Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?
@  PyPPen : (06 Февраль 2019 - 01:57 ) Всем привет!
Собираюсь взяться за перевод Кормира. Кто поможет тему создать?
@  Redrick : (05 Февраль 2019 - 03:39 ) Риген Изот (Изоф, как вариант).
@  Easter : (05 Февраль 2019 - 03:12 ) Народ, посоветуйте, как по-русски будет имя полуорка Rihen Isothe?
@  RoK : (02 Февраль 2019 - 01:03 ) А почему бы не делать и то, и то? Уже сделанные переводы перетащить, и оставить там лежать, изредка дополняя новинками. А сайт-форум пусть живут, пока хоть кто-то готовый оплатить хостинг находится. Если уж за 30 дней никто не нашёлся - значит, действительно никому не нужны, се ля ви. Но тогда хотя бы в вк всё останется, и дальше там можно будет продолжать.
А вообще форум как-то ламповее.
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Я уж лучше тут
@  melvin : (02 Февраль 2019 - 12:11 ) Не все есть в вк. Меня, например там нет
@  nikola26 : (01 Февраль 2019 - 04:20 ) @Алия Rain, я не владелец этого форума, но я нему привык. Уже 10 лет здесь как никак. Я бы ничего не менял, имхо.
@  Алия Rain : (01 Февраль 2019 - 11:31 ) @nikola26 Речь действительно не о другом хостинге. Например, если перебазироваться в группу вк (его и народ стабильнее посещает), а переводы закинуть на файлообменник или в крайнем случае в саму группу. Там точно так же можно открыть темы по переводам и делиться мнением по очепяткам и прочему, только не придется надеяться на добровольные вложения, которые неивестно когда будут и будут ли вообще. Платить ничего не придется.
@  Easter : (31 Январь 2019 - 11:22 ) @ nikola26, высказался, можно снова закрывать!)
И в следующий раз не стоит спешить с закрытием, лучше подождать хотя бы некоторое время!
@  Алекс : (30 Январь 2019 - 08:12 ) @RoK, если Рубец, то уж лучше Срез, а вообще, если шахтерский городок, то, наверное, это Разрез, но что-то не по фэнтезийному он звучит.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 06:14 ) @Easter, тема была закрыта. Открыл.
@  Easter : (30 Январь 2019 - 05:06 ) Хм, народ, почему я не могу ответить в теме "Королевства Тайн"? Хотел как обычно вывесить список опечаток, но написать в той теме не могу вообще...(
@  Redrick : (30 Январь 2019 - 09:50 ) Речь о том, чтобы вообще не держать сайт и форум. Нафига они нужны. Сборку переводов - в раздачу на торренты, и всё.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:12 ) И таки да, хостинг оплачивается разными людьми и на добровольной основе.
@  nikola26 : (30 Январь 2019 - 08:11 ) @Алия Rain, я изучал эту тему и более дешевого хостинга (278р в месяц) не нашёл. Плюс здесь была проведена работа по чистке кода сайта и форума от вирусов и всякого такого мусора. Даже если найдется хостинг на 20 руб. дешевле не вижу смысла отсюда переезжать, т.к. за домены всё равно платить сюда каждый год. Как-то так.
@  Алия Rain : (29 Январь 2019 - 10:44 ) Это хорошо, что есть) Я хочу поднять старую тему - может, стоит перенести Долину Теней на другой ресурс? Кто что думает? Я так поняла, что оплата сайта - дело непостоянное и ненадежное, будет жалко, если уже переведенные материалы пропадут.
@  RoK : (29 Январь 2019 - 09:26 ) The mines were located in a rift that ended in the remnants of the impact crater. The walls of the bowl crater were blackened by fire, giving rise the city's name.

Так что, как вариант, предложу Огненный Разрыв или Огненный Разлом. Чуть более вольно - Огненный Рубец
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 08:30 ) Ну Срез, так Срез. Может еще какие варианты будут.
@  Faer : (29 Январь 2019 - 08:25 ) @Алекс, наши коллеги с данженс.ру перевели его как Огненный Срез)
@  Алекс : (29 Январь 2019 - 07:35 ) Не поможете мне? Как лучше перевести на фэнтезийный манер название города Fireshear что-то у меня ничего путнего в голову не приходит. Это небольшой шахтерский городок на берегу Моря Мечей совсем недалеко от Долины Ледяного Ветра. В сдешнем географическом словаре ничего не нашел и Сальваторе всего перелопатил, что-то он со своими героями его стороной обходил.
@  nikola26 : (29 Январь 2019 - 04:46 ) Мне пиши в vk
@  PyPPen : (29 Январь 2019 - 04:05 ) Форумчане, подскажите, кому написать насчёт размещения поста в группе. Не реклама!
@  RoK : (29 Январь 2019 - 12:16 ) Ну в целом - да
@  Rogi : (28 Январь 2019 - 10:12 ) есть)
@  Алия Rain : (28 Январь 2019 - 12:29 ) Хэй, есть кто живой? Давайте устроим перекличку)
@  nikola26 : (08 Январь 2019 - 09:41 ) Сделал в группе объявление про перевод Timeless и на форуме сразу куча гостей. Такое чувство, что группа в vk популярнее этого ресурса )
@  RoK : (02 Январь 2019 - 01:36 ) С наступившим!
@  Rogi : (01 Январь 2019 - 11:11 ) категорически!)
@  Faer : (01 Январь 2019 - 07:18 ) С праздником!
@  Bastian : (01 Январь 2019 - 09:09 ) С Новым Годом!
@  Zelgedis : (27 Декабрь 2018 - 01:38 ) @Alishanda Эх.) до сих пор свежи воспоминания о "дровах" =)
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:05 ) Вообще, методом проб пришла к выводу, что лучший вариант чтения книги - чтение, по возможности, в оригинале) Хотя Дрицта-то и это не спасет.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:03 ) Я знаю, в чем проблема смены имен и терминов в переводах. Речь о том, что зачастую официальные вроде как переводчики порождают перлы, которые режут уши и это делает грустно. В Дрицте я предпочитаю тот вариант, где переводят Верховная Мать.
@  PyPPen : (26 Декабрь 2018 - 12:16 ) просто матриарх звучит слишком по...мужски(?), но матрона слишком нечеловечно) Из-за nного кол-ва книг про дрицта, да
@  Zelgedis : (26 Декабрь 2018 - 04:02 ) @Alishanda здесь для читателя проблема в другом. За n-сколько книг тупо привыкаешь к слову "матрона". Это как Дризт вместо Дзирт если резко начать употреблять.
@  Alishanda : (26 Декабрь 2018 - 02:08 ) В официальном переводе, кстати, использовали-то. Мне тоже всегда ухо резало.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 10:43 ) Отлично) А то у меня "матрона" тянет как раз к Дрицту. Оставлю матриарха
@  Redrick : (25 Декабрь 2018 - 03:45 ) "Матрона" - это безграмотная калька с английского. Людей, которые использовали это слово в переводе дриццтосаги, надо бить.
@  Zelgedis : (25 Декабрь 2018 - 03:08 ) @PyPPen Интуитивно вспоминается "Матрона". Например Матрона Бэнр из ТЭ.
@  PyPPen : (25 Декабрь 2018 - 01:10 ) подскажите, как лучше - матриарх или матрона?
@  Redrick : (18 Декабрь 2018 - 05:02 ) Спасибо)
@  Alishanda : (18 Декабрь 2018 - 11:09 ) Рэд, я тебе там немного имен отсыпала из старых переводов.
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 08:10 ) Скорее, предупредила заранее готовить паращют для приземления на новое дниво! :D
@  Redrick : (16 Декабрь 2018 - 07:56 ) Обнадёжила)
@  Alishanda : (16 Декабрь 2018 - 07:55 ) Рэд, не видела твоей сообщени. Забегу на неделе, пробегусь по именам, конечно. Про графомань - и правда, предупреждали :)) Сальваторе - мастер в поиске дна. Сейчас там главы Дрицта начнуться и все еще хуже станет. Нытье + мораль, любофька и дружба уровня 7 класса.
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 06:31 ) Да мне всё время кажется, что днище уже пробито, но нет, всякий раз обнаруживаются новые глубины.
@  Faer : (15 Декабрь 2018 - 06:28 ) Тебя предупреждали)))
@  Redrick : (15 Декабрь 2018 - 05:03 ) Какая невероятная графомань этот ваш Сальваторе. Я уже и забыл, насколько всё плохо.
@  Morney : (13 Декабрь 2018 - 07:34 ) Мое почтение, дамы и господа.
@  Redrick : (09 Декабрь 2018 - 03:38 ) С displacer beast к единому варианту так и не пришли?
@  Zelgedis : (09 Декабрь 2018 - 02:17 ) @Faer Воспринимай как должное.) Сольваторе же!
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:51 ) так странно читать перечень персонажей, где все еще живы...
@  Faer : (07 Декабрь 2018 - 07:43 ) @Redrick, хорошо)
@  Redrick : (07 Декабрь 2018 - 02:39 ) Faer, Alishanda, я был бы вам очень признателен, если бы вы периодически аглядывали в перевод Сальваторе и исправляли имена собственные
@  Redrick : (04 Декабрь 2018 - 05:49 ) Ну, может ещё и пронесёт)
@  Zelgedis : (04 Декабрь 2018 - 05:45 ) @Redrick Мазахизм чистой воды.) Даже если платят.) Не Сольваторе едины всё-таки =)
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:16 ) Мою психику сильно ранила последняя книга, так что я считаю перевод этого некоторым видом выдающегося поступка. Надеюсь, он хоть исчерпал весь свой запас шуток про пердеж в предыдущем томе.
@  Redrick : (30 Ноябрь 2018 - 12:10 ) Да мне то что. Лишь бы платили...
@  Alishanda : (30 Ноябрь 2018 - 12:09 ) Рэд, ты решился переводить страдания Сальваторе? Сочувствую :DDD
@  Zelgedis : (17 Ноябрь 2018 - 11:29 ) @nikola26 Читаю =)! Для перевода там хватает деталей которые заставляют сидеть и правильно их понимать.)
@  nikola26 : (12 Ноябрь 2018 - 10:42 ) @Zelgedis, а ты только читаешь, или переводишь по ходу дела ?)
@  Zelgedis : (12 Ноябрь 2018 - 06:57 ) Спустя 2 года продолжил читать "Клинки лунного моря". Как же мне нравится повествование Ричарда Бейкера, прямо читать приятно и пишет нормальным языком. Одно удовольствие после первых глав.
@  PyPPen : (09 Ноябрь 2018 - 09:14 ) Ну был тут разговор об ошибках в водных вратах, ну и понесло)
@  Faer : (09 Ноябрь 2018 - 04:22 ) что это тебя прорвало, хДД?))
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:34 ) только Эревиса Кейла не читал, может там норм. ну вот может сейчас в читаемых мной аватарах тоже что-то будет...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:33 ) да и вообще концовки хромают у всех, кроме сальваторе( мб потому что у него концовки и нет : - )). И кающаяся леди, и небесные скитания, и советники и короли, и звездный свет и тени...
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) имхо
@  PyPPen : (08 Ноябрь 2018 - 06:31 ) Я читал всю трилогию "советники и короли", и не уловил каких-то дичайших ошибок или отсебятины. За исключением (СПОЙЛЕР) концовки, все выглядит очень и очень хорошо
@  RoK : (07 Ноябрь 2018 - 09:10 ) @Easter Предложу варианты, которые пришли в голову первыми: если дословно, то, например, Клан Гадюк(и), если по контексту, то что-нибудь типа Клан Щитозмеих. Ну или просто Гадюканы =)
@  Easter : (07 Ноябрь 2018 - 07:50 ) Народ, как бы лучше перевести Viperkin? Это клан людоящеров, которые украшают свои щиты вырезанными змеями.
@  nikola26 : (27 Октябрь 2018 - 10:22 ) @Easter, держи. Теперь книга на сайте. http://abeir-toril.r...-floodgate.html
@  Zelgedis : (27 Октябрь 2018 - 03:03 ) @Easter Делаешь проще.) Пишешь ребятам в личку с просьбой кинуть тебе книгу на почту =). Всё профит =)
@  Faer : (27 Октябрь 2018 - 01:37 ) @nikola26, я серьезно. Ты же видишь, что мне не до переводов и редактур и это надолго. Смысл сидеть собакой на сене?
@  Easter : (26 Октябрь 2018 - 12:35 ) nikola26, ты только обещаешь!)))
@  nikola26 : (26 Октябрь 2018 - 11:34 ) @Faer, я ведь выложу )
@  Faer : (26 Октябрь 2018 - 09:07 ) @nikola26, выкладывай всё)
@  nikola26 : (25 Октябрь 2018 - 04:32 ) @Easter, ничего странного. Я предложил выложить вариант книги, где последние главы не редактированы, на сайт, но коллеги по цеху были против ) Поэтому имеем, что имеем.
@  Easter : (25 Октябрь 2018 - 08:28 ) nikola26, ну, просто странный подход - первая и третья книги есть, а второй нету...
@  nikola26 : (23 Октябрь 2018 - 05:18 ) @Easter, переведены. Только последние 6 глав не редактированы. Или их заново нужно переводить, не помню. Если очень надо, пиши в личку.
@  Easter : (23 Октябрь 2018 - 08:38 ) Народ, а Водные врата переведены? А то на сайте их почему-то нету...
@  Zelgedis : (08 Октябрь 2018 - 12:30 ) @PyPPen Каддерли надо вернуть.) Если у него будет ивл мировозрение после возвращения, то при его опыте и знаниях он покажет тэ где раки зимуют =)
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:33 ) Но у Дзирта и так полно потенциальных соперников - Квентиль, дом Меларн(что уже есть), Эррту, дочь Тосуна, сама Ллос, ну и, наконец, кто-то из его друзей, которых у него, после Героя, больше 30, если учитывать всех дворфов, дроу, девушек Вульфгара и т.д. и т.п.
@  PyPPen : (04 Октябрь 2018 - 12:30 ) @Zelgedis Оркус? Как же не из FR. Оттуда, никак иначе. Мб он где-то еще принцует, в этом вопросе я невежлив, но он точно есть в FR. Он и другой принц - Граст, прислуживают и завидуют Демогоргону.
@  Zelgedis : (03 Октябрь 2018 - 11:04 ) @PyPPen Король орков.)! Блин, я бы Дриззита с Оркусом принцем Нежити столкнул бы.) Но увы не из ФР персонаж.)
@  PyPPen : (03 Октябрь 2018 - 10:06 ) @Valter Да, как раз сегодня вспомнил. А до этого Хазид'хи был у дочери Тосуна, которую отправили на вершину горы к дракону за то, что она помогла Тиагу атаковать Дзирта, пока тот отвоёвывал Гаунтлгрим. Кстати, будет не удивительно, если она вернется, как очередной главный антагонист. Попытается вместе с драконом разрушить вновь отстроенную башню магов в Лускане, например...
@  Valter : (03 Октябрь 2018 - 07:27 ) PyPPen, вроде, он теперь у Джарлакса. Ему Громф отдал на услугу.
@  Redrick : (03 Октябрь 2018 - 05:51 ) Ну что вы как дети. Если Дриццт подерётся с Эльминстером - значит, на это дал разрешение человек, отвечающий за глобальное развитие сеттинга. И кто бы из авторов это действо не описал - в итоге они сначала подерутся, потом помирятся и пойдут вместе бить ЗлоЪ.
@  Alishanda : (03 Октябрь 2018 - 03:07 ) Если Дрицт подерется с Эльминстером, во вселенной ЗК случится коллапс и откроется черная дыра.
@  PyPPen : (02 Октябрь 2018 - 04:26 ) Кто сможет напомнить - у кого остался Хазид'хи после Героя?
@  PyPPen : (01 Октябрь 2018 - 12:16 ) @Zelgedis Ну все же посуди сам: Демогоргон - важная шишка. это не король орков, не лорд демонов, не красный маг, не генерал нетерильцев. князь(или принц, не помню иерархию) демонов, а это крупная шишка, как ни крути
@  Zelgedis : (30 Сентябрь 2018 - 11:29 ) @PyPPen Демогоргон - так себе масштабность... скучно как-то его приструнили... хотя пафоса отбавляй... кстати про новые книги вообще что слышно? ps не от ремесленника Сальваторе!
@  Faer : (29 Сентябрь 2018 - 01:32 ) Меларны в Мензо не переезжали. Это два благородных Дома объеденились и взяли себе название в честь Кающейся Леди. (Такое себе обоснование, как по мне - но не я придумывал)))
@  PyPPen : (28 Сентябрь 2018 - 05:04 ) С другой стороны, там же, вроде как, о настоящем лишь половина книги, так что, вероятно, на 200 страниц йоклол норм соперник

Просмотр профиля: Rogi
Offline

Rogi


Регистрация: 05 Авг 2016
Активность: Вчера, 23:00
*****
Мои темы

Скованный Огонь: Глава 8

04 Декабрь 2018 - 22:41

Перевод: Rogi

 

Редакция: Faer

 

 

ГЛАВА 8

 

7-8-ое число месяца Миртула, год Извечного (1479 ЛД)

 

Ночь сгущалась. Или, по крайней мере, так казалось. Джесри предположила, что на самом деле это просто чары, наложенные ею, чтобы скрыть их с Гаэдинном в безлунную ночь, ослабевали. Ей скоро придется обновить их.

