излюбленная всеми боевыми магами, а также способ показать все свои магические предметы. Два самоцвета в его кольцах были направлены на Хелбена – один сапфир, другой алмаз – и таинственная энергия, которую они хранили, пульсировала вокруг молодого человека. В целом его фигура и одежда излучали силу, но глаза выдавали отчаяние и тоску бродяги.
– Я чувствую, что ты рядом, разрушитель заклинаний. Выходи из укрытия и сражайся! – мужчина даже не встал, его лицо и голос были полны предвкушения.
Хелбен заговорил, его голос, раздаваясь из каменного лица, вырезанного на вершине перил и обращенного к врагу, был монотонным и скрипучим.
– Ты опьянен своей силой, мальчик. Мудрый человек не требует расплаты у своих наставников.
– Моих наставников? Да я уже раскрыл все секреты, ускользающие от тебя веками! – юноша расхохотался, не сводя глаз с каменного лица. – Я уже нашел и завладел древним наследием некромантов Шуна! Ты просто боишься испытать всю свою магию против меня.
– Безделушки и игрушки не сделают из тебя мага, мальчик, – произнес Хелбен, закончив заклинание и выйдя из камня. – И чтение чьих-то мемуаров или книг с заклинаниями не делает тебя равным с теми, кто написал их.
– Интересно. Перемещение Муарина Мейдара, не так ли? – лицо мужчины расплылось в мрачной улыбке. – Вторая наша встреча за столько лет, но на этот раз я стану победителем. Ведь у меня уже есть то, что мне нужно было от нее, – злорадствовал он, закатав правый рукав. Он продемонстрировал серебряный браслет, его поверхность была украшена чем-то похожим на листья падуба и ягоды, вырезанные из серебра и золота, были как бы разбросаны по ней. Эти красные и белые ягоды, инкрустированные рубинами и лунными камнями, мерцали магической силой.
– Такие, как ты, не должны носить Браслет Иссилмита, – хрипло прошептал Хелбен. Он опустился на колени и закрыл глаза своей внучке. – Ты убил ту, в ком текла кровь, рожденная от моей крови, и ответишь за это. – Хелбен положил посох на труп Синдры, с ее головы стекала кровь из оттаивающих ран.
– Не называй меня мальчиком! Я, наконец, заставлю тебя произнести мое имя, проклятый старик, и ты окажешь мне уважение, которое я заслуживаю.
Человек вытянул руки вперед, его кольца добавили силы заклинанию. Бело-голубые когти потянулись к Хелбену, становясь все больше по мере приближения к нему.
 Хелбен, не отрываясь, смотрел в глаза врага, рассеивая магическую атаку.
– Нельзя требовать уважения и ожидать его, теша свое тщеславие. Человек зарабатывает уважение делами и особенностями своего характера.
– Подвиги и отвага, разрушенные чарами? – маг усмехнулся. – Твоя внучка лежит вон там, мертвая. Мои дела говорят о многом.
– Безусловно, – оборвал его Хелбен. – С момента ее рождения я уже знал о печальной судьбе Синдры, но до недавнего времени не догадывался ни о причинах, ни кто в этом будет виновен. Меня лишь печалит, что твое тщеславие и раздутое чувство собственного достоинства привели тебя к этому, маленький Ракеск.
Хелбен перемещался по светящемуся залу, держась подальше от сверкающих стен и своего противника в центре. Его заклинание обнаружения продолжало действовать, он пытался собрать как можно больше информации о защите мага.
– Ты никогда не говорил, что являешься оракулом, Хелбен. Ты всегда был скрягой, не раскрывая своих секретов. Вот почему мне пришлось отправиться в Шунах, чтобы понять ту силу, которая существует во мне! Как только я убью тебя и завоюю твою Башню, я буду править Глубоководьем!
– Меньше хвастайся, больше действуй, глупец, – рявкнул Хелбен, выпуская из кончиков пальцев тугие струйки пурпурного пламени и направляя их на врага со всех сторон.
Тщеславный маг самодовольно улыбнулся, когда пламя расплющилось и погасло под пирамидальным магическим щитом. Свечение кристаллического потолка каллейдоскопически повторяло все цвета их магических энергий у них над головами.
Хелбен позволил себе улыбнуться.
– По крайней мере, хотя бы твои щиты достойны уважения. Скажи, это комната диктует их форму или так по твоей собственной воле?
– Что касается моей воли, в ней нет никаких недостатков, разрушитель заклинаний, хотя комната немного и помогает мне. Есть один секрет, который Синдра не знала об этих пирамидах, – это их способность оттачивать и фокусировать магические поля. Сомневаюсь, что даже ты сможешь разрушить сейчас мою оборону, Арунсун! Они ломаются лишь только тогда, когда я их об этом попрошу, вот так!
Четыре стороны пирамиды, окружающей Ракеска, взвились вверх и затем обрушились на Хелбена. Архимагу удалось рассеять две из них, но другие вонзились в его правое бедро и поясницу, их магическая энергия просочилась в его кровь. Хелбен закричал и упал навзничь, его тело содрогалось от колебаний энергии заклинания.
– Самоуверенность должно быть у тебя в крови, Арунсун. Я сразил Синдру этим же заклинанием. Жаль, но оно едва ли является одним из моих лучших.
Мужчина встал и высоко поднял руки. Хелбен напрягся, пытаясь противодействовать магии, но не смог. Он не мог преодолеть даже последние последствия от предыдущего заклинания. Ракеск закончил заклинание и холодно улыбнулся, когда столб голубого огня охватил Хелбена ледяным пламенем. Хелбен снова закричал, проклиная себя за слабость.
Позади Хелбена и Ракеска засветился и замерцал посох из черного дерева и его драгоценные камни. Незаметно для злорадствующего мага посох дернулся и медленно поднялся с окровавленного трупа. Волоча за собой опаловый туман, он бесшумно и, казалось, нерешительно покачивался в воздухе. Совершив два колебания, он, обратным взмахом, мощно ударил по голове Ракеска. От удара бронзовый ободок накренился на голове человека, оцарапав при этом левую щеку и правый висок, вонзившись ему в лоб. Ракеск закричал от боли и гнева, его зрение временно было заблокировано кровью, текущей по глазам. В то время, как он повернулся лицом к невидимому противнику, посох вновь ударил, и кости в правом запястье и руке Ракеска громко хрустнули. Алмазное кольцо упало с руки, и от удара Браслет Иссилмита раскололся.
Хелбен приподнялся на локте и усмехнулся, когда Ракеск, взвыв от боли, отпрянул от висящего посоха.
– Это очень странное оружие, мальчик. Его обычный трюк состоит в том, что он заставляет своих жертв вновь испытать боль – как физическую, так и магическую. Он повторяет самую худшую боль, которая была в твоем теле или разуме, а также доставляет свою собственную боль. Это делает его очень полезным против тщеславных воинов. И все же у него есть более величайшая способность, – он дает духам недавно убитых последний шанс отомстить своим убийцам.
Пока Хелбен говорил, свечение вокруг посоха неуклонно увеличивалось, обретая стройную фигуру человеческой женщины, ярость на ее лице резко противоречила спокойствию собственного трупа у ее ног.
– Спасибо за этот шанс, дедушка. – Казалось, призрачный туман произносил эти слова, но голос звучал из самого посоха. – К несчастью, ты не знал, как низко пал твой бывший ученик, пока он не убил меня.
– С глубочайшей скорбью прошу у тебя прощения, а'а'сум, – произнес Хелбен, и одинокая слеза обожгла его покрытую инеем щеку. – Мы все играем свои роли, как велит нам наша Леди. Теперь ты играешь в законную месть. 

