Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 04:18 ) Не. Она норм пишет
@  Zelgedis : (25 Апрель 2017 - 04:07 ) @Alishanda Я не предлагаю переводить её.) Просто чтоб не писала книг больше.)))))
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 03:52 ) Мне хватает моего в край ушибленного коммерческого перевода. Сегодня может пошлю его нафиг и пойду-таки эриксона поперевожу. Я, кажется, восстановила утраченый скилл и теперь могу делать это прилично.
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 03:51 ) Не нужна мне в дороге приключений каннингем!
@  Zelgedis : (25 Апрель 2017 - 03:44 ) @Alishanda и Каннингем забери с собой...
@  Alishanda : (25 Апрель 2017 - 12:34 ) Тот момент, когда тебе надо раскопать код трех сервисов для новой задачи, но ты просто сидишь и дослушиваешь ЧО, потому что протоколы-какие-протоколы? Я хочу оседлать упоротое животное и понестись дорогой приключений.
@  Faer : (24 Апрель 2017 - 09:03 ) @Redrick, спс!
@  Redrick : (24 Апрель 2017 - 07:53 ) Замучался вчера с Гринвудом. Сейчас сделаю.
@  Faer : (23 Апрель 2017 - 04:08 ) кейдж, Рэдрик, я залил рассказ на сайт - запостите новость, а?)
@  Alishanda : (22 Апрель 2017 - 09:59 ) О, Ллос. Яж хотел деньгу за домен насыпать. Завтра сбегаю до киви.
@  Ramires : (22 Апрель 2017 - 07:15 ) "it's time for" == пришло ( настало ) время для
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:22 ) Ах да... в трейлере перевели «Я знаю только одно: джедаям пора положить конец».
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:21 ) Кто что скажет?
@  Zelgedis : (21 Апрель 2017 - 01:21 ) Зацепил перевод прокатчиков трейлера "ЗВ". Мне интересно какой правильный перевод должен быть здесь? «I only know one truth: it's time for the Jedi to end». Лично на мой взгляд, правильно будет звучать так "Я знаю только одну правду, время джедаев прошло" или "Я знаю только одну правда, время джедаев подошло к концу".
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 09:20 ) На самом деле с кв у меня та история, когда некоторая часть моей жизни связана с этой штукой. Ибо я понимаю, что если бы я когда-то не прочла это произведение, я бы не пережила половину испытательного срока на текущей работе. Оно дало мне пример абсолютной человеческой воли, который мне был в моей ситуации жизненно необходим)
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 05:41 ) Так да, но все-таки
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 08:32 ) Я вот все это читала, потому что мне нравятся описаловки. Если они красивые и не бессмысленные. А этот парень свои описаловки писать умел, надо сказать.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 03:53 ) Ееее!
@  Redrick : (14 Апрель 2017 - 02:25 ) Заставляй читать. До тех пор, пока не услышишь звук хлопка одной ладонью. Лишь тогда ты достигнешь просветления и избавления от тягости бытия.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 01:33 ) Да хрен его:) вроде тянет, а вроде ну вот что-то не то..я вот и думаю, что ж делать-то
@  Alishanda : (14 Апрель 2017 - 12:59 ) Зачем заставлять себя читать?
@  Zelgedis : (14 Апрель 2017 - 12:36 ) @Mogrim Перестань временно читать. Если потянет вернуться, то поздравляю ты мазахист, если нет, то нет. У меня так с Каннигем. Кстати легче идти начала.
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:30 ) Как заставить себя продолжить чтение КВ, если всей душой ненавидишь перегруженность текста всякими крутыми описаниями?:<
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:26 ) Совершенно забыл про лапушку Бекинсейл
@  Mogrim : (14 Апрель 2017 - 12:21 ) Тоже верно, тогда подбираем еще) Хоакин Феникс, Кристиан Бейл? Последний уже стал знаметит благодаря своему "Маньяку"))Бен Кингсли, кстати, тоже может Эла сыграть
@  Zelgedis : (14 Апрель 2017 - 12:10 ) @Mogrim Ну не... точно не Йохансон... насчёт Кидман тоже задумывался...Бандерас не сможет отыгрывать такого полуплохиша...
@  Mogrim : (13 Апрель 2017 - 11:52 ) Кэтти - Вот не знаю, но можно ту же Йоханссон (она мне очень понравилась в "Призраке", молодечик) или же Кидман)); Эльминстер - Тут можно Хопкинса вот 100%; Ривен, ах...Ривен - Да Бандераса того же XD
@  Alishanda : (13 Апрель 2017 - 07:29 ) В ЧО ребятки путешествуют с целым зоопарком безумных странных говорящих животных. Пати моей мечты. Думаю, теперь мне точно нравится эта книга. :D
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:59 ) @Mogrim Давай Эльминстра, Кэтти-Бри, Ривена.))) Ну и по желанию кого ещё.))
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:58 ) Саймон Пег - Реджис (камео), Крис Химсворд - Вульфгар (камео)
@  Zelgedis : (13 Апрель 2017 - 10:51 ) Я за старую школу актёров. Кейл - Николас Кейдж, Жак - Кайл Урбан, Бренор - Денни Девито (согласен), Данило - Крис Пайн, Келбен - Закари Куинто.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:13 ) Сет Грин, фор экзампл.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:10 ) Оп, я совершенно запамятовал про Даню)) Сейчас подберем!
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:09 ) Марк Стронг тоже вполне себе вариант, но на любителя.
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 02:09 ) @Mogrim Данило должен тоже должен тогда быть полунегром, они родственники с Келбеном.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:07 ) Калли Фредриксен тоже может пойти на роль Кейла, если честно. Можно реально кучу малоизвестных актеров еще добавить.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:06 ) Тьфу, не дописал - Келбен, ну, думаю, что Чарльз Дэнс или же Гэри Олдман)
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 02:04 ) Попробуем))
1) Кейл - Рэйф Файнс. Вот не знаю, чертами лица похож немного) хотя у Кейла там вроде ваще шизец личико хДД;
2) Бренор - Дэнни Девито xD, а если серьезно - Кевин Маккидд, у него внешность брутальная достаточно) +- спецэффект и все дела;
3)Насчет Жака не уверен, так как нет кандидатов;
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 02:01 ) @Mogrim А что касается трилогии "Исчезнувшие Боги" как и "Маскарад" в планах прочесть.
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:55 ) Лучше предложи кого ты видишь в роли Кейла, Бренора, Жака, Данило и Келбена =).
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:49 ) Бен Фостер,во
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:48 ) Нет, к сожалению) руки не дошли еще, но историю знаю xD Орландо? А я хотел того пацаненка, что играл Медива в "Варике".
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:33 ) Ммм... Орландо Блуб... Дриззттт... и и глазки строить может и фехтовать... попадание 100%
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:30 ) @Mogrim Ты её кстати прочитал?
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:23 ) Ну так да) ну или взять ту же историю, когда Тиш стала Бешабой и Тиморой
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 08:12 ) @Mogrim Становление Эльминстра как вариант... Только зная тенденции, он будет негром или нетрадиционной ориентации... Смутное время тоже вариант, но тогда там должно быть отсылок к другим циклам и персонажам, а то скучно выйдет. А ещё лучше, если проблемы смутное времени будут решать не персы из книги, а персонажи из разных циклов. Например партия такая. Бренди, Дризт, Эревис, Жак ну Данило с Келбеном. Ну а квест даёт и гоняет по ЗК конечно Эльминстр.
@  Alishanda : (12 Апрель 2017 - 01:40 ) У меня сегодня на работе ко всем прочим злоключениям трагедь века случилась - одна книга про бабу с ковром закончилась, а от второй первая часть не загрузилась на телефон. Вот это страдания были. До конца дня прям не отпускало. Сейчас аж три раза сходила проверить, что все залилось.
@  Alishanda : (12 Апрель 2017 - 01:36 ) Ой да надо ему фехтовать. Дублера или 3д модель поставят и все збз будет
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 01:10 ) Ну, если так реально, то можно взять самое безобидное - Смутное время, мхех)) ну или становление Эльминстера xDD
@  Zelgedis : (12 Апрель 2017 - 01:01 ) @Alishanda я кажется не переварю страдания Дриззита на экране плюс это ещё актёра надо найти который одновременно будет и ныть и правдоподобно фехтовать. @Mogrim по "ЗК" слишком много материала даже если брать рулбуки. Хотя если заставить Гринвуда переписать "Раскол", ну например как трилогию для показы простым смертным, то будет это любопытно. "Убийство в Кормире" норм, но как детектив так себе. Кидайте в меня дайсами, но для меня любимый цикл это про Эривиса Кейла, особенно "Свидетели тени". Потом трилогия "Муншаес" ну и все.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:12 ) Мне лично из всего ЗК понравились - точнее самая любимая - "Убийство в Кормире". Хоть я и очень люблю FR, но эта книжка вот прямо за душу взяла.
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:04 ) И всю историю на часика два
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:04 ) Вот насчет первого - было б интересно. И начать как в руллбуке "Netheril: Empire of the magic" - разговор Ларлоха с Зассом
@  Mogrim : (12 Апрель 2017 - 12:02 ) Зельг, да ту же историю с Глупостью Карсуса)) ну или еще что-то масштабное. Смутное время, например.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:52 ) Из всего, что я в принципе дндшного прочитала, мне драгонленсовская часть про Рейста и ко и, пожалуй, зкшная серия ВПК запомнились-понравились.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:51 ) Угу. Мыльную оперу про страдания дрицта
@  Zelgedis : (11 Апрель 2017 - 11:39 ) @Alishanda Удивительное рядом =). А что касаемо кино по "Dragolance", то я не возражаю. Грамотно только подайте материал и слепите удобоваримое для просмотра. Здесь хоть есть. Что глобальное показывать. А по "ЗК" я не могу что-то да представить для экранизации именно что фильма. Здесь сериалы снимать можно.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 11:04 ) я просто уже смирилась, что почти все мои друзьишки очень тяжелы на "прочти что-нибудь". Все занятые =\ Поэтому я ушла на ФБ и общаюсь там на бэд инглише с американцами про книжки. Они меня любят. Я их тоже.) И мне каждый раз удивительно, когда кто-то из моих российских друзьишек садиться с чем-нибудь таким ознакомиться ВДРУГ.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 10:59 ) У неё универ и куча всякой проходящей фигни, поэтому она обычно даже не слушает. То есть вот Дрицта её на 3 книги хватило и то прям со скрипом и потому что мы втроем уговаривали её почитать. А эту я ей даже не предлагала, потому что ну... если Дзирт (не только Дзирт, на самом деле) не зашел потому что "нет времени" и человек ОЧЕНЬ редко что-то читает - то 14-томный роман ему нафиг не нужен. ) То есть она ессно знала, что это такое, потому что тонны иллюстраций логайнов, но вот я рилли прям удивилась, когда она села слушать.
@  Zelgedis : (11 Апрель 2017 - 10:50 ) @Alishanda читать не слушать. Восприятие разное. Я книги Макс Фрая не воспринимал от слова "совсем", а вот когда слушать начал, то пошли очень даже нечего.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:32 ) у меня подруга с картинками тоже села, в конце концов, слушать книжку про Логайнов без Логайнов. И заявляет теперь, что это божественно. Я прям удивилась даже. Она не то чтоб очень любит читать.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:14 ) Сейчас прям поставлю себе бэкграундом. а то перевод все равно легкий и унылый как моя жизнь
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:14 ) Ахахха. (Сейчас опять Эриксона с его философией и сложными предложениями про упоротый мир вспомню. Не могу не вспомнить)
Ур. Спасибо, Рэд)
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 09:01 ) А я все-таки сел за "Колесо". В общем, не буду я тут огнем плевать на тему того, как Джордан все усложняет в некотором роде
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:56 ) Вот эта у них самая мощная, имхо
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:54 ) во. кстати. песенки. хотела ту группочку с песнями по малазану послушать. сейчас закончу вечерний перевод и пойду заценю)Как раз Рэд про неё напомнил)))
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:53 ) Не могла я с ним не ругаться. Там административный вопрос был, нужно было его решить. Я давно не лезу на эту ролевочку, но иногда мне кое-что от них надо. Они обычно не такие борзые. Да и потом - я была очень злая.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:51 )
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:48 ) ну хоть название кидай)
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:46 ) Это песня. Классная песня, кстати. "Больше не хочу убивать" ассоциацию стриггерило.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:43 ) Даже знать не хочу, откуда сим стихотворение хДД Оля, тоже мне, нашла с кем ругаться:D послала б сразу
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 08:31 ) There 'r some bodies in my basement
But I don't remember why
I've been looking for a replacement
Ever since you said good bye
There 's a litte demon laughing dancing
On my window sill
Got my hand wrapped 'round the bottle
Try to drown this urge to kill
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 08:30 ) Нет. Один малолетний идиот из администрации сайта про котиков сервак которого я держу. Ему пришлось познакомиться с не очень приятной стороной моей личности и признать меня Гаэлданским лордом, а себя плебеем. Сам виноват, конечно. В 16 лет надо понимать, что хамить человеку, который платит за сайтик твоей ролевочки и сейчас зол как черт - опасно и чревато. Но я тут почитала и поняла, что погорячилась немного.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 08:13 ) Это соседа своего?
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:33 ) Чета день сегодня какой-то неудачный. Я тут чуть ребенка не зашибла, такая злая была под конец. Полчаса только как отошла и больше не хочу убивать никого.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 07:32 ) Спасибо.)
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:31 ) *погладила Рэда*. Не уязвляйся от подобных знатоков. Ты здорово переводишь. Прям вот каждый раз смотрю и завидую :)
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 07:21 ) Я был эмоционально уязвим, когда прочитал его комментарий.) Плюс, естественно, неприятно, когда ты берёшь за работу деньги, а тебя в некомпетентности обвиняют.
@  Faer : (11 Апрель 2017 - 07:03 ) ох Рэд, не парься ты так из-за того "умника". Неужели тебе важно его мнение?
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 04:26 ) Пусть попробуют перевести хоть пару страниц Эдди, посмотрю на них потом
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 03:27 ) Ох уж эти народные эксперты гуглоперевода и школьного учебника инглиша! Люблю их.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:03 ) Очередной провокатор, ничего нового
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:02 ) А, нашел
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 02:02 ) Что-то я не вижу комментария:( ну и хрен с ним
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 02:00 ) (вздох) нет, а смысла? Метать бисер перед свиньями и окончательно испортить настроение на день.
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 01:59 ) Оля, я не читал просто копье xDD Хотел по FR(
Рэд, я надеюсь ты ответил дебилу?
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:42 ) Глубоко закопайте Эльминстера, ссука.
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:41 ) И другой, сука, умный человек, под этим перепостом написал "Если было бы глубже, было бы deeper, переводчик не справился с названием".
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:41 ) Вконтакте кто-то сделал перепост записи про перевод "Эльминстера".
@  Redrick : (11 Апрель 2017 - 01:40 ) Сука, как же у меня горит.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 09:59 ) Ну вот. Я почти дослушала вторую книгу ЧО. Теперь я не могу работать, потому что мне очень нужно у знать чотам у главбабы с ковром.
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:54 ) (Правда, я больше Легенды люблю. Про Крисанию)
@  Alishanda : (11 Апрель 2017 - 07:53 ) Так здорово же. Очень люблю драконью палку. Лишь бы сняли... годно
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 12:30 ) Я тут немного расстроен, что фильмец будет по драконьей палке https://www.mirf.ru/...ungeons-dragons
@  Mogrim : (11 Апрель 2017 - 12:29 ) Да ну ее, Каннигем эту
@  Valter : (10 Апрель 2017 - 06:17 ) Faer, я лучше подожду твоего варианта)) Все равно сейчас за Кейла сел читать.
@  Zelgedis : (09 Апрель 2017 - 11:43 ) @Mogrim По мне на данный момент Каннигем извращенка... читая её, я снова начал залезать в словарь и вспоминать грамматику, очень иногда завораживающие у неё предложения. Вот она действительно любит во флэшбэках персонажей рассказывать о том, что они думают о в будущем и как они в этом будущем будут размышлять о прошлом. Особенно когда она вводит новых персонажей. Но вот что мне нравится это диалоги Данило Тана и Черного Посоха. Читаешь и валяешься от смеха. Выглядит это так: Молодой хрен постоянно подкалывает Старого хрена. Просто вот вытягивают повествование.
@  Alishanda : (09 Апрель 2017 - 10:32 ) Я вот сейчас недавно приквел про темных эльфов местных читала. Первый переведенный том. Как раз про те времена, когда взошедшая илитка из основной саги жила в этом своем Куркур Галейне и еще не сломала его. У них там вообще богов нет особо. Потому что... выше некуда. Есть крутаны вроде Крулла и эта их Мать Тьма. И даже ни одной новой расы, все старые, любимые.)
@  Mogrim : (09 Апрель 2017 - 10:25 ) В общем, Гринвуд теперь официально старый извращенец! И да, читать сложно, хоть и перевод на высоте.
@  Alishanda : (09 Апрель 2017 - 10:21 ) А. Ну это в общем последний том с откровениями. Старше ящериц там никого не будет. И круче Крулла и его друзей.