К счастью, это не должно было стать проблемой. И хотя она по-прежнему сожалела об утрате своего посоха, который Хранитель Змеев отнял в Морктаре, новый посох был по-своему достойным инструментом, а ее связь с ним стала еще сильнее. Кольца из красного сплава даже стали желтоватыми, видимо, только потому, что девушка привыкла носить посох инкрустированный золотом.

- А знаешь, - пробормотал Гаэдинн, - я должен отдать должное произошедшему. Ты сказала, что Джаксанадегор не станет утруждаться и посылать поисковую группу к Небесным Всадникам, и мы так и не увидели их следов.

- Не начинай, - ответила Джесри.

- С другой стороны, я должен отдать должное и дракону. Он никого не послал, ведь был уверен, что искать здесь нечего. И опять же таки, очевидно…

- Это последняя ночь новолуния, - волшебница стиснула зубы. – Если ничего не обнаружим, то утром отправимся назад в Сулабакс. А до тех пор, прекрати жаловаться и осматривайся.

- Я осматриваюсь. Я могу делать и то, и другое одновременно.

Но лучник затих, пока они пробирались сквозь сосны, которые росли вдоль гряды. Их лошади, которым повезло выжить, по-видимому, спали в лагере. Несмотря на обостренное зрение, Гаэдинн не хотел ехать верхом в темноте, опасаясь, что пропустит знаки, которые заметил бы, идя пешком.

Где-то с запада послышался долгий, отдающийся эхом, нечеловеческий крик. Как один, Джесри и Гаэдинн повернулись в том направлении.

- С другой стороны… - сказал лучник.

Сердце девушки забилось быстрее, Джесри сделала вдох.

- Я не могу сказать, что существо, издающее этот звук, дракон. И уж тем более не могу сказать, что это Чаззар. Но мы только что выяснили, откуда берутся эти истории.

- Подойдем поближе, в любом случае. Будем надеяться, что он продолжит завывать, и приведет нас к себе.

Он привел, и его крик напоминал волшебнице крик раненого на поле боя. Когда они приблизились к источнику шума, поднявшись по одному холму и спустившись по другому, посох Джесри стал теплее. Это явление заставило ее нервничать еще сильнее.

Дело в том, что маг, создавший это орудие, особенно интересовался магией огня. И сейчас посох реагировал на присутствие сильного пламени – или, если отбросить всякие сказочные огоньки – чего-то способного его производить. Чего-то вроде красного дракона.

Рука легла девушке на предплечье, остановила, испугала, вызвав рефлекторный приступ ненависти.

- Извини, - сказал Гаэдинн, отпустив ее, - но тебе следует смотреть себе под ноги.

Джесри посмотрела вниз на бледные лоскутки стелящегося прямо перед ней мха. Гаэдинн был прав. Если бы она наступила на мох, споры облепили бы ее ноги, вызывая болезненные нарывы, а то и хуже.

- Спасибо, - сказала девушка.

- Не знаю, заметила ли ты, но пока, похоже, что это самая неприятная часть Небесных Всадников, в которой нам довелось побывать, - лучник взмахнул рукой, приглашая ее осмотреть скрипучие, гниющие с виду, деревья и заросли.

- Заметила, - соврала она.

- Нашего мяукающего друга отравило то же, что и эту местность?

- Трудно сказать. Наверное.

- Что ж, довольно скоро мы это выясним.

Они последовали дальше. Через холмы и сквозь впадины, где не росло ничего кроме пышного вредоносного мха. Листья на деревьях были редкими и в пятнах, а кора расслоилась, демонстрируя полные слизистой гнили полости в наружной части стволов.

Боковым зрением волшебница заметила, как тени сдвинулись, а когда она повернула голову, чтобы посмотреть на них прямо, то – замерли. Джесри уже видела подобное в Тэе, на полях сражений, где колдовали некроманты. Тьма старалась придать форму чему-то нечестивому. Просто оно было недостаточно сильным.

Ее посох стал настолько горячим, что у кого-то другого уже вызвал бы волдыри. Послышался очередной крик, и девушка поняла, что источник близко. Возможно, даже за следующим подъемом. Они с Гаэдинном ползком взобрались на вершину холма и выглянули из-за него.

На бесплодном склоне внизу растянулся дракон. Он был даже крупнее Джаксанадегора, но при этом ужасно истощенным, хотя не похоже, что ему не хватало пищи. Разбросанные кости вокруг говорили о том, что он ел время от времени.

Или, если быть точнее, что его кто-то кормил, ведь его лапы и хвост были прикованы к земле каким-то черным веществом.

- Он выглядит больным, - прошептал Гаэдинн, - но даже так, меня удивляет, что эти путы могут его удерживать.

- Они зачарованы, - девушка чувствовала магию внутри них, как зуд на лице. – И все равно, меня это тоже удивляет.

- Мы достаточно увидели, чтобы убедиться, что, судя по всему, вы с лордом Никосом были правы, и это Чаззар?

- Мы увидели достаточно, чтобы так утверждать, это точно. Давай выбираться отсюда.

Они начали ползти назад. Затем что-то хрустнуло и зашелестело сверху. Они замерли.

Дракон, почти такой же огромный, как и узник, плюхнулся, приземлившись рядом с ним. Короткие рога украшали голову гостя, а по всей длине его тела шли ряды шипов. Его крылья казались крошечными и неуклюжими в сравнении с крыльями любого дракона, виденного Джесри ранее, но она предположила, что как-то ему удавалось держаться в воздухе.

Гость двигался в чем-то напоминавшем пыльную дымку, и как только он приземлился, из земли у его ног появилось несколько пыльных дьяволов. Глаза дракона были темными впадинами с маслянистым блеском внутри.

Узник поднял свою голову и попытался обдать огнем новоприбывшего, но атака была слишком слабой, чтобы достигнуть цели. Короткое, волнообразное сияние показало, что оба дракона были тускло-красными.

Гость зарычал. Джесри решила, что она расслышала какое-то подобие смеха в этом звуке. Затем дракон схватил змеевидную шею узника у основания черепа своей лапой и вдавил его голову в землю, и продолжал так держать.

Вирм-победитель взглянул вниз на пораженного. Узник обмяк еще сильнее. В то же время, ветви деревьев, которые касались земли, сбросили свои больные листья, будто осень сменила весну. Стебли травы пожухли и высохли.

Джесри внезапно ощутила слабость и тошноту. Она схватила посох и прочитала защитные чары, чтобы защитить их с Гаэдинном, и болезненное чувство прошло.

- Спасибо, - выдохнул лучник. – Когда мы покинули Тэй, я надеялся, что с вампирами покончено. А теперь я опорожнить свой мочевой пузырь не могу, не встретив какого-нибудь дракона-вампира.

Джесри хотелось, чтобы он заткнулся. Ужасающее создание внизу могло услышать даже шепот. Хотя, похоже, не услышало; возможно, было слишком занято своей трапезой.

Вампир продолжал кормиться довольно долго, пока его жертва не вздрогнула и не сморщилась, а только что омертвевшие ветви не сломались под собственным весом. В конце концов, существо отвернулось. Это был отличный момент для второй атаки узника, но, очевидно, он был слишком истощен.

Пожиратель жизни сделал несколько шагов назад, расправил свои странные крылья и оторвался от земли. Взлетая, он так болтался, что выглядел нестабильно, словно мог рухнуть в любой момент. Но он набрал высоту почти так же быстро, как грифон.

Джесри дождалась, пока вампир исчезнет, а потом еще сотню ударов сердца. Затем она повернулась к Гаэдинну:

- Сейчас?

- Сейчас, - ответил он. – Давай я поведу, оставайся под деревьями так долго, сколько сможешь.

Там, где потемнее, поняла девушка, и он был прав. Безуспешное стремление теней навредить едва ли можно было сравнить с угрозой, парящей в ночном небе.  

Они с Гаэдином спустились с холма. И побежали прямиком в противоположную сторону от возвышенности.

Люди, если это были они, в шрамах, татуировках на серой коже, с темными заплетенными волосами, и глазами такими же безжизненными, как и улетевшего только что дракона. Их одежда была такой же черной, а мрак вокруг них, казалось, был плотнее, чем где-либо еще, хотя рядом с ними не было ничего, что могло бы отбросить тень. Они не шли так, словно пытались не шуметь, но они все равно были тихими, и Джесри почувствовала, что тишина была такой же естественной для них, как для кошки.

- Спокойно, друзья, - произнес Гаэдинн. – Мы всего лишь мирные путешественники.

Серые люди, казалось, засмеялись, хотя Джесри не могла этого услышать на самом деле. Мрак вокруг них сгущался, и двое мужчин спереди вытащили цепи, висевшие у них на поясах. Звенья не звякнули. Воины исчезли и мгновенно появились практически на расстоянии удара от Джесри и Гаэдинна. Приготовившись к атаке, они выхватили свое оружие.

Стрелы вонзились в их грудные клетки и заставили отступить назад. Произнося примирительные фразы, Гаэдинн вместе с тем приготовился стрелять, и ни неожиданное перемещение бойцов с цепями в пространстве, ни их пелена из мрака, не помешали ему прицелиться.

Прочие серые люди – Джесри по-прежнему не могла определить, сколько их было, но предположила, что не меньше полудюжины – завыли от ярости. Наконец она их услышала, правда, звук был слабым и низким, словно доносился откуда-то издалека. Они замерцали и заскользили вперед, попутно рассредоточиваясь, чтобы окружить своих врагов.

Гаэдинн и Джесри отступили. Его руки нельзя было разглядеть, когда он выпускал стрелы одну за другой. Девушка поставила посох перед собой в защитной позиции, в ее сознании всплыли рифмы, призывающие огонь.

Это было влияние посоха. Хотя оружие не было ни живым, ни разумным, оно по-своему тянулось к стихии, на которую было настроено.

Но в этот момент посох должен был быть недовольным. Пламя в темноте могло бы привлечь внимание улетевшего вирма, или еще кого-то, с кем она не хотела бы встретиться. Волшебница произнесла другое заклинание, сделала колющее движение посохом – и дюжина маленьких ножей возникли в воздухе вокруг двух бойцов с цепями. Они тоже начали колоть. Один серый воин упал. Второй пережил эффект заклинания, но кровь окрасила часть его рубашки другим оттенком черного.

Джесри запнулась, пытаясь решить, как ей поступить: добить раненого или атаковать кого-то другого. В это самое мгновение, девушка почувствовала движение слева от нее, что-то отличающееся от быстрого, но постоянного ритма стрельбы Гаэдинна.

Она обернулась. Серый мужчина с кинжалом в каждой руке несся с боку на Гаэдинна. И девушка не могла атаковать противника магией – ей не хватило бы времени, чтобы остановить нападение – лучник был у нее на пути. Все, что она могла – закричать:

- Осторожно!

Гаэдинн обернулся. Серый воин полоснул, сначала одним клинком, потом – другим. Лучник попытался уклониться. Стоя позади него, Джесри не могла сказать, увернулся ли он от обеих атак.

Но полосы тьмы обвились вокруг Гаэдинна, подобно сдавливающим кольцам змея, прижимая его руки и лук к туловищу, и связывая ноги. Потеряв равновесие, он упал на землю.

По крайней мере, это убрало его с пути Джесри. Ужаснувшись, что серый воин свяжет и прикончит его, девушка ткнула посохом в сторону обидчика и прорычала команду. Грубая сила врезалась в лицо темного мужчины и разнесла заднюю часть его черепа.

Гаэдинн извивался и вытягивался у ее ног. Хорошо, он все еще жив и способен бороться, но ей было некогда помогать ему освободиться. Несмотря на то, что им уже пришлось пережить, еще больше серых людей появилось в их мерцающей, парящей манере. Казалось, они вообще не боялись смерти.

Джесри размягчила землю под воином с цепями, и он провалился по пояс. Затем неожиданно все стало еще темнее. Волшебница предположила, это значит, что один из противников подкрался вплотную к ней.

Джесри обернулась, ища угрозу. На мгновение она увидела размытую фигуру. Темные глаза уставились в ее собственные, и затем силуэт исчез.

Сзади руки схватили ее за шею. Железная хватка перекрыла ей воздух и сковала движения.

Она больше не могла переживать о том, заметят ли ее свет в темноте. Внезапно лишившись дара речи, она воспользовалась единственной магией, к которой могла быстро добраться. Девушка сжала посох и мысленно произнесла команду.

Пламя окутало ее, словно она была пропитана маслом. Оно не навредило ей, но определенно подожгло нападавшего, поскольку руки отпустили шею волшебницы.

Джесри обернулась, чтобы посмотреть в лицо незнакомца, но лишь удивилась: там была серая женщина. Не то, что бы это было важно. Волшебница отбросила темную фигуру зарядом силы.

Душительница пролетела всего пару шагов. Затем она врезалась в воина с цепью, который, видимо, не испугавшись пламени Джесри, быстро приближался.

Девушка ненавидела их целеустремленную жажду крови, сверхъестественность, и то, как они давили со всех сторон. Волшебница хотела, чтобы драка закончилась, и заколдованное пламя откликнулось на ее желание. Оно бросилось во все стороны вокруг нее, словно спицы колеса, чтобы поразить и сжечь серую плоть. Ее противники пошатнулись и рухнули.

Джесри сделала глубокий вдох, смахнула свой магический ореол и очажки пламени, все еще танцевавшего на телах, и обернулась, чтобы посмотреть, как там Гаэдинн. Серый мужчина, ползший по земле, поднялся и направил клинок ей в живот.

Гаэдинн освободился от пут застывшей тьмы, вскочил, и схватил руку вражеского воина прямо перед тем, как лезвие достигло цели. Мужчины столкнулись и покатились, пока Джесри ждала шанса поразить человека в шрамах, не навредив Гаэдинну. Затем лучник двинул коротким ударом противника в горло. Серый человек прекратил сражение; неожиданно все его действия ограничились дрожью и удушьем. Использовав ребро своей ладони, Гаэдинн ударил его еще раз, на этот раз в нос, и мужчина прекратил двигаться вообще.

Лучник обернулся и вытащил свой лук из клубящегося мрака.

- Ты в порядке? Эти метки напомнили мне о Тэе, когда призрак хватает кого-то.

Девушка осторожно коснулась того, что, как ей казалось, было синяками или следами от рук на ее шее. Теперь, когда драка закончилась, они действительно начали жечь. Хотя…

- Я не думаю, что все так уж плохо. А ты как?

- Хотел бы я, чтобы у нас еще был тот целебный бальзам, но, по правде говоря, нож просто поцарапал меня. Кольчуга приняла весь удар на себя, - лучник вытащил стрелы из своего колчана. Он использовал много во время сражения, а давление темных пут и валяние на земле сломало еще несколько. – Проклятье! Что это вообще за ублюдки были? Шейды? Шадар-каи?

- Если так, то они далеко от дома.

Империя Нетерил, порождающая людей, наполненных сущностью темноты, была в двух тысячах миль на запад.

- Верно, - усмехнулся лучник. – Я вот как раз подумал, что было бы здорово, если бы нетерезы бегали по нашей части мира. А то у нас все пока что недостаточно усложнилось.

- Нам нужно выбираться отсюда. На случай, если кто-то увидел пламя.

- Скажи, как будешь готова.

Спустившись с холма, он обнаружили ярмо с прикрепленными ведрами и тушу убитого оленя. Джесри предположила, что серый народец бросил это все, когда решил напасть.

- Наши враги были тюремщиками Чаззара, - сказала она, - они несли ему еду и воду. Они разбежались, когда другой дракон решил подкрепиться, побоялись, что он и из них высосет силу. Мы встретили их, когда они возвращались.

- Возможно, - присев рядом, Гаэдинн был явно более заинтересован в изучении оленя. – Взгляни на это!

Девушка подошла и встала рядом с ним:

- Что?

Он указал пальцем.

- Посмотри на полосатый узор на крестце, - Гаэдинн указал на одну из конечностей. – И здесь – нет рудиментарных пальцев. Ты видела таких самок оленя, пока была в Трескеле?

- Не знаю. Стихийные маги были не такими, как твои эльфы. Они не уделяли время тому, чтобы научить меня резьбе по дереву.

- Что ж, а я знаю, что никогда таких не видел. Она…  необычная.

- Ты не можешь задумываться о тайнах ее существования, когда мы на всех парах несем отсюда.

Гаэдинн улыбнулся.

- Полагаю, это разумно.

