Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  nikola26 : (30 Март 2021 - 11:43 ) Читать тут https://vk.com/abeir...all-14647_19514
@  naugrim : (27 Март 2021 - 12:08 ) А тем временем Сальваторе выкатил анонс первой книги из новой трилогии
@  Easter : (27 Февраль 2021 - 04:11 ) @ nikola26 , личное сообщение!
@  nikola26 : (26 Февраль 2021 - 02:04 ) @ Easter? я пилю.
@  Easter : (26 Февраль 2021 - 10:18 ) Давно хотел спросить - а кто ко всем книгам обложки пилит? Пообщаться бы с этим человеком...
@  PyPPen : (17 Январь 2021 - 02:55 ) @Rogi вот только в общих чертах в скованном огне я об этом и прочитал. Жалко, конечно, но ничего не поделать. Спасибо за помощь)
@  Rogi : (16 Январь 2021 - 07:06 ) @PyPPen скорее всего ты имеешь ввиду тот момент, когда из-под земли на Братство напали "дрейки" и прочья нечесть, и какой-то знатный не пришел на подмогу в трудный момент. Если - да, то про этот момент только в очень общих чертах есть в Скованном Огне.
@  PyPPen : (15 Январь 2021 - 11:30 ) Друзья, нужна помощь! Перевожу Братство грифона, и уже давно наткнулся на такую часть истории этого отряда - где-то между "Проклятыми землями" и "Братством грифона" с ним произошла какая-то неприятная для отряда ситуация в Импилтуре. Я искал этот рассказ по всем антологиям, смотрел на FR wiki, но нигде не нашел этот рассказ. На странице всех героев "Братства" из той же вики есть упоминание об этой ситуации в Импилтуре, как о чем-то целостном и, вроде как, существующем. Может, кто знает - где этот рассказ или, быть может, эта история - часть какого-то приключения для настолки?
@  jackal tm : (11 Январь 2021 - 03:53 ) @Redrick Серия хорошая, так что пусть продолжают)
@  jackal tm : (11 Январь 2021 - 03:52 ) Большое спасибо команде переводчиков за перевод "Без пощады"
@  Aqron : (28 Декабрь 2020 - 05:36 ) @ nikola26 Благодарю за информацию!
Жду с интересом.
@  Redrick : (28 Декабрь 2020 - 04:51 ) Oh fuck. This will never end.
@  nikola26 : (28 Декабрь 2020 - 01:51 ) @Aqron вот здесь посмотри https://www.harpervo...rlight-enclave/
@  Aqron : (28 Декабрь 2020 - 11:41 ) Друзья, выражаю благодарность за переводы. Прочитал последнюю книгу, все очень понравилось. Вопрос: есть информация о новой трилогии по Тёмному эльфу?
@  nikola26 : (17 Декабрь 2020 - 02:03 ) "Герой" Р. Сальваторе в продаже https://www.ffan.ru/.../fantasy/14677/
@  nikola26 : (17 Ноябрь 2020 - 10:28 ) @Senar а есть новые книги?
@  Senar : (13 Ноябрь 2020 - 09:59 ) А на английском языке книги собираете?:-)
@  hallos4 : (05 Ноябрь 2020 - 06:03 ) Тем кто собирает бумажные книги по Забытым Королевствам, доступна для заказа новая книга Роберта Сальваторе Маэстро https://www.ffan.ru/.../fantasy/14665/
@  Easter : (11 Октябрь 2020 - 08:20 ) @ Senar, спасибо!
@  Senar : (10 Октябрь 2020 - 08:57 ) @Easter отправил
@  Rogi : (07 Октябрь 2020 - 08:19 ) Есть скан на 92,5 МБ с кликабельными закладками и картой, если нужно.
@  Tyler : (06 Октябрь 2020 - 05:41 ) > Кстати, канал в тг было бы неплохо)
или в дискорде, сервер
@  Easter : (06 Октябрь 2020 - 08:13 ) @ Senar, личным сообщением кинь!)
@  Senar : (05 Октябрь 2020 - 04:48 ) А на форуме, разве, варез расшаривать можно? + там практически 500 Мб
@  Easter : (05 Октябрь 2020 - 08:32 ) @ Senar, а ссылку можно?
@  Senar : (02 Октябрь 2020 - 02:51 ) В интернете появился нормальный скан модуля Icewind Dale: Rime of the Frostmaiden
@  g0ddest : (25 Сентябрь 2020 - 10:58 ) Кстати, канал в тг было бы неплохо)
@  Zelgedis : (04 Сентябрь 2020 - 10:26 ) Всем привет, меня тоже тут не было давно. Как у вас дела? И вопрос, есть ли в телеге канал, где вы есть :)
@  nikola26 : (20 Август 2020 - 10:42 ) @Easter пиши, тему переоткрыл.
@  Easter : (19 Август 2020 - 09:03 ) Прочитал "Королевства загадок", хотел вывесить список замеченных опечаток, а не могу писать в той теме!.. -_-
@  Tyler : (10 Август 2020 - 10:04 ) Ура, меня пустили в чат:) Что новенького за последние десять лет?)
@  jackal tm : (31 Июль 2020 - 07:40 ) @nikola26 отрывок прочитал на английском, вроде понятно всё, полноценно перевести не смогу конечно, но понять суть хватит
@  jackal tm : (31 Июль 2020 - 07:39 ) @nikola26 спасибо, будем почитать)
@  nikola26 : (29 Июль 2020 - 01:12 ) @ jackal tm тут https://www.abeir-to...relentless.html
@  jackal tm : (28 Июль 2020 - 10:13 ) Всем доброго времени суток, сегодня выходит 3й рассказ серии "Вне времени", не подскажете где можно скачать её на английском языке? На русском просто долго ждать ещё
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 06:33 ) Да, похожая ситуация.
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 03:14 ) Видимо с Бруэнором тоже самое, в оригинале Bruenor Battlehammer, а в первых переводах Бруэнор Боевой Топор
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 03:07 ) Имя Паучьей Королевы путали сами авторы. Потом они объяснили это в рамках мира тем, что разные народы зовут её по-разному.
@  Redrick : (29 Июнь 2020 - 03:06 ) Потому что кто-то решил, будто имя "Дриззт" будет казаться читателям очень смешным и надо бы героя переименовать.
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 08:32 ) И почему в переводах Дзирт, а в оригинале Drizzt? Я когда только начинал читать серию, в одних книгах был Дриззтом, в других Дзиртом и паучья королева тоже то Лолс, то Ллос, хотя в оригинале Lolth
@  jackal tm : (29 Июнь 2020 - 08:28 ) Эх, быстрей бы уже книга вышла
@  naugrim : (27 Июнь 2020 - 06:00 ) Новый отрывок из последней книги Сальваторыча https://nerdist.com/...-salvatore/?amp
@  Easter : (25 Июнь 2020 - 10:10 ) Народ, как правильно транслитерировать имя женщины гнома Naithee Uvarkk?
@  PyPPen : (11 Июнь 2020 - 11:19 ) Привет. Вопроса два Первый - может кто рассказать (без спойлеров), что происходит во второй книге новой трилогии про Дзирта? А второй - есть ли кто из знатаков, кто может рассказать про цикл "Чума из Бездны". А то я смотрю - в библиографии написано, что события, происходящие в FR - всего одна книга, но при этом в описании всех книг есть как знакомые названия\имена, так и абсолютно незнакомые. Гугл в помощь, это да, но он внес лишь частичную ясность. Может дело в лоре и моём незнании оного, но все же...
@  PyPPen : (23 Март 2020 - 09:47 ) Привет! У меня вот просьба - можно создать для меня тему с переводом "Смерти дракона"?
@  Redrick : (17 Март 2020 - 06:08 ) Летом.
@  jackal tm : (16 Март 2020 - 06:02 ) @Redrick большое спасибо тебе и команде за отличный перевод. Не слышно когда следующая книга выходит?
@  nikola26 : (11 Март 2020 - 04:21 ) @larik переводы размещены в Библиографии на abeir-toril. Здесь, на форуме, темы со сбором средств и отдельными главами удалены.
@  Redrick : (11 Март 2020 - 09:46 ) Да вроде бы на месте.
@  larik : (10 Март 2020 - 01:20 ) А куда делись переводы книг сферы грёз и терновый оплот?
@  Redrick : (13 Февраль 2020 - 01:05 ) Спасибо)
@  nikola26 : (12 Февраль 2020 - 09:47 ) Удалил
@  nikola26 : (11 Февраль 2020 - 06:31 ) Поковыряю сайт на днях, попробую удалить.
@  Redrick : (10 Февраль 2020 - 06:18 ) Уберите на сайте ссылку на группу "Мир Forgotten Realms", она сейчас ведёт совсем не туда.
@  nikola26 : (11 Январь 2020 - 02:12 ) @naugrim твои исправления внесу при верстке книги
@  nikola26 : (07 Декабрь 2019 - 02:24 ) @Валерий 14.12.2019
@  Валерий : (07 Декабрь 2019 - 02:00 ) Скажите, пожалуйста, когда у нас тут деньги заканчиваются?
@  Redrick : (26 Ноябрь 2019 - 04:33 ) Господи. Хуже постельных сцен от Сальваторе может быть только постельная сцена, в которой герои объясняют, что они друг для друга значат.
@  PyPPen : (05 Ноябрь 2019 - 08:34 ) @jackal tm да, прямое продолжение, через Халистру Меларн из ВПК
@  jackal tm : (04 Ноябрь 2019 - 08:54 ) Valter, эта трилогия Госпожа покаяние, идёт как прямое продолжение Войны паучьей королевы?
@  Valter : (08 Октябрь 2019 - 11:03 ) naugrim, это трилогия Госпожа покаяние. Состоит из трех книг: 1. Жертва вдовы, 2. Атака мертвецов, 3. Господство Выживших
@  JediArthas : (26 Сентябрь 2019 - 11:53 ) "Ну что, вот и годовщина: 11ая с твоей регистрации." – форум делает мне больно, напоминая о моём возрасте и о том, сколько воды утекло. =(
@  Эргонт : (20 Сентябрь 2019 - 01:05 ) Всем привет.)
Распродаю остатки былой роскоши (все в хорошем/идеальном состоянии):
1. Monster Vault + Rules Compendium для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...5bcf149164cf1b2
2. Ширма для ДМа для 4ой редакции - https://youla.ru/mos...32ca5b5cc43a012
3. Forgotten Realms Campaign Setting - https://youla.ru/mos...bdf0f2f79135832
4. Menzoberranzan City of Intrigue - https://youla.ru/mos...32ca5808d5ea752
5. Neverwinter Campaign Setting - https://youla.ru/mos...c9855372e5a47ad
6. Ed Greenwood presents Elminster's Forgotten Realms - https://youla.ru/mos...67750511455656a
@  naugrim : (16 Сентябрь 2019 - 02:04 ) Подскажите как называется книга сюжет которой проходит в городе в подземье в котором патриархат дроу, и вся сюжетная линия вокруг высшей магии дроу и камня во лбу. Спасибо
@  nikola26 : (11 Сентябрь 2019 - 08:41 ) Готово. Новая трилогия "Поколения" http://www.abeir-tor...enerations.html
@  nikola26 : (10 Сентябрь 2019 - 09:44 ) Завтра сделаю
@  Redrick : (10 Сентябрь 2019 - 07:06 ) Новая книжка Сальваторе. Выложите на сайт, плиз: https://anonfile.com..._Salvatore_epub
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:06 ) А сфера смерти после Джергала вообще разменная монета. Бог смерти должен быть один, а не трио богов с-как-будто-бы-разными-сферами...
@  Valter : (13 Июль 2019 - 11:05 ) Насчет дележки портфолио - не совсем все так хорошо. В свое время Цирик взял сферы Миркула, Бейна и Баала. Потом еще сферу Лейры и часть сферы Маска (интриги). Сейчас вернулись Баал, Миркул, Бейн, Лейра. ВОпрос - что осталось Цирику? Лишь часть сферы, причем меньшего бога (Маска). И при этом Цирик позиционируется сейчас также как великое божество...Чувствуется притянутость за уши, если честно.
@  PyPPen : (05 Июль 2019 - 02:01 ) @Faer, спасибо за разъяснение)
@  Faer : (05 Июль 2019 - 08:11 ) @PyPPen, привет! Прекрасно они все поделили между собой. Миркул - смерть, увядание, старость. Баал - убийство. Бейн - тирания. Келемвор - судья мертвых, определяет посметрное существование. Цирик - обман, коварство. Про Миднайт не знаю
@  PyPPen : (30 Июнь 2019 - 10:32 ) Всем привет! *ОСТОРОЖНОЙ, СПОЙЛЕРЫ* Закончил читать "Принца Лжи" из цикла "Аватары", и возник вопрос. Ведь в пятой редакции вернулись и Миркул, и Баал, и Бейн? И как же они поделили сферы влияния с Келемваром и Цириком? А что там с Миднайт? Она померла перед магической чумой и переродилась, как Мистра или что?
@  Redrick : (08 Июнь 2019 - 02:45 ) Да, только выйдет нескоро
@  Валерий : (08 Июнь 2019 - 02:29 ) Видали, Baldur's Gate III грядёт? )))))
@  Redrick : (30 Апрель 2019 - 11:59 ) Господа, я сейчас сижу без заказов, так что если кому-то нужен перевод - вы знаете, как со мной связаться.
@  nikola26 : (21 Апрель 2019 - 04:42 ) Привет. Спасибо за предложение, пока справляемся сами )
@  Игорь Гераськин : (21 Апрель 2019 - 10:28 ) Привет всем, нужна помощь с созданием книг в формате fb2?
@  PyPPen : (20 Апрель 2019 - 03:00 ) Кто уже прочитал "Вне времени"? можете дать краткую рецензию без спойлеров?
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 05:19 ) Спасибо, затупил и не заметил сразу.
@  Rogi : (13 Апрель 2019 - 08:36 ) @melvin тут, на форуме уже лежит в "Ходе перевода" и на сайт тоже залит)
@  melvin : (13 Апрель 2019 - 01:24 ) А на форуме файл будет выложен?
@  nikola26 : (12 Апрель 2019 - 10:06 ) Клич кину, попозже
@  Rogi : (12 Апрель 2019 - 08:50 ) Ребят, кто там заведует группой в вк?
Дайте клич, пожалуйста, что Скованный Огонь переведен полностью.
@  nikola26 : (19 Март 2019 - 10:49 ) Сальваторе в своем инстаграме написал ответ на один из комментариев, что вроде новая книга осенью выйдет.
@  naugrim : (18 Март 2019 - 04:47 ) А новостей о том когда будет продолжение нет еще?
@  Redrick : (18 Март 2019 - 04:04 ) Спасибо спонсорам)
@  naugrim : (18 Март 2019 - 03:52 ) Redrick спасибо за книжку!
@  Redrick : (14 Март 2019 - 07:28 ) Простите, вчера-сегодня был занят, остаток книги появится на выходных.
@  Redrick : (05 Март 2019 - 10:28 ) Скоро. Примерно дней через десять, наверное.
@  naugrim : (05 Март 2019 - 10:15 ) Redrick ломка уже на финальной стадии, когда порадуешь? )
@  Easter : (04 Март 2019 - 03:51 ) Народ, посоветуйте, как лучше перевести название модуля "The Muster of Morach Tor"?
Суть в том, что "muster" можно перевести и как "проверка, осмотр", и как "сбор". А модуль как бы о том, что игрокам поручают найти пропевшего помощника мера города, который отправился туда с ПРОВЕРКОЙ, а в финале группа узнаёт, что это место является точкой СБОРА армии троллей.
Вот я и в затруднении, какое из значений тут имелось в виду?
@  Алекс : (01 Март 2019 - 11:42 ) @RoK Да я уже нашел подробную карту Глубоководья на просторах Интернета. Этот переулок начинается прямо от смотровой башни, которая называется Морской Глаз, встроенной прямо в Троллью Стену и расположенной на берегу моря. И я перевел этот переулок Проход от Морского Глаза.
@  RoK : (28 Февраль 2019 - 12:21 ) @Алекс Ну вроде выглядит как Проход/Проулок/Закоулок Морского Глаза/Морских Глаз
@  Алия Rain : (22 Февраль 2019 - 11:34 ) Если это нужно лишь мне одной, значит, не нужно никому. Мало сделать такую подборку, нужно еще заходить на долину теней чаще, чем раз в полгода, и обновлять переводы.
@  Алекс : (21 Февраль 2019 - 01:00 ) Не поможете мне еще раз. Как лучше перевести Seaseye March, это небольшой переулок возле Западных Ворот в Глубоководье?
@  Redrick : (18 Февраль 2019 - 06:47 ) Слушай, ну о чём ты хочешь договориться? Чтобы другие взяли и сделали всё красиво? Возьми просто и сделай актуальную сборку переводов на том же рутрекере. Против распространения переводов никто не возражает.
@  Алия Rain : (18 Февраль 2019 - 10:25 ) Окей, видимо, проще надеяться на авось, чем договориться с админами группы D&D: Путешествия по Забытым Королевствам (nikola26, раз ты уже с ними общался), а добровольцам, и тут я предложила бы свою помощь, поперетаскивать материалы и переводы. Раз это не нужно никому из живущих тут людей, то мне и подавно)
@  Валерий : (16 Февраль 2019 - 02:35 ) @Алия Rain нет, не готовы, потому как ещё не всё прочитано!
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:32 ) @melvin Зарегистрироваться - дело нехитрое.
@  Алия Rain : (13 Февраль 2019 - 10:30 ) @nikola26 Владельца форума здесь давно нет. Более того, здесь нет ни руководителей, ни людей, которые хорошо разбирались бы в технической части. Только разобщенные переводчики и простые пользователи, которые еще заглядывают на огонек. Каждый сам за себя. Нет ответственных за форум вообще. И раз нет той царственной особы, которая взяла бы решение на себя, я считаю, что судьбу форума стоит обсудить тем, кому он небезразличен. Готовы ли эти люди потерять все хранящиеся на форуме переводы, если оплаты в какой-то момент не поступит?

Просмотр профиля: Redrick
Offline

Redrick


Регистрация: 02 фев 2011
Активность: Вчера, 21:34
*****

#97272 Отдельные рассказы

Написано Redrick 07 Май 2021 - 16:23

11. Dark Legacy - Mel Odom - 12 стр.

 

Взял.

 

Verhanna сказал(а) 10. Reunification - Jeff Grubb - 9,5 стр. Взял на перевод.

Прикрепленные файлы




#97270 Отдельные рассказы

Написано Redrick 29 Апрель 2021 - 08:02

 


27. Moonrise over Myth Drannor - Ed Greenwood

Мне заказали на перевод.

 

 

Прикрепленные файлы




#97269 Залы Штормового Предела

Написано Redrick 20 Апрель 2021 - 17:08

 


СЛУЖАНКА: Внешность обманчива - Лиза Смедман

Взял.

 

 

Прикрепленные файлы




#97259 Город мучений Брюса Кордела - сбор средств

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:18

Перевод завершён. Простите за задержку.




#97258 Глава двадцать седьмая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:18

Глава двадцать седьмая

Год Тайны (1396 ЛД) «Зелёная сирена» в море Павших Звёзд

 

«Зелёная сирена» вырвалась из-под поверхности воды прыгнувшим дельфином. Нос корабля сравнялся с горизонтом, киль ударился о воду, разбрасывая пенные волны, разбегающиеся во все стороны.

Рейдон вышел из ритуального круга. Смазанный периметр был уже почти неразличим.

Мерцающая пелена, окружавшая корабль, задрожала, поблекла и наконец рассыпалась. Дождь крохотных рыбок, похожих на самоцветы, посыпался в море. Искрохвосты были истощены после такого далёкого и долгого пламени вдали от дома. Они умирали.

«Зелёная сирена» снова могла плыть только по воде – и несмотря на своё невероятное путешествие, не понесла серьёзного урона.

Он тёр глаза, пока не увидел в темноте искры. Смертельная усталость, физическая и моральная, попыталась утащить его вниз. Просто по привычке он воспротивился. Голоса в его голове бранили монаха за все его грехи. Рейдона беспокоило, что все голоса были его собственным голосом.

Далёкий рокот заставил нескольких членов команды наклониться через перила. Пальцы указали на запад, где начиналась буря.

На горизонте бурлили тучи, громоздясь одна на другую, пока над морем не возник грозовой фронт. По команде пробежали возгласы; судя по болтовне матросов, они никогда не видели, чтобы шторм начинался так внезапно. Монах тоже не видел. Он нахмурился.

Западный ветер ударил «Зелёную сирену», и команда рассыпалась, чтобы заняться парусами под руководством хриплых команд капитана. Запахло сначала солью, потом рыбой.

Рейдон прищурился против ветра, наблюдая, как нарастает шторм.

Вода под бурей кружилась по широкому кругу. Символ Лазури у него на груди похолодел. Лицо монаха превратилось в гримасу.

Центр водоворота опустился. Низменность углублялась, пока на волнах не возникла воронка, такая широкая, что её устье виднелось даже через целые мили, отделявшие её от «Сирены». Вертящиеся стены сверкали фосфоресцентными искрами.

Из воронки возникла длинная фигура, устремляясь в верх вопреки своей необъятной величине. Крики ужаса сорвались с уст.

Среди туч прошипела молния, осветив исполинский обелиск обжигающей белизной. Вспышка обнажила то, что венчало обелиск. Это был Древнейший. Неподвижный и застывший, как камень… но свободный от каменных катакомб, где был заточён с тех пор, как рухнул на Торил в давно минувшие века.

Гром ещё не успел прозвучать, а громада Кссифу завершила свой подъём в небеса. Она устроилась в подбрюшье бури.

Рейдон коснулся знака у себя на груди. Тот пробудился, загораясь синим.

- Я подвёл тебя, как подвёл Эйлин и ту девочку, что убил в городе внизу.

Как будто тысячи глоток забормотали ему в уши о последствиях, хотя никто из ближайших пиратов как будто этого не слышал. Монах слушал каждый голос, достигая сосредоточенности тем, что вбирал в себя звук целиком, не концентрируясь на индивидуальных голосах, пока их объединённая ярость, страх и плаксивые жалобы не стали звуком прибоя, волны которого набегали и стекали с его мыслей.

Скоро мир узнает о том, насколько серьёзное поражение потерпел Рейдон. Тогда полуэльфа проклянут не только воображаемые голоса – по крайней мере, пока их призывы к отмщению тому, кто не смог спасти их, не превратятся в крики ужаса.

Кссифу парил над морём Падших Звёзд, устроившись в сердце бури.

 

Так заканчивается вторая книга «Господства аболетов». История завершится в третьей книге – «Ключ Звёзд».




#97257 Глава двадцать шестая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:17

Глава двадцать шестая

Год Тайны (1396 ЛД) Покидая Кссифу

 

Яфет видел, как Рейдон Кейн завершает заточение. Он ощутил огромную силу развеяния, распространяющуюся из свежевысеченной печати сотни футов диаметром, и проницающую Древнейшего. Даже в своём окаменевшем сне зверь застонал, как будто жалуясь на несправедливость.

Но росток сознания, который разговаривал с Яфетом, настаивал, что колдун должен сдержать свою часть уговора.

Яфет согласился и продолжал требовать от осколка сознания выполнить его часть сделки, пока древние служители Кссифу, потерпевшие неудачу, бесились внизу. Он оставался на месте и кричал, снова и снова, пока голос не стал хриплым:

- Освободи Анушу Мархану! Освободи её!

И неожиданно Яфет почувствовал, как освобождается фокус Ануши. И Йевы тоже!

- Да!