Просмотр профиля: Alishanda
Offline

Alishanda


Регистрация: 25 Май 2016
Активность: Сегодня, 13:53
*****
Мои темы

Эпилог

11 Декабрь 2016 - 18:51

Джарлаксл нацарапал свое имя на нескольких приказах и манифестах, выполняя канцелярскую работу, благодаря которой жил Лускан. Наемник ненавидел эти обязанности, но, по крайней мере, у него был Бениаго, который сводил участие Джарлаксла в подобных делах к минимуму.
Несмотря на тяжкий груз пергаментов, этот день не мог вызвать скрверного настроения у наемника. Все шло просто замечательно. Количество комнат и этажей в Башне Магии выросло, и многочисленные жильцы, связанные как с Мензоберранзаном, так и с Гаунтлгримом, с каждым днем все больше обживались в ней. Те немногие, о ком Джарлаксл заботился лично, были счастливы и находились в безопасности.
В этот миг, каким бы мимолетным он не казался, мир был прекрасен.
В дверь тихо постучали, и Джарлаксл был удивлен, увидев Ивоннель, входящую в комнату.
- Я думал, ты отправилась в Долину Ледяного Ветра, - сказал наемник, откидываясь на стуле, заложив руки за голову и закинув ноги на стол.
- Я нашла интересный окольный путь, - только и ответила Ивоннель.
- Без сомнения, чтобы закончить этот интересный год.
- Ты про встречу с богиней? Да, интересно - это именно то слово, что я хотела бы использовать.
- Если уж мы начали об этом - как твои заклинания?
- Они все еще сильны, как никогда, - сообщила Ивоннель, пожимая плечами. Она была удивлена этим фактом. И думала, что Джарлаксл тоже удивится.
- Значит, ты все еще молишься?
- Нет.
- Тогда почему? Как?
Ивоннель снова пожала плечами. Джарлаксл слегка подался вперед в своем кресле, заинтересованно глядя на племянницу.
- Он встретил её, - сказала Ивоннель. - Лицом к лицу. Без страха. Смирившись с любой бурей, которую она могла учинить.
- Дзирт?
- Он думает, что может изменить её, - сказала Ивоннель, покачивая головой. - Я ждала, что он никогда не примет её. Но изменить её…
- Разумеется, он пытается сделать это!
- Её! Ллос! - недоверчиво повторила Ивоннель.
- Конечно! - объяснил Джарлаксл. - Вот почему он сражается. Надежда дает ему сил. И именно поэтому мы его любим. Тем не менее, ты должна признать, что боги, прежде всего, практичны. Когда число их последователей уменьшается - их сила идет на убыль, если они не следуют в ногу со временем. Мне кажется, этот парадокс просто божественен.
- Её! - снова сказала Ивоннель, смеясь и беспомощно качая головой. Она слегка кивнула, а потом оглянулась на открытую дверь. Женщина сделала знак головой, подзывая кого-то все еще скрытого от взгляда Джарлаксла.
Мужчина, дроу, шагнул через проем.
Джарлаксл чуть не свалился со стула. Пытаясь сохранить равновесие, он покачнулся вперед, хватаясь за край стола, да так и остался сидеть с открытым ртом. Наемник совершенно потерял дар речи, что случалось довольно редко за прожитые им годы. Он открыл глаза, внимательно изучая вошедшего через волшебную повязку, после чего отбросил её в сторону, чтобы разглядеть мужчину лучше.
Он отлично знал, кого видел перед собой, но не знал, как на это реагировать. В течение долгого вздоха, он не понимал, что чувствовать, что ощущать, что думать…
Его мысли унеслись назад, к танцам на улицах Мензоберранзана, ко множеству сражений, пропетых песен и смертельной симфонии четырех клинков.
Клинок к клинку, единение оружия со своим самым верным - единственным верным другом.
В спешке, он перепрыгнул через стол, не заботясь о бутылках чернил и пергаментах, которые разлетелись во все стороны. Приземлившись, он бросился к вошедшему мужчине и сжал его в крепком объятии. Спустя мгновение, он снова отстранил дроу на расстояние вытянутой руки, чтобы лучше рассмотреть. Чтобы знать, что все реально.
- Я бы хотел увидеть сына, - сказал мужчина.
Все было реально. Слезы хлынули из глаз Джарлаксла, словно воды прилива, гонимого бурей. Наемник даже не пытался сдерживать их. Срывающимся голосом, он с трудом произнес:
- Ты будешь гордиться.


Глава двадцать восемь - Снег глубок, леса безмолвствуют

11 Декабрь 2016 - 18:50

На дворе стояли ранние летние деньки Года Торжества Рунных Лордов или 1487 по летоисчислению Долин. Айван Валуноплечий полулежал в гамаке на балконе тихой комнаты, располагавшейся в дальней части Плющевого Поместья. Рядом с ним, в поразительных садах Пенелопы Харпелл, щебетали птички, счастливо гудели колибри и пчелы.
И никогда еще эти сады не выглядели лучше, а все благодаря работе "дууидского" брата Айвана, который вприпрыжку являлся туда каждый день, чтобы спеть свои песенки растениям. Творя свои заклинания, он щебетал и танцевал вместе с птицами, пчелами, белками и деревьями.
Да, даже с деревьями, которые внимали его приглашениям, к великому огорчению Айвана.
Но, в конце концов, это было призвание Пайкела и его работа. Точно так же, как работой Айвана было стоять - вернее, лежать - на страже у дверей недавно выстроенной комнаты. У дальней её стены была выложена арка, представляющая собою сооружение из трех длинных узких камней - два из них стояли вертикально, а третий, горизонтальный, лежал сверху.
- Пайкел! - крикнула Кэтти-бри. - Идем. Мы не должны заставлять короля Бренора ждать.
- Ой! - ответил Пайкел.
Айван выкатился из гамака, поправляя свое прекрасное облачение. Он облизнул пальцы и придал волосам более приличный вид.
Кэтти-бри и Дзирт показались совсем скоро. Дзирт был в своей черной кожаной броне, темно-зеленом плаще и с оружием, которое удобно висело на его бедре. Гвенвивар шла рядом с ним, и это заставило Айвана захихикать. Дворф знал, как любила эта кошка дразнить короля Бренора.
Кэтти-бри, в своем черно-белом платье и черной кружевной шали, заставила его затаить дыхание, так что он уделил лишь мгновение, чтобы окинуть взглядом Дзирта и кошку.
Какая прекрасная пара, подумал он, надеясь, что ходившие слухи были верны.
Грязный, растрепанный и смеющийся, Пайкел был тут как тут. Мгновение спустя источник его веселья стал очевиден каждому. Пенелопа и старый Киппер появились вслед за ним, ведя за собою пару дисков, несших на себе бочки замечательного вина из Длинной Седловины - самого желанного плода многолетних трудов Пенелопы над садом.
При виде женщины, Дзирт и Кэтти-бри обменялись улыбками и кивками, что не прошло незамеченным для Айвана. Пенелопа тоже выглядела ошеломляюще. Прекрасное голубое платье облегало её тело, лестно подчеркивая каждую деталь прекрасной фигуры.
Айван, как и Дзирт с Кэтти-бри, не был в Гаунтлгриме вот уже несколько десятидневок, но Пенелопа путешествовала туда регулярно, работая с Громфом и другими магами над контролируемым выпуском огня Предвечного. Говорили, что кроме всего прочего у неё есть еще один небольшой проект, про который пока было мало известно.
- Вы уверены, что я могу уйти? - спросил Айван.
- Все будет хорошо, - сказала Кэтти-бри. - Всего одна ночь. Ничего не случится.
Женщина повернулась к Пенелопе, одаривая ту вопросительным взглядом.
Волшебница кивнула и твердо зашагала к двери, делая знак Айвану разблокировать её.
- Громф уверен, - сказала Пенелопа остальным прежде, чем войти.
- Как и я, - сказал Киппер, напоминая всем, что главным магом по этой части работы с Предвечным был все-таки он. В конце концов, этот вид волшебства был его специализацией.
- Тогда идем, - сказала Пенелопа, доставая лист пергамента. Айван мог только догадываться, где в этом откровенном платье мог скрываться листок. Откашлявшись, женщина начала читать тайное заклинание.
Оно было на древнем языке Делзуна, но Айван понимающе кивнул, узнавая слова “друг”, “союзник” и быстрое упоминание “родных и близких”.
Основание вертикальных камней начало светиться, и на серой поверхности кладки, которая не отражала свет и, разумеется, не была прозрачной, закружилось оранжевое пламя, словно всполох огня камина в толстом стекле.
Пламя образовало столбы, синхронно взметнувшиеся ввысь. Сверху между ними возникла вертикальная перекладина. Как только она соединила столбы между собой, заклинание начало действовать, и все в комнате ощутили тепло. Языки пламени заполнили дверной проем.
Рука Дзирта инстинктивно метнулась к Ледяной Смерти.
- Вы уверены, что нам не нужна защита? - спросил он.
Старый Киппер засмеялся и прошел мимо дроу, прямо в пылающий дверной проем, скрываясь в нем вместе с плывущим за ним диском.
- Ой! - воскликнул Пайкел, и принял решение за Айвана, быстро заталкивая его в огонь.
- Это должна быть веселая ночь, - сказала Пенелопа Кэтти-бри и Дзирту, которые не собирались возражать.
Кэтти-бри сжала руку Дзирта и повела его вперед. Он почувствовал краткий миг тепла, краткое ощущение движения, а затем вышел из похожих каменных врат в комнату, находящуюся, как он знал, в стороне от большого тронного зала Гаунтлгрима, более чем в сотне миль от Плющевого Поместья.
- Эльф! - радостно воскликнул сияющий Бренор, который ждал их на другом конце портала. Однако выражение лица дворфа быстро изменилось, когда он увидел Гвенвивар. - Ба. И зачем ты притащил треклятую кошку?
- Хи-хи-хи, - захихикал Пайкел.
Это место значительно изменилось. Стены этой маленькой комнаты теперь были покрыты митрилом, а дверь, защищенная ловушками и магией, была изготовлена из прочного металла. За стенами комнаты также были установлены решетки и митриловые двери, вместе со сторожевыми постами, располагающимися вдоль всех коридоров, ведущих в тронный зал.
Теперь, когда магические врата заработали, дворфы сделали все, чтобы любым врагам, проникшим сюда незваными, было некуда идти.
Когда они вошли в тронный зал, на пир, приготовленный по случаю этого дня, лицо Дзирта осветила широкая улыбка. Какой праздник! Тысячи дворфов уже были здесь, вместе со множеством хафлингов, в чье число входил и Реджис, который примчался к друзьям рука об руку с самой прекрасной женщиной-хафлингом и устроил им, наконец, долгожданное знакомство с Доннолой Тополино.
- Я слышала, что вы могли не поспеть вовремя, - сказала Кэтти-бри паре хафлингов. - Эта мысль ранила мое сердце!
- Мы не слезали с лошадей, - ответил Реджис.
- Пришлось много договариваться, чтобы совершить такое путешествие, - добавила Доннола.
Дзирт снова оглядел комнату, сосредоточив внимание на хафлингах. К своему изумлению, он понял, что в некоторых из них он узнает Коленоломов из Дамары. Прежде, чем он успел задать вопрос, еще один гость короля Бренора попался ему на глаза, и он подтолкнул Кэтти-бри, чтобы заставить женщину посмотреть на Вульфгара.
Пара обменялась многозначительными вглядами, теперь понимая выбор платья Пенелопой.
Вульфгар был здесь. Дзирт и Кэтти-бри снова кивнули друг другу, следя за волшебницей, которая уже заняла место за главным столом Бренора, рядом с Громфом.
- Проделанная работа впечатляет, - заметил Дзирт Бренору.
- Ба, да ты еще не видел ничего, - поклялся дворф, и двинулся к двери, предлагая паре последовать за собой. - Идем. Я все покажу.
Пещера за дверями Гаунтлгрима изменилась до неузнаваемости. Подземное озеро было очищено при помощи магии и сложной очистки дна. Подводные огни, окружавшие водоем, сверкали на чешуе множества рыб, скользящих в глубине.
На перилах моста, переброшенного над водою, сидело несколько дворфов, державших в руках удочки. В озере перед ними плавали поплавки.
На другом конце моста, лежавшем за озером, вырисовывались очертания нового строящегося сооружения: какой-то гигантской платформы с пандусами по левую и правую стороны, которые заканчивались у дальней стены пещеры.
- Я позже добуду шест, который обещал мне Румблбелли, - подмигивая, сказал Бренор. - Мы привезли костяные головы из Мер-Дуалдона.
Редис задумчиво улыбнулся, но ни он, ни Доннола не казались удивленными. Дзирту показалось, что они уже пережили моменты удивления.
- Это действительно замечательно, - сказал Дзирт.
- Ба, да вы еще ничего не видели! - снова сказал Бренор и двинулся по мосту, прямо под новую платформу, а затем через главную пещеру, мимо сталактитовых и сталагмитовых укреплений, где полным ходом шло огромное строительство.
Два новых туннеля уходили вверх, ведя прочь из пещеры.
- Скоро придет новая телега, - пояснил Бренор, указывая на левый туннель. Оглядев проход, собравшиеся отметили, что по полу коридора бежали рельсы, которые заканчивались у самой платформы на озере. По бокам рельсы были ограничены низкими стенами, которые помогли им оставаться скрытыми от глаз друзей, пока Бренор специально не указал на них. Любопытным было то, что рельсы по левую руку от них скрывались в озере, но четверо гостей могли лишь пожать плечами.
Еще любопытнее было справа, где они обнаружили еще одни рельсы, идущие от платформы. Эта дорога тянулась ко второму тоннелю, где они перекручивались, поднимались наверх и шли опять по потолку коридора.
- Чего? - вместе выпалили Дзирт и Кэтти-бри. Реджис и Доннола только рассмеялись.
- Они прям как мы, - сказала Доннола.
- Да, и это хорошо! - сказал Бренор, возглавивший группу своих полных нетерпения друзей. - Я говорил им подождать с дальнейшей установкой.
В странном тоннеле друзья увидели множество работающих дворфов, но все они были перевернуты вверх тормашками.
- Харпеллы, - сказу поняла Кэтти-бри.
- Да, это была их идея. И отличная, - сказал Бренор. Он резко свистнул, и группа дворфов, находящаяся чуть выше по тоннелю, но стоящая на полу, а не на потолке, начала действовать. Напевая песню, они подхватили и потащили новую рельсу, кладя её там, где на потолке заканчивалась предыдущая.
После этого, они бросились назад, и вперед шагнул человек, женщина. Кэтти-бри и Дзирту потребовалось лишь мгновение, чтобы признать Кэннеди Харпелл, которая развернулась и дружески помахала им рукой.
Она посмотрела в туннель и прочла заклинание. Новая рельса, брошенная дворфами, со звоном прицепилась к потолку.
- Быстрее, мальчики! - прокричал предводитель отряда дворфов. Рабочие кинулись мимо Кеннеди, переворачиваясь с ног на голову, как только они вошли в поле действия её заклинания. Пролетев около восьми футов, они упали на потолок. Там они начали пристраивать рельсу к остальной части дороги и крепко закреплять всю конструкцию длинными гвоздями.
- У отрядов не так много времени, чтобы встать… э-э-э, туда и закрепить рельсы. Потом заклинание прекращает действовать, - пояснил Бренор. - Наверху они могут прокладывать по сотне футов в день, но Громф может укреплять только по десять футов за день.
- Укреплять? - спросил дроу.
- Навечно, - заявил Бренор с гордой улыбкой.
- Ты строишь перевернутый туннель? - недоверчиво поинтересовался Дзирт. Казалось, из всех четверых только он был способен издать хоть какие-то звуки.
- Да, - сказал Бренор. - Называй его Мостом.
- Погоди, - вставила Кэтти-бри. - Значит, телега сможет спуститься с поверхности… - она указала на левый туннель, - а затем - развернуться и поехать обратно?
- Легче, чем тащить её руками, - сказал Бренор.
Где-то в левом тоннеле зазвонил колокольчик.
- Вы могли бы отойти немного назад, - попросил Бренор Доннолу, которая была ближе всего к стене, отгораживающей рельсы левого туннеля.
Земля задрожала и, спустя несколько мгновений, телега, полная дворфов, с визгом ворвалась в пещеру, мчась прямо в озеро. Из-под колес летели брызги, стекающие по обеим стенам дороги. Сопротивление замедлило телегу так, что она с трудом взбиралась на платформу по пандусу. На своем пути телега задела какой-то рычаг, зафиксировавший её на месте, не давая откатиться назад.
Рыбачившие дворфы взобрались наверх и подошли к платформе. Они начали крутить рычаги, которые подняли телегу до самого верха, где её пассажиры, наконец-таки, смогли высадиться.
- О, боги, - выдохнул Дзирт.
- Это прекрасная штука, - согласился Бренор. - Нам придется тянуть её весь путь наверх по туннелю, из которого она приехала, но, не сомневайтесь, обратный путь будет готов до конца лета.
- И как вы собираетесь вырыть все это? - спросил Дзирт.
Бренор покачал головой.
- Придорожные стены, - пояснила Кэтти-бри, кивая. - Вот почему Пенелопа зачастила сюда.
- И все это навечно, - сказал Бренор.
Дзирт склонился над маленькой стеной и стал следить за работой дворфов, которые крепили рельсы к потолку. Он попытался представить такую тележку  - идущую вверх ногами по потолку туннеля, прямо к крутому холму на поверхности.
За последние десятидневки он видел много странных и невероятных вещей, включая Принца Демонов и Королеву Паутины Демонов. Он ощутил внутри себя силу Мензоберранзана и выпустил её, чтобы уничтожить Демогоргона. Он пролетел половину Фаэруна на спине дракона и встречался с человеком, который превзошел свою бренную оболочку. Он даже обучался у него.
А теперь еще и это.
Он понял, что рад своей способности все еще удивляться.