Они поспешили вперед, а тем временем боль спереди и по бокам ее шеи стихла и ослабла. Так продолжалось пока Гаэдинн, наконец, не остановился, и не осмотрелся вокруг, повернувшись полностью.

- Что такое? – прошептала Джесри.

- Думаю, я, наверное, заблудился, - ответил он.

Джесри задумалась, не решил ли он снова бессмысленно и не к месту пошутить.

- Ты не заблудился.

- Нет. Не заблудился. Но мы уже достаточно далеко отошли, чтобы оставить позади отравленную территорию. Но мы ее так и не оставили.

Холм, возвышавшийся перед ними, был не таким уж и непроходимым или опасным, не то, что соседи скованного дракона, появляющиеся из ниоткуда. Но когда девушка присмотрелась к возвышенности получше, то она оказалась явно зараженной. Тени забурлили, когда решили, что никто на них не смотрит. Сплетенные дубы покрылись бледной, вязкой жидкость, напоминавшей гной.

- И я не могу сориентироваться, - продолжил Гаэдинн. – Форма этих холмов неправильная.

- Продолжаем идти, - сказала Джесри. – Мы встретим что-то знакомое.

Они так ничего и не встретили, и девушка начала подозревать, что происходит. Но у нее был какой-то иррациональный страх, что если она произнесет это вслух, то догадка окажется правдой. Поэтому волшебница подождала времени, которое, как она считала, еще можно было назвать рассветом. Когда небо посветлело от черного до слегка серого, но солнце еще не поднялось, чтобы осветить его еще сильнее.

 

* * *

 

Столбы дыма поднимались из-за возвышенности. От одной только мысли, что кто-то мог готовить завтрак, у Кхорина потекли слюни, а в животе заурчало.

После ужасного столкновения с гигантами, Кхорин с выжившими драконорожденными старался держать путь на восток. Медраш хотел сообщить Защитникам Копья об угрозе ящеромедведей, которых враг никогда ранее не использовал. Но, к сожалению, всадники продолжали наталкиваться на другие отряды гигантов, преграждающие путь к Пыльной Тропе. Иногда гиганты тоже их обнаруживали, и тогда им приходилось бежать. Между тем их провизия иссякла, и лишь изредка они находили питьевую воду или траву для своих скакунов. Две лошади охромели.

- Жареная ветчина, - сказал Баласар. – Если твой друг Торм действительно проявляет доброжелательный интерес к смертным, тогда пусть докажет это, обеспечив нас жареной ветчиной.

Медраш сердито взглянул на него:

- Праведному Гневу нечего доказывать тебе или кому-либо еще. А тебе, возможно, будет полезно вспомнить, что гиганты известны тем, что сами создают огонь.

- А дым иногда поднимается из дыр в земле этого поганого королевства, - сказал Кхорин. – Тем ни менее, этот дым выглядит так, будто поднимается из чьего-то костра. Давайте проверим. - Дворф указал налево: - Если мы поскачем в ту сторону, то сможем подняться повыше и увидеть, что бы там не находилось. И если это окажутся гиганты, то мы будем достаточно далеко, чтобы исчезнуть прежде, чем они смогут нас побеспокоить.

- Вперед, - кивнул Медраш.

По пути наверх, камни скользнули и загремели под копытами кобылы Кхорина, и на мгновение он испугался, что загнанная лошадь упадет. Однако она этого не сделала. Кобыла восстановила равновесие и доставила его на возвышенность к остальным.

Наверху зрелище было достойным. Несмотря на то, что на  расстоянии фигуры в лагере в долине казались маленькими, это явно  были драконорожденные. Дворф почувствовал волну восторга, которая исчезла, когда он заметил, что его спутники, похоже, не разделяют ее.

Они испытывали какие-то смешанные эмоции. Как и он, они почувствовали облегчение. Но также удивление, и в разной степени отвращение.

- Что не так? – спросил наемник.

Пару мгновений  никто не отвечал, как будто ответ был зазорным. Затем Медраш сказал:

- Посмотри на знамя.

Кхорин так и поступил. На черном флаге была серебристая кривая. Пытаясь разобрать, что она собой представляет, он прищурился, затем удивленно моргнул.

- Это дракон?

- Да, - ответил паладин. - И, как ты уже слышал, драконы - это тираны, которые держали наших предков в качестве рабов. Тем не менее, среди нас есть те, кто считает, что мы родственники драконов, и что мы должны радоваться этому родству и забыть о древней кровной вражде.

Кхорин решил, что он только что узнал, в кого драконорожденные плевали на улице.

- Или, иначе говоря, - сказал Баласар, - они зациклились на одном из богов этого нового мира - Бахамуте, вроде так они его называют? – прямо как ты.

Медраш впился взглядом.

- Если бы кто-то, кроме брата по клану, сделал такое сравнение, я бы вызвал его на дуэль.

- Тогда тебе повезло, что я как раз один из них.

- Так, - вмешался дворф, - они… фанатики?

- Они называют себя «Платиновая Когорта», - пояснил Баласар.

- Итак, эта «Платиновая Когорта», судя по всему, созвала собственные силы, чтобы сражаться с пепельными гигантами. И нам нужна помощь. Поэтому я полагаю, что мы спустимся к ним, даже если вы считаете их убеждения оскорбительными.

Медраш вздохнул:

- У нас нет выбора.

Паладин направил свою лошадь вниз по склону, который вел к лагерю. Остальные последовали за ним.

Кхорин выровнялся с Баласаром.

- Он серьезно расстроен, да?

- Да, - ответил драконорожденный. – Когда гиганты победили нас и многих убили, он взял всю вину на себя. А теперь еще и помощи нужно просить у драконолюбов? Это еще одно бесчестие. Ты мог заметь, что каждый чувствует себя так, но не так остро. Остальные не настолько фанатичны насчет своей чести и чуть более заинтересованы в том, чтобы выбраться из равнины Черной Золы живыми.

Драконорожденные Платиновой Когорты собрались, чтобы наблюдать за приближением всадников. Большинство из них носили разрозненные детали доспехов или вообще были без них. Некоторые держали топоры для рубки древесины, и копья, предназначенные для охоты на кабанов. У нескольких были только круглые шрамы на тех местах, где должны были быть серьги.

Они всё глазели, и Кхорин заметил, что в основном их любопытство было сосредоточено на нем. Но он не чувствовал ничего враждебного в этом.

Двое драконорожденных вышли вперед из толпы, чтобы встретить гостей.

Тот, что слева, был большим воином с багровой чешуей и шрамами возле левой щеки и уха, оставшимися от клинка, которым вырезали серьги. Три серебряных цепочки свисали с его шипов на нижней челюсти на подобии редкой, звенящей бороды. Судя по мастерской работе над его доспехом, Кхорин предположил, что его выковал кто-то из народа дворфов. На верхней одежде, насыщенного синего цвета, была изображена платиновая голова дракона.

Справа стояла драконорожденная. Ее коричневая кожа была усыпана золотистыми веснушками, с бледным сморщенным пятном над ее бровью, демонстрировавшим, где она раньше носила серьги. Она была в темно-фиолетовой мантии с вышитыми серебряными символами и держала посох заклинателя из теневого дерева. В отличие от большинства драконорожденных обоих полов, которые в целом создавали впечатление массивных и непоколебимых существ, женщина покачивалась, но лишь слегка, как будто пыталась повернуть голову так, чтобы изучить все всадников за один раз.

- Приветствую, - сказал Медраш, и какими бы ни были его истинные чувства, его тон был уважительным. – Мы, клан Даардендриэн и сэр Кхорин Скулдарк, наш верные союзник, просим о помощи.

- И вы ее получите, - ответил воин. – Я Шестенделиат Патрин. Я командующий здесь. Это Ирджикстилекс Нала, мой лейтенант.

- Пока что просто Нала, - сказала волшебница.

- Придет день, - начал Патрин, - когда твой клан с гордостью примет тебя назад.

- Надеюсь, вы правы, - ответила Нала, - но, так или иначе, это последнее, что интересует наших гостей. Спускайтесь с лошадей, друзья. Судя по вашему виду, вы хотите пить, есть и отдохнуть. Возможно, даже помощь целителя.

- Спасибо, - поблагодарил Кхорин, спускаясь со своего скакуна.

- Я понимаю, что в этих пустошах трудно разжиться припасами, - продолжил Медраш, - но если вы сможете сделать что-то для наших лошадей, то это еще сильнее оставит нас в ваших должниках.

- Конечно, - ответил Патрин. – Мы в основном пеший отряд, но у нас есть пару лошадей и корм для них в тележках с продовольствиями. Мы можем немного поделиться.

Как оказалось, на завтрак была не ветчина. Им подали едва теплую кашу, печенье, у которого нужно было отрывать плесень с краев, и полоски вяленого мяса. Но это было сытно, и даже Баласар казался довольным.

Нала и Патрин сели у тлеющего костра вместе с Кхорином и Даардендриэнами. Сначала они молчали, позволив гостям спокойно поесть. Но когда те почти закончили, воин в синих одеждах сказал:

- Знаю, вас было больше шести, когда вы выехали к равнине Черной Золы. Прошу прощения, если эта тема болезненна для вас, но что случилось с остальными?

Медраш был убежден, слово «болезненна» явно было преуменьшением. Но также паладин не сомневался, что товарищ-защитник Тимантера, или даже член Платиновой Когорты, - всем эта информация была необходима, и они имели на нее право. Он рассказал историю о падении летучей мыши, и все то, что произошло дальше, спокойный и сдержанным тоном.

- Видите ли, - заключил он, - пепельные гиганты научились новым трюкам. Они стали еще опаснее, чем были ранее. И надеюсь, вы не примите близко к сердцу, если я отплачу вам за гостеприимство своим советом.

Нала улыбнулась. Даже сидя, скрестив ноги на земле, полы ее мантии свободно болтались вокруг нее, а она по-прежнему едва заметно покачивалась из стороны в сторону.

- Не нужно, - сказала она Медрашу. – Мы можем представить, что вы собираетесь сказать. Если уж лучший отряд Даардендриэнов не смог справится с гигантами, то очевидно, что нам презренным, безумным изгоям не стоит и пытаться.

- Я не это собирался сказать, - ответил паладин. – Я не разделяю ваших убеждений, и никогда не смогу, но я бы никогда не ответил оскорблениями на доброту. Но что я скажу, так это то, что большая часть вашего отряда и близко не так хорошо вооружена как сэр Патрин. Некоторые перебывают не в лучшем здравии. Рискну предположить, что эти же «некоторые» провели не особо много времени в тренировочных дворах за последние пару лет, как и всему вашему отряду не выпадала возможность сражаться вместе, как единой боевой единице. Поэтому, возможно, вы не готовы зайти глубже на вражескую территорию. Возможно, вы бы смогли лучше послужить Тимантеру, установив гарнизонный пост вдоль границы.

Патрин поднялся:

- Мне жаль поднимать вас на ноги так скоро, но я хочу вам кое-что показать.

Они все подошли к одной из телег, которые упоминал управляющий. Он взял мешок, от которого несло гнилью. Вонь усилилась, когда он вытрусил содержимое.

Этим содержимым оказались уши, слишком большие, чтобы принадлежать головам дворфов или людей, а их естественный цвет был серым. Коричневые и фиолетовые пятна значительно усложняли опознание.

- Знаю, сбор таких трофеев сродни варварству, - сказал Патрин. – Но после окончания войны, нам нужно будет как-то подтвердить наши достижения.

- И тогда усомнившиеся увидят истинность и значимость нашего пути, - добавила Нала.

Медраш покачал головой:

- Как вам это удалось?

- Я же только что сказала, - сказала волшебница, верхняя часть ее тела качалась на дюйм из стороны в сторону. Кхорину стало интересно, ритмичные движения были симптомом какой-то болезни или просто нервным тиком. – С помощью Бахамута. Приняв драконью суть внутри нас.

- Как скажете, - вмешался Баласар, - но, думаю, мой брат по клану спрашивал о тактике.

Патрин пожал плечами:

- Ну, что касается этого, то не думаю, что она отличается от чьей-либо в подобной ситуации. Но если вы хотите посмотреть на нас в действии, то я рад, потому что у меня есть предложение к вам.

- Какое? – спросил паладин.

- Вы пришли к равнине, чтобы сражаться, как и мы. Так присоединяйтесь к нам.

Медраш заколебался:

- Никто из нас не желает принимать вашу веру.

Патрин улыбнулся.

- Что ж, я и не жду, что вы ее примите. Я узнал символ на твоем щите, к тому же я знаю, что когда паладин посвятил себя богу, его клятва длится вечно.

Явно более озадаченный, чем ранее, Медраш прищурился:

- Откуда вы узнали, что я паладин?

- Мы похожи. Ты бы тоже мог это почувствовать, если бы не твои… предубеждения. Но вот к чему я клоню. Мы не будем давить на тебя или кого-либо еще, кто не разделяет наших убеждений. Если они придут к Бахамуту, то пусть это будет в свое время и по их собственной воле. Вы нужны мне, потому что клан Даардендриэн славится своей доблестью, как и дворфы из Восточного Разлома. А еще у вас есть лошади. Они не в лучше форме сейчас, но это ничего, немного корма, отдыха и магии, и они поправятся – мне нужны сопровождающие.

- Мы собирались идти на восток, в Защитник Копья, чтобы сообщить о столкновении, - сказал Баласар.

- Отлично, - добавила Нала. – Мы как раз туда и направляемся. Теперь, когда мы испытали себя в нескольких битвах, то пойдем тем путем, где гиганты пожирнее

- Я бы хотел обсудить это со своими товарищами, - заявил Медраш. – Дадите нам немного времени?

На лице волшебницы мелькнуло хмурое выражение, но Патрин ответил:

- Сколько потребуется.

Паладин увел своих братьев по клану и Кхорина на несколько шагов от почитателей Бахамута и телеги.

- Что думаете? – спросил он.

- Я поступлю, как скажете вы и сэр Баласар, - сказал воин Даардендриэн с коричневой чешуей. – Но будет ли почетно сражаться бок о бок с драконолюбами?

- Это может быть более почетно, чем красться домой только для того, чтобы сообщить о поражении, - заметил Баласар. – Фанатики или нет, но этот отряд побеждает в своих битвах.

- И если мы отправимся с ними, - сказал Кхорин, - то разделим все будущие победы. И даже если они не обнаружат еще противников, то это безопаснее, чем путешествовать по пустошам в одиночку.

- Я всегда смотрел на Платиновую Когорту свысока, - признался Медраш, - и теперь мне стыдно. Эти воины не сделали нам ничего плохого. Возможно, даже спасли наши жизни. Возможно они не сумасшедшие или порочные, а просто непонятые.

Баласар ухмыльнулся:

- Значит, мы принимаем предложение Патрина.

- Если все согласны.

Кхорин оглядел товарищей, и все были согласны.

 

* * *

 

День так и не пробился сквозь мерзкое подобие сумерек. Даже золотистые волосы и глаза Джесри не сияли. По сути, это был первый раз на памяти Гаэдинна, когда она не выглядела красивой.

Или, возможно, ему так казалось из-за злости.

- Ты уверена? – спросил он, даже не понимая, насколько глупый вопрос слетел с его уст.

Джесри махнула рукой, указывая на лесистые склоны вокруг них.

- Ты сам мне сказал, что многие деревья, кусты и даже очертания холмов не такие. Как известно, шадар-каи живут в Царстве Теней либо в Нетериле. Да и солнца в небе нет. Сам как считаешь?

- Считаю, что мы в Царстве Теней, - насколько он понимал, оно было искаженной тенью, отброшенной смертным миром, придающим форму этой соседствующей вселенной. – Хоть волшебник в нашей маленькой группе и не почувствовал, что мы сбились с пути, пока не стало слишком поздно.

Девушка впилась взглядом в лучника.

- Если не все твои истории вранье, ты со своими друзьями-эльфами регулярно посещали другие миры. Крики Бездны, да ты же сам использовал такой трюк, чтобы сбросить армию симбархов с хвоста, когда мы шли через лес Юир. Так что не делай вид, что это я виновата в том, что не заметила перемещение!

Ее отказ от ответственности оказал парадоксальный эффект, рассеяв раздражение наемника. Возможно, потому что он и сам ответил бы так.

- Эльфы брали меня в Страну Фей, - (она была отражением смертного мира, настолько волшебным, насколько Царство Теней было мерзким). – Ну, и при некоторых неприятных обстоятельствах, в Силдеюр. Но это было едва ли похоже на то, как мы  забрести сюда. Тем не менее, вполне вероятно, что ты права. Возможно, мы оба виноваты – или же никто из нас. Предлагаю, согласится на «никто». Но объясни мне кое-что. Как это произошло? Мы не проходили сквозь круг каменных столпов или что-то вроде того, я не видел ничего похожего на портал.

- Как и я. Но ученые говорят, что два мира могут накладываться друг на друга, часто лишь частично.