Черный Посох: Глава восьмая

18 Май 2019 - 16:20

                                                                                                       Глава восьмая
28 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
– Я убью этого мага...
Дважды за один день Рейгар становился подопытным, на котором испытывают некую магию – хотя он и не был волшебником, но понимал, что меч реагирует на что-то рядом, и догадывался, что это была та самая волшебная палочка. Хуже того, поскольку Рейгар не был проинформирован о том, что должно было произойти, он не мог выбрать маскировку, которая позволила бы ему защититься от любой магии. Фактически, выбранная им роль даже не позволяла ему ускользнуть и снять с себя меч, прежде чем что-нибудь случится.
Тяжелые шаги Паука не соответствовали росту, но свидетельствовали о его силе. Рейгар повернулся, его лицо почти не выражало беспокойства, когда Паук приблизился к нему с большой пивной кружкой.
– Так не пойдет. Вы должны сначала занять столик, а потом нормально поесть.
Трактирщик подвел его к небольшому круглому столику с тремя стульями, на которых, очевидно, недавно сидели один или два посетителя.
– А теперь попробуйте вот это, юный сэр Террол, и вы согреетесь до самых своих сапог. – С этими словами он с громким стуком поставил кружку на стол, а изящная зеленоглазая женщина, служащая здесь разносчицей, пододвинула к Рейгару чашку с дымящимся тушеным мясом и буханку еще теплого черного хлеба.
Рейгар сделал глоток темного пива и поднял брови. Пиво было слегка резким, но оставляло приятный привкус во рту.
– Превосходно, господин Паук. Как называется этот крепкий напиток? – Рейгар говорил легко и строго придерживался своей маскировки – он расчесывал бороду и смазывал маслом волосы, носил богатые кожаные одежды и хорошо сшитый плащ в полном соответствии с образом состоятельного курьера, в застежке плаща был выгравирован герб дома Ланголинов. Разносчица со значением прикоснулась к нему, и Рейгар мысленно отметил, ведь она добивается его внимания больше, чем того, что у него в кошельке.
– Рисса, ради Тира, оставь этого человека в покое! – отчитал Паук свою молодую служанку, которая тут же надула губки и отправилась с оловянным кувшином наполнять бокалы. – Это мое собственное изготовление – «Спящий дракон во тьме» – из местного ячменя и овса. В Глубоководье вы этого не попробуете, сэр. Что ж, наслаждайтесь и обязательно расскажите лордам Ланголинам о нашем гостеприимстве.
Рейгар кивнул и занялся тушеным мясом, стараясь не встречаться взглядом с теми, чье внимание было приковано к его богатому плащу или словам трактирщика. Он мысленно спорил сам с собой: 
«Будь проклят этот маг. Он до сих пор ничего не объяснил ни про клинок, ни про утренний инцидент, и кажется мне, что эта встреча устроена как еще одно испытание. Будет лучше просто уйти, но тогда я привлеку внимание, исчезнув слишком внезапно. Но все же, было бы справедливо оставить Дамлата в неведении, как он уже дважды поступал со мной».
Внутри Рейгара все кипело, но на его лице и в жестах отражались лишь спокойствие и удовлетворение, когда он закончил с мясом и лениво потягивал напиток. Он начал разглядывать посетителей вокруг себя. Большинство сидевших за стойкой были местными крестьянами, на их одежде и ботинках он разглядел  прилипшую грязь с полей. Один длинный стол и ближайший столик были заняты воинами, их плащи и доспехи выдавали в них гвардейцев, которых лорды Глубоководья посылали патрулировать дороги, ведущие на север к Амфейлу и обратно. Поэтому, если возникнут проблемы, эти одиннадцать человек могут создать ему неприятности. Через два столика от него сидела небольшая компания из шести торговцев, судя по их виду, все они устали за дни, проведенные на торговой дороге, и молились тому, чтобы добраться в Глубоководье до конца сезона. Другая пара столиков была занята местными жителями, но дальние два длинных стола и столики возле камина оставались подозрительно пустыми. Рейгар подмигнул Риссе, проходившей мимо него, и она для вида посопротивлялась лишь символической сумме, когда он усадил ее себе на колени.
Чтобы рассеять подозрения, Рейгар игриво поцеловал ее, затем прошептал ей на ухо:
– Почему лучшие места в зале пустуют? Это кажется странным, особенно с приближением зимних холодов.
Глаза женщины с волосами цвета воронова крыла расширились, потом опустились. Она медленно повернулась к нему и игриво отхлебнула из его кружки. Рейгар предположил, что когда-то она тоже могла быть воровкой, учитывая с какой осторожностью ее шепот перемежался с действиями.
– Паук дожидается группу путешественников, возвращающихся по Долгому Пути из Длинной Седловины, – граф и его люди, все из Тетира, как мне сказали. Они пробыли здесь около пяти десятидневок, направляясь на север, а вечером прибыл посыльный и попросил подготовить комнаты к их возвращению. А вам приготовить комнату, сэр?
К этому времени она уже поднялась с его колен и поправляла платье, не сводя с него глаз. Видя явное желание Риссы, Рейгар испытывал еще большее раздражение от планов Дамлата.
– Увы, нет. Я должен быть на востоке еще до полнолуния, несмотря ни на что. Как бы мне ни хотелось, но я должен уехать в Оленьи Воды после ужина. – Рейгар попытался возродить надежду для них обоих. – Но вполне может быть, что мое поручение окажется коротким, и я смогу вернуться, если для меня еще найдется комната.
Глаза Риссы подтвердили многое, но она лишь произнесла:
– Погоди – Оленьи Воды? Но зачем тебе туда ехать? Это место заброшено уже много лет, теперь там только кролики и призраки.
– Боюсь не мое дело подвергать сомнению смысл моих поручений. Я и так уже сказал слишком много. Но я вижу благоразумие в твоих глазах, прекрасная Рисса.
Рейгар вложил ей в руку три серебряных монеты и накрыл ее ладони своими. Девушка улыбнулась и сунула монеты в кармашек.
Рейгар встал и, громко вздохнув, воскликнул, так, чтобы его услышал Дамлат:
– Это была лучшая трапеза на Севере, во всем Морском Районе! Я благодарю вас и вашу прелестную служанку за это.
Он направился к бару, заметив, что все смотрят на него, включая Дамлата. Делая вид, что отчитывает монеты, он посмотрел в зеркало и увидел, как Дамлат и его спутник пожимают друг другу руки. Маскируясь этим движением, маг в синей одежде сунул сверкающую палочку в рукав Дамлату, а сам, в свою очередь, принял от него свиток в свой. Как только сделка была завершена, все трое встали и тоже направились к выходу.
Рейгар заплатил Пауку немного больше, чем требовалось, хотя бы для того, чтобы сохранить о себе память, как о великодушном человеке по имени Террол, слуге дома Ланголинов. Затем он поклонился ему и Риссе и направился к двери... оказалось, только для того, чтобы обнаружить, что она заблокирована большим отрядом вооруженных темнокожих стражников. Старший из них – чисто выбритый, но с черными волосами до плеч и в богато украшенной одежде, только немного испачканной дорожной грязью – улыбнулся трактирщику, который сразу же поприветствовал его:
– Приветствую, капитан! Рад снова видеть вас и Ваше Превосходительство!
– Ваше Превосходительство, наши столы готовы, – сказал капитан, обращаясь скорее к кому-то позади него, чем к Пауку.
Капитан и несколько стражников прошли мимо Рейгара и направились прямо к очагу, образовав оцепление вокруг своих столов. Рейгар, смотря им вслед, заметил, как спутники Дамлата поглубже натянули капюшоны и отшатнулись от стражников.