Фокус Ануши улетел прочь, разыскивая своё законное место. Фокус Йевы замешкался. Он ожидал этого и предложил бездомному духу временное убежище в тёмных складках своего жезла. Хотя он не видел духа, он почувствовал, как тот исчез внутри.

Ритуал завершился. Он полетел вниз.

Колдун инстинктивно попытался за что-то ухватиться, но нашёл только воздух. Он едва не погиб, пытаясь удержаться за пустоту. Но за мгновение до того, как его мозги расплескались по полу тронного зала, он нырнул в зияющий разрыв своего плаща.

И вышел в круглый тоннель, сочащийся фосфоресцентной слизью.

Бегущий мужчина избежал столкновения с ним в невероятным прыжке, разминувшись с головой Яфета на несколько дюймов.

Мужчина приземлился кувырком, оказался на ногах в следующее же мгновение, и повернулся к колдуну.

- Яфет, - сказал он. – Тебе не следовало сюда приходить.

- Рейдон Кейн, - ответил Яфет. – Можем поспорить об этом позже. Прямо сейчас около двадцати аболетов размером с дракона каждый спускаются по этому коридору. Надо бежать!

Монах разглядывал его ещё мгновение, потом сказал:

- Женщина, твой друг, только что была рядом со мной в своёй невидимой форме. Кажется, она…

- Я освободил её, Рейдон! Я сделал это!

Он поднял кулак и ухмыльнулся.

- А теперь бежим! Покажи мне дорогу на корабль! Серена сказала, что вы оснастили «Зелёную сирену» для спуска сюда.

Лицо монаха, которое обычно представляло собой безразличную маску, заколебалось между решительностью и гневом. Полуэльф выглядел скверно. Судя по безумному виду, он был на грани слома.

Крик аболетской ярости и вспышка красного света позади Яфета осветили лицо монаха. Этого было достаточно, чтобы Рейдон снова пустился бежать.

- Сюда. Не отставай. Может быть, мы сумеем догнать Серену и Фостера. Они ушли вперёд – я здесь раньше не был.

Рейдон бросился вниз по коридору.

Яфет устремился следом. Он сразу же отстал.

Не успел он преодолеть и ста ярдов, как заметил перемену в звуках преследовавших их аболетов. Может быть, ему подсказал звёздный договор. А может быть, он знал, почему толпа отчаявшихся служителей Кссифу, горевшая желанием отомстить, неожиданно прекратила погоню.

Он знал, почему они ликуют. Он вручил им неоценимый дар.

По крайней мере, так они решат поначалу.

Прямо сейчас они радовались, что их прародитель не погиб. Они радовались, потому что считали, что у них есть ключ к продолжению ритуала пробуждения с того места, где он прервался.

Но скоро аболеты и спящее, но слишком активное подсознание Древнейшего узнают о его обмане. Он надеялся, что успеет выбраться из жуткого города и вернуться на «Зелёную сирену» – где, если будет на то воля звёзд, ждёт Ануша – прежде чем это случится.

Несмотря на обман, колдун всё равно отдал аболетом приз, который будет им слишком полезен. Он жалел об этом, но недостаточно, чтобы принять иное решение в том случае, если бы ему пришлось выбирать снова.

Яфет бежал.

Несмотря на своё заявление, Рейдон его дожидался. Монах останавливался на краю бассейнов со слизью, где ещё спали аболеты. Когда колдун догонял, монах втыкал в бассейн Ангул, убивая ничего не подозревающую тварь. Каждый раз лицо монаха застывало в выражении мрачного удовлетворения.

Когда Рейдон вынимал клинок, Яфет держался подальше. Яфет подозревал, что с его новым договором Лазурный Клинок рассматривает колдуна в том же качестве, что аболетов и других аберрантных созданий. Меч был безумен.

И Яфет подозревал, наблюдая за полуэльфом, что таким же безумным был и его носитель.

Тоннель выплюнул задыхавшегося Яфета в пещеру, дальняя сторона которой открывалась в массивную полость, окружавшую Кссифу. В нескольких футах от торчащего каменного выступа висела «Зелёная Сирена». От зрелища корабля, парящего в воздухе без всякой поддержки – не считая нескольких обвисших канатов, привязанных к выступу, – у Яфета закружилась голова.

Корабль окружали сверкающие точки – красные и золотистые.

Кроме того, он видел Рейдона, Фостера, Серену и нескольких матросов, включая первую помощницу. Рейдон поднимался на борт. Серена стояла на палубе. Сильный голос Фостера отдавал приказы команде.

Яфет бросился к трапу в взбежал на корабль.

Рейдон  окинул колдуна пристальным взглядом, когда тот поднялся по трапу. Яфет с облегчением увидел, что монах вернул Ангул в ножны.

- Давайте убираться отсюда, - сказал Яфет.

- Отдать швартовы! – прокричал Фостер.

Команда перерубила последние канаты, удерживающие корабль. «Зелёная сирена» медленно поплыла в сторону открытой полости.

- Рейдон, - сказала Серена. – Займёшься подъёмом?

Она указала на ритуальный круг, нарисованный на палубе.

Не отрывая взгляда от Яфета, монах кивнул. Потом сказал:

- Сердце Снов по-прежнему у тебя, Яфет?

- Мне пришлось его отдать.

- Что? – охнула Серена. От её лица отхлынула кровь. Рейдон фыркнул, как будто сразу догадался. Яфет напрягся, готовясь защищаться, если монах бросится на него. Сцена длилась несколько мгновений, пока возгласы трёх матросов не привлекли их внимание к удаляющемуся каменному причалу.

Там стояли две человеческих фигуры и одна сумеречная гончая.

Яфет втянул в себя воздух. Даже на таком расстоянии он узнал в фигурах Мальянну и Нейфиона.

Мальянна подняла что-то над головой. Сферический предмет.

- Что за тупоголовый трюк ты там провернул, парень? – спросил Фостер. – Это… ?

- Это Сердце Снов! – сказала Серена.

- Это неважно, - отозвался Яфет.

- Почему? – спросил Фостер.

- Потому что я запер частицу его силы. Они не смогут воспользоваться Сердцем в полной мере.

Он не стал рассказывать, что сменил договоры и запер частицу эссенции камня внутри себя самого. Именно она берегла его от багровой дороги. Он представлял, что чувствует ростки украденного им воздействия, сошедшиеся в противостоянии с демоническими силами его зависимости, борющиеся друг с другом, но неспособные нарушить равновесие. Пока шла эта борьба, ни одна сторона не могла захватить колдуна. Это был хрупкий баланс.

- Ты с ума сошёл? – спросила Серена. – У камня всё равно остались силы, сколько бы ты их ни забрал.

- Может быть, твоё вмешательство и стало причиной, по которой Древнейший не погиб, - сказал Рейдон.

- Он не погиб? – спросил Фостер, тревожно морща лоб.

- Не погиб, но снова спит, - ответил Рейдон.

- Просто прекрасно! – воскликнула Серена.

Она ткнула в Яфета пальцем и спросила:

- У Сердца Снов хватит силы, чтобы разрушить наложенные Рейдоном оковы?

Рейдон поменял стойку, готовясь достать Ангул.

Яфет не знал ответа на вопрос Серены. Может быть. Но он указал обратно на причал.

- Возможно, вы не заметили, но Мальянна держит Сердце Снов. Она забрала его из тронного зала. Значит, оковы не разрушились. Она не позволила Древнейшему или его слугам завладеть артефактом.

Через разделявшее их пространство взгляд эладринской дамы нашёл Яфета. Он знал, даже если не мог разглядеть её лицо, что Мальянна смотрит на него с ненавистью.

- Зачем она это сделала?

- Я… не знаю.

Но он подозревал. Дерзкая эладрин могла забрать камень, чтобы воспользоваться им в переговорах с Древнейшим. У женщины был какой-то зловещий замысел, и возможно пробуждение Древнейшего было лишь его частью. Правда, колдун не мог представить себе ничего хуже.

Корабль вынырнул из пещеры, оказавшись в просторной подземной полости.

Яфет наблюдал за каменной кромкой, даже когда за его внимание начали бороться извивающиеся стены Кссифу. Силуэт, в котором он опознал Нейфиона, казался взбудораженным. Он как будто вырос… а затем расправил огромные крылья летучей мыши.

- Нужно уходить. Сейчас же! – он указал на угрозу. Крылья Нейфиона рассмотрели все.

- Твоё преступление не останется безнаказанным, - пообещал Рейдон. Затем шагнул в ритуальный круг.

Как только монах ступил в начертанный радиус, дрейфующий нос корабля выпрямился. Сверкающие точки вокруг судна запульсировали в унисон, и Яфет смог разглядеть, что на самом деле это крохотные рыбки.

Нейфион взлетел с причала. Его чёрные крылья вызвали ответный шорох плаща Яфета.

Владыка Летучих Мышей хотел вернуть себе всю украденную силу – до последней капли.

Корабль устремился вверх, прямо к своду пещеры.

И без того находившаяся достаточно близко «Зелёная сирена» пронзила неровный камень, который открылся перед ними и закрылся следом.

Мачтой вперёд «Сирена» поднималась через твёрдый камень, как сбежавший праздничный шарик в чистое небо.

 

***

Ануша проснулась от долгого кошмара. Когда она смогла себя убедить, что видела не просто галлюцинации, то захотела вернуться в сон, чтобы найти Яфета и помочь ему вернуться на корабль.

Но девушка была слишком взбудоражена, чтобы уснуть, а простого взгляда на один из пузырьков с сонным зельем было достаточно, чтобы её затошнило. Она решила, что попытка вернуться в сновидческую форму прямо сейчас – вероятно, один из самых глупых планов в её жизни, учитывая недавнюю историю и обстоятельства. Яфет доказал, что способен о себе позаботиться. Она сумела на какое-то время забыть о нём, хотя это оказалось непросто.

Она заняла себя поглощением всех галет и сухих пайков, которые только смогла найти в сундуке, не считая пары кусочков, которыми угостила Счастливчика. После этого она зажгла висевший на стене фонарь. Она нашла таз, бурдюк с водой и чистое полотенце, которые были у неё, когда она делила кабину с Яфетом, прежде чем Сердце Снов утащило её… Нет. Не надо об этом думать.

Она вздохнула, вытирая налёт грязи с кожи и волос. Кто-то должен был о ней заботиться, даже кормить, пока она лежала без чувств. Иначе девушка бы погибла во сне, пролежав так долго без движения.

Ануша расчесала волосы, думая, о чём же она забыла… Йева!

Что случилось с женщиной, сопровождавшей её в недрах Кссифу? Освободил ли Яфет и Йеву тоже? Если да, то у неё не было тела, как у Ануши, в которое можно было бы вернуться.

Означает ли это, что женщина просто погибла?

- Йева?

Ответа не было.

Ануша услышала взволнованные голоса на палубе. Она выглянула из иллюминатора.

- Боги, мы летим.

И действительно, корабль парил над морем темноты. Она слышала, как Серена говорит, что корабль оснастили, чтобы найти Кссифу, но не знала, чего ожидать. Созвездие крохотных искр окружало корабль. Она наконец поняла, что корабль парит внутри огромной подземной полости, и в этот момент доски палубы заскрипели. Одновременно возникло чувство, будто тяжёлый человек уселся ей на плечи.

Она увидела, как свод пещеры рванулся вниз… нет, это корабль стал подниматься вверх.

Ануша сжалась, ожидая столкновения. Когда она снова открыла глаза, огромная пещера, увиденная в иллюминатор, исчезла. Теперь за стеклом виднелись слои тёмного материала, уносившиеся прочь один за другим. Кое-где тёмную матрицу пронизывали бледно-голубые, зелёные и хрустальные жилы. Непрерывная, но вечно меняющаяся стена из проносящегося мимо вещества гипнотизировала. Похоже, «Зелёную Сирену» действительно оснастили для плаванья не только по морям. Девушка поняла, что следит за прохождением через плотное скальное основание. Они поднимались сквозь камень!

- Как прекрасно, - сказала она.

- Совсем не так прекрасно, как ты, - раздался голос у неё за спиной.

Ануша обернулась.

В дверях стоял Яфет.

В каюте неожиданно потеплело.

Напряжение, которое она сдерживала, наконец исчезло. Он жив! Но тревога сменилась совсем новой натянутостью в груди.

- Прекрасна? Я тощая, как голодающий ребёнок, - сказала она.

- Нет. При взгляде на тебя у меня дух захватывает.

Без света из иллюминатора единственным источником света в каюте оставался фонарь. Его дрожащий огонёк бросал тени на всё помещение, на тело Яфета и на его лицо. В его глазах отражалось пламя.

- Что ты видела через стекло? – спросил он, указывая на иллюминатор.

- Не знаю! Думаю, камень – мы поднимаемся сквозь землю, - Ануша поманила его к себе. – Посмотри со мной.

 

***

Яфет вошёл в каюту и закрыл дверь. За три шага он преодолел тесное помещение и встал сразу за Анушей возле иллюминатора. Он вдохнул её запах, снова ощутимый после медленного угасания, пока она лежала нема и неподвижна.

От её вида он едва не растаял.

- Мы наконец в безопасности? – спросила девушка, глядя в иллюминатор, так что он мог изучать её профиль. Он не мог представить себе более прекрасных форм.

- Пока что. Древнейший остаётся… частично скованным. Худшего не случилось.

Она посмотрела на него, ожидая дальнейших пояснений.

- Я вобрал в себя частицу силы Сердца Снов. Силы, которую Древнейший мог использовать, чтобы ускорить своё пробуждение. Он не понял, что я это сделал.

- А почему это важно?

- Потому что, - ответил он, - к нему может вернуться часть сознания. Мне пришлось оставить Сердце Снов Древнейшему, чтобы освободить тебя.

Ануша нахмурила брови, но продолжала глазеть в иллюминатор. Наконец она сказала:

- Я рада, что ты оставил там эту чудовищную вещь.

- Да.

Она вздохнула, потом откинулась, прижимаясь к нему. Его руки невольно обвили её тонкое тело.

Её запах оглушил его, от её тепла к лицу Яфета хлынула кровь. Он опустил подбородок на её мокрые волосы.

- Я рад, что бы больше не бесформенный сон, - сказал он.

Она рассмеялась.

Они смотрели, как мимо проплывает земля, пока Ануша не откинула голову. Яфет наклонился, чтобы прижаться губами к её губам.

Они поцеловались.

На вкус она была как радость, жизнь и страсть.

Она повернулась к нему, сохраняя поцелуй, и обняла его в ответ. Как долго он ждал, чтобы почувствовать её руки на своём теле? Это было неважно.

Долгие месяцы влечения, нарастающей страсти и разбитого сердца смыло прочь. Эйфория теплом потекла в его венах, заменяя кровь. Ему казалось, что её пульс совпадает с частотой его сердца.

Яфет разомкнул объятия. Когда дыхание вернулось к нему, он сказал:

- Ты стала для меня всем миром.

Ануша, тоже задышавшая тяжелее, смахнула прядь волос со лба. Она встретила его взгляд и не отвела тёмных глаз. В неровном свете они казались глазами вышедшей на охоту тигрицы.

На её лице расцвела медленная улыбка.

- Покажи мне, - попросила она.

Они рухнули друг на друга, их губы снова встретились, на сей раз – со страстью, способной разжечь пламя.

Их конечности переплелись в самом человеческом из всех объятий. В его руках Ануша была звездой, пылающим ангелом, который прижимался к нему.

Он произнёс её имя с восхищением, с благоговением. Он молча поклялся больше никогда её не отпускать.




#97256 Глава двадцать пятая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:17

Глава двадцать пятая

Год Тайны (1396 ЛД) Кссифу, тронный зал

 

Ануша вела стаю. Сразу за ней шёл Яфет, Йева и Серена замыкали шествие. Она не должна была испытывать страха в своей бесплотной неуязвимости. Но не могла забыть, куда ведёт этот проход.

Как только они заполнили тоннель, ещё один могучий психический рывок едва не утащил её и Йеву в тот разум, где оставались корни её духа. Их снова спас Яфет. Но потом он вытер лоб, и на его лице мелькнуло беспокойство. Он едва успел их схватить. В следующий раз, когда Древнейший потянет девушку к себе, она исчезнет.

Ануша пыталась об этом не думать.

Затем они вошли в тронный зал Кссифу. И все её страхи оказались карикатурой в сравнении с реальностью.

На извивающемся полу развернулся отчаянный бой. Рой аболетов копошился вокруг фигуры, сиявшей как лазурная звезда. Меч мужчины, его грудь и даже глаза и пальцы пылали небесно-голубым. Везде, куда падал свет, аболеты корчились от боли.

Но он был один против целой армии. И пока он сражался с чудовищами, более крупные и древние аболеты кружили над головой в своём ритуале, продолжая потустороннее пение.

А огромная, многоокая туша, что смотрела с потолка, как будто видела всю её душу насквозь.

Ануша не могла отвести взгляд от чудовищного облика Древнейшего, чтобы оценить реакцию своих спутников, хотя она услышала, как кто-то охнул, а Яфет хрипло выругался.

Яфет произнёс её имя. Она моргнула и оторвала взгляд от мёртвых глаз наверху.

- Спасибо, - прошептала она.

- Чего хочет полуэльф? – спросила Йева.

- Убить Древнейшего, - сказала Серена.

Женщина рассмеялась.

- Тогда ему стоит перестать тратить время на эту мелочь и начать подниматься.

- Ануша, ты и Йева – помогите Рейдону, - сказал Яфет. – Фостер и Серена, вы тоже!

- Я к этой твари и близко не подойду!

- Помоги ему со стаей, - раздражённо отозвался колдун.

- Их слишком много, чтобы сражаться, - сказала Серена, прижав руку к горлу.

- Может и так, но посмотрите, - Яфет указал на развернувшуюся сцену. – Монах привлёк их внимание своим символом. Лазурный свет сводит их с ума. Ударьте им в тыл, пока они сосредоточились на Рейдоне. С вами четырьмя и Рейдоном у нас есть шанс. Мало кто может остановить Анушу или хотя бы увидеть её, то же самое скорее всего касается и Йевы. И я видел, как сильны твои заклинания, Серена, и как умело обращается со своим мечом капитан.

- А что будешь делать ты, колдун? – спросил Фостер.

- Мне нужно провести собственный ритуал. Он займёт какое-то время, поэтому надо начинать немедленно.

Яфет пристально посмотрел на Анушу своими тёмными глазами.

- Я освобожу тебя, обещаю. Но пока что…

Он махнул рукой на сражение.

Ануша кивнула, не доверяя своему голосу.

Яфет сверкнул улыбкой, затем шагнул в свой плащ. В следующий миг он исчез. Ануша огляделась, но не увидела, где он появился. Она задумалась, куда ушёл колдун, чтобы провести свой ритуал. Хорошо, если в какой-то укромный уголок.

Она повернулась к Йеве.

- Попытаемся отомстить?

- Лучше умереть сражаясь, а не прячась, - сказала та.

- Да.

- Подождите! – вмешалась Серена. Волшебница начертила своим жезлом какие-то символы в воздухе. Там, где он проходил, оставался волшебный след. Магические формулы сорвались с её губ. Её глаза засветились тусклым лимонным светом.

- Хорошо, это сработало! – сказала Серена, жезлом указав на Йеву и Анушу. – Наконец-то я вижу вас обоих и не задену по случайности заклинанием.

- Я по-прежнему не вижу, - сказал Фостер.

Серена его проигнорировала.

Ануша сосредоточилась на своих доспехах, вообразив их ещё более прочными. Она подняла меч и представила его таким острым, что он мог рассечь надвое даже лёгкую шаль.

Потом она бросилась в бой.

Она побежала по меняющемуся полу. Но как бы она ни спешила, шар волшебного огня обогнал её и взорвался, поджарив четверых аболетов. Неплохо для Серены! Она ожидала, что волшебница сбежит. Но аболетов было так много! По крайней мере, в бой пока что не вступили летающие – меньшие, и, к счастью, большие. Вдвойне радовало то, что среди этих чудовищ лишь немногие обладали множественными глазами, как тот аболет, что увидел её в глубинах Кссифу.

Ануша достигла врага. Её клинок легко рассёк чудовище. Аболет погиб, даже не заметив угрозы. Он лежал, корчась и истекая чёрной жидкостью, а она уже перешла к следующему. И к следующему. Она махала вокруг мечом, сохраняя его горькую остроту с решительной концентрацией.

Боль кольнула висок. Она истощала силы своей сновидческой формы. Если будет продолжать – то ослабеет и, может быть, упадёт. Но если она не даст Рейдону – а значит, и Яфету – шанса на победу, то Древнейший проснётся, и ничто не удержит её разум от его сосредоточенного сознания.

Она возобновила свой натиск, орудуя сновидческим клинком, как аватара самой смерти, и голова начала звенеть от этих беспощадных усилий.

 

***

Дыхание Серены хрипело в её собственных ушах. Она была испугана, и её руки, жезл и голос дрожали с каждым прочитанным заклинанием. К счастью, чудовища реагировали на её волшебные копья именно так, как и предсказал Яфет. Орда аболетов целиком сосредоточилась на своих попытках захлестнуть пылающего монаха, как цунами из слизи. Ни одно из её заклятий пока что не привлекло интерес нападающих существ, даже тех, кто находился с краю.

Осмелев, она подошла ближе, пока запах гниющей рыбы, исходивший от безумных аболетов, не стал слишком сильным.

Куда делся колдун? Серена задумалась, а что если несмотря на все свои храбрые слова, он воспользовался плащом, чтобы сбежать. Она считала это маловероятным, хотя на его месте могла бы так поступить.

В левое ухо ударил победный рёв, и она вздрогнула.

Это был Фостер, разрубивший аболета, слишком занятого попыткой вскарабкаться на сородичей, чтобы следить за флангом. Рана была глубокой, но аболет умер от яда прежде, чем его органы смогли среагировать на хлещущую наружу жидкость. Серена снова обрадовалась, что решила помочь капитану, когда он рассказал о своей странной болезни, а не убить его.

Серена решила потратить заклинание, которое почти достигало предела её сил. Она прошептала нужные формулы и взмахнула один раз жезлом. Шар белого света размером с кулак ударил в массу толкающихся аболетов. За мгновение до того, как упасть в их гущу, шар взорвался призматической вспышкой, пронзив сразу несколько тварей.

Существа завизжали, когда их бока обожгло. Ещё лучше – они недоумённо завертелись на месте, когда яркий свет ослепил их.

Мрачная усмешка слабо тронула губы Серены.

Она прочла ещё одну формулу.

 

***

Прежде чем выйти из плаща, Яфет снова обратился к непроглядной тьме между звёздами, пустое ничто которой пожирало свет соседних созвездий. Он укрыл себя этой тьмой, затем вышел в самый центр тронного зала, где пол оставался стабилен. Окаменевший взгляд Древнейшего над головой был почти ощутим, так силён, что от него вибрировал воздух, создавая глубокий гул, похожий на звон огромных кладбищенских колоколов. Колдун старался не смотреть вверх.

Яфет быстро огляделся, чтобы проверить, заметил ли его кто-нибудь.

Основной бой ещё продолжался.

Монах продолжал косить аболетов своим мечом и Символом. Ануша, Йева, Фостер и Серена вонзились во фланг копошащейся массы. Старейшие аболеты продолжали свой напев пробуждения. Яфет надеялся, что он сумеет закончить свой ритуал раньше, чем они закончат свой.

Из плаща он достал жезл, помятый свиток и пузырёк с порошком из драконьей чешуи. Это были те же самые инструменты, которые он использовал, пытаясь освободить разум Ануши, минус книга, которая оказалась бесполезной. И минус кольцо с локоном Ануши. В суматохе их прибытия и после того, как разбился его камень договора, он не забрал кольцо у ангела исследования.

