Перейти к содержимому


Свернуть чат Башня Эльминстера Открыть чат во всплывающем окне

Трёп, флейм и флуд. Все дела.
@  Mogrim : (22 Июнь 2017 - 04:44 ) Тварюги, уже и до гугла лапки протянули!-_-
@  Mogrim : (21 Июнь 2017 - 08:18 ) А я слышал, что где-то тут "Нечестивец" летал, это ведь правда?:В
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 08:33 ) Есть небольшой шанс, что я добью-таки сегодня главу от Оплота. С утра он был почти 100%. Но потом мне прострелили колено...
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 03:22 ) ммм, 3 года на "Долине")
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 09:39 ) Чтоб я ещё помнил, где там админка.
@  Alishanda : (19 Июнь 2017 - 09:16 ) Если ты мне дашь пароль от админки сайта, я могу поклацать после обеда.
@  Faer : (19 Июнь 2017 - 08:48 ) @Redrick, с ходу как єто сделать не соображу, и боюсь что-то наклацать впопыхах (мои таланты ты же знаешь)). Так что извиняй
@  Mogrim : (19 Июнь 2017 - 06:55 ) и такое возможно? Во делаа
@  Redrick : (19 Июнь 2017 - 05:37 ) Ребят, отключите кто-нибудь на сайте возможность комментирования незарегистрированным пользователям. Идёт волна спама.
@  Valter : (16 Июнь 2017 - 01:07 ) Alishanda, так я другое читал
@  Alishanda : (15 Июнь 2017 - 07:28 ) Я бы ее уже три раза прочиталаб. Еслиб читала.
@  Zelgedis : (15 Июнь 2017 - 11:56 ) @Alishanda что касаемо числа символов, то есть такое.) я как главу прочитывал, то сразу смотрел сколько страниц следующая. =)
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:15 ) Прочитал тут недавно Сумеречную войну Кемпа всю. Что сказать, хорошая история про Кейла у него получилась. Скоро вот сяду за Богорожденного.
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Faer, понял, спасибо! Очень жду! )
@  Valter : (14 Июнь 2017 - 11:13 ) Да конечно лучше водные врата, просто я именно привел, как у вас на сайте написано))
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:39 ) Да, если что я сижу с Оплотом. Просто главы 50 000 символов. Много.
@  Alishanda : (14 Июнь 2017 - 10:38 ) Да. Плиз. Проклятье на этом форуме принадлежит Вызову.
@  Faer : (14 Июнь 2017 - 08:47 ) @Zelgedis, про проклятье это ты загнул, а в черновик я подглядываю))
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 02:00 ) @nikola26 Да я в курсе, но спасибо.)
@  nikola26 : (14 Июнь 2017 - 01:54 ) @Zelgedis так там только 6 последних глав требуют вычитки. Остальные отредактированы вроде. Это про "Водные Врата".
@  Zelgedis : (14 Июнь 2017 - 01:33 ) @Mogrim Терпи! =)@Valter Всё-таки "Водные Врата" больше подходит по смыслу =). @Faer а вообще жаль черновой вариант.) Прям проклятая книга =)
@  Faer : (13 Июнь 2017 - 07:07 ) @jacksparrow375, то, что гуляет по сети - по факту черновик. Его еще сверять и вылизывать.
@  jacksparrow375 : (13 Июнь 2017 - 08:57 ) А разве Водоспуск не закончен? сколько там всего глав?
@  Mogrim : (12 Июнь 2017 - 10:00 ) *Что-то там бурчит про "Нечестивца"*
@  Faer : (12 Июнь 2017 - 09:48 ) Будет, как только с Вызовом закончу
@  Valter : (12 Июнь 2017 - 09:11 ) Привет! Перевода Водоспуск (The Floodgate) не будет на сайте?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:48 ) Благодарю <3
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:44 ) А на английском тебе вот это может зайти: http://imaginaria.ru...fth-season.html
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:38 ) "Меекхан" Вегнера можешь попробовать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:37 ) Я пока думаю. Всяко надо что-то в поезд прихватить. А то я завтра в часдня приезжаю. За это время можно взвыть от скуки. Может сейчас Этерны вторую часть в электронке поищу
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 08:25 ) Не читай. Пустая трата времени.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 08:20 ) Придется читать этот Меч Истины или как его там. Про невнятного чувака и светлую жрицу. А то в питер ночью еду и делать нечего будет
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:44 ) От хоста который под ддос попадает через раз, а виноват сайт про ельфов, другого и не ждала. Огорчают
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:22 ) Ага. Вот почему у меня тогда даты не сошлись. Очень плохо, что они так коварно прячут эту информацию. Надо бить по рукам.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:18 ) И 18 апреля продлен был второй наш домен. Жесть конечно у них, а не биллинг. Нужно пройти квест чтобы найти данные. У нас на хосте все списания в одном месте лежат
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 02:09 ) Короче деньги были сняты за продление домена последний раз. Эти самые чудесно исчезнувшие 400 ре.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 02:02 ) Фаэр, а никак не перевожу. Мне не попадалось, кажется.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 01:34 ) Судя по запрошенному отчету с нас списали 1 июня не 9 а 422 рубля. Спросила, чо за нахер
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) И да, с деньгами на счету происходит что-то странное.
@  Redrick : (09 Июнь 2017 - 01:23 ) Вообще мы должны жрать по 295 где-то рублей в месяц.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:54 ) Нажеюсь, сейчас узнаем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:46 ) Так вот и я думаю, что 500рэ на 10 дней слишком жирно. Или нам места выделено терабайт? )
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:25 ) Я бы прям наверное даже могла предложить на свою железку переехать, она стоит почти голая, но эт надо нагрузки обмозговать. Мускуль любит очень много кушать.
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:20 ) Я запросила историю списаний в техподдержке. Не нашла, где посмотреть. Стоит явно не те 350 рублей которые были списаны за 9 дней. Судя по договору мы 10 рублей в день примерно жрем
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 12:06 ) А сколько стоит хостинг в месяц?
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 11:00 ) Вот так. Сама удивилась. Надо посмотреть историю списаний. Если таковая тут есть.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 10:58 ) Рэд, ты как переводишь arcanist?
@  nikola26 : (09 Июнь 2017 - 10:07 ) Как закончился? Я 30 мая только закидывал.
@  Faer : (09 Июнь 2017 - 06:49 ) Спасибо!
@  Mogrim : (09 Июнь 2017 - 01:04 ) *Хлоп-хлоп*
@  Alishanda : (09 Июнь 2017 - 12:36 ) А тем временем у нас опять закончился хостинг. Но я прилетел и все спас. *типа почесала свое раздутое ЧСВ* =)
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:04 ) Последнее время даже мать с подругами и 'установи скайп тыжпрограммист" усылаю. Если чел считает невозможным сам научиться нажимать 2 кнопки но считает возможным тратить половину моего дня - пускай платит либо деньгими, либо... логайнами, лол. Сложная ситуация с работой сразу убивает всю доброту.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 04:00 ) Про меня тоже скоро узнают. У меня есть два человека, которые могут попросить у меня все что угодно бесплатно. Потому что они рисуют мне логайнов. На этом благодетельность заканчивается.
@  Zelgedis : (08 Июнь 2017 - 01:27 ) @Alishanda Она только в начале так пишет, главе 4-5 становится меньше подобных деталей, а с середины книги читать становится одно удовольствие.
@  Redrick : (08 Июнь 2017 - 01:07 ) Ко мне никто не бегает. Все знают, что я корыстная скотина и первым вопросом будет "Сколько платишь?"
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:42 ) У меня последнее время образовался какой-то пулл народу, который бегает ко мне с "тыжпереводчик". Даже с "тыжпрограммистом" было меньше. Причем потом очень удивляется, что я не, не буду по-дружески переводить вот эту статью на 20 листов.
@  Alishanda : (08 Июнь 2017 - 09:24 ) Ох. Даже не сомневаюсь что Гринвуд страшнее. )) Кстати вот с Каннингем первый раз пришлось заюзать "я переводика". Хорошо баба пишет.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 09:04 ) Гринвуд, в целом, страшнее. Но у меня так практически любой перевод идёт.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 08:58 ) У меня недавно так же перевод Деннинга шел, кстати.
@  Mogrim : (07 Июнь 2017 - 08:43 ) >Я переводчик и в рот я ебал выверты автора.
Теперь я понимаю, Рэд, как идет перевод Эльминстера:D
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 06:27 ) Да, именно так это называется. Я привела цензурную версию. Я же девочка.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) Простите за мой французский.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 05:59 ) На самом деле это называется "Я переводчик и в рот я ебал выверты автора".
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 03:54 ) Пятивесной короче и будут. По аналогии с пятицентовой. Я переводчик, я так вижу.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:13 ) То есь тип в пять раз тяжелее некоторого эталона. Сложно. Пятивесная монета. Лл
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 02:12 ) Логична. Я так поняла что они... эээ... пятерного весового номинала, если это так можно выразить. Только вот как бы это все теперь он рашан
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:25 ) Ну, для монет из драгметаллов привязка к весу как раз-таки логична.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:20 ) Пятифунтовые они и пишутся как пятифунтовые. А тут какая-то непонятная привязка к весу. )
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:19 ) Уже есть желание сходить к англоговорящему приятелю, может он мне что-то про это расскажет.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 01:18 ) Это я все поняла. И изначально думала что так как то и есть. Но вот как раз файф вейт и смутило.
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:09 ) здраствуйте
@  EL_Darado : (07 Июнь 2017 - 01:08 ) это видимо номинал(как пяти-фунтовые монеты в Англии например)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 01:01 ) Хотя five-weight меня смущает.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:56 ) То сумму выплачивают в более дорогих платиновых монетах (1 платиновая, скорее всего, =10 золотых), что позволяет уменьшить объём и вес.
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Но поскольку две сотни золотых монет - это очень тяжело (можешь сама посчитать)
@  Redrick : (07 Июнь 2017 - 12:55 ) Всё очень просто. В качестве точки отчёта используется золото.
@  Alishanda : (07 Июнь 2017 - 12:04 ) Быть может тут кто-то поведает мне, как можно на русский перевести сие: Two hundred gold, paid out in five-weight platinum coins. Мои знания по нумизматике кончились где-то по дороге.
@  Alishanda : (05 Июнь 2017 - 01:07 ) Ну вот. Пока писала сообщеньку это ощущение опять свалилось. Две недели адского пламени...
@  Alishanda : (05 Июнь 2017 - 01:01 ) Подруга нарисовала картинку и она так актуальна для событий, происходящих на моей работе номер раз, что плакать хочется. А еще распечатать и показывать вместо тысячи слов, выражающих "и что, во имя света, я должна с этим делать?"
@  Alishanda : (04 Июнь 2017 - 05:30 ) А тем временем мы запостили многострадальную 17 главу многострадального вызова. Целовать Фаэра
@  Zelgedis : (04 Июнь 2017 - 04:30 ) *Дочитал Каннингем. Не доволен лайтовым концом, но доволен чтл добил книгу.
@  Mogrim : (04 Июнь 2017 - 02:23 ) Малаца
@  Alishanda : (04 Июнь 2017 - 12:06 ) *добила предпоследнюю главу Вызова и довольна*
@  Mogrim : (03 Июнь 2017 - 01:51 ) *Лезет на стенку в ожидании "Нечестивца"*
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 01:12 ) Хы. Нашла-таки. Мир не без добрых людей, однако.
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 10:59 ) Об Отблесках Этерны
@  Zelgedis : (31 Май 2017 - 10:50 ) @Alishanda О какой книге речь?
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 10:32 ) Тот момент когда ты готов купить книгу в эьектронном формате, потому что не хочешь читать ее глазами, но срало эксмо на твои желания. :(
@  Mogrim : (31 Май 2017 - 12:43 ) Нетерил - наше все
@  Alishanda : (31 Май 2017 - 12:37 ) Все-таки мне в этом мирке очень эта тема с Нетерилом нравится. Вызывает симпатию даже когда автор - гребанный орчище.
@  Zelgedis : (30 Май 2017 - 04:15 ) @Alishanda Мда...фильм а не сериал... Извращенцы...
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:39 ) Но фильм грядущий точно никакого отношения к книое не имеет, а так как занимается им та же Сони что собралась снимать Очко Мира, Колесо времени, я как-то начинаю опасаться... очень опасаться. Стояла посреди материка самая черная деревня с самыми голубыми домами...
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:37 ) Дочитываю. Ы. 5 часов осталось. Хрен поймешь сколько это в тексте.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:35 ) Тьфу. Не первые.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 02:35 ) Я читаю те версии что вышли в издательстве. Это последние книги. Ре
@  Zelgedis : (30 Май 2017 - 02:05 ) @Alishanda Ты читаешь видимо измененные версии. Он их переписывал после аварии кстати.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 01:15 ) Да полбеды что он надергал. Он это еще в какой-то рандомный хаос сложил. Он писал это после какой-то жуткой аварии автомобильной и его реально переклинило на этом и на дате этой аварии и на участниках этой аварии и три книги последних это просто поэма "как я попал под машину в 1999 году"
@  Redrick : (30 Май 2017 - 01:04 ) Да если б закинулся. Для того, чтобы надёргать всякой хуйни из других книжек, менять состояние сознания не надо.
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 11:44 ) Драуки, троллоки, квиддич и герои Кинга спасающие Кинга. Автор знатно закинулся перед написанием
@  Alishanda : (30 Май 2017 - 11:41 ) Чет дочитываю Темную башню и автора в последних книгах понесло во все стороны

Просмотр профиля: Faer
Offline

Faer


Регистрация: 17 Окт 2010
Активность: Сегодня, 06:48
*****

#95920 Вызов - глава 16

Написано Faer 16 Май 2017 - 14:31

Перевела: Kyara
Редактировал: Faer
Пинок дал: nikola26
 

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

29 Найтала, год Бесструнной Арфы (1371 ЛД)

 

Внутри Жуткий лес был гораздо более тёмным и зловещим, чем казался снаружи. Через десяток шагов чистый снег превратился в пропитанный водой торф, а дубы-альбиносы сменились мрачной чащобой окаменелостей. Деревья стояли угольно-чёрные, с эбеновыми ветвями, неровно обломанными на концах, и искривлёнными стволами, опирающимися друг на друга под самыми неожиданными углами. Красная как кровь земля была полна мусора и гнили; в воздухе висел смрад разложения. Галаэрон не представлял, как они смогут пробраться через такое болото – и ещё меньше, как найдут и установят связь с Карсом. Он посмотрел на Такари и спросил:

- Куда теперь?

- Я никогда не была за пределами Бледного Кольца, - пожала она плечами, - но для беспокойства нет причин. Джингелшод нас найдёт.

- Джингелшод?

Такари подарила ему загадочную улыбку.

- Слуга Вулгрета.

- Его слуга? - воскликнул Малик. Как только фаэримм и бехолдеры погнались за Эльминстером, коротышка появился рядом с их тайным укрытием, нашёптывая им вслед, пока Такари не затолкала его в тень. От испуга он чуть не выпрыгнул из штанов, поэтому до сих пор не простил её за такое унижение.

- Проще найти фанфары и трубить во весь дух, чтобы привлечь внимание Вулгрета.

- Не всякий слуга любит своего господина, - ответила Такари.

- Это, конечно же, так, но отнюдь не значит, что он проникнется любовью к нам.

- Давайте-ка, побеспокоимся о Джингелшоде потом, - сказал Галаэрон, оглядываясь на лес Турланга. - Но здесь мы ждать не можем. Рано или поздно либо Эльминстер, либо фаэримм вернутся – а, может, они оба. Как только Арис будет готов, мы уйдём.

Келда посмотрела на болото и фыркнула, Малик встрепенулся и погладил её шею:

- Ничего страшного, девочка. Арис с радостью понесёт тебя.

Галаэрон не был уверен, что великан сам себя сможет унести, не говоря уже о лошади коротышки. Арис сидел около внутреннего края Бледного Кольца, в бешеном темпе обтёсывая небольшой камень в гранитный цилиндр подходящего размера, чтобы заполнить отверстие, которое в его бедре проделал луч бехолдера. Он сдул пыль, мгновение подержал камень над раной, отколол пару пластин с одной стороны, а затем передал его Вале, которая бережно погрузила камень в плоть.

Сморщившись от боли, великан приложил поверх раны молот и неразборчиво прогудел молитву суровому богу своей расы. Из отверстия с обеих сторон ноги вырвались струи тёмно-красного пара, а Арис прижался спиной к дубу и держал молоток на месте, пока рана не заполнилась плотью под цвет камня. Хотя его стиснутые челюсти выдавали, сколь болезненным было исцеление, он стоически молчал.

Когда клубящийся пар побледнел до розового оттенка, Арис вернул молоток в мешок. Рана всё ещё представляла собой сморщенное месиво, но когда он встал и нагнулся за Келдой, стало понятно, что она уже не сковывала его движения. Кобыла заржала и попятилась к Бледному Кольцу, потащив за собой Малика.

- Тебе не понадобится нести её, - сказал Мелегонт, повернулся к Такари и протянул руку. - Если ты одолжишь мне свой меч.

Мельком взглянув на Галаэрона, Такари нехотя передала оружие. Мелегонт одной плоскостью повернул меч к солнцу и произнёс заклинание, проводя ладонью по обратной стороне лезвия. Под его рукой поверхность делалась чёрной и мутной, в то время как сталь, обращённая к солнцу, сверкала в его лучах серебром. Нахмурившись, Такари потянулась к мечу, но Галаэрон остановил её взмахом руки. Хотя подобного заклинания он никогда не видел, он узнал Созидание в общей форме и сомневался, что это может навредить оружию Такари.

К тому моменту, как Мелегонт закончил, тёмная сторона лезвия была глубокого чёрного цвета, как разлом в полу пещеры, а светлая – сверкала так ярко, что больно было смотреть. Кроящий тени обратил тёмную грань к болоту, и на поверхности воды появилась чёрная полоска. Когда он подобрал нужный угол наклона, полоса увеличилась до ширины в две ступни и растянулась на тридцать шагов.

- Прокладывай тень, где хочешь, - сказал Мелегонт, возвращая меч Такари. - Это поможет держать ноги сухими.

Открыв от удивления рот, эльфийка приняла оружие и осторожно ступила на тень. Когда её нога не провалилась в воду, она двинулась вперёд.

Мелегонт жестом пригласил на чёрную ленту остальных:

- Быстрей. Тропа продержится всего пару минут.

Вала обнажила свой меч и не задумываясь пошла следом, за ней пристроились Малик и Келда, которая согласилась ступить на призрачную тропу только под угрозой быть поднятой снова. Арис сделал два неустойчивых шага, после чего объявил, что это похоже на хождение по канату, и начал пробираться вперёд. За ним двинулся Мелегонт, замыкал процессию Галаэрон.

На деле болото оказалось ещё хуже, чем выглядело: с илистым дном, которое засасывало сапоги Ариса и наполняло окаменевший лес мерным ритмом чавканья. В силу обстоятельств, тропа у Такари получалась кривой и неровной, огибая изгороди переплетённых деревьев, проходя под полуповаленным стволом и порою сужаясь до нескольких дюймов. От влажного и морозного воздуха лица путников онемели, а пальцы закоченели. Через сотню шагов они уже затряслись от холода, но анемичные лучи восходящего солнца были слишком тонкими, чтобы их согреть.

- Завывающая метель теплее, чем это болото! - пожаловался Малик. – Как только вода не превратилась в лёд?

- Ты чувствуешь не холод, это - смерть, - сказал Мелегонт. - Смерть древняя, безумная и могущественная, смерть печальная и стыдливая.

- Тогда что мы здесь делаем? - спросил Малик. - Если этот Вулгрет настолько силён, что высосал тепло из всего болота, у нас нет шансов.

- Не Вулгрет, - ответил Мелегонт, - я говорю о Карсусе. Это его магия создаёт Жуткий лес, и его безумное раскаяние скрючивает всё внутри него.

По крайней мере, Карсус – было имя, которое Галаэрон узнал во время обучения в Академии Магии. Карсус был безрассудным нетерезским волшебником, который попытался украсть у богини магии Плетение, отчего парящие города Нетерила рухнули на землю.

Смея надеяться, что он, наконец, начинал понимать план Мелегонта, Нихмеду спросил:

- Так ты хотел использовать против фаэриммов магию Карсуса?

- В общем-то, да, - Мелегонт поднырнул под ствол дерева и уткнулся лицом в бок лошади Малика, притормозившей, когда коротышка остановился, чтобы подслушать. Маг хлопнул лошадь по крупу, побуждая её двинуться вперёд и, чуть не сбив с тропы Малика, и тихо сказал:

- Сами увидите.

Галаэрон про себя проклял служителя Цирика, затем поймал себя на мысли, что проще было бы убить его и покончить с этим. Такари не слишком понравилась бы такая идея, но Мелегонт в открытую подозревал коротышку и не раз уже показывал, что не будет препятствовать никаким действиям, необходимым для спасения Эверески. Вала согласится с любым решением Мелегонта, так что единственной проблемой был Арис, но если уж на то пошло, магия Галаэрона была достаточно сильной, чтобы... Эти размышления настолько его ошарашили, что он встал как вкопанный. Неужели его тень так легко подкралась к нему? Тёмные мысли казались такими естественными...

Эльф настолько был потрясён, что едва заметил, как Мелегонт исчез за следующим клубком окаменевших деревьев, но не увидел, как тропа ушла у него из-под ног, и он по пояс провалился в ледяную воду.

В пронзительным крике уходило его дыхание, ноги моментально превратились в глыбы онемевшей плоти. Колени свело от холода, бёдра казались плитами льда, а его тело засасывало в болото. Пошатываясь, Нихмеду сделал один шаг и чуть не упал, когда грязь отказалась выпускать его сапог. Что-то большое и мягкое толкнуло его в ногу и остановилось. Он снова закричал и вытащил кинжал, но не смог заставить себя опустить руку в ледяную воду, чтобы выяснить, что это было.

Заслышав другой всплеск, Галаэрон посмотрел вперёд и увидел, что под Мелегонтом исчезла теневая тропа, и он свалился в воду. Маг издал удивлённый рёв, затем раскинул руки и, левитируя, вытащил себя из воды. Дорожка быстро исчезала позади Малика и его лошади, но поскольку Вала и Такари повернулись, чтобы посмотреть на Галаэрона, дальше идти им было некуда.

Галаэрон махнул рукой:

- П-п-п-продолжайте д-д-двигаться!

Когда тропа растворилась под задними копытами Келды, это послужило кобыле достаточным стимулом, и она носом толкнула Малика вперёд. Тот настойчиво пихнул Валу, и они снова двинулись, освобождая на исчезающей теневой дорожке место для нескольких маленьких шажков. Такари начала было прокладывать крюк в сторону Галаэрона, но Арис жестом показал, чтобы они шли дальше.

- Идите, - великан подхватил в воздухе Мелегонта, потом зашлёпал назад к Галаэрону. - Я возьму их.

Мягкий предмет у ноги Нихмеду скользнул вокруг его бедра: ряд крошечных чешуек, или шипов, или чего-то ещё дробно застучал по его эльфийской кольчуге. Глубоко вздохнув, он обеими руками полез в воду и почувствовал, что вокруг его ноги обёрнуто нечто огромное и мясистое. Воткнув кинжал в тело существа, он вытащил его из воды и сразу же об этом пожалел.

Создание было длиной с его руку, со скользким чёрным телом, сужающимся от круглой головы к тонкому хвосту. Галаэрон и представить себе не мог, что это такое, пока не перевернул его и не увидел кольцо маленьких острых зубов, окружённое мясистой присоской.

- Клянусь Волшебной Палочкой! - он держал существо на вытянутой руке. - Если это не пиявка.

- Я бы сказал, размер больше подходит для меня, - Арис наклонился и раздавил эту гадость двумя пальцами свободной руки, затем выдернул из болота Галаэрона. – А видели бы вы здешних стрекоз.

Заметив, как над головой великана промелькнуло похожее на кружево размытое пятно около четырёх футов в поперечнике, Нихмеду сказал:

- Х-хорошо, что хоть п-пауков пока нет, - пусть болото больше и не вытягивало тепло из его тела, он, похоже, не мог остановить дрожь, и даже у Мелегонта слегка посинели губы. – Ты можешь с-сотворить согревающее заклинание?

Кроящий тени криво улыбнулся.

- К сожалению, т-теневая магия не создаёт тепла, - он содрогнулся и добавил: - Я могу защитить нас от обычного холода, но от этого, вытягивающего жизнь... - он только покачал головой.

Галаэрон помедлил в нерешительности, уже зная ответ Мелегонта, но всё равно предложил:

- Я могу использовать Плетение…

- Сколько ещё я должен тебя предупреждать? - маг мгновение буравил Нихмеду взглядом, потом посмотрел на Ариса. – Тебя это, кажется, не беспокоит.

- Кажется, меня и пиявки не беспокоят – но, когда кажется, это ещё не значит, что так и есть, - он вытащил из воды ногу и показал раздутые чёрные тушки, болтающиеся вокруг его лодыжки. - Если мы сможем найти камень, я попрошу Скориаса Каменные Кости22 сделать его тёплым для нас.

Галаэрон воззрился на окаменевшие деревья, мимо которых они проходили, но решил не предлагать воспользоваться одним из них. Магия, что убила их, казалась такой же порочной, как тени, пытающиеся украсть его жизнь.