Все стражники были одеты в ливреи с блестящими значками – с золотой эмблемой из пшеничных стеблей на зеленом поле, обернутых свитком, в окружении синего кольца. Хотя Рейгар не был низкорослым, но половина стражников казалась настолько же выше него, как и он был выше Паука. Рейгар уже видел этот значок в Глубоководье, когда начинал наблюдение за Башней Черного Посоха. Он знал, что это была свита лорда Гамалона Идогира, графа Зачарованного Графства и мудреца королевского двора Тетира.
Рейгар отступил к лестнице, чтобы пропустить их, и понял, что на пороге уже нет места для шести стражников, четырех слуг, вошедших с ними дворян и его самого. Приняв облик слуги, Рейгар попятился вверх по лестнице, чтобы оттуда уже найти путь к выходу. К тому же, он осознал, что покалывание в спине становится все сильнее, и стало еще более тревожно, когда он выглянул за дверь гостиницы.
На крыльце лицом друг к другу стояли мужчина и женщина, Их Превосходительства лорд и леди Идогир. Леди улыбнулась мужу, и Рейгар напряг слух, пытаясь расслышать ее слова сквозь шум, вызванный прибытием их отряда. Он уловил только окончание.
– ...не будь таким хвастуном, ведь твой глаз просто светится голубыми искрами из-за такого торжественного входа.
Она отвернулась, и когда граф повернулся к двери, кровь Рейгара застыла в жилах, а от меча расходилось покалывание по всему телу. На месте левого глаза на лице Гамалона, сморщенном от смущения, красовался зеленый самоцвет, и голубые искры, вылетавшие из него, легко выделялись на фоне темной кожи и бороды с проседью.
Рейгар вспомнил утреннее разрушение и мельком взглянул на Дамлата, который казался таким же удивленным, при виде Гамалона. Когда их глаза встретились, Рейгар кивнул и бросил взгляд прямо на окно по левую руку от Дамлата. Он также сделал быстрый, давно отработанный ими жест рукой, намекая, чтобы он отбросил предмет, находящийся у него в рукаве туда. Он не хотел, чтобы всех в гостинице поразила молния, но Дамлат стоял, игнорируя или неправильно истолковывая его сигналы.
Рейгар бросил на него свирепый взгляд и подумал:
«Полагаю, каждый сам за себя».
Он попятился вверх по лестнице, возясь с пряжкой за спиной, которая удерживала ножны с клинком на месте, бормоча на ходу:
– Благословенная Тимора, освободи меня от невезения Бешабы!
Его внимание переключилось от пряжки на зарево, предвещавшее появление молний между драгоценным камнем на месте глаза графа и мечом. Рейгар застонал, когда пряжка зацепилась за одну из застежек его доспехов. Ножны с мечом болтались под его правой рукой, кожа доспехов тлела и обугливалась. Наверху он увидел короткий коридор с дверьми в семь комнат и окнами, выходящими на вход в здание, лестничную площадку, в конце коридор примыкал к трубе. Рейгар услышал, как клинок выскочил из ножен, когда один из охранников поднялся вслед за ним, заметив его интерес к их отряду.
Рейгар лихорадочно соображал, пытаясь найти лучшее, что можно было извлечь из этой плохой ситуации. Он с силой дернул за ножны, пытаясь освободить их от доспехов, как раз в этот момент, маленькая молния, описав дугу, взметнулась вверх по лестнице к его мечу и, пронзив стражника, мгновенно сбросила его вниз. Зная, что грядут еще большие разрушения, Рейгар изо всех сил швырнул клинок в окно над входом, молясь, чтобы молнии пощадили большую часть людей внутри, за ним полетели ножны. Как только меч пронесся над оконной рамой, голубые искры от него разъединились в две дуги – одна неслась прямо в глаз Гамалона, другая же уходила влево, к только что приобретенной Дамлатом палочке. Затем шипение и вспышка трех полных молний пронзили дерево и камень, соединившись вместе они послали четвертую, еще более мощную в небо, сопровождая все взрывом. Рейгар увидел танцующую молнию на ясном небе, потом массивная стрела пересекла горизонт и направилась на юго-восток.
Крики посетителей почти заглушали нарастающий гул здания, когда взорванный молнией фасад начал разрушаться. Рейгар почувствовал, что верхний этаж начал деформироваться и ломаться. Развернувшись, он выскочил наружу через окно позади себя. Слетев с крыши, он легко, словно кошка, приземлился на четвереньки. Его внезапное появление напугало конюха, пытающегося справиться с двумя, встающими на дыбы, конями.
Внезапно Рейгару пришла в голову идея, и он закричал:
– Быстрее, парень! Приведи еще стражников из гарнизона. Там какая-то злая магия взорвала все внутри!
Обежав вокруг гостиницы, Рейгар, не увидев своего меча, припустил так быстро, как только мог, чтобы незамеченным добраться до лошади.
За восточным углом был хаос. Переднее крыльцо и большая часть верхнего этажа были разрушены и дымились. Основная часть передней стены исчезла совсем, и множество людей лежали мертвыми или без сознания. Другие с криками выбегали из разрушенной гостиницы, а двое стражников находились рядом с поверженным графом. Рейгар не видел ни жены Гамалона, ни половины стражников, но горы пепла вперемежку с костями, показали ему, что с ними могло случиться. Двое молодых любовников, чье уединение было прервано, сорвались с постели после того, как снесло переднюю стену, и с криками висели на остатках пола. Рейгар воспользовался этим, чтобы проскочить мимо стражников и присоединиться к паникующей толпе, бегущей по мосту прочь от гостиницы.
Он кинулся к своей лошади, которая все еще была привязана к ограде и в ужасе пыталась убежать от ударов молнии. Рейгар схватил поводья, стараясь успокоить ее тихим голосом, при этом все время осматривая обломки фасада гостиницы, ища свой меч. Он увидел, как капитан гвардии графа нацелил клинок на Дамлата, скрывавшегося за мерцающим магическим щитом. Таинственных спутников Дамлата нигде не было видно, и Рейгар не чувствовал себя обязанным помогать магу.
Мерцающий свет костра осветил пространство, и Рейгар, наконец, заметил блеск металла. Он увидел короткий меч, лежащий в траве, возле него горели ножны. Рейгар подполз к мечу, прячась в тени, когда услышал, как еще несколько стражников проскакали по дороге, спеша из гарнизона, расположенного на одной из близлежащих ферм на западе.
Золотые бриллианты на рукояти короткого меча поблескивали в лунном свете. Земля под ним имела чернильно-черный цвет и выглядела маслянистой, как будто под мечом растеклась смола. Вор схватился за эфес и потянул, но земля крепко держала его. Пока Рейгар напрягался, стараясь вытащить меч, две руки, каждая с четырьмя когтями, появились из смоляного пятна и обхватили меч. На тыльной стороне одной руки открылся глаз, на другой – рот.
– Разбуди насссссс. Призови насссссс, – зашипел он на вора.
Смоляное пятно росло под мечом, подбираясь туда, где стоял на коленях Рейгар. Он снова потянул меч и выдернул его из растущего ужаса, который закричал, когда он повернул лезвие, разрезая эту темноту. Крик, казалось, эхом прокатился по земле и стал еще громче в двух других местах вокруг гостиницы. Этот звук мгновенно потонул в очередном ударе молнии, и Рейгар поднял голову, понимая, что он исходит не от его меча.
Дамлат ударил молнией по разрушенной гостинице, чтобы сбить с ног стражу графа. Рейгар недоумевал, почему он напал, а не просто сбежал, но был потрясен, увидев мага с, теперь уже неохраняемым и потерявшим сознание, Гамалоном. Рейгар с ужасом увидел, как его друг нагнулся и вырвал искрящийся камень из глазницы человека. Дамлат высоко поднял камень, его лицо было торжествующим и радостным. Он произнес заклинание, когда новые стражники появились на дороге, окружая его, и массивные градины и туман сильного холода поглотили людей и лошадей.