Яфет надеялся, что само сновидческое тело Ануши окажется лучшим проводником, чем тонкие пряди её волос. В прошлый раз он потерпел неудачу, пытаясь её освободить, но лишь потому, что её душа была заперта не внутри Сердца Снов, как он ошибочно предположил.

Нет, её сознание поймал сам Древнейший. Если она ослабнет и проснётся хотя бы на мгновение, чудовище поглотит её разум и сделает его своей частью. К горлу подступил комок, когда колдун это понял.

Яркая вспышка света снова обратила его внимание на бой. Сквозь натиск извивающихся аболетов ударили небесно-голубые лучи. Рейдон вызвал какой-то особенно яркий пульс из своей груди.

Не обращай внимания, сказал себе Яфет.

Он достал последние две вещи, которые были необходимы для ритуала – Сердце Снов и серебряный футляр с его личной смертью.

Он опустил артефакт полуприкрытым глазом вверх. Голоса круживших над головой аболетов дрогнули, прежде чем продолжить свой речитатив. К счастью, никто не спустился вниз, чтобы рассеять тьму и забрать у него древний глаз их прародителя. Существа почувствовали внезапную близость артефакта, хотя и не видели его. В каком-то смысле небольшая сфера на полу перед ним была более живой, чем целая туша Древнейшего, распростёршаяся над головой.

Он взял серебряный футляр. Прикосновение высушило ему рот в предвкушении. Пытаясь не думать о содержимом, он открыл футляр и опустил порцию пыльцы в один глаз. Ему пришло в голову, что это будет первым испытанием его нового договора. Насколько хорошо он защитит его от симптомов зависимости?

Он сморгнул раздражение. Уже слишком поздно.

Прежде чем красная дымка полностью заволокла зрение, он откупорил пузырёк с порошком из чешуи дракона и высыпал его на каменный шар. Едкий запах обжёг ноздри.

Океанический прилив пыльцы нахлынул на Яфета, он развернул свиток – двойник того, который использовал в прошлый раз, – и разложил его на холодном полу. Пергамент попытался свернуться обратно, так что он прижал верхушку Сердцем, а низ – носками сапог. Кончик пергамента отломился, но свиток по-прежнему был пригоден к использованию. Он подобрал жезл из нефрита, благословлённый в храме Келемвора. Он наклонился вперёд, чтобы можно было прочесть текст и коснуться кончиком жезла неровной поверхности Сердца.

Глаз артефакта моргнул. Сфера повернулась, пока не уставилась прямо на него.

Он вздрогнул, но произнёс слова ритуала, стараясь игнорировать блаженное чувство, с которым пыльца проникала в его кровь. Он решил, что способность пыльцы проницать вуали будет ему необходима – на тот случай, если заклинание, которое даёт возможность видеть незримое, потерпит неудачу. Просто нужно было позаботиться, чтобы пыльца не унесла его прочь.

В помещении звучали взрывы, крики и грохот. Ему показалось, что он слышит победный крик, а за ним – женский вопль боли. Но это была не Ануша, и Яфет продолжал читать свой ритуал. Он не мог позволить себе потерять ещё одно мгновение. Времени на помощь друзьям не было. Лучше даже не смотреть.

Единственной отдушиной была пассивность, вызванная пыльцой путешественников, из-за которой ему проще было игнорировать всё вокруг, кроме слов на свитке у него под ногами.

 

***

Рейдон попытался проследить взглядом на полу кольцо, которое чертили аболеты, парящие в воздухе над ним. Символ показывал ему узоры, которые он должен был вырезать, по одному знаку за раз, при помощи вспышек лазурного огня, которые обеспечивал Ангул.

Кольцо было необходимым ингредиентом для удара по ритуалу аболетов столь сильного, что даже Древнейший не только не сможет пробудиться, но даже погибнет.

Чтобы закончить свой круг контр-ритуала, Рейдон убивал аболетов. Которые в то же время пытались убить его.

Каждые несколько мгновений пять или шесть аболетов пытались захватить разум Рейдона бесформенными ментальными зацепами. Ангул и Символ разбивали каждую попытку подчинить его рассудок – монах даже не знал об этом.

Большая часть его внимания уходила на то, чтобы уклоняться от постоянного дождя из слизи, молний и любой другой гадости. Он откатился за границу расширяющейся сферы зелёной энергии, перескочил через волшебный разряд, протыкая аболета, и пригнулся под удар щупальца. Было только бесконечное движение, пока он отражал натиск бесчисленных атак.

Когда счастливому щупальцу или туше, или яростному энергетическому разряду удавалось его задеть, он качался и иногда даже падал. Но бальзам Ангула мгновенно превращал огненную боль в угасающее тепло, а его собственные рефлексы заставляли монаха подниматься после каждого падения. Эти удачные удары занимали только крохотную часть его сознания, но ему приходилось возвращаться на место всякий раз, когда его толкали или сбивали с ног. Было важно не терять своё место на полу.

Если бы ему противостоял любой другой враг в таких количествах, Рейдона давно бы похоронили под телами.

Ни Ангул, ни Символ не могли обеспечить ему бесконечные силы. Однако эти существа были заклятыми врагами хранителей и их инструментов. Меч и печать наделяли монаха частицей своих постоянных сил, необходимой, чтобы стоять среди бури смерти, которая пыталась утащить его. Но энергия, которую Ангул и Символ использовали, чтобы исцелять его, была ничтожна в сравнении с силой, которую он короткими вспышками направлял на пол каждый раз, когда делал шаг вперёд.

Рейдон подумал, что они втроём – меч, печать и он сам – исчерпают все свои силы до последней капли, когда закончат. Если судьба окажется милосердна, то так и будет.

Мускулистая бескостная конечность ударила Рейдона в лицо, и на её конце лопнула какая-то киста. Вонючая, липкая жидкость, которой окатило монаха, жгла как кислота. Он даже не успел стиснуть зубы от боли, как Ангул выжег повреждённые ткани и вырастил у него на лице, коже и левом плече новую кожу. Рейдон прикусил губу от той боли, которая пришла с волной исцеления.

Восстановление Лазурного Клинка было почти таким же болезненным, как атака, которая причинила ему этот урон.

- Мои резервы кончаются, - предупредил меч.

Рейдон закряхтел и сделал ещё один шаг.

Он рассёк мечом подобравшегося аболета, затем направил Ангул вниз, чтобы вырезать лазурным пламенем ещё один быстрый символ на полу.

Он нырнул под удар зелёной энергии, закружился и подался вперёд, чтобы воткнуть меч в пасть нового аболета. После этого движения его левая нога оказалась в подходящей позиции, чтобы обрушить мощный удар на другого врага. Он сделал ещё один шаг в образовавшуюся прореху, и высек Ангулом новый символ.

Если бы не натиск аболетов, петляющий путь Рейдона был бы куда более очевиден. Он понял, что закончил больше половины круга, повторяющего маршрут поющих аболетов, круживших наверху, в противоположном их движению направлении. Иронично, подумал монах, что масса склизких тел, пытающихся раздавить его, закрывала то, что он делал.

Щупальце схватило его за ногу и сдёрнуло лицом вниз на камень. Он почувствовал, как ломаются лицевые кости. В следующий миг Лазурный Клинок грубо вправил кости на место. Но не до конца.

Исцеляющие волны Ангула больше не могли полностью убрать его раны. Боль от каждого повреждения смягчалась, но по руке Рейдона, а теперь и у него из носа, струилась кровь. Каждой отдельной раны было недостаточно, чтобы замедлить его, но неполное заживление постепенно накапливалось. Было неясно, сумеет ли он закончить круг до того, как стая аболетов добьёт его.

Это было неважно. Либо он замкнёт круг, либо нет.

Если нет – Древнейший окончательно пробудится.

Если да – тогда ритуал аболетов потерпит неудачу. Одно или другое. От исхода зависела судьба Фаэруна. Но его это не беспокоило. Даже сражаясь за новый шаг, чтобы начертить следующий символ, он изумлялся собственному упорству. Фаэрун был не особенно добр к Рейдону за последнюю дюжину лет. А если подумать – то из за всю его жизнь. Но всё-таки здесь и сейчас он изо всех сил пытался спасти мир.

Может быть, им двигали какие-то останки чести, воспользовавшиеся последней возможностью пробиться через сплавленную неразбериху его личности.

А может быть, это просто был Ангул.

Рейдон заметил, что количество атак, от которых он защищался последние несколько мгновений, пошло на спад. Он выгадал момент, чтобы оторвать взгляд от последнего высеченного символа.

Он с изумлением увидел, что ему противостоят лишь около дюжины аболетов – по крайней мере, из тех, кто сполз по стене тронного зала. И половину этих тварей атакуют сбоку, пока они пытаются ползти к Рейдону. Какая-то незримая сила рубила этих аболетов по краям, пока волшебный огонь сыпался на чудовищ издалека.

Это была Серена! И… капитан Фостер. Волшебница выпустила огненный залп в одного из аболетов, надвигающегося на Рейдона. Судя по следу из дымящихся, корчащихся и разрубленных почти надвое аболетов, который тянулся от волшебницы и пирата, они занимались этим уже какое-то время. Эти двое сумели серьёзно проредить ряды чудовищ – не меньше, чем он сам. Как будто им помогали…

Едкая волна слизи хлынула ему в лицо. Ангул сжёг слизь, а Рейдон подпрыгнул в воздух. Достигнув верхней точки прыжка, он поднял локоть к лицу, затем ударил им вниз вместе с собственным падением, направляя всю силу тела в лоб аболета. Существо прекратило двигаться. Оно было оглушено или мертво – неважно. Он высек ещё один символ.

Но любопытство снова заставило его оглядеться, прежде чем продолжать. Яфета нигде не было видно. Хорошо.

Видимо, Серена и Фостер всё-таки остановили колдуна и его ядовитый груз.

Через несколько мгновений его связывающий круг завершится. Печать Убийства пронзит Древнейшего с достаточной силой, чтобы навсегда прекратить его каменное бдение.

 

***

Яфет произнёс последние слова церемонии. Его пронзил поток энергии. Из Сердца Снов хлынули фиолетовые искры, прошли по жезлу и остановились в его опьянённом пыльцой мозгу.

Его точка зрения буквально рванулась вверх, когда его тело подкинули. Как тряпичная кукла, брошенная капризным ребёнком, он взлетел к вершине зала. Неожиданное ускорение и резкая остановка едва не сломали ему шею.

До сих пор ему удавалось избегать многоглазого взгляда Древнейшего. Теперь ритуал и близость древнего аболета вынудили колдуна встретить его.

При взгляде вблизи в его наркотической дымке кожа Древнейшего оказалась не камнем. Это было мерцающее полотно хаоса, бурлившее и кипящее. Неописуемые формы переплетались в промежутке между внешним миром и чем-то чудовищным. На таком расстоянии в уши Яфета скреблись чудовищные звуки. Визгливые, блеющие, зверские.

Но именно глаза ошеломили и едва не прикончили Яфета, прежде чем он смог завершить свою задачу.

Хотя большая часть их была закрыта, те, что поймали его в прицел своего чуждого взгляда, обожгли колдуна космической злобой, от которой к горлу подступила желчь. Звёздный договор, эта чудовищная клятва, которую он принёс в родильных залах Кссифу, была единственным, что спасло его разум от мгновенного уничтожения. Договор спас его. Хотя позднее он мог вырвать себе глаза в припадке безумия, пока что Яфет сохранил какую-то способность мыслить.

Колдун отвёл взгляд. Он хотел закрыть уши, но ему нужно было вытянуть руку и положить ладонь на поверхность Древнейшего.

- Отпусти ту, чей сон вместе с нами, - сказал Яфет хрупким, но сильным голосом. – Ту, кого зовут Ануша Мархана. Отпусти Анушу Мархану и её спутницу по имени Йева.

Яфет жалел, что у него нет пряди волос, которой он пользовался прежде.

- Силой естественного мира я заклинаю тебя. Силой волшебных формул я прошу тебя. Силой твоей собственной плоти, Сердца Снов, через которое ты простираешь своё влияние на мир, я приказываю тебе!

Прошёл неопределённый отрезок времени. Яфет продолжал держать ладонь прижатой к бурлящей, отталкивающей плоти. Его рука шипела.

Что-то в глубинах сознания привлекло его внимание. Сначала он решил, что это мимолётная иллюзия, результат действия остатка пыльцы, который не выжгло из него ритуалом. Потом он понял, что чувство исходит снаружи.

Это был Древнейший. Или точнее – крохотная частица по-прежнему дремавшего сознания Древнейшего.

Знание того, что он должен сделать, чтобы обеспечить полное освобождение Ануши, расцвело в мозгу колдуна.

Он вздохнул. Значит, это будет последняя сделка?

Да. Конечно.

Жизнь колдуна представляла собой одно большое полотно клятв, договоров и сделок, кажда из которых заставляла его балансировать на кромке ножа между достижением своих целей и полным поражением.

Несмотря на то, что это означало для мира, Яфет согласно кивнул головой. Он принял сделку.

По крайней мере Древнейший не потребовал от него заключить ещё один договор! Эта мысль подсказала ему идею. Даже перед лицом существа, чей гнев вполне мог сравниться с яростью бога, Яфет задумал последний обман.

 

***

Ануша вонзила свой сновидческий меч в сердце последнего аболета, угрожавшего монаху – по крайней мере туда, где она предполагала наличие сердца. Она поразила какой-то важный орган, аболет обмяк и умер.

Она отшагнула и подняла свой меч в знак триумфа, хотя под натиском головной боли меч задрожал, угрожая исчезнуть.

Рейдон посмотрел куда-то в её сторону. Лицо полуэльфа не выдавало его мыслей, но Ануша предположила, что монах недоумевает по поводу внезапной гибели чудовища. Она хотела улыбнуться, но с пульсирующей внутри болью могла лишь сохранять свою форму.

Ей уже доводилось чувствовать подобные трудности прежде, когда она доходила до предела своих сил. Казалось, на сей раз боль пришла быстрее – и была более острой. Может быть, потому что она поддерживала и форму Йевы, заставляя её оставаться реальной?

Монах не стал тратить время, разыскивая незримых союзников. Своим пылающим мечом он продолжал вырезать символы в полу, один за другим, и теперь, когда аболеты не бросались на него на каждом шагу, дело пошло быстрее. Без чудовищ, закрывающих пол, фигура, которую он вырезал синим огнём в полу, открылась взгляду всех присутствующих в зале. Работа Рейдона стремительно близилась к завершению.

Монотонный напев существ наверху дрогнул и сломался, затем продолжился более торопливо. Казалось, аболеты разрываются между необходимостью завершить свой ритуал и бросить его, чтобы ринуться на монаха.

Затем им уже не пришлось принимать это решение. Рейдон завершил круг.

Круг символов загорелся огнём. Волна энергии отшвырнула монаха от собственного создания. Она расширялась во все стороны и ударила парящих аболетов снизу. Сила расшвыряла чудовищ, больших и малых, по всем сторонам зала. Их напев, и без того дрожавший на истеричной грани неудачи, прекратился.

Начертанный круг горел так ярко, что Ануше пришлось отвернуться.

Наверху раздался звук. Оглушительный треск, подобный тому, что испускают горы, устраиваясь на своём месте. Она посмотрела туда.

Несколько глаз, открывшихся на огромной окаменевшей туше, начали щуриться и моргать, как будто огонь начертанного круга был для них слишком ярок. Древнейший не просыпался. Он погружался обратно в сон – может быть, даже сон истинной смерти!

Рейдон Кейн убил Древнейшего! Неужели это правда?

Грубые крики ярости эхом пронеслись по залу. Аболеты, вынужденные прервать свой ритуал из-за вмешательства монаха, завопили в унисон. Они хлестали своими щупальцами и корчились в пароксизмах гнева. Их выпуклые глаза нашли Рейдона, Серену и Фостера, а некоторые даже уставились на Йеву и Анушу.

- Назад к кораблю! – закричала Серена. – Сюда!

Она повернулась к проходу – к другому, не к тому, через который они сюда попали.

Ануша увидела, как Рейдон смотрит наверх. Она проследила за его взглядом, устремлённым на визжащих, исполинских аболетов. Существа вернули себе контроль над своей яростью. Злобный красный свет ударил из одного – массивного, тёмного старшего аболета. Другой завертел щупальцами, описывая широкие спирали, из которых начала возникать зелёная дымка.

Йева и Фостер бросились за волшебницей. Но Рейдон не шевелился. Он просто стоял и смотрел на парящих вверху огромных тварей. Они больше не кружили в своём ритуальном построении, вместо этого готовя удар отмщения по крошечному полуэльфу внизу, который как будто не обращал внимания на собственное лазурное пламя.

Ануша огляделась в поисках Яфета. Колдуна по-прежнему нигде не было видно.

- Пойдём, Рейдон! – закричала она на монаха. Он покосился куда-то в её сторону и покачал головой. Неужели он плачет?

- Это… Ануша? – спросил Рейдон, перекрикивая оставшихся аболетов. – Значит, капитан был прав. Ну, это неважно. Я выполнил свою клятву. Я попытался убить Древнейшего. По какой-то причине я не справился. Я снова усыпил его, но не убил.

Девушка охнула.

- Он пробудится снова?

- Нет. По крайней мере – не скоро и не полностью. Но он не погиб. Я должен остаться здесь и убить столько древних аболетов, сколько смогу – пока они не сожрут меня.

Он пожал плечами. Полуэльф утратил рассудок. Она бросилась к нему, отпустив свой сновидческий клинок. Головная боль сразу же ослабела.

Ануша схватила Рейдона за запястье, убедившись, что её рука обладает достаточной плотностью.

- Пойдём. Ты нам нужен, Рейдон. Ты сковал его, а он был скован веками. Может быть, ты дал нам ещё несколько тысяч лет. По моему мнению, это победа!

Она легонько потянула монаха. Тот вздохнул.

- Полумера.

- Пойдём со мной! – закричала она и потянула.

- Ладно, - его голос как будто не принадлежал человеку, который потенциально спас Торил от эпохи страданий. Да что с ним такое?

- Сюда, - сказала Ануша, потащив монаха к тоннелю, через который ушла Серена.

Через несколько шагов она могла только держаться с ним вровень – даже используя свои преимущества сновидческой формы. Когда Рейдон хотел бежать, он бежал быстро.

Когда они покинули зал, Ануша оглянулась в последний раз, высматривая характерный чёрный плащ. Ничего.

Но…

По затылку пробежала дрожь. Чувство опустилось по спине до поясницы. Она споткнулась, потеряв руку Рейдона.

- Иди! – крикнула она и развернулась, чтобы посмотреть, что задело её.

Их преследовали старшие аболеты. Но ни один из них не был так близко. Она снова призвала свой меч.

Казалось, тысячи крохотных муравьёв с тёплыми лапками бегают по её телу.

- Что происходит? Это конец? Она…

Тьма поглотила её. Крики живых аболетов, вонь гниющей рыбы, пронзающая виски боль – всё это исчезло.

Ануша моргнула.

Слабый свет из скважины освещал маленькое помещение.

Женщина охнула и выпрямилась в открытом сундуке. Глазами, которые казались большими, как блюдца, она впитывала прекрасную, чудесную, тесную каюту на «Зелёной сирене».

По щекам потекли слёзы. Она обняла себя, чувствуя своё тёплое, и хотя и заметно похудевшее тело. Заскулила, потом залаяла собака. Мотающийся хвост застучал по доскам пола. Счастливчик!

Яфет справился. Она была свободна.




#97255 Глава двадцать четвёртая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:16

Глава двадцать четвёртая

Год Тайны (1396 ЛД) Кссифу, тронный зал

 

Однажды Рейдон уже почти поддался психозу. Узнав, что Эйлин погибла в одиночестве, он попытался убить толпу шу. Когда ему помешали совершить это безумие, он решил умереть от голода.

Вмешательство искусственного существа по имени Путеводная Звезда в тот день спасло множество в жизней. Его собственная хвалёная самодисциплина рассыпалась под натиском ярости. Кроме того, именно Путеводная Звезда уговорил монаха снова заняться бедами целого мира, вместо того, чтобы напрасно израсходовать свой потенциал  голодовкой. Благодаря аргументам Путеводной Звезды Рейдон, в конечном итоге, смог сохранять подобие самоконтроля.

Но «подобие самоконтроля» – не тот фундамент, на котором может долго стоять здравый рассудок. Узнав о смерти дочери, он так и не вернул себе спокойную уверенность, которой отличались настоящие мастера храма Сянь. Он так и не простил себя за то, что отсутствовал, когда Эйлин нуждалась в нём больше всего. Он просто играл роль человека, довольного каждым новым серым рассветом.

Этот облик рассыпался, когда он сразил Опал. Не имело значения, что она была марионеткой Древнейшего. Всё то опустошение и боль, от которых Рейдон отгородился после смерти Эйлин, снова вернулись к нему. И это потрясло стены его «я». Его разум был подобен разбитому зеркалу. Каждый осколок этого зеркала отражал лишь ограниченный взгляд на реальность. События, отражавшиеся в осколках, были непонятными и рассеянными.

Его разум разбился. И больше не было Путеводной Звезды, который помог бы монаху снова собраться воедино.

Так что этим занялся Лазурный Клинок.

Меч накачал Рейдона целеустремлённостью и волей. Вместо того, чтобы рухнуть рыдающей грудой, когда Опал исчезла во вспышке, монах вскочил и бросился на другие наступающие воспоминания и пойманные сны. Он уничтожал одержимые образы десятками.

Мужчина, сжимающий клинок, потерялся в море. Теперь Рейдона направлял Ангул, подобно тому, как Древнейший использовал Опал. Каждый взмах и удар монаха подчинялся указаниям меча. И хотя Ангул привык подавлять личность владельца, мечу редко доводилось наслаждаться подобной свободой в выборе действий и врагов. Клинок смаковал это чувство. Ангул был не склонен к размышлениям, но сейчас он решил не тратить такую возможность попусту. Зачем ему сознание Рейдона Кейна?

Полностью очистив коридор от противников, Рейдон остановился. Точнее, остановился Ангул. Ангул наслаждался совершенством своего нового сосуда, который теперь мог направлять самостоятельно.

Тело монаха развернулось и помчалось по тоннелю за облачком чёрного тумана, высоко подняв Ангул. Горло Рейдона кричало: «Древнейший проснётся, чтобы сразу же прекратить своё омерзительное существование!»

Бег по крутому, петляющему подъёму наконец-то привёл Рейдона в тронный зал Кссифу.

По полу огромного зала были рассредоточены дюжины выходов, похожих на тот, из которого появился Рейдон.

Большая часть из них выпускала белые клубы дыма.

Дюжины полостей сотами усеивали высокие стены тронного зала, и каждая была достаточно велика, чтобы вмещать взрослого аболета на удобном слизистом ложе. Хотя большая часть пустовала, в нескольких сотнях копошились недавно проснувшиеся чудовища. Каждая занятая ячейка светилась фиолетовым.

По полу змеились живые линии, иллюстрируя идеи, которых не могло существовать в реальности. Вспышки разноцветного света мерцали на впадинах и каньонах движущихся диаграмм. Неровный свет играл на подбрюшьях существ, которые парили над головой.

Аболеты кружили над извивающимся полом в безупречном строю. Одно существо следовало за другим, образуя гигантское кольцо, способное вместить городской базар. Каждое существо светилось фосфоресцентной энергией.

Некоторые из аболетов были размером с человека, другие в два-три раза крупнее. Шкуры были коричневыми, ржаво-красными, нефритовыми и даже белыми. Другие были черным – они были огромными, как драконы.