- Значит, в таком случае, часть холмов становится частью холмов Царства Теней в темнейшие ночи. Ведь именно в такие моменты оба мира наиболее похожи.

- Думаю, что так и есть.

- Мне нужно было стать ученым, - усмехнулся Гаэдинн.

- Возможно, Чаззар провалился в Царство Теней во время Синего Огня, когда все миры смещались и накладывания были более распространенными. И тогда губящий дракон…

- Ты о том вирме, что высасывал силу?

- Кажется, так их называют. Теперь, когда у меня есть время об этом подумать, я вроде читала о них в бестиарии, в школе, куда Аот отдал меня, чтобы закончить обучение. Чем бы оно ни было, ему как-то удалось пленить Чаззара и питаться им с тех пор. Подозреваю, что этот процесс поглощения искажает реальность и поддерживает брешь между мирами от закрытия.

- Очень интересно, и я бы с радостью послушал еще. Но, желательно, уже после того как ты вернешь нас домой.

Джесри покачала головой, и прядь ее спутанных волос упала на лоб.

- Я не могу.

- Что за бред. Не надейся слышать такое часто, но, проклятье, ты можешь почти все. Я уже это видел.

- Ты видел, как я делаю впечатляющие вещи со стихийной магией. Я не знаю, как перемещать нас между мирами.

- А разве ты не делала этого у Кольца Ужаса? Дважды?

- Волшебники, которые по-настоящему понимали магию, по сути, просто таскали меня с собой как багаж. И мы путешествовали только в духовной форме. Наши физические оболочки остались на месте.

- Все равно, я знаю тебя. Ты же была внимательной, и наверняка чему-то научилась.

- Не особо, - смутилась Джесри. – Кроме того, такие ритуалы включают в себя особые письмена, и других заклинателей, оказывающих поддержку –  в идеале, и то, и другое.

- Так импровизируй. Нашим несчастным лошадям интересно, что с нами стало.

Волшебница нахмурилась.

- Думаю, я могу попробовать. Это будет опасно, но, наверное, не так опасно, как пытаться выжить в Царстве Тени целый месяц. Или дольше. Мы же не знаем, что планы накладываются каждое новолуние без исключений, или, что нам повезет найти путь назад, если это так.

- Как я могу помочь?

- Просто постой на страже – одному Крушителю Врагов известно, что может привлечь магия – и будь готов поспешить ко мне, когда позову.

Гаэдинн огляделся, высматривая подходящее места для поста, и решил, небольшая возвышенность предположительно поможет ему заметить потенциальную угрозу до того, как она заметит его. Он побежал к искривленному дереву, напоминавшему белый вяз, подпрыгнул, ухватился руками, и попытался подняться. Кора треснула и рассыпалась под его пальцами, наемник почти упал, но не совсем. Гаэдинн удержался у самого низкого разветвления и уложил одну из его нескольких стрел на тетиву.

Джесри бродила кругами внизу. Наемник решил, что она ищет голый, ровный участок земли. Когда волшебница нашла его, то начала петь себе под нос и рисовать линии на земле металлическим основанием своего посоха. Подобно кольцам, вырезанным на древке, металлическая часть посоха стала почти полностью золотой, лишь с небольшими красными пятнами и прожилками.

Почва слегка сместилась даже после того, как посох Джесри двинулся дальше. Казалось, земля пыталась заполнить борозды, которые волшебница только что оставила. Девушка произнесла слова силы слегка громче и движение почвы прекратилось.

Потребовалось относительно немного времени, чтобы закончить пентаграмму,  которая была явно менее сложной, чем те, что Гаэдинн видел ранее в исполнении волшебницы. Ему было интересно, не потому ли это, что она не знала, что делать? Поскольку девушка не была уверена, какая фигура была наиболее уместной, то решила, начертить базовый символ силы и защиты.

Джесри встала в центре звезды, сделала глубокий вдох, и начала новое заклинание. Она заговорила на неизвестном лучнику языке, поэтому он не понимал ни слова. Но некоторые слова вызвали что-то вроде зуда в его голове.

Волшебница еще долго колдовала прежде, чем закончить. Гаэдинн почувствовал, что она выжидает. Когда ничего не произошло, она сделала вдох, сменила позицию, и – заговорив уже громче – начала сначала. Джесри выделяла отдельные фразы, поднимая посох над головой, и затем вбивая его в землю.

После нескольких повторений, каждый из которых исполнялся слегка иначе, Гаэдинн заметил, что воздух стал плотнее, и, казалось, что дышать приходиться с усилием. Но изменился не только воздух. У наемника было ощущение, что весь мир, или та его часть, которую он видел, стал тяжелее и натянулся, слово пузырь, который хотел лопнуть.

У нее получается, решил лучник, и с нетерпением ждал, когда волшебница позовет его. Гаэдинн все еще ждал, когда серо-черная летучая мышь с неба силой бросилась в низ.

Голова и туловище животного были размером с дворфа, хотя из-за кожистых крыльев оно казалось больше человека. Пока мышь неслась на Джесри, ее длинный хвост перестал колыхаться и, напрягшись, скрутился. Животное готовилось к удару, подобному хлысту.

Темный окрас сделал летучую мышь практически незаметной в теневом мире. Несмотря на свою бдительность, лучник заметил животное только, когда оно практически преодолело расстояние к своей жертве. У наемника было время только на один выстрел.

Гаэдинн натянул и отпустил тетиву. Стрела погрузилась в туловище летучей мыши. Содрогнувшись, тварь поменяла курс и рухнула, врезавшись в землю несколькими шагами правее от пентаграммы. Там животное хлопало крыльями, но, похоже, на большее оно было уже неспособно.

Гаэдинн поднял глаза назад в небо и заметил еще одну летучую мышь. Она тоже пикировала на Джесри, и лучник разобрался с ней так же, как и с первой, и даже лучше. Выстрел оказался чистым, и животное рухнуло как камень.

Лучник искал третью мышь. Она так и не нашлась, но внезапно послышался свирепый вой, от которого шли мурашки по спине. Гаэдинн сделал вдох и откинул страх, а затем огромные черные гончие показались над возвышенностью.

Подобно шадар-каи прошлой ночью, они мерцали, пока продвигались вперед, преодолевая расстояние быстрее, чем это представлялось возможным. Кроме того, из-за этого в них и целиться было трудно. Гаэдинн потратил драгоценное мгновение, изучая неестественные движения, чтобы попытаться угадать, где они появятся.

Наемник уложил одного и затем второго. Этого было недостаточно. Их по-прежнему было слишком много, и они все еще двигались слишком быстро.

Однако Джесри продолжала колдовать. То ли она была в трансе, как те волшебники из Лутчека, занятые своим ритуалом, то ли просто не осмеливалась прервать заклинание, боясь того, что сделает сила, которую она собрала, если Джесри бесконтрольно оставит ее.

«Проклятье, женщина», - подумал он. Лучник спрыгнул с вяза и прокричал:

- Сюда, грязные твари! Это я вас убиваю! Атакуйте меня!

Гаэдинн выстрелил в очередную гончую. Древко глубоко вошло в шею животного.

Его уловка сработала, если можно так сказать. Гончие повернули и помчали к нему.

Наемник уложил еще двух, и затем был вынужден бросить свой лук и вытащить скимитар. Оставшиеся четыре или пять – все происходило слишком быстро, чтобы вести точный подсчет – окружили его. Они бросались и кусались, рыча; серая пена слетала с их челюстей.

Гаэдинн повернулся, полоснул, и уклонился – и каким-то образом его не укусили и не опрокинули в первые пару мгновений. Он даже расколол череп одной из гончих.

Это подарило наемнику волну удовлетворения, но не надежды. Кхорин, скорее всего, смог бы прорубить себе путь из этого кошмара, но так ведь он был лучшим бойцом ближнего боя из тех, что Гаэдинн когда-либо видел. Сам он едва ли был просто хорошим, и лучник подозревал, что это будет недостаточно.

Наемник надеялся, что выиграет для Джесри достаточно времени, чтобы вернуться домой.

Затем послышался свист. И, обезумевшие от гнева, гончие исчезли точно так же, как и появились. Задыхаясь, Гаэдинн повернулся в направлении звука.

Недалеко, на верхушке холма, верхом на черной лошади сидел шадар-кай. При свете дня – или того, что заменяло его здесь – лучник увидел, что шрамы на лице всадника образовывали геометрический узор, и, судя по всему, были вырезаны так преднамеренно. У него было копье и цепь, висевшая на бедре.

С серой кожей, черными волосами, закутанные в темные одежды, как и сам всадник – но сгорбленные, низкорослые, и потрепанные – небольшие фигуры стояли вокруг его скакуна. Один из них держал деревянный сиринкс, который, очевидно, и отозвал гончих.

Гаэдинн понял, что шадар-кай был охотником. А существа размером с дворфа были слугами, обязанными управляться с гончими тварями.

Всадник опустил копье и пришпорил лошадь. Либо он переживал, что «дичь» еще сильнее навредит его животным, либо решил, что будет веселее убить Гаэдинна собственными руками. В любом случае, он, видимо, был уверен в своих силах.

Черная лошадь перешла на галоп. Наемник заставил себя стоять на месте, пока шадар-кай и острие его копья приближались. Уклонится слишком рано, и его противник отыграется за гончих.

Темные скакун и всадник исчезли и тут же появились просто на расстоянии вытянутой руки.

Гаэдинн бросился в сторону. Он избежал копья, но не в полной мере лошади. Плечо животного врезалось в него с ошеломительной силой. Пока он пытался восстановить равновесие, что-то прошлось по его голове, и он понял, что шадар-кай попытался схватить его за волосы. Лучнику удалось уклониться и от этого; лошадь с всадником промчались мимо.

Восстановив равновесие, Гаэдинн разозлился на себя за то, что не догадался, что лошадь тоже может перемещаться сквозь пространство, как прочие существа в этом мерзком месте. Но именно эта злость могла бы стать для него помехой, поэтому он сделал вдох и попытался выдохнуть ее. «Теперь я знаю, - сказал он себе. – Вот что важно».

Но даже так, тот же трюк снова почти удивил его. Когда шадар-кай повернул своего скакуна, короткое мерцание выровняло его с Гаэдинном всего за мгновение, куда быстрее, чем могло бы позволить обычное движение. Лошадь пустилась вперед, исчезла, и снова возникла.

Прямо там, где и ожидал Гаэдинн. Наемник шагнул по диагонали, нырнул под копьем и ушел в сторону от лошади, полоснув ее переднюю ногу чуть выше колена.

Животное нырнуло в землю, а шадар-кай выпал из седла. Он приземлился по другую сторону  лошади, и наемнику пришлось пробираться вокруг нее.

Краем глаза лучник заметил какое-то маленькое движение сбоку. Он вывернулся и парировал низкий выпад от зазубренного клинка, который мог бы покалечить его так же, как он покалечил лошадь. Нападавший был одним из чахлых слуг всадника, которые, очевидно, могли так же перемещаться в пространстве, или же он просто был проворным. Гаэдинн полоснул его шею – и тело проныры растворилось в клубе холодной, черной дымки.

Она попала ему в глаза, и на одно пугающее мгновение ослепила. Затем он моргнул и зрение вернулось.

Как раз вовремя, чтобы увидеть, как упавший всадник растворился и возник, все так же лежа на земле, рядом со своими слугами. Его лицо исказилось; он заговорил. Гаэдинн не слышал его голос, но видел, как двигаются его губы.

Зато он услышал, когда низкорослый горбун с сиринксом выдал новую ноту. И когда оставшиеся гончие завыли и снова пустились к нему.

Лучнику стало интересно, есть ли у него время убить лошадь и опустить ее на спину всаднику, но решил, что собакам не будет слишком уж трудно взобраться на эту гору, даже если он это сделает. Затем красная искра пронеслась среди бегущих животных и взорвалась рваной вспышкой пламени. Импульс разорвал гончих на части.

Шадар-кай и его слуги повернулись к Джесри. Слишком поздно. Она резко произнесла команду и ударила концом своего посоха в их направлении. Охотник вспыхнул огнем. Затем пламя скакнуло от его тела на слугу с сиринксом, а от него – на остальных ошеломленных существ таким образом, что это напомнило Гаэдинну, как вода каскадами спускается по ряду выступов. В мгновение, все темные фигуры загорелись. И рассыпались.

Когда все кончилось, ведь от врагов мало что осталось, помимо тлеющей шелухи, Гаэдинн повернулся к Джесри.

- Моя гордость не пострадала бы, - сказал лучник, - если бы ты сделала это немного пораньше.

Девушка покачала головой, возможно, чтобы сообщить, что раньше она не могла, или просто как обычно – что не оценила его чувство юмора. - Ты в порядке?

- Каким-то чудом, да.

Он осмотрелся и поднял свой лук. Наемник проверил колчан и обнаружил, что у него осталось две стрелы.

- Думаешь, этот шадар-кай охотился именно на нас? Из-за того, что произошло ночью?

- Я не знаю и не особо за это переживаю. Я просто хочу, чтобы ты вернулась к работе прежде, чем кто-то или что-то еще появятся, чтобы помешать нам.

- Это бесполезно.

- О чем это ты? Я почувствовал, что что-то происходит.

- И больше ты ничего не почувствуешь. Я просто не знаю, как пробиться.

Наемник постарался не выразить глубину своего разочарования ни лицом, ни тоном:

- Ну и ладно. Уверен, мы сможем продержаться здесь месяц, если придется.

И, возможно, после этого они смогут отправиться в увлекательное путешествие по реке Стикс.

Надув щеки, Джесри резко выдохнула, словно тушила свечку. На мгновение ветер поднялся и взвыл, и все крошечные огоньки, оставшиеся от двух ее атак, потухли.

- Я подумала о другой вещи, которая могла бы вернуть нас домой раньше.

- Тогда скажи мне, пожалуйста.

И она рассказала, а когда закончила, Гаэдинн ощутил смесь тревоги и восхищения.

- Браво, - сказал он. – Безумнее плана я еще никогда не слышал. Слегка безумнее, чем вторжение в Тэй, имея в распоряжении только силу Предела Мага.

Джесри нахмурилась:

- То есть ты не хочешь попробовать?

Лучник усмехнулся:

- Вообще-то, хочу. Но сейчас нам нужно убраться отсюда. Затем нам нужно найти место, где можно было бы осесть, хотя бы на время. Мы поговорим о твоей идее с приходом ночи.

Ждать, пока ночь обеспечит их незаметностью, было бессмысленно, только не в мире, населенном существами, способными отлично видеть в темноте. Но Гаэдинн надеялся, что как орки или гоблины и им подобные, с которыми он был знаком, твари не смогут видеть дальше, чем люди при свете.

Когда-то Царство Тени было черным как сердце ростовщика, лишь с несколькими слабыми сияющими в небесах звездами, и ощущением ядовитой неправильности, наполняющей воздух, словно зловоние; Гаэдинн и Джесри стали пробираться назад к холму, где Чаззар лежал плененным. Они наблюдали за ним достаточно долго, чтобы начать ощущать надежду, что дракон действительно один, наедине со своей слабостью и оковами, не позволяющими ему сбежать.

Затем, неожиданно, один из мелких слуг шадар-кайя появился на сбоку на холме. Затем еще один. Гаэдинн присмотрелся поближе и увидел, что темные маленькие человечки вылезают из ямы в земле, словно отряд муравьев.

Как только они с Джесри заметили устье этого тоннеля, то вскоре обнаружили и других, и движение туда-сюда, шадар-каи и прочие, кто хоть и выглядел странно, все же был еще более опасными. По-видимому, большую часть времени холм был набит ими, хотя они и попрятались, когда появился губящий вирм, чтобы покормиться.

- Проклятье, - прошептала Джесри. – Это не сработает.

- Нет, сработает, - ответил Гаэдинн. – Ты просто разработала только половину плана. К счастью, я – умнейший молодой человек – только что придумал вторую половину.

- И это?

- Помнишь, тебе было интересно, именно ли на нас охотился шадар-кай?

- Конечно, - нахмурилась волшебница.

- Так вот, если раньше это было не так, то сейчас мы их заставим.

 

 


Скованный Огонь: Глава 7

27 Июнь 2018 - 11:02

Перевод: Rogi

Редакция: Faer

 

ГЛАВА 7

 

День Зеленой Травы – 7-ое число месяца Миртул, год Извечного (1479 ЛД)

 

Воздух наполнял запах цветов. Молитвы друидов и жрецов солнца помогли взрастить их как раз к празднику весны. Обычно цветами украшали общественные места или отдавали прихожанам, чтобы те использовали их как подношение, но Цера оставила себе два букета, которые теперь стояли в вазах в ее спальне.

Верховная жрица лежала на животе под спутанными покрывалами, которые лишь слегка прикрывали ее оголенную спину. Аот изучал спящую Церу, пока она слегка посапывала.

Наемник аккуратно встал и надел одежду, брошенную на полу, взял свое копье, которое стояло прислоненным у стула. Жрица все еще сопела.