Арис перемахнул через окаменевшую изгородь, чтобы догнать других, затем опустил Галаэрона позади Такари, а Мелегонта за Валой, оставив Малика и его лошадь в арьергарде. Вспомнив о том, что Цирик был человеческим богом раздора и убийства, Нихмеду совсем не понравилась идея иметь коротышку в качестве замыкающего - но сделав несколько нетвёрдых шагов, он убедился, что слишком слаб, чтобы занять это место самому.

Сознавая, что фаэримм и бехолдеры - а, возможно, даже Эльминстер - скоро нагонят их, они продолжили путь на запад со всей скоростью, на которую были способны. Обязанность наблюдать за врагами сзади теперь взял на себя Арис. Сила продолжала покидать тело Галаэрона, и он уже не мог сдерживать дрожь. Вложив меч в ножны, Вала подхватила его на руки и несла достаточно долго, чтобы снять с него мокрую одежду, затем предложила для тепла собственный плащ. Когда это не помогло, свой плащ отдала Такари, и даже Малик пожертвовал шерстяную накидку. Лишний вес только утомлял Галаэрона всё больше. Он начал чувствовать тошноту и апатию, и Вале пришлось регулярно ловить его за руку.

Дела Мелегонта и Ариса обстояли лучше, хотя и на них болото явно повлияло. Архимаг плёлся потихоньку, бормоча себе под нос что-то о сентиментальности и тёмном волшебстве. Его мысли настолько спутались, что он даже рассказал немного о своей теневой магии Малику. Арис просто начал замедляться, время от времени останавливаясь, чтобы опереться на окаменевшее дерево и последить за врагами.

Солнце уже было высоко над головой, когда деревья, наконец, исчезли, и болото превратилось в широкую реку, которая на ближнем берегу, казалось, текла в одном направлении, а на противоположном - в другом. Дальний берег поднимался из воды пологим склоном, покрытым корявыми чёрными дубами – вне всяких сомнений такими же окаменевшими, как и деревья на болоте – но, по крайней мере, стоящими на сухой земле.

Едва Такари сделала теневую дорожку примерно до середины реки и начала переправу, как увидела, что недалеко от конца тропу захватил тёмный вихрь водоворота и засосал в глубину. Развернув меч, она перерубила тропу вспышкой светлой стороны клинка - чем спасла их всех - а затем быстро проложила другой путь и попробовала переправиться снова. На этот раз вихрь поймал тропу всего в десятке шагов перед эльфийкой, и она едва успела перевернуть лезвие.

Сзади послышалось лошадиное ржание и крик Малика:

- Продолжай идти! Позади нас угорь, да такой огромный, что и Келду проглотит!

Такари проложила тропинку вдоль кромки реки и, когда не возникло нового вихря, чтобы погрузить в воду тёмную ленту, помчалась вперёд, освобождая место остальным.

- Если учесть, что сотворило с Галаэроном болото, я даже мысли не допускаю, чтобы плавать в реке, - крикнула она через плечо. - Я полагаю, ты найдёшь другой способ переправы, Мелегонт?

- Непре… менно.

У Мелегонта заплетался язык, а голос был настолько слаб, что Галаэрон рискнул бросить взгляд через плечо – заставив тем самым Валу вытянуть для страховки руку, поскольку тропа по реке изгибалась.

- Почему бы нам не использовать этот мост?

- Мост? - Нихмеду пребывал в замешательстве.

- Всегда есть мост, - сказала Вала, указывая мимо носа Галаэрона.

Воин снова посмотрел вперёд и увидел, что течение реки вихрилось над тёмным участком погружённого в воду камня. На каждом конце участка высились башни разрушенного моста; их зазубренные венцы были обломаны, тёмные окна зияли пустотой. Возле ближней башни стояла подёрнутая дымкой фигура в пластинчатых доспехах, с руками, обхватывающими рукоять огромного двуручного меча, который покоился перед ней остриём вниз.

- А вот и рыцарь, - отозвался Малик. - Всегда есть рыцарь.

Галаэрон обнажил меч и услышал, как другие делают то же самое, но Такари взмахом руки велела опустить оружие. Когда они подошли к рыцарю, стало видно, что он стоял по щиколотку в реке, вокруг его ног бурлила вода и клубился туман. Броня рыцаря была покрыта ржавчиной, а поднятое забрало являло трухлявые кости лица с бдительными угольно-чёрными глазами.

Как только группа приблизилась, он обнажил меч и выставил перед собой, направив остриё на Такари. Опустив собственный меч, она остановилась как вкопанная.

- Рада встрече, старина Джингелшод, - сказала она. – Я часто наблюдала, как ты блуждаешь у Бледного Кольца.

- Там ты и должна была оставаться, эльфийка. У тебя не может быть никаких дел в земле смерти.

- Не у меня, у моих друзей, - Такари отступила в сторону и указала на Галаэрона. - Они явились за твоей помощью.

- За моей помощью? - чёрные глаза Джингелшода сместились на Галаэрона. - Какую помощь могу я тебе дать, кроме быстрой смерти?

На конце процессии послышалась пара всплесков, затем испуганное ржание и шипящее проклятие – это тень ушла из-под Малика и его лошади. Джингелшод приподнял на звук подбородок, но держал свой взгляд - и свой огромный меч - направленными на Галаэрона.

- Нам очень нужна магия Карсуса, - сказал Нихмеду. - Если ты сможешь показать нам…

- Не нам, - Джингелшод ткнул мечом Галаэрону в грудь. - Тебе. Что ты ищешь?

- Я пришёл спасти…

- Подумай хорошенько, эльф, - предупредил Джингелшод. – Неправильный ответ хуже, чем смерть.

Галаэрон замолчал, задумавшись над вопросом. Он хотел было сказать, что пришёл спасти Эвереску, но реакция Джингелшода не оставляла сомнений - такой ответ будет не тем, что желал услышать усопший рыцарь. На конце цепочки раздался ещё один всплеск, и на этот раз закричал Мелегонт.

Не обращая на шум никакого внимания, Джингелшод продолжал буравить воина мёртвым взглядом.

- Итак, твой ответ? Ты долго шёл, эльф - ты должен знать, что ищешь.

- Я знаю, - Галаэрон взглянул на Такари, затем обернулся через плечо на Валу. - Оправдания. Я ищу прощения за мою ошибку.

Глаза Джингелшода полыхнули чёрным светом, костяная челюсть приоткрылась в подобии улыбки.

- Я потребую за свою помощь одно деяние, эльф. Исполнишь его?

Сначала Галаэрон хотел узнать, что это было за деяние, но потом передумал. Вряд ли Джингелшоду нужен обмен, лишённый смысла. От тех, кто прибегал к его помощи, он требовал исключительной честности, и истина была в том, что Нихмеду заплатил бы всё что угодно, лишь бы исправить свою ошибку. Он просто кивнул.

Глаза Джингелшода сдвинулись на Такари, будто мертвец хотел что-то спросить, но, казалось, нашёл ответ в испуганном выражении её лица и вернулся к Галаэрону.

- Иди, - велел рыцарь и указал сквозь ржавые остатки решётки на затопленный мост. - Если тебе хватит сил достичь другой стороны, я сделаю всё, что можно, чтобы помочь вам.

Нихмеду сошёл с теневой тропы и без колебаний шагнул через решётку, но там остановился.

- Мои друзья…

Джингелшод резко развернулся к нему, взмахнув своим огромным мечом так стремительно, что Галаэрон не смог бы заблокировать ржавое оружие, даже если бы попытался. Клинок плашмя ударил его по плечу и отбросил на покрытые плесенью стены башни.

- Иди! - Джингелшод снова кивнул в сторону моста. – Наша сделка вступила в силу.

Воин почувствовал, как внутри него вскипела разъярённая тьма. Он уже решил броситься на мертвеца, но Такари отчаянно затрясла головой и стрельнула глазам в сторону моста. Галаэрон так и остался стоять, согнувшись, пытаясь побороть эту чёрную ярость. Все вместе они смогли бы уничтожить Джингелшода, но что потом? Такари сказала, что рыцарь может вывести их к Карсу, и Нихмеду достаточно насмотрелся на Жуткий лес, чтобы понять, насколько ценной будет такая помощь. Он собрался с силами, позволив своей ноющей руке безвольно болтаться сбоку, и, пошатываясь, побрёл в холодной воде.

А Джингелшод повернулся к Арису и, когда Галаэрон миновал окутанную туманом арку, спросил великана:

- Что ищешь ты?

Нихмеду вышел из башни и ступил на замшелую поверхность затопленного моста. Хотя глубина воды здесь не превышала трёх дюймов, ответ Ариса заглушило журчание реки. Не желая своей медлительностью вызвать гнев Джингелшода, Галаэрон устремился вперёд.

Камни были скользкими, как лёд, и даже такое слабое на мелководье течение грозило сбить его с ног. Он вложил меч в ножны и согнулся в полуприседе, аккуратно сдвигая одну ногу перед другой и вкручивая её в замшелую поверхность. Воин физически ощущал, как через ноги уносится водой тепло его тела. Вокруг него поднялся лёгкий туман, скрывая за бледной дымкой дальний берег, от холода усилилось головокружение.

Когда Галаэрон пересёк середину моста, река изменила направление и потекла навстречу с другой стороны. Эффект вызывал настолько сильную дезориентацию, что заставил его чувствовать, будто он каким-то невероятным образом развернулся и в данный момент движется не к той башне. Он закрыл глаза и не открывал их, пока не привык к новому направлению течения.

Нихмеду преодолел почти весь путь, когда звук ровного журчания изменил тональность, и вода начала хаотично плескаться о ноги. Краешком глаза он уловил возле моста какое-то неясное движение, а затем разглядел плавающее на поверхности раздутое тело утонувшего человека. Оно то и дело покачивалось вверх-вниз на одном месте, там, где течение прибило его к мосту.

Одетый в сапоги до колен и чёрную кожаную броню, мужчина был большой и бородатый, с кривым носом и кожей такого же голубого цвета, как и его распахнутые глаза. На нём не было заметно ни каких-либо ран, ни сломанных костей, хотя отсутствие шлема и ремня с оружием наталкивало на мысль, что у него было время, чтобы потерять всё это перед тем, как утонуть. Галаэрон содрогнулся, задаваясь вопросом: не стал ли бедолага жертвой крадущей жизнь реки и попросту свалился в воду. Глаза человека обратились в сторону воина, затем из воды поднялась синяя рука, протягиваясь, словно в мольбе о помощи.

Нихмеду вскрикнул и отскочил назад, поскользнувшись и приземлившись на пятую точку. Течение сразу же попыталось снести его в стремнину на противоположной стороне замшелого моста. Перекатившись на живот, Галаэрон раскинул руки, цепляясь за камни на верхней по течению стороне. Вокруг него закружил поток воды, разворачивая так, что его ноги повисли над кромкой моста вниз по течению. Река перекатывалась поверх его головы и заливала глотку, промораживая до костей и угрожая заполнить лёгкие. Он стиснул челюсти и почувствовал, как вода булькает в носу, подобно ожившему неистовому убийце, полному решимости забрать его жизнь. Тело эльфа уже начало уставать и деревенеть, отовсюду, где только его касалась река, из него утекала жизнь. Он резко выдохнул воздух из лёгких, освобождая от воды рот и нос, затем в попытке подняться подтянул вверх негнущиеся ноги - и почувствовал, как на его запястье сомкнулась рука утопленника.

Дико закричав, Галаэрон замотал головой, стряхивая воду, и обнаружил, что смотрит в мёртвые глаза человека. Несчастный растянул губы в жутком оскале, выставляя напоказ полный рот сломанных клыков и шевелящийся чёрный язык. В сознании эльфа сразу же промелькнуло с десяток заклинаний. Являясь воином стражи гробниц, он был хорошо осведомлён о слабых сторонах нежити - почти так же хорошо, как был осведомлён об ужасах, ожидающих тех, кто попадал к ним в лапы. Он выбросил руку в лицо существу, открылся Плетению - и ощутил, как взамен его пронзила леденящая боль теневой магии. Нихмеду остановил заклинание и, держась за мост только свободной рукой, начал проворачивать запястье вокруг большого пальца утопленника.

Живой человек выпустил бы запястье Галаэрона и отдёрнул руку от боли. Упырь же продолжал цепляться, пытаясь использовать против рычага силу. Если бы воин не был настолько слаб, его тактика наверняка бы оказалась успешной. Первое время он старался, но силы просто оставили Нихмеду, и его рука остановила движение на полпути, повиснув вверх ладонью между ним и его синелицым противником.

Галаэрон пихнул руку вперёд, ткнув пальцем в глаз существа. Даже мертвец должен был вздрогнуть, и эльф закончил движение, заведя свою руку за руку упыря. Большой палец создания хрустнул с громким треском, сложившись назад и обнажая зазубренные обломки угольно-чёрной кости.

Галаэрон стремительно протянул руку к шее упыря и схватил его за затылок. Он с силой впечатал голову утопленника в мост сбоку, одновременно подтягиваясь назад на тропу и подбирая под себя ноги.

Упырь яростно набросился на Нихмеду, обеими руками хватая его за лодыжки и пытаясь выдернуть из-под него ноги. Эльф сгруппировался и, дотянувшись через всё тело до меча, резко пнул мертвеца. Одна пятка врезалась голову упыря, другая попала по замшелому мосту и проскользнула, отчего Галаэрон упал на колено прямо перед чудовищем. Одним движением он выхватил меч из ножен и полоснул упыря по лицу: сияющая эльфийская сталь рассекла голову нежити над самым подбородком.

Нихмеду изящно завершил удар, поворачивая голову вслед за кончиком лезвия, и увидел, как прямо перед ним из воды вскочила вторая тварь. Это существо было поменьше, чем первое, с округлыми женскими очертаниями фигуры, длинными чёрными когтями и жёлтыми глазами умертвия23. Двигалось оно тоже значительно быстрее, топнув одной ногой Галаэрону по руке с мечом, и сильным ударом другой ноги накрепко припечатав его руку к мосту.

Рассчитывая поймать ногу нежити в захват, воин принял удар на предплечье – но, увы, он слишком устал и ослаб. Толчок опрокинул его на спину, а поток воды снова развернул его ноги вниз по течению. Теперь его удерживала только прижатая к мосту рука с мечом.

Умертвие склонилось над ним и руками вцепилось в его горло. Ледяные когти чудовища пронзили плоть во стольких местах, что эльф совсем не удивился, увидев, как перед его глазами хлещет тёплая кровь. Обнажив два длинных ряда острых зубов, нежить потянула его к себе, сворачивая голову набок для укуса.

Галаэрон попытался вырваться и откатиться. Он был слишком слаб даже для того, чтобы протиснуть свободную руку под захват умертвия. Нихмеду хотел вскинуть ноги, чтобы схватить в замок голову твари, но они онемели и стали тяжёлыми, как слитки золота. С каждой секундой его жизнь утекала вовне, высасываемая крадущим душу прикосновением нежити и отнимаемая иссушающими силу водами тёмной реки.

Эльф ощутил, как зубы умервия прижались его шее. Из последних сил, что у него ещё оставались, воин развернулся к существу, выбросил свободную руку ему в лицо и призвал заклинание света. Тело Галаэрона накрыло волной ледяной мощи, как только оно наполнилось морозящей магией, но в тот момент у него были более насущные заботы, чем его тень. Он выкрикнул мистическую формулу, и из его ладони выстрелил сияющий луч серебряного света.

Дико взвизгнув, умертвие отпрыгнуло в сторону, оставив Нихмеду скользить через мост. Эльф перекатился вслед за существом, зарыв в холодный мох онемевшие пальцы свободной руки, а другой ударил мечом поперёк ног твари сзади. Она ещё умудрилась проковылять два шага вперёд, прежде чем рухнула в воду с парой отрубленных пяток. Галаэрон подтянул ноги, встал на колени и обрушил меч на спину умертвия. Удар был точен и, приложи эльф больше усилий, разрубил бы нежить пополам. На деле же, его клинок вонзился достаточно глубоко лишь для того, чтобы покалечить тварь.

Умертвие собралось с силами и попыталось подкатиться ближе к своему противнику, но преуспело только в том, что скрутило туловище вдоль разреза. Пока оно с недоумением разглядывало рану, Галаэрон вскинул руку и выпалил единственный мистический слог. На этот раз он едва заметил, как его тело наполнила холодная магия, и его не волновало, что стрелы, сорвавшиеся с руки, были чёрными и ледяными, как тень. Значение имело только то, что нежить перед ним наконец-то обмякла и потеряла связь с мостом, и что мутный поток в конце концов унёс её прочь за стремнину.

Ворота башни находились всего в десятке шагов, сухая земля за укрытой тенями аркой предлагала тепло и убежище или, по крайней мере, возможность сбежать от холодной битвы на мосту. Шатаясь, Галаэрон поднялся на ноги и обнаружил, что уже не ощущал такую же слабость, как несколько минут до этого. Наоборот, в то время как он чувствовал себя усталым и замёрзшим, его сила, казалось, возвращалась назад. Внутри него пылал необычный жар: не столько гнев, сколько решимость, и не столько жестокость, сколько отсутствие жалости.

Поскольку нежить на него больше не нападала, воин направился к вратам башни, не беспокоясь уже о скользком мхе под ногами, думая только о предстоящих битвах и о магии, которую он найдёт в Карсе – и тут он вспомнил о Мелегонте, следующем за ним, и об остальных своих спутниках, идущих по его стопам и пытающихся пересечь тёмный мост позади него.

Галаэрон крутанулся на каблуках и увидел, как к нему, плавно скользя, двигалась Такари, заталкивая свой меч в ножны. Шагах в двадцати позади неё, вращаясь и кружась, через мост пробиралась Вала. Чёрный клинок женщины сплетал вокруг неё и Мелегонта тёмную сеть, пока она рубила полупрозрачные фигуры двух иссохших, злобных на вид призраков, пытающихся прорваться сквозь её мелькающую оборону. Помимо них вокруг окутанной паром головы Ариса порхали два чернильных силуэта, набрасываясь и впиваясь в его глаза и уши чёрными когтями. Малика и его кобылы, конечно же, нигде не было видно, а Джингелшод был неподалёку, позади всех, мелькая кратким размытым проблеском ржавчины всякий раз, как каменный великан делал шаг.

Галаэрон указал мечом за плечо Такари.

- Остальные! – пошатываясь, он сделал несколько шагов назад по мосту, снова напрягая для борьбы свои онемевшие ноги и изнурённое тело. - Им нужна помощь!

- Ты что, с дуба рухнул? - Такари перехватила его и прижала свою руку там, где умертвие схватило его горло. Её ладонь казалась горячей как огонь на его коже. - Люди сами могут позаботиться о себе. Нам нужно доставить тебя на берег.

- На берег? За кого ты меня принимаешь? - Нихмеду сдёрнул её руку вниз. – За труса?

Глаза Такари вспыхнули.

- Всего лишь за дурака, - она ткнула ладонь ему в лицо, показывая следы крови такой тёмной, что почти чёрной. – У тебя разодрана половина горла, лицо бледное, как стекло, а всё, о чём ты можешь думать - это человеческая шалунья с дикими глазами и молочные мешки размером с ткаерфа!

Эта отповедь так ошарашила Галаэрона, что, не найдя слов для ответа, он поднял руку к горлу и нащупал дыру шириной в четыре пальца. Он и представить себе не мог, как рваная рана не задела вены, а откуда он черпал силы, чтобы продолжать стоять, было вообще выше его понимания. Он не ощущал ни боли, ни головокружения, ни признаков травмы, за исключением неизбывного чувства холода, и даже оно, казалось, ослабевает.

Такари вытащила меч и, схватив Галаэрона за руку, повернула назад, чтобы помочь остальным.

- Ну, что ж, пойдём - но я никогда не прощу тебе, если ты угробишь себя из-за человека.

Они и двух шагов не успели сделать, как чёрный меч Валы отыскал одного из призраков, рассекая его по центру. Существо развалилось с жутким скрипом, две половинки его прозрачной формы померкли, как клочья затухающего света. Мелегонт потянулся через плечо Валы, выпуская на второго призрака вереницу тёмных стрел. Чёрные снаряды исчезли в существе без видимого эффекта.

Увидев, что стало с его собратом, призрак метнулся прочь от Вала и завис рядом с мостом, вне пределов её досягаемости. Он вытянул руку в сторону её меча, а затем перетёк в тёмное стекло и исчез из виду. Плоской стороной собственного клинка Галаэрон попытался выбить оружие из её хватки, но не смог дотянуться совсем немного.

- Вала, брось меч!

Галаэрон ещё кричал, а глаза Валы уже остекленели и побелели. Она бросилась на Мелегонта, вскинув судорожным движением для удара негнущуюся руку. Не ожидавший такого, маг повернулся к этой неуклюжей атаке, выбрасывая руки в отчаянном блоке и наставляя их Вале прямо в грудь. Выкрикнув два слога, он взрывом отбросил её тело назад. Женщина приземлилась в двух шагах на стороне моста вниз по течению, распластавшись на спине и ошалев от взрыва.

Рука Валы начала разжиматься, и чёрный меч окунулся в воду.

- Хватай её меч! – пытаясь проскочить мимо Мелегонта, Галаэрон поскользнулся на замшелом камне и упал на колено. – В нём её душа!

Мелегонт наклонился и потянулся за оружием, но её белёсые глаза уставились на него, и он резко отшатнулся.

- Убей меня!

Вала проскользнула через стремнину, медленно вращаясь, поплыла вниз по течению и, поскольку чешуйчатые доспехи тянули её под воду, начала быстро тонуть. Игнорируя тот факт, что даже эльфийская кольчуга не была невесомой, Нихмеду швырнул свой меч на мост и, перепрыгнув через Мелегонта, бросился за ней.

Он вошёл в ледяную реку вниз головой и двумя быстрыми гребками поднырнул под стремнину, затем схватил в горсть волосы женщины и продолжил погружаться. Не было никакого смысла спасать Валу, если он позволит утонуть чёрному мечу вместе с её душой. Дёрнув женщину за волосы, он опустился глубже и протянул свободную руку к стеклянному мечу - и вдруг понял послание, которое несла в его душу вода.

Продолжая держать женщину за волосы, Галаэрон переместился ей за спину и поменял руки, а затем потянулся через её плечо и схватил руку с мечом. Вала завертелась и засучила ногами, пытаясь освободиться, но смогла только поднять их на несколько футов вверх, прежде чем они начали тонуть снова. Галаэрон выпустил волосы и обернул руку вокруг её горла, зажимая сгибом локтя уязвимые вены у неё на шее.

Почти мгновенно Вала обмякла. Её голова склонилась набок, а глаза вернулись в орбиты, и рука, держащая чёрный меч, разжалась как раз вовремя, чтобы Галаэрон смог беспрепятственно забрать оружие. Он поймал меч за рукоять и устремился к поверхности. Нихмеду так замёрз, что едва заметил ледяное прикосновение клинка.

Если бы он успел отдохнуть, или чешуйчатые доспехи Валы были такими же лёгкими, как эльфийская кольчуга, он смог бы вытащить их обоих на поверхность. В действительности же у него едва хватало сил, чтобы удержать их от дальнейшего погружения - и эти силы быстро таяли. Засунув чёрный меч обратно в ножны Валы, он вытащил свой кинжал и начал срезать пряжки с тяжёлой грудной пластины её доспеха.

Галаэрон как раз закончил одну сторону, когда увидел плывущий сверху пухлый силуэт Малика. На мгновение ему показалось, что это всего лишь игра воображения, или, что его наконец-то доконала ледяная вода. И хотя коротышка не представлялся ему геройствующей личностью, он уже проявил себя однажды в Тысяче Ликов, и вот теперь снова нырнул за ними, оставляя позади себя разматывающийся тюрбан. Не имея времени убрать кинжал, Нихмеду выпустил его и поднял руку.

Малик её проигнорировал, плавая вокруг них и таща за собой тонкую верёвку. Где-то под своей рукой Галаэрон почувствовал толчки человека и забрал у него шнур, затем обернул его вокруг Валы и сунул назад своему спасителю. Течение начало их сносить, но Малик успел завязать узел. Обхватив для пущей надёжности Валу ногами, Нихмеду обеими руками вцепился в верёвку.

Едва он начал тянуть, как шнур уже выдернул их на поверхность. Эльф зашёлся холодным кашлем, и его дыхание вернулось. Он увидел, что Малик цепляется за его пояс, вопит в ужасе и снова тянет их назад под воду, стараясь изо всех сил добраться до верёвки. Галаэрон схватил коротышку за ворот и подтащил выше.

- Малик! Спасибо! – Нихмеду направил его руку к верёвке. - Это был очень храбрый поступок с твоей стороны.

- Не думай об этом, - закашлялся коротышка. - У меня есть дурная привычка совершать храбрые поступки в трудных ситуациях.

Не зная, как отнестись к этому признанию, Галаэрон перевернул Валу на спину, и наконец бросил взгляд вверх по течению, туда, где другой конец верёвки был приторочен к седлу Келды. Кобыла как раз неслась рысью под арку в башню моста и тянула их по диагонали против течения. Бросившись за ней следом, Такари и Мелегонт скользили вдоль моста, в то время как Арис, каким-то образом освободившись от двух теней, стоял на коленях у кромки моста и вытягивал длинную руку, пытаясь схватить верёвку.