Ангул решил, что это старшие аболеты, древнее любой человеческой истории, раздутые от столетий роста и злобной силы. Они парили вместе с меньшими сородичами в геометрических формациях, выкрикивая повторяющиеся волшебные формулы. С каждым вращением их летающего кольца ритуал заставлял дрожать воздух.

Туман, проникающий снизу, засасывало в вихрь, образованный вращающимся кольцом левитирующих аболетов. Испарения соединялись в белый поток – такой густой, что казался жидкостью, льющейся во мрак далеко наверху.

Глаза монаха ослепли из-за потока слёз, но он не спотыкался, когда стал бегом пересекать огромное помещение. Он легко избегал извивающихся узоров. Сверхъестественные чувства Ангула не нуждались в глазах Рейдона, чтобы воспринимать здешние чудеса.

Лазурному Клинку тронный зал казался сокровищницей, открытой для грабежа. Несмотря на свою ограниченную природу, Ангул, выкованный в Звёздной Бездне, чтобы сразить жреца Господства, испытывал почти благоговение. Ведь здесь были существа, которым служил тот жрец! Господство состояло как раз из собравшихся здесь аболетов! Пейзажу не хватало лишь одного…

Ангул вспыхнул лазурным огнём. Пылающая синяя сфера сорвалась с бритвенно-острого наконечника. Вспышка ударила в потолок, как снаряд из катапульты. Она ослепила парящих и застывших в своих ячейках аболетов.

Огонь высоко взметнулся и пронзил сумеречный занавес, цеплявшийся к потолку. В свете пламени обнажилось нечто чудовищное.

На потолке висел гротескный силуэт. Нет, увидел Ангул. Оценка была некорректной.

На потолке висело существо. Вспышка осветила раздутую тварь размером с храмовый комплекс, туша которой тянулась на всю ширину свода. Каменистая шкура существа была пустынной, как мёртвая поверхность луны, и почти такой же огромной. Но у какой луны были мёртвые глаза вместо кратеров?

Тысячи глаз усеивали серый простор окаменелой плоти, маленькие, как монеты и большие, как дома. Большинство были закрыты, но некоторые слепо таращились, подобно остекленевшим глазам трупов. Они смотрели в пустое пространство под существом, вниз на кружащих аболетов, и на пророчества, извивающиеся на полу.

Это был Древнейший. Он восседал над своими детьми, подобно бездыханной статуе.

Ангул осознал, что происходит внутри зала: последние воспоминания и мысли, разбросанные по Кссифу, устремлялись вверх, к хозяину. Раньше в гигантском мозгу ворочалась лишь одна мысль через каждые десять тысяч лет. Но теперь сотни новых ощущений мелькали под его затвердевшим панцирем.

Ангул мешкал. Клинок не ведал страха. Но панорама тронного зала вместе с Древнейшим превосходила весь прежний опыт меча. Даже надменная уверенность Ангула в том, что он справится с любым противником, разбилась о суровую реальность. Свет Лазурного Клинка поблек. Ангул понял, что его собственных сил не хватит, чтобы одержать победу.

Необходимо было объединить силу меча и Символа. А чтобы сделать это, Ангулу требовался Рейдон Кейн.

 

***

Зазубренные осколки кололи и резали его. Мир был сломанным зеркалом, и он лежал на его останках. В каждом осколке было отражение. Некоторые показывали человека по имени Рейдон Кейн. Некоторые – девочку по имени Эйлин. Ещё несколько – видение другой девочки по имени Опал.

Он практически не чувствовал боли, когда не шевелился. Он узнал, что несмотря на подобие отсутствия тела, попытка охватить взглядом сразу все осколки одновременно вызывает ужасную боль. Когда он пытался встать, чтобы увидеть больше нескольких кусков за раз, с него срезали кожу острые, как скальпели палача, грани.

Лучше лежать неподвижно и наблюдать за событиями, разворачивающимися в отражениях. В некоторых Рейдон смеялся. В других он спал, ел или шёл. В нескольких сражался. Эти ему не нравились. Если он смотрел в них слишком долго, его перспектива смещалась, наблюдая за действием, и он снова натыкался на острые грани. Здравствуй, боль.

Поэтому он наблюдал за чужими отражениями, в основном – девочки Эйлин. Эти были самыми мирными. По большей части. В некоторых виднелись надгробия. Когда он пытался отвести от них взгляд, осколки резали больнее всего.

И поэтому, когда в него ударила небесная синева, затуманивая видения в разбившемся зеркале разума, Рейдон закричал, как потерянная душа. На ложе из разбитого стекла ревело обжигающее пламя. Осколки плавились под его жаром. Они превратились в красноватую жидкость, которая начала стекаться в единую лужу. Когда пламя угасло, расплавленные обломки превратились в неровную массу с острыми краями.

Зеркало восстановилось, но стало грубым и неправильным. Отражение в его безумной поверхности уже никогда не будет прежним.

 

***

Рейдон услышал музыку, которую по его догадке играли на инструментах из гниющей кожи и пустых костей.

Непролитые слёзы пропускали всё через лоскуты расколотых вспышек. Монах вытер глаза свободной рукой и увидел тронный зал Кссифу. Он увидел кружащих старших аболетов – и то, что смотрело вниз океаном своих глаз. Шум был речитативом, сопровождающим ритуал чудовищ.

- Мне всё равно, - сказал Рейдон. – Отпусти меня, Ангул.

- Все аберрации необходимо искоренить. Ты знаешь об этом. Соберись и помоги мне.

- Я пуст. Со мной покончено.

Рейдон хотел бросить меч, но Лазурный Клинок перехватил его руку. Вместо этого оружие указало на потолок.

- Мы должны победить вот это, - сказал Ангул. – Потом ты можешь свернуться клубочком и поддаться своей слабости, пока тебя не отыщет смерть.

- Я убил её! – закричал монах. Его голос эхом отражался от стен тронного зала. – Я зарезал её! Это невозможно простить!

- Ни один твой поступок не нуждается в прощении. Ты сделал то, что было необходимо. Ты уничтожил чудовище, - сказал Ангул.

-Нет! – последнее отрицание было таким громким, что несколько аболетов, парящих кольцом наверху, задёргались.

Рейдон мимолётно задумался, почему они не реагируют на его присутствие. Даже усилия, необходимые для такого простого вопроса, истощили его силы.

- Ты должен воззвать к Символу Лазури и объединить его силу с моей.

- Я ничего не должен.

Несколько аболетов, отдыхавших в ячейках на стене, подползли к краю своих влажных балконов. Их глаза уставились на нарушителя. Летающие чудовища над головой поддерживали свою литанию, но многие из них устремили лишний глаз-другой на безумствующего полуэльфа внизу.

- Время истекает. Ты хочешь подтвердить свою ошибку, сдавшись сейчас и превратив все свои прошлые поступки в бессмысленную шараду?

- Да. Потому что именно бессмысленной шарадой они и были. Последние отчаянные судороги того, кто должен был погибнуть в год Синего Пламени.

Рейдон снова попытался отшвырнуть меч и броситься на одну из извивающихся на полу борозд. Но слишком неохотно. Лазурный Клинок с лёгкостью его остановил.

Четыре аболета в ближайшей стене показались из своих наблюдательных полостей, пустив крохотные волны потревоженной слизи.

Похоже, ни один из них не обладал связью с планетарием Кссифу, поскольку они скользнули по стене, как улитки, сброшенные с садовой стены. Достигнув пола, они поползли вперёд на подушке из слизи.

Четверо существ наступали на Рейдона неровной линией. Их щупальца хлестали и извивались, как будто только так они могли выразить удивление при встрече с нарушителем. Если подобные существа вообще были способны удивляться.

Рейдон лишь смутно осознавал надвигающуюся угрозу. Так что когда ему в голову полетел шар пульсирующей слизи, тело предало его противоречивые намерения и скользнуло в сторону.

Другие существа дали залп из аналогичных снарядов. Монах, уже находившийся в движении, кружился в пируэтах, избегая каждой атаки. Его уклонение почти неосознанно перешло в бросок на врага. Как только мышечная память пришла в действие, она захватила власть над монахом.

Один из аболетов находился немного впереди остальных. Когда Рейдон достиг чудовища, оно попыталось отскочить назад, но Рейдон перевёл свою инерцию в высокий прыжок. Он обрушил на тварь удар локтем, превративший два глаза противника в желе.

Гулкий крик раздался из трёхсторонней пасти, и мелькающие щупальца забились с удвоенной яростью. Рейдон перекатился по спине существа и оказался рядом с тремя его товарищами. Ангул молчал и не использовал свою силу, как будто понимал, что попытка заставить Рейдона воспользоваться собой может вернуть психически нестабильного мужчину назад в апатию.

Лицо полуэльфа превратилось в маску звериной решительности. Что бы ни случилось, аболеты перед ним пожалеют, что бросили монаху вызов. Хотя, если они не могли чувствовать изумление, сожаление скорее всего тоже было им недоступно. Рейдона это не заботило – до тех пор, пока он мог прекратить их существование.

Единожды придя в движение, он обнаружил, что предпочитает его неподвижности. Вонзать кулак или пятку в плоть чудовища было намного лучше, чем позволять разуму снова и снова вспоминать его многочисленные неудачи. Наверняка ему ещё хватит времени на самобичевание.

Или, если повезёт, он погибнет здесь, в бездне мира.

Он будет наслаждаться умиротворением смерти.

Разумы трёх аболетов потянулись к Рейдону и попытались подчинить его. Прежде дисциплина монаха легко отражала чужеродные вторжения. Но сейчас его сознание представляло собой торопливо сшитые друг с другом куски. Ментальная сила аболетов легко опутала его мозг и надавила.

Ангул пришёл в действие, как будто специально ждал этой возможности. Со вспышкой лазурного пламени паутина власти сгорела так быстро, что монах едва осознал, что произошло. Его бросок на левый фланг ближайшего чудовища даже не сбавил скорости.

Монах, с Ангулом в правой руке, выполнил удар в полёте своей левой рукой. Инерция его тела наделила атаку силой отбойного молота. Как только удар угодил в цель, он шагнул наружу левой ногой. Правой ногой он шагнул назад, разворачиваясь, как будто для удара правой наотмашь – вот только в его правой руке был Ангул.

Тварь, и без того оглушённая предыдущим ударом и пойманная врасплох быстрой переменой позиции, даже не осознала опасность, пока её не распотрошил Ангул. Фонтан тёмной крови окатил монаха и меч, но следующая вспышка Лазурного Клинка снова очистила их.

Один из уцелевших двух аболетов сумел задеть Рейдона щупальцем. На сей раз монах полуразвернулся под действием вражеской атаки. По краям зрения коротко вспыхнули звёзды. В лёгких захрипело.

Другой аболет, ощутив своё преимущество, призвал шар слизи из воздуха, затем обрушил его на шу. Оглушённый щупальцем Рейдон не успел увернуться, и шар ударил его в грудь. Слизь покрыла его тонким слоем, который сразу же стал твердеть.

Не осознавая, что делает, Рейдон потянулся к своему фокусу.

Монахов храма Сянь в первую очередь обучали способности сосредотачиваться и находить внутреннюю точку, где сходились все мысли. Только после того, как монах показывал свою способность к концентрации, его обучали искусству рукопашного боя.

Рейдон представил своё тело и ту нематериальную часть, которая опознавала себя как действующий разум. Он представил свои мысли в виде энергетических линий. Обычно они были спокойными дугами, но сейчас превратились в клубок, такой запутанный и сложный, что он едва мог это вообразить. Монах практически сдался, но привычка взяла верх. Он представил, как распрямляются линии, распускаются узлы, и открываются колодцы внутренней силы.

Он сосредоточился на своей диафрагме, а затем выдохнул воздух со взрывным «Ки-о!»

Окутавшая его слизь раскололась, и энергия тела потекла по хребту в конечности. Он слишком долго не испытывал этого чувства.

Фокус вернулся к нему – по крайней мере, на время. Некоторые части его разума были в беспорядке, и Рейдон пока не мог полностью восстановить то, для чего так усердно тренировался. Но имеющегося фокуса было достаточно. Это позволяло ему получить доступ к татуировке на груди.

Символ Лазури снова загорелся, как и Ангул. Аболеты отпрянули от света этого пламени. Их жизни скоро прервутся.

Однако свет служил маяком. Каждая занятая полость в стенах тронного зала неожиданно изрыгнула своего владельца наружу.

Больше сотни аболетов заскользили по полу к одинокому хранителю – и если он ещё не оказался в смертельной опасности, то через мгновение это должно было измениться.




#97254 Глава двадцать третья

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:16

Глава двадцать третья

Год Тайны (1396 ЛД) Кссифу, Галерея Наблюдения

 

Яфет шёл по наклонному коридору, покрытому дымящейся памятью.

Его руки не дрожали, а зрение не туманила пыль. Новые способности и идеи бурлили в крови – им не терпелось воплотиться в заклинаниях по его первому зову. Он практически чувствовал эмоциональный подъём, хотя и не мог позволить себе такое удовольствие.

Всякий раз, когда колдун вспоминал источник его новых заклинаний, у него по спине бежал холодок.

Одно из этих новых заклятий даже позволяло ему видеть Анушу в её  золотых доспехах, а также желтокожую спутницу Ануши, которая шла впереди, не прибегая к содержимому жестянки с пыльцой, спрятанной в складках его плаща. Его новый договор уже доказал свою полезность – конечно, не считая того, что спас ему жизнь.

Колдун понял, что испытывает прилив надежды. Он прекрасно знал, что у его отчаянного поступка могут быть – и наверняка будут – серьёзные последствия. Возможно даже, он попадёт в такое же рабство, каким был его первый договор с Владыкой Летучих Мышей. Скорее даже худшее, чем первый договор до того, как он спасся от его оков. Чужие звёзды беспокоились о судьбе смертных ещё меньше, чем даже кровожадный Нейфион.

Но никто не обещал, что решение будет простым. Он мог сохранить рассудок и независимость, а мог их лишиться. Он не был наивным, и его эго не было таким раздутым, чтобы Яфет мог пообещать себе счастливый конец, несмотря на то, что говорил Ануше. Нет, он осознавал риск. Он принимал риск в обмен на возможность ещё немного побыть на сцене – и надеяться, что этого хватит, чтобы спасти Анушу из её сновидческой формы. А если судьба смилостивится – ещё чуть дольше.

Всё, что от него требовалось в краткосрочной перспективе – убедиться, что ни одно из новых заклинаний не высвободится из-под его власти.

Ануша, которая шла рядом, позволила своей ладони опуститься в его. Она казалась тёплой и настоящей. Он был рад этому прикосновению. Он знал, что для этого девушке требовалось серьёзно сосредоточиться.

- Знаешь, я благодарна, - сказала она.

- За что?

- За то, что ты отправился на мои поиски. За то, что я не одна в этом ужасном месте. Даже если мы не справимся, я хочу, чтобы ты знал…

Он знал, что если заключит девушку в объятия, то рискует нарушить иллюзию её плотности. Он просто сильнее стиснул её руку. Он сказал:

- Я не мог выдержать мысли, что ты здесь совсем одна. Я должен был прийти. У меня не было выбора.

Ануша улыбнулась и посмотрела ему в глаза.

- Как только ты меня разбудишь, держать тебя за руку станет намного проще.

- Да.

- И я смогу как следует тебя отблагодарить.

У Яфета заколотилось сердце. Правильно ли он её понял? Он решил интерпретировать её слова так, как хотело его тело.

- Жду с нетерпением, - сказал он.

Они принялись улыбаться друг другу, как идиоты.

Йева впереди подняла руку.

- Здесь что-то странное! – прошептала она.

Яфет отпустил руку Ануши. Они присоединились к Йеве, которая осторожно выглядывала за угол тоннеля.

- Что? – прошептала Ануша.

- Ещё одно помещение впереди – с какой-то растительностью, которой я раньше не видела. А ещё я слышу голоса. Разговаривают на всеобщем.

Яфет подошёл и наклонился, чтобы выглянуть за угол. Коридор выходил в более широкое помещение, которое казалось – по крайней мере отсюда – заросшим лозами, по которым толчками текла тёмная жидкость. На лозах висели огромные персики или апельсины цвета крови.

Но его внимание привлёк разговор. Он услышал собственное имя!

- Кто-то говорит обо мне! – прошептал он. Голос был знакомым.

Несмотря на тихие возражения Йевы, Яфет, купаясь в уверенности благодаря своим возвратившимся силам, вышел из-за угла.

Он прошёл в широкое помещение с круглым бассейном и дюжиной выходов по краям.

Как он и ожидал, у бассейна стояли капитан Фостер и волшебница Серена, будто поджидая его. У одного из выходов прислонилась к стене женщина. Она казалась смутно знакомой – Яфет вспомнил, что она была матросом на корабле Фостера. Не хватало только безумного монаха.

Вспомнив их последнюю встречу, он поднял руку с пальцами, готовыми сложиться в волшебный жест.

Фостер тоже поднял руку, но в дружеском приветствии.

- Ахой, Яфет! Нам надо прекратить вот так встречаться.

Колдун рассматривал Фостера, который выглядел не лучшим образом. Похоже, он страдал от какого-то кожного заболевания. Серена, с другой стороны, казалась всё такой же мрачной, но по крайней мере переоделась в одежду, более подходящую для исследования опасного реликта размером с город.

- Действительно, капитан, - наконец сказал Яфет. – Кажется, у вас передо мной преимущество. Вы ждали здесь, чтобы поговорить со мной?

- Можно и так сказать, дружище, - ответил капитан. – Мы здесь из-за Рейдона Кейна, последнего хранителя Символа Лазури. Он ушёл, чтобы позаботиться о вещах наверху. Но когда мы заметили, что ты поднимаешься сюда, он попросил нас с Сереной с тобой поболтать.

Яфет осторожно рассматривал капитана. У того явно был не простой разговор на уме. Колдун оглянулся.

Ануша и Йева зашли в помещение, но держались тихо, как призраки.

Фостер и волшебница не подали виду, что заметили двух сновидцев, хотя женщина у выхода достала свой меч.

Колдун обратился к Серена.

- Так о чём вы хотите поговорить? У меня мало времени. Древнейший просыпается.

- Конечно, - сказала волшебница. – Твои идиотские эксперименты заставили Кссифу пробудиться от векового сна.

- Пробуждение Господства Аболетов началось, когда Ногах похитила Сердце Снов, вовсе не из-за меня, - ответил он, чувствуя, как кровь прилила к щекам.

- Конечно, жрица дала толчок, но урон ещё можно было сдержать, - сказала Серена. – Но только ты сбежал с Сердцем! И продолжил играться с артефактом, не так ли? Сердце напрямую связано с Кссифу, тупица. Чем больше ты пытался спасти свою подружку, тем сильнее шевелились слуги Древнейшего. Если бы ты отказался от камня, Кссифу мог бы вернуться ко сну. А теперь уже слишком поздно.

Речь женщины разозлила его. Он холодно сказал:

- Я не должен объяснять тебе свои поступки. Отойди в сторону. У меня назначена встреча с Древнейшим.

- Боюсь, что нет, - сказал Фостер. – По крайней мере, пока ты не отдашь нам камень.

Пират достал из ножен свой щёлкающий меч. Металлические диски, встроенные в клинок, загудели с точностью големов. В канавках толщиной с волосок, бегущих от рукояти до кончика клинка, потёк яд, окутав меч изумрудным блеском.

Яфет окинул взглядом оружие капитана, затем посмотрел на Серену.

- Ты тоже хочешь выступить против меня?

Волшебница извлекла свой жезл и сказала:

- Каким бы обаятельным ты ни был, мой темноволосый друг, но ты не унесёшь Сердце Снов наверх. Иначе аболеты заберут его у тебя, и всё, что мы вынесли, чтобы достичь этого кошмарного места, будет напрасным.

- Не будь так уверена, - сказал колдун. – Я достиг определённого взаимопонимания с обитателями этого города.

Формально это было правдой, хотя Яфет кое о чём умолчал. Он достиг понимания с обитателями Кссифу лишь в том смысле, что использовал ту же силу, которой пользовались они. Это не делало их с Господством созниками – не больше, чем могли быть союзниками две враждующих армии, вооружённые мечами, выкованными одним и тем же кланом дварфов.

В любом случае, его заявление не только не успокоило Серену, а наоборот, насторожило её.

- Ты стал пешкой Сердца! – воскликнула она.

- Нет. Послушай, у нас нет времени на эти споры. Внизу просыпаются и вылупляются аболеты, и где-то в Кссифу бродит Владыка Летучих Мышей, разыскивая меня, чтобы отомстить. Я и так потратил достаточно времени. Отойди в сторонку.

Серена вздохнула, а затем швырнула волшебный силовой шар ему в голову. В последний миг он развернулся. Шар ударил его в плечо и взорвался дождём острых осколков.

Его кровь оставила тонкие следы в воздухе, но порез был незначительным. Несколько осколков пролетели мимо него. Один попал Йеве в живот. Странная женщина согнулась от боли. Он увидел, как Ануша достаёт свой сновидческий меч, а у неё на голове возникает шлем.

Пора было попробовать что-то более агрессивное из его нового договора. Фостер бросился вокруг бассейна, и Яфет призвал одну из своих звёзднорожденных сил.

Он закончил заклинание прямо перед тем, как капитан оказался на расстоянии удара меча. Чернильно-чёрные, холодные щупальца вырвались из тела пирата. Капитан закричал от изумления и боли. Щупальца согнулись и обхватили носителя – так сильно, что прямой рывок капитана превратился в скользящее падение.

Это задержит его на какое-то время, подумал Яфет. Хватит, чтобы разобраться с одинокой волшебницей.

Ануша промчалась мимо с высоко поднятым мечом. Серена прочитала ещё одно заклинание – она по-прежнему ничем не показала, что заметила угрозу, которую представляли собой незримые сновидцы. Он надеялся, что Ануша не слишком сильно навредит Серене – но эта надежда не заставила его преградить девушке путь.

Ануша обрушила на волшебницу плоскую сторону клинка. При ударе Серена изумлённо закричала. Её заклинание рассеялось безвредной зелёной вспышкой.

- Помнишь меня, волшебница? – спросила у растерянной Серены Ануша. – Я спасла твою жизнь в затопленном логове Гефсимета. Не заставляй меня оборвать её здесь. Ещё одно заклинание, и я проткну тебя своим клинком!

Голос Ануши дрожал, но был полон решимости.

Волшебница тяжело сглотнула. Она сказала:

- Если упрямец Яфет отдаст Сердце Снов, наша вражда прекратится. Если этот идиот в чёрном плаще тебе дорог, скажи ему отдать артефакт. Ради всего мира!

Последняя фраза, казалось, избавила Анушу от всякого желания избить Серену до бесчувствия. Она оглянулась и спросила Яфета:

- Она права?

Колдун раздражённо нахмурился. По опыту предыдущих разговоров с Сереной он сомневался, что её заботит судьба Торила. Времени было слишком мало, чтобы на это отвлекаться.

- Нет, мы должны сохранить камень. Мне придётся использовать Сердце Снов, чтобы извлечь твою душу из разума Древнейшего. Камень был проводником, через который тебя засосало, и выполнит ту же роль, когда мы вытащим тебя обратно. Тебя и Йеву.

Как по указке, Йева добавила:

- А мир может сам о себе позаботиться!

Она прикоснулась двумя пальцами к виску. Дымчатый разряд ударил с её лба и проник в голову волшебницы.

Голова Серены запрокинулась. Она выронила жезл и завалилась на спину, едва не рухнув в бассейн.

Она лежала неподвижно, не считая рваного дыхания и мечущегося взгляда. Казалось, она наблюдает картины, которых не видел Яфет. Ментальных призраков?