Пока все складывается неплохо, но что дальше?

Аот мог бы начать рыться в ее личных вещах, но будет плохо, если Цера проснется и застукает его. В любом случае, если то, что он ищет действительно находится здесь, то признаки он может отыскать где угодно. Наемник прошел по ее спальне и выглянул в коридор. Его обрадовало, что какая-то экономная душа затушила масляную лампу. Мрак скроет Аота, не мешая его собственному зрению.

Он прокрался мимо комнат подчиненных Церы. Из одной из них послышался стон и ритмичные шлепки из другой. На мгновение Аот улыбнулся. Когда он был молод, жрицы Латандера были знатными любовницами, и хотя Амонатор должен был быть более сдержанным и возвышенным божеством, похоже, что его последователи унаследовали те же склонности.

Или, возможно, просто День Зеленой Травы разжег во всех жажду плотскийх утех.

Капитан выскользнул из монастыря в святилище, где было почти так же темно. В некоторых местах горели ритуальные огни; луна и звезды сияли сквозь стеклянную крышу. Аот не особо много знал об обычаях почитателей Амонатора, и, учитывая, что он мог потревожить какой-нибудь поздний ночной ритуал одного из жрецов, а, возможно, и церемониальную охрану, он стал красться еще осторожнее. Не похоже, чтобы кто-то находился поблизости.

Наемник был уверен, что его отмеченные огнем глаза заметят наличие скрытых дверей, но и тех, похоже, тут тоже не было. Была лишь каменная лестница, упирающаяся прямо в пол. Он спустился и подошел к двери в виде кованой решетки. Аот надавил на нее, заперто.

Наемник нахмурился. Джесри наверняка смогла бы открыть замок, не сломав его. Гаэдинн, наверное, тоже справился бы с дверью.  Они оба были лучше приспособлены к шпионажу, чем их командир, и именно поэтому Аоту и пришлось отправить их в Трескель. Сейчас он жалел об их отсутствии.

Что ж, придется ему самому показать все, на что он способен. Капитан вставил острие копья в трещину над защелкой, затем прочитал молитву, высвобождая немного энергии, хранящейся внутри оружия, чтобы увеличить усилие. Решетка со щелчком открылась.

Аот прикрыл ее за собой. Если повезет, никто и не заметит взломанного замка до самого утра. Наемник спустился по оставшимся ступенькам.

Они привели его в затхлую комнату с кирпичными стенами и парой коробок, разбросанных вокруг. Он прошел сквозь арку в следующее прямоугольное помещение, наподобие того, что только что видел.

Еще одна решетчатая дверь отделяла вторую комнату от третьей. По ту сторону стояли сундуки, банки, урны и иконы, изображавшие старое виденье Повелителя Утра, а следовательно, неподходящие более для почитания – богатства храма, запертые для сохранности.

Аот взломал новую преграду и изучил хранилище. Как бы тщательно наемник не всматривался в содержимое комнаты, ее потолок, стены и пол, он по-прежнему не видел следов того, что искал. Да и смотреть уже было не на что, только не здесь.

Теплый золотистый свет возник у него за спиной. Когда Аот повернулся к дверному проему, сияние стало ярче. Казалось, он смотрит прямо на солнце.

К сожалению, яркий свет был одной из вещей, способных ухудшить его зрение. Закрыв сияние одной рукой, Аот поднял копье:

- Прекрати это. Мне не нужно тебя видеть, чтобы навредить.

- Я поручилась за тебя, - послышался голос Церы то ли изнутри ослепительного света, то ли позади его. – Я сказала всем, что ты благородный, что ты пришел защитить нас. А ты выскользнул из моей постели и проник сюда, чтобы украсть сокровища Амонатора!

Наемнику стало интересно, верит ли она сама в свои слова.

- Ты ошибаешься. Это не то, чем я занимаюсь.

- Тогда брось копье и сдайся, а потом – разберемся.

- Я не могу этого сделать.

Она может убить его, как только он останется без оружия.

- Что ж, тогда ты сам виноват.

Свет в дверном проеме будто прыгнул на него, обвился вокруг, сковав болью. Аот обратился к татуировке, пробудив ее, и чары заглушили агонию, возможно, даже не дав ему вспыхнуть пламенем.

Наемник прорычал слово силы, и грохот пронесся по подвалу. В надежде, что это хотя бы пошатнуло Церу, Аот бросился к двери. Решетка остановила его. Он ведь оставил ее открытой; похоже, жрица закрыла дверь, а яркий свет не дал ему этого заметить.

Врезавшись, наемник отлетел и рухнул на задницу. Петли решетки звякнули, ударившись о стену. В сторону Аота направились шаги.

Цера, видимо, надеялась, что удар оставил его ошеломленным или дезориентированным, но, хотя его голова и гудела, этого не произошло. Боевой маг примерно представлял, где она находится, он поднял копье, пытаясь оттеснить жрицу. Но затем метнулся в сторону вместо этого. Что-то, скорее всего золотая булава жрицы, ударилась об пол.

Аот вскочил и повернулся спиной к Цере и ослепительному свету. Наемник все еще был отчасти слепым – пятна по-прежнему плавали перед глазами – но, по крайней мере, теперь он мог видеть ее силуэт и то, что она действительно вооружилась своей булавой и щитом.

Встав на ноги, Аот сделал обманный выпад копьем Цере в лицо. Круглый щит метнулся вверх, чтобы отразить атаку, что в той или иной степени закрыло ей обзор. Жрица была находчивой и владела мощной магией, но она не была экспертом в рукопашном бою.

Наемник отвел копье и поддел ноги девушки тупым концом своего оружия. Она рухнула на пол. Аот еще раз крутнул копьем и коснулся острием ее горла.

- Опусти булаву и щит, - сказал он.

Девушка подчинилась.

- Теперь оттолкни их.

Послышался лязг метала.

- И потуши свет у двери.

- Но я ничего не смогу видеть, - моргнула Цера.

- Ничего страшного. Я смогу.

Свет погас.

- Это еще не конец, - процедила она.

- Конец, если я убью тебя, и никто не узнает, кто это сделал.

- И ты так поступишь? – ее голос дрогнул, но лишь слегка.

Он вздохнул и коснулся ушибленного лба:

- Еще не знаю. Я брожу здесь, потому что ничего не знаю об этом месте. Поначалу меня это устраивало. Я решил позволить знати плести свои заговоры и секреты. Пусть погрузят весь Восток в войну из-за какой-нибудь дурацкой причины или без нее вообще. С точки зрения наемника, нет ничего лучше.

- Но после двух покушений на твою жизнь, ты передумал.

- Вроде того. Как я уже сказал, убийство – это лишь шаг в игре, в которую мы, солдаты, играем. Но убийцы-драконорожденные в городе, где драконорожденных никогда и не было? Еще и особого вида к тому же? Это уже слишком странно. Даже если отбросить мою личную безопасность, становится очевидно, что происходит слишком много того, чего я не понимаю. А это уже может привести к проблемам на поле битвы.

Цера нахмурилась, видимо, размышляя над услышанным, и спросила:

- Учитывая магию, которой они пользуются, разве они не смогли бы проникнуть в город извне?

- Возможно, - ответил Аот, - но откуда «извне»? Трескель? Насколько нам известно, там их тоже нет. Из самого Тимантера? Да и с чего бы этим проклятым рептилиям охотиться на меня? Я хороший солдат, но не настолько уж важный. Проклятье, да если бы ты слышала, как я разорвал контракт с Агларондом, отправился в Тэй, понес тяжелые потери и отступил, ничего не достигнув – не говоря уже об очередном поражении в Импилтуре – ты бы даже не посчитала меня хорошим солдатом.

- Это загадка, - сказала жрица, - но что заставило тебя искать ответы в подвалах моего храма?

- Как бы глупо это не звучало, я работаю над теорией, что кто-то в Сулабаксе скрывает у себя драконорожденных и помогает им в принципе. А теперь внимание: кто был со мной удивительно дружелюбным и приветливым с самого начала?

- Я, но не для того, чтобы отвести от себя подозрения или ослабить твою бдительность. Ты заинтриговал меня. Я выросла в Лутчеке, а не в тихом и мирном городке. Мне пришлось научиться любить местных людей, но честно говоря, они часто мне наскучивали. А ты был экзотичным незнакомцем, который общался с королями и архимагами, и с боем вырывал свое по всему миру.

- Когда ты пригласила меня на прогулку по стене, эта дало первому убийце возможность испортить ступени. А когда я замер, ты врезалась в меня сзади. Я чуть не упал.

- «Чуть не упал», потому, что я и не старалась столкнуть тебя. А что до остального, что ж, это был не первый раз, когда ты поднялся на ворота осмотреть окрестности. Тот драконорожденный просто скрывался неподалеку и ждал своего часа.

- Ему и его друзьям выпал второй шанс, когда ты устроила прием, а затем вывела меня в сад. Ты даже уложила меня, чтобы я не увидел, как они приближаются. А потом, когда я отправил тебя за помощью, ты и остальные жрецы так и не появились, пока драка не закончилась.

- Все потому, что Джет тебе помог, вы вдвоем быстро с ними расправились. А что до остального, то клянусь Желтым Солнцем это просто совпадение или же рептилии просто наблюдали и выжидали удобного момента. Банкет не был секретом, как  и твой визит на стену.

- Что бы ты ни говорила, это не меняет того факта, что драконорожденные уже дважды нападали на меня, и оба раза ты была рядом.

- И если бы я использовала свою магию против тебя, то они бы уже точно убили тебя.

- Не точно. Если бы я выжил, то знал бы, что ты – мой враг.

Цера нахмурилась:

- Слушай сюда, идиот. Я жрица Повелителя Вечного Солнца. Одного из высших сил праведности. Я бы не сделала ничего злого или коварного.

- Могла бы, если бы внушила себе, что служишь высшей цели. Прямо как твой наставник, считающий своим долгом преследовать волшебников и накладывать проклятия на шествующих прямо на улице.

- Разве ранее этой ночью ты не почувствовал, насколько на самом деле мне понравился?

У жрицы наверное закончились доказательства, ведь это было самым слабым. Ни один мужчина не смог бы понять, изображает ли женщина свою привязанность, проживи он хоть сотню лет.

И все же, связав все воедино, ее аргументы имели смысл, особенно учитывая, что его поиски ничем не увенчались. И кто знает, возможно, наемник действительно ощущал какую-то химию между ними, просто недостаточно сильную, чтобы побороть его подозрения.

- Хорошо, - Аот убрал копье от ее горла и пробудил магию, заставив наконечник сиять. – Полагаю, кто бы ни хотел добраться до меня, это не ты.

Наемник протянул Цере руку, чтобы помочь подняться.

Жрица оттолкнула ее и поднялась самостоятельно.

Аот нахмурился:

- А я-то думал, что «на самом деле понравился» тебе.

- Нравился. Пока не соблазнил меня, чтобы получить возможность обыскать Дом Амонатора.

- Я тебя соблазнил?

Ее губы дрогнули. Улыбка, которая попыталась прорваться через сердитое выражение лица?

- Наверное, это несправедливое обвинение. Но ты все равно обманул меня!

Аот вздохнул:

- Справедливости ради, ты тоже мне нравилась, пока  я не начал волноваться на твой счет. Если хочешь мне отомстить, то можешь пожаловаться Хасосу или написать Никосу, Даэлрику, или герою войны.

- А если это вынудит тебя и твоих головорезов убраться из Сулабакса, или вообще из Чессенты, то как это поможет нам, если Трескель нападет?

- Что ж, так это и работает.

Она смахнула свои светлые кудри, закрывавшие глаза.

- У тебя есть собственная небольшая армия. Вместо того, чтобы самолично искать драконорожденных здесь, почему бы не использовать свое войско, чтобы обыскать весь город, дом за домом.

- Враги могут заметить нас и скрыться. Ну, или они в принципе могут не здесь находиться. И если я еще никого не разозлил из тех, кто и так не доверяет мне, то непременно сделал бы это, как минимум.

- Хм. Я поняла тебя.

- Кроме того, когда я со своими товарищами выследили Зеленоруких Убийц в Лутчеке, эти ублюдки сожгли свои бумаги и мистические символы. Я не хочу, чтобы драконорожденным в Сулабаксе выпала такая же возможность.

- Я же сказала уже, что поняла, и я помогу тебе. Это мой долг как жрицы и защитницы города.

- Я ценю твое предложение, но если ты подразумеваешь какое-то прорицание, то мы уже испытывали его в Лутчеке, и это не сработало.

- С помощью Хранителя, мы что-нибудь придумаем. Только не подумай, что я так пытаюсь удержать тебя. Ты все испортил раз и навсегда.

- Я понимаю.

Взгляд жрицы стал еще более хмурым. Обернувшись, девушка приказала золотистому свету возникнуть, как бы отвергая то сияние, что Аот вызвал для ее удобства.

 

* * *

 

Глаза кобылы закатились. Гаэдинн успокаивающе шептал ей, держа одну руку на животе животного, а вторую – на шее.

Они с Джесри загнали своих украденных скакунов. Волшебница наложила на них чары спокойствия и послушания. По факту они должны были лежать смирно, как пара камней, но они не подчинялись. Только не в сложившейся ситуации. Стоило им издать хоть звук или выскочить из-под дуба, скрывавшего их, то Джаксанадегор непременно заметил бы это.

Он и так мог их обнаружить. У драконов острые чувства, а у драконов-вампиров, как считал Гаэдинн, и подавно. Пожалуй, даже достаточно острые, чтобы заклинание сокрытия Джесри оказалось бесполезным.

Лучник внезапно осознал, что змей снова находится над ними. Вглядываясь сквозь спутанные ветви дерева, ему показалось, что он заметил, как потухла звезда, скрывшись за парящей нежитью. В основном, конечно, Гаэдинн больше ощущал присутствие зла, причем достаточно остро, чтобы у него пересохло во рту и начало трясти.

Лошадь наемника тоже дрожала. Она попыталась поднять голову и затем заржала. Лучник задавался вопросом, стоит ли ему убить ее или это вызовет только больше шума.

Затем кожаные крылья хлопнули в небе словно хлыст. Всеохватывающее мерзкое чувство исчезло.  Либо Джаксанадегор был слегка глуховат по меркам драконов, либо магия Джесри все же не дала ему услышать ржание. Так или иначе, змей улетел.

Наемники не издавали ни звука. Если дракон все еще искал их, то он мог снова пролететь рядом, в зависимости от его тактики поиска. Но Джаксанадегор не вернулся, и Гаэдинн решил, что уже и не вернется.

- Должен признать, - сказал наемник, - бывают моменты, когда кажется, что ты научилась колдовать.

Джесри хмыкнула.

- Нам повезло. Сможешь раздобыть нам что-нибудь поесть?

- Если присмотришь за моей лошадью, с радостью попробую.

- Тебе нужен свет?

- Давай не будем так сильно надеяться на вышеупомянутую удачу.

Поочередно стоя то низко, то склонившись,  а то и во весь рост, лучник изучал корни, кустарники и ветви деревьев рядом с ними, жалея, что сейчас не более позднее время года.

- Ну, а дальше что? – неожиданно спросила Джесри.

Гаэдинн оглянулся на нее:

- Я думал, ты просила только о позднем ужине.

- Я имею в виду завтрашний день.

- Будем бежать назад в Сулабакс, наверное.

- А что насчет нашей миссии?

Лучнику показалось, что он заметил круглые бледные шляпки грибов, сделал шаг ближе, и увидел, что на самом деле это были поганки. Проклятье.

- Наша миссия теперь куда более опасная, когда Джаксанадегор знает о ней.

- Не похоже, что он считает дракона в Небесных Всадниках Чаззаром. К тому же он вряд ли посчитает нас настолько безрассудными, чтобы продолжить туда путь.

Лучник заулыбался, но не от ее слов, а потому, что заметил шипастый виноград(helmthorn vines – на форуме нет окончательного перевода этого винограда, решил сделать так). Он сделал еще шаг и, как он надеялся, увидел ягоды. Они были еще недозревшими, еще не до конца сменили свой зеленый цвет на индиго, но их все равно уже можно было есть.

Гаэдинн начал срывать и складывать виноград в сумку на орочьем ремне, пытаясь не напороться на длинные черные шипы: у него уже была рана на руке.

- В таком случае Джаксанадегор(решил вставить имя, а то «бывший хозяин» вряд ли правильно поймут) прав по обоим пунктам. Дракон, даже если он там и есть, не Чаззар, а я недостаточно безумен, чтобы продолжать его поиски.

- Давай, представим худшее.

- Запросто, раз уж только это и происходит.

Девушку раздражало то, что ее перебили – лучник понял это по ее тону.

- Джаксанадегор будет искать этого дракона или пошлет за ним кого-то. Но он так и не узнал от нас, где именно в Небесных Всадниках его искать. Это значит, что мы можем выяснить правду и скрыться до того, как кто-то появится.