***
Бренор сидел по правую руку, а Кэтти-бри - по левую. Здесь были Вульфгар, и Реджис, и Джарлаксл. Гвенвивар свернулась на полу за спиной Бренора, словно намекая дворфу на то, что ей, возможно, потребуется более мягкая кровать. Даже несмотря на то, что дворфы были не намного мягче камня.
Почти все, о ком он заботился больше всего на свете, находились сейчас здесь, в этой зале. Они пели и произносили тосты, пировали и смеялись. Они смотрели в будущее, которое казалось теперь таким многообещающим, что сердце Дзирта готово было разорваться от переполнявших его эмоций.
Он встретил Ллос и отказал ей - действительно ли она приняла его отказ? Но даже если нет, то какая разница? Наконец наступил момент, когда Дзирт обрел полный покой, его путь свернул на тропу понимания, согласия с миром и принятия своего места в нем.
Он посмотрел на эту странную молодую женщину. Ивоннель. Он не знал, как поступить с ней. Он оценивал её, словно взвешивая на весах истины. И сам Мензоберранзан присутствовал на этом суде. Пока он не был убежден в её честности, но видел в ней большие надежды. Больше, чем мог представить.
Он передал ей свой факел?
Он рассмеялся над этими мыслями и сжал ногу Кэтти-бри, просто чтобы ощутить реальность. Он едва мог поверить в тот темный путь, который ему суждено было пройти, погруженным в сомнения. Теперь, для его исцеленного разума, это время казалось полной нелепицей. Он пришел в обитель мира и добра. Здесь его окружали друзья и любимые.
В голове мелькнули сомнения, но он со смехом оттолкнул их прочь.
Стук столового серебра о кружки и стаканы разнесся по большому залу, призывая послушать речь самого замечательного хозяина.
Бренор поднялся и откашлялся.
- Я слишком увлечен едой! - смеясь, сказал он. - Так что прошу другого сказать за меня.
Он снова сел за стол и, к удивлению Дзирта, его место занял Реджис. Малыш встал со своего места и забрался на стол, высоко подняв бокал.
- Мои друзья, моя семья, - сказал хафлинг, собираясь с мыслями. - Я испытал величайшее удовольствие, объединив два места, которые звал домом. Я был рад познакомить клан Боевого Топора и Компаньонов Митрил-Халла с Морадо Тополино, моей второй семьей!
Хафлинги и дворфы засвистели, выкрикивая дружное “Ура!”
- За Виггельфингерза. И за Доннолу, мою любимую и ту, что скоро станет моей женой!
Эта новость вызвала новый шквал радостных воплей.
- За Дорегату и Шовисала из смелых Ухмыляющихся Пони! - перекрикивал приветствия Реджис. - За Текумса Брейсгедла и легендарных Коленоломов!
- Ура!
- За Пенелопу и Киппера. За всех Харпеллов.
- Ура!
- Все вы приглашены на нашу свадьбу! - заявил Реджис. - Все вы, и весь клан Боевого Топора!
- Мне можно обижаться? - громко воскликнул Джарлаксл.
- И ты тоже! - ответил Реджис. - Вместе с твоими друзьями-дроу!
На этот раз потребовалось немного больше времени, чтобы зал снова отозвался криком “ура!”
- Как думаете, сможете сложить свое оружие? - сострил Реджис, чем вызвал громкий смех.
- А ты думаешь, оно нам нужно? - ответил Громф, отчего веселье поутихло, пока архимаг не улыбнулся, поднимая бокал в тосте.
Возможности, подумал Дриззт. Возможности.
- Давайте сделаем все сейчас! - крикнул один из дворфов из-за спины.
- Я принесу пиво! - пообещал второй.
- Щит короля Бренора! - напомнил собравшимся третий. По комнате прокатилась волна хохота.
Но Реджис поменял позу, опуская свой стакан и взгляд. Плечи хафлинга слегка опали.
- Ваш смех и слова могут поутихнуть, ибо у меня есть одно признание. Я вынужден совершить большое предательство, - сказал он.
Зал притих.
Дзирт внимательно оглядел своего друга, но Бренор, заметивший тревогу дроу, только ободряюще подмигнул.
- Последние несколько месяцев среди вас я завел шпиона, который прокладывал путь для некоторых крупных изменений, которые придут на эту землю, - он указал в сторону, после чего на стол взобрался Пайкел Валуноплечий, выкрикивая свое “Ой!”
- Наш друг, мой разведчик, Пайкел, в последние месяцы поддерживал со мной и Доннолой тайную связь. Он делал приготовления и обещал для нашей свадьбы самые лучшие вина. И судя по тому, что он принес сегодня - я не склонен сомневаться в его обещаниях, - он сделал знак Пенелопе Харпел и веселье вспыхнуло вновь, признавая качество её урожая.
- Так значит ты, хитрый хафлинг, хочешь предложить королю Бренору оставить свой трон, чтобы пройти через половину Фаэруна ради свадьбы своего дорогого друга? - громко и, казалось, довольно грубо, спросил Джарлаксл. Тишина окутала собравшихся, и лишь по скрытой улыбке Реджиса Дзирт понял, что это представление было отрепетировано и разыграно, как часть тоста хафлинга.
- Ба, да никуда я не пойду! - хмыкнул Бренор. - Я собираюсь спать в собственной постели!
- И твоя кровать повстречается с твоей волосатой задницей в ту же ночь, друг мой! - пообещал Реджис.
- Вы хотите провести в Агларонд огненные врата? - спросила испуганная Кэтти-бри всех сразу. Создание портала из Гаунтлгрима в другие места, вроде Плющевого Поместья, было очень сложной задачей, требовавшей великих трудозатрат как в процессе, так и в приготовлениях.
Дзирт знал, что слова жены не были отрепетированы заранее и, разумеется, шли от чистого сердца.
При этой мысли побледнел даже Бренор.
- Одни ворота в Длинную Седловину, вторые - в Митрил-Халл! - настаивал он. - Может быть будут еще в Долину Ледяного Ветра. Но как-нибудь потом!
- Тогда, друг мой, мы вынуждены будем привести Морадо Тополино к тебе, - пояснил Реджис. - Все целиком!
Он спрыгнул, и Доннола Тополино заняла его место на столе.
- Сегодня мы представляем вам Кровавые Лозы, - объявила она. - Новый дом для Морадо Тополино, на пороге задних дверей Гаунтлгрима, на земле, которую выделил нашей семье щедрый король Бренор.
Ошеломляющая тишина сменилась криками, громкими “ура” и звоном стаканов и кружек, с энтузиазмом ударяющихся друг о друга.
- Кровавые Лозы станут домом для Коленоломов и Ухмыляющихся Пони, которые решили объединить силы для патрулирования Побережья Мечей, от Невервинтера до Сюзейла, - объявила Доннола.
- Мост, - тихо заметила Кэтти-бри, и Дзирт усмехнулся. Тоннели с рельсами действительно вели к скалистой долине у задней двери Гаунтлгрима.
- Кто знает торговцев лучше, чем кучка хафлингов? - спросил Бренор. - Даже Джарлакслу придется держать ухо востро с мошенниками Доннолы.
- Сегодня вы пробовали вино, которое принесла леди Пенелопа Харпелл, - добавила Доннола, вызывая аплодисменты. - Она потратила годы на выращивание винограда, но лишь недавно нашла недостающий ингредиент. И она согласилась поделиться им с нами, и потому вино Морадо Тополино станет известно и любимо во всех Королевствах. Мы будем выращивать виноград одновременно в Кровавых Лозах и Длинной Седловине.
- Кажется, вокруг нас сплошные заговоры, - прошептал Кэтти-бри Дзирт.
- И что же это за ингредиент? - спросила Доннола. Она спрыгнула со стола, поспешила к Пайкелу и поцеловала его в голову. - Вот он! - пояснила она.
- Ура! - закричал один из дворфов, но его ликование было оборвано Айваном Валуноплечим.
- Нет! - крикнул он, перекрикивая всех. - Не “ура!”.
Он посмотрел на своего сияющего брата и крикнул: “Ой!”
И зала ответила радостным “Ой!”
Дзирт откинулся на спинку стула, радуясь, что дорога привела его к миру и добру. К друзьям и любимым.

***
Бренор закончил пировать прежде, чем наступил рассвет. Он дунул в рог, отдавая дань тому, кого не было с ними.
Каждый почтительно склонился перед призраком Тибблдорфа Пвента.
Вскоре после того, тронный зал Гаунтлгрим начал пустеть. Или, если быть точнее, по большей части наполняться резонирующим довольным храпом пьяных дворфов.
Никто не заметил призрачного тумана, который пронесся через залу, мимо трона и статуи, установленной на уступе перед королевским троном. Лавовый саркофаг треснул, и призрачный туман проник внутрь.
А потом вернулся, более плотным, и поплыл прямо к Трону Дворфских Богов.
Тибблдорф Пвент уселся на кресло. Теперь это уже не был призрак, созданный рогом.
Вампир посмотрел на собственный саркофаг и задумался. Была ли это возможность?
Трон Дворфских Богов не отверг его.



ДНЕВНИКИ

Снег глубок, леса безмолвствуют. Они полны скрипа и стона голых деревьев, скорбного северного ветра и, время от времени, воя Биддерду.
Завтра первый день года Возрожденного Короля Дворфов, и Гвенвивар, мой дорогой друг, я с нетерпением жду, что же приготовило нам будущее.
А почему бы и нет? Ведь столь много хорошего произойдет, и так много радости переполняет сердце.
Реджис и его друзья, наконец, построят свой город, Мост будет завершен, виноградники - посажены, а это значит, что растущий союз Побережья Мечей станет только сильнее.
Башня Магии почти выросла, и её маги такие разные - Эффрон, Громф и леди Авельер. И это не угроза, а новый источник стабильности. Они тесно сотрудничают с Плющевым Поместьем, и Пенелопа содержит в башне огромную мастерскую и библиотеку. Преображение Лускана, которое производит Джарлаксл, - чудесная вещь и обнадеживающий путь вперед.
Могу ли я сказать меньшее о своем собственном путешествии? Мы с тобой продолжим нашу захватывающую и полезную работу по отлову оборотней Биддерду и транспортировке их в Плющевое Поместье, где Кэтти-бри сможет помочь им контролировать свои дикие способности и стать более похожими на своего тезку.
Магистр Афафренфер прибыл на следующий день после того, как мы говорили с тобой в последний раз, Гвен. Он победил Саван, но она не зла на него. Кейн поручил ему найти меня и предложить лучше разъяснить пути Желтой Розы. И я только рад этой возможности!
Мир, кажется, перевернулся, возвращая меня в прежние места и давая возможность прожить жизнь счастливо.
Прежние места. Но как же они отличаются. Компаньоны Митрил-Халла, кажется, стали Легионами Митрил-Халла.
И наше число будет только расти, друг мой.
Я думал, что у Кэтти-бри не хорошо с желудком. И это внезапное шевеление. Но нет, это был не гневно урчащий живот.
Это была ножка, Гвен. Маленькая ножка моей дочери или сына. Идеальная ножка.
И я думаю, каким путем пойдет эта ножка? Какие дороги оставит позади, какие приключения найдет, какие радости встретит на пути?
Моя дорога привела меня к настоящему дому, и я окружен тем, что люблю и ценю. И теперь я не чувствую страха. Кэтти-бри рядом, и потому я счастлив.
Ты со мной, и поэтому я счастлив.
У Реджиса собственная деревушка у дверей Гаунтлгрима, и потому я счастлив.
Бренор - законный король Гаунтлгрима, а с восстановленной Башней Магии город дворфов намного переживет своего короля, и потому я счастлив.
И главное, Вульфгар, что даже вызывает улыбку - он, возможно, станет когда-нибудь королем Дамары или же, что вероятнее, найдет свою собственную извилистую и полную приключений дорогу. Я надеюсь, что буду рядом с ним. И потому я счастлив.
Артемис Энтрери… Я не знаю, с чего начать. Я никогда не думал, что рано или поздно увижу его таким. Неужели он нашел свое искупление и стал чист? Не мне решать это, ибо я не знаю всю глубину его преступлений и тьмы, что омрачала его сердце. Но теперь я знаю, кем он стал. Тем, кто может посмотреть на себя в зеркало. Тем, кто умеет улыбаться.
И меня удивляет, как сильно это волнует меня - быть может, солнце после темнейшей ночи все же засияет ярче. Но глядя на него сейчас, я доволен. Он пошел за мной, несмотря на огромный риск. Он стоял плечом к плечу со мной и Реджисом в логове Малкантет. Мне не пришлось тащить его в Порт Лласт, на помощь жителям. Ибо он сам предложил пойти со мной.
Верить в возможность искупления есть верить в то, что всегда есть надежда и спасение от самой глубокой тьмы.
И потому я должен сказать. И мне не придется произносить эти слова через силу:
“Артемис Энтрери - герой”.

 

- Дзирт До'Урден


Глава двадцать седьмая - Богиня и жизнь

09 Декабрь 2016 - 18:04

- Не оборачивайся! - крикнул Энтрери Вульфгару. Он стремился предупредить варвара, а не угрожать ему.
- Зеркало за твоей спиной! - пояснил Реджис, пытаясь снова накрыть стекло плащом. И у него получилось, частично, по крайней мере. - Если ты посмотришь в него - пропадешь снова!
- Где я? Что это за место? - потребовал ответа Вульфгар.
- Иди к нему, - приказал Энтрери Реджису. Сам он поднял зеркало и понес демоническую вещицу прочь.
- Что ты делаешь? - спросил хафлинг.
- Артемис Энтрери? - задал вопрос Вульфгар, но стоило ему посмотреть за человека, шагавшего по краю пруда, и голос варвара изменился. - Дзирт!
Он оттолкнул Реджиса и бросился к дальней стене. Туда, где лежал безжизненно распростертый дроу. Вульфгар упал на колени, обнимая голову Дзирта.
- Что случилось? - с отчаянием спросил он.
- Демоница… - начал объяснять Реджис, но резко замолчал, уставившись на Артемиса Энтрери, который в этот момент закинул зеркало подальше в озеро.
- Будь она проклята вместе со своими мерзкими игрушками, - заявил убийца в ответ на недоверчивые взгляды Реджиса и Вульфгара.
Реджис покачал головой, с каждым движением делая это все более яростно.
Вульфгар снова обернулся к Дзирту, прижимая друга к себе. В этом объятии не было силы, варвар не просто так опасался усугубить глубокое смертельное ранение.
- Не туда! - крикнул Реджис Энтрери. Он вскочил на ноги, снова привлекая внимание Вульфгара. - Нет, нет, нет.
- Чего? - не понял убийца, бросая хафлингу его плащ.
- Там плавает рыба, - запинался Реджис. - Живая рыба!
Энтрери замер, а Вульфгар поднял голову.
Словно в ответ на это замечание, вода в озере начала кипеть. Под бурлящей поверхностью проступили очертания огромного существа.
От воды повалил пар.
- Бежим, - сказал Энтрери, отступая назад.
Реджис первым добрался до двери, и пошарил руками, пытаясь распахнуть её - его руки забегали только быстрее, когда он оглянулся и увидел гидру. Огромная тварь, по-видимому, сцепилась с кем-то еще.
Это нечто всплыло из озера, похожее на гигантское глазное яблоко с жуткой пастью, полной длинных острых клыков. На голове создания торчали стебельки с множеством маленьких глазок.
Реджис резко развернулся и попытался выйти, но ему не удалось открыть дверь достаточно широко, и потому он просто врезался в неё, заставляя закрыться снова.
Вульфгар оттолкнул хафлинга в сторону и распахнул дверь. Схватив Реджиса подмышку, он вылетел из комнаты. Безвольное тело Дзирта повисло на другом плече варвара.
- Брось мелкого и готовь свой молот, - сказал Энтрери Вульфгару, несущемуся мимо него по коридору.
Туннель позади задрожал. Из-за спины доносились удары молний, треск огня, шипение воды и, в конце концов, визг - громче, чем крики гидры, и больше похожий на драконий. Друзья поняли, что к битве присоединился третий противник. И этот бывший пленник, вероятнее всего, еще хуже двух предыдущих.
- Просто бежим! - продолжал твердить Реджис. Он изо всех сил старался прекратить оглядываться. Безрезультатно.
Вслед за Энтрери, они обогнули множество углов и мновали десятки туннелей. Почти все коридоры были слишком узкими для гидры или дракона. Это стало для товарищей небольшим утешением, хотя их облегчение заметно поубавилось, когда в широком проходе, главном туннеле верхних уровней, они наткнулись на гигантского, похожего на человека монстра, который дымился и размахивал огромным мечом.
- Это вообще когда-нибудь кончится? - спросил Энтрери.
Вскоре он понял, что монстр здесь не один. Рядом с ним убийца заметил знакомую женщину, и уже подумал, что неугомонная демоница опять вернулась.