- Проклятье, откуда? – воскликнул Фостер.

Женщина-матрос так до сих пор и не пошевелилась. Когда Яфет повернулся к ней и нахмурился, её решимость дрогнула. Она сказала:

- Капитан, простите, но я возвращаюсь на корабль!

Она бросилась в тоннель, прочь из зала.

Капитан выбрал этот момент, чтобы броситься на живот на три фута ближе к Яфету. Он по-прежнему держал одну руку на клинке и сумел вонзить его кончик в сапог колдуна.

- Что б тебя, Фостер! – рявкнул Яфет, отскочив назад. Укол боли в ноге сказал ему всё необходимое. Острие меча проткнуло его кожу, а значит, яд скорее всего попал в кровь.

Капитан пытался освободиться от теневых оков. От ярости Яфет хотел наслать на него проклятие. Одно конкретное проклятие, которое плавало в его сознании и жаждало вырваться наружу… Но нет. Он должен был сохранить его для противника, который не лежал в путах на полу.

- Оставь камень, - сказал Фостер. – Взамен я дам тебе противоядие. Иначе ты погибнешь от яда.

- Неужели? – отозвался Яфет. Он считал, что плащ защитит его от воздействия отравы – в прошлом он уже защищал колдуна от укуса ядовитых змей и летучих мышей.

Но ногу покалывало. Он видел, как существа, задетые мечом Фостера, за считанные секунды чернеют под напором ядовитого поцелуя. Покалывание сменилось лёгким онемением. Он выждал ещё несколько мгновений. Хуже не стало.

- Кажется, я переживу твой удар, капитан, - заявил Яфет. – А значит, я с вами прощаюсь – до вашей следующей засады.

Он обошёл помещение, стараясь держаться подальше от капитана и чародейки.

- Освободи меня от этих видений, Яфет! – позвала Серена, взгляд которой метался из стороны в сторону.

- Вряд ли.

- Мы просто оставим их здесь? – спросила Ануша.

- Пока что. Путы в конце концов отпустят капитана.

- А волшебница скоро вернёт себе власть над телом, - добавила Йева.

Мускулы под пятнистой чешуйчатой кожей Фостера дёргались и дрожали.

- Не будь глупцом! – сказал он. – Неужели ты думаешь, что можешь победить? Ты попался на крючок этих чудовищ – признай!

Любопытство заставило Яфета остановиться.

- Полагаю, ты можешь быть прав, - сказал он. – Но я знаю собственные мотивы – и меня ничто не контролирует.

- Чушь! – сказала волшебница, глаза которой наконец нашли Яфета. – Клянусь престолом Сзасса Тэма, откуда тебе знать, не искажён ли твой разум этим проклятым артефактом? Когда ты находишься под действием чар, ты этого не осознаешь. Уверена, что даже ты знаешь теорию волшебства достаточно, чтобы это понимать.

- Хмм, - задумался Яфет. Он посмотрел на Анушу. Из-за шлема он не мог разобрать, о чём она думает, но знал, что ей не терпится уйти отсюда.

- Тогда скажите мне вот что, - начал он. – Что вы сделали с телом Ануши, когда прогнали меня из моего номера в Велталаре?

- Взяли её на борт «Зелёной Сирены», - сказал Фостер. – Она прямо сейчас спит там под охраной Черныша. В целости и сохранности.

- Благодарю. А где «Зелёная Сирена»?

- Пришвартована на краю Кссифу, оснащена для плавания сквозь почву – по крайней мере, на время. В той стороне. Серена наколдовала нам немного серьёзной магии.

Капитан кивнул в сторону выхода, которым воспользовалась женщина из команды.

Плаванье сквозь почву? Он не знал толком, о чём речь, но мог догадаться. Он одобрительно кивнул. Волшебница отличалась находчивостью. Надо было навести мосты, а не сжигать их – на тот случай, если у него получится отсюда выбраться.

Яфет принял мгновенное решение.

- Йева? Можешь освободить Серену?

- Что? – переспросила женщина.

- Выслушай меня, - сказал Яфет. – Серена может пойти с нами, если хочет. И Фостер тоже. Чтобы гарантировать, что я случайно не отдам Сердце Снов Древнейшему. Нам пригодится их сила… и они смогут сдержать обещание, которое дали монаху.

- Не уверена, что я хочу приближаться к Древнейшему, - сказала Серена.

- Он ещё спит, а его слуги заняты пробуждением. Помогите мне.

- Ты… действительно примешь меня?

- Конечно. Я намерен освободить Анушу из этого места. Но я не хочу, как вы думаете, «обречь весь мир» в процессе. Так что вместо того, чтобы мешать – помогите мне. Что скажете?

Волшебница нахмурилась.

- Хорошо.

Йева сняла свой парализующий ментальный замок. Серена встала, подняла жезл и расправила одежду.

Капитан преувеличенно громко прочистил горло.

- Ты в деле, Фостер?

- Да, пусть ты и дурак. Но если ты освободишь меня, я присмотрю за тобой – на случай, если разум принадлежит тебе не до конца. В таком случае, самое меньшее, что я могу – это прикончить тебя.

- Я… ценю это, - отозвался Яфет. Подумав, он снял своё заклинание. Чернильные щупальца растворились, как дым.

Фостер встал и кивнул колдуну.

- Не будем медлить.

Волшебница сказала:

- Перед твоим появлением, Яфет, я использовала этот прорицательный бассейн, чтобы найти короткий путь из тронного зала над нами туда, где пришвартована «Зелёная Сирена». На тот случай, если мы уцелеем, и нам придётся быстро уносить ноги.

- На случай? – рассмеялся Фостер. – Даже не сомневайся. Мы все отсюда выберемся.

Яфет задумался. Кроме аболетов и Древнейшего, где-то рядом был Владыка Летучих Мышей. С другой стороны, если получится воспользоваться коротким путём Серены, им не придётся возвращаться той же дорогой, чтобы встретиться лицом к лицу с жаждущим мести Нейфионом.

- Яфет, снова начинается прилив. У меня осталось мало времени.

У Яфета по коже пробежали мурашки от ужаса. Хотя они снова заключили союз, капитан и Серена похитили у них слишком много времени.

- Куда? – спросил он.

Ануша кивнула на один из проходов.

- Сюда, - сказала она.




#97253 Глава двадцать вторая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:15

Глава двадцать вторая

Год Тайны (1396 ЛД) Кссифу, Галерея Наблюдения

 

- Больше никаких задержек, - сказал Рейдон. – Я иду на вершину и положу этому конец.

Было видно, как у Серены на шее бьётся жилка. Дыхание капитана Фостера участилось.

- Вы оставайтесь здесь и поймайте Яфета, когда он придёт.

- Что? – охнула Серена.

- Этот тупица-колдун, скорее всего, взял с собой Сердце Снов. Сомневаюсь, что без указаний артефакта он сумел бы разыскать Кссифу.

- Какая теперь разница? Ты сказал, что Сердце потеряло свою значимость, - возразила Серена.

- Если коротко, я не хочу, чтобы артефакт и Древнейший снова встретились, - сказал Рейдон.

- Значит, у камня всё же осталась какая-то сила? – спросил Фостер.

Рейдон равнодушно пожал плечами.

- Да, Сердце Снов обладает частицей силы Древнейшего. После того, как Ногах украла артефакт, он постоянно использовался. И чем больше его использовали, тем больше он черпал у погружённого в сон Древнейшего. Хотя кража артефакта могла пробудить Древнейшего от его глубокого сна, последующее продолжительное расставание с камнем может быть единственной причиной, по которой Древнейший пока что не открыл все свои глаза. Сердце Снов забрало слишком много его эссенции – или, по крайней мере, его способности прийти в сознание. Зачем ещё потребовался этот затейливый ритуал, который мы видели в бассейне?

- Это… вполне возможно, - сказала волшебница. – Поток и воздействие магии могут действовать в обе стороны. Как иронично.

- Ещё ироничнее, что Яфет оказался здесь именно сейчас, - сказал Рейдон, - с Сердцем в руках, и судя по всему он не знает, что на вершине Кссифу его ждут аболеты. Он несёт чудовищный дар, который они готовы принять. Если он доставит Сердце Древнейшему, того уже ничто не удержит.

- Мы с Сереной можем остановить колдуна и забрать у него Сердце, - сказал Фостер. Он выглядел полным решимости – монах никогда не видел капитана таким прежде. Но на его лице виднелось и сомнение.

- Хорошо, - сказал Рейдон, - хотя я советую вам не прикасаться к камню. Следите за его продвижением в бассейне – с текущей скоростью он скоро будет здесь.

- Мы его остановим. – пообещала Серена. Затем она напряглась, как будто заставляя себя продолжить: - Ты уверен, что тебе не понадобится помощь наверху?

Взмахом она указала куда-то на потолок.

Рейдон направился к выходу, который, судя по схеме, поднимался по спирали почти до самой вершины города.

- Спасибо за предложение, Серена, - сказал он. – Но будет лучше, если ты останешься здесь и остановишь Сердце Снов.

- Ладно. Но не надо жертвовать собой, слышишь? Когда всё это кончится, я хочу получить обещанное мне вознаграждение.

К собственному изумлению, Рейдон рассмеялся.

- Я постараюсь быть осторожным.

 

***

Тоннель перед Рейдоном был покрыт слоем льда. Лёд был не таким густым, чтобы полностью преградить путь, но дальше необходимо было протискиваться боком.

Монах осторожно подошёл и повернулся, чтобы проскользнуть между двумя ледяными поверхностями. Шагнув боком в узкий проход, он остановился и вгляделся в глубины льда. Казалось, там было пусто…

Рейдон призвал Символ Лазури, прося лишь наделить себя достаточно острым зрением, чтобы различить порчу.

Его глаза расширились. Он увидел, что восклицание Серены о застывших во льду существах было правдой. Рейдон увидел представителей различных народов, пойманных, словно мухи в янтаре. И детей тоже. Он вздрогнул и отвернулся.

Где-то впереди раздался звонкий детский смех. Он вздрогнул, затем спросил:

- Кто там?

Дальше в холодном проходе снова раздался смех – на сей раз уже дальше. Это был невинный смех маленькой девочки – примерно так же смеялась его дочь, когда играла.

Но услышанный только что звук не был воспоминаниями – он был настоящим. Если монах не начал в конце концов терять разум.

- Ангул, ты это слышал?

Клинок дёрнулся в ножнах, злясь на своё заточение.

Монах стал быстрее протискиваться через ледяную щель. Наконец он преодолел её. Впереди проход разделялся. Один путь вёл наверх, к вершине Кссифу – его Рейдон избрал ранее. Другой проход он не стал изучать в палате наблюдения.

Именно из этого прохода раздался смутно знакомый голос:

- Папа? Ты пришёл поиграть?

У монаха подскочила температура, а по коже пробежали мурашки. Челюсть отвисла. Свет Символа у него на груди поблек.

- Э-эйлин?

Он заметил намёк на движение в меньшем проходе. Мелькнул силуэт девочки с распущенными волосами.

- Попробуй поймай!

- Кто ты? – крикнул Рейдон у входа в тоннель. Голос девочки был похож, но не полностью совпадал с голосом его дочери.

Ответом ему стал затихающий смех.

Монах бросился в коридор. Это был не тот тоннель, который вёл к Древнейшему. Он знал, что это плохая идея. Но не мог остановиться. Несмотря на то, что монах считал, что руководствуется в первую очередь рассудком, и лишь потом эмоциями, иногда эмоциональные нужды были равны потребностям рассудка. Или, осознал он, когда мимо пронёсся тоннель, иногда взрыв эмоций превосходил оковы рассудка.

- Стой! – крикнул он.

- Только если ты меня поймаешь! – раздался голос – ещё тише, как будто расстояние между ними увеличилось. Рейдон удвоил свой и без того стремительный шаг, решившись забыть о всякой осторожности. Если в коридоре впереди будет яма или большая полость, он не сумеет остановиться вовремя, чтобы спасти себя от падения.

Ангул снова задрожал в ножнах, как будто пытаясь привлечь внимание монаха. Но Рейдон был полон решимости не отвлекаться, пока не выяснит, что за фарс здесь разыгрывают за его счёт. Он надеялся, что это вовсе не фарс… его сердце билось быстрее, чем могли заставить его одни лишь физические усилия.

Он пробежал по короткому изгибу тоннеля и врезался в стену. Он сумел ослабить боль, перекатившись по ней и поглотив лишнюю инерцию всем телом.

Но Рейдон оказался в тупике – и здесь было пусто.

Мурашки вернулись. Он крикнул:

- Где ты? Разве ты не хотела поиграть?

- Я здесь, папа, - голос прозвучал у него за спиной.

Рейдон развернулся. У него перехватило горло.

Там стояла маленькая человеческая девочка, лет пяти, с тёмными волосами. В руке она держала крохотный мифриловый колокольчик с рукоятью из красного дерева. Она негромко прозвенела в колокольчик.

- Мне нравится твой подарок, - сказала девочка.

- Я… - разум Рейдона отказывался верить в то, что он видел. Девочка была похожа на его потерянную дочь, по крайней мере – на вид. Длинные чёрные волосы, светлые глаза, курносый нос. Но это была не она. Правда же? Нет, такого не могло быть.

Эйлин была мертва.

- В Кссифу бывает всякое, - сказала девочка.

Рейдон коротко выдохнул, подобно тому выдоху, который совершал, нанося удар. Он спросил:

- Ты читаешь мои мысли?

Девочка, которая так сильно напоминала ему Эйлин, наклонила голову.

- Не будь таким странным. Ты странный!

Рейдон сделал шаг вперёд.

- Кто ты такая? Ты не моя дочь. Она давно умерла.

Лицо девочки погрустнело. Она неохотно кивнула.

- Да. Я умерла. Я была совсем одна, и ты меня не спас.

Его лицо разгорелось от гнева.

- Ты не Эйлин! Ты едва похожа на мою дочь! Что ты такое?

Пятилетний ребёнок поднял взгляд и поймал Рейдона взглядом своих синих глаз, в которых ещё стояли непролитые слёзы. Она сказала:

- Я знаю, что ты не мой папа.

Колокольчик в руках девочки растаял и превратился в соломенную куклу с серебристыми пуговицами вместо глаз.

- Но я потеряла папу. Поможешь мне его найти?

Рейдон моргнул, не зная, где заканчивается реальность и начинаются его собственные неврозы. Может быть, его разум поддался на какой-то аболетский трюк.

Монах расслабил плечи и покачал головой.

- Прости, девочка. Я даже не верю, что ты настоящая.

Он шагнул мимо неё.

- У меня есть очень важные дела.

- Не веришь, что я настоящая? – закричала девочка голосом, в котором слышалась начинавшаяся детская истерика. – Я здесь! Я живая!

Фальшивая Эйлин потянулась вперёд и ткнула своим пухлым кулачком Рейдона в ногу. Её рука прошла сквозь его тело, как будто она была призраком.

Нога отозвалась болью. Казалось, все мускулы отказали разом.

К счастью, девочка не стала продолжать. Рейдону потребовалось мгновение, чтобы преодолеть боль. Он откатился и встал единым плавным движением. Оказавшись на ногах, монах вырвал Ангул из ножен. Меч немедленно сгладил боль. Вместе с тем часть его тревоги угасла, оставляя монаха спокойным и рассудительным.

Образ девочки никуда не исчез. Значит, это не просто обман разума – Ангул тоже её чувствовал.

- В каком-то смысле ты настоящая, - признал Рейдон, продолжая держать клинок перед собой и маленьким существом. – Но я не твой отец, и я не знаю, где его найти. Если ты пропустишь меня, я могу вернуться за тобой. Как тебе такая идея?

Лицо девочки озарилось надеждой.

- Обещаешь? Мне здесь не нравится. Здесь страшно.

- Да. Обещаю. Отойди в сторону, чтобы мы случайно не столкнулись, ладно? Когда я закончу свои дела, я тебя найду. Договорились?

Символ Лазури похолодел. В то же мгновение черты девочки задрожали. Она охнула, как от боли.

- В чём дело? – спросил монах. Он сделал осторожный шаг к ней.

- Это воспоминание, высвобождённое подсознанием Древнейшего, чтобы задержать тебя, - сказал Ангул. – Оно не согласится на твои предложения. Расправься с ним.

- Это просто девочка, - возразил Рейдон умоляющим голосом.

- Это останки маленькой девочки, пустая оболочка, заполненная аберрацией, с которой необходимо расправиться, - сказал Ангул.

- Нет!

Девочка, о которой шла речь, вскинула голову. Она подняла руки, как делала Эйлин, чтобы попросить обнять.

- Меня зовут Опал. Возьмёшь меня с собой?

Его волшебный шрам похолодел ещё сильнее. Он отступил на шаг.

- Когда я закончу то, что должен сделать, твой разум снова будет принадлежать тебе. Можешь побыть до тех пор здесь? Это может быть трудно. Наверное, это будет труднее всего, что тебе приходилось делать. Но если ты будешь ждать здесь и не пойдёшь за мной, я смогу тебя спасти.

Вся фигура девочки затряслась, и она взвизгнула. На мгновение она исчезла, но затем вернулась – прозрачная и размытая.

- Это больно! – сказала Опал. – Но я постараюсь. Если ты поторопишься!

Рейдон вылетел из комнаты, оставляя девочку позади. По его щекам текли слёзы. Он хотел схватить её в объятия и закрыть от всех опасностей Кссифу.

Но лучшее, что он мог для неё сделать – это убить Древнейшего, чтобы хотя бы её разум остался её собственным, даже если она была лишь потерявшимся сном. Он надеялся, что смерть существа подарит ей мир.

Вернувшись туда, где коридор раздваивался, он обнаружил там ожидающую Опал. Она стояла посередине прохода с поникшими плечами, опустив на грудь голову – сама грусть. Её распущенные волосы падали на лицо.

- Опал, я же сказал тебе ждать…

Девочка испустила безумный охотничий крик, неподвластный ни одному человеческому горлу. Дыхание Рейдона превратилось в пар, когда Символ Лазури резко отреагировал на звук, эхом прокатившийся по коридору.

Девочка медленно подняла взгляд. Она больше не была напуганным, готовым расплакаться ребёнком, который разговаривал с Рейдоном совсем недавно. Её лицо изрезали неровные линии тревоги, как будто в мгновение ока девочка состарилась на десятки лет. Её челюсть свободно повисла, открываясь в чёрную пустоту, напоминающую Рейдону то, что он увидел на вершине Кссифу на схеме.

Древнейший заполнил её, как рука, заполняющая куклу-перчатку.

Убей её, приказал Ангул.

- Нет. Я не стану. Я… не смогу.

Опал снова издала свой охотничий крик и двинулась на него.

Рейдон поднял Ангул. Меч вспыхнул лазурным огнём и попытался ударить вверх и наружу по дуге, которая должна была обезглавить девочку. Полуэльф сдержал непокорный клинок.

- Не трогай её, - сказал он, обращаясь не только к мечу, но и к той мерзости, которая управляла Опал. – Я всё равно тебя найду, что бы ни случилось с этим блудным воспоминанием. Оставь её, и мне не придётся тебя убивать, когда я тебя найду!

- Ты не можешь торговаться со спящим разумом Древнейшего аболета. Ты можешь только сразить его и любых его марионеток.

Рейдон двинулся налево, продолжая держать Ангул между собой и одержимым воспоминанием в виде девочки.

- Если получится, я не буду её убивать!

- Зато ей не нужно тебя убивать – только отвлекать достаточно долго, чтобы ритуал завершился.

Рейдон понял, что Лазурный Клинок, несмотря на весь свой фанатизм, говорит правду.

Глубокий звук, похожий на гул подземных вод у него под ногами, заставил Рейдона посмотреть вниз по коридору – туда, откуда он пришёл.

Звук издавали две ледяных плиты по бокам прохода. Лёд трещал, ломался и осыпался.

Это был обвал, но когда каждый кусок ударялся о пол, он разбивался на пятна сверкающих потоков. Девочку и Рейдона немедленно окутал туман, заполняя проход, по которому собирался пройти монах. В оставшейся после льда пустоте осталось несколько дюжин недоумённо моргающих фигур. Их недоумение продлилось всего несколько мгновений.

Едва освободившиеся воспоминания развернулись, как будто наделённые единым разумом, и каждое уставилось на монаха пылающим взглядом.

Они все одновременно закричали – так же ужасно, как Опал. Звук из множества глоток едва не заставил Рейдона замереть и едва не остановил его сердце.

Пламя Ангула моргнуло, затем загорелось вдвое ярче. Его жар обжёг кожу Рейдона, в единый болезненный миг прогнав холод испуга.

Опал, которая была ближе всего из наступающей орды, попыталась вцепиться монаху в горло.

Он всхлипнул, сразив пятилетнюю девочку одним ударом меча. Её крик заставил остальных остановиться.

Жуткое лицо Опал обмякло и вернуло себе прежний невинный вид. Она вздохнула, поймав взгляд Рейдона.

- Почему? – прошептала она. Затем её образ распался на тысячи искр.

Искры угасли, как угли костра. Он увидел, что другие образы, воспоминания и пойманные сны возобновили свою атаку. Он знал, что его лицо покраснело, а рот исказился в безумном вопле берсерка. Он отмечал, но не чувствовал, как из глаз, в которых отражалось пламя Ангула, текут слёзы. Он обрушился на одержимые фигуры, как обезумевший от жажды крови хищник.

Рейдон видел всё это как будто с расстояния – словно он больше не обитал в собственном теле.

Почему? Потому что убив девочку, которая запросто могла быть самой Эйлин, Рейдон сошёл с ума.




#97252 Глава двадцать первая

Написано Redrick 09 Апрель 2021 - 14:15

Глава двадцать первая

Год Тайны (1396 ЛД), Кссифу, нижняя столица

 

Рейдон с Ангулом в руке спускался по закруглённому тоннелю. Символ Лазури защищал разум монаха от поглощающего эго клинка. По большей части.

Коридор зарос серебристой травой — пол, стены и даже потолок. Она была похожа на траву только своей формой, и казалось, состоит из металла. Через каждые несколько секунд, когда по коридору проносился порыв воздуха, травинки издавали звук, похожий на звон тысячи колокольчиков.

В нескольких футах позади монаха шли бок о бок Серена и Фостер. Их отряд замыкали четыре матроса.

Сам того не замечая, Фостер держался за амулет, висевший у него на шее.

Серена крепко сжимала жезл. Вместо своего привычного белого сари и сандалий волшебница облачилась в тяжёлую красную мантию и чёрные сапоги.

Рейдон заметил перемену в её гардеробе, но никак не прокомментировал.

Когда они достигли перекрёстка, Рейдон остановился. Он обернулся и сказал:

- Давайте передохнём, прежде чем двигаться дальше.

- Хорошая мысль, - отозвался Фостер. Он попросил ранец у одного из матросов и открыл его. Он достал галеты и разбавленное вино и раздал их остальным.

- Эй, Серена, - сказал капитан, пока остальные были заняты перекусом. - Я всё хотел спросить... с чего вдруг красное?

Все взгляды устремились на волшебницу.

- Моя обычная одежда слишком лёгкая, чтобы отправляться в неизвестность. Эта старая мантия куда лучше подходит для скитаний по здешним тоннелям.

- Правда? Потому что если бы я просто встретил тебя на улице, то принял бы за Красную волшебницу.

Рейдон понял, что Фостер прав. Волшебница была одета в точности как представительница этого грозного ордена.

Серена нахмурилась.

- Не переживай по этому поводу. Мне просто нравится красный цвет.

- Прекрасно, просто прекрасно, - хмыкнул Фостер.

- Не заставляй меня жалеть о том, что помогла тебе, - сказала Серена.