– Месть! – вскричал капитан и замахнулся мечом на Дамлата, но клинок отскочил от магического щита.
Позади них в разрушенной пивной сформировывалась растущая масса пурпурной энергии, и массивная черная фигура ринулась сквозь вихрь, ее поверхность была усеяна зубами, когтями и глазами. Дамлат повернулся, посмотрел на нее и телепортировался, прежде чем кто-либо успел отреагировать.
Рейгар, наблюдая за этой сценой, развязал повод и вскочил в седло. Почувствовав тошноту, он перегнулся через холку кобылы, его вырвало. Именно тогда он заметил, что чернота на земле сгущается и следует за ним, к нему тянулись странные когтистые руки, и на каждой из них было еще по три руки. Среди когтей на этих руках плясали фиолетовые искры, а рты продолжали шипеть:
– Одари нассссс... Нашшшшш...
Рейгар вздрогнул при виде этого и подумал:
«Надо убираться отсюда, пока оно не стало еще больше. У меня будет больше шансов получить все ответы позже».
Затем он направил кобылу, и она понеслась по дороге на восток, ужас придавал ей скорости, оставляя все то, что они выпустили на свободу в пыли, позади них. И все, от чего Рейгар не мог убежать в эту ночь, были его мучительные сомнения относительно сильно изменившегося партнера.

Черный Посох: Глава седьмая

14 Май 2019 - 21:52

                                                                                                             Глава седьмая
28 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
– Ну ты и подонок, Дамлат! И не начинай снова о том, «что ты знаешь лишь то, что тебе нужно знать», дрянь, – прошипел Рейгар, обращаясь к своему компаньону. – Этот меч вызвал молнию, достаточно мощную, чтобы пробить дыру в Башне Черного Посоха! Ты не считаешь, что о такой силе стоило упомянуть?
Они свернули с улицы Мечей к Музыкальному Проходу под Горой, туннелю, ведущему к колледжу Новый Оламп, расположенному на западном утесе города.
– Скажи хоть что-нибудь, Дамлат!
– Тихо, я концентрируюсь, – проговорил Дамлат, не считая нужным отвечать своему спутнику.
Маг повелел своему ковру-самолету приблизиться к лошади Рейгара. Он привез этот предмет из Ллорбаута и с тех пор отказывался передвигаться верхом во время путешествий. Кобыла, недавно купленная в Фетлок-корте, задрожала и нервно шарахнулась в сторону, и Рейгару пришлось придержать ее ногами и натянуть поводья. Вор вскипел от негодования, глядя на своего товарища.
«Что с ним случилось? – спросил он себя. – После того, как вернулся из Эрлказара в миртуле, он сделался таким же пренебрежительным и загадочным, как и те, у кого мы крадем их секреты».
Несмотря на то, что эти двое были совершенно разными людьми, они работали вместе уже три года. Святая Церковь Огма объединила их в одном замысле – оба тайно трудились над тем, чтобы разрушить власть некоторых магов над таинствами и обратить эти же таинства на службу Богу Знаний. Последние несколько лет Рейгар наслаждался, действуя заодно, как с источником знаний, Великим Храмом Огма в Замке Глубоководье, так и с темнокожим волшебником. Тем не менее, сейчас все изменилось, их миссии становились все более опасными с каждым месяцем.
Дамлат родом с юга, из небольшого Королевства под названием Эрлказар, раскинувшегося по берегам Глубоких Вод к востоку от Тетира. Маг был благочестивым приверженцем Огма из Залов Знаний в Ллорбауте. Двадцать четыре года назад он отважился отправиться в Серебристую Луну вместе со своим наставником, волшебником Сандрю Мудрым. Когда Сандрю начал возводить Купель Знаний в Глубоководье, Дамлат помогал в строительстве храма. У Дамлата была язвительная натура, и мало кто испытывал к нему симпатию, но Рейгар наслаждался остротой его юмора, и они хорошо сработались вместе.
Более молодой Рейгар вырос в Южном Районе Глубоководья, в семье  резчика по камню и мастера по изготовлению парусов. Его родители погибли во время нападения нежити в Смутное время, и с тех пор Рейгар предоставлен самому себе. Выживая, сначала в качестве уличного вора, а позже резчика по камню, Рейгар ожесточился против магов, наводнивших Город Роскоши. Он видел, как одно бедствие за другим обрушивали на них маги, редко удосуживаясь объяснить людям, почему они это делают. Его воровские способности – необходимые в борьбе за жизнь – вернулись к нему, когда он начал забирать свитки и книги из домов волшебников и продавать их. Он делал это достаточно редко, чтобы люди не заподозрили, что виновником краж был простой каменщик, вырезавший новых горгулий за окнами их домов. Когда Рейгар нашел работу, помогая при завершении строительства Купели Знаний, он подружился с некоторыми жрецами. Впервые он обрел голос, звучащий в его сердце от имени Огма. Жрецы подтвердили, что его цель в жизни, заключалась в том, чтобы почитать Огма, забирая магические предметы из рук тех, кто злоупотребляет ими, и распространять знания. Шесть лет Рейгар неофициально работал на Хранителя Знаний Густила Любознательного, жреца-гнома, чьи знания о волшебниках Севера поражали юношу. Единственными чародеями, за которыми Рейгар не должен был шпионить по настоянию Густила, были маг-дракон Маарил и все волшебники, связанные с Домом Жезлов или Башней Черного Посоха. В последнее время эти правила изменились, заставляя Рейгара нервничать.
Три года назад Густил внезапно умер, и все обязанности Хранителя перешли к его помощнику Фанару Мантару, набожному жрецу и младшему сыну знатного дома в Глубоководье, отрекшемуся от своего наследия. Фанар представил Рейгара Дамлату, настаивая, чтобы они работали вместе. Но они уже давно действовали в одиночку, и ни одному из них не нравилась эта идея. Все же им удалось сообща наблюдать за Сурхами из Лейлона и не дать Тайному Братству завладеть Верховным Домом Таливара и всеми его секретами. К концу этого приключения они уже стали близкими друзьями, хотя Дамлат был вдвое старше Рейгара. Эти двое были известны как благочестивые прихожане Храма Огма, но мало кто за его пределами знал о задачах, которые они выполняли от имени Переплетчика.
Воспоминания Рейгара оборвались, когда Дамлат прочистил горло и начал бормотать заклинание. Рейгар крепче сжал поводья. Дамлат снова не объяснил ему, что именно он собирается делать, что в последнее время случалось все чаще.
Закончив, волшебник, не поворачиваясь, обратился к Рейгару:
– Нужно оставаться на несколько шагов впереди Черного Посоха. Держись рядом.
– О чем ты? – недоумевая, спросил Рейгар.
Он направил лошадь вперед, держась на расстоянии шага от парящего мага, который сидел, скрестив ноги, на своем волшебном ковре. Мысли Рейгара отвлекали внимание от туннеля, освещенного редкими факелами, пока он полностью не исчез. Боль пронзила голову Рейгара, и ему пришлось прикрыть глаза.
Открыв их, Рейгар увидел, что его лошадь стоит на грязной дороге, лишь частично вымощенной разрушенными камнями. Они с кобылой находились как раз за аркой, между рухнувшими по обеим ее сторонам стенами. Голубые и фиолетовые искры летали в воздухе вокруг них.
– Чтоб тебя разорвало, Дамлат! Никогда не делай так больше, не предупредив меня!
В голове Рейгара пульсировало, и он сразу же пожалел, что закричал.