Послышался приказ остановиться, и из тени показалась Ивоннель. Она оттолкнула гиганта в сторону. Или попыталась. Когда маленькая дроу не смогла сдвинуть монстра с места, она просто попросила его отойти с дороги.
- Я нашла вас, - сказала она с облегчением. - Это настоящая королева Концеттина. Малкантет больше нет, но нам нужно уби…
Её взгляд упал на Дзирта.
Когда Вульфгар осторожно опустил тело дроу на землю, женщина бросилась к раненому сородичу.
- Ох, нет, - простонала она.
- Его задел кнут демоницы, - объяснил Энтрери.
- Помоги ему! - приказал Реджис.
Но Ивоннель не смогла найти сил, чтобы вылечить Пайкела, а рана Дзирта казалась куда более серьезной.
- О, нет, - пробормотала она снова. Женщина закрыла глаза, чтобы сосредоточится. Она прошептала заклинание. Незначительная волна целительной магии коснулась лежащего дроу.
Снова открыв глаза, Ивоннель поняла, что, в сущности, не сделала ничего толкового.
- Ханзрин, - сказала она, молча проклиная себя за то, что выгнала тех слишком быстро. - Мы должны догнать… - начала она, но хрип Дзирта заставил её замолчать и повернуться к раненому.
Из воспоминаний Ивоннель Вечной, молодая Ивоннель хороша знала признаки последних вздохов умирающего. Она не могли найти Ханзринов. Как и кого-либо еще. У них просто не было времени.
Ивоннель замирала, а потом снова начинала бродить. Похлопывая руками по своему лицу, она взывала к Паучьей Королеве.
- Ллос, услышь меня! - умоляла она, сотворив заклинание связи. - Я знаю, что он тебе не безразличен!
Ты ничего не знаешь, дитя, - пришел ответ, прозвучавший в её голове. К своему ужасу, Ивоннель узнала голос Йеккардарьи.
Она знала, что обречена. Что все они обречены.
Ивоннель подошла к Дзирту, отталкивая остальных, и взяла его голову в руки.
- Ты позволишь ему умереть вот так?
- Ты бы пожертвовала собою ради него?  - раздался бестелесный булькающий голос, заполнивший коридор.
Вульфгар, Реджис и Энтрери встали плечом к плечу и спина к спине, образуя треугольник вокруг перепуганной Концеттины. Все трое обнажили оружие, хоть понимали тщетность любых попыток сопротивления.
- Ты бы пожертвовала собою ради него? - повторил голос, голос Йеккардарьи, а потом Ивоннель услышала продолжение в своей голове: - Призови меня, если хочешь его спасения.
- Ты просишь меня умереть… - прошептала Ивоннель.
Я не говорила, что ты умрешь.
- Ты не говорила, что я не умру! - ответила Ивоннель.
Да, не говорила, - согласился магический голос. - А теперь - выбирай.
Ивоннель посмотрела на Дзирта, а затем повернулась к остальным.
- Бегите. Ради спасения ваших жизней. Окажитесь как можно дальше отсюда.
- Я не оставлю его, - сказал Реджис, придвигаясь к Дзирту.
Остальные присоединились, выстраиваясь в линию. Концеттина, совершенно потерянная, спряталась за их спинами.
- У меня нет времени… - начала Ивоннель.
- Делай, что хочешь, - сказал Энтрери. - Мы не бросим его.
Со вздохом, Ивоннель снова слегка отступила в туннель и начала заклинание, могучий двеомер, открывающий портал в Абисс.
Она посторонилась и затаила дыхание, когда черные врата замерцали и обрели форму. Из них выступила фигура Йеккардарьи, в её обычной жуткой форме - куча грязи, шевелящая щупальцами.
Служанка остановилась и указала на портал, добавляя в заклинание собственную магию. Черные врата снова замерцали.
И явилось что-то еще.
Вне всякого сомнения, она была красива. Она смеялась над дрожащей дроу, которая сглотнула, вскрикнула и упала на колени.
На мгновение, явившаяся из врат дроуская женщина приняла форму гигантского драука. Лишь для того, чтобы остальные поняли происходящее и устрашились.
- Мы все умрем, - прошептал Энтрери.
Концеттина упала на колени и заплакала.
Кинжал Реджиса звякнул об пол, рука малыша слишком ослабла, чтобы удерживать оружие. Кончик поникшей рапиры хафлинга заскользил по каменному полу.
- Ты удивляешь меня, дитя, - сказала Паучья Королева. Казалось, она веселилась.
- Я… я…
Ллос посмеялась над дроу, а затем зашипела и помахала рукой перед лицом Ивоннель.
Что-то взволновалось внутри дочери Громфа, разливаясь, словно желчь. В самый последний момент, она поняла природу волнения. Повернувшись лицом к Дзирту, она пролила на него заклинание, могучую магию, которая омыла дроу и физически передвинуло его тело волною чистой энергии.
Дзирт перевернулся и закашлялся, а затем вскочил на ноги. Он очнулся, совершенно здоровый, и уставился на Энтрери, Реджиса, Вульфгара и рыдающую женщину, стоящую рядом с ними. Выражения лиц собравшихся заставили Дзирта обернуться.
И тут он едва не упал снова.
- Как ты и просила, - сказала Ллос Ивоннель.
- Забирай меня, - прошептала жрица.
Богиня фыркнула, и молодая женщина отлетела в сторону, отброшенная единственной мыслью могущественной Королевы Паутины Демонов. Врезавшись в стену, Ивоннель съежилась на полу.
- Ну наконец, Дзирт До’Урден, - сказала Паучья Королева.
Дзирт смотрел на неё, не моргая.
- Ты не боишься?
Он и глазом не моргнул.
- Возможно, твоя дерзость меня утомит, - сказала Ллос. - Мне нужна твоя верность.
- Я не могу дать её тебе.
- Прокляни Миликки!
- Она не моя богиня, чтобы проклинать её, - признался Дзирт, и всемогущество Ллос дало трещину, когда на лице богини мелькнуло легкое непонимание.
- Я могу уничтожить тебя и все, что тебе дорого, - предупредила Ллос.
- Этого я и жду, - сказал Дзирт.
- Ты знаешь о боли, которую я могу причинить тебе?
- Да, - ответил Дзирт прежде, чем она закончила.
- Отлично, - промурлыкала Ллос.
Дзирт расправил плечи.
- Ты можешь избежать этого, - сказала богиня. - Твои друзья будут свободны. И даже твоя милая Кэтти-бри.
При упоминании о любимой жене, Дзирт поморщился. Но, проглотив свое удивление и страх, он понял, что все её обещания и угрозы никак не относились к его действиям. Ллос стояла слишком высоко над ним. Во всех отношениях. Она поступит так, как ей заблагорассудиться, вне зависимости от его выбора. Он мог влиять на её действия также, как мог поднять Фаэрун из океана.
- Встань на колени, - потребовала она, и волшебная тяжесть заставила Дзирта опуститься на колени.
- И как ты смеешь смотреть на меня без дозволения! - воскликнула богиня, и второй удар магии опустил взгляд Дзирта в пол.
Но там, за магическим внушением, Дзирт увидел одинокий огонек свечи в собственной памяти.
Он посмотрел на Ллос.
Он сопротивлялся магии и поднялся на ноги.
- Я многое могу стерпеть от тебя, - предупредила она. - Поклонись мне!
- То, что ты просишь, не принадлежит мне, - пояснил он.
Ллос усмехнулась и махнула рукой. Коридор позади Дзирта заполнили толстые паутинки, которые подняли друзей Дзирта и Концеттину над полом, полностью захватывая и удерживая их.
Дзирт смотрел, как они задыхаются, не в силах помешать. Он видел их, пойманными и беспомощными. Он видел тысячи мелких пауков, собравшихся на потолке.
- Поклонись мне, - спокойно потребовала Ллос.
- Как? - невинно спросил Дзирт. - Я не отвечаю за то, что у меня на сердце. А то, что у меня на сердце не совпадает с путями Ллос.
Паучья Королева зарычала, и какой это был дикий звук. Стук паучьих лапок за спиною Дзирта стал громче.
Его друзья закричали, их голоса были заглушены паутиной, но боль была очевидна.
Они будут съедены крошечными паучками.
- Я получу тебя, Дзирт До’Урден, - пообещала ухмыляющаяся Ллос.
- Нет, - просто сказал Дзирт.
Позади него, между гримасами и стонами, Энтрери все же удалось пробормотать:
- Едва ли она хотела услышать именно это.
Но Дзирт едва заметил его комментарий.
Он нашел свечу в своих мыслях, принял медитативную позу и нашел там мир, далекий от происходящего.
Потому что он не мог помочь. Он не мог даже притвориться, что помогает. Дзирт давно пришел к пониманию истины этого “культа”. К этому нельзя принудить, это нельзя отдать, это нельзя даже принять.
Это просто было. Путь сердца, надежды и радости.
Его нельзя сотворить.
К нему нельзя принудить.
Его нельзя изменить.
Он просто был.
Дзирт отстранился от окружавших его страданий, уходя мыслями туда, где не мог слышать криков боли. Он почувствовал укол сожаления, легкую волну вины, но быстро подавил это.
Он ничего не мог сделать. Это была Ллос. Богиня. Дзирт мог вытащить из-за пояса Таулмарил и выстрелить ей в лицо, но стрела не пронзит её - она не причинит ей боли. Это был не дракон, не обычный демон и даже не Демогоргон. Это было нечто очень похожее и совершенно иное, нечто великое и запредельное.
И потому Дзирт ушел, убежал от окружающей действительности, и потому был совершенно удивлен, когда был схвачен за одежду и с пугающей силой и легкостью подвешен в воздухе.
Звуки позади него стали значительно тише. Там больше не было ни криков агонии, ни стука паучьих лап. Он не был уверен, как долго отсутствовал, и боялся, что все позади него уже мертвы.
Тихие рыдания женщины - Концеттины - подарили ему крошечный проблеск надежды.
- Я не только боль, - сказала Ллос. Её лицо было очень близко к его лицу, а голос постоянно менялся. - Я - наслаждение.
И богиня поцеловала Дзирта, ненасытно и страстно. Тысяча разрядов тока пронеслись по его телу, дразня и искушая его.
Она оттолкнула его назад, и заманчиво улыбнулась.
- Лишь слово, и все это - твое.
Но Дзирт пожал плечами и покачал головой.
Ллос бросила его на ноги, и он повалился, словно его ударили. Мгновение Дзирт видел в глазах разъяренной Ллос ужасную смерть. Но она успокоилась и рассмеялась.
- Я не только забираю, Дзирт До’Урден, - сказала она. - Я могу давать. Позови свою пантеру.
Дзирт заколебался.
Ллос протянула руку, и он проследил за этим движением. На земле лежал мешочек, прямо перед паутинами и его захваченными, но очень живыми, друзьями. Он понял, что это его собственный мешочек. С ониксовой фигуркой.
- Я могу позвать её сама, - заметила Ллос, и Дзирт ей поверил.
Он призвал Гвенвивар, и наблюдал, как кружащийся туман образовал фигуру пантеры. Кошка и правда была тут, но Дзирт почувствовал боль в сердце.
Гвенвивар беспомощно повалилась на землю. Её тело не повиновалось ей. Она всхлипнула, упала и попыталась встать, но бесполезно.
Дзирт едва мог выдержать это зрелище. Он думал достать Таулмарил. Не ради того, чтобы подстрелить Ллос. Просто чтобы спасти Гвен от этих страданий.
- Гвен, уходи! - умолял он.
- Нет, - сказала Ллос, и пантера не пропала. - Я не позволю.
Дзирт повернулся к ней, а затем снова собрался присесть на корточки, чтобы уйти в себя.
Но Ллос прошла мимо него, и он повернулся, чтобы увидеть Гвенвивар уже здоровой.
Пантера встала и зарычала.
Ллос засмеялась и махнула рукой, отправляя Гвен в паутину, где та тоже была быстро поймана.
- Видишь? - спросила она, когда Дзирт повернулся к ней. - У меня тоже есть дары. Я нечто большее, чем боль и страдания.
Дзирт признал это с легким поклоном.
- Верь в меня, - сказала она. - Познай мою любовь.
- Нет. Я не могу, и ты это знаешь.
Ллос облизнула губы, заставляя их заманчиво блестеть от влаги.
- Я могу вернуть его тебе, - сказала она.
Дзирт тяжело сглотнул, внезапно испытав страх.
- Ты знаешь, что могу.
- Закнафейн не признавал тебя, - сказал Дзирт, просто потому, что должен был услышать, как произносит эти слова вслух. - Он не с тобой.
- Но какая разница? - спросила она, не отрицая. - Я могу вернуть его. Ты знаешь.
Ухмылка Ллос сказала Дзирту, что богиня верит, что заполучила его.
Но ничего не вышло. Потому что она не могла получить его.
- Я не могу дать тебе того, что ты хочешь, - просто сказал он. - Я не могу поклоняться тебе, несмотря на все твои дары, угрозы и наслаждения. Это нельзя просто отдать. Я мог бы служить тебе, и я буду, если такова твоя цена, но до тех пор, пока моя служба не приносит страданий невиновным. Никогда.
Он оценил собственные слова и пожал плечами.
- А может и нет. Возможно, я не смогу дать даже этого.
- Ты мог бы позволить своим друзьям умереть, мог дать своей ненаглядной Гвенвивар дергаться в агонии, ты отказался от мысли видеть Закнафейна снова, просто потому что ты не веришь в богов?
- Или потому, что я до сих пор верю во что-то большее, - сказал Дзирт. - В то, что справедливо и правильно.
Ллос посмеялась над ним и снова повторила:
- Я могу вернуть тебе Закнафейна! Все, что тебе нужно - предложить мне свою верность.
- Если бы ты хотела от меня подобного, то в первую очередь не забрала у меня Закнафейна, как и всех остальных, кого подвергла мучениям.
Он оглянулся через плечо, где, неуклюже и явно испытывая боль, повис Артемис Энтрери. Его лицо было красным от паучьих укусов. И, несмотря на это, убийца улыбнулся другу.
- А если ты надеешься убедить меня, что стремишься измениться, чтобы следовать путями справедливости и правильности, - сказал дроу с уверенностью и силой, - то давно бы вернула мне Закнафейна. Без условий.
Глаза Ллос сузились.
- Ты хочешь моей лжи? Для какой цели? - спросил Дзирт. - Страх - это не верность. Раболепие - не поклонение.
Поведение Ллос снова поменялось. Её смех казался беззаботным. Это окончательно убедило Дзирта в том, что топор палача вот-вот опустится на его голову. Но она посмотрела в сторону.
- Я дала тебе великий дар, - сказала она Ивоннель.
Молодая женщина пожала плечами.
- Посмотри на неё, - сказала Ллос Дзирту. - Ей всего несколько лет, но она пропитана мудростью и воспоминаниями самой старшей из моих чад. И силой! О, какая великая сила пришла к ней от меня. Но где же благодарность?
Ивоннель не ответила, и Ллос хихикнула.
- Вы забавные, - сказала она Дзирту, сказала им обоим. Схватив Дзирта, она снова поцеловала его, хотя, несмотря на все её магические внушения и обещания, он не ответил.
-  Drojal zhah obdoluth dorb’d streeak, - прошептала она так, что услышали все присутствующие в коридоре. - Lueth dro zhah zhaunau dorb’d ogglin.
И пропала. Врата исчезли, а пять пленников повалились на пол.
- Что она сказала? - спросил Реджис первым.
- Вселенная пуста без хаоса, - нервно перевела первую часть Ивоннель.
- А жизнь - скучна без врагов, - закончил Артемис Энтрери, который свободно говорил на языке дроу.
- Что это значит? - спросил хафлинг.
Дзирт и Ивоннель переглянулись, но не смогли предложить ни одной вразумительной идеи.
Дзирт хотел сказать несколько утешительных слов своему маленькому другу - в конце концов, они были живы, а это все же было больше, чем они ожидали - но прежде, чем он начал говорить, стену тоннеля рядом с Ивоннель пронзили сверкающие огни, а воздух заволновался. Женщина отстранилась, приготовившись защищаться.
Огни соединились, играя и кружась, словно рой бабочек, танцующих в невидимых потоках ветра, а затем опустились на пол. Там, на земле, расцвел ковер цветов. И Великий Магистр Кейн возник посреди их группы, готовый к бою.
Он огляделся и расслабился, не видя никакой угрозы, хотя не сводил осторожного взгляда со странного существа с обсидиановой кожей, стоявшего вверх по коридору.
- Иллюзия, - сказала Ивоннель, кивая на своего сприггана.
- Армия короля Ярина здесь. Они у входа в туннели, - сообщил им Кейн. - Орден Желтой Розы с ними. Он будет сражаться плечом к плечу с дамарцами. - Он посмотрел на хафлинга и добавил: - И Коленоломы тоже здесь.
- Демон, овладевший Концеттиной, ушел, - сказала ему Ивоннель, указывая на женщину рядом с Вульфгаром. - Она свободна.
- Мы все свободны, - сказал Дзирт, и Ивоннель кивнула.
- Я не могу вернуться туда! - выпалила Концеттина. - Прошу, заберите меня отсюда!
- Это мы и хотели сделать, - сказал Магистр Кейн. - Но задача осложнена тем, что король Ярин встал со всеми своими силами у ворот Смелтергарда, и он приказал арестовать королеву и Вульфгара за государственную измену. А еще у него в руках пара заговорщиков - братьев-дворфов.
- Справедливый и честный суд - вот все, что предложил нам король после долгих дебатов, - продолжил Кейн. - Вам бы он ответил только угрозами - ответными угрозами.