Фостер поднял руку, показывая, что сдаётся.

- В любом случае, - сказала Серена. - Я Красная волшебница, даже если Тэй хочет меня убить, а другие не принимают. Это не я покинула Тэй — это они меня бросили! Так что... привыкай, Фостер. И ты тоже, Рейдон. Я больше не намереваюсь скрывать то, кем являюсь на самом деле.

- Да, но Красная... - начал капитан.

- Может быть, в этом отношении тебе стоит последовать моему примеру, - оборвала его Серена.

Фостер покраснел. Неожиданно его чрезвычайно заинтересовали галеты.

Рейдон знал, что видит край какой-то тайны, известной волшебнице и капитану. И подозревал, что волшебница страдает от некоего личного конфликта, похоже – после их стычки с охотником за головами. Возможно, стоило копнуть глубже и выяснить, что всё это означает. Монаха тревожило, что у него полностью отсутствует интерес.

- Это неважно, - передал Ангул. - Наша миссия обладает приоритетом.

Рейдон согласился. Он проглотил остатки перекуса и встал, отряхнув руки.

- Пойдём.

 

***

Растительность становилась гуще по мере того, как они углублялись в Кссифу. В конце концов Рейдону пришлось продираться через траву высотой по грудь. Каждый шаг становился испытанием.

Это напомнило ему о временах до Волшебной Чумы, когда он взял маленькую Эйлин на прогулку за город. Как она любила бегать в высокой траве на лугу. Она могла в ней потеряться, но постоянно прыгала – достаточно высоко, чтобы…

- Выбранная тобой дорога, мой друг-шу, - сказал Фостер, - заставляет чувствовать себя трёхногим котом на палубе во время шторма.

- Понятия не имею, о чём ты, - буркнула Серена.

Рейдон остановился, позволяя испариться останкам прошлого. Он бросил через плечо:

- Кажется, впереди трава редеет. В любом случае, я чувствую, что это кратчайший путь к Древнейшему. Мы пойдём сюда.

Капитан снял шляпу и отвесил шутливый поклон. Его лицо едва разминулось с кончиками травы.

- После вас.

Рейдон не стал утруждать себя, сообщая капитану, что тот может вернуться на корабль, если его не устраивает  маршрут. Монах продолжил пробираться по покрытому зарослями коридору.

Символ Лазури остро реагировал на траву – но совсем не так остро, как на каменные стены прохода и даже на воздух. Почти всё в Кссифу было запятнано порчей.

Как и обещал полуэльф, трава поредела, а коридор расширился. В центре расширения, на особенно толстой травинке - скорее даже стебле – росла серебряная почка. Почка была крупнее человека, хотя не обладала точным размером – она постоянно увеличивалась и уменьшалась, колыхалась, будто ртуть. В волнистой поверхности почки Рейдон увидел своё отражение. Он сосредоточился на нём, отрешившись от всего остального, и Символ Лазури похолодел.

- Не подходите к отростку, - предупредил Рейдон. – Скорее всего, он опасен.

- Да неужели? – спросил Фостер. – А я-то думал, что это просто чирей у полурослика на заднице.

У Рейдона дёрнулись мышцы спины – слишком мелкое движение, чтобы другие заметили. Его начали утомлять постоянные саркастические замечания капитана. Он знал, что пират шутит специально, но всё равно ответил:

- Не приближайся к нему, если ценишь свою жизнь. Я чувствую, что это растение посередине – часовой, а не случайный сорняк.

С этими словами Рейдон начал обходить почку по широкой дуге.

Серена поступила так же.

- По крайней мере, трава здесь не такая высокая.

Фостер хмыкнул себе под нос, затем пошёл следом за ними. Матросы-«добровольцы» замыкали шествие.

На полпути Символ похолодел ещё сильнее.

Через волшебный шрам монах почувствовал, что навстречу приближается нечто чудовищное. Рейдон поднял ладонь, давая знак остановиться. Он надеялся, что хотя бы на сей раз Фостер воздержится от комментариев.

В тоннеле раздалась какофония царапающих звуков и звона. Звучало так, как будто кто-то прокладывает путь через серебряную траву.

Рейдон различал лишь массивную тушу, направлявшуюся к ним, но блестящая растительность скрывала её от глаз.

Серена принялась читать волшебные формулы. Капитан достал свой механический меч. Рейдон приготовился сразить жадной сталью Ангула любого, кто попытается помешать их продвижению.

Туша преодолела последние серебристые стебли. Оказалось, что это аболет размером с колесницу.

- Проклятье! – выругался Фостер.

Пять широко расставленных красных глаз аболета повернулись в глазницах, уставившись на чужаков. На Рейдона хлынула густая дымка. Вонь была чудовищной. Он услышал, как кашляет и задыхается Серена, потеряв своё заклинание.

Ангул вспыхнул. Тонкая плёнка слизи, сгустившаяся на мече и коже Рейдона, сгорела облачком пара. С уст монаха сорвалось «Аберрации будут истрблены», прежде чем он понял, что меч снова вонзил в него свои крючки.

Неважно. Аболет будет уничтожен.

Рейдон прыгнул. Или, скорее, попытался. Вместо этого он рухнул на локти, когда ноги отказались покидать землю.

Он не заметил, как несколько дюжин серебристых стеблей оплели его лодыжки.

- Трава живая! – крикнул Фостер.

Резкий рывок за ноги подтянул его ближе к центру тоннеля, где колыхалась зеркальная почка. Он увидел, что Фостера и ещё двух матросов точно так же опутала трава. У него на глазах трава потащила к почке одного из вопящих моряков. Отросток лениво опустился, как будто чтобы поцеловать перед сном сопротивляющегося мужчину.

Как только одна из рук мужчины коснулась отростка, сверкающая волна полностью поглотила его тело, оборвав крики. Уже в следующее мгновение наружу не торчало даже сапога или руки. Отросток лениво выпрямился, продолжая колыхаться, хотя при этом как будто стал немного крупнее. Никаких других свидетельств оборвавшейся только что жизни не осталось.

Рейдон воспользовался Лазурным Клинком, чтобы обрезать опутавшие его стебли. Он вскочил на ноги.

- Сруби стебель! – закричала Серена, указывая на отросток.

- Убей аболета, - подтолкнул его Ангул, заставляя развернуться лицом к чудовищному наблюдателю.

Рейдон бросился на аболета.

Тот изрыгнул комок слизи, пролетевший мимо монаха.

Рейдона замедлила цепляющаяся трава, пытавшаяся его стреножить. Он сумел избежать большей части стеблей, но не всех. Его атака остановилась в нескольких шагах в цели.

Вместо того, чтобы рассечь клинком брюхо аболета, он вынужден был воспользоваться Ангулом, рассекая море цепких, злобных стеблей, которые извивались вокруг, словно гнездо безголовых гидр.

Глаза аболета следили за ним. Монах  чувствовал, как их злобная сила пытается вторгнуться в его мозг и переписать его новыми мыслями и новыми целями.

Рейдон стряхнул с себя это воздействие. Его разум был слишком дисциплинирован, чтобы подчиниться. А может быть, всё дело было в Лазурном Клинке, не терпевшем соперничества.

Отразив удар щупальцем при помощи яростного взмаха Ангулом, он снова стал наступать. Он сумел отрубить одно из щупалец аболета. Казалось, существо даже не обратило внимания на то, что одна из его четырёх конечностей корчится на траве, отсечённая. Аболета как будто не заботила собственная безопасность.

И тем более она не заботила Ангула, которого не интересовала оборона или осторожность. А то, что не заботило Ангула, не заботило и Рейдона.

Дымка, окружавшая существо, запульсировала, моментально загустев, как грязь. Затем она обдала всё вокруг блестящей слизью цвета помойной воды – и с таким же зловонным запахом. Он услышал крики товарищей, которых задело брызгами.

Рейдон оказался под слоем твердеющей грязи, которая пыталась его обездвижить, чтобы снова превратить в лёгкую добычу для серебристой травы.

Монах прижал свободную руку к груди и призвал энергию Символа Лазури. Из него ударила вспышка чистого синего цвета. Свет разбил твердеющий панцирь из слизи.

Аболет ещё пытался сморгнуть пятна в глазах от вспышки, а Рейдон наконец пересёк расстояние, отделявшее его от чудовища. Он воткнул Ангул на всю длину в мозг чудовища.

Предсмертное бульканье аболета прогрохотало по коридору. Рейдон вырвал Ангул. Клинок пеленой пламени сжёг застывшую на нём мерзкую кровь.

- Эй, Рейдон, не подсобишь?

Он обернулся.

Фостера по-прежнему держала живая трава. Пират был уже на полпути к серебристому отростку.

Покрытие из затвердевшей слизи мешало каждому движению капитана. Он срубил своим щёлкающим мечом несколько стеблей травы, но его оплетали два других за каждый срубленный стебель.

Серена закрылась прозрачным шаром защитной магии. Судя по всему, чары укрыли её от слизи и – по крайней мере, пока что – сопротивлялись яростным попыткам серебристой травы пронзить сферу. Он слышал, как чародейка читает формулы нового заклинания.

Из матросов осталась только одна женщина, боровшаяся с травой. Рейдон увидел, что это Марсан, новый первый помощник Фостера.

Там, где трава рассекла ей кожу в попытках подтащить поближе к ртутным объятиям, её ноги были пропитаны кровью.

Почка стала уже вдвое крупнее. Медленные волны всё так же неторопливо расходились по её поверхности.

Рейдон шагнул к отростку, собираясь его уничтожить, но резко остановился. Трава снова его стреножила, когда он остановился, чтобы убить аболета. Он наклонился и опять воспользовался Ангулом.

Серена завершила заклинание. Через золотое мерцание своей защиты она протолкнула крохотную сферу пульсирующего белого света.

Шар прочертил идеальную дугу в воздухе и встретился с отростком. Как и с матросами, серебристая масса просто проглотила свет в момент соприкосновения.

Затем почка прекратила колыхаться. Из полости, которую Рейдон не сумел разглядеть, она испустила звук внутренних нарушений.

Затем почка взорвалась, залив тоннель дождём серебристой жидкости.

- Прекрасно, снова слизь, - сказал Фостер. Трава, удерживающая Рейдона, обмякла. Серебристая растительность в проходе опала расширяющейся волной. Перезвон колокольчиков прекратился, оставляя лишь непрерывную литанию саркастичных ругательств капитана и хриплое дыхание выжившей морячки.

- Часовой мёртв, - сказал Рейдон. – Как и аболет. Надо идти, пока не пришли другие.

Фостер поднялся на ноги, опираясь на свой меч. Обмякшие стебли травы отпустили его ноги. Затем капитан встревожено вскрикнул. На его куртке дымился пузырь серебристой жидкости. Мужчина сорвал с себя дорогой чёрный жилет и швырнул его на землю. Практически мгновенно едкая жидкость растворила жилет целиком.

Какое-то время все осматривали собственную одежду и кожу, убеждаясь, что на них не попали другие капли.

Рейдон заметил, что бинты под разорванной рубахой Фостера разошлись во время его борьбы с хищной растительностью. Грудь и диафрагма, даже плечи мужчины были покрыты серовато-зелёной чешуёй. Чешуёй, которая напоминала монаху то, что он обычно видел на другом конце рыболовной лески.

- Что случилось с твоей кожей, Фостер? – спросил Рейдон.

Капитан широко раскрыл глаза. Он покосился на волшебницу и снова перевёл взгляд на монаха.

- Он страдает от… проклятия, - сказала волшебница. – Я ему помогла. Ты выбрал не самый удачный момент, чтобы заметить затруднения нашего капитана. Пожалуй, тебе стоит пересмотреть приоритеты. Мы только что потеряли трёх матросов!

- Они не имеют значения, сказал Ангул.

Полуэльф стиснул зубы, ожидая укола вины, но его не последовало. Он вложил меч в ножны. Он чувствовал себя таким же пустым, как и раньше.

- Простите, - сказал, качая головой, Рейдон.

Лицо Серены напряглось, как будто она хотела поднять вопрос нехватки у монаха сочувствия, но промолчала.

Он повернулся назад к Фостеру.

- Простите, капитан, за потерю ваших матросов.

Фостер поморщился и ответил:

- Нам будет их не хватать.

- Но, - продолжал Рейдон, - почему ты покрыт чешуёй кво-тоа? Рядом с тобой мой Символ легонько зудит. Почему?

- Я… я болен, - наконец сказал капитан. – Но Серена остановила развитие болезни.

Он поднял свой амулет и показал монаху.

Рейдон направил свой разум через Символ Лазури.

Как и прежде, ошеломляющее воздействие города затрудняло его восприятие. Но он смог разглядеть, что Фостера слегка затронула порча. Она была не особенно сильна, но пока что выжидала. Его навыков в обращении с Символом не хватало, чтобы понять, действительно ли амулет позволяет её сдерживать.

Он повернулся к Серене и спросил:

- Это проклятие? Разве ты не можешь просто его снять?

Волшебница пожала плечами.

- Чаще всего проклятие растворяет твою кожу, портит её или делает что-то столь же мерзкое. Фостер получил своё «проклятие» слишком давно. Он рождён с ним, но проклятие проснулось лишь недавно. Оно медленно трансформирует капитана в морское создание.

- Кво-тоа, - сказал Рейдон.

- Может быть, - ответила Серена. – Подробностей я не знаю. Он тоже.

Полуэльф оценивающе взглянул на Фостера.

- Как ты себя чувствуешь? Есть желание переметнуться к аболетам?

Капитан хмыкнул и покачал головой.

- Нет, боюсь, что нет. Хотя я чувствую некое… течение? Словно прилив.

- Ты можешь ему сопротивляться?

Капитан кивнул.

- Мой разум принадлежит мне, даже если тело застряло между человеком и рыбой.

Он вытянул руку с амулетом.

- Амулет Серены – мой якорь. Я не отрастил ни единой чешуйки после того, как она изготовила его на корабле.

Рейдон рассматривал лицо мужчины. Он решил, что Фостер говорит правду.

- Мир велик, - продолжал капитан. Фостер восстановил своё самообладание. – Здесь найдётся место для всех. Даже для такого, как я. Девять Адов, я могу быть полезен для нашей миссии – я знаю, как думает рыбий народ.

- Может и так, - ответил Рейдон.

- По крайней мере, я спас свою шляпу, - сказал Фостер. Он поправил чёрную шляпу, по-прежнему торчавшую у него на голове.

- Вернёмся к этому разговору, когда я уничтожу Древнейшего, - решил Рейдон. Он достал Ангул и повернулся к тоннелю.

- Если не умрём, конечно же, - сказала Серена.

 

***

Они двинулись вглубь города, при каждой возможности направляясь вверх и внутрь. Не единожды им приходилось обходить вкрапления прозрачного льда. Серена сказала, что видит внутри людей.

- Людей? – спросил Фостер.

- Скорее образы людей… - Серена замолчала, изумлённо распахнув глаза. Она провела пальцем по ледяной плите, закрывавшей одну из стен тоннеля. Она покачала головой. – Похоже на застывшую росу.

- Росу? Откуда?

- Может быть, из воспоминаний спящего бога. Древнейшего. Эти образы – воспоминания, вырвавшиеся из его окаменевшего сознания. Оно хватало любых существ, чьи кошмары оказывались слишком близко.

Фостер присвистнул.

- Значит, нам не стоит спать в Кссифу.

Серена моргнула, как будто эта мысль не приходила ей в голову. Потом энергично закивала.

Рейдон сделал остальным знак идти за ним. У него не было времени изучать феномен, чтобы проверить правоту Серены. Здесь он был согласен с Ангулом – нависшая над миром катастрофа была слишком близко, чтобы тратить время на знакомство с достопримечательностями.

Но Рейдон беспокоился, что мог что-то забыть. Энтузиазм Лазурного Клинка казался идеальным для этого этапа их нападения на Древнейшего, однако какая-то его часть задавалась вопросом – а не слишком ли он торопится. Может быть, следовало с большим подозрением отнестись к тревожному состоянию кожи Фостера?

В любых других обстоятельствах Ангул с радостью бы выполнил подобную просьбу. Фостер занимался именно теми незначительными, мелкими преступлениями, которые вызывали у меча припадки праведной ярости. Но каким бы ни был источник странного проклятия Фостера, в сравнении с лесным пожаром Кссифу его нельзя было назвать даже свечой.

А Ангул хотел только найти и положить конец одной из величайших угроз, с которой когда-либо сталкивался Фаэрун.

Хотя судьба мира не заботила Ангула ни на йоту.

Рейдон понимал, что меч влияет на него сильнее, чем монах позволял ранее. Первым тревожным звонком была ясность, тепло и уверенность, струившиеся из рукояти. Полуэльф обладал достаточно сильной волей, чтобы отделить себя от этих эмоций. Но он бы солгал, сказав, что убеждение Ангула совсем на него не влияет.

C другой стороны, Рейдон, как и меч, был слугой Символа Лазури, что пылал на его груди. Пока энергии Символа питают тело и разум монаха, у них с Ангулом будет больше общего, чем он готов признать.

И сейчас его тянул вперёд Символ, а не Ангул – несмотря на всю небесно-голубую ярость последнего. В каком-то смысле монах стал живым воплощением Символа.

Коридор выходил в более просторное помещение.

Рейдон шагал вперёд, не останавливаясь, чтобы осмотреться. Он оказался на периферии, в круглом гроте, который неприятно пахнул травами и медью. Из грота выходило ещё несколько проходов.

На голом камне изгибающихся стен росли тонкие жёлтые лозы. Вьющиеся лозы напоминали проступающие под кожей артерии. И действительно – они медленно пульсировали тёмной жидкостью. На каждой лозе росли красные кожистые фрукты. Большинство было размером с кулак, но некоторые были тяжёлыми и плотными от сока. По размеру они приближались к человеку, свернувшемуся в позе зародыша.  Рейдон не оставил это сравнение без внимания, но его интерес привлекло то, что находилось в центре грота.

Почти две трети пола занимал бассейн в форме правильного круга. Вокруг бассейна теснились каменные обелиски, и каждый пылал фиолетовым пламенем. Около бассейна на полу виднелись тонкие полосы слизи, выходящие из одного тоннеля, огибающие бассейн, а затем уходящие в один из остальных тоннелей.

Рейдон подошёл к воде и заглянул в неё. Может быть, это была не вода – хрустально-чистая жидкость медленно колыхалась в границах своей тюрьмы, похожая скорее на студень, чем на что-то иное. Но вода это была или слизь – в глубинах бассейна двигались светящиеся образы. Образы, которые походили на те видения, что иногда посылал ему Символ. Серена и Фостер присоединились к монаху на краю бассейна. Оба стали разглядывать запутанное нагромождение линий и фигур, образованных тускло-зелёным и оранжевым светом в глубинах. Марсан, первая помощница, осталась в входа в тоннель.

- Ничего не могу понять, - сказал Фостер. Он отвернулся, чтобы посмотреть на один из крупных фруктов на лозах. Его лицо приняло обеспокоенное выражение.

Серена наморщила лоб, но продолжала смотреть в бассейн.

- Эти мерцающие огни что-то для тебя значат? – спросила она полуэльфа.

- Да, - признал Рейдон. Вопреки требованию Ангула, он вложил клинок в ножны. Как только его рука покинула рукоять, монах вздохнул.

- Что? – спросила Серена.

Вместо объяснений он указал на бассейн одной рукой, а вторую прижал к Символу Лазури.

- Это какое-то помещение для собраний. Если бы Кссифу полностью пробудился, здесь кишмя кишели бы аболеты.

- Как хорошо, что они ещё спят, - сказала Серена.

- Или заняты другими делами, - отозвался Рейдон. – О да. При помощи Символа я различаю в этом хаосе достаточно, чтобы ты тоже могла увидеть.

Он сосредоточился. Путаница неровных линий сошлась вместе, создавая грубое изображение широкой колонны.

Внутри колонны находились линии, трубы и разные полости.

- Я вижу! Это облик города?

- Да. Кссифу. Видишь вон там? – он указал на основание дрожащей картинки. Пятая часть колонны внизу была занята крупной полостью. Среди больших сфер вращались различные собрания более мелких. Одна огромная сфера парила в самом центре полости.

- Что это? Похоже на планетарий без дужек.

- Не знаю, как это выглядит в реальности, - сказал Рейдон, - но судя по этому упрощённому изображению и тому чувству, что посылает мне Символ Лазури, это некий источник магии.

Фостер снова подошёл к ним и взглянул в восстановленное изображение в бассейне. Он спросил:

- А что это за крохотные цветные пятна, что летают около сфер?

Рейдон сосредоточился на одном из указанных капитаном пятен. Все ни были цветными, хотя красных или синих было больше, чем других цветов.

Глаза полуэльфа широко распахнулись.

- Аболеты!

Серена резко втянула в себя воздух.

- Они действительно летают?

Рейдон медленно кивнул.

- Очевидно, эту силу дают им сферы – по крайней мере, меньшие. Более крупные… могут поднять что-то намного крупнее даже самого большого из аболетов.

- Например, кракена? – предположил Фостер.

Рейдон кивнул, вспомнив Гефсимета. Но он подозревал, что огромная сфера, вокруг которой вращались все остальные, в конечном итоге могла достигнуть чего-то даже более значительного… если считать, что её настоящим предназначением было обеспечивать полёт.

Монах задумался, сможет ли он из этой… палаты совета повлиять на связь отдельного аболета с источником волшебной энергии или даже лишить его способности держаться в воздухе. Казалось, что потратив некоторое время, он сможет овладеть всеми доступными функциями.

- Сейчас важнее всего то, - сказал он вслух, - что мы можем пользоваться этим источником, чтобы следить за аболетами.

Рейдон нацелил своё внимание на расположенную выше часть колонны. Сферы впечатляли, но не имели значения в рамках их задачи.

- Где на этой схеме находимся мы? – спросила Серена. – Мы достаточно высоко пришвартовались, правильно? Хотя мы не знаем, насколько действительно высок этого город, поскольку наверху он уходил в плотный камень…

Рейдон не дал прямого ответа, вместо этого проведя пальцем по мерцающей карте, в каких-то дюймах от поверхности источника. Это действие как будто помогло ему сосредоточиться. Под его пальцем область на диаграмме стала чётче, а остальные участки размылись. Он искал Древнейшего.

Он встречал всё больше и больше пятен-аболетов, исследуя нижние и центральные помещения Кссифу. Он обнаружил особенно плотную концентрацию крохотных бледных огоньков в запутанной паутине узких тоннелей примерно посередине города. Несколько огней в паутине пульсировали особенно жутким светом, который был ярче всех остальных найденных им аболетов. Эти двое явно были весьма могущественными существами… но, как будто, не аболетами. Когда он попытался сосредоточиться ещё сильнее, он не смог различить их. Но ни один из этой пары не был Древнейшим. Он двинулся дальше.

Поднимаясь над путаницей тоннелей и выше, он встретил ещё один странный огонёк. Казалось, он пульсирует то огромной силой, но почти полным вымиранием – с частотой бьющегося сердца. Рейдон сосредоточился, потом воскликнул:

- Семь заповедей Сянь, да это же Яфет!

У Серены отвисла челюсть.

Монах повернулся к Фостеру.

- Ты был прав!

Капитан поднял руки, пожимая плечами. Он ответил:

- Нельзя стать капитаном корабля вроде «Зелёной Сирены», если не умеешь делать догадки.

Рейдон нахмурился.

- Это осложняет дело. Особенно если у него с собой Сердце Снов.

- Он рядом? – спросила Серена.

Рейдон продолжил изучать схему города. Он снова нашёл то место, где горел огонёк Яфета, затем осторожно продолжил свой поиск вверх по огромному городу.