– Не стой просто так. Какая-то магия витает вокруг, и нам не нужно выяснять ее значение. Нам надо поспешить в гостиницу, пока не слишком поздно. – Развернув ковер, Дамлат умчался. Рейгар едва различал его при лунном свете, пробивающемся сквозь деревья.
«Слишком поздно для чего?» – задался он вопросом, понукнув кобылу. Все еще напуганная, лошадь была только рада перейти на легкий галоп. Рейгар застонал и стиснул зубы от головной боли, стараясь догнать мага, все увеличивающего свою скорость.
Когда его лошадь поравнялась с Дамлатом, Рейгар обратился к нему:
– Маг, ты почти ничего не рассказал мне за последние десять дней. Для человека, который посвятил свою жизнь обмену знаниями, у тебя это не слишком хорошо получается. – Он улыбнулся, стараясь шуткой преодолеть неразговорчивость  своего партнера.
Дамлат, нахмурившись, взглянул на него.
– Мне больше нравилось, когда ты предпочитал молчать большую часть наших миссий.
Рейгар удивленно приподнял брови, но все же пропустил оскорбление мимо ушей.
– Куда, во имя девяти кругов ада, ты нас завел? И к чему такая спешка? Ты потратил впустую весь день и вечер в Купели Знаний, а потом настоял, чтобы я встретился с тобой в Фетлок-корте, но не в библиотеке.
Дамлат монотонно начал объяснения, как будто втолковывая простые истины нерадивому ребенку:
– Время на исследования никогда не тратится впустую. Мы стараемся не пропустить конкретного путника на дороге. Мы только что покинули руины Рассалантарской Крепости, портал между ней и Глубоководьем не использовался уже более века. Сомневаюсь, что даже Черный Посох знает о его существовании. Мы приближаемся к деревушке Рассалантар, и у нас дела в «Спящем Драконе». После этого мы сможем переночевать в поместье к востоку от деревни. Мой друг владеет Оленьими Водами и настаивает, чтобы кто-нибудь проверил его до зимы. Если нам придется разделиться, то оно находится в девяти милях к востоку от Расалантарского пруда. Просто следуй вдоль ручья, а не по дороге, и сверни, когда увидишь Олений Камень. Поместье будет в миле к северо-востоку, тропа к нему немного заросла.
Когда Дамлат замолчал, они выбрались на грязную тропу, проложенную между двух ферм. Почти полная луна и Слезы Селуны за ней освещали склон и крошечную группу зданий и ферм, разбросанных вокруг пруда. Рейгар наслаждался кристально чистым ночным небом и видом всех звезд, которые нелегко было увидеть за стенами Глубоководья. Ему уже доводилось побывать в Рассалантаре, но не в это время. « Интересно, – подумал Рейгар, – сколько еще людей знает об этом портале, благодаря которому им удалось избежать почти двух дней тяжелого путешествия?»
Немного позже, когда они пересекали деревянный мост через восточный край пруда, Рейгар перевел лошадь на рысь. Затем он спешился и, ослабив подпругу седла, вывел кобылу к воде, оставив ее пить и отдыхать. В то время, как Дамлат лишь сошел с ковра, свернул его и засунул в магический карман своей мантии.
– Теперь мы должны встретиться с человеком, который желает остаться незамеченным, – громко прошептал он. – Ты должен следить и отвлекать всех, кто может обратить внимание на эту встречу.
Рейгар кивнул и отправил кобылу пастись. Двое мужчин направились к входу в гостиницу. Глаза Дамлата выглядели пустыми и безжизненными, и Рейгар был удивлен, почему человек, у которого было прозвище – Смеющийся маг, больше не смеется. В соответствии со своими обычными действиями, Рейгар свернул с дорожки и обошел гостиницу. Он должен был осмотреться и обнаружить места, откуда можно было беспрепятственно выйти, избежав любые неожиданности в виде дополнительной охраны. Он заметил полезные пути отхода, такие как широкие окна на каждом этаже.
Он также заметил дымоходы вдоль восточных и западных стен, из их жерл разносились запахи готовящейся пищи. В комплекте с обычными конюшнями и уборными, гостиница «Спящий Дракон» казалась вполне заурядной, несмотря на местную легенду, что одна из официанток была на самом деле золотым драконом, оберегающим гостиницу и ее посетителей.
Рейгар закончил обход и отправился за своей лошадью. Он подвел кобылу к ограде на другой стороне улицы от гостиницы и привязал к ней поводья. Затем Рейгар снова пересек улицу и подошел к двери, но быстро приближающиеся к ней крики заставили его отступить в сторону. Дверь с грохотом распахнулась, и возникший в проеме завывающий пьянчужка был вытолкнут управляющим в грязь.
– Стража ты или не стража, Антхан, но ты жалкий пьяница и мешаешь всем войти. В конце концов это не забегаловка докеров. А теперь иди проспись, мы поговорим с тобой позже.
Мужчина был старше Рейгара и едва доставал ему до плеча, но перекатывающиеся мускулы на его обнаженных руках и суровый взгляд на лице заставили вора дважды подумать о том, какую тактику все же предпринять в гостинице этой ночью.
Хозяин гостиницы повернулся, намереваясь войти, но заметил Рейгара, стоявшего в тени. Он улыбнулся, кивнул ему и жестом указал своему новому клиенту на открытую дверь.
Рейгар улыбнулся в ответ и произнес:
– Ну тогда, я думаю, для меня найдется свободное местечко внутри.
– Конечно же, конечно. – Мужчина усмехнулся и дружески протянул руку. – Добро пожаловать в «Спящий Дракон». Можете звать меня Пауком, если все, что вы преподнесете мне, – это улыбка и немного монет. Вы же видели, что происходит с теми, кто создает проблемы, а?
– Тогда я буду вести себя наилучшим образом, Паук. Моя задница и желудок требуют, чтобы я остановился хотя бы на минуту и, наконец, поел. – Рейгар уже дружески болтал с хозяином, входя вместе с ним в гостиницу. – О, но где же мои манеры? Мое имя – Террол и меня оправдывает лишь то, что я ужасно опаздываю, ведь я посыльный из Глубоководья на пути в Длинную Седловину, несу вести своим хозяевам, стараясь успеть прежде, чем Аурил раскинет свои снежные локоны по всему Северу.
Переступив порог, бродяга окинул взглядом все помещение, прежде чем направиться к бару. Дверь вела в пивную в юго-восточном углу, расположенной так,  чтобы не добавлять жара очагу, сооруженному вдоль западной стены в дальнем конце комнаты. Бар занимал половину северной стены, и возле него на высоких табуретах сидели люди, сгорбившись над своим пивом. Вор с удивлением разглядел узкое зеркало, которое занимало всю стену позади бара – редкая роскошь для Глубоководья, не говоря уж о такой маленькой забегаловки, как эта. И все же здесь ему было легче незаметно наблюдать за Дамлатом и его спутниками. Справа от Рейгара находилась арка, ведущая в кухню, и он сразу почувствовал голод, как только уловил запах того, что там готовилось. Остальная часть восточной стены была занята вешалками для плащей, ящиками, бочонками и различными мешками под лестницей, которая вела в комнаты на следующем этаже.
Рейгар повернулся к Пауку, скользнувшему за стойку, и спросил:
– Могу я попросить у вас чашку тушеной свинины и кружку вашего лучшего пива?
Положив на стойку несколько монет, Рейгар уселся в конце бара, чтобы держать в поле зрения всю комнату. Паук собрал монеты и исчез на кухне. Очень немногие посетители обратили внимание на его появление, так что, очевидно, предыдущее событие не было выдающимся. Рейгар вернулся к осмотру помещения.