В конце концов, ему это удалось, после чего он подтянул троицу к мосту и водрузил в безопасное место. Малик свистнул, чтобы Келда остановилась, а Галаэрон занялся Валой. От заклинания, отбросившего её в реку, доспехи женщины закоптились и погнулись. Но никаких более значимых повреждений взрыв не вызвал, за исключением того, что она чуть было не утонула. Воин повернул её на бок и, зажав между своими коленями, надавил на спину. Закашлявшись, Вала извергла из лёгких холодную речную воду и начала дышать самостоятельно.

- Жить будет, - изрёк Арис.

- Но не здравствовать, - донеслось от Джингелшода, обходящего Ариса с другой стороны. - Пока не освободится от этой реки.

Галаэрон вперил взгляд в рыцаря-призрака, едва сдерживая свой тёмный гнев.

- Ты мог хотя бы предупредить нас.

- И что бы вам это дало? - Джингелшод отвёл глаза, продолжая идти вперёд за Мелегонтом и Такари в тени второй башни моста. – Если бы вы не оказались достаточно сильны, чтобы победить слуг, я не думаю, что вам хватило бы сил победить хозяина.

Нихмеду смотрел вслед ржавому рыцарю ещё мгновение, затем подхватил Валу и кинулся за ним. Как только они пересекли тени башни, женщина зашевелилась, её рука обвила шею эльфа, а глаза распахнулись.

- Г-Галаэрон? - казалось, она была почти на грани сознания и еле смогла выговорить его имя. - Ты... пришёл за мной?

- Ты думаешь, я позволил бы тебе утонуть?

- Значит, мы живы?

- На данный момент, да.

Он улыбнулся, и когда они ступили на сухую дорогу, губы Валы неожиданно прижались к его губам, а её тёплый язык начал нежный танец у него во рту. Как бы не был удивлён Галаэрон, он не стал возражать, если бы только не стыдливая вина в глазах Мелегонта – и не боль в глазах Такари.


22 Skoreaus Stonebones – божество великанов.

23 wight – опасный вид нежити.

Прикрепленные файлы




#95895 Тайны и холодная сталь

Написано Faer 01 Май 2017 - 13:26

PyPPen, Невервинтер - это круто! родные локации, ностальгия, все дела)) 

я тут между делом по ошибочкам прошелся...

 


- Я шёл верхом, а не морем, - ответил Сарфаэль, сдвигая меч в ножнах, что бы сесть на стул, стоящий напротив Дэфьяна, - Я прибыл настолько быстро, насколько смог,- он посмотрел на потолок одними глазами, - Конечно, я мог хлестать мою клячу, пока она не умерла бы от усталости…

Может, добирался? "шел верхом" звучит странно.

А вместо "я" я бы "и" поставил, для красивости.

 


Дэфьян оторвался от своих бумаг, поднимая взгляд на гостя и, игнорируя его колкость, спросил, - Почему не взял корабль?

тут и везде по тексту: прямая речь в русском и английском оформляется по-разному, опасно слепо копировать пунктуацию ;)

Надо:

Дэфьян оторвался от своих бумаг, поднимая взгляд на гостя и, игнорируя его колкость, спросил:

- Почему не взял корабль?

(советую освежить в памяти правила оформления прямой речи)

зы. "Взял корабль" как-то странно звучит. Может, селн на корабль?


А некоторый бродяга, за которого он меня держит, поведал его конкурентам много интересных секретов и может ещё больше.

некий

 


- Я неплохо озолотил его служанку с прелестным подчерком и острым глазом.

почерком?

 


Сапоги леди были очень высокими, защищая уязвимое колено, но с низким каблуком, что бы обеспечить быстрое передвижение и большую устойчивость.

чтобы

 


- А что бы извиниться перед юной воительницей, я позволю ей дать мне свой плащ, что бы я показал всем как им пользоваться.

чтобы

 


- Мне казалось, что у нас уже был дуэль. Только я не знаю, кто вышел из него победителем.

была, из нее. 

 


Позвольте отблагодарить тебя за первый урок.

тут и дальше по тексту странное смешение "ты" и "вы" общения. Так и задумано?

 


поэтому взяли такое патриотическое название, что бы казаться голосом разума и правды

чтобы

 


это достичь полного доверия леди Элины, что бы влиться в ряды мятежников

чтобы

 


Звуки Торнианского патруля стихли за соседним поворотом

с маленькой буквы вроде 




#95567 Королевства Драконов, книга I

Написано Faer 04 Октябрь 2016 - 08:18

Хотите нетипичных драконов?

"Ледяное сердце" в переводе Валерия (и редактуре вашего покорного слуги).

Приятного прочтения!

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл Anicyheart.doc
    Размер: 100,5К
    Количество загрузок: 10



#95483 Лучшее в Королевствах

Написано Faer 18 Сентябрь 2016 - 17:33

Дамы и господа!

С пылу, с жару - замечательный перевод рассказа Дж.Грабба "Терциус и артефакт"! 

Благодарить - Rogi

 

Прикрепленные файлы




#95472 Хрустальная Гора: перевод окончен!)

Написано Faer 14 Сентябрь 2016 - 17:42

Х Р У С Т А Л Ь Н А Я    Г О Р А
ТОМАС М. РЕЙД
Н Е Б Е С Н Ы Е   С К И Т А Н И Я — 3
 
 
Перевод выполнен командой shadowdale.ru
Переводчик: trye
Редакторы: Nanten, Faer
 
Во славу Огмы Переплетчика!
 
зы. Обо всех замеченных неточностях и ошибках просьба отписаться тут

Прикрепленные файлы




#95451 Хрустальная гора: глава 16

Написано Faer 31 Август 2016 - 13:37

Глава шестнадцатая

 

Гарин уклонился влево от нацеленной ему в голову клешни глабрезу и с силой опустил булаву на костяную конечность противника. Удар чуть не вывихнул ангелу плечо, но булава ничуть не навредила врагу.

«Должен же быть способ расколоть этот орех», — думал Гарин, потирая руку, чтобы унять боль.

Архонты и демоны сражались вокруг двух бойцов. Два воина-пса попытались присоединиться к Гарину и атаковать глабрезу, но после того, как демон снес голову одному из них, Гарин отослал второго.

— Не подпускайте ко мне других врагов! — крикнул он.

Гарин призвал поток божественной энергии в свое тело и открыл рот, чтобы поставить демона на колени с помощью святого слова. Глабрезу, возможно, понял намерения ангела, и взмах когтистой ноги вскользь зацепил рану Гарина. Тело ангела пронзила острая боль, и он вскрикнул. Глабрезу атаковал его клешней, которую Гарин едва успел вести в сторону булавой. Демон махнул рукой, и всплески разноцветных волн энергии охватили ангела, ударили его с боков. В частях тела, затронутых сполохами, мышцы свело судорогами.

Гарин выгнулся от боли. Глабрезу шагнул вперед, пытаясь его ухватить. К шее дэва протянулись смертельные клещи. Гарин отскочил назад и покатился по земле, не обращая внимания на кровь и куски трупов. Он указал на демона, призывая стену магических летающих лезвий, установив тем самым барьер между ними.

Демон шагнул в вихревое облако острого, как бритва, оружия, прежде чем понял, что происходит. Раздался звук стали, бьющей по кости, и в жестком панцире демона открылось с десяток ран. Демон взревел от боли и отступил.

Он отвлекся на достаточно долгое время, чтобы дать Гарину возможность прийти в себя и собраться с мыслями.

«Сосредоточься, — увещевал себя ангел, — не дай ему приблизиться». Он немного отступил и быстро осмотрелся.

Битва кипела в некотором отдалении от них, поскольку как архонты, так и демоны избегали приближаться к сражающейся паре. Демоны без счета вповалку лежали на поле боя, и среди них всего лишь несколько архонтов. Гончие-воины превосходили врагов сноровкой, зато неприятель брал числом.

Гарин посмотрел на край поляны и увидел, как демоны извергаются из косой трещины в земле. Они тут же присоединялись к своим союзникам, карабкаясь друг на друга в своем желании добраться до противника.

«Они не остановятся, — подумал Гарин с нарастающей тревогой, — мы не сможем выпроводить их».

Он снова сосредоточился на громадном крылатом демоне перед собой. Глабрезу отступил от вихревого облака лезвий и пританцовывал от боли, потирая раны небольшими руками, торчащими из груди. Он рыкнул на Гарина и исчез.

Не став ждать, что предпримет враг, Гарин вознесся ввысь, простирая крылья над полем боя. Он ощутил слабое прикосновение к крылу и метнулся в сторону, оказавшись вне досягаемости.

Как он подозревал и боялся, глабрезу сумел телепортироваться ему за спину. Ангел закружился, осматривая землю внизу. Демон тоже поднялся в воздух, преследуя его.

Дэв не стал терять времени и прибегнул к силе Торма. Когда глабрезу оказался достаточно близко, ангел выкрикнул святое слово. Высвободившаяся энергия произошедшего взрыва ударила демона, отбрасывая назад. Его крылья захлопали, но он быстро восстановил равновесие.

Демон усмехнулся.

— Твои слова бесполезны против моей мощи, — прогрохотал он. Тварь исчезла снова, и Гарин был вынужден камнем рухнуть вниз в свободном падении, чтобы уклониться от мощных клещей.

«Вот ведь изворотливая тварь, — подумал Гарин обеспокоенно. — Как убить ее?»

Он резко замер на месте — и ударил приближающегося демона булавой. Оружие прошло через пустоту, поскольку глабрезу снова исчез. Гарин отпрянул подальше, как только враг появился позади него.

«Надо действовать умнее, — решил он. — Предвидеть его тактику и противостоять ей».

Дэв сделал круг и предстал перед глабрезу еще раз. Теперь, когда существо исчезло, Гарин не умчался. Вместо этого, он задействовал свои возможности для создания мощной, ослепляющей ауры добра, взяв чуть-чуть от сущности Торма. Аура испепелила всё вокруг ангела, и он услышал, как глабрезу зарычал от неожиданной боли.

Гарин развернулся и взмахнул булавой. Демон, ослепленный божественной аурой, не сумел уклониться, удар пришелся ему по голове. Следующий тяжелый удар Гарин нанес ему в грудь.

Раздался страшный грохот, демон был отброшен сверхъестественной энергией. Он перевернулся в воздухе, оглушенный, и упал.

Гарин следовал за демоном до земли, и когда противник столкнулся с ней и распластался, ангел снова замахнулся булавой. Удар пришелся по одной из мощных клешней, и она треснула.

Дэв снова занес булаву для удара, но демон исчез, и оружие лишь разбрызгало грязь.

Гарин отпрыгнул и повернулся, ожидая застать врага сзади, но он поблизости не появился.

«Он больше не хочет ни кусочка моей плоти», — подумал ангел, не испытывая при этом облегчения.  

Переводя дух, он осматривал поле битвы. Архонты нанесли демонам невероятные потери, но те так сильно превосходили их количеством, что небожители начали поддаваться. Во многих местах воины-псы были вынуждены сражаться в кольце, окруженные целым морем демонов.

«Подкрепление! — испуганно подумал Гарин. — Нильса!»

Он повернулся, чтобы найти свою боевую подругу, и заметил ее на полпути к нему, ее воины уже выступили вперед.

Гарин вздохнул с облегчением и улыбнулся, как только она приблизилась.

— Я не могла больше ждать, — сказала она виновато, приземлившись рядом с ним. — Если бы я не нарушила приказ, все было бы потеряно.

— Я поступил глупо, увлекшись преследованием глабрезу. Опасайтесь его. Он очень коварен и наверняка скрывается где-то поблизости.

— Смотри, — сказала Нильса, указывая на открытую рану в земле, из которой хлынул поток демонов. Гарин обернулся в этом направлении и заметил группу тварей, вылетающих из щели. Они не кинулись в бой, а вместо этого поднялись в воздух и улетели.

— Пока мы ничего не сможем с ними поделать, — Гарин покачал головой. — Соларам придется вылавливать их.

Потом он лучше рассмотрел их предводителя. Это был Каанир Вок.

— О, нет, — пробормотал дэв. — Мы должны...

Слова Гарина были заглушены криком Нильсы. Он резко обернулся и увидел ее поблизости, бьющуюся в агонии, а справа стоял глабрезу со зловещим оскалом на лице. Кровь забрызгала землю и капала из клешни демона.

Одно из крыльев Нильсы, оторванное от плеча, лежало на грязной земле у ее ног.

 

*   *   *

 

— Там! Смотрите! — Алиизса указала на горизонт.

Торан с остальными обернулись. По небу неслась группа темных пятен, хорошо заметная на фоне серых, метущихся облаков.

— Что это? — спросил Кэл.

— В любом случае, они приближаются, — заметил Фарон, вставая.

Торан увидел, что черные точки превратились во множество маленьких фигур, движущихся в направлении Источника Жизни.

— Это они, — сказала Эйрвин. — Я это чувствую.

— Я тоже, — добавила Алиизса.

Торан заглушил в себе чувство беспокойства за судьбу остальных и сказал:

— Камбион привел с собой друзей, как я и подозревал. Вероятно, он будет пытаться использовать их для отвлечения нашего внимания, в то время как сам попытается забраться в бассейн. На его месте я бы так и поступил. Так что сосредоточимся на том, чтобы держать его подальше от Источника Жизни. Он прибегнет ко всяческим уловкам, будьте начеку.

Торан поднялся в воздух вместе со своими спутниками и полетел наперерез орде крылатых фигур.

Уже сейчас он мог рассмотреть подробнее их дьявольские черты, отвратительные, лишенные кожи черные тела и зловещий оскал. Их было примерно три десятка, в руках каждая тварь несла копье о двух наконечниках.

Торан устремился к Воку, летевшему во главе стаи. Он увеличил скорость, чтобы перехватить камбиона подальше, насколько возможно, от Источника Жизни. Ощущая прилив энергии, ангел выхватил булаву.

«Сегодня мы сведем счеты раз и навсегда, Вок. Один из нас сегодня умрет. По благословению Торма — и Тира — пусть это будешь ты».

Вок заметил приближающуюся группу и замедлил полет. Он сделал знак своему эскорту двигаться дальше, и Торан услышал приказ выходцам из Бездны убить противников. Когда демоны пронеслись мимо камбиона, тот обнажил меч, и Торан увидел сполохи все той же зловещей энергии, ранее использовавшейся Воком против Микуса и Гарина.

Настигнув наступающих демонов, ангел немного воодушевился. Он сделал себя невидимым и изменил курс. Пара демонов, для которых он был целью, впали в замешательство на полпути к нему и остановились.

Торан вызвал поток божественной энергии Торма. Прилив энергии захлестнул Вока, и Торан сделался видимым.

Надежда ангела исчезла, когда Вок только разок вздрогнул, а затем выпрямился, смеясь. Только тогда Торан разглядел едва заметную зловещую тьму, обволакивающую камбиона.

— Я подумал, тебе захочется посмотреть на это, дурак, —  сказал Вок. — На этот раз я пришел подготовленным. Маленький подарок от Повелителя Акситара.

— Это тебя не спасет, — сказал ангел.

Вок в ответ лишь засмеялся.

Пара закружилась в воздухе, противники примерялись друг к другу. В отдалении черные, сухопарые демоны роились вокруг немногочисленных защитников Источника Жизни, оттуда доносилась какофония ударов и криков. Торан сделал пару ложных выпадов, от которых Вок легко увернулся. Камбион ответил ему тем же, неизменно при этом улыбаясь. 

Затем они бросились друг на друга, и Торан махал булавой в полную силу для того, чтобы парировать первые серьезные удары клинка Вока.

— Ты не должен был возвращаться сюда, — сказал Торан, проводя серию ударов своей булавой и отбрасывая Каанира назад. — Поворачивай обратно и возвращайся туда, откуда пришел, или мы уничтожим тебя.

Вок сильно раздул свой плащ, чтобы увеличить пространство между ними. Камбион взвыл от смеха.

— Это лучшее из того, что ты можешь предложить? Я и вправду думал, что ты малость поумнел, проведя столько времени со мной. — Он сделал вид, что вытирает слезы, текущие от смеха из глаз. — Ты разочаровал меня, Торан.

Дэв пожал плечами:

— Я должен был это сказать, чтобы дать тебе шанс. Но я знаю, ты не прислушаешься к предупреждению, хотя бы потому, что оно исходит от меня. Ты бы остался внутри горящего здания, если бы я сказал тебе, что нужно выбежать наружу.

Вок бросился на Торана. Ангел понемногу отступал, пока не понял замысел камбиона. Дэву пришлось спешно увернуться, едва избежав рубящего удара одного из приспешников Вока. Он направил поток божественной силы, произнеся святое слово, и ошеломил существо, а затем повернулся к Воку.

Камбион ухмыльнулся:

— Удивительно, что Тир позволил такому нытику вернуться домой, в родное гнездо, не говоря уже о том, что он предоставил тебе свою силу еще раз.

Торан проигнорировал насмешку и сделал серию финтов, заставивших Вока спуститься. Ангел был готов преследовать его, когда в бой вступили еще два бескожих демона. Торан отвлекся на них, а Вок воспользовался этим и умчался прочь, к краю бассейна.

Дэв отчаянно сражался, чтобы прорваться через вмешавшихся в поединок демонов.

— Эйрвин, останови его! — кричал он, сокрушая крыло противнику слева.

Ангел увидела, куда показал Торан, и кивнула, быстро полетев к Воку. Торан еще раз призвал свои божественные силы и обрушил поток ослепительной энергии, охватившей не только демонов непосредственно перед ним, но и троих других, крутящихся поблизости.

Расчистив путь, Торан снова помчался вперед, нагоняя Вока.

Камбион достиг края бассейна и стоял на пляже, сражаясь с Эйрвин, преграждавшей ему путь к воде. Торан опустился на берег сбоку от Вока и ударил его булавой в плечо.

Вок взревел от боли и отступил подальше от обоих ангелов. Он тяжело дышал и держался за плечо.

— Ублюдок, — прорычал он. — Я должен был убить тебя в момент освобождения от твоего проклятого принуждения. Но у меня появилась другая идея.

В тот момент, когда Торан шагнул в его сторону, он извлек нечто из кармана своей рубахи. Эйрвин приближалась с другой стороны.

Ангелы наступали, но Вок успел задействовать свой магический предмет. Свободной рукой он разломил пополам стержень, продолжая при этом парировать удары. Торан почувствовал, что внезапно в окружающем его пространстве произошел некий сдвиг, и потоки клубящейся тьмы отгородили небожителей от камбиона. Небольшое поначалу отверстие преобразовалось в портал.

Торан отступил от этого странного отверстия. Оттуда выскочила массивная туша и пронеслась мимо него. Ангел вовремя обернулся, чтобы увидеть большое крылатое существо, вылетевшее из портала прямо в открытое небо. Оно кружило неподалеку, явно намереваясь вернуться.

Микус, слившийся с Мишиком, так Засиан описывал эту отвратительную тварь.

— Благословенный Тир, — ахнул Торан. При виде своего старого друга он почувствовал, как его сердце забилось в самом горле.

Раздутое, изуродованное лицо Микуса, лишь тот заметил Торана, исказилось от безумной ярости, и он сделал разворот, направляясь прямо к нему.

 

*   *   *

 

Кэл, истребляя демонов одного за другим, чувствовал наполняющую его тело благодать Торма. Его сила и ловкость неимоверно возросли, предоставляя возможность уничтожать всех на его пути. Он почти не чувствовал напряжения, бросаясь из стороны в сторону и сокрушая демонов.

Его охватил восторг. «Благодарю тебя, Торм», — радостно думал рыцарь, разрубив демона практически пополам. Верный слуга не мог бы просить о большем.

Едва один враг упал, Кэл тут же развернулся и бросился на другого, успев первым нанести сокрушительный удар и отсечь ему руку. Демон взвыл от боли и попытался сбежать, но внезапно налетевший град добил его, и тело вяло завертелось по спирали в облаках. Кэл, прежде чем ему пришлось заняться другой парой демонов, обернулся и увидел своего ухмыляющегося отца. Твари попытались окружить его, то и дело меняя направление и высоту, чтобы сбить с толку. Кэл сместился в сторону, когда один из приблизившихся к нему демонов попытался ткнуть его копьем. Рыцарь ударил его оружие своим клинком, прямо по центру, разрубив пополам, затем ударил еще раз, окончательно выбив из рук демона.

С победоносным криком Кэл развернулся, его лезвие со свистом рассекло воздух. Когда он закончил разворот, оба врага, получив смертельные раны, камнем полетели вниз.

В непосредственной близости от Кэла больше не оставалось противников, и он устремился к Фарону. Он заметил, что мага окружили три огромных черных демона. Увидев, что отец срочно нуждается в помощи, Кэл усилием воли заставил свои волшебные сапоги переместить его как можно ближе к тройке противников. Он бросился на ближайшего из них, в то время как дроу пригнулся и отпрянул в сторону, уходя от атаки.

Кэл отрубил голову первому, прежде чем двое других даже поняли, что он рядом. Как будто упав с неба, рыцарь протаранил своим тяжелым клинком второго, повернувшегося к нему лицом. Самодовольное выражение физиономии демона тут же сменилось удивлением, когда меч пронзил его тело, и демон издал жалобный крик, пока Кэл выдергивал меч, упершись сапогом.

Фарон выпустил залп магических ракет, очень похожих на те, что так часто использовала Алиизса. Поток направленных на третьего демона светящихся стрел издал свист, и тварь уставилась на них широко раскрытыми от ужаса глазами. Поочередно вонзившись в голую грудь демона, крошечные снаряды поразили его, оставив дымящиеся дыры. Демон ахнул и схватился за разорванную грудь.

Трупы обеих тварей скрылись в ниже лежащих облаках.

Кэл осмотрелся, отыскивая других врагов, но поблизости не было никого. Кажется, они прикончили всех ужасных существ.

— Помнишь, я рассказывал о Рилде, — спросил Фарон, — мастере клинка, вместе с которым я когда-то сражался? Ну, ты обращаешься с мечом примерно так же, как он. Необходимо отметить, эта маленькая передряга вернула мне несколько воспоминаний. Я полностью обескуражен. Можешь ли ты представить себе, а если бы ты вырос вместе со мной в Мензоберранзане, вместо того, чтобы родиться здесь, в этом про... Ну, в этом месте?

— Вот уж не думаю, что там мы оказались бы на одной стороне, — сказал Кэл, ловя себя на том, что точно так же ухмыльнулся в ответ. — Но спасибо за комплимент.

— О, Великий Паук, — пробормотал Фарон. — Смотри.

Кэл повернулся проверить, куда указывает его спутник. Он ахнул. Настоящий гротеск, описанный Засианом Торану и Кэлу, существо из слитых воедино тел Микуса и Мишика, парило в воздухе возле Источника Жизни. Оно сделало широкий поворот и направилось прямо к Торану, стоявшему на пляже у кромки воды и с ужасом смотрящему на тварь. Эйрвин была рядом, она опустила свою булаву.

Вок тоже стоял там, одна его рука безжизненно повисла. Заметив, что два небожителя не обращают на него внимания, камбион прыгнул в сторону бассейна и влетел в туман, исчезая из поля зрения.

— Идем, — сказал Кэл. — Мы должны помочь.

 

*   *   *

 

Поняв тактику Торана, Алиизса постаралась отыскать Каанира. Она быстро перемещалась и то и дело уворачивалась, пробивая себе путь через толпу демонов, надеясь проскочить сквозь их передовой отряд и добраться до камбиона.

Это никак не получалось.

Мерзкое существо с голыми мышцами и влажными сухожилиями преградило ей путь. Алю занялась им, своим тонким длинным мечом парируя удар копья. Сзади напал второй демон, и ей пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы уклониться от когтей. Маневрируя, алю бросила взгляд в сторону Каанира.

Страх увидеть его снова смешался с приливом гнева. Она не столько беспокоилась из-за его враждебности, сколько боялась собственной реакции.

Алиизса хотела заставить его страдать. Она хотела, чтобы камбион почувствовал ту же боль, что причинил ей, которую она ощущала снова и снова.

«Вот ты где, — кипела она, — по-прежнему пытаешься достичь Источника Жизни. Твоя упорная одержимость желанием добраться до этого места будет стоить тебе всего, а ты слишком слеп, чтобы это понять. — Она с отвращением покачала головой: — Почему ты не уделял столько внимания мне? Даже вполовину?»

Она видела, как Торан появился рядом с камбионом, и почувствовала укол ревности, что ангел разделается с ее бывшим любовником, прежде чем она получит такой шанс.

Затем копье прорвало маленькую дырочку в одном из ее крыльев, и Алиизса ахнула от боли. Она полностью отдалась бою.

— Это тебе дорого обойдется, — зарычала она на ранившего ее демона.

Существо бросилось на нее. Алю выместила на нем весь накопившийся гнев и боль, атакуя демона целым шквалом ударов.

Второй враг увидел в ее упорстве возможность пробить оборону алю и стал заходить ей за спину. Алиизса, хотя и ожидала различных уловок, но вращалась вокруг своего противника, пытаясь пробить его защиту. Делая одни и те же движения, она сумела сблизиться с ним.