***
- С Пайкелом все хорошо, - рассказал Реджис Дзирту, Энтрери и Ивоннель, когда, спустя несколько дней, все друзья собрались за столом в гостинице Хелгабала. - Он полностью выздоровел. Сказал, что во сне к нему пришли темные эльфы и забрали его боль.
Дзирт и Энтрери, разумеется, посмотрели на Ивоннель.
- Я - очень хороший друг, - ответила она на эти пытливые взгляды. На самом деле, женщина была рада, что Чарри прислушалась к её приказам.
- Хотя все это очень скверно, - продолжил Реджис. - Мои друзья из Коленоломов рассказывали, что Ярин пытался выжать из Кейна больше арестов. В том числе, он желал схватить меня. И хотя теперь он вроде как отказался от этой замечательной мысли, но тем не менее полон желания отомстить за оскорбление, нанесенное ему в собственном доме.
- Вульфгар в беде, - заметил Дзирт.
- Как и Айван, - сказал Реджис. - Хотя я слышал, что Пайкел будет отпущен. Это сделка с Кейном, который сопротивляется, но имеет очень мало влияния в городе. Они считают, что Айван, вполне вероятно, будет избавлен от гильотины. Вульфгар, наверное, тоже, но лишь потому, что король Ярин проинформирован, что казнь варвара, скорее всего приведет под его стены армию дворфов во главе с самим Бренором Боевым Топором.
- А Концеттина? - спросил Дзирт. - Она, разумеется, не может быть осуждена за то, что делала, будучи одержимой демоницей.
- Все гораздо сложнее, - ответил Реджис и посвятил всех в историю о том, как они с Вульфгаром пришли в Дамару. Он перечислил все страхи Концеттины, которые имели место быть еще до этих сумасшедших событий.
- У него есть причина осуществить задуманное, - закончил хафлинг.
- Законы, которые служат прихотям власти имущих - замечательная вещь, - фыркнул Артемис Энтрери и покачал головой.
- Надеюсь, мы не собираемся позволить этому случиться, - сказал Реджис.
- Только не без боя, - подтвердил Дзирт, и Ивоннель кивнула. - Я пойду за Кейном.
- А я - за Тазмикеллой, - сказала Ивоннель.
- А я - пойду выпью, - заявил Энтрери, вставая из-за стола и направляясь к бару.

***
Король Ярин нервничал. Он нашел в своей постели демоницу, он видел растерзанное тело своей сестры Ацельи и потерял своего самого доверенного убийцу - Рафера Ингота. В Дамаре действовали значительные силы, в том числе - монахи, в общении с которыми у него было мало опыта, которые были совершенно не расположены к нему и пришли во главе с хорошим другом легендарного короля Гарета Драконоборца.
Он окружил себя охраной, множеством стражей, и не оставлял замок. Он призвал своих самых доверенных шпионов, разместив их в каждом коридоре. Он перенес свои покои в маленькую комнатку с тяжелой дверью, без окон и с толстыми каменными стенами. Каждый ночь коридор за дверью заполняли солдаты.
Никто не мог приблизится к королю.
Так же думали многие паши Калимпорта.
Последнее, что увидел король Ярин, были глаза его убийцы, который бесстрастно глядел на него сверху вниз, прижимая подушку к его лицу.

***
На следующее утро Дрейлил Андрус проснулся прежде, чем закричали петухи. Заспанный капитан стражи попросил свою жену, Калиру, натянуть простыню повыше, и быстро бросился к двери, чтобы посмотреть, кто заявился в такую рань. Он распахнул дверь, чтобы найти за порогом Рэда Маззи, который выглядел так, словно недавно проснулся. Другие солдаты слонялись снаружи.
- Прошлой ночью, во сколько ты покинул сторожевой пост в коридоре у покоев короля? - спросил маг.
Дрейлил Андрус посмотрел на него с любопытством, и Рэд Маззи кивнул в ответ на его многозначительную заминку.
- Вчера вечером меня там не было, - ответил Андрус.
Рэд Маззи усмехнулся.
- А ты был.
- Он был здесь всю ночь, - настаивала Калира Андрус.
- Нет, ты пришел сюда только после ночных недоразумений, - поправил маг.
Рэд Маззи прервал возражения Андруса.
- Многие видели тебя и искали твоей защиты, когда обнаружили, что король Ярин умер.
Дрейлил Андрус попятился, совершенно шокированный. Его жена ахнула.
- Как?
- Кажется, его сердце не выдержало тяжести этих дней, - сказал маг с сарказмом в голосе, который отражал то, что оба мужчины теперь знали наверняка.
- Возможно, тебе лучше вспомнить, что ты был там вчера вечером, - добавил Рэд Маззи, и это не было попыткой обвинения.
Скорее всего, это была просьба. Ибо если кто-то обнаружит, что смерть короля была вызвана причинами далекими от естественных, это бросит Дамару, в частности - Хелгабал, в пучину яростной борьбы за трон, которая скорее послужит могущественным придворным, нежели порядочным людям. У короля не было наследника, и не было семьи, раз Ацелья умерла.
- Нам нужно срочно развеять все обвинения против Концеттины, - сказал Андрус, пытаясь обдумать ситуацию.
- Как капитан Дворцовой Стражи, ты можешь законно выступать судьей на её суде, - сообщил ему Рэд Маззи.
Колокол пропел мрачную ноту.
Мужчины похлопали друг друга по плечу, и маг ушел. Дрейлил Андрус пошел за своей формой, зная, что впереди его ожидает долгий и трудный день, со множеством сложных дел.
- Что все это значит? - спросила его дрожащая жена. Как и многие придворные Ярина, Калира Андрус испытывала мало любви к королю, но сейчас глаза женщины наполнились слезами. Она плакала не о человеке, она плакала о Хелгабале.
- Это значит, что сегодняшний день - это день скорби, слез и приготовлений, - ответил Дрейлил Андрус, сражаясь с комом в горле. Со вздохом, он взял себя в руки. - Но завтрашний день будет куда ярче. Король умер. Да здравствует королева!

***
Первый удар колокола раздался до рассвета. Он и разбудил Реджиса. Хафлингу потребовалось долгое время, чтобы понять, где он находится, потому что он ночевал не в своей постели. Реджис сидел на полу своей комнаты в гостинице, все еще полностью одетый в ту же самую одежду, что и ночью накануне. При нем было даже оружие.
Нет, он одет совершенно не полностью, решил хафлинг, взъерошив свои волосы.
Паника охватила малыша, пока он не заметил свой драгоценный синий берет, создающий волшебную маскировку, которая помогла ему пройти через логово гигантов, лежащим на полу неподалеку от двери.
Когда хафлинг добрался до своей вещицы, он обнаружил, что тот помят, словно кто-то посидел на нем или постоял… или просунул под дверь.
Реджис попытался вспомнить события прошлого вечера. Он был в общей комнате, с Дзиртом и другими. Пара бокалов вина, кружка пива…
Как он вернулся в эту комнату?
Он не мог вспомнить.
Снова раздался удар колокола. Где-то в городе закукарекал петух.

***
Печальный звук колоколов разносился над Хелгабалом в течение всего следующего утра, оплакивая смерть старого короля, чье сердце, как было объявлено людям, не выдержало волнений последних дней.
Колокола зазвонили и по Концеттине, женщине, которая выжила под властью демона и вырвалась из-под его принуждения, когда капитан Дворцовой Стражи вместе с придворным магом объявили с балкона над Замковой Площадью, что королева Концеттина была признана невиновной. Женщина была объявлена жертвой гнусного демона, которого она выгнала силой своей доброты и воли.
Дзирт, Ивоннель, Реджис и многие, многие другие вздохнули с облегчением, следя за быстро разворачивающимися событиями того утра. Слухи утверждали, что суда, как и последующего развития ситуации, можно было избежать. Вульфгар и Айван присоединились к друзьям в тот же день, и Магистр Кейн пришел поговорить с ними позже.
Теперь все они были вместе.
Ну, не все. Потому что Артемиса Энтрери, как ни странно, никто не мог найти.
Вернее, не мог, пока, много дней спустя, Дзирт и Ивоннель не слезли со спины Тазмикеллы на поле Лускана, раскинувшемся перед огромной, растущей Башней Магии. Тогда Дзирт снова увидел человека, стоящего у своей палатки вместе с Далией. Он следил за тем, как Дзирт бросился через поле, чтобы обнять Кэтти-бри.
Когда Дзирт сжал любимую жену в крепком объятии, взгляды дроу и человека встретились, и они обменялись легкими понимающими кивками.
Дзирт понял, что сделал Энтрери.
Так и быть.
Мир - очень непростая штука.


Глава двадцать шестая - Мужество

08 Декабрь 2016 - 18:45

“Я должна была забрать это оружие” - беззвучно проклинала себя Малкантет. Шатаясь от стены к стене, она не могла произнести ни слова. Этот жуткий кинжал ранил её серьезнее, чем хотелось.
Душа Концеттины снова была здесь. Женщина в полной мере осознавала это и отчаянно боролась за свое тело. Каждый шаг теперь стал мучительно трудным, так как сражение требовало сосредоточенности.
Даже в самых лучших обстоятельствах, когда жертва была застигнута врасплох, захват чужого тела был сложным делом. Но этот бой обещал быть особенно тяжелым.
Мерзкий кинжал ранил не просто тело Концеттины. Он высосал жизненную энергию Малкантет. Когда королева попыталась вырвать у неё контроль, демоница ощутила боль.
Этого не случится. Нет.
Они сталкивались и продирались мимо коридоров. Рот демоницы перекосился от беззвучного крика, ноги одеревенели, а походка стала неровной.
Малкантет нужно было продержаться лишь немного дольше, чтобы найти ничего не подозревающую жертву.
Женщина врезалась в дверь, и ввалилась внутрь комнаты, падая лицом на пол. Малкантет и Концеттина, делившие уши этого тела, услышали коллективный вздох удивления и признали крики и галдеж гоблинов.
Сейчас они были просто женщиной. Слабым и жалким человеком, появившимся на пороге двери полуголым.
Подошедший гоблин схватил женщину за густые светлые волосы, дергая голову  назад.
Вонючее существо держало в руках опасный зазубренный нож. И он был не один. Дюжина его друзей расположились в комнате и уже оправились от шока, полученного при внезапном вторжении. Казалось, они тоже не слишком склонны вести себя порядочно.

***
- Не смотри в зеркало! - предупредил Энтрери Реджис. - Просто не смотри! Там внутри жуткие твари! Очень, очень жуткие!
Хафлинг задыхался, совершенно выбитый из колеи и подавленный тяжелыми испытаниями, которые, как полагал Энтрери, были куда серьезнее последнего боя с суккубом.
- Нам сказали, ты умер, - ответил он, проходя мимо Реджиса и вставая на колени у тела Дзирта. Он поднял голову дроу, собираясь попрощаться, но к своему удивлению почувствовал, что Дзирт все еще жив.
- Дай что-нибудь! Хоть что-то! - крикнул Энтрери, и Реджис, предварительно тщательно укутав зеркало своим плащом, побежал на поиски.
- Дзирт! - воскликнул малыш, протягивая руку к своей волшебной сумке.
Он вытащил оттуда небольшую флягу и быстро приложил её к губам Дзирта, вливая жидкость в горло дроу.
- Я даже не знал, что он здесь, - выдохнул Реджис.
- Она швырнула его, - мрачно сказал Энтрери. - Она убила кошку.
- Гвен, - одними губами произнес хафлинг, опуская на землю пустую флягу и доставая из сумки еще одну. Её содержимое тоже предназначалось для Дзирта.
- Откуда ты взялся? - резко спросил Энтрери.
- Озеро. Я нырнул туда. Здесь была гидра, или дракон с множеством голов, которые плевались огнем. Мне некуда было деваться.
- Это было несколько дней назад.
- Я выныривал только за воздухом - пару раз, не больше.
- Что? - недоверчиво спросил убийца.
Реджис покачал головой, не имея ни малейшего желания распространяться о своем наследии генази в эти отчаянные мгновения.
- Кто рассказал вам о моей смерти? - спросил он.
- Дворф. Пайкел.
- Он жив? - недоверчиво спросил Реджис. - Сбежал? О, Пайкел!
Энтрери начал отвечать, но тут Дзирт закашлял - хриплые и слабые звуки, но все же признак жизни. Следопыт открыл лавандовые глаза и посмотрел на пару лиц, нависающих над ним. Лица его спасителей.
- Дзирт! - воскликнул Реджис, и снова приложил флягу к губам дроу, чтобы напоить друга каждой каплей волшебного зелья.
- Ходить можешь? - спросил Энтрери.
Взгляд Дзирта скользнул к убийце. Это было единственным произведенным дроу движением. Она даже не повернул головы.
- Собери его вещи, - приказал Энтрери. - Помоги мне отнести его к стене у двери.
- Что с ним случилось? - спросил отчаявшийся Реджис, тяжело втягивая воздух, когда ответ пришел к нему сам собой. - Бич. Этот ужасный бич!
Он отправился за своим мешочком, чтобы взять новое исцеляющее зелье. Однако хафлинг знал, что все это было бесполезно.
- Почему ты здесь? - спросил он Энтрери.
- Я пришел с Дзиртом.
- Это я понял. Но почему? - снова спросил Реджис.
Энтрери фыркнул.
- Знаешь, некоторые говорят, что с возрастом приходит мудрость?
- Да.
- Они врут.
Реджис передал Энтрери Ледяную Смерть, который сунул скимитар в ножны на правом бедре Дзирта.
- Мы должны выбраться отсюда, - сказал убийца.
- Но Вульфгар там, - ответил Реджис, указывая на зеркало.
- Я знаю, но не думаю, что мы можем взять его с собой.
- Но… - Реджис пытался найти какой-то ответ. - Если в зеркало попадает душа, то другая душа покидает его.
- Чья душа?
- В прошлый раз это был гидро-дракон…
- Волшебно.
- Я не знаю, как это работает, - признался Реджис. - Но я слышал, что демоница рассказывала дроу…
- Дроу?
- Тут есть темные эльфы. Мне кажется, это жрицы из Мензоберранзана.
Все это Энтрери слышал в доме Чалмера, но ему хотелось верить, что Реджис говорил об одной единственной жрице, Ивоннель. Похоже, это не так.
- Она сказала, что зеркало переполнено, - пояснил хафлинг. - Полагаю, пленниками. И каждый раз, когда кто-то попадет в ловушку - другой будет вырываться на свободу.
Артемис Энтрери потер лицо руками и вздохнул.
- И Вульфгар там?
Реджис кивнул.
- Ты уверен?
Хафлинг колебался лишь мгновение, а затем снова кивнул.
- Оставайся с Дзиртом, - приказал убийца. - Позаботься о нем.
- Куда ты?
Энтрери подошел к двери и выглянул наружу. Оглянувшись на Дзирта и Реджиса, он вышел из комнаты, притворив за собой дверь.