В центре комнаты стояло несколько круглых столиков со стульями, а вдоль южной стены стояли девять длинных столов со скамьями. В таверне было не слишком людно, и за столами оставалось еще достаточно места для посетителей. Наконец, Рейгар заметил Дамлата за одним из двух круглых столиков, стоящих в углу между баром и очагом. Рядом с ним сидели двое, и все трое не откинули капюшоны.
«Почему все маги думают, что если сидеть в помещении закрывшись капюшонами, то это не привлечет к ним большего внимания?» – задумался Рейгар.
Несмотря на эту ошибку, спутники Дамлата старательно избегали всякого внимания, их одежда была поношенной и грязной, дабы не привлечь взгляды воров и соглядатаев. С виду они казались не более чем запозднившимися путешественниками, стремящимися попасть домой из Глубоководья или наоборот в Глубоководье до зимы. С его поля зрения, Рейгар мог видеть только профиль и левую руку одного из спутников в коричневом плаще. Он прищурился, чтобы убедиться, что видит правильно. По его полускрытым чертам, форме и длине руки Рейгар догадался, что это эльфийка с темно-русыми волосами. Мужчина в синей одежде, сидевший справа от нее, хорошо умел скрываться. Он уперся левой рукой в стол, как бы обозначив определенную точку. Для всех, кроме опытного вора, волшебная палочка в рукаве под этой рукой была незаметна. Глаза Рейгара расширились, когда он заметил светло-голубое свечение и искры вокруг палочки, которые быстро исчезли, когда человек положил другую руку на стол. Все, что Рейгар успел узнать об этом человеке, так это то, что он носил волшебную палочку, носил дорогие кольца, и его чистые руки не выглядели так, будто их подвергали какой-либо работе, выходящей за рамки магии.
Что его удивило больше всего, так это покалывание на спине, там, где он пристегнул Алмазный клинок. Он весь день горел и покалывал, как голубой уголек, но теперь, казалось, искры становились все ярче. К счастью, в то время, как он чувствовал, что меч реагирует на что-то, никто не замечал искр под его тяжелым плащом. Рейгар понял, что его используют. План Дамлата был ничем иным, как привлечь беду к нему, словно мотылька к пламени.

Черный Посох: Глава шестая

28 Апрель 2019 - 14:54

                                                                                                          Глава шестая
28 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
– Между твоими визитами проходит немало времени, лорд Черный Посох, – сказала она по-эльфийски. – Возможно, желаешь возвратиться к своей юности? Или ты хочешь показать этой юной особе, какими гранями своего наследия она пренебрегает? Я могла бы показать ей, как нужно носить волосы в эльфийском стиле, чтобы подчеркнуть свои особенности.
Она тепло улыбнулась Царре, которая так и не могла понять, оскорбили ее или похвалили.
– Едва ли это является нашей насущной проблемой в настоящий момент, миледи Ильбаэрет. Нам нужно поговорить наедине, Йерин, – ответил Хелбен на общем, его тон не допускал возражений.
– Пирит, – обратилась эльфийка к дракончику на плече, – присмотри за залом. Мы скоро вернемся.
Сине-зеленый дракончик, чуть больше Безымянного, спрыгнул со своего насеста и уселся на большой сук в центре зала, просвистев ответ, понятный только Йерин. Указав им на дверь за стойкой, она обратилась к ближайшей горничной:
– Нуовис, принеси нам, пожалуйста, бутылку маерлатена, три бокала и немного серебряных плавников с пряностями, а также свежие бисквиты.
Йерин улыбнулась и повела их по служебному коридору в свои личные покои.
– Пириту не нравится запах табачного дыма, висящий над тобой, милорд Черный Посох. Он настаивает, чтобы ты не курил трубочную траву, выращенную в навозной куче.
– Разумеется, – безучастно откликнулся Хелбен. Несколькими днями ранее Царра не заметила бы легкой перемены в тоне Хелбена, учитывая, насколько флегматичной казалась его публичная персона.
Кошка, которая потерлась о ногу Царры, когда они проходили по коридору, заинтересовала Безымянного, он собрался спрыгнуть, чтобы вспугнуть и погнаться за ней. Царра успела схватить его за лапу, мысленно извиняясь за свое действие. Фамильяр инстинктивно зарычал на нее, но быстро успокоился.
Они вошли в небольшую гостиную, обставленную в основном диванами и креслами.
– Нас здесь не побеспокоят, – обратилась к ним Йерин, – ведь никто из слуг не пользуется этой комнатой до позднего вечера. К тому же, ее магическая защита предотвращает любые атаки и подслушивания, как и твое обычное чувство опасности, милорд. А теперь ты будешь продолжать быть невежливым, или все же представишь меня молодой полуэльфийке, идущей за тобой по пятам. Ее фамильяр безусловно красив. – Она хмыкнула и потянулась, чтобы прикоснуться к трессиму.
Безымянный громко зашипел и спиной кверху взлетел на балку у них над головой.
– Прошу прощения, миледи. У него был тяжелый день, и сейчас он не очень расположен к общению, – извинилась за него Царра, говоря по-эльфийски, стараясь проявить уважение к хозяйке. – Я...
– Ее зовут, – размеренно произнес Хелбен, в его голосе слышалось раздражение, – Царра Шаадрин, она дочь Малрутии, и тебе хорошо известно, как она выглядит, Йерин. У нас нет времени ворошить прошлое, Царра, но все же. Йерин Ильбаэрет, является старшей сводной сестрой твоей матери. Много лет назад, твоя мать поссорилась со своей семьей из-за того, о чем я предпочитаю не знать. Однако, общее наследие лесных эльфов возвращает вас к этой вражде.
– Не преуменьшай значение того, что ты предпочитаешь игнорировать, Черный Посох, – повысила голос Йерин, – и не оскорбляй мое гостеприимство грубостью. Не стоит показывать, что ты не помнишь манеры, присущие эльфийскому воспитанию, даже если предпочитаешь, чтобы люди тебя считали более молодым своим тезкой. Даже моя получеловеческая племянница демонстрирует лучший этикет.
– Эльфийское воспитание? Но сэр...? – мысленно спросила Царра.
Хелбен даже не взглянул на нее, он с гневом смотрел на Йерин.
– Немногие знают обо мне больше, чем из обрывков так-называемой правды, дорогая леди. Не будьте так беспечны с доверенными секретами, – тихо проговорил Хелбен, его шепот, казалось, обладал достаточной яростью, чтобы оглушить слушающих.
Царра чувствовала его гнев через их общую связь, он распространился даже на Безымянного, который начал шипеть над ними и метаться в поисках чего-нибудь, на что бы можно было поохотиться.
– Пожалуйста, вы не могли бы успокоиться? – взмолилась Царра. От откровений Хелбена у нее закружилась голова. Она опустилась на ближайший диван, стараясь не улыбаться, наслаждаясь его удобством. – Рада познакомиться с вами, леди Ильбаэрет, но сейчас не время для семейных распрей. У нас есть другие проблемы, даже если милорд Арунсун до сих пор не рассказал мне о них, верно?
Диваны и кресла были расставлены вокруг низкого столика, и Хелбен уселся в один из них так, чтобы все трое могли видеть друг друга во время разговора. Они молчали, множество вопросов повисло в воздухе. Единственные звуки издавали горничная, лунная эльфийка, принесшая им еду, да трессим, царапающий и наносящий отметины на балке. Безымянный остановил свой вандализм лишь после того, как Царра бросила ему кусочек серебряного плавника.
Хелбен откашлялся и произнес:
– Мои извинения вам обеим. Как и у трессима, прошедший день не идет у меня из головы. Я надеюсь, что позже вы тоже узнаете больше друг о друге, ради вашей семьи, потому что воссоединение и исцеление старых ран были причиной моего прихода сюда.