Ее цель попыталась заблокировать удары, но ненависть придала алю сил, и каждый обрушивавшийся на демона удар был мощным и заставлял его отступать. Демон впал в отчаяние и начал отставать от нее. Быстро приняв решение, Алиизса нанесла удар убегавшему демону, а затем полностью излила гнев на второго, который все пытался подобраться к ней сзади.

«Получи клинком, ты, жалкий подонок», — подумала она, внезапно подпрыгнув и сделав сальто. Маневр позволил ее мечу настичь существо, и лезвие глубоко вонзилось в его бедро.

Демон закричал и скорчился, отпрыгивая назад. Алиизса перевернулась и последовала за ним, стремясь убить. Демон бежал. Алю преследовала его, крутясь и поворачиваясь в воздухе, чтобы не отставать, а он, удирая, выделывал безумные маневры. Когда демон внезапно перевернулся и нырнул в облака, алю постаралась от него не отстать. И только после того, как она упустила демона из виду в белой, как вата, мгле, врожденное чувство надвигающейся опасности заставило ее заколебаться.

Засада, подумала Алиизса.

Ее страхи были вполне обоснованными. Вокруг замаячили еще два демона, один сбоку и другой сзади. Они напали. Алиизса пригнулась, стремясь уклониться от первого удара мечом, но не смогла парировать второй, и лезвие рассекло ей бедро. Рана не была глубокой, алю постаралась не обращать внимания на боль. «Безнадежная ситуация...» — подумала она, поднимая руку и вызывая магию.

Сполох голубого огня сорвался с ее пальцев. Алиизсу окружило свечение, придавая туманным облакам цвет лазури.

На демона обрушился ад, и он закричал. Алиизса согнулась от боли.

Боги-дьяволы, как больно!

Это было гораздо хуже, чем когда-либо раньше. Алю сложила крылья и рухнула, как камень, вниз, стремясь избежать нападения другого врага. Она проскочила через нижнюю часть облака в открытое небо и продолжала падать в течение еще нескольких мгновений. Боль съедала ее, как будто дикий зверь поселился внутри и пожирал ее.

Алиизса отчаянно желала исцеляющего прикосновения Засиана. Или Торана. «Пожалуйста, помогите...»

Боль, наконец, несколько утихла, и Алиизса, восстанавливая над собой контроль, смогла отдышаться. Она расправила крылья и выровняла полет.

Ее преследовали трое демонов. Тот, которого она ранила и почти сожгла, и тот, который попытался устроить ей сюрприз, отстали, но еще один быстро приближался.

Алю не могла сразиться одновременно со всеми тремя даже в открытом пространстве, где могла ясно видеть их. Кроме того, она не могла убежать. Ей так не хотелось снова испытывать боль! И все же сделай это, приказала она себе.

И она это сделала, прежде чем смогла удержать себя. Алиизса снова прибегла к волшебной силе, используя воображение. Она создала полусферы из камня цвета кобальта и расположила их таким образом, что обе половинки сомкнулись, поймав демона в ловушку. Камень, с демоном внутри, так и рухнул вниз.

Алиизсу вырвало, и она увидела капли крови, текущей изо рта. «Не надо больше, — умоляла она саму себя. — Ты больше не выдержишь!»

«Придется. Не дай Кааниру победить».

Борясь с мучительной болью, Алиизса быстро начала третье заклинание. Прежде чем два других демона смогли добраться до нее, она вызвала большой огненный шар небесно-голубого цвета, который лопнул вокруг них.

Один из оставшихся двух демонов обмяк и полетел вниз, но другой не пострадал от взрыва и приблизился.

Алиизса не видела этого. Она свернулась калачиком, содрогаясь от ужасной боли. Теряя сознание, она падала с небес.

Прикрепленные файлы




#95446 Хрустальная гора: глава 15

Написано Faer 23 Август 2016 - 15:06

Глава пятнадцатая

 

— Вы уверены? — спросил Гарин, улыбаясь искренне и с надеждой. — Мы могли бы превосходно сотрудничать с вами.

Нильса, еще заметно ошарашенная отречением Тира, добавила:

— Сегодня нам придется нелегко.

Эйрвин кивнула и ответила ей виноватой улыбкой.

— Да, — сказала ангел. — Конечно, я знаю, насколько велика сейчас потребность в бойцах, но чувствую, что необходима в другом месте.

Словно подчеркивая трагичность происходящего, клубы высоких облаков закрыли солнце, из-за чего все погрузилось во мрак. Дэвы стояли на небольшой, высоко расположенной площадке, граничащей с вершинами самых высоких зданий Суда, где ветра были свежее и дули беспрепятственно. Их порывы трепали волосы ангелов и приносили запах дыма.

Большинство ангелов Суда и Правдивого Сердца уже направлялись на передовую, готовясь к атаке демонов. Большой чертог Тира, над которым они стояли, почти опустел.

— К чему же мы пришли? — тихо спросил Гарин. — К концу эпохи? Даже богов не останется?

— Не говорите так, — увещевала его Нильса, опечалившись при этом еще сильнее. — Тир решил снова стать воином, защищающим свой народ. Когда бедствие закончится и он забудет эти неприятности, все вернется на круги своя.

— Надеюсь, так и будет, — сказала Эйрвин. Она положила руки им на плечи: — Я понимаю, какую боль вы испытываете. Я молюсь, чтобы ваши печали, в отличие от моих, когда пал Хелм, были недолгими и очень скоро их вытеснила радость. — Она помолчала и бросила взгляд вниз, на камни. Ей было трудно говорить: — Я хочу, чтобы вы знали, я ни в чем вас не виню. Вы были верными слугами Тира, а теперь Торма, и никто не может осуждать вас за выполнение ваших обязанностей.

— Спасибо, — сказал Гарин, и в его голосе прозвучало искреннее облегчение. — Мне жаль, что так вышло.

Нильса молча подошла к Эйрвин и крепко обняла ее.

Позже, Эйрвин, отстранившись от нее, сказала:

— Все мы боремся за торжество правды и добра. Я едина с вами по духу. Но я должна уйти. Я чувствую свое предназначение.

Нильса засомневалась, но Гарин согласно кивнул:

— Конечно, — сказал он, — делайте то, что должны. Нам будет не хватать вас.

— Да пребудет с вами Ти… Торм, — сказала Эйрвин. — Изгоните демонов из нашей святой земли.

— Мы сделаем это, — пообещал Гарин.

Они с Нильсой развернулись. Одновременно они взмыли в воздух и, пролетев над перилами, оставили Эйрвин стоять на балконе Суда. Ее глаза следили за полетом ангелов, пока те не превратились в крошечные пятнышки на горизонте.

Эйрвин испытала укол вины из-за того, что не отправилась с ними отражать вторжение демонов из Бездны. Ангелов и архонтов ожидал страшный бой. Они будут вынуждены сражаться до последней капли крови.

«У тебя есть не менее важные проблемы, — напомнила она себе. Справятся и без тебя». Ангел расправила крылья, поднялась в небо и стала парить в серой мгле. Ее охватили мрачные предчувствия того, что должно произойти, она как бы видела тень, накрывшую Дом, словно Тир, горюя, изливал вовне свою печаль. Дэв задумалась, находится ли отрекшийся бог в своих чертогах.

«Здесь до сих пор ощущается его присутствие, — решила Эйрвин. — Он знает, сколько крови прольется, прежде чем закончится день. Он сетует, сколько небесных созданий сегодня умрет. Но и многие демоны погибнут, — подумала она. — Дом Триады выстоит против зла».

С этой мыслью Эйрвин полетела в противоположном направлении от того, куда отправились Гарин и Нильса; ее путь лежал на другой, противоположный склон огромной горы Целестии. Свежий ветер дул ей в спину, и она быстро оставила сверкающий белоснежный Суд позади.

Дэв не могла с уверенностью сказать, что именно заставило ее выбрать это направление, разве только божественный смысл, признание, что ее присутствие необходимо. Такое часто случалось с тех пор, как она начала прорицать. Ангел не всегда могла объяснить, что именно чувствовала, и делала только то, что настоятельно требовалось сделать. Она ощущала от этого привычный комфорт.

Летя под потемневшими облаками, она пыталась понять, куда ее влечет. Эйрвин следовала своим инстинктам, не раз меняя направление, чувствуя, что так нужно. Вскоре она поняла, куда направляется.

К Источнику Жизни.

Это было странно. Ангел не ожидала кого-нибудь встретить там, не в такой день. Все должны были отправиться на войну, сражаться, сдерживая натиск демонов, пытающихся прорваться сквозь слабые места в плоскости. Затем ее осенила идея.

«Интересно... Торан, я снова чувствую, что ты вовлечен в это». Подозревая, что ей снова придется иметь дело со старыми друзьями и врагами, она решительно двинулась вперед.

Когда Эйрвин достигла огромных, парящих в облаках горных пиков, показались пустынные пляжи. Золотистая вода бурлила в большом водоеме, ветер вздымал волны. Ангелу очень захотелось быстро нырнуть туда, чтобы магические силы своим исцеляющим прикосновением успокоили ее усталое тело и разум, но она воспротивилась этому желанию. Следовало поторапливаться. Что бы ни привело ее в это место, оно требовало безотлагательного внимания.

Дэв спустилась к узкой полоске пляжа, туда, где струящаяся вода переливалась через край и исчезала ниже, в белой бесконечности. Она встала на песок и осмотрелась по сторонам, тщетно пытаясь найти какую-то подсказку.

Эйрвин нахмурилась. «Если Торан здесь и нуждается во мне ...»

Она не могла избавиться от ощущения, что была здесь не одна.

— Эйрвин! — позвал голос откуда-то сверху.

«Он на своем излюбленном месте», — улыбнулась ангел.

Дэв повернулась, вытянула шею, пытаясь найти взглядом Торана, и без труда заметила его стоящим возле высокой, острой скальной вершины, где сбегающая с горного склона вода устремлялась в бассейн.

Торан помахал ей, жестом приглашая присоединиться. Она увидела, что и другие были там же.

Эйрвин направились к вершине. Опустившись на камень рядом с Тораном, она обнаружила Кэла, Алиизсу и мага-дроу.

Торан выглядел очень измученным. Его волосы, всегда такие золотистые в лучах солнца, приняли тускло-медный оттенок и потеряли прежний блеск. Лицо исхудало, глаза глубоко запали. Эйрвин крепко обняла его и стояла так долгое время. Ангел почувствовала, как он напрягся, но не отпускала, пока он не расслабился, практически поддерживая его, чтобы он не упал.

— Дорога была долгая, мой друг, — прошептала она. — Но я все еще чувствую в тебе силу правды. И я нахожусь здесь, чтобы разделить с тобой твою ношу, как, я знаю, ты бы сделал для меня.

Он сжал ее крепче, затем отпустил и отступил назад. В его глазах засветился слабый проблеск благодарности.

— Спасибо, — сказал Торан громко.

Эйрвин обернулась и поприветствовала остальных, улыбаясь и обняв их всех по очереди.

— Я должна была догадаться, что найду вас здесь всех, — сказала она. — В конце концов, вы, следуя своим собственным путем, все же объединились, прислушавшись к мудрым советам своих сердец, прежде чем принять решение.

— Мы полагаем, Каанир явится сюда, — сказала Алиизса. — Без сомнений, он по-прежнему хочет искупаться в этих водах.

— Мы все пришли к такому выводу, услышав о начавшейся войне, — сказал Кэл.

— Он попытается это сделать, — сказал Торан, — хотя бы назло всем нам, и вероятно, считает, что это право законно принадлежит ему или что-то в этом роде. Как бы там ни было, мы намерены остановить его.

Эйрвин посмотрела на дроу.

— Вы согласны с ними? — спросила она.

Фарон пожал плечами.

— Я и близко не представляю, что за мотивы могут двигать камбионом, — сказал он с усмешкой. — Но, не имея других перспектив, я поддался прихоти своей фантазии и решил присоединиться к битве.

— Звучит неплохо, — сказала Эйрвин. — Как я могу вам помочь?

— Вам не нужно помогать, — сказал Торан. — Вы и так уже сделали немало для меня. Я не могу просить вас о большем.

Эйрвин прищурилась и улыбнулась.

— О, не драматизируйте, Торан. Вы же хорошо меня знаете. Думаете, я неожиданно наткнулась на вашу четверку, случайно прилетев сюда? Я знала, что нужна, и я пришла. Кроме того, в любом случае я намереваюсь убивать демонов, потому не надо здесь расшаркиваний и отговорок.

Торан засмеялся. «Впервые за долгое время», — подумала Эйрвин.

— Ладно, мой друг, — сказал он.

— Что мы планируем делать? — спросила Эйрвин.

— Пока ничего, — ответил Кэл. — Просто будем ждать и наблюдать.

— Мы не знаем, как Каанир намеревается проникнуть сюда, — сказала Алиизса. — Он может прийти один, надеясь проскользнуть мимо армии Дома, или попытается вломиться сюда со своей собственной ордой. Я ставлю на последнее. Он никогда не любил действовать в одиночку.

— Что он собирается делать, — добавил Торан, — мы узнаем здесь, когда он объявится.

Эйрвин взвесила в руке булаву:

— Когда объявится, мы заставим его об этом пожалеть.

 

*   *   *

 

Через лес пробегали длинные, разорванные линии обороны небожителей: ангелы и архонты формировали защиту от вторжения. Они ждали и смотрели на границу между их собственным миром и пустотой за его пределами. Лес был спокоен и чист, над зеленой чащей возвышались отдельные деревья, вплоть до того места, где магия изменила ткань реальности. Там заканчивалась земля и клубились бесформенные облака, пронизанные потрескивающими синими молниями.

Небожители в ожидании смотрели на кипящий водоворот.

Гарин и Нильса стояли на большой поляне, протяженностью шагов на триста, у ее края бушевала сверхъестественная буря. Дэвы командовали ротой архонтов; воины-псы выстроились по сторонам. Поляна была в зоне их ответственности. Никто не должен был проскочить здесь.

— Гарин, не думаю, что смогу это сделать, — сказала Нильса, стоя рядом с напарником. Дэв отвел взгляд от бурлящей пурпурной стены неконтролируемой магии и посмотрел на нее.

— Что вы имеете виду? — спросил он.

Нильса выглядела неуверенной в себе. Ее крылья расправились веером и трепетали, взгляд блуждал.

— Я боюсь ... — она подкрепила слова беспомощным жестом. — Я не могу.

Гарин увидел смятение в ее широко распахнутых, испуганных глазах. Он понял, что Нильса почти сломлена. Ангел приблизился к ней и привлек к себе.

— Скажите, в чем дело, — произнес он, пытаясь ее успокоить.

Нильса покачала головой.

— Я не могу найти в себе мужества ... — дэв отвела глаза, открыла и снова закрыла рот, — впустить его… — Ангел подняла руки и прижала ладони к вискам: — Торма, я имею в виду. Я хочу, я действительно пытаюсь, но ...

Глаза Гарина расширились.

— Вы еще не принесли клятву верности Торму? — спросил он недоверчиво. — Нильса, вы должны. У вас нет сил! Вы не сможете противостоять демонам, если...

— Знаю, — сказала она срывающимся голосом. — Я просто не могу. Какая-то часть меня умрет, если я признаю, что Тир ... был... О, Гарин, я так боюсь!

Его собственное сердце бешено колотилось, руки дрожали, как и у его собеседницы. Он начал безмолвную молитву.

«Благословенный Тир... Нет. Торм, — исправился он. — Благословенный Торм. Дай сегодня силы не только нашим рукам, но и нашим сердцам. Пожалуйста, веди нас и даруй нам мужество, чтобы мы бесстрашно вступили в приближающуюся битву».

Гарин глубоко вздохнул, чувствуя изливающееся на него спокойствие. Дух Торма проник в него. Он посчитал, что это отлично от знакомого прикосновения Тира, но успокоился. Нильса должна прочувствовать это и понять. Как только она познает бога, она примет его.

— Нильса, — сказал он, обратив свой взор на спутницу. Дэв пристально посмотрел ей в глаза. — Необходимо сделать это прямо сейчас. Или ты это сделаешь, или ты сегодня погибнешь.

Она кивнула.

— Да, — сказала она. — Помоги мне.

— Торм примет тебя в ряды своих приверженцев. Это необычно и пугающе, я знаю, но он успокоит тебя. Тир этого хочет. Не бойся. Вместо этого пусть твой дух воспарит, пусть твоя божественная составляющая преисполнится могуществом Торма, даже когда сердце принадлежит Тиру.

— Я хочу, — сказала она, — но я...

На противоположной стороне поляны прогремел взрыв, заглушив последние слова Нильсы. В небо взметнулось пламя. Повсюду разлетелись вырванные деревья и комья земли. Из зубчатых трещин в земле вырвался черный, едкий дым, стерев границы между миром и пустотой за его пределами.

Слева от ангелов полыхнуло пламя, а затем, почти одновременно, свернули еще две вспышки, справа. По окрестным лесам разнеслась какофония взрывов, они разорвали землю на части и заполнили небо огнем и пеплом. Перед небожителями, казалось, выросла сплошная стена взрывов.

Из этого пожара вырвались первые демоны, разношерстная орава тварей всех мыслимых форм и размеров, все отвратительные на вид. Уродливые существа — белые, как мука, или цвета красного мяса, опирающиеся на деформированные ноги. Головы, похожие на луковицы, казалось, были слишком велики для тонких шей, они покачивались и болтались из стороны в сторону, в то время как демоны судорожно размахивали самым нелепым оружием. Там, где они пробегали, из земли вырывалось пламя, и им предшествовало зловоние.

При виде защитников демоны закричали от восторга и бросились, размахивая дубинками и серпами, копьями и ножами, на своих врагов. Следом за этими, из разверзшихся в земле ран, постоянным потоком вырывались толпы все новых демонов.

Гарин отпустил Нильсу и повернулся направо.

— Первая шеренга, вперед! — воскликнул он, магически усиливая голос, чтобы архонты по всей линии слышали его команды. — Вторая шеренга, на месте!

Он обернулся и обнаружил, что Нильса стоит на коленях, уставившись на наступающие орды. Ангел не отдала никаких приказов своим подчиненным. Они толпились в беспорядке, в то время как враги напирали.

Гарин повторил свой приказ небожителям, бывшим под командованием Нильсы, потом присел на корточки и обхватил ладонями ее лицо.

— Нильса! — закричал он, заставляя ее взглянуть на него. — Ты нужна мне, прямо сейчас! Открой свое сердце Торму! Его присутствие придаст тебе сил, и ты должна довериться ему, как ты всегда доверялась Тиру.

Он взглянул на поле боя и увидел, что тем временем демоны и архонты сблизились и были всего шагах в тридцати друг от друга.

— Я так боюсь! — Нильса рыдала. — Я не могу отказаться от Тира! Он исчезнет, а я этого не переживу!

Гарину потребовалось все самообладание, чтобы подавить приступ паники. Он отвел взгляд от предстоящей схватки и снова посмотрел на ангела, плачущую у его ног.

— Нильса, — сказал он так спокойно, как мог, — Тир сам выбирает свою судьбу. От вас это не зависит. Вы можете только выполнять задачи, поставленные перед вами. Торм нуждается в вас. Эти солдаты нуждаются в Вас. — Он глубоко вздохнул и добавил: — Ты нужна мне.

«Пожалуйста, Нильса, вставай и сражайся».

Нильса сглотнула слюну и закрыла глаза.

— Ладно, — сказала она дрожащим голосом.

Две надвигающиеся друг на друга стены, архонтов и демонов, со страшным криком столкнулись. Гарин бросил взгляд вверх. Битва началась.

Гарин посмотрел на Нильсу, ее губы дрожали, глаза были закрыты, она что-то бормотала про себя.

«Вот и все, — подумал он. — Ты можешь это. Торм благословит тебя, как только ты его призовешь».

Нильса ахнула, и Гарин едва заметил вокруг нее всплеск сияния. Черты ее лица разгладились, ее оставили боль и страх. Ангел довольно улыбнулась. Она открыла глаза, засиявшие от новообретенного восторга.

— Он сказал, что гордится мной, — пояснила дэв. — Он сказал мне, чтобы я следовала его примеру. Ангел поднялась на ноги:— Прости. Я готова.

Вздохнув с облегчением, Гарин указал на остававшиеся позади резервные силы архонтов.

— Возьмите их под свое командование, — сказал он. — Не выступайте вперед, пока я не дам сигнал.

Нильса кивнула, продолжая улыбаться.

— Как мы и договаривались, — сказала она.

Гарин оставил ее на этом месте, а сам взметнулся в воздух и понесся в сторону безумной битвы. Уже сейчас он мог видеть бесчисленные тела, больше демонов, чем архонтов, разбросанные по всему полю. Небожители сражались умело, прикрывая друг друга, и были хорошо обучены.

Демоны роились в безумном, хаотическом беспорядке. Под ударами архонтов они падали десятками. Но на место каждого убитого демона из расщелин в земле выскакивала еще дюжина.

«Благой Торм, — взмолился Гарин, бросаясь к разрыву в шеренге архонтов. — Дай мне силу противостоять им».

Он бросился вперед и ударил булавой слюнявого демона по черепу. Не взглянув на противника, он выкрикнул святое слово власти группе демонов позади него. Божественная энергия обрушилась на них, как ударная волна, расшвыряв не меньше четырех рядов наступавших. Архонты выдвинулись вперед и атаковали, истребляя демонов так быстро, как позволяло их оружие.

Гарин повернулся и снова произнес мощное святое слово, отбросив назад еще с десяток демонов. Воины-псы хлынули в открывшуюся брешь и расправились с опрокинутыми наземь врагами.

«Все идет хорошо, — подумал Гарин, приобретая уверенность. — Быстро и эффективно. Мы должны сохранить наши...

На дэва опустилась тень, и он поднял глаза как раз вовремя, чтобы увидеть замахивающуюся на него когтистую ногу. Удар пришелся по плечу. Он разорвал тунику и рассек плоть ангела, отбросив его на изрытую, окровавленную землю.

Гарин вскочил на ноги. Он как следует рассмотрел огромное существо и замер. У того были клешни и другие признаки демона-глабрезу, но это оказался не обычный представитель своего вида. Более крупный и более могучий, чем любой глабрезу из когда-либо виденных Гарином, с широкими крыльями, топорщившимися веером по обеим сторонам его спины.

«О Раненый Бог, — подумал ангел по привычке, — эта тварь способна летать. Ти... Торм, спаси нас всех».

Демон поднялся во весь рост и проревел рокочущие слова Бездны, которые заставили Гарина съежиться и заткнуть уши. Архонты в радиусе пяти шагов споткнулись и зашатались от этих звуков. Казалось, они заблудились, их концентрация пропала, и воины были не в силах сопротивляться, когда мелкие бесы нападали на них и начинали кромсать когтями и оружием.

Крылатый глабрезу выдвинул одну из своих огромных клешней и сжал ею ошеломленного архонта. Воин-пес с минуту боролся, тщетно пытаясь высвободиться из острых, как бритва, клещей, охвативших его шею. Затем мощные клешни сжались, и голова архонта была оторвана одним махом. Воин рухнул, а глабрезу улыбнулся Гарину. Он приподнял свою клешню и, высунув длинный, раздвоенный язык, стал слизывать кровь, смакуя ее.

— Давай потанцуем, ангел, — сказала тварь, направив на него растопыренные когти.

Гарин перехватил поудобнее свою булаву и направился навстречу демону:

— Я как раз подготовил для этого музыку.

 

*   *   *

 

Вок левитировал над своими войсками, обозревая голову колонны. Когда он зависал, его встряхивал палящий, едкий ветер, и его уши терзали нетерпеливые крики и рычание выбравшихся из пучины демонов. Он мог видеть вдалеке большую арку, монолитную каменную структуру, возвышавшуюся над искореженной равниной. Огненно-красные молнии как нити паутины змеились по всей поверхности камня, но в центре, куда уходили отряды демонов, затаилась тьма, в ней мерцал пульсирующий синий свет.

Арка была одним из полдюжины порталов, расположенных по кругу. Демоны окружили скопления магических дверей, целое море тел распростерлось по всей сухой, каменистой равнине владений Повелителя Акситара.

Орды армии балора двигались в сторону арки плотными, беспорядочными колоннами, продираясь через нагромождения острых камней и тернистые заросли ежевики. Громоздкая крепость Повелителя Акситара маячила в отдалении, Вок чувствовал, что балор следит за происходящим.

И эта армия является лишь одной из многих, размышлял Вок с усмешкой. Могучий Оркус командует великими силами. Сегодня ангелы падут.

Камбион стал подсчитывать количество легионов впереди, но каждый раз, начиная заново, он сбивался, поскольку демоны не могли оставаться в организованных отрядах, и непонятно было, где заканчивается один строй и начинается другой. Уже дретчи из его собственного отряда толкали друг друга, изнывая от нетерпения в ожидании своей очереди.

«Мы никогда не доберемся! — злился Вок. — Я потеряю над ними контроль, если это затянется».

Но линия неумолимо ползла вперед, и Вок коротал время, запугивая своих подчиненных обвинениями и угрозами болезненной, мучительной смерти, если они не станут вести себя как надо.

Когда они в очереди к порталу оказались вторыми, он расслышал исходящий из арки странный свист, и смог лучше рассмотреть, как демоны шагали в нее. Как только они подходили поближе, темнота засасывала их внутрь, словно дергала за ноги, и какое-то время верхняя часть их тел была еще видна над поверхностью.