- Да, - мгновение спустя сказал монах, указывая на небольшое помещение. – Мы здесь.

- Всего в нескольких спанах от того места, где ты обнаружил колдуна, - задумчиво произнёс капитан. В его голосе слышались вопросительные интонации.

- Да, - сказал Рейдон. – Видите, сколько тоннелей сходятся внизу? Если он продолжит двигаться в текущем направлении, то рано или поздно придёт сюда – может быть, меньше чем через час. Я не чувствую по пути аболетов. На самом деле, вся эта верхняя область удивительным образом кажется чиста от чудовищ…

Полуэльф обратил внимание к последней части огромного города-шпиля. Он втянул в себя воздух.

Полая область, венчавшая город, почти совпадала с той, что находилась в основании – по крайней мере, по размеру. Внутри него горели яркие огни аболетов, некоторые – куда ярче, чем те, что он видел ниже. Скорее всего, старые и могущественные аболеты, которые проснулись рано. Тревожило то, что они собрались в широкий круг – фигура, магическое значение которой не укрылось от монаха. Круг аболетов, паривших над полом, медленно вращался.

- Они проводят какой-то ритуал, - заметила Серена.

Волшебное изображение в источнике показывало, как каждый из аболетов сначала становится ярче, затем тускнеет, пока разгорается сосед – как будто проходя рядом с каким-то заряженным предметом или сущностью. Пульсация продолжалась, пока круг не совершил полный оборот. Последнее существо в круге направило собранную энергию на потолок палаты. Затем странный танец света возобновился.

Методом исключения Рейдон понял, что найдёт в самой верхней точке диаграммы.

На вершине Кссифу таилось само отсутствие света. Тёмная, зияющая пустота пожирала всё, что бросали в неё создания внизу, и жаждала большего.

Символ на его груди похолодел так сильно, что всё тело онемело. Эта пустота не могла быть ничем иным, кроме как Древнейшим, его заклятым врагом, который восседал на вершине города, как на простом троне.




#97248 Залы Штормового Предела

Написано Redrick 29 Март 2021 - 07:10

 


6. ДВОРЕЦКИЙ: Возрождение - Пол Кемп

Ну вы поняли.

 

 

Прикрепленные файлы




#97234 Залы Штормового Предела

Написано Redrick 25 Февраль 2021 - 14:14

 

 

ВТОРОЙ СЫН: Тридцать дней - Дэйв Гросс

Мне заплатили за перевод.

 

 

Прикрепленные файлы




#97231 Глава двадцатая

Написано Redrick 24 Февраль 2021 - 12:34

Глава двадцатая

Год Тайны (1396 ЛД), Ксиффу, Зал Порождения

 

Человек спал.

На горе на краю пустоты стояло здание со множеством колонн. Густые облака, окружавшие вершину и сооружение, намекали на огромный масштаб. Колонны окружали внутреннюю цитадель из сплошного камня — сплошного, не считая огромных ворот из звёздного железа. Циклопические створки были выщербленными и древними. Иногда они грохотали и тряслись в медленном ритме могучих волн, как будто что-то внутри пыталось открыть их с помощью ровной, неустанной силы.
Мужчина знал с уверенностью сновидца, что по другую сторону врат тянутся забытые измерения, лежащие за границей звёзд. За этим запечатанным проходом, шептала его незваная уверенность, тянутся бесконечности, превосходящие понимание богов и смертных.

Перед воротами, в тени высоких колонн, стояла женщина в золотых доспехах. Её губы шевелились, но мужчина её не слышал. Было ясно, что её слова важны. В них содержалось нечто такое, что он должен немедленно понять. Он знал, что если не сможет разобрать смысл в её всё более отчаянных попытках передать своё послание, нечто чудовищное достигнет своей разрывающей миры кульминации...

Яфет с криком проснулся.

Он лежал, свернувшись, как младенец, внутри полой ниши, покрытой остатками слизи. Он был закутан в плащ, как в саван.

Колдун поднялся на локтях и увидел, как вдаль змеится фосфоресцирующий тоннель.

Он был один и радовался этому. Сон был схож с теми, что он уже видел раньше, но в то же время и отличался. Во сне Ануша проговаривала те же неразличимые предупреждения, что и всегда, но её окружение казалось более зловещим, чем те безумные видения, что прежде рисовал его разум.

Яфет дрожал, но не от сна и не от холода. Тело предавало его Он не мог предсказать, когда плоть охватит очередной приступ дрожи. Тремор рук и лицевой нервный тик появлялись без предупреждения и оставались надолго. Иногда, когда он сосредотачивался, дрожь исчезала. В нескольких случаях она усиливалась настолько, что он боялся припадка.

А что с его способностями? Разум пытался нащупать отсутствующие заклинания, как язык, неспособный забыть о пустоте на месте отсутствующего зуба.

Ткань его плаща была пронизана незаметной силой и способностями, намного превосходившими обычный плащ, это правда.

Но силы перемещения и защиты, которые давал плащ, едва ли могли компенсировать волшебную мощь, которой Яфет владел ещё несколько часов назад.

Без своих волшебных инструментов он стал рыбой на суше. Без защиты договора он поддавался смертоносной пыльце.

Он был в плохом состоянии. Если не принимать кристаллик каждый час или около того, он скользнёт прямиком к концу проклятой дороги и погибнет, а его душу заберут демоны. Но каждый раз, когда он принимал кристалл, он всё равно продвигался дальше по этой построенной демонами тропе и оказывался ближе к краю, хотя и не так быстро.

Но быстро или медленно, скоро его утащат в Бездну.

Он ударил кулаком в липкую стену ниши. Костяшки треснули, зато боль была приятной, хотя и короткой, возможностью отвлечься.

Яфет прижал костяшки к губам и огляделся вокруг. Ни Ануша, ни Йева пока не вернулись. Они искали путь сквозь родильный зал, который позволил бы избежать встречи с новорождёнными аболетами. Существа не видели женщин, зато прекрасно знали о присутствии колдуна.

- Всё должно было быть иначе, - прошептал он. - Когда я представлял нас вместе, мы были так счастливы. Я представлял, как мы посещаем праздник Середины Лета, делимся печёными яблоками и смеёмся на солнце. А когда солнце заходит, наши объятия становятся более жадными...

Он вздохнул и покачал головой, чтобы избавиться от этих отвлекающих мыслей.

- Теперь нам остался только ужас.

Через день-два он погибнет. И та, кто похитила его сердце, останется одна-одинешёнька в безвыходной ситуации. Скорее всего, она умрёт вскоре после того, как он станет жертвой пыльцы. Её душа станет кормом для Древнейшего.

Это было невыносимо.

- Клыки Нейфиона, - выругался Яфет. Он был у самого края. Багровая равнина уже ждала его, стоило закрыть глаза. Равнину рассекала дорога, и через сапоги он чувствовал кости, которыми она была вымощена.

Там, где стоял на дороге он, как раз был виден чудовищный конец пути.

В прошлый раз эта сцена заставила его чувства помутиться. На сей раз он видел дорогу даже с открытыми глазами.

Тогда, в первый раз, он подошёл к самому концу багровой тропы. Они видел пространство за ним: обрамлённую клыками пропасть, где всех любителей пыли в конце концов пожирали, пожирали их разум и душу. В голодной дыре летали демоны, лениво разбрасывая души.

Когда с него наконец потребовали долг, отчаявшийся юноша начал кричать, обещая взамен на спасение всё, что только мог.

Яфет удивился больше всех, когда в ответ на его отчаянные мольбы с пылающего неба спустилась летучая мышь. Нейфион, Владыка Летучих Мышей, услышал его обещания и отозвался.

В отчаянии Яфет пообещал Владыке Летучих Мышей свою душу, если тот его спасёт.

Только позднее он узнал, что пообещал слишком много — но Владыка потребовал сдержать слово. И Яфет был спасён от своей смертельной зависимости, заключив договор с архифеем.

С тех пор он прожил несколько лет. Смертный приговор от пыльцы сдерживал договор с Нейфионом. Но теперь договор был нарушен. Силы Яфета исчезли, и Нейфион перестал защищать его от плохих решений молодости.

- Сомневаюсь, - прошептал он, - что старый покровитель примет меня обратно. Мне нужен новый. Ха! Поди отыщи такого здесь, в этой адской дыре.

И в это мгновение ему на ум пришёл план.

Это была чудовищная и в такой же степени опасная идея. Но он уже знал, что это — единственный выбор.

- Подожди, - запротестовал он.

Логика была неоспорима. Ему нужен был новый покровитель. Ему нужен был новый договор. Иначе его и Анушу ждала неизбежная смерть.

- Это глупость, это безумие! - шептал он.

Правда? Он заключил договор с Нейфионом, существом, отличавшемся жаждой крови и сомнительной моралью. Если бы он не пообещал Нейфиону так много, всё сложилось бы совсем иначе, думал колдун. Он мог бы заниматься собственными делами, и Владыка Летучих Мышей не стал бы так интересоваться занятиями Яфета.

Наверное.

Конечно, он не знал наверняка, но разве можно быть хоть в чём-то уверенным в этой жизни? Только в его собственной жуткой смерти — а впоследствии и в гибели Ануши, вот и всё.

Он уже действовал вопреки целям Нейфиона. Он сможет поступить так же и с новой сущностью, с которой заключит договор колдуна, верно?

От неуверенности у него скрутило живот.

В голову пришла ещё одна мысль — почти утешительная. Ему не впервой было заключать договоры. Он на собственном тяжком опыте узнал, как не следует это делать. Теперь он хорошо понимал, как нужно составлять договор, который не только даст ему силу, но и не пообещает новому хозяину его душу.

Он сделал дрожащий вдох.

Решение было уже принято, как только он подумал об этом. Всё остальное было просто задержкой.

Он потянулся в складки плаща и достал Сердце Снов.

Глаз Сердца был полуприкрыт. Колдун сел, скрестив ноги и расправив за собой плащ. Яфет положил Сердце Снов так, чтобы глаз артефакта смотрел на дальнюю стену сырого тоннеля. Пока что он был не готов смотреть в этот жуткий зрачок. Прикосновение к камню успокоило его трясущиеся руки, но его скользкое тепло заставило нервы натянуться ещё туже.

Колдун в последний раз огляделся вокруг. По-прежнему никаких признаков Ануши. Хорошо. Он сделал глубокий вдох и положил обе руки на предмет. Одно лишь присутствие этой вещи было оскорблением естественного порядка Торила, и прикасаться к нему было всё равно, что прикасаться к маслянистой чешуе дракона.

Камень пытался исказить разум любого существа, остававшегося рядом, обещая вместе с тем настоящую силу. Он открывал новые грани восприятия и возможностей при прикосновении к коже, но это был лишь рефлекторный ответ, неотъемлемая часть чуждой природы Сердца.

Задача Яфета требовала погрузиться глубже и найти искру сознания, с которой можно будет торговаться. Поверхностная энергия, которой бурлило Сердце, даровала могучие способности, которые продемонстрировала кво-тоа Ногах. Но без сдерживающих условий договора, защищающего носителя, такая сила в конце концов совращала и получала власть над владельцем камня. И для использования этих способностей всегда требовался сам камень.

Яфет знал, как избежать подобного результата. По крайней мере, надеялся, что знает.

Он повернул артефакт и взглянул в его око.

Веко медленно поднялось под аккомпанемент каменного скрежета. Открывшийся зрачок неподвижно уставился на него. В глубинах его мрака Яфет различал крохотные, пляшущие силуэты.

Он прищурился, пытаясь понять, что видит. Крохотные алмазы сверкают среди черноты... звёзды?

Да. Он наблюдал скопления звёзд, пылающих в невообразимых множествах за границами мира.

Яфет считал мир большим, но звёзды, которые он увидел в Сердце Снов, тянулись настолько дальше иллюзорной границы неба, насколько тысячелетие простиралось дальше часа.

Крохотные сверкающие точки поглотили его взгляд. Его разум пульсировал в пустоте между ними.

Сначала на него нахлынула эйфория. Звёзды были похожи на драгоценности. Многие из них сверкали дорогими цветами, а он парил в их сокровищнице. Существование тянулось за пределы любого воображения, но он чувствовал — по крайней мере в это мгновение, — что обладает некоторым пониманием его просторов.

Затем он заметил несколько звёзд, отличавшихся от других. Они колыхались и плясали, как будто их место на небесах было непостоянным. Зрелище этих изменчивых светил напомнило Яфету о его цели.

Когда он понял, что дрожащие точки походят не на звёзды, а на окна в небесах, его коснулась тошнота. Мерзкое сияние текло через эти дыры, а позади них сгрудились жуткие силуэты, выглядывающие в реальность.

Каким-то образом, вероятно, через посредство Сердца, он знал имена звёзд.

 

Там был Акамар, трупная звезда, чьи невероятные размеры заставляли других звёзд устремляться навстречу гибели. Кайфон был фиолетовой звездой, обладавшей обличьем путеводного маяка, но нутром Яфет знал, что этот маяк способен предать тех, кто слишком сильно на него полагается.

Был ещё Дельбан с его льдисто-белым сиянием, жестоким и горьким.

Кирад был звездой с ярко-голубыми лучами, которая пылала над апокалипсисами, где бы они ни происходили.

Яфет видел и узнавал эти и многие другие звёзды.

Колдун моргнул. Он видел, куда должен отправиться, если хочет заключить новый договор с безымянными сущностями, чья родословная включала Древнейшего, хотя насчёт иерархии он был не уверен. Если его разбитый договор с Владыкой можно было назвать пактом фей из-за дома Нейфиона, расположенного в Фэйри, тогда он полагал, что новый договор нужно назвать звёздым пактом, поскольку существа, о которых шла речь, жили далеко за пределами этого мира.

Ему требовалось укрепить свой разум перед путешествием, иначе он окажется в большем рабстве у новых покровителей, чем был у Нейфиона, даже в тот период, когда Владыка на короткое время завладел камнем их договора. Всё будет напрасно, если он рухнет — с пустым взглядом и текущей изо рта слюной — в руки безумных богов. Этот исход будет так же плох, если не хуже, как гибель от багровой пыльцы.

Но даже в самом худшем случае, сказал себе Яфет, оно того стоит — если он хотя бы сумеет помочь Ануше.

По крайней мере, Яфет вытащит её из Кссифу, прежде чем его душа сгинет в результате его опрометчивого поступка. Вероятно.

Яфет позволил незаметному течению ближайшей звезды, обладавшей красным светом, увлечь его сознание. Течение потянуло его ближе, и в разуме возникло имя звезды. Ниал.

Другие звёзды, имена которых он знал, каждая тянула его сознание, немного изменяя его траекторию по ложным небесам его восприятия. Но сильнее всего его тянула власть звезды Ниал.

Ниал колыхался вокруг того места, которое должен был занимать неподвижно, и его воздействие притягивало Яфета всё ближе и ближе.

За мгновение до того, как звезда засосала его, колдун закричал. Облик звезды изменился с тлеюще-красного кулака для дыры в реальности в форме человека, заполненной извивающимися красными червями.

Он рухнул в громогласное пространство, заполненное скользящими червями. Он полностью потерял ощущение своего тела — без рук и ног, бестелесный Яфет был абсолютно беспомощен в хватке заполненной червями бурлящей бездны. Но он продолжал двигаться. Что-то влекло его вперёд, и на самом деле продвижение через этот чудовищный простор даже ускорялось. Жуткие звуки били по его барабанным перепонкам. Это был шум червей размером с целый мир, трущихся друг о друга под аккомпанемент неясной, атональной мелодии. Жуткие звуки сосредоточили всю первобытную, абсолютную нестабильность, что находилась за пределами материи и времени. Они обещали невозможные и невыносимые видения. Яфет с воплем рухнул туда.

 

***

- Вот оно, значит, - прошептала Ануша. Йева пожала плечами.

Впереди узкий ассиметричный тоннель выходил в более крупный проход. С того места, где они находились, проход казался впятеро меньше огромного, загибающегося спиралью тоннеля, по которому они с Йевой поднимались, покинув планетарий. Проход был пуст, несмотря на нерегулярные порывы ветра, каждые несколько мгновений проносящиеся по нему. Фиолетовое пламя горело на вершинах каменных обелисков, отмечая путь, которым недавно прошёл аболет-фонарщик.

- Коридор важный, но пробуждённые пользуются им не так уж часто, - сказала Ануша. - По крайней мере, я надеюсь.

Йева даже не стала утруждать себя пожатием плеч. Она просто сказала:

- Давай вернёмся и заберём колдуна. Тогда и узнаем, насколько часто здесь ходят.

Ануша проглотила злой ответ. Она знала, что женщина не пытается быть жестокой — просто от предположений было мало толку. Ей просто хотелось, чтобы отношение Йевы к Яфету не сменилось на презрение вместо принятия, когда они узнали, что колдун лишился своей силы. Всё, что заботило Йеву — способность Яфета найти новую оболочку для её духа.

- Да, верно, - сказала Ануша. - Будем надеяться, что я права.

Они вернулись назад, вниз к запутанному гнезду тоннелей, избегая вкраплений замороженной памяти, колыхающихся яичных мешком и уже вылупившихся мелких аболетов. Некоторые из мелких чудовищ были намного агрессивнее, чем их собратья — и пожирали других. На пути вверх они застали аболета за пиршеством. Ануша впервые обрадовалась тому, что её тело далеко. Иначе девушку бы долго тошнило.

Они дошли до одинокого тоннеля, спускавшегося вниз, туда, где отдыхал колдун. На стенах мерцал красный свет.

- Похоже, колдуну стало скучно, - сказала Йева. - Он привлечёт вылупившихся тварей, если не будет осторожным. Если уже не привлёк.

У Ануши перехватило горло от беспокойство. Она поспешила по проходу. Йева — следом.

Они обнаружили Яфеа спящим в тупике, которым оканчивался тоннель — там же, где оставили. Ануша видела, как поднимается и опускается во сне его грудь. Она испытала облегчение, что мужчину не бьёт дрожь — как тогда, когда они его оставили.

- Куда делся свет? - спросила Йева.

Она была права — в какой-то момент, пока они торопливо спускались по тоннелю, мерцающий впереди свет угас. Неподвижного мужчину освещало только сияние сновидческого меча Ануши.

- Яфет, - сказала девушка, коснувшись его плеча. - Ты спишь? Мы вернулись.

Дыхание мужчины изменилось, он открыл глаза. Его согнутое тело распрямилось, когда мужчина сел.

Ануша охнула. Взгляд Яфета был чистым и тёмным, как в их первую встречу.

- Яфет? Что случилось? Следы пыльцы исчезли. Я думала, это невозможно...

Колдун огляделся вокруг с недоумённым выражением. Он наклонил голову, как будто пытаясь вспомнить слова любимой песни.

Было чудесно видеть его обычные тёмно-коричневые глаза. Ануша неожиданно поняла, что Яфет не видит её, особенно если его взгляд не окрашен багровым.

Она пожелала стать видимой. Колдун немедленно устремил взгляд на неё.

- Твои глаза, - сказала девушка, потянувшись к его лбу. - Они...

Из рук Яфета выпало Сердце Снов. Он держал его за складками плаща.

Сфера упала лишь на несколько дюймов, потому что Яфет сидел на земле, но звук, с которым она ударилась о пол, был похож на захлопнувшуюся крышку саркофага.

Ануша не сдержала тревожного возгласа. Сердце один раз прыгнуло, потом подкатилось к центру ниши и замерло неподвижно, как кусок металла на магните.

- Мне снилось, что звёзды произносят моё имя... - сказал Яфет далёким-далёким голосом.

Взгляд мужчины опустился к Сердцу Снов. Его лицо недоумённо исказилось. Он протянул руку и завернул сферу в свой плащ. Встряхнув рукой, он заставил сферу исчезнуть в недрах волшебного плаща.

- Что ты с ним делал? Где ты его хранил? - наконец, выговорила Ануша. От простого взгляда на камень ей стало больно. Психические течения, пронзавшие Кссифу, казалось, тянули и цеплялись за её кожу.

Яфет опустил голову на руку и какое-то время массировал лоб. Потом рука опустилась, и он сказал:

- Я нашёл способ вернуть свою силу, Ануша. Способ, который не полагается на Владыку. Мои заклинания... некоторые старые и множество новых... снова мне подвластны.

Он улыбнулся.

- Что это у тебя был за камень? - спросила Йева. - Он имеет какое-то отношение к твоей вернувшейся силе?

- Да, я использовал его, как ключ, чтобы отыскать её.

- Тогда ты запятнан порчей, человек, - сказала Йева. - Даже без тела я чувствую вонь порчи на шаре, который ты спрятал в своём плаще. Не знаю, как аболеты до сих пор не превратили тебя в одного из своих склизкотелых прислужников.

Яфет казался неуверенным, но покачал головой.

- В конце концов мне придётся за это расплачиваться, верно. Когда я хотел заключить новый договор...

Мужчина сощурился. Он покачал головой, будто чтобы прогнать неприятные воспоминания, и сказал:

- Но это лишь одно возможное будущее. Прямо сейчас важно то, что я вернул себе заклинания и ритуалы. Мне хватит сил, чтобы освободить разум Ануши от Древнейшего. И, может быть, хватит их на то, чтобы привязать твой разум к телу, которое сможет удерживать его без постоянной подпитки от Ануши.

- Когда? - спросила Йева с отчётливо слышимой в голосе надеждой.

- Как только мы освободим сновидческое тело Ануши и сбежим отсюда.

Ануша не знала, как реагировать. Она пригляделась к взбодрившемуся колдуну. Восстановление его сил казалось слишком хорошим, чтобы быть правдой — как будто она замечталась и просто пока что этого не осознала.

Конечно, нельзя было назвать слишком хорошим то, что она обнаружила Яфета, обнимающего во сне один из глаз Древнейшего, как плюшевую игрушку. Именно этот артефакт и засосал её разум в Кссифу! Она наблюдала за Яфетом, пытаясь найти в нём какие-то перемены после контакта со сферой. Неужели он действительно заключил с Сердцем колдовской договор?

Яфет встал и расправил плащ. Болезненная дрожь, захватившая его руки, пропала без следа. Его плечи были всё такими же прямыми и властными, какими казались Ануше, когда она незаметно следила за Яфетом на улицах Нового Саршела. А его взгляд был ясным и без единого следа чудовищной пыли, которой он так долго злоупотреблял.

- Ты заключил новый договор, - сказала она. - С Древнейшим?

Психические течения усилились вокруг неё.

- Нет, - ответил он решительным тоном. - Я дал клятву существам за пределами мира чудоивщ и смертных — и аболетов, что пережили своё время подобно Древнейшему. Я заключил договор с бессмертными звёздами.

Он поднял голову, и Ануша проследила за его взглядом. Над ними не было ничего кроме сырой каменной поверхности. Яфет продолжал смотреть в потолок, как будто видел сквозь скалы и землю между ним и пустым фаэрунским небом.

- Я не понимаю, - сказала Ануша. - Как звёзды могут дать тебе силу? И... как простые огоньки могут помочь тебе сдерживать зависимость от пыльцы путешественников?

- А ещё, - вмешалась Йева, - если ты заявляешь, что теперь твои заклинания происходят от небесных тел, почему мы нашли тебя в обнимку с окаменевшим оком Древнейшего? Ты хочешь сказать, что здесь нет никакой связи?

- Честно говоря, меня тоже это беспокоит, - согласилась Ануша. - Мне жаль, что я вот так давлю на тебя, но какую именно роль Сердце Снов сыграло в твоём восстановлении?

Девушка проигнорировала нахлынувшу. невидимую волну, пожелав остаться на месте, и сосредоточилась на словах колдуна.