– Я не знала, что между нами есть раны, Черный Посох, – откликнулась Йерин.
– Лично между нами – нет, но долги и раны древнее нас обоих. Я призову к ответу кровавые долги Дома Маэдрим, поскольку мне нужна помощь эльфов в делах, которые затрагивают всех нас.
Говоря это, Хелбен левой рукой достал из-под плаща тяжелый металлический значок, а правой накрыл его. Металлический значок умножился в его руке, и резким броском Хелбен отбросил один на колени Йерин, а восемь других веером приземлились на стол. Царра разглядела, что на всех значках была печать, изображающая четыре розы, обвивающие три посоха – символ эльфийского Дома Маэдрим.
Йерин вертела значок в пальцах.
– Я не старейшина и не наследница своего Дома, Черный Посох. Зачем ты принес это мне?
– У меня нет ни терпения, ни времени, чтобы вести переговоры с твоим дядей в лесах Невервинтера, и никакой Малькор Гарпелл не сможет доставить их вместо меня. Кроме того, как ты сказала, у нас был долгий перерыв после последней встречи.
– Даже если и так, я нахожу это странным. Если слухи верны, у вас в Башне есть портал на Прекрасный Остров, лорд Арунсун. Почему бы не попросить об этом Королеву Амларуил?
– Ни одна душа не должна узнать о нашем деле здесь, пока оно не будет закончено. Этот вопрос должен решаться осторожно, без вмешательства безответственных в политике благородных Домов.
– Без сомнения, они так же высоко ценят твои подходы к важным вопросам, Черный Посох.
Хелбен, пропустив мимо ушей завуалированную колкость, внимательно посмотрел на Йерин.
– Твоя семья задолжала в Год Пыльной Полки[1], когда мои родители спасли Риула Ильбаэрета и его последователей от позора и смерти на берегах озера Эредру[2]. Надеюсь, мне не придется раскрывать секреты, связывающие наши имена и честь, Царре?
Лицо Йерин побледнело, она сжала ткань платья в кулаке, но потом расслабилась и опустила глаза.
– Нет, лорд Черный Посох. Я в твоем распоряжении, последний Маэдрим. Как мой Дом может послужить твоему?
Хелбен опустился рядом с ней на колени и накрыл ее руки своими, его эльфийские глаза расширились от мольбы.
– Мне нужно, чтобы ты собрала отряд, возглавив его, и отправилась в Мант'эль'нар Малавар до того, как Селуна станет полной через три ночи. Передай эту же просьбу в Дома, указанные на других значках, для тебя это легкая задача, потому как высокопоставленные отпрыски всех из них часто посещают твое заведение и Город Роскоши. Попроси их соблюдать полную осторожность, и пусть каждая семья пошлет волшебников с давно умершими или еще дремлющими лунными клинками.
Царра ахнула, а Йерин резко встала.
– Ты осмеливаешься брать на себя слишком много, архимаг, это неслыханно – требовать от народа действовать с такой поспешностью. Мне нужно больше, чем клятвы и долг чести перед почти мертвым Домом, чтобы заставить их выступить и расстаться с легендарными фамильными ценностями семьи.
– Никто в течение двадцати эльфийских поколений не владел клинками среди этих домов. Они просто хранят их как святые мощи, как будто они означают нечто большее, чем банальную неудачу. – Хелбен вздохнул, отбросив волосы назад от лица. – Скажи им, что эти реликвии скоро благословят их в будущем. Великое время пришло для народного искупления, леди. Но это время не для кого-то одного из смертных. То, что мы сейчас осмеливаемся совершить, требует, чтобы эльфы и другие добрые расы действовали в согласии, исправляя ущерб нанесенный тысячелетним прошлым. Я обращаюсь с этой просьбой от имени Сеханин Лунный Лук и Кореллона Ларетиана. Ты же знаешь, какие клятвы они дали, когда Дом Ивоссар сбился с пути истинных тель'квессир. Прижми значок к сердцу, если по-прежнему сомневаешься во мне.
Лицо Йерин оставалось бесстрастным, но она прижала золотой значок к сердцу и прошептала:
– Фейр'тель'миир?
Хелбен торжественно кивнул, и по фарфоровому лицу эльфийки потекли слезы.
– Очень хорошо, акхелбен. Я сделаю это. Для нас всех будет честью разделить это бремя с тобой, ол анвэй Сеханин.
Положив значок на стол, Йерин встала. Царра увидела, что на другой его стороне изображена эмблема Дома Ильбаэрет – пегас, парящий над шестью волшебными палочками, и солнце, встающее позади них. Когда-то изучив символы эльфийских Домов, теперь она поняла, что знак сочетал в себе элементы печатей Домов Эалоэт и Ильдасер, намекая, что давний брак создал род Ильбаэрет; Царра поклонилась тете, встав вслед за Хелбеном. Йерин обняла Царру за плечи. Сверху донеслось рычание, но она проигнорировала трессима, предупреждающего эльфийку держаться подальше от его подруги.
А'су'нес, ты полукровка, и наша семья, к сожалению, терпит это меньше других. И все же ты идешь рядом с уважаемым другом эльфов. Одно это говорит мне больше, чем ты себе представляешь. Надеюсь, я и другие узнаем о вас больше в будущем. Мне очень не хватает Малрутии, и я хотела бы получше узнать ее дочь, независимо от взглядов моей семьи по этому поводу.
Царра попыталась ответить, но смогла только кивнуть, чувствуя, как в горле у нее запершило. Слезы потекли по щекам обеих женщин, и они обнялись. Когда Йерин близко наклонилась ко лбу Царры, она отодвинулась и откашлялась, поразив Йерин.
– Не сочтите за неуважение, оси'нес, – сказала воспитанница. – Я не желаю вам зла, так что лучше не касайтесь этого.
Царра откинула волосы со лба, обнажив драгоценный камень и татуировки.
Йерин резко вдохнула.
– О, Черный Посох снабжает своих учеников киирой? Ты, должно быть, действительно особенная, племянница. Я с нетерпением жду часа, когда узнаю о тебе побольше. Тем не менее, когда мы встретимся в следующий раз, политика потребует, чтобы мы не признавали друг друга открыто. Не обижайся, но лучше пойми, что эльфийские обычаи отличаются от обычаев твоего отца.
Царра кивнула в ответ, догадываясь, что моменты близости были только для личного времени, а не для публичного показа.
– Мы благодарим тебя за помощь, леди Ильбаэрет, – произнес Хелбен. – Пусть наша следующая встреча будет еще более гармоничной.
Он натянул плащ на плечи и накинул капюшон. Потом они вышли через парадную дверь, созданную из эльфийских камней, на улицу Меча. Свернув на юг к Дороге Глубоководья, затем они снова направились на север. Царра удивлялась, зачем им понадобилось столько усилий, чтобы замести следы. Любой, кто захотел бы последовать за Черным Посохом, вряд ли обратил бы внимание на покрытого шрамами полуорка в грязной шерстяной накидке и женщину-гнома в красной кожаной курточке и ярко-розовом шелковом плаще.
– Мастер? – мысленно обратилась Царра, после того, как они увернулись от двух двуколок, четверо пьяных благородных пассажиров которых на полном скаку обогнули угол улицы Селдат и двинулись по улице Серебра. – Что это была за встреча? И есть ли другие члены семьи, которых вы собираетесь представить мне?
– Нет, Царра. Больше никаких скрытых членов семьи. А теперь прибавь шагу. Мы отстаем от времени, даже с тремя днями запаса.
Хелбен ускорил шаг, и даже с грацией полуэльфа, Царре было нелегко поспеваь за ним.
– Можете, хотя бы, сказать с кем мы дальше встретимся и почему вы так спешите? Надеюсь, этот человек не умрет, пока мы к нему добираемся?