Вок почувствовал беспокойство. «Надеюсь, они отправляются именно туда, куда их послал Повелитель Акситар, — подумал он. — Если это не так... для нас уже будет слишком поздно».

Он уже собирался примкнуть к своему войску, когда прибыл имп с сообщением.

— Виссилка желала бы поговорить с вами, — доложил он плаксивым голосом, а потом, хихикнув, умчался прочь по своим делам.

«Теперь что ей надо?» — подумал Вок с отвращением.

Каанир развернул магический плащ и взмыл вверх. Покружив над колоннами войск, он отправился назад, и, заметив авангард мерилит, стал спускаться. Змееподобная демоница возвышалась над подчиненными. Камбион опустился на землю рядом.

— Вы вызвали меня? — спросил он, стараясь говорить почтительным тоном.

— Помните, — сказала марилит, — вы — мой правый фланг. Не позволяйте вашим войскам продвигаться слишком далеко вперед. Я не хочу, пройдя через ворота, попасть в окружение разъяренных ангелов. Только тогда, когда я дам сигнал, вы начнете атаковать.

— Конечно, — сказал Вок. «Ты напоминаешь мне об этом всего лишь в пятый раз, сука».

— У вас есть необходимые предметы? — спросила она.

Каанир подавлено вздохнул и вытащил стеклянную палочку из кармана рубахи. Трубка, герметичная с обоих концов, не намного больше, чем указательный палец, и лишь немного толще. Как и в арке портала, внутри стержня в темноте вспыхивали голубые блики света. Он подержал вещицу, давая Виссилке ее хорошенько разглядеть, а потом вернул на место.

— Отлично, — сказала марилит. — Будьте готовы. Ждите моего сигнала.

— Конечно.

— Идите, — сказала Виссилка. — Возвращайтесь на место. Обрушьте смерть на врага!

Вок небрежно отсалютовал ей и, поднявшись в воздух, вернулся к своему войску. Оно было почти у самой арки.

Последние ряды предыдущего легиона проходили через портал, втягиваясь в клубящийся черный туман. Вок опустился на землю рядом с лейтенантом, бараноголовым демоном, подгоняющим дретчей своим копьем. Камбион был вполне уверен, что это тот самый, с которым в последнее время их пути то и дело пересекались.

— Мы раздавим их, — сказал демон. — Они слабые, тщедушные твари, любящие бессильных богов.

Вок фыркнул:

— Дурак, не стоит недооценивать их. Мы до сих пор сражались на своей земле. Они у себя применяют мощную магию, и если мы не будем осторожны, то они рассеют нас, как пыль.

Демон-баран окинул Вока слезящимся взглядом.

— Ба! — хрюкнул он. — Если вы их так сильно боитесь, возможно, вам следует укрыться здесь, в то время как мы будем развлекаться, пиная их головы.

Вок ухмыльнулся:

— Не говори только, что я тебя не предупреждал.

Настала их очередь. Передний ряд колонны демонов встал перед аркой, готовясь пройти через нее. Строй заколебался, и демон-баран бросился вперед, подгоняя его своим оружием:

— Входите внутрь, вы, трусливые черви! В арку! Найти врагов! Убить их всех! Вперед! Вперед!

Демоны шагнули и исчезли в портале. Другие последовали за ними. Вок, тем временем, поднялся в воздух. Он вернулся к концу своего войска. Там его ждали элитные бойцы.

В отличие от мелких трусливых демонов, долговязые крылатые твари стояли гордо и свысока, презрительно смотрели на толпы вокруг них. Эти демоны напомнили камбиону гибких, жилистых горгулий, хотя у них не было кожи. Их темная, пурпурно-черная плоть и мышцы, соединенные фиолетовыми сухожилиями, влажно блестели. Черные рога были загнуты назад на макушках продолговатых смоляных черепов, в которых сверкали яростью красные глаза. Их рты были разинуты, обнажая ряды черных, игловидных зубов и стремительные, раздвоенные языки. Каждый был вооружен тонким копьем с двумя наконечниками.

— Мы должны вкусить крови ангелов! — закричал один из них.

Другие закивали в знак согласия.

— Давайте раздерем их в клочья! — ревел другой.

— Вы достаточно скоро насытитесь плотью небожителей, — пообещал Вок. — Но у нас есть другая, наипервейшая задача.

Бескожие существа завыли и заскрежетали зубами. Камбион не знал, было то проявлением отчаяния или ликованием. Он махнул им и поднялся в воздух.

— За мной! — крикнул он и полетел в сторону арки. Приблизившись к ней, он снова подумал о том, к чему это приведет — к славе или к забвению.

Есть только один способ узнать, подумал он, влетая в портал.

 

Прикрепленные файлы




#95424 Хрустальная гора: глава 14

Написано Faer 10 Август 2016 - 17:34

Глава четырнадцатая

 

Дурное настроение Вока усилилось, отравляя удовольствие от осмотра войска. Демоны построились кое-как, неровными рядами, их оружие было никудышным, но больше всего Каанира раздражало их недисциплинированное поведение. От них воняло, они дрались и даже не старались стоять по стойке смирно.

— Эти голодранцы не годятся даже для выгребных сортиров, — бросил камбион скользящей рядом Виссилке.

— Я передам Повелителю Акситару ваши слова, — ответила мерилит.

Вок скривился, но промолчал, продолжая шагать вдоль шеренги. Утром он узнал, что во время грядущей битвы ему предстоит подчиняться Виссилке, и это не улучшило его настроения.

«Все женщины в моей жизни не принесли мне ничего, кроме страданий, — злился он. — Особенно мерилит, которые всегда находили всевозможнейшие способы портить мне удовольствие». Но перед его мысленным взором неотступно стояло лицо Алиизсы.

В ту ночь он удалился в свои роскошные покои как гость Повелителя Акситара, испытывая жажду приобщиться к предоставленной ему роскоши. Банкет был просто восхитителен, пищи было больше, чем он мог бы съесть в десять присестов, и столько вина, что хватило бы до полусмерти напоить дракона. По правде говоря, все это было не самого лучшего качества, Воку доставались угощения и получше, но он вряд ли мог жаловаться после затяжной голодовки.

Позже в комнате появились музыканты, артисты, даже приготовленные для него наложницы, и все они отчаянно стремились угодить ему. Вок старался не обращать внимания на преследующие его образы, погружаясь в зрелище и звуки.

Но, в конце концов, Алиизса снова заполонила его сознание. И чем сильнее он старался выбросить ее из мыслей, тем больше она задерживалась там, словно насмехаясь над ним. Она никогда не оставит его в покое.

«Я должен был убить тебя, когда у меня был шанс, — подумал он. — Но все равно ты скоро умрешь. Если магия не убьет тебя раньше. А теперь убирайся из моей головы!»

— Твои мысли, кажется, не здесь, — заметила Виссилка. — Возможно, мне следует обратиться к капитанам моей личной гвардии.

Вок заставил себя вернуться в реальный мир:

— От того, что мы будем глядеть на них в течение нескольких часов, лучшими солдатами они не станут, — проворчал он. — Тут ничего не поделаешь.

— Согласна, — сказала мерилит. — Давайте лучше вернемся к Повелителю Акситару. Там вас ждет небольшой сюрприз.

Вок покосился на демоницу. Навряд ли сюрприз, приготовленный демоном, окажется приятным. Что она задумала? Но Виссилка уже отвернулась и заскользила в сторону возвышающейся крепости. Пожимая плечами, камбион последовал за ней.

Они оказались внутри массивного сооружения, и Виссилка привела Вока в большой двор с парапетом, где собралась орда под командованием Акситара. Сборище демонов, насколько Каанир мог видеть, простиралось до затянутого дымом горизонта изломанной равнины. Это была впечатляющая армия.

И она готовилась нанести поражение ангелам.

Мерилит обратила внимание Вока на небольшую площадку в стороне. Толпа демонов перетаскивала там нечто громоздкое, сложно было разглядеть, что именно. Когда они подошли поближе, поднялся крик и вой, и некоторые демоны разбежались.

Там, в прочной железной клетке, стояло бушующее от ярости чудовище — то, что некогда было Микусом и Мишиком. Оно издало пронзительный крик и метнулось в сторону, пытаясь поймать дретча, что подошел слишком близко. Уродливая тварь схватила руку демона и напрочь оторвала от тела злополучного существа.

Дретч заверещал от боли и, шатаясь, побрел прочь, заливая все вокруг черной кровью. Два других демона набросились на него и разорвали, пожирая его плоть. Другие столпились над ним, полностью отгородив от Вока.

— Ты! — закричал Микус, узнав камбиона. — Предатель! — Он снова и снова бросался своим деформированным телом на решетку, отчаянно пытаясь добраться до Вока.

Каанир подошел ближе, чтобы лучше рассмотреть плененную тварь. То ли время, то ли муки, а может, и то, и другое вместе, сильно изменили Микуса. Он больше не имел никакого сходства с ангелом. Если бы Вок не видел Микуса до его преображения, он бы ни за что не догадался о его небесном происхождении.

Кожа Микуса изменилась, став фиолетовой и пестрила пятнами в местах, где зияли раны, из которых сочился желтовато-зеленый гной. Лицо в некоторых местах странно вздулось, и абсолютно черные глаза Микуса засверкали красным. Темные волосы ангела отросли и взлохматились, и с них капал пот, когда Микус метался в своей клетке.

Из живота по-прежнему торчала голова Мишика, его глаза-бусинки таращились на камбиона, пасть постоянно нетерпеливо открывалась и закрывалась. В этом взгляде Вок заметил лишь животный инстинкт. На мгновение он вообразил, каково это, должно быть, ангелу, осознать, что он слился с полудраконом. Камбион подавил дрожь.

— Мы поймали его вскоре после того, как ты и твои товарищи стали моими гостями, — сказала Виссилка. — Он обезумел от ярости. Время от времени выкрикивает твое имя, хотя только сейчас, с тех пор как мы схватили его, он смог тебя увидеть.

— Он обвиняет нас, в частности, меня, в произошедшем. Думает, что я завел его в ловушку, благодаря чему он и превратился в такое страшилище.

— Рассудок почти его покинул, — сказала мерилит. — Нам удалось достигнуть больших успехов в уничтожении всего небесного, что, возможно, в нем оставалось. Теперь он хочет только убивать.

Вока посетила внезапная, захватывающая мысль:

— Очень жаль, что это существо кажется таким неуправляемым. Вот было бы славно напустить его сегодня на врагов.

— Поэтому я и привела тебя сюда, — ответила Виссилка. — Ты знал его раньше. Мог бы он привести нас туда, где сегодня защита ангелов окажется слабее всего?

«О, ты умная девушка», — подумал Вок:

— Если в его памяти осталось это место, — сказал камбион. — Но проблема с контролем остается. Как мы можем заставить эту тварь напасть на небожителей, а не на наши собственные войска?

Виссилка улыбнулась.

— Посмотри внимательно и увидишь, что он теперь носит стальной ошейник.

Вок наклонил голову и разглядел на горле Микуса металлическое кольцо.

— Это, — пояснила марилит, держа в руке браслет, схожий с ошейником, — является средством принуждения твари. Тем не менее, — предупредила она, — если я надену браслет на тебя, ты не сможешь снять его, не отрубив руки, разве что уродец погибнет.

Вок взял браслет у Виссилки и осмотрел его. Это была простая полоска металла, которой грубо придали округлую форму. Концы не соприкасались, небольшой зазор позволял продеть в браслет руку. Камбион стоял под зловещим, кроваво светящимся небом, крутя в руках эту вещь, и раздумывал.

— И ты предлагаешь это мне? — спросил он. — Секретное оружие в дополнение к руководству вашим почетным караулом?

Мерилит ухмыльнулась:

— Повелитель Акситар пожелал, чтобы ты управлял тварью. Он подумал, это хорошее сочетание, если учесть, насколько существо тебя ненавидит, и как сами небеса, откуда он пришел, обрушат на него проклятие.

Вок усмехнулся. У него уже была другая идея, еще лучший способ использовать Микуса.

— Я согласен, — сказал он и натянул браслет.

Концы металлической полоски сомкнулись, сжимаясь вокруг запястья камбиона. Когда преобразование закончилось, браслет плотно сидел, но не причинял неудобств.

Вок ощутил ментальную связь, возникшую между ним и Микусом. Он почувствовал враждебность раздавленного ангела, ярость и отчаяние готовы были захлёстнуть его сознание, но магия браслета сдерживала их. Камбион послал мысленную команду Микусу успокоиться, и хотя тот негодовал, буйство прекратилось, тварь замерла в своей клетке.

— О, он будет хорошо служить, — воскликнул Вок в восторге. — Я придумаю немало такого, что стану с ним делать.

— Ты должен приказать ему, чтобы он привел нас к слабым в отношении обороны местам Дома. Он знает, как ангелы станут защищаться против нас. Ты заставишь его сломить их сопротивление.

— Как прикажете, — Вок поклонился мерилит, а про себя добавил, что собирается сделать нечто гораздо большее. Он отправится к Источнику Жизни.

 

*   *   *

 

Кэл со стороны наблюдал, как собираются группы солдат. Все воины, ангелы и архонты, расположились на зеленом лугу и ждали. Кэл ждал вместе с ними, ощущая исходящее от них чувство предвкушения. Время от времени он бросал взгляд вверх, к вершине горы, на самые высокие уровни крепости-города Правдивое сердце. Там кольцом поднимались мощные оборонительные стены, построенные из огромных каменных блоков, а над ними высился дворец Торма.

Сердце рыцаря ликовало. Он ощущал прежнее родство с крепостью-городом и его жителями, чего никогда не испытывал к Суду Тира.

«Я воин, служитель Торма. Я принадлежу ему».

Эта мысль позволила Кэлу почувствовать себя немного лучше, он знал, что только время залечит раны. Он был доволен, что двигается дальше, перевернул страницу и начал новую главу своей жизни. И в то же время он переживал из-за решения Верховного Совета и разрыва отношений с Тораном.

«Лучше бы они приговорили Торана к смертной казни, — подумал он. — Так больно сознавать, что он где-то блуждает в одиночестве, без божества-покровителя и причин служить. Ты был хорошим наставником, мой друг. Я буду скучать по тебе. Решение Высшего совета — позор. Ты заслуживал лучшего. Ты был мудрым и благородным служителем, и они должны были выслушать тебя».

Кэл поймал себя на том, что опять начинает гневаться и снова напомнил себе обещание оставить всё в прошлом. Настало время двигаться дальше. Пусть всё забудется.

Он уже несколько раз пытался убедить себя, что злость и негодование были просто еще одним примером того, насколько сильно он позволил себе углубиться в дела служителей Тира. Торан был хорошим наставником, возможно, но он сбился с пути и тащил Кэла — хотя и добровольно — за собой.

«Это была не твоя битва. Не продолжай превращать ее в проблему для себя».

Кэл вздохнул и подумал о матери. В какой-то степени он был благодарен, что она тоже ушла из его жизни. После ночи, проведенной за разговорами у бассейна в волшебном саду, он начал понимать ее. Он признавал, что алю стала гораздо лучше, чем позволяло ее наследие, так же, как он всегда стремился преодолеть влияние крови демонов и дроу на него самого. Он больше не обвинял ее за случившееся с Тораном. Она была во многом так же лояльна, как и сам Кэл.

И в то же время, Кэл видел, как она становилась причиной всевозможнейших потрясений. Хаос повсюду сопутствовал ей.

Таков уж ее характер, напомнил он себе. Она сама ничего не может с этим поделать.

Впрочем, то же самое можно сказать и о Фароне. Продукт своего общества, он был полностью вовлечен в странные сети интриг, когда одни благородные дома борются с другими. Кэл не мог себе представить, как играть в эти игры, постоянно ожидая шпионажа или работать сразу на несколько хозяев, разрушая чьи-то планы. Он бы никогда не смог стать настоящим дроу.

«Но я сын дроу... и если они таковы по своей природе, то что делать мне?»

«Родители лишь зачали и родили тебя, — подумал он. — И только. Ты больше, чем просто их потомок. Ты будешь тем, кем сам захочешь быть. Не становись похожим на них. Оставайся верным своим убеждениям! Алиизса доказала, что это возможно. Хвала ей за это».

Кэл моргнул и немного покачал головой, избавляясь от противоречивых мыслей. «Иди вперед, — снова подумал он. Помня совет Фарона, он добавил: — и будь верен себе, чтобы ты мог ответить сам за себя, когда твое время истечет».

Отбрасывая угрюмые мысли, рыцарь снова обратил внимание на собравшихся воинов. Он оглядел трепещущие от теплого ветерка вымпелы, ища тот, что с белым молотом в круге на фиолетовом фоне. Кэл считал, что его нетрудно обнаружить, но его пока не было. Новый командир Кэла еще не прибыл.

«Появись уже... — взмолился Кэл. — Это безделье дает мне слишком много времени для раздумий».

Группа полностью готовых к битве собак-архонтов прогуливалась мимо полудроу. Они живо и громко что-то обсуждали, так что Кэл не мог не услышать части беседы.

— Я не понимаю, почему он так долго выжидал, прежде чем пойти на это, — сказало одно из собакоголовых существ. — Похоже, его нерешительность стоила Дому драгоценного времени и ресурсов.

— Почему ресурсов? — спросил архонта один из товарищей.

— Поскольку многие уже покинули его, и не все решили к нам присоединиться. Если бы он был более склонен к...

— Вы вступаете на опасный путь, — предупредил другой. — Тир имел свои причины для сдачи власти, и только он мог знать, когда придет время это сделать. Вы не должны так быстро...

— Прошу прощения, — сказал Кэл дрожащим голосом. Услышанное вогнало его в дрожь. — Что вы сейчас сказали? Что сделал Тир?

Архонты остановились и обернулись в сторону рыцаря. Они смотрели на него с недоумением.

— Разве вы не слышали? — спросил один из них.

Кэл покачал головой:

— Нет, я только что прибыл. Но я пришел из Суда и не слышал каких-либо новостей.

— В самом деле, это произошло только сегодня утром, — сказал воин-пёс. — Тир отрекся от божественности. Он предоставил Торму свою божественную силу и посоветовал своим последователям пойти служить Истинному. Илматер вернулся в Дом, чтобы помочь в передаче власти.

Кэл сглотнул, пытаясь осознать услышанное:

— Почему? Разве к этому привели наши действия? Неужели причиной кризиса стала утрата веры Тораном? Нет. Это невозможно. Мы пытались помочь!

Архонт пожал плечами:

— Говорят, он потерял веру в себя, в свои способности возглавлять и судить других. Думаю, все эти потрясения в Суде сыграли свою роль.

Кэл схватился за голову: «Что мы натворили? Нет! Это сделали Засиан с Цириком! Не мы!»

— И теперь, возможно, с началом вторжения, — продолжал архонт, — Тир почувствовал, что так будет лучше. Я не претендую на понимание мудрости богов.

Кэл снова в ужасе схватился за голову:

— Вторжение? Что за вторжение?

— Где вы были все это время, солдат? — спросил архонт. — Демоны. Их орды наступают. Бездна извергла их быстрее, чем рассчитывали наши наблюдатели, и они движутся к нам. Разве вы не видите собравшихся воинов? — Существо указало на отряды, расположившиеся на зеленом лугу. — Думаете, для чего это потребовалось? Мы готовимся идти на войну, солдат. Вам лучше присоединиться к своим.

— О Торм, — выдохнул Кэл. Это произошло. То, что обещал Вок, наполовину блефуя, сбылось. Камбион поклялся раскрыть всё, что знал, правителям Бездны, разоблачить слабости Дома. А если он это сделал? Если он каким-то образом добрался до них и убедил собрать свои армии?

Скорее всего, так и было. Следовало найти Торана.

— Спасибо, — сказал Кэл, обдумывая ситуацию. Он повернулся к лугу и стал высматривать штандарт своего нового командира. В конце концов, он разглядел его на дальней стороне. Офицеры прибыли. Кэл, оставив архонтов в недоумении, бросился к развевающемуся вымпелу.

Достигнув места сбора, Кэл отдал честь командиру и представился:

— Я Кэл, рыцарь Ордена Вигиланта и недавно вернулся из Суда Тира. Я на службе, но прошу позволить мне оставить ее, чтобы вернуться в Суд. Я только что услышал об отречении Тира, и у меня там есть неотложные дела.

Ангел отдал честь в ответ и бросил на Кэла недоуменный взгляд:

— О чем вы говорите? Мы выступаем в ближайшее время, рыцарь, и нам важен каждый боец.

— Я знаю, но считаю, что скорее нужен там, где смогу предотвратить большое несчастье.

— Мне очень жаль, солдат, — ангел покачал головой, — но я не могу разрешить вам отлучиться. Какие бы побудительные мотивы ни двигали вами, вы здесь нужнее. Готовьтесь выступать.

С этим, офицер отвернулся. Полудроу стиснул зубы и сжал кулаки. Он хотел поспорить с ангелом, заставить небожителя осознать, насколько важно застать Торана и остальных.

«Не взирая ни на что, камбион опять попытается добраться до Источника Жизни. Именно это он и собирался сделать, в пику всем нам. И если он окажется там и обретет силу и могущество, или, что еще хуже, приведет с собой компанию, войско... Мы должны остановить его. Это может переломить ход всей битвы!» Но мысли Кэла были не более чем догадкой, и он знал, что никто не станет его слушать.

Морщась от досады, он отвернулся и направился к собравшимся воинам, которые складывали свои вещи, надевали плащи с таким же символом в виде молота в круге и готовились выступать.

«Если бы Торан был здесь, — думал Кэл, — он пошел бы в любом случае». Да, но сам он не житель Суда. Он не должен отказываться от собственного долга. Он рыцарь Торма.

«Нет, — решил полудроу, останавливаясь на полпути. — Это слишком важно. Ты знаешь, насколько. И как ужасно слепо подчиняться приказам, воин. Торан сильно повлиял на тебя. Отправлюсь на поиски!»

Вспоминая слова Фарона об ответственности перед самим собой, Кэл обернулся посмотреть, рядом ли кто-нибудь из офицеров и наблюдает ли за ним. Удовлетворенный тем, что за ним не следят, он поспешил к городским воротам.

Он надеялся, что не опоздал.

 

*   *   *

 

— Пора, — сказала Нильса, появившись в дверях покоев Алиизсы.

Алю стояла в центре комнаты и смотрела на знакомые стены из белого мрамора, на корзины с виноградом и цветами. Она взглянула на ангела:

— Знаю. Дайте мне еще немного времени. Пожалуйста.

Тень раздражения омрачила выражение лица Нильсы, но она кивнула и отступила, оставив Алиизсу наедине с собой.

Алю глубоко вздохнула, вдыхая аромат цветов. Она слушала, как на балконе ветерок шелестел. Алю подошла к перилам и посмотрела на медно-голубое небо и массив облаков, опоясывающих и скрывающих вершину огромной горы Целестии.

«Не могу поверить, но я буду скучать по этому месту».

Алиизса вспомнила, как в первый раз увидела эту большую гору. В тот день, когда Торан притащил ее в Дом. Они появились на лужайке с душистой травой. Алю ослепляло исходившее от ангела сияние. Как давно это было.

Она хотела взлететь в окружавшие горы небеса, попытаться проникнуть в облака и выбраться за их пределы. «Я нередко вела себя глупо».

Алиизса спрашивала себя, была ли Эйрвин там, на Целестии. Ангел утверждала, что вернется обратно в Венью служить провидцем у Эратиола.

«Оставь это место, — подумала алю. — Полагаю, Гарин уже изгнал Торана прочь».

Она представляла себе, как небожитель магически перенес ее друга на другой план космоса, так же, как собиралась поступить с ней Нильса. «Словно веником отмести нас всех подальше, как выметают пыль из-под коврика. Вышвырнуть и поскорее забыть. Это твой способ справиться с проблемами, Тир».

Алиизса почувствовала внезапную грусть. Она должна была увидеть Торана еще раз. Ей хотелось попрощаться. И тут ее посетила одна мысль.

«Почему бы тебе не уйти вместе с ним?»

Алю захотелось узнать, возможно ли это. Она собиралась вернуться на Фаэрун, скорее всего в Сандабар, хотя на самом деле пока не решила. Казалось бы, это правильный выбор, но по правде говоря, там у нее никогда не было ничего, кроме вмешательства в чужие дела.

«Как и в любом другом месте, — подумала Алиизса. — Ты изгой, сирота. Как и твой сын».

Ее захлестнула печаль. «Я потеряла их всех. Кэла, Фарона, Эйрвин. Даже Каанира. Каждый, кто стал частью моей жизни, оторван от меня — как там сказал Фарон? — по капризной прихоти богов».

Но так не должно быть.

Алиизса открыла дверь и вышла в коридор. Нильса все еще стояла там, ожидая.

— Я хочу уйти с Тораном, — объявила алю. — Куда он направляется?

— Это невозможно. — Ангел покачала головой. — Вы должны вернуться в то место, откуда прибыли. Вас забрали из города Сандабара.

— Почему? — возмутилась алю, — Вы могли забрать меня из любого другого места, а я никогда больше не побеспокою ни вас, ни кого-либо из ваших товарищей. Почему именно туда?

— Вы правы, — Нильса вздохнула, — это очень далеко, но мне дали конкретный приказ. Он не обсуждается.