***
Гоблины спорили о том, что им делать с этим даром судьбы, появившемся из-за двери. С этой беспомощной женщиной.
Но это не имело значения, потому что они не понимали.
Первым, осознавшим ошибку, оказался ближайший к женщине гоблин с ножом. Он держал пленницу за руку, дожидаясь решения своих друзей - убить её или причинить боль.
Малкантет пришла к пониманию, что ей не удастся так легко и быстро восстановить контроль над телом разъяренной Концеттины. Теперь женщина понимала боль и испытывала ужас от того, что её тело было похищено другим существом.
Демоница приняла этот факт. Ей больше не требовалось тело Концеттины. Во всяком случае, для жизни.
И Малкантет покинула королеву, её дух воспарил, чтобы, спустя мгновение, нырнуть в тело ничего не подозревающего гоблина.
Удивленное создание подпрыгнуло и отшатнулось. Оно было не слишком умно, а его воля была слабой, потому Малкантет налетела на него, пугая, раня и обрушивая ментальные удары.
У жалкого существа не было шанса, и демонице удалось захватить контроль над телом почти мгновенно. Этого было достаточно, чтобы разорвать связь с душою гоблина, заставить эту плоть и кости рваться и ломаться, изменяя форму. Малкантет купалась в боли, причиняемой трещащими и крошащимися костями. Её тело увеличилось.
Теперь в комнате находилось уже две женщины. Всхлипывающая и разбитая Концеттина, и та, что была выше и сильнее, черноволосая, усмехающаяся злобной усмешкой. На лбу демоницы проступили рога, а позвоночник затрещал, когда пара кожистых крыльев развернулись за спиной, отбрасывая в стороны рваную одежду, которую раньше носил несчастный гоблин.
Остальные гоблины, толкаясь, устремились прочь, пытаясь оказаться подальше от могущественного монстра.
Малкантет вырвала хлыст у Концеттины и хлестнула им перед гоблинами - и, о, как они помчались!
Суккуб расхохоталась. Она протянула руку, хватая Концеттину за волосы. С пугающей легкостью, она подняла женщину в воздух. Демоница грубо сорвала свои кольца с рук королевы, сорвала свое ожерелье и любимое платье.
После этого, Малкантет грубо швырнула человеческую женщину на пол.
- Тебе повезло, что в ближайшие дни ты можешь мне пригодиться, - сказала она рыдающей Концеттине.
Малкантет использовала свою ногу, чтобы развернуть сломленную женщину к двери.
- Ползи, - приказала она.
Концеттина рыдала.
Малкантет схватила её за волосы и дернула вперед.
- Ползи, или я потащу тебя сама.
Бедная Концеттина, едва осознававшая себя в собственном теле, измученная сражением с демоницей и ранами от сражения, которое Малкантет вела ранее, покачиваясь, встала на четвереньки.
Кнут свистел в воздухе, заставляя бедную перепуганную женщину вздрагивать.
Они вышли в зал. Малкантет неустанно дразнила Концеттину, рассказывая той об ужасах, которые придется выдержать женщине, когда она больше не будет нужна демонице.
В ходе своего головокружительного воссоединения они оказались очень далеко от камер демоницы. Но, спустя мгновение, Малкантет узнала местность и вспомнила путь к комнате спригганов. Она потащила Концеттину дальше, а та покорно поползла, словно старая усталая собака.
Её руки кровоточили, камни впивались в колени, но она все еще ползла.
Она ползла и рыдала, когда из-за угла вышло несколько женщин. Темных эльфиек, ужасных дроу.
- Что происходит? - спросила Чарри Ханзрин, переводя взгляд с истинной формы Малкантет на окровавленную и побитую женщину.
- Это ты мне скажи, - рявкнула демоница.
- Смелтергард был атакован, - пояснила Чарри. - Враги все еще внутри. Тебе нужно исчезнуть отсюда. Давно бы следовало. Дом Бэнр знает о твоей вылазке на поверхность, и они недовольны.
Королева суккубов фыркнула.
- Дитя Ллос, не предполагай, что можешь мне приказывать, - предупредила она.
- Они говорят дело, - донесся из рядов Дома Ханзрин новый голос. Пятая женщина появилась перед демоницей. - Я - Ивоннель… Бэнр, - сказала она. - Дочь архимага Громфа.
- Тогда тебе следует поблагодарить меня, - ответила Малкантет, которая казалась не слишком впечатленной или испуганной. - Ибо моими руками был убит самый ненавистный из еретиков Ллос.
Малкантет улыбнулась, замечая, как новая женщина едва заметно вздрогнула.
- Ты должна уйти, - спокойно сказала Ивоннель Бэнр. - Подальше.
- Да как ты смеешь мне приказывать, дитя Ллос?
- Это разумное предупреждение, - ответила Ивоннель, чей голос стал сильнее. - О твоем присутствии здесь стало известно. Как Дому Бэнр, так и могущественный врагам, которых ты успела нажить на этой земле. Сюда идет армия. В её рядах - могущественные противники.
- Жалкий королишка? - спросила Малкантет. - Хорошо. Я бы хотела увидеть его смерть.
Она пнула Концеттину, отбрасывая несчастную женщину к стене туннеля, где та распласталась, рыдая и постанывая. Малкантет подошла и грубо, с пугающей силой, подхватила женщину, а затем бросила её на пол.
- И другие, - сказала Ивоннель. - Другие тоже знают о твоих делишках, Малкантет. Ты же меня поняла, да? Я - Ивоннель. Это я помогла Мензоберранзану убить Демогоргона.
Демоница зашипела, поднимая кнут.
- Я пришла, чтобы найти тебя. Чтобы предупредить, - ответила Ивоннель, не спасовав.
- Ты хочешь уничтожить меня?
Ивоннель покачала головой и пожала плечами.
- Ты знаешь, в какие игры мы играем, - пояснила она. - Мы выбираем сторону посреди постоянной войны.
- И ты встанешь против меня? - недоверчиво спросила суккуб.
- В войне против него? - спросила Ивоннель, и её тон прозвучал не менее недоверчиво. Женщина развернулась и взглядом указала Малкантет в дальний угол зала, где появился дымящийся, высокий, чернокожий, похожий на человека, демон. Весь объятый огнем и туманом, он сжимал в руках огромный меч с волнистым клинком.
Глаза Малкантет стали огромными.
- Граз’зт, - выдохнула она.
Ивоннель улыбнулась. Жрицы отошли в сторону, освобождая дорогу для предстоящего титанического столкновения.
- Сегодня ты приобрела ужасного врага! - предупредила Ивоннель Малкантет. С диким рычанием, суккуб задрала ногу, опуская её на бедную Концеттину и прижимая женщину к камню.
- Тебе суждено оглядываться веками! - закричала Малкантет. Однако теперь она не щелкнула кнутом в сторону Ивоннель и не стала атаковать. Она не хотела сталкиваться с Граз’зтом.
Малкантет закружилась и сотворила заклинание. Воздух распахнулся перед ней, образуя проход. Демоница метнулась сквозь него, исчезая с глаз долой.
Ивоннель знала, что она убралась обратно в Абисс, и облегченно вздохнула.
- Исцели её! - приказала она Чарри Ханзрин, указывая на Концеттину.
Жрица проигнорировала приказ.
- Она нужна нам, дура! - крикнула Ивоннель. - Исцели её! А ты - убери с моих глаз этого тупого сприггана, пока я не испепелила его ко всем чертям, - приказала она Дендериде, которая помчалась к Комтодди.
Ивоннель потерла руками лицо, пытаясь подумать о дальнейших действиях. Малкантет сказала, что Дзирт мертв, и молодая жрица не могла поверить в то, какую боль причинила эта новость.
- Отведи меня к Дзирту, - тихо сказала она Чарри, хотя жрица, глубоко провалившаяся в колдовство, едва ли могла услышать её.

***
Реджис со страхом обернулся, когда входная дверь распахнулась, и в неё влетел спотыкающийся гоблин. Однако он сразу расслабился, когда за маленьким уродцем появился Энтрери, с обнаженным мечом в руках.
Убийца захлопнул дверь и взял своего пленника за загривок. Он быстро направился к зеркалу, закрытому плащом Реджиса.
- Ты уверен? - спросил хафлинг. - Там есть очень…
- Ты хочешь убраться отсюда или нет?
Реджис положил на пол то, что держал в руках - ониксовую фигурку пантеры. Он собирался вызвать Гвенвивар, чтобы увидеть, помог ли Астральный План излечить раны, нанесенные демоном, но передумал.
- Если путь домой помог Гвен, то мы могли бы попросить её взять Дзирта с собой, - объяснил он.
- Сомневаюсь.
- Мы должны попытаться! - Реджис зашел за зеркало с другой стороны, чтобы ненароком не глянуть в стекло.
- Мы должны попробовать все, - согласился Энтрери, тоже вставая за краем зеркала, хотя он все еще держал меч недалеко от пленника.
- Скажи мне, что ты видишь, - приказал он гоблину, и Реджис оттащил плащ в сторону.
Гоблин посмотрел на Энтрери, а затем перевел взгляд на Реджиса, после чего, казалось, был поражен собственным отражением в зеркале.
Его тело вытянулось, и магическое стекло затянуло гоблина внутрь. После этого, перед зеркалом появился один из его старых пленников.
Ящерица.
Большая синяя ящерица, чьи размеры превышают десять шагов Вульфгара, с десятью ногами, изогнутыми рогами и гигантской крокодильей головой. Она шипела, и этот звук эхом отдавался от стен комнаты. Не глядя в зеркало, существо прыгнуло к камину из сталагмита и с пугающей скоростью взобралось наверх. Двенадцать ног скребли камень, помогая зверю оказаться под самым потолком.
Реджис и Энтрери попятились.
- Во имя Девяти Проклятых Кругов, это что такое? - воскликнул Реджис.
- Дай мне лук! - бросил ему Энтрери.
Глаза рептилии смотрели на них сверху вниз. Огромная крокодилья пасть распахнулась, выстреливая молнией, которая едва не попала в бегущего хафлинга. Комната содрогнулась от взрыва.
- Забудь о луке! - закричал Энтрери, ища другие варианты убийства твари. Существа с подобным оружием - вроде драконов, хотя Энтрери никогда не видел таких драконов! - редко страдали от того, чем плевались. А лук Дзирта создавал именно молнии.
- Я убью вас! - крикнула ящерица.
- Оно может говорить? - вместе выпалили Реджис и Энтрери.
- Как вы посмели затолкать меня за это стекло? - верещало существо. С ужасающей, головокружительной скоростью, оно помчалось вниз по сталагмиту, приземляясь на пол и устремляясь за Реджисом, который прыгнул в бассейн. С невероятной для существа таких габаритов ловкостью зверь развернулся и поймал Энтрери прежде, чем тот добрался до двери комнаты.
- Мы не запихивали тебя в зеркало! - ахнул Энтрери, вертя в руках оружие - меч и кинжал, которые казались очень слабой защитой против чистой силы этого монстра. - Мы тебя вытащили!
Ящерица зашипела ему в лицо:
- Зачем?
- Мы ищем друга, которого тоже заключили в зеркало, - пояснил Энтрери. - Его захватил суккуб.
Ящерица слегка отступила.
- Да, - прошипела она, растягивая слова. - Сейчас я её помню.
Огромная крокодилья голова кивнула - странное зрелище.
- Где она?
Энтрери кивнул на дверь.
- Где-то там, в пещерах.
- Пещерах?
- Туннелях, - выпалил он. - Их там много. Ты хочешь убить её? Мы могли бы помочь…
- Я постараюсь держаться от неё как можно дальше! - пообещала ящерица. Приблизившись к двери, она осторожно приоткрыла её и высунулась наружу.
- Кто ты? - спросил Энтрери. - Что ты такое? Я никогда не встречал такого дракона.
Ящерица со скептицизмом уставилась на убийцу - кто видел настроенную скептически ящерицу? - и выскользнула за дверь.
Энтрери подбежал к месту, где только что стоял зверь, и увидел, как он исчезает за углом далеко по коридору, двигаясь с необыкновенной скоростью. Он отошел обратно в комнату и закрыл дверь, отойдя от неё со вздохом облегчения.
- Кто это? - спросил Реджис, несколько мгновений спустя выбираясь из озера.
- Мне нужно понять, смогу ли я рассчитывать на тебя, когда начнется битва, - сухо сказал Энтрери.
- Ты собирался с ним сражаться? - ответил Реджис, и Энтрери только пожал плечами. Окажись он на той стороне комнаты, и нырнул бы в пруд быстрее Реджиса.
Убийца слегка повернул голову влево, чтобы оглядеть комнаты.
- Прикрой зеркало, - сказал он, закрывая глаза, чтобы не посмотреть в стекло.
- Существо было слишком умно, чтобы снова посмотреть туда, - сказал он. - Значит ничего не поменялось.
Он перекатился вперед и открыл дверь.
- Куда ты?
- Туда же, куда в первый раз, - ответил Энтрери.
- Ты же не серьезно? - сказал хафлинг. - Ты что, собираешься попытаться снова?
- Ты хочешь, чтобы твой друг оказался на свободе или нет? - спросил убийца и вышел из комнаты.

***
- Хватит хныкать! - сказала Чарри Ханзрин Концеттине.
Исцеленная дроуской жрицей женщина стояла на ногах, трясущаяся и рыдающая. Она была подавлена и напугана.
- Отстань от неё, - огрызнулась Ивоннель. Она создала заклинание, призывая к себе небольшой сундучок. Внутри него находился большой выбор различной одежды. Порывшись, Ивоннель набросила на плечи голой женщины халат.
- Теперь ты в безопасности, - сказала она.
Чарри Ханзрин едва заметно неодобрительно зарычала.
- Отведи меня в комнату Малкантет, - приказала Ивоннель.
Концеттина ахнула и попятилась, само имя существа, похитившего её тело, лишало женщину сил.
- Демоница ушла. Она не вернется, - сказала Ивоннель. - Она нашла другое тело, а ты теперь в безопасности.
Чарри Ханзрин двинулась за Ивоннель. Выражение её лица говорило, что происходящее совершенно не радует жрицу.
- Нет, погоди, - передумала Ивоннель. - Вы, все, кто принадлежит к Дому Ханзрин, идите отсюда. Убирайтесь, и как можно быстрее.
- С охотой, - сказала Чарри.
Ивоннель отметила, что Дендерида, которая была куда более опытной и лучше Первой Жрицы понимала кое-что об Ивоннель Бэнр, поморщилась в ответ на отношение Чарри. Она всем своим видом давала жрице понять, что той следует придержать свою агрессию.
- Внизу предгорий, к югу от Дамарского выхода есть дорога, - спокойно и угрожающе сказала Ивоннель. Женщина сделала несколько шагов вперед и посмотрела прямо в глаза Чарри. - Эта дорога приведет вас к небольшой деревне. В доме Чалмеров вы найдете дворфа. Пайкела Валуноплечего. Он тяжело болен. Кнут Малкантет достал его.
Она замолчала, отмечая надежду на лице Концеттины.
- Исцели его, - приказала Ивоннель.
- Дворфа?
- Если он умрет, и я узнаю, что он умер после твоего прибытия и твоего провала, то я вернусь домой, к Матроне Матери Шакти и заверю её, что скоро весь ваш Дом окажется лицом к лицу с гневом Дома Бэнр, - спокойно объяснила Ивоннель. - В полном составе.
Дендерида снова поморщилась, а бахвальство Чарри куда-то исчезло.
- Ты…
- Заткнись, - прервала Ивоннель. - Иди отсюда и вылечи дворфа.
Чарри Ханзрин стояла, словно громом пораженная, но Дендерида быстро схватила жрицу за руку и потянула её в сторону, обратно в туннель.
Комтодди последовал за ними.
- Нет, - сказала своему лже-демону Ивоннель. - Ты отведешь меня к комнатам Малкантет! Сейчас же!
Двойник Граз’зта неуклюже поспешил выполнять приказ.

***
Энтрери поставил гоблина перед зеркалом, покрытым плащом.
- Ты уверен? - спросил Реджис.
- Дай мне лук, - ответил убийца.
Подойдя к неподвижному телу Дзирта, Реджис повозился с пряжкой ремня, пока Таулмарил не оказался в его руке. Он подхватил волшебный колчан и отнес оружие Энтрери.
По кивку убийцы, Реджис придвинул кончик рапиры к горлу гоблина, не давая существу пошевелиться, пока Энтрери менял оружие и устанавливал стрелу на тетиву.
- Демоница говорила, что там есть кое-кто похлеще гидры, - предупредил Реджис снова, занимая свое место у зеркала.
- Мы не оставим его.
- Но мы могли бы взять зеркало с собой и освободить пленников там, где с нами будет побольше народу, - заметил хафлинг.
Убийца окинул его холодным взглядом, а затем махнул рукой, приказывая сдвинуть в сторону проклятый плащ.
Со вздохом, Реджис подчинился. Гоблин уставился в зеркало, и был затянут в зазеркалье.
Перед стеклом появился новый пленник - похожий на грифа демон, которого Реджис уже видел.
Энтрери выстрелил в лицо существа, опаляя и раскалывая его клюв.
Врок прыгнул на Реджиса, и отчаявшийся хафлинг вытащил кинжал, освобождая боковые лезвия и бросая живых змей. Волшебные рептилии действовали быстро. Они скользнули вокруг шеи демона, порождая призраков, которые, как и ожидалось, с силой потянули назад.
Но врок был слишком силен, чтобы так просто уложить его на спину. Магическая гаррота едва замедлила его. Они не задушат демона - в конце концов, такому существу и дышать-то не нужно.
Понявший свою ошибку Реджис вскрикнул, продолжая отступать. Но он не стал прыгать в пруд, оставляя Энтрери одного.
К своему ужасу, он понял, что в любом случае не способен добраться туда.
Хафлинг выставил перед собой рапиру и кинжал, вздрагивая, когда вторая стрела врезалась в демона, отбрасывая его в сторону.
Надеясь, что существо отвлеклось, Реджис кинулся вперед, но остановился, когда между ним и демоном возникла черная стена. Он не мог понять, что происходит, пока Артемис Энтрери не выпрыгнул прямо перед ним, прорываясь сквозь густую пелену пепла.
Реджис видел яростное движение за облаком. Вопли демонического грифа эхом отлетали от стен пещеры.
Хафлинг отбежал в сторону, не решаясь вслепую вступить в яростную схватку. К тому времени, когда противники предстали перед его глазами, врок уже был на полу. Он опирался на одно крыло, пытаясь подняться, пока Энтрери колотил его своим могущественным мечом, а похожие друг на друга привидения тянули его назад.
Наконец, демон рухнул замертво, и Энтрери отошел, указывая клинками на призраков.
- Что ты сделал? - спросил он.
Реджис спокойно подошел к демону и ткнул рапирой призрачные фигуры, которые быстро испарились. Он помахал своим кинжалом, на котором теперь осталось только одно лезвие, и пожал плечами.
Энтрери кивнул.
- Мне нужно достать еще одного гоблина.
Реджис заспорил, но голос убийцы прервал его.
- Закрой зеркало.
Энтрери вернулся спустя некоторое время после того, как Реджис вернул плащ на место, подталкивая перед собой гоблина.
Несколько мгновений спустя, гоблин оказался в зазеркалье, и его место занял другой гоблин.
- Посмотри в зеркало! - приказал Энтрери, прицеливаясь из лука, чтобы пристрелить существо.
- Нет, прошу! - захныкал уродец.
- Твой единственный шанс остаться в живых, - предупредил Энтрери. - Смотри в зеркало!
Он опустил лук и выстрелил, направляя стрелу между ног сопротивляющегося существа - и доставая новую стрелу прежде, чем гоблин оправился от шока.
- Сию секунду! - рявкнул Энтрери.
Гоблин исчез за зеркалом.
И на его месте появился Вульфгар.