Яфет поднял руки с примирительной улыбкой на лице.

- Не нужно извиняться, твоё беспокойство оправдано. Меня бы тревожили те же вопросы. Сложно объяснить это тем, кто не разбирается в таинствах магии, но мне в первую очередь нужен был усилитель. Некий волшебный источник энергии, которым я могу воспользоваться, чтобы разблокировать заклинания, которыми я когда-то пользовался благодаря Нейфиону. Но, отвечая на вопрос Йевы: да. Между мной и хозяином Кссифу образовалась крохотная связующая нить.

Ануша отступила на шаг. Казалось, течение бурлит и пузырится вокруг. Было странно, что другие его не ощущают.

- Яфет, - сказала она. - Я...

- Послушай! - воскликнул он. - Я не потерял свою независимость! Я остаюсь сам по себе. Да, Древнейший послужил посредником для моего нового договора, но это и всё. Он даже не знает, что я существую. Более того... эта маленькая связь позволяет мне найти твой фокус внутри разума Древнейшего.

Он умоляюще посмотрел на Анушу.

- Найти его и освободить тебя. Может быть, и Йеву тоже.

Анушу заполнило столько противоречивых импульсов, что она не могла понять, как себя чувствует. И от течения, пытавшегося утянуть её прочь, думать становилось ещё сложнее!

Её ужасало, что Яфет связал себя с тем самым существом, что пыталось сожрать её душу. Но видеть, как он стоит здесь, с чистым взглядом и в полной власти над своим телом — и, очевидно, снова обладает могучей магией... девушка не могла отрицать, что это зажгло в ней крохотный огонёк надежды.

- Ануша? - спросил колдун и протянул к ней руку. - Отведи меня к Древнейшему, и я удалю твой фокус из его разума. Но мы должны спешить. С каждым часом к нему возвращается всё больше и больше мыслей. Скоро спящее чудовище пробудится, и тогда будет слишком поздно.

-Меня снова схватило течение! - испуганно воскликнула Ануша.

Йева прыгнула к ней и ухватила девушку за руку. Но собственное тело пятнистой женщины стало превращаться в пар, готовое раствориться на бесформенные пятна.

Яфет широко раскрыл глаза. Он прыгнул, но его руки прошли через Анушу насквозь. Девушка чувствовала, как её уносит — точно так же, как на балконе.

- Ни за что! - сказал колдун и прошептал несколько формул, каждая из которых вызывала вспышку синего света. Огоньки закружились в мерцающую цепочку, которая оплела Йеву и Анушу.

Сокрушительный рёв течения мгновенно притих. Ануша представила, что снова чувствует под ногами твёрдый пол тоннеля. Кожа и одежда Йевы прекратили растворяться.

- Это... - сказал Яфет. - Было близко.

Эфемерные сияющие путы угасли, но течение оставалось терпимым. Однако оно никуда не исчезло.

Ануша вздрогнула и сделала глубокий вдох. Колдун не мог продемонстрировать яснее, что сохранил свой разум. Если бы не его новый договор, она бы погибла.

И больше всего Ануша хотела ему верить. В конце концов, именно это определило её выбор.

Она приняла его руку, представив себя достаточно плотной для прикосновения.

- Я не смогу долго тебя удерживать, - сказал он.

- Тогда пойдём, - ответила Ануша. - Мы с Йевой нашли выход из ясель.




#97230 Глава девятнадцатая

Написано Redrick 24 Февраль 2021 - 11:40

Глава девятнадцатая

Год Тайны (1396 ЛД), Зелёная Сирена в море Павших Звёзд

 

Рейдон направлял корабль вниз, рассекая скалистый фундамент Фаэруна. Он сосредоточился на сиюминутной необходимости, обнаружив, что чем глубже «Зелёная Сирена» спускается, тем сложнее становится эта задача. Нить, соединявшая его символ и город Кссифу, оставалась непрерывной, но «местность», через которую они путешествовали, становилась всё более коварной.

Несколько раз на пути корабля попадались заполненные воздухом полости. В первый раз «Зелёная Сирена» дёрнулась и рухнула на высоту нескольких человек, прежде чем Рейдон осознал опасность. Он натянул мысленные поводья на искрохвостах.

Вместо того, чтобы разбиться о пол неожиданной пещеры, корабль опустился нежно, как лепесток. После самой первой он справился с ещё несколькими подобными полостями. Но пересекая среду нового типа, корабль всякий раз реагировал непредсказуемо.

Он вздрогнул, когда обнаружил рядом с собой Серену и Фостера, пытавшихся привлечь его внимание.

- Да? - спросил Рейдон.

- Фостер страдает от дурного наслдния, - сказала Серена. - Сколько ещё времени до прибытия к нашему месту назначения? Кажется, я могу... сдержать его родовую болезнь, если у нас будет лишний час.

Монах потряс головой, чувствуя себя отупевшим. Он понятия не имел, о чём толкует волшебница.

- Что ты... - начал он.

Узел более твёрдого минерала встряхнул весь корабль от носа до кормы. «Зелёная Сирена» готова была перевернуться, но быстрые поправки Рейдона снова выпрямили палубу.

Капитан схватился за главную мачту, а Серена упала.

- Что это было? - спросил Фостер.

- Симптом вашего вмешательства, - сказал Рейдон.

Серена поднялась.

- Не знай я тебя лучше, - сказала она, - то решила бы, что это злорадство. Так у нас есть час?

- Вероятно, - ответил Рейдон. - А теперь оставьте меня. Уверен, вы и сами можете с этим справиться.

Фостер ухмыльнулся и снял шляпу. Серена открыла рот, чтобы возразить, но потом сказала:

- Хорошо.

Рейдон закрыл глаза и немедленно прогнал их из своего сознания.

Они уже потратили большую часть дня на спуск. Его постоянные поправки движения искрохвостов возымели эффект. Несколько крохотных рыб, призванных из Хаоса, выпали из косяка и теперь бились на палубе. Серена сказала, что созданная рыбами защитная аура продержится десять дней, прежде чем рассеяться. Судя по своему опыту, Рейдон был уверен, что на самом деле у них есть только около половины этого срока.

Он с благодарностью почувствовал, что аберрантная порча, которую он выслеживал, уже близко. Может быть, в нескольких часах пути.

 

***

Звук стонущего Ангула вернул Рейдона в настоящее. Он потерялся в гипнотизирующем спуске. Символ горел от близости цели. До Кссифу было уже рукой подать!

- Капитан Фостер! Серена! - позвал он.

Волшебница сидела на груде мотков каната, сваленных на палубе у перил. Она закрыла тонкую книжку, затем встала и сунула книжицу в сумку.

- Мы прибыли? - спросила она.

- Почти, - ответил Рейдон. - Где капитан?

- Фостер закрылся у себя в каюте с корабельным лекарем. Ему потребовалось наложить пару швов после нашего сеанса .

Серена повернулась к ближайшему матросу и сказала:

- Иди к капитану и передай, что он нам нужен.

Рейдон замедлил их спуск до минимума, пока они ждали.

- Вашего сеанса? - спросил он.

- Это неважно, Рейдон, - вздохнула волшебница. - Я справилась, как ты и просил.

Монах кивнул, вспомнив этот односторонний разговор. Что-то о том, что капитану требовалось избавиться от родового заболевания?

Когда капитан снова показался на палубе, кутаясь в свою куртку. Левый рука его льняной рубахи был задран, освобождая место для бинтов, которыми было перемотано запястье. На бинтах виднелась кровь. В руке Фостер держал кожаный шнурок.

- Лучше? - спросила Серена?

Капитан нахмурился и сказал:

- Полагаю, что да, но не благодаря тебе. Я не знал, что ты возьмёшь образец!

- Не забывай носить амулет, - ответила Серена. - Он будет сдерживать твои перемены. Наверное.

Фостер просто покачал головой.

- Приготовьтесь и приготовьте корабль, - вмешался Рейдон. - До города аболетов остались считанные секунды.

Фостер кивнул. Он надел амулет на шею. Рейдон заметил веер из чешуи на конце шнурка. Не было времени, чтобы задаваться возникшими в голове вопросами.

Капитан повернулся, чтобы обратиться к команде.

- Слушайте сюда! Приведите эту посудину в порядок! Готовьтесь к тарану и абордажу! Наверное, мы найдём какой-то богами проклятый чужой храм, но клянусь чёрным сердцем Шар, чудовища кровоточат также, как люди и эльфы!

«Зелёная Сирена» пронзила потолок огромной пещеры, наполовину затопленной маслянистым морем. Пещеру рассекал обелиск шириной больше нескольких городских кварталов и в десятки раз выше этого. Его основание тонуло в грязной жидкости, а верхний конец погружался в потолок. На его поверхности подобно голодным ртам зияли выступы, балконы, инскрипции, руны и другие черты.

- Невозможно! - воскликнула Серена. Её лицо исказилось от зарождавшегося ужаса. Волшебница встала рядом с монахом, внутри ритуального круга. Рейдон испытал облегчение от того, что она не попыталась, сознательно или нет, вырвать у него контроль над искрохвостами.

Полуэльф сосредоточился, замедляя спуск корабля. Там, где обелиск погружался в потолок, монах разглядел галерею. Проём казался достаточно широким, чтобы вместить корабль целиком.

Но «Зелёная Сирена» была тяжёлой, и он узнал, что искрохвосты хуже приспособлены для путешествия по воздуху. Палубу кренило налево, потом направо, пока Рейдон пытался изменить нацеленную вниз траекторию.

- Что ты делаешь? - спросил Фостер слева. - Пытаешься стряхнуть меня с собственного корабля?

Рейдон покосился на него. Пират обеими руками вцепился в перила. Его широкая шляпа слетела с головы и начала падать. Капитан отпустил одну из рук и схватил шляпу, прежде чем она успела улететь далеко.

Затем глаза Фостера округлились от удивления, когда он вгляделся в бездну.

- В чём дело?

- Этот проклятый кракен! - сказал Фостер. - Он там, внизу — в воде!

- Гефсимет? - спросила Серена. - Но как?

- Будь прокляты все твои заклинания, откуда мне знать? Я же не волшебник! Я...

Капитан охнул. Он с силой натянул шляпу на голову, затем вырвал меч из ножен.

- Он поднимается, чтобы с нами поцеловаться! - взревел Фостер. - Наши крохотные искрохвосты — не единственные твари, научившиеся плавать в воздухе!

В ножнах на спине монаха испустил яростный вопль Ангул. Несколько матросов огляделись в поисках источника атонального шума.

Даже не касаясь меча, Рейдон чувствовал, что оружие толкает его на бой с кракеном. Но если он отпустит искрохвостов, корабль может рухнуть.

- Серена, прими управление, - сказал он. Бледная кожа волшебницы приобрела зеленоватый оттенок от новостей о присутствии Гефсимета. Но она кивнула и шагнула ближе.

Монах отпустил контроль над ритуалом, когда Серена перехватила его. Корабль рвануло вниз и направо, затем он застыл, медленно поворачиваясь на месте.

- Взяла? - спросил Рейдон.

Серена кивнула.

- Двигайся к галерее, - сказал он, указывая на высокую полость, которую заметил ранее. - Я разберусь с Гефсиметом.

Рейдон одним движением прыгнул из круга к перилам. Одной ногой он зацепился за них.

Он выхватил Ангул из ножен. Меч взвыл и немедленно покрылся пламенем. Кровь Рейдона забилась уверенным пульсом.

Он наклонился и увидел, как снизу приближается чудовище. Это создание было предназначено для морских бездн, но Гефсимет поднимался сквозь влажный воздух, как будто был рождён для него. Щупальца извивались и тянулись вверх, увлекая за собой усыпанную шрамами тушу. Глаза, как две огненных ямы, пылали от безумной ненависти. Рейдон увидел обрубок щупальца, которое отсёк в прошлом бою с чудовищем, когда оно сжимало Сердце Снов.

На месте щупальца что-то выросло. Это была неровная, пятнистая сфера, усыпанная дюжиной крохотных, тупо моргающих глаз. Даже сквозь непоколебимую уверенность, пробуждённую Ангулом в Рейдоне, похожий на опухоль отросток вызвал у него привкус рвоты во рту. Ангул, который видел то, что видел Рейдон, закричал от ярости в ответ на это оскорбление естественного порядка мира. Пламя клинка взметнулось выше, символ на груди Рейдона тоже загорелся. Оттенок этого пламени менялся от светлого лазурного оттенка Знака до тёмного синего огня волшебного шрама.

Это зрелище не остановило приближавшееся чудовище. Через несколько мгновений щупальцы кракена уже могли обхватить Зелёную Сирену.

Благодаря времени, которое провёл в центре ритуального круга, Рейдон знал, что искрохвосты не смогут удержать в воздухе корабль и кракена таких размеров.

- Знание бесполезно, если за ним не следуют действия, - прошептал Рейдон одну из поговорок храма Сянь.

Он схватился за конец каната, на котором раньше сидела Серена. Другой конец верёвки был привязан к перилам. Хорошо. Он спрыгнул с корабля. Полоса синего огня отметила его путь вниз.

Полуэльф и кракен встретились под «Зелёной Сиреной». Ангул ударил в какую-то невидимую преграду, окружавшую Гефсимета, вызвав грохот грома. Защита существа раскололась, отражая натиск Рейдона. Вместо того, чтобы пронзить Лазурным Клинком основание извивающихся щупалец, монах отлетел в сторону.

Отросток шириной с дом хлестнул его по спине. На мгновение боль охватила монаха, прежде чем Ангул избавился от неё. Но в мгновенной дезориентации он выпустил канат из рук.

Он и конец каната продолжали падать мимо туши кракена. Рейдон отчаянно забрыкался, пытаясь ухватить свободный конец верёвки до того, как она размотается целиком. Канат хлопнул его по ладони. И как раз вовремя...

Верёвка закончилась. Рейдона рвануло, раздирая руку. Белый огонь расцвел в плече, запястье и пальцах, заставляя его закричать. Но Рейдон не отпустил канат. Ангул не мог позволить ему такую роскошь.

Монах повис на конце верёвки, как кошачья игрушка, вывешенная на забаву кракену.

- Примани чудовище. Я оборву его противоестественную жизнь, - прошептал в голове Ангул.

Гефисмет парил в сыром воздухе, на полпути между повисшем внизу Рейдоном и покрытом ракушками килем «Зелёной Сирены» наверху. Крохотные головы нескольких матросов показались над перилами. Их глаза были широко раскрыты от страха.

- Примани его к нам вниз, - поторопил Ангул.

Рейдон подчинился. Он сосредоточился на своём волшебном шраме. Символ его ордена запульсировал. Полосы лазурного света устремились к туше кракена. Там, где свет касался Гефсимета, его кожа горела и дымилась.

Существо описало в воздухе пируэт, и движение казалось омерзительным из-за невероятной для такой огромной туши плавности.

Оно целиком сосредоточилось на Рейдоне.

Ангул влил в монаха дополнительную энергию. Мускулы полуэльфа набухли от новой силы, начинавшейся в руке и быстро расходившейся по остальному телу.

Когда энергия достигла груди, Символ ответил ещё одной вспышкой, которая снова обожгла громаду чудовища.

Гефсимет взревел. Его щупальца бешено захлестали вокруг, как пойманные в торнадо ветви, когда он обрушился на Рейдона.

Глаза монаха не отрывались от щупальца с гротескной моргающей опухолью. Его схватили и сжали, но он не обратил внимания на звук костей, ломающихся в груди и ногах. Он призвал свой Символ и меч, и ринулся вперёд, пробиваясь через бьющие, сжимавшиеся щупальца. Взмах Лазурного Клинка — и неровный нарост был отсечён. Ударил гейзер зеленовато-фиолетового ихора, и все глаза на опухоли одновременно завертелись в глазницах, пытаясь уставиться на Рейдона.

В этих глазах обитало какое-то зловредное воздействие... но гравитация слишком быстро потянула отрубленный нарост вниз.

Щупальца Гефсимета содрогнулись и отпустили Рейдона. Монах повис на канате.

Пасть чудовища широко отворилась. Она была жутким подобием человеческого рта, только намного крупнее. Оттуда раздался звук, похожий на детский плач, от которого по голове Рейдона пробежали мурашки.

Силы Ангула начали сращивать повреждённые кости и сухожилия монаха. Гефсимет пожал своими чудовищными щупальцами. Кракен прохрипел три магических слога. Очертания чудовища стали размытыми и неверными, а затем оно исчезло. С последним оглушительным хлопком в освободившееся пространство устремился воздух.

Рейдон в одиночестве повис под корпусом «Зелёной Сирены».

Монах и меч издали одновременный вопль ярости. Гефсимет сбежал.

- Ты снова был недостаточно быстр, - упрекнул Ангул. - Я бы помешал кракену ускользнуть, если бы дотронулся до него.

Вместо того, чтобы спорить, монах сосредоточился на своём Символе. И меч, и Символ были инструментами, созданными древним орденом Хранителей. Но если Символ был чист, то Ангул нёс порчу. Монах тщательно отделил страсти и желания меча от собственных при помощи силы Символа.

Наконец, последним волевым усилием он вложил Ангул в ножны. Тот горел и вибрировал, но остался беспомощным.

Рейдон обернул руку и верхнюю половину туловища канатом, чтобы не приходилось поддерживать вес только одной или даже двумя руками.

Он отдыхал, легонько покачиваясь в пустом пространстве. Сейчас он был рад тому, что остался в одиночестве в тёмном воздухе и мог изучать огромный фасад Кссифу. По поверхности древнего сооружения медленно ползли руны и барельефы.

Многочисленные полости пустовали, хотя некоторые сверкали слабым намёком на фиолетовый свет.

Не считая ползущих надписей, он не замечал движения и не слышал звуков. Полуэльф был благодарен тому, что город — по крайней мере снаружи, — казался спящим.

Но он знал, что внешность бывает обманчива. Его Символ, рождённый от древней Печати, зудел от постоянной отдачи.

Внутри Кссифу двигались аберрации.

Верёвка дёрнулась. Он поднял взгляд. Рядом с его канатом над перилами торчало ещё больше голов. Он услышал, как Фостер что-то кричит, а потом множество рук взялись за канат.

Когда Рейдон вернулся на палубу, капитан хлопнул его по плечу.

- Ты сумасшедший. Но ты спас мой корабль.

- Да. Но Гефсимет снова сбежал.

- Хо! Зато ты вселил в него страх! Он больше не запугает нас своими размерами и силой. Гарантирую тебе, мы видели его в последний раз.

Фостером овладело неестественное веселье. Его улыбка казалась Рейдону слишком широкой. Лоб капитана блестел от пота.

- Тебя лихорадит? - спросил Рейдон.

- А кого из нас нет? - отозвался капитан. Он повернулся к своей команде.

Монах нахмурился от беспокойства, но другие заботы сейчас были важнее.

- Серена, как дела с навигацией?

Волшебница остановился вращение «Зелёной Сирены» в какой-то момент краткой схватки с Гефсиметом. Рейдон увидел пустое выражение сосредоточенности на её лице — зеркало его собственного, когда он направлял спуск корабля сквозь землю.

Через несколько мгновений Серена ответила:

- Мы движемся. Мне потребовалось какое-то время, чтобы разобраться, как заставить искрохвостов набрать высоту — они предпочитают спуск. Но теперь всё в порядке.

Рейдон понял, что корабль действительно поднимается, хотя медленно. Более того, галерея, на которую он указал Серене, стала заметно ближе.

- Ты хорошо справляешься, - сказал он.

Он прошёл на нос корабля. Чудовищное лицо города нависло над судом. Взгляд не выдерживал корчащихся надписей, и монах обнаружил, что постоянно отводит глаза в сторону. Он не мог различить, действительно ли фигуры двигаются, или их изогнутые очертания просто создают иллюзию движения.

Наконец, они достигли галереи.

Массивная полость поглотила корабль. Выступ вдоль внутренней стороны вёл к нескольким вторичным тоннелям — некоторые из них были такими маленькими, что человеку было бы трудно в них пролезть, а один таким большим, что туда почти мог вместиться корабль. Свет искрохвостов бросал золотые и красные блики на тёмный камень. Их окутал запах, похожий на вонь гнилой рыбы. Запах смешивался с другими ароматами, которые Рейдон не мог опознать.

- Пришвартоваться! - крикнул Фостер. Несколько матросов похватали мотки каната, но нервно уставились на тёмную каменную платформу, которая должна была стать их пирсом. Никто не пошевелился.

- Искрохвосты будут поддерживать «Сирену» этом положении, даже когда я покину ритуальный круг, - сказала Серена.

- Не сомневаюсь, - отозвался капитан тоном, намекающим на прямо противоположное. - Но бьюсь об заклад, что швартовы нам тоже не повредят, правда?

Серена пожала плечами.

Рейдон перескочил с корабля на платформу. Воздух был влажным, пронизанным крохотными пятнами света. Он прошёл по выступу из конца в конец, огибая торчащие из пола каменные колонны. Когда стало ясно, что из тоннелей не посыпятся чудовища, чтобы наброситься на монаха, команда последовала его примеру. Они привязали «Зелёную Серену» к нескольким колоннам покрупнее.

- Что теперь? - почти с нетерпением спросил капитан.

- Войдём в город и найдём его сердце, - сказал Рейдон. - Нам нужно отыскать существо, из которого вырезали Сердце Снов. Если будет на то воля судьбы, мы найдём его раньше, чем его отродья смогут его пробудить. Где-то внутри этого огромного сооружения аболеты поют свою песню, чтобы разбудить своего отца. Мы должны найти это помещение и убить детей, прежде чем родитель раскроет остальные свои глаза. Если судьба на нашей стороне, мы можем даже надеяться, что Ангул сразит Древнейшего, пока тот будет беззащитен во сне.

Все просто таращились на монаха. Наконец капитан спросил:

- Как думаешь, какие шансы на то, что мы встретим здесь колдуна и он попытается нам помешать?

Рейдон моргнул.

- Зачем ему это делать?

- Он связан с этим местом не меньше твоего — он владеет Сердцем Снов, - сказал Фостер.

- Его присутствие кажется маловероятным. Ты на своём опыте узнал, как сложно было найти и достичь Кссифу — а меня направлял Символ Лазури. Да, у него есть Сердце Снов, хотя от артефакта не будет никакого толку, если бы прикончим Древнейшего, прежде чем все его глаза раскроются.

- Думаю, что ты ошибаешься, Рейдон, - сказал капитан.

- К чему ты клонишь, Фостер?

Капитан хлопнул монаха по плечу.

- Я предпочитаю быть готовым ко всему. Подумай сам — зачем колдуну вообще было сбегать с Сердцем? Из-за девушки. Если бы Яфет освободил её из камня, она бы уже проснулась. Но не проснулась. И я думаю, что это означает...

- Что её разум не внутри Сердца, - закончила Серена потрясённым голосом. - Иначе человек с волшебными познаниями Яфета сумел бы её освободить.

- Именно, - сказал Фостер. - Я думаю, что её разум засосало сюда!

Рейдон пожал плечами.

- Возможно. Наши планы от этого не меняются.

- Но, может быть, нам запаковать девушку так, чтобы её легко было взять с собой?

- Анушу? Конечно же нет. В лучшем случае бесчувственное тело станет в городе помехой — и обузой в бою. Пускай твой пёс стережёт девушку в её каюте.

Фостер потёр подбородок.

- Ладно, думаю, этого хватит.

- Ты боишься встречи с Яфетом? - спросила его Серена.

- Нет, - сказал Фостер. - По крайней мере, не после твоего ритуала.

Он положил ладонь на свой амулет.

- Но всё равно, нечасто приходится спускаться в первобытный артефакт, полный полуокаменевших чудовищ, которые старше самих богов.