Алиизса оперлась на одну ногу и скрестила на груди руки.

— Еще чего, — сказала она, бросив на ангела колючий взгляд. — Я хочу знать, почему меня отправляют именно туда, раз на самом деле это не важно.

— Вы же не хотите препираться со мной, — заявила Нильса в ответ.

— Почему? — фыркнула алю. — Потому что я проиграю?

— Нет, потому что я не собираюсь это обсуждать. Моя обязанность — выполнять. Твои слова бессильны повлиять на меня. Если ты упорно будешь пытаться создать мне трудности, я лишу тебя сознания и брошу в каком-нибудь городском переулке. Так что выбирай.

Алиизса закипела от гнева. Она знала, что ангел с помощью своей божественной силы может ее оглушить. Но это не делает ей чести.

Алю подавила желание ударить ангела в нос. Наконец, когда ярость утихла, и Алиизса смогла держать себя в руках, она сказала:

— Может быть, вы хотя бы скажете мне, куда он отправился, и я сумею его отыскать?

— Нет.

— Боги-дьяволы, как с тобой тяжело! — выкрикнула Алиизса, чувствуя, что того гляди заплачет от чувства беспомощности. — Он мой друг. Разве вы не можете отложить ваши приказы подальше и позволить мне такую мелочь?

На лице Нильсы промелькнуло мимолетное выражение сочувствия, но быстро исчезло.

— Принято решение разделить вас, чтобы вы никогда не увидели друг друга снова, — объяснила ангел. — Таким образом, исчезнет риск, что вы снова соберетесь вместе для причинения Дому очередных неприятностей. Мне очень жаль, но это так.

— Ненавижу вас всех, — прошептала Алиизса, захлебываясь рыданиями. Она рухнула на пол. — И надеюсь, что вы и ваш бездушный бог иссохнете и сгинете.

Нильса поджала губы и потянулась к Алиизсе.

— Хватит, — пробормотала она, вцепившись в алю. — Мы уходим немедленно.

Алиизса стала дергаться, вырываясь из рук ангела. Она хотела бороться с ней, заставить холодную, непреклонную небожительницу выполнить свою угрозу. Доказать, что Алиизса в своей оценке права, Нильса на самом деле зла и несправедлива.

Ангел попыталась было сказать что-то, возможно, произнести слово силы и, как и обещала, оглушить Алиизсу, но ее перебил голос, донесшийся из коридора.

— Прекрати, Нильса.

Это был Торан. Они с Кэлом подошли вместе, а следом и Гарин. Сердце алю подпрыгнуло, как она увидела их обоих. На ее лице появилась недоумевающая улыбка.

— Что вы здесь делаете? — с удивлением спросила Нильса, нахмурившись. — Гарин, наши инструкции были ясны.

Алиизса вырвалась на свободу, вскочила и побежала к Торану и Кэлу. Она обхватила руками падшего ангела и рыцаря и крепко их обняла. Радость сменила отчаяние и уныние.

— Я думала, никогда не увижу вас снова — говорила алю, уткнувшись лицом им в плечи. Она услышала, как Кэл, угодив в ее объятия, тихо рассмеялся. Сзади них заговорил Гарин:

— Всё изменилось, Нильса. Всё изменилось...

Его подавленный голос заставил Алиизсу вздрогнуть.

— Вы о чем это? — спросила Нильса, подойдя сзади к алю.

— Тир отказался от своей божественности, — ответил Гарин.

Алиизса отпрянула и посмотрела на Торана с Кэлом.

— Что? — спросила она. — Правда?

Кэл кивнул, а Торан тихо сказал:

— Он сделал это.

Лицо ангела было мрачным и, похоже, это выражение останется на нем навсегда, подумала Алиизса, как шрам от нанесенной оружием раны. Алю перевела взгляд на Нильсу. Ангел с болью в глазах посмотрела в ответ. Она уставилась в пустоту, ее рот безмолвно то открывался, то закрывался. Алю почувствовала сострадание и не знала, что делать. Она взяла ангела за руку и сказала:

— Мне очень жаль.

Нильса уставилась на нее:

— Это правда. Я больше не могу чувствовать его. Я потеряла Тира. — Ее рука задрожала.

— Он отправляет нас служить Торму и идет на войну под знаменем Торма, — сказал Гарин. Когда Алиизса посмотрела на него, в его широко раскрытых глазах, обычно таких глубоких и проницательных, было смятение.

— Мы попросили, чтобы нам разрешили помочь, — произнес Торан. — Демоны наступают.

— Демоны, — ахнула Алиизса. — Означает ли это…?

Каанир. Именно им мы и займемся, не так ли?

— Да, — ответил Кэл. — Мы с Тораном пришли к единому мнению. Если Каанир объединился с демонами, они попытаются добраться до Источника Жизни.

— Это стало бы для нас тяжелейшим оскорблением, — сказал Торан. — Вторгнуться в Благословенный Дом и купаться в Источнике Жизни. К этому он и стремился, но, в конечном счете, не достиг.

— Его нельзя туда подпускать, — заметила Алиизса.

— Да, он не должен туда попасть, — согласился Торан. — Для меня это дело принципа — лишить его желаемого. Кроме того, с силой Источника Жизни он сможет стать для правителей Бездны могущественным союзником.

Алиизса прикусила губу. Еще свежа была боль от предательства. Алю хотела скрыться, не желая снова видеть камбиона. Но слишком многое оказалось под угрозой.

— Мы должны остановить его, — сказала она.

 

Прикрепленные файлы




#95343 Пол Кемп "Порождение Тени" - книга переведена

Написано Faer 27 Май 2016 - 08:20

в формате fb2 (спасибо говорить Khellendros'y)

 

Прикрепленные файлы




#95168 Вызов: пятнадцатая глава

Написано Faer 13 Ноябрь 2015 - 10:01

Перевела: Kyara (так что львиная доля лайков и благодарностей полагается ей)

Редактировал: Faer

Текст непростой, поэтому просьба ко всем - помогите его улучшить, отписавшись о замеченных косяках. 

Приятного прочтения!)

 

 

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

28 Найтала, год Бесструнной Арфы (1371 ЛД)

 

Праздник получился тревожным, и не только потому, что Эльминстер провёл вечер, глядя исподлобья на Мелегонта. Краешком глаза Галаэрон несколько раз ловил тёмный силуэт сразу за границей круга света, но стоило воину повернуться, чтобы рассмотреть его как следует, плотная маленькая фигурка в тот же миг растворилась в темноте. Он принял бы это за плод утомлённого разума, если бы не волнение часовых. В свете звёзд ночные дозорные носились туда-сюда, перемахивая с дерева на дерево, или бесшумно сновали меж голых ветвей, стараясь разглядеть что-то на земле. Однако совиных криков слышно не было, так что, возможно, это была всего лишь волшебная забава озорных детей лесных эльфов, и Нихмеду удовольствовался тем, что взял пример с родичей своей матери и примкнул к общему веселью.

Взошла луна серебряная и яркая, заполняя лес молочным отсветом снега, и заиграли звёздные лютни. Полились беззаботные весёлые мелодии, какие всегда звучат у лесных эльфов. Такари демонстративно оттащила Галаэрона от матери - и по удачному стечению обстоятельств от Мелегонта и Валы тоже - и открыла танцевальный вечер. Несмотря на то, что песня подразумевала скорее плавные движения, она втиснула себя в объятия Галаэрона и понеслась вскачь.

- Не переусердствуй, - сказал Галаэрон, изо всех сил пытаясь удержать ритм, пока они прыгали в залитом лунным светом снегу. - Ты всё ещё выглядишь слабой.

- Я вполне оправилась, - Такари поджала губы в шутливой гримасе. - Единственная рана, которая тревожит меня, находится в моём сердце - та, что ты нанёс сегодня.

- Мне жаль, - извинение Галаэрона звучало искренне, поскольку его мысли были так поглощены Эльминстером, Турлангом и остальными, что ему даже в голову не пришло удостовериться, прибыла ли Такари. - Я должен был навестить тебя в твоём гнездовье, как только мы пришли.

- В моём гнездовье? - Такари провезла пяткой по его голени. - Я говорю о Вале, орочий нос! Что с тобой такое, взял человека в качестве своей второй половинки... в обход меня?

- Валу? – Галаэрон чуть не оступился. - Я её не брал!

- Даже ни разу? - Такари вперила в него недоверчивый взгляд.

Теперь Нихмеду действительно поскользнулся, споткнувшись о наполовину скрытое бревно, и утащил их обоих в снег. Падение вызвало взрыв хохота, а музыканты продолжили их смущать, перейдя на медленный темп.

- Ни разу, - прошептал Галаэрон, уже лёжа в снегу. – Хотя, вообще-то, это не твоё дело, кого мне брать.

Такари одарила его игривой улыбкой.

- Но могло же быть! - С этими словами она вскочила на ноги и добродушно кивнула, затем протянула руку в сторону Валы: - Помоги мне, человек. У этого эльфа копыта вместо ног; понадобятся двое, чтобы держать его стоймя.

Прежде чем Вала смогла возразить, Моргвэйс толкнула её к Такари и Галаэрону, и вскоре все трое кружились в круге света рука об руку. Вала могла выдержать даже самый быстрый темп, но по эльфийским меркам её поступь была тяжёлой и нарочитой. Тем не менее, их шутовские выходки оказались заразительными, и вскоре остальные лесные эльфы плавно перекочевали в круг света кружащимися трио, отбивая ногами ритм и вскидывая колени, как кентавры на параде. Даже леди Моргвэйс присоединилась к веселью, обвив одной рукой талию Эльминстера, а другой - Мелегонта: нелёгкая задача, учитывая обхват парочки.

А Арис тем временем примостил рядом с Почётным Креслом шестифутовый валун и приступил к работе, постукивая и позвякивая в такт музыке. Валун быстро приобрёл грубые очертания трёх кружащихся тел, и немного погодя танцоры стали вертеться поблизости, чтобы понаблюдать за его превращением. Фигуры появлялись как по мановению волшебной палочки; великан не столько придавал им форму, сколько отыскивал её внутри камня, и вскоре стало очевидным, что Арис покинет гостеприимных хозяев с наградой, достойной величайших мастеров Рэйтейллаэтора.

Полночи спустя у людей начали слипаться глаза, как и у Галаэрона. Не желая публично признавать, что сейчас он испытывал потребность во сне, воин откланялся под предлогом показать своим спутникам место, где они могли бы отдохнуть - Такари поспешила предложить своё гнездовье - и они заснули под звуки эльфийских звёздных лютен и звон инструментов Ариса.

Нихмеду проснулся в темноте и тишине: ни храпа из угла Мелегонта, ни шёпота Валы, зовущей во сне своего сына, ни звёздных лютен в отдалении, ни стука молотка Ариса. Был слышен только ветер, шуршащий по стенам, и скрип деревьев, и где-то далеко журчала в своих берегах река Жизни. Его плеча коснулась чья-то рука и осторожно встряхнула. Галаэрон открыл глаза, обнаружил, что его темнозрение размыто из-за тонкой плёнки слизи, и протёр глаза. Это была одна из многих вещей, касающихся сна, которые ему тяжело было принять: на полмгновения он становился слепым, когда бы ни проснулся.

Как только его зрение прояснилось, рядом с собой он обнаружил Такари, стоящую на коленях. Уголки её рта, изогнутого как лук купидона, приподнялись в лёгкой усмешке. В гнездовье никого больше не было.

- Остальные снаружи, - пояснила она, последовав за его взглядом. - Им нужно время, чтобы тихо спуститься, а я хотела посмотреть, как ты спишь.

Галаэрон скривился. Он достаточно часто видел слюни, текущие из угла человеческих ртов, чтобы знать, как выглядит сон.

- Не слишком приятное зрелище.

- Ужасное, - согласилась Такари, морща нос. - Зачем ты это делаешь?

«Действительно, зачем?» - задался вопросом Галаэрон.

- Сдаётся мне, я перенял у Мелегонта дурную привычку, - он сел и пожал плечами, затем поймал себя на том, что потирает лицо ладонями, совсем как иногда делали люди, и рывком опустил руки. - Что происходит?

- Бехолдеры приближаются.

Галаэрон вскочил на ноги и мгновенно проснулся.

- Но крики сов…

- Ночные дозорные ещё не знают, - хотя Такари была одета в плащ стражи гробниц, она не пошевелилась, чтобы подняться, пока он втискивался в свою кольчугу. - Меня предупредил твой друг с лягушачьими глазами.

- Друг с лягушачьими глазами?

- Я думаю, его звали Малик, - сообщила Такари. - Почему вы не привели его на праздник?

- Я не был уверен, что он всё ещё с нами, - признался Галаэрон, лихорадочно стараясь придать смысл всему тому, что услышал. - Он не упоминал о фаэриммах?

- Он сказал, там был один. Мелегонт счёл, что будет лучше по-тихому уйти и увести их за собой в Жуткий лес.

Нихмеду кивнул, затем накинул на плечи плащ и потянулся за поясом с мечом. Увидев, что эти твари сделали с Тысячей Ликов, он не горел желанием сражаться с ними в Рэйтейллаэторе - даже имея в помощниках великого Эльминстера.

Такари схватила его за руку.

- Мелегонт сказал, что может справиться без тебя. Тебе пошёл бы на пользу отдых.

- Это не похоже на Мелегонта. Ты уверена?

- Взгляни на себя, - сказала Такари, уходя от ответа. - Ты превращаешься в человека: спишь полночи, воюешь с чем-то внутри себя. Знаешь, а леди Моргвэйс не сильно ошибается. Вполне возможно, ты влюбился в Валу.

- Вряд ли, - голос Галаэрона прозвучал резче, чем ему хотелось. Он освободил руку с поясом от её хватки и направился к двери.

- Но мне нужно пройти через это с людьми. Это ведь я проделал брешь в Стене Шарнов.

- Ты исполнял свой долг.

Нихмеду выскользнул через дверь, не ответив.

Такари последовала за ним на ветви.

- И ты был там не один.

В белом лунном свете воин разглядел над воротом её плаща край кожаной брони разведчика.

- Ты ещё недостаточно сильна. И если уж Мелегонт не нуждается во мне, ты ему точно не нужна.

- Ещё как нужна, - прыгнув с ветви, Такари поймала верёвку и заскользила к заснеженной земле. - Или ты думаешь, что сможешь сам найти Жуткий лес?

По тому, как она задала этот вопрос, Галаэрон понял, что не сможет. Будучи эльфом, в большинстве лесов он чувствовал себя как дома, но знал также и то, что можно дойти до бешенства, плутая по бескрайним лесным просторам - особенно если место их назначения окажется скрытым защитной магией. Исчерпав все свои аргументы, он уцепился за верёвку и начал спускаться вслед за Такари.

Они ступили на землю неподалёку от круга света, где Мелегонт, Вала и Малик стояли и ждали их рядом с Арисом и его скульптурой. Статуя изображала Галаэрона, танцующего с Валой и Такари, и, как он и ожидал, - хотя почувствовал себя немного неловко, - даже самая мелкая её деталь была шедевром. Тело Валы плотно прижималось к нему, её ноги и ножны взлетели почти горизонтально земле, когда она откинулась на его бедро. Подбородок женщины был слегка приподнят, как будто они вот-вот должны были поцеловаться, а улыбка на лице выглядела одновременно завлекающей и нежной. С другой стороны Галаэрон обвивал рукой Такари, их тела не соприкасались, голова эльфийки была запрокинута в диком порыве. Хотя рот её смеялся, лицо имело такое тоскливое выражение, какое Нихмеду видел у лесного эльфа только раз: когда мать созвала всю семью, чтобы сообщить, как щемит ей сердце, и как отчаянно она желает вернуться в Рэйтейллаэтор.

Собственная улыбка показалась Галаэрону потерянной и отстранённой, взгляд его блуждал где-то вдалеке. Хотя физически он был зажат между двумя женщинами, его душевный настрой контрастировал с их весельем нахмуренными бровями и прищуренными глазами. Такой вид делал его угрюмым и намекал на тяжёлую внутреннюю борьбу, но невозможно было сказать, ухватил ли Арис это выражение в действительности, или же Галаэрон сам прочёл его в творении великана.

Такари долго кружила вокруг статуи, потом, наконец, остановилась рядом с Валой и взяла её за руку. Та насупилась и посмотрела на их переплетённые пальцы, но высвобождаться не стала.

- Поразительно! – восхищённо выдохнула эльфийка. Она повернулась к Арису и, обнаружив, что упёрлась взглядом в его колено, откинула голову назад.

- Это самый прекрасный валун, который я когда-либо видела!

У каменного великана мелькнула скупая улыбка.

- Красота в танце. Остаётся лишь запечатлеть увиденное, - хотя говорил он негромко, его глубокий голос прокатился между деревьями, подобно раскату грома.

Мелегонт прижал палец к губам.

- Тихо, или нас схватят, - он повернулся к Такари. – Если только Эльминстер не ушёл?

- Не бойтесь его, - сказал Малик. - В ближайшее время Эльминстер не проснётся.

Во взгляде кроящего тени нарастала тревога.

- Что? Ты же не сделал ничего такого…

- Я? Ты думаешь, я убийца? - усмехнулся Малик. - Я даже соврать прилично не могу! Я имею в виду только то, что он спит в мраморном доме.

- Спит? - Мелегонт нахмурился. - Ты уверен, что это был Эльминстер?

- Конечно, уверен, - сказал Малик. - Я видел его собственными глазами. Зарылся в меха с двумя женщинами.

- Что только не сделает с мужчиной крепкая медовуха, - хихикнула Такари.

Галаэрону это совсем не показалось забавным.

- С эльфийками? - леденящий гнев затопил его изнутри. – С какими эльфийками?

В голосе Нихмеду слышалась такая ревность, что Такари нахмурилась.

- Не с твоей матерью. Я видела, как леди Моргвэйс отправилась в своё гнездовье в одиночестве.

- Это ничего не значит, - слова вырвались у Галаэрона прежде, чем он осознал, что говорит. – Она могла тайком пробраться назад.

Если сначала Такари неодобрительно хмурилась, то теперь она была просто шокирована, но тут заговорил Мелегонт:

- Берегись тени, друг мой. – Он кивнул Такари: - Наверно, нам пора идти, если мы хотим проложить другую тропу для бехолдеров.

- Я готова, - Такари продолжала глазеть на Галаэрона. - Я думаю, с него хватит Рэйтейллаэтора.

Она повела их прочь от реки, проходя мимо мраморного дома достаточно близко, и Нихмеду мог слышать пьяный человеческий храп. Он свернул, чтобы заглянуть внутрь, но почувствовал ладонь на своём плече.

- Ты вредишь себе, - изрёк Мелегонт.  – Подозрение - это пища гнева.

- Если леди Моргвэйс там нет, мои подозрения развеются.

- Не развеются, - Мелегонт выпустил плечо Галаэрона, предоставляя ему полную свободу действий. - Ты будешь сомневаться в том, что видел, или будешь думать, что даже если её не было тогда, когда ты смотрел, она могла быть там накануне вечером. Сомнения - это путь тени, с которого очень сложно свернуть. Здесь может помочь только доверие.

Мелегонт пошёл за остальными, оставив Нихмеду решать.

- Иди и посмотри, - посоветовал Малик, подходя к Галаэрону сзади. – Мой жизненный опыт показывает, сколько бы ты ни следил за женщиной, это никогда не бывает лишним. Все они вероломные блудницы, готовые предать своих мужей при каждом удобном случае.

- И откуда ты это знаешь? - спросил Галаэрон.

- Как я уже говорил, по собственному опыту, - сказал Малик. – Дома, в Калимшане, я всегда держал жену под надёжным замком, и всё-таки при первой же возможности она предала меня.

- В самом деле? - покачивая головой в странной человеческой манере, Галаэрон направился вслед за остальными. - Тогда мне следует перенять твой опыт.

Малик выглядел озадаченным, но согласился с Галаэроном:

- Я считаю, есть вещи, которые человек не хочет знать о своей матери.

- К счастью, я эльф, - хотя Галаэрона и возмутило, что коротышка, сам того не желая, оскорбил его мать, он прикусил язык, боясь предоставить своей тени ещё одну лазейку. - Моя мать сама принимает решения. Они с отцом уже тридцать лет живут раздельно.

Малик понимающе кивнул.

- Я сожалею, как тяжело, должно быть, твоему отцу сознавать, что ваше имя опорочено таким неблаговидным поступком.

- Опорочено? – от унижения Нихмеду не на шутку рассердился - и мгновенно понял, что гнев был не его собственный; ни один эльф не счёл бы недостойным для женщины следовать своему сердцу. - У эльфов не так, как у людей. В её решении нет никакого бесчестья.

- Неужели? Я и не знал, что у эльфов такие свободные нравы в общении со своими женщинами, - Малик уставился в тёмный лес, бормоча что-то о том, что нет чести среди дураков.

Они миновали границу деревни, где со своих насестов на деревьях наблюдали ночные дозорные. Такари не объяснила, почему они ушли украдкой. Жители и гости Рэйтейллаэтора были вольны приходить и уходить, когда им вздумается, если только они не делали ничего, что могло бы выказать местонахождение деревни. Ни она, ни Галаэрон не отвечали и на прощальные взмахи, которые замечали по пути. Было бы абсолютно немыслимо раскрывать позиции часовых в присутствии людей.

Через сотню шагов от деревни Нихмеду спросил:

- Разве у тебя не было лошади, Малик?

- Её зовут Келда.

Малик разжал руку и показал вожжи, и тут же позади него возникла кобыла, выдыхая струи белого пара над плечом хозяина. Галаэрон оглянулся на серебристый снег и с удивлением обнаружил длинную цепочку отпечатков копыт рядом с собственными следами.

- Я начинаю догадываться, как ты прокрался в Рэйтейллаэтор, - сказал Галаэрон. - Весьма впечатляет.

Малик пожал плечами.

- Это подарок самого́ Его.

- Какого такого Его?

Малик сделал вид, что не расслышал вопроса, от чего любопытство Нихмеду выросло до подозрения. Он тут же вообразил, что коротышка является агентом какого-нибудь великого архимага или беспощадного тирана - или даже самих фаэриммов - но, конечно, это было нелепо. Малик, казалось, был едва способен позаботиться о себе и своей лошади, не говоря уже о службе какому-нибудь могущественному и мерзкому господину. Такие подозрения могли быть только работой тени Галаэрона.

Они прошли в молчании ещё немного, затем Нихмеду произнёс:

- Спасибо, что вернулся и предупредил нас о бехолдерах. Если мы сможем избавить Рэйтейллаэтор от их опустошительных набегов, тебе будут благодарны все эльфы в Высоком лесу.

- Не думай об этом, - сказал Малик. - Больших проблем не возникло. Потому что если ты не видишь человека, это не значит, что его нет рядом.

Поразмышляв над этим заявлением пару минут, Галаэрон спросил:

- Так ты был с нами всё это время?

- Чуть поодаль, - признался Малик. - Келду всегда заставляли нервничать говорящие деревья.

- Если ты был с нами, то как узнал, что бехолдеры пробрались мимо Турланга? - нахмурился воин.  

- Я и не знаю, что они пробрались, - ответил Малик, - только то, что скоро они будут здесь.

- Откуда ты знаешь? - Галаэрона всё это уже начало раздражать.

- Потому что помощники Турланга направили по ложному пути не всех наших преследователей, - объяснил Малик. - Один из бехолдеров был очень красивым и хитрым. Он отстал от остальных, проник в лес чуть севернее и наткнулся на, э-э... – казалось, он боролся со словами, а затем воскликнул:

- Поистине, он был гениален! Я не увидел его, пока он не оказался на мне, уставившись всеми своими прекрасными глазами.

У Нихмеду возникло нехорошее предчувствие.

- Как тебе удалось от него сбежать?

- Я, э-э... Келда очень... - Малик изо всех сил пытался вспомнить, потом, наконец, сдался и пожал плечами. - Почему это так важно? Имеет значение только то, что я здесь, чтобы предупредить вас.

Тошнотворное ощущение беспокойства внутри Галаэрона превратилось в страх, и он почувствовал, как его руки сжимаются в кулаки.

- И что же случилось с бехолдером? С тем, у которого прекрасные глаза?

- Отправился вслед за другими, я думаю. Для него было бы небезопасно преследовать вас в одиночку.

Уши Галаэрона наполнил скрежет собственных зубов.

- И как ты пометил наш путь?

- Что? - рука Малика скользнула внутрь плаща, без сомнения, потянувшись к спрятанному кинжалу. - Ты обвиняешь меня в предательстве?

- Конечно, нет,  – уверенный в том, что гнев, который он чувствовал, принадлежал равно как его тени, так и ему самому, Галаэрон напомнил себе, как в Тысяче Ликов бехолдер зачаровал Ариса. Даже если Малик и  пометил след, он не отвечал за свои  действия.

- Но, как ты считаешь, почему бехолдер отпустил тебя?

- Я знаю, что ты думаешь, - Малик засунул руку под тюрбан и почесал лоб. - Не такой уж полный я дурак. Бехолдеры, само собой, хитрые и красивые создания, но я - человек огромной воли и сильного разума. Меня они никогда бы не обманули.

- О, никогда.

С этими словами Галаэрон взмахнул рукой перед лицом Малика, и, стараясь не использовать морозящую магию Мелегонта, начал заклинание, развеивающее чары.