Глава двадцать пятая - Превосходство

07 Декабрь 2016 - 17:53

Шум перепалки привел Дзирта и Энтрери на скалистый утес, с которого открывался вид на плоский камень, лежащий у зева огромной пещеры. Вокруг суетились дворфы и великаны, очень похожие между собою всем, кроме размеров. Они ворчали, плевались и кидали кости, играя на вещи, снятые с пары гигантских тел, которые лежали в стороне. Эти большей частью раздетые трупы провалялись тут, по-видимому, уже несколько дней, и волки успели попировать над ними, выев внутренности и оторвав конечности.
Похлопав Дзирта по плечу, Энтрери указал ему на каменный карниз, возвышающийся над пещерой. Там стояло несколько гигантов, которые, гогоча, тыкали пальцами в играющих внизу сородичей.
- Слишком хорошая охрана? - прошептал Дзирт. - Возможно, есть боковой вход.
Энтрери усмехнулся и покачал головой.
- Помнишь дергаров? - лукаво спросил он.
Дзирт кивнул и улыбнулся, испытывая редкое для себя волнение насчет предстоящей битвы. Его мысли были чистыми, сердце - сильным, решимость - абсолютной и твердой. И Артемис Энтрери шел вместе с ним.
- Нужно быстрее войти в пещеру. Так они не смогут обрушить на нас град камней, - заметил убийца.
- Они спустятся вниз. Если у них есть союзники в пещере - мы окажемся в безвыходном положении, - предупредил Дзирт.
- Именно так, - ответил Энтрери, вытаскивая клинки. - Тогда на это уйдет немного больше времени.
Еще один кивок и еще одна улыбка. Дзирт решил, что пришло время призвать могущественного союзника. Он вытащил ониксовую фигурку из поясного мешочка и прошептал имя Гвенвивар. 
 
***
Она не видела ничего в этом нескончаемом сером тумане.
- Это смерть? - спросила бедная Концеттина Делказьо Ледяная Мантия, возможно, в сотый раз с того момента, как была выброшена из тела и помещена в эту странную тюрьму. Или загробное царство. Или что-то еще.
- Я призрак? - задавалась вопросом женщина, пробираясь к стене сквозь туман. Казалось, оттуда она может разглядеть мир, который покинула.
- Помогите! - закричала она как можно громче.
Она сильнее прижалась лицом к поверхности искаженной линзы, глядя на то, что, как ей казалось, было стеной строения или, быть может, города. За ней мерцало оранжевое пламя, хотя женщина не могла видеть огня, только его отблески на стенах пещеры.
Женщина покачала головой. Это бессмысленно. Пещера должна быть гигантской, если она действительно видит перед собой стену замка, дома или города.
Изо всех сил напрягая глаза, она лучше разглядела окружающий пейзаж, или же ей просто удалось найти прозрачное пятно в этом мутном стекле. Концеттина испытала любопытное ощущение. Она словно бы находилась в какой-то странной комнате внутри гигантского сундука. Уж не золотые ли и серебряные монеты рассыпаны вокруг?
Но какие же они гигантские!
- Я схожу с ума, - прошептала женщина, отворачиваясь.
Она развернулась как раз вовремя, чтобы увидеть гигантскую руку, опускающуюся на неё. Пухлую руку с четырьмя пальцами. Женщина почувствовала, что падает, хотя, как и всегда в этой странной загробной жизни, на самом деле она никуда не падала. Не могла упасть, потому что здесь даже твердый пол под ногами казался иллюзией.
Но рука таковой не была. Она сомкнулась на полупрозрачной стене.
Концеттина бросилась туда, зная, где местонахождение стены, хоть и не могла почувствовать ничего твердого.
Тем не менее, она закричала. Ради всей своей жизни, она закричала.
Даже когда поняла, что не слышит своего голоса, что её крик неосязаем, как и её тело. Испуганная и сломленная, Концеттина продолжала кричать.
 
***
- Помнишь дергаров? - подмигивая, спросил Артемис Энтрери, и Дзирт смог только усмехнуться.
Словно вихрь, пара налетела на ничего не подозревающих спригганов, обрушиваясь на гигантов с головокружительной скоростью. Они прыгали и вертелись, четыре клинка работали в смертоносном согласии.
Дзирт оттеснил гиганта, делая двойной выпад скимитарами, перемещая вес на левую ногу. Он развернулся, оказываясь за спиной чудовища и твердо упираясь ногами в землю, когда то пошло в атаку. Тогда дроу выбросил вперед свою свободную правую руку.
Энтрери подпрыгнул, используя часть руки между плечом и локтем как опору, и Дзирт подтолкнул его, делая прыжок еще выше.
Гигант заморгал и поднял руки, но слишком поздно. Убийца пролетел мимо, рассекая горло существа Когтем Харона.
Дзирт пробежал между ног чудовища, пока то дрожало от удара. Скимитары дроу подрезали сухожилия на лодыжках гиганта.
Бок о бок, товарищи встретили следующую пару монстров, уворачиваясь от ударов и нанося быстрые и точные ответные выпады. Однако они все еще не получили возможности подойти ближе, чтобы атаковать изо всех сил.
Когда гиганты снова бросились в нападение, Дзирт метнулся влево, а Энтрери - вправо. Снова встретившись, друзья одновременно развернулись, прыгая в разные стороны.
Спригганы тоже развернулись, сталкиваясь друг с другом.
Оба монстра успели получить друг от друга десяток ударов и порезов, прежде чем поняли свою ошибку - и еще десяток, прежде чем смогли распутаться, чтобы что-то предпринять.
Дзирт и Энтрери пронеслись мимо них.
Дроу пригнулся. Прямо перед ним рухнул тяжелый камень. Следопыт повернулся к карнизу, на котором они заметили часовых. Второй спригган поднял камень высоко над головой, готовясь метнуть его в нападающих.
Но Гвенвивар прыгнула первой, нанося удар лапой по морде гиганта и унося значительную часть этого лица в своих когтях. Гигант развернулся. Воя от боли, он запустил свой камень на лицо другого сприггана.
Дзирт оказался лицом к лицу с гигантом, чей меч был больше дроу. Несколько пробных выпадов не причинили вреда юркому дроу, но этот монстр был умен. Начав очередной косой удар, слева направо, он остановил движение и направил атаку в другую сторону, попутно выбрасывая левую ногу, чтобы попытаться подставить Дзирту подножку.
Но Дзирт подпрыгнул, поджимая ноги. Рука гиганта прошла слишком низко, чтобы попасть по дроу. Все еще находясь в прыжке, он бросил скимитары, вытащил лук из пряжки и натянул стрелу.
Падая на землю, прежде чем ноги коснулись твердой поверхности, одновременно с тем, как гигант готовился нанести новый удар клинком, Дзирт спустил тетиву. Шипящая молния полоснула чудище под подбородком, вонзаясь в челюсть и входя в мозг.
Спригган сделал пару шагов назад, а затем замертво повалился на землю.
Дзирт откатился в сторону, чтобы избежать нового камня, и развернулся лицом к карнизу, где гиганты отчаянно пытались остановить пантеру, в то время как некоторые из них таскали валуны и метали их в нападавших.
Серебристые стрелы взметнулись в воздух. Второй выстрел попал в руку монстра, который как раз поднял в воздух следующий камень. Валун полетел вниз и ударил сприггана в лицо. Гигант отмахнулся, но следующая стрела уже нашла свою цель, входя в щеку существа и отбрасывая его назад, к каменной стене.
Дзирт свистнул, не прекращая стрелять.
В стороне от него показался Энтрери. Он оказался подальше от Дзирта, срубая гоблина своим красным мечом. Повернувшись направо, убийца вогнал клинок в грудь дворфа, глупо решившего, что он может подкрасться к Артемису Энтрери.
Следующая группа противников - пара гоблинов, дворф и еще один гигант - замедлилась, когда появился кошмар Энтрери. Ноздри коня раздувались, выпуская дым. Из-под копыт вылетало пламя. Это зрелище заставило их притормозить.
Андахар проскакал по плоскому камню, отвечая на зов Дзирта. Скользнув мимо Дзирта, конь направился ко входу в пещеру.
Гоблины отпрыгнули в стороны, но спригган осмелился воспрепятствовать.
В тот момент, когда кончик рога Андахора вышел из его спины, гигант понял свою ошибку.
- Ты должен оставить мне одного из тех! - крикнул Энтрери, когда Дзирт убрал Таулмарил и снова поднял скимитары. Пара последовала за своими волшебными скакунами.
Новая группа противников ждала их за порогом пещеры, но те немногие, кто успел увернуться от яростных атак единорога и кошмара, оказались посреди бури клинков - скимитара, меча, скимитара и кинжала - которые обрушивались на монстров с такой силой и быстротой, что те не успевали отвечать на атаки.
Вместе Энтрери и Дзирт вошли во тьму. Они должны были отпустить своих волшебных и могучих скакунов.
Но они не были одиноки. Гвенвивар прошла мимо них. Её лапы обагрились кровью, мясо спригганов застряло в зубах, а голод только распалился.
 
***
Пока они шли по верхним туннелям Смелтергарда, направляясь обратно к Дамарскому выходу, Ивоннель успела рассмотреть и пересмотреть свои планы. Если обман будет обнаружен, она окажется в серьезной опасности. Все рухнет, как для неё, так и для всех остальных.
Даже сопровождающие её представители Дома Ханзрин не могли понять всей серьезности этого момента, всей опасности этого существа, которое они притащили в Мир Наверху. Это был не просто суккуб, который был и вполовину не так могуч, как дьявол ямы или балор.
Нет, это была королева суккубов. Принцесса демонов. Существо, чье положение было немногим ниже тех демонических лордов, что шастали теперь по Подземью. Если бы Дзирт позвал всех своих друзей, а Ивоннель вызвала своего отца, Джарлаксла, Киммуриэля и, возможно, уговорила бы Великого Магистра Кейна присоединиться, то они, возможно, смогли бы драться против Малкантет.
Но такие силы нельзя собрать за отведенное время. Эта ситуация должна быть решена хитростью и мужеством.
Не так уж мужественно, подумала Ивоннель, оценивая свое заклинание превращения и собственную уязвимость. Ей нужен был козел отпущения.
- Кто главный у этих уродливых дворфов? - спросила она. - Или они гиганты?
- Спригганы, - поправила Чарри Ханзрин.
- Угу, - буркнула Ивоннель. - Так кто у них главный?
Чарри и Дендерида обменялись нервными взглядами.
- Серьезно? - спросила она, вытаскивая флягу из сумки на бедре и тряся ею как напоминанием. Лягушачьи внутренности окрасили внутреннюю сторону стекла в красный цвет.
- Бевубо и Комтодди, - быстро сказала Чарри.
Ивоннель поморщились. Женщина подумала, что эти имена похожи на очень плохую дворфскую застольную песнь. В самом деле, у бородатого народа было что-то вроде того. Произведение называлось “Беззубый и Горячий Пунш”.
- Отведите меня к ним, - поручила Ивоннель. - Один из них сегодня станет очень красивым. Ну, на время, во всяком случае.
Ханзрин снова обменялись сомневающимися, полными скептицизма взглядами. Но злосчастный пузырек все еще был перед их глазами, и потому они повернули к комнатам, которые делили между собой предводители спригганов.
 
***
- Эй, вы, идиоты. Просто держите глаза открытыми, - сказал дворф гоблинскому патрулю. - Смотрите не только на меня!
Спригган уставился на ближайшего к себе гоблина, который широко распахнул глаза.
- Что? - спросил дворф, прежде чем понял, что гоблин смотрит мимо него.
Он обернулся.
Он умер.
Гоблины бросились вперед, когда Дзирт и Энтрери выскочили, проносясь мимо падающего дворфа. Они были уверены, что этот злосчастный урод немного замедлит нападающую пару, давая монстрам рассеяться в туннелях.
Но пара на самом деле была не парой, а тройкой. Гвенвивар перепрыгнула через первые ряды врагов, приземляясь среди тех немногих, что собирались бежать. Когти пантеры рвали, зубы откусывали конечности и разрывали врагов на части.
В любом случае, атака пантеры не имела значения. Дзирт и Энтрери легко и быстро миновали передние ряды противников, словно перед ними была стена пепла от меча Энтрери. 
Лишь одному гоблину удалось удрать. Остальные противники валялись на земле, мертвые или умирающие.
Дзирт достал Таулмарил, но прежде чем успел поднять стрелу и выстрелить, мимо него пронесся снаряд, который ударил гоблина поперек спины и повалил его на землю.
Дзирт оглядел рукоять, украшенную драгоценными камнями, торчащую из спины дергающегося существа. Он взглянул на Энтрери.
- Дай мне один из этих луков, - сказал убийца, идя за своим кинжалом. - Может быть, у тебя получится - что будет довольно большой редкостью - закончить наше сражение вничью.
Дроу покачал головой и огляделся по сторонам. Он не мог отрицать умения Энтрери.
Пара быстро миновала несколько пустых коридоров на нижних уровнях. Пайкел говорил, что демоница, зеркало и Вульфгар находились на самом дне шахт комплекса. В следующий момент они услышали шум шагов - новые гоблины и спригганы направлялись на поверхность.
Давай будем надеяться, что демоница тоже отправилась посмотреть на сражение у дверей, сказал Энтрери. Убийца отлично использовал свои руки, чтобы произнести эту фразу на безмолвном языке дроу.
Дзирт кивнул, соглашаясь, а затем махнул в сторону. Гвенвивар прижала уши к голове. Пантера пристально вглядывалась в лежащий перед ними перекресток, где коридор заканчивался, разделяясь на правый и левый проходы. В обоих направлениях мерцал свет.
Крадясь, они двинулись вперед и выглянули из-за угла. Вдоль левого коридора тянулись ветхие двери, но справа они отметили пару гигантов. Монстры стояли под зажженными факелами, установленными в подсвечниках на стене, по бокам от прекрасной двери из кровавого камня. Такой же, как описывал Пайкел.
Считай до двадцати, просигналили Дзирту руки Энтрери, и убийца скользнул за угол, исчезая в тенях.
Там, где не было спасительной тьмы, Энтрери использовал Коготь Харона, чтобы создать собственную. Он был так искусен, что даже Дзирт, со своими познаниями из Подземья, упустил человека из виду, прежде чем успел досчитать до десяти.
Продолжая счет, Дзирт установил стрелу на тетиву Таулмарила.
- Тихо, Гвен, - сказал он кошке, а затем завернул за угол, прицеливаясь в гиганта слева.
Энтрери добрался до места, и гигант тихо повалился на землю, когда убийца свалился на него с потолка, и красное лезвие пронзило его горло.
Дзирт взмахнул Таулмарилом и запустил стрелу во второго гиганта. Та вонзилась в грудь сприггана, отбрасывая его обратно к стене.
Энтрери двинулся вперед, чтобы завершить дело, но остановился, когда мимо него пронесся шар кошачьих когтей и мускулов. Гвенвивар приземлилась на грудь чудовища, её челюсти сомкнулись на его горле, прерывая крики.
К тому времени, когда Дзирт добрался до конца коридора, пальцы Энтрери внимательно ощупывали край косяка. Убийца стоял на коленях, пытаясь справиться с замком.
Она может быть защищена магией, предупредил Дзирт.
Энтрери пожал плечами. А что еще делать?
Спустя несколько мгновений дверь была отперта. Поморщившись, убийца повернул последний рычаг. Он словно ожидал, что сейчас в их сторону полетит огненный шар.
Энтрери бросил взгляд на Дзирта, который жестами показал ему не смотреть в зеркало.
Передав эту мысль, Дзирт послал Гвенвивар в другую сторону. Кошка будет охранять коридор.
Дроу вытащил Таулмарил из пряжки на ремне и установил стрелу.
Энтрери взялся за ручку двери.
Союзники кивнули.
 