Когда Гаэдинн закончил собирать ягоды, он заметил еще что-то интересное и потянулся туда.

- Это до безумия оптимистично, но давай продолжим в том же ключе и посмотрим, куда нас это приведет. Предположим, мы и вправду найдем Чаззара . Предположим, ему все еще есть дело до Чессенты. Ты правда считаешь, что лорд Никос или кто-нибудь еще сможет освободить древнего дракона от того, что настолько сильное, чтобы  сдерживать его?

- Не знаю. Просто я знаю, что Аот поручил нам задание.

- А ты уверена, что не пытаешься испытать себя перед Трескелем? Не пытаешься доказать свою смелость и навыки тут или еще где-то? Ведь ты уже это показала, в Морктаре и еще раз внутри вулкана.

Джесри сохраняла тишину еще какое-то время, но когда она заговорила, то ее голос был холодным:

- Это никак не связано.

Лучник вздохнул.

- Конечно, нет. И мы отправимся к Небесным Всадникам, если ты считаешь, что так будет лучше, - Гаэдинн выпрямился и, держа одну руку за спиной, подошел к волшебнице. – Я нашел шипастый виноград. И еще вот это.

Наемник поклонился и протянул девушке несколько фиалок.

- Я точно не знаю, как долго мы были в цепях, но думаю, что сегодня, возможно, День Зеленой Травы.

Убедившись, что ее руки не коснулись его, Джесри взяла цветы.

- Тебе никак не надоест позерствовать.

- Ну, как ты сама заметила, это мне дается лучше, чем искренность, -  усмехнулся Гаэдинн.

 

* * *

 

Гиганты вторглись глубоко на территорию Тимантера, сжигая деревни и поля, поднимая дым, который Кхорин со своими спутниками заметил по пути в Джерад Тимар. Но – по крайней мере, пока – налетчики продолжали отступать назад к равнине Черной Золы, поэтому воины покорителя отправились искать их там.

Они направлялись к серой пустоши, где росли только редкая трава и скрученные кусты, а из трещин в земле поднимался дым. Воздух наполнял запах гари, а дрейфующие частички пепла жалили глаза. По обе стороны возвышались отдельно стоящие колонны из затвердевшей золы. Кхорин, будучи дворфом, имел обширные знания о земле, камнях и огне, но он не мог представить себе, что за естественные процессы могли создать подобные вещи. Или установить дальше пару таких же колонн так, чтобы они скользили, как фишки в настольной игре, не опрокидываясь или ломаясь. Это не мог быть ветер. Ведь они двигались в противоположные стороны.

Баласар, ехавший слева от дворфа, повернул голову и улыбнулся:

- Нравятся декорации?

- Я уже видел такое, - ответил Кхорин, и это было правдой более или менее. Наемник путешествовал по Пыльной Тропе. Но было ясно, что если придерживаться только дороги, то никогда не увидишь, насколько странными и неприветливыми эти бесплодные земли могут быть на самом деле.

Защитники Копья держались дороги или около нее, где они надеялись вступить в бой с самой большой ордой пепельных гигантов. Как и большинство отрядов, состоящих из того или иного клана, тридцать воинов из Даардендриена и их товарищ-дворф продвигались через самое сердце пустоши, чтобы в случае чего перехватить более мелкие группы вражеских налетчиков прежде, чем те достигнут территорий драконорожденных.

Медраш, ехавший по другую сторону от Баласара, был в черном сюртуке с узором из шести белых колец клана Даардендриен, но его щит украшало изображение правой перчатки, символа Торма; он спросил:

- Жалеешь, что поехал?

Кхорин заметил нотки мрачности и горечи в голосе паладина, что вызывало определенные вопросы.

- Не пожалею, если мы победим гигантов достаточно быстро, чтобы я успел попасть домой.

Но дворф подозревал, что это маловероятно. А что касательно того, чтобы выведать зловещие секреты, скрытые от остальных, что ж, это казалось более правдоподобным, пока он был слегка пьяным в Джерад Тимаре. Теперь же, когда он протрезвел, это казалось нелепым, и не только потому, что о кознях и заговорах мало узнаешь, находясь посреди проклятой богами пустоши.

Кхорин был далеко не глупцом. Он понимал военное дело и искусство осады лучше, чем все, кого он встречал. Наемник мог придумать умную уловку, когда ситуация того требовала. Но в основном, он мыслил прямолинейно, что плохо подходило для распутывания интриг.

«Ну, и в Бездну это все, - подумал Кхорин. – Я останусь с Медрашем и Баласаром до конца этой вылазки. Но потом, если я только не найду причину остаться получше, то вернусь в Чессенту.»

- Смотрите, - указал Баласар.

Пятно скользило по туманному небу. Наемник прищурился и понял, что это был Защитник Копья верхом на одной из тех огромных летучих мышей. Разведчик или посланник, наверное. Открывшийся вид одарил его свежим уколом горечи от потери своего собственного крылатого зверя.

Защитник Копья клонился к земле.

- Он что садится? – спросил Баласар.

- Нет, - ответил Кхорин. Летучие мыши не летали точно так же как грифоны, но дворф был уверен, что знает, как объяснить то, что он видел. – Его мышь ранена. Видимо, подстрелили снизу. Она не мертва, пока еще, но не может оставаться в воздухе. Всадник пытается посадить зверя, пока силы не покинули ее.

И, видимо, у всадника получалось. Кхорин обратил внимание, что летучая мышь не совсем падала, когда исчезла за низкой грядой.

- Мы должны добраться до него, - Медраш пустил свою лошадь галопом и остальные последовали за ним.

Большую часть пути до гряды они преодолели верхом, но дальше шли пешком. Оставив пару воинов позади для охраны лошадей, отряд спустился по склону. Кхорин, благодаря выпавшей возможности, понял, что драконорожденные редко сражаются верхом, и то, что его спутники, возможно, надеются, что их тихое приближение застанет врагов врасплох.

О чем бы они там ни думали, наемник был рад снова оказаться на своих двоих. Он отлично управлялся со своей огромной лошадью в нормальных условиях, но попытайся он это сделать посреди битвы, то наверняка погубил бы обоих.

Кхорин посмотрел за гряду. Летучая мышь лежала распластавшись за спуском по другую сторону от возвышенности. Стрела размером с копье торчала из брюха животного. Ни оно, ни драконорожденный, раскинувшийся на спине, не двигались. Как и три колонны из золы, стоявшие полукругом за ними.

- Он жив? – тихо спросил Баласар.

Медраш зашептал молитву. Какое-то время сила согревала воздух.

- Да. Я слышу его мысли. Но думаю, его сильно ранило.

- Где этот трусливый сын жабы, стрелявший в него?

- Этого я не могу сказать.

- Даже гигант может спрятаться за одним из этих шпилей, - заметил Кхорин.  – Но это лишь догадка. Враги могут быть где угодно, а, может, это был просто лучник-одиночка.

- Не важно, - сказал Медраш. – Я должен спуститься туда, если у Защитника Копья есть хотя бы шанс на выживание.

Паладин выпрямился и направился вниз по склону.

- А как насчет моих шансов на выживание? – кинул своему брату по клану Баласар, но без капли сомнения последовал за ним. Кхорин и остальные поступили так же.

Вглядываясь, то в одну, то в другую сторону с оружием наготове, они преодолели половину пути вниз по склону. Затем колонна из золы справа от них содрогнулась. Огромные куски породы отвалились и полетели вниз, а затем заскользили вперед.

- Здесь адепт! -  крикнул Медраш. Он имел в виду шамана-гиганта, способного магией передвигать шпили, служившие ему тяжелым, но мощным оружием.

И хотя лишь немногие драконорожденные обладали способностями к колдовству, Даардендриены взяли с собой одного из таких – старик с покрытой шрамами мордой и бронзовой чешуей, на его поясе, словно набор ножей, весело шесть палочек. Он вытащил одну, заостренную и закрученную, словно рог единорога, вырезанную из александрита, которая из-за местного освещения выглядела зеленоватой. Маг уколол палочкой в направлении колонны и прорычал слова силы.

Шпиль продолжил свое движение. «Готов поспорить, что Джесри смогла бы его остановить» - подумал Кхорин, пока пытался предсказать курс движения шпиля и возможные пути уклонения в случае необходимости.

И в этот самый момент шпиль остановился, и Кхорин решил, что не отдал должное драконорожденному чародею. Затем колонна раскололась на части, она быстро разрушилась сверху вниз, словно от удара мечем.

От этого воздух наполнился еще куда большим количеством пепла. Кхорин почувствовал, что задыхается, а его покрасневшие глаза так наполнились слезами, что он едва мог видеть.

- Гиганты научились новой уловке, - закашлял Баласар.

Было больно, но Кхорин все равно вынудил себя глубоко вдохнуть. Благодаря этому дворф смог закричать:

- Они нападают! Будьте готовы!

Один из драконорожденных начал сыпать проклятьями, но затем его оскорбления превратились в крик. Если бы не это предупреждение, то Кхорин, наверное, ни за что бы и не заметил второй шпиль, скользящий слева.

К счастью, от них было не очень трудно уклоняться, если есть куда, и если заметить, как они приближаются. Но дворф ужаснулся, заметив, как такое оружие пробивает себе путь, бороздя ближайшие ряды пехоты.

Наемник ткнул копьем в колону, когда она пронеслась мимо. Он не особо надеялся, что этой атакой добьется чего-то, и, насколько он мог судить, не добился. Шпиль не упал, ничего подобного.

Дроконорожденный волшебник начал еще одно заклинание. Всмотревшись в пелену витавшего пепла, Кхорин увидел, как маг сменил александритовую палочку на палочку из феналопа цвета красной розы. Он настойчиво ткнул ею в землю по окончанию команды, манера которой напомнила дворфу то, как хозяин отгоняет собаку прочь от мебели.

Шпиль рухнул. Это привело к неприятным последствиям – в воздух поднялось еще больше пепла, но волшебник не закончил. Он прочел последний рифмованный куплет, и все серо-черные хлопья и частички припали к земле, как если бы они стали тяжелыми как свинец.

Свирепая улыбка рептилии засияла на морде чародея. Затем огромная стрела, совсем как та, что сразила летучую мышь, пробила его грудь. Драконорожденный рухнул, выронив красную палочку из руки.

Кхорин обернулся и увидел своего первого пепельного гиганта.

Кстати говоря. Гиганты были вдвое выше драконорожденных, с безволосой серой плотью, похожими на трупы лицами и глубоко посажеными черными глазами, они напоминали дальних родственников каменных гигантов из другой части Фаэруна. Было трудно поверить в то, что так много огромных существ  – как минимум шесть – смогли так хорошо спрятаться и подкрасться так близко прежде, чем их заметили. Без сомнения, их естественный окрас помог в этом, к тому же они обмазали свои тела пеплом, чтобы еще лучше скрыть свое присутствие. И ограниченная видимость тоже сыграла на руку.

Баласар, полупрорычав-полупрошипев, бросился на ближайшего гиганта. Медраш  со своим светящимся мечем, окруженным парящими сияющими рунами, ринулся в бой сразу за ним. Их братья по клану распределились, чтобы столкнуться с остальными врагами.

Кхорин сомневался, что адепт или лучник решат пойти в ближний бой, поэтому он задержался и попытался обнаружить их. Первым он заметил лучника, выглядывавшего из-за валуна, и, судя по всему, тот выжидал момент, чтобы выстрелить в Медраша.

Дворф ринулся в атаку. Гигант, махавший огромной дубиной взад-вперед, сбил троих драконорожденных в кучу, и Кхорин обогнул их.

Лучник не замечал его, пока тот почти не сократил дистанцию. Но затем громадное существо повернулось, оттянуло стрелу до плеча и пустило ее в полет.

Кхорин закрылся своим щитом. Тот был не только хорошо выкован, но и зачарован, так что даже стрела-переросток, выпущенная из невероятно мощного лука, не смогла пробить его. Но удар от столкновения прошелся по всему телу наемника.

Он не мог позволить шоку замедлить его. Гигант уже тянулся за одной из торчащих в земле стрел. Кхорин поднял свое копье и метнул.

Оно не было предназначено для этого: слишком длинное и тяжелое. Но Кхорин был силен даже по меркам дворфов, и он практиковался, когда рядом не было никого из его людей, иначе кто-то мог решить, что раз командир считает бросание копья отличной тактикой, то и самому ему следует попробовать.

Гигант попытался уклониться, но копье все равно пронзило его бедро. Кровь хлынула, на его серой коже и среди этих серых пейзажей кровь казалась краснее красного.

Лучник выдернул оружие. Из-за этого его рана стала обильнее кровоточить, зато так он не споткнется о копье, когда будет двигаться. Тем временем Кхорин выпустил свой щит, вытащил ургрош из-за спины и бросился вперед.

Пепельный гигант опять потянулся за стрелой. Затем он отметил, насколько близко был дворф, и схватил огромную дубину, прислоненную к валуну.

Она представляла собой ствол дерева высотой с человека с острыми кусками кремня, выступающими сверху.  Гигант махнул дубиной по низкой дуге. Кхорин отпрыгнул назад, и конец оружия пронесся всего в паре дюймов перед ним.

Подходящее время сократить дистанцию, чтобы для противника длина оружия стала помехой, а невысокому дворфу было бы проще наносить удары. Но, к сожалению, лучник, похоже, понимал это не хуже Кхорина, и рана в его ноге не сильно-то и замедлила его движения. Гигант отступил, и это дало ему время и место, чтобы занести огромную дубину назад в устрашающее положение. Наемнику пришлось ненадолго остановиться, чтобы не набежать на осколки кремня, торчащие из верхушки оружия.

Гигант наступал, атакуя короткими агрессивными ударами, постоянно держа дубину между Кхорином и им самим. Дворф отступал, ожидая, что лучник устанет, откроется или потеряет равновесие, но этого не произошло.

Ну и в Бездну его тогда. Кхорин прекратил отступление, спровоцировав атаку. Дубина полетела ему в голову. Он уклонился, поднырнув под удар, отпрыгнул назад, крутанулся и рубанул по концу оружия, завершая свой маневр за мгновение до того, как гигант смог снова пустить его в ход.

Лезвие топора отрубило шипованую «корону» дубины. Удар также расколол оставшуюся рукоятку, и гигант завертел ее в руках, восстанавливая твердость хватки.

Сейчас! Кхорин метнулся к ногам противника и начал кромсать. Хлынула кровь, и гигант упал вперед.

Однако с ним еще не было покончено. Гигант решил перевернуться, видимо, пытаясь отмахнуться от врага рукояткой своей расколотой дубины, или просто схватить его своими огромными серыми руками.

Но Кхорин обнаружил жизненно важную точку прежде, чем гигант добрался до него. Дворф перехватил ургрош, сделал шаг и вогнал острие между ребер. Удар прошел достаточно глубоко, чтобы достать до сердца. Гигант издал хриплый звук, вздрогнул, а затем обмяк недвижимый.

Задыхаясь и вытирая кровь противника с лица, Кхорин оглянулся, чтобы посмотреть, как успехи у других.

«Не так уж и плохо» - решил он. Несколько драконорожденных пали, но и двое бойцов гигантов на передовой тоже. На данный момент адепт казался самой большой проблемой. То ли он сам решил покинуть укрытие, толи Медраш и Баласар, покончив со своим первым противником, выманили его и бросились в атаку на него.

Правда им так и не удалось добраться до гиганта, потому что он превратил твердую землю под ними в рыхлую золу и угли, а они барахтались в них как в зыбучих песках. Между тем, адепт стоял с распростертыми руками к оставшемуся шпилю. Двигаясь  сначала медленно, а затем, ускоряясь по мере приближения, колонна нависла над двумя драконорожденными, собираясь прокатиться по ним.

К счастью, адепт находился достаточно близко. Кхорин напал.

Гигант то ли услышал, то ли увидел, как он приближался. Адепт повернулся, прорычал слова силы и выбросил вперед руки, словно бросал камень.

На самом же деле он бросил несколько камней. Возникший в воздухе магический шквал рухнул на наемника, который поднял вверх руки, прикрывая лицо.

Некоторые камни упали мимо. Один с лязгом отскочил от шлема. Два других ударили по кольчуге, жаля его, но, не причиняя особого вреда. Кхорин продолжил наступление.

Шаман отступил назад и провел по открытой руке зигзагообразным движением, вызывая новое заклинание. Он так сфокусировался на собственно защите, что потерял контроль над шпилем. Насколько дворф понимал, эти специфические формы рельефа редко падали, когда передвигались сами по себе, но это был не тот случай. Колонна двигалась так, как того хотел гигант, и, лишившись его ментального контроля, она рухнула.

К счастью, она не была достаточно близко, чтобы задеть Медраша и Баласара, когда рассыпалась, и спустя мгновение драконорожденным удалось выбраться из мягкого пепла. Теперь оба были покрыты им, грязь создавала странный контраст с жемчужным сиянием меча Медраша и светящимися символами, которые по-прежнему парили вокруг его тела.