- Колдун - убийца! – рука Малика метнулась из-под тюрбана в плащ и вынырнула с кривым кинжалом. – Заткнись сейчас же!

Нихмеду закончил заклинание как раз вовремя, чтобы успеть отпрыгнуть и не оказаться вспоротым. Сквозь него пронеслась лавина страха и возбуждения, и с ней пришла его тень собственной персоной, вырвавшись из тьмы глубоко внутри него. Он увидел, как его нога подсекла Малика под колено, опрокинув человека на спину. Затем Галаэрон очутился на нём сверху, почти уткнувшись носом в морду разъярённой Келды, вдавив одной ногой в снег руку коротышки с кинжалом.

- Остановись, прошу тебя! - Малик поднял свободную руку, чтобы прикрыть голову. - Клянусь жизнью, я и не думал предавать тебя или твоих друзей!

Вала схватила руку Галаэрона.

- Что, во имя Красной Перчатки, ты делаешь?

Галаэрон толкнул морду Келды в сторону, а потом сошёл с пленённого запястья Малика.

- Один из бехолдеров обманул его. Мне пришлось развеять вражью магию.

Вала взглянула на руку, которую держала.

- А тогда зачем тебе понадобилось это?

Нихмеду посмотрел вниз и поразился, обнаружив в своей руке наполовину обнажённый меч.

- Клянусь Лунной Арфой! – воскликнул Галаэрон. Он был так потрясён, что мог только во все глаза пялиться на оружие. Он совершенно не помнил, как потянулся за мечом, и ещё меньше, что намеревался с ним делать. Воин позволил клинку скользнуть обратно в ножны, после чего принялся шарить по своему поясу: его руки дрожали так сильно, что он не мог расстегнуть застёжку.

- Я мог убить его!

- Да, и был бы потерян, проиграв своей тени, - Мелегонт проскочил мимо Валы и встал рядом с Галаэроном. - Разве я не предупреждал тебя об использовании магии?

- Я не использовал холодную магию, только свою собственную.

- Нет никакой твоей собственной магии, - сказал Мелегонт; несмотря на суровость слов, его голос был мягким. - Вся магия - это заимствованная сила, а сила, не созданная собственноручно, всегда стремится вырваться из-под контроля.

Дрожащие руки Галаэрона позволили ему, наконец, расстегнуть ремень.

- Оставь его, - посоветовал Мелегонт. – Используй лучше меч, чем заклинание.

- Тебе легко говорить, - Малик рывком сел. – На тебя-то он не нападал.

- По крайней мере, его меч всегда оставался в ножнах, - заметила Вала, разглядывая кинжал коротышки. - Я бы сказала, вы оба потеряли головы.

Похоже, Малик был удивлён не меньше Галаэрона, обнаружив в руке оружие. Он пожал плечами.

- Мужчина должен защищаться.

Подошли Арис и Такари; Арис встал на колени позади Валы, продолжая возвышаться над группой, Такари остановилась рядом с женщиной и, увидев лошадь Малика, подняла брови. Перед тем, как встать, Малик протёр кинжал складкой одежды. Но, как выяснилось, Галаэрон успел заметить смолистый след на поверхности лезвия.

- Малик, ты делал на деревьях зарубки по нашему следу?

- Зарубки? - переспросил Малик. - Что это?

Он распахнул плащ, чтобы спрятать кинжал, но Такари выхватила оружие из его рук. Она несколько раз провела пальцем по липкой смоле, а затем поднесла кинжал к носу.

- Лезвие измазано соком, – со стороны казалось, будто Такари хотела воткнуть его в грудь коротышки. - Ты резал кору.

Малик вытаращил глаза так, что они стали похожи на два птичьих яйца.

- Клянусь Чёрным Солнцем – это всё бехолдеры! Я помечал наш путь для них!

- Чёрным Солнцем? – возмущённо воскликнула Вала, она выглядела так, словно собиралась убить Малика прежде, чем своим шансом воспользуется Такари. - Ты поклоняешься Цирику?

Малик вздрогнул, потом закрыл глаза и кивнул.

- Прошу тебя, не причиняй мне вреда! Я предал вас не из-за него.

- Никто не причинит тебе вреда, - прогудел Арис, ставя коротышку на ноги. - Я на себе испытал чары бехолдеров.

Малик набрался смелости и посмотрел вверх.

- Ты защитишь меня?

- Это не твоя вина, - подтвердил Арис. – Их магия очень сильна.

- Но он же порезал деревья Турланга – а это мы привели его в лес, - заметила Вала и посмотрела на Галаэрона. - Чем это грозит твоей матери?

Но ответила ей Такари:

- Турланг больше никогда не поверит слову леди Моргвэйс, но если жители деревни позаботятся о раненных деревьях и не дадут им погибнуть, я думаю, он разрешит нам остаться.

- Разрешит остаться? - Галаэрон сначала выровнял дыхание, а потом повернулся к Малику. - Когда ты в последний раз видел бехолдера?

Малик немного подумал и вдруг затрясся.

- После того, как закончились танцы. Они ждут там... - он замолчал и посмотрел вперёд, выискивая в лесу знакомый ориентир, затем махнул рукой в неопределённом направлении. - Там, где тропа поворачивает в сторону деревни. Я, э-э, «сделал зарубки» на той тропе тоже.

Такари вопросительно посмотрела на Галаэрона, но он коротко покачал головой и отвёл взгляд. Оба точно знали, что имел в виду Малик, но Нихмеду не хотел говорить людям о тропе-лабиринте - не тогда, когда он и так уже сделал массу вещей, ставящих Рэйтейллаэтор под угрозу.

- Теперь с этими зарубками уже ничего не поделаешь, - сказал воин. – И чем больше мы медлим, тем больше вероятность того, что они попытаются найти деревню самостоятельно. Нам надо уходить другим путём и уводить их за собой.

Такари указала на Малика.

- Что насчет этого? Ты несёшь за него ответственность из-за обещания, которое леди Моргвэйс соизволила дать Турлангу.

Вала положила руку на навершие своего чёрного меча.

- Я могу предложить решение.

- Это было бы несправедливо, - загромыхал Арис. - Не знаю, какому Чёрному Солнцу он поклоняется, но для меня он стал настоящим другом.

- Тогда, полагаю, у нас нет другого выбора, кроме как взять его с собой, - сказал Мелегонт. – Естественно, мы не можем оставить его свободно бегать по лесу Турланга.

- Правда? - улыбка, сморщившая лицо Малика, была подозрительно широкой - или Галаэрону так показалось. – Да прольёт Он на всех вас дождь из тысячи благословений!

- На твоём месте, я бы лучше осталась в одиночестве, - прорычала Вала. - Насколько я могу судить, только Арис обязан тебе жизнью.

Пристроившись позади Валы, Галаэрон предложил Мелегонту и Арису следовать за Такари на расстоянии нескольких десятков шагов. Когда они свернули на север, Нихмеду оглянулся назад и увидел тропу, помеченную Маликом зарубками. Через пару часов кто-нибудь из деревни обнаружит это злодеяние и покроет раны на деревьях специальной целебной мазью, чтобы залечить кору, но нанесённый ущерб уже никогда не исправить. До тех пор, пока деревья будут стоять, длинная цепочка зарубок будет указывать путь прямо к реке Жизни, где в излучине был спрятан Рэйтейллаэтор. Уже не в первый раз воин спрашивал себя, сколь же высокую цену придётся ему заплатить за спасение Эверески.

Спустя несколько минут они ступили в область непроходимых живых изгородей, усыпанных колючками, и скрытых пропастей, где пройти безопасно можно было только  по центру заснеженной тропинки. Главная тропа имела огромное количество развилок и ответвлений, петляющих вдоль краёв прикрытых кустарником пропастей и по туннелям со стенами из ежевики, но другой альтернативы люди не замечали. Магия лабиринта работала в противовес интуиции. Вместо того чтобы предоставить незваным гостям сбивающий с толку набор вариантов, тропа-лабиринт позволяла видеть только тот путь, которым они следовали в настоящий момент. Все эти тропинки перетекали одна в другую запутанным клубком бесконечных петель, ловко переводя нарушителей с одного круга на следующий без их ведома. Хотя Рэйтейллаэтор иногда и подвергался набегам захватчиков, тех, кто нападал на деревню, обычно находили в лабиринте либо умершими от голода, либо попавшими в замаскированные ловушки.

Когда, наконец, они сошли с тропы-лабиринта, люди ни на чуточку не сделались опытней в её прохождении. На востоке за верхушками деревьев в небе забрезжил серый свет зимней зари, наполняя лес бледными, почти невидимыми тенями. Беглецы преодолели чуть больше мили, и Галаэрон прочирикал Такари вить-вить-вить как птичка-кардинал. Та ответила звенящей трелью черноголовой синицы, и Нихмеду понял, что она определила местонахождение их врагов. Он всмотрелся в лес на юге и не увидел ничего, кроме бесконечного переплетения облепленных снегом ветвей. Он мог бы соперничать с Такари остротой взгляда на Границе Пустыни - но здесь, у неё дома, он должен был доверить лидерство ей. Галаэрон сообщил об этом, повторив крик кардинала ещё два раза, и она повела их дальше.

Они шли друг за другом гуськом, ступая только в следы Такари, чтобы избежать треска невидимой палки или шелеста спутанных веток. Даже Арис шагал так же неслышно, как Галаэрон, но, безусловно, самыми тихими в группе были Малик и его кобыла; Келда ставила копыта скорее как единорог, чем лошадь. Нихмеду был уверен, что Малик являлся не простым последователем Цирика, - но не стал углубляться в эти подозрения, дабы не спровоцировать несвоевременную атаку тёмной стороны своей личности.

Утренние тени уже начали сгущаться, когда Такари ускорилась, ведя отряд настолько быстро, что стало сложно продвигаться, не создавая шума. У них мурашки по коже побежали, стоило Мелегонту наступить на палку и наполнить воздух тихим хрустом. На склоне с мягким глухим стуком и приглушённым проклятьем поскользнулась и упала на колени Вала. Когда они пересекали широкий ручей, проломил лёд Арис, и среди деревьев разнёсся громкий всплеск. Галаэрону не нужно было оглядываться, чтобы знать: где-то сзади двигались их враги. Такари снова ускорила темп, чтобы привлечь их внимание, и теперь они всё ближе подходили к Жуткому лесу.

Солнце наконец-то полностью взошло над горизонтом: его оранжевый диск висел низко над деревьями, освещая лес и расчерчивая снег тенями от стволов, длинными, как дороги. Такари начала варьировать темп, временами замедляясь и беспорядочно блуждая, затем устремляясь вперёд внезапным целенаправленным броском. Галаэрон не глядя понял, что враги готовятся к атаке, пытаясь невидимыми проскользнуть вдоль их флангов и отрезать группе путь. Такари применила тот же трюк, который отряд Тёмной твердыни Зентарима некогда использовал при стычке с патрулём Галаэрона, претворяясь уставшими и наплевавшими на дисциплину, из-за чего преследователи могли отложить атаку в надежде схватить добычу во время передышки. Стараясь вжиться в роль, Нихмеду глотал снег горстями и незаметно показывал другим делать то же самое. Один или два раза он даже отстал, пытаясь убедить бехолдеров, что при должном терпении они смогут убирать отставших, и им будет значительно проще справиться со своей задачей.

Наконец лес впереди поредел: голые стволы и тенистые верхушки клёнов уступили место широкому размытому, будто молочному, пятну. Сначала Галаэрон подумал, что они подходят к лугу или покрытому снегом озеру, но как только они приблизились, бледное пятно превратилось в стену белых дубов. Поразительно, но их всё ещё полностью покрывала листва, и они были совершенно белые: от самого основания алебастровых стволов до макушек серебристых крон. Нихмеду даже смог разглядеть несколько желудей цвета слоновой кости, висящих на меловых ветвях.

Такари выдала серию резких чижиных чириканий, и тут Галаэрон понял, что смотрел на Жуткий лес. Он ожидал, что тот будет более тёмным и угрожающим - каким-нибудь искривлённым и ощутимо зловещим. Вместо этого лес выглядел порождением эльфийского мифа: прекрасным и нереальным, древним, невзирая на возраст. Нихмеду ответил своим кардинальским вить-вить-вить, и Такари остановилась, прилаживая стрелу, оттягивая тетиву и разворачиваясь для выстрела одним стремительным движением.

- Бегите к белым деревьям! – Галаэрон толкнул Валу вперёд. – Там Мелегонт может использовать свою магию.

Над головой Нихмеду просвистела стрела Такари и с глухим звуком вонзилась во что-то мягкое. Он стащил со спины свой лук и нырнул за бревно, потом наложил стрелу и нацелил лук в том же направлении.

На расстоянии семидесяти шагов от них завис визжащий бехолдер, его глазные стебельки во все стороны рассеивали цветные лучи, а из большого центрального глаза торчало оперение стрелы Такари. Галаэрон прицелился туда же – вдруг, шагах в двадцати впереди существа, он мельком увидел взметнувшийся с земли фонтанчик снега, как будто в Жуткий лес мчался некий невидимый враг. В мгновение ока воин сменил цель и выстрелил.

Стрела промелькнула над фонтанчиком приблизительно на высоте рёбер, послышался удивлённый вскрик, и она рикошетом отскочила и зарылась в снег. Наслав проклятие на всех фаэриммов, Галаэрон вскочил на бревно, за которым прятался, и снова прицелился в том же направлении.

- Смотрите, вон там! - закричал он. – Невидимый фаэримм со щитом от стрел!

За свою храбрость он был вознаграждён чёрной вспышкой одного из глаз бехолдера, но успел нырнуть в укрытие за заснеженный валун. Бревно, на котором он стоял, съёжилось в кучку гнилой трухи, а глаз-тиран взвизгнул снова - в его тело вонзилась следующая стрела Такари. Галаэрон выстрелил ещё раз и кубарем выкатился из своего укрытия, не переставая целиться. Один глазной стебелёк бехолдера выпустил конус золотистого света, от чего валун рассыпался в пыль. Нихмеду пустил стрелу в большой глаз существа и увидел, как оно упало и исчезло из поля зрения.

На этот раз бехолдер не закричал, он просто рухнул в снег, его глазные стебельки поникли, оплетая тело, как засохшие лозы. Для пущей уверенности Галаэрон и Такари послали в безжизненный шар ещё по одной стреле и метнулись в новые укрытия, и только тогда они подняли головы, чтобы критически оценить своё положение.

Естественно, Малика и его лошади нигде не было видно. Арис атаковал место, на которое указал Галаэрон, доблестно орудуя взад-вперёд сухим десятифутовым бревном. И пусть он постоянно промахивался, великан не оставлял попыток сокрушить их невидимого врага по чистой случайности. Вала и Мелегонт бежали не в том направлении, продираясь сквозь снег к Галаэрону и Такари.

Он сделал им знак вернуться назад, но они только остановились и стали подзывать его к себе. Он попробовал снова, на этот раз более настойчиво. Добравшись до Жуткого леса, Мелегонт мог сразу же свободно использовать свою теневую магию - если они и имели хоть какой-нибудь шанс спастись от фаэримма и его приспешников, то только с волшебством архимага.

Вала проигнорировала его жест, вместо этого указывая чёрным мечом на поверженного бехолдера.

- Это был всего лишь разведчик, - крикнула она. - А теперь, вы двое, кончайте вести себя по-дурацки и двигайте свои острые уши сюда!

Когда не вспыхнуло никаких цветных лучей, чтобы заставить её замолчать, Галаэрон отважился посмотреть назад. К его огромному облегчению, остальные бехолдеры находились на расстоянии сотни шагов. Они быстро приближались, пробираясь сквозь деревья, но были всё ещё размером с кулак. Позади них парила конусообразная фигура фаэримма, величиной не больше пальца Галаэрона, но вселяющая ужас даже на таком расстоянии.

По лесу разнёсся глухой стук – это Арис, наконец-то, попал в их невидимого врага. К изумлению Галаэрона, каменный великан не взорвался мгновенно столбом пламени и не упал замертво со сквозной дырой через весь торс. Вместо этого он издал утробный стон удовлетворения и снова шагнул вперёд, молотя по земле своей импровизированной палицей так, что с деревьев вокруг него свалился снег.

- Арис! - прогремел Мелегонт. – Прекрати немедленно!

Приближающиеся бехолдеры начали пробовать дальность лучей своих глаз,  и воздух перед Галаэроном заполнили серии разноцветных вспышек. Они были ещё достаточно далеко, чтобы поражать, но совсем скоро могли начать. Поняв, что безмозглые люди полны решимости войти в Жуткий лес либо все вместе, либо не входить вовсе, он свистнул Такари и повернул к ним. Нихмеду сомневался, что они смогут обогнать лучи глаз бехолдеров даже на полной скорости, но, виляя и петляя, им представился бы неплохой - ну, или приемлемый - шанс добраться до леса живыми.

Как только Галаэрон и Такари приблизились, Вала схватила их за руки и потянула за дерево. В лес вокруг них уже начали прорываться лучи бехолдеров, прожигая в массивных стволах и кронах дыры и испепеляя клёны целиком. Турланг точно не обрадовался бы ущербу, нанесённому лесу, но пока Мелегонт не использовал свою теневую магию на его земле, трент не станет возлагать ответственность на них - или на леди Моргвэйс.

Едва подошёл Арис, как прямо в ногу ему попал золотистый луч. У человека этот луч снёс бы полтуловища, но в бедре исполина он всего лишь просверлил дыру размером с дыню. Испустив оглушающий рёв, каменный великан рухнул позади Мелегонта, сотрясая землю.

- И что теперь будем делать! - завопил Мелегонт, обращаясь к Вале.

Вала схватила руку Галаэрона и с силой вложила её в руку Такари, затем сама взяла его под руку, а другой рукой вцепилась в Мелегонта. Архимаг в свою очередь стиснул её руку в сгибе локтя, а ладонь другой руки впечатал в бицепс великана и начал теневое заклинание.

Нихмеду дёрнулся, освободившись из захвата Валы.

- Что вы творите? Если он нарушит слово, данное Турлангу…

- Посмотри на тень, эльф! - Вала снова схватила Галаэрона и подбородком кивнула вдоль длинной тени ствола, на которой все они стояли. - Он вытягивает свою магию из Жуткого леса.

Воин посмотрел в указанном направлении и увидел, что тень дерева простирается прямо внутрь кольца белых дубов. Хотя он и не был уверен, что Мелегонт следовал каждой букве своей клятвы Турлангу, дискутировать на эту тему было некогда. По обе стороны от них появилось полдюжины бехолдеров, расцвечивая воздух сверкающими лучами уничтожения.

Лучи выстреливали мимо, не касаясь никого в группе, и только тогда Галаэрон обратил внимание, какими тусклыми и мутными выглядели глаз-тираны. Несколько существ прошли мимо них на расстоянии вытянутой руки и, похоже, не заметили беглецов.

- Не теряйте со мной связи, - предупредил Мелегонт. - Сейчас мы для них только тени... и это всё, что нас защищает.

- Тогда давайте выбираться отсюда, - сказала Такари. – Жуткий лес меньше чем в сотне шагов.

- А, может, и за сотню миль, - буркнул Арис. - Посмотрите вперёд.

У кромки белого леса на высоту лодыжки поднялся барьер из чёрного огня. Хотя Галаэрон догадывался, что за пределами Грани пламя никто не заметит, он не видел причин, по которым это заклинание не могло быть развеяно магом, обладающим силой Мелегонта.

- Мы не можем вечно прятаться в тенях, - сказал он. – Убери барьер, и продолжим наш путь.

- Я бы с удовольствием – но это как раз то, что ожидает Эльминстер, - ответил Мелегонт.

- Эльминстер? - удивился Арис. - Но он же спал…

- Избранники Мистры никогда не спят, - перебил его кроящий тени; он указал в направлении ног великана и начал сплетать пальцы в заклинание обнаружения. - И уж совершенно точно не храпят.

Шагах в двадцати позади ног Ариса появилась призрачная фигура в шляпе с обвисшими полями. Она медленно продвигалась к Жуткому лесу, поглядывая через плечо на основную массу бехолдеров, потом дальше, вглубь, на зависшего фаэримма, и, наконец, на глаз-тиранов-разведчиков, по-прежнему мельтешащих туда-сюда сквозь тень, где под чарами Мелегонта прятались Галаэрон с компанией.

В глазах Эльминстера блеснул хитрый огонёк, и он направился в сторону их тайного укрытия. Мелегонт закончил своё заклинание, наводя палец на архимага. Бехолдеры почти мгновенно развернули глазные отростки к Эльминстеру и начали атаковать его одновременно чёрными и золотистыми лучами. Все эти атаки без исключения взорвались о магические щиты архимага безвредными разноцветными вспышками, но причинили достаточно беспокойства, чтобы остановить старика. Он нахмурил свои кустистые брови, а Мелегонт произнёс ещё одно заклинание. Вместо того чтобы разбиться поблизости, как все другие, следующий луч – золотистый – ударил древнего мага в бок и отправил его кувырком катиться по снегу.

- Что ты делаешь? - Галаэрон подскочил ближе, отпуская Такари и хватая руку Мелегонта. - Ты же убьёшь его!

- Это вряд ли.

Эльминстер прекратил кувыркаться, поднялся, сердито глядя в направлении Мелегонта, и погрозил ему пальцем - и тут подплыл фаэримм, взмахивая в сторону архимага всеми четырьмя руками.

Эльминстер исчез в облаке багрового пламени, а Мелегонт сразу же произнёс заклинание, отменяющее телепортацию.

В следующий миг древняя фигура Эльминстера появилась в пятидесяти ярдах к востоку, окутанная пламенем и грозящая длинным огненным пальцем. Хотя жест этот был адресован Мелегонту, он был направлен где-то на десять градусов левее, не оставляя сомнений, во всяком случае, у Галаэрона, что величайший на всём Фаэруне волшебник не мог видеть сквозь простейшие заклинания теневого мага.

К Эльминстеру понёсся фаэримм, что-то гневно насвистывая на своём языке, и потащил за собой бехолдеров. Архимаг развернулся и убежал, прикрывая отступление искрящейся всеми цветами стеной. Фаэримм и бехолдеры достаточно долго уничтожали стену, а затем полетели вслед за Эльминстером.

Мелегонт улыбнулся.

- Вот сейчас пора идти в Жуткий лес.

Прикрепленные файлы




#95166 "Вызов": главы 1-14

Написано Faer 12 Ноябрь 2015 - 12:43

Хорошие новости, господа: перевод "Вызова" возобновлён, за что благодарить надо Kyara.

Главы 1-14 отредактированы, поправки keij'a внесены, файл перезалит.

15я глава на подходе, следите за новостями)




#95086 Нежить (перевод окончен)

Написано Faer 06 Сентябрь 2015 - 22:10

оформил красиво)

 

upd. нашел ошибки, перезалил

Прикрепленные файлы




#94900 Королевства Загадок

Написано Faer 07 Апрель 2015 - 21:40

Allistain,

круто, круто)) Сейчас везде отмечу и залью)

 

а дальше какие планы, если не секрет?




#94876 Вопрос о новых книгах издательства Фантастика Книжный Клуб

Написано Faer 03 Март 2015 - 12:55

salvatorefun,

мы не занимаемься сканированием и не отслеживаем эту тему, так что ничего внятного на ваш вопрос ответить не сможем. Первые три книги можно найти в сети в неофициальном переводе, а если хочется прочесть книгу именно от издательства, то наверно, ее проще и честнее будет заказать и купить ;)   Заодно сможете мотивировать издателей на дальнейшие переводы Сальваторе (ведь пока что они сильно сомневаются в прибыльности этой затеи).




#94775 Водные Врата: глава восемнадцатая

Написано Faer 24 Ноябрь 2014 - 00:07

Перевёл: Faer

Редактировала: Sinisstra

 

Глава восемнадцатая

 

Тзигони задумчиво разглядывала башню из зелёного мрамора, пытаясь представить, как тут жила мать и чем по мнению Дамари Эксчелсора и законов Халруаа она тут занималась. Она мотнула головой, отгоняя тревожные мысли, и потопала к калитке. Слуга поинтересовался именем, причиной визита, а вернулся уже в сопровождении худощавого лысеющего мужчины.

Невзрачный незнакомец совсем не был похож на владыку башни, но он протянул руки в традиционном приветствии волшебника, принимающего в гостях собрата по ремеслу.

Так вот он какой, Дамари Эксчелсор, чудовище, которое всю свою жизнь она знала не иначе как «муж матери». Прежде, чем девушка успела открыть рот, маг остановился, словно вкопанный, и начал пристально всматриваться. Самообладание ему вернулось быстро, и он склонил голову, будто перед волшебником хоть и менее опытным, но выше рангом.

Тзигони даже не знала, что её поразило больше: что Дамари Эксчелсор явно признал в ней дочь Кетуры, или что он не стал действовать нахрапом. Бурные приветствия, любая попытка претендовать на что-либо – и девушка удирала бы уже по улице прочь. Осмотрительности Тзигони научилась от матери. Может, этот мужчина знал Кетуру достаточно, чтобы придать важности этой встрече.

Она показала талисман Кетуры, достав его из сумки.

Долго и в молчании Дамари изучал медальон. Когда он снова перевёл взгляд на девушку, тот излучал тепло.

– Пойдём в сад, дитя. Уверен, у тебя много вопросов.