***
Слухи о вторжении встретили дроу, когда они приближались к южным туннелям Смелтергарда. Ивоннель постаралась скрыть свою ухмылку. По словам этих обезумевших гоблинов, казалось, что какая-то группа ворвалась в комплекс, оставляя за собою горы трупов.
Новости только заставили Ивоннель поторапливать Ханзринов. Она опасалась, что Дзирт и Энтрери скоро столкнутся с кем-то, похожим на Малкантет.
Дроу нашли предводителей спригганов, принявших их дворфский вид, в их собственной комнате.
- Смелтергард атакуют, - заявила Чарри Ханзрин, входя внутрь.
- Дроу, - ответил Комтодди.
- И ты убил этих дроу? - спросила Ивоннель.
Спригганы побледнели, решительно качая головами.
- Он идти вниз, - сказал Бевубо. - Мы думать, они друфя нафей гофтьи.
- Едва ли, - начала Чарри Ханзрин, но замолчала и подозрительно посмотрела на Ивоннель. Молодая жрица никогда не говорила о каких-либо еще действиях против Малкантет. 
Ивоннель проигнорировала Чарри и шагнула мимо неё, чтобы встать перед предводителями спригганов. Она провела некоторое время, изучая их и оценивая каждого. Малыш со смешной шепелявостью казался более тощим, а второй - более мускулистым.
- У меня есть для вас дело, - сказала она Комтодди.
Дворф посмотрел на Чарри Ханзрин.
- Так это вы теперь приказывать нам? - спросил у Чарри Бевубо.
- Это очень важная Матрона Мать, - предупредила жрица, указывая на Ивоннель. - Тебе следует следить за своими словами, Бевубо Висячий Язык, ибо никто не общается с Паучьей Королевой ближе, чем Матрона Мать Ивоннель Бэнр.
Ивоннель позволила этому заблуждению продолжать действовать. Пока оно играло ей на руку, так как оба сприггана выпрямились и смотрели, казалось, более внимательно.
- Ты, - сказала Ивоннель, указывая на Бевубо. - Иди отсюда. Если ты умен, то соберешь своих дружков и уйдешь на север. Твои старания в Хелгабале повернули против вас армии короля. Они явятся сюда с множеством сильных союзников. Атака на это место только началась, и все закончится очень плохо для любого из твоих сородичей, пойманного здесь.
Бевубо посмотрел на Комтодди. Облизнув губы, он начал было спрашивать о своем друге.
Но хмурая Ивоннель прервала его. Бросив на товарища новый взгляд, скорее выражающий лучше-ты-чем-я, нежели сочувствие, Бевубо исчез за дверью комнаты.
- Можешь превратиться в гиганта? - спросила Ивоннель Комтодди, который явно нервничал.
Он неуверенно кивнул.
- Давай.
Спригган скрестил руки на груди, но этот ответ был неприемлем для Ивоннель.
- Бевубо Висячий Язык! - крикнула жрица, поворачиваясь, чтобы посмотреть на сприггана, который уже собирался уходить. Она подняла руку, жестом приказывая дворфу вернуться.
- Покажи своему другу, что будет с ним, если он ослушается меня, - поручила Ивоннель, когда Бевубо оказался рядом с ней.
Спригган с недоумением и любопытством уставился на неё.
И Ивоннель метнула в него молнию. Разряд поднял его над землей, вышвыривая из комнаты в коридор. Части тела сприггана разлетелись во все стороны.
Комплекс - весь комплекс - содрогнулся под тяжестью этого взрыва.
Ивоннель спокойно посмотрела на Комтодди.
Когда кости гиганта начали вытягиваться и расти, Ивоннель подошла к стойке с оружием и вытащила большой меч, который как раз подходил великану. Она едва могла поднять его за рукоять, потому позволила себе проволочь оружие по земле. Снова провалившись в колдовство, она пробежала рукой по клинку, надавливая то влево, то вправо.
Пролилось еще больше магии, прежде чем Ивоннель, наконец, закончила и, ухмыляясь, повернулась к Ханзринам и Комтодди, который теперь предстал в своем истинном обличии.
- Я собираюсь сделать тебя героем, - пояснила она. Отойдя в сторону, женщина показала меч, который стал изящнее, но значительно более грозным. Его лезвие стало волнистым.
- Героя? - выдохнула Чарри Ханзрин.
- Принца Тьмы, - ответила Дендерида.
- Идем, игрушка, - сказала Ивоннель дворфу. - Как нас зовут?
Спригган осторожно приблизился.
- Комтодди.
- У меня есть к тебе дело, Комтодди. Твоя кожа должна сиять, словно полированный черный камень. И, пожалуй, добавим еще пальцев на руках и ногах.
Комтодди обратил встревоженный, полный мольбы взгляд на Чарри, но та попятилась, качая головой.
Ивоннель снова начала свое колдовство.
 
***
Энтрери распахнул дверь и пригнулся, перекатываясь в сторону. Войдя в комнату, он поднял свое оружие.
Дзирт шел следом за ним, перепрыгивая через порог и прицеливаясь из Таулмарила в женщину, стоящую рядом с очагом - рядом с зеркалом! Незнакомка оглянулась на него.
Когда за её спиной распахнулись кожистые крылья, Дзирт отпустил тетиву.
Стрела рванулась к груди существа, разбиваясь о магический щит и взрываясь снопом безвредных искр.
Дзирт продолжал выпускать стрелы, одну за другой - но так и не достиг успеха. В это время Энтрери перекатился, пригнулся и бросился в атаку. Демон ответил на его нападение.
Вспышка огненного шара озарила комнату. Он зашипел, падая на поверхность небольшого бассейна, отбрасывая Дзирта и поглощая Энтрери. Дзирт пригнулся, убирая Таулмарил и доставая Видринас и Ледяную Смерть. Он поморщился, когда пламя и дым рассеялись. Сильный туман валил от воды. Энтрери поднялся и бросился на демоницу.
Но удар убийцы поразил только клубящийся туман. Женщина исчезла.
- Где она? - крикнул Дзирту убийца.
- Не останавливайся! - предупредил Дзирт, наконец замечая демоницу по другую сторону очага.
- Слева! - закричал Дзирт, бросаясь на неё.
В воздухе прямо перед ним свистнул кнут. Искрящаяся молния отбросила дроу назад. Волосы Дзирта встали дыбом.
Спотыкаясь, он попытался восстановить равновесие и снова заметил Энтрери, крутящего за камином. Убийца быстро приближался к цели.
Но женщина снова исчезла, махая мощными крыльями и, вероятно, используя некоторую усиливающую магию. Энтрери снова обрушил свои удары на воздух.
Дзирт достал Таулмарил и снова выпустил стрелу. Стреляя снова и снова, он был полон решимости пробить этот магический щит.
Демоница расхохоталась над его жалкими потугами и выплюнула в ответ густое облако тяжелого дыма, заполнявшее всю комнату.
Она появилась из тумана, хлеща бичом и наполняя комнату запахом серы.
Дзирт и Энтрери крикнули друг другу, пытаясь понять местоположение. Дроу создал над дверью шар тьмы, и кнут демоницы метнулся к нему. Затрещали разряды молний.
Теперь Дзирт достаточно хорошо видел её. Он углубился в себя, чтобы добраться до тех способностей, которые знал еще по Подземью. До врожденных навыков дроу, которые резонировали внутри его тела. Он создал вокруг монстра сверкающие огоньки.
Синее пламя не обжигало. Оно лишь отмечало демоницу, делая отвлекающую туманную дымку почти бесполезной.
Женщина развернулась и закричала - Энтрери был рядом.
Дзирт двинулся в сторону, нанося тяжелый удар, достигший своей цели, когда демоница снова прыгнула вперед.
Оба мужчины отскочили прочь, получая в ответ на свои усилия второй огненный шар.
Дзирт оказался рядом с Энтрери.
- Все хорошо, - настаивал убийца, но его голос был резким. Кашель говорил о том, что взрыв все же задел его.
Дзирт снова поднял Таулмарил, но демоница опять метнулась к ним, двигаясь прямо к Энтрери.
Дзирт позвал Гвенвивар и бросился на перехват. Он бежал достаточно быстро, чтобы остановить демоницу и не дать ей прикончить своего спутника, который по-прежнему страдал от последствий огненного шара. Демоница только ударила Энтрери, отправляя человека в полет, и повернулась к Дзирту, взмахивая кнутом в его сторону.
Он был слишком быстр и потому пролетел мимо жуткого крюка на конце кнута.
Но это было не простое оружие. Оно повиновалось скорее воле демоницы, чем её руке. И женщина приказала крюку повернуть назад.
Прежде чем добраться до цели, Дзирт ощутил укус по центру спины, и вся сила удара молний проклятого Абисса наполнила его тело. Он успел заметить, что летит. Стена быстро приближалась. Как ни странно, он не почувствовал ничего, совсем ничего, когда впечатался в неё лицом.
Его тело отскочило и было схвачено демоницей, которая притянула его к себе. 
Таща его так, словно он был невесомым, она направилась за Энтрери.
Она укусила Дзирта в шею. Дроу почувствовал, как его жизненная сила уходит прочь.
Демоница пировала.
 
***
- Безумие, - осмелилась пожаловаться Чарри Ханзрин, когда процессия двинулась по коридорам Смелтергарда. Они направлялись в комнату, которую отдали Малкантет спригганы.
Ивоннель остановилась и развернулась к наглой жрице.
- Ты же понимаешь, что это единственный шанс избежать гнева матроны матери? - спросила она.
- Ты хочешь обмануть королеву суккубов? - запротестовала Чарри.
- А ты хочешь с ней драться?
- Разумеется, нет!
- Ой, так ты хочешь вежливо попросить её уйти?
- Нелепица, - сказала жрица Ханзрин, покачав головой.
- Может быть, - признала Ивоннель. - Но тебе придется это проглотить.
Она снова подняла баночку с лягушачьими кишками и потрясла ею.
- Каждое слово, каждый слог и каждая интонация, - недвусмысленно напомнила условия Ивоннель.
Чарри Ханзрин уставилась на Дендериду, ища поддержки, но мудрая разведчица только кивнула в ответ на слова Ивоннель.
- Мы справимся, - пообещала им молодая дроу. - И Дом Ханзрин будет свободно торговать на поверхности без реституций за эту единственную ошибку - ошибку, которая не выйдет за пределы нашего отряда, Дома Ханзрин и Дома Бэнр.
Последние слова заставили Чарри насторожиться, как и ожидала Ивоннель. Женщина никогда бы не поверила в доброту Дома Бэнр и, конечно же, дочери Громфа, представляющей этот Дом. Но намек на то, что их маленький секрет не уйдет дальше, придавало всему правдоподобность, намекая на какой-то более крупный план. Быть может, это будет альянс или какая-то услуга, в союзе с Домом Ханзрин, как было с Домом Меларн. А это, само по себе, отражало желания Дома Бэнр.
И потому вранье Ивоннель было сильно.
- Я поведу Смелтергард! - добавил шестипалый, шестирогий Комтодди, чья кожа была обсидиановой, а голос - красивым и резонирующим.
Ивоннель улыбнулась ему.
- Можешь сохранить этот облик, если хочешь, - сказала она. - Ты очень красивый.
Комтодди рассмеялся.
Он понятия не имел, какие непредвиденные последствия могут обрушиться вслед за этим неожиданным даром.
 
***
Второй огненный шар причинил ему боль. Горло словно покрылось ранами, и ему пришлось потрудиться, чтобы вздохнуть полной грудью. Но он не мог остановиться.
Артемис Энтрери пробежал мимо камина, следя за тем, чтобы не встречаться глазами с этим жутким зеркалом.
Он видел, как демоница направилась к правой стене комнаты, к бассейну, оставляя между ними расстояние.
Потом он увидел Дзирта.
Сердце убийцы упало. Её зубы впились в шею дроу, и тот не боролся с ней. Он не сопротивлялся, просто безвольно висел в её руках, словно мертвый. Руки дроу больше не сжимали скимитары. Его оружие валялось за камином.
Демоница подняла голову, глядя на Энтрери, и расправила крылья, словно орлица. Её лицо было испачкано в крови Дзирта. Шея и грудь дроу также были покрыты кровью.
И он все еще не шевелился.
В воздухе мелькнул проблеск надежды, черной мерцающей надежды. Гвенвивар ворвалась в комнату и бросилась на демоницу.
С диким рычанием Артемис Энтрери бросился следом за пантерой.
Он услышал треск кнута, заставивший его резко остановиться. Однако, поморщившись, он двинулся дальше. Кошка была ранена и упала на пол. Её тело занесло, и теперь она летела прямо в Дзирта и демоницу. Однако пантера пронеслась сквозь пару, обратившись в туман и вернувшись в свой астральный дом.
Один удар этой жуткой штуки уничтожил могучую пантеру!
А теперь Энтрери увидел, что хлыст направлен на него. Опасный, с арками черных молний, возникающими с каждым его изгибом.
В последний момент, чтобы демоница не могла изменить угол удара, как она сделала это с Дзиртом, Энтрери перепрыгнул через бич и перекатился. Он не получил удара, едва спасая себя от бича, но удар молнии ужалил его и отбросил в сторону.
Встав на ноги, он развернулся, и бросился прямо на демоницу.
Кнут снова метнулся к нему, и в последний момент Энтрери опять уклонился, едва избегая ужасных молний. Теперь он был ближе, слишком близко для демоницы. Так как она не могла нанести третий удар. Коготь Харона резанул по левому боку демоницы. Женщина заслонилась рукой, блокируя атаку голой плотью.
Плотью и магией. В противном случае подобный удар красного лезвия должен был с легкостью отрезать руку. Меч оставил глубокую рану, но это, казалось, совсем не волновало демоницу. Удар не замедлил её. И Энтрери был уверен, что высасывающий жизнь кинжал, творение нижних планов, тоже не возымеет должного эффекта.
Демоница улыбнулась, дразня противника. Она продолжала замах. Энтрери был шокирован ударом слева, настолько сильным, что тот остановил его и отшвырнул назад. Плечо онемело, а Коготь Харона вылетел из руки и плюхнулся в бассейн.
Он отпрыгнул назад - а что еще было делать? - и ухватился за желание жить.
Он не ударил кинжалом, не сразу, потому что видел один отчаянный шанс. Однако он знал, что эта попытка почти наверняка будет стоить ему жизни.
Так и быть.
Рука демоницы схватила его с пугающей силой, едва не дробя его плечо. Но Артемис Энтрери выдержал. Он схватил руку Дзирта, вялую и безжизненную, и вложил в неё свой кинжал. Его собственная рука сомкнулась над кистью Дзирта, направляя клинок в живот демоницы.
Она с силой отбросила Энтрери, отшвыривая его к камину. Убийца безвольно сполз на землю.
Едва сохраняя сознание, Энтрери пополз, отчаянно стараясь добраться до скимитаров Дзирта. 
Демоница взревела, и мужчина понял, что его жизни, скорее всего, пришел конец. Он рванулся к оружию, хватая Ледяную Смерть и повернувшись лицом к своему противнику.
Но демоница рычала совсем не на него. Её безумный звук был выражением скорее боли и шока, а не ярости. Кинжал лишь слегка проколол кожу, выпивая мощную энергию демона и передавая её владельцу. Это дало Дзирту достаточно ясности ума, чтобы позаботиться о своей жизни.
Глаза демоницы расширились от ужаса. С рычанием она вонзила зубы в шею Дзирта и начала высасывать свою силу назад, пожирая его также как он пожирал её.
Они кружили в каком-то зловещем танце, и явный ужас этой картины заставил Энтрери задыхаться, с трудом глотая воздух обгоревшим горлом.
- Теперь, - сказал он себе, думая, что шанс есть. Он схватил Видринас и вскочил на ноги.
Но шанса не было. Демоница дернулась, тяжело дыша и спотыкаясь, и отшвырнула безвольно обмякшего Дзирта в сторону. Дроу ударился об пол и растянулся на земле, словно мертвый тюлень, подхваченный прибоем.
Глаза и улыбка демоницы стали еще больше, благодаря крови, покрывающей её лицо. Не было похоже, что её раны тяжелые. И Энтрери знал, что обречен.
Женщина шагнула к нему, решительно и с определенной целью. Она двигалась очень медленно, дразня его.
А потом остановилась и выпрямилась, выглядя смущенной. Она развернулась. Там, за спиной демоницы, стоял новый враг, двигавшийся вместе с ней.
Мокрый хафлинг держал в руке красивую рапиру. Кончик оружия, нанесшего удар в спину врага, был окрашен кровью демоницы. Это не принесло много вреда, и хафлинг выглядел испуганным, когда нанес удар другим оружием - и не кинжалом с тремя лезвиями.
Энтрери недоверчиво следил за тем, как Реджис приложил к небольшой ранке на спине демоницы плоский драгоценный камень.
Демоница развернулась, и Реджис попытался бежать, но отлетел в сторону вместе со своим драгоценным камнем и рапирой, когда рука демоницы задела его. Он тяжело повалился на землю и в ужасе закричал. Бросившись к бассейну, он нырнул в воду и исчез под ней, когда кнут просвистел в воздухе, зажигая поверхность озерца вспышками молний.
Демоница, совершенно разъяренная, опять повернулась к Энтрери, который снова пытался добраться до неё. Она занесла кнут для смертельного удара.
Энтрери пригнулся и несколько раз перекатился по земле. Он пытался оставить между ними камин. 
Но удара не последовало. Демоница наклонилась, её движения стали причудливыми, неуверенными. Она шептала проклятья, но слова искажались, рот перекосило, словно она больше не могла контролировать себя.
Спотыкаясь, она побежала, направляясь к двери. Вывалившись из комнаты, она заревела от ярости.
Энтрери не собирался догонять её.