Двое драконорожденных и Кхорин атаковали адепта. «Мы справимся, - подумал дворф. – Это было тяжелое сражение, но мы победим».

Пятясь назад, шаман потянулся внутрь своей туники из конской шерсти и вытащил серый, светящийся яйцеобразный объект. Мощь рокотом пронеслась по воздуху. И это все, что произошло; Баласар издал короткий ироничный смешок.

Как будто в ответ что-то взревело. Кхорин оглянулся через плечо.

Оставляя позади себя груды горной породы, большие серые твари вырывались из ямы с пеплом, которую создал шаман. Они были размером с огров, ящерообразными, но что-то в их строении также напоминало Кхорину медведей. Пораженных какой-то болезнью медведей, так как их чешуйчатые шкуры были усеяны язвами и нарывами.

Один из ящеров бросился на Баласара. Кхорин сделал шаг в сторону друга, но затем краем глаза заметил, что второе существо несется на него. Он повернулся к врагу лицом.

Ящер атаковал, широко раскрыв челюсти, чем продемонстрировал пасть полную слизи и волдырей. Челюсть сомкнулась, дворф уклонился, и клыки ухватили лишь пустоту.

Правда капли слюни существа, попав на кожу, задымили и запузырились, обжигая ее. Взревев от боли и радуясь, что ни капли этой вязкой дряни не попало ему в глаза, Кхорин рубанул неприятеля по голове.

Ургрош рассек кожу и плоть, и расколол череп под ними. Но этого было недостаточно, чтобы убить ящера-медведя. Существо повернулось и прыгнуло на дворфа, который уклонился и рубанул еще раз.

Тварь по-прежнему была жива, а земля под ногами наемника провалилась. Когда Кхорин погрузился в хлопья, то понял, что адепт провернул с ним тот же трюк, который он использовал на Медраше и Баласаре. А еще он понял, что не может защищаться, будучи по пояс  в сухой, горячей трясине. Ящеру сейчас было достаточно просто наклонится и отхватить его голову.

Так существо и решило поступить. Тогда Медраш бросился ему наперерез и рубанул тварь по шее. Светящийся меч вошел глубоко, а сам зверь рухнул.

Затем паладин воткнул свой меч в землю. Ему пришлось позвать Баласара, чтобы вытащить Кхорина из пепла, ведь левая рука Медраша была бесполезной. Один из ящеров вырвал его щит и расцарапал руку, держащую его. Раны дымили и издавали неприятный шипящий звук, пока кислота продолжала впиваться в его плоть.

- Исцели себя! – крикнул Кхорин.

Медраш покачнулся:

- Остальным…

- Ты никому не поможешь, если сам будешь не в состоянии стоять на ногах!

 - Ты прав.

Медраш приложил свою здоровую руку к ранениям и произнес молитву. Между его пальцами засиял свет.

Тем временем Кхорин осмотрел поле битвы, а затем выругался. Появление ящерообразных существ резко изменило баланс сил. Драконорожденные судя по всему смогли бы справиться или с ними или с гигантами, но только не со всеми разом. Половина воинов Даардендриэнов уже пала, а остальные находились в очень тяжелом положении.

- Нам придется сбежать, чтобы выжить, - сказал дворф.

Медраш коротко кивнул и прорычал:

- Отступаем!

Медрашу и Кхорину отступать было особенно тяжело, ведь между ними и местом, куда они хотели бежать, было больше всего врагов. Но чудом невредимый Баласар подбежал, чтобы сражаться вместе с ними, и это помогло. Вместе они убили одного ящера-медведя, ранили другого, и стали пробираться дальше так быстро, что существо не смогло угнаться за ними. Адепт наполнил воздух вокруг них золой, но искры лишь слегка обжигали их, пока они не выбежали зоны действия заклинания. Наверное, рунный круг Медраша защищал их.

Затем Кхорин почувствовал, что земля у него под ногами идет под наклоном. Все же он с друзьями достиг склона.

 В конце концов, они добрались до вершины, и в этот момент Медраш остановился, посмотрел назад на преследующих их гигантов и ящеров. Баласар и Кхорин тоже остановились и встали по обе стороны от него.

Паладин закричал:

- Вот он я! Убейте меня, если сможете!

Кхорин был уверен, что эта фраза была наполнена божественной силой. И хотя сам наемник не был целью обращения, эти слова пронеслись эхом в его голове. Они определенно засядут в умах некоторых противников, которые прекратили преследовать драконорожденных, чтобы обратить внимание на Медраша. И его двух товарищей.

- Не объяснишь, почему это показалось тебе хорошей идеей? – спросил Баласар. Затем к нему подбежал пепельный великан, и драконорожденный ощутил первый удар каменного топора на своем щите.

Баласар, вероятно, нанес ответный удар, но Кхорин уже не увидел этого. Ему пришлось повернуться и сразиться с собственным гигантом.

Следующие несколько мгновений были чередой из ударов и столкновений оружия гигантов с клинками, которые резко вздымались и опускались в ответ. Воспевая молитву, Медраш начал сиять так же, как и его меч. Не имея каких-либо сопоставимых магических приемов в своем арсенале, Кхорин просто продолжал  постоянно двигаться и использовать каждый навык и прием, которые он оттачивал годами в тренировках и сражениях на востоке.

Каким-то образом это не давало ему умереть, затем Баласар закричал:

- Нас обступают!

Медраш ткнул острием своего меча в землю.

- Торм! – закричал он.

Кхорин ничего не почувствовал, когда что-то прошло сквозь него, но оно отбросило гигантов и ящеров-медведей назад.

Это позволило трем защитникам прорваться. Когда они развернулись и побежали, свечение меча Медраша, сияние его тела и кольцо парящих рун – все потухли одновременно. Похоже, это означало, что на данный момент, он исчерпал свою способность направлять силу своего покровителя.

Внизу один из стражников, которого они оставили с лошадьми, по-прежнему ждал, держа в узде цепочку из скакунов наготове. Баласар, видимо, заметив, что дворфу необходимо чуть больше времени, чтобы сесть в седло, подхватил Кхорина и усадил его, прежде чем оседлал собственную лошадь.

Медраш заскочил на своего скакуна. Страж поступил так же. Затем что-то треснуло, и он рухнул, его голова резко прогнулась внутри искореженного шлема. Кровь хлынула из-под обода. Кхорин понял, что один из гигантов бросил камень с невероятной силой и точностью.

Стражнику нельзя было помочь, и всадники пришпорили лошадей, оставив его распростертым в грязи. Им пришлось. Гиганты и ящеры бежали вниз по склону, словно волна, омывающая берег.

В течении нескольких следующих мгновений Кхорин думал, достаточно ли того, что они добрались до лошадей. Вполне возможно, что гиганты с их длинными ногами могут бежать с той же скоростью, как в принципе и ящеры. Или один из камней просвистит в небе и убьет или покалечит лошадь.

Но он и его товарищи постепенно вырвались вперед, а гиганты один за другим прекратили погоню и лишь кричали им вслед. Кхорин не знал их языка, но глумливый тон было сложно не понять.

Возможно, они заслужили право чувствовать свое превосходство. Ведь когда Кхорин и его товарищи встретились с драконорожденными, которые ускакали до них, – воинами, чьи жизни они выкупили своим, казалось бы, самоубийственным маневром -  то увидели, что их было всего трое. Это означало, что клан Даардендриэн потерял двадцать пять своих лучших воинов.

Баласар оглянул то, что осталось от их отряда, и плюнул.

- И это мы даже не добрались до разведчика на летучей мыши!

 

* * *

 

Хасос уставился на Аота.

- Человек погиб! – заявил дворянин.

- Я сожалею, - ответил капитан. – Но война действительно надвигается. Трескель все больше и больше стягивает свои силы к границе. Вам лучше бы привыкнуть к мысли, что прежде чем все это закончится, погибнет еще много людей.

- Остальные фермеры боятся работать на полях.

- Тем больше причин помочь мне остановить захватчиков на их собственной территории прежде, чем они вторгнуться на вашу и навредят людям.

Хасос сжал губы.

- Мы уже проходили это, капитан. Я не буду провоцировать трескельцев атаковать нас еще агрессивнее, чем они это делают сейчас. Я не стану рисковать людьми, которые мне еще понадобятся.

Аот изучал Хасоса.

«Прошу, - думал наемник, - дайте мне знак, что этот сукин сын наслал на меня тех убийц. Дайте, и я схвачу его, лично приму командование над его солдатами, и буду волноваться о том, как позже оправдать свои действия перед героем войны».

Но картина перед ним не изменилась. Он мог рассчитывать на то, что его поцелованные огнем глаза смогут видеть сквозь тьму или миражи, но давать намеки на тайны человека – куда более сложный трюк.

Конечно, вполне возможно, Аот просто смотрел не на того человека.Он хотел, чтобы Хасос оказался виновным. Это бы облегчило ему жизнь, к тому же он любил аристократов типа Хасоса не сильнее, чем те любили его. Но это не означало, что чессентцы действительно покрывают убийц-драконорожденных.

- Хорошо, - начал Аот, - пусть ваши люди и дальше патрулируют ваши земли, а я продолжу посылать своих в Трескель, и, возможно, вместе мы сможем уберечь большее количество крестьян от пролетающих мимо стрел. А теперь, если мы поговорили обо всем, что вы хотели обсудить, у меня тоже есть что обсудить.

Хасос нахмурился, будто ему не дали закончить обвинять в смерти фермера наемников, которые вторгались на вражескую территорию. Очевидно, он решил опустить эту тему.

- Что же?

- Я хочу обойти эту крепость сверху донизу.

- Зачем?

- Очевидно, милорд, если трескельцы планируют осаду Сулабакса и преуспели в том, чтобы проникнуть внутрь этих стен, ваша резиденция станет главным оборонным центром. Поэтому я должен ознакомиться с ней. Я должен был осмотреть ее еще раньше, но у меня были более важные дела.

- Полагаю, я смогу предоставить кого-то, кто все покажет. Или могу показать все сам, если считаете, что так будет лучше.

И тогда, если есть что-то такое, чего Аот не должен был увидеть, то его проводник увел бы его от таких мест.

- В этом нет нужды. Я сам обойду крепость. Мне просто было нужно ваше разрешение.

- Очень хорошо. Оно у вас есть.

Аот покинул рабочую комнату Хасоса и отправился исследовать небольшой замок от стен с бойницами и до подвальных помещений. Как и говорил, Аот проанализировал сильные и слабые стороны крепости. Но так же искал любые признаки тайных проходов и комнат.

Которых, видимо, не существовало.

Наемник закончил в винном погребе. Раздраженный своей неудачей Аот нашел пыльную старую бутылку и уколол пробку своим кинжалом. Отрезав немного, он протолкнул остаток пробки глубже в горлышко, прямо в красную жидкость внутри. Надеясь, что он стащил что-то дорогое, наемник сделал глоток.

Неплохо, для такой-то кислятины.

Выпив бутылку до дна, Аот оставил ее на полу, вышел из крепости, и отправился к храму Амонатора. Ему пришлось дождаться пока Цера закончит какую-то церемонию, но затем она приняла его в рабочей комнате, куда более яркой и веселой чем та, в которой Хасос вел свои дела. Дорогие стеклянные потолки и окна наполняли помещение теплым полуденным солнцем.

Цера сняла круглую золотую маску и положила ее на стол.

- Ты ужасно выглядишь.

Голос жрицы был слегка хриплым после молитв и скандирований.

- Как приятно, - фыркнул Аот. – Недосып именно так отражается на людях. Грядет война. Я должен проводить большую часть своего времени в поле(не придумал как обыграть это «военное» понятие, но вроде и так должно быть понятно, что это не поле пшеницы). Затем, когда возвращаюсь в город, вместо того, чтобы отдохнуть, я патрулирую улицы или парю над ними в поисках драконорожденных.

- По твоему тону, я так понимаю, ты еще ни одного не нашел.

 - Нет.

Цера сняла инкрустированную топазами золотистую наплечную накидку.

- Похоже, что «истинное зрение» сильно переоценивают.

- Оно не делает меня всеведущим, если ты об этом. Нечего насмехаться. Тебе в жизни повезло больше?

Девушка налила из кувшина воды себе в кубок и отпила:

- Пока нет. Но есть ритуал, который позволяет мне понять, говорит ли человек правду. Когда мне выпадет шанс, я проведу его до того, как придется поговорить с кем-то, кого мы сочтем подозрительным, - ухмыльнулась она. – Кстати, ты должен возместить храму стоимость благовоний, которые мне придется сжечь.

- И даже так, судя по твоим словам, похоже, я мало что получу за свои деньги.

- Боюсь, что так. Даже если человек будет виновен, главной трудностью будет увести разговор в такое русло, чтобы ему пришлось соврать. Я не могу просто спросить «о, а ты случайно не скрываешь драконорожденых у себя в доме»? Или «как ты планируешь убить этого страшного мелкого командира наемников»? Или о чем мы вообще должны были там спрашивать?

- Да и кто сказал, что ты будешь задавать вопросы нужным людям? Или тем, кто действительно скрывает рептилий? Возможно, драконорожденные укрылись в пустом здании.

- А вот в этом я сомневаюсь. Сулабакс – далеко не мегаполис, пусть он и вырос с тех пор, как предки Хасоса возвели вокруг города стены. Теперь тут людно, особенно после того, как мы, местные, были вынуждены найти место, чтобы приютить вас, наемников. Пустых домов не так уж то и много.

- Похоже, что нет, - Аот почувствовал, что вот-вот зевнет, но придушил это желание. Он решил использовать татуировку, чтобы подавить чувство усталости и не беспокоится об этом. – Видимо, мне придется и дальше оглядываться.

- Не обязательно.

- Неужели?

- Я думаю, что даже тэйские демонопоклонники в курсе того, что Амонатор является богом времени.

- Ты, наверное, о Бэйне. Именно Бэйну поклоняются мои соотечественники с тех пор, как Сзасс Тэм изгнал прочих зулкиров. Но да, я в курсе.

- Тогда тебя, наверное, не удивит, что при определенных обстоятельствах Хранитель дарует своим жрецам определенную власть над временем. Не такую, чтобы посещать прошлое во плоти – существуют определенные причины, почему никому и никогда нельзя будет этого сделать – но достаточную, чтобы попасть туда в форме духа и узнать то, что скрыто.

Аот нахмурился.

- Ты хочешь сказать, что наши души смогут заглянуть за пределы твоего сада и увидеть, откуда появились драконорожденные. Понять направление, по крайней мере.

- Да.

- Даже не знаю. Это похоже на какую-то форму прорицания, а я уже говорил, что случилось, когда волшебники попробовали это в Лутчеке.

- Это не прорицание в техническом смысле. Это уникальный способ направления божественной силы, о котором большинство людей моего ордена даже и не слышали. Это дает нам основания надеяться, что мы сможем сделать это, не спровоцировав магическую защиту убийц.

- Хорошо, давай попробуем.

- Не спеши так, - Цера сделала еще один глоток. – Священные тексты предупреждают, что ритуал опасен и должен применятся только в случаях особой важности.

Аот расплылся в кривой улыбке:

-  Ты хотела сказать, в случаях, более важных, чем спасение шкуры одного из тэйских демонопоклонников.

- Да. Но если твое выживание и раскрытие правды о драконорожденных необходимо для того, чтобы уберечь Чессенту от нападения армии дракона-нежити, то возможно, меня оправдают. Я молилась и медитировала, и не почувствовала, чтобы Амонатор сказал мне «нет».

- Как обнадеживающе.

- Если тебе этого мало то, что ты скажешь на то, что я никогда раньше ни то что не проводила этот ритуал, я даже никогда не видела, чтобы его кто-то проводил.

Наемник пожал плечами.

- Ты понимаешь тайны Амонатора лучше, чем я когда-либо смогу. Если твои инстинкты говорят тебе действовать, то я в игре.

Жрица улыбнулась, и это еще раз напомнило ему, насколько ему нравилось ее круглое худощавое лицо.

- Тогда, может, проведем его сейчас, пока к нам не вернулось благоразумие?

- Прямо сейчас?

- Солнце яркое и в зените. Я как раз закончила богослужение. Я на пике своего могущества, - она взяла старую книгу, оббитую потрескавшейся желтой кожей, а затем махнула рукой в сторону деревянного сундука. – Это понесешь ты.

Сундук оказался куда тяжелее, чем выглядел, настолько тяжелее, что было неудобно нести и его, и копье. У Аота было ощущение, что девушка ждала, когда он закряхчет или пошатнется, но он старался изо всех сил, чтобы скрыть, что ему тяжело.

Цера провела его через храм к двери, которая выходила прямо в сад. Она приказала послушнику стоять на страже и убедиться в том, что никто их не побеспокоит, а затем они встали посреди зеленой травы и свежих красных и желтых цветов.