Она проследовала за ним ухоженными тропинками, слушая его рассказы о свойствах растений. Он казался невероятно сведущим в травах и тактичным достаточно, чтобы дать ей привыкнуть к себе. Вопреки собственному желанию Тзигони была впечатлена.

– Я готова говорить, – возвестила она.

– Тогда поговорим. – Он кивнул на скамейку в небольшой беседке и сел рядом: – Спрашивай, не стесняйся.

– Кетура исчезла из города в тот же самый день, когда звёздозмеи съели зелёного мага.

– Всё так, – грустно кивнул он.

– Вы думаете, это она сделала? Призвала звёздозмеев?

– Со всей откровенностью, я не знаю.

– Вы не присоединялись к поискам? – прищурилась Тзигони.

Дамари колебался.

– Пойми, что, отвечая откровенно, я передаю свою жизнь в твои руки. Если ты замыслила зло против меня, то услышанное будет тебе на руку. Да, я искал Кетуру, – продолжил он, не дожидаясь её реакции, а тем более заверений в безопасности. – Я нанимал следопытов прочесать дикую местность, прорицателей творить заклинания и предсказывать по полёту птиц. Сотни достойных доверия торговцев разнесли во все концы страны послание с обещанием награды за возвращение беглянки. Я так действовал из-за любви к ней. Если бы я только нашёл её, я бы обеспечил ей безопасную жизнь вдали от Халруаа и лучший уход, который можно купить за богатства Эксчелсоров.

– Уход? – эхом откликнулась Тзигони. – Она была больна?

– Она готовилась выносить ребёнка-джордайна, – с готовностью признал он. – Мы были избраны для этой цели, но Кетура не тот человек, который полагается на случай. Она принимала снадобья, чтобы быть уверенной, что её ребёнок станет самым могущественным из когда-либо живущих джордайнов.

У Тзигони защемило в груди. Она что же, выходит, неудавшийся джордайн? А почему, к дьяволам, и нет? За свою короткую жизнь она срезала кошельки, участвовала в уличных выступлениях, выращивала бехиров, перепробовала ещё с полсотни других занятий одно необычнее другого. Найти что-то новенькое было бы сложно.

И это порождало дурное предчувствие. У неё сопротивляемость магии, сообразительность и острый язык. Но в отличие от настоящих джордайнов у неё ещё и талант волшебника. В результате получался потенциальный маг, способный колдовать, но почти невосприимчивый к контрзаклинаниям. Стоило ли удивляться, что бастардов волшебников считают опасными?

– Этот процесс разрушал её магию и стирал воспоминания, – продолжал Дамари. – Я молил её прекратить, но она была полна решимости. Очень упрямая женщина, моя Кетура.

И это было похоже на правду. В последних воспоминаниях Тзигони мамина магия была тающей и ненадёжной. Вполне возможно, это вызвано зельями, которые принимают женщины чтобы родить джордайна. Но даже так. Кетура была бы жива, не вмешайся Кива.

– Вы знали Киву, – продолжила расспрос Тзигони. – Вы нанимали её искать мою маму?

Молчание Дамари затянулось.

– Да, к моему безмерному стыду и сожалению. У неё были таланты, которые я посчитал полезными. Ни один человек не будет знать лес лучше эльфа.

– Но маму поймали в городе!

– Да, это так, но поиски были долгими. – Дамари не стал развивать мысль. Этого и не требовалось: всё раннее детство Тзигони было отмечено теми долгими поисками. – Кива предала меня и убила твою мать. Она рассказала мне, что и ребёнка Кетуры убила тоже. Она посмеялась надо мной и дала медальон как доказательство.

– Вы искали мести?

– Нет. – Казалось, это признание тяготило его. – К тому времени Кива стала инквизитором Азута – магом-гончей. Я бы мог потягаться с кем-то из них, но скорее всего ничего бы не добился кроме поражения и позора. – Дамари устало вздохнул: – Со всей откровенностью, я никогда не входил в число величайших волшебников Халруаа. Кетура могла бы, если бы не погибла от руки Кивы. Я оценивал свои шансы с оглядкой на провал более сильного волшебника. Понимаешь, законы Халруаа – это надёжная защита, но иногда это и мрачная крепость. Изредка деспот вроде Кивы прячется за ними, набираясь могущества. Законы способствуют и помогают ему, во всяком случае, какое-то время.

– Ну, это время уже прошло, – заметила Тзигони.

– И в том твоя немалая заслуга. Кетура бы тобой гордилась, – задумчиво улыбнулся Дамари.

Тзигони резко встала:

– Мне пора идти.

Волшебник участливо нахмурился:

– Ты счастлива в башне лорда Баселя? Он замечательный человек, тут невозможно обмануться, но я не уверен, что путь Призывающего лучше всего подходит для твоих талантов. Всё-таки твоя мать была мастером школы Воплощения. Ты можешь испробовать разные направления Искусства, прежде чем решишь сосредоточиться на чём-то одном.

– Замечательная мысль, – сказала она небрежно, уже зная, к чему идёт. Не один уже волшебник хотел переманить её к себе в ученики.

Он слабо пожал плечами:

– Я волшебник-универсал умеренных талантов, но я выучил много заклинаний от твоей матери. Если пожелаешь, я с радостью передам их тебе. Не как учитель – у меня нет преподавательских способностей Баселя – а в подарок, как дань уважения твоей матери.

– Я поговорю с Баселем.

Её согласие стало неожиданностью для обоих. Дамари моргнул, а потом отвернулся, чтобы незаметно смахнуть слезу.

Всю жизнь Тзигони считала потерю Кетуры своей личной болью. Ни разу ей и мысль в голову не приходила, что эту ношу можно разделить с мужем матери.

– Завтрашний день подойдёт? – неожиданно спросила она.

Дамари оживился:

– Если это устроит твоего учителя.

Что-то в его тоне насторожило Тзигони.

– А почему нет? У Баселя есть какая-то причина отказать?

– Не совсем, – медленно ответил он. – Басель и Кетура были друзьями детства. Думаю, он считал их отношения нечто большим. Сейчас в это сложно поверить, глядя на него.

– Ой, не думаю. – А вот Тзигони отменно представляла, каким молодой Басель мог оказаться хорошим товарищем и заговорщиком. – Почему же из этого ничего не вышло?

– Волшебники не в праве выбирать, с кем заключать брак. Лорд Басель происходит из древнего рода Призывающих, и думалось, что он продолжит семейную традицию с женщиной своей школы. До меня доходили слухи, что он подавал прошение в совет, чтобы предписанную партию пересмотрели, но получил отказ. Если он держит на меня обиду, то я его в том не виню. – Дамари сделал паузу, чтобы грустно улыбнуться: – Волшебники редко бывают счастливы в браке так, как был я. Я любил твою мать, Тзигони, и мне потребовались долгие годы, чтобы примириться с тем, что её больше нет. Но её дочь жива. Это даёт мне больше счастья, чем я надеялся обрасти.

Он предлагал ей материнские заклинания, ничего не прося в взамен. Это ей нравилось.

– Большинство заклинаний Кетуры предполагают вызов существ, – продолжал Дамари. – И именно поэтому нам лучше бы практиковаться вне городских стен. Так мы меньше рискуем случайно призвать сторожевого бехира или фамильяра волшебника. Давно уже я не покидал башню. Короткое путешествие прекрасно поспособствовало бы нашей задумке, но я не уверен, что смогу всё правильно организовать.

Это было то, в чём Тзигони отменно разбиралась.

– Я вернусь утром. Позаботьтесь о паре добрых башмаков и пошлите в Наёмные Мечи Филорги за несколькими сопровождающими. А остальное предоставьте мне.

– И ты сможешь подготовиться к путешествию к завтрашнему утру? – удивился он.

– Конечно, – сверкнула зубами Тзигони. – У меня на сборы и меньше времени бывало.

Ироничная улыбка тронула губы волшебника: он понял намёк.

– Похоже, я в какой-то мере причастен к тому, что ты такая шустрая. Пусть же отныне и вовеки наши благословенные Мистрой встречи будут одной лишь радостью без огорчений.

– Да ну, – возразила она, поднимаясь, и когда Дамари вопросительно изогнул бровь, добавила: – За эти годы я много о чём молилась. И могу быть с вами честной: благословение, в котором хорошего и плохого понемногу – тоже сгодится.

Дамари довольно улыбнулся:

– Тогда ты воистину дочь своей матери.

 

***

 

Золотой солнечный клин робко пробивался сквозь кроны леса, знаменуя, что половина утра уже прошла. У открытых дверей подорожной хижины, которая возвышалась над линией деревьев, стояли Маттео и Яго, пристально вглядываясь то в сторону Орфамфала, а то – диких земель, известных как Нат.

– Темо уже пора быть тут, – проворчал Маттео. – Может, поискать его?

– Мы будем ждать здесь, – твёрдо ответил невысокий джордайн. – Может, ему пришлось задержаться. Тогда, оставив условленное место, мы наверняка разминёмся.

Маттео кивнул, соглашаясь:

– Я исследую местность, а ты останешься ждать его здесь.

Он свистом подозвал коня – чёрного жеребца по имени Цирик Третий – и вскочил в седло прежде, чем Яго успел возразить. Ударив пятками коня в бока, юноша направился по пути, что вился среди крутых холмов, через сосны и скалы.

Ранее он обмотал копыта лошади тряпками – не только чтобы защитить их от чёрных камней и обломков скал, но и чтобы приглушить звук передвижения. И эти предосторожности принесли плоды: Маттео скакал достаточно тихо, чтобы уловить отголосок небольшого сражения милях в трёх от него.

Джордайн подъехал так близко, как только решился, после чего соскользнул с лошади, достал оружие и тихо прошёл остаток пути к небольшой поляне.

В яростной битве сошлись два необычных противника. Серокожая уроженица Дамбрата, похожая даже не так на женщину, как на смертоносную тень, с рычанием скалилась, мечом и моргенштерном молотя мужчину, ещё более странного, чем она. Солнечные лучи сверкали на хрустальных кинжалах. Ручейки пота – или может быть прозрачной крови – стекали по призрачному лицу.

– Андрис, – прошептал джордайн.

Удивление минуло быстро. Андрис был среди лучших известных Маттео бойцов, но и теневые амазонки славились жестокостью и коварством. Не смотря на приострённые уши и высокие скулы, в кринти ничего не было от изящества эльфов. Маттео видал варваров, которые таскали на себе меньше оружия и не могли похвастать такой мускулатурой.

Прорычав вызов, Маттео вскочил на ноги и приготовился драться на стороне друга. Серая тень развернулась к нему лицом. Ножны-близнецы качнулись на её бёдрах. В три быстрых шага она подскочила к нему, в леденисто-голубых глазах читалось обещание смерти. Её меч сверкнул вниз и наискось, чтобы за миг просвистеть быстрой, смертельной дугой к его шее. И одновременно её моргенштерн – длинная цепь, с шипованным шаром на конце – качнулась в сторону и понеслась в противоположном направлении, по восходящей. Вместе оружие кринти творило смертоносный союз, который не давал возможности уклониться или отступить.

Отступление было последним, о чём думал Маттео. Он прыжком сократил дистанцию, вгоняя кинжал в изогнутую гарду меча кринти. В руку пришёлся мощный удар, дрожью отдаваясь дальше по спине, но джордайн не позволил боли замедлить его контратаку. Со всей силой он надавил вверх, сначала сдерживая продвижение меча, а потом и поднимая сцепленные клинки. Сам он нырнул вниз, под оружие, заставив и противника повернуться следом – теперь они оказались спина к спине. Благодаря большему пространства для движения, он ещё дальше отпихнул оружие, заставив женщину разжать хватку тогда, когда манёвр вынес его внутрь траектории моргенштерна.

Меч кринти звучно хлопнулся на каменистую землю. Маттео оскалился из-за того, что цепь прошлась ему по бедру, но настоящая опасность – шипованный металлический шар – с тошнотворным звуком хлюпнул по ноге противника.

Маттео быстро опустил кинжал и ткнул им в серую руку. Кринти зарычала и выпустила моргенштерн. Джордайн тут же отпихнул цепь в сторону и сам крутанулся вбок, сделав подсечку в воздухе. Удар пришёлся чуть выше коленной чашечки воительницы. Та тяжело упала на четвереньки. Быстро придя в себя, она оттолкнулась от земли и вскочила на ноги, не обращая внимания на кровь, льющуюся сквозь продырявленные моргенштерном кожаные штаны.

Джордайн подхватил брошенный меч, оставив привычный кинжал как оружие левой руки. Он уже убедился, насколько важна дистанция, а ничего из собственного оружия джордайна не могло противостоять мечу, который теневая амазонка носила у левого бедра.

Кринти извлекла меч – близнец того, который держал Маттео – и ловко выписала им несколько кругов. Хотя её движение больше походило на ритуал, джордайн был не настолько глуп, чтобы попытаться это повторить. Меч был тяжёлым и странно сбалансированным. Кринти знала оружие, халруаанец – нет.

Маттео отступил и пару раз взмахнул клинком на пробу. Центр тяжести был непривычно смещён к острию – выбор в пользу увеличения силы удара; оружие для того, кто вынослив и безжалостен. Джордайну совсем не улыбалась перспектива сражаться с воином-кринти таким непривычным мечом.

Дамбратка пришла в движение. К удивлению Маттео, она подбросила меч в воздух. Клинок кувыркнулся в полёте и упал бы остриём вниз, если бы она не поймала его в полёте, схватившись за середину лезвия. Кровь заструилась между её побелевших костяшек пальцев. Она посмотрела в глаза джордайна, презрительно усмехнулась, сплюнула. А затем направила оружие себе в грудь и обеими руками вогнала его в сердце.

Последние силы она вложила в то, чтобы оттолкнуться назад, как будто не желала упасть ничком. Она тяжело свалилась, раскинув руки. Окровавленные ладони судорожно сжались в кулаки, медленно раскрылись и обмякли.

Долго, ошарашено Маттео смотрел на мёртвую воительницу.

– Это их традиция, – тихо сказал Андрис. – Кринти, если чувствуют себя опозоренными, предпочитают смерть бесчестью. Дикий они народ, но гордый.

Маттео медленно обернулся к другу:

– Откуда ты это знаешь?

– Это Нат, – Андрис рукой очертил широкий круг, будто охватывая этот холмистый дикий край. – Если ты хочешь здесь выжить, должен знать его опасности.

– Это не значит присоединяться к ним! – возразил Маттео. – Боги милосердные, Андрис, что ты творишь?

– То, что считаю нужным, – призрачный джордайн поджал губу. – Уходи и оставь меня в покое.

– Ты же знаешь, я не могу. Киву следует найти и остановить. Разбойники-кринти – моя единственная ниточка к ней.

Уже произнося это он знал, что слова эти – ложь. Непроницаемое выражение призрачного лица Андриса вынуждали Маттео принять всю горькую правду.

– Ты снова сражаешься на стороне Кивы, – не мог поверить он. – И вместе с трижды проклятыми кринти! Андрис, что же способно оправдать такой союз?

– Халруаа, – тихо ответил тот. – Мои клятвы джордайна. Несправедливость, учинённая моим эльфийским предкам.

– Кива предательница Халруаа. Как можно служить стране, следуя за тем, кто её предал?

– Не суди меня, Маттео, – предупредил Андрис. – Ради добра нас обоих, не препятствуй мне.

На какое-то мгновение Маттео замер, раздираемый собственным противоречиями лояльностей, и видя мольбу в глазах друга. Он медленно отбросил меч кринти. Улыбка облегчения и грусти коснулась лица Андриса, но тут же исчезла, когда Маттео достал джордайнские кинжалы.

– Андрис, возвращайся со мной, – произнёс он спокойным голосом.

В ответ призрачный джордайн извлёк собственный кинжал и принял защитную стойку.

Маттео решил попробовать в последний раз:

– Ты мне друг, я не хочу с тобой сражаться!

– Ничего удивительного. Ты редко побеждал.

Андрис выбросил руку вперёд. Молниеносным парированием Маттео остановил кинжал, но не он был настоящим оружием Андриса. Свободной рукой он швырнул горсть искрящегося порошка в лицо Маттео.

Это обернулось взрывом невообразимой боли. Она опалила джордайна, ослепила его. Маттео уронил кинжалы и попятился, прижав руки к глазам, чтобы унять раскалённую добела боль.

Со странным чувством отстранённости Маттео отметил удар по рёбрам. По сравнению с кричащей болью в глазах это было шепотком, но тело ответило на это, согнувшись в поясе. Два быстрых точных удара сзади по шее заставили землю взмыть вверх ему навстречу.

Будто издалека Маттео услышал голос Андриса, казалось, наполненный сожалением.

– Действие порошка быстро пройдёт. А до этого постарайся сильно не тереть глаза. И не преследуй меня, Маттео. Иначе в следующий раз я могу тебя и не отпустить.

 

***

 

Сидя на скалистом уступе, высоко над поляной, Кива наблюдала за поединком Андриса и Маттео. Губы эльфийки изогнулись в усмешке, только она увидела падение джордайна. Как она и подозревала, Андрис принадлежал ей. Совсем как кринти, он так носился со своими эльфийскими корнями, что все прочие соображения меркли. Это было предельно ясно по тому, что Андрис выступил против джордайна, своего лучшего друга.

И для Кивы это значило больше, чем она хотела бы признать. Она выбрала Андриса до того, как узнала о его происхождении и потому, что он был не Маттео. О происхождении последнего ей было известно давным-давно. То, что они с Андрисом друзья, волновало эльфийку, как и эта странная дружба Маттео с Тзигони. Ночные грёзы Кивы не раз обрывались из-за страха, что эти трое были связаны предназначением, которое никто из них не мог до конца постичь.

Эльфийка спустилась в лагерь кринти и позвала Шанаир. Описав джордайна, она поручила предводительнице взять воинов и заманить Маттео со товарищи в холмы призраков. Люди должны были остаться в живых, подчеркнула она, до тех пор, пока Шанаир не получит других указаний.

Как только предводительница кринти дала недовольное согласие, Кива взяла шар для прорицаний и ушла искать тихое место для разговора с одним волшебником. Она не поддерживала с ним связь уже много лет и отыскать его среди серебряных нитей волшебного Плетения было непросто.

Подготовка заклинания заняла у Кивы почти всё утро. Но даже так, волшебник затянул с ответом. Эльфийка презрительно скривилась, когда, наконец, появилось лицо мужчины. Время неласково обошлось с этим человеком. Он был худым и лысеющим, а вороватое выражение лица делало его похожим на облезлого хорька.

– Проклятие, Кива! – зашипел он. – Спустя столько времени, ты умудрилась выбрать именно этот момент?

– Неприятности, любовь моя? – усмехнулась она. – Я-то и подумать не могла, что ты способен разродиться чем-то интересным.

– Где ты была? Что происходит?

– Не сомневаюсь, ты уже слышал о моей поимке в болотах Ахлаура.

– Да, и что тебя выдворили из церкви Азута. Уверен, это разбило тебе сердце.

Кива презрительно рассмеялась:

– Да, но моя вера в людского так называемого Владыку Магии будет поддерживать меня в эти нелёгкие часы. Хватит сюсюкаться. Битва близится, мы должны выпустить всё оружие или крах неминуем! Ты должен сотворить призыв, который мы подготовили.

– Ты же знаешь, я не могу, – покачал головой волшебник. – После несчастного случая с бесёнком Кетура связала меня клятвой не призывать созданий, которых я не могу понять или контролировать. Волшебник, нарушивший слово-клятву, неминуемо умрёт!

Эльфийка изогнула изумрудную бровь:

– Я бы с этим прожила.

– Конечно, а я – нет. К счастью, этого и не потребуется.

Золотистые глаза Кивы сверкнули.

– Девчонка у тебя?

– Держу её в руках, – похвалился Дамари Эксчелсор. Он бегло рассказал о событиях прошедших нескольких дней и о новых отношениях с Тзигони. – Сейчас мы едем на север. Эта безотцовщина ещё не выучила нужное заклинание, но к прибытию в Нат мы это поправим.

– Да ты молодец, – заметила Кива. – Такая неожиданность! Эта Тзигони – смышлёная маленькая зараза, не имеющая повода тебе доверять. Как ты заполучил её поддержку?

– Небольшое новшество. Когда было возможно, я старался говорить правду. Обвинения против Кетуры стали достоянием общественности, так что их было легко проверить. Потребовалось немного хитрой магии для того, чтобы убедить девчонку и джордайна Маттео в неподдельности моего характера и добрых побуждениях.

– А тут ты лжёшь, – съехидничала эльфийка. – Во-первых, не такой уж ты и умный. Во-вторых, нет у тебя характера, вообще никакого, ну а в-третьих, добрыми твои побуждения сроду не были. А к тому же, ни на Маттео, ни на Тзигони невозможно повлиять при помощи магии.

– Так заклинание наложили не на них, а на меня! Помнишь Кетурин талисман? Тот, что защищал владельца от меня и моих слуг? Я воспроизвёл его. Попросил Маттео передать Тзигони копию, а сам ношу оригинал.

Презрение исчезло с лица эльфийки.

– Он защищает тебя от тебя же самого.

– Именно так, – гордо подтвердил Дамари. – Поскольку девчонка и джордайн нынче наибольшая угроза на пути к успеху, амулет защищает меня тем, что не позволяет раскрыть мои истинные цели и побуждения. – На лице волшебника расцвела самодовольная улыбка. – Если ты хочешь извиниться за насмешки, я это благосклонно выслушаю.

– Просто притяни девчонку в Нат, и как можно быстрее. Не забудь проследить, чтобы по дороге она выучила заклинание призыва!

Кива накрыла ладонью шар, сгоняя образ злорадного хорька в человеческом обличье. Она сунула устройство для наблюдений в сумку и стала спускаться по крутому ущелью, ведущему к хорошо защищённой долине.

Земля тут не родила ничего кроме серебристого лишайника и была ровной кроме одинокой конусообразной насыпи, возвышающейся метров на двадцать на фоне серо-голубого неба. Разбросанные тут и там рваные обломки скал походили на следы давнего взрыва. Таких мест в Нате было несколько. Это было наименее пугающим и потому лучше всего подходило для теперешних замыслов Кивы.

Она подошла к холму и осторожно коснулась покрытого мхом склона. Она ощутила слабое подергивание, не особо внятное жужжание магии, силы и древнего, первородного зла. Кива, несмотря на всё то, что она пережила, и то, какой она стала, задрожала от ужаса.

Неуверенно, вот как бы мальчишка посвистывал на кладбище, она начала напевать зловещую мелодию, песню, что некогда эхом катилась среди пустошей и ущелий Халруаа. В этом действе смешивалась бравада и отчаяние. Вся её кожа покрылась мурашками; зло под ладонью эльфийки холодило её как прикосновение недоброго призрака.

Кива не прервала песни, готовясь к испытанию, которое возможно выпадет ей. Всегда оставалась возможность, что дочь Кетуры не справится с заданием, для которого её родили.

Кива пела, пока горло не пересохло и не взялось судорогой, а жужжание магии холма никак не изменилось. Тогда эльфийка смолкла, непонятно даже: разочаровано или с облегчением. Как ей однажды объяснила Кетура, впечатляющая глупость призывать существ, которые нельзя понять или контролировать.

Никто не понимал Неблагой Двор – фей с населённых призраками перевалов и диких мест Халруаа. Скрытые пути вели в потусторонний мир Неблагого Двора – злое место, находящееся не совсем в этой реальности. Немногие из него возвращались. Даже кринти боялись тёмных фейри настолько, что удирали при первых звуках их песен.

Вот почему Киве не обойтись без этого заклинания.

Включить кринти в план было всё равно, что пригласить крыс в амбар с неохраняемыми припасами. Мерзкие серые создания – всё равно, о двух ногах или о четырёх – одинаково не пожелают уйти, выполнив отведённую им задачу. А вот появление тёмных фейри заставят Шанаир и её мускулистых сестёр стремительно удирать назад в Дамбрат.

Как знала Кива, никто не дерзал призвать фей Неблагого Двора, и ещё меньше желающих было их контролировать. Десятилетия изучения магии тёмных эльфов подкинули ей одну догадку о феях: существовала легенда, что предки дроу юга обрели свои знания в плену у злых фей, к их стыду и проклятию.

Как бы то ни было, годы работы принесли свой урожай – заклинание. Но оказалось, что исследование это одно, а талант – другое. Ни Дамари, ни Кива не имели способностей к призыванию. У Кетуры талант был, да ещё такой, что очень немногие халруаанцы достигали подобных высот. Увы, но упрямая девка-магичка ничем не могла помочь Киве в достижении её целей. Зато Кива, будучи эльфийкой, могла сплести затяжную интригу, чтобы обойти эту преграду.

Она оглянулась на восток, где дикие укрытые снегами горы вздымались частоколом между Халруаа и пустошами. Она не могла видеть войска, собирающиеся на равнинах, как не мог их видеть и ни один халруаанский волшебник.

Это было неожиданной добавкой к её вторжению, но она ловко использует это. Почти два столетия Кива составляла, подправляла и усиливала свой план. Несколько невнятных недочётов оставалось, но она уже доказала способность справиться с неудачами.

Настал час гибели Халруаа. Не хватало только одного волшебника, чтобы завершить разрушение.

Настал час возвращения Ахлаура.

Прикрепленные файлы