– По меньшей мере, это сомнительно, – ответил Хелбен. – Она мертва уже почти семьдесят лет.
_________________________
[1] 360 по ЛД
[2] озеро в Глубокой Долине
 

Черный Посох: Глава пятая

17 Апрель 2019 - 21:17

                                                                                                     Глава пятая
 28 уктара, Год Штормов Молний
(1374 по ЛД)
 
Пара вышла в ночь, и Царра заметила, что двор выглядит нормально, несмотря на значительные повреждения, нанесенные ранее.
– Башня ремонтируется сама, как и стена и ворота, Лаэраль лишь немного помогает ей.
Царра покачала головой и прошептала, обращаясь к Хелбену:
– Почему вы просто не сказали? У меня от этого голова болит.
– Потому что я не хотел, чтобы меня кто-нибудь подслушал, – прошептал он в ответ. – Башня сегодня итак раскрыла слишком много секретов, даже если никому и не удалось извлечь выгоду из этих повреждений. Я не потерплю еще одного такого вмешательства в течение следующего столетия.
– Вы понимаете, что говорите по-другому, когда находитесь за пределами Башни? Мне понадобилось два года, чтобы понять, – у вас на людях гораздо более строгое и неприветливое лицо, чем то, которое вы показываете своим воспитанникам.
– Неужели?
Хелбен больше ничего не говорил, когда они вышли во двор. Отремонтированные ворота блестели в ночном тумане и открылись при их приближение, закрываясь за ними без каких-либо жестов или заклинаний. Хелбен повернулся и быстрым шагом направился на север по улице Мечей. Царра быстро последовала за ним, вышагивая рядом.
Она предпочитала лес Городу Роскоши, но ночной город все же ей нравился. Здесь было намного тише, по крайней мере вдали от гостиниц и пивных, и она даже слышала собственное дыхание, что невозможно в дневной суете. Она упивалась темнотой и прохладным туманом, окутывающим крыши и переулки. То тут, то там она замечала фонарщиков, провожающих благородные персоны до места назначения и обратно. Ветер доносил до нее далекие крики глашатаев, разносивших новости в ночи:
– Последние караваны прибывают в полдень! Четверо погибли в аварии! Леди Тиан Симгульфин выходит замуж весной!
Царра сделала мысленную пометку расспросить одного из учеников Маресты о новостях, посколько они всегда были сведущи обо всех деталях.
В течение следующих двух ударов колокола Хелбен вел Царру так, как будто уходил от погони, пересекая город по, казалось бы, бессмысленному и извилистому пути. Несколько раз он останавливался, произнося короткие заклинания или роняя свертки в странных местах, таких как водосточная труба во дворе Тарлеека и пасть барельефа льва на стенах поместья Маерноса. Они не шли прямым путем, пока не обогнули Город Мертвых и не свернули на Гробовой Проход, чтобы пройти по нему через Главную Дорогу в Аллею Пряжек.
Хелбен завернул в скромное заведение, вывеска над которым гласила о том, что это таверна «Грифоний грог». Волшебник жестом предложил Царре немного подождать, прежде чем войти за ним в здание, поэтому она некоторое время всматривалась в вывеску. Частично покрытая плесенью и нуждающаяся в свежей краске, вывеска изображала резного летящего грифона, вцепившегося когтями в пенящуюся кружку.
Через некоторое время Царра вошла в прокуренную пивную, обитатели которой обратили на нее меньше внимания, чем на кружки перед ними. Звонкоголосый бард – Царра узнала в нем одного из многих студентов, проходивших мимо Башни Черного Посоха из Колледжа Бардов Нового Оламна, – пел акапелло, быстро поправляя порванную струну. Никакой другой шум не заглушал ропота разговаривавших.
Царра обнаружила Хелбена беседующим в дальнем конце таверны с владельцем, кривоногим толстым человеком, который большим и указательным пальцами правой руки почесывал лицо. Наконец, мужчины кивнули друг другу, завершая свои дела. Когда Хелбен повернулся к Царре, она увидела, что плащ сделал его похожим на пожилого калишитского джентльмена, и на руке, которой он помахал ей, было множество колец. Они нырнули за гобелен, и нос Царры сморщился от едкого запаха плохо чищенного туалета. Хелбен дважды постучал по стене в двух местах, и стена повернулась, выпуская их в переулок.
Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, Хелбен продолжил свой путь на юг по извилистой тропинке среди развалин и старых построек. Царра хорошо знала город, но даже она обнаружила несколько переулков, в которые никогда не заглядывала, не говоря уж о том, чтобы ходить по ним.
– Перестань так нервничать, Царра. Мы только срежем дорогу по Пути Траслима, чтобы нас не заметили при входе в «Эльфийский камень».
За последний час Хелбен связался с ней впервые.
Через несколько мгновений они оказались у черного входа в ухоженное здание. Царра почувствовала его приближение еще до того, как услышала хлопанье крыльев, и выставила локоть под таким углом, чтобы Безымянному было куда приземлиться, кроме ее плеч.
Царра никогда не была в таверне «Эльфийский камень», поскольку ее мать настояла на том, чтобы она туда не заходила. Она всегда говорила Царре, что ей там не будут рады не только потому, что она полуэльф, но и за то, что она ее дочь. Царра догадалась, что ее мать затаила старую обиду на хозяйку или наоборот. Поскольку Хелбен не терпел возражений, ей пришлось переступить порог и, несмотря на все предупреждения, она почувствовала здесь себя как дома. Войдя, они откинули капюшоны, открыв свои личности тем, кто находился внутри таверны.
Черный ход, которым они воспользовались со стороны Пути Траслима, вел прямо в центральную пивную. Единственное, что находилось между полом и крышей в тридцати футах над головой, были живые ветви и несколько парящих столов с эльфами за ними. К удивлению Царры, невзрачное, но ухоженное здание позволяло живым деревьям разрастаться внутри, некоторые из них усеивали пол в разных местах. Четыре больших дуба доминировали в большой комнате по углам, вырастая из-под пола, их кроны раскинулись по всему пространству. По обе стороны большого зала потолки в обоих концах здания были опущены, чтобы обеспечить комнаты на верхнем этаже для уединения или ночлега. Несмотря на обычные запахи, сопутствующие всем тавернам, и множеству народа в тесноте, заведение напомнило Царре светлый лес к северо-востоку от города. Факелы на стенах и среди люстр горели серебристо-белым пламенем, дополняя лунный свет, струящийся сквозь застекленную крышу.
Небольшой бар прямо напротив входа обслуживал многих гостей в большом зале, но Хелбен, схватив за локоть, повел ее в правую часть помещения в основную пивную. Хелбен, казалось, не заметил, что все разговоры стихли, когда он вошел. Царра все еще находила его действия нервирующими – единственные, кто не был загнан в тупик его появлением, были Арфистка-эльфийка в центре зала, да прислуга. Черный Посох, наконец, остановился в дальнем конце зала, подальше от главного входа в таверну, и так и стоял без извинений и объяснений. Оглядев толпу, он либо молча кивал эльфам, встретившимся с ним взглядом, либо слегка кланялся в знак приветствия. Через некоторое время к ним присоединилась эльфийка с сине-зеленым дракончиком на плечах, так же удобно устроившимся, как и Безымянный у Царры. Ее кожа отливала тусклой медью, как и волосы, доходившие почти до пола, цвет тела оттеняло простое красное платье. Ее глаза расширились, когда увидела Царру, но, ничего не объяснив, она повернулась к Хелбену.
– У тебя крепкие нервы, Хелбен Арунсун, раз ты явился сюда без предупреждения. – Тон женщины был не менее резок, чем ее взгляд.