Аот поставил сундук на лавочку, которую они с Церой использовали вчера ночью перед атакой. Жрица открыла его, и когда она достала четыре предмета и сняла бархатные обертки с них, наемник понял, почему было так тяжело. Длинные, размером примерно с его предплечье, - все четыре вещи были статуями Амонатора, стоящими с песочными часами и каменным календарем или каким-то другим устройством, символизирующим время. Скульптор изобразил фигуры вытянутыми, из-за чего божество казалось тощим.

- Надеюсь, ты в состоянии установить их по сторонам света, - сказала Цера.

- Я со своими людьми подолгу бы блуждали, если бы не мог.

- Тогда установи статуи на земле по кругу. Не важно, насколько большим будет круг, главное, чтобы мы могли комфортно поместиться внутрь.

Он сделал, как она сказала.

- Что теперь?

- Теперь я встану в центр круга, а ты станешь у края, и не будешь говорить или двигаться, пока я не скажу, что уже можно.

Они заняли свои места.

Цера выпрямилась и вдохнула. До этого момента, несмотря на то, что она с Аотом занимались серьезным делом, у нее просматривалась черта, которая могла быть признаком игривости, или гнева, или и того, и другого. Сейчас же, хоть она и прекратила говорить, наемник как-то ощутил, что это ее качество пропало. Внезапно она почти стала казаться святой, все ее существо сфокусировалось на том, чтобы проявить силу ее божества.

Девушка открыла старую желтую книгу и начала читать вслух. Сперва Аот слышал только слова. Затем, благодаря чему-то вроде синестезии, он ощутил, что эти слова пульсируют теплом и светом.

Несмотря на то, что он не должен был видеть последнее, стоя в саду, который полностью залило весенним солнечным светом.  Как и не должен был видеть сияющие лучи, вспыхнувшие чтобы очертить магический круг и линии, выстрелившие наружу через траву. Но, словно они были более реальными, чем все вокруг них, волшебные нити обладали удивительной четкостью, которая позволяла видеть их при любых обстоятельствах.

Статуя на востоке замерцала и исчезла. Затем пропали те, что стояли на севере и юге, и, наконец, та, что была на западе. Ритуал поглотил их, словно огонь поедает дерево.

Внезапно, Аот почувствовал себя легким, как воздух, и что его существо пытается взлететь. Мгновение что-то на подобии вязкой паутины удерживало его, но затем оковы спали и он покинул свое тело. Оно стояло подобно статуе под ним, не считая того, что сердце и легкие все же должны были работать, - предположил наемник.

Цера вылетела из своего тела. Ее дух был в похожем облачении и держал аналог желтой книги точно так же, как и у него остались его доспех и копье.

- Тебя не дезориентировало? – спросила жрица.

Он покачал головой:

- Мне уже приходилось путешествовать в астрале.

В Кольце Ужаса в Лапендраре – он надеялся, что эта авантюра окажется менее опасной и более продуктивной, чем предыдущая.

- Тогда давай выберемся за стены.

Девушка перелетела восточную стену и исчезла за ней.

Аот отправился следом, простого желания было достаточно, чтобы его пустить в полет, как стрелу из лука. Чувство легкости и невесомого полета было почти таким же волнующим, каким он его запомнил, но лишь мгновение, пока не коснулся улицы.

Несколько мальчишек играли в мяч в центре основной дороги, пока черная собака рыскала у их ног. Мужчина – гончар, судя по пятнам глины на руках и одежде – хмурился, видимо, от осознания, что ему придется обходить играющих детей.

Никто не реагировал на появление Церы или Аота. Потому что никто не обладал магией или волшебными глазами, которые позволили бы им чувствовать бесплотных духов.

- Что теперь? – спросил Аот.

- Если я правильно провела ритуал, - ответила Цера, - все должно идти своим чередом где-то с этого момента.

Кожанный мяч застыл в воздухе, затем вернулся назад в руки бросавшего. Поставив свои ноги назад, туда где они были ранее, гончар шагнул назад.

Сперва, хоть все и двигалось назад, оно двигалось с нормальной скоростью. Аоту стало интересно, придется ли им ждать время, которое покажется им днями, прежде, чем они достигнут момента атаки драконорожденных.

Но затем мир ускорился до такой степени, что он смог видеть лишь мерцающие размытые пятна на улице. Время от времени Аот ощущал прохладное покалывание, когда что-то проходило сквозь его неосязаемое тело.

Солнце опустилось к восточному горизонту, и рассвет сменился ночью. Темнота продлилась всего мгновенье, и затем солнце поднялось на западе, где поднималось даже быстрее. Солнечный свет и звездная чернота быстро сменяли друг друга.

Так продолжалось пока он не почувствовал, что обратный ход прекратился. Они стояли в темноте, что было хорошим знаком. Однако, Аот все же спросил:

- Мы там, где – или точнее «когда» - должны быть?

Цера улыбнулась.

- Прислушайся.

Он так и сделал. Наемник смог узнать волнующую музыку арфиста, которого она наняла на пире.

- Когда драконорожденные появились, - продолжила жрица, - думаю, я смогу немного ускорить время, к его нормальному ходу. Тогда мы сможем проследить за убийцами к их логову.

- Это … потрясающе.

- Уж такая я. Готова поспорить, теперь ты жалеешь, что растоптал мои девичьи чувства, не правда ли?

Он все еще пытался понять, как ответить, когда его глаза начали пульсировать. Наемник заворчал и поднял руки к глазам.

- Что случилось? – спросила она.

- Не знаю. Мне не больно. Какое-то странное чувство.

- Дай посмотреть, - девушка подошла ближе и всмотрелась в его лицо.

- Мне не больно. И зрению это не мешает. Просто…

Небо снова начало чередовать ночь и день и наоборот. Затем Цера и Аот взлетели вверх, словно листья, подхваченные торнадо. Он инстинктивно попытался сопротивляться, но сила, схватившая их, была намного сильнее его способности двигаться или стоять благодаря силе воли.

Собственно, он боялся, что эта сила разорвет их с Церой на части. Жрица явно разделяла его опасения, так как потянулась одновременно с ним. Аот схватил ее руку, подтянул ее ближе, и обхватил ее. Зажатая между ними, священная книга прижалась к его груди.

- Что происходит? – спросил он.

- Я не знаю.

- В таком случае, пожалуй, я не так впечатлен, как думал.

У Аота было ощущение, что они двигались со скоростью молнии, а в сочетании с мерцающим безумием – небом – он не мог определить, куда они направляются или насколько сильно в прошлое их несло. Но путешествие продлилось не долго, и вскоре все снова успокоилось. Похоже, можно было вздохнуть с облегчением, пока он не понял, куда они попали.

Они стояли на выступе на полпути ко дну чего-то наподобие чашеобразного углубления в земле. Скалы поднимались по всему периметру нижней части, словно зубцы короны. Они казались естественными, но не до конца. Кто-то выкопал и вырезал ее, чтобы быть уверенным, что балконы были достаточно просторными для громадных существ, сидевших здесь под звездами, и что проходы в скале были достаточно высокими и широкими, чтобы узнать в них что-то вроде лабиринта из туннелей внутри шпилей.

Полная тишина. В холодном воздухе висел животный запах.

- Этот запах, - заговорила Цера. – Здесь что-то есть?

- Драконы, - ответил Аот.

- Что? – напряглась она.

- Десятки драконов, сидящих вокруг. Они, наверное, используют какое-то заклинание сокрытия. Поэтому ты их и не видишь.

- Что они делают?

- Особо ничего. Думаю, разговаривают.

- О чем?

- Чары, скрывающие их, также сделали их тише. И еще, Синий Огонь изменил мои глаза, а не уши.

- Я ничего из этого не понимаю!

- Я тоже. Но раз уж мы здесь, дай мне немного понаблюдать.

- Если я обращусь к Амонатору, возможно, я тоже смогу их увидеть.

- Или, возможно, они почувствуют, что кто-то использует магию. Уверен, тебя это не обрадует, но оставь слежку мне.

Это лучшее, что он мог сделать, когда он ничего не мог услышать. Аот отметил преобладание синих, зеленых, красных и прочих драконов, которых в целом называли цветными, немного кристаллических и всего пара металлических. Затем все чудища перед ним подняли свои кашлатые, клиновидные морды, и наемник перевел взгляд, чтобы понять куда они смотрят.

Когда он это сделал, то почувствовал укол страха, наряду с неверием в то, что он только сейчас заметил что именно сидело на балконе справа от него. Существо по меньшей мере было таким же огромным, как прочие драконы, но состояло оно из одних только костей, танцующих на них искр, и призрачного синего сияния в пустых глазницах. Из его морды выступал рог, который слегка покачивался, когда челюсти дракона двигались. Аот мог чувствовать его злобу и жестокость так же ясно, как видел его острые кривые когти или костяной каркас его крыльев.

- Клянусь Огнем, - прошептал наемник, - это Аласклебанбастос.

До этого момента, он считал, что у них с Церой был отличный шанс уйти незамеченными. Но внезапно стало очень похоже на то, что вирм-нежить заметит присутствие бестелесных духов, причем вероятнее всего раньше, чем позже.

Аот был рад, что, похоже, каждый выступ, как и тот, что и они с Церой заняли, имел выход к туннелям.

- Мы отходим в пещеры, - сказал он. – Как только все драконы скроются из виду, ты помолишься и вернешь нас на наше законное место.

Девушка кивнула.

- Если смогу.

Они отступили. Учитывая их статус живых привидений, им не нужно было медленно красться на цыпочках, но они решили, что стоит. С драконами и драколичем на расстоянии всего в броске камня от них, Аот решил, что они просто не могут иначе.

Но даже если его попытка скрыть свое присутствие имела смысл, она была недостаточно удачной. По другую сторону чаши, на выступе возле зубчатой вершины, неожиданно сел дракон. Матовый, пестро-красный с черным гребнем на спине – Аот задался вопросом, к какому именно виду вирмов он принадлежал – он посмотрел на них своими похожими на горящие угли глазами. Затем он выдохнул облако пара и золы с такой осторожностью, которая напомнила наемнику курильщиков, выдыхающих кольца дыма.

Выдох извивался и клубился, образуя ноги, крылья летучей мыши, и змеевидную голову, шею и хвост. В итоге приобрев нечеткую, полупрозрачную форму своего создателя. Затем дымная фигурка врезалась прямо в Аота и Церу. Пораженные и озадаченные остальные драконы и даже сам Великий Костяной Вирм повернулись, чтобы проследить за его полетом.

У Аота не было сомнений, что вирм с чешуей цвета ржавчины понял, что пришельцы были духами, в той или иной степени, и высвободил магию, способную навредить им. Таким образом, Коссут дал понять, что и живые призраки могут навредить в ответ.

- Беги! – рявкнул он. Аот выставил свое копье и произнес слово силы.

Ветер взвыл по всей чаше. Он не вызывал столько неудобств, сколько частички пыли, существовавшие исключительно в материальном мире, но этого было достаточно, чтобы отбросить дымное существо назад, растрепать и раздуть его конечности.

Тем не менее, порыв воздуха не разорвал создание на части, как надеялся Аот. Существо, если это правильное слово,  стянуло себя назад более или менее в форму и продолжило преследование.

Как только оно село на уступ, наемник запустил в него зернистый моток мороза. Видимо не пострадав, существо подалось вперед и подняло переднюю лапу, чтобы схватить его.

Затем теплый золотистый свет засиял из-за спины наемника. Сияние показалось ему приятным, живительным, но дымный вирм пошатнулся.

- Его создатель – нежить, - объяснила Цера, - так что солнечный свет вредит и ему тоже.

- Мне все равно! – огрызнулся Аот. – Я отвлеку его. А ты сконцентрируйся на том, что вернуть нас на законное место.

Порождение дыхания бросилось вперед. Наемник уклонился от беззвучной хватки его челюстей, и с разрушительной силой погрузил острие своего копья в шею противника.

Навредила ли эта атака на самом деле? Он не был уверен.

Существо из дыма полоснуло наемника когтями. Аот думал, что отпрыгнул достаточно далеко, чтобы избежать размашистого удара – хотя с размытыми краями тела этой сущности, оставаться в этом уверенным было трудно. В любом случае, холод пронзил его тело, ослабляя и ошеломляя его. Крошечные красные капельки вырвались из его пор, чтобы взлететь и слиться с вихрем из искр и пара.

Аот использовал силу татуировки, чтобы уберечь себя от бессилия, прокричал слова заклинания, и швырнул яркий, потрескивающий заряд молнии в своего противника. Существо запнулось и вздрогнуло, но лишь на мгновенье. Затем оно снова щелкнуло челюстью.

Аот уклонился. В это же время сквозь клубящиеся пары, являющиеся порождением дыхания, было видно, как Аласклебанбастос крался в пещеру. Наемник взглянул в сияющие синие огоньки, являющиеся глазами драколича. Неожиданно он не смог двигаться, абсолютно, в это же время дымный вирм бросился…

Аот запустил себя вверх, сквозь скальную породу над ним, и дальше в небо, переходящее от темноты к свету и наоборот. Он высматривал Церу и обнаружил ее справа от себя, на расстоянии вытянутой руки. Ему пришло в голову, что он должен попытаться взять себя в руки, но было уже поздно. Они уже мчались сквозь время и пространство.

Он вернулся в свою физическую оболочку с каким-то ментальным толчком, как если бы он спрыгнул с дерева. Какое-то время твердая плоть и кости казались тяжелыми, как свинец. Он упал на скамейку, столкнул сундук со скамейки на траву, и распластался.

Цера выглядела не менее изможденной, чем он сам; она села рядом.

- Ты в порядке? – сказала она, задыхаясь.

Наемник понял, что он слишком измотан, хотя его тело ничего не делало. Он стянул свои перчатки и увидел, что его руки выглядели как всегда. По крайней мере, в отличии от своей духовной формы, его физическая не кровоточила.

- Та штука из дыхания немного задела меня, - сказал Аот, - но теперь, когда мы вернулись, я думаю, что смогу выбросить это из головы. Я просто рад, что тебе не потребовалось больше времени, чтобы закончить заклинание.

- Как и я.

Девушка закрыла глаза, что-то прошептала, и поцеловала шелушащуюся обложку своей желтой книги.

- У тебя есть представления о том, где мы были или когда?

- Нет.

- Я тоже ничего не узнал. Ну, ничего кроме Великого Костяного Вирма. В смысле, я думаю, что это был он. Проклятье! Почему мы не остались там, где хотели быть?

Жрица вздохнула.

- Я не знаю. Возможно, помешала защита драконорожденных. Возможно, я не подготовилась должным образом. Или…

- Продолжай.

- Возможно, мне действительно не стоило пытаться. Возможно, обстоятельства не требовали этого. Но в чем я уверена, так это в том, что я нарушила правила своего же ордена, занявшись этим без разрешения Даэлрика.

- Потому что знала, что он не даст его.

- Ну… да. И я решила, что мое решение в этом вопросе было лучше его. Возможно, то, что мы только что пережили, было осуждением Хранителя за мое высокомерие.

- Какой-то странный вид наказания. Почему бы просто не послать ангела, чтобы выпороть тебя?

Это вызвало у нее легкую улыбку.

- Я не знаю.

- Возможно ли что Амонатор, или кто бы там не владел магией, хотел тебе помочь? Тем, что показал нам то, что,  по его мнению, нам необходимо было увидеть, вместо того, что мы считали важным?

Цера нахмурилась.

- Думаю, такое вполне возможно. Но если так, тогда почему это было более важным?

- Я не знаю. Поиск рептилий, которые хотели меня убить, кажется мне чрезвычайно важным. Но подумай вот о чем, есть ведь и другой вариант.

- Какой?

- По сути, ты пыталась наложить заклинание зрения. Мои глаза уже обладают магией зрения спустя столетие после Магической Чумы, которую никто толком не понимает. Возможно, оба заклинания наложились друг на друга так, как мы и не могли себе представить.

Девушка пожала плечами.

- Думаю, это возможно.

- В твоем голосе сомнения. Но любая из моих теорий более правдоподобная, чем твои мысли о том, что божество обозлилось на тебя.

- Надеюсь, ты прав. Я не один раз слышала, как он шептал, что я и близко не так серьезна и благородна, как положено быть жрице солнца. Но я и правда люблю Амонатора и стараюсь ходить в его свете.

- Конечно. Я чувствую силу ваших уз каждый раз когда ты пробуждаешь его силу.

Она улыбнулась.

- Будто тэйский демонопоклонник узнает святость, увидев ее.

Аот ответил ухмылкой.

- Ладно, тут ты меня подловила. Как думаешь, нам стоит испробовать эту магию еще раз?

- Не важно, что я думаю. У нас нет второго набора статуй.

- А дальше ты мне скажешь, что они стоят тысячи тысяч ,и ждешь, что я оплачу и их тоже.

- Возможно, я придумаю, как ты сможешь отработать их стоимость.

Используя кончик своего пальца, она провела по татуировке на тыльной стороне его руки.